WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Российской академии естественных наук, Тамбовский государственный технический университет, Тамбовский филиал Московского государственного университета культуры и искусств ...»

-- [ Страница 3 ] --

В 1951 г. она становится адъюнкт-профессором, а у 1958 г. – профессором университета Вашингтона в Сент-Луисе. В 60-х гг. ЛевиМонтальчини организовала лабораторию клеточной биологии в Итальянском национальном исследовательском совете в Риме и до 1979 г. была её директором, а затем штатным сотрудником. В это же время она – профессор отдела биологии Вашингтонского университета в Сент-Луисе, где сначала исследованиями ФРНТ занималась только её лаборатория, однако, благодаря её усилиям, в нейробиологической науке были открыты новые отрасли, в освоении которых принимали учёные многих стран мира. В дальнейшем были открыты множественные другие факторы роста, в том числе ЭФР Коэна, факторы-стимуляторы колоний (ФСК), фактор роста тромбоцитарного происхождения (ФРТП), фактор роста фибробластов (ФРФ) и интерлейкины .

В 1986 г. Рита Леви-Монтальчини и Стенли Коэн были удостоены Нобелевской премии по физиологии или медицине «в знак признания их открытий, имеющих фундаментальное значение для понимания механизмов регуляции роста клеток и органов». Открытие ФРНТ, сделанное ЛевиМонтальчини, было названо «удивительным примером того, как опытный исследователь может создать концепцию из кажущегося хаоса» .

Леви-Монтальчини, которая никогда не была замужем, поддерживает тесные связи со своей семьёй и живёт в Риме, вместе с сестрой-близнецом Паолой Леви – художницей, умершей в 2000 г. Несмотря на преклонный возраст, учёная остается жизнерадостной элегантной женщиной, добросердечной и внимательной в отношениях с сотрудниками и друзьями. В СентЛуисе её званые вечера с узким кругом приглашенных славятся изысканной кухней и интеллектуальными беседами. Помимо работы в римской лаборатории, она помогает молодым учёным и прилагает много усилий для того, чтобы добиться прогресса науки в Италии. Три года назад, в возрасте 98 лет, она совершила перелет в Израиль для участия во всемирной конференции нейробиологов. Учёная имеет двойное гражданство – Италии и США .

Кроме Нобелевской премии, Леви-Монтальчини удостоена многочисленных наград и почестей в Италии, а также награды Уильяма Томсона Уейкмана Национального параплегического фонда (1974), награды Льюиса Розенстила за выдающиеся достижения в области фундаментальных медицинских исследований Университета Брандейса (1982), премии Луизы Гросс-Хорвиц Колумбийского университета (1983), премии Альберта Ласкера за фундаментальные медицинские исследования (1986) .

По завершении научной карьеры она основала Фонд своего имени, который оказывает помощь африканским женщинам, много лет она служит послом Организации по сельскому хозяйству и продовольствию ООН, стала первой женщиной – президентом Итальянской энциклопедии .

После возвращения в Италию из США в 2003 г., она избрана почётным пожизненным сенатором Итальянской республики и принимает активное участие в политической жизни своей страны. В 2004 г. в споре с министром образования страны она отстояла необходимость преподавания в итальянских школах теории эволюции .

Леви-Монтальчини – член Гарвеевского общества, Американской академии наук и искусств, американской Национальной академии наук, Бельгийской королевской академии медицины, Итальянской национальной академии наук, Европейской академии наук, искусств и литературы, Флорентийской академии искусств и наук. Она – первая женщина член Папской академии наук, история которой начинается в первом десятилетии XVII в. с тайного научного общества, основанного в Риме князем Франческо Чези. Общество создавалось для свободного от контроля инквизиции развития естественных наук, его членом был Галилео Галилей .





В день своего столетия Рита Леви-Монтальчини, выдающаяся женщина современности, сказала: «Для меня чрезвычайная удача – быть среди живых. Тело может умереть, но остаются послания, которые мы отправляем при жизни. Моё послание такое: верьте в настоящие ценности» .

Литература

1. Лауреати Нобелівської премії. 1901-2001: Енцикл. довідник. Видання ювілейне / С.О.Довгий, В.М.Литвин, В.Б.Солоіденко. – К.: Український видавничий центр, 2001. – 768 с .

2. Кімакович, В.Й. Лауреати Нобелівської премії з фізіології та медицини:

Біограф. нариси / В.Й.Кімакович, І.Д.Герич, О.О.Кущ. – Ужгород: ВАТ «Видавництво “Закарпаття”», 2003. – 420 с .

3. Кущ, О.О. Нобелівському лауреату, нейробіологу Риті Леві-Монтальчіні – 100 років / О.О.Кущ, М.О.Кущ // Народне здоровя. Медичний часопис УЛТ у Львові та ЛНМУ імені Данила Галицького. – 2010. – №1(250). – Січень. – С.6-7 .

4. Лауреаты Нобелевской премии: энцикл.: А – Л: пер. с англ. – М.: Прогресс, 1992. – Кн.1. – 775 с .

5. Нобелевские лауреаты по физиологии и медицине (1901-2000) / сост.:

И.Д.Герич, О.О.Кущ. – М.: Авиаиздат, 2001. – 44 с .

6. Нобелівські лауреати з фізіології та медицини / упоряд.: І.Д.Герич, О.О.Кущ. – Львів: Галицька видавнича спілка, 2000. – 48 с .

ERNST OTTO FISCHER (1918–2007), ORGANOMETALLIC

PIONEER EXTRAORDINAIRE

J.-P.Adloff, G.B.Kauffman* (Universit Louis Pasteur, Strasbourg, France. jp.adloff@noos.fr;

*California State University, Fresno, CA, USA. georgek@csufresno.edu) Ernst Otto (“E.O.”) Fischer (1918-2007), who received the 1973 Nobel Prize in Chemistry for his work on sandwich compounds, died on July 23, 2007 at the age of 88 in Munich [1-4]. The oldest living German chemistry laureate at the time [5], he was buried in the Old Cemetery in Munich-Solln on July 26, 2007 [1] .

Ernst Otto Fischer was born in Solln, a southern district of Munich, on Sunday, November 10, 1918, a birthday date that he shared with Martin Luther, the day on which Kaiser Wilhelm II fled to the Netherlands, and one day before the armistice of World War I [6, 7]. He was the third child of Karl Tobias Fischer (1871-1953), Professor of Physics at the Technische Hochschule Mnchen (Technical College of Munich) and later Director of the Bavarian Office for Weights and Measures, and his wife, Valentine Fischer (ne Danzer), who died in 1935. After four years at a humanistic elementary school Ernst attended the Theresien Gymnasium (high school) in Munich, and in 1937 he received his Abitur, the diploma required for higher studies. He was immediately inducted into the Arbeitsdienst, a work service, where he spent several months preceding two years of compulsory military service until the outbreak of the Second World War on September 3, 1939 .

From 1939 to 1944 Fischer served as a German officer in France, Poland, and Russia .

During a short study leave during the winter semester 1941/1942 he attended chemistry lectures at the Technische Hochschule Mnchen. He was so fascinated by the teaching on inorganic chemistry by Walter Hieber (1895the “father of metal carbonyl chemistry,” that he decided to turn to chemistry rather than to the history of art, the topic that he had chosen at the end of his Gymnasium studies. Fischer's active service ended after he was wounded in Russia. In 1945 he was captured by the U.S. Army, held in a prisoner of war camp, and released in autumn of the same year .

According to his former student, collaborator, and successor, Wolfgang A. Herrmann, Fischer “belonged to the generation robbed of its youth by the Nazi regime. His bitter experiences on the Russian front in the Second World War had a powerful influence on the liberal and cosmopolitan sentiments of a scientist who dedicated his career to fundamental research” [1] .

Fischer resumed his study of chemistry after the Technische Hochschule reopened in 1946, but first he and his fellow students had to use their bare hands to make the bombed–out institute on the Arcisstrae reusable. He graduated in 1949 mit Auszeichnung (with distinction) and was appointed scientific assistant to Professor Hieber in the Inorganic Chemistry Department. The collaboration with Hieber, well known for his early work on compounds of metals with molecules of carbon monoxide, i.e., metal carbonyl chemistry (for example, tetracarbonylnickel(0)), was a premonitory event in Fischer's scientific career: organometallic chemistry would be the Leitmotiv of a prodigious nearly six-decade career crowned by the supreme honor of the Nobel Prize .

In 1952 Fischer submitted his Ph.D. thesis titled "The Mechanisms of Carbon Monoxide Reactions of Nickel II Salts in the Presence of Dithionites and Sulfoxylates," which reported a simple synthesis for the versatile reagent tetracarbonylnickel(0), Ni(CO)4 [8]. His Habilitationsschrift (original research paper required to teach at a college or university), "The Metal Complexes of Cyclopentadienes and Indenes" [9], followed in 1954, whereupon he was appointed Privatdozent (an unsalaried lecturer whose income was derived from Kollegiengelder – fees paid by the students who enroll in his courses) at the Technische Hochschule. In 1957 he became a Lecturer at the LudwigMaximilians-Universitt Mnchen, where he was appointed Professor in 1959 after having refused the Chair of Inorganic Chemistry at the Friedrich-SchillerUniversitt in Jena. The following year he declined again a call (Ruf) as Professor in the Department of Inorganic Chemistry at the Universitt Marburg .

Eventually, in 1964 he returned for the final time to the Technische Hochschule, assuming the vacant Inorganic Chemistry Chair of his former mentor Walter Hieber. In 1970 the Technische Hochschule became the Technische Universitt Mnchen (TUM) [10]. Fischer retained this position until his retirement in 1984. He was the fifth successor in the chair created in 1868 for Emil Erlenmeyer (1825-1909). In 1985 Wolfgang A.Herrmann (b. 1948), become Titular Professor in the Chair of Inorganic Chemistry [11] .

In 1951 graduate student Thomas J.Kealy and Assistant Professor Peter L.Pauson at Duquesne University in Pittsburgh, Pennsylvania attempted to link two cyclopentadiene (C5H5) rings and serendipitously discovered an unknown compound, which they believed involved an iron atom joined to a carbon atom on each ring [12]. Fischer’s father drew his son’s attention to this article [1]. This compound, initially called dicyclopentadienyl iron, exhibited a high thermal and chemical stability that Fischer considered to be inconsistent with the proposed structure. He thought that it was a new type of molecular complex. In 1952 the British chemist Geoffrey Wilkinson (1921-1996; future (1973) Nobel chemistry laureate) [13, 14], together with Myron (“Mike”) Rosenblum, Mark C.Whiting, and Robert Burns Woodward (1917future (1965) Nobel chemistry laureate), working at Harvard University, proposed a novel structure in which the iron atom was “sandwiched” between two parallel cyclopentadiene rings and thus formed bonds with the electrons in the rings rather than with the individual carbon atoms, thus accounting for its stability [15, 16]. This was the prototype of a "sandwich" compound, renamed ferrocene, a term introduced by Whiting to emphasize its similarity to benzene .

Meanwhile, Fischer and Wolfgang Pfab confirmed the structure of ferrocene, which was especially stable because its electronic structure was similar to that of a noble gas, by careful x-ray Geoffrey Wilkinson analysis [17]. Fischer and Wilkinson were both credited for this extraordinary discovery, which more than half a century ago opened a new, immense field in chemistry bridging the worlds of organic and inorganic chemistry, to which Fischer contributed overall about 450 articles .

Fischer followed the synthesis of ferrocene with those of similar cyclopentadienyl sandwich compounds with cobalt (cobaltocene), nickel (nickelocene), and other main group metals [18]. Fischer then had another idea, a most daring one at the time – the synthesis of similar compounds with two neutral molecules bonded to a neutral zerovalent metal atom. In 1955 this led him and his gifted student Walter Hafner to the discovery of dibenzenechromium or bis(benzene)chromium(0), the first example of a -bonded metal with benzene [19, 20], which was followed by more than 200 publications on aromatic metallic complexes [21]. Fischer pursued these researches primarily for their own theoretical interest, but they also led to significant applications, for example, catalysis on both laboratory and industrial scales (Ziegler mixed organometallic catalysts and catalysts for olefin metathesis) .

In 1964, together with his student Alfred Maasbl, Fischer made a tremendous step forward with the synthesis of the first "Fischer carbene" complex, containing a double bond between the metal (tungsten) and carbon atoms, a success considered to be Fischer’s second masterpiece (after ferrocene) [22] .

This was followed in 1973 with his third masterpiece, coauthored with student Gerhard Kreis, of the synthesis of the first carbyne complex with a triple bond linking tungsten and carbon [23, 24] .

Over more than three decades Fischer and his collaborators – more than 200 diploma and doctorate students as well as postdoctoral fellows from all over the world – prepared and characterized hundreds of new substances at the Technische Universitt Mnchen. More than a dozen of Fischer's former students were called to occupy prestigious university chairs .

