WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 || 3 |

«Российской академии естественных наук, Тамбовский государственный технический университет, Тамбовский филиал Московского государственного университета культуры и искусств ...»

-- [ Страница 2 ] --

Ещё одной яркой страницей общественной деятельности Товарищества являлось содействие становлению российской общественной медицины, как в виде создания собственной сети медицинских учреждений, так и посредством регулярного финансирования деятельности научных и медицинских учреждений, а также различных противоэпидемических кампаний и мероприятий по качественному улучшению медикогигиенического обслуживания населения. На всех предприятиях Товарищества были созданы медицинские пункты «приёмные покои». Впервые в отрасли на Апшеронском полуострове на Балаханском нефтяном промысле в 1881 г. была открыта «собственная больница с аптекой и постоянным врачебным персоналом». В 1898 г., несмотря на то, что по решению Совета съезда нефтепромышленников для бакинских нефтяников была создана «центральная амбулатория», Товарищество нашло возможность сохранить на своих промыслах «приемные покои» для «подачи помощи в экстренных случаях». В Астрахани с 1887 г. функционировала больница компании, в которой были мужское и женское отделения, аптека и «в особо отведенном месте, вдали от жилых домов» инфекционное отделение. Показательно, что с каждым годом Товарищество находило возможность увеличивать расходы на санитарно-медицинские цели. Если в 1903 г. было затрачено 13 тыс. 698 руб., то 1909 г. – 40 тыс. 55 руб., а в 1912 г. – 45 тыс. 841 рубль [9, с.18] .

8(21) декабря 1890 г. в Санкт-Петербурге состоялось официальное открытие Императорского Института экспериментальной медицины, ставшего первым в России научно-исследовательским медико-биологическим центром. К работе в нем были привлечены: И.П.Павлов, М.В .

Ненцкий, С.Н.Виноградский, Д.К.Заболотный и другие видные русские учёные, с именами которых связано становление и развитие приоритетных направлений биологии и медицины. Уже первые годы деятельности Института характеризовалось выдающимися достижениями в экспериментальной и теоретической биологии и медицине, успешно решены ряд задач практической медицины. В первый же год один из учредителей Товарищества Альфред Нобель передал Институту 10 тыс. руб. «без всяких условий относительно употребления этого дара». Начиная с 1893 г., глава компании Э.Нобель взял на себя финансирование научных работ талантливого ученого-физиолога И.П.Павлова. Выделенные Товариществом Бранобель средства составили свыше 400 тыс. руб. золотом, что, несомненно, создало необходимые условия для плодотворной работы учёного .

Как результат, за классические работы по физиологии пищеварения И.П.Павлов первым среди российских учёных получил в 1904 г. Нобелевскую премию. В начале XX в. этот великий учёный приступил к изучению условных рефлексов, которые составили фундамент нового направления науки - физиологии высшей нервной деятельности .

Исключительно большое значение для борьбы инфекционными заболеваниями, особенно с чумой и холерой, имели экспедиции Института экспериментальной медицины, которые направлялись в районы эпидемий и эпизоотий, а также комплексные исследования, проводившиеся отделами химии, патологической анатомии, эпизоотологии. Впервые сотрудники Института доктора Шубенко и Блекстайн, по направлению правления Товарищества летом 1892 г. приняли участие в ликвидации эпидемии холеры в Баку. Современники отмечали: «Эпидемия 1892 года отличалась своей свирепостью и ознаменовалась крупными беспорядками на почве суеверия и невежества населения» [9, с.17]. В тот период только среди персонала Товарищества было отмечено 156 случаев этого заболевания и 54 закончилось летальным исходом .





Руководитель Бакинского отделения Товарищества инженер Карл Хагелин (1860-1953) создал специальный санитарный отряд во главе со штатным врачом компании Петкевичем и немецким медиком Мартином Ганном. В короткие сроки был построен специальный барак для холерных больных и дезинфекционная палатка, налажен регулярный санитарный осмотр всех жилых помещений, широко развернута информационная деятельность среди рабочих нефтяных промыслов и нефтеперегонных заводов о необходимости соблюдения гигиенических норм. Принятыми мерами в сентябре 1892 г. удалось остановить дальнейшее распространение смертельного заболевания .

Летом 1907 г. во время эпидемии чумы и холеры в Поволжском регионе «Правление Товарищества решило принять все зависящие меры, чтобы предупредить занос страшной болезни и предварив тем самым панику среди населения» [9, с.20]. Благодаря выделению необходимых финансовых средств со стороны Товарищества братьев Нобель, был организован специализированный санитарный отряд из числа сотрудников Института экспериментальной медицины под руководством известного русского эпидемиолога, профессора Даниила Заболотного (1866-1929), перед которым «…поставлена была задача глубокого изучения причин, дабы по возможности направить удары в самый корень зла» [9, с.20]. В Астрахани была создана полевая лаборатория, для реализации первоочередных санитарно-эпидемиологических мероприятий привлечены местные медицинские кадры. В тот год удалось локализовать распространение смертельных заболеваний, но летом 1908 г. эпидемия пришла вновь. Борьба с ней вновь была поручена профессору Заболотному и его сотрудникам. Руководство Товарищества отдало распоряжение по всем приволжским филиалам, и весь производственный персонал «поставлен как бы на военное положение, на разные мероприятия был отпущен 100000 рублевый кредит… Средств не жалели и смотрели на дело не сколько с утилитарной, сколько с общечеловеческой точки зрения. Использовались всем, что могла дать современная наука» [9, с.21]. Самоотверженная деятельность опытного медицинского персонала во главе с профессором Заболотным сумела в итоге обеспечить локализацию опасных заболеваний в Поволжье и предотвратить их дальнейшее распространение в центральные губернии России. Вклад Товарищества в поддержку развития отечественной вакцинопрофилактики и эпидемиологии был высоко оценен Советом Института экспериментальной медицины, а глава компании Э.Нобель за «содействие своими трудами и пожертвованиями» был удостоен звания почетного члена-сотрудника .

В целом можно отметить, что социальная составляющая в деятельности руководства компании способствовала тому, что коллектив служащих и рабочих Товарищества представлял «прочную ассоциацию лиц, сознательно стремящихся к лучшей постановке дел и дружно содействующих успеху предприятия» [2, с.31] .

Сегодня, анализируя опыт успешной деятельности «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», следует отметить, что эффективные составляющие системы социального партнёрства этой компании, сложившейся в конце XIX - начале ХХ века, могут быть творчески использованы и в современных российских корпорациях .

Литература

1. Монополистический капитал в нефтяной промышленности России .

1883-1914. Документы и материалы. – М.; Л., 1961. – С.752 .

2. Лисенко, К.И. Очерк деятельности Л.Э.Нобеля по нефтяному делу в России // Записки Император. Рус. техн. о-ва. – 1889. – №5. – С.30 .

3. Товарищество нефтяного производства братьев Нобель. Условия быта служащих и рабочих на промыслах, заводах, складах и судах Товарищества. – СПб., 1913 .

4. Монастырский, С.И. Иллюстрированный спутник по Волге. – Казань, 1884. – С.259 .

5. 30 лет Товарищества нефтяного производства братьев Нобель. 1879СПб., 1909. – С.328 .

6. Нобель, Л.Э. О положении нефтяной промышленности в России. – СПб., 1882 .

7. Правила внутреннего распорядка на Слипе Товарищества Бр. Нобель. – Рыбинск, 1911 .

8. Новое время. – 1901. – 2 окт .

9. Товарищество нефтяного производства братьев Нобель. Условия быта служащих и рабочих на промыслах, заводах, складах и судах Товарищества. – СПб., 1913 .

ТРАДИЦИИ НОБЕЛЕЙ И ИННОВАЦИОННОЕ

РАЗВИТИЕ В РОССИИ

А.Ф.Сергеев (Международная Ассоциация Нобелевского движения, Москва, Россия)

1. Работая на различных участках нефтяного бизнеса, пройдя путь до вице-президента нефтегазовой компании, я отчетливо понимаю, сколь выдающуюся роль братья Людвиг, Роберт, Альфред и сын Людвига Эммануил сыграли в развитии нефтяной промышленности. В нашей с Рябым книге «Нобели для России. Россия для Нобелей» показан путь товарищества Нобелей, его развитие, жёсткая конкуренция, новые технологии в нефтепереработке, в нефтепродуктообеспечении и, вместе с тем, – гуманное отношение к человеку труда, особое отношение к изобретателю, инженеру, управленцу .

2. В нынешнее инновационное время полезно воспользоваться опытом Нобелей по организации собственного дела. Иностранный капитал в конце XIX века успешно проник в российскую нефтяную промышленность. Царское правительство всячески способствовало притоку капитала заграничных фирм в нефтяное производство. Нефтяная империя, созданная Нобелями, имела почти монопольное положение на внутренних рынках России и Европы: большая часть нефтехранилищ и запасов нефтяного топлива в 80-90 годы XIX века принадлежала Нобелям. Это позволяло им поддерживать разумные цены на топливо. Деятельность товарищества «Братья Нобель» показала, чего могут достичь изобретательный ум, упорство и трудолюбие людей, поставивших себе цель - быть первыми во всём и везде .

3. Традиции развития нефтяного производства Нобелей продолжились и в наши дни. Наиболее активно техническое перевооружение системы нефтепродуктообеспечения происходило в период с 1986 по 2002 гг., когда проходила реконструкция и автоматизация Ярославской нефтебазы, были построены современные автоматизированные причалы в Рыбинске, Ярославле, Кинешме, Костроме, П-Володарске. Внедрены современные системы перевалки нефтепродуктов, новые резервуарные парки с системой автоматизации всех технологических процессов, активно внедрялась система пластиковых карт на АЗС. Большое внимание уделялось и решениям социальных вопросов: активно велось строительство жилья, был построен санаторий «Сосновый бор», стоматологическая поликлиника, завод по производству тротуарной плитки «Сиян», велось строительство современных систем отпуска нефтепродуктов. Можно сказать, что нефтебазы Нобелей неузнаваемо преобразились .

4. Для сохранения памяти об инновационной деятельности Нобелей в России нами создан музей «От товарищества бр. Нобелей до наших дней» об истории развития нефтяного дела на Верхней Волге .

5. Придавая важное значение продолжению принципов династии Нобелей по внедрению научных достижений, изобретений, новейших технологий, мы уверены, что инновационное развитие современной России должно использовать традиции Нобелей .

–  –  –

Длительное время созданный в Тамбове Международный Информационный Нобелевский Центр (МИНЦ) занимался накоплением, анализом и переработкой разнообразной информации, связанной с лауреатами Нобелевских премий по физике, химии, физиологии или медицине, литературе, мира, экономике. Наибольшую сложность всегда имел процесс формирования документально-информационного потока (ДИП), т.к. он осуществлялся путём ежедневного сплошного просмотра книжноброшюрного и журнально-газетного массивов, которые создаются в разных странах мира на многих языках .

Фонд МИНЦ (Нобелевской научной библиотеки, Музея и Архива семейства Нобелей и лауреатов Нобелевских премий) пополнялся в основном через почтовые коммуникации международными усилиями сотрудников центра, нобелистов, нобелевских лауреатов, их коллег и многих других учёных и специалистов. Банк данных и знаний МИНЦ (23 базы данных и знаний) большей частью состоял из вторичной информации, которая создавалась при переработке первичного ДИП. Зарождение и развитие нового научного и информационно-техноло-гического направления - нобелистики - осуществлялось в основном на базе бумажного ДИП, хотя и с помощью компьютеров .

За последние 10 лет ситуация резко изменилась. Нобелевская информация столь бурно заполняет мировые информационные сети, что с 1999 г. можно утверждать о наличии нобелистики в Интернете. Эта проблема впервые поднята нами в 2000-2003 гг. в серии публикаций [1-5], но за прошедшее время в сети многое изменилось. Если ранее информация по нобелистике в Интернете была редким явлением, то в настоящее время сеть буквально насыщена такими сайтами. Приведём лишь некоторые из наиболее информативных .

1. Общие проблемы нобелистики http://www.nobeliat.ru (один из самых интересных сайтов о нобелевских лауреатах в Интернете, который представляет собой в основном русскоязычное зеркалирование официального сайта Нобелевского Фонда, а также содержит многие дополнительные возможности, например, полные тексты произведений лауреатов, которые можно копировать) .

http://nobelprize.org/ (официальный сайт Нобелевского Фонда, содержащий первичные материалы о награждениях Нобелевскими премиями, а также полный комплект официальных материалов по нобелистике) .

http://www.kva.se (официальный сайт Шведской Королевской академии наук, присуждающей Нобелевские премии по физике, химии, а также мемориальные премии по экономическим наукам) .

http://www.mednobel.ki.se (официальный сайт Нобелевской ассамблеи Каролинского института, которая присуждает Нобелевские премии по физиологии или медицине) .

http://www.nobel.no (сайт Норвежского Нобелевского комитета, присуждающего Нобелевские премии мира) .

2. Жизнь и деятельность Альфреда Нобеля http://www2.lucidcafe.com/lucidcafe/library/95oct/alfnobel.html (информационный ресурс интерактивного нобелевского кафе) .

http://www.encyclopedia.com/topic/Alfred_Bernhard_Nobel.aspx (около 100 энциклопедий и словарей, в которых встречаются биографии А.Нобеля) .

http://www.answers.com/topic/alfred-nobel (биография А.Нобеля) .

http://www.school-for-champions.com/biographies/nobel.htm (биография А.Нобеля) .

http://library.thinkquest.org/TQ0313040/ (сайт о А.Нобеле и нобелевских премиях; создан в рамках американской программы, предназначенной для студентов и преподавателей, заинтересованных в разработке обучающих web-ресурсов) .

http://www.karlskoga.se/homepage/engweb.nsf (страничка сайта шведской коммуны Карлскуга, посвященная Музею Нобеля в Бьёркборне, с картой-планом музея и кратким описанием помещений) .

3. Завещание А.Нобеля, Нобелевские премии http://www.asis.com/~edenson/swenobel.html (нобелевская филателия) .

http://nobelpeaceprize.org/en_GB/alfred-nobel/testament/ (полный текст завещания А.Нобеля) .

http://www.freedom.tp/nobmedal.htm (сайт лауреатов Нобелевской премии мира 1996 года) .

4. Лауреаты Нобелевских премий http://nobelprizes.com (архив лауреатов Нобелевских премий по всем номинациям с соответствующими формулировками) .

http://www.informationplease.com/ipa/A0002158.html (обстоятельная информация о Нобелевских премиях) .

http://www.nobel.no (Нобелевская премия мира и другая информация от Норвежского Нобелевского института) .

http://nobelliterature.com/ (фото, биография, книги и Нобелевские лекции лауреатов Нобелевской премии по литературе) .

http://www.anselm.edu/homepage/tmfaith/nobellaureates.html (писателилауреаты, пишущие по-испански, и web-ссылки по ним) .

http://www.bioscience.org/urllists/nobelm.htm (список лауреатов в области физиологии или медицины) .

http://hms.harvard.edu/hms/facts.asp#nobelLaureats (лауреаты из Harvard Medical School) .

http://www.mednobel.ki.se/mednobel/revisiting-lectures.html (нобелевские лауреаты в области физиологии или медицины, выступавшие с лекциями в Каролинском институте в Стокгольме) .

http://www.utsouthwestern.edu/utsw/home/about/nobel/index.html (лауреаты из Southwestern Medical Center, University of Texas, USA) .

http://learninfreedom.org/Nobel_hates_school.html (сложные взаимоотношения некоторых лауреатов со школой – сайт поборников идеи самообразования) .

http://www.slac.stanford.edu/library/nobel/ (лауреаты-физики) .

5. Нобелевские конференции http://www.lindau-nobel.org (самые крупные в мире конференции лауреатов Нобелевских премий по физике, химии, физиологии или медицине, проводимые ежегодно с 1951 г. в г. Линдау, Германия) .

http://www.virginia.edu/nobel/main.html (конференция лауреатов Нобелевской премии мира, которую проводит Institute for Asian Democracy) http://www.peaceprizeforum.org (Peace Prize Forum – форум-диалог, посвященный Нобелевской премии мира и борьбе за мир, организуемый рядом норвежских колледжей в сотрудничестве с Норвежским Нобелевским комитетом) .

6. Нобелистика на русском языке http://www.aib.ru/~kam/biography/alfred-nobel.htm (биография Нобеля) .

http://br00.narod.ru/brodsk1995.htm (сайт лауреата Нобелевской премии по литературе Иосифа Бродского) .

http://moikompas.ru/compas/Nobel (полезные ссылки о Нобеле) .

http://www.laureat.ru/ (завещание А.Нобеля; информация о присуждении Нобелевских премий) .

http://n-t.ru/nl/ (электронная библиотека; об Альфреде Нобеле, лауреатах Нобелевских премий, Нобелевских институтах) .

http://www.visitsweden.com/shveciya/Attractions_ru/kultura/nobel/ (официальный информационный сайт Швеции по туризму, на котором имеется информация о нобелевских местах Швеции) .

http://inform.nstu.ru/index.php?type=mir&stat=617 (российские нобелевские лауреаты) .

http://nobel-centre.ru (официальный сайт Международного Информационного Нобелевского Центра, г. Тамбов, Россия) .

Литература

1. Тютюнник, В.М. Нобелистика в Интернете / В.М.Тютюнник, А.В .

Крюков, А.В.Тютюнник // Информационное общество, информационные ресурсы и технологии коммуникации «НТИ-2000»: материалы 5-й междунар .

конф., 22-24 нояб. 2000 г. – М.: ВИНИТИ, 2000. – С.359-363 .

2. Тютюнник, В.М. Нобелистика в Интернете: доклад / В.М.Тютюнник, А.В.Крюков, А.В.Тютюнник. – Тамбов: Изд-во МИНЦ, 2000. – 16 с .

3. Тютюнник, В.М. Нобелистика в Интернете / В.М.Тютюнник, А.В .

Крюков, А.В.Тютюнник // Нобелистика на рубеже XXI века: (7 междунар .

встреча-конф. лауреатов Нобелев. премий и нобелистов). – Тамбов: Изд-во МИНЦ, 2001. – Тр. МИНЦ. – Т.1, ч.1. – С.60-66 .

4. Тютюнник, В.М. Нобелистика в Интернете / В.М.Тютюнник, А.В .

Крюков, А.В.Тютюнник // Науковедение. – 2001. - №3. – С.219-225 .

5. Неезжалая, С.А. Материалы по нобелистике в Интернете / С.А. Неезжалая, В.М.Тютюнник // Формирование специалиста в условиях региона:

Новые подходы; материалы всерос. межвузов. науч. конф., г. Тамбов, 11-12 апр. 2003 г. – Тамбов; М.: Изд-во «Нобелистика», 2003. – С.139-141 .

–  –  –

В настоящей статье мы снова возвращаемся к вопросу о Нобелевской премии мира в первой половине прошлого столетия, которая, как известно, в означенный период ни разу не досталась представителям России/СССР. Причины, повлиявшие на такое положение вещей, с учётом, как объективных, так и субъективных факторов, рассмотрены ранее [1] .

Здесь же мы позволим себе ещё раз напомнить, что однозначного ответа на вопрос «почему Россия так бедна нобелевскими миротворцами» дать нельзя. Дело вовсе не в «русофобских» или «антисоветских» настроениях членов Норвежского Нобелевского комитета (хотя их личные взгляды и предпочтения нельзя полностью сбрасывать со счетов), и не в том, что Россия и Советский Союз не дали миру выдающихся личностей, искренних пацифистов, стремящихся снизить международную напряженность .

Среди номинантов-россиян были поистине незаурядные личности, внёсшие большой вклад в борьбу за мир на нашей планете. Истинные причины гораздо глубже и сложнее .

Достаточно подробный анализ общей исторической обстановки, с которой были тесно связаны особенности взаимодействия России с нобелевским движением, к сожалению, не оставил места для того, чтобы хотя бы вкратце упомянуть о «победителях» - тех, кому премия мира была присуждена в те годы, когда на неё претендовали представители нашей страны. Этот пробел мы и хотим восполнить в данной работе. Тем более что личности нобелевских лауреатов, снискавших награду в этой далеко не однозначной номинации, и их вклад в дело мира являются ещё одним немаловажным фактором, повлиявшим на решения Нобелевского комитета в Осло. Перечисление будет идти в хронологическом порядке с опорой на имеющуюся в нашем распоряжении базу данных [2] .

В 1901 г. на Нобелевскую премию мира от Российской империи претендовали Ж.Де Блох, Л.Н.Толстой, Николай II и Ф.Ф.Мартенс. Получили же её швейцарец А.Дюнан (1828-1910) и француз Ф.Пасси (1822Первый был одним из основателей Международного комитета Красного Креста (МККК), и награда была ему вручена «за вклад в мирное сотрудничество народов». Формулировка расплывчата, но человек, благодаря усилиям которого стало возможным рождение подобной организации, на наш взгляд, вполне заслужил свой миротворческий титул. Второй же лауреат самой первой премии мира был удостоен ее «за многолетние миротворческие усилия». Так же, как и А.Дюнан, Ф.Пасси являлся основателем МККК, кроме того, был одним из инициаторов Женевской конвенции. Как видим, даже у созвавшего первую Гаагскую конференцию Николая II и прославившегося на стезе международного арбитража Ф.Ф.Мартенса были весьма серьёзные «конкуренты» .

В 1902 г. опять были номинированы Л.Н.Толстой и Ф.Ф.Мартенс, а также – Л.А.Камаровский - один из немногих претендентов-россиян, чьим номинатором выступил наш соотечественник [вследствие чисто технической ошибки, в прошлой нашей работе годом его выдвижения был указан 1905 г. – Д.Р.]. Количество претендентов-россиян снизилось .

Лауреатами же стали представители Швейцарии Э.Дюкоммен (1833и Ш.А.Гоба (1843-1914). Можно констатировать, что страна, запомнившаяся по двадцатому столетию своим принципиальным нейтралитетом, с первых же лет существования Нобелевской премии мира взяла «хороший старт». Э.Дюкоммен занимал кресло почетного непременного секретаря Международного бюро мира в Берне, и премия была присуждена ему «в знак признания заслуг» по основанию этой организации, которое должно было, согласно формулировке, координировать деятельность «различных пацифистских обществ Европы». Ш.А.Гоба, также являвшийся почётным непременным секретарем упомянутого Бюро, одно время занимал пост генерального секретаря Межпарламентского союза в том же Берне. Премия ему вручена «за усилия в деле международного арбитража». Очевидно, что и здесь Норвежским Нобелевским комитетом были избраны достаточно сильные кандидатуры. Хотя, возможно, что в 1902 г. шансов у Ф.Ф.Мартенса было всё-таки больше, чем годом ранее .

В 1903 г. российский международный посредник, активно работавший над кодификацией законов войны в условиях изменившегося времени, был уже единственным номинантом от России. Премия же досталась сэру Уильяму Р.Кримеру (1828-1908), представлявшему Великобританию. Являясь членом британского парламента, он занимал пост секретаря Лиги международного арбитража, и получил свою награду «в ознаменование усилий по достижению мира путём арбитража». В соревновании международных посредников двух империй – если к процедуре присуждения Нобелевской премии можно применить такой термин – верх одержал британец. Но при этом не стоит забывать, что представители Англии и России, несмотря на частые столкновения интересов своих держав, тем не менее, делали одно общее дело .

1904 год. Из россиян за премию мира по-прежнему «борется» только Ф.Ф.Мартенс. Награда достается представляющему Бельгию Институту международного права, учрежденному в 1873 г. в качестве научного общества. По мнению Нобелевского комитета, это «одна из первых в мире организаций, определивших принципы международного права, предпринявших его кодификацию и предложивших пути решения международных проблем». В этом случае о «поражении» представителя России судить крайне сложно. Организация и человек – две изначально неравных категории. К тому же, вклад Института Международного права в дело мира и в самом деле был значительным .

В 1905 г. международный арбитр из России вновь появляется в списках номинантов. Лауреатом же Нобелевской премии становится австрийская баронесса Б. фон Зуттнер (1843-1914), писательница и почётный непременный президент уже упоминавшегося нами Международного бюро мира. Награда была присуждена ей «за активную пацифистскую деятельность». Что ж, женщин среди Нобелевских лауреатов и без того немного. Эмансипация, как борьба за признание равноправия женщин с мужчинами, зародившаяся в XIX веке, ещё не достигла к тому времени своих целей, и поэтому присуждение премии Б.Зуттнер само по себе было значительным позитивным явлением .

В 1906 г. Ф.Ф.Мартенс в очередной раз уступил недосягаемую награду. На этот раз президенту США Т.Рузвельту (1858-1919), который неоднократно участвовал во многих мирных программах. Нобелевская премия мира была вручена ему за роль в подписании 5 сентября 1905 г .

Портсмутского мирного договора. Напомним, что этот документ положил конец русско-японской войне 1904-1905 гг. Роль страны-посредника – при заключении мира это было необходимым – сыграли Соединенные Штаты. Война, полностью проигранная Россией, увенчалась унизительным для государственного престижа мирным договором, и всякое упоминание о нём естественным образом вызывает у знакомого с историей россиянина негативные ассоциации. Поэтому в данном случае, чтобы избежать отклонений от объективности, мы воздержимся от дополнительных комментариев .

В 1907 г. всё тот же представитель Российской империи – отечественный рекордсмен по продолжительности выдвижений на премию мира, опять не проходит строгий отбор Нобелевского комитета. Премию разделяют между собой итальянец Э.Т.Монета (1833-1918) и француз Л.Рено (1843-1918). Президент Ломбардской лиги мира в Милане был удостоен награды «за свою неустанную деятельность во имя мира». Профессор же международного права из Сорбонны получил её как «подлинный гений международного права во Франции». Первая формулировка снова расплывчата, да и вторая лишь немногим более конкретна. Выявление и сравнение достоинств нобелевских лауреатов-миротворцев 1907 г. и номинанта от России потребовало бы специального исследования. Поэтому этот случай мы осмелимся охарактеризовать как спорный .

В 1908 г. Ф.Ф.Мартенс выдвигался на премию мира последний раз .

Лауреатами на сей раз стали скандинавы – датчанин Ф.Байер (1837член парламента Дании, а также почётный непременный президент Международного бюро мира, швед К.П.Арнольдсон (1844-1916), писатель, член парламента Швеции, основавший в 1883 г. Шведскую лигу мира и арбитража. Первый получил премию «за создание Скандинавского межпарламентского союза для укрепления регионального сотрудничества», а второй – «за участие в разрешении норвежского конфликта». [Здесь имеется в виду содействие К.Арнольдсона мирному отделению Норвегии от Швеции, с которой она была объединена в одно государство с 1815 г.;

независимость норвежский парламент провозгласил в 1905 г. – Д.Р.]. На наш взгляд, в данном случае важную роль сыграла именно национальная принадлежность избранных Норвежским нобелевским комитетом номинантов. Что вполне логично и объяснимо минимум двумя причинами .

Первая – это то, что до этого года ни соотечественников А.Нобеля, ни других скандинавов в списках лауреатов не было. А это, хотя и не противоречило завещанию, наверняка удручало многих жителей северной Европы, включая членов соответствующего Нобелевского комитета. Вторая

– естественное чувство благодарности норвежцев второму из перечисленных нами миротворцев .

В 1909 г. на премию мира вновь номинируется Л.Н.Толстой. Однако, несмотря на его ярко выраженные пацифистские взгляды и соответствующую направленность творчества, великий русский классик не был миротворцем в классическом понимании этого термина. Впрочем, Нобелевскую премию по литературе он тоже, как известно, не получил (но это отдельная тема). Лауреатами же премии мира в этом году стали бывший премьер-министр и депутат парламента Бельгии О.М.Ф.Бернар (1829являвшийся членом Международного Третейского суда в Гааге, и французский сенатор, основатель Комитета защиты национальных интересов и международного примирения К.П. Д’Эстурнелль де Констант (1852-1924), президент им же основанной Французской парламентской группы Международного арбитража. Экс-премьер Бельгии получил премию «в знак признания усилий в борьбе за международный арбитраж и сокращение вооружений», а французский парламентарий удостоился её «за договоры об арбитраже между Францией и соседними странами» .

Учитывая неотвратимо накаляющуюся обстановку в Европе да и мире в целом, можно с уверенностью сказать, что награда была присуждена им вполне оправдано. В начале века идеи организованного посредничества как метода регулирования международных отношений, пришедшего на смену двух- и многосторонним договорам между отдельными государствами, были очень популярными. Они же, кстати, и заложили основу современного облика мирового устройства. Без этих идей не была бы возможна ни Лига наций, ни её более продуманная форма – ООН. Поэтому не удивительно, что среди лауреатов тех лет было много личностей, так или иначе связанных с арбитражем .

В 1911 г. на Нобелевскую премию мира был впервые номинирован С.Ю.Витте. Талантливый государственный деятель проявил себя как во внутренней (примеры его реформ можно найти в любом учебнике истории), так и во внешней политике России. Именно он вместе с Р.Р.Розеном в 1905 г. представлял Российскую империю на переговорах в Портсмуте и сумел существенно умерить притязания победившей Японии. Тем не менее, его усилия не были по достоинству оценены даже на родине, и современники-россияне наградили его презрительным титулом «графа Полусахалинского». Премия досталась премьер-министру и члену Тайного совета Нидерландов, организатору Международной конференции частного права Т.М.Ассеру (1838-1913) и австрийцу А.Г.Фриду (1864-1921) – журналисту, основавшему издание «Die Friedenswarte». Т.Ассер был удостоен её «за работы в области международного арбитража», а А.Фрид получил награду «за свою интернациональную деятельность». Возможно, причиной отклонения кандидатуры российского министра было то, что внутри своей страны он проявил куда большую активность, чем за её пределами. Хотя его номинатором был именно иностранец .

В 1912 г. С.Ю.Витте повторно включается в список номинантов вместе с М.М.Ковалевским, создателем и председателем С.-Петербургской Ассоциации мира. Но и в этот раз россиян ждёт неудача. Лауреатом этого года стал бывший госсекретарь США Э.Рут (1845-1937), автор различных трудов по арбитражу. Хотя премия с формулировкой «за укрепление мира в западном полушарии» была присуждена ему год спустя, в 1913 г .

Оставив ненадолго в стороне перечисление российских номинантов и их «соперников» (тем более что на этом список номинантов от Российской империи завершается), скажем, что усилия международных арбитров не сумели остановить пожар мировой войны. Противоречия между ведущими европейскими державами копились слишком долго, и роковой выстрел в Сараево стал не более чем формальным поводом для её начала .

В 1914-1916 гг. и 1918 г. премия мира не присуждалась. Это было вполне оправдано. Исключением, продиктованным статутом Норвежского Нобелевского комитета, стал знаковый для нашей страны и всего мира 1917 г .

Хотя претендентов от России в этот раз не было, в ту пору первенство в области реального миротворчества безоговорочно принадлежало Международному комитету Красного Креста, который и стал лауреатом-1917 .

Эта организация на протяжении всего прошлого века оказывала содействие жертвам войн и стихийных бедствий, облегчала положение военнопленных. Конечно, отдельные политические силы пытались использовать МККК в своих целях, но это в данном случае роли не играет. ХХ век был вообще самым политизированным из всех предшествующих .

Вторая и в особенности третья российские революции, как и Первая мировая война, четко поделили мир на «до» и «после». Изменилась специфика международных отношений, оформились новые центры сил и очаги противоречий, возникли новые явные и мнимые опасности для всего человечества. Произошедшие же в России изменения не могли не повлиять как на отношение к ней со стороны Запада, так и на поведение нового, советского государства на международной арене. Мы не могли не упомянуть об этом, но заострять внимание и вдаваться в подробности считаем излишним .

Новый номинант от России (вернее, уже СССР), М.Тышкевич появляется лишь в 1927 г. Он был основателем и первым президентом Киевской мирной ассоциации. Однако его фигура не привлекла к себе особого внимания мировой общественности. Нобелевская премия мира досталась французу Ф.-Э.Бюиссону (1841-1932), профессору Сорбонны, основателю и президенту Лиги прав человека, а также немцу Л.Квидде (1858профессору Берлинского университета, члену германского парламента и участнику различных мирных конференций. Профессор Парижского университета получил премию «за деятельность, направленную на восстановление понимания между французским и германским народами», а его берлинский коллега – «за подготовку общественного мнения Франции и Германии к мирному сотрудничеству». После унизительного для Германии Версальского мира, завершившего войну, от которой немало пострадала Франция, такие усилия двух учёных действительно заслуживали самой высокой награды. Фигура М.Тышкевича не могла составить им достойной конкуренции .

