WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«приписывая им метафизическое (т.е. заведомо спекулятивное) значение. Литература 2. Searle J. Sens et expression. - Paris, 1982. 3. Schaeffer J.-M. Le romanesque // Vox poetica. Revue en ligne, URL ...»

отказывая категории жанра в праве на действительное содержание, он

констатирует неспособность литературной теории фиксировать сущности, не

приписывая им метафизическое (т.е. заведомо спекулятивное) значение .

Литература

2. Searle J. Sens et expression. - Paris, 1982 .

3. Schaeffer J.-M. Le romanesque // Vox poetica. Revue en ligne, URL

(05.05.2005): http://www.vox-poetica.Org/t/leromanesque.htm

4. Волков И. Ф. Теория литературы. - M., 1995 .

5. Соссюр Ф. Курс общей лингвистики. - М., 2004 .

6. Витгенштейн Л. Философские исследования // Языки как образ мира .

- М. ; СПб., 2003 .

7. Branca-Rosoff S. Types, modes et genres // Langage et socit - 1999. Джохадзе И. Д. Неопрагматизм Ричарда Рорти. - М., 2001 .

9. Jauss H. R. Littrature mdivale et thorie des genres // Thorie des genres. - Paris, 1986 .

K.B. Трошина

Научный руководитель:

к. филол. н., доцент Е.Е. Приказчикова

СБОРНИК ИНДЕЙСКОЙ ПОЭЗИИ «КЕЦАЛЬ И ГОЛУБЬ»

И СИМВОЛИКА ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ В

МЕСОАМЕРИКАНСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Совершенно особое место в культуре месоамериканских индейцев занимает практика жертвоприношения. Жертвоприношение стало той моделью по которой осуществлялось общение человека и божества .

Соответственно, это не могло не отразиться на творчестве американских индейцев .



Эта статья посвящена отражению практики жертвоприношения в поэзии майя, ацтеков и инков. За основу для анализа был взят сборник индейской поэзии "Кецаль и голубь", куда вошло творчество как авторов ХХ-го века, так и поэтов доколумбовой эпохи. Заслуживает внимания название сборника. Кецаль всегда был священной птицей ацтеков и майя .

Голубь же почитался инками. Уже в самом названии содержится указание на соединение трех американских цивилизаций, что дает возможность взглянуть в общем на творческий процесс народов, населявших доколумбову Америку. С другой стороны голубь является символом христианства, привнесенного испанскими конквистадорами, следовательно, можно также предположить, что в названии заложена идея синтеза индейского и христианского мира (или, точнее сказать, испанской будет интерпретации христианства), давшего начало всей культуре современной Латинской Америки .

Хотелось бы обратить особое внимание на то звучание, которое приобретает символика пирамиды в контексте индейской поэзии. Пирамида

- это аллегория перерождения и воскрешения, полета как способа возвыситься над собственной земной сущностью и прикоснуться к вечности. В философии индейцев полет означает трансформацию человеческого духа от змея к птице, подобно тому, как эта трансформация происходит в пирамиде. Образ крылатого змея Кецалькоатля наиболее полно передает смысл этого превращения: единство земли и неба, жизни и смерти, начала и конца. Именно он послужил моделью для композиционного решения города Теотиукана .

"Образу Кецалькоатля и обязан своим созданием теотиуканский комплекс. Неслучайно его церемониальный центр разделен надвое: земля и небо, связанные широким восходящим проспектом, образующим его ось. На возвышенности находятся пирамиды солнца, Луны...В нижней части расположен квадратный ансамбль построек 400 х 400 м и храм Кецалькоатля. Подобная структура является не просто архитектурным изыском или своеобразной урбанистической деталью, она носит глубоко мистический характер .



Небесная часть... состоит из устремленных вверх массивов. Земная часть являет собой лишь гармоническое сочетание горизонтальных линий .