Fischer founded and edited until 1993 the weekly Journal of Organometallic Chemistry, the most cited periodical in the field. He also published numerous reviews in another Elsevier journal, Advances in Organometallic Chemistry. After the discovery of ferrocene Fischer’s researchers in Munich and Wilkinson’s researchers in London [25] realized immediately that a harsh competition, characterized by Herrmann as “strong and not always harmonious” [1], would follow. Both teams worked independently, and their only joint event was the award of the 1973 Nobel Prize in Chemistry, shared between the two group leaders of nearly the same age (55 and 52 years, respectively), “half each to Professor Ernst Otto Fischer, Munich and Professor Geoffrey Wilkinson, London, for their pioneering work, performed independently, on the chemistry of the organometallic so called sandwich compounds” [26] .

On December 10, 1973 in his presentation speech to the two Laureates, Ingvar Lindqvist, a member of the Nobel Committee for Chemistry of Svenska Kungliga Vetenskapsakademien (the Swedish Royal Academy of Sciences) recalled that 1965 Nobel chemistry laureate Robert Burns Woodward had “reached the conclusion that certain compounds could not be understood without the introduction of a new concept, namely that of the sandwich compound… Now the science of chemistry involves, of course, more than flashes of visionary inspiration, and both Fischer and Wilkinson did not hesitate to confirm and develop the concept of the sandwich compounds by an intensive experimental effort… Amongst other things, Fischer managed to surprise chemists by preparing a sandwich of chromium between two benzene molecules. The culinary exploits were pursued further with the progress to open sandwiches, having a flat molecule on one side of the metal atom, and with only small molecules such as carbonyl, methyl or ethyl groups on the other side” [26] .

Lindqvist addressed Fischer in German: “Die Entdeckungen vollstndig neuer Prinzipien der chemischen Bindung und Struktur sind immer grosse Augenblicke in der Geschichte der Chemie gewesen. Sie haben zu einer solchen Entdeckung in hervorragender Weise beigetragen” (The discoveries and confirmation of completely new types of chemical bonding and structure have always been considered great moments in the history of chemistry. You have contributed to such a discovery in a decisive way) [26] .

Nobel chemistry prizes were awarded previously to chemists for researches dealing with organometallic compounds: in 1912 to the Frenchman Victor Grignard (1871-1935) for organomagnesium compounds ("Grignard reagents"); in 1963 to the German Karl Ziegler (1898-1973) and the Italian Giulio Natta (1903-1979) for organoaluminium compounds; and in 1964 to the Briton Dorothy Crowfoot Hodgkin (1910-1994) for the carbon-cobalt bond in vitamin B12. Fischer’s didactic Nobel lecture, "On the Road to Carbene and Carbyne Complexes" [27], presented on December 11, 1973, cited 110 references, 70 of which were to his own work. On the same day Wilkinson devoted his Nobel lecture to "The Long Search for Stable Transition Metal Alkyls " [28]. The two laureates had different characters. Wilkinson was more intellectual; his monumental treatise, Advanced Inorganic Chemistry, co-authored primarily with F.Albert Cotton, is a standard by which all other chemistry books are judged [29], while Fischer was more coherent and diligent, preferring to write research reviews rather than textbooks. Furthermore, from the early stages of his work Wilkinson was interested in the catalytic effects of organometallic compounds, such as the use of rhodium complexes, for example, “Wilkinson’s catalyst” (chlorotris(triphenylphosphene)rhodium(I),RhCl {P(C6H5)3}3) to bring about hydrogenation and oxosynthesis reactions [13, 14], whereas Fischer focused exclusively on the structures and reactivities of these compounds [1] .

The Fischer carbenes were important in the development of olefin methathesis. In 1971 Yves Chauvin (b. 1930), a chemist at the Institut Franais du Ptrole (French Petroleum Institute), suggested that olefin methathesis could be initiated by a metal carbene. Several years were required to elucidate the mechanism, a success that earned him the 2005 Nobel chemistry prize [30] .

Chauvin acknowledged that he was led to his hypothesis from the 1964 paper by Fischer and Alfred Maasbl on tungsten carbene [22] .

In 1957 Fischer received the Chemistry Prize of the Akademie der Wissenschaften zu Gttingen, the second oldest of the seven German science academies, and in 1959 the Alfred-Stock Prize of the Gesellschaft Deutscher Chemiker [31]. He was elected to the Mathematics/Natural Science Section of the Bayerische Akademie der Wissenschaften (Bavarian Academy of Sciences and Humanities) in 1964 and to the Deutsche Academie der Naturforscher Leopoldina in 1969 [32]. Fischer also received Verdienstorden (rewards for merit) from the German Federal Republic and Bavaria (1974). He was awarded honorary doctorates from the Faculty of Chemistry and Pharmacy of the Universitt Mnchen (1975), the University of Strathclyde in Glasgow (1975), the Friedrich-Alexander-Universitt Erlangen in Nuremberg (1977), and the University Pannnonia (until 2006 Veszprm University) in Hungary (1983) .

Fischer was a Member of the Austrian Academy of Sciences and the Italian Accademia dei Lincei as well as a Corresponding Member of the Gttingen Academy of Sciences (1977) and the Rheinisch-Westfllische Academy of Sciences (1987). He was an American Chemical Society Centennial Foreign Fellow (1976), an Honorary Member of the American Academy of Arts and Sciences (1977), an Honorary Fellow of the Chemical Society (London) (1979), and he received the Bavarian Maximilian Order for Science and Art (1981). Fischer was the Firestone Lecturer at the University of Wisconsin, Madison (1969), a Visiting Professor at the University of Florida, Gainesville (GBK’s alma mater) (1971), and the first Inorganic Chemistry Pacific West Coast Lecturer. In the spring of 1973 he was the Arthur D.Little Visiting Professor at the Massachusetts Institute of Technology in Cambridge and was a Visiting Distinguished Lecturer at the University of Rochester in New York .

He lectured on his research in most European countries as well as in Australia, Venezuela, Brazil, Israel, and Lebanon .

"Mediator between Chemical Worlds, sthete of Sciences, and Man of Bavaria" [33] On the occasion of the fiftieth anniversary of the discovery of ferrocene, F.Albert Cotton (1930-2007) [34] considered Fischer’s pioneering work on sandwich compounds as a perfect example of a change of paradigm proposed by historian of science Thomas S.Kuhn (1922-1996) in his seminal book, The Structure of Scientific Revolutions [35]. Fischer's work as well as that of Wilkinson fundamentally changed the perspectives and objectives of the entire field of organometallic chemistry, bridging the classical academic distinctions between organic and inorganic chemistry. It confirmed the fact that science progresses the most at the edges of a priori unconnected fields .

After retiring from the Chair of Inorganic Chemistry, Fischer pursued his scientific activities for more than an additional two decades. The Technische Universitt Mnchen paid tribute to him on the occasions of his 70th [36], 75th [37], and 85th anniversaries [38]. He was “an intense personality; impulsive and thoughtful, urbane and homely, rowdy and modest, scientist and esthete .

These apparent contradictions made complete a person with equal measure of heart and reason” [2] .

Chemistry was Fischer’s life, and he considered his students and collaborators as his family, with whom he shared successes and failures. Fundamental research was his unique passion, and he paid no attention to the practical applications of his prodigious results. He was driven by curiosity and wonder, and he communicated his enthusiasm to his young collaborators. As a Spartan, i.e., a self-disciplined, rigorously simple, frugal person, he thought that they should neither smoke nor get married. Fischer remained a confirmed bachelor until his retirement, after which he shared his life with Traudl Haas .

As a humanist, Fischer considered chemistry as a part of culture, like art and literature. Occasionally, he intervened in politics. Despite his liberal inclinations, he found the 1968 student revolt excessive. On one occasion he entered the lecture hall with a copy of Adolf Hitler’s Mein Kampf in one hand and Chairman Mao’s Red Book in the other, urging students to avoid any political extremism. Fischer was a Bavarian chauvinist in the best sense of the word. He spent all his life in Munich, where he practiced the Benedictine vow of stability, “stabilitas loci,” declining proposals of positions from prestigious universities. In return the City of Munich awarded this famous citizen the Golden Medal "Mnchen leuchtet," the official honor established in 1961 for special service to Munich .

Acknowledgment. We are pleased to acknowledge the assistance of Diane Majors of the Henry Madden Library, California State University, Fresno for locating numerous valuable reference sources .

References and Notes *

1. Herrmann, W.A. Obituary: Ernst Otto Fischer (1918-2007). Organic chemist, and cosmopolitan Bavarian patriot. Nature 2007, 449, 156 .

2. Herrmann, W.A. Obituary: Ernst Otto Fischer. Angew. Chem., Internat. Ed .

2007, 46, 6578 .

3. GDCh-Ehrenmitglied und Nobelpreistrger E.O.Fischer am 23.Juli verstorben. Nachrichten aus der Chemie July 26, 2007, Heft 9, 887 .

4. Nobelpreistrger Ernst Otto Fischer gestorben. http://science.orf.at/science/ news/148849 (accessed Oct 2007) .

5. After Fischer's death the oldest German Nobel laureate is Manfred Eigen (b .

1927), who shared the 1967 chemistry prize with Ronald George Wreyford (R.G.W.) Norrish (1897-1978) and Sir George Porter (1920–2002) .

6. Bonnesen, P.V. Ernst Otto Fischer 1918-. In Nobel Laureates in Chemistry, 1901–1992; James, L.K., Ed.; American Chemical Society: Washington, DC, 1993; pp 551-556 .

7. Ernst Otto Fischer: Translation from the German Text. In Nobel Foundation .

Nobel Lectures Including Presentation Speeches and Laureates' Biographie: Chemistry 1971-1981; World Scientific Publishing Co.: Singapore; River Edge, NJ, 1993; pp 103-104; http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/1973/ fischer-autobio.html (accessed Oct 2007) .

8. Hieber, W.; Fischer, E.O. ber den Mechanismus der Kohlenoxydreaktion von Nickel(II)- und Kobalt(II)-Salzen bei Gegenwart von Dithionit. Z. Anorg. Allg .

Chem. 1952, 269, 292-307 .

9. Fischer, E. O. Metallverbindungen des Cyclopentadiens und des Indens. Angew. Chem. 1955, 67, 211-215 .

10. Three Nobel laureates studied, earned their doctorates, and held chairs at the Technische Universitt Mnchen: Rudolf Ludwig Mbauer (b.1929; Physics 1961), Robert Huber (b.1937; Chemistry 1988) and E.O.Fischer .

11. Wolfgang Anton Herrmann was elected President of the Technische Universitt Mnchen in 1995 and reelected for the third time in 2007. His scientific interests cover the entire field of organometallic chemistry. He was the most cited German chemist during the period 1995-2005 and held the 24th rank among the 100 most cited scientists in chemistry .

12. Kealy, T.J.; Pauson, P.L. A new type of organo-iron compound. Nature 1951, 168, 1039-1040. This paper appeared on December 15, 1951. One month later a synthesis of the same compound was reported independently by a group at the British Oxygen Company, Ltd.: Miller, S.A.; Tebboth, J.F.; Tremaine, J. Dicyclopentadienyl iron. J. Chem. Soc. 1952, 632-635. The chronology of these two articles has been analyzed by Kauffman, G. B. The Discovery of Ferrocene, the First Sandwich Compound. J. Chem. Educ. 1983, 60, 185-186. See also Laszlo, P.;

Hoffmann, R. Ferrocene: Ironclad history or Rashomon tale? Angew. Chem., Int .

* Библиографические описания сохранены в авторской редакции. – Прим. ред .

Ed. 2000, 39, 123-124; Pauson, P.L. Ferrocene – How It All Began. J. Organometallic Chem. 2001, 637, 3-6; and Dagani, R. 50 Years of Ferrocene Chemistry. Chem. Eng. News December 3, 2001, 79 (49), 37–38. According to F. Albert Cotton, the discovery of ferrocene should be credited to S.A.Miller et al. (Cotton, F.A. Au temps de l'tablissement de la structure du ferrocne. Tmoignage sur cette aventure. L'Actualit Chimique 2002, July, 28–29) .

13. Kauffman, G. B. Sir Geoffrey Wilkinson. In Biographical Encyclopedia of Scientists ; Olson, R.; Smith, R., Eds.; Marshall Cavendish Corporation: New York, NY, 1998; Vol. 5, pp 1356–1358 .

14. Kauffman, G.B. Sandwich Compounds of Transition Metals: A Retrospective View of Sir Geoffrey Wilkinson (1921-1996) on the 10th Anniversary of His Death. Chem. Educator 2006, 11, 334-344 ; DOI 10.1333/s00897061067a .

15. Wilkinson G.; Rosenblum, M.; Whiting, M.C.; Woodward, R.B. The structure of iron bis-cyclopentadienyl. J. Am. Chem. Soc. 1952, 74, 2125-2126 .

