WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«УРАЛЬСКИЙ Г 0 0 Я А Р С Т В Е Ш Т Ы Й ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ — УПИ ФАКУЛЬТЕТ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАФЕДРА ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКИЙ Г 0 0 Я А Р С Т В Е Ш Т Ы Й ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ — УПИ

ФАКУЛЬТЕТ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

КАФЕДРА ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ

РОССИЙСКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

МЕЖДУНАРОДНОГО КОМИТЕТА ПО СОХРАНЕНИЮ ИНДУСТРИАЛЬНОГО

НАСЛЕДИЯ (Т1ССШ)

АКАДЕМИЯ ИНЖЕНЕРНЫХ НАУК

ИМ.А.М.ПРОХОРОВА

РЕГИОНАЛЬНОЕ УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

60-летию Великой Победы 85-летию УГТУ- УПИ посвящается

УРАЛ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ

БАКУНИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

Материалы VIIВсероссийской научной конференции, ноябрь 2005 г .

ТОМ ПЕРВЫЙ Екатеринбург 2005 ББК63.3(2Р36)я43 уд947(470) У68 Урал индустриальный. Бакунинские чтения. Материалы VII Всероссийской научной конференции, ноябрь 2005 г. В 2-х тт. Т. 1. Екатеринбург: ООО «Издательство УМЦ УПИ»,

2005.497 с .

ISBN 5-8295-0003-5 В сборник материалов вошли доклады и тезисы участников Всероссийской научной конференции, посвященные самым разным проблемам истории и современности Уральского региона, месту края на карте России, перспективам его развития .

Книга адресована историкам, фатософам, экономистам, преподавателям вузов и сред­ них, учебных заведений, всем, кому небезразлично прошлое, настоящее и будущее Урала и России .

Редакционная коллегия:

В.В. Запарий, д.и.н., профессор (главный редактор) Д.В. Гаврил ов, д.и.н., профессор Б.В. Личман, д.и.н., профессор В.П. Мотревич, д.и.н., профессор Т.В. Рогачева, д.психол.н., доцент С П. Постников, д.и.н., профессор Н.В. Суржикова, к.и.н., доцент (ответственный секретарь) ISBN 5-8295-0003-5 © Авторы ©УГТУ-УПИ ©ИИиАУрОРАН © ООО Изд-во УМЦ УПИ профессор Александр Васильевич Бакунин

DIEHAPHOE ЗАСЕДАНИЕ

В. В. Алексеев (Екатеринбург)

СОВЕТСКИЙ ТЫЛ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

При всей нынешней разноголосице о роли Советского Союза во второй мироой войне мало кто решается оспаривать роль советского тыла в этой войне. Там коался потенциал Победы. Формировались воинские подразделения, изготовлялись шогочисленные виды вооружений, причем совершенствующиеся с каждым месяцем ойны, готовилось снаряжение для армии и флота, обучались воинские подразделоия, воспитывался боевой дух солдат и офицеров, наконец, там оставались их семьи, годные и близкие, любимые, защищать которых они отправлялись на фронт .

Проблема советского тыла, так мы его будет называть соответственно термиюлогии того сурового времени, неплохо представлена. Однако сегодня в 60-летний збилей Победы к данному вопросу придется вернуться снова для того, чтобы ясней [опять ее истоки. Остановимся на трех кардинальных проблемах, которые до сих пор олнуют умы, как друзей, так и недругов России .

Первая проблема - модернизация страны в предвоенные годы и созданный ею [отенциал тыла. Вторая проблема - соотношение вклада соответственно советской кономики и ленд-лиза (помощи союзников) в Победу над фашизмом. Третья про­ блема - тыл в человеческом измерении (какой ценой досталась Победа). Попытаемся ратко осветить основное содержание этих проблем .





Нынче нет смысла дискутировать на тем} построения социализма в СССР. Ворос стоит в иной плоскости - состоялась л и модернизация страны в довоенный пеиод, то есть свершился ли в России переход от традиционного, аграрного общества е ндустриалыюму и готова ли была она на этой новой базе к созданию оборонной инустрии? Мы отвечаем на данный вопрос утвердительно .

В результате первых двух пятилеток (1929-1937 гг.) СССР существенно провинулся по пути индустриализации. К концу второй пятилетки уровень промышлеиого производства 1913 г. Был перекрыт в 8,2 раза. Если по объему валовой продукии промышленности дореволюционная Россия занимала пятое место в мире, а ее доя в мировом промышленном производстве составляла 2,6%, то СССР к концу второй ятилетки вышел по объему валовой продукции на первое место в Европе и второе гесто в мире, его удельный вес в промышленности всего мира достиг 13,7%. В 1937 г а промышленность приходилось 77,4% общей стоимости народно-хозяйственной родукции .

Выше приведенные цифры советской статистики, возможно, нуждаются в точнении, но их порядок убедительно доказывает принципиальные изменения в экоомической структуре государства, что свидетельствует о крупных шагах на пути мо­ дернизации России, переходе от традиционного аграрного к индустриальному общсгву .

Модернизация сыграла решающую роль в укреплении обороноспособности граны, что имело принципиальное значение накануне и в годы второй мировой войы. В 1937-1940 гг. темпы роста военной продукции втрое превышали общепромышенную динамику. В то время, как производство боеприпасов для наземных систем эоружений и авиации в Германии в период второй мировой войны в 2,6 раза п р е г л гало тот же показатель во время первой мировой войны, объем советского военного производства в 1941-1945 гг. был в 24,5 раза выше, чем в российской империи в годы первой мировой войны." Именно модернизация спасла Россию от фашистского рабст­ ва, что сыграла решающую роль в ее судьбе .

Однако в довоенный период почти вся оборонная промышленность СССР была сосредоточена в Европейской части страны, в прямоугольнике между линиями Ле­ нинград-Киев на западе и Ярославль-Воронеж-Донбасс на востоке. На этой террито­ рии производилось более 80% всей военной продукции страны. В 1941-1942 гг. зна­ чительная часть этого пояса оказалась под немецкой оккупацией, другая часть - в прифронтовой полосе, но благодаря своевременной эвакуации оборудования и спе­ циалистов предприятий военной промышленности был сохранен оборонный потенци­ ал государства. За 1941-1942 гг. в тыл эвакуировано более 2,5 тыс. промышленных предприятий и около 25 млн. чел. 70% вывезенных на восток промышленных пред­ приятий было размещено на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане .

Эвакуация осуществлялась в два этапа: лето-осень 1941г., лето 1942 г .

Из 2593 эвакуированных предприятий 226 были размещены в Поволжье, 667 на Урале, 244 - в Западной Сибири, 78 - в Восточной Сибири, 308 - в Казахстане и Средней Азии. На Урал с учетом второй волны эвакуации 1942 года было перебази­ ровано более 830 предприятий .

Он стал основным военно-промышленным районом страны.

Еще в годы дово­ енной модернизации здесь был создан мощный бастион тяжелой промышленности:

горной, черной и цветной металлургии, машиностроения, химии, топливной энерге­ тики. Основу уральской индустрии составляли возведенные в годы пятилеток совре­ менные по тому времени заводы-гиганты, оснащенные новейшим оборудованием и работавшие по прогрессивным технологиям .

То обстоятельство, что накануне второй мировой войны Урал имел промыш­ ленность с обновленными основными фондами, предприятия, оснащенные новейшим оборудованием, многочисленный станочный парк, сыграло выдающуюся роль в годы войны в развернувшемся соревновании с военной промышленностью фашистской Германии, на которую работала промышленность всей подвластной Гитлеру Запад­ ной Европы. В годы Великой Отечественной войны Урал стал «опорным краем дер­ жавы», «кузницей оружия», «бастионом победы», дал 4 0 % всей военной продукции страны, произвел 70% танков, 50% артиллерийских орудий, 50% боеприпасов, боль­ шую часть стрелкового оружия, в том числе 92,8% винтовок и карабинов. В итоге создал такую военную технику, которая по количеству и качествам превзошла немец­ ко-фашистскую .

Вместе с Уралом обеспечить качественным металлом военную индустрию была призвана Сибирь. Ее индустриальный гигант - Кузнецкий металлургический комби­ нат в 1942 г. выпускал качественного металла в 5 раз больше, чем в довоенные годы .

В 1942 г. сибирские металлурги произвели около 1/3 чугуна и марганца, изготовлен­ ного в Советском Союзе, свыше А стали и проката, почти Уг кокса, а вместе с Уралом

- 97,4% чугуна, 84,9% проката, 73,8% марганца. Возросла роль и сибирских уголь­ ных бассейнов. Если в 1940 г. на их долю приходилось около 2 0 % от общесоюзной добычи каменного угля, то в 1942 г. - почти 40%, а по коксующимся углям удельный вес Сибири возрос с 17% до 72%. За годы войны военное производство выросло здесь в 27 раз .

Всего за годы войны в СССР было произведено почти в два раза больше воен­ ной техники, чем в Германии в 1941-1945 гг.. изготовлено свыше 136 тысяч самоле­ тов, более 102 тыс. танков и САУ, около 0,5 млн. орудий, 351 тыс. минометов, около 2 млн. пулеметов, более 20 млн. автоматов и винтовок, более А млрд. артиллерийских выстрелов. Во время войны было создано и запущено в производство много новей­ ших типов вооружения, в том числе самые мощные танки Второй мировой войны К В ИС, ИС-2 и ИС-3; лучший танк второй мировой войны Т-34-85, самоходные ар­ тиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122; истребитель ЯК-3, несколько типов реактивных минометов, противотанковые ружья Симонова и Дегтярева и др .

Перед сельским хозяйством встала задача обеспечения фронта и тыла продо­ вольствием, а промышленности сырьем. В годы войны оно оказалось в крайне слож­ ном положении. В 1941-1942 гг. были потеряны важнейшие сельскохозяйственные районы, дававшие 4 5 % производства зерновых. На 3 8 % уменьшилась численность трудоспособного населения деревни. Вся тяжесть решения продовольственной про­ блемы легла на восточные районы - Урал, Сибири, Дальний Восток, Центральную Азию. Наиболее тяжелым оказался 1943 г. Засуха поразила основные сельскохозяйст­ венные районы. Валовая продукция сельского хозяйства составила в 1942 г. 3 7 % от уровня довоенного 1940 г. Резко снизилась урожайность зерновых. Перелом к луч­ шему наступил только в 1944 г. В этом году в связи с улучшением военностратегического положения страны были выделены дополнительные средства на раз­ витие сельского хозяйства, начинает постепенно расти численность занятых в сель­ ском хозяйстве. Если в 1940 г. было занято 35,4 млн. чел., в 1942 г. - 15 млн., то в 1945 - почти 24 млн. чел. Несмотря на все трудности, в сельском хозяйстве наблю­ дался заметный прогресс. В 1941 г. валовой сбор зерновых и бобовых составил 35560 тыс. тонн, в 1943 г. - 20561, в 1944 г. - 35493 тыс. тонн .

Однако полностью обеспечить фронт советская экономика не могла. И тут встает острый вопрос об оценке значения помощи союзников по антигитлеровской коалиции - ленд-лизе. Он много дискутировался в отечественной и зарубежной лите­ ратуре. В советское время эта помощь оценивалась в 4 % от общего объема производ­ ства в СССР, что не соответствует действительности. Нынче в либеральноисторической литературе такая помощь завышается до 25-35%), с чем трудно согла­ ситься. Это значительно больше, чем считают сами США. Реально, видимо, 10-12%) .

Рассмотрим это на конкретных примерах. Первой страной оказавшей помощь СССР была Великобритания. Уже в июле 1941 г. в СССР, без оформления договора, были поставлены первые 200 танков, а в августе-сентябре вручена заявка Сталина на поставку 500 танков, 400 самолетов, 30 тыс. тонн алюминия .

Всего помощь вооружением и военными материалами, предоставленная Совет­ скому Союзу Великобританией с лета 1941 г. по 8 сентября 1945 г., составила 318 миллионов фунтов стерлингов, или 15%о от общей суммы помощи. Именно в первые месяцы войны английская военная помощь, которую просил и получал Сталин, была очень существенной. Английские «спитфайры», «харрикейны» обороняли не только нашу столицу, но и защищали Сталинград, Север и Ю г России, Кавказ. Белоруссию .

США оказывали помощь по программе ленд-лиза многим государствам (42) в том числе Советскому Союзу. Официально переговоры по этому вопросу с СССР на­ чались 29 сентября 1941 г. Президент США Ф. Рузвельт направил в Москву своего представителя А. Гарримана. 1 октября 1941 г. А. Гарриман подписал первый прото­ кол о поставках в СССР на сумму 1 млрд. долл .

Поставки начались в октябре 1941 г. и до конца года было получено вооруже­ ний на сумму 545 тыс. долл. Всего по программе ленд-лиза в СССР было поставлено 16 млн. тонн на сумму 9,6 млрд. долл .

Третьей страной, оказывавшей помощь СССР была Канада. Канадские постав­ ки включали вооружение, промышленное оборудование, цветные металлы, сталь, прокат, химические товары, продовольствие. За 1943-1946 гг. этих товаров было по­ лучено на сумму около 167,3 млн. канадских долл., или 6,7% от общей суммы помо­ щи .

Всего союзниками было поставлено еще вооружений, техники, продовольствия на сумму более 12 млрд. долл., за что СССР расплачивался золотом, пушниной, рудой и другим ценным сырьем .

Названная помощь имела существенное значение для Советского Союза, осо­ бенно в начальный период войны. Ее необходимо по достоинству оценить, но не сто­ ит переоценивать. Достаточно заметить, что за время войны СССР получил от союз­ ников по ленд-лизу 18700 самолетов, в то время как только один советский завод в Сибири произвел за то же время 15000 самолетов .

Слабее освещена в исторической литературе социально-экономическая сторона жизни советского тыла, между тем как от нее во многом зависели его успехи. Жизнь в тылу была неимоверно трудной, полной лишений и повседневного трагизма. Остано­ вимся на конкретных фактах. В годы войны потребление продуктов питания сократи­ лось в 2 раза. Была введена карточная система, по которой полагалось на ребенка гр. хлеба, на служащего - 500 гр. на рабочего 600 гр., на работника военной про­ мышленности 700 гр. Всего карточной системой было охвачено около 76 млн. чел. т.е. городское население. Особо ценные - промышленные товары - продавались по ордерам. Но карточки почти постоянно полностью не отоваривались. Уже в конце 1941 г. из государственной торговли исчезли овощи, картофель, молочные продукты .

Недостаток продовольствия компенсировался колхозным рынком, на котором цены за 2 года выросли в 13 раз. В 1944 г. цены отчасти были снижены за счет государствен­ ной торговли по коммерческим ценам. В основном на рынке приобретались хлеб, са­ хар и масло, что «съедало» до 8 5 % бюджета, Широкое развитие получили подсобные хозяйства и индивидуальное огородничество. За военный период их плошади увели­ чились в 2,5 раза, В РСФСР огородничеством была, занята почти половина населения .

Для многих рабочих и служащих основной формой питания стали столовые предпри­ ятий. Удельный вес общественного питания во всем розничном товарообороте увели­ чился с 13% в 1940 г. до 2 5 % в 1943 г .

Нехватка элементарных предметов быта привела к развитию производства раз­ личных заменителей. Широкое распространение получило производство лаптей, обу­ ви на деревянной подошве и др .

Проблема обеспечения рабочей силой решалась отчасти за счет привлечения подростков, стариков и женщин (Удельный вес женщин среди рабочих и служащих увеличился с 3 8 % в 1940 г. до 5 3 % в 1942 г.), отчасти за счет мобилизации в трудо­ вую армию фактически бесплатной рабочей силы: военнообязанных, непригодных к строевой службе в армии, жителей села, население Средней Азии, «ненадежного»

элемента - депортированных советских немцев, крымских татар, прибалтов, молда­ ван, поляков. Только в 1943 г. мобилизация в трудовую армию дала более 7 млн. ра­ бочих. К работам привлекались таюке военнопленные, заключенные ГУЛАГа .

Рабочий день длился 12-14 часов без выходных, нередко в неприспособленных, плохо отапливаемых помещениях .

В первый год войны наблюдалось снижение производительности труда, но за­ ь тем, благодаря, рационализации производства она заметно п о д н я л а с ь. Широкое рас­ пространение получили различные формы трудового соревнования .

В годы войны в связи с эвакуацией резко возросла мобильность населения. На­ пример, в Сибирь было эвакуировано более 1 млн. чел. Их необходимо было рассе­ лить и обустроить. Западные авторы много писали о том, что это сильно способство­ вало заселению сурового региона. На самом деле такого не произошло. Пракгически весь контингент эвакуированных к концу войны или сразу после ее завершение был реэвакуирован .

Особое значение придавалось медицинскому обслуживанию населения, пре­ дотвращению эпидемий. Даже в далеком Новосибирске за первый неполный год ко­ личество больниц увеличилось на 30%, а коек в них на 50%, число врачей возросло на 4 5 %. В течение всей войны численность лечебных заведений в городе выросла на 71 единицу, количество больничных коек в них - почти на 50%. В Кемерово за 194 i— 1945 гг. бюджет здравоохранения вырос на 4 5 %, коечная сеть - вдвое. Количество инфекционных заболеваний только в 1944 г. уменьшилось более чем в 4 раза. В Крас­ ноярском крае бюджет здравоохранения за годы войны вырос на 19%, больничная сеть - на 20:, а сеть здравпунктов - почти в три раза. Было открыто 10 санэпидем­ станций, 4 дезостанции и 2 противомалярийные станции .

В городах и поселках Сибири проводилась большая санитарнопротивоэпидемическая работа: систематические подворные обходы с целью раннего и возможно полного выявления больных, своевременной изоляции и госпитализации заболевших, обследование санитарного состояния квартир, общежитий, профилакти­ ческие прививки, санитарно-просветительская работа среди населения. В Краснояр­ ском крае только в течение 1942 г. было обследовано 719 тыс. квартир, прошло сан­ обработку 842 тыс. человек и около 130 тыс. чел. карантинный осмотр .

Принятые меры далеко не полностью отвечали потребностям городского насе­ ления, но они обеспечивали необходимые условия его существования в годы суровых испытаний. Некоторое увеличение смертности в первый военный год вскоре было преодолено, а затем достигнуто ее резкое сокращение. В Новосибирске за годы войны смертность сократилась наполовину. В Кемерово за один 1944 г. она снизилась вдвое .

В целом по Сибири за 1941-1945 гг. смертность уменьшилась в три раза, в том числе городского населения - вдвое. Такой феномен стал возможен благодаря эффективно­ сти социальной политики . Труднее решалась проблема рождаемости. В связи с ухо­ дом в армию молодых мужчин сократилось количество новых браков, приостанови­ лись старые брачно-семейные отношения, что привело к резкому падению рождаемо­ сти. За 1941-1944 гг. она снизилась в три раза. Характерно, что в отличие от мирного времени, уровень рождаемости в городских поселениях был на 2 6 % выше, чем в сель­ ской местности. Такая закономерность устойчиво сохранялась на протяжении всей войны и объяснялась, по всей вероятности большим количеством мужчин на про­ мышленных предприятиях, особенно оборонного значения, чем в колхозах и совхо­ зах .

Таким образом, советский тыл в годы второй мировой войны сыграл выдаю­ щуюся роль в обеспечении фронта людскими ресурсами, вооружением и снаряжени­ ем, но это далось невероятно дорогой ценой, показать которую в кратком тексте нет возможности .

ПРИМЕЧАНИЯ

1. История советского класса. Под редакцией Л.С. Рогачевской и A.M. Сиво. - М., Наука, 1987. T.2. С.426-427 .

2. Одеон М. Возвышение и упадок народов. Экономический рост, стагфляция, социальный (перевод с англий­ ского). - Новосибирск, «Экор», 1997, С.411 .

3. Великая Отечественная война, 1941-1945: Словарь-справочник. М., 1985. С.476-477 .

4. Гаврилов Д.В. Уральский тыл в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // Гаврилов Д.В. Горнозаводской Урал XVII - XX вв.: Избранные труды. Екатеринбург, 2005. С.485 .

5. Сибирь на пороге нового тысячелетия. Новосибирск, 1999, С. 15 .

6. Там же .

7. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. T.6. М., 1965. С.48 .

8. Анисков В Т. О бедной деревне замолвите слово... Социальная жертвенность и судьбы крестьянства. Воло­ гда-Ярославль, 1996. С. 15-16, 84; Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной вой­ ны. М., 1970. С.384, 3 9 8, 4 2 2, 4 2 5, 4 2 9 .

9. США. Словарь-справочник. М.,1960, С.486 Дипломатический словарь. T.2. М., 1986, С. 139 .

Ю.Союзники в войне 1941-1945 г. М., 1995, С.190-191; См. так же Лебедев И.П. Авиационный лендлиз//Воснно-исторический журнал. 1991, № 2, С.27-29 .

11.Лебедев И.П. Авиационный ленд-лиз// Военно-исторический журнал. 1991 №2, С.27-29 .

12. Зинич М.С. Будни военного лихолетья. М., 1994. ВыпЛ. С. 20-21, 90, 105; Кравченко Г.С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. М, 1970. С. 167 .

13. Кравченко Г.С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1970. С.256 .

14. См. подробнее: Алексеев В.В. Взаимодействие социально-экономических и демографических процессов в Сибирском тылу // Сибирь в годы Великой Отечественной войны. Новосибирск, 1986, С. 14-15. Там же. С. 15 .

16. Гам же .

Д.В. Гаврилов (Екатеринбург) О П О Р Н Ы Й К Р А Й Д Е Р Ж А В Ы В 1 9 4 1 - 1 9 4 5 гг .

Начиная войну против СССР, Гитлер и верховное командование германского вермахта были уверены в победоносном исходе похода на Восток. На совещании в Оберзальцбурге 22 августа 1939 г. Гитлер заявил: «Мы разобьем Советский Союз. На земле наступит германское владычество». По «плану Барбаросса», утвержденному Гитлером 18 декабря 1940 г., предполагалось «в ходе кратковременной кампании»

уничтожить основные силы советских вооруженных сил, находившиеся в Западной России, создать «защитительный барьер против Азиатской России по общей линии Волга-Архангельск», а затем с помощью авиации парализовать «последний индуст­ риальный район, остающийся у русских на Урале» .

Гитлеровский план нападения на СССР исходил из переоценки сил фашистского вер­ махта, опьяненного легкими победами в Европе в 1939-1940 гг., возможности использовать в войне экономический потенциал всей подвластной Пгглеру Европы, мнения о слабости со­ ветского общесгвенно-государственного строя и слабости советских вооруженных сил, рас­ четов на внезапность и вероломность нападения. Предполагалось, что исход войны решат боевые операции в Европейской части СССР и захват фашистскими войсками важнейших экономических районов и политических центров, расположенных в Европейской части СССР .

При этом Азиатская Россия, как не имевшая для Германии экономического и политиче­ ского значения, во внимание не принималась. О гфомышленном и военном потенциале вос­ точных районов СССР у фашистского руководства и командования вермахта имелись лишь весьма смутные представления. Этот просчет для Гитлера и фашистского рейха оказался ро­ ковым .

Накануне Великой Отечественной войны почти вся военная промьшшенность СССР была сосредоточена в Европейской части страны, в полосе между 30° и 40° восточной долго­ ты, в прямоугольнике между линиями Ленинград-Киев на западе и Ярославль-ВоронежДонбасс на востоке. На этой 1ерритории, которую можно назвать военно-промышленным поясом СССР 1930-х гг., производилось более 8 0 % всей военной продукции страны, тогда как в восточных районах — в Поволжье, на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, в Казахстане и Средней Азии — удельный вес продукции расположенных там оборонных заводов но состоянию на июнь 1941 г. составлял только 18,5 % .

Па территории «военно-промышленного пояса» располагалось 85 % мощностей авиа­ ционной промыщлегшости; все танковые заводы; все броневые станы; почти все предпри­ ятия, выпускавшие высококачественные и легированные стали для оборонной промышлен­ ности, все трубы для производства минометов; 97 предприятий наркомата вооружения; 85 % мощностей наркомата боеприпасов, все патронные заводы, за исключением одного, нахо­ дившегося в Поволжье; 2/3 производственных мощностей по выпуску пороха; предприятия оптико-механической промышленности, без продукции которой невозможен выпуск военной техники; все химические заводы, поставлявшие сырье оборонным предприятиям .

В восточных районах страны были расположены лишь отдельные военные предпри­ ятия. Значительная их часть находилась в Поволжье, в Восточной Сибири и на Дальнем Вос­ токе .

Доля Урала в производстве военной продукции страны составляла 7-8 %. На Урале на­ ходились оборонные заводы: Ижевский, изготовлявший стрелковое оружие — винтовки, ав­ томатические и самозарядные винтовки и т.п.; Маговилихинский, выпускавший артиллерий­ ские орудия; авиамоторостроительные — в Перми (вступил в строй в 1935 г.) и Уфе (пущен в 1939 г.); 12 заводов боеприпасов (1/6 от общего их числа). Частично военную продукцию (артиллерийские орудия и др.) выпускал Уралмаш. Эти предлриятия находились в ведении раз­ ных наркоматов и ведомств, авишоторостроительные заводы производили моторы для си­ бирских авиационных заводов .

Перед войной, в 1939-1940 гг., с обострением международной военно-политической об­ становки, в условиях уже начавшейся на Западе Второй мировой войны, на производство во­ енной продукции был переведен еще ряд уральских предприятий: — на изготовление артил­ лерийских орудий переключены Боткинский и Пермский им. Ф.Э. Дзержинского машиностроитслыпле заводы, бронетанковых корпусов — Челябинский завод тяжелого станкострое­ ния им. С.Г. Орджоникидзе, к выпуску артиллерийских систем привлечен Уралвагонзавод .

По мобилизационным планам, в случае войны, многие заводы на востоке страны, вы­ пускавшие мирную продукцию, должны были перейти на выпуск военной продукции. Так, в танковой промышленности тяжелые и средние танки KB и Т-34, оказавшиеся лучшими в ми­ ре, с 1940 г. выпускали два основных завода — «Северный» (Ленинградский Кировский — KB) и «Южный» (Харьковский танковый завод № 183 им. Коминтерна—Т-34), легкие танки Т—50 — заводы Ленинградский № 174 и Московский № 37; броню и спецстали для бронетан­ ковой промышленности — Мариупольский, Ижорский, Таганрогский, Кулебакский, Выксунский заводы; танковые бронекорпуса изготавливали Мариупольский, Ижорский, Подольский и Выксунский заводы. В случае войны к производству танков предполагалось подключить Сталинградский и Челябинский тракторные заводы, судостроительный завод «Красное Сор­ мово», Горьковский автомобильный завод, Уралмаш. С обострением международной обста­ новки, в 1940 — первой половине 1941 г. производство танков начата осваивать Сталинград­ ский и Челябинский тракторные заводы .

Размещение военных предприятий в «военно-промышленном поясе» сложилось исто­ рически, так как на протяжении нескольких последних веков Россия вела войны преимущест­ венно со своими западными соседями. Уже в годы Первой мировой войны выяснилась опас­ ность сосредоточения военной промышленности в западных районах страны. Поражения русских войск в 1915 г., их отход из Полыни, Галиции, Литвы вызвали эвакуацию из приф­ ронтовой полосы (Прибалтики и Петрограда) в глубь страны, в том числе и на Урал, оборудо­ вания и рабочих механических и военных заводов. Еще с большей остротой ^политические выгоды Урала, расположенного в глубоком тылу, обнаружились в 1918 г., в период Брестско­ го мира .

О необходимости сосредоточения оборонной промышленности в безопасных в страте­ гическом сггаошении районах, превращения Урала в основную оборонную базу страны, в «становой хребет обороны сараны», в 1927-1930 гг., па XV и XVI съездах ВКП(б) и на XVI Всесоюзной партконференции поднимали вопрос видные государственные и воешше деяте­ ли — В.В. Куйбышев, К.Е. Ворошилов, В.Н. Андронников, Р.И. Эйхе, Г.М. Кржижановский .

Однако эти дальновиднь1е, предусмотрительные положения не были претворены в жизнь .

Во-первых, для создания мощной военной промышленности было необходимо сначала развить основные, базисные отрасли промышленности, обслуживавшие нужды оборонных производств — металлургию, машиностроение, топливную, химическую, электроэнергетику .

Во-вторых, для индустриализации страны требоватось привлечение резервных природных ресурсов. Поэтому первые пятилетние планы преследован! в первую очередь более полное использование рудных и угольных месторождений Урала и Сибири. В-третьих, остро сказы­ вался недостаток средств. Поскольку дешевле было расширять уже существующие военные заводы, а новые строить, в целях удешеаления трансгюртных расходов, ближе к кооперируе­ мым с ними старым, а также ближе к возможному главному — западному — театру военных действий, большая часть военных предприятий в 1920-1930-е гг. создавались в западных, траджшоннъгх для военной ггромьщшенности районах .

Исходя из подобных расчетов, накануне войны были построены новые снарядные заво­ ды в Запорожье, Днепропетровске, Днепродзержинске, Харькове, Кривом Роге и Ленинграде .

Сказалось также влияние субъективных факторов. Вплоть до начата Второй мировой войны военно-политическое руководство СССР ориентировалось в основном на опыт Первой мировой и гражданской войн. Считалось, что если противник, наступая с западного направ­ ления, сможет на отдельных участках прорвать линию долговреме] шых укреплений, постро­ енных вдоль старой, существовавшей до 1939 г., западной границы, то он не сможет продви­ нуться более чем на 200-300 км, то есть датее линии Днепра (Смоленск-Киев), и, следова­ тельно, территория, расположенная восточнее этого рубежа, застрахована от вражеского вторжения. Более того, в конце 1930-х ir. стало господствовать мнение, что отразив нападе­ ние противника в пограничных сражениях, Советская армия сразу же перенесет военные дей­ ствия на чужую территорию .

Война показала полную несостоятельность таких расчетов. Разбив советские войска в приграничных сражениях, немецко-фашистские армии, стремительно наступая, к осени 1941 г. продвинулись вглубь советской страны на 700-1000 км. Были оккупированы Прибалтика, Белоруссия, Украина, Донбасс, Подмосковье, часть Ленинградской области, то есть большая часть территории военно-промьпнленного пояса СССР, а другая его часть оказалась в зоне действия фашистской фронтовой авиации .

Временные успехи немецко-фашистских войск стоили им огромных потерь в живой си­ ле и боевой технике. Советские войска оказывали фашистам упорное сопротивлеше, оборо­ няясь и отступая, наносили мощные контрудары, в которых решающую роль играли броне­ танковые войска. Уже 4 августа 1941 г., меньше чем через два месяца посте начата войны, Гитлер, находясь в штабе группы армий «Центр», с горечью сказал Гудериану: «Если бы я знал, что приведенные в вашей книге данные о мощи русских бронетанковых сил соответст­ вовали действительности, я думаю, что никогда бы не начал эту войну» .

Оккупация немецко-фашистскими войсками больших территорий в западной части страны, потеря важных промышленных районов, большие потери Советской Армии в живой силе и технике — поставили нашу страну в очень тяжелое положение. Чтобы обеспечить пе­ релом в ходе войны, перед советской промьгшленностью была поставлена задача ликвидиро­ вать количественное превосходство фашистских войск в средних и тяжелых танках, а затем, наращивая их выпуск, добиться превосходства над фашистской армией по количеству и качеству техники. Решать згу задачу пришлось во второй половине 1941 — первой половине 1942 IT. в исключительно сложных условиях. Глубокое вторжение кемецко-фахиистских войск л?

советскую территорию, непрерывные бомбежки фашистской авиацией прифронтовой полосы вызвали эвакуацию в восточные районы страны огромного количества промышленных пред­ приятий. Причем пришлось эвакуировать не отдельные предприятия, а почти всю военную промьпплегшость. Потребовалось не только переместшъ ее на новые места, но и заново там ее сформировать, так как эвакуация полностью разрушила все существовавшие производст­ венные связи. Фактически, Советскому Союзу в конце 1941 — начале 1942 гг. пришлось соз­ давать в восточных районах страны новую военно-промышленную базу, которая обеспечила победу в войне, и делать это в тяжелейшей обстановке, когда были потеряны огромные, важ­ ные в промышленном отношении, регионы и большие производственные мощности .