Пирамида Солнца буквально вонзается в небо, в то время как владения Пернатого Змея распространились на земле. Храм Солнца, в полной соответствии с космогонией науа, превращен в точку для ориентации всех и вся. В чем же заключается этот мистический символ? В глубинах образа мифа о Пернатом Змее - так переводится имя Кецалькоатль - это одновременно вдохновитель и воплощение мистико-религиозной идеи, заключенной в символе. Миф соединил религиозную концепцию с поэтической идеей, присущей возвышенной и одухотворенной теотиуканской культуре. Даже самое низкое, то, что пресмыкается по земле, одарено магией символа, способностью к полету, к достижению небесных сфер Вселенной. Таким образом. Это и есть воплощение человеческого существа, тела и души, земли и неба, творческий союз материи и духа, выраженный двойственным символом - птице-змеем или ягуаро-орлом". [2:127] Таким образом, можно говорить о "пирамидальности" сознания месоамериканских индейцев. Эта пирамидальность особенно хорошо прослеживается в том наборе "традиционных" образов, который мы обнаруживаем в индейской поэзии. Стоит отметить, что трактовка отдельных образов разнилась у некоторых народов. Например, совершенно особое положение занимает образ цветка. У майя цветок, так или иначе, оказывается во власти человека, он его использует для колдовства ("Песня о цветке никте"), девушка готовится отдать принадлежащий ей цветок невинности своему жениху ("Песня на встрече цвет-девы"). У ацтеков же получается, что человек находится во власти цветка, когда он разрывается в его груди; цветок ацтека может попасть лишь в руки избранных и почитаться как некая святыня.

Цветок кечуа, как я понимаю, - олицетворение жизни, но зачастую он выступает как символ жизни, прерванной внешними силами, как, например, в "Цветке, убитом колибри":

Канту - прекрасный Горный цветок, Ранил колибри тебя, отравил, Клювом-иглою просек, И вытекает твой сок, Канту-цветок. [1] В ацтекской поэзии существует еще два символа, тесно связанных с образом цветка и практикой жертвоприношения. Это сердце и бабочка .

Именно на них стоит остановиться подробнее .

Изначально заслуживает внимание то, что образ вырванного сердца

- один из ключевых в поэзии ацтеков (и не только в поэзии; точнее было бы сказать что это - "формула" "жизнеприятия" ацтеков, отправной пункт акта творения) Например, сердце Кецалькоатля в "Кецалькоатль и тольтеки", когда божество сжигает себя на костре, становится утренней звездой:

Едва лишь пламя костра погасло, Взвилось Кецалькоатля сердце, Неба достигло и там осталось И, говорят старики, это сердце Утренней стало звездой. [1] Примечательно, что в традиции ацтеков сердце представлялось как хранилище цветов и бабочек, то есть песен. И цветок и бабочка - это олицетворение красоты, но красоты мимолетной, которая появляется, чтобы исчезнуть и уступить место следующему поколению. Красота в таком случае представляется величиной постоянной и преходящей одновременно. В основе этого мироздания лежит именно Красота как воплощение вечности, гармонии и совершенства творений Всевышнего. В таком случае любое воплощение Красоты - это отдельный микрокосмос .





Например, в поэзии ацтеков сердце - это вместилище сакрального знания, суть которого - красота:

Это над цветами бабочка порхает, Вьется и кружится, всасывает мед .

Возликуйте: сердце в песне разорвалось .

И расцвел цветок. [1] Из последних строк приведенного отрывка явствует, что образ расцветшего цветка напрямую связан с мотивом "разрыва" или смерти, которая, как это ни странно, опять-таки выступает в образе бабочки .

В то же время бабочка - это и символ свободы, которая изначально не была дана простым смертным .

Ведь бабочка как цветок воздушный, Меж людьми летает, Покорна только самой себе. [1] Смерть, свобода и красота в сумме составляют некий Идеал, суть которого приобретение иной реальности взамен существующей, обретение утерянного рая первобытного состояния рода человеческого, где все действия были совершены впервые, а потому совершенны. Здесь мы сталкиваемся со своеобразным мифом о вечном возвращении, ожиданием Мессии, способного вернуть все на круги своя. В качестве Мессии в индейской мифологии выступает Кецалькоатль, правитель легендарной Страны Тростников (Толлана). Кецалькоатль, совершивший инцест и добровольно ушедший в изгнание. Именно в этой "греховности" Спасителя и состоит основное отличие библейского и индейского Мессии. В этом случае многочисленные жертвоприношения можно рассматривать как реализацию комплекса вины по отношению к собственной изначальной непорочности, однажды утраченной .