16. Wilkinson, G. The iron sandwich. A recollection of the first four months. J .

Organometallic Chem. 1975, 100, 273-278 .

17. Fischer, E.O.; Pfab, W. Zur Kristallstruktur der Di-CyclopentadienylVerbindungen des zweiwertigen Eisens, Kobalts und Nickels. Z. Naturforsch .

1952, B7, 377-379 .

18. Fischer, E.O. ber Cyclopentadien-Komplexe des Eisens und des Kobalts Angew. Chem. 1952, 67, 620-623 .

19. Seyferth, D. Bis(benzene)chromium. 2. Its discovery by E.O.Fischer and W.Hafner and subsequent work by the Research Group of E.O.Fischer, H.H.Zeiss, F.Hein, C. Elschenbroich and others. Organometallics 2002, 21, 2800-2820 .

20. Fischer, E.O.; Seus, D. Zur Frage der Struktur der Chrom-phenyl – Verbindungen. Chem. Ber. 1956, 89, 1809-1815 .

21. Fischer, E.O.; Fritz, H.P. complex benzenoid systems with transition metals. Angew. Chem. 1961, 73, 353-364 (includes 163 references) .

22. Fischer, E.O.; Maasbl, A. On the existence of a tungsten carbonyl carbene complex. Angew. Chem., Internat. Ed. 1964, 3, 580-581 .

23. Fischer, E.O. On the way to carbene and carbyne complexes. Adv. Organometallic Chem. 1976, 14, 1-32 .

24. Fischer, E.O. Preparation, properties, and reactivity of transition metal carbonyl-carbyne complexes. J. Organometallic Chem. 1975, 100, 59-81 .

25. Geoffrey Wilkinson (1921-1996) was recruited in 1952 by Friedrich Adolf Paneth (1887-1958), pioneer in radiochemistry and founder of cosmochemistry, as a young chemist for the nuclear energy project of Canada and worked for four years with Glenn T.Seaborg (1912-1999) at the University of California, Berkeley .

From 1951 to 1955 Wilkinson was an Assistant Professor at Harvard where he begun to work on olefin complexes and learned of the discovery of ferrocene. In 1955 he was appointed to the Chair of Inorganic Chemistry at the Imperial College of the University of London, which at the time was the only established chair of inorganic chemistry in the United Kingdom. Wilkinson also prepared the first sandwich compound containing a direct bond between a metal atom, rhenium, and a hydrogen atom. For additional detailed information about Wilkinson see references 13 and 14 .

26. The Nobel Prize in Chemistry 1973. Presentation Speech by Professor Ingvar Lindqvist of the Royal Academy of Sciences. In Nobel Foundation. Nobel Lectures Including Presentation Speeches and Laureates’ Biographies: Chemistry 1971-1981; World Scientific Publishing Co.: Singapore; River Edge, NJ, 1993; pp 99-10; http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/1973/presentationspeech.html (accessed Oct 2007) .

27. Fischer, E.O. On the Road to Carbene and Carbyne Complexes. Nobel Prize lecture, December 11, 1973 (translated from the German). In Nobel Foundation .

Nobel Lectures Including Presentation Speeches and Laureates’ Biographies:

Chemistry 1971-1981; World Scientific Publishing Co.: Singapore; River Edge, NJ, 1993; pp 105-132; http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/1902/ fischer-lecture.html (accessed Oct 2007); Angew. Chem. 1974, 86, 651-663 (original German version) .

28. Wilkinson, G. The Long Search for Stable Transition Metal Alkyls. Nobel Prize lecture, December 11, 1973. In Nobel Foundation. Nobel Lectures Including Presentation Speeches and Laureates’ Biographies: Chemistry 1971-1981; World Scientific Publishing Co.: Singapore; River Edge, NJ, 1993; pp 137-145;

http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/1973/wilkinson-lecture.pdf (accessed Oct 2007) .

29. Cotton, F.A. ; Wilkinson, G. Advanced Inorganic Chemistry: A Comprehensive Text ; Interscience Publishers: New York, NY, 1962; 2nd ed.; 1966; 3rd ed.;

1972; 4th ed.; John Wiley & Sons, Inc.: New York, NY, 1980; 5th ed.; 1988; Cotton, F.A. ; Wilkinson, G.; Murillo, C.A.; Bochmann, M. Advanced Inorganic Chemistry, 6th ed.; 1999. For book reviews of each edition by George B. Kauffman see J. Chem .

Educ. 1963, 40, 230; J. Chem. Educ. 1967, 44, A240, A244; J. Chem. Educ. 1973, 50, A347–A348; J. Chem. Educ. 1981, 58, A204; Polyhedron 1989, 8, 705-706;

Chem. Educator 1999, 4, 268-270; DOI 10.1333/s00897990345a .

30. The Americans Robert H.Grubbs (b.1942) of the California Institute of Technology and Richard R.Schrock (b.1945) of the Massachusetts Institute of Technology were co-recipients with Chauvin of the 2005 Nobel Chemistry Prize "for the development of the metathesis method in organic synthesis;" http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2005 (accessed Oct 2007) .

According to Wolfgang A.Herrmann, without Fischer’s original research, their olefin metathesis would not have been possible [1] .

31. The German inorganic chemist Alfred Stock (1876-1946), Director of the Technische Hochschule Karlsruhe is renowned for his pioneering research on boron hydrides. The term "ligand" was first used by Stock in 1916 in relation to silicon chemistry (Brock, W.H.; Jensen, K.A.; Jrgensen, C K.; Kauffman, G.B. The Origin and Dissemination of the Term "Ligand" in Chemistry. Polyhedron 1983, 2(1), 1-7;

summarized in The Name Game. Chemistry Education April-June, 1985, 1(4), 7-8) .

32. The Leopoldina, founded in 1652 in Schweinfurth, is the oldest academy in Germany; since 1878 its seat has been in Halle. Members selected from all over the world have distinguished themselves by demonstrating scientific excellence. The number of members is limited to one thousand .

33. Herrmann, W.A. Mediator between chemical worlds, sthete of sciences, and man of Bavaria: Ernst Otto Fischer. J. Organometallic Chem. 2003, 684 (1-2), 1-5 .

34. Cotton, F.A. Reference 12, op. cit .

35. Kuhn, T.S. The Structure of Scientific Revolutions; University of Chicago Press: Chicago, IL, 1962 .

36. Herrmann, W.A. Abenteuer Forschung. Ernst Otto Fischer zum 70. Geburtstag. TUM-Mitteilungen 1988/89, 1, 27-32 .

37. Sonderheft zum 75. Geburtstag von Ernst Otto Fischer. Z. Naturforsch. B, 1993, 48, 1438-1692 .

38. Herrmann, W.A. Ernst Otto Fischer 85 Jahre. TUM-Mitteilungen 2003/2004, 2, 43-44 .

НИЛЬС БОР И КВАНТОВАЯ ФИЗИКА

(к 125-летию со дня рождения) С.П.Кудрявцев, И.А.Осипова (Тамбовский государственный технический университет, Тамбов, Россия) Седьмого октября 2010 г. исполняется 125 лет со дня рождения выдающегося физика ХХ столетия Нильса Бора. Влияние его работ на развитие физики атома и квантовой теории трудно переоценить. Между тем, в учебной литературе, в высказываниях некоторых физиков прослеживается мнение, что работы Бора устарели и имеют чисто исторический интерес, в них мало математики. В статье мы попытаемся оценить роль Бора в создание квантовой механики и проследить влияние работ и личности Бора на учёных, которые были основателями квантовой механики .

Нильс Бор родился 7 октября 1885 г. в семье известного физиолога, профессора Копенгагенского университета Христиана Бора. Свою любовь к научным исследованиям отец передал детям. Не случайно, что его младший сын Харальд стал известным математиком, а старший Нильс –автором квантовой модели атома, создателем нерелятивистской квантовой механики и капельной модели ядра. В 1903 г. Бор поступил в Копенгагенский университет. Ещё в студенческие годы он выполнил конкурсную работу по определению коэффициента поверхностного натяжения воды методом колебания струи, удостоенную в 1907 г. золотой медали Датского Королевского общества. Эта работа продемонстрировала талант Бора-теоретика и тонкого экспериментатора, правда это была единственная его завершенная экспериментальная работа. Как теоретик, он развил теорию Рэлея, на которой базировался эксперимент. Бор дополнил её учетом влияний окружающего воздуха, конечности амплитуд колебаний струн и вязкости жидкости [1]. Спустя два года эта первая работа Бора была опубликована в трудах Лондонского Королевского общества. В 1911 г. Бор защитил докторскую диссертацию на тему «Анализ электронной теории металла», после чего приехал на стажировку в Кембридж к автору открытия электрона и одному из создателей электронной теории и одной из первых моделей атома Дж.Дж.Томсону. Бор очень высоко ценил Томсона и надеялся обсудить с ним проблемы теории электронов, магнетизма, излучения, однако взаимоотношения не сложились. Трудно понять, почему так произошло. Известно, что по инициативе Томсона в 1895 г. в Кембридже произошла реформа, согласно которой в университет стали допускаться выпускники университетов из других стран для занятий научными исследованиями и получения степени. Томсон был очень внимателен к этим студентам-исследователям, подбирал для них темы, всячески помогал. Готовившиеся к печати статьи, проблемы обсуждались и в стенах лаборатории, и в Кавендишском физическом обществе, организованным Томсоном. Дружескому общению и взаимопониманию учителя и учеников содействовали вечерние встречи у Томсона за чаем. Но к Бору Томсон отнёсся прохладно. Возможно в какой- то степени сыграли споры Бора и Томсона о природе диамагнетизма. Но Томсон не нашел времени для прочтения диссертации Бора, и она не была опубликована. Лишь небольшая заметка из диссертации была издана в 1912 г. в Phil. Mag. (1912, v.23, p.984-988) .

В Кавендишской лаборатории Бор по поручению Томсона начал экспериментальную работу с каналовыми лучами. Он собрал вакуумную систему, но эксперимент не пошёл. В том же году ученик Томсона Чарльз Томас Рис Вильсон (1869-1959) сконструировал замечательный прибор, сыгравший большую роль в изучении ядерных процессов – камеру Вильсона. Тогда же на ежегодном традиционном обеде в Кембридже выступил один из выдающихся учеников Томсона – Резерфорд, который высоко отозвался об изобретении Вильсона. На этом обеде Бор впервые услышал Резерфорда, руководившего в то время физической лабораторией в Манчестере. Резерфорд произвел на Бора огромное впечатление. Их личная встреча была организована приятелем отца, работавшим в университете Манчестера. «Во время беседы, в которой Резерфорд с подлинным энтузиазмом говорил о многих новых перспективах развития физики, - вспоминает Бор, - он любезно согласился на мою просьбу о том, чтобы присоединиться к группе, работающей в его лаборатории, после того как ранней весной 1912 г. я должен был закончить свои занятия в Кембридже;

там я был сильно увлечен оригинальными идеями Дж.Дж.Томсона, касающимися электронного строения атомов» [2, с.309] .

В апреле 1912 г. Бор приехал в Манчестер. История позаботилась о том, чтобы Бор вначале поработал с автором первой модели атома, а затем приехал к автору планетарной модели, и на её основе создал квантовую модель атома .

«В это время вокруг Резерфорда группировалось большое число молодых физиков из разных стран мира, привлечённых его чрезвычайной одарённостью как физика и редкими способностями как организатора научного коллектива», - вспоминал Бор [2, с.302-303]. В это время здесь работали Х.Гейгер, Е.Марсден, К.Фаянс, Г.Г.Дж.Мозли, Г.Хевеши и Дж.Чедвик. В Манчестере Бор подготовил статью «Теория торможения заряженных частиц при их прохождении через вещество» [3, c.83]. Планетарная модель атома, плодотворное значение которой было осознанно Бором во время его пребывания в Манчестере, была положена им в основу первой квантовой модели. В течение этого же года были опубликованы три знаменитые статьи Бора «О строении атомов и молекул», открывшие путь к атомной квантовой механике. Он объединил предшествующие результаты исследований, принял модель атома Резерфорда, предположил квантовый характер излучения и пришёл к выводу о том, что для стационарной орбиты электрона в атоме момент импульса электрона квантуется mvr nh, а при переходе из одного состояния в другое излучается энергия h, равная разности энергий в стационарных состояниях E1 E 2 h, а частота излучения, соответствующая «… переходу между (n+1)-м и n-м состояниями, задается выражением ) » [3, c.162]. Само понятие стационарного состояния соRc( (n 1) 2 n2 вершило смятие в умах физиков. Для классической физики существование стационарных состояний было невозможно. Кроме того, революционный характер имело положение Бора, что частота излучения света равнялась половине угловой частоты вращения электрона [5, c.222]. Бор нашёл выражение для постоянной Ридберга R 2 e m и подсчитал её значение, которое ch оказалось равным 109675 см 1 .