В 1929 г. на Нобелевскую премию мира впервые был номинирован известный художник и философ Н.К.Рерих. Получил же её еще один бывший госсекретарь США Ф.Б.Келлог (1856-1937) «за подготовку Парижского пакта», вошедшего в историю как пакт Бриана-Келлога. Данный международный документ подписан 27 августа 1928 г. им вместе с министром иностранных дел Франции А.Брианом, а его основным содержанием была идея отказа от войны как средства национальной политики .

Как и в случае с Э.Рутом, премия была присуждена ему годом позже .

Один из авторов знаменитого международного договора, к которому к концу 1938 г. присоединились почти все существующие государства (включая СССР), несомненно, был достоин своей награды .

В печально знаменитом 1933 г. Н.К.Рерих был повторно выдвинут на соискание премии. Её лауреатом в этот раз стал сэр Норманн Энджел (1873-1967), писатель и член Исполнительного комитета Лиги наций и национального Совета мира. Премия была присуждена ему в 1934 г. «за пропаганду мира». Формулировка опять довольно широкая и при этом поверхностная, поскольку такого рода «пропагандой» занимались в ту пору почти все политические и общественные деятели. Но даже в этом случае британец, занимавший такой высокий и ответственный пост, смотрелся более выгодной кандидатурой, чем художник и философ, пусть даже и по-своему выдающийся .

В 1935 г. Н.К.Рерих был номинирован в третий и последний раз .

Премию за этот год опять присудили постфактум, в 1936, а её лауреатом стал немецкий журналист, редактор журнала «Die Weltbher» К. фон Осецкий (1889-1938). Награда была присуждена ему «за борьбу с милитаризмом в Германии». Учитывая, во что начала превращаться бывшая Веймарская республика после прихода к власти А.Гитлера, она досталась достойному представителю германского народа. Идейная борьба с режимом, ставшим самым страшным и позорным пятном в истории прошлого столетия, была настолько неблагодарным и опасным делом, что пойти на него решался далеко не всякий .

Вторая мировая война приостановила процесс присуждения и выдачи Нобелевских премий (лишь в 1944 г. лауреатом премии мира повторно стал Международный комитет Красного Креста), а её итоги вновь разительно изменили мир и утвердили новую специфику международных отношений. Первыми номинантами от Советского Союза в послевоенный период стали известные всему миру фигуры, но на результат (в нашем случае - отрицательный) это не повлияло .

В 1945 г. на Нобелевскую премию мира за усилия по окончанию войны были выдвинуты И.В.Сталин и М.М.Литвинов. Лауреатом же стал очередной бывший госсекретарь США К.Халл (1871-1955). Поскольку он был основным участником создания Организации Объединенных Наций (ООН), то формулировка Нобелевского комитета отразила это. Премия была присуждена «в знак признания его заслуг по утверждению мира в западном полушарии, в укреплении торговли и становлении ООН». Ценность рождения такой организации, конечно, сложно переоценить. Но при этом следует помнить, что будущее преемницы Лиги наций планировалось не только К.Халлом. Свою лепту в это внесли политики и других стран антигитлеровской коалиции, в том числе и СССР. Однако притом, что личность И.В.Сталина ещё при жизни вызывала на Западе крайне неоднозначную оценку, отклонение кандидатуры советского лидера было по-своему закономерным. Она была масштабней, чем кандидатура американского международного деятеля. М.М.Литвинов же такому масштабу не соответствовал, хотя и он внёс в дело мира немалый вклад .

В 1946 г. на получение премии была номинирована легендарная А.М.Коллонтай. Как бывший политический представитель СССР в Швеции, она неоднократно указывала своему правительству о необходимости сотрудничества с нобелевским движением и его положительных перспективах. Как дипломат, она много сделала для урегулирования проблем между СССР и Финляндией, за что получила широкое международное признание. Однако лауреатами стали американец и американка. Первым был Дж.Р.Мотт (1865-1955), председатель Международного миссионерского совета, являвшийся также президентом Всемирного альянса Молодежных христианских ассоциаций, получивший премию «за миссионерскую деятельность» .

Второй была профессор истории и социологии Э.Г.Болч (1867-1961), почётный международный президент Международной женской лиги за мир и свободу, получившая награду «за многолетний неутомимый труд на благо мира». Возможно, что обе эти личности были в равной степени достойны высокого звания, но, на наш взгляд, если бы его получили две женщины – советская и американская – то вряд ли они смотрелись бы хуже .

В 1947 г. А.М.Коллонтай номинируется повторно. Число её номинаторов, как и год назад, довольно солидно. Причём, в списке фигурируют фамилии шведских и финских парламентариев, а также членов правительства Финляндии и представителей её профессуры. Тем не менее, и в этот раз её кандидатура отклоняется, премия досталась британским квакерам в лице двух организаций – Совета Друзей на службе обществу и Американского Комитета друзей на службе обществу. Формулировка краткая – «в знак протеста квакеров против мировой войны» .

В 1948 г. в списках номинантов еще раз появляется фамилия И.В .

Сталина. Вместе с ним в них фигурирует и В.М.Молотов, выдвинутый за его усилия по восстановлению мира и демократии во время и после Второй мировой войны [К сожалению, по досадной случайности, эта фигура в нашей прошлой работе [1] не упомянута. – Д.Р.]. Отклонение его кандидатуры тоже вполне объяснимо – печально известные секретные протоколы к советско-германскому пакту о ненападении 23 августа 1939 г. не прибавили В.М.Молотову популярности. Но здесь нам представляется интересным другой факт, что Нобелевская премия мира в этом году не присуждалась, хотя недостатка в номинантах не было. Кроме двух советских деятелей, в 1948 г. на премию был выдвинут двадцать один претендент от четырнадцати стран. Среди них папа римский Пий XII, президент США Г.Трумен и М.Ганди [3] .

Завершая разговор о советских номинантах послевоенного периода, попробуем предположить, что в этом случае свою роль сыграли именно политические взгляды членов Норвежского Нобелевского комитета. Не как представителей независимой организации, но как обычных людей, по определению несвободных от субъективизма, а также аналогичные предпочтения номинаторов (кроме ситуации с А.М.Коллонтай). Что же касается фигур А.Д.Сахарова (1921-1989), получившего премию мира в 1975 г. и М.С.Горбачева (род. в 1931 г.), удостоившегося её в 1990 г., то эти личности выходят за хронологические рамки нашего исследования. В 1949-1955 гг. номинантов на Нобелевскую премию мира от СССР не выдвигалось .

Некоторое недоумение вызывают личности, чьи фамилии фигурируют в архивах Норвежского Нобелевского комитета в качестве номинантов от России в 1956 г. Первый из них – Ф.Керстен, уроженец Эстонии, некоторое время был личным массажистом главы СС Г.Гимлера. Его фамилия тесно связана с темой нацистского оккультизма, вокруг которой в наше время существует множество псевдонаучных спекуляций. Выдвинувший кандидатуру Ф.Керстена, номинатор никак не мотивировал своё предложение. Единственное, что могло выступить в роли такого мотива – участие эстонца в переговорах по спасению скандинавских военнопленных [подробнее см. комментарий на интернет-сайте nobelprize.org – Д.Р.]. На наш взгляд, фиксировать человека, получившего некогда гражданство Финляндии и принимавшего участие в советско-финской войне, в качестве номинанта от России было ошибочным. Вторая кандидатура – румынский писатель-интеллектуал Е.Релжис, известный своими пацифистскими взглядами, которого, также без какой-либо мотивировки, выдвинули несколько членов японского парламента. Почему от России – остатся загадкой. Но, как бы то ни было, в 1956 г. Нобелевская премия мира так и не была присуждена .

В целом же, как мы убедились, каждый приведенный выше случай был по-своему уникальным, а поэтому дать односложную оценку в вопросе, достойным ли «конкурентам» уступили российские номинанты, очень сложно. Как и в случае с премиями по литературе, здесь слишком силен тот самый субъективный фактор, который опредёленным образом искажает восприятие исследователя. Но одно можно утверждать наверняка – «случайных» людей в списке лауреатов Нобелевской премии мира в рассмотренный период не было .

Литература

1. Рязанов, Д.С. Россия и Нобелевская премия мира (1901-1955 гг.): опыт анализа в контексте истории / Д.С.Рязанов, И.С.Корскова, В.М.Тютюнник // История науки и техники. – 2009. – №12. – С.44-56 .

2. Разработка базы данных и сайта «Номинанты на Нобелевскую премию мира от России» (1901-1955 гг.): отчет о НИР / Тамб. филиал Моск. гос .

ун-та культуры и искусств; рук. В.М.Тютюнник; исполн. И.С.Корскова. – Тамбов, 2007. – 25 с .

3. http://nobelprize.org/nobel_prizes/peace/nomination/database.html

–  –  –

Рассматривая вопрос о связи дореволюционной России и Советского Союза с Нобелевской премией мира в первой половине XX столетия, стоит иметь в виду комплекс объективных и субъективных факторов (хотя, порой, их чрезвычайно сложно четко отделить друг от друга). Среди них особо стоит упомянуть общую историческую обстановку в стране и мире в указанный период [1], а также кандидатуры тех личностей, которые были этой награды удостоены [см. статью «Выдающиеся миротворцы…»

настоящего сборника – Д.Р.]. В итоге Норвежский Нобелевский комитет ни разу за указанный период не присудил премию россиянину .

Проведенные нами исследования выявили весьма интересный факт – большинство номинаторов, выдвигавших представителей нашей страны на Нобелевскую премию мира, были иностранцами. В связи с этим возникает закономерный вопрос: а кого выдвигали на премию российские номинаторы? Ответу на него и посвящена данная работа. Для начала следует сказать о том, что количество этих номинаторов крайне незначительно. Только это отчасти объясняет, почему так мало и количество россиян-номинантов. Далее приведем их список в хронологическом порядке .

В 1902 г. профессор конституционного права Московского государственного университета А.Алексеев выдвинул на Нобелевскую премию мира графа Л.А.Камаровского, известного юриста и видного деятеля пацифистского движения, автора нескольких серьезных работ в области международного права .

В 1911 г. граф А.Бойской (А.Bohiuskoy) номинировал на эту награду графа М.С.Тышкевича, основателя и президента Киевской мирной ассоциации. Эта фамилия уже фигурировала в наших прошлых работах в связи с его выдвижением в 1927 г. [1]. Дело в том, что в опубликованных архивах Норвежского Нобелевского комитета [2] М.С.Тышкевич упомянут трижды. Однако в 1910 г., когда он номинирован на премию впервые, и в 1911 г. по спискам он проходит как представитель Украины. Этот нюанс, конечно, идёт в разрез с принципом историзма (ведь в тот период Украина входила в состав Российской империи), но, принимая во внимание логику организации-наделителя, с ним приходится считаться .

Следующий из представлявших Россию номинаторов в лице членов российской межпарламентской группы появляется в 1912 г. и выдвигает на премию мира профессора М.М.Ковалевского, члена Государственной Думы, основателя и председателя Санкт-Петербургской Ассоциации мира .

Это второй номинант-россиянин, выдвинутый своими соотечественниками .

В 1914 г. депутатом Думы С.А.Ивановым на получение награды был выдвинут юрист Б.Щечихин, составивший наработки нового международного языка «Nepo». В списках номинантов он значится как представитель Латвии. Поэтому (как и в случае с М.Тышкевичем) мы не можем официально причислить эту кандидатуру к российским выдвиженцам .

В 1915 г. ещё один член российского парламента А.Павшевски номинировал на премию председателя Польской Ассоциации друзей мира Й.Полака. Этот случай завершает историю выдвижения кандидатов на Нобелевскую премию мира представителями дореволюционной России .

Если взглянуть на перечисленных нами номинаторов и выдвигаемые ими кандидатуры с точки зрения исторической объективности, то бросается в глаза тот факт, что россияне предпочитали выдвигать на премию мира своих же соотечественников. Иными словами, говорить об их пренебрежении собственными миротворцами нельзя. Однако, согласно уже упомянутой нами логике Норвежского Нобелевского комитета и учитывая при этом современную политическую карту мира, приходится признать, что номинантов-россиян, выдвинутых своими соотечественниками, за рассмотренный нами период было всего двое. Но даже если включить в список российских претендентов на премию Б.Щечихина и ещё дважды упомянуть в нем М.Тышкевича (пополнив, таким образом, и список отечественных номинаторов), на общий итог в виде отсутствия вручения премии выходцу из России это не повлияет. К тому же, здесь появляется и другой вопрос: почему на родине были проигнорированы такие личности как Ж. Де Блох, Николай II, Л.Н.Толстой, Ф.Ф.Мартенс и С.Ю.Витте, номинаторами которых выступили иностранцы? Неужели в России эти кандидатуры сочли неподходящими на роль нобелевских лауреатов в соответствующей номинации?

С последним из российских номинаторов, проявившим наибольшую активность, тоже не все так просто. Барон Б.Э.Нольде, историк, юрист и специалист в области международного права, состоял в конституционнодемократической партии, а весной-осенью 1917 г. активно участвовал в работе Временного правительства и подготовке выборов в Учредительное собрание, занимая значительные должности. Несмотря на такую биографию, стойкую приверженность запрещённой после Октябрьской революции партии кадетов и явное неприятие нового строя, Б.Э.Нольде не только не был репрессирован, но и свободно (до весны 1919 г.) читал лекции на кафедре международного права в Петроградском университете и Морской академии. Однако летом 1919 г. он эмигрировал сначала в Финляндию, а затем и во Францию. Все его выдвижения кандидатов на Нобелевскую премию мира приходятся именно на эмигрантский период его биографии. Строго говоря, представителем России бывший барон с этого момента уже не был. Но раз уж мы считаем, что ставший лауреатом Нобелевской премии 1933 г. по литературе эмигрант И.А.Бунин был россиянином, то и Б.Э.Нольде следует признать российским номинатором .

В 1923 г. он номинировал на получение премии мира госсекретаря США Ч.Э.Хьюза, мотивировав это выдвижение тем, что бывший губернатор штата Нью-Йорк был инициатором проведения Вашингтонской военно-морской конференции, подписал Вашингтонский договор об ограничении военно-морских вооружений и был участником международных арбитражных организаций. В 1934 и 1937 гг. Б.Э.Нольде выдвинул на неё Академию международного права (Нидерланды). Как видим, номинанты, которых предлагал российский эмигрант, были иностранцами .

Больше номинаторов от России за рассматриваемый нами период времени не было. Мы склонны объяснить это тем, что после смены государственного устройства в стране, между советской державой и Западом пролегла широкая идеологическая пропасть, затруднившая контакты россиян, в том числе и с нобелевским движением. Все номинанты на премию мира от СССР были выдвинуты представителями других стран, и ни один из них в 1901-1956 гг. не был её удостоен .

Но даже на примере дореволюционной России видно, что активность отечественных номинаторов была слабой. В самый первый год присуждения премии мира никто из них не выдвинул какой-либо кандидатуры на её получение. И это притом, что премия мира и её будущий первый лауреат вызвали живейший интерес в российском обществе и стали обсуждаться почти сразу после опубликования завещания А.Нобеля [3]. Между первым и вторым выдвижением прошло девять лет. Более-менее устойчивым периодом можно считать лишь промежуток 1911-1915 гг. Такое положение вещей, на наш взгляд, объяснить довольно сложно. При отсутствии искусственно созданных барьеров (как это было в советскую эпоху) интерес к Нобелевской премии мира и участии в процессе выбора наиболее достойных её кандидатов мог быть гораздо более серьёзным .

Тем не менее, его уровень – для такой державы как Российская империя – мало чем отличался от нулевого. Возможно, ключевую роль здесь сыграли именно субъективные факторы, напрямую связанные с личностями тех, кто обладал правом выдвижения номинантов, их взглядами и предпочтениями .

Литература

1. Рязанов, Д.С. Россия и Нобелевская премия мира (1901-1955 гг.): опыт анализа в контексте истории / Д.С.Рязанов, И.С.Корскова, В.М.Тютюнник // История науки и техники. – 2009. – №12. – С.44-56 .

2. http://nobelprize.org/nobel_prizes/peace/nomination/database.html

3. Блох, А.М. Советский Союз в интерьере Нобелевских премий: Факты .

Документы. Размышления. Комментарии / А.М.Блох; под. ред. проф. А.И .

Мелуа. – СПб.: Изд-во "Гуманистика", 2001 .

«НОБЕЛЕВСКАЯ ЛЕКЦИЯ» А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА

(ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ, ПРОБЛЕМНО-ТЕМАТИЧЕСКИЕ

И ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ)

Ю.Г.Гущин, А.Ю.Мусихина (Московский институт открытого образования, Москва, Россия) Жизни и творчеству А.И.Солженицына посвятили свои работы А .

Архангельский, Л.Е.Герасимова, М.М.Голубков, С.В.Крылова, Н.Л. Лейдерман, П.Паламарчук, Н.А.Решетовская, В.С.Синенко, П.Е. Спиваковский, Н.А.Струве, А.В.Урманов, В.А.Чалмаев, Д.Штурман [1]. Нобелевская премия Солженицына рассматривается обычно как важный факт биографии писателя. Однако представляет значительный интерес анализ его «Нобелевской лекции» в проблемно-тематическом и жанровостилистическом аспектах. Приковывает наше внимание и история создания этой лекции .

В конце 1970 г. автор «Матрёнина двора» получил извещение о том, что ему, по представлению французского писателя Франсуа Мориака и его коллег, присуждена Нобелевская премия по литературе «за нравственную силу, с которой он продолжил извечную традицию русской литературы» [2, с.415]. Присуждение Нобелевской премии Солженицыну вызвало двойственную, в основном негативную, реакцию у «советской общественности». Но на родине писателя прозвучали и голоса в поддержку этого решения Нобелевского комитета. В частности, М.Ростропович в своём письме от 31 октября 1970 г. в центральные издания сознавался: «Я знаю многие произведения Солженицына. Люблю их. Считаю, что он выстрадал право искать правду, как её видит…» [2, с.425]. Впрочем, таких «мнений» было немного, и они, можно сказать, утонули в хоре недовольных, негодующих голосов, возражающих против принятия этого решения. Это неожиданное известие Нобелевского комитета стало для художника источником новых испытаний .

По нобелевской традиции, лауреат должен был подготовить и прочитать лекцию по «своему предмету». Жанр и состав лекции не был определён. Нобелевская была присуждена Солженицыну в октябре 1970 г., но от поездки в Стокгольм пришлось отказаться. Писатель опасался, что его попробуют «отсечь от родной земли», преградят ему «возврат домой» [3] .

Лекция была создана в конце 1971 - начале 1972 гг. в Ильинском (в Подмосковье) к ожидаемому вручению премии в Москве учёным секретарем Шведской академии К .

Р.Гировым. Однако советская власть отказала К.Р.Гирову в визе. Церемония не состоялась. Текст лекции тайно переслали в Швецию и там напечатали в 1972 г. на русском, шведском и английском языках в официальном сборнике «Les prix Nobel en 1971». На Западе она неоднократно переиздавалась на европейских языках и порусски. На родине лекция впервые напечатана через 18 лет после её написания в журнале «Новый мир» (1989, №7), то есть в результате политики перестройки в СССР .

Когда Солженицын начал подготовку Нобелевской лекции, то обнаружил, что в творческом задании «таится противоречие», ему, в сущности, предлагалось «сменить вид работы» и «высказаться в плане скорее литературоведческом». В своём письме от 21 января 1971 г. в Нобелевский Фонд он сообщал: «Лично я обнаружил, что не смогу удержаться в рамках специфически литературных: суждения о литературе сегодняшнего дня для меня невозможны в отрыве от суждений социальных и политических; большим (и, вероятно, неплодотворным) усилием будет для меня удержать себя в узде, говорить о природе искусства или природе красоты и избежать современного состояния жизни на Востоке и Западе, не затронуть тех вопросов, которые горят в душе» [4, с.339] .

Солженицын опасался, что лекция выйдет за «всякие допустимые рамки» нобелевской лекции по литературе. И действительно, его опасения были небезосновательны. «Нобелевская лекция» известного писателя включает в себя целый ряд тем и проблем. В ней звучат темы искусства, национальной и мировой литератур. Тема искусства поднимается в первой же главке лекции: предпринимается попытка его определения, рассматриваются низшая и высшая формы, старое и новое искусство, происхождение и назначение, «недоступное» в искусстве, утверждается вечность, бессмертность искусства, выводятся разные типы художников, говорится об «ощущении устойчивой гармонии» мира в их душах .

В седьмой же главке лекции мастер слова обращает свой взор к мировой литературе. Он пишет: «Помимо исконных национальных литератур, существовало и в прежние века понятие мировой литературы – как огибающей по вершинам национальных и как совокупности литературных взаимовлияний. Но случалась задержка во времени: читатели и писатели узнавали писателей иноземных с опозданием, иногда вековым, так что и взаимные влияния опаздывали, и огибающая национальных литературных вершин проступала уже в глазах потомков, не современников» [5, с.21-22]. По мнению признанного публициста, мировая литература – «некое общее тело и общий дух, живое сердечное единство, в котором отражается растущее духовное единство человечества» [5, с.22]. Мировой литературе «под силу» помочь человечеству – совместить деления «шкал», чтобы «одни народы узнали бы верно и сжато истинную историю других» и тем «обережены бы были от запоздалых жестоких ошибок» [5, с.23]. Кроме того, в лекции проходят темы «маленького (простого) человека», учёных (науки), современной молодежи, западного общества, ООН, ХХ века в целом. Писатель бесстрашно констатирует: «Оказался наш ХХ век жесточе предыдущих, и первой его половиной не кончилось всё страшное в нём. Те же пещерные чувства – жадность, зависть, необузданность, взаимное недоброжелательство, на ходу принимая приличные псевдонимы вроде классовой, расовой, массовой профсоюзной борьбы, рвут и разрывают наш мир. Пещерное неприятие компромиссов введено в теоретический принцип и считается добродетелью ортодоксальности. Оно требует миллионных жертв в нескончаемых гражданских войнах, оно нагруживает в душу нам, что нет общечеловеческих, устойчивых понятий добра (выделено нами. – Ю.Г., А.М.) и справедливости, что все они текучи, меняются, а значит всегда должно поступать так, как выгодно твоей партии» [5, с.17-18] .

В своей лекции Солженицын при отрицательной характеристике особенностей ХХ века использует и вторую категорию из приводимой им в начале речи триады «Истина, Добро и Красота». Первая же категория появляется во второй её части, когда осмысляются разные типы писателей и создаваемые ими художественные произведения. Автор «Красного колеса» делит все художественные произведения на два вида.

Он считает:

«Произведение же художественное свою проверку несёт само в себе:

концепции придуманные, натянутые, не выдерживают испытания на образах: разваливаются и те и другие, оказываются хилы, бледны, никого не убеждают. Произведения же, зачерпнувшие истины (выделено нами. – Ю.Г., А.М.) и представившие нам её сгущёно-живой, захватывают нас, приобщают к себе властно, - никто, никогда, даже через века, не явится их опровергать» [5, с.9] .

Как видим, публицист проводит чёткую границу между двумя родами произведений, опираясь вновь на пришедшую в его память триаду «Истина, Добро и Красота». Во второй главке лекции Солженицын упорно и напряженно размышляет над крылатой фразой Достоевского «Мир спасёт красота». Ему также кажется, что триада «Истина, Добро и Красота» - это «не просто парадная обветшалая формула», она имеет право на жизнь. Он утверждает: «Если вершины этих трех деревьев (Истины, Добра и Красоты) сходятся, как утверждали исследователи, но слишком явные, слишком прямые поросли Истины и Добра задавлены, срублены, не пропускаются, - то может быть причудливые, непредсказуемые, неожидаемые поросли Красоты пробьются и взовьются в то же самое место, и так выполнят работу за всех трех?» [5, с.10] .

Как видим, автор «Ракового корпуса» пытается добраться до сути триады «Истина, Добро и Красота», её значения для русской литературы, пристально рассматривает категорию «Красоты». В лекции осмысляются также утраты, потери русской литературы, положения «Декларации прав человека», «единства человечества». В третьей главке лекции мастер слова, опираясь на свой солидный «личный и групповой жизненный опыт», на исключительное знание Архипелага Гулаг, приходит к выводу: «Целая национальная литература осталась там, погребённая не только без гроба, но даже без нижнего белья, голая, с биркой на пальце ноги. Ни на миг не прерывалась русская литература!» [5, с.10-11] .

Скорбя о понесенных русской литературой потерях, утратах, Солженицын ни на минуту не забывает о традициях, преемственности русской литературы, её связях с мировой литературой. В Нобелевской лекции поднимается также множество важных проблем: места (положения) и роли писателя в этом «жестоком, динамичном, взрывном мире»; взаимоотношений мастера слова с молодежью, обществом, правительствами; ответственности художников за своё искусство, долга искусства и художников перед обществом; роли учёных в современном мире; «шкалы» оценок всех народов к разным событиями, и, как следствие, единства человечества; преемственности (традиций) русской литературы; назначения и роли искусства, русской и мировой литературы .

Одним из впечатляюще ярких эпизодов этой лекции был упрёк публициста всем учёным на земле. Он предается таким размышлениям: «Казалось бы, облик современного мира весь в руках учёных, все технические шаги человечества решаются ими. Казалось бы, именно от всемирного содружества учёных, а не от политиков должно зависеть, куда миру идти. Тем более что пример единиц показывает, как много могли бы они сдвинуть все вместе. Но нет, учёные не явили яркой попытки стать важной самостоятельно действующей силой человечества. Целыми конгрессами отшатываются они от чужих страданий: уютней остаться в границах науки» [5, с.20]. Солженицын обращается к роли науки в жизни современного мира, оценке места учёных на земле, в руководстве ими «техническими шагами человечества», управлении ими всего человечества. Нобелиант негативно оценивает опыт учёных в этом отношении. Однако к достижениям и авторитету науки мастер не отказывается прибегать, когда это нужно для подтверждения его мыслей. Так, он пишет: «Современная наука знает, что пресечение информации есть путь энтропии, всеобщего разрушения. Пресечение информации делает призрачными международные подписи и договоры: внутри оглушенной зоны любой договор ничего не стоит перетолковать, а ещё проще – забыть, он как бы и не существовал никогда (это Оруэлл прекрасно понял)» [5, с.19-20] .

Как видим, писатель связывает успехи науки напрямую со своими политическими взглядами. Видимо, отсюда и проистекает другой его упрек. С укором он отзывается об ООН: «Свой лучший за 25 лет документ Декларацию Прав человека – ООН не посилилась сделать обязательным для правительств, условием их членства, - и так предала маленьких людей воле не избранных ими правительств» [5, с.20]. Смелый «обвинительный приговор» Солженицына, как видим, не единственный в лекции и касается он судьбы «маленького человека». Спасение человечества, по мнению писателя, только в том, чтобы «всем было дело до всего». И своей лекцией мастер слова доказывает свою заинтересованность всем, что происходит в мире .

Однако ведущими проблемами лекции, как нам кажется, являются всё же искусство «в руках человека» (искусство и человек), ответственность художника за свое искусство. В связи с поставленными проблемами публицист намечает возможные пути их решения, высказывает оригинальные идеи. В частности, он видит миссию искусства в том, что «искусство растепляет даже захоложенную, затемнённую душу к высокому духовному опыту» [5, с.8]. Назначение же литературы, «одного из тончайших, отзывчивейших инструментов человеческого существа», в том, что это живая память нации .

В пятой главке Солженицын пишет: «И ещё в одном бесценном направлении переносит литература неопровержимый сгущенный опыт: от поколения к поколению. Так она становится живою памятью нации. Так она теплит в себе и хранит её утраченную историю – в виде, не поддающемся искажению и оболганию. Тем самым литература вместе с языком сберегает национальную душу» [5, с.16] .

Как видим, художник дает высокую оценку литературе за её способность сохранять традиции поколений, за способность сберечь язык и «национальную душу» народа. В шестой главке лекции публицист обращается к вопросу о долге искусства и художника перед обществом, об обязанности их служить ему, отвечать «за язвы сегодняшнего мира». Он замечает: «В русской литературе издавна вроднились нам представления, что писатель может многое в своём народе – и должен» [5, с.17]. Писатели – «ответчики», считает Солженицын, «за язвы сегодняшнего мира». «Однажды взявшись за слово, уже потом никогда не уклониться: писатель – не посторонний судья своим соотечественникам и современникам, он – совиновник во всём зле, совершенном у него на родине или его народом»

[5, с.21]. Таково положение писателей, «выразителей национального языка», «главной скрепы нации», «в счастливом случае и национальной души». Наряду с публицистическими рассуждениями о месте и роли писателя в этом мире, Солженицын размышляет о «шкалах» общественных оценок разных народов по отношению к происходящим событиям. Он выделяет «шкалы» для ближних и дальних событий, старых и молодых обществ, благополучных и неблагополучных. Это рассуждение о шкалах необходимо ему, чтобы обратиться к своему богатому личному опыту .

«По одной шкале месячный арест, или «карцер», где кормят белыми булочками да молоком, - потрясают воображение, заливают газетные полосы гневом. А по другой шкале привычны и прощены – и тюремные сроки по двадцать пять лет, и карцеры, где на стенах лед, но раздевают до белья, и сумасшедшие дома для здоровых, и пограничные расстрелы бесчисленных неразумных, всё почему-то куда-то бегущих людей» [5, с.14] .

Личный опыт вновь врывается в эти наполненные горечью рассуждения бывшего узника Гулага, тянет в его непримиримо жёсткие, честные выводы: «При шести, четырех, даже при двух шкалах не может быть единого мира, единого человечества: нас разорвет эта разница ритма, разница колебаний» [5, с.10]. Как видим, известного писателя, как человека совестливого и ответственного, беспокоит абсолютно всё, в том числе единство всего мира. Однако как совместить эти шкалы? Кто создаст единую систему отсчёта – для злодеяний и благодеяний? И поскольку это риторический вопрос, то сам художник и отвечает: искусство, литература, «единственный заменитель не пережитого нами опыта» [5, с.15] .

«Единый мир, единое человечество» - не условное, отвлечённое понятие, оно состоит из конкретных малых величин, потому в своей лекции Солженицын неоднократно обращается к маленькому человеку и призывает его «не участвовать во лжи»! В своей публицистической статье «Жить не по лжи!» художник призывает всех людей жить по совести, по правде. Он рассуждает так: «Мы так безнадёжно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдадим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков – только бы не расстроить своего утлого существования. Не осталось у нас ни твердости, ни гордости, ни сердечного жара» [5, с.187] .

Нам представляются эти мысли, соображения писателя актуальными и сегодня. Они должны придать смысл жизни современному поколению людей, поскольку, в сущности, являются теперь завещанием автора «Архипелага Гулаг» нынешнему поколению. «Нам бы только не оторваться от стада, не сделать шага в одиночку – и вдруг оказаться без белых батонов, без газовой колонки, без московской прописки.

Уж как долбили нам на политкружках, так в нас и вросло, удобно жить, на весь век хорошо:

среда, социальные условия, из них не выскочишь, бытие определяет сознание, мы-то при чём? Мы ничего не можем. А мы можем – в с ё ! – но сами себе лжём, чтобы себя успокоить. Никакие не «они» во всем виноваты – м ы с а м и, только м ы !» [5, с.187-188] .

Мысли Солженицына оказываются живыми, острыми и сегодня. Самое страшное зло на свете, когда человек обманывает себя сам. Эти же мысли возникают и в лекции по случаю присуждения ему Нобелевской премии по литературе. Он доказывает, что писателям и художникам доступно еще большее – победить ложь. Публицист убеждает: «И простой шаг простого мужественного человека не участвовать во лжи, не поддерживать ложных действий! Пусть э т о приходит в мир и даже царит в мире, - но не через меня.

Писателям же и художникам доступно большее:

победить ложь!» [5, с.25] .

Солженицын также считает: «ОДНО СЛОВО ПРАВДЫ ВЕСЬ МИР ПЕРЕТЯНЕТ. Вот на таком мнимо-фантастическом нарушении закона сохранения масс и энергий основана и моя собственная деятельность, и мой призыв к писателям всего мира» [5, с.15] .

Как видим, в лекции Солженицын приходит к самооценке всей своей деятельности, призывает всех писателей победить ложь. В лекции высказываются также идеи «рабства у передовых идеек», «духа Мюнхена», витающего над Европой, необходимости беспрепятственного распространения информации, в противном случае человечество ждёт путь энтропии (всеобщего разрушения). Многочисленные призывы к простому человеку, писателям и учёным, рассеянные по всему тексту, свидетельствуют об одной из отличительных особенностей лекции .