В июле-ноябре 1941 г. на Восток было эвакуировано 1523 промышленных предпри­ ятий, в том числе: на Урал — 667, в Поволжье — 226, Западную Сибирь — 224, Восточную Сибирь — 78, Казахстан и Среднюю Азию — 308. Летом 1942 г., в связи с прорывом фаши­ стских войск к Волге, были эвакуированы в восточные районы еще более 150 заводов. Всего к концу 1942 г. на Урал было эвакуировано оборудование 832 заводов, в том числе: в Сверд­ ловскую область — 212, Челябинскую — 200, Пермскую — 124, Оренбургскую — 90, Баш­ кирскую АССР — 172, Удмртскую АССР — 34, чго значительно усилило промышлеш1ый потенциал региона. Эвакуация советских промышленных предприятий из угрожаемых рай­ онов в восточные районы страны и создание там новой мощной военно-промышленной базы явились для фашистского руководства и командования вермахта полной неожиданностью .

Создание на Урале в годы войны мощной военно-промышленной базы стало возможно потому, что накануне войны регион представлял собой крупный индустриальный район, про­ изводил от общесоюзных показателей 18,2% чугуна, 24,4% стали, 2 1, 6 % проката, 27.1 % железной руды, 2.5 % марганцевой руды, 10,6 % кокса, 7Д % угля, 36 % алюминия, 12,8 % электроэнергии. В связи с оккупацией врагом промышленно развитых районов на западе страны, удельный вес Урала в производстве общесоюзной 11родукции резко возрос. В 1942 г .

на долю Урала пришлось 65,3 % общесоюзного производства чугуна, 56,1 % стали, 58,2 % проката, 50,6 % кокса, 89,3 % железной и 40,4 % марганцевой руды, 21,7 % угля, 100 % алю­ миния, 31 % электроэнергии .

Урал превратился в одну из основных баз военной экономики СССР. Газета «Правдах писала: «Урал принял на свои мо1учие ачечи главную тяжесть снабжения вооруженных сил нашей страны» .

Несмотря на неимоверные трудности, усилившиеся диспропорции между отраслями народного хозяйства, временную разбалансированностъ производственных связей, острый дефицит сырья, материалов и продовольствия, ухудшение материально-бытового положения трудящихся, обострение жилипщых условий в городах и промышленных центрах в связи с наплывом эвакуированного населения — в регионе удалось организовать слаженное, ста­ бильное военное хозяйство, максимально приспособленное к выполнению нужд и требова­ ний фронта. Весьма показательно, что в годы войны СССР был единственной страной в мире, которой удалось на протяжении всей войны сохранить довоенные государственные цены на продовольственные и промышленные товары, плату за жилье, транспорт и др. услуги .

После оккупации немецко-фашистскими войсками западных районов страны, на Урал легла основная тяжесть по снабжению оборонной промышленности металлом. В довоенный период уральская металлургия производила в основном рядовые и качественные углероди­ стые стали. В регионе не было ни одного броневого стана, уральские заводы не производили броневого листа, не выпускали трубы для минометов, не гоготовляли поковок для авиационной и танковой промьшшенности, лишь в небольших количествах прокатывали снарядную заготовку .

С началом войны в срочном порядке вся уральская промьщпешюсть была перестроена на выпуск оборонной ггродукции. Было организованно производство в широких масштабах высококачественных и легированных сталей для оборонной промышченности, броневое листа, танковых корпусов и башен, внедрены передовые технологии (скоростная автоматиче­ ская сварка корпусов танков, отливка и штамповка башен танков и др.) .

Была создана мощная база танкостроения. Эвакуированный в Нижний Тагил из Харько­ ва танковый завод № 183, начавший работу на производственных площадях Уратвагонзавода приняв оборудование Московского сганкостроительного им. С.Г. Ордаоннкидзе и Мариу­ польского броневого заводов, наладил массовый выпуск танков Т-34. Уратмаш, разместив­ ший на своих площадях Ижорский броневой завод с его танковыми цехами, оборудование брянского «Красного Профинтерна», киевского «Большевика» и других заводов, организовал выпуск танковых корпусов и башен, танков Т-34 и самоходных артълерийских установок (САУ). В Свердловск были эвакуированы Московский танковый завод № 37, вьл1ускавший легкие танки Т-50, и броневое производство Подольского завода. В результате слияния Челя­ бинского тракторного завода с Ленинградским Кировским и Харьковским дизельмогорным № 75 заводами, в кооперации с бронекорпусным заводом № 200, был образован комбинат («Танкоград»), вьшускавший тяжелые танки KB и самоходные артиллерийские установки ИС, САУ. На Магнитогорском металлургическом комбинате 1 ноября 1941 г. был пущен эваюу-ироваштый с Мариупольского завода им. Ильича броневой стан, самый крупный в СССР. На Ново-Тагильском металлургическом заводе с 10 сентября 1941 г. начал действовать броневой стан, эвакуированный из Ленинграда с Кировского завода .

Исключительно важную роль в создании мощной военно-промышлешой базы в регио­ не сыграл Магнитогорский металлургический комбинат. В 1942-1944 гг. он давал стране 56 % железной руды, 33 % чугуна, 25 % стали и проката, 30 % кокса. Каждый второй танк был одет в магнитогорскую броню, каждый третий снаряд сделан из магнитогорского метал­ ла. В годы войны были увеличены мощности Нижнетагильского, Чусовского, Златоустовского и других заводов черной металлургии. В короткие сроки были построены Челябинский и Чебаркульский металлургические заводы, Челябинский трубопрокатный и Миасский авто­ мобильный заюды .

В период войны на Урале вступили в строй 10 доменных, 32 мартеновских, 16 электро­ плавильных и 16 ферросплавных печей, 2 бессемеровских конвертора, 12 прокатных и 6 тру­ бопрокатных станов, 11 коксовых батарей .

С начатом войны очень остро встал вопрос об обеспечении металлургии марганцем. До войны почти вся марганцевая руда добывалась на Украине в Никополе и в Закавказье в Чиатурах. В связи с оккупацией немецкенфаттшетскими войсками Украины и трудностями транс­ портировки марганцевой руды из Закавказья, были приняты экстренные меры по строитель­ ству на севере Свердловской области Полуночного и Марсягского рудников, что позволило довести добычу марганцевую руду до необходимых объемов и в течение всей войны беспе­ ребойно снабжать ферромарганцем заводы, производившие качественные и специатъште стали .

Важную роль в выпуске военной продукции сыграла уральская цветная металлургия .

Цветные и редкие металлы стали в годы войны стратегическими материалами, от них во мно­ гом зависели качество вооружения и боеприпасов, прочность танковой брони .

Война потребовала огромного количества алюминия. Ввиду демонтажа и эвакуации в начале войны, в августе-сентябре 1941 г., Волховского и Днепровского алюминиевых заво­ дов, ттроговодителем в стране атюминия остался один Уральский алюминиевый завод в г .

Каменск-Уральский. На заводе были построены новые цехи — глиноземный, электролизный, кристаллического кремния, выплавка алюминия с 133 тыс. т в 1940 г. возросла до 71,5 т в 1945 г., то есть увеличилась в 5,4 раза. В 1942 г. завод дал 100 % общесоюзного алюминия, в 1944 г. — 87 %. Был построен Богословский алюминиевый завод, но он смог выдать первый металл только 9 мая 1945 г. С середины сентября 1941 г. и до пуска в январе 1943 г. в Запад­ ной Сибири первой очереди Новокузнецкого алюминиевого завода, Уральский алюминиевый завод был единсгеенным заводом, снабжавшим оборонную промышленность атюминием, один противостоял 20-и алюминиевым заводам Европы, работавшим на Гитлера .

Магниевая промышленность региона, благодаря вступлению в строй в 1943 г. Березниковского магниевого завода увеличила за годы войны выпуск своей гфодукции в 3,3 раза .

После демонтажа и эвакуации в 1941-1942 гг. заводов «Укрцинк» и «Электроцинк»

(г. Орджоникидзе), до возобновления в 1943 г. работы «Электроцинка» и увеличения мощно­ сти Беловского цинкового завода в Сибири, Челябинский электроцинковый завод был един­ ственным поставщиком цинка для военной промышленности. Уже в 1941 г. завод дач 30 % производимого в стране цинка, к концу войны его доля в производстве цинка составила около 75 % .

В начале войны возник острый дефицит никеля — «металла моторов и танковой бро­ ни». В условиях, когда прекрагились его поставки из Канады, было демонтировано и эвакуи­ ровано оборудование комбината «Североникель», Норильский комбинат только развертывал свое производство, Уфалейский и Режевский заводы имели малые мощности, вся нагрузка по обеспечению никелем оборонной промышленности легла на комбинат «Южуралникель» (г .

Орск). Использовав эвакуированные оборудование и кадры «Североникеля», комбинат резко увеличил выплавку металла За годы войны производство никеля на комбинате возросло в 2 раза, кобальта — в 2 раза, сульфата никеля — в 1,5 раза. В 1945 г. комбинат выдал 9,5 тыс. т никеля. В 1942 г. уральские никелевые заводы произвели почти весь выплаченный в стране никель, в дальнейшем, в связи с вступлением в строй в апреле 1943 г. основных производств Норильского никелевого комбината и частичным восстановлением комбината «Северони­ кель», их доля в общесоюзном производстве никеля снизилась в 1943 г. до 89 %, в 1944 г. — 80 % .

Из-за острого дефицита электроэнергии и топлива, медеплавильная промьппленнос.ъ региона снизила свою проювддительностъ, но смогла поддерживать на высоком уровне рабо­ ту Пьпнминского медноэлектролитного завода, выплавлявшего в годы войны 80-83 % обще­ союзной рафинированной меди, из которой изготовлялось около 80 % всех произюдимых снарядных гильз и патронов .

На Первоуральском хромпиковом заводе было организовано производство вольфрамо­ вого ангидрида. Была развернута добыча редкоземельных элементов. Завод «Магнезит» не только полностью обеспечивал магнезитом всю советскую промьпнленность, но и поставллх' его в США и Англию. Специалистами Первоуральского динасового завода впервые в миро­ вой практике было освоено производство огнеупорных изделий для черной металлургии из кристаллических труднопферождающихся кварцитов высокой твердости .

Поскольку в начале войны все находившиеся в западных районах страны предприятия по вторичной переработке цветных металлов прекратили работу, на Урале были созданы два новых завода вторцветмета — Верхнейвинский (завод «Б») и Сухоложский (завод «С»). На Верхнейвинском заводе за годы войны было переплавлено более 2 тыс. сбитых вражеских самолетов — «Мессершмитов», «Юнкерсов», «Хенкелей» "* .

На базе оборудования, эвакуированного с Кольчушнского прокатного завода и ленин­ градских заводов «Красный выборжец» и имени К.Е. Ворошилова, на Урале были созданы заводы по обработке цветных металлов в Ревде (№518), Каменске-Уральском (№515), Верхней Салде (№ 519) и Орске (№516). Михайловский мегаллургический завод был перепрофи­ лирован и стал выпускать патронный биметалл В Кировградс в 1942 г. вступил в сгрой завод твердых сплавов № 4, начавший выпус­ кать твердосплавные бронебойные сердечники для снарядов и патронов. Снаряды с такими сердечниками успешно пробивали броню фашистских танков — «Тигров». «Пантер» и «Фердинандов». Около 70 % фашистских танков и САУ, подбитых летом 1943 г. на Курской дуге, были поражены бронебойными снарядами с твердосплавными сердечниками .

В марте 1942 г. дал первую продукцию Каменск-Уральский литейный завод № 286, на протяжении всей войны остававшийся единственным предприятием, производившим авиа­ ционные колеса. В мае 1944 г. была пущена первая очередь Каменск-Уральского металлурги­ ческого завода № 268 по производству полуфабрикатов для авиационной промышленно'гги из сапавов на основе алюминия и магния .

В годы войны Урал превратился в настоящую кузницу оружия, в «опорный край держа­ вы»: он дал 40 % всей военной гфодукции страны; произвел 70 % всех танков, в том числе:

средних — 60 %, тяжелых — 100 %; 50 % артиллерийских орудий, в том числе полевых ору­ дий крупнот калибра — 66,6 %; 50 % боеприпасов .

За годы войны его заводы-гиганты выпустили: Челябинский Кировский — 18 тыс. тя­ желых танков и САУ, 48,5 тыс. танковых двигателей; Уральский танковый № 183 — 35 тыс .

танков Т-34 (в том числе — 28,9 тыс., находясь на Урале); Уралмаш с заводом № 37/50 — 7 тыс .

танков и САУ, 13,7 тыс. бронекорпусов, 7,1 тыс. танковых башен; Воткинский завод № 235 — 52 тыс. артиллерийских систем семи типов калибром от 45 до 100 мм, Мотовилихинский № 172 — 48 тыс. противотанковых и кр\лшокатиберных артиллерийских орудий, Уральский № 9 им. И.В. Сталина (г. Свердловск) — 30 тыс. танковых пушек, Уральский ди­ зель-моторный завод № 76 им. К.Е. Ворошилова (г. Свердловск) — 25-27 тыс. танковых дви­ гателей, Златоустовский № 6 6 — 41.8 тыс. авиационных пушек; Ижевский машинострои­ тельный № 7 4 — 11,1 млн винтовок и автоматов. 213,4 тыс. пулеметов, 131,3 тыс. противо­ танковых ружей, 14,9 тыс. авиационных пушек .

Выпускаемое Ижевским машиностроигелышм заводом стрелковое оружие позволяло ежесуточно оснащать одну стрелковую и одну авиационную дивизию. Пермский и Уфим­ ский моторостроительные заводы произвели более 200 тыс. авиациоштых моторов. Невьянский завод № 68, изготовлявший снаряды средних калибров — 76-85 мм, каждый день от­ гружал фронту по 30 вагонов продукции, в месяц — по 1 млн снарядов. Орский завод № 257 только в 1943 г. отправил на фронт более 10 млн артиллерийских снарядов. Златоусювсюл* мантшостроительный завод № 259 за годы войны изготовил 14,7 млн артиллерийских снаряРост военного производства и эвакуация на Урал большого количества заводов обост­ рили в регионе дефицит топлива и электроэнергии. Была расширена добыча каменного угля, нефти, газа, торфа. За годы войны были введены в строй более 100 шахт и угольных разрезов, добыча угля увеличилась более чем в два раза. Выросла добыча нефти в Башкирии. Были по­ строены Краснокамский и Пермский нефтеперерабатывающие заводы, проложен газопровод' Б}туруслан-Куйбышев. Завершено строительство крулшейших Средне-Уральской и Челя­ бинской ГРЭС, Красногорской ТЭЦ. За период 1940-1945 гг. мощность уральских электростащий выросла в 1,85 раза, выработка электоэнергии — в 2 раза. Энергосистема Урала в го­ ды войны слала самой мощной в стране .

Перелом в войне был обеспечен трудовым подвигом тыла, трудовым героизмом рабо­ чих, шгженерно-технических работников, ученых. Эффективным средством решения про­ изводственных задач и повышения уровня производства были социалистическое соревно­ вание и стахановское движение. (Это сейчас отрицают многие историки и политологи, но чрезвычайно показательно, что данный факт признавал Гитлер). Широкий размах приняли движения многостаночников, двухсоткиков, трехсотников, тысячников, фронтовых бригад, рационализаторов и изобретателей. Движение за звание фронтовых бршдд зародилось на Уралмаше, движение тысячников — на Уралвагонзаводе. Бригадир комсомольскомолодежной бригады Челябинского Танкограда Е.П. Агарков. объединив бригады сварщи­ ков и монтажников, внедрил поточный метод сварки бронекорпусов, повысивший произво­ дительность труда на этой важнейшей и ответственейшей операции, при повышении каче­ ства сварных швов, в 2-3 и более раз. Заместитель председателя Совета Народных Комис­ саров и нарком танковой промьгшленносги В.А. Малышев сказал, что Е.П. Агарков подарил нам целый новый танковый завод .

Беззаветно трудились уральские колхозники, рабочие совхозов и подсобных хозяйств, обеспечивая фронт и тфомышленность продовольствием и сырьем. В связи с призывом в ар­ мию и привлечением к работе в промышлешюсти большого количества мужского сельского населения, изъятия из сельского хозяйства для армии значительного количества тракторов и автомобилей, резко снизились его производительные силы, основной рабочей силой в дерев­ не стати же1шгйнь1 и подростки. Посевные плошали на Урате во время войны снизились на 30,5 %, урожайность упала почти в два раза. Тем не менее, даже в этих тягаайших условиях деревня смогла дать фрогпу и промьнпленным центрам такое количество продовольствия, которое позволило не допустатъ среди населения массовый голод .

Война предъявила повышенные требования к транспорту. Благодаря трудовому героиз­ му строителей и железнодорожников, была резко увеличена пропускная способность всех железных дорог. Прокладывались вторые пути, были построены обходные ггути, позволив­ шие разгрузить крупные железнодорожные узлы, такие, как Челябинск, электрифицирова­ лись наиболее напряженные участки. В годы войны были построены новые железнодорож­ ные линии: Ижевск-Балезино, Ивдель-Палуночное, Алапаевск-Сосьва, Касли-Маук, Карталы-Акмолинск, Орск-Домбаровка, Гурьев-Кандагач-Орск и др. Успешно справлялись с пе­ ревозками грузов Камское, Вятское и Бельское пароходства .

Ученые Урала внесли большой вклад в разработку новых образцов военной техники и вооружений, в освоение новых технологий. Научный потегщиат региона был усилен за счет эвакуированных на Урал научных учреждетшй. В Свердловске была размещена Академия наук

СССР, здесь находился Уратьский филиал АН СССР (УФАН), возглавлявшийся акаде­ миком И.П. Бардиным, действовала Комиссия по мобилизации ресурсов Урала и Сибири на нужды обороны страны во главе с Президентом АН СССР академиком В.Л. Комаровым. В Уфе была размещена Академия наук Украины .

Ученые Института электросварки Академии наук УССР во главе с академиком Е.О. Патоном, разместившиеся на территории Уратвагонзавода (г. Нижний Тагил), впервые в мире разработали технологию автоматической сварки бронекорпусов, что позволило увели­ чить прогаво/гительность труда на этой операции в 8 раз. При Магнитогорском металлурги­ ческом комбинате было создано из ученых и заводских инженеров «Бронебюро». Научные сотрудники Свердловского штститута металлов С Б. Вонсовский и Я.С. Шур разработали и внедрили неразрушшощий метод контроля корпусов артиллерийских снарядов. Геологиче­ скими исследованиями на Урате в годы войны руководили академики А.Н. Заварицкий, Д.В. Нативкин, профессор В.И. Л^'чшгкий. Для развития угольной промышленности Урал* т годы войны много сделал академик Л.Д. Шевяков* .

На Урал были эвакуированы 46 вузов, среди них были МГУ им. М.В. Ломоносова, Во­ енно-воздушная академия им. Н.Е. Жуковского, МВ1У им. Н.Э. Баумана, число вузов в ре­ гионе с 48 увеличилось до 60. Вузы Урала за годы войны выпустили более 20 тыс. специали­ стов. Школы и органы народного образования региона, несмотря на огромные трудности, связанные с недостатком продовольствия и предметов первой необходимости, успешно спра­ вились с выполнением закона о всеобуче, никто из детей не оставался вне школы. Медики ор­ ганизовали лечение раненых воинов, не допусгили возникновение в регионе ни одной эпиде­ мии, обычных спушиц всех войн .

В дело победы внесла вклад своими патриотическими произведениями и выстутшениями творческая интеллигенция — артисты, музыканты, писатели и художники. На Урал были вре­ менно эвакуированы коллективы 25 ведущих театров страны, в том числе МХАТ, Московский академический Малый театр, Центральный театр Красной Армии, Ленинградский театр оперы и балета им. С М. Кирова и др. В годы войны на Урале трудились композиторы Т. Хренников, А. Хачатурян, В. Шебалдин, Р. Глиэр, Д. Кабалевский, В. Соловьев-Седой и др. В Свердловске в 1944 г. была оленята первая за войну художественная кинокартина «Сильва» .

Выдающуюся роль в мобилизации трудящихся на героический труд во имя победы над фашизмом играли организаторы производства — директора и главные инженеры заводов Г.И.Носов (Магнитогорск), Ю.С.Максарев (Нижний Тшил), Б.Г.Музруков, Л.Р.Гонор, Д.Е. Кочетков (Свердловск), И.М.Зальцман, СИ.Махонин (Челябинск), А.И.Быховский, А.Г. Солдатов, Л.Г. Бидинский (Пермь), М.А. Иванов (Ижевск), А.П. Золотарев, Ф.К. Чеботарев, Е А Г у л ь я п ц (Всггкинск), А.В. Куранов (Усгь-Катав), В.П. Баландин (Уфа) ;

С.А. Бунин (Невьянск), Е.П. Славский (Каменск-Уральский), Я Л. Осадчий (Первоуральск), конструкторы Ф.Ф.Петров, А.Д. Швецов (Пермь), Г.С.Симонов, В. А. Дегтярев, А.Э. Нудельман (Ижевск), А.А.Морозов, Н. А. Кучеренко (Нижний Тагил), Ж Л. Котин, Н.Л. Духов, И Я. Тарашугин (Челябинск), наркомы В.А. Малышев, И.Ф.Тевосян, Д.Ф. Устинов, П.Ф. Ломако, А.А. Горегляд, Б.Л. Ванников, В.В. Вахрушев, секретари обко­ мов ВКП(б) В.М. Андрианов (Свердловск), Н.С. Патоличев (Челябинск), Н И. Гусаров (Пермь), С Б. Задионченко (Уфа), А Л. Чекинов (Ижевск), Г.А. Денисов (Оренбург) .

Сейчас некоторые историки, следуя политической конъюнктуре, под предлогом зашить!

«общечеловеческих ценностей» утверждают, что советские люди в годы войны переживали сплошные лишения и трудились только потому, что находились под прессингом тоталитар­ ного режима, работали под принуждением, были подневольными, государственными крепо­ стными и государственными рабами. Они беззастенчиво игнорируют тот факт, что массовый трудовой героизм народа, в том числе и уральцев, был вызван осознанием нависшей над страной опасности, пониманием звериной сущности фашизма, угрожавшего порабощением и физическим истреблением, что сплачивало.людей и объединяло их вокруг ВКП(б), единст­ венной в то время политической силы, явившейся организатором и вдохновителем борьбы народа против фашизма .

Благодаря героическому труду советского тыла, уже к концу 1942 г. СССР превзошел фашистскую Германию по количеству и качеству боевой техники. К 1 июля 1943 г. в дейст­ вующей Советской армии было больше, чем в фашистских войсках, танков и САУ — в 1,6 раза, орудий и минометов — в 1,8 раза, самолетов — в 2,8 раза На 1 января 1945 г. Советская Армия гфевосходила силы противника по танкам и САУ — в 2,8 раза, орудиям и минометам — в 3,2, самолетам — в 7,4 раза .

Уступая фашистской Германии, которая фактически располагала экономическими ресур­ сами всей Западной Европы, в производстве электроэнергии — в 1,8 раза, стали — в 2,6 раза, угля — в 4,8 раза, СССР за годы войны выпустил почли в 2 раза больше боевой техники и воо­ ружений. В 1941-1945 гг. СССР произвел 142,8 тыс. самолетов, 110,3 тыс. танков и САУ, 523,5 тыс. артиллерийских орудий и минометов; фашистская Германия в 1941-1944 гг. — 78,9 тыс. самолетов, 53,8 тыс. танков и САУ, 170,1 тыс. артиллерийских орудий и минометов .

Советский танк Т-34 оказался лучшим танком Второй мировой войны. Немецкие кон­ структоры неоднократно пытались скопировать Т-34, но до самого конца войны не смогли это сделать. Гитлеровский танковый генерал I'. Г удериан писал: «Предложения офицеровфронтовиков выпускать точно такие же танки, как Т-34, для выправления в наикратчайший срок чрезвычайно неблагоприятного положения германских бронетанковых сил, не встретили у конструкторов никакой поддержки. Конструкторов смущало... не отвращение к подража­ нию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших деталей Т-34, особенно алюминиевого дизельного могора. Кроме того, наша легированная сталь, качество которой снижалось отсутствием необходимого сырья, шкже уступала легированной стали русских» .

Советская артиллерия по своим качествам превосходила артиллерию фашистской армии. Не­ мецким конструкторам и технологам за все время войны не удалось наладить у себя произ­ водство реактивных минометов, равноценных советским «катюшам» и «андрюшам» .

Геополитические и стратегические просчеты, допущенные Советским правительством в 1920-1930-х гг., сосредоточение почти всей военной гггюмьшшенности в уязвимых в военном отношении западных районах — поставили crpairy в 1941-1942 гг. на грань катастрофы. Но благодаря героическому сопротивленгао Советской армии на фронте и титаническому подви­ гу советского тыла, его тружеников, создавших в восточных районах страны по существу но­ вую воешто-промьхшленную базу, грозящая нашей стране фандиозная трагедия была предот­ вращена, фашистская армия разгромлена и СССР смог выйга из исключительно тяжелой и трудной войны победителем .

В достижение победы над хорошо вооруженной, имеющей богатый военный опыт гит­ леровской армией важнейшую роль сыграло морально-политическое и идеологическое пре­ восходство советских людей, восгагганньгх на чувствах патриотизма, гражданственности, ин­ тернационализма и гуманизма, над немецко-фаигистскими захватчиками, воспитаннылш на идеях превосходства «высшей расы» над непатноценными народами и разбойничьих идеях завоевания «жизненного пространства)) для германской нации. Огромную роль в достижении победы сыграло превосходящее по количеству и качеству советское оружие, изготовленное в восточных регионах страны. Без этого оружия, умения владеть им, Советская армия не смогла бы одержать победу над хорошо вооруженным, сильным, коварным, жестоким и беспощад­ ным врагом, сюкрушить гитлеровские аланы установления мирового господства .

ПРИМЕЧАНИЯ История СССР с древнейших времен до наших дней. М., 1971. Т. ГХ. С. 497 .

~ «Совершенно секретно! Только для командования». Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967. С. 150 .

История Великой Отечественной войны Советскою Союза 1941-1945 гг. М, 1972. Т. 2. С. 498; Гаврилов Д Б. Уральский тыл в Великой Отечественной войне: геополитический аспект // Урал в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Екатеринбург .

1995. С. 56 .

История Второй мировой войны 1939-1945 гг. М, 1975. Т. 4. С. 150, 154; История социалистической экономики СССР. :И .

1978. Т. 5. С. 256 .

КравченкоГ.С Эко1ЮмикаСССРвгоды Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). М, 1970. С. 74 .

XV съезд ВКП(б). 2-19 декабря 1927 г.: Стенографический отчет. М, 1935. Т. 2. С 801,824,841,870; XVI съезд ВКП(б): Стено­ графический отчет. М, 1931. С. 560 .

Еременко А Л В начале войны. М, 1965. С. 8-12,37 .

Or «Барбароссы» до «Терминала»: Взгляд с Запада..М, 1988. С. 82 .

'Вознесенский Н А Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1948. С 9-10 .

Кравченко Г.С. Указ.соч. С. 113; Урал — фронту. М, 1985. С. 45; Удмуртия в период Великой Отечественной войны (1941гг.). Ижевск, 1996. С. 32-33; Футорянский Л.И. Размещение эвакуированных предприятий на Южном Урале // Урал в Ве­ ликой Отечественной войне 1941-1945 гг. С. 95 .

Атуфьев А.А. Уральская промьгшлснность накануне и в годы Великой Отечественной войны. Екатеринбург. 1992. С. 13,20, 29,48-51 .

Правда. 1943.1 марта. Передовая .

Трудовой подвиг советских танкосттхшгелей. М, 1946; Макаров Е.М Отец заводов: Очерки по истории. Уралмашзавода. М, I960. С. 70-89;: Стободин К М Танк на постаменте. М., 1968; Он же. Шли на фронт «тридцатьчетверки». Харьков, 1981; Кома­ ров JLC, Херив Е Г, Заржевский Н Л Летопись Челябинского тракторного завода (1929-1945 гг.). М, 1972; Иванов НИ. Завод —воин. Свердловск, 1975; Патоличев Н.С. Испьгтание на зрелость. М., 1977. С. 249^262; АнтуфьевАА Указ.соч. С. 161-176 .

Магнитка. Челябинск, 1971; Гатигузов И.Ф., ЧурилинМЕ. Флагман отечественной тщуарии. М., 1978; Магнитка: сталь и люди. М, 1979; Слово о Магнитке. М., 1979; БедельА.Э., Гаврилов Д.В., ЗаларийВ.В.. Котлухужин М.А. Магнитогорский ме­ таллургический комбинат// Металлургические заводы Урала в XVH-XX вв.: Энциклопедия. Екатеринбург, 2001. С. 306-309 .

Антуфьев А.А. Указ.соч. С. 140,142,144,147; Великий подвиг народа. Челябинск, 1970. С. 88 .

1(5 Горшков А. А. Основные этапы развития урашской черной металлургии за два с половиной века ее существования // Из исто­ рии черной металлургии Урала. Труды Уральского политехнического института им. СМ. Кирова. Свердловск, 1957. С. 46 .

* Кравченко Г.С. Военная экономика СССР в юды Великой Отечественной войны. М. 1947. С. 57-59; Сталь для победы. М., } 1983; Антуфьев А А Указхоч. С. 121-123 .

Годден Н.Ф. Творцы крылатою металла. Свердловск, 1979; Он же. Уральский алюминиевый завод // Металлургические заво­ ды Урала XVII-XX вв.: Энциклопедия. С. 471-472; Он же. Уазовские перекуры. Екатеринбург, 2004. С. 16,46; Ломако П.Ф .

Цветная металлургия в поды Великой Отечественной войны. М., 1985. С. 55-89; Антуфьев А.А. Указ.соч. С. 146-151; Гаврипов Д Б. Богословский алюминиевый завод // Металлургические заводы Урала XVTJ-XX вв.: Энциклопедия. С. 80-81; Моисеев Г.С .

Указ.соч. С. 180-188 .

Год рождения —1943: Исторический очерк о Березниковском титано-магниевом комбинате. Пермь. 1968; Магний Соликам­ ска. Пермь. 1976; Ломако 11.Ф. Указ.соч. С. 90-92,100-102; Сплав металлов и судеб: 60-летний путь Соликамского магниевого завода Пермь. 1996; Запарий В.В., Набойченко С.С., Казанбаев Л А Челябинский электратигаый цинковый завод // Металлур­ гические заводы Урата XV11-XX вв.: Энциклопедия. С. 496-497 .

25 лет никелевой промышлерпюсти СССР. М., 1959; Ломако П.Ф. Указ.соч. С. 117-121; Антуфьев АЛ. Указ.соч. С. 154-155;

Уфалей — родина российского никеля. Челябинск, 1993; Рогов ГШ, Кобелева М.Б. Комбинат «Южуралникель» // Горный жур­ нал. Екатеринбург, 1996. № 8-9; Моисеев Г.С. Указ.соч. С. 80-84 .

Ломако П.Ф. Указ.соч. С. 106—111: Антуфьев А А Указ.соч. С. 151-154; Показаньев А А Поколения СУМЗа Свердловск, 1990; Фирсов В Л., Мартынова В.Н. Медь Урача Свердловск, 1995; Никитина Л Л, Шубин H.I I. «Уратэлекттхмедь»—страни­ цы истории. Екатеринбург, 1997; Моисеев Г.С. Цветная металлургия Урата (1917-1945). Екатеринбург, 2003. С. 85-88 .

Первоуральск. Свердловск, 1982; Бакунин А.В. Первоуральское акционерное общество открытого типа «Хромпик» // Уратьская историческая энциклопедия. Изд. 2-е, перераб. и дои Екатеринбург, 2000. С. 406-407 .

Ломако IТФ. Указ.соч. С. 151; Гаврилов Д.В., Набойченко С.С. Верхнейвинский завод вторичных цветных металлов II Метал­ лургические заводы Урата XVII-XX вв.: Энциклопедия. С. 113-114; Набойченко С.С. Сухоложский завод 1ггоричных цветных металлов // Там же. С. 44&-449 .

