WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«ПАЗДНИКОВА НАТАЛЬЯ ПАВЛОВНА МЕТОДОЛОГИЯ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫМИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ НА ОСНОВЕ ФОРМИРОВАНИЯ КОМПЛЕКСНОГО МОНИТОРИНГА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОГРАММ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«ПЕРМСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

ПАЗДНИКОВА НАТАЛЬЯ ПАВЛОВНА

МЕТОДОЛОГИЯ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫМИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ

СИСТЕМАМИ НА ОСНОВЕ ФОРМИРОВАНИЯ КОМПЛЕКСНОГО

МОНИТОРИНГА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОГРАММ

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:

региональная экономика

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени доктора экономических наук

Научный консультант Мингалева Жанна Аркадьевна, доктор экономических наук, профессор Пермь 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..4

1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ….......19

1.1. Экономическая природа региональных социально-экономических систем……………………………………………………………………………...19

1.2. Результативно-ориентированные методы исследования региональных социально-экономических систем……………………..……………………….32

1.3. Онтология интегральной эффективности региональных социальноэкономических систем……………………….…………….……………………50

2. ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНОМ………………………... ………….…………..…..66

2.1. Генезис концептуальных основ программно-целевого управления региональным развитием……………………………...………………………...66

2.2. Эволюция методологических подходов к трактовке роли мониторинга в программно-целевом управление………………..……..…………...………….81

2.3. Изменение функционального поля системы мониторинга в рамках программно-целевого управления регионом………………...…………............101

3. МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ КОМПЛЕКСНОЙ СИСТЕМЫ

РЕГИОНАЛЬНОГО МОНИТОРИНГА ГОСУДАРСТВЕННЫХ

ПРОГРАММ.............……………………………………………………..………114

3.1. Методологические аспекты исследования структурных составляющих внутреннего мониторинга реализации государственных программ.............114

3.2. Значимость института общественного мониторинга в системе комплексного мониторинга государственных программ …………………..131

3.3. Моделирование процесса формирования комплексной системы регионального мониторинга государственных программ………….………..144

4. МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СИСТЕМЫ МОНИТОРИНГА

ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫМИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ…………….……...163

4.1. Технология кластерного анализа программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами………….................. 163

4.2. Методика оценки влияния бюджетно-ресурсного обеспечения на эффективность программно-целевого управления регионом………………....187

4.3. Согласование качества программно-целевого управления и устойчивости бюджетно-программного потенциала региона………………………….…….201

5. МЕТОДИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ ОЦЕНКИ





ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫМИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ

СИСТЕМАМИ…………………………………………………………………….209

5.1. Оценка эффективности реализации конкретной государственной программы региона…………………………..…………………...………….......209

5.2. Платформа безопасности программно-целевого управления для развития региональных социально-экономических систем....……………………….....218

5.3. Прогнозные сценарии реализации государственных программ региона на основе оценки бюджетно-программных рисков …………………...…………237 ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………..259 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………………270 ПРИЛОЖЕНИЯ………………………………………………………………….302 ВЕДЕНИЕ Актуальность темы диссертационного исследования. В настоящее время реформирование общественного сектора в России относится к числу наиболее актуальных вопросов региональной экономики. Это связано с тем, что трудности, обусловленные трансформацией и глобализацией социальноэкономических процессов наиболее существенно отражаются в регионах и их локальных территориях. В этих условиях важнейшей задачей управления региональной экономикой является необходимость повышения уровня социально-экономического развития региона, которое требует применения новых, более качественных механизмов управления общественными ресурсами, к числу которых относится программно-целевое управление. В этой связи для российских регионов особую значимость приобретает эффективное внедрение инструментов программно-целевого управления региональными социальноэкономическими системами, ориентированного на долгосрочный результат .

Программно-целевое управление, детерминированное стратегическими задачами социально-экономического развития регионов, предопределяет объективную необходимость формирования комплексного мониторинга, реализация которого должна основываться на новых концептуальных и методологических подходах .