Нет сомнений, «Нобелевская лекция» Солженицына по своему стилю изложения должна быть признана публицистической, потому что отвечает основной цели этого стиля – сообщать информацию, воздействовать на массы, призывать их к действиям. Характерными стилевыми чертами её являются документально-фактологическая точность, направленность на собеседников, лаконичность изложения при информационной насыщенности, эмоциональность, выразительность, страстный характер. Как известно, Солженицын был страстным публицистом, для него характерна опора на факты и документы. Это обнаруживается и в его публичной речи. Он упоминает в ней Ахматову, Замятина, Альберта Камю, Достоевского, Оруэлла, Генриха Белля, Франсуа Мориака; ссылается на свой опыт пребывания в Архипелаге Гулаг. Автор-публицист выражает свою позицию прямо и открыто. Именно так и поступает Солженицын .

Писатель использует в большом количестве авторские неологизмы:

неотирные слёзы, обережены бы были, ХХ век жесточе, нагруживает в душу нам, растепляет даже захоложенную, затемнённую душу, не поддающемся оболганию, вроднились нам, он – совиновник, не посилилась сделать (всего около 40). В лекции Солженицына функционирует 33 вопросительных и 22 восклицательных предложения, что доказывает активность использования различных синтаксических приемов экспрессии .

Таким образом, «Нобелевская лекция» Солженицына по стилю – публицистическая речь, по типу текста - развернутое рассуждение, по жанру – аргументирующая (убеждающая) речь в сочетании с активными элементами агитирующей речи, призывающей к действиям. В ней сконцентрирована целая система взглядов Солженицына на литературу и искусство, роль в этом мире писателей и учёных, «маленького человека» и всего человечества .

Перспективой работы могло бы стать сопоставительное изучение «Нобелевской речи» Бунина (эпидейктической по жанру) с «лекциями» Солженицына и Бродского с тем, чтобы выявить своеобразие каждой из них .

Литература

1. Архангельский, А. Поэзия и правда // А.Солженицын. – М., 1991. – С.7-40; Герасимова, Л.Е. Этюды о Солженицыне. – Саратов, 2007; Голубков, М.М. А.Солженицын. – М., 1999; Крылова, С.В. А.И.Солженицын // Русская литература ХХ – начала ХХI вв. / под ред. Л.П.Кременцова. – М., 2009. – Т.2 .

– С.91-134; Лейдерман, Н.Л. Русская литература ХХ в. – М., 2008. – Т.1. – С.260-317; Паламарчук, П.Г. А.Солженицын. Путеводитель. – М., 1991; Решетовская, Н.А А.Солженицын и читающая Россия. – М., 1990; Решетовская, Н.А. В круге втором. Откровения первой жены Солженицына. – М., 2006;

Синенко, В.С. Этика стоицизма А.Солженицына. – Уфа, 1999; Спиваковский, П.Е. Феномен А.И.Солженицына. – М., 1998; Урманов, А.В. Поэтика прозы А.Солженицына. – М., 2000; Урманов, А.В. Творчество А.И.Солженицына. – М., 2003; Чалмаев, В.А. А.Солженицын. – М., 1994; Штурман, Д. Городу и миру: О публицистике А.И.Солженицына. – Париж; Нью-Йорк, 1998 .

2. Слово пробивает себе дорогу: сб. ст. и док. об А.И. Солженицыне .

1962-1974. – М., 1998 .

3. См. гл. «Нобелиана» в кн. Солженицына «Бодался телёнок с дубом» .

4. Солженицын, А.И. Избранное. – М.: Молодая Гвардия, 1991 .

5. Солженицын, А.И. Публицистика: в 3 т. – Ярославль, 1995. – Т.1 .

ДОПОЛНЕНИЯ К БИБЛИОГРАФИИ СОЛЖЕНИЦЫНА

Е.Н.Шталь (Центральная городская библиотека им. М.Горького, Кировск, Мурманская обл., Россия) Александр Исаевич Солженицын: Материалы к биобиблиографии / Рос. Нац .

б-ка; Сост. Д.Б.Азиатцев, Н.Г.Левитская, М.А.Бенина. При участии Г.А .

Мамонтовой; отв. ред. Н.Г.Захаренко. – СПб., 2007. – 800 с.: фот.1000 (п) .

За сорок истекших лет, как в России, так и в литературе русского зарубежья, появилось огромное множество публикаций о А.И. Солженицыне. Существующие указатели литературы о нём (1) не решали задачу ориентирования литературоведов и библиотекарей в этом потоке. Поэтому большой интерес вызвал новый, объёмный указатель литературы о писателе. Подготовлен он опытными библиографами, много лет работавшими над составлением пособия и представляющими известные учреждения .

Надежда Григорьевна Левитская работает в московском Фонде А.И .

Солженицына со дня его основания. Она составила огромную картотеку произведений писателя и литературы о его творчестве, включающую тысячи карточек. Побывав в Фонде, я был поражён тем, что ей удалось выполнить такой объём работы. Её труд вызывает всяческое восхищение и одобрение. Российская Национальная библиотека в Санкт-Петербурге обладает прекрасными фондами и, как правило, указатели, подготовленные её сотрудниками, славятся высоким уровнем подготовки. В редколлегии сборника перечислены также доктора и кандидаты наук – сотрудники Пушкинского Дома. Таким образом, данный указатель явился совместным творчеством библиографов Москвы и Санкт-Петербурга. Для его подготовки были использованы фонды и каталоги других библиотек .

Как библиограф, занимающийся темой «Нобелевские лауреаты в области литературы», могу с уверенностью сказать, что указатель такого объёма подготовить чрезвычайно сложно. Учесть литературу о Солженицыне с достаточной степенью полноты – задача невероятно трудная. Это понимали составители, указавшие в подзаголовочных данных, что это «материалы к биобиблиографии» .

Рассматриваемый указатель является первой ступенью, шагом к подготовке полного указателя о писателе или, по крайней мере, приближающегося к полноте. Этот шаг получился достаточно широким. Хронологические рамки пособия 1962-2002 гг., начиная с первой публикации рассказа «Один день Ивана Денисовича» в журнале «Новый мир» (1962, №11). Исключение составляет только публикация 1941 года, где упоминается учебная работа Солженицына (№1022). Вошли также некоторые монографии 2003 г. Указатель включает в себя произведения Солженицына (отдельные издания, публикации в периодических изданиях и коллективных сборниках), сгруппированные по жанровому признаку и разделённые на подразделы: «Художественная проза», «Публицистика», «Драматургия», «Поэзия». Вся литература о жизни и творчестве Солженицына расположена по хронологии, а не по разделам. Внутри каждого года размещение такое: вначале идут публикации в газетах в прямой хронологии, завершают каждый месяц журнальные статьи, и так все двенадцать месяцев. В конце года отражаются книги (в алфавите авторов). Заключает пособие единственный тематический раздел «Солженицын в художественной литературе», состоящий из трёх подразделов: «Поэзия», «Проза», «Драматургия» .

Аннотаций в пособии чрезвычайно мало, поэтому о содержании многих публикаций можно только догадываться, но роль аннотаций, по замыслу составителей, в какой-то мере выполняет «Систематический указатель», который призван ориентировать исследователя по отдельным темам в огромном массиве учтённых публикаций: в пособии отражено 8559 позиций, но публикаций больше, так как в одной записи иногда учитывается несколько публикаций. В пособии также имеется «Именной указатель» и «Алфавитный указатель к разделу “Произведения А.И. Солженицына”», разделённый на «Прозу», «Драматургию», «Поэзию». Ещё в пособии представлены творческая биография писателя, написанная С.П .

Залыгиным и П.Е.Спиваковским, пояснения «От составителей» и подборка фотографий. Составители отмечают, что в пособие не вошли некоторые издания Русского Зарубежья, стран СНГ и отдельных регионов России. Получается, что крупнейшая российская библиотека (РНБ) не сотрудничает с библиотеками этих регионов, и тогда достаточно полного указателя о Солженицыне придётся ждать довольно долго. Но дело не только в этом. В пособии, к сожалению, не нашли отражения и многие московские издания, которые в крупных библиотеках наверняка имеются, и в своём отзыве я попытаюсь это показать. Кстати, в пособии отмечены звёздочкой, т.е. не просмотрены de visu, публикации в «Московских ведомостях» за 1993 год (№4289) и газете «Сегодня» за 1999-й (№7073) .

Почему центральные газеты оказались столь труднодоступными, понять сложно. И не учтённых публикаций довольно много, свыше тысячи. Здесь обо всех рассказать, конечно, невозможно .

Начнём с произведений писателя. Из отдельных изданий не отражены «Один день Ивана Денисовича и другие рассказы» (Томск: Кн. изд-во,

1990) и «Раковый корпус» (СПб.: Глагол; Творческий центр в Орле, 1994). Последнее издание изготовлено ручным способом и вышло тиражом 50 нумерованных экземпляров (см.: Русская мысль, 1996, 19-25 дек.) .

Пропущены также рассказ «Правая кисть» в сборнике «Рассказ-89»

(М.: Современник, 1990. С.262-271), отрывки из «Красного колеса»:

(Звезда, 1993, №8, 9), «Охота на Столыпина» (ЛГ-Досье, 1991, №2. С.8-9), «Злой гений Ленина» (Эхо планеты, 2000, 20-26 окт. С.38). Фрагмент романа «В круге первом» под названием «Бомба Розенбергов: как это было»

опубликован в «Комсомольской правде» (1990, 14 нояб.). Не отражена глава из новой работы «Отмежёванные» (Сел. новь, 1999, №1. С.6-7) .

Две «Крохотки» («Прах поэта» и «На родине Есенина») опубликованы в спецвыпуске «Лит. России» и Всесоюзного Есенинского комитета «В мире Есенина» (1989, 28 сент. – 5 окт. С.5: порт.). «Прах поэта» напечатала также газета «Литература» (1993, №29/30. С.8). Три «Крохотки»

(«Колокольня», «Старение», «Позор») опубликованы в газете «Искусство» (1998, №24. С.3). Обращение «Жить не по лжи» напечатано в рижской газете «Сов. молодёжь» (1989, 22 апр. С.4-5: порт.). Там же опубликован и отрывок из статьи «Как нам обустроить Россию» (1990, 19 сент .

С.1). Отрывки из последней статьи помещены и в мурманской газете «Комсомолец Заполярья» (1990, 13 окт. С.9-10). Фрагменты из книги «Россия в обвале» печатались в «Российской газете» (1998, 29 дек. С.7) и «Комсомольской правде» (1999, 14 окт. С.5: порт.). В «Комсомолке»

опубликованы и отрывки из книги «Двести лет вместе» (2002, 25 дек. С.7:

порт.). Не учтены интервью Солженицына журналу «Тайм» из ярославской газеты «Юность» (1989, 19 авг. С.12-13; здесь же напечатано послесловие А.Совокина «Объективно судить об истории»), из мурманского дайджеста «Пять углов» (1990, №2. С.12-13: порт.), интервью германской телекомпании АРД и журналу «Нью-Йоркер» (Эмиграция. 1993. №41 .

С.2: порт.; 1994. №7. С.2: порт.), интервью, данное А.Щуплову, «Красное колесо» покатилось в библиотеки» (Кн. обозрение. 1999. 18 мая.

С.2:

порт.). Нет речи в Госдуме «Нет выше задачи, чем сбережение народа»

(Сел. жизнь. 1994. 3 нояб.) и отрывков из неё (Культура. 1994. 5 нояб. С.2:

порт.; Неделя. 1994. №44. С.2: порт.). Отсутствуют в указателе выступления писателя или их изложения: «Россию сплотит патриотизм» (Сел .

жизнь. 1994. 31 мая), «Никакой демократии в России не наступило…»

(Торговая газ. 1994. 7 июля. С.4: порт.), «Образование – будущее страны»

(Культура. 1994. 6 авг.), «Без спасения нравственности, нам не спасти Россию» (Торговая газ. 1994. 18 авг.), «Не развалить бы страну!» (Труд-7 .

1996. 7 июня), «Солженицын против купли-продажи [с.-х. земель] (Комс .

правда. 2001. 22 февр. с.3: порт.), выступления по каналу НТВ (Рабочая трибуна. 1997. 26 марта. С.1: порт.), в РАН (Библиотековедение. 1999 .

№1. С.41). В своих речах Солженицын уделял внимание культуре, положению в Чечне (Владимиров, Н. Александр Солженицын выступил перед учёными // Независимая газ. 1997. 25 сент. С.2: порт.; Белявский, Ю. Как бы нам обустроить культуру // Культура. 1997. 2 окт. С.1), одобрил создание в Ульяновске фонда «Спасение голодающих Поволжья»: «Наше несчастное население, - сказал он, - в положении близком от того, прежнего. И если не поможем себе сами – не видно, чтобы дождались помощи от властей» (Поможем себе сами // Трибуна. 2001. 8 февр. С.1: порт.). Понравились ему гобелены, сплетённые Т. и И.Челноковыми из села Алтайское (Сапов, В. Александр Исаевич благословил… // Деловой вторник .

2001. 13 февр. С.4) .

Обращение к соотечественникам опубликовано в рижской газете «СМ-Сегодня» (1991. 9 окт.). Печатались предложения писателя переименовать Ленинград в Невоград (Моск. новости. 1990. 7 окт.; Пять углов. 1990. №8) или Свято-Петроград (Известия. 1991. 7 мая; Моск. новости. 1991. 12 мая; Правда. 1991. 30 мая; Сов. Россия. 1991. 30 мая). Мнения Солженицына о роли церкви в России можно прочитать в «Megapolisexpress» (1996. 24 янв. С.3: порт.) и «Моск. комсомольце» (1996. 31 янв.) .

Не учтена автобиография Солженицына, опубликованная в ежегоднике «Les prix Nobel en 1970», изданном в Стокгольме в 1971 году (с.131-133:

порт.) и первая официальная публикация «Нобелевской лекции по литературе 1970 года» в том же ежегоднике, но за 1971 год (вышел в 1972) – с.129-140. В последнем издании напечатано также выступление члена Шведской академии Карла Рагнара Гирова (рус. текст см. с.127-128) .

Цитаты, высказывания и афоризмы Солженицына приведены во многих сборниках, из которых не отражён ни один (например: Кротов, В .

Словарь парадоксальных определений. – М.: Крон-Пресс, 1995; Флегон, А. За пределами русских словарей: Дополнительные слова и значения с цитатами Ленина, Хрущёва, Сталина, Баркова, Пушкина, Лермонтова,

Есенина, Маяковского, Солженицына, Вознесенского и др. – Троицк:

ТОО «РИКЕ», 1993. 414 с.; многочисленные словари цитат, подготовленные К.Душенко и др.). Особенно важно отметить книгу «Афоризмы лауреатов Нобелевской премии по литературе» (Минск: Соврем. литератор, 2000), где Солженицыну отведены с.314-318 (сюда вошла и краткая биография писателя). Много высказываний Солженицына разбросано в периодике. Отмечу часть из них (Лит. Россия. 1990. 21 сент.; Встреча. 1991 .

№8. С.2; Независимая газ. 1992. 28 авг.; Рос. газ. 1996. 26 апр. С.2: порт.;

20 июня. С.1: порт.; 1999. 23 окт.; Megapolis-express. 1996. 22 мая; 1997 .

15 окт.; Труд. 1997. 9 янв.; 2002. 23 нояб. С.1: порт.; Огонёк. 1997. №44 .

С.16; Аргументы и факты. 1999. №37; Известия. 2000. 20 янв. С.8: порт.;

26 июля. С.1: порт.; Лит. газ. 2000. 20-26 дек.) .

Переписка Солженицына с В.С.Бушиным напечатана в издании «Судьба человека» (1990. №1). Опубликованы также письма председателю Совета Министров РСФСР И.Силаеву (Комс. правда. 1990. 24 авг.;

Сов. молодёжь. 1990. 25 авг.), в Комиссию при Президенте РФ по Государственным премиям в области литературы и искусства (Труд-7. 1995 .

24 нояб.), ответ на обращение Б.Н.Ельцина (Лит. Россия. 1994. 25 марта) .

Представляют интерес отрывки из писем, особенно, если они полностью не публиковались: Э.Сафонову (Лит. Россия. 1990. 15 июня), поэту Ю.Влодову (Клуб. 1990. № 6. С.33), И.Паниной (Независимая газ. 1994 .

25 марта). В книге Б.А.Викторова «Без грифа «секретно» (М.: Юрид. лит.,

1990. С.301-308) приводятся отрывки из заявлений Солженицына на имя Генерального прокурора СССР (июнь 1947) и Н.С.Хрущёва (сент. 1955), текстов наградных листов, материалов следственного дела, в т.ч. показания Солженицына из протокола допроса .

Публиковались отклики Солженицына на смерть Лидии Чуковской (Независимая газ. 1996. 9 февр.), Бориса Можаева (Независимая газ. 1996. 5 марта; Лит. газ. 6 марта), изложение речи на церемонии прощания с Сергеем Залыгиным (Неверов, А. Россия его не забудет // Труд. 2000. 25 апр .

С.2). В указателе отсутствует раздел «Коллективное». Сюда могли бы войти некрологи: А.С.Берзер (Лит. газ. 1994. 2 нояб.), В.А.Солоухин (Лит. Россия. 1997. 11 апр.), Д.С.Лихачёв (Культура. 1999. 7-13 окт.), где в числе подписавших есть фамилия Солженицына. Следовало бы отразить и обращение 17 деятелей культуры, подписавших письмо о реорганизации «ЛГ»

(Независимая газ. 1998. 18 февр. С.7), хотя оно и явилось фальшивкой (см .

там же, 20 февр.). Несведущий читатель, встретив в газете подпись Солженицына, может подумать, что письмо принадлежит ему. Особенно удивительным для меня было то, что сотрудники РНБ не учли дарственную надпись писателя (27.06.1963) на книге «Один день Ивана Денисовича» (М., 1963), подаренной этой библиотеке, тогда называвшейся ГПБ им .

М.Е.Салтыкова-Щедрина. Текст надписи опубликован в книге: Голубева, О.Д. Автографы заговорили… - М.: Кн. палата, 1991. С.278. О работе Солженицына в этой библиотеке говорится и в статье Ц.Грин «От Карамзина до Солженицына» (Библиотека. 1995. №4. С.35-36: порт.) .

Цитаты, высказывания писателя тоже отражены выборочно, а ведь некоторые из них больше не перепечатывались. Во вступлении к статье Ю.Дружникова «Как сын донёс на отца» (Моск. комсомолец. 1995. 27 июня. С.2) приводятся слова: «Юрия Дружникова – поздравляю с отличнейшей и очень нужной книгой о Павлике Морозове (получил сейчас) .

Так вот постепенно – не все, так многие советские лжи раскроются. Всего Вам доброго! А.Солженицын». Среди них также высказывание о книге Л.Сараскиной «Фёдор Достоевский. Одоление демонов»: «Каждый писатель был бы счастлив, чтобы о нём написали такую биографию» (НГ Ex libris. 1997. 3 апр. С.8), отзыв о проповеди отца Александра Меня, 1972 (ЛГ – Досье. 1991. №1. С.3), из приветствия съезду Партии народного самоуправления, которую возглавлял Святослав Фёдоров (Медицинская газ. 1995. 3 февр. С.2), отзыв в книге почётных посетителей центральной городской публичной библиотеки им. А.П.Чехова в Таганроге: «… Сохраняю тёплое воспоминание о прошлом моём пребывании у ВАС в библиотеке» (Библиотека. 1999. №9. С.62), записка, приложенная к подаренным книгам Севастопольской морской библиотеке: «Люблю ваш славный город, отменный от всех, какие видел. Кланяюсь ему. Ваш Солженицын»

(Рос. газ. 1998. 17 янв. С.8 (Эконом. союз). Семья Зубковых, высланная в Хибины в 1930-е годы, хранит «Архипелаг ГУЛАГ» с дарственной надписью автора (Вишневский, П. Давайте вернём сундучок с лоскутками!

Хоть через 66 лет… // Мурм. вестник. 1997. 22 марта) .

Огромен массив публикаций о возвращении Солженицына на Родину в 1994 году. Об этом начали писать задолго до возвращения. После того, как писателю вернули гражданство СССР (Русский рубеж: Спец .

выпуск «Лит. России». 1990. Авг. С.20) и прекращении дела в отношении его (Труд. 1991. 18 сент.; Сел. жизнь. 19 сент.; Рос. газ. 19 сент.), развернулась дискуссия о том, когда Солженицын вернётся на Родину (Известия. 1992. 20 апр.; Комс. правда. 8 мая; СМ-Сегодня. 8 мая; Труд. 9 мая и 4 дек.; Megapolis-express. 10 июня). Пока же в Россию приезжала только жена писателя Наталья Дмитриевна (Моск. новости. 1992. 31 мая; Полярная правда. Мурманск, 1993. 13 мая; Независимая газ. 13 мая). Рассматривался вопрос о жилье для Солженицына (СМ-Сегодня. 1992. 5 июня;

Полярная правда. 25 авг.; Аргументы и факты. 1994. № 22. С.2: порт.). За несколько месяцев до возвращения писателя уже публиковались статьи (Независимая газ. 1994. 22 янв.; Правда. 3 марта; Рабочая трибуна. 4 марта; Труд. 20 апр.; Семья и школа. № 6. С.36: порт.) .

Сама же поездка Александра Исаевича по России освещалась грандиозно. Все перипетии путешествия отразило подавляющее большинство изданий. Вот некоторые заголовки (все опубликованы в 1994 г.): А. Солженицын идёт в народ (Сел. жизнь. 3 июня); Гульченко, В. Путешествие из Вермонта в Москву (Культура. 4 июня); Киселев, В. Два дня Александра Исаевича (Торговая газ. 28 июня); Нечипуренко, В. Солженицын в Новосибирске (Рабочая трибуна. 29 июня); Хрусталев, В. Александр Солженицын: «Несмотря ни на что, наш народ поднимется, встанет на ноги» (Деловой мир. 9 июля); Александр Солженицын прибыл в Пермь (Рос. газ. 13 июля); Солженицын отбыл из Перми (Рос. газ. 14 июля); С обращением к россиянам (Сов. Россия. 21 июля); Ильченко, С. Как нам обустроить Донетчину? (Рабочая трибуна. 22 июля); Столица встречает Александра Солженицына (Рабочая трибуна. 22 июля); Иванова, Т. Александр Солженицын знает, что сказать Москве (Красная звезда. 23 июля);

Медовой, И. Возвращение (Культура. 23 июля); А.И. Солженицын в Москве (Лит. Россия. 29 июля); В.Ш. Солженицын и другие (Независимая газ. 30 июля); Рудаков, Н. На родину в спальном вагоне (Независимая газ .

19 авг.); Шаталов, Ю. Свидание с Матрёной (Рос. газ. 1 сент.); Шаталов, Ю. Солженицын поклонился Матрёне (Рос. газ. 3 сент.); Солженицын в городе своей юности (Рос. газ. 17 сент.); Дети, учитесь, как Солженицын,

- на «хорошо» и «отлично» (Рабочая трибуна. 17 сент.); Бельдюгина, Л .

Солженицын отказался от «официального визита» и предпочёл послушать людей (Рос. газ. 27 сент.); Литвинцев, Г. Александр Исаевич еле их разнял (Рос. газ. 8 окт.); Телеграмма А.И.Солженицыну из Кемерово (Лит. Россия. 21 окт.)… К 5-й годовщине возвращения писателя в Россию «Комсомольская правда» (1999. 27 мая) опубликовала ряд материалов под общим заголовком «Наш Солженицын». Сюда вошли: хроника возвращения, рассказ о словаре, составленном писателем, статьи Е.Евтушенко «Пять лет назад великий писатель – изгнанник вернулся в Россию», Т.Филипповой «Матрёнин двор». Писатель ещё в советские времена любил путешествовать по стране, побывав в разных её уголках (Супруненко, Ю. Солженицынские вёрсты // Мир путешествий. 1993. №5. С.12-13: порт.). Будучи в опале, жил на даче Ростроповича (Смит, Х. Сладкая жизнь советской элиты // Бестселлер. 1993. №1. С.78, 80). Приехав в Россию, писатель посетил Новосильский район Орловской области (По солженицынским местам Орловщины // Комс. правда. 1995. 6 мая. С.1). Многое связывает Солженицына с Рязанью, где будущий пистель работал учителем. Он является почётным гражданином города (Сов. молодёжь. 1990. 28 сент. С.1; Моск. новости. 1991. 10 февр. С.5), на доме по улице Урицкого, где он жил, установлена мемориальная доска (Правда. 1990. 29 июля. С.3). Такая же доска имеется на школе №2, где он преподавал (Независимая газ. 1994. 11 авг. С.2). Опубликованы воспоминания учительницы этой школы Нины Князевой «Александр Солженицын: «Приучайтесь наблюдать небо» (Учит. газ. 1992. 30 июня .

С.5). На школе №5 в Ростове-на-Дону, где учился Солженицын, тоже повесили доску (Огурцов, В. Однокашники ждут Солженицына // Рос. газ. 1994 .

9 июня. С.7), а местный университет избрал его почётным доктором (Бондаренко, М. С Александром Солженицыным Ростовский университет станет особым // Независимая газ. 1998. 17 апр. С.4) .

Информацию об изданиях произведений Солженицына публиковали «Труд» (1989. 30 июля) и «Книжное обозрение» (1990. 2 марта). Подписчики «Нового мира» могли подписаться на семитомное собрание сочинений писателя (Сов. молодёжь. 1990. 2 нояб.; Кн. обозр. 1991. 25 янв. и 8 февр.;

Полярная правда. 1991. 5 февр.; Труд. 1991. 8 февр. и 2 апр.; Комс. правда .

1991. 4 апр.; Рабочая трибуна. 1991. 10 июля). Одновременно готовился восьмитомник Солженицына в улучшенном оформлении (Кн. обозр. 1990 .

21 дек. и 1991. 18 янв.). Через три года издатель семитомника писатель Сергей Дубов был убит (ЛГ. 1994. 9 февр.; Известия. 19 февр.). Произведения Солженицына пользуются популярностью среди футбольных фанатов (Как мы вытаскивали фанатов из тюрьмы // Комс. правда. 2001. 27 дек. С.22) .

О первом рассказе Солженицына «Один день Ивана Денисовича» писали: Г.Бакланов (Лит. газ. 1989. 26 апр.), В.Селезнев (Искусство кино .

1990. №4. С.58), Н.Хрущёв (За рубежом. 1990. №41. С.18-19), Б.Шугрин (Семья и школа. 1992. №10/12. С.13: порт.), Д.Поликарпов и А.Галанов (Вопр. лит. 1993. №1. С.233), Д.Гутов (Коммерсантъ-daily. 1993. 29 сент.), К.Ваншенкин (ЛГ. 1996. 18 дек.), И.Золотусский (Лит. Россия. 1997. 6 июня), Р.Киреев (Труд. 1997. 19 нояб.). Трудностями с публикацией рассказа «Матрёнин двор» поделился редактор Е.Аверин (Кн. обозр. 1991. 3 мая .

С.3). И.Шамир в «Путеводителе по Агнону» проводит параллель между Техилой из одноимённого рассказа Ш.И.Агнона с Матрёной (Агнон, Ш.И .

В сердцевине морей. М.: Радуга, 1991. С.229). Об этом рассказе говорилось также на «круглом столе» редакции журнала «Встреча» (1991. № 6. С.18) .

О книге «Архипелаг ГУЛАГ» писали: О.Волков (Учит газ. 1989. 2 нояб.), Ю.Дмитриев (Труд. 1990. 9 сент.), Ю.Лошиц (Лит. Россия. 1991 .

25 янв.), О.Пас (Иностр. лит. 1991. №1. С.222-224), Л.Габышев (ЛГ. 1991 .

6 марта), Е.Дебрянская (Сов. молодёжь. 1991. 3 июля), Г.Бакланов (ЛГ .

1991. 10 июля), А.Генис (Независимая газ. 1992. 15 сент.), А.Немзер (Знание – сила. 1993. №2. С.102), С.Зодиатес (Неделя. 1993. №12. С.10), В .

Москвин (Независимая газ. 1993. 18 марта), Э.Лимонов (Сов. Россия .

1993. 3 июня), О.Деркач, В.Быков (Комс. правда. 2000. 15 нояб.). Последние авторы включили в свою хронику ХХ века, изданную под названием «Книга века» (2-е изд, испр. и доп. – М.: ВАГРИУС, 2003. С.502), заметку «Архипелаг года» (1973 год). Здесь же напечатана другая заметка «Письмо года» (о «Письме вождям Советского Союза»). Заметку об «Архипелаге…» из английской газеты «Гардиан» под названием «Солженицын и… партийная касса КПСС» напечатал мурманский дайджест «Пять углов»

(1991. №6). О переводах и издании «Архипелага…» в Китае рассказывают материалы «Консультант из Китая» (ЛГ-Досье. 1991. №5. С.29) и «Не важно, какого цвета книга» (Рос. газ. 1997. 31 мая. – Дом и Отечество;

№22). О романе «В круге первом» отзывались: О.Ковалов «Синема-бис, или Грёзы о свободе» (Искусство кино. 1990. №6. С.14), Г.Анджапаридзе «С точки зрения директора» (Моск. литератор. 1990. 8 июня. С.4), «По слухам и официально» (Кн. обозр. 1990. 22 июня. С.10), М.Любимов «И всё же: разведка или наука?» (Совершенно секретно. 1994. №9. С.27) .

О Захаре Фёдорове – прототипе персонажа рассказа «Захар-калита»

рассказывает В.Афиногенов в статье «Поле Куликово» (Россия молодая .

1993. №4. С.6-8). Ситуация, описанная в рассказе «Для пользы дела», возникла и в 90-е годы в случае со спортинтернатом (Не отберут ли у ребят дом, как в рассказе у Солженицына? // Сов. спорт. 1991. 7 авг. С.1) .

Были публикации о «Красном колесе» и отдельных узлах эпопеи:

Б.Прохоров (Строительная газ. 1989. 11 нояб.), В.Борисов (Кн. обозр .

1991. 8 февр.), В.Оскоцкий (СМ-Сегодня. 1991. 2 окт.), Вл.Новиков (Независимая газ. 1993. 16 янв.), А.Арьев (Независимая газ. 1997. 26 июня) .

Режиссёр Глеб Панфилов использовал текст «Красного колеса» для сценария фильма об императоре Николае II (Культура. 2000. 27 июля – 2 авг.), а Евг.Евтушенко высказал гипотезу о происхождении заглавия эпопеи (Кн. обозр. 1991. 18 янв.). По его мнению, метафора Осипа Мандельштама о «хлипкой грязце, и о кровавых костях в колесе» подсказала Солженицыну заглавие произведения .

Гр.Померанц сопоставил Русанова (персонажа «Ракового корпуса») с А.Д.Сахаровым (Европа+Америка. 1991. №1. С.106-111). В другом очерке тот же автор пишет о статье «Образованщина» (ЛГ. 1991. 9 янв. С.15). О книге «Двести лет вместе» рассказывает заметка «Солженицын пишет»

(Аргументы и факты. 2002. №43. С.12) и М.Лобанов в интервью «Уступи место деянию…» (Завтра. 2002. 10 сент.) .

Множество откликов в печати вызвала дискуссионная статья «Как нам обустроить Россию»: Любовь «по-мичурински»? (Собеседник. 1990 .

№ 40. С.6); «Что скажете людям, властители дум?» (Сов. спорт. 1990. 20 сент.); Попов, И. Как его слово отозвалось (Гудок. 1990. 3 окт.); Богданова, Е. Злом не победить зла (Ветеран. 1990. №44. С.5); Позняк, З. «Альтернатива всегда существует…» (Народная газ. Минск, 1990. №4. С.5);

Швыдкой, М. «Откуда русская земля стала есть?» (Экран и сцена. 1990 .

25 окт. С.6); Бродский, И. «Нельзя дважды войти в одну реку, даже если это Нева…» (За рубежом. 1990. №46. С.22); Стрелкова, И. Легко ли построить капитализм? (Лит. Россия. 1990. 16 нояб. С.2-3); Шушкевич, С .

«Белоруссия избыточно терпелива» (Собеседник. 1990. №47. С.4); Закощиков, К. Технология согласия (Лит. Россия. 1990. 23 нояб. С.7); Попов, Е. Пока история любви ещё пишется… (Моск. новости. 1990. 9 дек. С.11);

Рерих, С. «Ничто не помешало мне остаться русским человеком» (Известия. 1990. 13 дек. С.5); Бондаренко, В. Откуда столько злобы? (День .