Саруль Г.И. Камеиск-Уратьский завод по обработке цветных металлов // Цветные металлы. М., 1983. № 2; Комаров А.М. Орский завод по обработке цветных металлов // Там же; Ломако П.Ф. Указ.соч. С. 143-147; Родом из 41-го. Свердловск, 1991; Ан­ туфьев А А У каз.соч. С. 157-160; Казаков K A Завод по обработке цветных металлов № 519 // Цветные металлы. М., 1995. № 4 .

Ломако П.Ф. Укахсоч. С. 152-157; Третьяков В Л, Клячко Л.И. Промышленность твердых сплавов // Цветные металлы. М., 1995. № 4 ; Пельц А Д, Набойченко С.С. Киров1радский завод твердых сплавов // Металлургические заводы Урана в XVTJ-XX вв.: Энциклопедия. С. 269-270 .

История металлургии легких сплавов в СССР. 1917-1945. М., 1883; Творцы метатлургии легких сплавов России. ЬЛ 1994.;

п Пасынков Б.И., Бедель А.Э. Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ) // Металлургические заводы Урала в XVHXX вв.: Энциклопедия. С. 248-252; Бедель А.Э., Гаврилов Д Б. Каменск-Уральский литейный завод //Там же. С. 247-248 .

Советская военная энциклопедия. М, 1977. С. 496,497; Антуфьев А.А. Указ.соч. С. 169, 171,172, 177,181, 183; Урат ковал победу. Челябинск, 1993. С 4,5; Западный Урат — фронту. Пермь, 1985. С. 33-34; Республика Башкортостан в годы Великой Отечественной войны 194-1945 гг. Уфа, 1995. С. 17,19; Удмуртская Республика Энциклопедия. Ижевск, 2000. С. 66,248,359;

Фугорянский Л Л. Оренбургский край — одна из баз уральского арсената в годы Великой Отечественной войны // Урал в стра­ тегии Второй мировой войны. Екатеринбург, 2000. С. 176 .

Энергетика Урата за 40 лет. М.; Л., 1958; Дедов ПИ. Кизеловский угольный бассейн в годы Великой Отечественной войны .

Пермь, 1959; Муртазин МЛ. Руководящая роль КПСС в создании нефтяной промышленности в Башкирии (1932-1945). Уфа, 1960; Агарышев ПГ. В забой, как в бой. Челябинск, 1972; Антуфьев А А Указ.соч. С. 100,104,115 .

Агарков ЕЛ. Мой метод, Челябинск, 1947. С. 13-22; Митрофанова А.В. Рабочий класс СССР в годы Великой Отечественной войны. М.. 1971; Васильев А.Ф. Паглорганизшши Урата в борьбе за экономию и снижение себестоимости промышленной про­ дукции (1941-1945 гг.) // Вопросы истории КПСС. М., 1973. Л° 8; Евланова М J4. Рабочий класс—фронт)'. Челябинск, 1984 .

Корнилов Г.Е. Уратьская деревня в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Свердловск, 1990; Мотревич В.П .

Сельское хозяйство Урала в показателях статистики (1941 1950 IT.). Екатеринбург, 1993; Анисков В.Т. Жертвенный подвиг де­ ревни. Новосибирск, 1993 .

Куманев Г. А. Советские железнодорожники в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 п\).М^ 1963; НейгольбергВЛ Речной транспорт в годы Великой Отечественной войны. М, 1965 .

Жук AJB., Трифонов А Л Академическая наука на Урале в годы Великой Отечественной войны // Урат в военной истории России: традиции и современность. Третьи военно-исторические чтения, посвященные 60-летию Уратьского добровольческого танкового корпуса Екатеринбург, 2003. С. 311-314; Патон Е.О. Испытание огнем // Трудовой подвиг Урала Свердловск, 1965 .

С.231-249 .

Сперанский А.В. Ученые — фронту: вузовская наука Урата в годы Великой Отечественной войны /7 Наука и образование в сгратшии национальной безопасности и регионального развития. Екатеринбург, 1999. С. 210—215: Злоткина И Л Уральские медики в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Автореферат дисс.... какд. ист. наук. Пермь, 1970; Соркин Ю.Э .

Медики Среднего Урала в Великой Отечественной войне // Урал в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Екатеринбург,

1995. С. 194-198 .

Сперанский А.В. В горниле испытаний: Культура Урала в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Екатеринбург, 1996 .

50 лег Вооруженных сил СССР. М, 1968. С. 459 .

История Второй мировой войны. 1939-1945 гг. М., 1982. Т. 12. С. 159 .

f Оружие Победы. Изд. 2-е. М., 1987. С. 26,27 .

Гудериан Г. Воспоминания солдата. Смоленск, 1999. С. 379 .

СС Набойненко, В.В. Запарий (Екатеринбург)

ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ УГТУ-УПИ

История Уральского государсгвешюго технического универсигета (УГТУ-У11И) — это жизнь и научное творчество талантливых и самоотверженных людей. Ученые, организаторы производсгва, высококвалифицировшлгью инженеры стояли у исгоков развития науки и высшего образования на Урале. Коллектив университета принимал непосредственное участие в стано&легаш и развитии в стране черной и цветной мегатлургии, химической промьшшенности, машиностроения, атомной энергетики и промышленности, радиотехники .

Уральский политехнический институт обязан своим рождением идее создания на восто­ ке страны научного и культурного центра, которая была поддержана В.И. Лениным, а кон­ кретную помощь в создании и развитии нового вуза оказали A.M. Горький и А.В. Луначарский. 19 октября 1920 г. В.И. Ленин подписал декрет об учреждении Уральского государственного университета — учебного заведения европейского типа, состоящего из шести самостоятельных шгститугов: горного, политехнического, мсдшдинского. сельскохо­ зяйственного, педагогического, общественных наук и рабочего факультета. В политехниче­ ском инсгитуте было пять факультетов: механический, химический, инженерно-лесной, сель­ скохозяйственный и метаттургический. Директором инстигута был назначен профессор А.Е. Маковеггкий .

С первых дней существования институт находился в напряженной работе: прием и обу­ чение студентов, комплектование штатов преподавателей, создание материально-технической и научной базы формирование общественных органгоаций. Желание работать в институте вы­ разили профессор В.Е. Грум-Гржимайло — вьщающийся металлург, один из крупнейших /ин­ женеров того времени, профессор И Л. Соколов — талантливый доменшик, профессор А.Ф. Головин — круггньгй специалист в области прокатки металлов и сплавов и мноше другие .

Инсгитуту выделили ряд зданий и помещений для учебно-научных нужд и общежитий .

В числе наиболее крупных: бывшие епархиальное училище, гимназия, дом главного началь­ ника Уральских заводов. Благодаря помощи Уралбюро ВСНХ коллективов промь1Шленньгх предприягий, научной общественности удалось сравнительно быстро организовать основные лаборатории качественного и количественного анализа, органической и неорганической хи­ мии, сухой перегонки дерева. Правда, нагревательными приборами служили примусы, хими­ ческие реактивы добывали, как могли, кислоту "гнати" сами студенгы, но лабораторные ис­ следовательские работы велись по всем правилам .

Станоаление нового вуза совпало с тяжелым временем в жизни страны. Разруха и голод не позволяли власти сразу найти достаточные средства на развитие высшего образования .

Преобразования в народном хозяйстве требовали ускорить превращение института в центр технической мысли Уратьского края .

Молодой вуз проводил в жизнь принцип обеспечения самоуправления и самодеятельно­ сти студентов. Их представители входили практически во все управленческие структуры. С 1921 г. стал, издаваться журнат «Студеэт-рабочий» .

Первый выпуск в институте состоялся 1924 г. и дал стране шесть инженеров. Во второй половине 20-х гг. в УПИ обучалось уже 600 студентов. Но индустриалгоация страны требовата увеличения количества спегщатистов. В 1929 г. чисто студентов института выросло поч­ ти в три раза и составило 1 790 чел .

В начале 1930 г. Уральский политехнический институт был передан в ведение ВСНХ и преобразован во втузы: х^гикскгехналогттческий, геологоразведочный, горный, черных ме­ таллов, пвелных металлов, строительный, ма11гитюслроите:1ьнь1Й. лесолехнический и энерге­ тический. Одновременно в ряде промышленных центров Урала организовывались их филиа­ лы. К концу 1932 г. функционировал 21 филиал втузов .

Вскоре стати понятны отрицательные моменты ведомственного подхода к подготовке кадров, ведущего к распылению сил и средств. Постановление ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г. намечаю укрупнение втузов, изъятие их из ведения хозяйственных органов. В 1934 г .

химико-технологический, энергетический, черных металлов, цветных металлов, машино­ строительной и строительный институты объедш1яются в один вуз, который стал именовать­ ся Уральским индустриальным институтом (УИИ) .

Институт нуждался в специатьном здании. Еще в 1929 г. Наркомпрос объявил всесоюз­ ный конкурс на составление проекта комплекса здаггий для Уратьской политехнического ин­ ститута. В предвоенные годы строительство в основном было завершено. В 1939 г. закончи­ лись отделочные работы в главном учебном корпусе. Здание института было мо1гументатьным, его главное фойе, по выражению известной шеательггицы Мариэтты Шагинян, напоми­ н а ю музей изящных искусств. К началу 40-х гг. Втузгородок являлся унитсальньш в нашей стране комплексом учебных корпусов, жилых зданий, общежитий ятя студентов .

В период создания высшей школы на Ураю начали зарождаться научные направления и научные школы. Были достапгуш успехи в исследовании металлургических процессов, элек­ трохимии, заложены научные основы конструирования аппаратов химической технологии, начатась подготовка кадров высшей квалификации: в 1927 г. в УПИ было два аеггиранта, а в следующем — четыре. Первыми аспирантами стали К.Н. Шабалин, О.А. Есин. Оба успешно за11гитили кандидатские, а затем и докторские диссертации, стали кругагыми учеными, воз­ главили фундаментальные направления науке .

Укреплялась связь науки с производством. Группа ученых во главе с профессором С.С. Штейнбергом помогла организовать выплавку высококачественной электротехнической стали на Верхисетском металлургическом заводе, с помощью наших ученых института осво­ ен прокат трансформаторного листа, что даго возможность прекратить его ввоз из-за грани­ цы. Под руководством проф. Н.Н. Барабошкина впервые в СССР освоена технолоптя произ­ водства никеля из оксидных руд .

В 20-30-е гг. в инсгитуте работали крупные ученые, такие как профессор С.А. Бессонов (ректор УПИ с 1924 по 1927 г; — выпускник Инстатуга красной профессуры, блестящий ора­ тор, талантливый педагог и организатор). В 1937 г. кафедрой физики стат заведовать профес­ сор И.К. Кикоин, впоследствии соратник И.В. Курчатова, авторитетный специалист в области разделения изотопов урана, академик, дважды Герой Социалистического Труда. Кафедру ор­ ганической химии возглавлял профессор И Л. Постовский. Под его руководством проводи­ лись исследования, связанные с поисками новых физиологически активных соединений и но­ вых препаратов, необходимых для сохранения здоровья человека Таким образом, уже к кон­ цу 30-х гг. на Урале была создана одна из кругшейших стране кузница инженерных, научнопедагогических кадров, было подготовлено около 7 тыс. молодых специатистов .

Нелегко пришлось коллективу УИИ в годы Великой Отечественной войны. Узнав о на­ падении фашистской Германии, преподаватели ученые и студенты на митинге, состоявшемся 23 июня 1941 г., объявили себя мобилизованными для выполнения любого задания Родины .

Несмотря на то, что студенты старших курсов не подлежали мсбишгзаггии, мкогае из них на­ стояли на своем, и были направлены в военные училища. Всего на фронтах войны сражаюсь более 2 ООО чел. Многие из них удостоены высоких наград Родины, 12 чел. стати Героями Советского Союза. Среди них — легендарный разведчик Н.И. Кузнецов. Его подвиги широко известны. В память о погибших войнах на средства студентов и сотрудников сооружен вели­ чественный памятник, установленный у 3-го учебного корпуса .

Значителен вклад коллектива УИИ тылу. Студенческие и учебные корпуса были rmeвращены в гфоюводствешюе цеха, гоешггали, жилье для эвакуированных. Общее количество студентов сократилось почти наполовину, были введены трехсменные занятия. Из-за недос­ татка топлива в зданиях было холодно. Для быстрейшей подготовки инженеров пересматри­ вались учебные планы и программы. В эти годы тесно переплетались учеба и труп Большую помощь оказывали студенты военному производству. На практике они работали на штатных должностях мастеров, технологов. Дипломники систематически выполняли заказы заводов по решению технических вопросов оборонного значения. Когда в первые месяцы войны Уралмашзавод приступил изготовлению бронекорпусов для танков, ему на помощь пришли уче­ ные и дипломники механического факультета. Во второй половине 1941 г. к работе на про­ мышленных ггредприятиях Свердловск гфиступили более 1 500 студентов .

При острой нехватке электродной проволоки для сварки танковых корпусов заведую­ щий кафедрой прокатки профессор А.Ф. Головин нашел способ ее производства в неограни­ ченном количестве. Весьма эффективны были работы, проведенные под руководством про­ фессора В.И. Смирнова заведующего кафедрой тяжелых цветных металлов, направленные на увеличение производства этих металлов на Урале. Важная заслуга в организации на Пышминском меде электролитном заводе производства медного порошка, необходимого при из­ готовлении электродвигателей, принадлежала О.А. Есину, А.И. Левину. Под руководством профессора В.В. Вольфа кафедра метшигургии легких металлов в содружестве с Уральским алюминиевым заводом внедрила в производство метод переработки уральских бокситов, что позволило увеличить выплавку "крылатого" металла .

К освоению производства тяжелых танков на Уралмашзаводе сразу подключилась ка­ федра -технологии сварочного производства, возглавляемая профессором Г Л. Михайловым .

Созданные автоматы для трехфазной сварки успешно применялись танковой промышленно­ сти все военные годы. Трансформатор для сварки трехфазной дугой создал коллектив кафед­ ры электрических машин, руководимый профессором Н.С. Сиуновым. Эффективно труди­ лась над разработкой технологии новых типов боеприпасов кафедра технологии машино­ строения. Весом вклад в победу профессора В.А. Тягунова, Г.Г. Вербовского .

И.Б. Соколовского, Н.С. Ширенко, доцентов П.З. Петухова, В.В. Лоскутова, В.М. Баранова, Е.В. Пальмова, асггирантаБ.К. Шунаева .

Замечательных успехов добились ученые-химики. Заведзтощим кафедрой органической химии профессором И Л. Постовским и доцентом Л.Н. Голдыревьгм впервые в мире был по­ лучен сульфидин. Под руководством И Я. Постовского доценты З.В. Пушкарева, Б.Н.Лундин, В.И. Хмелевский, аспиранты Н.П. Беднягина, Р.Г. Бейлис, препаратор А А. Калистратова организовали промьшгленное производство сульфидина, стрептоцида, норсульфазола. Эти лекарства буквально вырвали у смерти сотни тысяч воинов. Блестяще решил труднейшую задачу профессор Н А. Тананаев. Он предложил простой и эффективный бесстружковый метод анализа сплавов. Кафедра технологии силикатов, руководимая доцен­ том П.С. Мамьткиным. успешно вела исследования сырья для силикатной промъшгленности, создавала новые огнеупоры .

Боевым штабом, организующим деятельность ученых по налаживанию производства на заводах Урала и эвакуированных гфеддриятиях, стал инсгшутский Дом техники, усилиями которого была оказана техническая помощь 400 заводам и стройкам. За военные годы ученые института вьшолнили около 700 работ на сумму 10 млн руб., издали 15 крупных монографий .

В Ученом совете УИИ состоялась защита 140 кандидатских и докторских диссертаций. Стра­ на воздавала должное трудовому подвигу ученых. Получили звание заслуженных деятелей науки и техники РСФСР профессора А.Ф. Головин, И.П. Кузьминых, И.А. Соколов. Удостое­ ны высокою звания лауреатов Государственной премии профессора Ф.Ф.Вольф, А.Ф. Головин, И.К. Кикоин. Труд многих научных работников правительство отметило орде­ нами и медалями. Вместе со всей страной выдержал испытание Уральский индусфиальный инстшут, во главе которого все года войны находился Аркагий Семенович Качко —- горячий патриот УИИ, человек неиссякаемой энергии, талантливый воспитатель молодежи .

В первый послевоенный учебный год в УИИ было 7 дневных факультетов и 6 кафедр. В феврале 1948 г. институт был переименован в Уральский политехнический. Новое название более точно определяло профиль крупнейшего на Урале технического вуза. В мае 1949 г. на­ чались занятия на новом физико-гехштческом факультете, созданном для подготовки специа­ листов в области развивающейся атомной промышлеьшости энергетики. Большое внимание руководство нового факультета (декан Е.И.Крылов) уделяло комплектованию научнопедагогических кадров: были приглашены крупные ученые из УФАНа — Н.В.Деменев, С В. Вонсовский, А.К. Шарова, Б. Смирнов и другие, профессора химфака Я.Е. Вильнянский, К .

Н.Шабалин, Б.А. Лундин, Ю.В.Корякин и др. В 1956 г. для физтеха построили новый учебный корпус. К середине 50-х тт. факультет пополнился большой группой преподавате­ лей, в числе которых были выпускники физтеха И.О. Ничков, С П. Распопин, И. С Пехташев, В.Е. Комаров, B.C. Пахолков. Значительные успехи факультета по целому ряду научных на­ правлений — получению плутония в ядерных реакторах, разделению изотопов и др. — имели важнейшее значение для развития современного ракетостроения и космической техники, ядерного оружия, здания новых материалов, проектирования атомных электрсчлэдщии .

Развитие радиоэлектроники, автоматики и телемеханики требовало подготовки специа­ листов по новым спегщальностям. В 1951 г. в УПИ создан радиотехтгический факультет, пер­ вым деканом которого стал сотрудник энергофака доцент В.Г. Степанов. В 1955 г. состоялся выпуск первых 15 специалистов. В 1950 г. в недрах химико-технологического факультета ор­ ганизуется факультет технологии цемента (с 1953 г. — строительных материалов, позже — факультет технологии силикатов). Размах строительства и развитие новых направлений в ар­ хитектуре внесли ряд изменений в структуру строительного факультета. В 1947 г. была от­ крыта первая на Урале архитектурная специальность, в 1950 г. организована кафедра город­ ского строительства и хозяйства К началу 50-х гг. в составе УПИ было 10 дневных, вечерний и заочный факультеты, а также факультет заочного и вечернего обучения в Нижнем Тагиле. Число кафедр увеличи­ лось до 77, из них 32 выпускали инженеров по 55 специальностям. Вечернее отделение УПИ открылось при УЗТМ. В сентябре 1953 г. образовался заочный факультет, который включал / ряд чебно-консультацио1гных пунктов в Свердловске, Уфе, Глазове, Серове и других горо­ дах. В числе первых втузов страны УПИ было поручено готовить специатисгов дня других стран. Первые группы иностранных студентов прибыли осенью 1946 г. Приступили к учебе 127 чел., в том числе 110 — из КНДР. В 1952 г. прибыла группа студентов из КНР. В 1954/55 учебном году занималось около 700 иностранных студентов. В 1963 г. был создан деканат по работе с иностранными студентами .

Развивалась научная жизнь. Росло число профессоров и докторов наук. В 1943 г. возоб­ новила работу аспирантура. За первое послевоенное 10-летие было защищено 437 кандидат­ ских диссертаций. В институте сложились крупные научные школы профессоров И Я. Постовского, К.Н. Шабалина, ОАЕсина, А.Ф.Головина Е.А. Барабошкина Г.А. Пруденского, В.И. Смирнова. К исследованиям активно привлекались студенты, глав­ ным образом через СНТО. Многие будущие доктора наук— активисты СНТО: Н.Г. Веселов, М.И. Разиков, Г.Д. Харлампович и др. В 1951 г. большая фуппа ученых и сотрудников УПИ (113 чел.) была награждена орденами и медалями СССР. Ряд ученых получили звание лауреате Государственной премии, среда которых И Л. Постовский (дважды лауреат), Н.А. Тананаев. А А. Горшков, И.Н. Богачев. Итогом всей многогранной работы коллектива института в послевоенные годы явился быстрый рост числа кьалифицировшшых инженеров .

Если 1945 г. институт вьшустил 133 инженера. За первое послевоенное десятилетие УПИ подготовил более 8,5 тыс. молодых специалистов .

В 50-60-х гг. наблюдалась огромная тяга к высшему образованию. Страна бурно разви­ валась. Происходили изменения в учебном процессе. Увеличился объем физикоматематических наук, активно внедрялись технические средства обучения и программиро­ ванный контроль. Преподавательский корпус обладал высокой квалификацией. В его составе было много незаурядных личностей, гфитяптвающих к себе молодежь, том числе Б.И. Китаев, И.Н. Богачев, А А. Попов, И Л. Тарновский, С.Г. MoKpyinmi и др .

Основные материальные фонды УПИ выросли в три раза. Строился корпус радиофака, был организован учебно-производствегтнътй комбинат. Вошли в строй больница и поликли­ ника. Силами студентов построен спортивный манеж. В 1948 г. в УПИ появился первый студенческий строительный отряд, с 1956 г. студенты принимали участие в освоении це­ линных земель .

В институте широко была поставлена общественная и спортивная работа. Активно ра­ ботали БОКСы — боевой орган комсомольской сатиры и студия "БОКС-фильм". Широкий размах получила культурно-массовая работа, которая проводилась студенческим клубом, ор­ ганизованным в 1947 г. Популярностью у сгудентов пользовались лекции-концерты музы­ кального лектория. Росло число участников художественной самодеятельности. При клубе работали симфонический, духовой и струнньш оркестры, драматический коллектив, кружки сольного пения, литературный и др .

Первые кружки любителей футбола, волейбола и лыжного спорта возникли в институте еще в 20-е гг. С 1930 г. физвоспитание было включено в учебные титаны как обязательная дасщтлина. 1940 г. стал годом победы команды УИИ в эстафете на приз газеты "Уральский рабочий". 1945 г. создается студенческий спортклуб. Лрким событием спортивной жизни ста­ ла эстафета на приз газеты "За индустриальные кадры". Первый раз она был проведена в 1949 г. В 1951 т. в ней участвовала 161 команда. Успехам в спорте немало способствовал спортив­ ный студенческий лагерь, открытый в 1952 г. Ежегодно здесь отдыхаю и тренировалось око­ ло 500 студентов и сотрудников .

Уральский гтолитехнзтческий институт возглавлял в 1955-1966 тт. авторитетный ученый и организатор профессор Н.С. Сиунов .

Укрепление материальной базы дачо толчок и научно-исследовательской работе. Прием аспирантов был увеличен в несколько раз. Число докторов наук увеличилось в 1,7 раза, а кан­ дидатов — в 1,8 раза. Преподавательский состав в 1956-1970 тт. вырос с 900 до 1 400 чел .

В 1969 г. возродился рабфак. В 7О~80-е гг. ггрием студентов на 1-й курс фактически т держался на одном уровне. В 1971 г. в институте обучатось свыше 26 тыс., в 1985 г. — по ш?

23 тыс. чел. Одним из направлений повышения качества учебы было применение техниче­ ских средств обучения, особенно учебного телевидения. Летом 1972 г. экспозиция "Учебнотелевизионная программа Уральского полтггехнического шетитута" демонстрировалась на ВДНХ. УПИ был награжден дипломом 1-й степени, ряд сотрудников — медалями ВДНХ .

Укреплялись отношения с МНР. Количество учащихся из дружественной страны посто­ янно увеличиваюсь. В 1971-1975 гг. ежегодно в институте обучалось в среднем 70-75, а в 1981/82 учебном году — уже 320 монгольских граждан. За заслуги подготовке инженерных кадров для Монголии и в связи с 60-летием со дня основания шгетитута УПИ был награжден орденом Трудового Красного Знамени Монгольской Народной Республики. За 1981-1985 гг .

для МНР подготовлено 242 инженера В 1971-1985 гг. УПИ оставался крупнейшим вузом по выпуску квшшфищфованньгх кадров для страны. В 1968 инстилут отметил выпуск 50-тысячного инженера, к 1976 г. вы­ пускников уже было 75 тыс., в 1983 г. — 100 тыс. Это явилось весомым вкладом в станов­ ление и развитие промышленности Урал, Сибири, Казахстана, Дальнего Востока и других регионов СССР .

Подготовка инженерно-технических кадров в УПИ всегда сочеталась с широким прове­ дением научных исследований. Если в 1971 г. научные исследования осуществлялись на 92 кафедрах, в 4 отраслевых и 7 проблемных лабораториях, то в 1985 г. уже ссютветственно на 98, 23 и 9. Дальнейшее развитие получил вычислительный центр штститута. Большое внима­ ние уделялось подготовке научных кадров. Ежегодный прием в аспирантуру составлял более 100 чел., подготовка осуществлялась по 70 специальностям. За 1971-1985 гг. аспирантурой института было подготовлено более 1 400 кандидатов наук. Доля аспирантов, защтнв1пих диссертации в срок, выросла до 51,4% в 1985 г. и превысила средний показатель но Минвузу РСФСР .

Рос и укреплялся интеллектуал ьный потенциат сложившихся научных школ, постепен­ но шла подготовка кадров высшей квалификации — докторов наук. За 1971-1985 тт. была защищена 91 докторская диссертация. Защитили докторские дцссертации: С.С. Набойченко, B.C.Кортов, ЮГ.Векслер О.И.Чупахин, И.А.Дмитриев, Ю.Б.Клюев, Б.В.Шульгин, Б.Г. Породнов, В.С.Паршин, М.Н. Кайбичева, С.Л. Гольдштейн. Ф.Н. Сарапулов, С.И.Машаров, Г.П.Ясников, В.И.Лобанов, В.М.Рудой, П.И.Бартоломей, Г.В.Тягунов .

А.А. Богатов и др. В 1985 г. в институте 62 % от общего числа преподавательского состава приходилось на преподавателей с учеными степенями и званиями (в 1970 г. — 36,5 %). В процессе воспроизводства научных кадров накопились и проблемы. Средний возраст докто­ ров наук, профессоров составлял 60-62 года, кандидатов наук, доцентов — свыше 44 лет .

И время, и логика научного развития требовали сосредоточения сил и средств на реше­ нии крупных проблем. В 1976 г. начати формироваться комплексные исследовательские кол­ лективы, и в 1980 г. разрабатывалось уже 25 комплексных тем. Инстилут оперативно B K J U O чился в решение государственных программ "Экологическая технология", "Платиновые ме­ таллы" "Роботы", "Нечерноземье", "САПР" "Мировой океан", "Авиационная технология" .

"Порошковые металлы" .

Рос и благоустраивался Втузгородок. Были построены 13-й студенческий корпус для стройфаковцев, 14-й — для студентов элекгрофака, 7-й — для студентов театофака. На базе существующих столовых был создан комбинат питания УПИ. Вошли в строй новые столовые на 300 и 100 мест. Точки общепита имелись в каждом учебном корпусе и общежитии (всего 8 столовых и 19 буфетов на 2 056 мест) .

Студенты принимати активное участие в строительстве объектов народного хозяйства страны. За 1971-1985 тт. школу строительных отрядов прошли около 40 тыс. студентов УПИ .

Они трудились в Казахстане, Прибалтике, Карелии, Узбекистане и Таджикистане, Дагестане и на Украине, в Татарии и Катмьткии, Приморском и Красноярском краях, в Свердловской, Курганской, Пермской, Ростовской, Смоленской, Челябинской, Читинской, Иркутской, Оренбургской, Куйбьгшевской областях, на Чукотке, Магадане и Норильске, на строительстве Атоммаша и Камаза, Саяно-Шушенской ГЭС, КА1ЭКа и др. С 1974 г. интернаиионалышгй отряд "Урал" ежегодно выезжат в Чехословакию .

Давняя традиция УПИ — успешное сочетание учебы с занятиями спортом. В распоря­ жении физкультурников и спортсменов имелся большой стадион, четыре лыжные базы, специатизированные заты для занятий тяжелой атлетикой, боксом волейболом, баскетболом. В зимнее время работали каток и легкоатлетический хманеж. Большое место занимала гимнасти­ ка. Сборные женские и мужские команды — неоднократные призеры студенческих соревиований РСФСР и СССР. Первым на Урале мастером спорта по спортивной пшнасшке сп:к?

чемпионка РСФСР М. Сизова. Звание почетного мастера спорта присвоено чемпионке России М. Бобышевой. С 1990 г. получило развитие новое направление в гамнасгикс — танцеваль­ ная аэробика, шештинг. Гордостью УГГИ была женская гандбальная команда, выступившая в первой и высшей лигах советского гандбола. Здесь выросли мастер спорта международного класса В. Гордлевская и 40 мастеров спорта. Институт можно по праву назвать лабораторией альпинизма. В 1982 г. после успешного штурма высочайшей вершины мира Эвереста С Б. Ефимову первому в УПИ было присвоено звание "Заслуженный мастер спорта СССР" .

Более 200 студентов постоянно занимались тяжелой атлетикой. Из их среды вышли двукратньгй чемпион мира среди юниоров, победитель Кубка СССР мастер спорта междуна­ родного класса Николай Груздев, призер Кубка СССР Виктор Кренинг .

Все эти годы возглавлял УПИ лауреат Ленинской премии профессор Ф.П. Заостровский. За 20 лет его ректорства (1966-1986 гг.) велось интенсивное строительст­ во, постоянно совершенствовался учебный процесс, резко возрос научный потенциал инсти­ тута Рост научных кадров позволил в несколько раз увеличить объем научных исследований .

Дальнейшее развитие получила материально-техническая база института УПИ прочно занял ведущее место среди вузов страны. Президиум Верховного Совета СССР за заслуги в подго­ товке инженерных кадров и развитии научных исследований Указом от 7 декабря 1967 г. на­ градил Уральский политехнический институт орденом Трудового Красного Знамени .

Новый период в жизни института совпал с выбором в декабре 1986 г. нового ректора — профессора С.С. Набойченко. В стране началась реформа высшей школьг. Исходя из главной цели вузовской перестройки — готовить инженеров новой формации — шгетитут вел поиск такой "технологии обучения, которая бы давала молодому специалисту смелый взгляд на реальность, способность умело применять на деле багаж полученных знаний" .

Была создана организационно-нормативная база перестройки учебного процесса Вводятся новые учебные планы, в которых увеличивается время на самостоятелыгую работу студен­ тов. Расширяется подготовка специалистов по прямым договорам шегтгтута с промышлен­ ностью. Компьютерная грамотность становится одним из важнейших направлений пере­ стройки высшего образования .

Задачи перестройки науки потребовати от коллектива института демократшации сгс жизни, научно-исследовательской работы, преодоления негативных тегщенций в ее развит™ .

УПИ располагает серьезным научным потенциалом. Однако недостаточное финансироваше, старение научных кадров, отток, особенно молодых, ученых в негосударственные структуры отрицательно влияют на эффективность научно-исследовательских работ .

В настоящее время университет гтредставляет собой единый учебненгтроизводственньш комплекс. Сейчас в состав университета входят 42 подразделения, ведущих подготовку спе­ циалистов, в том числе 15 факультетов очной формы обучения, Институт дополнительного образования и профессиональной переподготовки, Институт образовательных информацион­ ных технологий в Екатеринбурге и 28 территориальных подразделении (инстатут, филиалы и представительства) в городах Нижний Тагиле, Верхняя Салда, Каменск-Уральский, Перво­ уральск, Краснотурьинск, Серов, Алапаевск, Ирбит, Камьтшлов, Красноуральск, Невьянск, Сысерть, Чусовой, Асбест, Артемовский, Богданович, Верхняя Пышма, Верхний Уфалей, Ивдель, Кировград, Кушва, Нягань, Полевской, Ревда Сухой Лог, Среднеуральск, Красноуфимск, Новокузнецк .

В университете обучается более 39 100 студентов, из них 23 100 на факультетах очной формы обучения, по 16 направлениям и 119 специальностям, на 132 кафедрах. Впервые в вузе пролицензировано 8 специальностей среднего профессионального образования .

В университете сосредоточен высококвалифтщгхэванный паучнсьпедагогический персо­ нал числеккослъю 2 171 чел., среди которых более 300 докторов наук, профессоров и 1 124 кан­ дидатов наук, доцентов. Среди штатного 1тгхфессорскс-преподавагел1лкого состава 9 действи­ тельных членов Российской академии наук, 116 членов общественных академий России .