Итак, бабочка, высасывающая нектар сердца суть олицетворение смерти, питающейся страданием и болью поэта .

Солнце - в гербе твоем, а во владенье Горе и муки. Пой же, певец .

Песен-цветов твоих яркая радуга Радует сердце мое .

Бабочка золотая пьет из цветка .

Этот цветок раскрытый - сердце мое .

Как ароматен, други, этот цветок .

В дождь осыпает он свои лепестки. [1] Замечателен тот факт, что смерть мимолетна также как и жизнь, а значит, ни то, ни другое в картине мира ацтеков не имеет особого значения. В целом, индейской философии (особенно ацтекской) присуще отсутствие трагизма перехода от жизни к смерти. И возможно, поэтому жертвоприношения были столь многочисленны. С другой стороны, индейские божества выполняют роль той самой бабочки, жизнь которой нужно поддерживать. В этом заключается определенный парадоксчеловек всецело зависит от бога, существование которого напрямую связано с жертвоприношениями .

Вообще в поэзии ацтеков Человек выступает в качестве очередного поэтического образа наряду с бабочкой, цветком, камнем и т.д. Точнее, он растворяется в этих образах. Этот ряд выстраивается ради одной единственной цели - характеризовать процесс жертвоприношения, выступающего под самыми различными масками, будь то создание песни, приход божества и т.д. Причем важно не само жертвоприношение в его внешнем проявлении, важна его внутренняя наполненность, то есть "причащение" к Бытию как к бесконечности вездесущей жизни. В ацтекской поэзии человек идентифицирует себя как растение. Можно сказать, что ацтекская поэзия в большей степени, чем поэзия майя устремлена внутрь человеческого Я, и за этим "самоуглублением" теряется очевидная сторона бытия. Очень нечасто встречается у ацтеков прямое обращение к конкретному человеку в конкретной ситуации .

Представляется, ацтекский поэт - это замкнутая система, черпающая силы в собственной цветистой самодостаточности. А, как известно из законов физики, любая замкнутая система обречена на гибель. Вся культура ацтеков как будто специально запрограммирована на скорейшее завершение жизненного цикла; создается впечатление, что этот народ торопится умереть. Но в то же время страстно влюблен в жизнь, и, в страхе что-то упустить, пытается постичь все вещи изнутри,, сразу ухватив божественную суть и более от нее не отвлекаясь на внешние формы .

Итак, бог есть кровавая бабочка на вершине космического (или Мирового) древа (т.е. пирамиды). Подобная расстановка декораций символизирует иллюзорность этого мира, а значит все - это только игра, представление, в котором участвует все живое .

Игра имеет прямое отношение к цикличности мироздания: если чтото происходит не так, как было запланировано изначально, процесс игры можно всегда прервать и начать заново. Это продолжается до тех пор, пока не найдена "совершенная модель", а абсолютное совершенство недостижимо, так как оно находится "по ту сторону Зазеркалья";

следовательно, мир находится в состоянии "вечного творения". Здесь можно вспомнить многочисленные попытки Бога (или богов) создания человека, Всемирный Потоп и другие случаи в самых различных мифологических системах, когда была предпринята попытка начать творение "заново", "с чистого листа" .

"В пост классических ацтекских космологических текстах появляются рассказы об игре как основной деятельности верховного божества в мире:

1. - Господин наш, хозяин непосредственной близости .

2. - Думает то, что хочет, решает и развлекается .

3. - Как он хотел бы, так и захочет .

4. - В центре своей ладони он нас держит и передвигает по своему желанию .

5. - Мы движемся, кружимся, как шарики, без направления он нас передвигает .

6. - Мы предмет его развлечения: он над нами смеется." [3:127] В связи с этим нельзя не вспомнить индийскую Майю .

"Для индийской мысли майя является божественным творением, космическим представлением, завершением и целью которого являются человеческие переживания, а также освобождение от этих переживаний..."

[6:280] Выходом из полосы испытаний становится смерть как освобождение от мук инициации в лице жизни. Вполне закономерно, что смерть у ацтеков представляется краем блаженных, где все счастливы:

–  –  –

Смерть - это "золотая бабочка" - проводник, порог, переступив который переход производится к иному уровню бытия .