1991. №1. С.5-6); Гудков, Л. Конец журнального бума (Лит. газ. 1991. 9 янв. С.9); Квинн-Джадж, С. «Русские освобождаются от иллюзий, южные республики стремятся к автономии» (За рубежом. 1991. №2. С.3-4); Российский выбор (Киносценарии. 1991. №2. С.170-184); Василевский, А. Но мы живём в России; и Роднянская, И. Заживём без великого? (ЛГ. 1991 .

29 мая. С.11); Розанов, А. Земство и земцы (Рос. вести. 1993. 10 июля .

С.6); Иванов, Н. Дым Отечества (Лит. Россия. 1994. 29 июля. С.3); Лисюткина, Л. «Панславизм» и другие дикие имена (Новое время. 1995 .

№24. С.9); Дикевич, В. В поисках «субъекта развития» (НГ-Сценарии .

1997. №11. С.1,5); Карпов, В. «У истории одна река – по имени факт»

(Парламентская газ. 2000. 6 мая. С.5) .

Практически все публицистические сочинения Солженицына вызывали отклики в печати: «Раскаяние и самоограничение» (Лит. Россия. 1993. 19 февр. С.11), «Русский вопрос» к концу ХХ века» (Лит. Россия. 1994. 23 дек .

С.6), «Жить не по лжи» (Культура. 1997. 25 янв. С.6), «Россия в обвале» (Завтра. 1998. № 30. С.6; Труд. 1998. 9 июня), «По минуте в день» (Медведь .

1996. №1/2. С.145), «Бодался телёнок с дубом» (Вопр. лит. 1990. №3. С.226ЛГ. 1992. 17 июня. С.4; Лит. Россия. 1995. 16 июня. С.11) .

Солженицын писал о религиозной стороне творчества Пушкина (Куликов, Ю. Обиды не страшась… // Лит. Россия. 1995. 2 июня. С.4), об отношении Ленина к религии (Котельник, Л. Что «на досках Судьбы» // Природа и человек. 1993. №4. С.26), высказывался о творчестве композитора Г.Свиридова (Бирюков, С. И надежда, и печаль // Труд. 2000. 9 авг. С.5), о необходимости президентской власти для России (Зверев, М. Солженицын призвал к терпению // Megapolis-express. 1993. 21 апр. С.19), сравнивал царскую и советскую ссылки (Вишневский, Б. Велик соблазн – «послать подальше» / Б.Вишневский, А.Литвин // Комс. правда. 1992. 21 июля. С.4) .

Много шума наделало интервью с уборщицей дома в Москве, где жил Солженицын, Эммой Утёсовой под названием «Буланова топит людей» .

Оно было опубликовано в «Жёлтой газете» и перепечатано в других изданиях, в частности «Вечерним Мурманском» (2000. 14 июля. С.6). По словам уборщицы, Солженицын обратился к ней: «Эмма Александровна, меня Татьяна [Буланова. – Е.Ш.] топит, вы уж будьте другом, сходите к ней» .

Он, конечно, человек высочайшей культуры! Ему неловко было идти к одинокой девушке, даже когда она ему весь ремонт испортила. Я побежала .

А она к тому времени уже сама заметила. Я ей помогла воду собрать. Вы, говорю, Таня, затопили Солженицына. А она даже бровью не повела. Ладно, говорит, потом схожу, извинюсь. Так до сих пор и идёт, наверное. А он ей даже не сказал ничего […] У него же дома рукописи, архивы. Сколько она ему всего перепортила, даже представить трудно». Высказываний Солженицына на эту тему в прессе обнаружить не удалось .

В венгерском журнале «Studia Slavica Savariensia» (1995. № 1/2) была опубликована статья В.Сердюченко «О мифологемах современной культуры. А.И.Солженицын как тип «русского пророка». Не учтена статьи М.Золотоносова «Синекдоха» (Ленингр. литератор. 1990. 21 февр. С.5), А.Кожемякина «Солженицын за возрождение земства и казачества» (Торговая газ. 1994. 2 дек.). О «Русском словаре языкового расширения», подготовленном писателем, рассказывают публикации М.Горбаневского «Автор словаря – Александр Солженицын» (Сов. молодёжь. 1990. 15 февр. С.4) и С.Мельниковой «О «лексическом расширении» А.И. Солженицына» (Рус. речь. 2000. № 1. С.15-19). Упоминает писателя и Б.Сарнов в книге «Наш советский новояз» (М.: Материк, 2002. С.204, 206, 493) .

Об отдельных фактах жизни Солженицына говорят статьи: Степанов, Г. «Гардиан»: КГБ хотел отравить Солженицына (Известия. 1992. 21 апр .

С.4); «КГБ пытался отравить Солженицына» (СМ-Сегодня. Рига, 1992. 21 апр. С.1); «Губернатор зовёт в союзники Солженицына» (Сел. жизнь .

1992. 8 сент. С.1); «А.Солженицын выписан из больницы» (Рос. газ. 1997 .

27 мая. С.1); «Солженицын болеет, но уже дома» (Известия. 1997. 27 мая .

С.1). Жизнь и творчество Солженицына рассматривались на различных конференциях: материалы Вайнгартенского симпозиума «Индивидуальное и массовое сознание» (Иностр. лит. 1990. №11. С.209, 211, 213, 214, 218, 221), «круглый стол» «Художник и власть» (Иностр. лит. 1990. №5 .

С.181, 182, 184, 185, 187, 189, 199), конференция, проводившаяся в СГУ в декабре 1999 г., «А.И.Солженицын и русская культура» (Вестник гуманитарной науки. 1999. №3. С.26-28, перечислены все докладчики и темы их выступлений), литературные чтения «Солженицын и мы» в ЦДЛ им .

А.А.Фадеева (Кн. обозр. 1990. 25 мая. С.8; Смирнов, В. Майские призывы, или Приглашение к раздумью перед летними каникулами // Моск .

литератор. 1990. 8 июня. С.2), «круглый стол» в ЦДЛ «Солженицын в судьбе России» (Лит. новости. 1994. № 1. С.12), «круглый стол» в «НГ»

«Что происходит в России с моралью» (НГ-Сценарии. 2000. 12 июля. С.4, 6), литературный вечер в честь дня рождения писателя (Харламов, И .

Разрушение стереотипа // Кн. обозр. 1989. 15 дек. С.16) .

О выступлении писателя в Госдуме рассказывают заметки: «Приглашение Госдумы» (Рос. газ. 1994. 7 июля. С.1), «Солженицын выступит в Государственной Думе» (Рос. газ. 1994. 19 июля. С.1), «Сегодня на наших страницах» (Сел. жизнь. 1994. 3 нояб. С.1: порт.); Анжимо, Я. Цена власти (Независимая газ. 1994. 7 дек. С.5) .

А сколько имеется высказываний различных людей о жизни и творчестве Солженицына *. В статье Б.Панкина «Не меркнет честь» (Трибуна .

1998. 18 дек. С.5) говорится о том, почему не терпели друг друга Константин Симонов и Солженицын. Тема «Солженицын и Синявский» подРедактору пришлось из-за экономии места удалить пространное перечисление автора на пяти страницах. – Прим. ред .

нимается в публикации Д.Быкова «Увидимся» (Собеседник. 1997. № 10 .

С.14), «Солженицын и Паустовский» - Д. и Т.Корсаковы «Грущу о скромности, о мудрости, о чести» (Комс. правда. 1993. 14 июля. С.3), «Солженицын и Евтушенко» - Колобанов, П. «Волчий билет с многократной визой» (Сов. Россия. 2001. 7 июня. С.5). О творчестве писателя отзывался С.Крыжицкий в статье «Замолчанный Бунин» (Бунин, И. Окаянные дни. Тула, 1992. С.130, 133). О влиянии Солженицына на творчество Чичибабина писал А.Пикач «Очищение свободой» (Всему живому не чужой…: Борис Чичибабин в статьях и воспоминаниях. Харьков: Фолио,

1998. С.345-347). Мнение Солженицына о Д.Шостаковиче и М. Ростроповиче приводится в статье С.Хентовой «Шостакович и Ростропович» (Муз .

жизнь. 1990. №16. С.28). В 1972 г. Солженицын предлагал вдове М. Пришвина напечатать его дневники за границей, но она отказалась, выполнив волю автора публиковать эти записки только на родине (Шорникова, Е .

Дневники писателя // Рус. мысль. 1998. 19-25 февр. С.11). Л.Габышев и С .

Каледин в ответе на анкету сказали, что творчество Солженицына пробудило в них тягу к писательству, а Ю.Кублановский посоветовал Б. Ельцину прочесть думскую речь и «Русский вопрос к концу ХХ века» (Читатель пописывает, писатель почитывает // Независимая газ. 1994. 31 дек .

С.14). В.Чернов подготовил вымышленную беседу президента России и Солженицына по их высказываниям «Святая простота: Как поговорили Борис Николаевич с Александром Исаевичем» (Огонёк. 1994. №46/47 .

С.27-28: порт.). Много места отводили Солженицыну в своих книгах Е .

Шкловский «Варлам Шаламов» (М.: Знание, 1991. С.13, 30, 34, 39, 45, 49,

50) и В.Литвинов «Вокруг Шолохова» (М.: Знание, 1991. С.5-8, 14, 16, 18, 23, 26, 29, 30, 54). Ему посвятил свою телепередачу Э.Радзинский (Гореславский, А. Эдвард Радзинский ездил к Мстиславу Ростроповичу выяснить подробности из жизни Александра Солженицына // Моск. комсомолец. 1997. 4 апр. С.11). Широко освещались телепередачи, которые вёл писатель: «Слово Александра Солженицына» (Сов. культура. 1991. 25 мая. С.7), «Угол Правды и Ямского поля» (Семь дней. 1991. № 22. С.4:

порт.), «Монолог Александра Солженицына» (Рос газ. 1994. 29 июля .

С.6), «Информ ТV от «М» (Москвичка. 1994. 25 авг. С.16). Отклики на выступления Солженицына по телевидению публиковались в разных изданиях. Среди них «Известия» (1994. 4 нояб. С.6), «Правда» (1995. 29 апр .

С.4; 2000. 19-21 мая. С.4), «Независимая газета» (1994. 31 дек. С.15; 1995 .

20 мая. С.3; 1999. 27 нояб. С.12; 4 дек. С.8), «Труд» и «Труд-7» (1994. 30 июля. С.4; 1995. 24 февр. С.5; 21 апр. С.5; 14 июля. С.5; 1999. 2 дек. С.12;

2000. 21 дек. С.14; 2001. 24 мая. С.14; 20 дек. С.14). Когда писателя отлучили от эфира, это вызвало огромное количество откликов, которые продолжались не один год: «Труд» (1995. 6 окт. С.9; 13-19 окт. С.9; 1997. 21 февр. С.10; 20 июня. С.8), «Независимая газета» (1995. 7 окт. С.4), «Российские вести» (1995. 27 окт. С.3), «Новое время» (1995. № 42. С.5:

порт.), «Ветеран» (1996. № 18. С.11) .

Произведения писателя неоднократно ставились в театрах и экранизировались. Например, пьеса «Олень и шалашовка» ставилась Олегом Ефремовым во МХАТе (Megapolis-express. 1991. 20 июня. С.15; Экран и сцена. 1991. 11 июля. С.6; Независимая газ. 1993. 22 июля. С.7-8). Олег Табаков вспоминал, как в 1965 или 1966 гг. Солженицын читал эту пьесу для актёров (Культура. 1993. 10 апр. С.4). Другая пьеса «Пир победителей» шла в Малом театре (Рос. вести. 1995. 6 янв. С.3 и 13 окт. С.3; Независимая газ. 1995. 21 янв. С.1 и 1997. 8 мая. С.7; Моск. комсомолец. 1995 .

8 февр. С.8; Сов. Россия. 1995. 11 мая. С.4). Пьесу «Шарашка» по роману «В круге первом» ставил Юрий Любимов в Театре на Таганке (Рус .

мысль. 1998. 8-14 окт. С.16; ЛГ. 1999. 28 апр. С.9; Независимая газ. 1999 .

7 дек. С.16). Во Франции роман был экранизирован («В круге первом» но слегка причёсанном // За рубежом. 1992. 13-19 марта. С.5), а Жильбер Ами написал по нему оперу (Хлебов, П. Французская шарашка // Независимая газ. 1999. 19 окт. С.7). По книгам «Бодался телёнок с дубом» и «Архипелаг ГУЛАГ» в Театре им. М.Н.Ермоловой был поставлен спектакль «Один день… Александра Исаевича» (Лит. Россия. 1991. 14 июня .

С.19). Режиссёр Роман Виктюк вспоминал, как в советские времена ставил «Старого льстеца» К.Гольдони и вставил в спектакль отрывки из «Нобелевской речи» Солженицына, сказав, что это дневники итальянского драматурга (Независимая газ. 1993. 25 июня. С.1, 7; Аргументы и факты. 1993. № 49. С.3). В моноспектакле «Царская семья» тоже были использованы произведения Солженицына (Лит. Россия. 1996. 19 янв. С.11) .

За рубежом режиссёром К.Ридом был снят фильм «Один день Ивана Денисовича» (Лит. Россия. 1989. 22 дек. С.17; Искусство кино. 1991. № 5 .

С.161). Снимались также фильмы о писателе «Александр Солженицын»

(Культура. 1992. 29 авг. С.6: порт.) и «Александр Солженицын. Жить не по лжи» (Трибуна. 2001. 14 дек. С.7: порт.). Режиссёр Олеся Фокина рассказала о своей работе над фильмом (Независимая газ. 2000. 1 февр. С.7) .

Режиссёр Евгений Цымбал планировал экранизировать рассказ «Случай на станции Кочетовка» (Независимая газ. 1994. 27 окт. С.7) .

О том, почему материалы о писателе пришлось перенести в другой зал музея рассказал И.Христенко в публикации «Музейный ГУЛАГ Солженицына» (Мир музея. 1995. №1. С.64). Слова аргентинского рабочего приводит в своей статье «Зеркало зрачка» В.Резниченко: «Но зачем вы держите в тюрьме всех своих лучших писателей? Сколько лет уже мучается на каторге бедный Солженицын? Как?! Он живёт в США? Я сам слышал по радио, что Солженицын в Сибири!» (Латин. Америка. 1990. №1. С.89) .

О знакомстве венгерского зэка Яноша Рожаша и Солженицына рассказывают статьи: Родионов, Б. Венгерский Иван Денисович ищет спонсоров в Москве (Известия. 1993. 25 мая. С.7); К.К. «В пятнадцать лет я писал про любовь…» (Независимая газ. 1993. 25 мая. С.8). О Солженицыне говорил Рой Медведев в книге «Личность и эпоха: Политический портрет Л.И.Брежнева. Кн.1» (М.: Новости, 1991. С.171, 173, 226-228, 233-236, 258) и в интервью, данном «Комсомольской правде» (1998. 26 июня. С.4). Пермский писатель Борис Чёрных состоял в переписке с Солженицыным (Беликов, Ю. Из зоны в зону попадая // Труд. 2000. 26 июля. С.6), как и художник Леонид Недов, отсидевший 25 лет в лагерях (Рашков, П. Сделано от сердца // Труд. 2002. 6 авг. С.5) .

Отсутствуют в указателе и статьи с критикой недостоверной книги А.Л.Самутина «Не сотвори себе кумира», опубликованной в 1990 г. в «Военно-историческом журнале»: Самутина, Т. «Мой муж написал эту книгу по заданию КГБ…» (Кн. обозр. 1990. 19 окт. С.4); Панков, Ю. «Ещё один полковник!..» (Megapolis-express. 1991. 17 янв. С.5) .

Игорь Зотов в статье о Шукшине «Воришки на клиросе» (НГ Ex libris. 1997. 22 мая. С.2), приводя высказывание Шукшина о Солженицыне, пишет, что в советской литературе за 70 лет создано только два герояидеолога: Павка Корчагин и, возможно, Юрий Живаго.

Он подчеркивает:

«Не нашёл своего героя нобелевский лауреат Солженицын». Очень спорное суждение. Интересно его сопоставить с высказыванием Анатолия Наймана, что русская литература второй половины ХХ века дала только двух новых литературных героев, которых ещё не было в нашей словесности. Это Веничка из поэмы Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки» и Шухов из рассказа «Один день Ивана Денисовича» (Эксперт. 1998. №37 .

С.48). Неоднократно писалось и о семье писателя. О первой жене писателя Наталье Решетовской рассказывают статьи: «Солженицынская душечка» (Сов. молодёжь. 1991. 24 июля. С.4); Жукова, И. «Рядом с Солженицыным» (там же. 1991. 21 авг. С.4); «Всё как у гениев» (Народная газ .

Минск, 1991. 15 июня). Целый ряд неучтённых публикаций о сыне Игнате: «Попал в аварию» (Труд. 1995. 29 нояб. С.1), «Не беспокойтесь, Александр Исаевич» (Рос. газ. 1995. 29 нояб. С.1), Яворовская Е. «В России – истинные ценители!» (Трибуна. 2000. 19 июля. С.2: порт.), интервью с ним «И сквозь московские мостовые я ощущаю тягу родной земли»

(Труд-7. 1999. 21 мая. С.7) .

В печати появлялось также множество откликов читателей на книги Солженицына и публикации о нём. Кстати, далеко не все письма и заявления учтены за 1974 год, когда против писателя была развёрнута кампания: Клеймим позором (Кировская правда. 1974. 9 февр. С.3, письмо учащихся 1 «б» курса Слободского педучилища), Собрание областной писательской организации (Северный рабочий. 1974. 21 февр. С.3, ярославские писатели единодушно одобрили высылку Солженицына, приводятся их фамилии), Ленский П. Нам с ним не по пути (Кировская правда. 1974 .

22 февр. С.4, член КПСС с 1919 г. тоже поддерживает меры против писателя, утверждая, что «героический советский народ под руководством своей славной Коммунистической партии уверенно идёт по пути, указанному великим Лениным») .

О Солженицыне, как о нобелевском лауреате, писал Р.Рахманалиев в своих книгах «Писатели мира – лауреаты Нобелевской премии» (Фрунзе:

Мектеп, 1990), «Книга в творческом сознании классиков мировой литературы» (М., 2001. С.439-442) и др. В последней книге говорится также о круге чтения писателя (с.115) .

Значительный материал накоплен по теме «Солженицын и премии» .

Здесь тоже пропусков немало. Известно, что Александр Исаевич отказался от Государственной премии РСФСР (Megapolis-express. 1991. 17 янв. С.13), премии имени Льва Толстого (Правда. 1994. 14 сент. С.8), ордена Андрея Первозванного (Эхо планеты. 1999. № 1. С.2, здесь же приводится отрывок из телеграммы писателя; Кн. обозр. 1999. 23 февр. С.3 и 6 сент. С.5) и принял итальянскую премию Бранкати (Независимая газ. 1997. 21 янв. С.7) .

В 1997 году Солженицын учредил свою премию (Рос. газ. 22 окт.;

Рос. вести. 22 окт. и 15 нояб.; Культура. 30 окт.). О литературной премии Солженицына писали А.Щуплов в статье «Литературная премия как зеркало русского менталитета» (Кн. обозр. 1999. 23 марта. С.5) и П. Басинский (ЛГ. 1998. 23 сент. С.9) .

Ещё ждёт своего исследователя тема «Солженицын и книга», но отдельные публикации уже имеются. Критики отмечают, что спрос на книги Солженицына увеличивается в годы юбилеев (Мирошкин, А. Весенний развал // Кн. обозр. 1999. 13 апр. С.3), а в другое время его мало читают (Что читают в Европе // За рубежом. 1994. 28 окт. – 3 нояб. С.15; Кто из россиян заставил Запад говорить о себе? // Комс. правда. 1998. 3 марта .

С.6; Сидоров, А. присмотрись – и сделаешь открытие // Сов. Россия. 1999 .

21 дек. С.4). На рубеже 80-90-х годов были большие трудности с подпиской на его книги (Гладков, Т. О подписке на Солженицына // Моск. литератор. 1989. 22 дек.; Федотов, В. Ещё раз о подписке на Солженицына // там же. 1990. 9 февр.) .

Критикуя многих людей и существующие порядки, писатель оказался в изоляции (Урбан, Т. Между всех стульев // За рубежом. 1995. 13-19 окт. С.4, здесь же приводится карикатура на Солженицына из «Москоу таймс»). Казахские националисты вынесли ему смертный приговор за то, что он поставил под сомнение историческую правомерность существования казахской государственности в её нынешних границах (После Рушди

– Солженицын // Рабочая трибуна. 1994. 6 дек. С.1). Особенно усердствовала в критике Солженицына коммунистическая пресса (Офицеров, А .

Оказывается, и Солженицын теперь красно-коричневый // Правда. 1994. 3 нояб. С.1; Шипунова, С. Спасите наши души // Сов. Россия. 1995. 16 мая .

С.3-4; Тилле, А. Доживёт ли Россия до 2000 года // Там же. 1997. 23 янв .

С.3; Трубицын, А. В воскресенье, 22 июня… // Там же. 1997. 24 июня. С.3) .

Один из авторов «Молодой гвардии» утверждал, что фамилия «Солженицын» имеет в своей основе слово «ложь» - «Со-лже-ницын». «Со» это намёк «на возможную соборность во лжи» (Разбойников, В. Я, бабушка, щука и антисемит Пушкин // Известия. 1995. 17 янв. С.7) .

Тема «Солженицын и шахматы» связана, в основном, с именем Марка Тайманова. После разгромного поражения от Роберта Фишера со счётом 0:6, возвращаясь в СССР, Тайманов пытался нелегально провезти роман «В круге первом», но попался. В указателе отмечена лишь одна публикация на эту тему, но их было больше. Об этом случае Ростропович сложил анекдот: «- Вы слышали, у Солженицына большие неприятности?

– Неужели! Что же случилось? – Вы не знаете? У него нашли книгу Тайманова «

Защита Нимцовича» (Шахматные неприятности у Солженицына // Моск. комсомолец. 1996. 17 апр. С.4; Неприятности у классика // там же. 2000. 21 июля. С.8). Борис Спасский, эмигрировавший во Францию, сказал, что ему в жизни очень помогла книга «Бодался телёнок с дубом», особенно фраза: «Если вы никого не боитесь и приготовились к смерти, то вас никто не может победить. Может только убить, но убить – не значит победить». Спасский подарил Солженицыну свою книгу с надписью «От благодарного дубободателя» (Моск. комсомолец. 1997. 21 мая. С.4) .

Об отношении писателя к шахматам рассказывает заметка «Будем спорить с автором «Архипелага» (Сов. спорт. 1991. 2 февр. С.4). А советского непокорного журналиста Аркадия Галинского глава Спорткомитета СССР С.Павлов окрестил «Солженицыным советского футбола» (Столица. 1991. №24/25. С.81) .

Представляют интерес также итоги социологических опросов, в которых Солженицын занимал разные места. Например, «Независимая газета» ежемесячно публиковала итоги опросов «100 ведущих политиков России». Вот какие места занимал Солженицын по результатам исследования за некоторые месяцы: 1993 год (1 апр. – 46-е место; 30 апр. – 71; 1 июля – 87; 4 авг. – 89; 1 окт. – 51; 2 нояб. – 76-77; 1 дек. – 62; 29 дек. – 51), 1994 год (6 янв. – 82-83; 29 янв. – 88; 3 марта – 72; 1 апр. – 97; 2 авг. – 12 – после возвращения в Россию; 1 сент. – 21; 4 окт. – 22; 1 нояб. – 34; 1 дек. – 21; 31 дек. – 52), 1995 год (8 февр. – 71-72; 2 марта – 31; 31 марта – 54-55; 12 мая – 52-54; 3 окт. – 84-85; 2 нояб. – 83), 1996 год (5 янв. – 61; 1 марта – 80 и т.д.). В указателе учтён только рейтинг за 2 августа 1994 г .

(№5086). По итогам опроса «Россия – итоги тысячелетия» в номинации «Писатель» Солженицын занял третье место после Пушкина и Достоевского (Собеседник. 1999. №50. С.16). Вошёл он также в списки «Самый знаменитый житель Дона ХХ века» (НГ-Регионы. 2000. 11 янв. С.1) и «50 человек ХХ века» (Комс. правда. 2000. 29 дек. С.4-5: порт. Портрет писателя работы Виктора Балабаса). Среди политических деятелей, вызывающих наибольшее доверие, Солженицын занял третье место (Известия .

1991. 16 марта. С.7), а москвичи посчитали, что он достоин звания почётного гражданина города (Моск. комсомолец. 1997. 31 мая. С.3) .

По частоте упоминания фамилий в периодике в период с января по октябрь 1992 года Солженицын занял 33-е место среди 13101 человека (Неделя. 1992. № 49. С.1), а через два года был отмечен Русским биографическим институтом в списке «Люди 1994 года» (Лит. Россия. 1994. 23 дек .

С.4). В рейтинге за июль 2002 г. по материалам ста газет и журналов 14 стран писатель занял по количеству упоминаний шестое место (Коммерсантъ Власть. 2002. 6 авг. С.33: порт.). По итогам других различных опросов и подсчётов Солженицын неизменно занимал высокие места (Моск .

новости. 1991. 19 мая. С.9; Лит. новости. 1994. № 8. С.3; Торговая газ. 2000 .

1 марта. С.6). Солженицын часто признавался лучшим и любимым писателем года (Известия. 1991. 23 февр. с.7; Кн. обозр. 1991. 22 марта. С.2; Аргументы и факты. 1991. № 37. С.1; Библиотека. 1997. № 4. С.7). Его книги неоднократно попадали в число лучших (Лит. обозр. 1989. № 6. С.62-63;

Кн. обозр. 1990. 17 авг. С.8 и 1991. 11 янв. с.16; Семья. 1990. № 52. С.3;

1991. № 14. С.11; 1991. № 30. С.16; 1991. № 41. С.14). Русский биографический институт и редакция «Кто есть кто» одним из лауреатов 1994 года выбрали Солженицына (Люди 1994 года // Независимая газ. 1994. 31 дек .

С.9). Писатель был избран академиком РАН в 1997 году (Труд-7. 6 июня .

С.1: порт.; Рос. газ. 11 июня. С.5; Дом и Отечество. 14 июня. С.1). Солженицын стал вторым человеком после У. Черчилля, удостоенным «почётного гражданства США» (Война, В. Глас вопиющего… // Столица. 1992 .

№24. С.55). Его собирались выдвинуть кандидатом в члены Федерального собрания (Независимая газ. 1993. 3 нояб. С.2) и назначить руководителем трибунала, призванного судить приватизаторов в России (Ильина, С. Солженицын как главный судья // Независимая газ. 1997. 17 апр. С.2) .

Что касается моих публикаций, то учтена одна (№5649), где о Солженицыне говорится мало. Но есть и другие: «Жизнь и правда» (Хибинский вестник. Кировск, 1993. 8 дек.; к 75-летию писателя), «Шолохов, Осипов, Федь и Солженицын» (Субботник НГ. 2000. 8 апр. С.7). Пишу о Солженицыне и в статье «Так что же завещал Нобель?» (Кн. обозрение .

1997. № 48. С.18; 1998. № 1. С.22, № 7. С.24) .

Следует отметить и такой неприятный факт, что даже учтённые в указателе публикации не всегда полно раскрывают их содержание. В частности, не указывается наличие в них писем Солженицына. Отсутствие аннотаций ко многим публикациям не даёт возможности определить их содержание. И систематический указатель в пособии тут не всегда помогает. Не всегда учитываются первые публикации ряда статей. Имеются пробелы и в разделе «Солженицын в художественной литературе». В частности, отсутствуют произведения С.Довлатова «Марш одиноких» (собрание текстов, опубликованных в «Колонке редактора» еженедельника «Новый американец») (Довлатов, С. Собр. соч.: в 4 т. Т.2. – СПб.: Азбукаклассика, 1999. – С.403, 416, 420-421, 450, 484, 487; на русском языке впервые полностью опубликована: Holyoke MA: New England Publishing Co, 1983; в нашей стране: «Знамя». 1994. №3). Солженицыну полностью посвящено эссе «На английском языке…», в котором говорится: «Вот уже шесть лет Солженицын на Западе. На множестве языков изданы его книги. Широко обнародована его нравственная программа. Исключительный художественный талант Солженицына не вызывает разногласий .

Идеи Солженицына, его духовные, нравственные, политические установки вызывают разноречивую обоснованную критику. […] Мы восхищаемся Солженицыным и потому будем критически осмысливать его работы»

(с.420-421). Упоминает Солженицына и Юлия Вознесенская в «Женском декамероне» (М.: МП «Вернисаж», 1992. С.29). Дочь подполковника КГБ смотрит на портрет Солженицына в повести Леонида Бородина «Расставание», а в романе А.Королёва «Голова Гоголя» (Знамя. 1992. №7) говорится: «Солж и Сахаров = самые лучшие чуваки». О произведениях Солженицына пишет С.Витицкий в романе «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики». Витицкий – псевдоним Б.Н.Стругацкого, а роман был впервые опубликован в журнале «Звезда» (1994, №10), выходил отдельными изданиями в 1997 и 1998 гг., включался в собрания сочинений Стругацких. Писали об Александре Исаевиче и многие другие .

Неоднократно встречается имя писателя в сценариях Юрия Арабова «Круг второй» (Киносценарии. 1990. №6. С.94) и «Присутствие» (Киносценарии. 1991. №4. С.44), Евгения Козловского «Как жуёте, караси?..»

(Киносценарии. 1991. №3. С.78, 89) и «Голос Америки» (Киносценарии .

1991. №4. С.140, 141, 143, 144, 146, 150). Пионер из пьесы М.Губина и Д .

Героля «О Сталине мудром, родном и любимом» (Сов. молодёжь. 1990. 10 нояб.), которого допрашивает Берия, говорит, что его учителя зовут Александр Исаевич. Юмористические и сатирические рассказы о Солженицыне написали Алексей Винокуров «Возвращенец. Однажды в Вермонте» (Новое время. 1993. №35. С.64; Лит. новости. 1994. №8. С.14), князь Лиговский «Бомба для Солженицына» (Сов. Россия. 1994. 2 июля), А.Кучаев «Книжный рынок» (Лит. газ. 1993. 21 апр. С.16), А.Трушкин «Пророк на Руси»

(Крокодил. 1993. №11/12. С.10). Пародии на его произведения есть у В.Алтухова «Как нам обустроить СССР» (Сов. Россия. 1991. 5 окт.), А.Хорта «Александр Солженицын. Февраль тридцатый» (Неделя. 1994 .

№33. С.15), М.Задорного «Что делать, или Как обустроить Россию?» (Лит .

газ. 1998. 11 февр. С.16). «Опыт лекции для студентов журфаков» под названием «Хамиздат» предложил Эдуард Полянский (Крокодил. 1993. №10 .

С.5). Тема «Солженицын в поэзии» также богаче, чем можно судить по указателю. О Солженицыне сложено также немало анекдотов, шуток и историй. Много историй имеется о Солженицыне и Ростроповиче. О школьных сочинениях по творчеству Солженицына писали «Учительская газета»

(1998. 12 мая. С.8; 2001. 23 янв. С.20), «Полярная правда» (1998. 10 июня .

С.1), «Чаян» (2001. №7. С.8). В казанском журнале приводится такой перл из сочинения: «Детство у Солженицына было трудное. Он входил в Союз советских писателей». Многочисленные Титусы Советологовы, под разными порядковыми номерами печатающие свои труды в «Независимой газете», также не могли пройти мимо фигуры писателя: «Молчание телят»

(1994. 21 дек.), «Стратег» (1997. 25 марта), «Числа» (1997. 10 дек.). На их писания появлялись отклики: Емеля Небезмолвный «Титусу от Емели»

(1994. 10 дек.), Ярикова Т. «Солженицын сам знает…» (1995. 30 дек.) .

Неполон список библиографических указателей о нём. В частности, не учтены пособия, подготовленные Коми республиканской библиотекой в Сыктывкаре «Возвращённые имена» (1990. С.43-45; 2-е изд. 1992. С.89ВГБИЛ (Литература русского зарубежья возвращается на родину .

Вып. 1, ч. 2. 1993. С.68-82). Не всегда отмечается наличие портретов писателя. Нерационально используются колонтитулы. На них указана фамилия писателя, вместо годов, разделов или жанров произведений, что облегчило бы поиск .

Тем не менее, общее впечатление от указателя положительное. Хорошо, что он вообще появился. Ибо этот указатель – важный этап в подготовке полной библиографии Солженицына, которая, хочется надеяться, будет когда-нибудь создана .

Литература

1. Библиография // «Дело Солженицына». Нобелевская премия. О творчестве А.Солженицына. – Франкфурт-на-Майне: Посев, 1973. – С.555Солженицын, А.И. Собр. соч.: в 6 т. Т.6. 2-е изд., испр. и доп.) .