Бор применил квантовую теорию к периодической системе элементов Менделеева. Он пришел к выводу о том, что место элемента в системе определяется не атомным весом, а зарядом ядра. Этим Бор объяснил необходимость поменять местами некоторые элементы, например, калий и аргон, а открытый Урбаном элемент с номером 72, помещённый к редким землям, с точки зрения заполнения электронных оболочек, согласно значениям главного квантового числа, должен быть гомологом циркония. Костер и Хевеши проверили и подтвердили это предположение, открыв гафний, оказавшийся действительно гомологом титана и циркония. Квантовая теория была применена Бором и к объяснению возникновения рентгеновских лучей. Ещё один успех теории Бора связан с истолкованием серии Пикеринга .

Бор утверждал, что серия принадлежит спектру ионизированного гелия, а не водорода, как у Пикеринга. Учитывая массу электрона и ядер водорода и гелия, он пришел к соотношению K 1 1 ch ( M m), из котороn2 n2 2 2 E 2 e 2 Mm 1 го получил,, а их отношение K H 91153 10 10 K He 22779 10 KH 4,0016 находится в точном соответствии с экспериментальными данK He ными. Теория Бора объяснила ряд явлений флюоресценции, расщепление спектральных линий в электрическом поле (эффект Штарка), нормальный эффект Зеемана и т.д .

Впоследствии, когда квантовая теория получила развитие и всеобщее признание, в 1937 г., Резерфорд писал «Я считаю первоначальную квантовую теорию спектра, выдвинутую Бором, одной из наиболее революционных из всех когда-либо созданных в науке… В результате дальнейших усовершенствований, главным образом внесённых самим Бором, и видоизменений, произведенных Гейзенбергом, Шредингером и Дираком, изменилась вся математическая теория и были введены идеи волновой механики. Совершенно независимо от этих дальнейших усовершенствований я рассматриваю труды Бора как величайший триумф человеческой мысли» [5, с.490-491] .

Осенью 1916 г. Бор стал профессором Копенгагенского университета .

Продолжая развивать свою теорию, Бор в 1918 г. формулирует свой знаменитый принцип соответствия, который в широком смысле утверждал, что квантовая механика должна приводить к тем же результатам, которые следуют из классической теории, когда она в предельном случае относится к большим телам или макротраекториям. Макс Борн говорил, что этот принцип на десятилетие определил развитие теоретической физики. «… Зоммерфельд назвал принцип соответствия «волшебной палочкой», при помощи которой может быть открыт ряд атомных явлений и их законов» [6, c.381] .

В 1921 г. на Блегдамсвей был открыт Институт теоретической физики, которым Бор руководил до конца своей жизни. Личность Бора привлекала сюда теоретиков со всех стран мира: Крамерс, Хевеши, Борн, Паули, Гейзенберг и др. В 1922 г. Бору была присуждена Нобелевская премия по физике. Весной 1923 г. в институт Бора приезжает Гейзенберг. Началось их тесное плодотворное сотрудничество. Квантовая теория Бора постепенно получает признание и развитие. В 1925 г. Гейзенберг в сотрудничестве с Борном и Иорданом разрабатывают математический аппарат квантовой механики, Паули формулирует свой принцип запрета, Улунбек и Гаудсмит открывают спин электрона. В 1926 г. Шрёедингер, опираясь на идеи де Бройля, создает волновую механику. В 1927 г. Гейзенберг выдвигает принцип неопределенности. В этом же году Бор выдвигает свой принцип дополнительности. Согласно этому принципу, понимание природы материи требует учёта как волновых, так и квантовых свойств частиц материи. Гейзенберг считал, что соотношение неопределенностей «представляет собой лишь частный случай общего принципа дополнительности» [1, c.18] .

Интерпретация квантовой механики в духе Бора и его школы, копенгагенской школы, вызвала яростную критику Эйнштейна, который считал, что в квантовой механике далеко отошли от причинного описания в пространстве и времени. «Квантовая теория, - писал Бор, - характеризуется признанием принципиальной ограниченности классических физических представлений в применении к атомным явлениям. Но, несмотря на затруднения, возникающие при формулировке содержания квантовой теории, её суть… может быть выражена… в так называемом квантовой постулате. Согласно этому постулату, каждому атомному процессу свойственна существенная прерывность или, скорее, индивидуальность, совершенно чуждая классической теории и выраженная планковским квантом действия. Этот постулат заключает в себя отказ от причинного пространственно-временного описания атомных процессов» [8] .

Несмотря на разногласие среди ученых, трактование квантовой механики Бора и его школы стало общепризнанным, принцип неопределенности, дополнительности и соответствия, законы квантовой механики являются фундаментальными законами природы, а имя Бора навсегда останется в истории естествознания как основателя квантовой механики .

Литература

1. Нильс Бор. Жизнь и творчество: сб. ст. – М.: Наука, 1967 .

2. Кудрявцев, П.С. Избранное / П.С.Кудрявцев, С.П.Кудрявцев. – Тамбов, 2004. – С.309 .

3. Бор, Нильс. Избранные научные труды. Т.1: статьи 1909-1925. – М.:

Наука, 1970. – С.8-18 .

4. Полак, Л.С. Возникновение квантовой теории атома. (Модель атома

Резерфорда-Бора) // Тр. Ин-та истории естествознания и техники. Т.19. – М.:

Изд-во АН СССР, 1957 .

5. Резерфорд, Эрнест. Избранные научные труды. – М.: Наука, 1972 .

6. Шрёдингер, Эрвин. Избранные научные труды по квантовой механике. – М.: Наука,1976 .

7. Кудрявцев, С.П. История и методология естествознания. Ч.1. – Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2006 .

8. Бор, Нильс. Избранные научные труды. Т.1: статьи 1909-1925. – М.:

Наука, 1970. – С.30 .

ЭТИКА А.ШВЕЙЦЕРА – ИМПЕРАТИВ ХХI ВЕКА

В.И.Ищук (Международный Информационный Нобелевский Центр, Санкт-Петербург, Россия) Весь пафос новой этики Альберта Швейцера заключён в утверждении, что "гибель культуры происходит вследствие того, что создание этики перепоручается государству, ведь государство (общество) не может не относиться к человеку как к средству. Вот в чём коренной пункт проблемы" [1]. Современный тип общества стремится уменьшить культурные и моральные измерения (praxis) до чисто технических и инструментальных рассуждений. Это общество опровергает их приоритетный порядок и отводит доминирующее место понятию технические возможности (techno) .

Такая эволюция стремится сделать нас рабами социальных и экономических механизмов. Э.Фромм утверждал, что мы платим слишком большую цену за эту ограниченную точку зрения (вспомним А.Д.Сахарова и Л .

Толстого). Но свобода даёт слишком много бифуркаций. "Человек" быстро устаёт под давлением выбора. Лишившись адекватного внутреннего комплекса, мы стремимся стать простым реле в социальном механизме, находясь под управлением современного состояния вкусов и моды .

Посыл глобалистского общества XXI века - это "бархатная" диктатура транснационального банковского капитала, использующего в своих интересах, как управленцев, так и производителей. В задачу глобалистского общества не будет входить формирование духовно-нравственного облика человека, ибо оно обеспечит полную управляемость людьми с помощью нейролингвистического программирования и финансового контроля. В целом новый мировой порядок будет означать конец человека как творения Божия, Homo Sapiens и Homo Morales .

Посыл А.Швейцера, выражаясь в терминах К.Лоренца [2], состоит в ином. Интеграция адаптивных (когнитивных) функций сделает возможным новую "фульгурацию" человечества, как живой системы. В результате должно произойти закрепление в традиции определённых социальных и этических установок для возникновения сообщества индивидов, конститутивным свойством которого явится новый тип жизни социума, новый тип духовности под девизом "Благоговение перед жизнью". Предполагая таким образом "условно обратный путь" человека: от Древа познания Добра и зла к Древу Жизни, возращение человечества в Рай .

Формирование и развитие человеческой личности, его личной этики, происходит в лоне культуры - внегенетической системы порождения, сохранения и трансляции социального опыта. Даже оригинальная идея американского биолога Ричарда Даукинса, который ввёл для описания культурного наследования понятие "мем" (в переводе с греческого "мимесис"

- воспроизведение, подражание, воссоздание), соотносимое с понятием "ген", не противоречит этому .

Однако В.П.Эфроимсон в своей программной статье [3] убедительно показывает, что для столь сложной сферы человеческого духа, какой является этика, она формируется под влиянием не одной только среды (в данном случае социальной), но имеет и свою важнейшую наследственную компоненту. Исходя из этой неоспоримой посылки, он пошёл гораздо далее, рассмотрев вероятные пути эволюционного становления генетических основ этики и поведения, и показав, что определяющий их генофонд современного человека вырос на глубоких корнях, уходящих не только в доисторические эпохи превращения человекоподобной обезьяны в человека, но и в бездонные глубины эволюции животного мира. С полной оптимизма верой в светлое будущее гуманизма В.П.Эфроимсон увидел наследственно обусловленные черты "человечности", наследственные, общественные, альтруистические инстинкты в животных предках человека, проследил их усиливающийся удельный вес в ещё продолжающемся процессе всё большего "очеловечивания" социального животного, в процессе изживания индивидуалистического, эгоистического, зоологического начал .

По мнению профессора М.С.Кагана: "На смену известному дуализму (материализм-идеализм) и модному теперь эклектичному плюрализму должен прийти взгляд на бытие, который обнаруживает свойства нескольких субстанций, порождаемых системной самоорганизацией исторической динамики бытия, а именно: материальность существующей природы; культурность и социальность, порожденные способом деятельности формировавшегося человека и типом отношений между людьми в их совместной жизнедеятельности; духовность как "системное свойство" человека, каждый раз формирующееся биографически в онтогенезе благодаря "снятию" природной данности человека воздействием на нее через духовность культуры и общества. Каждая из этих субстанций не сводима к трём другим, хотя и находится с ними в теснейшем взаимодействии" .

Не "мыслю, следовательно - существую", а "существую, следовательно - мыслю". Первична изначальная ответственность, связь с бытием в мире и с другими. Василий Розанов развивал этот тезис так: "Двоякого рода может быть жизнь человека: бессознательная и сознательная. Под первою я разумею жизнь, которая управляется причинами, под второю которая управляется целью". Именно такую жизнь прожил доктор Альберт Швейцер. Он действовал в полном соответствии с тем, что смысл ценностного сознания должен основываться не на какой-то ложной мистической или политической теологии, а на понятном идеале служения сообществу - творении Добра (Блага). Мышление как нравственный поступок - это урок М.М.Бахтина. Это, по сути, и урок, который преподнёс человечеству А.Швейцер, и который демонстрируют большинство из лауреатов Нобелевской премии .

Платон рассказывает об идеальном мире, идеи которого наши души когда-то видели. И затем забыли. А это значит, что мы не можем в мире повседневных забот узнать идею Добра. Или идею справедливости с благом. Нет в мире причины для добра. Нет причин для справедливости .

Может быть, она и есть, да как её узнать? Всякий социум требует равенства. Существование же человека требует неравенства. Нехватки того, что рождает волю. И всё оказывается несправедливо. И всё же одну идею мы узнать можем. Это красота. Чтобы её узнать, нужны глаза и уши. И все. То есть в этом мире мы можем узнать из того мира только красоту. И вот эта-то идея и приведёт нас к подлинному миру. К трансцендентному .

Она спасёт нас. Швейцер познал красоту мира через творчество И.С.Баха .

В своих богословских трудах Швейцер показал, что Христос есть божественный залог того, что Богом обещанное будет исполнено. Всё человечество должно переживать его как залог своей личной судьбы. Христос есть решение человеческой проблемы. Главной задачей Христа было поднять дух до Божественности и жизненность до духовности вследствие внутреннего озарения благодатью. А.Швейцер своим примером, святого ХХ века, показывает путь свободного человека в этом мире, который готов принять в себя Бога. Полнота принятия христианства, истина, предлагаемая Швейцером, заключается в необходимости "верить в сверхъестественного Христа и подражать историческому Иисусу". Важно отметить также, что этика Швейцера освобождает бытие от догм моральной регламентации .

Доктор Швейцер был для своих пациентов не "великим инквизитором", а "старшим братом", ежедневно проявляя великодушие сильного .

Итак, само по себе добро не существует. Само по себе существует зло, а для того, чтобы было добро, нужно что-то специально делать. И пока мы делаем, оно есть. Перестали делать - и его нет. Это значит, что в окружающем нас мире есть вещи, которые существуют вне зависимости от нас. Есть ещё и такие вещи, которые существуют, если мы хотим, чтобы они были .

Эти вещи держатся уже не сцеплениями причин, а усилием воли. Поэтомуто стремлением к добру существуют добрые люди .