По вопросам применения мониторинга в области программноцелевого управления региональными социально-экономическими системами имеются немногочисленные работы зарубежных и отечественных ученых, которые оставили дискуссионными и неизученными вопросы, связанные: с наличием системных исследований взаимосвязей региональной экономики и стратегического мышления (результатом такого взаимодействия является появление государственных программ); диагностикой их развития, основанной на оценке эффективности и безопасности; разработкой механизмов поддержки мониторинга программно-целевого управления со стороны не только государства, но и общественности (общественный мониторинг); созданием и использованием необходимых резервов в случае возникновения программнобюджетных рисков, выработкой правил взаимодействия участников программ с органами управления и др. Кроме того, небольшой практический опыт реализации программно-целевого управления в российских регионах свидетельствует о появлении многочисленных пробелов и проблем, связанных с отсутствием моделей программно-целевого управления региональным развитием, построение которых основано функционально-структурными особенностями регионального управления, стратегическими целями развития социально-экономических систем, системой сбалансированных показателей непосредственных и конечных результатов реализации государственных программ и возможности участия общественности .

Особое внимание заслуживает проблема определения базовых составляющих методологии программно-целевого управления регионом на основе формирования комплексного мониторинга в целях повышения социально-экономической устойчивости в условиях перманентно меняющейся среды. В современных условиях рассматриваемая проблема приобретает все большее народно-хозяйственное значение, и от ее оперативного решения зависит стабильность, безопасность социально-экономической системы региона и повышение эффективности использования средств .

В процессе управления государственными программами в регионе возникают определенные противоречия. С одной стороны, отсутствуют механизмы своевременного выявления и устранения негативных явлений и процессов в программно-целевом управлении, повышающие транзакционные издержки и риски регионального развития, с другой стороны, резко возрастает необходимость в получении своевременной и полной информации в ходе выполнения программ, что необходимо для повышения эффективности исполнения государственных программ, для постановки реалистичных целей, для мотивации и распределении ответственности за достижение результатов. В этих условиях система комплексного мониторинга программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами позволяет оценить и устранить подобного рода противоречия до того, как они перерастут в серьезную проблему. Необходимость разработки новых и переосмысление существующих методологических вопросов эффективного управления экономикой региона определяют значимость программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами на основе формирования комплексного мониторинга в отношении государственных программ региона .

Глубина, масштабность, актуальность и возрастающая практическая значимость исследуемых проблем обусловили выбор темы диссертационного исследования, цель, задачи .

Степень разработанности проблемы. Методологические основы экономических систем были отражены в трудах ученых классической экономической школы: У. Петти, Д. Рикардо, А. Смита, Ж. Сэя и др. По мере становления теорий управления системами формируются представления функционирования экономических систем относительно отдельных территорий, а также значение и влияние факторов в процессе социальноэкономического развития. Теоретическим и методологическим ядром, которое объясняет природу проблем социально-экономического развития территории, является вклад зарубежных исследователей: И. Ансоффа, П. Друкера, Р .

Кемпбелла, Р. Кини, А. Маршалла, Ч. Макмиллана, Г. Мюллера, М. Портера, П. Самуэльсона, Р. Фостера, а также отечественных ученых-экономистов: Л.И .

Абалкина, Т.Т. Авдеевой, Р.В. Бабуна, А.Г. Воронина, A.Л. Гапоненко, А.Г. Гранберга, А.Ю. Даванкова, А.И. Добрыниной, С.Ф. Жилкина, Л.И. Задорожной, В.Б. Зотова, В.В. Климановой, Е.Г. Коваленко, В.В .

Козырева, Н.В. Копыловой, В.Н. Лексина, Н.Н. Михеевой, Т.Г. Морозовой, A.C. Новоселовой, Р.А. Попова, Т.Г. Розановой, О.М. Рой, М.Н. Рудакова, Ю.В .

Савельева, А.И. Татаркина, Ю.В. Филиппова, Г.Р. Хасаева, А.Н. Швецова, И.Р .

Шегельмана, А.Н. Широкова, С.Н. Юрковой и др .

Формирование системы стратегического управления региональными социально-экономическими системами раскрывают в своих трудах зарубежные и отечественные ученые: Л.И. Брагин, А.М. Букреев, В.П. Воронин, А.Г .

Грязнова, О.Д. Евсеев, К. Еланчард, В.Г. Закшевский, Е. Зиндер, Е.Г .

Коваленко, О.А. Козлова, В.В. Кондратьев, М.И. Круглов, С.А. Никитин, Е.Г .

Ойхман, Б.М. Рапопорт, Д. Речмен, С.Б. Рубцова, А.Л. Стерлин, В.Г. Садков, Э.А. Уткин, Н.П. Федоренко, А.И. Хорев, А.Ф. Шишкин, Р.Л. Акофф и др .