Два студента получают стипендию гтрезидента РФ, восемь — правительства РФ, три­ дцать — главы администрации Свердловской области, двадцать — стипендию В. Потанина, пятьдесят — стипендию первого президента РФ Б.Н. Ельцина, пятьдесят — стипендию Уче­ ного совета вуза .

Базой для занятий студентов спортом являются летний и зимний стадионы, 11 специа­ лизированных спортивных залов, 2 лыжные базы. Представители университета неоднократно становились победителями крушюйших спортивных международных соревнований, в том числе Олижгийских игр. Всемирных универсиад, чемпионатов мира, Европы. Среди первых покорителей вершины Эверест (8 848 м) 1982 г. — С. Ефимов и Е. Виноградский. В универ­ ситете созданы профессиональные спортивные клубы по баскетболу, мшги-футболу, гандбо­ лу, легкой атлетике, скалолазанию, боксу. Только в 1996 г. студенгы завоевали две серебря­ ные медали на Олимпийских играх (Атланга, США), 7 чел. стали чемпионами мира. На Олимпийских играх 2004 г. в Афинах наши выпускники и студенты завоевали 6 медалей .

В университете 24 специализированных совета, из них 8 — по защитам докторских диссертащлй. Ежегодно научно педагогическими работниками защищается 12-15 докторских диссертаций. (С 1928 г. через аспирантуру и институт соискательства подготовлено более 4 ООО кшщидатов наук; защищено свыше 400 докторских диссертаций) .

Ректорами многих вузов страны были гтитомтгы Уральского политехнического:

Н.С.Сиунов, Ф.П. Заостровский (УГТУ-УПИ), ГИ.Чуфаров, С В. Карпачев, П.Е.Суетин (УрГУ), В.В.Мельников (ЧПИ-ЧГТУ), B.C.Смирнов (ЛПИ^-Г1ГТУ), Е.И.Казанцев (УШИ-УГЛТА), ЕБ.Ткаченко (СИГОТ-УгаПУ), A 3. Коротковский, ГСЗаикин (САИУАХИ), Н.Г.Веселов (СИНХ-УГЭУ), Т.П. Мостальтгин (Курганский маплиностроительньш институт), В.М.Николаев (Ульяновский политехнический шетитут), Р.Н.Урманов (Ураль­ ская государственная академия путей сообщения), А.Н. Косухин (Тюменский индустриаль­ ный институт) и др. В настоящее время возглавляют вузы С.С. Набойченко (УГЛУ), Г.М.Романцев (УГЛУ). А.А. Стариков (УралАрХИ), В.М. Камышов (УГЭУ), СЛ.Коцарь (Липецкий политехнический институт), В.М.Попов (Чебоксарский геюуниверситет), В.И. Столбов (Тольяттшкжий политехнический институт), И.И. Трифонов (Ковровский тех­ нологический институт) .

Среди вьшускников университета 12 Героев Советского Союза, более 30 Героев Социа­ листического Труда, свыше 200 лауреатов Ленинской и Государственной премий, руководи­ тели министерств, преддриятий, НИИ, члены правительства страны и республик, первый пре­ зидент" России Б Л. Ельцин, председатель Совета Министров СССР Н.И. Рыжков, академики АН СССР, РАН Н А В а т о л и н, Н.Н. Красовский, А.Б. Куржанский, ГЛ.Швейкин, О.П. Чупахин. З.П. Скрипов, Л.И. Леонтьев и др. В 2004 г. у Уральского государственного технического университета юбилейный выпуск. Подготовлено 175 000 инженеров. В стране подготовил больше специалистов только один Московский государственный университет .

Подготовлено почти 200 тыс. инженеров (из них более 1 500 для зарубежных). Универ­ ситет живет и развивается, смело смотрит в будущее .

СЕКЦИЯ I .

ИСТОЧНИКИ, ИСТОРИОГРАФИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ

СЕ. Алексеев (Салехард), ЕД. Камынин (Екатеринбург)

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ САЛЕХАРД-ИГАРКА В

СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Начавшиеся во второй половине 1980-х гт. перемены привели к обновлению историче­ ского знания в нашей стране. Одной из черт современной историографии является постановка новых исследовательских проблем, которые в силу господства идеологического фактора не ставились в советской исторической науке. К таким проблемам относится история 1УЛА1"а и вклада спецконтингента в экономическое развитие СССР .

Урал в 1930-е — начале 1950-х тт. представлял собой место, где были сосредоточены многочисленные места нахождения заключенных. Их трудом осваивались труднодоступньте районы края, в том числе расположенные за Полярным кругом. Современные исследователи отмечают, что во второй половине 1940-х — начале 1950-х гт. система ГУЛАГа досгигла сво­ его апогея. Это проявилось не только в значительном росте числа спеггконтитета. но и в той экономической роли, которую играл ГУЛАГ в послевоештый период .

В данном сообщении анализируются работы современных исследователей, которые привлекли внимание общественности к строительству на Северном Урале и в Западной Си­ бири железной дороги, которая должна была связать столицу Ямаю-Ненецкого автономногс округа г. Салехард с Игаркой — крупным портом на р. Егшсей, дсстугтнь1м для морских су­ дов. Следует отметить, что и в советское время о строительстве данной железной дороги под­ робно писал В А. Ламин. Однако именно в последнее десятилетие XX в. — первые годы XXI в. по этой проблеме стати пояалялъся специальные публикации, написанные уральскими и сибирскими исследователями Е.В. Борковой, Р. Гольдбергом, В.Н. Гриценко, А. Добровольским, П. Колесниковым, А.С. Пимановым, А. Херсонским и др. Авторы данного сообщения уже давали краткий обзор литературы по данному вопросу .

Следует обратить внимание, что различные исследователи возводимую в 1947-1955 гг .

железную дорог}' именуют по-разному. Они употребляют термины: «сталинская дорога», «мертвая дорога», «501-я стройка», «Пятьсот веселая», «печально знаменитая дорога», желез­ ная дорога «Чум-Салехард-Игарка», «Салехард-Игарка» и т.п. Надо иметь в виду, что все эти термины относятся к одному и тому же объекту .

А.С. Пиманов связывает появление идеи строительства дороги с подготовленным в 1944 г. докладом ученых экономического отделения Арктического НИИ «Перспективы дея­ тельности Главсевморпути в 1944 г.»" .

Ртсследовагели пытаются выяснить причины строительства железной дороги за Поляр­ ным кругом. В.А. Ламин считал, что в докладе подчеркивалась необходимость скорейшего создания в одном из районов полярного побережья Сибири крушой промежуточной базы морских коммуникаций, опирающейся на сеть действующих железнодорожных сообщений .

Ю.П. Прибыльский считает, что другим немаловажным мотивом строительства дороги в этом регионе могло стать курсирование фангисгского линкора «Адмирал Шпеер» и подводного флота Германии в Карском море и в районе Обской губы в 1942-1943 гг., показавшие кезатцищекностъ арктического побережья Сибири. По мнению А.С. Пиманова дорога нужна была для экономического освоения севера Тюметгской области. Он пишет, что три четверти строительства железной дороги проходило по территории Приуральского, Надымского, Пуровского и Красноселькупского районов.ЯНАО Тюменской области .

Исследователи выделяют этапы строительства железной дороги. Им удалось выявить документы, которые создали законодательную базу для ее строительстБа и положили качало ведению проекгно-изыскательских работ. В. Гриценко указывает, что 4 февраля 1947 г. Сов­ мин СССР принял постановление №228-104сс совместно с приказом МВД и Главного управления Севморпути при Совмине СССР (ТУСМП) № 00156/45сс об организации Север­ ной проектно-изыскательской экспедиции МВД и ГУСМП .

А.И. Кокурин, Н.В. Петров, Ю.Н. Моруков 1втшут, что в задачи комиссии входило про­ изводство проектно-изыскательных раба г по выбору территории для с ф о т е л ь с т в а порта, судоремонтного завода и жилого поселка в Обской губе (по западному берегу р. Оби), а также железной дороги от Воркуты до этого порта. Начальником этой экспедиции был назначен П.К. Татаригщев. По их данным, в апреле 1947 г. Совмин подписал постановление № 1255— 331сс «О строительстве железнодорожной линии к морскому порту в Обской губе, для ис­ полнения которого издается приказ № 00457, по которому для строительства линии от стан­ ции Чум Печорской железной дороги до порта в Обской губе организовывалось Северное управление железнодорожного строительства МВД (СУЛЖДС МВД) с условным наимено­ ванием «строительство № 501». Начальником управления был назначен заместтттель началь­ ника ГУЖДС полковник В.А. Барабанов. Этим же приказом в состав данного управления включаются Севжелдорстрой МВД и Печорский МВД .

А.С. Пиманов считает, что первый этап строительства железной дороги Егачался 22 ап­ реля 1947 г., когда, выполняя постановление правительства СУЛЖДС и «строительство № 501» МВД СССР приступили к сооружению пялъсоткилометровой железной дороги от ст .

Чум до морского порта в Мысу Каменном. Сам порт возводило Управление исправительнотрудовых лагерей (ИГЛ) и «строительство № 502». которое подчинялось СУЛЖДС .

Е.В. Боркова пишет, что в первый же год строигагьства Северное управление получило приказ МВД СССР от 28 апреля 1947 г. об освоении капилилоаюжений на сумму 135 млн руб., об обеспечении к декабрю 1947 г. на головном участке от станции Чум до станции Собь укладку пути 118 км и открытии на этом участке движения поездов. При этом строители до­ рога еще не имели готовых проектов, смет, да и территория, по которой должна проходить новая железная дорога, пролегала в неизученных местах. К тому же, параллельно со строи­ тельством дороги шло возведение лагерных подразделений. Несмофя на все вышеперечис­ ленные проблемы сфоительства, задание МВД было выполнено. К 5 декабря 1947 г. (день Конституции) открывается движение поездов на участке Чум-Собь. По сведениям А.С. Пиманова, к 5 декабря 1948 г. СУЛЖДС и «строительство № 501» завершили сооруже­ ние ветки «Чум-Лабытнанги» длиной в 196 км. По мнению А.В. Ламина, поворот направ­ ления трассы в районе поселка Лабьггнанги и расположенного на противоположном берегу р. Оби г. Салехарда, который сформировался на стыке речных и морских коммуникащш, от­ крывал беспрепялхлвенный транспортный выход в северную часть обпгирного ОбьИртышского бассейна находившегося за пределами зоны экономического воздействия Транссиба .

А.С. Пиманов отмечает, что к этому времени окончательно выяснилось, что построить порт в Мысу Каменном невозможно и «строительство №. 502» прекратило возведение секрет­ ного объекта. Постановлением правительства от 29 января 1949 г. строительства порта было перенесено в Игарку, что вызвало новое направление дороги — «Салехард-Игарка». По мнению А.В. Ламина, изменение направления сфоительства в 1949 г. в сторону Игарки для создания там порта давато большие возможности. Игарский порт на правом берегу Енисея и будупщй Ермаковский на противоположном были бы примерно одинаково доступны для речных судов и кр)тшых морских транспортов. Выход железной дорога на стык морских и речных коммуникаций обещал создание в районе Игарка-Ермаково крупного фанспортного узла. Открывались широкие перспективы для развития Норильского горнометаллургического комбината .

А.С. Пиманов считает, что второй этап в сооружении железной дороги начался 29 янва­ ря 1949 г. По его данным, 5 февраля 1949 г. министр внутренних дел С.Н. Круглов издал при­ каз о реорганизации руководящих органов стройки. СУЛДЖС разукрупнялось, в его составе образовываюсь Управление ИТЛ и строительство № 501 ГУЛЖДС МВД СССР, Управление ИТЛ и строительство №. 503 ГУЛДЖС МВД СССР (или Обский ИТЛ и строительство № 501, Енисейский ИТЛ и строительство № 503 ГУЛЖДС МВД СССР). «501-е» сфоительство от­ вечаю за западное крыло трассы «Чум-Салехард-р. Пур», а «503-е» — за восточное «ПурТаз-Ермаково-Игарка». Они должны были двигаться навстречу друг другу и соединиться на р. Пур .

А.С. Пиманов отмечает, что общая длина дороги «Салехард-Игарка» по проекту со­ ставляла 1236 км. Новая дорога предполагалась пионерского типа с 28 станциями через каж­ дые 40-60 км и 106 разъездами через каждые 9-14 км. Переправы через Обь и Енисей плани­ ровались на железнодорожных паромах. Летом 1952 г. два стройуправления 501 и 503 объе­ динили, и оно стало назваться Управление ИТЛ и строительство № 5 0 1 ГУЛЖДС МВД СССР (или Обское ИТЛ и строительство 501). Ему было поручена вся линия от Чума до Игарки. Аппарат управления «503» переводился на новое строительство. А.С. Пиманов от­ мечает, что после смерти И.В. Сталина 25 мая 1953 г. постановлением СМ СССР строительсгво № 501 было передано в ведение МПС. 10 ноября 1953 г. линия «Салехард-Игарка» была поставлена на консервацию. Автор пишет: «В 1954 г. началась ликвидация незавершенного строительства Третий, ликвидагшогтный этап, продолжался до конца 1955 г., когда последние колонны строителей ушли с трассы. К этому времени было построено 58 % дороги "ЧумСалехард-Игарка"» .

Обстоятельства строительства железной дороги вызывают у исследователей оживлен­ ные дискуссии. Обратимся к анализу некоторых из них. Исследователи активно обсуждают вопрос о целесообразности строительства упомянутой железной дороги. По мнению Е.В. Борковой, Р. Голъдберга, П. Колесникова и др. авторов, строительство дороги «ЧумСалехард-Игарка» было бессмысленно, ибо по ней в начале 1950-х гг. было нечего и некуда возить. В.А. Ламин и А. Хфсонский, наоборот, считали, что дорога была необходима и в то время .

А.С. Пиманов пишет: «Вопрос о целесообразности этого строительства имеет два аспек­ та. Это его польза для того времени, когда оно возводилось, и, выгоды от него, если бы оно было возведено в период интенсивного освоения богатейших месторождений нефти и газа в Тюменской области. Многие из этих месторождений были открыты прямо по оси дорога» .

Автор приходит к выводу, что «накошенных источников (хотя они и не полные) достаточно, чтобы утверждать, что железная дорога "Чум-Салехард-Игарка" была необходима уже в то время, когда она возводилась» .

Вызывает дискуссии юпрос о цене возводимого строительства В п)фцщистике перио­ да «перестройки» просто писалось о том, что дорога стоила больших человеческих жертв .

П. Колесников образно утверждал, что «на сохранившейся линии человек чуть ли не под ка­ ждой шпалой. А то и два» .

Исследователи ведут тщате;гьное исследование использования на строительстве желез­ ной дороги труда заключенных. По сведениям А.С. Пиманова, основной контингент заклю­ ченных, строивших дорогу на первом этапе, поступал, главным образом, из ИТЛ и тюрем Ев­ ропейской части СССР. Основная масса приходила через Печорский пересыльный пункт, перенесеннъгй в 1948 г. в Лабьгтнанги с приходом сюда дороги. На втором этапе строительства заключенные стали поступать со всех территорий страны. С севера из района Обской губы на трусу «Сатехард-Игарка» по р. Пур и Таз переместили заюпочениый «502-го» строительства, прекратившего работы в 1948 г. С юга через Тюмень и Тобольск водным путем доставивши заключенных из местных тюрем и привезенных по Транссибу. Летом-осенью 1949 г. с объек­ тов БАМа на «503-е» строигельство передислотшровался основном контингент заключенных .

Ряд колоний перемещался в полном составе. Поступили они с востока через Красноярский и Игарский пересыльные пункты .

По мнению Е.В. Борковой, для бесперебойной работы и досрочного выполнения графи­ ка строительства 501-503 в системе Северного )тгравления был образован Обский ИТЛ с дис­ локацией в районе Салехарда. В 1948 г. в нем действовало 10 строительных подразделений. В его подчинение перешли все подразделения от ст. Чум. В составе Обского ИТЛ к концу 1948 г. действовало 6 лагерных строительных отделений с 39 лагерными пунктами и 2 лазаретами, 2 строительно-монтажных мостконторы, контора механизированных работ, отдельный ла­ герный пункт слроигельный в п. Лабытнанги, а также АЗР и ЦРМ в п. Абезь, оздоровитель­ ный пункт в п. Чум и Промкомбинат на ст. Предузловая. На влором этапе строительства, ко­ гда возводилась линия «Салехард-14гарка», в июне 1949 г. на западном и восточном участках имелось более 140 колонн. В 1950 г., самом интенсивном, добавилось еще 20 колонн. Дахее их число сокращалось. К июлю 1952 г. Обский ИТЛ имел 47 лагерных пушегов. По подсче­ там А.С. Пиманова, численность контингента в колоннах была различной, но болы1Лтнство их насчитывало ог 600 до 800 чел., хотя были и по 1200 .

Е.В. Боркова указывает', что в этот период открылось дополнительно еще 5 лагерных пунктов. Кроме того, на территории Тюменской области дислоцировались 2 лагерных пункта которые заготавливати грунт и лес для железной дорога. В п. Березово был создан еще один ИТЛ из передислоцированного из п. Абезь. Березовский ИТЛ заготавливал лес для железной дороги и переправлял его по р. Обь. После смерти Сталина, пишет автор, идет общая реорга­ низация М В Д которая затронула и систему спецпоселков. Их количество стало уменьшаться .

В системе Обского ИТЛ из 47 поселков осталось 5, продолжал действовать Ценфатьньгй пе­ ресыльный пункт в Лабытнангах. С 1 марта 1952 г. по 10 августа 1953 г. количество заклю­ ченных на строительстве сократилось в 2,5 раза .

ПРИМЕЧАНИЯ Ламин В.А. Ключи к двум океанам. Хабаровск, 1981. С. 206-247 .

Алексеев С.Е., Заболотный Е.Б., Камынин В.Д. Историография истории Ямала // Ямал: Энциклопедия. В 3-х т. Салехард,

2004. Т. 2. С. 65-67 .

Пиманов А.С. Историястроительстважелезной дорого «Чум-Салехард-Игарка» (1947-1955 гг.). Тюмень, 1998. С 5 .

Ламин В А Указ.соч. С. 207 .

Прибыльский Ю Л. Военные действия в Карском море // Сибирь: вклад в победу в Великой Отечественной войне. Омск,

1995. С. 165 .

Пиманов А.С. К вопросу о целесообразности строигельства железной дороги «Чум-Салехард-Игарка» (1947-1955 гг.) // Зестн. Тюменского ун-та. История. Вып. 1. Тюмень, 1996. С. 77 .

Гриценко В.Н. «Сталинская дорога» (Исторический очерк) // Тобольский хронограф- М., 1994. С. 228 .

Кокурин А.И., Петров НБ., Моруков Ю.Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль-ХХТ. 1999. № 8. С. 89-91 .

Пиманов А.С. К вопросу о целесообразности строительства железной дороги... С. 75 .

Боркова ЕВ. Спецконтингент в Северо-Западной Сибири в 1930-е — начале 1950-х IT.: Автореф. дис.... канд. ист. наук .

Екатеринбург, 2005. С. 15 .

Пиманов А.С. К вопросу о целесообразности строительства железной дороги... С. 75 .

Ламин В А Указ.соч. С. 211-212 .

Пиманов А.С. К вопросу о целесообразности сгроительства железной дороги... С. 75 .

м Ламин В А Указ.соч. С. 212-213 .

Пиманоз А.С. История строительства железной дороги «Чум-Салехард-Игарка»... С. 13-15,17 .

Там же. С. 20 .

Пиманов А.С. К вопросу о целесообразности строительства железной дорош.. С. 76 .

' Гольдберг Р. 24 часа в зоне «мертвой дороги» // Тюменская правда. 1988. 3 авг.; Колесников П. По следам «мертвей доро­ ги» // Строитель (Тюмень). 1988.26 марта; Боркова Е.В. Указ.соч .

Ламин В А Указ.соч. С. 206-247; Херсонский А. Факел памяти // Красный север (Салехард), i 988.15 окт .

Пиманов А.С. К вопросу о целесообразности строительства железной дорога... С. 76,77 .

Колесников П. Указ.соч .

Пиманов А.С. История строительства железной дорош «Чум-Салехард- Игарка»... С. 33 .

Боркова Е.В. Спецконтингент в Северо-Западной Сибири в 1930-е — начале 1950-х гг. С. 14 .

'' Пиманов А.С. История строительства железной дороги «Чум-Салехард-Игарка»... С. 46 .

Боркова Е.В. Указ.соч. С. 14 .

Н.Ф. Банникова, П.С Лебединский (Самара)

ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В СССР В

1950-1980-е гг.: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ В современных условиях интеграция образования, производства и науки является одним из важнейптих условий для развития экономики России. Поэтому вогтросы, связанные с исто­ рией формирования научно-технической интеллигенщти, не теряют своей актуальности. Тем не менее можно отметить, что в последнее время исследователи снизили внимание к этой проблеме. Учитывая, что процесс совершенствования этой группы носит непрерывный ха­ рактер, при ее исследовании важно зачитывать гфедьтдЛ1гий опыт .

Важным аспектом этой проблемы является развитие не только учебного процесса, то есть подготовки инженерных кадров, но и организация вузовской науки. Примерно треть на­ учных работников России в настоящее время сосредоточена в вузах, и поэтому использование их научного потешгиала имеет важное значение для экономики страны .

В рамках проблемы подготовки научно-технической интеллигенщти повышение квали­ фикации инженерно-технических и профессорско-преподавательских ка;гров '1акже является актуальным. Показательно, что после Второй мировой войны в условиях нового этапа науч­ но-технического прогресса, формировалась и новая государственная политика в этом вопро­ се. Об этом свидетельствует целый ряд документов того времени .

Анализ научной литературы дает возможность сделать вывод о том, что вопросу форгирования научно-технической интеллигенции в 50-80-е гг. в отечественной историографии уделялось значительное внимание. При этом вопрос об определении важнейшего понятия «научно-техническая интеллигенция» недостаточно проработан. Попытки разработать опре­ деление были (А.К. Булкин; словарь-справочник «Советская интеллигенция))), однако они касались более узкого понятия «гтгюизводственно-техническая интеллигешгия» .

Наиболее интересные исследования по вопросам формирования отечественной интеллигишии, в том числе научно-технической, на наш взгляд, появляются в 80-е гт. Это «Разви­ тие высшего образования в условиях НТР в социалистических странах» (М., 1981), «Подго­ товка инженерных кадров в БССР, 60-80-е гт.» (Минск, 1988), словарь-справочник «Совет­ ская интеллигента» (N4., 1987). При этом нельзя забывать, что эти достижения были достиг­ нуты на основе опыта более раннего исследования данной проблемы, которое осуществлялось в сложных для максимально плодотворного развития общественных наук исторических условиях .

Весьма значительный по объему комплекс научно-исторической литературы, посвя­ щенный изучению советской интеллигенции (в т.ч. и научно-технической) представляется целесообразным разделить на гругатьг в соответствии с предметом исследования. При этом выделение этих групп в некоторой степени условно, поскольку все они перекликаются друг с другом, затрагивая вопросы развития отечественной научно-технической шпеллигенции .

Ряд авторов рассматривал вопросы социального развития советского общества в целом .

Заметное внимание при этом было уделено вопросам социального положения отечествешгой интеллигенции.

Однако необходимо отметить, что во многих работах наблюдается чрезвы­ чайно высокая степень идеологизации, отражающая специфику советского периода р а з в и т :

отечественной науки. Отсюда и сходство позиций, характерное для целого ряда ученых, раз­ рабатывавших эти вопросы .

В работах советских авторов нашли отражение такие тезисы, как леггинское указание о том, что интеллигеггция не является самостоятетыгым экономическим классом, положение Конституции СССР 1977 г. о нфушимом союзе рабочих, крестьян и интеллигенггии как соци­ альной основе СССР, являвшееся одним из элементов кошгегпгии, рассматривавшей совет­ ский народ как новую историческую общность .

Основными путями пополнения научно-техшгческой интеллигенции в литературе при­ знавались подготовка в высших и средних специальных учебных заведениях и повышение квалификации «практиками», т.е. руководителями производства среднего звена, не имеющи­ ми специального образования. Исследователи обращали внимание на возникновение слоя людей, занимающего промежуточное положение между пролетариатом и гапеллигенцией .

Так, В.Г. Смольков писал о росте т.н. непрофессиональной ш т е ш и г е н ш и (рабочихинтеллиге1ггов) — группы, «состоящей из новаторов, рационализаторов, изобретателей, не­ отъемлемой чертой жизни которых стали учеба и самообразование...» .

Авторы обращали внимание также на такие черты развития советской интеллигенции в 50-80-е гг., как повышеше удельного веса женщин и подготовка национагьной интеллиген­ ции (в т.ч. научно-технической) в республиках. Отмечался опережающий росг численности технической ителлигенции по сравнению с другими социальными группами .

В рамках концепции социальной трмонии в советском обществе специалистам припи­ сывалась воспитательная функция, выполняемая ими по отношению к менее квалифициро­ ванным участникам производственного процесса Одно из ключевых понятии в изучении советского общества — понятие интеш1игешгии — не получило в советской научной литературе общепризнашгого определения, что порож­ дало дополнительные трудности для исследователей. Гак, АК. Курылев отмечал, что иссле­ дование интеллигент гии затруднено «недостаточно четкой сисгемой стагастическото учета этой социальной груттпы», из-за чего ее представителей «нередко заносят в различные соци­ альные гругтпы — «служащие», «работники умственного труда» и т.п .

Другую футшу составляют исследования, посвященные изучению исюрии отечествен­ ной интеллигенггии в целом. Среди них выделяется коллективггый труд «Советская интеллигенция. Краткий очерк истории (1917-1975 гг.)». Авторы, освещая процесс истории советской шпеллигенции в 50-80-е гг., касаются и вопросов развития на^но-технической интеълигеггции. Ценным моментом в этом исследовании является то, что процесс развития научнотехнической шпеллигенции показан в широком историческом и социальном контексте, в свя­ зи с важнейнгими событиями жизни страны. Авторы рассматривали политику партии по со­ вершенствованию подготовки кадров высшей квалифггкацигг, отмечали важнейптие тенден­ ции социальною положения интеллигегтщш (о которых уже говорилось выше). Отмечены формы связи науки с производством — оргашиация в сосгаве крупных штститутв производ­ ственных предгфиятий, создание научно-производствснньтх объединений путем соединения промышленньгх предприятий с НИИ и КБ. Как об одной из форм мобилизации творческой энергии интеллшенщш» говорится о научно-технических обществах (НТО) и Всесоюзном обществе изобретателей и рационализаторов (ВОИР). Однако недостатком работы является чрезмерное увлечение количественными показателями .

Й.Г. Ь1икольский в своей статье попытался обосновать определение понятия «советская интеллгаегщия». В его определении явно обнаруживаются два «пласта». Один из них вполне традигтионно характеризует инташшениию как специалистов, занятых сложным умственным трудом. Другой содержит тезис о советской юпеллженции как «пролегарской по генезису, социалистической по природе, исторически первой народной игтгеллигагции...». Это положение выглядит' слабо аргуменгттрованным и неубедительным с позищш современной истори­ ческой науки. Тем не менее заслуживает уважения поттьггка дать определение этой социаль­ ной фуппы .

Особо следует выделить труды, иепосредственно посвященные изучению истории на­ учно-технической интеллигенции СССР .

Среди них наибольший интерес представляет сборник «Развитие высшего образования в условиях НТР в социалистических странах», опубликовашгый в 1981 г., в котором две главы посвящены анализу высшего и среднего специального образования в СССР (авторы Е.Н. Жильцов и Н.Н. Огтенберг) .

Они рассматривают не только собственно обучение специалистов в высшей школе, но и весь комплекс проблем, аттгяющих на этот процесс. Дана характерисгика влияния на подго­ товку кадров научно-технической революции, особенностей исторического развития Совет­ ского Союза, неравномерного развития различных регионов страны. Наряд)' с высокой оцен­ кой научного потенциала высшей школы отмечено, что используется этот потенциал далеко не полностью, отсутствует должная координация деятельности вузов с академическими уч­ реждениями и отраслевыми институтами, КБ, а также с производственными объединениями .

Выход из подобной ситуации Е.Н. Жильцов и Н.Н. Оггенберг видят в создании хозрасчетных комплексов, ссчл\)ящих из 1) научно-исследовательского центра в составе НИИ и вузовских лабораторий; 2) про\гышленных преддтриятий; 3) вуза \ С нашей точки зрения, это исследование обобщающего характера является весьма цен­ ным для изучения подготовки научно-технических кадров СССР и отражает' повышение уровня исследований к началу 80-х гт .

Внутри самой технической интеллигенции отмечатся рост удельного веса дипломированных специалистов, а среди последних—тех, кто связан с наиболее передовыми отраслями промьпштенности. Таким образом, ряд исследователей обращал внимание не только на коли­ чественные, но и на качественные показатели. Уже в 1973 г. указывалось на то, что «наука росла до сих пор главным образом экстенсивно» и единственный выход из ситуации — пере­ ход к итенсивным формам развития науки. Однако эти указания не были в надлежащей мере восприняты большим количеством советских исследователей. Детальный и объектив­ ный анализ значения изобретений и открытий во многих случаях подменялся внунБтгельнь1ми количественными показателями, те же работы, которые содержати и качественный анализ, не шли в своей оценке до конца .

Не осталась в стороне от внимания ученых проблема научной деятельности научнотехнической шггеллигентсии, и в том числе один из ключевых видов подобной деятельности — исследовательская работа в вузах. По вопросу о значении научно-исследовательской дея­ тельности в вузах сложились разные точки зрения. Так, Ю.В. Пошехонов отводит ей до­ вольно скромное место в системе научного поиска, придавая первостепенную важность фундаментальным исследованиям в академических учреждениях. Е.Н. Жильцов и Н.Н. Огтенберг, напротив, оценивают ее очень высоко, обращая внимание на постоянней приток молодых исследователей — студентов, а также подчеркивая мобильность научных изысканий в вузах, лучшие, чем в НИИ, условия для проведения совместных исследований специалистами в разных обласгях науки и, наконец, меньшую затратность для народного хозяйства в случае неудачи .

В связи в том числе с проблемой перенасьпценносги инженерно-техническими кадрами поднимался вопрос о необходимости улучшения планирования подготовки специалистов (в работах Е.Н. Жильцова). Автор предлагает для исправления недостатков такие меры, как нахождение баланса между потребностью той или иной отрасли в специалистах и количест­ вом этих специалисгов, подготавливаемых в учебных заведениях; между высшим и средним спешальным техническим образованием (и, следовательно, количеством специалистов раз­ ной квалифи!ащги),кедог1)тцение перекоса в сторону высшего или среднего специального образовашля .

Имевшее место использование специалистов на должностях рабочих также свидетельст­ вовало о неправильной расстановке кадров, дефектах аланирования; этот вопрос затрагивался частично (ЕЯ. Жильцовым). Но в действительности недостатки планирования подготовки специатистов играли в данном случае второстепенную роль. На наш взгляд, главные причины за­ ключались в низком технологическом уровне советской экономики и, следовательно, отсутст­ вии необходимости в существовавшем количестве специалистов. Кроме того, ИТР сами пере­ ходили на рабочие датжности, порождена эта ситуация была тем, что заработки рабочих зачас­ тую бьиш выше. Эта аспекты проблемы лишь затрагивались в исследованиях .

Довольно значительно количество работ, раскрывающих различггые аспекты деятельно­ сти партийных срганизаций по совершенствованию деятельности технических специалистов Наибольший вклад в изучение данного вопроса внесли А.К. Булкин и В.И. Лукьяненко .

Особый интерес предстааляют работы, которые позволяют проследить процесс подго­ товки сиециатистов на материале отдельных регионов, отдельных учебных заведений. В этих работах собран ценный фактический материал который является базой для дальнейшего изучения проблемы .

Интересно построение коллективной монографии Подготовка инженерных кадров в БССР, 60-80-е гг.». Материал в этой работе сгругатирован по двум взаимодопоштяюшим уров­ ням. С одной стороны, это пх:ударственная политика по вопросам деятельности технической ин­ теллигенции, с другой — гзеализация этой политики в белорусских вузах. В монографии содер­ жится ряд ценных критических замечаний, касающихся таких явлений, как валовой подход к обучению кадров, дисбаланс в подготовке специалистов различных отраслей, недостатки в мате­ риально-техническом обеспечении высшей технической школы. По;гчеркивается необходимость глубокой интеграции академической, отраслевой, вузовской науки и произюдства. Таким обра­ зом, эта работа республиканского уровня отразила характерные черты процесса развития научнотехнической ителлигеьпгди государства в целом .