Таким образом, согласно Швейцеру, культура осуществляет регулятивную функцию в социуме в соответствии с триадой Красота - Истина Добро (Справедливость с Благом). Современные исследователи полагают, что развитие культуры, при этом, будет происходить через: физические (развивающие) технологии, которые расширяют спектр (пространство) возможностей будущего; гуманитарные (управляющие) технологии, которые будут управлять вероятностями реализации тех или иных версий будущего. По такому пути и следует удовлетворять основные требования, предъявляемые социуму со стороны личности будущего, а именно - это потребности в общности, структуре (цели) и смысле. Люди жаждут получить институты, достойные их уважения, привязанности и лояльности .

Добродетель - состояние души. Честь - установка на утверждение собственного достоинства за счёт соблюдения моральных норм. Для внутреннего комфорта человеку требуется не только получать те или иные житейские блага, но и знать, что он правильно ориентируется в выборе желаемого и совершает усилия в нужном направлении. В этом случае необходимы примеры и авторитеты!

В отношении управляющих технологий следует заметить, что в ХХI веке будет иметь место не целевой, но нормативно-ценностный менеджмент культурогенеза. По утверждению Г.Тульчинского, "культура реализуется в конкретных нормативно-ценностных системах (НЦС), определяемых ценностными, нормативными и организационными аспектами" [4]. Он подчеркивает, что: "для культурогенеза через призму социального управления необходимо в качестве способа в первую очередь рассмотреть нормативно-ценностный менеджмент, противопоставив его управлению по целям. Управление по целям ориентировано на конечный результат, иерархию и контроль, формальную организацию, а управление по ценностям - на анализ состояния процесса, сопричастность и понимание происходящего, так называемую неформальную организацию. На передний план здесь выходит модус "быть", а не "иметь", поэтому именно личность, с её поисками смысла, предстает как источник, средство и результат динамики и осмысления развития культуры". В этой парадигме место социальных утопий занимают утопии индивидуальные .

Отметим ещё тот факт, что общество - это неравновесная система .

Каждому поколению требуется время, чтобы понять вечные истины. К порогу нравственному должны подойти не два человека, а много, чтобы началась цепная реакция Добра, так называемая синергия Добра. И здесь важны примеры жизнедеятельности и положения мировоззренческих доктрин великих альтруистов! С высоким пафосом об этом говорит Ю.Карякин: "Духовно-нравственные заповеди в отличие от естественнонаучных знаний действуют, только будучи воплощенными в личностях .

Но людей, их воплощающих и как бы олицетворяющих культуру как победу жизни над смертью, современных праведников - всё меньше. У нас в этом отношении - совершенно выжженное поле. Да и в мире положение не лучше! Путь овладения культурой и постижения нравственных ценностей происходит в самом человеке, и в этом - его самоспасение. Нужно быть беспощадным к себе, чтобы пережить муки этого пути" .

Из всех известных методов синтеза оптимального управления, по мнению А.А.Красовского [5], наиболее эффективным в практическом применении к сложным (нелинейным) системам является метод с прогнозирующей моделью и функционалами типа функционала обобщенной работы (ФОР). Помимо ограниченных вычислительных (временных, мощностных) затрат и робастности за счёт добавления в классический функционал затрат на управление в оптимальной системе, уникальным свойством ФОР является обращение в нуль оптимальных управлений на естественном (свободном) движении. То есть и здесь, условно говоря, имеет место "нравственный" аспект .

Обращаясь к управлению социально-экономическими, организационными, общественными процессами, на данном этапе истории следует констатировать, что нет более важной проблемы, чем борьба с личным и коллективным эгоизмом, коррупцией, бюрократизмом, криминализацией общества. Традиционные пути нравственного воспитания, профессионального отбора, народного контроля управления управленческих кадров необходимы. Но недостаточны. В конечном итоге необходимо сами системы управления сделать такими, чтобы они исключали или, по крайней мере, сильно затрудняли возможность злоупотреблений всех видов. Необходимым условием эгоустойчивого управления выступает достаточная достоверность и оперативность информации о результатах управления .

Это кивок в сторону качества СМИ. В принципе наиболее совершенным является управление с прогнозированием на основе достаточно полных моделей управляемых процессов, целевых функционалов и ограничений .

Однако обеспечение эгоустойчивости разработки таких моделей само представляет проблему. Ещё труднее обеспечить эгоустойчивость руководителей, аппарата органов управления организаций и даже экспертных советов (ЭС) обычного типа .

Есть основание предполагать, что повышенной эгоустойчивостью будут обладать ЭС типа жюри, в которых каждый член жюри даёт при тайном голосовании только оценку в баллах результатов управления на каждом очередном достаточно коротком цикле. Сами члены жюри должны периодически проходить тестовые испытания на эгоустойчивость, прогностические способности, кругозор, интуицию. Эгоустойчивые системы, как прототип - Нобелевские комитеты .

Подобием ФОР может явиться функционал обобщенного добра (ФОД), который выражается в виде парадигмы А.Швейцера: "Благоговение перед жизнью - Благо для Человечества". Его формализация в терминах функционирования социальных систем и решение задачи оптимизации в общем виде могут послужить основанием развития гуманитарных (управляющих) технологий ХХI века. Осмысление понятия ФОД и его моделирование, несомненно, могут быть связаны с творческим наследием замечательного русского писателя Андрея Платонова, который, как и М.С.Каган, надеялся преодолеть в человеке социальность и животность, поставив духовность на первый план. Основной смысл коммуникативных (социальных) устремлений Платонова - это экология. Экология как этикоонтология - этого в произведениях писателя предостаточно. Саша Дванов ("Чевенгур") - это Святой Франциск Ассизский, ищущий общий язык со всеми тварями и предметами. Дванов способен вступить в диалог с забором. Диалогичность Платонова очень важна для понимания его творчества. Стремление людей в одно целое - это закон этической гравитации .

Абсолютная культурная парадигма: "Я и творец, и сотворённый". Интеллектуальная революция, совершенная Платоновым, - это объединение человеческих сознаний, а не "социальных личностей". Интеллигенция у Платонова - это человек, ставящий вопрос морально-духовного бытия в основание своей реальной профессиональной деятельности. Он созвучен в этом Даниилу Андрееву, мысль которого состояла в том, что "с течением времени очертания интеллигенции совпадут с очертаниями человечества". Собор этически совершенных людей - это идеал Платонова. Высший вид "вещества-энергии" - положительное этическое чувство. Он утверждал: "Созидательное время этично и эстетично в человеке, потому что изначально оно было таким во Вселенной" [6]. Именно созидательное время духовно!

Могущество человека растёт быстрее, чем его способность к самоуправлению. Об этом писали и Л.Толстой, и А.Бергсон. Социум становится всё лучше, а человек всё хуже. Общество становится гуманным .

Человечным. А человек исчезает в антропологической реальности. В нём нет ничего человеческого. Он узнает себя как поименованную рабочую силу. Как часть природы. Или культуры. Что не так уже и важно .

Преодоление этого противоречия может произойти двумя путями .

Первое - это целенаправленное воспитание общества и перестройка его нравственно-этического фундамента, в том числе и на генетическом уровне. Второе - ограничение характера развития производительных сил .

Здесь понадобятся, ни много, ни мало, изменения характера потребностей людей, перехода от общества потребления к какому-то новому отношению к вещам!?

Экологический императив, который ввёл в философскую практику Н.Моисеев [7], основан на нравственном императиве, лежащем в основе ФОД Альберта Швейцера! Следование нравственному императиву основной массы людей - это, прежде всего, результат воспитания и обучения. Воспитания в широком смысле. Внешние условия изменяются слишком быстро. А рассогласование, противоречия между условиями бытия и сознанием, несоответствие форм общественной жизни, её организационных структур, её моральной основы изменяющимся условиям жизни могут оказаться гибельными .

Содержание диалога общества ХХI века с творческим наследием А.Швейцера заключается в определении путей расширения этики личности до этики общества и возможности трансформации морали гражданского общества до этики личности. При этом, несомненно, торжество этического идеала будет достигаться посредством людей с позитивной философией оптимиста, благоговеющего перед жизнью. Современная культура возможна, прежде всего, как культура духовного опыта. В основе культурогенеза, помимо альтруизма и способности людей адекватно прогнозировать своё развитие, должна присутствовать и свобода личности, или духовность. Именно этими качествами в наибольшей степени обладают многие из лауреатов Нобелевской премии .

Литература 1 Швейцер, А. Благоговение перед жизнью: пер. с нем. / сост. А. Гусейнова. - М.: Прогресс, 1992. - 576 с .

2 Лоренц, К. Так называемое зло / под ред. А.В.Гладкого. - М.: Культур. революция, 2008 .

3 Эфроимсон, В.П. Родословная альтруизма. - М.: Журнал "Новый мир". – 1972. – №3. – С.62-72 .

4 Тульчинский, Г.Л. Постчеловеческая персонология. Новые перспективы свободы и рациональности. - СПб.: Алетейя, 2002. - 677 с .

5 Красовский, А.А. Некоторые актуальные проблемы науки управления// Изв. РАН. Теория и системы управления. – 1996. – №6. – С.8-16 .

6 Баршт, К.А. Поэтика прозы Андрея Платонова. - СПб.: СпбГУ, 2005 .

7 Моисеев, Н.Н. Человек и ноосфера. - М.: Мол. Гвардия, 1990. - 351 с .

ЖЖЁНАЯ ИЗВЕСТЬ И ПЛУТОНИЕВАЯ БОМБА

(к 100-летию со дня рождения С.Г.Тресвятского) Н.Д.Василега-Дерибас (Научное общество им. Т.Шевченко, Львов, Запорожье, Украина) Лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине А. СентДьёрди (1937 г.) писал: «Человеческий мозг не есть орган мышления, а есть орган выживания, подобно когтям и клыкам у животных, и устроен так, что способен принимать за истину лишь то, что приносит практическую пользу. Люди же, способные доводить свои мысли до их логического завершения, должны обладать необыкновенной, и я бы даже сказал, патологической конституцией. Такие люди станут апостолами, мучениками и героями. И большинство из них заканчивают свою жизнь на стуле

– академическом или электрическом...» .

Именно к такой удивительной когорте людей и относятся наши незабвенные Учителя, Друзья и Наставники – С.Г.Тресвятский (1910-1985) и его научные собратья и соратники – Г.В.Самсонов (1918-1975) и А.М. Голуб (1918-1977). Будущий учёный увидел мир 4 октября 1910 г. в г. Самаре в семье учёного-агронома, который работал в земстве. Отец Глеб Николаевич в своё время закончил Московскую Петровско-Разумовскую сельхозакадемию, где учился вместе с Н.И.Вавиловым и даже жил с ним в одной комнате общежития. Брат его родного деда по отцовской линии был в XIX в .

архиепископом Симбирским и Саратовским и незаурядным специалистом в области фитотерапии, издал несколько книг по лечению целительным зельем. В годы Крымской войны крестом, молитвой и пастырским словом воспламенял на подвиги защитников осажденного Севастополя. В 1920 г., в связи с голодом на Поволжье, семья Тресвятских двинулась на Урал – к Екатеринбургу, где в 1928 г. Сергей окончил школу и поступил на химический факультет Уральского политехнического института. Там в 1930 г .

одновременно со студенческими студиями работал лаборантом. В 1934 г .

юноша завершает учёбу, получив диплом инженера-химика неорганических производств, и был оставлен на кафедре технологии силикатов для подготовки к научной деятельности. Работал ассистентом и старшим лаборантом, а позже младшим научным сотрудником научно-исследовательского сектора Уральской политехники. Во время войны 1941-1945 гг .

С.Г.Тресвятский – офицер частей №691 и №2461 в должности начальника лаборатории, входившей в систему войск Главного военно-химического управления Красной армии. Во время испытания боевых ОВ получил хроническое легочное поражение. После демобилизации в 1946 г. работает в Институте неорганических материалов в Москве, который был тогда зашифрован как «НИИ-9» и «НИИГлавгорстрой» и подчинялся Минсредмашу СССР. Занимает должности старшего инженера, а вскоре начальника лаборатории до 1960 г .

Когда создавали ядерное оружие в США, а позже в СССР, возникла тяжёлая проблема: в чём выплавлять урановые-235 и плутониевые-239 полушария для ядерных зарядов. Требования были чрезвычайно жёсткими: чтобы материалы тиглей абсолютно не загрязняли ни уран, ни плутоний. Иначе из-за примесей в их толще могли не произойти цепные реакции деления ядер, а вследствие этого и ядерный взрыв. Кстати, первый завод по радиохимическому извлечению плутония из облученного нейтронами урана заработал в начале 1949 г. Опыты с тугоплавкими металлами показали, что последние непригодны для этого, потому как, контактируя с расплавленными ураном или плутонием, они частично переходят в их толщу, образуя металлидные соединения и загрязняя ядерный материал. Мой будущий научный руководитель и наставник - доктор технических наук, профессор Сергей Глебович Тресвятский, работавший тогда в Москве под руководством академика И.В.Курчатова, был привлечён к разрешению этой чрезвычайно важной проблемы. Он начал поиск среди керамических материалов. Как рассказывал он автору этих строк, в начале остановились на бериллий-оксидных тиглях. Дело в том, что BeO плавится при 25700С, а уран при 11320С, плутоний же при 6400С. И всё же, соприкасаясь с жидкими ураном или плутонием, очень маленькие по размеру катионы Be2+ со стенок бериллий-оксидного тигля (Be2+O2-) диффундируют в толщу жидких металлов, загрязняя их .