2. А.И.Солженицын: Биобиблиография / сост. Н.Левитская // Сов. библиография. 1991. №3. С.21-32 .

3. Левитская, Н.Г. Александр Солженицын: Биобиблиогр. указ. Авг .

1988-1990. – М., 1991. – 128 с .

АКАДЕМИК И.П.ПАВЛОВ: СТИЛЬ РАБОТЫ,

ПОДВИЖНОСТЬ МЫСЛИ, ДОМИНАНТА ДЕЛА

В.К.Болондинский (Институт физиологии им. И.П.Павлова РАН., С.-Петребург, Россия) Об И.П.Павлове написано много. Помимо воспоминаний современников (его сотрудников, учеников, родных и знакомых) в последнее десятилетие вышли из печати книги, посвященные И.П.Павлову, его личности и его трудам [1-3]. Проводились конференции в связи со 100-летием со дня присуждению Павлову Нобелевской премии (2004 г.) и в связи со 160-летием со дня его рождения (2009 г.). В этой статье мы хотим обратить особое внимание на личность этого неординарного человека, на некоторые его черты, которые имеют особую важность для научных работников любой области науки и для руководителей научных коллективов .

Стиль работы. Павлов не был кабинетным учёным. Он любил природу и восхищался ею. Ему очень нравились Колтуши, тенистый парк и сад .

Любил он физический труд, и из письма горнякам мы знаем, что не меньше, чем умственный. Однажды, его сотрудник В.В.Строганов (1967) приехал к Павлову на дачу в Силламяги. Иван Петрович был занят работой по уходу за садом. В этот день он заменял старый запылённый песок с дорожек сада новым песком с прибрежной морской полосы. Повидимому, это, с первого взгляда малопродуктивное и весьма трудоёмкое занятие входило как одно из звеньев в задуманный и осуществляемый им план по содержанию сада. Строганова поразило, с одной стороны, видимая малая эффективность выполняемой работы (таскание песка в вёдрах снизу вверх с берега моря на высокий берег было тяжёлой задачей, требовавшей значительного физического напряжения), а, с другой стороны, исключительная жизнерадостность и бодрость исполнителя самой работы. Физическое напряжение, видимо, доставляло Ивану Петровичу истинное наслаждение .

И.П.Павлов любил художественную литературу, историю, искусство, о чем мы знаем из воспоминаний его современников. Но самое важное свидетельство того, что он не был кабинетным учёным, был стиль его работы. Он не сидел с утра до вечера в своём кабинете. Так, А.Ф. Самойлов (1967) был поражён императивным темпераментом, силой и мощью научного облика Ивана Петровича. В задачах, которые он себе ставил и в ухватках при их выполнении чувствовалось какая-то отвага и даже удаль .

Когда он утром входил или, вернее, вбегал в лабораторию, то вместе с ним вливалась сила и бодрость, лаборатория буквально оживала, и этот повышенный деловой тонус и темп работы держались на той же высоте вплоть до позднего вечера, когда он уходил, но и тогда ещё у дверей он быстро давал наставления, что ещё следует непременно сегодня сделать и с чего начать завтрашний день. Он вносил в лабораторию всего себя, и свои мысли, и свои настроения. Всё, что им было вновь надумано, обсуждалось совместно, со всеми сотрудниками. Он любил споры, он любил спорщиков, он подзадоривал их. Он любил споры потому, что во время дебатов ему самому нередко ещё лучше вырисовывалась какая-нибудь новая, ещё только замеченная идея, острее оттачивалась новая мысль, отшлифовывался какой-либо новый изгиб её. Для молодых же учёных лучшей школы, чем эти дебаты, вероятно, и не придумать .

Каждой темой, им данной, Иван Петрович руководил лично и повседневно (повседневно!). Знал он и помнил всё, что делается по каждой теме, и ни одна вариация опыта без его санкции не осуществлялась. Среды Павлов начал проводить, чтобы каждый работник знал, что делается другими. Это были живые беседы. Секрет Павловских сред ныне утерян .

Павлов всегда поражал своих сотрудников тем, что работу каждого он знал лучше, чем сам работающий. Происходило это отчасти потому, что Павлов всё время думал о работе. Кроме того, у него была выдающаяся память. Ясность его ума, уменье самый сложный предмет изложить в простых выражениях были изумительными. Его доклады, опубликованные в «Двадцатилетнем опыте…» (Павлов, 1951), во-первых, образец того, как надо центрировать свою мысль на главной идее, главном направлении, и, во-вторых, признание того, что важнейшим для тех или иных теоретических построений был всегда «господин факт». Все его ученики отмечают его приверженность фактической стороне дела: недаром он проводил сам лично половину своего времени в лаборатории на опытах сотрудников, сам знал цифры протоколов опытов, обладая прекрасной памятью, их долго помнил и приводил, когда надо было обсудить тот или иной материал .

При этом Павлов никогда не превращался в архивариуса фактов, он пытался проникнуть в тайну их возникновения, настойчиво искал и находил законы, им управляющие. Именно такой стиль работы: от фактов – к теории – был основой плодотворности его научной деятельности .

Подвижность мысли. Переключение. Наиболее полно подвижность мысли И.П.Павлова освещена в воспоминаниях В.В.Строганова (1967) .

Подвижность мысли – это – как говорил И.П.Павлов – необходимое условие для тех, кто посвятил себя подлинному научному исследованию. Всякий новый эксперимент должен быть целеустремленным, всякий вариант опыта должен подтвердить или отвергнуть то или иное ваше предложение, он должен быть освещён вашей творческой идеей, вашим обобщением, сделанным на основе ранее полученных фактов .

При получении новых фактов надо уметь своевременно заменять своё первоначальное предположение новым. Это - одна из предпосылок развития науки, чему Павлов всегда следовал. «Для плодотворности научной мысли должно постоянно сомневаться и проверять себя» (Павловские среды, т.1, с.286). «С первых же шагов он предупреждал каждого молодого исследователя об опасности рутины в научном мышлении, о необходимости безусловной точности в отношении найденных фактов, о всемерной обоснованности каждого теоретического представления, каждого нового обобщения» (Строганов, 1967). На средах Павлов не раз возвращался к этому вопросу. Он говорил: «Мне самому приходится переделываться, я всю жизнь переделываюсь под влиянием действительности. Я был всегда против комбинации многих лекарственных веществ… Комбинация брома с кофеином заставляет меня пересмотреть свои позиции по данному вопросу» (Павловские среды, т.2, с.354) .

Так, Н.К.Кольцов (1967) пишет о том, что благодаря многочисленным опытам на мышах, поставленных Е.А.Ганике, И.П.Павлов отказался от гипотезы о том, что условные рефлексы, благодаря тренировке в ряде поколений, переходят в безусловные. Опыты Н.П.Студенцова, в которых учился сам экспериментатор, не подтвердились. И Павлов не настаивал на этой гипотезе. Тем не менее, он решил не останавливаться и изучать дальше проблему наследования – генетику высшей нервной деятельности. В Колтушах в 1932 г. было построено здание, в котором в звукоизолированных камерах на собаках было продолжено это изучение. Павлов решил сконцентрировать усилия этой колтушской лаборатории на передаче по наследству типологических свойств нервной системы .

Характерная черта не только деятельности, но и жизни Павлова – переключение. Не окончив семинарии в Рязани, он поступает в Петербургский университет, окончив университет, он поступает учиться в ВМА. В науке хорошо известен его путь переключения от кровообращения к пищеварению и к высшей нервной деятельности. Но и в каждодневной жизни одним из факторов стимулирования научной деятельности было переключение на другие интересы – на спорт, на картины его коллекции, на работу в саду, на чтение художественной литературы. Такое переключение было своеобразным отдыхом от научного думанья, которое после переключения становилось более свежим и продуктивным .

Доминанта дела. О доминанте дела и в то же время о большой скромности говорят слова И.П.Павлова, обращённые к М.К.Петровой (1967): «Ничего гениального, что мне приписывают, во мне нет. Просто я непрестанно наблюдаю и думаю о своём предмете, целиком сосредоточен на нём, поэтому и получаю положительные результаты». Эту сосредоточенность на предмете исследования Павлов превыше всего ценил и в других. Он говорил, что надо неустанно думать о предмете, уметь с этим ложиться и с этим вставать. Он вспоминал, как какой-то доктор, ведя опыт, в паузах читал газету, а не продолжал наблюдение: «Уж я его чистил, чистил». В работе Павлов был неутомим. С 10 часов утра и до 6 часов вечера он усиленно работал, без перерыва, 6 дней в неделю. Эту его неутомимость отмечают все, работавшие с ним ученики и сотрудники. Конечно, такой ритм и стиль работы задавался тем подлинным интересом, который испытывал И.П.Павлов к ещё неоткрытым явлениям в деятельности мозга, постоянным думаньем о предмете исследования. Эту напряжённую работу он продолжал и дома, засиживаясь до поздней ночи. Он изучал новые проблемы, вырабатывал новые методы, приобретал новые знания. Свои знания он накапливал на протяжении 50 лет – отсюда и необъятная широта его интересов (Андреев, 1967) .

Интерес Ивана Петровича к научно-исследовательской работе и к ФАКТАМ, получаемым каким-либо сотрудником, совершенно отодвигал на задний план все остальные соображения – ранг сотрудника, его лабораторный стаж и т.д. Результаты эксперимента заслоняли на время все остальные качества исследователя (Анохин, 1967). К.М.Быков (1967), пишет о необыкновенной творческой атмосфере лаборатории И.П. Павлова. Яркое пламя научного энтузиазма, страстность в исканиях самого Ивана Петровича, его необычайная исследовательская напряжённость и какая-то особенная животворящая атмосфера всей лаборатории так подействовала на Быкова, что он находился в каком-то восторженном настроении. Возможно, и в этом заключался особый феномен исследовательской работы Павлова вместе с сотрудниками .

Вспышки гнева и реакции нетерпения, которые нередко бывали у Павлова, надо связать с помехами на работе. Его целеустремленности, его поглощённости делом что-то мешало или кто-то мешал. Другая причина таких вспышек была в том, что он не допускал в работе ни малейшего легкомыслия или небрежности. Известна его требовательность к точности эксперимента. И если в работе сотрудника такой точности и пунктуальности не было, то дело кончалось разносом. Наконец, гнев его, опять-таки связанный с увлечённостью работой, был следствием противоречий, которые высказывали к его новой идее те или иные сотрудники. Когда у Павлова (на основании опытов) родилась новая мысль, и он её обдумал и даже обсудил с некоторыми сотрудниками, то спорить с ним было трудно. Он «налетал» на всякого несогласного, засыпал его рядом аргументов и фактов, мог накричать, обругать. Ему надо было приступать к проверке своего предположения, и тут всякое возражение мешало ему работать, и потому он старался удалить его со своего пути. Возражавший вызывал досаду тем, что задерживал процесс осуществления этой новой мысли, нового плана работы. Тут у Павлова можно было заметить громадное упорство. Но никогда не было упрямства. Когда опыты не обнаруживали ожидаемого, он, не колеблясь, изменял свои взгляды .

Особое значение в его неутомимых поисках и беспрестанной деятельности мысли имела страстность в его работе и его исканиях. Он весь отдавался работе и любил её. В его работе не было безразличия и скуки. Павлов подчеркивает, как пишет Л.А.Орбели (1967), важность азарта, страсти, без которых подвинуть научно-исследовательскую мысль нельзя. Только исключительная сила страсти может заставить преодолеть затруднения. И, действительно, кто видел этого страстного, кипучего, вечно работающего, вечно находящегося в движении человека, тот может оценить его научную страстность. Дело доходило до того, что получив какой-нибудь интересный факт, какое-нибудь маленькое интересное наблюдение, он обегал комнату за комнатой, чтобы поставить всех в известность о важном, с его точки зрения, событии. Установив важное положение или подметив новый факт, он вызывал всех и тут же начинал публичное обсуждение. Эта манера (публично мыслить) способствовала уточнению его соображений, мыслей и вместе с тем вовлекала сотрудников в работу .

Его профессиональное дело было главным в жизни. Оно было выше любви, выше практичности. В своей автобиографии (Павлов, 1954) он пишет, что мечтал найти радость в жизни – в умственной работе, в науке

– и нашёл её там. Эту свою целевую, страстную, доминантную направленность в жизни он прекрасно выразил в статье «Рефлекс цели» (Павлов, 1951): «Жизнь только того красна и сильна, кто всю жизнь стремится к достигаемой, но никогда не достижимой цели, или с одинаковым пылом переходит от одной цели к другой. Вся жизнь, все её улучшения, вся её культура делается рефлексом цели, делается только людьми, стремящимися к той или другой поставленной ими себе в жизни цели. Ведь коллекционировать можно всё, пустяки, как и всё важное и великое в жизни:

удобства жизни (практики), хорошие законы (государственные люди), познания (образованные люди), научные открытия (учёные люди), добродетели (высокие люди) и т.д.» .

Его научная страстность была, конечно, не только природной особенностью склада его ума и темперамента, не только привычкой, выработанной в жизни, но и следствием глубокой веры в науку. В разговоре с Е.М.Крепсом (1967) он говорил: «Моя вера – это вера в то, что счастье человечеству даст прогресс науки. Я верю, что человеческий разум и его высшее воплощение – наука - избавят род людской от болезней, от голода, от вражды, уменьшат горе в жизни людей. Эта вера даёт мне силы и помогает вести свою работу» .

Режим дня И.П.Павлова. Рабочий день Павлова по данным его биографов (Фролов, 1939) специально изучавших режим его дня, начинался рано – в 7 ч. 30 мин. Дополнительно 30 минут сна он ввёл в режим только в последний год как скупую дань возрасту. Расписание дня проводилось им с точностью, достойной графика движения поездов. Ровно в 8 он пил утренний чай с молоком, хлебом и маслом, которое намазывал непременно левой рукой. Но он не был левшой. Обе руки его были равно сильны .

Наряду с правой, левой рукой он оперировал, играл в городки .

До 8 ч. 30 мин., по предписанию врачей, он проводил в абсолютном покое. Для этого он усаживался в удобное кресло в зале и наслаждался своим собранием картин, которых за долгую жизнь у него скопилось около 100, исключительно русских художников. Из зала, отдохнувши среди своих картин, Павлов направлялся в кабинет. Здесь за научной работой по вторникам и субботам он проводил время до 9 ч. 30 мин., после чего отправлялся в Институт экспериментальной медицины, а в пятницу он на целый день до 6 ч. 30 мин. выезжал в Колтуши на свою Биологическую станцию. В прочие дни Павлов работал у себя по утрам несколько дольше

– до 9 ч. 50 мин. Он утверждал, что эти утренние часы – лучшее и продуктивнейшее время его работы .

В Физиологическом институте Академии наук Павлов бывал два раза в неделю: и в нервную, и психиатрическую клиники он отправлялся пешком. Павлов никогда никуда не опаздывал. Еще в 1934 г. Павлов совершал своё путешествие пешком из дома на 7-й линии в Физиологический институт в течение 20 минут. В последний год, уступая возрасту, он разрешил себе роскошь расходовать на то же расстояние на 5 минут больше. Но организм Павлова не сразу согласился принять этот дар. Ноги по привычке несли его быстрее на целых 5 минут, так что он вынужден был сдерживать темп .

Из Физиологического института Павлов строго размеренной походкой отправлялся домой завтракать. Ровно в 12 ч. 30 мин. – завтрак, на который вместе с раскладыванием любимого пасьянса учёный ассигновал из своего жестокого бюджета времени полчаса. Вообще пасьянс был существенной составной частью его домашнего времяпрепровождения и отдыха. Пасьянс был одним из его «десертных блюд» за завтраком, обедом и вечерним чаем .

Весь последующий час, также по врачебному предписанию, Павлов проводил лёжа, в той же зале, и с тем же никогда не угасающим наслаждением рассматривая до мельчайших деталей давно знакомые полотна картин, иногда слушая музыку. Об этой страсти знали многие певцы и певицы Театра оперы и балета (Мариинского театра) в Ленинграде. Изредка, в дни отдыха Павлова, они приезжали к нему, чтобы пением доставить удовольствие великому учёному. Сам же Павлов театров не посещал. В литературе он любил классиков. Он всегда сожалел, что для чтения у него не остается времени, за исключением летнего периода .

Время с 2 до 6, т.е. до обеда, Павлов проводил в разные дни поразному - то в Физиологическом институте, то в Колтушах, куда он, как сказано выше, по пятницам выезжал на автомобиле к 9 ч. 30 мин. утра, то в клиниках и т.д. Обед сопровождался удлинённым, по достатку времени, пасьянсом. Отдых продолжался до 9 часов. Павлов садился за вечерний чай, а в 10 час. уже проходил в свой кабинет, где работал до 1 ч. 30 мин .

(Фролов, 1939). В.Н.Болдырев (1967) также пишет, что жизнь Павлова была строго распланирована. За 10 лет работы Болдырева в ВМА в качестве ассистента Павлов пропустил лишь одну лекцию – и то по болезни .

Заключение. В этой статье мы не освещаем материалов грандиозной научной работы И.П.Павлова и его сотрудников. Его научная деятельность высоко оценена и его современниками, и последователями. Несомненно, Павлов был гением науки, прежде всего в области нервной регуляции органов пищеварения и в создании учения о высшей нервной деятельности. Настоящая статья посвящена личности Павлова, в которой он выступает как образец учёного и человека. Эта статья дополняет наши предыдущие публикации, посвященные И.П.Павлову, его отношению к религии (Болондинский, 1997), его увлечениям художеством, книгами, спортом (Болондинский, Куприянова, 1999). Это была цельная натура, прекрасный образец учёного и организатора и в то же время – образец здорового образа жизни .

Литература

1. И.П.Павлов: pro et contra / сост.: Ю.П.Голиков, К.А.Ланге. – СПб.: Издво Рус. христиан. гуманит. ин-та, 1999. – 800 с .

2. И.П.Павлов – первый нобелевский лауреат России / авт. и сост.:

А.Д.Ноздрачёв, Е.Л.Поляков и др. – СПб.: Изд-во «Гуманистика», 2004. – Т.1 .

– 527 с.; Т.2. – 815 с.; Т.3. – 544 с .

3. И.П.Павлов: достоверность и полнота биографии / сост.: Ю.А. Виноградов, Ю.П.Голиков, Т.И.Грекова. – СПб.: Росток, 2005. – 416 с .

4. Андреев, Л.А. Великий учитель и мастер научного творчества // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.14-25 .

5. Анохин, П.К. Несколько эпизодов из моих встреч и бесед с И.П. Павловым // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.26-40 .

6. Асратян, Э.А. Иван Петрович Павлов. – М.: Наука, 1981. – 440 с .

7. Болдырев, В.Н. Работа у Ивана Петровича Павлова // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.62-64 .

8. Болондинский, В.К. И.П.Павлов о религии // Журн. высш. нервн. деят .

– 1995. – Т.45, вып.5. – С.1062-1067 .

9. Болондинский, В.К. И.П.Павлов в кругу семьи и друзей / В.К. Болондинский, Н.К.Куприянова. – СПб.: Изд-во «Нотабене», 1999. – 177 с .

10. Быков, К.М. Мои первые встречи с И.П.Павловым // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.65-68 .

11. Кольцов, Н.К. Труд жизни великого биолога // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.111-116 .

12. Крепс, Е.М. Иван Петрович Павлов и религия // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.129-133 .

13. Орбели, Л.А. Памяти Ивана Петровича Павлова // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.162-175 .

14. Павлов, И.П. Автобиография // Библиография трудов И.П.Павлова и литературы о нём. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954. – С.7-9 .

15. Павлов, И.П. Рефлекс цели // Полное собр. соч., 1951. Т.3, кн.1. – С.306-313 .

16. Павлов, И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных // Полное собр. соч. – М.; Л.:

Изд-во АН СССР, 1951. – Т.3, кн.1. – 392 с.; Т.3, кн.2. – 438 с .

17. Павловские среды. Протоколы и стенограммы физиологических бесед. Т.1. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – 360 с .

18. Павловские среды. Протоколы и стенограммы физиологических бесед. Т.2. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – 613 с .

19. Петрова, М.К. Из воспоминаний // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.176-183 .

20. Самойлов, А.Ф. Общая характеристика исследовательского облика И.П.Павлова // И.П.Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.203-218 .

21. Строганов, В.В. Первое знакомство и моя работа у Павлова // И.П .

Павлов в воспоминаниях современников. – Л.: Наука, 1967. – С.230-235 .

22. Фролов, Ю.П. О стиле работы И.П.Павлова // Сов. наука. – 1939. – №9-10 .

–  –  –

И.П.Павлов – личность феноменальная во многих отношениях [4]. О его научной, научно-организационной и общественной деятельности написаны многие десятки книг и статей. Нет недостатка в публикациях о его человеческих, личностных чертах или качествах. Только библиография работ о Павлове автора настоящего очерка насчитывает около двух десятков. Однако, тема, вынесенная в заглавие данной статьи, разработана ещё не достаточно. Да и в тех, немногих, публикациях по этому вопросу в лучшем случае даётся лишь «голый» перечень фактов присуждения почётных званий, к тому же в некоторых случаях эти данные разбросаны среди множества других сведений [2]. В настоящей работе мы продолжим, начатое ранее [3], изучение феномена, который можно назвать «почётоманией» мирового сообщества .

Первое почетное звание (п.з.) на родине И.П.Павлов получил в 1895 г .

Общество киевских врачей избрало его своим почётным членом (п.ч.).

За какие же заслуги ученый удостоился этого звания? К тому времени Павлов много сделал в области исследований физиологии кровообращения:

открытие усиливающего нерва сердца, защита докторской диссертации .

Почти 5 лет он был проф. кафедры фармакологии ВМА, затем избирается проф. кафедры физиологии. В 1891 г. создал Физиологический отдел в ИЭМ. В разгаре исследования по пищеварению. Разработана (1895) операция выведения протока околоушной слюнной железы, впоследствии ставшая первой методикой изучения ВНД. Постоянно работает в разных комиссиях, научных обществах, занимается редактированием и рецензированием работ. За научные труды дважды награжден золотой медалью, получил премию Адама Хойнацкого (мед. фак-т Варшавского университета). И.П.Павлова знает учёный мир Западной Европы и Америки и высоко ценит его труды. Доказательством последнего является избрание его п.ч. Мексиканского научного общества Антонио Альцателя в 1898 г .

(Первое присуждение п.з. Павлову за рубежом). К этому времени опубликованы «Лекции о работе главных пищеварительных желез» (1897), в которых подведены итоги исследований по физиологии пищеварения. В 1900 г. Казанское и Екатеринославское медедицинские общества и Парижская медицинская академия избирают Павлова своим п.ч. И.П. Павлов и В.М.Бехтерев в этом году награждаются премией К.М.Бэра. На заседании Петербургского врачебного общества взаимной помощи Павлова избирают судьей чести. В 1901 г. он избирается чл.-корр. Российской АН .

За 1902-1903 гг. Павлов - п.ч. Финского и С.-Петербургского медицинских обществ, Юрьевского (г. Тарту) университета и Общества одесских врачей; чл.-корр. терапевтического общества в Вене, биологического общества в Париже, Берлинского терапевтического общества, действительный член Шведского медицинского общества. Павлов получает ещё одну золотую медаль, на этот раз от Леопольдинской Каролинской императорской академии естествоиспытателей в г. Галле .

1904 г. – год присуждения Павлову Нобелевской премии – богат и другими почестями. Девять российских и зарубежных научных учреждений и обществ (Нью-Йоркская мед. акад., Венское королевское мед. о-во;

О-во Любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском ун-те; Физ.-мат. о-во при ун-тет св. Владимира в Киеве, НовоАлександрийского сельхоз. ин-т, Казанский ун-тет, О-во врачейлюбителей физических упражнений в Петербурге, О-во врачей по горловым, носовым и ушным болезням в Петербурге, Московское терапевт. ово при Моск. ун-те, Виленское мед. о-во, Мед. о-во при Новороссийском ун-те, Вологодское мед. о-во) избирают его своим п.ч .

В 1905 г. Павлова избирают п.ч. Американское физиологическое общество, Общество польских врачей, Лондонское королевское медицинское и хирургическое общество, Римская и Бельгийская королевские академии, С-Петербург. общество взаимной помощи. Королевский колледж физиологии в Лондоне награждает его золотой медалью Бэли .

Павлов – п.ч. Парижского биологического общества (1906); Нидерландской королевской АН, Линнеевской академии в Риме, Эдинбургского королевского общества; академик Российской АН, академик ВМА (1907);

Общества русских врачей в Риге, Института Марея в Париже, Лондонского института гигиены, избран членом Национальной американской АН (1908);

Британского физиологического общества, Санкт-Петербургского медицинского общества, Общества врачей Астрахани, Парижского биологического общества, Венецианского института наук, литературы и художеств; чл.корр. Туринской королевской медицинской академии, заслуженный проф .

ВМА, почетный доктор Женевского университета (1909) .

1910-1912 гг. Отечественные и зарубежные научные и практические общества, институты и университеты, академии как бы соревнуются в том, чтобы почтить великого физиолога. Гуфеландское общество (Берлин), Болонская АН, Рязанское медицинское общество, Американская гастроэнтерологическая ассоциация избирают Павлова чл.-корр. Он становится п.ч. Общества детских врачей в Санкт-Петербурге, Общества врачей Енисейской губернии, Общества смоленских врачей, Общества тульских врачей, Херсонского медицинского общества и почётным доктором Кембриджского университета. Его избирают доктором медицины Венгерской ветеринарной академии; Бельгийской королевской академии наук, литературы, искусств; Фридрихского королевского университета .

Самым «урожайным», пожалуй, был 1913 г. Павлов избран п.ч. Общества архангельских врачей, Общества курских врачей, С.-Петербургского биологического общества, Общества врачей в Севастополе, Московского научно-философского общества, Орловского медицинского общества; Постоянной комиссии по вопросу об алкоголизме, состоящей при Русском обществе охранения народного здравия; Общества ветеринарных врачей при Казанском ветеринарном институте, Российского общества борьбы с алкоголизмом, С.-Петербургского женского медицинского института, Общества врачей Восточной Сибири, С.-Петербургского университета, назначен почётным директором ИЭМ, награждён почетным дипломом Всероссийской гигиенической выставки .

В годы первой мировой войны «почётомания» ослабевает, но не заканчивается. Институт в Нью-Хейвене (США) избрал Павлова своим членом (1915). П.ч. его избирают: Физико-медицинское общество в Саратове (1914), Новороссийский (1915), Юрьевский и Московский (1916) университеты. Последнюю «точку» в дореволюционной России поставил Санкт-Петербургский университет – альма-матер Павлова (лучше поздно, чем никогда!). Общество естествоиспытателей избрало его п.ч. в мае 1917 г. В этом же году он становится п.ч. Ирландской королевской академии .

В феврале 1914 г. Французское правительство наградило Павлова орденом Почётного легиона .

Несмотря на тяжелые в экономическом отношении послереволюционные годы и годы гражданской войны, Павлов продолжает научную работу. В 1919 г. он выступает с докладом «Психиатрия как пособница физиологии больших полушарий», в котором анализирует некоторые психические заболевания с физиологической точки зрения. Как уже упоминалось ранее, 24 января 1921 г. СНК издаёт постановление, которое подписал В.И.Ленин, обязывающее создать максимально благоприятные условия для работ Павлова и его школы, обеспечить для него необходимые материальные условия и начать издание научных трудов. В эти годы Павлов становится п.ч. Общества естествоиспытателей при Казанском университете (1919), Общества психиатров в Петрограде (1920), Брюссельского королевского общества медицинских и естественных наук (1922), Югославского медицинского общества (1923), Кубанского физикомедицинского общества в Краснодаре (1923). Научный институт им. П.Ф .

Лесгафта присваивает Павлову звание первого п.ч. (1919), а Эдинбургский университет – доктора права .

В 1923 г. опубликована книга Павлова «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности животных». Через год начинается выпуск периодических сборников «Труды физиологических лабораторий И.П.Павлова», где он выступает и редактором. Выходит сборник трудов, посвященный 75-летию со дня рождения ученого .

1924 г. Павлов – п.ч. Философского королевского общества в Глазго, Научного общества медицинских врачей г. Ульяновска (Симбирска) и Государственного института усовершенствования врачей; доктор «honoris causa» Тартуского университета и член Неврологического общества (Тарту). В 1925 г. он – п.ч. Киевского физико-медицинского и Российского эндокринологического (Москва) обществ, член Императорской Германской академии естествоиспытателей (Леопольдина) в Галле и доктор Парижского университета. Павлов – п.ч. Королевского медицинского колледжа (1927) и Королевской медико-психологической ассоциации (1929) в Лондоне, Научного общества врачей в Батуми (1929), Испанского королевского общества естествоиспытателей в Мадриде (1930), Американской медицинской ассоциации в Чикаго (1931), Общества немецких врачей в Праге (1931), Парижского неврологического общества (1931) .

В 1932 г. Павлов стал членом Американского философского общества в Филадельфии и иностранным чл.-корр. Британской медицинской ассоциации, в 1933 г. – п.ч. Общества врачей неврологов и психиатров славянских стран (Варшава). В 1934 г. Испанская национальная академия наук (Мадрид) избирает его п.ч., Медицинский факультет Свободного университета в Брюсселе – доктором «honoris causa», Ленинградское общество физиологов – почётным председателем. В 1935 г. Лондонское королевское медицинское общество избрало Павлова чл.-корр .

Следует отметить, что некоторые учреждения удостаивали Павлова почётными званиями или наградами по нескольку раз. Так, Германская академия естествоиспытателей (Леопольдина) в Галле в 1935 г. присвоила ему звание п.ч. Это уже третья почесть этой академии. Как мы отмечали ранее, Павлов в 1925 г был избран её членом, а еще ранее (1903) получил от неё золотую медаль .

При самых приблизительных подсчётах академик И.П.Павлов удостаивался присуждения учёных степеней, избраний в члены и, чаще, в почётные члены академий, университетов и научных обществ, награждений золотыми медалями и других почестей более ста тридцати раз!

Цифра просто астрономическая… Но это ещё не всё. Вернемся в 1935 г. XV Международный физиологический конгресс, проходивший в Ленинграде и Москве. Организационный комитет Конгресса возглавлял Павлов. В работе конгресса приняли участие 1447 делегатов, из них около тысячи из 37 зарубежных стран. На последнем Пленарном заседании, состоявшемся в Большом зале Московской консерватории 17 августа, в официальном обращении от делегатов профессор Эдинбургского университета Д.Барджер назвал Павлова «первым из физиологов мира» - «princes physiologorum mundi» - (во многих русских публикациях переводится как «старейшина физиологов мира»). Такого звания, кроме Павлова, не удостаивался ни один физиолог мира .

Признание заслуг Павлова отечественной и мировой наукой отмечено учреждением Академией наук СССР Павловской премии (1934), присуждаемой за лучшую работу по физиологии, и золотой медали И.П.Павлова (1949), награждаемой за совокупность работ по развитию Павловского учения. В послереволюционное время имя Павлова присвоено Физиологическому отделу ИЭМ, Институту физиологии АН СССР, Первому Ленинградскому и Рязанскому медицинским институтам, Всесоюзному физиологическому обществу, Журналу высшей нервной деятельности, средним школам в Ленинграде (Бородинская ул., средняя школа №16) и в селе Павлово (Колтуши). В Рязани и Ленинграде созданы музеи И.П.Павлова, причем в Ленинграде – во всех учреждениях, где Павлов работал .

Бюсты Павлова установлены среди бюстов выдающихся учёных перед зданием ООН в Нью-Йорке, в Рязани и Колтушах. При въезде в село Павлово установлен памятник И.П.Павлову с собакой (скульптор В.В .

Лишев), его скульптурный портрет (вместе с К.Бернаром) размещается на фронтоне знаменитого Лейденского университета в Нидерландах. По инициативе самого Павлова на территории ИЭМ установлен памятник собаке, на высоком постаменте которого можно прочитать слова благодарности учёного этому животному, издавна преданно служившему человеку. О великом учёном напоминают нам доски, установленные на зданиях учреждений, где он работал, и домах, в которых он жил. Памятником Павлову является Научно-опытная станция, созданная им в Колтушах, которая во время посещения делегатами XV Международного физиологического конгресса была названа «Столицей условных рефлексов» .