Это можно сказать и о статьях сборника «Научно-техническая революция и учебновоспитагельньгй процесс в вузе», написанных исследователями вузов Поволжья (Куйбышева Тольятти, Казани и некоторых других юродов). Ряд ггубликаций содержит интересные на­ блюдения по существу проблемы — о взаимовыгодном сотрудничестве Тольялтинского по­ литехнического гатститута с Волжским автозаводом, о различных формах совершенствова­ ния научно-исследовательской работы студентов. В то же время авторы некоторых других статей преувеличивают важность марксистско-ленинской философии, истории КПСС эсте­ тического воспитания для подготовки будущих инженеров. Не подвергая сомнению необходимоегь общегуманитарной подготовки технической юггеллигешши, следует, однако, не до­ пускать «перекоса» в оценке важности этого аспекта обучения в технических вузах .

Таким образом, вопросы подготовки научно-технических кадров в советской историче­ ской науке получили определенное развитие. Работы по этой проблеме представлены как трудами обобщающего характера, так и посвященными частным вопросам. В этих трудах со­ бран большой фактический материат, позволяющий вести дальнейглую разработку темы .

Однако, поскольку все исследования советского периода написаны в рамках марксист­ ско-ленинской методологии, требуется весьма значительный пересмотр результатов отечест­ венных историков этого периода Это относигся и к тем направлениям, в которых имеются несомненные достижения (например, вопросы работы партийных органгоаций, многие ас­ пекты социального положения интеллигетшии) .

Поэтому и этот неполный анализ литературы, посвященной проблемам подготовки со­ ветской на"гно-технической гагаъчигеьщии 50-80-х гг., подтверждает необходимость даль­ нейшего изучения данной темы .

ПРИМЕЧАНИЯ О научных инженерно-технических обществах. Постановление ЦК КПСС от 24 декабря 1954 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1985. Т. 8. С. 4 5 1 4 5 2 ; О создании Сибирского отделения АН СССР .

Постановление СМ СССР от 18 мая 1957 г. // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М.. 1968. Т. 4 .

С. 347-348; О мерах по улучшению подготовки научных и научно-педагогических кадров. Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 13 июня 1961 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1985. Т. 10. С. 51-55;

О мерах по дальнейшему улучшению подбора и подготовки научных кадров в стране. Постаношгсние ЦК КПСС и СМ СССР от 12 мая 1962 г. // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1968. Т. 5. С. 50-52; О дальнейшем улучшении руководства развитием науки и техники. Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 5 марта 1963 г. // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М, 1968. Т. 5. С. 306-311: Положение о научно-исследовательской ра­ боте в высших учебных заведениях: Приказ министра высшего и среднего специального образования от 9 июля 1962 г. // Высшая школа: сб. основных постажшений, приказов, инструкций. В 2 ч. М., 1978.4.2. С. 103; Образцов И.Ф. Выступление на Всесоюзном совещании работников высших учебных заведений в Кремле. 16-18 января 1973 г. М., 1973. С. 56 .

Булкин А.К. Идейно-иажгическое воспитание производственно-технической интеллигенции. Л., 1971. С. 3; Советская ин­ теллигенция: словарь-справочник. М, 1987. С. 128 .

J Курылев А.К. Преодоление социально-классовых различий в СССР в процессе строительства коммунизма М., 1971; Ким М.П. Советский народ—новая историческая общность. М., 1972; Смольков В.Г. Социалистическое соревнование в условиях развитого социализма М„ 1974; Дмитриев ГА. Вопросы социатьно-патити геского развития. М., 1975; Шахназаров Г.Х. Ос­ новные направления развития социальной структуры советского общества // Вопросы истории КПСС. М.,1978. № 3; Вопро­ сы социального развития советского общества // Политическое самообразование. М., 1978. № 3 : Турсунмухамедоз СП. О развитии социально-классовой структуры Страны Советов. Ташкент, 1981 .

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 14. С. 191 .

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. М., 1977. С. 12 .

Смольков В.Г. Указ.соч. С. 126-127 .

Курылев AJC Указ.соч С. 75 .

Советская интеллигенция. Краткий очерк истории (1917-1975 гг.). М, 1977; Никольский И.Г. Об определении понятия «со­ ветская интеллигенция)) II Советская интеллигенция и ее роль в коммунистическом строительстве в СССР. Всесоюзн. конф .

Новосибирск, июнь 1979 г. Тез.. Т. I. М„ 1979; Воробьева Н.И. О повышении рати интеллигенции в коммунистическом вос­ питании трудящихся в условиях развитого социализма // Советская интеллигенция и ее роль а коммунистическом строитель­ стве в СССР... Т. П. М.. 1979: Советская интеллигенция: Слошрь-справочник. М., 1987 .

Никольский И.Г. Указ.соч. С. 4-5 .

Заузолков Ф.Н. Коммунистическая партия — организатор создания научной и производственно-технической интеллиген­ ции СССР. М., 1973; Научно-техническая революция и изменение структуры научных кадров СССР. М., 1973; Вопросы ра­ боты КПСС с кадрами на современном этапе. М., 1976; Пошехонов Ю Б. Научный коллектив в развитом социалистическом обществе. М, 1976; Булкин А.К. Указ.соч.; Он же. Производственно-техническая интеллигентгия в развитом социалист; ieском обществе. Л., 1975; Он же. Деятельность КПСС по подбору и расстановке инженерно-технических кадров — важней­ ший фактор ускорения научно-технического прогресса (1964-1974 IT.) // Интеллигенция и развитие производительньк сил социалистического общества JL, 1976; Он же. Возрастание роли инженерно-технической интеллигенции в советском обще­ стве в условиях научно-технической революции // Советская интеллигенция и ее роль в коммунистическом строительстве в СССР... Т. П. М., 1979; Жильцов Е.Н., Ляляев В.Г. Планирование развития высшего образования. М., 1977; Развитие высшего образования в условиях НТР в социапистических странах. М, 1981; Лукьяненко В.И. Партийные комитеты и хозяйственные кадры. М., 1983 .

Развитие высшего образования в условиях НТР в социалистических странах. М., 1981. С. 94-95 .

~ Булкин А.К. Производственно-техническая интеллигенция в развитом социалистическом обществе... С. 5-7; Он же. Воз­ растание роли инженерно-технической интеллигенции в советском обществе... С. 37 .

Научно-техническая революция и изменение структуры научных кадров СССР. М., 1973. С. 11 .

м Пошехонов Ю.В. Указ.соч. С. 18-19 .

Развитие высшего образования в условиях НТР в социалистических странах. М., 1981. С. 89-90 .

' Жильцов ЕЛ., Ляляев В.Г. Указ.соч. Также написанная Е.Н. Жильцовым глава посвященная вопросам планирования, в сб .

«Развитие высшего образования в условиях НТР в социалистических странах». М., 1981 .

Булкин А.К. Идейно-политическое воспитание производственно-технической интеллигенции...; Он же. Производственнотехническая интеллигенция в развитом социалистическом обществе...; Он же. Деятельность КПСС по подбору и расстанов­ ке инженерно-технических кадров...; Он же. Возрастание роли инженерно-технической шпеллигенции в советском общест­ ве...; Лукьяненко В.И. Указ.соч.; Она же.

Работа партийных организаций по повышению роли инженерно-технических мцgOB в ускорении научно-технического прогресса // Вопросы работы КПСС с кадрами на современном этапе. М, 1976 .

Главацкий М.Е. Уральский государственный университет. Свердловск, 1960; Научно-техническая революция и учебновоспитательный процесс в вузе. Материалы семинара, поведенного 13-14 октября 1976 г. в г. Куйбышеве. М., 1977; Подготовка инженеров в Московском высшем техническом училище имени Н.Э.Баумана. М., 1983; Подготовка инженернотехнических кадров в ЬССР, 60-80-е гг. Минск, 1988 .

Подготовка инженерно-технических кадров в БССР, 60-80-е гг. Минск, 1988. С. 78 .

Кустов Ю.А. Основные направления взаимосвязи вуза с производством // Научно-техническая революция и учебновоспитательный процесс в вузе... С. 5-10 .

Бочкарев А.Ф., Комаров В.А. Научно-исследовательская работа в вузе и учебный процесс // Научно-техническая ревааоция и учебно-воспитательный процесс в вузе... С. 53—56 и др .

^Кветной М.С. Вопросы философской подготовки в техническом вузе в условиях научно-технической революции // Научнотехническая революция и учебновеспитательньгй процесс в вузе... С. 11-17; Шестакова М.М. Об активизации работы сту­ дентов при изучении истории КПСС // Научно-тсхническая революция и учебно-воспитате.тьный процесс в вузе... С. 35-39;

Левина Т.Г. Роль эстетического воспитания в техническом вузе // Научно-техническая революция и учебно-воспитательный процесс в вузе... С. 70-72 .

Е.Ю. Баранов (Екатеринбург)

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО АГРАРНОМУ РАЗВИТИЮ И

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА НАКАНУНЕ

И В ГОДЫ СПЛОШНОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ*

Сегодня претендовать на объективную и достоверную реконструкцию исторических процессов стало возможным, во многом благодаря наличию у исследователя достаточного комплекса экспериментального материала вследствие рассекречивания докумешальных фон­ дов федеральных и решональных архивов России. У историков появился доступ к огромным массивам документов, которые позволяют по-новому посмотреть на историческое прошлое советского государства. Это относится и к истории нашей страны в «переломную» эпоху конца 1920-х — начала 1930-х IT., когда произошла смена хозяйственного уклада деревни, и изменился механизм продовольсгвенного обеспечения населения .

Сложность и многогранность темы аграрного развития и продовольственного обеспече­ ния предъявляет особые требования к источниковой базе исследования, которая должна охва­ тить как отдельные стороны проблемы: сельскохозяйственное производство, распределение и потребление продовольствия, так и обеспечить интефированный подход к освещению темы в целом, т.е. охарактеризовать уровень аграрного развития и продовольственного обеспечения населения, механизмы ф\тационирова1шя последнего .

Для систематизации выявленных источников используем лрадициошгые классификаци­ онные схемы и выделим опубликованные и неопубликованные источники. К категории опуб­ ликованных источников относятся многие виды документов, в том числе изданные в сборни­ ках законов и нормативно-правовых актов, которые регламентировали процесс сельскохозяй­ ственного производства, имуществен! гые отношения. Другую массовую группу публикаций секггавляют статистические сборники и справочники. В них достаточно полно представлена сводная стшистика аграрного производства Урала. Анализ сводной статистики позволяет выделить основные сквозные показатели: площадь земельных угодий, посевная площадь, урожайность и валовые сборы основных видов зерновых и бобовых культур, овощей и кар­ тофеля, количество скота по видам, численность тракторов; объемы заготовок растениеводче­ ской и животноводческой продукции; объемы оптовой и розничной торговли по основным видам продуктов 1гитания (мука, мясо, молоко, овощи) и др. Соотнесение этих показателей с уровнем и нормами потребления позволяет охарактеризовать возможности самообеспечения территории. Работая со сводными показателями, следует иметь в виду, что точность и досто­ верность их требуег перепроверки. Искажение показателей в публикациях и архивных доку­ ментах достаточно частое явление, причиной злого могли быть ошибки в расчетах, различие методик учета и расчета, а также нельзя исключать влияние субъективных факторов, в том " Работа выполнена при финансовой поддержке фонда «РГНФ-Урал» проект № 04-01-83102а/У .

числе идеологического порядка, которые могли привести к искажению, прежде всею, опубликованных дшшых .

С конца 1980-х гг. историки и архивисты развернули активную деягелъносп, по публи­ кации документов, вовлекая в научный оборот прежде недсклупные, в том числе ранее сек­ ретные, архивные материалы. В федеральном центре и регионах издаются сборники докумен­ тов по истории советской деревни накануне и в годы сплошной коллективизацшг. В сборни­ ки вошли документы партийных, советских, судебных органов, прокуратуры, ОПТУ, содер­ жащие сведения по ходу коллективизации и раскулачивания, методам их проведения, фикси­ рующие общественное мнение, отношение крестьянства к пгюисходящим процессам и сопро­ тивление форсированным темпам смены форм организации производства, административно­ му нажиму, насилию со стороны власти .

Особый интерес представляют две серии документальных материалов «Трагедия совет­ ской деревни. Кахчективизация и раскулачивание» и «Советская деревня глазами ВЧКОПТУ-НКВД», вюпочающие документы центральных архивов и архива ФСБ о насильствен­ ном проведении коллекгивизащш в деревне, хлебозаготовках, в ходе которых из деревни изымалось нередко продовольственное и семенное зерно, продовольственных затруднениях и голоде в стране. В документальную серию «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание» входят обобщающие документы паглийньгх, государствешшгх, колхознокооперативных учреждений, оргашзаций, ОПТУ, содержащие сведения общесоюзного и республиканского значения по регааментации преобразований в деревне, описанию их про­ ведения, и документы местных учреждений и отдельных советских граждан, показывающие осуществление решений коммунистической партии в регионах и реагирование на них насе­ ления. Сборник документов «Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД» также является уникальным изданием. В нем опубликованы циркуляры, обзоры, докладные записки, инфор­ мационные доклады, сводки, спецсводки, почтотелеграммы, справки, ОПТУ о ходе колхозно­ го строительства с^шскохозяйственных кампаний, проведении репрессий, настроениях кре­ стьян, антисоветских выступлениях, состоянии хлебного, мясного, сырьевого, мануфактурно­ го рынка борьбе со спекулянтами и частником на рынке и др. В сборниках представлены до­ кументальные материалы информационного и ш^алитического характера Если говорить о работе уральских ученых по воалечению в научный оборот путем пуб­ ликации документов новых комплексов исторических источников по теме, то, на наш взгляд, в первую очередь необходимо отметить сборник документарных материалов «Продовольст­ венная безопасность Урала в XX веке», подготовленный в Институте истории и археологии УрО РАН под руководством Г.Е. Корнилова и В.В. Маслакова. В этом издании впервые в рамках исторической науки ставится проблема продовольственной безопасности. Выдаю­ щиеся отечественные историки-аграрники В.П. Данилов и И.Е. Зеленин в рецензии на ЭУЭТ сборник писали, что составителям удаюсь «определить круг важнейших исторических ис­ точников, которые могут быть использованы для изучения продовольственного обеспечения на разных этапах развития российского, советского и постсоветского 1ххударства; предста­ вить ценный информативный материал базового характера, на который можно опереться при датьнейшехм изучении более широкого круга проблем данной темы в других регионах и по стране в целом». Во втором томе данного издания содержатся письма крестьян, колхозников о перешбах при организации колхозов, докладные записки райкомов в окружкомы, Ураль­ ский и Башкирский обкомы ВКП(б) о ходе колхозного сттюительства, хлебозаготовок в ре­ гионе и юзникших в связи с этим проблемах с продовольствием, информавдюшгые доклады, справки и письма обласпгых исиолшпелыгьгх и партийных органов, ОПТУ о ходе заготови­ тельных кампаний, состоянии торговли и снабжения населения, решения партийных и госу­ дарственных организаций по продовольственным вопросам и проведению посевных, уборочных и загаговигельных кампаний, а также другие материалы, характеризующие состояние сельского хозяйства и продовольственного обеспечения населения Уральского региона в 1929 1930-е гг. Во многих документах имеются сведения о голодании населения в начале 1930-х гт .

При изучении шрарного развития Урала не следует пренебрегать документальными публикациями советского времени. Интерес представляют два сборника документов и мате­ риалов, изданные в Перми еще в 1978 и 1983 гг., «По пути коллективизации. Тру,лящиеся Прикамья в борьбе за коллективюащпо сельского хозяйства (1927-1937 гг.)», «История кол­ лективизации сельского хозяйства Урала (1927-1937)». Документы сборников освещают ход коллективизации и раскулачивания в Уральской области в 1927-1933 гт., Свердловской и Че­ лябинской областях в 1934-1937 гг. Подавляющее большинство материалов этих изданий со­ ставляет организаг що! п ю-распорядителъная и учетно-отчетная документация местных паргийньгх и государственных органов. Первая представлена в основном постаноалениями, ре­ шениями, протоколами заседаний Уральского (с 1934 г. — Свердловского и Челябинского) обкома ВКП(б) и облисполкома, а также районных комитетов и ячеек ВКП(б), репюментировавшими ход колхозного строительства. Ко второму виду документации относятся докладные записки, сводки, информационные бюллетени местных партттйньгх и советских органов, со­ держащие сведения, в том числе статистические, об оргшшзации колхозов, работе МТС, про­ ведении сельскохозяйственных и заготовительных кампаний, раскулачивания и отсылаемые в высшие инстанции. В сборниках имеются документы личного происхождения — это письма и заявления граждан. В них находятся отклики крестьян, колхозников на происходившие в деревне процессы. Следует учитывать, что данные сборники издавались в советский период, и поэтому «печать идеологии» несет не только содержание документов, но и использовав­ шаяся составителями методика их отбора для публикащги. В связи с этим в материалах пре­ возносятся успехи и преимущества колхозно-совхозной формы организации сельскохозяйст­ венного производства, а любые возникшие проблемы рассматриваются как происки кулаков .

Несмотря на данное обстоятельство, документы пермских сборников содержат интересный фактический материал по социалистическому гфеобразованию уральской деревни, однако необходимо проводить сопоставление с данными архивных материалов .

В периодической печати («Правда», «Уральский рабочий», районные газеты) публико­ вались документы партийно-государственных структур и сообщения о коллективизаггии в де­ ревне, ходе сельскохозяйствеш1ых кампаний, сопротивлении кулачества, хищении зерна, снабжении населения. Содержащуюся в газетах информацию можно использовать с учетом влияния идеологии советского государства на данные печати .

Неопубликовашгые источники по теме, выявленные в федеральных (Российский госу­ дарственный архив экономики, Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив социатьно-иалиптческой истории) и региональных государственных архивах Удмуртии, Бахгжоглххлана, Свердловской, Челябинской, Оренбургской, Пермской, Курганской областей, согласно традициошой для источниковедения ютассификапии истори­ ческих источников могут быть разделены на следующие фуггпы: сельскохозяйственная ста­ тистика, документы органов государственной власти и ВКП(б), делопроизводственная доку­ ментация органов власти, паглийньгх органов, заготовительньтх органгашгий, демографиче­ ская статистика .

Изучение статистики сельскою хозяйства позволяет охарактеризовать уровень сельско­ хозяйственного производства, установить объемы продовольственной продукта™. Сводные материалы статистических органов, учетная докуме1Ггация, оперативная отчетность колхозов, совхозов, МТС, сохранившиеся в фондах центрального и месгных статисгических управле­ ний, Госплана, сельскохозяйственного сектора обкома ВКП(б), региональных плановых отделов исполкомов состоят из сгатастических данных по сельскому хозяйству и потреблению продовольствия. В документах имеются сведения о динамике и составе посевных площадей, севооборотах, урожайности, валовых сборах сельскохозяйственных культур, динамике чис­ ленности мясомолочного и рабочего скота, птицы, заготовках и распределении продукции растениеводства и животноводства, гтроводимой агрикультурной работе, затратах человече­ ского труда, количестве тракторов, мощности тракторного парка, доходах хозяйств и их рас­ пределении, нормах потребления продовольственньгх продуктов и др. По этим показателям можно судить о ситуации, сложившейся в аграрном комплексе, определить наличие запасов сельскохозяйственной продутщии в регионе, охарактеризовать уровень продовольственного обеспечения .

При изучении темы важное значение имеют документы органов государственной аласти и ВКП(б), отложившиеся в фондах Центрального, республиканских и областных партий­ ных комитетов, высших, центральных и местных исполшггельных органов власти. Паглийногосударственньш аппарат с помощью законодательных и иных нормативно-правовых актов стремился всецело контролировать производственно-хозяйственное развитие страны, в том числе ход сельскохозяйственных и заготовительных кампаний, продовольственное и семен­ ное обеспечение населения, оказание продовольственной и семенной помощи. Постановлетия ЦИК, СНК СССР и ЦК ВКП(б) носили законодатальный характер, последнее слово в принятии или утверждении какого-либо постановления принадлежало Политбюро ЦК ВКП(б), постановления местных Советов и паглттйньгх комитетов носили распорядителыгый характер. Многие постаноаления регламегггировали жизнь крестьянского населения, напри­ мер, закон о защите социалистической собстБенности от 7 августа 1932 г., закон от 13 сентяб­ ря 1932 г., запрещающие отход колхозников на другое место работа без разрешения руково­ дства и др .

В советской исторической науке документы коммунистической партии было гфинято выделять в отдельную футтггу источников. Но документы партии не имеют собственных ви­ довых признаков и их можно рассматривать как делогггюизводственную документацию, за исключением устава, ггрограммы партии и документов лидеров партии (личная переписка, мемуары и т.д.) .

В федеральных и региональных архивах отложился значительный комплекс делопро­ изводственной документации органов власти, партийных органов, органов снабжения, заго­ товительных оргашшций, содержавшей сведения о проведении посевных, уборочных, хлебозаготовигельных кампаний, неудовлетворительном снабжении населения, оказании про­ довольственной и семенной помощи хозяйствам, голодающим. Это организационнораспорядительные, плановые, учетные, контрольные, отчетные материалы и текущая пере­ писка .

Организациогтно-распорядительньге документы регламентировали проведение сельскохозяйствешгьгх кампаний, вопросы, связанные со снабжением населения, принятием мер по борьбе с заболеваниями. Основным организатшонно-распорядкгельнътм документом явля­ лось постановление. Обком и облисполком принимали совместные постаноаления по годо­ вым планам заготовок хлеба, овощей, мясомолочной гфодукции и возврата продовольствен­ ной и семенной ссуды в разрезе районов, секторов и культур. Бюро и секретариат обкома ут­ верждали месячные планы посевных, уборошгых, заготовительных кампаний и агрикультур­ ных мероприятий. Решения обкома об оказании продовольственной помощи и предоставле­ нии семенной ссуда хозяйствам области, о продовольственном снабжении и др. также оформлялись в виде постановлений .

Отдельную группу оргагтизациошго-распорядительной документации составляют про­ токолы и стенограммы заседаний Политбюро ЦК ВКП(б), бюро обкомов ВКП(б) и гтрезидиума облисполкома, совещаний работников паглттйно-государственного аппарата. В этих док^угентах находится шформация о ходе сева, уборки урожая, выполнении плана хлебозаго­ товок и снабжении населения. Стенограммы заседаний партийных и государственных орга­ нов предоставляют возможность рассмагретъ механизм "определения виновных" в невыпол­ нении планов, позволяют выяснить отношение местного партийного руководства к задачам, поставленным центральной аластью. Так, 24 октября 1931 г. на объединенном заседании бю­ ро Уральскою обкома и президиума облисполкома обсуждался вопрос о приостановлении хлебозаготовительной деятельности зерновых совхозов области. Это обстоятельство позво­ лило секретарю обкома Мирзояну обвшшть руководство зерносовхозов в «гтреступлении против партии» .

Особое значение при изучении темы имеет плановая документация по заготовительным кампаниям. Планы изъятия хлеба из уральской деревни могли коррекгироваться централтным и местным руководством, как в течение года, гак и в границах одного месяца. В 1932 г .

22 июля бюро Уральского обкома ВКП(б) установило хлебозагоговигельный план на август по совхозному сектору в 12 тыс. т, а 29 июля на заседании секретариата обкома он был увели­ чен до 16,2 тыс. т .

Главы местных властных структур — секретари обкомов, председатели облисполкомов — информировали центральное руководство о 1троизводственно-хозяйственном развитии об­ ласти. Докладные записки, письма, телефонограммы, телеграммы в ЦК ВКП(б) И.В. Сталину, Л.М. Кагановичу, в СНК СССР В.М. Молотову содержат учетно-отчетные данные о ходе сельскохозяйственных и загоговигалыгьгх кампаний, недостатке тягловой силы, палеже скота вследствие плохого питания, недостаточном продовольственном снабжении населения, голо­ де, хищении хлеба Учетные сведения предоставлялись в комитеты заготовок и резервов СТО, наркомалы снабжения и земледелия. Отпрааленные в Москву документы заканчивались просьбами об оказании продовольственной и семенной помощи, пополнении тракторного парка, предоставлении заготовительных льгот отдельным районам и др .

В архивных фондах имеются докладные записки секретарей райкомов, руководителей предприятий и органшаций, колхозников, справки ОПТУ и прокуратуры, письма граждан, в которых содержатся аналогичные сведения о трудностях в проведении сельскохозяйственньгх работ, продовольственных проблемах в городе и деревне, а также о голоде и его жергвах .

Многие документы, гшеющие грифы "Секретно", "Совершенно секретно", "Строго секретно", "Не подлежит оглашению", сгали десгупны исследователям только с конца 1980-х гт .

Боль и лишения простых граждан дают почувствовать их письма, адресованные в Уральский обком ВКП(б), первом} секретарю обкома И.Д. Кабакову и генеральному секрета­ рю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину. Рабочие и крестьяне не понимали, почему они, сражавшиеся за революцию, работавшие на социалистических стройках, живут в нищете и страдают от не­ доедания и голода. В.И. Новоселов, гшотник из села Янычи Пермского района Уральской об­ ласти, в январе 1933 г. писал И.В. Сталину: «...я по специальносш гшотник, произошел из бедняцкой семьи... на своем иждивении имею три человека детей и жену... пайка мне не хватает и иногда по суткам сидим в полном смысле голодом... зарплату мне платят 120 руб­ лей в месяц, и если хлеб покупать на рынке у пет^купщиков спекулянтов, то надо штатить 90 руб. за 16 кило очень дрянной ржаной муки, которые я не могу приобрести в силу того, что мне нужно одевать и обувачъ семью и самого себя» \ Демографическая статистика дает возможность рассмотреть влияние продовольствен­ ной ситуации на демографическое поведение, проследить потери населения Урала вследствие голода. Данные о количестве рождений, смертей, браков, разводов в городской и сельской местности находятся в сводных разработках и справках статистических органов. Голод приводил к росту числа заболеваний, таких как туберкулёз, брюшной и сыпной тиф, оспа, цинга .

Статистика заболеваний отражена в документах органов учета и органов власти .

При выяснении достоверности сведений архивных докумеггтов устанавливаются автор­ ство документа, место, время и цели его создания, огфеделяются структура документа, под­ линность, способ воспроизведения, «каналы получения информации», базовые источники создания документа. Документы в основном машино1тиснь1е, но есть и рукописи, последнее особенно касается писем граждан. Наряду с подлинниками в архивах находятся копии, заве­ ренные копии, оттиски без оригиналов. В болыгшнстве документов указаны автор, время, ме­ сто их создания. Учитываются пометы на документе, включая авторскую правку, делопроиз­ водственные отметки, резолюции. Проводится сопоставление, сравнение сведений различных документов, опубликованных и принадлежащих разным архивным фондам. Прежде всего это касается статистической информации, когда встречается два, а иногда три или четыре значе­ ния одного признака. Такие состояния отмечаются для данных по валовым сборам, объемам заготовок, урожайности, количестве смертей, рождений и др. Только вместе внешняя и внут­ ренняя критика источников позволяет воссоздать наиболее достоверную картину аграрного развития и продовольственного обеспечения населения Урала накануне и в годы сгтлошной коллектившапии .

Обзор источниковой базы проблемы аграрного развития и продовольственного обеспе­ чения населения убеждает нас в сложности и. масштабности поставленной проблемы. Охъат подобного объема данных предполагает, с одной стороны, проведение конкретно историче­ ского и источниковедческих исследований в рамках данной темы, с другой стороны, приме­ нение математико-статистических методов и моделированш, составления на основе выше­ указанных источников динамических рядов показателей .

ПРИМЕЧАНИЯ См.: Важнейшие решения по сельскому хозяйству. М., 1935; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйствен­ ным вопросам: Сб. документов. В 2-х тт. / Сост. В.Н. Малинин, А В. Коробов. М., 1957; Катлективизация сельского хозяйст­ ва: Важнейшие постановления Коммунистической партии и Советского правительства. 1927-1935. М., 1957; Управление народным хозяйством СССР. 1917-1940 гг. М, 1968 и др .

См.: Уральское хозяйство в цифрах. 1930. Свердловск, 1931; Уральское хозяйство в цифрах. 1931-1932. Свердловск, 1933 и др .

См.: Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе ттлективизации. 1927-1932 гг. Сб. документов / Под ред. В.П.Данилова и Н.А. Ивницкого. М., 1989; Из истории раскулачивания в Карелии. 1930-1931 гт. / Науч. ред .

H.A. Ивницкий, В.Г. Макуров. Петрозаводск, 1991; Спецпереселсицы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 гт. / Отв. ред .

В.П. Данилов, С.А. Красильников. Новосибирск, 1992; Раскулаченные спецпереселенцы на Урале (1930-1936 гт.) / Отв. ред .

В В. Алексеев. Сост. Т.И. Славко. А.Э. Бедель. Екатеринбург, 1993; Сплошная коллективизация и раскулачивание в Зауралье (Материалы по истории Курганской области) / Отв. ред. В В. Пундани. Сост. И.Е. Плотников. Курган, 1995; Рязанская дерев­ ня в 1929-1930 гт. Хроника головокружения / Отв. ред.-сост. Л.Виола, Т.Макдоналд, С.В.Журавлев, А.Н.Мельник. М., 1998; Раскулачивание в Зауралье (на материалах Тюменского, Ишимского, Ирбитского и Тобольского округов). Г928—Г930 гг. Сб. документов / Под ред. Л.В. Алексеевой. Сост. НЕ. Плотников. Нижневартовск, 2004 .

Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Документы и материалы. В 5-и тт. / Под ред .

В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. М., 1999. Т. 1; М, 2000. Т. 2; М., 2001. Т. 3; Советская деревня глазами ВЧК-ОГТТУНКВД. 1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Под ред. А. Бсреловича, В. Данилова, М., 2000. Т. 1; М., 2001. Т. 2 .

Продовольственная безопасность Урала в XX веке. 1900-1984 гт. Документы и материалы. В 2 т. / Под ред. Т.Е. Корнилова, В В. Маслакова. Екатеринбург, 200С .

Данилов В Л., Зеленин И.Е. Продовольственная безопасность Урала в XX веке. 1900-1984 гт. Документы и материалы. В 2 т. Екатеринбург, 20001! Отечественная история. 2001. № 6. С. 171 .

Продовольственная безопасность Урала в XX веке... Т. 2. С. 16-141 .

g По пути коллективизации. Трудящиеся Прикамья в борьбе за коллективюацию сельского хозяйства (1927-1937 гг.). Сб .

документов и материалов. Пермь, 1978; История кагтективизации сельского хозяйства Урата (1927-1937). Сб. докумегггоз и материалов. Пермь, 1983 .

^ Центр документации существенных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф.4. Оп.9. Д.53. Л.67 .

Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф.Р-88. O u i. Д.3305. Л.48,55 .

" ЦЦООСО. Ф.4. On. 11. Д. 197. Л.38-40 .

" Г.Е. Корниловым выполнение этих процедур обозначено в качестве логического анализа источников, см.: Корнилов Г.Е Источники по аграрной истории Урала. Екатеринбург, 1996. С. 9-10 .

А.В. Бармин (Екатеринбург)

ИСТОРИОГРАФИЯ СТАНОВЛЕНИЯ

ИНДУСТРИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА НА УРАЛЕ В 80-90-е гт. XIX в .

На вторую половину XIX — начало XX вв., в условиях развивающейся промь1шленной модернюации, г[риходится первая, начальная стадия станоаления индустриального производсгва в Уральском экономическом регионе. В данной егадии выделялся два этапа Первый этап хронологически соотносится с 1860-1870 IT. ЭТИ первые пореформенные десятилетия харак­ теризовались медленным и неоднозначным выходом уральской горнозаводской гтромъштленности из кризиса. Второй этап проходил в 1880-1890 гт. В это время завершился промышлен­ ный переворот и произошел переход от мануфактурного к индустриальному производству. В пореформенный период происходили радикальные изменения в российской промышлегшости и прежде всего в горнозаводской (металлургической), в том числе и на Ураге. В тоже время темпы этих изменений имели региональную специфику, что отражалось в использова­ нии передовых технологий, особенно в энергетике. Этому способствовали развитие инвести­ ционной политики и формирование современной транспортной инфраструктуры промыш­ ленных регионов России .