Тогда профессор Тресвятский решил применить керамические плавильные тигли, изготовленные методом горячего прессования (спекания) высокочистого CaO (Ca2+O2-) - «жжёной извести» (tпл=28000С). Именно это распространенное соединение оказалось идеальным материалом, который вовсе не загрязняет ни уран, ни плутоний, а также торий, протактиний, америций, берклий, кюрий и другие металлические актиноиды .

В кальций-оксидных «тиглях Тресвятского» и выплавили первое плутониевое полушарие. Курчатов тотчас же доложил об этом Л.Берии, а тот уже самому Сталину. «Вождь всех времен и народов» и «корифей наук» возжелал лично посмотреть на этот дьявольский металл и приказал доставить его в Кремль. Сам академик Курчатов в сопровождении Берии и вооруженных охранников МГБ повёз плутониевое полушарие в свинцовом сундуке на смотрины… За своё открытие С.Г.Тресвятский получил 2 ордена «Знак Почета» (1949, 1951 гг.), а в 1951 г. стал лауреатом Сталинской премии, одновременно защитив кандидатскую, а в 1958 г. докторскую диссертации .

С 1960 г.

до конца жизни этот мировой славы керамист и химик связал свою судьбу с Украиной, работал в Киеве: Киево-Печерской Лавре, Круглой Башне на Печерске и в Академгородке - Институте проблем материаловедения АН Украины, где заведовал отделом оксидных керамических материалов, дважды был заместителем директора ИПМ по научной работе, читал лекции в Киевском политехе и состоял членом редколлегий научных журналов:

«Порошковая металлургия» и «Неорганические материалы», а также «Энциклопедии неорганических материалов» в 2 томах .

Сергей Глебович был настоящим русским интеллигентом и патриотом. Благородный и великодушный, прямой и открытый, честный и отзывчивый, он никогда не сгибался, не пятился, смело и бескомпромисно отстаивал правоту, правду и научную истину. За это его очень любили и уважали. Милосерд и чуток к своим сотрудникам и коллегам, к их нуждам и проблемам, он был душой коллектива и в научной работе, и в редкие минуты отдыха. Профессор Тресвятский взрастил знаменитую научную школу, создал теорию хрупкости материалов, своим пытливым разумом проник в неизведанные глубины периодического закона химических элементов Д.И.Менделеева, открыл новые явления и закономерности. Он со своими учениками и сотрудниками впервые получил и изучил множество новых оксидных керамических материалов с уникальными и удивительными свойствами. Были синтезированы искусственные минералы, которых нет в природе. Он прощал своим врагам и недоброжелателям, они же ему - никогда…. По счастливой случайности (дважды теряли документы!) его так и не завлекли в КПСС *. И хотя его научные свершения высоко оценивали в «Третье Риме» и во всем мире, украинские «учёные от науки» сделали всё, дабы этот великий учёный не стал членом-корреспондентом Академии наук!

О СПОСОБНОСТИ К «ЗЕЛЕНОГЛАЗИЮ»

(К.Лоренц и Н.Тинберген как популяризаторы:

сходство и различие) В.Д.Ильичев*, О.Л.Силаева*, В.А.Тархановский** (*Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, Москва, Россия;

**Международный Информационный Нобелевский Центр, Москва, Россия) Эти выдающиеся ученые, лауреаты Нобелевской премии, оставили основополагающий след в истории этологии, и не только этологии, но и в направлениях, связанных с популяризацией и просветительством, досугом и времяпровождением людей, биопозитивным внедрением в жизнь пропаганды добра и любви к животным. Они решали эти задачи, занимаясь созданием популярных книг, посвященных поведению животных, предназначенных для всех возрастов, от младших до старших. Эти книги быстро приобрели популярность и, превращаясь в бестселлеры, расходились по всему миру, воспитывая чувство любви к живым существам, привлекая гринписовцев и любителей природы, созывая под этологические знамена новые поколения экологов. Конечно, среди своих современников они не были единственными авторами, успешно работающими в те годы в этом жанре. Но они были уникальными среди них. Прежде всего, потому, что за ними стоял безупречный научный престиж и огромный запас научных знаний – зоологических и экологических. В этом смысле они были не только этологами и эколого-этологами, но ещё и экологамисоциологами, а этологический компонент этой триады был собственно в их руках, поскольку формировали его они сами .

Длительное время их связывали отношения учителя и ученика, что также способствовало взаимопониманию и творчеству, в том числе и в просветительской сфере. Но особенно важным было то обстоятельство, * Как-то в моём присутствии парторг отдела В.Вишневский («Это - мой Киссинджер!», - хвалил его наш Шеф), шутя, упрекнул профессора: «Сергей Глебович! Вы забыли слова из комсомольской песни: «Есть традиция добрая в комсомольской семье

– раньше думай о Родине, а потом о себе». В ответ профессор засмеялся и, потирая руки, сказал: «Я… [нецензурно] всю жизнь думал о Родине, а теперь ни хрена не имею!». И это была сущая и жестокая правда… - Прим. авт .

что в своём отношении к поведению животных оба были единоверцами и проповедовали близкие научные подходы. Наконец, их связывало то обстоятельство, что оба были популяризаторами «от Бога», знали в этом вкус и обладали врожденным чувством такта, который никогда им не изменял. Занимаясь популяризаторской деятельностью, К.Лоренц и Н. Тинберген выработали свой стиль и свой литературный язык, который можно назвать эко-этологическим, поскольку в нём литературность сочеталась с художественностью и доступностью для широкой публики. Именно эти обстоятельства привлекли внимание к книгам К.Лоренца «Человек находит друга», «Кольцо царя Соломона» и «Год серого гуся», к книгам Н.Тинбергена «Поведение», «Поведение животных» и др. При этом оба автора писали свои труды в разной творческой манере .

К.Лоренц обладал врожденным художественным вкусом, писал свои тексты в значительной степени как художественные произведения, доставляя своим читателям большое эстетическое удовлетворение. Н. Тинберген меньше стремился к этому, и поэтому тексты у него получались несколько суховатые, хотя и оставались безупречными в понятийнопросветительском отношении. Отличало их и отношение к животным, о которых они писали. Если у К.Лоренца ощущается особая любовь к ним и полное понимание их привычек и поведения, выражающееся в знаменитой киплинговской фразе, вложенной в уста главного героя – Маугли («мы одной крови – ты и я»), то у животных – героев, описываемых Н.Тинбергом, такого стремления общаться не ощущается или ощущается в меньшей степени. При этом оба всегда сохраняли свой просветительский почерк, который делал их книги узнаваемыми от первой до последней страницы. Просто их книги были индивидуализировано разными, что, естественно, никаких нареканий у читателя никогда не вызывало. Несмотря на эти «разночтения», оба долгие годы работали в одной и той же области науки, хотя отношения между ними не всегда были гармоничными .

Война развела К.Лоренца и Н.Тинбергена по обе стороны баррикады .

Первый был мобилизован как медицинский работник в вермахт, второй оказался в рядах Сопротивления. После войны научная деятельность обоих развивалась вполне благополучно и интенсивно. Оба читали лекции в европейских университетах, писали книги, выступали на научных форумах. Их популярность среди коллег и писателей непрерывно росла, тиражи книг поднимались всё выше. Рос их престиж и в социальной сфере .

Анализируя популяризаторскую деятельность К.Лоренца и Н.Тинбергена, многократно перечитывая написанные ими книги, невольно приходишь к мысли о том, что они, особенно первый, обладали способностями к «зеленоглазию». Так в русских деревнях испокон века назвали людей, способных позитивно контактировать с животными. У таких людей и на грядках всё растет в изобилии, и скотина рожает двойни, и куры заваливают яйцами подклети, а в избе с кошками полный контакт .

Одному из авторов этого краткого очерка-зарисовки приходилось неоднократно общаться с К.Лоренцом во время научных международных встреч и посещений зоопарков. К Лоренцу просто тянулись и его обожали животные. А он очень хорошо относился к ним .

К.Лоренц и Н.Тинберген прожили долгую жизнь ученых, умеющих ценить дружбу с животными и сделавших всё, чтобы научить людей их любить. 27 февраля 1989 г. К.Лоренца не стало. За год до этого ушёл из жизни Нико Тинберген. Но их герои – пернатые и хвостатые – до сих пор радуют людей. Потому, что им так завещали создатели книг .

К.Лоренц 20-е гг. провёл в Англии в качестве стажёра Джулиана Хаксли, известного биолога, философа. Поработав в госпиталях в войну, он попал в советский плен. Почти 4-летнее пребывание в лагере в Армении он смог использовать для наблюдения за животными. Вернувшись в 1948 г. из плена, Лоренц основал Институт физиологии в Баварии. Нобелевская премия (1973 г.) была – по словам лауреата – весьма неожиданна. Лоренц разделил её с Тинбергеном и Карлом фон Фришем. Первые два лауреата познакомились в середине 30-х гг. ХХ в. на семинаре в Лейдене. Позже Тинберген констатировал: «Мы сразу же подошли друг другу». Лоренц за популяризаторскую деятельность был удостоен в 1970 г. премии Калинги (еще до «Нобелевки»!), которая присуждается ЮНЕСКО за выдающийся вклад в популяризацию научных знаний и просвещение народа .

Каково творческое кредо Лоренца-просветителя? Вот как он сам определяет своё видение: «С тех пор как я написал две свои небольшие популярные книги о животных – «Кольцо царя Соломона» и «Человек находит друга», – прошло немало лет. Когда я писал их, мною прежде всего руководило желание поделиться с читателем своими мыслями, потребность высказаться, а кроме того, и негодование, которое вызывают у меня многие очень плохие «научно»-популярные книги – книги, которые могут привить детям и неспециалистам ложные представления о поведении животных. Именно поэтому я, прежде всего, стремился придерживаться объективной истины с той же точностью, что и в специальной научной статье. Однако при интерпретации фактов, особенно когда речь идет о чувствах и поступках животного, в этих общедоступных книгах, где я обращаюсь к читателю не как учёный к учёному, а просто как человек к человеку, я считал себя вправе писать и о своих раздумьях и предположениях. Это единственная вольность, которую я себе позволил» * .

–  –  –

Аркадий Иванович МЕЛУА (Россия) главный редактор журнала «Нобелевское обозрение», генеральный директор научного издательства «Гуманистика», доктор философских наук, профессор АР После 1917 г. в течение нескольких лет все предприятия, активы семьи Нобель перешли в собственность советского государства. Интеллектуальная и духовная составляющая их наследия (патенты, картины, собрания книг и т.п.), в основном поступили в государственные учреждения или остались в офисах предприятий, созданных новой властью для продолжения производственной деятельности, соответствующей профилю предпринимательства Нобелей в России. Имя Нобелей, как и многие другие, старались забыть. Даже завод переименовали: современникам он известен как «Русский дизель». Со временем, по мере развития успешной деятельности Нобелевского Фонда в Стокгольме, интерес к семье Нобель опять стал расти. Причина этого в том, что нобелевские премии, учреждённые в соответствии с завещанием Альфреда Нобеля, во всём мире стали признаваться едва ли не главным критерием оценки научного и литературного труда гражданина. Официальному признанию авторитета нобелевских премий в СССР мешали две догмы. Первая была связана с общей антикапиталистической политикой советской власти. Вторая - реакция руководства советского государства на присуждение нобелевских премий советским гражданам, причисленным властями к инакомыслящим, к диссидентам. В то же время, признавая социальный авторитет нобелевских премий, в Москве делались попытки учреждения таких поощрительных премий, которые явились бы «социалистической альтернативой» нобелевским наградам .