Павлова до наших дней чтят во всём мире. В этом автор убедился во время работы в С.-Петербурге (30 июня – 5 июля 1997 г.) 33-го конгресса физиологических наук. Музей И.П.Павлова в Колтушах посетили учёные со всех материков земли. В числе экскурсантов были физиологи Англии, Франции, Германии, Швеции, Австрии, Нидерландов, Польши, США, Канады, Мексики, Индии, Китая, Ирана, Австралии, Японии и многих других «физиологических» стран мира .

Не претендуя на исчерпывающий анализ признаний заслуг и почестей Павлова, можно подвести некоторые итоги. Что же составило основу его популярности? Это, прежде всего, гениальные открытия в физиологии кровообращения, пищеварения и ВНД и публикации работ в отечественных и зарубежных журналах, сборниках и отдельными изданиями. Создание самой большой научной школы. Он воспитал целую плеяду выдающихся физиологов (П.К.Анохин, Э.А.Асратян, Б.П.Бабкин, К.М. Быков, П.С.Купалов, Ф.П.Майоров, Л.А.Орбели, М.К.Петрова, И.П. Разенков, А.Д.Сперанский, и многие другие), которые имеют своих учеников и последователей. Павлов был участником (выступал с докладами) на многих Российских и Международных физиологических конгрессах, конференциях и симпозиумах последней четверти XIX и первой трети XX веков, вёл переписку со многими видными отечественными и зарубежными учёными, руководил выполнением многих сотен научных, в том числе диссертационных, работ, выступал в качестве официального и неофициального оппонента на защитах многих десятков диссертаций [1] .

Все теоретические исследования Павлова и его школы были нацелены на решение практических задач. Он и его ученики проводили исследования непосредственно и на людях в детской, неврологической и психиатрической клиниках. Павлов – создатель учения об экспериментальных неврозах и типах ВНД, инициатор изучения поведения человекообразных обезьян, родоначальник направления генетики ВНД .

Подытоживая всё то, что принесло Павлову мировую славу и признание, следует упомянуть о характерологических особенностях личности ученого. Невероятная работоспособность; умение находить, ставить и разрешать главные проблемы физиологической науки; большой организаторский талант и умение подбирать учеников и сотрудников; честность, правдивость, твердость и большое человеколюбие, - вот краткий перечень объективных черт характеристики великого учёного .

Из «субъективных» особенностей, скорей не Павлова, а эпохи, в которой он жил и творил, можно назвать «общественную эйфорию» в отношении возможностей естественных наук. Открытия в биохимии, физиологии, медицине и других науках, сыпавшиеся в то время как из рога изобилия, создали иллюзию о том, что скоро будут побеждены все человеческие болезни. По отношению ко многим из них такой вывод, как мы знаем теперь, оказался несколько преждевременным. Но это к Павлову непосредственного отношения не имеет .

Литература

1. Библиография трудов И.П.Павлова и литературы о нём / ред. Э.Ш. Айрапетьянц. – М.; Л.: Изд-во АН СССР. – С.24-29, 214-259 .

2. Летопись жизни и деятельности академика И.П.Павлова / сост.: Н.М .

Гуреева, Н.А.Чебышева. – Л.: Наука, 1969. – 224 с .

3. Пастухов, В.А. «Академиана». И.М.Сеченов и И.П.Павлов. – СПб, 1998. – 84 с.: 28 фото .

4. Пастухов, В.А. Феномен Павлова // Русский мир. Кн.12. – 1999. – С.35-43 .

–  –  –

Первый Международный конгресс физиологов состоялся в 1889 г. в Швейцарии. С тех пор конгрессы проходили через каждые 3 года, исключая время первой и второй мировых войн. Подобного рода научные мероприятия, как правило, проводились и проводятся в странах и городах, учёные которых внесли значимый вклад в мировую науку в соответствующих разделах знаний .

С начала XX века Павлов активный участник многих отечественных и зарубежных, в том числе международных, конференций, съездов, конгрессов по физиологии и смежным наукам [1, 2]. В частности, он принимал активное участие (доклады, дискуссии, обмен информацией и мнениями в личных беседах и др.) в работе Международных конгрессов физиологов, состоявшихся после первой мировой войны в Эдинбурге (1923), Стокгольме (1926), Бостоне (1929), Риме (1932), Ленинграде и Москве (1935) .

Павлов обладал большим авторитетом среди ведущих физиологов мира .

Так, перед началом работы Конгресса в Бостоне он пишет жене, Серафиме Васильевне: «... На второй или третий день я получил телеграмму с парохода, специально везущего физиологов, со словами: “375 физиологов приветствуют вас”. Конечно, я ответил телеграммой на пароход с благодарностью. Значит, надо докладом оправдать привет». Доклад Павлова «Торможение в нормальной деятельности больших полушарий» прошёл под аплодисменты. Громадный интерес вызвал его доклад «Физиология высшей нервной деятельности» и на очередном Конгрессе в Риме. Здесь же было принято решение о проведении очередного Международного конгресса физиологов в Советском Союзе в 1935 г. С заявкой от имени Правительства СССР выступил академик, лауреат Нобелевской премии И.П.Павлов, входящий к тому же в Совет Международного союза физиологических наук. В выборе места проведения очередного Конгресса большую роль сыграли не только научные достижения советской физиологии, в частности школы Павлова, но и его авторитет среди ведущих физиологов мира .

Павлов был в дружественных отношениях и вёл регулярную переписку с английскими физиологами Ч.Шеррингтоном, В. Бейлисом, Г.Старлингом, Д.Баркровтом, А.Хиллом; американскими учеными Р.Иерксом, Дж. Келлогом, В.Гентом (несколько раз приезжал в Ленинград и подолгу работал у Павлова), У.Кенноном, Е.Торндайком, К.Холлом; немецкими учеными Э.Абдергальденом, А.Бете, Е.Герингом, Р.Гейденгаймом, В. Тренделенбургом, М.Ферворном, Е.Фишером; голландцами К. Винклером, Р. Магнусом, Я.Тен-Кате; с французскими (Ш.Рише, Л.Ляпик), швейцарскими (М.Миньковский, К.Монаков и др.) и японскими (Я.Сатаке и Х.Ишикава) учёными. Многие иностранные учёные в лабораториях Павлова работали в качестве практикантов: В.Гросс, О.Конгайм, Г.Николаи (Германия), Б.Ленквист (Швеция), Ф.Бенедикт, И.Келлог (США), В.У.Томсон, Е. Катрат (Англия), Сатаке, Ишикава (Япония), Ван де Пют (Бельгия), Миньковский (Швейцария), А.Починков (Болгария) и другие .

Разумеется, что Павлов и возглавил Организационный комитет XV Международного конгресса физиологов. В него также вошли советские ученые Л.А.Орбели (Ленинград, зам. председателя), А.В.Палладин (Киев), И.С.Беритов (Тбилиси), Л.Н.Федоров (Москва), Г.В.Фольборт (Харьков), Х.С.Коштоянц (Москва) и иностранные физилоги Уильям Бейлис, Арчибальд Хилл (Англия), Луи Ляпик (Франция), Уолтер Кеннон (США) и Отто Франк (Германия). Был организован и Правительственный комитет во главе с секретарём ЦИК СССР И.А.Акуловым. Этот комитет решал организационные и финансовые вопросы, во многом способствовавшие проведению Конгресса на высоком уровне .

Открытие Конгресса состоялось в Ленинграде в Таврическом дворце (в то время дворец Урицкого) 9 августа 1935 г. Павлов выступил с приветственной речью к участникам. По количеству участников (1447 чел.) и количеству заявленных докладов (667) это был самый представительный из всех ранее проведенных Международных конгрессов физиологов .

Здесь же проходили Пленарные заседания. Секции работали в Выборгском доме культуры и в аудиториях Военно-медицинской академии. В местах проживания делегатов, а также в Ленинградском доме учёных были открыты специальные залы для отдыха, чтения и письма. Участники конгресса пользовались бесплатным проездом в городском транспорте, для чего нужно было только показать кондуктору номерной жетон и билет Конгресса. Для участников Конгресса помимо научных заседаний были организованы экскурсии по Ленинграду и пригородам, посещения научных учреждений, музеев, театров и даже промышленных предприятий. Участники Конгресса посетили детище Павлова – Научно-опытную станцию в Колтушах, где широким фронтом развернулись исследования по высшей нервной деятельности. По предложению иностранных ученых Научный городок Колтуши был назван «Столицей условных рефлексов» .

15 августа Оргкомитет и Ленсовет дали для участников и делегатов Конгресса банкет, который проходил в Екатерининском дворце Детского села (г. Пушкин), и в 22 часа завершился фейервеком в парке дворца .

Вечером 16 августа участники Конгресса поездом выехали в Москву .

На последнем Пленарном заседании, состоявшемся в Большом зале Московской консерватории 17 августа, в официальном обращении от делегатов профессор Эдинбургского университета Д.Барджер назвал Павлова «первым из физиологов мира». В тот же день Советское правительство устроило приём для участников Конгресса в Большом кремлёвском дворце. Павлов на приеме выступил с речью, которая 20 августа была опубликована в газете «Правда» и которая ниже приводится целиком. «Вы слышали и видели, - говорил Иван Петрович, обращаясь к иностранным гостям, – какое исключительное благоприятное положение занимает в моём отечестве наука. Сложившиеся у нас отношения между государственной властью и наукой я хочу проиллюстрировать только примером - мы, руководители научных учреждений, находимся прямо в тревоге и беспокойстве по поводу того, будем ли мы в состоянии оправдать все те средства, которые нам предоставляет правительство. (Председатель СНК СССР В.М.Молотов с места: «Уверены, безусловно, оправдаете»). Как вы знаете, я экспериментатор с головы до ног. Вся моя жизнь состояла из экспериментов. Наше Правительство также экспериментатор, только несравненно более высокой категории. Я страстно желаю жить, чтобы увидеть победное завершение этого исторического социального эксперимента».. .

Делегаты Конгресса получили памятные подарки: прекрасно изданную книгу Избранных трудов И.М.Сеченова, переведённых на соответствующие языки, медаль с барельефом, изображающим портрет И.М. Сеченова, и жетон с Фроловской башней и частью стены Московского кремля прекрасной художественной формы .

Литература

1. Павлов, И.П. Полное собрание сочинений. – 2-е изд. – М.; Л.: Изд-во АН ССР, 1952. – Т.6. – 464 с .

2. Ухтомский, А.А. XV Международный конгресс физиологов. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. – 72 с .

GERHARD ERTL, 2007 NOBEL CHEMISTRY LAUREATE J.-P.Adloff, G.B.Kauffman* (Universit Louis Pasteur, Strasbourg, France. jp.adloff@noos.fr;

* California State University, Fresno, CA, USA. georgek@csufresno.edu) On October 10, 2007 Svenska Kungliga Vetenskapsakademien (the Royal Swedish Academy of Sciences) awarded the Nobel Prize in Chemistry to the German physical chemist Gerhard Ertl, Professor Emeritus at the Abteilung Physikalische Chemie, Fritz-Haber-Institut der Max-Planck-Gesellschaft [1] in Berlin “for his studies of chemical processes on solid surfaces” [2–13]. Ertl received the unexpected but welcome news on his 71st birthday. He told Deutsche Presse-Agentur (DPA), “I got two presents today… I was almost in tears. Of course, one knows that one is a candidate. Yesterday [October 9, 2007] the Physics prize went to a German [13], so I thought the Prize for Chemistry should not go to me” [14]. Ertl will receive the Nobel gold medal, certificate, and the 10 million Swedish kronor ($1,5 million) prize money in Stockholm from the hands of Swedish King Carl XVI Gustav on December 10, 2007, the 111th anniversary of Alfred Bernhard Nobel’s (1833-1896) death .

The award was the first to be granted to a surface chemist since Irving Langmuir (1881-1957) received the prize in 1932 “for his outstanding discoveries and inventions in the field of surface chemistry” .

Gerhard Ludwig Ertl, the son of Ludwig and Johanna Ertl (ne Schneider), was born on October 10, 1936 in Bad Cannstadt, a district of Stuttgart, Germany. He attended the Kepler Gymnasium (high school) in Bad Cannstadt and obtained his Abitur (the diploma required for higher studies) in 1955. He studied physics at the Technische Universitt Stuttgart (1955followed by an academic year (1957at the Universit de Paris and a second academic year (1958-1959) at the LudwigMaximilians-Universitt in Munich. Returning to Stuttgart, Ertl worked from 1959 to 1961 on

his diploma (Dipl. Physiker) thesis,

“Temperature jump experiments to study fast dissociation reactions using microwave pulses” [16], under the guidance of Heinz Gerischer (1919-1994), who was then working at the Max-PlanckInstitut fr Metallforschung in Stuttgart. In 1962 Gerischer was appointed Professor of Physical Chemistry at the Technische Hochschule Mnchen (after 1970, Technische Universitt Mnchen, TUM), where he remained until 1969 .

On September 18, 1964, Ertl married Barbara Maschek; the couple has two children, Christine and Mathias, and three grandchildren. Ertl followed Gerischer as an assistant, and in 1965 under his mentor's supervision he completed the thesis for his doctorate (Dr. rer. nat.), “On the kinetics of the catalytic hydrogen oxidation on germanium single crystals” [17]. In 1967, he submitted his Habilitationsschrift (original research paper required to teach at a college or university), “Surface structural and reactivity studies using low energy diffraction” [18], and he became a Privatdozent (an unsalaried lecturer whose income is derived from Kollegiengelder – fees paid by the students who enroll in his courses). He then accepted a chair at the Technische Universitt Hannover, where he became Professor and Director at the Institute of Physical Chemistry (1968-1973). In 1973, together with his research group he returned to Munich where he held the same position at the Ludwig-MaximiliansUniversitt until 1985 .

During these years, Ertl was Visiting Professor at the California Institute of Technology in Pasadena (1976-1977), the University of Wisconsin, Milwaukee (1979), and the University of California, Berkeley (1981-1982). He retained his position in Munich despite tempting offers from the prestigious University of California, Santa Barbara and Westflische Wilhelms-Universitt Mnster. In 1985, he succeeded his mentor Gerischer as Director of the Department of Physics at the Fritz-Haber-Institut der Max-Planck-Gesellschaft in Berlin, taking along with him his entire research team from Munich. At the same time, he became Honorary Professor at the Technische Universitt and the Freie Universitt Berlin. After the reunification of Germany in 1989, he also assumed the same position at the Humboldt Universitt zu Berlin. In 2004, Ertl retired as Professor Emeritus, an event that was commemorated in a Festschrift published in a special issue of the Journal of Physical Chemistry [15] .

Chemical reactions on solid surfaces are the Leitmotiv of Ertl's scientific work. The press release for the Nobel Prize award explains: “Gerhardt Ertl has founded an experimental school of thought by showing how reliable results can be attained in this difficult area of research. His insights have provided the scientific basis of modern surface chemistry; his methodology is used in both academic research and the industrial development of chemical processes” [2] .

Step by step Ertl created a methodology for surface chemistry by demonstrating how different procedures can be used to provide a complete picture of a surface reaction. Reactions on metallic surfaces are prominent for catalysis as emphasized by the Committee for the Wolf Foundation Prize in Chemistry, which was awarded to Ertl in 1998: “Gerhard Ertl has determined the detailed mechanisms at the molecular level, of the catalytic synthesis of ammonia over iron and the catalytic oxidation of carbon monoxide over palladium. During these very careful studies, he discovered the important phenomenon of oscillatory reactions on platinum surfaces and, using photoelectron microscopy, was able to image for the first time the oscillating changes in surface structure and coverage that occur during reaction. His work has been especially distinguished by his ability to design experiments, which identify and isolate the key parameters, which control chemical reactions at catalytic surfaces” [19] .

Ertl also elucidated the mechanism of the Haber–Bosch industrial process for the synthesis of ammonia from elemental hydrogen and nitrogen on an iron catalyst [20] and of the oxidation of carbon monoxide on platinum, a reaction that takes place in the exhaust pipes of cars. His work on surface chemistry also found applications in many processes that are vital today, such as those involving chlorofluorocarbons (CFCs, “freons”) used in air conditioning systems that cause deterioration of the ozone layer by reacting on the surfaces of small crystals of ice in the troposphere, rusting that occurs on exposure of iron surfaces to oxygen, the manufacture of semiconductor materials for the electronics industry, and renewable fuels produced on catalytic surfaces [21] (Figure). Ertl's scientific bibliography consists of almost 700 publications from 1961 to 2007 with contributions of more than a hundred Ph.D. students and many postdoctoral associates from all over the world .

Ertl is a member of the advisory editorial boards of many journals, for example, Angewandte Chemie, Science, Faraday Transactions, the European journal Physical Chemistry Chemical Physics, and the Chinese Journal of Catalysis. He is co-editor of the Handbook of Heterogeneous Catalysis, the second of the eight volumes of which will appear in 2008 .

The list of Ertl's honors, awards, memberships, and lectureships is imSome Applications of Surface Reactions .

pressive. In 2007 alone, in addition to Surface reactions are vital in cleaning automobile exhausts, in reactions reducing the the Nobel Prize in Chemistry, he reozone layer, in preventing the rusting of iron ceived the Gold Medal of the Slovak surfaces, and in the production of renewable Chemical Society and the Otto Hahn fuels, semiconductor materials, and artificial Prize in Chemistry and Physics given fertilizers. (Courtesy, Nobel Foundation) jointly by the German Chemical and Physical Societies and the city of Frankfurt-am-Rhein, he held the Faraday lectureship, the oldest award of the Faraday Division of the Royal Science Academy, and the Baker lectureship at Cornell University .

In 1998, together with Gabor A.Somorjai (b. 1935) of the University of California, Berkeley, Ertl won the Chemistry Prize of Israel’s Wolf Foundation “for their outstanding contributions to the field of the surface science in general and for their elucidation of fundamental mechanisms of heterogeneous catalytic reactions at single crystals surfaces in particular” [19]. Ertl also received the Centenary Medal of the Royal Society (1985), the Japan Prize of the Science and Technology Foundation of Japan (1992), and the Medard W.Welch Award of the American Vacuum Society (1995). Ertl had earned his first foreign awards when he was a Visiting Professor in the United States – the Sherman Fairchild Distinguished Scholar at the California Institute of Technology (1976), the E.W.Muller Award from the University of Wisconsin, Milwaukee (1979), and the Paul H.Emmett Award in Fundamental Catalysis from the North American Catalysis Society (1979). Altogether, he held more than 40 lectureships in Europe, the United States, and Japan .

Ertl received a large number of awards from German scientific institutions, including the Justus von Liebig Medal (1987) and the Karl Ziegler Prize (1998), both from the Gesellschaft Deutscher Chemiker, the Carl Friedrich Gauss Medal of the Braunschweigische Wissenschaftliche Gesellschaft (1985), the Leibniz Prize of the Deutsche Forschungsgemeinschaft (1991), and the Robert Wilhelm Bunsen Medal of the Deutsche Bunsengesellschaft fr Physikalische Chemie (1992). He holds honorary doctorates from the universities of Bochum, Germany (1992), Mnster, Germany (2000), Aarhus, Denmark (2003), Leuven, Belgium (2003), Gteborg, Sweden (2003), and, as seen above, of the three Berlin Universities. In 1992, he received the Grosses Bundesverdienstkreuz (high reward for merit) from the President of the Bundesrepublik Deutschland. Ertl is an honorary fellow of the Royal Society of Edinburgh (1985), foreign honorary member of the American Academy of Arts and Sciences (1993), corresponding member of the sterreichische Akademie der Wissenschaften (2001), foreign associate of the U.S. National Academy of Sciences (2002), honorary member of the Deutsche Bunsengesellschaft fr Physikalische Chemie (2006), and member of several German scientific academies, including the prestigious Leopoldina (1986) [22, 23] .

When he relaxes, Ertl plays the piano, mostly classical but also popular songs. He often plays for his colleagues when there is a celebration at the institute, where he still has an office. He has two cats and a holiday home in Bavaria [14]. In 2004 Ertl retired from his position as Director of the Abteilung Physikalische Chemie, Fritz-Haber-Institut der Max-Planck-Gesellschaft. The Editors of the Festschrift commemorating the event stated he would leave a gap that will be hard to fill. We are sure; however, this will not set an end to his scientific curiosity… Gerhard Ertl has, as no one else, influenced the fate and direction of surface science and we are grateful for it [15] .

On this occasion his colleagues, students, and associates wished Ertl and his family – his wife Barbara, his two children, and three grandchildren – the tranquillity of retirement, a hope hardly consistent with the award of the Nobel Chemistry Prize to this indefatigable researcher. His retirement will likely be an active one, for he told Adam Smith: “A scientist is never, never at the end, and when we solve a problem, five other problems develop anew. So that’s why a scientist will always think about his work and what he can do next… I think you never should give up, you should always try to solve the problem as far as it is possible. And you must be patient. You must be patient. That’s very important” [6] .

References and Notes *

* Библиографическое описания оставлены в авторской редакции. – Прим.ред .

1. Fritz-Haber-Institut der Max-Planck-Gesellschaft. Department of Physical Chemistry. http://w3.rz-berlin.mpg.de/pc/pc.html (accessed Nov 2007) .

2. The Nobel Prize in Chemistry 2007. http://nobelprize.org/nobel_prizes/ chemistry/laureates/2007 (accessed Nov 2007) .

3. Scientific Background on the Nobel Prize in Chemistry 2007. Chemical Processes on Solid Surfaces. http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/ laureates/2007/sci.html (accessed Nov 2007) .

4. Adam Smith. The Nobel Prize in Chemistry 2007. Exploring Chemistry at the Frontier. http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2007/ speedread.html (accessed Nov 2007) .

5. The Nobel Prize in Chemistry 2007. Press Release. Modern surface chemistry – fuel cells, artificial fertilizers and clean exhaust. http://nobelprize.org/ nobel_prizes/chemistry/laureates/2007/press.html (accessed Nov 2007) .

6. Gerhard Ertl. Interview with Adam Smith, Editor-in-Chief of Nobelprize.org .

http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2007 (accessed Nov 2007) .

7. Service, R.F. Nobel Prizes: Chemistry Laureate Pioneered New School of Thought Service. Science 2007, 318, 373-374 .

8. Cressey, D. Happy Birthday. Chemist’s work on surface reactions secures an unusual present. Nature 2007, 449, 767. http://www.nature.com/news/2007 /071017/full/449767a.html (accessed Nov 2007) .

9. Maugh II, T.H. Another Nobel for a German. The chemistry prize goes to Gerhard Ertl for groundbreaking studies on surface reactions. His fellow citizen shared the physics award a day earlier. The Los Angeles Times, October 11, 2007, p.A3 .

10. Ritter, M. German wins Nobel for chemistry research. The Fresno Bee, October 11, 2007, p A11 .

11. Halford, B. Nobel Prize in Chemistry. Awards: German chemist nabs prize for surface science on his 71st birthday. Chem. Eng. News October 15, 2007, 85 (42), 9 .

12. BBC News. Surface chemistry awarded Nobel. German scientist Gerhard Ertl has been awarded the 2007 Nobel Prize for chemistry for his studies of processes on solid surfaces. http://newsvote.bbc.co.uk/mpapps/pagetools/print/ news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/7037210.stm (accessed Nov 2007) .

13. The 2007 Nobel Prize in Physics was awarded to the German Peter Grnberg (b. 1939) of the Research Center Jlich and the Frenchman Albert Fert (b .

1938) of Centre National de la Recherche Scientifique (CNRS) and the Universit de Paris-Sud at Orsay “for the discovery of Giant Magnetoresistance.” http://nobelprize.org/ nobel_prizes/physics/laureates/2007 (accessed Nov 2007);

Associated Press. Europeans share Nobel for Physics. The Fresno Bee, October 10, 2007, p A13; Cho, A. Effect that Revolutionized Hard Drives Nets a Nobel. Science 2007, 318, 179; Petkewich, R. Nobel Prize in Physics. Awards: Pair shares prize for discovery that enabled high-density computer hard disks. Chem. Eng .

News October 15, 2007, 85 (42), 13 .

14. Profile: Nobel prize the perfect birthday present for Ertl. Deutsche PresseAgentur. October 10, 2007. http://science.monstersandcritics.com/features/printer_

1364188.php (accessed Nov 2007) .

15. Freund, H.J.; Knzinger H., Eds. Foreword for the Gerhard Ertl Festschrift. J. Phys. Chem. B 2004, 108, 14183-14186 .

16. Ertl, G., Gerischer, H. Eine Temperatursprungmethode zur Untersuchung schneller Dissoziations-reaktionen mit Hilfe eines Mikrowellen-Impulses. Ber .

Bunsenges. Phys. Chem. 1961, 65, 629–633 .

17. Ertl, G. ber die Kinetik der katalytischen Oxidation von Wasserstoff an Germanium Einkristallen. Z. Phys. Chemie (Frankfurt) 1965, 46, 49-62 .

18. Ertl, G. Untersuchung von Oberflchenreaktionen an Kupfer mittels Beugung langsamer Elektronen (LEED). Surf. Sci. 1967, 7, 309-331 .

19. The 1998 Wolf Foundation Prize in Chemistry. http://www.wolffund .

org.il/full.asp?id=58 (accessed Nov 2007) .

20. Fritz Haber (1868-1934) received the 1918 Nobel Chemistry prize (awarded in 1919) for the synthesis of ammonia. Together with Carl Bosch (1874he established the Haber-Bosch procedure for a large-scale catalytic production of ammonia from hydrogen and nitrogen. A scientific “family relation” links Fritz Haber to Gerhard Ertl via Karl Friedrich Bonhoeffer (1899-1957) and Heinz Gerischer, who all acted successively as Directors at the Fritz-Haber-Institut .

21. Information for the Public. The Nobel Prize in Chemistry 2007. From artificial fertilizers to clean exhaust. http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/ laureates/2007/info.html (accessed Nov 2007) .

22. The Deutsche Akademie der Naturforscher Leopoldina, founded in 1652 in Schweinfurth, is the oldest academy in Germany; since 1878 its seat has been in Halle. Members selected from all over the world have distinguished themselves by demonstrating scientific excellence. The number of members is limited to one thousand .

23. For a more detailed list of Ertl’s education, positions, honors, memberships, and publications log onto http://hcr3.isiknowledge.com/author.cgi?&id=312 (accessed Nov 2007) .

НЕИЗВЕСТНЫЙ СЕМЁН КУЗНЕЦ:

ПЕРЕПИСКА С ЕГО РОДСТВЕННИКАМИ

В.М.Московкин (Харьковский национальный университет им. Каразина, Харьков, Украина) Гуманитарное знание о прошлом – не только на страницах газет, журналов и мемуарной литературы, в фондах архивов, музеев и библиотек, но и в живой памяти людей – свидетелей прошлых событий или сохранивших в этой памяти воспоминания своих друзей и близких об этих событиях. Но через несколько поколений эта память, а, следовательно, и знание о прошлом, тускнеет, и, если оно не подкрепляется письменными свидетельствами, то и вовсе исчезает .

Всё это, как нельзя лучше, относится к раннему периоду жизни уроженца Российской империи, жителя Белоруссии (Пинск, 1901-1909 гг.) и Западной Украины (Ровно, 1909-1915 гг.), еврейского беженца в Восточную Украину (Харьков, 1915-1922 гг.), беженца-иммигранта (1922-1928 гг.) и гражданина (1928-1985 гг.) США, лауреата Нобелевской премии по экономике 1971 года и выдающегося экономиста ХХ столетия Семёна Кузнеца .

О его жизнедеятельности в Российской империи и Советской Украине практически отсутствуют какие-либо письменные свидетельства или опубликованные воспоминания его современников. В существующей энциклопедической и справочно-биографической литературе имеются две версии места рождения С.Кузнеца. По одной, он родился в Харькове, по другой – в Пинске. Первая версия поддерживалась самим С.Кузнецом, так как по всем официальным документам он проходил как уроженец Харькова. После смерти С.Кузнеца в 1985 г. его вдова, Эдит ХандлерКузнец, чётко заявила, что он родился в Пинске, а не в Харькове, что было отмечено в примечании к некрологу С.Кузнеца, опубликованному в 1986 г. другом его семьи Мозесом Абрамовицем [1]. Каких-либо документальных доказательств этому факту до сих пор представлено не было .

В этой связи 3 апреля 2009 г. я обратился к сыну С.Кузнеца, профессору экономики университета штата Индиана (Блумингтон) Паулю Кузнецу. В своем ответном письме от 11 апреля 2009 г. он сообщил, что «имеется конфуз по поводу раннего периода жизни моего отца, но Вы правы относительно места его рождения, это было не в Харькове, а Пинске… Фактически ничего не написано о его персональной жизни, источниках его мыслей или влиянии на его ранний опыт научной деятельности .

Я не удивляюсь этому, так как он был очень немногословным о своих ранних годах. Когда я ещё ребенком спрашивал его о раннем периоде жизни, то обнаруживал, что он не хочет рассказывать об этом. Я подозреваю, что лишения, связанные с первой мировой войной и революцией, были ответственны за это молчание». Он отметил, что из харьковского периода жизни его отца ему только известно, что он был главой статистического офиса в Украине перед эмиграцией в США. Он также сообщил мне о письме Николая Костюковича из Белорусской Академии наук, который сообщил ему об установлении в 2007 г. мемориальной доски на здании в Пинске, где предположительно учился С.Кузнец .

Во втором письме от 25 мая 2009 г. он сообщил, что его мать после смерти отца передала его документы и материалы в архив Гарвардского университета [2], и он сомневается, что среди этих бумаг есть русскоязычные документы, за исключением известной первой научной работы С.Кузнеца [3]. При этом он отметил, ссылаясь на известную работу Капурии-Фореман и Перлмана [4], что вторая научная работа его отца, написанная в Харькове и посвященная теории инноваций Шумпетера, была переведена на английский язык и представлена в качестве магистерской диссертации по месту его обучения в Колумбийском университете. Он сомневается, что она сохранилась в архиве Колумбийского университета [5]. Из моего большого перечня учёных и специалистов, которые могли влиять на С.Кузнеца во время его обучения и работы в Харькове, он выделил только М.И.Туган-Барановского, Н.Д.Кондратьева и Е.Е.Слуцкого и то в контексте собственного курса профессиональной подготовки как экономиста. Он также сообщил, что не имеет идеи, где, если нигде, можно обнаружить копию свидетельства о рождении своего отца, и не знает, когда семья из Пинска перебралась в Харьков .

По этим и другим вопросам он рекомендовал обратиться к своей сестре, Юдит Штейн, которая проживает сейчас во Франции, что я и сделал .

В своем первом письме от 5 июня 2009 г. она подтвердила слова брата о том, что отец практически ничего не рассказывал о своем детстве и молодости. Она сообщила, что её кузина – Рут Кузнец-Хауптман, дочь младшего брата Семёна Кузнеца Георга, сделала краткие записи воспоминаний своего отца, из которых следует, что семья из Пинска перебралась в Ровно, где она жила вместе с бабушкой и дедушкой С.Кузнеца, а в 1915 г .

вся семья выехала в Харьков. Она сообщила, что среди своих бумаг обнаружила два перевода образовательных документов своего отца, которые, вероятно, были использованы им при поступлении в Колумбийский университет, выданные Харьковским вторым реальным училищем в мае 1917 г. [6] и Харьковским коммерческим институтом [7], в который он был принят в конце 1918 г. с последней оценкой, датированной июлем 1921 г .

(копия перевода зачётной книжки). Сразу же отмечу, что в конце 1919 г. – начале 1920 г. на месте этого института и юридического факультета Харьковского университета был создан Харьковский институт народного хозяйства .

В 1921 г. С.Кузнец уже работал руководителем сектора трудовой статистики статистического отдела Южного бюро ВЦСПС, и, повидимому, экстерном сдал 7 июля 1921 г. в последнем институте два предмета по статистике (теория и практика). В первом своем письме ко мне Юдит Штейн также написала: «Все иммиграционные и визовые документы, а также документы по натурализации моего отца показывают, что он родился в Харькове, поэтому я очень сомневаюсь, что какиенибудь доказательства его рождения в Пинске могут быть обнаружены в США. Я верю, что он родился в Пинске, но для того, чтобы покинуть Россию или Польшу, была сделана некоторая фальсификация документов». Во втором письме от 12 июня 2009 г. ко мне Ю.Штейн, со ссылкой на свою кузину, сообщила, что семья оставила Пинск, чтобы воссоединиться со своими родителями [8] в Ровно, а выезд её в Харьков произошёл в 1915 г. в связи с выселением евреев из прифронтовой полосы по причине боязни царского правительства России, что они будут сотрудничать с австрийскими и немецкими войсками [9]. На мой вопрос о причине фальсификации документов отца, она ответила, что её знания по сложной истории изменения границ минимальны, но, возможно, для того, чтобы выехать из России в США харьковское место рождения было намного предпочтительнее пинского. Далее она пишет, что стремление С.Кузнеца покинуть Россию было связано с его желанием воссоединиться в США с отцом, поэтому речь о нём, как о политическом беженце, идти не может .