Структура хозяйственно-экономической деятельности региона в исследуемый период складывалась на основе преддтриятий фабрично-заводской промьштленности, которые в большинстве случаев являлись градообразующими или находились вблизи города. Эго объ­ ясняет важную роль горнозаводской гтромытлленности в социально-экономическом развитии Урала .

В целом стадия станоаления индустриального производства для Урала характеризова­ лась структурами изменениями в социально-экономической и производственной (техникотехнологической) сферах региона, формирование которых с древнейших времен происходило под алиянием климатических, географических, хозяйственнсьэкономических, политических и культурно-исторических факторов .

Ин^тустриализация — это процесс превращения мануфактурного производства в заво­ дское, машинное. Эго строительство новых кртгньгх и реконсфукция старых промышлен­ ных предприятий на основе механизации, машинизации и новой системе организации и упрааления производством. К наиболее явным признакам процесса станоаления индустри­ ального производства относятся: укрупнение промьгшленного производства; специализация промышленного производства; технико-технологическое развитие гтромьгшленного произ­ водства (мехшшзация, маптингаация, внедрение новой техники и новых технологий); стан­ дартизация окгонедеятельности промьшшеггньтх предгфияшй (организация производства, управление производством, учет и контроль, обслуживание и обеспечение, кадры, охрана труда, экологическая безопасность и др.); подготовка инженерно-техгшческих кадров для промьгшленньгх предгтриятий (на заводах и вне их) .

Интерес к изучению истории уральской гтгюмъппленности и, прежде всего метатлургической, обуслоален ее значением в народном хозяйстве России и особенностями ее развития .

Проблемы уральской горнозаводской ххромышлензюсти поднимались в историографии XIX — начала XX вв .

В отечественной исторической науке уже давно развеян миф о том, что после отмены крепостного права в 1861 г. в российской и уральской горнозаводской промышленности на­ чался неуклонный подъем и рост как в добыче руд и производстве металла, так и в техникотехнологическом переоснащении заводов. Период 60-70-х гг. XIX в. характеризовался спадом и длительным застоем металлургической промышленности. С начала 80-х гг. XIX в. ак­ тивизировалась реорганизация промышленного производства на основе новой техники .

Проблемы развития горнозаводской промышленное га Урала во второй половине XIX (пореформенный период) — начале XX вв. были предметом изучения нескольких правитель­ ственных экспедиций, материалы которых легли в основу работ В.П. Безобразова, П. фон Туннера, Д.Н. Мамина-Сибиряка, М.П. Орловского, Д И Менделеева и др. В целом в исследованиях были обозначены факторы, препятелвующие развитию металлургии Урала и приведшие к ее кризису .

Монографические исследования X. Мозеля, Е.Н. Барбот де Марии и др. ученых были посвящены характеристике основных этапов кагаггалистического развития Уральского края, прежде всего пореформенного периода и рубежа XIX-XX вв .

Казенные горные заводы Урала их кризисное положение, а лакже особенности устрой­ ства уральской горнозаводской промышленности по принципу заводско-окружной системы хозяйства были описаны в работах В.Д. Белова, который несколько преувеличивал значение этой системы хозяйствования для развития производственных отношений во второй полови­ не XIX в. Харжгеристика состояния и нужд горной и фабрично-заводской ггромышленности Урала в конце XIX — начале XX вв. представлена в работах П.А. Иванова, Т.Л. Хитрово, А.Н. Григорьева, И.Н. Сырнева, А.И. Митинского, И.Х. Озерова и др .

Богатый эмпирический материал о технико-технологическом развитии уральской про­ мышленности на примере Пермской губернии предстаален в научном исследовании А Л. Голубева. О промтлгаленности Перми и городов Пермской губернии писали В.В. Верхолатщев, Д. Бобылев, Е.С. Филимонов и др .

Важное место в исторической литературе Урала в рассматриваемый период занимали проблемы железнодорожного строительства. В работах исследователей были затронуты ьопросы описания и анализа состояния сухопутнъгх и водных путей сообщения Урата, дискус­ сии о вариантах прокладки уральской железной дороги, алияния освоения железнодорожного транспорта на развитие горнозаводской промышленности и уральских городов .

В целом историками дореволюционного периода, занимавшимися исследованиями хо­ зяйственно-экономической деятельности Уральского края в ретроспективный период, не бы­ ло написано обобщающих научных трудов по горнозаводской и фабричной промышленности как в масштабах всего Урала, так и отдельных его территорий .

С 20-х гт. XX в. в советском ураловедении поднимались такие проблемы, как ход и ре­ зультаты каггиталистической перестройки горнозаводской пгхмьтшленности после отмены крепостного права, особенности промьгшленного переворота, процессы централизагтии, кон­ центрации и акгшонироватшя уральской гфомышлегтности, станоаление рабочего класса ре­ гиона и т.д. В научный оборот был введен большой фактический материал по истории ста­ ноаления и развития горной промышленности, промышленной пошггики и системы горного управления, техники и технологии производства, организации труда и т.д .

Проблема становления индустриального производства на Урале органически связана с обсуждением вопросов о социально-экономическом характере горнозаводской промышлен­ ности в пореформенный период и о хронологии промьппленного переворота По первому' во­ просу существуют следующие позиции: что существовала капиталистическая горнозаводская промьшшенность (С.Г. Струмилин ); что в целом промышленность была капиталистическая, и происходило постепенное отмирание и вытеснение крепостнических элементов (В.И. Бовыкин "*, М.П. Вялтсин, П.Г Рындзюнский, Д.В. Гаврилов ); существовала капита­ листическая гтромьшаленнослъ при консервации и приспособлении остатков крепостничества к новым условиям (К.И. Тарновский, И.Ф. Гиндин ); сохранение в гтромьтгтшенности особой «феодальной системы» (СП. Сигов ); орштшатыгый строй промьшгленносш с «крепостни­ ческим укладом» (Б.В. Адамов ); кштиталистический уклад в промышленности до конца XIX в. находился в процессе сгановления (Т.К. Гуськова ) .

Исследования проблемы периодизации промьпдленного переворота выявили различные подходы в определении его характеризующих признаков — введение 1туд;1ингового, марте­ новского или бессемеровского способов производства железа; внедрение водяной турбины и парового двигателя и др. Отсюда выделились позиции по поводу начала промышленного пе­ реворота (В.К. Яцунский — 1830-е гг., П.Г. Рьшдзюнский — 1850-е гг.) и его завершения (С.Г. Струмилин — 1860-е тт., М Л Черньшг и ВЯ. Кривоногов — конец 1880-х и сере­ дина 1890-х гг.) .

Задача переоснащения старого заводского производства особенно касалась уральских гтредгфиятий. С этой проблемой тесно связан кадровый вопрос, т.е. были нужны рукоюдители, инженеры и техники, которые смогли бы осуществрггь перевооружение старых уральских заводов, посгроигь новые и работать на них .

Первые исторические исследования, где можно найти сведения об инженернотехнической деятельности на Урале, появились еще во второй половине XIX в. Они были фрагментарными, так как касались лишь отдельных отраслей технико-тсхнолошческого раз­ вития, управления экономикой отдельных предгфиятий. В советской историографии данная проблематика изучалась слабо и довольно схематично. В последнее время стали появляться исторические исследования деятельности инженерно-технических работников, их участия в экономическом развитии России в целом и Урала в частности во второй половине XIX — на­ чале XX вв .

Изучение данной темы способствует более глубокому пониманию модернгоационных процессов в российском обществе в ретроспективный период и, прежде всего, рассмотрению индустрииггоации не только в аспекте промышленных и технико-технол oiтлческих преобра­ зований, но и как сощюкультурного явления .

Наиболее репрезентативными в изучении различных аспектов процесса сгановления индустриального производства на Урале являются массовые источники (периодические изда­ ния, статистические сборники, сгфавочно-шформационньге материалы и т.д.) и архивные материалы .

В настоящее время в исторической науке происходит переосмысление развития уратьской пгюмьгшленности с позиций методологического плюрализма. Появились работы, в кото­ рых дается более взвешенная, объективная оценка событий прошлого, освещаются «белые пятна» в истории региона .

ПРИМЕЧАНИЯ Дмитриев А В. Основные направления развигия экономики Урала в пореформенный период (1861-1900 гг.) // Промышлен­ ность и рабочие Урала в период капитализма (1861-1917 гг.): Сб. науч. тр. Свердловск, 1991. С. 15 .

Безобразов В.П. Уральское горное хозяйство и вопрос о продаже казенных горных заводов. СПб., 1869 .

J Туннер П. фон. Горнозаводская промышленность России и в особенности ее железное производство. СПб.. 1872 .

Мамин-СибиряхД.Н. От Урала до Москвы: Путевые заметки //Собр.соч.:В 12 т. Свердловск, 1951.Т. 12. С. 131-227 .

Орловский М Л. За двести лет: Очерки по истории горнозаводского Урала. Екатеринбург, 1907.4.1 .

Менделеев Д Л Уральская железная ггромьгшленность // Соч. М.-Л., 1949. Т. 12. С. 89^-186 .

Мозель X. Материалы для reoiрафии и статистики России. Ч. I, П. СПб., 1984 .

Барбот де Марии Е.Н. Урал и его богатство. Екатеринбург, 1910 .

Белов В.Д. Записка о казенных горных заводах. СПб., 1894; Исторический очерк Уральских горных заводов. СПб., 1896;

Кризис уральских горных заводов. СПб., 1910 .

Иванов П.А. Горные богатства игорногзгхэмьпшюннсстьПермского Урала М., 1912 .

1!

Хитрово T Л. Урал. М, 1905 .

Григорьев А Л. Промыслы и занятия населения //' Россия. Полное географическое описание. Урал и Приуралье. Т. 5. СПб.,

1914. С. 234-344 .

Сырнев И.Н. Северный и Средний Урал, Южный Урал, Северо-Западное Приуралье // Россия. Полное географическое описание. Урал и Приуралье. Т. 5. СПб., 1914 .

Митинский А.И. Горнозаводской Урал. СПб., 1909 .

Озеров И.Х. Горные заводы Урала. М., 1910 .

Голубев А.П. Историко-статистические таблицы по Пермской губернии // Русское богатство. 1904. № 8 .

Верхоланцев В В. Город Пермь, его прошлое и настоящее. Пермь, 1913 .

Бобылев Д. Материалы для характеристики некоторых сторон хозяйства Пермской губернии // Сб. Пермского земства .

1898. № 6. С. 1-35 .

Филимонов Е.С. О способах определения оборотов торгово-промышленных предприятий по г. Перми // Сб. Пермского земства. 1900. № 5 - 6. С. 82-95 .

Белов В.Д. Железные дороги на Урале в целях развития горнозаводского дела. R Новгород 1887; Головачев А А История железнодорожного дела в России. СПб., 1881; Исторический очерк развития железных дорог в России с их основания по 1897 г .

включительно. СПб., 1898; Исторический очерк разных отраслей железнодорожного дела и развитая финансово-экономической стороны железных дорог в России по 1897 г. включительно. СПб., 1900; Мейн В.Ф. Обзор России в дорожном отношении. М, 1900; Нуров М Записка о Сибирско-Уратьской железной дороге. СПб., 1870; Овсянников НИ. В защиту южного направления Урало-Сибирской железной дороги. ILНовгород 1870; Романов Д.И. Сибирская Уральская железная дорога. СПб., 1868;

Смышляев Д Д Псрмско-Уральская железная дорога: Проекг И.И. Любимова. Пермь, 1869; и др .

История Урала в период капитализма. М., 1990. С. 17 .

Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 1998. С. 238 .

Струмилин С.Г. Черная металлургия в России и в СССР: Технический прогресс за 300 лет. М., Л., 1935 .

Бовыкин В.И. Зарождение финансового капитала в России. М., 1967 .

Вяткин МЛ. Горнозаводской Урал в 1900-1917 гг. М, Л., 1965 .

Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. М., 1978 .

Гаврилов Д.В. В.И. Ленин об оригинальном строе Урала // ХХШ Герценовские чтения. Исторические науки. Л., 1970. Вып .

1. С. 8-11; Он же. Социально-экономическая структура горнозаводской промышленности Урала в период капитализма (1861-1917 гг.): Методологические аспекты проблемы // Промышленность и рабочие Урала в период капитализма (1861гг.): Сб. науч. тр. Свердловск, 1991. С. 42-75 .

Тарновский К.Н. Проблема взаимодействия сош1ально-экономических укладов империалистической России на современ­ ном этапе развития советской исторической науки // Вопросы истории кагатгалистической России: Проблема многоукладности. Свердловск, 1972. С. 14-46 .

Гиндин И.Ф. Правительственная поддержка уральских магнатов во второй половине ХГХ — начале XX вв. // Исторические зап. М., 1968. Т. 82. С. 121 .

Сигов СЛ. Очерки по истории i-орнозаводской промышленности Урала. Свердловск. 1936. С. 36,124 .

Адамов ВВ. Об оригинальном строе Урала // Научная сессия, посвященная проблемам многоуклащюсти российской эко­ номики в период империализма. Докл. М., 1969. С. 80; Он же. Об оригинальном строе и некоторых особенностях развития горнозаводской промышленности Урала // Вопросы истории капиталистической России. Проблема многоукладности.. .

С. 225- 256 .

Гуськова Т.К. Эволюция горнозаводского хозяйства Урала во второй половине ХГХ — начале XX вв. (По материалам Нижнетагильского округа) // Вопросы истории капиталистической России. Проблема многоукладности... С. 257-267 .

Яцунский В.К. Промышленный переворот в России: (К проблеме взаимодействия прогаюдительньк сил и производствен­ ных отношений) // Вопросы истории. 1952. № 12. С. 4&-70 .

^Рындзюнский П.Г. Указ.соч .

Струмилин СТ. Промышленный переворот в России. М„ 1944 .

Черныш М.И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. Пермь, 1959 .

Кривоногов ВЯ. Некоторые вопросы историографии промышленного переворота в горнозаводской промышленности Урала, 40 - 90-с гг. ХГХ в. // Историческая наука на Урате за 50 лет. Свердловск, 1967. Вып. 1. С. 65-74 .

j8 Белов В.Д. Указ.соч.; Весновский В.А. Рабочий вопрос на Урале. Екатеринбург, 1897; Дмитриев А Л. Биографический ука­ затель памятных деятелей Пермского края. Пермь, 1902; Иванов П А. Краткая история управления горной частью на Урале .

Екатеринбург, 1900; Иоксимович Ч.М. Мануфактурная промьшшенность в прошлом и настоящем. М., 1915; Котлецов А.А .

Русская буржуазия. М., 1912; Манолов Г.И. Торговля и промышленность Российской Империи. М., 1895; Митинский А Л Горнозаводской Урал. СПб., 1909; Озеров И.Х. Указ.соч.; и др .

Дашкевич Л.А., Корсунова СЛ. Техническая интелштенция Урала ХГХ век // Учен. зап. Свердловского областного крае­ ведческого музея. Т. 2. Екатеринбург, 1997; Крыштановская О.В. Инженеры. Становление и развитие профессиональной группы. М., 1989; Соловьева А.М. Промышленная революция в России в ХГХ веке. М., 1990; и др .

Вести, финансов, промышленности и торговли; Горный журнал: Записки Русского технического общества; Памятные кни­ ги; Сборник статистических сведений по горной части; Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленно­ сти России; Техническое образование, Торгово-промышленная газета и др .

Отчеты Уральского горного управления о состоянии горнозаводской промьпцленности; Переписка Горного департамента с окружными инженерами; Формулярные списки горных инженеров Управления горной частью на Урале; Отчеты об изобре­ тениях и нововведениях на заводах; Отчеты о командировках горных инженеров и л^хников за границу и т.л .

Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 1998. С. 240 .

МЛ. Вельбой (Екатеринбург)

ДИНАМИЬСА ДОХОДОВ УРАЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПОСЛЕВОЕННЫХ

ДЕСЯТИЛЕТИЙ В ИСТОРИОГРАФИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 1980-х гг .

Вторая половина 1980-х — начало 1990-х гт. — переходный период в исторической науке в целом и в историографии экономических проблем советского периода в частности .

Имтгульсы, исходящие из политической сферы, приводят к глубинным изменениям в истори­ ческой науке. В это время в отечественной исторической науке прослеживается сосущество­ вание тралиттионных для советской историографии направлений и проблематики исследова­ ний, а также обозначаются иные подхода .

В советский период работы историков и экономистов носили, как ггравило, пропаганди­ стский и комментаторский характер. Данные работы, являясь социальным заказом, отражали политический курс государства и имели четкую привязку к программным документам прави­ тельства, освещая проблемы и залачи постатейные в них .

XXVII съездом КПСС было намечено сделать все необходимое для неуклонного роста реальных доходов трудягщтхся и повышения благосостояния всех слоев и социальных групп в соответствии с экономическими возможностями страны, а также «улучгнить соотношение размеров заработной платы по отраслям народногх) хозяйства, и по различным категориям трудящихся с учетом сложности и условий выполняемых работ», что определило вектор исслсдовшшя для ученых, изучавших проблему доходов населения .

Работы экономистов В.Ф.Майера, Т.П.Насыровой, А.Ф.Новоселова, ААРогачева, В.Д. Шульца посвящены проблеме роста благосостояния населения. Авторы показывают сближение уровня оплаты труда в колхозах и совхозах, сравнивают уровень доходов граждан в 1960-е и 1980-е гг., приходя к выводу, что заработная плата рабочих и колхозников возросла в неско.гько раз. Немаловажным фактором, характеризующим рост благосостояния населе­ ния, являются, по мнению А.А. Рогачева, вклады в сберегательные кассы, сумма которых )л*еличилась за период 1960-1985 гт. в 15 раз. Оценивая темпы роста доходов населения как высокие, авторы приходят к выводу, что и в дальнейшем заработная плата различных катего­ рий населения будет характеризоваться увеличением, достиптув к 1990 гт. уровня запланиро­ ванного XXVII съездом .

Актттвгоадия внимания уральских ученых к социальной тематике, характеризуется вы­ ходом сборггиков, посвященных проблемам благосостояния населения региона. Свердлов­ ским инспттугом народного хозяйства в течение нескольких лет издается сборник «Труд и кадры в народном хозяйстве» (1986,1987,1988,1990). Преобладающее количество работ это­ го издания написано экономистами и посвящено проблеме начисления и выплат заработной плата, зависимости доходов от квалификации, существующей тарифной сетки, а также со­ стоянию кадровой проблемы в регионе .

Уральским отделением Академии Наук СССР в 1988 г. было издано три сборника, по­ священных соггиальным проблемам региона. Два из которых «Материальное благосостояние тружеников Уральской советской деревни» и «Социально-демографическое развитие Ураль­ ского села» освящают' проблемы благосостояния сельских жителей. Вопросы доходов город­ ского населешля рассмотрены в ряде статей сборника «Рабочий класс Урала в период совер­ шенствования социализма». В данных изданиях в основном представлены работы историков .

Тематика исторических исследований середины 1980-х гг. достаточно разнообразна, хотя принт тигтиальных агличий в постановке проблем в сравнении с 1970-и гг. практически нет .

Теорстико-мегодологические аспекты социального развития рабочего класса освещетты в работе М.Н. Денисевича. По мнению автора, концепция ускорения социальноэкономического развичия страны, принятая в середине 1980-х, имеет под собой предпосылки, вызревшие в 1960-1970-е гг. Нащюнальный доход, постоянно увеличиваясь и пропорцио­ нально распределяясь, обеспечит желаемый рост жизненного уровня всего населения .

Проблеме росга доходов рабочих Урала в 1960-1970-е гт. посвящены работы Г.С. Мурсалимова, JI.A. Лыковой. В публикации приводятся данные о росте доходов населе­ ния в связи со снижением подоходного налога, увеличением выплат из ОФП, начислением регионального коэффициента на Урале с марта 1974 г. Факт повышения уровня жизни насе­ ления подтверждается, по мнению Г.С. Мурсалимова, увеличением числа вкладчиков и сумм вкладов населения в сберегательные кассы. При схожей тематике вьгшеозначенные работы отличаются различным уровнем анализа источников. В статье Г.С. Мурсалимова источника­ ми при анализе проблемы доходов яатлются областные статистические сборники, на основе которых он характеризуег ситуацию, оперируя общими цифрами. В работе Л.А. Лыковой ис­ точники — статиептческие сборники и архивные данные. Анализируя материалы более де­ тально, автор делает выводы о структуре совокупных доходов рабочих семей и о структуре потребления, а также приводит данные о процентных выплатах из ОФП .

Во второй половине 1980-х гт. в связи с накоплением достаточного объема материала, историками были защищены первые кандидатские диссертации по проблемам доходов рабо­ чих периода конца 1950-1970-х гт., а также данной тематике посвящены разделы диссерта­ ций, посвященных рабочему классу и колхозному крестьянству .

Исследованию доходов колхозного населения Урала послевоенного периода посвящены работы Г.Ш. Илишева, В.П. Мотревича, Р.П. Тол-мачевой. Авторы отслеживают различнее аспекты проблемы. Мероприялням по оргшшзации оплаты труда в колхозах Башкирии по­ священ раздел монографии Г.Ш. Илишева .

В работах Р.П. Толмачевой и В.П. Мотревича освещена проблема доходов сельского на­ селения Урала. Ангоры отмечают существование до 1950-х гт. сложной экономической си­ туации в деревне. Анализируя структуру крестьянских доходов, Р.П. Толмачева и В.П. Мотревич сходятся во мнении, что затраты на питание колхозников мало зависели от де­ нежных средств семьи. Так как денежные дохода колхозников первых послевоенных лет были несколько ниже их довоенного уровня, состояние личного подсобного хозяйства опре­ деляло уровень благосостояния сельский жителей. Хотя общий уровень доходов колхозни­ ков до середины 1950-х гг., по мнению авторов, был достаточно низким, а выплаты из обще­ ственных фондов росли незначительными темпами. В целом критическое отношение к эко­ номической и политической ситуации в СССР периода сталинизма прослеживается на уровне тенденций в историографии середины 1980-х гг .

Исследованию проблем оплаты труда колхозного крестьянства периода 1970-1980-х гт .

посвящены работы Н.П. Павлова, С.Г. Важенина, И.С. ВаженинойЧ ГШ. Павлов, характеризуя уровень заработной платы сельских жителей Удмургии 1970-1980-х гг., отмечаег тот факт, что темпы роста оплаты труда в колхозах региона были выше, чем по стране в целом, хотя оставались заметно более низкими в сравнении с другими областями СССР .

Существующие различия в уровне доходов городского и сельского населения признают Н.П. Павлов, С.Г. Важешш, И.С. Важенина. Хотя, по мнению С.Г. Важенина и И.С. Важениной, в середине 1980-х гт. в Курганской, Свердловской и Челябинской областях среднедушевой совокупный доход колхозников был выше, чем у рабочих и служащих .

Неоднозначно исследователи подходят к проблеме доходности J11IX. Н Л Павлов от­ мечает повышение доли доходов ог ЛПХ в бюджете колхозной семьи Удмуртии до 27,3 %, по мнению С.Г. Важенина, И.С. Важениной доля доходов от ЛПХ в совокупном бюджете ха­ рактеризуется снижением в целом по Уралу в 1,9 раз и по Удмуртии в частности до 17,5 %' .

Таким образом, авторы, аргуметируя свои выводы фактическими данными, приходят к про­ тивоположным (даже на уровне тенденций) выводам .

В коллективной MOHOI рафии «Личное подсобное хозяйство в условиях шропромыптленной интефацюг» (1988), более корректно, обходя все острые утлы, характеризуется ситуа­ ция в ЛПХ: «У значительной части семей доходы от подсобного хозяйства в целом превы­ шают годовой объем оплаты по труду в общественном хозяйстве. Но даже при условии более низкого удельного веса доходов от подсобного хозяйства оно часто остается для сельского жителя единствешгым источником продуктов питания» .

Таким образом, можно говорить о появлении синхронных, но противоположных точек зрения на интергретшгию фактов и тенденций 1троблем благосостояния, хотя дашюе разно­ чтение не носило полемический характер и являлось скорее локальным эпизодом, нежели системой .

Середина 1980-х гг. —рубеж в плане подведения историографических итогов. Появля­ ется значительное количество историографических гтубликаций, посвященных проблеме до­ ходов уральского населения .

Вопросу благосостояния сельского населения Урала посвящена работа Н.В. Ефременкова и Р.П. Толмачевой, а также коллективная статья В.П. Молревича, Р.П. Толмачевой и В.В. Третьякова. Исследователи отмечают неравномерность изученности проблем благосостояния селян, особенно периода 1940-1950-х гг., отличающегося практиче­ ски полним отсутствием 1губликапий. С точки зрения авторов, изучение структуры доходов и расходов сельских жителей, состояние их подсобного хозяйства, сельской торговли, бытового обслуживания лишь наметилось. Без данных характеристик картина материального благосос­ тояния тружеников села не выглядит полной .

Историографические аспекты исследования уровня жизни рабочего класса (период раз­ витого социализма) освещены в публикации Л.И. Гвоздиковой, JI.A. Лыковой и коллектив­ ной работе М.Н. Денисевича, Л А. Лыковой, В.Ю. Суворова. Авторы дают краткий анализ литературы, отмечая в качестве одной из проблем фрагментарность исследований рабочего класса региона, связанную с тем, что уральские историки изучали лишь отдельные вопросы проблемы, и, как правило, на материалах одной области. Поэтому, ограниченные хронологи­ ческие и территориальные рамки не дают возможности провести сравнительный анализ и сообщить итоги изучения проблемы. В целом, по мнению исследователей, проблема благо­ состояния рабочего класса Урала только обозначена в литературе .

В целом в публикациях середины 1980-х гт. можно выделить некоторые черты, отли­ чающие, на уровне нюансов, работы исследователей этого периода от публикаций предьгдущих лет. В больигинстве исследований уже нет той восторженности по поводу строящейся социалистической действительности, которая была присуща публ1ткациям 1960-1970-х гт .

Исчезает сравнение уровня доходов населения СССР с кагтилистическими странами (в vaсгности с США). Таким образом, общее изменение настроений в обществе сказалось если не на фактическом содержании работ, то на нюансах в интерпретатии фактов. Появившийся в середине 1980-х гт. скепсис в оце1тках событий, проявился в конце 1980-х в публикатгиях, ста­ вящих своей целью пересмотр источниковой базы исследований уровня доходов. В статьях М.Н. Денисевича, Л.А. Лыковой, В.Ю. Суворова, авторы отмечают недостаточное исполь­ зование историками богатого эмпирического материала социологов (материалы бюджетных обследований семей), что сужает источниковую базу рассмотрения проблем доходов. Так как статистические данные не отражают в полной мере глубину исследований .

В работе В.П. Мотревича «Развитие сельского хозяйства Урала в первые послевоенные годы (1946-1950)», изданной в 1989 г., опровергаются данные, приведешгьге Р.П. Толмачевой .

По мнению автора, некоторые цифры, характеризующие уровень доходов населения, завы­ шены ею в 5-6 раз. Впсследствии, зги цифры перекочевывали из ттубликации в публика­ цию, что снижает достоверность работ, на них основанных. Поэтому, по мнению В.П. Мотревича, нужно вводить в научный оборот кругшьгй массив статистики, дающий дос­ товерное 11редставление о состоянии проблем в регионе .

В целом 1989 г. стал рубежным в оценках прошедгпих событий и характеристике со­ временной авторам действительное™. Усиливаются критические настроения. Показателен в этом плане анализ работ В.П. Мотревича 1988 и 1989 гт. Анализируя состояние ЛПХ в период первых послевоенных лет, в 1988 г. автор приходит к выводу: «Так как натуральные дохода семьи имели гендешгию к росту, то, соответственно улучшалось и питание колхозников» .

Однако в 1989 г. он высказываегся иначе: «Колхозники были обязаны трудиться лишь за пра­ во пользоваться приусадебным участком, продуктов с которого едва хватало, чтобы не уме­ реть с голода» .

Аналогичные тенденции прослеживаются в работах ряда других экономистов и истори­ ков. В публикациях 1989-1990 гт. экономисты Л.В. Бондаренко, Н А. Антонова, В Т. Голованова, С В. Боева, Я.Б. Сотникова, характеризуя современную им ситуацию, отме­ чают рост негативных тенденций в социальной патитике государства, приведший к увеличе­ нию разрыва между доходами сельских и городских жителей, в то время как в странах СЭВ сельскохозяйственный труд ош1ачивается практически на уровне промьлплешюго. Ряд авто­ ров считают, что рост сбережений населения в сберегательные кассы является не аргументом в пользу роста благосостояния населения (как интерпретировали его исследователи середины 1980-х гг.), а показателем нарастающего неудоалетворенного спроса .

Авторы работ конца 1980-х гт. не отрицают перспективы развития социалистического общества, но, обозначая кризисность положения, пытаются найти истоки и пути решения проблем в прошлом. Изменения политической ситуации в стране породили негативные на­ строения в обществе, а курс на «гласность» простимулирован возникновение иных подходов к уже устоявшемуся социалистическому прошлому. За достаточно когхлкий период времени проблематика исторических исследований в рамках марксистской парадигмы несколько из­ менилась, что предшествовало переменам в патетическом и экономическом курсе страны .

ПРИМЕЧАНИЯ 'Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М С. 311 .

Майер В.Ф. Благосостояние народа—на качественно новую ступень. М, 1986; Насырова Т.П. Материальное благосостояние и жилищная обеспеченность как факторы адаптации молодых рабочих на селе // Социально-демографическое развитие Уральско­ го села. Свердловск, 1988; Новоселов А.Ф. Совершенствование оплаты труда и материального стимулирования овощеводов // Труд и кадры в народном хозяйстве. Свердловск, 1986; Рогачев А.А. Социальное развитие села. Алма-Ата, 1987; Шульц В Д Общества л ю необходимый уровень оплаты труда как условие нормального воспроизводства рабочей силы на селе // Труд и кадры в народном хозяйстве...; Он же. Укрепление сошалистического принципа распределения по труду в условиях борьбы с нетрудовыми доходами // Труд и кадры в народном хозяйстве...; Он же. Оплата труда как фактор усиления трудовой активности тружеников села // Труд и кадры в народном хозяйстве. Свердловск, 1988 .

Рогачев АЛ. Указ.соч .

Денисевич M.H. Социальное развития рабочего класса' некоторые теоретико-методологические аспекты // Рабочий класс Ура­ ла в период совершенствования социализма. Свердловск, 1988 .

Лыкова Л.А Рост благосостояния рабочего класса в период совершенствования социализма // Рабочий класс Урала в период совершенствования социализма. Свердловск, 1988., Мурсалимов Г.С. Улучшение условий труда и быта рабочих и служащих Урала в 60-70-е годы (по материалам профсоюзных организаций) // Рабочий класс Урала в период совершенствования социа­ лизма.. .

Лыкова Л А Рост благосостояния трудящихся Урала в годы девятой пятилетки. Свердловск, 1984; Суворов В.Ю. Деятельность префсоюзньк организаций Урала по повышению материального благосостояния рабочего класса 1959-1970 гг. Свердловск, * Мартюшева ИЛ. Рабочие цветной металлургии Урала вгодысемилетки (1959-1965). Свердловск, 1988 .

Берсенев ВЛ. Колхозы Урала в 1966-1975 гг. Свердловск, 1985 .

Илишев Г.Ш. Башкирская деревня в первые послевоенные годы Уфа, 1988 .

Толмачева Р.П. Повышение материального уровня колхозного Урала в 1946-1958 гг. // Материальное благосостояние труже­ ников Уральской советской деревни. (1917-1985 гг.). Сб. науч. трудов. Свердловск, 1988; Мотревич В.П. Личкое нолсобноехо зяйство колхозников Среднего Урала в 1946 -1958 гг. (по материалам бюджетных обследовании) // Материальное благосостоя­ ние тружеников Уральской совегской деревни.. .

J ' Толмачева РЛ. У каз.соч. С. 80 .