С середины 1980-х гг. по мере либерализации внутренней и внешней политики острота критики в адрес нобелевского движения существенно понизилась. Этим воспользовался генеральный консул Швеции в Ленинграде Т.Бертельман (Tomas Bertelman): он обратился в Ленсовет с предложением увековечить имя Альфреда Нобеля, прожившего в этом городе почти 20 лет, и установить мемориальную доску. Мне, как директору Ленинградского отделения Института истории естествознания и техники АН СССР, было поручено председателем Ленинградского научного центра АН СССР академиком И.А.Глебовым изучить возможности реализации этого предложения. В связи с неясностью на то время объёма хранящихся в городе архивных материалов я обратился за информационной поддержкой в Нобелевский Фонд. Вскоре я понял, что с учётом специфики, как нобелевских учреждений, так и истории отношений между Нобелевским Фондом и руководством СССР, более результативным будет использование в качестве основы для научно-архивной работы не институт (являющийся, по сути, государственным учреждением), а общественную организацию. Такой организацией явился Международный фонд истории науки - общественная организация, учрежденная мною ещё в 1986 г. Президент Нобелевского Фонда академик Ларс Гилленстен (Lars Gyllensten) и исполнительный директор Стиг Рамель (Stig Ramel) быстро откликнулись на моё обращение и тогда же были ими подписаны со мной, как с президентом Международного фонда истории науки, декларации о сотрудничестве в историко-научных работах, связанных с жизнью и деятельностью семьи Нобель, а также - нобелевских лауреатов. Часто, иногда ежедневно, я встречался с академиком Д.С.Лихачёвым, кабинет которого в Пушкинском доме был в 10 минутах ходьбы от моего института, многие начинания мы обсуждали там. Большую помощь оказывал мой учитель, вице-президент АН СССР академик А.Л.Яншин. Это было почти 20 лет тому назад. Сотрудничество со Стокгольмом никогда не планировалось и не планируется, как финансовое мероприятие. Каждая из сторон проводила и проводит на своей территории работы за свой счёт, не сопровождая их денежными расчетами .

Тогда же, в связи с формальными правилами межгосударственных отношений, руководство МИДа СССР в ответ на моё обращение за помощью, поручило своему дипломату Евгению Рымко, в прошлом работавшему в Стокгольме, хорошо известному специалисту по Скандинавии, помогать нам в наших работах (в прошлом году Е.П.Рымко опубликовал книгу «М.А.Шолохов на родине Альфреда Нобеля», где частично коснулся и работ 1990-х гг.). Посол СССР в Швеции Борис Панкин (в последующем - министр иностранных дел России) также оказал существенную помощь в налаживании сотрудничества .

По нашему приглашению президент Нобелевского Фонда и другие работники Фонда несколько раз приезжали в Ленинград, в том числе - для участия в открытии мемориального знака Альфреду Нобелю у дома 24 на Петроградской набережной (октябрь 1991 г.), сооружённого на средства Международного фонда истории науки. Сменивший Т.Бертельмана на посту генерального консула Д.С.Аландер (D.Alander) регулярно встречался со мной, посещал Завод им. Калинина (где отливался из орудийного сплава мемориальный знак А.Нобелю) .

Значительную помощь работам в России по изучению нобелевского наследия оказывает с 1991 г. исполнительный директор Нобелевского Фонда Михаил Сульман (Michael Sohlman). При его поддержке в Россию поступили ранее неизвестные документы, печатаются в Швеции и поставляются в Россию ежегодные плакаты о нобелевских премиях по физике и химии, массовыми тиражами выходят на русском языке нобелевские лекции, расширяется гуманитарное сотрудничество со шведскими университетами и нобелевскими учреждениями. Он принимает участие в работе Российской академии естественных наук, других общественных организаций и форумов .

Работы последних 10-15 лет позволили шире охватить исследованиями наследие семьи Нобель. Прежде всего - фонды документов. Оказалось, что существенные по объёму документы семьи находятся более чем в 30 городах России, а их общее число оценивается в несколько сотен тысяч наименований. Аналогичная ситуация в других странах: Швеция, Германия, Франция, Италия - на их территориях работал Альфред Нобель, находились его лаборатории и заводы по производству взрывчатых веществ. Этот список необходимо дополнить партнерами Людвига Нобеля и его сыновей в области нефтяного дела. Нами разработана структура компьютерного банка данных документов, связанных с жизнью и деятельностью семьи Нобель. Начата оцифровка их документов. Наиболее интересные из них будут публиковаться в сборниках данной серии, издание которых «Гуманистика» начинает в этом году .

Почти тысяча имён граждан различных стран, ряд организаций оказались за 107-летнюю историю более тесно связанными с именем Нобеля .

Это - лауреаты нобелевских премий, присуждаемых с 1901 г. в Стокгольме и Осло. Переписка с некоторыми из них позволяет точнее планировать работы. С благодарностью вспоминаю наши с Н.Г.Басовым и Prof. Henry Taube многочисленные беседы в Стокгольме в декабре 1991 г., переписку с Матерью Терезой, И.Пригожиным, G.F.Kohler, N.F.Ramsey, J.Tobin и др .

Интерес к Людвигу Нобелю, другим членам семьи повышается при рассмотрении их дел в контексте анализа обстоятельств основания Нобелевского Фонда. Центральной темой при этом является изучение личности Альфреда Нобеля. Он - не только акционер российского предприятия своего брата Людвига. Жизнь Альфреда, полная драматических эпизодов, требует социально-философского осмысления. В иерархии результатов его деятельности наиболее важным для общества в новейшей истории является создание технологии поощрения жизнеутверждающего творчества людей. Сегодня, по истечении более чем 100 лет со дня подписания им завещания, мы свидетельствуем: это его высшее изобретение явилось полезным для общества и продолжает служить прогрессу .

Печатные издания являются традиционно наиболее востребованными. Поэтому, в отличие от сложных и громоздких банков данных, рассчитанных на специалистов, создание и печатание книг - задача повседневная, её решение приводит к появлению в школах, институтах, семьях книг. С середины 1990-х гг. в России значительно возросло издание книг по нобелевской тематике: число названий за это время превысило 300 (в советское время - единицы изданий). Среди этих книг - опубликованные около 20 монографий в «Гуманистике» в серии по истории Нобелевского движения как социального феномена ХХ века (их авторами являются члены Российской Академии наук А.Д.Ноздрачев, В.В.Окрепилов и др., профессора А.М.Блох, К.Н.Зеленин, Е.Л.Поляков, В.Х.Хавинсон и др.). Биографические статьи о Нобелях и их партнёрах опубликованы в биографических энциклопедиях в серии «Гуманистика» (в 1996-2007 гг. вышли в свет более 30 томов), подготовлены к печати в 100-томной биографической энциклопедии «Россия», работы по выпуску которой начаты в научном издательстве «Гуманистика» * .

Такого рода работа основывается на уникальной специализрованной компьютерной технологии и технике, организованных под руководством председателя Наблюдательного совета энциклопедии «Россия» Я.Я.Голко .

Общий объем находящихся в оперативном пользовании данных измеряется многими сотнями террабайт - в обычных условиях гуманитарного института это не под силу даже 1000 компьютерам пользователей. Компьютерная технология, разработанная и применяемая нами в банке данных «Нобель» и «Россия», рассчитана не на конкретное издание с фиксированным объёмом, а на многолетний исследовательский процесс, в ходе котоСправедливости ради, следует упомянуть об аналогичной деятельности международного издательства МИНЦ «Нобелистика», в котором за последние 10 лет также издано много книг, сборников, брошюр по нобелевской тематике. – Прим.ред .

рого данные будут дополняться, актуализироваться, уточняться. В отличие от ранее применявшейся офсетной технологии, современные цифровые полиграфические машины позволяют нам издавать на основе цифровых баз данных издания любым тиражом, начиная с одного экземпляра, по мере появления в этом необходимости .

Печатные и электронные издания вводят в научный оборот новые документы, популяризируют историю общества, достижения науки. Возрождение учрежденной в 1888 г. премии и медали имени Людвига Нобеля служит этим же целям. Неоднократно обсуждая с коллегами историю этой премии, мы предполагали самые различные варианты её продолжения. Исследователи Нобеля А.М.Блох, В.С.Мешкунов, В.М.Тютюнник и др. в начале 1990-х годов даже предлагали конкретные принципы номинации претедентов на эту российскую премию. Однако необходим был коллектив, который компетентно и с энтузиазмом взялся бы за это дело .

То, что вести эту работу согласилась творческая команда под руководством Е.В.Лукошкова и А.В.Яковлевой - большая удача для дела. У них к этому времени уже был успешный опыт разработки и реализации мероприятий по номинации и вручению поощрительных наград для деятелей отечественной культуры и промышленности. Возглавление Попечительского совета этой премии Ярославом Голко придало работам фундаментальную основу, - он один из наиболее компетентных специалистов в области государственной стратегии развития нефтяной отрасли - дела, которому посвятил большую часть своей жизни Людвиг Нобель .

А.И.Мелуа Виктор Сергеевич МЕШКУНОВ (Германия) Основные публикации по нобелистике

1. Ботики Петра I // Памятники отечества: альманах ВООПИиК. – 1989. – №2 .

2. Русские Нобели // Вопр. истории естествознания и техники. – 1992. – №4. – С.92-116 .

3. Вклад семьи Нобелей в российскую медицину // Врач. – 1993. – №8. – С.59-62 .

4. Альфред Нобель и Императорский институт экспериментальной медицины // Вопр. истории естествознания и техники. – 1994. – №1. – С.121-127 .

5. Сименсы в России // Гамбургская мозаика [науч.-популяр. и лит. альманах, Гамбург, Германия]. – 1997. – С.14-33. – В соавт. с В.Сыровым .

6. Благотворительная деятельность семейства Нобель // Шведы на берегах Невы: сб. ст. – Стокгольм: Швед. Ин-т, 1998. – С.277-282 .

7. Нобели сделали русский дизель // Гамбургская мозаика [науч.-популяр .

и лит. альманах, Гамбург, Германия]. – 1998. – С.22-24 .

8. Карл Сименс – русский дворянин и электротехник // Немцы в России .

Петербургские немцы. – СПб., 1999. – С.212-224 .

9. Эммануил Людвигович Нобель и российская астрономия и сейсмология // Историко-астрономические исследования. Вып.XXVII. – М.: Наука, 2002. – С.9-36. – В соавт. с А.М.Микишей .

10. Ганс Репсольд – гамбургский механик // Гамбургская мозаика [науч.популяр. и лит. альманах, Гамбург, Германия]. – 2002. – С.57-60 .

11. Последняя Резиденция Бисмарка // Партнер-Nord. – 2004. – №9. – С.36-37 .

12. Как немецкий писатель, поэт и драматург стал генералом русской армии // Партнер. – 2006. – №2. – С.69-71 .

13. Он Ленинграду руку протянул... (К 50-летию партнерских отношений Санкт-Петербурга и Гамбурга) // Партнер-Nord. – 2007. – №4. – С.24-25 .

14. Императорское Русское техническое общество и премии Людвига и Эммануила Нобелей в России // Химические и естественнонаучные общества, их история, основатели, роль в развитии химического образования и науки:

сб. тр. 3 Чтений, посвящ. памяти проф. Н.А.Фигурновского (Москва, 28-29 нояб. 2006, МГУ). – Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во «Нобелистика», 2008. – С.127-142 .

15. Нобели в России // Наука, технологии, общество и нобелевское движение: Материалы Нобелев. конгр. – 8 Междунар. встречи-конф. лауреатов Нобелев. премий и нобелистов, 24-29 сент. 2007 г., г. Тамбов (Россия). – Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во «Нобелистика», 2009. – С.9-35 .

Доктор Джордж Б. КАУФФМАН (США) DR. GEORGE B. KAUFFMAN

Одному из старейших американских нобелистов, выдающемуся историку химии, профессору Калифорнийского университета (Фресно), доктору Дж.Б. Кауффману 4 сентября 2010 г. исполнилось 80 лет, из которых 55 лет (с 1955 г.) продолжается его научная и публикационная деятельность .

За это время им опубликовано около 2300(!) научных и научно-популярных работ на 13 языках мира, в том числе 20 книг .

Он удостоин многих отечественных и международных наград, бывал в России, в том числе участвовал в нобелевских конференциях в Тамбове, включая этот год .

Естественно, весь список его трудов мы не можем поместить, приведём лишь перечень книг юбиляра .

Книги по нобелистике

1. Alfred Werner: Founder of Coordination Chemistry / Foreword by John C .

Bailar, Jr. – Berlin; Heidelberg; New York: Springer-Verlag, 1966 .

2. Werner Centennial. ACS Advances in Chemistry Series. No.62. – Washington, DC: American Chemical Society, 1967 .

3. Classics in Coordination Chemistry. P.1: The Selected Papers of Alfred Werner. – New York: Dover Publ., Inc., 1968 .

4. Teaching the History of Chemistry: A Symposium, San Francisco, California U.S.A., April 1968. – Budapest [Hungary]: Publ. House of the Hungarian Academy of Sciences, 1971 .

5. Classics in Coordination Chemistry. P.2: Selected Papers (1789-1899) / Foreword by John C. Bailar, Jr. – New York: Dover Publications, Inc., 1976 .

6. Coordination Chemistry: Its History Through the Time of Werner [Audiotape and Book] / Topics in the History of Chemistry Series, Leo Schubert and George B.Kauffman, Coeditors; ACS Audio Courses. – Washington, DC: American Chemical Society, 1977 .