"Конец мира никогда не является абсолютным. За ним всегда следует сотворение нового возрожденного мира, так как для не европейцев уникальность жизни и души заключается в том, что они никогда окончательно не исчезают." [6:53] Бабочка - это и символ бессмертия .

Бабочка "...в древности являлась символом бессмертия, ее жизненный цикл стал превосходным примером этого: жизнь (яркая гусеница), смерть (темная куколка), возрождение (свободный полет души) .

Бабочки имеют именно это значение на христианских надгробиях, а Христос, держащий в ладони бабочку, символизирует воскрешение .

Бабочки считались символами павших воинов у ацтеков, их приносили в жертву некоторым мексиканским божествам. Их трепещущие крылья также символизировали солнечный жар, например, в кельтской традиции."

[4] Мысль о том, что бабочка, питающаяся нектаром-кровью из цветкасердца, является олицетворением бессмертия, подкреплена тем, что приношение жертвы на вершине мирового древа, "...умерщвление человеческого воплощения божества, если не во всех, то, по меньшей мере, в некоторых случаях считалось средством сохранения божественной энергии, недосягаемой для старческой дряхлости" [5:605] Представляется возможным провести параллель между бабочкой и птицей. И тот, и другой символ, так или иначе, связан с полетом. И в этом плане представляется любопытным, что над цветком ацтека кружит бабочка, а над цветком кечуа - колибри. Колибри выпивает нектар, но следствием этого является смерть цветка; бабочка выпивает нектар, не причиняя ему никакого вреда. Конечно, и у ацтеков встречается колибри, пьющая нектар цветов, но хотелось бы обратить внимание на то, что у ацтеков в диалоге "цветок - колибри" отсутствует трагическая развязка:

Колибри-птичка, я над священным Порхаю деревом, Колибри-птичка, я упиваюсь его цветами, Я пью их запах, и клюв мой сладок. [1] Поскольку и колибри, и бабочка олицетворяют смерть, то можно легко обнаружить разницу между двумя видениями перехода от жизни к смерти, который происходит по восходящей линии: снизу вверх. Это взлет, поднятие по лестнице бытия к другому миру, к качественно иному существованию .

Нельзя не отметить то, что испанская и индейская поэзия зачастую перекликаются друг с другом на образном уровне. Я пришла к выводу, что образная наполненность литературного творчества обоих культур зачастую совпадает вследствие "внутреннего родства" двух народов .

Среди ключевых метафор и символов можно выделить цветы, драгоценные камни [изумруд, нефрит, обсидиан и т.д.], золото, птицы [прежде всего, конечно, кецаль], их оперение, бабочки, звери (пума, кролик). Эти же образы мы в дальнейшем обнаруживаем и в испанской поэзии. Например, образы цветка, птицы и золота неизменно присутствуют у испанского поэта Хуана Рамона Хименеса .

–  –  –

И эта внутренняя "сообщенность" двух абсолютно различных культур заставляет задуматься о том, насколько сильно "интернациональное" архитипическое поле, в контексте которого развивается все человечество .

Моя статья - это в некотором роде попытка объяснить природу "происходящей" вокруг нас реальности. Законы существования реальности не меняются по сути своей. Вода в озере по-прежнему вода, независимо от того, как сильно ветер меняет ее поверхность. Рябь XXI века на лице реальности - это в любом случае не более чем рябь. До сих пор действует земное притяжение, и до сих пор никто не изменил природу окружающей нас "предметной" действительности. По прежнему человечество волнуют одни и те же вечные "проклятые" вопросы, и каждое поколение пытается по-своему на них ответить. Это значит, что и по сей день можно утверждать, что языческие представления о действительности не утратили своей актуальности .

Литература

1. Кецаль и голубь. - M., 1983

2. Галич М. История доколумбовых цивилизаций. - М., 1990

3. Леон-Портилья М. Философия Нагуа. - М., 1961

4. Трессидер Д. Бабочка / Словарь Символов. - M., 1999

5. Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь. - М., 2003

6. Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. - М., 1996

–  –  –

В греческой мифологии Элизиум (Элизий, Елисейские поля) - это своего рода античный рай, прекрасный сад, где цветы и плодовые деревья вырастают сами, а души умерших ведут беседу на пирах. Это воплощение утраченного людьми золотого века [5:279-280]. К мифу об Элизии обращались античные поэты: Гомер, Пиндар, Вергилий .