Проблемы использования системного анализа региональных комплексов как института социально-экономического развития раскрыты в работах В.В .

Борисовой, А. Вебера, А. Грейфа, У. Изарда, Э. Квейда, Б.Н. Кузыка, Э .

Куклински, А. Леша, Д. Сакса, В.Г. Садкова и др .

Современные аспекты регулирования экономики на различных уровнях на основе стратегического планирования сформулированы в трудах отечественных и зарубежных ученых: Н.Т. Агафонова, А.В. Андреева, Н.Б .

Антоновой, И.Д. Афанасенко, А.М. Бабича, В.В. Борисовой, А.М. Букреева, Н.А. Волгина, Н.А. Восколовича, В.Д. Гончарова, А.П. Градова, В.В. Гусева, Л.Н. Добрышиной, Е.Н. Жильцова, В.Б. Зотова, Н.С. Зенченко, В.М. Зуева, В.Н .

Ивановой, В.В. Ивантера, Г. Кокинза, В.П. Колесова, Н.В. Копылова, Ю.В .

Кузнецова, Б.Н. Кузыка, В.И. Кушлина, С.В. Леонтьева, Д.С. Львова, А.С .

Малчинова, И.И. Меламеда, Б.З. Мильнера, Г. Минцберга, В.П. Орешина, В.А .

Рыльского, В.К. Савельева, Н.И. Синдяшкина, М.В. Степанова, Ф.Ф .

Стерликова, С.Г. Струмилина, В.П. Третьяка, Г.Г. Фетисова, В.П. Фоминой, В.Р. Хачатурова, Н.М. Хубулавой, Р.И. Шнипера, Л.И. Якобсона и др .

Проблемы анализа и оценки социально-экономического состояния региона и применения программно-целевого подхода для обоснования возможностей развития территории при реализации территориальных программ на уровне субъектов РФ были обстоятельно рассмотрены в работах А.Д .

Айгумова, В.И. Бутова, М.П. Виткина, М.Ю. Гараджи, М.Я. Гохберга, С.В .

Дорошенко, М.Н. Дудина, Д.Н. Землякова, В.Г. Игнатова, О.В. Иншакова, Н.П .

Кетовой, Ю.С. Колесникова, Н.Е. Кондауровой, П.И. Кононенко, Р.А .

Кочкарова, Г.Р. Латфуллина, В.Н. Лексина, А.Г. Лобко, Н.В. Лясникова, Р.Г .

Маннапова, И.В. Митрофановой, Н.Н. Михеевой, В.Н. Овчинниковой, С.Ф .

Остапюк, Б.А. Райзберг, Н.Г. Стефанова, В.Л. Тамбовцева, И.Д. Тургель, И.В .

Ускова, М.В. Филипповой, Ю.В. Яковец и др .

Проблемы организации системы регионального мониторинга управления общественными ресурсами рассматриваются в работах небольшого числа исследователей: С.П. Быстрицкого, К.К. Ильясова, В.В. Кондратьева, Н.А .

Казаковой, А.Е. Когута, К. Морса, А.С. Пузанова, А.С. Ревайкина, В.Е .

Селиверстова, Р. Страйка, Е.Н. Телушкиной, Г. Хатри, А.Н. Швецова .

Несмотря на то, что вышеназванными учеными и практиками были получены весьма существенные результаты как в теоретическом, так и в прикладном аспекте, по-прежнему, целый ряд вопросов, связанных с развитием методологии управления государственными программами социальноэкономической системы региона на основе инструментов комплексного мониторинга, остаются неизученными в полном объеме или дискуссионными и предопределяют необходимость проведения исследований в данной области .

Целью диссертационного исследования является разработка теоретикометодологических положений, обеспечивающих результативное программноцелевое управление региональными социально-экономическими системами на основе комплексного мониторинга государственных программ .