На другой мой вопрос, связанный с устойчивой ошибочной версией обучения С.Кузнеца в Харьковском университете, она ответила, что не знает на него ответа. Но при этом она сообщила важную деталь, что на праздновании своего 80-летия С.Кузнец заявил, что он прошёл «формальное обучение в научной гимназии» и провел два года в «институте, посвященном экономике» (institution devoted to economics) .

Она отметила в своем письме, что эти слова её отца цитировал Роберт Фогель в своем послесловии к книге «Economic development, the family, and income distribution, selected essays», опубликованной в 1989 г. издательством Кембриджского университета (Cambridge University Press). В этом же письме Ю.Штейн сообщила мне электронный адрес своей кузины (Ruth Kuznets Pearson Hauptman) и попросила выслать мой почтовый адрес для пересылки копий документов .

В третьем своём письме, датированном 3 августа 2009 г., которое было получено мною по почте вместе с копиями документов её отца, она ответила на ряд моих вопросов, касающихся ее родственников. Она подтвердила известные из литературы сведения, что родители С.Кузнеца были заняты в меховом бизнесе, причём его отец занимался им и в США .

Она сообщила, что не знает даты их рождения и смерти. Она уточнила, что её отец прибыл в США в марте 1922 г. вместе со своим старшим братом Соломоном. При этом Соломон был на год или два старше Семёна Кузнеца. Она также сообщила неизвестную деталь, что младший брат С.Кузнеца Георг родился в Киеве в 1909 г., при этом отметив, что три брата были экономистами. Она рекомендовала уточнить все подробности жизни семьи Кузнец у своей кузины .

24 июня 2009 г. я обратился к Рут Кузнец-Хауптман с большим письмом, в котором просил прояснить неизвестные события из раннего периода жизни С.Кузнеца. 28 июня 2009 г. она сообщила, что не имеет копии своих воспоминаний («memoir»), о которых упоминала её кузина Ю.Штейн, и просила дать ей время для написания всего того, что она знает о раннем периоде жизни своего отца Георга и дяди Семёна. 24 июля 2009 г. я получил от неё долгожданный ответ, который пролил свет на уникальные и неизвестные ранее подробности жизни семьи Кузнец. Ввиду важности этого письма, я постараюсь быть ближе к тексту. Рут просит учесть, что её воспоминания следует фильтровать через взгляды её отца, который был в те годы ребёнком и подростком. Далее она пишет: «Воспоминания», на которые ссылается моя кузина, являются фактически рукописной коллекцией воспоминаний моей матери, записанных мною после смерти моего отца (1986 г.). Они предполагались для собственного использования матери и были также использованы для написания мемориальной биографии моего отца его коллегой, профессором университета Калифорнии Иваном Ли (Ivan Lee) (University of California: In Memoriam, 1986 [10]). Возможно, моя мать разослала копии моей рукописи. Я не помню обсуждения с ней этого вопроса, так как это было давно. Я была удивлена недавно, что моя кузина Юдит Штейн имеет копию этой рукописи [11]. Я её не имею» .

Дальнейшее её письмо содержало ответы на мои вопросы .

Вопрос. В каком году семья покинула Пинск? Не знаете ли Вы, где и сколько лет С.Кузнец учился в Пинске (белорусские журналисты говорят, что он учился в городском реальном училище)?

Ответ. Я полагаю, что семья оставила Пинск в 1909 г., вскоре после того, как родился мой отец. В это же время Абрагам Смит (Abraham Smith) [12] выехал в США. Мой отец рассказывал мне, что Абрагам выехал в США, когда ему, моему отцу, было два месяца. Я сейчас обнаружила, что Абрагам Смит на некоторое время возвращался в Пинск и затем окончательно выехал в США в 1909 г. Во всяком случае, дяде Семёну тогда было восемь лет, поэтому он мог обучаться в Пинске очень незначительное время. Если это был не 1909 г., когда семья выехала в Ровно, то это было в течение следующих нескольких лет .

Вопрос. Почему семья Кузнеца переехала из Пинска в Ровно, а затем в Харьков (обеспечение образования детям, первая мировая война)?

Ответ. Из Пинска в Ровно: Я нахожусь под впечатлением моего отца и тети Юдит, что семья выехала из Пинска с целью обучения детей. Я полагаю, что Ровно в то время было центром образования еврейских молодых людей [13]. Семья в Ровно состояла из трёх братьев, их матери Полины (Polina/Pescha), их незамужней тётки Евы (Eva/Yeva), их родителей по линии матери – Шмуэль (Schmuel) и Чина (China) Фридманы [14] (China – произношение моего отца, думаю, Хина (Khina) может быть лучшей транслитерацией). Жили ли Фридманы уже в Ровно или приехали с семьей из Пинска, я не знаю. Одно время я была под впечатлением, что они были из Ровно, но я не помню, почему. Семья Кузнец прибыла в Пинск из Столина, а глава семейства Абрагам, имевший имя Алко-Вольф (Alko-Volfe) Кузнец, оставался в Столине. Я не знаю происхождение семьи Фридманов .

Из Ровно в Харьков: В соответствии с воспоминаниями моего отца в 1915 г., можно было видеть, как фронт первой мировой войны двигается по направлению к Ровно. Огонь был виден, и слышны были разрывы снарядов. Мой отец говорил, что дядя царя, который был русским генералом, приказал выселить всех евреев из прифронтовой территории, так как он боялся, что они будут сотрудничать с немцами. Им было дано 24 часа на сборы. Мой отец вспоминает, как его дедушка закопал ценные вещи (серебряные подсвечники и др.) под вишней в саду. Поезд, который их вез через всю Украину, собирал беженцев по пути своего следования, но я не знаю, почему семья остановилась именно в Харькове .

Вопрос. В каком году родился Ваш отец Георг (в литературе имеется информация только о двух старших братьях)?

Ответ. Мой отец родился в Киеве в 1909 г. Его мать имела плохое здоровье, и поэтому рождение моего отца заранее было запланировано в медицинском центре в Киеве .

Вопрос. В каких школах Соломон и Георг обучались в Харькове?

Ответ. Я не могу ответить на этот вопрос. Мой отец рассказывал историю о том, как его старшие братья готовили его к вступительному экзамену в одну хорошую школу, и он провалился, что было большим разочарованием для всех. Он был ещё очень молод, и сказал, что из-за трудного времени «его образование было в запущенном состоянии» [15] .

Соломон и Семён учились в Харькове, но я не знаю, где .

Вопрос. Контактировал ли С.Кузнец с русскими иммигрантами и соотечественниками из СССР в США?

Ответ. Кроме его семьи, я никого не знаю .

Вопрос. Оставил ли С.Кузнец какие-либо воспоминания о начальном периоде жизни?

Ответ. Я не знаю об этом, и сомневаюсь, что они были .

Вопрос. Как Вы думаете, почему фальсифицировались документы С.Кузнеца (утеря свидетельства о рождении, причины, связанные с необходимостью пересечения границы или получения политического убежища)?

Ответ. Я не уверена, но вот что рассказывал мне отец. После гражданской войны беженцы из западных районов (в основном евреи) отправлялись обратно на поездах, которые по пути своего следования собирали других беженцев. Как я помню, по словам моего отца, это был 1921 г., но, возможно, это был и 1922 г. Государственные границы изменились. Ровно, Пинск и, я думаю, Столин перешли к Польше [16]. После того, как поезд пересёк польскую границу в Ровно, Семёна арестовали [17]. Он был обвинён в шпионаже, и были разговоры о его наказании. Через несколько дней власти нашли «настоящего шпиона» (“real spy”), и Семён был выпущен. Но в то время, я уверена, трудно было понять, что реально произошло. После этого Семён и Соломон выехали в Данциг, который не находился под польским контролем [18], и оттуда они эмигрировали. Я не знаю ничего об американских иммиграционных квотах для Восточной Европы в 1921/1922 гг., но здесь могли быть проблемы с ними. Имеется даже подозрение на «бегство» (“escape”) Семёна и Соломона из Польши .

Они оба работали там, что мой отец называл “Western Bolshevic Command Unit”. Я не знаю, является ли это “South Bureau Allrussian Central of Trade Union”, о котором Вы пишите. В связи с работой в этой организации, у них могли быть проблемы с польскими властями .

В то время дядя Семён имел бумаги большевистской власти, разрешающей ему путешествовать по Днепру. Во время такого путешествия он пытался подготовить почву для возвращения семьи в район Ровно/Пинска, но был не в состоянии это сделать. Он вернулся в Харьков, не установив контактов с родственниками и друзьями на другой стороне границы. Установление таких контактов, очевидно, было опасным делом в то время. В любом случае по ряду причин эмиграция из Польши была невозможна для Семёна и Соломона, поэтому они вынуждены были эмигрировать из Данцига, где использовали, очевидно, фальсифицированные документы .

Я помню, мой отец и дядя Семён дискутировали по вопросу иммиграции последнего в США. Семён называл себя «беженцем», но мой отец не соглашался, называя его «иммигрантом». К сожалению, я не помню или не слышала дальнейших подтверждающих доводов с другой стороны .

В то время как Семён и Соломон прибыли в Данциг с целью дальнейшей эмиграции, мой отец и четыре других взрослых члена семьи выехали в Варшаву, где они стали проживать в квартире по улице Дьюка, 21 (Djika, 21) [19]. Возможно, Семён и Соломон посетили на короткое время Варшаву перед тем, как они покинули Данциг. Возможно также, семья посещала на короткое время Пинск перед тем, как выехать в Варшаву, но, если это было, я не слышала об этом .

Когда стало ясно, что их мама Полина долго не проживет, в 1925 г .

или 1926 г. Семён и Соломон посетили её. Все они встретились в Данциге, так как молодые люди не могли пересекать польскую границу, или это было нежелательно для них .

Вопрос. Знаете ли Вы, почему возникла версия, что С.Кузнец обучался в Харьковском университете (возможно, он использовал слово «университет» как синоним слова «институт»)?

Ответ. Нет, я не знаю .

Далее мною была задана серия из пяти дополнительных вопросов, на три из которых ответы были попутно даны в основной их серии. Два оставшихся вопроса и ответы на них были следующие .

Вопрос. Упоминал ли Ваш отец Георг каких-либо людей, окружавших его в Харькове?

Ответ. Нет, кроме некоторых имён немецких и австрийских солдат, Троцкого и Зиновьева, речи которых он слышал, русскоговорящих детей, с которыми он был связан по месту жительства, и некоторых характерных типов пожилых людей без их имён. Я слышала, как мой отец и дядя Семён упоминали какие-то имена, но я не знаю, связаны они с Харьковом или нет. Но я уже не помню этих имён .

Вопрос. По какому адресу проживала семья Кузнец в Харькове?

Ответ. Я не знаю, но я могу дать детальное описание места проживания семьи согласно описанию моего отца .

Это был дом беженцев (“refugee home”), так как отдельное жильё было трудно найти. Оно «пустынным фасадом» (“deserted storefront” – выражение моего отца) выходило на главную улицу, которая находилась на окраине Харькова в то время. Оно первоначально было собственностью человека, который жил в следующем доме. Одно время я знала его имя, но сейчас забыла. Оно может быть в воспоминаниях (“memoir”), о которых говорила моя кузина. За фасадом дома беженцев находился парк развлечений, а через улицу – театр. Когда австрийцы вступили в город, собственник этого помещения, по-видимому, исчез. Улица, на которой они жили, была той, по которой немецкие солдаты маршировали, войдя в Харьков во время первой мировой войны [20]. Строение, следующее за фасадом дома беженцев, использовалось как командный пост или штабквартира немцев. Театр через улицу использовался как место для содержания военнопленных. Мой отец был свидетелем, как застрелили человека перед этим театром. Здесь находился ангар, в котором содержался самолёт под охраной солдат. Парк развлечений превратился в криминально опасное место. Затем пришла гражданская война, и я не уверена, что произошло с этим районом Харькова, но, я думаю, что оно оставалось небезопасным .

Очевидно, что семья в тех условиях сделала всё возможное для своего обустройства и обучения детей. Они, по крайней мере, однажды ездили из Харькова в Одессу в связи с проблемами здоровья матери трёх сыновей. Эта поездка приходилась на каникулы моего отца .

В заключение своего письма Рут Кузнец-Хауптман написала: «Полина умерла в 1926 г. Мой отец выехал в США незадолго перед его 18-летием в 1927 г. [21]. Его тётя (и её новый муж), а также дедушка и бабушка остались в Варшаве. Его отец Абрам [22] незадолго до этого стал гражданином США, и мой отец был способен вступить в производное гражданство сразу же, не дожидаясь достижения 18-летнего возраста. Я прикладываю фотографию трёх братьев Кузнец, сделанную, я полагаю, в Ровно в 1912 г. или 1913 г. На ней слева направо – Георг, Семён и Соломон. Два старших брата сфотографированы в школьной униформе. Можете ли Вы по этой одежде определить, какого рода школу они посещали?» [23] .

Сопоставляя информацию этого письма с присланными Ю.Штейн копиями двух визовых документов, можно предположить, что поездка С.Кузнеца в Данциг в 1923 г. была связана с необходимостью увидеть мать в связи с очень плохим её здоровьем (Рут Кузнец-Хауптман предположила, что это было в 1925 г. или 1926 г.). Вторая его поездка в Германию в 1927 г., очевидно, была связана с отправкой младшего брата Георга в США после смерти их матери и получении их отцом американского гражданства (прим. [21]) .

Осенью 2009 г. я направил Ю.Штейн и Рут-Кузнец Хауптман письма, в которых сообщил все выясненные мною подробности о местах обучения и проживания Семёна Кузнеца в Харькове. 6 февраля 2010 г. я получил ответ от последней, которая поблагодарила меня за идентификацию местожительства семьи Кузнец в Харькове и сообщила, что фамилия греческого предпринимателя Г.Муссури не вызывает у неё никаких ассоциаций. Она также написала, что «одно время я помнила имя господина, который предположительно был владельцем парка развлечений (как мы выяснили, это был сад Тиволи). На память приходит что-то напоминающее фамилию Голуб (Golub), но я забыла». На мой вопрос, дать более детальные сведения о Соломоне Кузнеце, она ответила, что «дядя Соломон фактически заканчивал докторантскую подготовку (PhD подготовку), но вместо защиты диссертации выбрал работу в еврейской организации .

Он имел интерес к созданию израильского государства. У него было двое детей – Генри и Паула. Генри сейчас имеет плохое здоровье, а Паула умерла в 1980 г. Дядя Соломон и его жена умерли в 1945 г., оставив двух детей, которые воспитывались бабушкой. В зрелом возрасте Генри взял фамилию своей бабушки – Гурвиц (Horwitz)» .

В следующем своём письме от 14 февраля 2010 г. Рут КузнецХауптман сообщила, что больше сведений о Генри Гурвиц имеет Юдит Штейн. Она высказала сомнения, что он имеет какие-либо архивы или сведения о харьковском периоде жизни его отца, так как последний умер, когда он был ещё совсем юным. Она ещё раз выразила мне благодарность за более точное определение местожительства семьи Кузнец в Харькове и сообщила, что, возможно, имя Муссури упоминалось её отцом .

Днём раньше – 13 февраля – я получил письмо от Ю.Штейн, которая сообщила, что не имеет ничего написанного её отцом на русском языке .

Далее она приводит достаточно важные сведения, которые мы приведем дословно: «Я случайно наткнулась на несколько записей, сделанных моей матерью, вероятно, после того, как умер мой отец, из которых следует, что мой дед, Абрагам, родился в Столине. Семья прибыла в Пинск, где родился мой отец (30 апреля 1901 г. по Григорианскому календарю или 17 апреля по Юлианскому). Его брат, Соломон, был на год старше. Семья без отца переехала в Ровно приблизительно в 1907 г. и в Харьков в 1915 г .

Абрагам оставался в Пинске, где работал в банке, и в 1910 г. выехал в США, через год после рождения Георга. В соответствии с записями моей матери, Семён и Соломон ходили в разные школы в Харькове в связи с еврейскими квотами на обучение. Как Вы знаете, мой отец учился в учебных заведениях Харькова, и затем два года работал перед выездом в Польшу в 1921 г. Вероятно, семья направилась в Польшу после подписания мирного договора 1921 г., который разрешал жителям Пинска возвращаться туда, что стало уже Польшей. Семья прибыла в Варшаву, но Семён и Соломон выехали в США из-за боязни военной службы» .

В своём письме от 3 марта 2010 г. дочь Семёна Кузнеца подтвердила слова своей кузины, что Генри Гурвиц ничего не знает о харьковском периоде жизни своего отца – Соломона Кузнеца, так как ему было всего 6 лет, когда отец умер .

С учётом новых сведений, полученных нами при переписке с родственниками С.Кузнеца, необходимо активизировать архивные исследования в Пинске, начать такие исследования в Ровно и Варшаве и продолжить их в Харькове. Что касается Харькова, то следует отметить отсутствие фондов Харьковского второго реального училища, Харьковского коммерческого института и Харьковского купеческого общества в Харьковском гособлархиве. Фонд Харьковского института народного хозяйства в этом архиве очень небольшой, состоящий из 36 личных дел студентов и списка студентов на уровень 1920 г. Каких-либо материалов, касающихся С.Кузнеца, здесь нет. Фонды Южного бюро ВЦСПС, где работал С.Кузнец, следует искать в Киеве, Санкт-Петербурге или Москве .

Автор благодарит главного библиографа научно-библиографического отдела ЦНБ ХНУ им. В.Н.Каразина Полякову Юлиану Юрьевну за помощь в идентификации местожительства семьи Кузнец в Харькове .

Примечания

1. Abramovitz, Mozes. Simon Kuznets (1901-1985) // The Journal of Economic History. – 1986. – Vol.46, №1. - P.241-246. Эта статья была переведена на русский язык Е.И.Николаенко и опубликована в сборнике: Thesis. – М., 1992. – Т.1, вып.2. – С.228-234 .

2. Harvard University Archives: HUGFP 88.45 [Lecture notes, speeches, manuscripts and other papers, 1923-1981 (6 boxes)]. На наличие в этом фонде чернового варианта магистерской диссертации С.Кузнеца «Представленная и критикуемая система доктора Шумпетера» (Dr. Schumpeter's System Presented and Criticized. – Columbia University, 1924. – 109 p.) с рукописными правками и пометками его научного руководителя Уисли Митчелла, указывал Марк Перлман в своей работе «Two phases of Kuznets's interest in Schumpeter»

(2001). Наш запрос в этот архив 14 октября 2009 г. не выявил наличие русскоязычных документов, датированных 1923-1924 гг. (box 1), согласно полученному 3 ноября 2009 г. ответа от Робина Карлоу (Robin Carlow, Researcher Harvard University Archives Pusey Library) .

3. Кузнец, Сем. Денежная заработная плата рабочих и служащих фабрично-заводской промышленности г. Харькова в 1920 году // Материалы по статистике труда на Украине. – Харьков, 1921. – Вып.2 (июль). – С.53-64 .

Она репринтным способом перепечатана в приложении к статье: Семён Кузнец: его профессиональное окружение в Харькове и первая научная работа / В.Московкин // Бизнес Информ. – Харьков, 2002. - №9-10. – С.83-85 .

4. Kapuria-Foreman, V. An Economic Historian Economist: Remembering Simon Kuznets / V.Kapuria-Foreman, M.Perlman // The Economic Journal. – 1995. – Vol.105 (November). – P.1524-1547 .

5. Моя переписка с архивом Колумбийского университета в октябре 2009 г. позволила не только выявить окончательный вариант магистерской диссертации С.Кузнеца, но и установить наличие любопытной магистерской диссертации его старшего брата Соломона под названием «Cournot and Marshall: A comparative study» («Курно и Маршалл: сравнительное изучение»), защищённой им в 1925 г. в Колумбийском университете. В результате этой переписки выяснилось отсутствие в архиве Колумбийского университета русскоязычных документов С.Кузнеца о его обучении в Харькове .

6. На самом деле имели место два свидетельства об окончании Харьковского второго реального училища: 1. Поступил 26 октября 1915 г. и окончил 16 мая 1917 г. (восемь пятёрок, пять четвёрок); 2. Поступил 1 сентября 1917 г. (post-graduate course) и окончил 31 мая 1918 г. (двенадцать пятёрок, две четвёрки и тройка по физике) .

7. Из переведённой копии зачётной книжки С.Кузнеца следует, что он поступил в Харьковский коммерческий институт в конце 1918 г. (помощник ректора – М.Соболев) и за первый курс сдал восемь предметов, причём таким известным российским экономистам, как профессор В.Ф.Левитский и профессор П.И.Фомин .

8. По линии матери С.Кузнеца Полины Кузнец .

9. По приказу главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича и начальника штаба Ставки генерала Н.Янушкевича было выслано всё еврейское население из большей части Курляндской (28 апреля 1915 г.) и Ковенской (15 мая 1915 г.) губерний (Электронная Еврейская энциклопедия, www.eleven.co.il). Одновременно шло выселение евреев и из Волынской губернии, где находилось тогда Ровно .

10. Эта биография была размещена в 2007 г. в Интернете на биографическом портале Calisphere. В начальной своей части она очень близка к тексту письма Рут Кузнец-Хауптман ко мне .

11. Юдит Штейн в письме ко мне упоминала об этой рукописи, но не писала, что она есть у неё .

12. Абрам Кузнец – отец Семёна, Соломона и Георга .

13. Подтверждается сведениями из Электронной Еврейской энциклопедии .

14. Дедушка и бабушка братьев Кузнец по линии их матери .

15. По этому поводу в официальной мемориальной биографии Георга Кузнеца, опубликованной в «University of California: In Memoriam, 1986», отмечено, что: «Остановка семьи в Харькове обернулась хаотичным шестилетним пребыванием, в течение которого формальное обучение Георга было спорадическим, в лучшем случае. Он компенсировал это интенсивным чтением, практика которого осталась на всю жизнь» .

16. Наш мониторинг прессы за период мирных переговоров в Риге позволил выявить следующие подробности. 12 октября 1920 г. подписаны предварительный мир и перемирие с Польшей. Их условием признана независимость Украины и Белоруссии. Граница установлена по Двине от латвийской границы до Десны, потом на юг через ст. Орехово вдоль железной дороги Полоцк-Молодечно на 20 верст к востоку от Молодечно и 30 верст к востоку от Вилейки, далее за ст. Колосово, потом по реке Лань до Припяти, потом за ст. Ракитно через Корец, Осток и Шумск по реке Сбруч до Днестра .

Таким образом, Полоцк и Минск остаются в пределах России. Договор должен быть утверждён через 15 дней. Перемирие начинается 18 октября и продолжится 21 день (Мир с Польшей // Эконом. жизнь. – 1920. – 14 окт.). Россия и Украина обязуются реэвакуировать имущество самоуправлений, учреждений, лиц физических и юридических, вывезенных с польской территории в Россию и Украину с 1 августа 1914 г. Реэвакуации подлежит всё без исключения имущество, как-то: личное имущество, драгоценности, наличные деньги, ценные бумаги, мёртвый и живой инвентарь, орудия производства, архивы, библиотеки, коллекции и др. (Польское предложение от 25 ноября о реэвакуации частного имущества // Эконом. жизнь. – 1920. – 30 нояб.). 24 февраля 1921 г. подписано соглашение о репатриации всех находящихся в пределах РСФСР и УССР и Польской республики заложников, гражданских пленных, интернированных, военнопленных, беженцев и эмигрантов, заключенное во исполнение ст.VII прелиминарных условий мира. На основании соглашения не позднее десяти дней со дня подписания, то есть 6 марта с.г., должна начаться отправка транспорта с военнопленными, которая будет иметь место ещё до образования смешанных российско-украинско-польских комиссий по репатриации (К мирным переговорам с Польшей // Правда. – 1921. – 1 марта). Таким образом, к марту 1921 г. Семён Кузнец и его семья имели всю информацию, связанную с изменением границ, предстоящей реэвакуацией имущества и репатриацией людей. Эти обстоятельства, а также большая вероятность военной мобилизации Семёна и Соломона заставляли, на наш взгляд, семью Кузнец искать быстрые, в обход закона, пути отправки взрослых детей за океан .

17. Во время первой мировой войны и позднее, до стабилизации военнополитической обстановки в Восточной Европе, евреев часто арестовывали в качестве заложников или по обвинению в шпионаже .

18. После первой мировой войны Данциг (Гданьск) по Версальскому мирному договору (1919 г.) получил статус вольного города и находился под управлением Лиги наций. В 1939 г. переходит под контроль Германии .

19. В официальной мемориальной биографии Георга Кузнеца написано, что семья Кузнец проживала в Варшавском гетто .

20. Из истории Харькова известно, что вступление в него немцев произошло 26 марта 1918 г. (в 10 часов утра они были на Холодной горе), и они маршировали первоначально по ул. Екатеринославской. На этой и на соседних улицах в то время (согласно театральному обзору Ю.Ю.Поляковой в журнале «Universitates: наука и просвещение», 2008, №4) было большое количество театров-миниатюр и варьете (театры Смолякова, Вольчина, Сарматова, Пельтцера – на ул. Екатеринославской, театр «Тиволи» (ул. Благовещенская, 32), театр «Аквариум» (ул. Чеботарская, 36), театр-варьете «Версаль» (ул. Конторская, 1) и театр «Буфф» (ул. Благовещенская, 18). Часть этих театров подпадает под следующее ее описание: «В 1902 г. в Харькове существовало несколько садов «с летними театрами», увеселениями и буфетами». Это как раз то, что описывает Рут Кузнец-Хауптман: «Behind the storefront was an amusement park, across the street a theater» (перевод дан в основном тексте статьи). Наш анализ дел фонда Харьковского губернского присутствия, касающихся беженцев первой мировой войны (Харьковский гособлархив), показывает, что беженцев первой волны (1915 г.) стали размещать в театре-цирке «Муссури», который находился на ул. Благовещенская, 28. Сопоставив, по моей просьбе, эти сведения с описанием проживания семьи Кузнец в Харькове, Юлиана Юрьевна Полякова сделала вывод о том, что семья Кузнец проживала в доме беженцев (театр-цирк «Муссури»), а расположенный рядом увеселительный сад «Тиволи» является тем самым парком развлечений вместе с одноименным театром, о котором пишет Рут КузнецХауптман. Здание театра-цирка «Муссури» (позднее театр музыкальной комедии) сохранилось до наших дней и находится в законсервированном виде .

Увеселительный сад «Тиволи» вместе со зданием театра не сохранились. На месте этого здания сейчас находится гостиница «Южная» .

12. В официальной мемориальной биографии Георга Кузнеца написано, что он перед отъездом в США девять месяцев проживал в Париже, ожидая открытие визы. В этой связи важно заметить, что на визовом документе Семёна Кузнеца (полученного мною от Ю.Штейн), выданном Генеральным консульством Германии в Нью-Йорке 8 июля 1927 г., последняя печать поставлена в Шербуре (Франция) 20 сентября 1927 г. Поэтому, очевидно, что Семён Кузнец специально выезжал в 1927 г. в Европу, чтобы забрать младшего брата к отцу в США. По приезде в США он изучает английский язык в школе при Колумбийском университете и через некоторое время переезжает с отцом в Южную Калифорнию (Съерра Мадре), и всё дальнейшее его обучение и научная карьера связаны с университетом Калифорнии .

22. Любопытно отметить рациональный выбор местожительства Абрама Кузнеца в США, который, как известно, занимался меховым бизнесом – горно-лесной регион США (штат Калифорния) .

23. Анализ Интернет-источников (официальных порталов и сайтов Ровно) показывает, что Семён Кузнец с большой степенью вероятности учился в реальном училище Ровно, которое в 1873 г. окончил с серебряной медалью известный писатель В.Г.Короленко .

ЕЩЁ РАЗ О ВИЛЬГЕЛЬМЕ РЕНТГЕНЕ

В.С.Мешкунов (Гамбург, Германия) В 2011 г. исполнится 110 лет с того времени, как в Стокгольме были вручены первые Нобелевские премии. На тот момент было четыре номинации: физика, химия, физиология или медицина и литература. Пятая номинация – Нобелевская премия мира вручалась в Христиании (ныне Осло

– столица Норвегии). Первым лауреатом Нобелевской премии по физике был немецкий ученый Вильгельм Конрад Рентген. Поскольку Нобелевская премия по физике вручается первой, то Вильгельм Рентген стал и первым Нобелевским лауреатом в мире .

Уже этот первый акт в истории Нобелевских премий вызвал сомнение у некоторых учёных в правильности присуждения этой премии. Но эти сомнения, или, как правило, обиды, возникают при присуждении любых премий, в том числе и Нобелевских. Очень плохо, если эти обиды имеют под собой политическую основу и ведутся тогда, когда сам учёный, о котором идет речь, по вполне понятным причинам уже не может ничего возразить своим оппонентам .

Вильгельм Рентген родился 27 марта 1845 г. в небольшом городке Леннеп (Lennep) близ Ремшейда. Биографы до сих пор не могут определиться, в какой части Германии появился на свет Рентген. Одни считают, что в Пруссии, другие – в приграничном районе с Голландией. В действительности же великий немецкий ученый родился в Вестфалии. Через 3 года семья Рентгена переехала в голландский городок Апельдорн (Apeldoorn) на родину матери Вильгельма – Шарлотты Констанцы, урождённой Фровейн. В этом уютном городке с замком Лоо – летней королевской резиденцией, прошло детство Рентгена. В 1862 г. он поступил в Утрехтскую техническую школу, но вскоре был отчислен. Биографы подробно описали этот факт. Оказывается, он отказался назвать имя своего товарища, нарисовавшего шарж на нелюбимого учителя .

Казалось, что путь к высшему образованию закрыт. Но Рентген проявляет настойчивость, став вольнослушателем Утрехтского университета .

Уже в 1865 г. он успешно сдаёт вступительные экзамены в Федеральный Технологический институт в Цюрихе. В этом же институте в своё время учился и А.Эйнштейн, будущий автор «теории относительности». По рекомендации профессора Августа Кундта, Рентген стал заниматься физикой, и в 1869 г. за работу по теории газа получил степень доктора философии. В 1970 г. Кундт стал работать в Вюрцбургском университете, где Рентген становится его ассистентом. Тогда Рентген не мог себе представить, что через 25 лет именно здесь он сделает своё открытие, принесшее ему заслуженную славу .

Но сначала была так называемая «интелектуальная одиссея»: преподаватель физики в Страсбургском университете; профессор физики Сельскохозяйственной академии в Гоенхейме (Hohenheim); в 1876 г. вернулся в Стасбург, где занимался теплопроводностью кристаллов, поляризацией газов. Уже тогда Рентген показал себя «тонким классическим физикомэкспериментатором». Затем стал профессором физики Гессенского университета. В 1888 г. Рентгена пригласили в Вюрцбург, в тот самый университет, в котором ему было отказано в приват-доцентуре. Здесь он стал профессором физики и директором Физического института, где продолжал вести экспериментальные исследования по сжимаемости воды и электрическим свойствам кварца. В 1894 г. он становится ректором этого университета, в котором открывает 8 ноября 1895 г. так называемые Х-лучи. Это событие многократно описано в литературе .

28 декабря 1895 г. Рентген выступил перед Вюрцбургским физико-медицинским обществом, где впервые сказал о своём открытии и продемонстрировал ренгеновский снимок руки. Первое сообщение в прессе о новых лучах появилось в одной венской газете под крупным заголовком «Сенсационное открытие». Это сообщение позднее привело к совершенно неверному заключению, что открытие Х-лучей сделал австриец. Сам Рентген очень болезненно отнёсся к такого рода сенсациям. Он писал: «Венская пресса первой начала дуть в рекламные фанфары, и другие последовали за ней. Мне всё опротивило, я даже не узнавал в этих сообщениях собственВильгельм Конрад Рентген ную работу». Известно, что о своих Х-лучах Рентген опубликовал ещё две статьи в 1896 и 1897 гг. Больше он этими лучами не занимался. Уже в 1896 г. немецкий врач-анатом Альберт фон Келликер (1817-1905) предложил в будущем об этих лучах говорить как о «рентгеновских лучах». Сам Рентген к такому предложению относился скептически и продолжал называть их «Х-лучами». Так сложилось, что название «рентгеновские лучи» получило распространение только в немецкоязычных странах и России, а в остальном научном мире осталось название, данное Рентгеном .