7. Classics in Coordination Chemistry. P.3: Twentieth-Century Papers (1904Foreword by Prof. Sir Geoffrey Wilkinson, F.R.S. – New York: Dover Publ., Inc., 1978 .

8. A Brief History of Analytical Chemistry [Audiotape and Book] / Translated, edited, and read by George B.Kauffman. – Washington, DC: American Chemical Society, 1981 .

9. Inorganic Coordination Compounds / Foreword by Prof. Sir Geoffrey Wilkinson, F.R.S. – London; Philadelphia; Rheine: Heyden and Son, Ltd., 1981 .

10. The Central Science: Essays on the Uses of Chemistry / Edited by George B.Kauffman, H.Harry Szmant; Introduction by Glenn T. Seaborg. – Fort Worth, TX: Texas Christian University Press, 1984 .

11. Frederick Soddy (1877-1956): Early Pioneer in Radiochemistry / Introduction by Glenn T. Seaborg. – Dordrecht; Boston; Lancaster; Tokyo: D.Reidel Publ .

Co., 1986 .

12. Aleksandr Porfir'evich Borodin: A Chemist's Biography / Translated, edited, and with annotations, commentary, and updating by Charlene Steinberg and George B. Kauffman; Introduction by Martin D.Kamen. – Berlin; Heidelberg; New York: Springer-Verlag, 1988 .

13. Coordination Chemistry Centennial Symposium (C3S): Issue / Polyhedron:

The International Journal for Inorganic and Organometallic Chemistry, Volume13, Number 3; George B. Kauffman, Guest Editor. – 1994. – July .

14. Coordination Chemistry: A Century of Progress / Edited by George B .

Kauffman. – Washington, DC: American Chemical Society, 1994 .

15. Classics in Coordination Chemistry / Translated, edited, and with commentary and essays by George B. Kauffman; International Union of Pure and Applied

Chemistry Committee on Teaching of Chemistry (IUPAC CTC). – Delhi [India]:

Shatabdi Computers Pvt. Ltd., 1995 .

16. Metal and Nonmetal Biguanide Complexes / Ranajit K. Ray and George B .

Kauffman; Foreword by Fred Basolo. – New Delhi [India]: New Age International (P), Ltd., 1999 .

17. William Draper Harkins (1873-1951): A Controversial and Neglected American Physical Chemist / George B.Kauffman, Yurii Ivanovich Lisnevskii, and Ariel Abramovich Abramzon; Introduction by Glenn T. Seaborg. – Dordrecht;

Boston; London: Kluwer Academic Publications. – In press .

18. American Chemical Society Presidents: Their Origins, Education, and Contributions to Science, Technology, and Society. – In preparation .

19. A Controversial and Neglected American Physical Chemist: The Life and Work of William Draper Harkins (1873-1951) / George B. Kauffman, Yurii Ivanovich Lisnevskii, and Ariel Abramovich Abramzon; Introduction by Glenn T. Seaborg. – Dordrecht; Boston; London: Kluwer Academic Publications. – In preparation .

20. Christian Wilhelm Blomstrand (1826-1897) and Sophus Mads Jrgensen (1837-1914): Their Correspondence from 1870 to 1897 / Translated, edited, and with annotations and commentary by George B. Kauffman, Hans Peter Jensen, and Levi Tansj; Foreword by Jannik Bjerrum. – In preparation .

–  –  –

Сейчас Р.А.Юстинов работает над реализацией грандиозного проекта по съёмке серии фильмов на тему «Семья Нобелей и Россия», схема которого приведена ниже .

НАШИ АВТОРЫ Болондинский Валерий Константинович – кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института физиологии им. И.П.Павлова РАН, научный консультант Музея И.П.Павлова в Колтушах, г. С.-Петербург, Россия .

Боярская Екатерина Ивановна – специалист по учебно-методической работе Тамбовского филиала МГУКИ, г. Тамбов, Россия .

Василега-Дерибас Николай Денисович – г. Запорожье (Украина), член Научного общества им. Т.Шевченко во Львове (Украина) и Международного Информационного Нобелевского Центра в Тамбове (Россия) Гущин Юрий Геннадьевич – кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Московского института открытого образования, г. Москва, Россия .

Ильичёв Валерий Дмитриевич – д.б.н., профессор, заведующий Лаборатории экологии и управления поведением птиц Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, г. Москва, Россия .

Ищук Владимир Иванович – кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник НИЦ морской авиационной техники, директор Санкт-Петербургского филиала МИНЦ, г. С.-Петербург, Россия .

Корскова Ирина Сергеевна – заведующая Нобелевской научной библиотекой МИНЦ, г. Тамбов, Россия .

Кудрявцев Сергей Павлович – к.ф.-м.н., доцент Тамбовского государственного технического университета, г. Тамбов, Россия .

Кущ Олег Олегович – хирург, доцент Львовского медицинского института, г. Львов (Украина) Кущ Максим Олегович – студент Львовского медицинского университета, г. Львов (Украина) Левченко Александр Степанович – политолог, член Национального союза журналистов Украины, г. Тернополь, Украина .

Левченко Фёдор Александрович – политолог, помошник-консультант народного депутата Украины, г. Николаев, Украина .

Мусихина Анна Юрьевна – заведующая аспирантурой Глазовского государственного педагогического института им. В.Г.Короленко, г. Глазов, Ижевской обл., Россия .

Матвейчук Александр Анатольевич – кандидат исторических наук, действительный член РАЕН, главный редактор журнала «Нефть России», г. Москва, Россия .

Мелуа Аркадий Иванович – д.ф.н., профессор, главный редактор журнала «Нобелевское обозрение», генеральный директор научного издательства «Гуманистика», г. С.-Петербург, Россия .

Мешкунов Виктор Сергеевич – кандидат технических наук, г. Гамбург, Германия .

Московкин Владимир Михайлович – д.г.н., профессор Харьковского национального университета им. Каразина, г. Харьков, Украина .

Осипова Ирина Анатольевна – к.п.н., доцент Тамбовского государственного технического университета, г. Тамбов, Россия .

Пастухов Вениамин Афанасьевич – доктор медицинских наук, член Союза писателей России, член-корреспондент МСАН, научный консультант Музея И.П.Павлова в Колтушах (Павлово), п/о Колтуши, с. Павлово, Ленинградская обл., Россия .

Пирожков Геннадий Петрович – доктор культурологии, профессор, академик РАЕН, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Тамбовского филиала МГУКИ, г. Тамбов, Россия .

Рязанов Денис Сергеевич – кандидат исторических наук, научный сотрудник Тамбовского филиала МГУКИ, г. Тамбов, Россия .

Сергеев Анатолий Фёдорович – доктор экономических наук, профессор, г. Ярославль, Россия .

Силаева Ольга Леонидовна – Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия .

Тархановский Валериан Алексеевич – член Союза журналистов России, советник МИНЦ, г. Москва, Россия .

Тютюнник Алексей Вячеславович – кандидат физико-математических наук, доцент кафедры прикладной информатики Тамбовского филиала МГУКИ, г. Тамбов, Россия .

Тютюнник Вячеслав Михайлович – доктор технических наук, профессор, академик РАЕН, президент Международнго Информационного Нобелевского Центра (МИНЦ), директор Тамбовского филиала Московского государственного университета культуры и искусств (МГУКИ), г. Тамбов, Россия .

Тявкин Игорь Владимирович – старший преподаватель Тамбовского филиала МГУКИ, г. Тамбов, Россия .

Чернов Александр Степанович – старший библиотекарь Нобелевской научной библиотеки МИНЦ, г. Тамбов, Россия .

Шталь Евгений Николаевич – главный библиотекарь Центральной городской библиотеки им. А.М.Горького, г. Кировск, Мурманская обл., Россия .

Adloff Jean-Pierre – Honorary Professor, Universit Louis Pasteur, 63 Rue Saint Urbain, Strasbourg, F-67100, France .

Habashi Fathi – Laval University, Quebec City, Canada .

Kauffman George B. – Department of Chemistry, California State University, Fresno, Fresno, CA 93740-8034, USA.

Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ В СИСТЕМЕ "ИНТЕРНЕТ-БАНК" Закрытое акционерное общество "Белорусско-Швейцарский Банк "БСБ Банк" (далее – Банк), с одной стороны, и юридическое лицо / индивидуальный предприниматель (нотариус, адвокат) (далее Клиент), который имеет отк...»

«Первая редакция ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ И МЕТРОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГОСТ Р СТАНДАРТ 9.314 _ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Единая система защиты от коррозии и старения ВОДА ДЛЯ ГАЛЬВАНИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА И СХЕМЫ ПРОМЫВОК Общие требования Издание официальное Москва Стандартинформ 201_ Первая редакция ГОСТ Р 9.304Предисло...»

«Индикатор расхода топлива DFM Руководство по эксплуатации Версия 1.0 Версия 1.0 Индикатор расхода топлива DFM Руководство по эксплуатации Оглавление 1. Основные сведения и технические характеристики 1.1 Назначение 1.2 Модели 1.3 Внешний вид и комплектность 1.4 Технические характеристики 1.4.1. Основные характеристики 1.4.2. Хар...»

«руО Российские железные дороги УТВЕРЖДАЮ Старший вице-президент ОАО "РЖД" ^/ -^^•^•^^^^^О^апанович " 0'^ " октября 2010 года РЕКОМЕНДАЦИИ сетевой школы "Реализация основных направлений политики ОА...»

«УДАРНО-ВОЛНОВАЯ ТЕРАПИЯ btl-ru@btlnet.com www.btlmed.ru www.btlnet.com Все права защищены. Несмотря на то, что были приняты все меры по предоставлению наиболее точной и своевременной информации, автор данного катал...»

«ВЛИЯНИЕ БАРОКРИОДЕФОРМИРОВАНИЯ НА МИКРОПЛАСТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СПЛАВА Zr-1%Nb Т.Т. Могильникова, П.А. Хаймович, Е.Г. Замлер Национальный научный центр "Харьковский физико-технический институт", Харьков, Украина E-mail: pavel.41@bk.ru Микропласт...»

«М И Н И С ТЕРС ТВО С ТРО И ТЕЛ ЬС ТВА И Ж И Л И Щ Н О -К О М М У Н А Л Ь Н О Г О Х О З Я Й С Т В А РО ССИ Й СКО Й Ф ЕД ЕРАЦ И И СВОДПРАВИЛ СП 159.1325800.2014 СТАЛ ЕЖЕ Л ЕЗОБЕТОНН Ы Е ПРОЛЕТНЫЕ СТРОЕНИЯ АВТОДОРОЖНЫХ МОСТОВ. ПРАВИЛА РАСЧЕТА И зд ан и е о ф и ц и а л ь н о е М о с к в а...»

«Техническая информация Miropan-Universal Универсальная фасадная краска на основе силиконовой смолы для выполнения грунтовочного, промежуточного и заключительного слоя. Продукт благодаря надежной з...»

«Л.Г.ГРАБЧАК С.А.БРЫЛОВ В.И.КОМАЩЕНКО ПРОВЕДЕНИЕ ГОРНО-РАЗВЕДОЧНЫХ ВЫРАБОТОК И ОСНОВЫ РАЗРАБОТКИ МЕСТОРОЖДЕНИИ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ Д опущ ено Министерством высш его и среднего специального образования СССР в качестве учебника д л я студ...»

«О ПРОВЕДЕНИИ СТРОГАНОВСКОЙ ОЛИМПИАДЫ Фойе Московской государственно-промышленной академии имени С.Г.Строганова, в котором проводится регистрация и выдача конкурсных листов Строгановской олимпиады. Номинации олимпиады: рисунок головы или...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ И МЕТРОЛОГИИ ГОСТ Р и с о НАЦИОНАЛЬНЫЙ 31751СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МАТЕРИАЛЫ ТЕКСТИЛЬНЫЕ Профессиональный уход, сухая и мокрая химическая чистка тканей и одежды Ч асть 1 Оценка состояния после чистки и заключительной обра...»

«А.А.Колтакова научный сотрудник Устюженского краеведческого музея УСТЮЖНА ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ГОРОД XVIII века. В литературе встречаются различные даты первых упоминаний об Устюжне. Наиболее общепринятой считается 1252 год. Административно-территориальное деление. Устю...»

«XIV МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ЛЕТНАЯ СЕССИЯ "МАШИНЫ.ТЕХНОЛОГИИ.МАТЕРИАЛЫ 2017" 13 – 16.09.2017 ВАРНА, БОЛГАРИЯ ОРГАНИЗАТОР НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО МАШИНОСТРОИТЕЛЕЙ БОЛГАРИИ СООРГАНИЗАТОРЫ: Федерация научно-технических обществ Болгарии Технический университет – г. София Технический университет – г. Варна Русенский университет им. Ангела...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.