Мопревич В.П. Указ.соч. С. 99-101 .

ь Павлов Н.П. Повышехше оплаты труда колхозников Удмуртской АССР в 70-е — начале 80-х годов // Материальное благосос­ тояние тружеников Уральской советской деревни...; Важенин СГ., Важенина И.С. Рост уровня жизни тружеников уральского села в 1971 - -1985 гг. // Материальное благосостояние тружеников Угзальской советской деревни.. .

Павлов НЛ. Указ.соч. С. 120 .

Важенин С. Г. Важенина И.С. Указ.соч. С. 129 .

;

Павлов НЛ. Указ.соч. С. 126 .

Важенин СГ., Важенина И.С. Укахсоч. С. 130 .

Личное подсобное хозяйство в условиях агрощюмышленной интеграции / Под ред. В.Б. Островского. М., 1988 .

Нфременков НБ., Толмачева РЛ. Состояние и задачи изучения истории рабочего класса Урала (на этане развитого сошатизма) // Урал и проблемы региональной историографии. Советский период. Свердловск, 1986 .

Мотревич B.II, Толмачева Р.П., Третьяков В В. Проблемы материального благосостояния сельских тружеников Урала в но­ вейшей литературе // Материальное бтагосостояние тружеников Уральской советской деревни.. .

Гвоздикова Л.И., Лыкова Л А Состояние и задачи изучения истории рабочего класса Урата (на этапе развитого социализма) // Урал и проблемы региональной историографии.. .

~ Денисевич МЛ., Лыкова Л А, Суворов В.Ю. Исследования уровня жизни рабочего класса Урата в условиях развитого социа­ лизма (историография гггхблемы)/У Урат и проблемы региональной историографии.. .

Там же; Лыкова Л.А. Статисгические материалы как источник исследования проблем благосостояния и ку.тьтурного уровня рабочего класса Урата в период совершенствования социализма II Рабочий класс Урата в период совершенствования социализ­ ма.. .

Мотревич В Л. Развитие сельского хозяйства Урата в первые послевоенные годы (1946-1950). Свердловск, 1989. С. 4 .

Он же. Личное подсобное хозяйство колхозников Среднего Урата в 1946-1958 гг. (по материатам бюджетных обследований) // Материальное благосостояние тружеников Уральской советской деревни.. С. 98-101 .

Он же. Развитие сельского хозяйства Урата в первые послевоенные годы... С. 17 .

Д А Гаврилов (Екатеринбург)

П Р О Б Л Е М Ы СОЦИАЛЬНОГО СОСТАВА УРАЛЬСКИХ РАБОЧИХ

КОНЦА X I X — Н А Ч А Л А XX вв .

Исследование социального состава рабочих имеет важное знача ше для определения их социально-экономического и политического облика, степени организованности, социальной и политической активное ги, восприимчивости к оппозищонньш и революционным идеям. Со­ циальный состав рабочего класса является важнейшим показателем его социальной силы .

Причем нельзя не учшъгоать, что социальная структура рабочего класса, в силу постоянной трансформации проговодителънъгх сил и производственных отношений в обществе, находит­ ся в непрерывном развитии и изменении .

Механизмом самого модернизационного процесса рабочий класс обучается, объединя­ ется и организуется или, наоборот, раегтыляется, его отдельные отряды переходят в иные со­ циальные гругаты. Тем не менее, поскольку наемные рабочие — непосредственные произво­ дители, существующие за счет продажи своей рабочей силы — являются неотъемлемой со­ ставной частью современного индустриального, шштатистического, или как принято сейчас говорить, выражаясь более деликатно, рыночного общества, независимо от того, нравится это кому-либо или не нравится, являются классом кагтиг&чистического общества .

В конце ХГХ — начале XX вв. в России, в том числе и на индусгришгъном Урале, проис­ ходил быстрый рост численности пролетариата, росла конценграция рабочих на крупных предприятиях, шло ускоренное освобождение рабочих от связи с землей, увеличивались гра­ мотность, сознательность и социальная активность рабочих. Промышленные рабочие Урале конца ХГХ — начала XX вв. уже не походили на крепостных мастеровых и непременных ра­ ботников дореформенного времени. Не следует смешивать их и с рабочим классом советского периода, жившим в совершенно иной социально-экономической формации, при совер­ шенно другт?х производсгаенных отношениях, в другой социальной сфере .

Советская историография, всегда уделявшая много внимания изучению истории рабо­ чего класса, много сделала для выяснения социального состава рабочих Урала. Среди наибо­ лее значительных работ, посвящешгых этой проблеме, следует назвать работы Ф.С. Горового, В Я. Кривоногова, И.С. Капнуговича М.И. Черныша, Ф.П. Быстрых, В.Е. Четина Л.С. Юдиной, Л.И. Фугорянского и др. В работах этих авторов, с разных сторон и с различ­ ной сгепенью глубины и обстоятельности;, выяснялись вопросы состава уральских рабочих по возрасту и полу, семейному положению, нагщонатьности, кватификации и производственно­ му стажу, грамотности, связи с землей и т.п., определялись по объективным признакам раз­ личные слои рабочего класса .

Исследование проблемы сопровождаюсь оживленными дискуссиями, особенно по во­ просу о связи различных групп рабочих с землей, весьма актуальному для Урала рассматри­ ваемого периода. Достаточно вспомнить дискуссию, происходивгтгую по этому вопросу меж­ ду двумя видными уральскими историками, докторами исторических наук — Ф.С. Горовым и Ф.П. Быстрых, гфиведшую к сглаживанию и смягчению их ранее диаметрально противопо­ ложных точек зрения. Советские исследователи не употребляли или употребляли очень редко термин «стратификация» (от латинского слова stratum — слой) из-за его использования зару­ бежной историографией для оправдания неравенства.людей и обоснования деления общества на «высшие», «средние» и «низшие» слои (страты) .

Итогом, 1Юдводившим черту под исследованиями 1950-х — первой половины 1980-х гт. обобщившим, сиегематизировавшим, дополнившим и заверпжвшим их, явилась моно­ графия «Рабочие Урала в период домонополистического капитатизма, 1861-1900 (Числен­ ность, состав, положение)», изданная в 1985 г., на рубеже советского и постсоветского перио­ д а которую новейший исследователь проблемы М Л. Фельдман характеризует следующим образом: «Результаты демо1рафических исследований, наряду с анализом материалов пере­ писи 1897 г., широким кругом источников — стали основой для выполнения Д.В. Гавриловым фундаментального труда по истории рабочих Урала в 1861-1900 гг., имею­ щего важное методологическое значение для исследователей рабочей тематики» .

Сам М.А. Фельдман, используя «новейшие методологии», счел, что его гфедшественники не обратились «к градации рабочих края по ведомственному признаку», что он считает серьезным пороком. Поэтом)' М.А. Фельдман решил дать свою, новую тсчассификацию со­ става уральских рабочих, дать их новую «социальную стратификацию», уже руководствуясь другими критериями, полагая, что именно «ведомственная принадтежностъ... стала одним из ведущих факторов, определивших дифференгтяавдю внутри рабочих) социума Урала»"* .

В соответствии с этим постулатом М.А. Фельдман выделил среди рабочих Урала дтя 1914 г. три труппы. В первую группу — рабочих индустриального общества, — он зачислил всех рабочих основных производств казенных горнозаводских округов, числом в 49 811 чел., из которых 36 тыс. чел. — рабочих основных, транспортных и энергетических цехов — отнес «к социальному слою рабочих, мало отличавшихся от пролетариев основных промьлтгленных центров» .

Во вторую группу — «рабочих переходного этапа от мануфактурной к фабричнозаводской эпохе» — он отнес заводских рабочих частных и посессионных горнозаводских ок­ ругов в числе около 110 тыс. и 48,3 тыс. рабочих фабрично-заводской промышленности. Об­ щими структурообразующими признаками этой фугаты, по его мнению, являлись: «низкий уровень мехагшзации производстг^нных процессов, и, как следствие, преобладание тяжелого ручного труда, фрагментаргтый характер социальной защиты» .

Третьей фуппой — «рабочих мануфактурной эпохи» — по его классификации явля­ лись «рабочие горнодобывающей промышленности» численностью в 98 267 чал. Признаками этой группы называются: маломеханизировапность рудного хозяйства, лримигавные орудия груда в угольной промыигленности — «обушок», кайло и лопата, сезонность работ .

Потрясающ и совершенно неожидан радикальный, не вытекающий из его «стратифика­ ции», вывод, к которому пришел исследователь: «Наличие столь различных социальных групп, — заключает М.А. Фельдман, — подводит к выводу о том, что понятие «рабочий класс Урала» применительно к 1914 г. следует рассматривать как статистическую, но не как реальную социальную сбшносгь» .

В основу своей классификации М.А. Фельдман положил этакратический тип ciparaфикации». «Специфика системы этакратического типа, — пишег М.А. Фельдман, — заклю­ чается в том, что каркас стратификационной структуры образуег сама государственная власть... В этом корневое сходство сословного деления дореволюционного социума и иерар­ хии послереволюционного общества... Поддерживая подобный вывод, — заявляет М.А. Фельдман, — заметим, что он служит и методологической основой для изучения исто­ рии рабочих гфомъшшенности Урала вне деления на досоветский и советский период» .

Однако социальная структура рабочего класса досоветского и советского периодов принципиально отличались друг от друга и по роли государственной власш в их формирова­ нии, и по своей сущности .

Основным недостатком предложенной М Л. Фельдманом классификации социального состава уральских рабочих конца ХГХ-начала XX вв. является подразделение рабочих на слои исключительно по юридическим и бытовым признакам, отсутствие в ней связи с экономиче­ ским базисом. Машинная техника и промъппленные технологии требовали для себя рабочих определенной квалификации, с соответствующими техническими знаниями и достаточным культурным уровнем, поэтом} именно технический и технолопгческий уровень производст­ ва, производственная квалификация, технические знания и навыки, общая культура рабочего являлись определяющими для утверждения его в системе кагатгашстического производства, занятия им своего места в капиталисгическом обществе .

Предложенная М.А. Фельдманом классификация не выдерживает критики, она просто ненаучна. Ютссифицировать, объединять в флтглы можно только однородные, сопоставимые друг с другом предметы. Это обязательное требование любой научной работы проигнориро­ вано М.А. Фельдманом, который, руководствуясь вьтданугым им самим положением о ре­ шающей роли «градации рабочих по ведомственному принципу)), объединил в названные им грутплы рабочих разных заводов, занятых на совершенно разных по техническому оснащению производствах, живших в совершенно разных социагьно-экономических условиях и имевших разный согщалььгый облик .

Его классификация оторвана от- реальной жизни. М.А. Фельдман безосновательно за­ числил (по ведомственному гфинципу!) в первую гртплу «индустриалышх рабочихпролетариев (или мало отличавшихся от пролетариев)» рабочих мелких, технически отста­ лых, захолустных казенных заводов, еще не оторвавшихся окончательно от земли. Вот обра­ зец такого завода, не единственного в этой группе. «Арлинский завод, — писал в 1903 г .

Е.И. Рагозин, — типичный пережиток старины. Десять кричных горнов, из которых пять контуазской системы, а пять совершенно неизвестной, одна старая-престарая воздуходувная ма­ шина с вертикальными 1хилиндрами и десягь молотов, вкривь и вкось медленно тюкающих от водяного колеса — вог все оборудование этого курьезного завода» .

Рабочие завода были тесно связаны с землей. «В весеннее и летнее время, — писала-эб Артинском заводе в 1904 г. «Торгово-промыптенкая газета», — местное население занима­ ется сельским хозяйством, как-то: посевом хлеба и других злаков... В е с н о й.. к о г д а начинаются полевые работы, и летом рабочие не только неохотно работают на заводе, но даже со­ всем отказываются от работы, потому-то и гфиходится здесь отпускать рабочих на страду почти что на три месяца» .

Как видно из вьцлепргтаеденной характеристики, рабочих Артинского завода того вре­ мени в их общей массе невозможно безоговорочно признать ицдустриалыгыми «рабочимипрапетариями». Между тем, по классификации М.А. Фельдмана, все рабочие подобных ка­ зенных заводов отнесены к груше «иглдустриалыгых рабочих», подлинных, или почти под­ линных пролетариев .

Нет оснований называть рабочих второй грутгпы «рабочими переходного этапа от ма­ нуфактурной к фабрично-заводской эпохе», поскольку вся основная масса уральских метал­ лургических заводов совер11шла такой переход еще в 40-60-х гг. XIX вв. и к 1914 г. на Урале метаттургических «заюдов-магтуфактур» не осталось. Более того, ряд крупных частно&ладельческих и посессионных заводов превратились в крупные, технически хорошо оснащен­ ные предприятия, по своему техническому оборудованию превосходившие казенные заводы, причем их рабочие кадры во многих случаях состояли полностью или в большинстве своем из наемных рабочих-пролетариев, не имевших традиционных для Урала собственных домов, домашнего скота и участков земли .

Надеждинский мешьтургаческий завод, псклроенньш в 1894-1896 гг. в Богословском частновладельческом округе на Северном Урале, в глухой тайге, был оснащен современным обо­ рудованием, юготовленным фирмами Германии, Франции, Бельгии. Он сразу имел 4 большие доменные и 4 мартеновские печи, мощные воздуходувные магггины, 4 аппарата Каупера, мощ­ ный обжимной стан и чисговой стан трио, вьгкатьгвавший сразу три рельса На заводе не было юдяных двигателей, все механизмы приводились в движение только паровыми и электрически­ ми двшвтелями. Уже в 1900 г. завод произвел 2,5 млн пуд. чугуна, 3,1 млн пуд. стали, 2,8 млн пуд .

проката и стал самым гфупньгм металлургическим гтредприятием на Урале. Все рабочие завода были пришлыми гггххлетариям!! не имели земельных наделов и собственного домашнего хозяй­ ства. Завод никогда не был матяуфактурой, на мануфактуру XVHJ в. совершенно не походил, но М А. Фельдман отнес его рабочих к ipynne «рабочих переходного этапа от мануфактуры к фаб­ рично-заводской эпохе» .

Чусовской частновладельческий железоделательный завод, построенный Камским ак­ ционерным обществом в 1883 г., в отличие от старых уральских заводов, не имел традицион­ ного пруда — все механизмы гфиводились в действие исюпочительно паровыми магшшами .

В 90-е гг. в заводе были построены две большие доменные печи, три мартеновских печи, дей­ ствовали шесть ггрокатньгх станов, введена прокатка рельс. Почти все рабочие были пришлы­ ми, не имели земельных наделов и домашнего хозяйства Завод никогда не был мануфактурой и не походил на нее, но по классификации М.А. Фельдмана его рабочие тоже попали в фушту «рабочих переходного этапа ог мануфактуры к фабрично-заводской эпохе» .

В Лысьвенском металлургическом заводе графа П Л. Шувалова в 1898-1899 гт. был по­ строен новый большой мартеновский цех. От традшхионньгх построек уральских заводов он отличался уже тем, что представлял легкое арочное здание, сооруженное целиком из железа, стали и стекла. Все механизмы в цехе — ковши для разливки стали, краны-бегуны для сни­ мания изложниц и выбрасывания слитков из лтггейной канавы, подъемники для подачи мате­ риалов к печам, — приводились в движение электромоторами. Мартеновский цех Лысьвенского завода был первым в России мартеновским цехом, полностью оборудовашгым одними электрическими двигателями. Большинство рабочих на заводе были пршшгьгми. На мануфак­ туру XVIII в. завод тоже не походил .

Подобные примеры можно приводить и дальше. Вновь псклроенньге на Урале в конце ХГХ в. металлургические заводы были оснащены современной по тому времени техникой, а почти все 1фуггнь1е частновладельческие и посессионные заводы в 80-90-е гт. XIX в. и в нача­ ле XX в. основательно реконструированы на базе новой техники. 35 мелких нерентабельных металлургических заводов с устаревшей, изношенной техникой были закрыты. На Урале в начале XX в. уже не существовало «заводов-мануфактур» и выделение рабочих частновла­ дельческих и посессионных заводов в групп} «рабочих переходного этапа от мануфактуры к фабрично-заводской эпохе» является ненаучным, искусственно надуманным .

Также ненастным, надуманным является выделение М.А. Фель;гманом в третью грутшу — «рабочих мануфактурной эпохи» — рабочих горнодобывающей 1тромышленности на том основании, что было м а ю механизировано рудное хозяйство, а орудиями труда в угольной промьпшенности сллокили «обушок», кайло и лопата. Но эти рабочие трудились на крупных предтфиятиях, организованных по-кагтиталиешчески, были наемными рабочими этих пред­ приятий и относить их к рабочим эпохи несуществующих уже более полувека мштуфакгур нет никаких оснований .

Кроме того, нельзя не напомггить, что в начате XX в. на крупных железных рудниках (в 1914 г. на 6 из них было добьгго 55,2 % всей уральской железной руды) были проложены рельсовые пути, руда отвозилась с них паровозами, на них были сооружены воздушноканатныс дорога, имелись механические наклонные подъемники с опгхкидьгоающимися ва­ гонетками, действовали паровые машины и локомобили, электрические двигатели, появились паровые экскаваторы, компрессоры и пневматическое бурение. Угольные шахты тоже меха­ низировались и электрифицировались. Рабочие этих тфедориятий не походили на мануфак­ турных рабочих .

Применение ручного труда никак не может служить признаком принадлежности рабо­ чих к мануфактурной стадии развития производства, господствовавшей в ХУП-ХУШ вв. В наши дни в США, во всемирно известной аэрокосмической фирме «Боинг», использую *ся 120 тыс. рабочих, но из них только половина занята на основном производстве, а другая поло­ вина работаег на дому и в мелких мастерских, изготовляя и собирая вручную отдельные дета­ ли. Следуя классификации М.А. Фельдмана и Т.К. Гуськовой, всех их тоже надо счигать ра­ бочими мануфактурной эпохи. Человеческая рука является уникальнейшим инструментом и ручной труд, безусловно, сохранится и в постиндустриальную эпоху, будет существовать все­ гда, пока существует человечество .

Непонятно, почему рудничных рабочих казенных заводов М Л. Фельдман отнес к рабо­ чим первой гругты, а точно таких же рудничных рабочих частновладельческих и посессион­ ных заводов — к рабочим второй группы .

На имевшиеся в работе М Л. Фельдмана «недостаточно проработанные аспекты и оши­ бочные положения», на ненаучность его классификации сощтального состава уральских ра­ бочих конца XIX — начала XX вв. путем «градации рабочих края по ведомствегшому при­ знаку», ему указывалось при защите им докторской дассертации, но автор настойчиво про­ должает повторять эту «стратификацию» в своих трудах, дополняя ее новыми ненаучными «добавлениями» .

В статье «Социальные трансформации и сошокультурный уровень рабочих Урала в первые десятилетия XX века» (2004), написанной совместно с С П. Постниковым, он выделил уже четыре социальные фуппьт рабочих, добавив к ранее названным трем еще одну футтпу. В «.массиве» рабочих, который прежде «историки традиционно относили к рабочему классу Урала» (как указывалось выше, сам М.А. Фельдман рассматривает понятие «рабочий класс»

как статистическую, но не как реальную социальную общность), он выдели,! следующие че­ тыре социальные фуппьт: 1) Рабочие индустриальной эпохи; 2) Рабочие переходного этапа от мануфактурной к индустриальной эпохе; 3) Рабочие мануфактурной эпохи: 4) Рабочие домануфактурной эпохи .

К рабочим добавочной четвертой гоутты — «рабочих домаггуфактурной эпохи» — М Л. Фельдман отнес вспомогательных сезонных рабочих, занятых преимущественно в лесо­ заготовительном производстве (примерно 130 тыс. чел., занятых на казенных, частновладель­ ческих и посессионных заводах — «ведомственный признаю) уже исчез), классификацион­ ными признаками которой он называет «преобладание артельного груда, ручного производ­ ства и подвоза, временность занятости». Производство домануфактурной эпохи — это уже ремесло средних веков и древнего мира. Стоило ли так далеко отодвигаться в глубь темных веков? Ведь эти сезонные рабочие как-никак работали, пусть даже «ручным производством и подвозом», на крупных каггиталистических ггредприялиях, были наемными рабочими капита­ листических предприятий, и заносить их в домшгуфшаурную эпоху можно только имея бога­ тую фантазию .

Предложенная М Л. Фельдманом классификация «градации рабочих края по ведомст­ венному признаку», его «социальная стралификация» оторвана ог реальной историческое действительности, является надуманной, созданной чисто умозрительным путем по второсте­ пенному для рассматриваемого периода признаку. Она не вносит ясности в проблему соци­ ального состава уральских рабочих конца ХГХ — начала XX вв., а лишь затемняет ее, показы­ вает ее в искаженном, иррациональном виде, поэтому не может считаться научной и не может быть принята в исторической науке .

Науку нужно двигать вперед, она должна развиваться, совершенствоваться и уточняться по мере накопления новых знаний и возникновения новых идей, но она не должна подлажи­ ваться под конъюнктурные «этакратические» типы стратификации, должна строго придер­ живаться научных методов .

ПРИМЕЧАНИЯ Фельдман МА. Рабочие крупной промышленности Урала в 1914-941 гг. Екатеринбург, 2001. С. 21 .

Там же. С. 17 .

Там же. С. 82 .

Там же. С. 83-84 .

Там же. С. 7-8 .

Рагозин Е.И. Железо и уголь на Урале. СПб., 1903. С. 77 78 .

Цит. по: Металлисты Урала накануне и в период 1905 года: Сб. материалов и документов. Свердловск, 1926. С. 33 .

Ауэрбах А.А. О постройке в Богословском округе Надеждинского завода // Известия общества горных инженеров. СПб., 1897. _ b 4. С. 27-31; № 5. С. 4(МЗ .

N Спехов И.И. Чусовой — город уральских металлургов. Пермь, 1958; Металл и люди: к 100-летию Чусовского металлурги­ ческого завода. Пермь, 1979; Губайдуллин И.Н. Столетие Чусовского металлургического завода // Сталь. М., 1979. № 7 .

Умов А.И., Вериго СЮ. Постройка и эксплуатация мартеновской фабрики в Лысьвенском заводе графа П Л. Шувалова .

СПб., 1901. С. 23-39 .

Постников СЛ., Фельдман М.А. Социальные трансформации и социальный уровень рабочих Урала в первые десятилетия XX века // Социальные трансформации в российской истории. Докл. Междунар. науч. конф., 2- 3 июля 2004 г. Екатеринбург М., 2004. С. 171-173 .

–  –  –

Работа выполнена по гранту РФФИ № 0 4 - 0 6 - 9 6 0 5 9 «Смертность на Урале (XVIII — начало XX вв.)» .

феномен был осознан в качестве злободневной, нас}тдной проблемы. Одним из путей ее ре­ шения выступала разработка средствами статистики анализа имеющейся в распоряжении ис­ следователей информации о случаях смергносги среди детей .

«Состоя 11 лет на службе земства, — писал Н.А. Русских, — я невольно занимался во­ просом: на что в особенности следует обратить внимание земском}' врачу в его разносторон­ ней деятельности, чтобы принести наибольшую пользу? В чем главным образом гтуждается местное население и чему можег, до некоторой степени, помочь земский врач? Для того, что­ бы ориентироваться в таком важном вопросе, нам следует обратиться к стагистике. Из нее мы узнаем, что Россия по числу смертных случаев на 1000 [населения] сгоит в числе первых сре­ ди всех европейских государств. Вот какие цифры смертности мы находим: коэффициент смертности в Венгрии составлял 38,5; России — 37,3; Австрии — 31,1; Испании — 30,5; Ита­ лии — 30,3: Германии — 27,8; Франции — 26,3; Англии — 22,3; Норвегии — 17,1; Ирландии — 17,1 .

Таким образом, только в Венгрии процент смергносги выше, чем в России, в других же государствах он ниже и при том в Норвегии и Ирландии он доходит до замечательно низкой цифры в 17,1 pro mille. Пермская губерния, в свою очередь, среди прочих губерний Европей­ ской России, занимает по числу смертных случаев также одно из первых мест. Вот, например, цифры, взятые нами из отчета Медитгинского департамента за 1884 г.: Нижегородская — 48;

Пермская — 44: Оренбургская — 44; Сувалкская — 20; Ковенская — 20; Курляндская — 17 .

Итак, Пермская губерния имеет такой высокий процент смертносги, который обращает на себя серьезное внимание и ставит ее в ряду неблагополучных местностей, требующих, гак сказать, «усиленной охраны», — конечно, в санитарном смысле слова. Люди, посвятившие себя изучению здравоохранения, утверждают, что если вести надлежащий образ жизни, как по отношеггию к индивидуальным особям, так и по отношению к целым общинам, то прибли­ зительно половина болезней была бы }лтичтожена и ежегодная средняя смертность не превы­ шала бы 15 на 1 000 [чел.]. Английское законодательство предписывает исследование обще­ ственных условий во всех случаях, когда общая смертность в каком-нибудь округе превыша­ ет 23 на 1 000» .

Из приведенной цитать1 видно, что проблема смертности формулировалась как стати­ стическая (посредством статистических данных и статистических приемов). Общесгвенным мнением она осознавалась как проявление отсталости России от передовых европейских стран. Благодаря своей убедительности прием сравнения уральских показателей с данными по другим странам, регионам и местностям стал впоследствии в демографической практике общепринятом. В дореволюционной литературе пгзедставлена масса статистических сведе­ ний о детской смертности. В силу этого нами для анализа отбирались работы, в которых дан­ ное понятие было проблематизировано, что позволило ему выступать в качестве эффективно­ го инструмента познания демографической ситуации .

Первые достаточно представительные исследования о детской смертности появились на Урале в 1880-е гт. В 1880 г. была опубликована монография старшего врача лазарета Ижев­ ского завода И. Андржеевского «Болотные болезни на Севере: Медико-топографическое опи­ сание Ижевского оружейного завода». Дав характеристику основным демографическим про­ цессам — рождаемости и брачности — автор уделил особое внимание анализу смертноста, в том числе детской. Основой его данных стали материалы церковного учета (метрики) за зна­ чительный период времени, с 1840 по 1877 гт. Предприняв разработку данных о смертности но возрасту (причем самый ранний детский возраст был разделен им на рубрики «до 1/2 го­ да», «до года»), И. Андржеевский установил, что смертность детей в первые шесть месяцев их жизни составляет около трети всего числа умерших (32,83 %), а к концу года достигает 41,29 %. Затем, зная число родившихся, исследователь применил следующий статистический прием: вычислил отношения рождаемости к смертности на первом году жизни, которое со­ ставило 33,85 % .

Он также разделил 18-летний период наблюдения (с 1860 по 1878 гг.) на три шестиле­ тия, получив таким образом материал для сравнения показателей детской смертности, что по­ зволило выявить ее динамику: «Рассматривая затем смертность детей на первом году жизни по шестилетним периодам, мы находим, что в первом шестилетии она составляет 40,46 % общей смертности, во втором — 39,95 % (что объясняется, между прочим, и некоторым уменьшением рождаемости в этом периоде), и, наконец, в третьем — 44,5 %». Подобная раз­ работка помогла автору сделать вывод об ухудшении показателя детской смертности в поре­ форменный период по сравнению с дореформенным. «В общем же, — отмечал И. Андржеевский, — смертность детей на первом году жизни, составлявшая до увольнения оружейников (до 1867 г.) 40,46% общей смертности, возвысилась посте увольнения до 42,22 %» .

Повозрастные показатели детской смертности И. Андржеевский дифференцировал по половой принадлежности и соединил их с анализом аналогичных данных по рождаемости, выявив определенную специфику. «...Что в особенности отличает смертность детей в заводе, так это большой перевес умирающих мальчиков над девочками, далеко не ссютветствуюший естественному перевесу их рождаемости. Средним числом в заводе рождалось в последние 18 лет на 100 девочек 105,6 мальчиков, между тем как для смертности их мы находим в нашей таблице следующие соотношения: за все три шестилетия умерло до года на 100 девочек 117,17 мальчиков, при чем до 1867 г. (первое шестилетие) умирало на 100 девочек 113,67 мальчиков, после же этого года на 100 девочек уже более 119 мальчиков. Затем, до пятилетне­ го возраста смертность мальчиков уменьшается до 100:104,82, но таким образом, что в первое шестилетие (до 1867 г.) на 100 умерших мальчиков приходится 101,75 девочек, в остальные же два шестилетия наоборот — на 100 девочек 109,52 мальчика!.. Нельзя не обратить внима­ ние на это прогрессирующее вымирание детей мужского пола, которое можно объяснить только возрастающим физиологическим ослаблением — вырождением населения и, по пре­ имуществу, мужеской его половины», — отмечал И. Андржеевский. Заметим, что, характе­ ризуя детскую смертность по половому признаку, исследователь пользовался не абсолютны­ ми, а относительными показателями (100 девочек на столько-то мальчиков и, наоборот), ко­ торые затем широко войдут в исследовательскую практику .

Чтобы выявить влияние на смертность «времен года» рассматриваемый автор распреде­ лил имеющийся материал по месяцам, получив таким образом посезонные сведения. Для бо­ лее наглядного их анализа он использовал метод составления диаграмм: общей смертности, до 5 лет, от 5 до 15 лет, от 15 до 50 лет и после 50 лет. «С первого взгляда на этот ряд кривых линий, — писал И. Андржеевский, — обнаруживается, что кривая общей смертности, есть как бы повторение кривой, изображающей распределение смертности в детском возрасте, что происходит, конечно, от подавляющего численного преобладания этой последней, за кото­ рым исчезают характерические колебания всех прочих кривых линий». Подметив столь инте­ ресную особенность раегтределенш сезонной смертности, исследователь описал остальные кривые, в том числе и по смертности до года, показав динамику детской смертности. «Рас­ сматривая ординату детской смертности, — указывает автор, — мы замечаем в ней ту особетшостъ, что вместо обычных maxima и rriinima она в течении целого года следует собствен­ но двум только направлениям: восходящему и нисходящему. Первое начинается с марта и, продолжаясь почти беспрерывно, достигает высшей своей точки в августе, когда вымирает, наконец, все, что было наиболее слабого в детском возрасте, вследствие чего происходит сначала условное сильное понижение смертности в сентябре, которое упрочивается в следующие месяцы и. несмотря на большую прибыль новорожденных в октябре и в яггваре, удерживает свой низкий уровень до февраля включительно. Таким образом, около шести месяцев в году смертность детей в заводе держится выше средней и почти столько же времени ниже сред­ ней». И. Андржеевский также приводит еще одно интересное наблюдение (опять же стати­ стического характера), которое с его точки зрения, могло пролигь свет на причшгу подобной динамики: кривая смертности до года обнаруживала «замечательное соотношение» с ходом средней температуры .

В 1883 г. появилась монофафия врача М.М. Чашницкого «Материалы к исследованию Чердынского уезда в медико-статистическом и санитарном отношении». Хотя в названии фи­ гурировал весь уезд, автор обследовал только его первый врачебный участок (он же составлял первое благочиние). В него не входила так называемая «закамская» чаегь Чердынского уезда, а были включены волости, расположенные по Колве, Вишере и Каме. Поскольку в первом участке насчитывалось 25 волостей, у автора имелась хорошая возможность поволосгной разработки статистических данных. Основой его работы также стали материалы церковного учета населения за 1872-1880 гг. Исследователь сравнил смертность до года с общей смерт­ ностью по всем 25 волостям и тем самым установил долю детской смертности в общей. При изучении повозрастной смертаости он ввел более дробную фадацию промежутка от рожде­ ния до доеллгжения ребенком одного года: до 1 месяца, 1-3 месяца, 3--6 месяцев, 6 месяцев — год. М.М. Ча11тницкий сочетал повозрастные показатели с распределением по полу, что по­ могло ему, как И. Андржеевскому, доказать преобладание смертей среди мальчиков по срав­ нению с девочками, но уже не для горнозаводского, а для сельского населения Урала. По дан­ ным Чашницкого, в возрасте до одного месяца с 1872 по 1880 г. в первом врачебном участке умерло 1048 мальчиков и 843 девочки, с одного до трех месяцев —1048 мальчиков и 867 де­ вочек, с трех до шести месяцев это соотношение равнялось — 998 к 861, от шести месяцев до года — 883 к 802. Очевидным было также колебание и затем постепенное снижение детской смертности в течение первого года жизни: до месяца общие значения злого показателя (сум­ мированные нами по данным М.М. Чапгншгкого) составили 1891 младенец, от одного месяца до трех — 1915, от лрех месяцев до шести — 1859, от шести месяцев до года — 1685 .