В 1899 г. он стал профессором Мюнхенского универститета. В этом городе Рентген оставался до конца своей жизни, являясь директором Физического института Мюнхенского университета .

6 декабря 1901 г. В.К.Рентген первым из учёных мира получил Нобелевскую премию по физике. Ему пришлось подать прошение об отпуске для того, чтобы присутствовать на торжественном вручении премии в Стокгольме. Приведем текст этого прошения, которое Рентген послал в

Баварское министерство церковных и школьных дел:

«По доверительному сообщению Королевской Шведской Академии наук почтительнейше и покорнейше нижеподписавшийся получил первую Нобелевскую премию за 1901 год. Королевская Шведская Академия наук придаёт особое значение тому, чтобы удостоенные премии принимали её лично в Стокгольме. Так как эти премии обладают исключительно высокой ценностью и в высшей степени почётны он просит представить ему отпуск в продолжение следующей недели» [9] .

Немецкий учёный завещал денежную составляющую премии Вюрцбургскому универститету, в стенах которого он сделал свое открытие. К сожалению, к моменту смерти Ренгена в 1923 г., эта сумма обесценилась из-за чудовищной инфляции в Германии. Рентген не читал так называемую Нобелевскую лекцию. Летом 1902 г. Рентген обратился в Нобелевский комитет с просьбой назначить срок такого выступления. В ответе из Стокгольма он нашел одну из формулировок, позволившей ему сделать вывод, что по уставу нет обязательства читать доклад. Учтя это обстоятельство, Рентген заявил, что он охотно отказывается от публичного выступления с докладом. Ведь Рентген, считал, что всё основное о своем открытии он полностью изложил в своих трёх статьях [8] .

Этот отказ послужил причиной распространения слухов о том, что Рентген сделал своё открытие не самостоятельно. Вот только один пример .

Подлинным первооткрывателем Х-лучей называли даже университетского механика, который якобы первым заметил свечение экрана в ночь открытия и обратил на него внимание Рентгена. Сам учёный считал, что эти слухи имеют источник в Гейдельберге от профессора Георга Квинке, поскольку Рентген несколько раз переходил ему дорогу, и его поддерживает Филипп фон Ленард (1962-1947), немецкий физик из Боннского университета .

Тот самый Ленард, ассистент одного из виднейших немецких физиков Генриха Герца. Они совместно изучали катодные лучи в газоразрядных трубках. За «работы по катодным лучам» в 1905 г. Ленард получил Нобелевскую премию. Современные биографы Ленарда отмечают такую особенность этого ученого – он часто с пренебрежением и завистью относился к успехам других ученых. Даже своего учителя Г.Герца, правда, уже после его смерти, Ленард обвинял в том, что он недостаточно почтительно относился к нему. Более того, он переоценил даже творческое наследие Герца, «разделив его на хороший эксперимент и плохую теорию, приписав последнюю еврейскому происхождению учёного» [13]. Ленард стал одним из главных критиков Рентгена, поскольку в своё время проглядел рентгеновские лучи, и не мог простить это Рентгену. Когда Рентгена уже не было в живых, Ленард, обьявленный «главой немецкой физики», в противовес «еврейской физике», сделал всё, чтобы стереть заслуги Рентгена. Он никогда не употреблял общепринятого названия «рентгеновские лучи», а называл их «высокочастотным излучением». К Ленарду присоединился и лауреат Нобелевской премии 1919 года Йоханнес Штарк (1874-1957).

Всё это привело к тому, что в немецких газетах при нацизме можно было прочесть:

Рентген «беззастенчиво присвоил открытие, сделанное его ассистентом Ленардом и лишил последнего заслуженной славы» [1] .

В защиту Рентгена выступил его бывший ассистент в Вюрцбургском университете Макс Вин (1866-1938), двоюродный брат лауреата Нобелевской премии по физике 1911 года Вильгельма Вина. В своем возражении против критики Рентгена, появившемся в журнале «Physikalische Zeitschrift» он, в частности, отметил, что для вопроса об открытии рентгеновских лучей не имеет особого значение форма трубки, поскольку рентгеновские лучи появляются во всех трубках той или иной интенсивности [6]. Как уже говорилось, до Ренгена многие физики занимались экспериментами с катодными трубкам, но не замечали присутствие невидимых лучей, ставших известными как «рентгеновские лучи». В число таких учёных входил и чешский физик и электротехник Иоганн Пулюй (Пулуй, Puluj) (1845, Гримайлов, Галиция, Австро-Венгрия, ныне Тернопольская область Украины-1918, Прага), возглавлявший кафедру физики и электротехники Немецкой Высшей технической школы в Праге [2]. Он занимался излучениями катодных трубок, пытаясь превратить их в источники света. Он сам никогда не говорил, и не писал, что он якобы открыл Х-лучи ранее Рентгена. Более того, его научная работа, опубликованная в марте 1896 г., называлась «О возникновении рентеновского излучения и его фотографическом воздействии» («ber die Entstehung der Rntgen’schen Strahlung und ihre photographische Wirkung»). Этот факт убедительно говорит о том, что Пулюй признавал открытие Х-лучей за Рентгеном. Даже в некрологе после его смерти не было упомянуто о его работах с Х-лучами [5] .

Однако, в связи со 150-летием со дня рождения этого ученого, а это совпало и с 150-летием со дня рождения Рентгена, внимание общественности на Украине было обращено к Ивану Пулюю, который, изучая особенности катодных лучей вплотную приблизился к открытию «Х-лучей», стал одним из предтеч рентгенологии [12]. Нашлись и публикаторы, которые стали утверждать, что И.Пулюй, украинец по национальности, первым открыл Х-лучи, а Рентген просто позаимствовал это открытие, выдав его за собственное достижение [4]. К сожалению, такой подход сегодня напоминает нам о том времени, когда в Советском Союзе при товарище Сталине боролись за русские приоритеты. Тем не менее, Пулюй вошел в историю физики как крупный экспериментатор с рентгеновскими и электронными лучами [3]. Может быть, более существенным в научном наследии этого ученого является то, что он совместно с Нечуй-Левицким и Кулишом перевел Библию на украинский язык .

Безусловно, в Германии, да и во всем мире знали и знают о заслугах Рентгена. Так в 1931 г., когда в Германии отмечалось 30-летие со дня присуждения ему первой Нобелевской премии по физике, в Гамбурге, в районе Fuhlsbttel появилась улица Rntgenstrae [14]. В Берлине вышла монография Отто Глассера «Вильгельм Конрад Рентген и история рентгеновских лучей» .

В 1939 г. в свободном городе Данциге (ныне Гданьск) местным почтовым ведомством была выпущена почтовая марка с портретом Рентгена .

В России не было сомнений в авторстве сделанного Рентгеном открытия. Уже 5 января 1896 г. Петр Николаевич Лебедев (1866-1912), известный русский учёный делает в Московском обществе любителей естествознания доклад о рентгеновских лучах и об этом информирует самого Рентгена. 31 января в Петербурге выходит в свет статья Рентгена «Новый род лучей» в переводе профессора физики Ивана Ивановича Боргмана (1849-1914). 29 января 1896 г. в газете «Киевлянин» опубликована заметка о том, что в Императорском университете Св. Владимира в Киеве в клинике профессора Л.А.Малиновского с помощью рентгеновских лучей определена игла в мягких тканях [8]. Во многих университетских центрах России прозвучали сообщения об открытии Рентгена. К началу 1-й мировой войны в России было 142 рентгеновских кабинета, в том числе 50 в Петрограде .

19 декабря 1916 г. в Московском университете открылся 1-й Всероссийский сьезд рентгенологов и радиологов. В работе съезда приняла участие женщина-врач Марта Людвиговна Нобель-Олейникова (1881-1973), племянница Альфреда Нобеля. Она сделала доклад «Роль рентгенодиагностики при распознании и лечении переломов». Этот доклад был положительно оценен специалистами в журнале «Медицинское обозрение Стримона» (1917, №1-2). Нобель-Олейникова устроила в СПб. Женском медицинском институте рентгеновский кабинет, в котором сделала около 480 рентгенограмм переломов трубчатых костей у раненых во время 1-й мировой войны [7] .

В 1918 г. в Петрограде был организован Государственный рентгенологический, радиологический и раковый институт. Перед зданием этого института 29 января 1920 г., ещё при жизни немецкого учёного, был возведён ему памятник. Правда, это было как бы «временным» сооружением. Автор памятника, художник Натан Альтман из дерева и гипса изобразил лицо Рентгена. На пьедестале были написаны имена учёных, развивших эксперимент и теорию, связанную с рентгеновским излучением: Баркла, Брегг, Лауэ, Зоммерфельд, Мозли, Дебай, и надпись: “Творцам учения о рентгеновских лучах” [10]. Этот памятник просуществовал до 1924 г. Только 17 февраля 1928 г. на том же месте был установлен бюст Рентгена работы В.А.Синайского [11]. В свою очередь, бывшая Лицейская улица, на котоПамятник Рентгену у входа рой располагается институт, получила имя в Государственный рентгенологический, Вильгельма Конрада Рентгена .

радиологический и раковый институт, СПб. 198 В частной жизни Рентген не был чисто кабинетным ученым. С ранних лет занимался спортом: греблей, альпинизмом, коньками, санным спортом; был страстным охотником и любил лошадей. Будучи человеком скромным, Рентген не принимал участия в ежегодных съездах физиков, естествоиспытателей и врачей, отвергал всякие чествования со стороны власть имущих. Он отклонил предложение возглавить Имперский физико-технический институт в Берлине, а в 1911 г. отказался от поста в Прусской Академии наук. В политическом отношении Рентген был врагом клерикализма и реакционных партий. Однако, как все немецкие «патриоты», Рентген праздновал победы немецкого оружия на полях 1-й мировой войны, но осуждал жёсткие и бесчеловечные методы ведения войны. В одном из писем 1915 г. он писал: «В концентрационных лагерях русские должны, как мухи, умирать от сыпного тифа, это просто ужасно» .

Позднее он сожалел, что под давлением царивших тогда в Германии патриотических настроений, в 1914 г. подписал воззвание немецких учёных и художников, в котором оправдывалось вторжение немецких войск в Бельгию [9]. Справедливость и бескорыстие учёного особенно проявилось в условиях нужды военных лет. Он строго придерживался рациона, положенного ему по продовольственным карточкам .

В 1872 г., будучи студентом в Цюрихе, он вступил в брак с Анной Бертой Людвиг. После окончания войны учёный оказался в полном одиночестве. В 1919 г. умерла жена, которая в последние годы тяжело болела, и Рентген за ней ухаживал. Послевоенная разруха, финансовый кризис, обесценивание денег, всё это стало бременем для старого одинокого человека. 10 февраля 1923 г. Рентген умер от недоедания и рака желудка .

Его похоронили в Гиссене .

В 1995 г. мировая общественность широко отметила 100-летие открытия рентгеновских лучей. В 18 странах появились почтовые марки, посвященные этому событию и самому Вильгельму Рентгену .

Почтовая Марка, Данциг Почтовая марка, ФРГ, 1951 .

(ныне Гданьск), 1939 г. К 50-летию награждения Рентгена Нобелевской премией по физике Литература

1. Гарик, Г. «Юбилей» Рентгена в «Третьей империи» // Архив истории науки и техники. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. – Вып.8 .

2. Малый Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона .

3. sterreichische Biographisches Lexikon 1815-1950. – Bd.8, s.333 .

4. Тархановский, В.А. Авто плюс Рентген на службе Красного Креста // Наука, технологии, общество и нобелевское движение. Труды МИНЦ, вып.3 .

– Тамбов, 2009. – С.374 .

5. Rmkorff, Rntgen, Regensburg. Historische Instrumente zur Gasentladung. Regensburg 1997

6. Климин, А.И. Первый нобелевский лауреат Вильгельм Рентген. К 100летию присуждения Нобелевских премий / А.И.Климин, В.А.Уреалов // http://archive.1 september.ru/fiz/2001/44 .

7. Мешкунов, В. Вклад семьи Нобелей в российскую медицину // Врач. – 1993. – №8. – С.59-62 .

8. Виноградов, А.В. Вильгельм Конрад Рентген и проникновение его лучей в Россию // www.rfbr.ru/ vestnik/V4_96/RENTGEN2.ru .

9. Вильгельм Конрад Рентген // Гернек, Ф. Пионеры атомного века. – М.:

Прогресс, 1973 .

10. Захарченя, Б. Что высвятил Рентген. Размышления у памятников великому ученому в Германии и России // Литератур. газ. – 2002. – №11(5871) .

- 20 марта - 26 марта .

11. Ещё о монументальной пропаганде // isl.livejournal.com/382998 .

12. Левченко, О. Нобелiвська iнтелектуальна елiта i Украна. – Тернопiль, 2003. – С.62 .

13. Ленард // Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия. – М.: Прогресс, 1992. – Т.1. – С.680 .

14. Мешкунов, В. Увидевший невидимое // У нас в Гамбурге. – 2009. – Дек. – С.22 .

–  –  –

Директор-администратор Фонда на первых Нобелевских торжествах заявил: «Шведская академия, разумеется, не тешит себя иллюзией, что хотя бы однажды ей предстоит присудить премию, избежав критики. Более того, она предвидит, что нередко эта критика будет справедливой. Утешает то, что в мире не найдется другого учреждения, которого не ждала бы та же участь» .

Мнение общественности лучше других отразил писатель Оскар Левертин, предсказывавший летом 1899 г.: «Постоянный контакт с европейским литературным миром, который будет поддерживать Шведская академия, в любом случае окажется полезным. Впервые иностранные специалисты направят свое внимание на отдаленную Академию в Стокгольме, люди из многих стран с нетерпением будут ждать вестей о том, чья муза стала Данаей, на которую польётся золотой дождь Академии. При этом международная критика окажется более эффективной, нежели собственная шведская. В любой ошибке будут обвинять не только Академию, но и всю национальную интеллигенцию. Не может быть, чтобы перед лицом таких перспектив эта организация не почувствовала себя вдвойне обязанной включить в свои ряды настоящих творцов литературы своей страны, ибо только они способны справиться с новыми обязанностями» .

Основные аргументы присуждения премии должны касаться самобытности, ясности и значительности. Как тут не вспомнить А.С.Пушкина с его знаменитым: «…и долго буду тем любезен я народу…». Чаще всего центр тяжести формул Академии лежит в сфере нации или региона. Заслуги лауреата связываются с возрождением или продолжением и развитием определенных художественных традиций, созданием новых национальных литератур, изображением местных особенностей и истории… Такие акценты сделаны и в дипломе, выданном финскому писателю Франсу Эмилю Силланпяя .

Ориентация на сочинения «идеалистической» направленности, в соответствии с требованиями завещания А.Нобеля, в конечном итоге стала базироваться больше на духе формулировки, чем на её букве. Поэт Андерс Эстерлинг, долгие годы бывший основным экспертом по отбору кандидатов в лауреаты, резюмировал: «В литературе основные ценности, важные людям, могут быть выражены столь различными способами и в столь разнообразных формах, прямо или косвенно, сатирически или с иронией, что термин «идеалистический» в его чистом виде становится чересчур жестким определением. На практике также выяснилось, что с пользой применимо лишь самое широкое из всех возможных толкований» .

Классик финской литературы Франс Эмиль Силланпяя (1988-1964) фигура для наших российских читателей почти незнакомая. Не очень популярен он теперь и в Европе. Это, однако, не мешает книгам Силланпяя переводиться и издаваться в разных странах. Самые известные его романы переведены почти на все европейские языки, а из восточных - на японский, турецкий, иврит. Творчество Силланпяя, биолога по образованию, «реалиста и мистика» по складу души и писателя по призванию, по сей день служит предметом споров литературоведов. В его книгах присутствуют и глубокий психологизм, и природный лиризм, традиционное крестьянское мировоззрение и «жизнепоклонство». У Силланпяя концепция человека сложилась под влиянием как Фрейда, так и Анри Бергсона, чья философия стала во многом философией самого писателя. Некоторые черты повествовательной манеры Силланпяя, например вмешательство рассказчика в ход событий с пространными пояснениями и комментариями, казались долгое время старомодными и скучными. Позднейшие литературоведческие изыскания показали, что критиковавшиеся прежде пассажи могут быть интересны по-иному, а именно с точки зрения металитературы и интертекстуальности. Самым большим успехом пользовался его роман «Усопшая в молодости» («Nuorena Nukkunut», 1931), принесший писателю европейскую славу. По мнению критиков, роман отличается продуманностью, незабываемой красотой языка, «по мере развития сюжета внешний мир словно бы тускнеет, зато иллюзии героини выходят на первый план…». Одновременно с романом «Усопшая в молодости» пишется роман «Путь мужчины» («Miehen tie»), опубликованный в 1932 г .

Историк литературы Якко Ахокас отметил, что «в этом романе чувствуется дыхание эпоса…, ощущается связь между сменой времен года и переменами в жизни людей» .

Отношение Шведской академии к этическим проблемам творчества отличается постоянством и определенностью. Ни один из её фаворитов не проповедовал жестокости, насилия или пренебрежения к человеку. Высокая требовательность Академии к этической стороне принимаемых решений подтверждается и тем, что среди её избранников крупнейшие писатели-гуманисты: Рабиндранат Тагор, Уильям Фолкнер, Пер Лагерквист, Генрих Бёлль, Уильям Голдинг и др. Их гуманизм не упрощенный, не дистиллированный, а сложный и противоречивый, каким ему и положено быть в наше раздираемое страстями время. Однозначно прослеживается антимилитаристская направленность её решений. Так произошло и в период второй мировой войны: в 1939 г. Академия отметила финна Силланпяя (тогда Финляндия ещё не участвовала в войне), присудив ему премию «за глубокое проникновение в жизнь финских крестьян и превосходное описание их обычаев и связи с природой» [«за проникновенную духовную и художественную глубину, с которой он отобразил жизнь финских крестьян и суровую природу Финляндии»] .

По воспоминаниям шведского писателя Ч.Эспмарка, в 1939 г. на соискание были выдвинуты трое писателей: швейцарец Герман Гессе, голландец Йохан Хёйзинга и финн Силланпяя. Поскольку выбор между Гессе и Хёйзингой сделать никак не могли, победил Силланпяя. Соображения политические тут тоже имели место - ведь Финляндия в этот период вела переговоры с Москвой, а когда Силланпяя приехал получать премию, война уже шла, и лауреат остался в Швеции для сбора средств в помощь своему народу. С Нобелевской речью он не выступал .

Финский романист Силланпяя родился в крестьянской семье в Хяменкюре, на юго-западе Финляндии. Его отец взял себе фамилию по названию той местности, где он проживал: Силланпяя (дословно - «предмостное укрепление»). Не завершив обучение на биологическом отделении Хельсинского университета и возвратившись домой, он набросал небольшой рассказ о неунывающем горе-студенте и послал его в столичный журнал. Рассказ напечатали и вместе с гонораром прислали приглашение сотрудничать с редакцией дальше. Вскоре накопился сборник рассказов, что и предопределило дальнейшую судьбу незадачливого биолога. Из неудачника студента Силланпяя превратился в начинающего писателя. В эти годы к нему пришла большая любовь. В 1916 г. Франс Эмиль женился на Сингрид Марии Саломяки, дочери фермера из соседней деревни, у них было восемь детей, один из которых умер в детстве. В 1919 г. состоялось первое крупное произведение писателя, роман «Праведная бедность» («Hurskas kurjuus»). Роман, в котором Силланпяя с бесстрашной объективностью изобразил и «белых», и «красных», стал первым шагом на пути выхода страны из кризиса; он помог финнам излечиться от тяжкой психической травмы, и в 1920 г. Ф.Силланпяя получает от правительства Финляндии пожизненную стипендию («национальное достояние», как и Ян Сибелиус) .

Гражданская и нравственная позиция писателя ещё раз была недвусмысленно определена в «Рождественском письме вождям» - открытом послании, адресованном Сталину, Гитлеру и Муссолини. Письмо было опубликовано в 1938 г. в финской социал-демократической газете и вызвало бурную реакцию немецкой прессы, требовавшей немедленного включения имени Силланпяя в списки запрещенных авторов. В СССР о письме было известно только адресату и компетентным органам, лишь в конце 90х годов оно было предложено вниманию более широкого круга российских читателей. Хотя присуждение Нобелевской премии по литературе укрепило позиции Силланпяя как на родине, так и в других странах, конец 30-х гг .

был для него тяжелым временем: незадолго до получения премии он потерял жену и находился в состоянии глубокой депрессии. Почти все годы войны он провел в лечебнице, и его последние романы «Август» и «Роскошь и убожество человеческой жизни» несут печать его недуга .

По своему характеру Ф.Э.Силланпяя был груб, вспыльчив, полон иронии и самолюбия. Тем не менее, любил веселье и даже был почитателем греческого мифологического Бога Бахуса (Диониса) - покровителя виноделия. Последней книгой писателя стал трёхтомник воспоминаний .

Высокий, широкоплечий мужчина, лысый и бородатый, с пристрастием к алкоголю, Силланпяя стал в эти годы любимцем нации, её патриархом, за которым утвердилось прозвище Дедушка. В последние годы писатель часто выступал по радио и пользовался огромной популярностью. При жизни писателя, в связи с его 75-летием, была учреждена литературная премия. Силланпяя умер в Хельсинки в 1964 г .

Литература 1 Лауреаты Нобелевской премии: энцикл.: пер. с англ. – М.: Прогресс, 1992. – Т.2 – С.407-410 .

2 Илюкович, А. Согласно завещанию. Заметки о лауреатах Нобелевской премии по литературе. - М.: Книжная палата, 1992. – С.282-285 .

3 Силланпяя, Ф.Э. Усопшая в молодости: роман / пер. с фин. Е. Каменской. - М.: Панорама, 1999. - 432 с .

НОБЕЛЕВСКОМУ ЛАУРЕАТУ, НЕЙРОБИОЛОГУ

РИТЕ ЛЕВИ-МОНТАЛЬЧИНИ – 101 ГОД О.О.Кущ, М.О.Кущ (Медицинский университет, Львов, Украина) Такого еще не было в истории мировой науки: 22 апреля 2010 г. выдающаяся итальянка Рита Леви-Монтальчини - лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1986 года, учёный-нейробиолог, открытия которой совершили переворот в этой области науки, особенно в исследованиях нервной системы и мозга, и нашли практическое использование в клинике мозговых травм, отметила свой 101 день рождения .

Леви-Монтальчини – единственный в мире нобелевский лауреат, который живёт и работает в таком возрасте. Год тому назад, выступая на приёме в её честь у Президента Итальянской республики накануне своего столетнего юбилея, она сказала: «Я глубоко взволнована тем, что дожила до 100 лет, прожив жизнь с радостью, которая, думаю, довелась не многим. Я не боюсь смерти, для меня не важно, когда он придёт» .

Рита Леви-Монтальчини родилась в Турине 22 апреля 1909 г. и была одной из двух сестёр-близнецов в семье инженера-электрика и математика Адамо Леви и её матери Аделе Монтальчини, художницы. Со временем Рита добавила к своей фамилии девичью фамилию матери, когда начала карьеру учёной. Хотя Леви-Монтальчини происходила из интеллигентной еврейской семьи, у её отца были старомодные представления о том, что женщинам не следует достигать профессиональных успехов .

Тем не менее, получив среднее образование, она против воли отца поступила в медицинскую школу Туринского университета, и в 1936 г. получила медицинскую степень, а в 1940 г. ещё одну, по неврологии и психиатрии. Среди её Туринских соучеников были будущие лауреаты Нобелевской премии по физиологии или медицине Ренато Дульбекко и Сальвадор Лурия. В подготовку Леви-Мональчини, как специалиста, входила работа в качестве ассистента у гистолога и эмбриолога Джузеппе Леви в неврологической клинике Туринского университета, а также обучение в Брюссельском неврологическом институте в Бельгии. Именно Леви воспитал интерес к нейробиологическим исследованиям .

В военные 1940-1944 гг., когда антисемитские законы фашистского правительства Италии запрещали работать в университете, ЛевиМонтальчини продолжала научные исследования в спальне своего дома неподалеку от Турина, а также на ферме возле Флоренции, скрывая своё еврейское происхождение. После освобождения Италии она работала врачом в лагере беженцев во Флоренции, и только в 1945 г. учёная смогла вернуться к своей исследовательской работе в должности ассистента Института анатомии Туринского университета .

В 1947 г. по просьбе нейробиолога и эмбриолога университета Вашингтона в Сент-Луисе (США) Виктора Хамбургера, под влиянием работ которого она находилась, Леви-Монтальчини приехала в США, чтобы работать с ним в качестве научного сотрудника зоологического отделения этого университета. Несколько видоизменив эксперименты, которые ранее проводились анатомом из США Элмером Буеккером, они произвели пересадку опухоли куриному эмбриону и выявили бурное развитие симпатических нервных клеток, которые быстро проросли в ткань опухоли .

Это навело Леви-Монтальчини на мысль, что на рост нервов подействовало неизвестное стимулирующее вещество, которое имелось в опухоли .

В 1953 г. к ней присоединился американский биохимик и зоолог Стенли Коэн. В результате их сотрудничества было установлено наличие фактора роста нервной ткани (ФРНТ), что это – белок и что змеиный яд и слюнные железы взрослых самцов мышей являются более богатыми его источниками, чем опухоли. С.Коэн очистил ФРНТ, определил его химическую структуру и получил антитела к ФРНТ. Оба экспериментатора выявили, что эти антитела не только тормозят действие ФРНТ, но могут выборочно и постоянно разрушать симпатическую нервную ткань. Коэн также открыл другое вещество, которое он заметил из-за загрязнения им ФРНТ, и назвал его эпидермальным фактором роста (ЭФР), потому что оно стимулировало рост клеток кожи и роговицы. Леви-Монтальчини продолжала изучать биологический эффект и механизмы действия ФРНТ .



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Временные Технические Условия Настоящие Временные Технические Условия разработаны ГУП г. Москвы "Центр мониторинга дорог и дорожных технологий" в соответствии с заданием Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства г. Москвы в рамках работ по Научно-технической программе "Совершенствование технологии дорожных...»

«С.Сейфуллин атындаы аза агротехникалы университетіні 60 жылдыына арналан "Сейфуллин оулары– 13: дстрлерді сатай отырып, болашаты ру" атты Республикалы ылыми-теориялы конференциясыны материалдары = Материалы Республиканской научно-теоретической конференции "Се...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Председатель ГЭК, Кораблина Е.П. ВЗАИМОСВЯЗЬ РИСКОВАННОГО ПОВЕДЕНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ Диссертация на соискание степени магистра по направлению 030300 – Психология основная образовательная программа "Общая психология и психология личности" 1-ы...»

«Instruction of Use GUIDE 6330 CPN Sizes: 8 9 10 11 Cat. 2 EN 388 4X43F ASTM F2878-10 Notified body: 0403 FINNISH INSTITUTE OF OCCUPATIONAL HEALTH, Notified Body no. 0403 Topeliuksenkatu, 41 B FIN 00250...»

«1 Оглавление Пояснительная записка Цель и задачи программы. Общие требования к организации учебно-воспитательного процесса. Требования, предъявляемые к учащимся, занимающимся по дополнительной общеобразовательной-дополнительной общеразвивающей программе по арме...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СОЮЗА ССР МАШИНЫ ЗЕМЛЕРОЙНЫЕ. ТРУБОУКЛАДЧИКИ ТЕРМИНЫ, ОП РЕДЕЛЕН И Я И ТЕХНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Д Л Я КОММЕРЧЕСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ ГОСТ 27963-88 (ИСО 7136-86) БЗ 12—88/869 Издание официальное 3 коп. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР ПО СТАНДАРТАМ Москва серт...»

«Федеральное государственное автономноеобразовательное учреждениевысшего образования "СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт горного дела, геологии и геотехнологий Кафедра "Горные машины и комплексы" УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой _ _А.В.Гилёв подпись инициалы, фамилия 2017г. " _" _ ДИПЛОМНЫЙ ПРОЕКТ 21.05.04.09"Горные машины и оборудо...»

«I. Общие положения 1.1 Настоящие Правила разработаны в соответствии с частью 9 статьи 54 Федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации, Постановлением Правительства РФ от...»

«Посвящается 150-летию со дня рождения великого русского учёного Владимира Ивановича Вернадского "Жизнь и движенье В вечном просторе. Так на станке преходящих веков Тку я живую одежду Богов". И.-В.Гёте. Фауст Петров Н.В. ВИТАКОСМОЛОГИЯ ОСНОВА ДЛЯ ПОНИМАНИЯ РЕАЛЬНОГО ЗНАНИЯ С...»

«УДК 581.1 + 371 НЕЙТРИННЫЙ СЛЕД ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА А.С. Холманский Аномальные зависимости скорости фотосинтеза от Солнечной активности и физических последствий взрыва Тунгусского метеорита связали с изменением кинетического фактора фотосинтеза, предположив, что в основе его дейс...»

«Датчик диоксида углерода оптический ИГМ-0171 Руководство по эксплуатации Паспорт КДЮШ.413347.002 РЭ ООО "ЭМИ" Санкт-Петербург 2003г. КДЮШ.413347.002 РЭ Содержание Датчик диоксида углерода оптический ИГМ-0171 Введение 1. Описание и работа датчика 1.1 Назначение 1.2 Характеристики 1.3 Комплект поставки 1.4 Устройство и работа 1.5. Мар...»

«УДК 681.3.06 ББК 32.973.26-018.2 Р79 Раус, Д.Р79 Ваш блог в Интернете. Как заработать миллион: Пер. с англ. / Д. Раус, К. Гаррет. — СПб.: БХВ-Петербург, 2009. — 288 с.: ил. ISBN 978-5-9775-0376-1 Практическое руководс...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Республики Марий Эл "ЙОШКАР-ОЛИНСКИЙ СТРОИТЕЛЬНЫЙ ТЕХНИКУМ" "Утверждаю Директор ГБОУ СПО РМЭ "Йошкар-Олинский...»

«Доклад Высокоактивный метакаолин (ВМК) как инновационное решение для бетонов и сухих строительных смесей С.А. Захаров, Б.С. Калачик 1 . "Бетонные" болезни или зачем его модифицировать Бесспорным фактом является то...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт природных ресурсов Направление подготовки 15.03.02 "Технологические машины и оборудовани...»

«1 Акт Государственной историко-культурной экспертизы документации о выполненных археологических полевых работах, содержащей результаты исследований, в соответствии с которыми определяется наличие или отсутствие объектов, обладающих признаками объектов культурного (археологического) наследия, на з...»

«ТУЛЬСКИЙ ЗАВОД КОМПОЗИТНЫХ БАССЕЙНОВ Инструкции по монтажу композитного бассейна и установке оборудования. Представитель _ _ (подпись) (контактный телефон) +7-С данным руководством ознакомлен (проводящий работы): _ (подпись)_ В настоящем руководстве описываются действия, необходимые для правильного монтажа чаши бассейна и обору...»

«ВЕСТНИК ИНЖЕНЕРНОЙ ШКОЛЫ ДВФУ. 2017. № 4(33) МЕХАНИКА: Техническая диагностика прочности машин, приборов и аппаратуры DOI.org/10.5281/zenodo.1119155 УДК 681.326 А.Н. Жирабок, Н.А. Яценко, А.Л. Филатов, С.В. Павлов ЖИРАБОК АЛЕКСЕЙ НИЛОВИЧ – д.т.н.,...»

«"Ученые заметки ТОГУ" Том 6, № 1, 2015 ISSN 2079-8490 Электронное научное издание "Ученые заметки ТОГУ" 2015, Том 6, № 1, С. 229 – 232 Свидетельство Эл № ФС 77-39676 от 05.05.2010 http://pnu.edu.ru/ru/ejournal/about/ e...»

«Новые весы Secura® Надежное и безошибочное взвешивание Сведите риск ошибки к минимуму интеллектуальной со встроенной системой защиты Весы Secura® – это надёжность и уверенность в правильности выполненной работы. Помимо превосходных технических ха...»

«БАЗЫ ДАННЫХ часть II Параллельные архитектуры баз данных Параллельные архитектуры БД Основные параллельные архитектуры Параллельные архитектуры БД Фактически определились три архитектурных направления:1. Симметричные многопроцессорные системы (SMP) наиболее часто используемая форма сильносвязанных многопроцессорных систем, т.е. сис...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2015 Математика и механика № 6(38) УДК 681.518.5:004.5 DOI 10.17223/19988621/38/9 А.А . Кулешов, В.А. Солоненко, А.А. Ящук МОНИТОРИНГ И ВИЗУАЛИЗАЦИЯ НАП...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.