Поставленная цель диссертационного исследования достигается решением следующих задач:

1) уточнить и дополнить теоретико-методологическую основу исследования региональных социально-экономических систем с точки зрения внедрения инструментов программно-целевого управления, реализуемые на основе формирования результативно-ориентированной системы методов оценки интегральной эффективности, включая выявление доминант регионального развития;

2) обосновать концептуальные положения программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами, детерминированные трансформацией и расширением функционального поля инструментов мониторинга в системе управления регионом;

3) обосновать методологию формирования регионального мониторинга государственных программ, обеспечивающую эффективное взаимодействие внутренних и внешних структурных составляющих комплексного мониторинга;

4) разработать организационно-экономическую модель формирования системы общественного мониторинга как части комплексного мониторинга программно-целевого управления региональным развитием социальноэкономических систем;

5) разработать адаптивно-функциональную модель реализации государственных программ и их прогнозного поведения относительно факторов подвижности регионального развития;

6) предложить методическое обеспечение комплексного мониторинга программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами, учитывающее возможности ресурсного обеспечения и кластеризацию программных сфер деятельности;

7) разработать методический инструментарий оценки эффективности программно-целевого управления, основанный на особенностях существующей платформы безопасности регионального развития и оценки бюджетнопрограммных рисков реализуемых государственных программ .

Объект исследования – развитие региональных социальноэкономических систем на основе внедрения инструментов программноцелевого управления .

Предмет исследования – совокупность организационно-экономических и управленческих отношений, возникающих в процессе программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами на основе комплексного мониторинга государственных программ .

Соответствие содержания диссертационной работы избранной специальности. Содержание диссертационного исследования соответствует Паспорту номенклатуры специальностей научных работников ВАК Министерства образования и науки РФ и находится в рамках специальности

– «Экономика и управление народным хозяйством, область 08.00.05 исследований: 3. Региональная экономика: п.3.1. «Развитие теорий пространственной и региональной экономики; методы и инструментарий пространственных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений; пространственная эконометрика; системная диагностика региональных проблем и ситуаций»; п.3.14. «Проблемы устойчивого сбалансированного развития регионов, мониторинг экономического и социального развития регионов»; п.3.15.«Инструменты разработки перспектив развития пространственных социально-экономических систем. Прогнозирование, форсайт, индикативное планирование, программы, бюджетное планирование, ориентированное на результат, целевые программы, стратегические планы»; п.3.17. «Управление экономикой регионов. Формы и механизмы взаимодействия федеральной, региональной, муниципальной власти, бизнес-структур и структур гражданского общества. Функции и механизмы управления. Методическое обоснование и разработка организационных схем и механизмов управления экономикой регионов; оценка их эффективности»;

п.3.21. «Организация и оценка эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и администраций муниципальных образований; применение таких оценок в системе государственного управления и контроля» .

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования являются концептуальные положения фундаментальных и прикладных работ ведущих отечественных и зарубежных специалистов в области региональной экономики, управления социально-экономическими системами, регионального планирования и прогнозирования, эволюционной теории, теории управления по целям и институционализма .

Междисциплинарный характер вопросов повышения уровня использования общественных ресурсов за счет программно-целевого управления региональным развитием на основе формирования системы мониторинга государственных программ предопределил применение методологического инструментария, включающего в себя как общенаучные методы познания теоретического характера (анализ, синтез, моделирование, системный подход, формализация, обобщение, индукция, дедукция), так и эмпирические методы (наблюдение, измерение, нормативный метод, прогноз, сравнение) .

Также использовались и другие методы познания: структурный и факторный анализ, кластерный анализ, экономико-математическое моделирование, анализ временных рядов, мониторинг, диагностирование, статистические методы, программно-целевой метод, метод экспертных оценок. В диссертационном исследовании применялись программные средства общего и специального назначения (Microsoft Excel, BI-платформа Prognoz Platform 7.) .

Основные методы исследования. Для разработки методологии программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами использованы методы сравнительного и системного анализа (для обоснования доминант регионального развития в рамках программно-целевого управления), моделирования и формализация (для раскрытия алгоритма построения адаптационно-функциональной модели эффективности реализации и прогнозов исполнения государственных программ), метод идеализации (для уточнения и расширения понятийно-терминологического аппарата методологии формирования системы регионального мониторинга государственных программ), метод статистических исследований и стресс-тестирование (для анализа бюджетно-программных рисков и оценки платформы безопасности). На эмпирическом уровне применялись такие методы, как статистическое наблюдение, накопление и отбор фактов; методы анализа и синтеза (уточнение понятий, формулировка принципов, анализ внешней среды), метод классификации (систематизация результативно-ориентированных методов исследований региональных социально-экономических систем); измерение и эксперимент (апробация методического обеспечения эффективности программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами) .