В русской поэзии начала XIX в. образ Элизиума функционирует в ценностной орбите жанра дружеского послания (1810-е гг.). M. Н .

Виролайнен в своей работе «Две чаши» указывает на то, что в послании часто присутствует мотив пира и смерти на пиру, среди друзей. Поскольку для этого жанра характерна идиллическая картина мира, трагизм смерти и разлуки с друзьями-поэтами снимается в том числе и с помощью мифа о бессмертии. Так, в стихотворении Батюшкова «Элизий» (1810) нет противопоставления земного и загробного бытия, после смерти герой Батюшкова так же продолжает «славить беспечность и любовь», как делал это прежде. Смерть ничего не отнимает у поэта: ни его дар, ни возлюбленную; смерть - это только граница между жизнью и бессмертием .

Эта мысль выражена Батюшковым и на формальном уровне - через симметрическую композицию стихотворения: первые шестнадцать строк посвящены земному бытию поэта, а вторые - его новой жизни в Элизии, «где все тает // Чувством неги и любви», где героя и его любимую встречают их Двойники - Гораций и Делия. Так загробная жизнь видится Батюшкову как




Похожие работы:

«ISSN 0536 – 1036. ИВУЗ. "Лесной журнал". 2002. № 4 22 УДК 630*232:630*161.22 М.А. Карасева Карасева Маргарита Антиповна родилась в 1941 г., окончила в 1965 г. Поволжский лесотехнический институт, кандидат сельск...»

«Е.Л.СТЫСКИН, Л.Б.ИЦИКСОН, Е.В.БРАУДЕ Практическая Высокоэффективная Жидкостная ХРОМАТОГРАФИЯ Ознакомительная версия Москва . СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Введение ГЛАВА 1. ОСНОВЫ ТЕОРИИ И ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ВЭЖХ 1.1. Эффек...»

«Инструкция по монтажу натуральной черепицы BRAAS 1. Кровельный молоток 570-700гр. 2.3. Поясная сумка для инструмента 4.5. Нож универсальный 6.7. Складная линейка 2м 8.9. Карандаш плотницкий свинцовый 10.11. Пила лучковая 530-900см 12.13. Ножов...»

«ЯРАЛИЕВА ЗОЯ АЛИЕВНА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ КРИОПОРОШКОВ ИЗ ПЛОДОВ И ЯГОД, ВЫРАЩИВАЕМЫХ В ПРЕДГОРНЫХ РАЙОНАХ ДАГЕСТАНА Специальность 05.18.01 – Технология обработки, хранения и переработки злаковых, бобовых культур, крупяных продуктов, плод...»

«Теоретический и прикладной научно-технический журнал ISSN 9967-45-57 ИЗВЕСТИЯ Кыргызского государственного технического университета им. И. Раззакова № 19 БИШКЕК – 2010 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Дуйшеналиев Т. Б. – доктор физико-математических наук, профессор ( главный редактор); Батырканов Ж.И. – доктор технических н...»

«ООО "Айфо-технолоджи" Подавитель микрофонов, подслушивающих устройств и диктофонов BugHunter DAudio bda-2 Voices с 5 УЗ-излучателями и акустическим глушителем . Руководство по эксплуатации ИНТК.433523.008 РЭ СОДЕРЖА...»

«УТВЕРЖДЕНО приказом Финуниверситета от 24.12.2014 № 2476/о (с изменениями, внесенными приказом Финуниверситета от 12.10.2016 № 1965/о) ПОЛОЖЕНИЕ об Управлении делопроизводства и архива 1. Общие положения 1.1. Управление делопроизводства и архива Фин...»

«Instruction of Use GUIDE 322 Sizes: 7 8 9 10 11 Cat. 2 EN388 Notified body: 0403 FINNISH INSTITUTE OF OCCUPATIONAL HEALTH Topeliuksenkatu, 41a A FIN 00250 Helsinki +358 30 474 2681, fax +358...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.