Автор также остановился на характеристике сезонной смертности по возрастам и тем' самым продемонстрировал вклад детской смертности в обитую. Во многом ее показатели ока­ зались аналогичными ситуации в Ижевском заводе. По наблюдениям М.М. Чашницкого, смертность до года в январе, феврале, марте и апреле «почти не принимает участия в общей смертности», в мае она поднимается, в июне начинает превышать средние показатели, в авгу­ сте «оказывается выше всей смертности и почти собой покрывает все остальные возрасты», потом она быстро падает, оставаясь в сентябре еще выше средней, в октябре, ноябре и декаб­ ре ее почти не было. «Для детей,июль, август представляются самыми страшными месяца­ ми», — заключает М.М. Чашницкий. При этом исследователь идет еще дальше, соединив повозрастные данные с посезонными по всем 25 волостям. Этот анализ он провел избира­ тельно: во-первых, не по всем смертным случаям, а по тем из них, причинами которых стали понос и оспа; во-вторых, офаничился сведениями по мальчикам .

В 1884 г. на страницах «Пермских губернских ведомостей» была оггубликована серия статей врача П.Н. Серебрянникова под обпвгм названием «Рождаемость и смертность в г.Ирбите за 17 лет (1865-1888 г.) как кригериумы для определения санитарного состояния города), оформленная затем автором в монографию и заштгщенная им в качестве диссерта­ ции. С появлением данной работы исследования смертности горнозаводского и сельского на­ селения были дополнены изучением городского уровня. Материал П.Н. Серебрянниковым, как к предьцгушими ангарами, был взят из метрик всех церквей Ирбига.

Он также вычислил долю смертности до года в общей, которая равнялась 44,92 %, и заключил по этому поводу:

«Смертность, особливо детская в Ирбиге чудовищная». П.Н. Серебрешшковым осуществле­ на была также разработка данных повозрасгной смертности по сезонам года. По его расчетам, максимум общей смертности совпадал с максимумом детской, и в том и в другом случае па­ дая на июль месяц. Принадлежат он «исключительно детям, главным образом до года». «Ле­ том дети мрут как мухи и это есть наше величайшее зло», — с горечью констатировал автор .

Показатель детской смертности до года исследователь сопоставил с рождаемостью и выявил, что в среднем из сотни родившихся 56,02 умирает на первом году жизни, максимальный по­ казатель данного процесса наблюдался в 1866 г., когда умерло 82,86 % новорожденных, ми­ нимальный — на 1877 г., когда он равнялся 37,42 % .

В 1886 г. появилось исследование врача Д.П. Никольского «Очерки медшсо-санитарного состояния Рождественской волости Екатеринбургского уезда Пермской губернии», посвя­ щенное детальному анализу демографической ситуации в отдельно взятой волости, в ходе которого автор обратился и к изучению смертности. Материалом для выводов также послу­ жили данные метрических книг за 1876-1885 гт. Д.П. Никольским были рассчитаны показа­ тели детской смертности на каждый календарный год в абсолютных значениях, вычислен ее процент в общей смертности и показано соотношение смертей на первом году жизни с рож­ даемостью (столько-то умерших на сотню родившихся). Вариации абсолютного показателя колебались от 195 в 1885 г. до 406 в 1884 г. Максимально большой процент детской смертно­ и сти в общей наблюдался в 1881 г. — 68,8 %, минимальный — в 1884 г. — 41,3 %. Исследовагель, как и его коллеги, констатировал самый большой процент смертных случаев в возрас­ те до года и зависимость общей смертности в Рождественской волости от детской смертно­ сти. Наиболее неблагоприятным отношение между рождаемостью и смертностью на первом году жизни было зафиксировано в 1879 г., когда на сотню родившихся пришлось 88,5 умер­ ших, а благоприятное — в 1880 г., когда на сотню рождений было всего 13,3 смертей .

Автор имел возможность сопоставить погодовые показатели Рождественской волости с общероссийскими и общегубернскими и пришел к выводу о том, что они были выше средних по России, но «немного меньше, чем в Пермской губернии вообще». Так, на сотню родив­ шихся по общероссийским данным (1868-1870-го IT.) умирало 16 чел., в Пермской губернии — 43,8, в Рождественской волости (за 1879-1883 IT.) — 39,3 .

Катендарную статистику Д.П. Никольский дополнил анализом по возрастам с анало­ гичной М.М. Чанхницкому градацией возрастных промежутков на первом году жизни: от ро­ ждения до месяца, от одного до трех месяцев, от трех до шести месяцев и от шести месяцев до года. Никольский произвел расчет показателей снова в абсолютных значениях, в процентах к общей смертности и на тысячу родившихся. Его наблюдения в целом совпадали с выводами по Чердынскому уезду: на протяжении первого года жизни происходило постепенное сниже­ ние случаев детской смертности. Вклад каждого возрастного промежутка в 1879-1883 гг. со­ ставил: до одного месяца — 35,6 %, от одного до трех — 24,4 %, от трех до шести — 20,6 %, от шести до года — 19,4 %. За 1884-1885 гт. показатель за первый промежуток был равен 41,6 %, за второй — 20,3 %, за третий — 20,4 %, за четвертый — 17,6 %. «Следовательно, — замечает Д.П. Никольский, — самый большой процент смергаости падает на первый месяц жизни, который является самым убийственным для новорожденных. В возрасте между пер­ вым-третьим месяцами смертность уменьшается наполовину, а к годовому возрасту она еще ниже». На тысячу родившихся в 1879-1883 гг. 139,2 младенца умираю в течение первого ме­ сяца жизни, 94,5 в возрасте от одного до трех месяцеЕ, 80,4 — в возрасте от трех до шести ме­ сяцев, 76,4 — от полугода до одного года. Сравнение акалогичных показателей за 1884-1885 IT. свидетельствует об ухудшении ситуации. На тысячу родившихся в первый месяц жизни стало умирать 171,7 чел., на псрвом-третьем месяце — 83,1, на третъем-шеетом — 88,2, на шестом и до достижения одного года — 72.1 .

Заслуга Д.П. Никольского состояла не только в последовательном употреблении триады значений показателя (абсолютного, процентного и в его соотношении с рождаемостью). Со­ единив приемы посезонного анализа с возрастными шкалами до одного месяца, от одного до трех месяцев, от трех до шести месяцев, от рождения до года, и от рождения до пяти лег, "ок .

досгиг более детального изучения детской смертносги. Здесь он использовал только абсо­ лютные показатели и пришел к ряду интересных выводов: «...почти все месяцы, за исключе­ нием июля и ноября, смертность до одного месяца превалирует над остальными в отдельно­ сти юзрастными группами, максимум в этом возрасте приходится на август, минимум — на ноябрь. В возрасте от одного до трех месяцев смертность с марта (минимум) постепенно уве­ личивается и в июле достигает максимума, потом быстро падает, [становится — Г.С] чуть не вдвое меньше июльской и так идет до октября. Смертность в возрасте от трех до шести меся­ цев, с января постепенно увеличиваясь, достигает максимума в июле, а потом также опять по­ степенно уменьшается, в октябре делая минимум смертности. Также в шесть-двенадцать ме­ сяцев максимум в июле, минимум в ноябре». Аналогично М.М. Чашницкому Д.П. Никольский комбинировал повозрастные и сезонные данные относительно некоторых инфекционньгх заболеваний: кори и оспы .

За 1880-е гт. в основном сложилась методика изучения детской смертности на Урале .

Частые смертные случаи среди младенцев и детей была очевидна без внимания науки. Одна­ ко это «социальное зло» было вычленено из реальной действительности, описано, проанали­ зировано и получило статус демографического термина и проблемы посредством статистиче­ ских действий. Исследователи изучали детскую смертность с помощью распределйгия дан­ ных о числе смертных случаев по календарным годам, по определенным гозрастам, по полям, по месяцам года или комбинируя эти приемы друг с другом. Получило распространение сравнение детской смертности с общей, со сведениями о числе родившихся. Первоначально расчеты в абсолютных значениях старались перевести в относительные показатели: процен­ ты, столько-то на 100, на 1000. Предпринимались также попытки изучить с помощью стати­ стических методов отдельные причины детской смертности (понос, оспу и т.п.) .

ПРИМЕЧАНИЯ Русских Н А К вопросу о кормлении детей до года // Зап. Уральского медицинского общества в г. Екэтеринбурге. Пермь,

1891. Вып. 1.С. 75-77. Андржеевский И. Болотные болезни на Севере: Медико-топографическое описание Ижевского оружейного завода. СПб.,

1880. С. 56 .

Там же. С. 57 .

Там же. С. 57-58 .

Там же. С. 61 .

Чашницкий М.М. Материалы к исследованию Чердынского уезда в медико-статистическом и санитарном отношении .

Пермь, 1883. С. 61 .

Там же. С. 34 .

Серебрянников ПН. Рождаемость и смертность в г. Ирбите за 17 лет (1865-1888 г.) как критериумы для определения сани­ тарного состояния города// Пермские губернские ведомости. 1884. № 45. С. 233; № 47. С. 241 .

Там же. № 46. С. 236-237; № 47. С. 241 .

Там же. №47. С. 241 .

1!

Никольский Д.П. Очерк медико-санитарного состояния Рождественской волости, Екатеринбургского уезда Пермской гу­ бернии // Вести, судебной медицины и общественной гигиены. СПб., 1886. Т. 2. 4. 1. С. 9. Ч. 2. С. 14 .

Там же. 4. 1. С. 6 .

Там же. Ч. 1.С. 10 .

Там же. Ч. 1.С. 12,4.2. С. 25 .

Там же. 4. 2. С. 13 .

Там же. 4. 2. С. 28-30 .

СВ. Голикова (Екатеринбург)

ИЗУЧЕНИЕ ДЕТСКОЙ СМЕРТНОСТИ НЛ УРАЛЕ

В КОНЦЕ ХГХ—НАЧАЛЕ XX вв.* Такое «вопиющее» явление как «необыкновенно» высокая детская смертность продол­ жала в конце ХГХ в. привлекать к себе внимание исследователей. К этому времени она уже, была признана неотъемлемой частью демографических 1глудий и самостоятельным предме­ том анализа при исследовании проблем смертности. К ее изучению полключишсь научные организации. Так, сотрудники Пермской земской санитарной станции в сборнике работ \?91 г. опубликовали ряд статей на демографические темы, в которых на примере горнозаводского населения края они коснулись и детской смертности .

Р. Рума в статье «Материалы для санитарного описания Мотовилихинского сталепушечного завода и алияние его работ на здоровье рабочих» оперировал повозрастными дан­ ными за 1882-1885 гг., рас1феделенными также по полу. Оказалось, что среди жителей Мото­ вилихинского завода в возрастном промежутке от 0 до 5 лет умирало больше мальчиков, чем девочек. Им также был рассчитан показатель, позво;гявший оценить вклад смертных случаев определенного возраста в общую смертность под названием: «на 100 умерших приходится по отдельным возрастам». Вьгяснилось, что самый высокий показатель давала детская смерт­ ность (в промежутке 0-5 лет): 69,69 умерших из 100, на все остальные возрасты пришлось лишь 30 умерших из 100 .

Заслуга Г. Хлопина — автора статьи «Движение населения Кусье-Александровского за­ вода Пермской губернии и уезда с 1838-1875 г.» заключалась в том, что он, как и его предше­ ственник И. Андржеевский, расширил хронологические рамки, взяв данные метрик не за не­ сколько прошедших лет, а с 1838 по 1875 гг. Однако, если И. Авдржеевский суммировал дан­ ные за все время наблюдений, то Г. Хлоггин, напротив, привел подсчеты отношения смертно­ сти от рождения до года к общей за отдельные годы (с 1843 по 1848 и с 1863 по 1867 гг.). В 1840-е гт. вклад детской смертности в обшуго составлял от 73 % в 1844 г. до 43,9 % в 1843 г., в 1860-е гг. - от 64 % в 1863 г. и до 46,2 % в 1865 г .

Для более последовательного и полного вьгяаления динамики смертности автор, также как в свое время И. Андржеевский, разбил хронологический ряд на отдельньге периода (в данном случае на восемь пятилетий) и с учетом возраста вычислил средние показатели по ка­ ждому пятилетию. Оказалось, что на протяжении всего изучаемого им периода возраст от рождения до года превалировал в общей смертности, достигая показателей на порядок выше, чем в других возрастах. Их значения поднимались далеко за сотню, тогда как в остальных возрастах исчислялись десятками и единицами. Детская смертность в КусьеАлександровском заводе на протяжении четырех пятилетий (с 1838 по 1857 гт.) постепенно возрастала с 191 до 283 случаев в среднем за год, в следующее два пятилетия (1858-1867 гт.) снизилась до 244 случаев, затем в предпоследнем пятилетии (1868-1872 гт.) повысилась.до 267, чтобы в последнем пятилетии (1873-1874 гг.) довольно резко понизиться до 130. Вели­ чину смертности детей до года Г. Хлогтин сравнил с данными по России, по всей Пермской губернии, по г. Ирбиту, Рождественской и Енапаевской волостям (то есть воспользовался уже данными своих коллег; изучавших смертность на Урале) и пришел к заключению, что в Кусьс-Александровском заводе она оказалась не просто «громадной», а «далеко превосходила»

«все, взятые для сравнения местности Пермской губернии» .

В качестве авторов демографических работ наряду с врачами стали фигурировать священники, для которых основной источник данных — материалы церковного учета были Работа выполнена по гранту РФФИ № 0 4 - 0 6 - 9 6 0 5 9 «Смертность на Урале (XVIII — начало XX R B. ) » .

достаточно доступны и знакомы. В 1892 г. на страницах издания «Пермский край» появи­ лось исследование священника Л. Топоркова, посвященное также горнозаводской тематике — Васильевско-ШаГгганскому заводу. Один из его разделов касался демографии, в том чис­ ле и детской смертности, и был основан на данных церковного учета за 20-летие с 1870 но 1889 гг. По расчетам автора, данные календарной статисгики по годам, комбинируемые с разбиением по полу, также свидетельствуют, что чаще всего (исключением были 1870, 1871,1875 и 1886 гг.) здесь умирало больше мальчиков, чем девочек. Им был также подсчи­ тан процент детской смертности в общей, который допускал вариации в пределах 76,59 % в 1872 г. до 56,39% в 1887 г .

На страницах церковного издания «Екатеринбургские епархиальные ведомости» под рубрикой «Материалы по исгории некоторых церквей и приходов Екатеринбургского уезда»

в 1893-1994 гт. была опубликована серия статей о Сысертском округе: Сысертском, Полув­ еком и Северском заводах, включивших обязательный демографический раздел. В нем при анализе умерших по полу и возрасту за 1888-1892 гг. выделялся период от рождения до года Оказалось, что и у жителей Сысертского округа самой высокой была смертность до года (47и девочек в младенческом возрасте опять же умирало меньше, чем мальчиков .

В 1898 г. появилось исследование врача Н Л. Золотавина «Заболеваемость в связи с климатичесюгми и бытовыми условиями жизни населения», осуществленное на основе дан­ ных о населении бывшего Рождественского завода (Ножовки), которое после закрытие пред­ приятия перешло к сельскохозяйственным занятиям. Одним из достоинств этой работы стало широкое использование графического метода представления материала, в частности диа­ грамм. С их помощью автор произвел анализ по календарным годам (с 1881 по 1890) в абсо­ лютных цифрах общей смертности со смертностью в отдельных возрастах. И в этом случае график смертности за первый год жизни по сравнению с графиками других возрастов имел самые высокие показатели. Комбинируя повозрастные и сезонные данные, автор устанавли­ вает также хорошо известное соответствие кривой общей смертности с кривой смертности на первом году жизни. Вслед за М.М. Чашнллцким и Д.П. Никольским, Н.Л. Золотавик изучал смертные случаи среди детей от поноса и оспы, представив на диаграмме парные графики для возрастных промежутков ог рождения до одного года и от одного года до пяти лет. В отличие от своих предшественников Н.Л. Золотавин сделал упор на абсолютные значения календар­ ных показателей за 1881-1890 гг. Он подтвердил наблюдение И. Андржевского о совпадении кривой смертности на первом году жизни, построенной с учетом распределения по месяцам, с температурной кривой. Правда, в отличии ог Андржеевского, Н.Л. Золотавин измерял темпе­ ратуру почвы на глубине одного метра. Сюда же он добавил кривую смертности от поноса, показав ее сходство с первыми двумя кривыми. Диаграммы также свидетельствовали, что се­ зонная кривая кровавого поноса совпадала, но уже с ходом температуры на поверхности поч­ вы. Это являлось косвенным доказательством причастности обычного и кровавого поносов к существованию высокой детской смертности .

Появивишеся в конце XIX — начале XX вв. «Санитарные обзоры Пермской губернии за... год» в обязательном порядке включали демографический раздел. В нем начинают публико­ вать данные по всем уездам губернии о проценте детской смертности. В обзоре за 1901 г. ее максимум наблюдался в Красноуфимском уезде, а минимум — в Камътшловском .

В начале XX в. появились исследования, специально посвященные детской смертности .

В 1905 г. Уральское медицинское общество в ттреддверии съезда врачей по борьбе с детской смертностью в Пермской губернии опубликовало в своих «Записках...» статью М. Керстена «О детской смертности». Автор начал с важного для нашей темы раздела «Существулощие и желательные методы изучения детской смертности» и признал: «Как известно, правильно ор­ ганизованных методов изучения смертности детей грудного возраста нет...» Выражаясь столь категорично, он имел ввиду отсутствие в губернии «обязательной карточной системы записи заболеваемости и смертности детей», добавляя, что «по новым формам медицинского отчета требуется с нынешнего (1905) года ведение подобной отчетности бальных» .

Затем исследователь продемонстрировал различные методы анализа детской смертно­ сти. Актуальность ее изучения М. Керстен выявил путем сравнения смертности взрослых и детей в общероссийских данных. Отмечая «крайне» неравномерное распределение детской смертности по отдельным губерниям (12,5 % в Виленской и 47,9 % в Пермской), автор под­ водит читателя к выводу о чрезвычайной важности данной проблемы для Пермской губер­ нии. Сопоставляя данные по Ирбитскому уезду за 1892-1898 IT. С общегубернскими, он пока­ зывает, что положение там было хуже, чем в целом по губернии .

М. Керсген анализирует также повозрастные данные, применяя для возраста до года обычную шкалу: от рождения до трех месяцев, от трех до шести месяцев, от шести до 12 ме­ сяцев. Использует он и прием распределения смертных случаев по месяцам года. Для выявле­ ния COOL ношения между рождаемостью и смертностью он обратился к относительному пока­ зателю: «количество умерших на 1000 жителей» и сравнил полученные цифры с европейски­ ми данными. Большое значение исследователь придавал выяснению причин детской смертносш, составив «ведомости о смертности от заразных болезней и поносов по Ирбитскому уезду с 1896 по 1904 гг.». Широкое применение сравнительного метода помогло автору прий­ ти к масштабным выводам: «Большинство детей в России, как и в других странах, умирает летом от детских поносов. В Ирбитском уезде, как видно из преддатаемых таблиц, составлен­ ных по метрическим записям за 9 лет, умерло от простого детского поноса 20650 чел. Самая большая смертность падает на месяцы: июнь, июль, август, сентябрь (страта)».

Квинтэссен­ ция статьи — признание ключевой роли детской смертности в демографической ситуации:

«Таким образом, понижение детской смертности есть в тоже время и понижение общей смершости, находящейся в тесной зависимости от первой. Не будь такой высокой смертно­ сти детей в возрасте до 5 лег, статистические показатели санитарного состояния населения представлялись бы в совершенно ином виде. По справедливому замечанию И.И. Моллесона — оздоровление России не может иметь места без уменьшения необычной детской смертно­ сти!..» .

К публикации разработок статистических материалов приступило Уральское отделение Союза борьбы с детской смертностью в России. В отчете за 1908 г. им был издан «Свод ста­ тистических данных о родившихся и умерших в приходе Знаменской церкви Бобровского се­ ла Ирбитского уезда за время с 1883-го года по 1907-й год включительно», составленный священником И. Бабиным. По мнению Отделения, эти материалы представляли «известный интерес», поскольку относились к «сравнительно большому периоду времени». Они были распределены по календарным годам с разбивкой на мужской и женский пол и разнесены по рубрикам: «от 1 дня до 1 месяца), «от 1 месяца до 1 года» .

Сведения о детской смертности в «Санитарных обзорах...» стали более разнообразными .

В обзоре за 1905 г. были опубликованы поуездные данные о случаях смерти детей в три лет­ них месяца (июне, июле, августе) по отношению ко всем умершим в течении первого года жизни. С 1908 г. появились сведения о распределении смертности до года по месяцам, а также поуездные показатели о проценте детской смертности от рождения до трех месяцев, от 1,3 трех до шести месяцев, от шести до двенадцати месяцев .

Постепенно дело сославления демографических отчетов спускалось на уровень уездных земств. Например, в «Отчете о состоянии земской медицины в Пермском уезде за 1908 г.» по всем волостям и врачебным участкам этого уезда приводились данные об умерших до года и был рассчитан показатель, определявший какое количество смертей до года было в каждой сотне умерших. Итогом административной демографической статастики дореволюционного времени стала подготовка Пермского земства к Всероссийской выставке гигиены 1913 г. В поясшггельком тексте к экспонатам были огтубликованы данные о смертности на первом году жизни за 189Ф-1910 гт. Для периода с 1891 по 1899 гт. были вычислены поуездные значепж этого показателя, а для 1901-1910 гг. эти показатели были приведены с разбивкой на более дробные возрастные рубрики: от рождения до месяца, от одного до трех месяцев .

Санитарными врачами продолжалась традиция детального изучения демографической обстановке в отдельно взятом населенном пункте. В 1914 г. «Врачебно-санитрная хроника Пермской губернии» опубликовала исследование AJVL Шагова «Кисловская волость Екате­ ринбургского уезда (комплексное этнографическое исследование). По данным церковного учета населения за 1903-1912 гг., этим автором были рассчитаны абсолютные показатели о смертности на первом году жизни, их процент в общей смертности и количество умерших младенцев на тысячу человек. Изучалась им также смертность от отдельных причин, прежде всего детских инфекций: кори, скарлатины, оспы, коклюша .

В коште ХГХ — начале XX вв. детская смертность оставалась в восприятии современни­ ков насущной проблемой уральского края. Статистические данные повсеместно и неодно­ кратно подчеркивали ее социальную остроту. Они были удивительно похожими. Все иссле­ дователи убеждались в существовании самого большого количества смертных случаев на первом году жизни, в том, что мальчиков в этом возрасте умирало больше, чем девочек, что в течении первою года жизни наблюдалось постепенное снижение числа смертей (однако в форме неустойчивой тенденции), что в летние месяцы (страду) количество детских смертей резко возрастало. В это время по сравнению с 1880-и гг. стали уделять больше внимания изу­ чению стагастическими средствами отдельных причин смерти, особенно таких, как летние поносы и инфекции детского возраста: оспа, корь, коклюш, скарлатина. Разработанная систе­ ма показателей не была манипуляциями «чистой» науки с цифрами, а вскрывала суть этого демографического феномена и намечала меры борьбы с его негативными последствиями .

Был сделан важный вывод о ключевой роли детской смертности в существовавшем тогда ре­ жиме воспроизводства. Поскольку случаи детских смертей составляли больигую часть смерт­ ности, то без победы над детской смертностью невозможно ожидать хороших результатов в борьбе со смертностью вообще. Широко распространешгые сопоставления с рождаемостью показывало, насколько затратным был тогдашний механизм воспроизводства населения .

ПРИМЕЧАНИЯ I Рума Р. Материалы для санитарного описания Мотовилихинского сталепушечного завода и влияние его работ на здоровье рабочих // Сб. работ Пермской земской санитарной станции. Пермь, 1891. Вып. 2. С. 20,23 .

" Хлопин Г. Движение населения Кусье-Александровского завода Пермской губернии и уезда с 1838-1875 гг. // Сб. работ Пермской земской санитарной станции. Пермь, 1891. Вып. 2. С. 293-294 .

Там же. С. 309 .

Там же. С. 308,324 .

Топорков А. О Васильевско-Шайтанском заводе // Пермский край. Пермь, 1892. Т. 1. С. 189 .

Материалы для истории некоторых церквей и приходов Екатеринбургского уезда // Екатеринбургские епархиальные ведо­ мости. 1893. № 31-34,43-45,48,51-52; 1894. № 6-7,13-18 .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВСЕСОЮ ЗНЫ ДОРОЖНЫЙ Й НАУЧНОИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ СОЮЗДОРНИИ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО С Н И Ж Е Н И Ю ЭНЕРГО ЕМ КО СТИ П РИ ГО ТО ВЛЕН И Я АСФ АЛЬТОБЕТОННЫ Х СМЕСЕЙ Утверждены зам д ир ек тор а С...»

«К Е Р И М О В А ЗУНИЯТ МАКАШАРИПОВНА ИНТЕНСИФИКАЦИЯ БИОСИНТЕЗА ЭТАНОЛА ИЗ ИНУЛИНСОДЕРЖАЩЕГО С Ы Р Ь Я специальность 05.18.07 . Биотехнология пищевых продуктов (алкогольные и безалкогольные напитки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Махачкала 2005 Работа выполнена...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Международная академия наук высшей школы Санкт-Петербургское отделение Центральный экономико-математический институт РАН Центр по изучению проблем информатики Института научной информации по общественным наук...»

«Мираж-GSM-A8-03 — краткое руководство Оглавление 1. Основные сведения 1.1. Меры предосторожности и особые замечания 1.2. Значение терминов и аббревиатур 1.3. Основные функциональные возможности контроллера Мираж-GSM-A8-03 1.4. Технические характеристики 1.5. Пан...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СОЮЗА ССР КРАСИТЕЛИ ОРГАНИЧЕСКИЕ ТИОИНДИГО ЧЕРНЫЙ П ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ГОСТ 7536-80 Издание официальное ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР ПО СТАНДАРТАМ Москва георадарный комплекс РАЗРАБОТАН Министерством химической промышленности ИСПОЛНИТЕЛИ М. А. Чекалин, М. Г. Романова, Н. Н. Красикова, Г. С. Баранова, Т, И. Букати...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СОЮЗА ССР ЭЛЕКТРОНАСОСЫ БЫТОВЫЕ ОБЩИЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ГОСТ 26287— 84 Издание официальное Е Цена 10 коп. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР п о СТАНДАРТАМ Москва сертификат кран Редактор Р. Г. Говердовская Технический редактор 3. В...»

«ООО Интер Авто-Трейдинг г. Киев, ул. Н.Гринченко, 4 оф.27 моб: 067-473-83-23 тел./факс: 044-528-63-41, 044-528-05-85 e-mail: a.kalyta@iat.org.ua skype: andreskalita isq: 430778601 www.iat.org.ua Прайс Цену и наличие запасных частей уточняйте у менеджера. Болт крепления головки блока А (М10х73) Болт крепления головки блока В...»

«ПАСПОРТ РУКОВОДСТВО МОНТАЖНИКА КОТЛОВ BOGIOANNI Серии IDEA BCG продукцией Nuova BPK srl СОДЕРЖАНИЕ Замечания по документации аппарата 4 1. Описание аппарата 5 1.1. Обзор типов 5 1.2. Табличка с указанием типа аппарата 5 1.3. Знак СЕ 5 1.4. Комплект по...»

«Руководство по эксплуатации Автоматизированная система расчетов LANBilling версия 2.0 "Базовая" (сборка 008) ООО "Сетевые решения" 26 марта 2015 г. ООО "Сетевые решения", 2000-2014 2 Ог...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Рубцовский индустриальный институт (филиал) ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова" СОВРЕМЕННАЯ ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИИ: ПРОБЛЕМЫ, СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ Материалы III Всероссийской научно...»

«Часть 10 ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ Свободный спарринг Часть 10 Свободный спарринг Свободный спарринг Свободный спарринг является чисто боевым аспектом тренировки Тонг-Иль Мо-До. Здесь умение ученика защищаться развивается в контролируемой практике борьбы. Через эту деятельность свободно протекающего действи...»

«ОСНОВНОЕ ГИДРОСИЛОВОЕ, ВСПОМОГАТЕЛЬНОЕ И ГИДРОМЕХАНИЧЕСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ ГЭС Гидравлические турбины и насосы, использование энергии в гидравлических турбинах, классы турбин, системы и типы, турбинные установки, регулирование турбинами, насосные агр...»

«Руководство по эксплуатации Mistral 6 2011 версия Руководство по эксплуатации MISTRAL M6-EM / M6-ET / M6-BZ Компрессор высокого давления для заправки пригодным для дыхания сжатым воздухом баллонов дыхательных аппаратов для пожарных, спа...»

«НОВОСТИ ОАО "ВЕНТА" презентация нового оборудования и технических решений © 2015, ОАО "Вента" ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА Вспомогательное Атомное и энергетическое энергетическое машиностроение оборудование (Вентиляционно...»

«В. Г. Напреенко ТЕХНОЛОГИЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЭФФЕКТА БЮДЖЕТНЫХ ВЛОЖЕНИЙ В ИННОВАЦИОННЫЕ РАЗРАБОТКИ С УЧЕТОМ ФАКТОРОВ НЕДООПРЕДЕЛЕННОСТИ И РИСКА Введение Научно-технический прогресс ведет к постоянному расширению спектра возможных инновационных разработок. О...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВОЕННЫЕ МУЗЕИ МИРА Музей клинков в Золингене (Публикация С.П. СИДОРОВА) 2-я стр. Blades’ Museum in Solingen (Publication of S.P. SIDOROV) обл. ЖЕНЩИНЫ В АРМИИ 2-я стр. Н.А. Дурова — первая женщина-офицер в русской армии N.A. Durova — the first female of...»

«Гильотина механическая НД3318 60 000 рублей Требует настройки зазоров ножей Пресс механический кривошипный 15 000 рублей Усилие 6 тонн ПРОДАН Пресс дугостаторный Ф1730 (100 150 000 рублей тонн) Хороше...»

«НАХОЖДЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТОЧКИ РОСЫ И ПЛОСКОСТИ ПРОМЕРЗАНИЯ В МНОГОСЛОЙНЫХ ОБЪЕКТАХ С УЧЕТОМ ФАЗОВЫХ ПЕРЕХОДОВ ЖИДКОСТЬ – ТВЕРДОЕ ТЕЛО Лебедев О.В., Будадин О.Н., Слитков М.Н., Авраменко В.Г., Русина Т.Ф Технологический институт энергетических исследований, диагностики и неразрушающего контроля ВЕМО,Россия, г.Москва, 113162 Люсин...»

«г; согласовано *. ;.'1 -i-y. \\.. ; ' Заместитель директора шЛцим. Д.И. Менделеева1 ' 0\ B.C. Александров Ш ’ ЬШ М 2001 г. Внесены в Государственный реестр средств измерений Газоанализаторы Регистрационный номер с ? / -(О / THERMOX модели WDG-IVI IVC Взамен №_ Выпускаются по технической документации фирмы...»

«Уважаемый покупатель! Спасибо за приобретение продукции Samsung. Единая служба поддержки Samsung 8-800-555-55-55* всегда рада помочь вам.• Мы даем профессиональные консультации по продуктам UE55HU7200U / UE65HU7200U / UE55HU7200T / UE65HU7200T • Мы обеспечиваем операт...»

«НОВОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЕКТА КОМПАНИИ "МЕТАФРАКС" / № 9 (9) | АВГУСТ 2018 Г. АКМ ХРОНИКА | 2-3 | ПОЛГОДА РАЗИТЕЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН | 4 | НА СТРОЙПЛОЩАДКУ ДОСТАВИЛИ ТЯЖЁЛОЕ ОБОРУДОВАНИЕ ПРЕОДОЛЕВ 5 ТЫСЯЧ КИЛОМЕТРОВ ВОДНОГО ПУТИ ИЗ ИТАЛИИ ДО НИЖНЕКАМСКА, РЕАКТОР АММИАКА МАРКИ 20-R-10...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.