Информационную базу диссертационного исследования составили:

законодательные и нормативные акты, аналитические, программные, прогнозные и стратегические материалы органов федеральной, региональной, муниципальной законодательной и исполнительной власти по вопросам программно-целевого управления территориальным развитием; правовые материалы государственных программ Пермского края на период 2012-2013 гг .

и 2014-2016 гг.; данные федеральных и территориальных органов Федеральной службы государственной статистики России; материалы Министерства экономического развития Пермского края; результаты исследований, содержащиеся в монографических и периодических научных изданиях;

материалы научных конференций и семинаров; информационные ресурсы Интернета, а также результаты собственных наблюдений и обобщений автора .

Научная новизна результатов диссертационного исследования заключается в разработке теоретико-методологических положений программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами, основанных на концептуальных положениях комплексного мониторинга государственных программ, что обеспечивает эффективное использование общественно-программных ресурсов и достижение поставленных целей регионального развития.

К числу наиболее существенных результатов, отражающих научную новизну исследования, относятся следующие:

1. Дополнены и расширены теоретико-методологические основы исследования региональных социально-экономических систем, включающие обоснование таких доминант регионального развития в рамках программноцелевого управления как: функциональность, структурность и казуальность .

Определена система результативно-ориентированных методов исследования, позволяющая оценивать интегральную эффективность развития социальноэкономических систем, включающая: эффективность ресурсного обеспечения;

эффективность операционного процесса; социально-общественная эффективность; эффективность достигнутого результата (п. 3.1. – Развитие теорий пространственной и региональной экономики; методы и инструментарий пространственных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений; пространственная эконометрика;

системная диагностика региональных проблем и ситуаций Паспорта специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 1, параграфы 1.1-1.3, с. 19-66 диссертации) .

Предложены и обоснованы концептуальные положения программноцелевого управления социально-экономическими системами с учетом трансформации и расширения функционального поля инструментов мониторинга в системе программно-целевого управления регионом, опирающийся на развитие теорий региональной экономики и управления экономическими системами. Уточнен и расширен понятийнотерминологический аппарат научного исследования процессов развития региональных социально-экономических систем, систематизированы методологические подходы к трактовке системы мониторинга государственных программ в рамках программно-целевого управления (п.3.1. – Развитие теорий пространственной и региональной экономики; методы и инструментарий пространственных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений; пространственная эконометрика; системная диагностика региональных проблем и ситуаций Паспорта специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 2, параграфы 2.1-2.2, с. 67-99 диссертации) .

3. Обоснована методология формирования системы регионального мониторинга государственных программ социально-экономических систем, основанная на свойствах многофункциональности структурных составляющих комплексного мониторинга и неоднозначности их взаимодействия, а также учитывающая иерархию вертикали власти. Разработана авторская организационно-процессная классификация форм и видов мониторинга государственных программ с учетом элементного подхода, опирающаяся на выделение основополагающих принципов мониторинга. Сформулированы новые требования к формированию системы мониторинга государственных программ в условиях внедрения инструментов программно-целевого управления, включающие помимо традиционных также требования, учитывающие интеграционное и координационное партнерство «общество-власть-бизнес» в рамках принятия управленческих решений, направленных на стимулирование приоритетных направлений реализации стратегии социально-экономического развития региона (п .

3.14. – Проблемы устойчивого сбалансированного развития регионов; мониторинг экономического и социального развития регионов Паспорта специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 2, параграф 2.3, Глава 3, параграф 3.1, с. 100-113, 114-130 диссертации) .

4. Разработана универсальная организационно-экономическая модель формирования системы общественного мониторинга как части комплексного мониторинга программно-целевого управления региональными социальноэкономическими системами, базирующаяся на выборе и реализации комплекса решений по мониторингу уровня территориального развития, обеспечивающего максимизацию социально-экономических эффектов на основе согласования интересов общественности и реализации бюджетных ресурсов в рамках программно-целевого управления (п. 3.17. Управление экономикой регионов .

Формы и механизмы взаимодействия федеральной, региональной, муниципальной власти, бизнес-структур и структур гражданского общества .

Функции и механизмы управления. Методическое обоснование и разработка организационных схем и механизмов управления экономикой регионов; оценка их эффективности Паспорта специальностей 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 3, параграф 3.2, с. 131-142 диссертации) .

5. Разработана адаптивно-функциональная модель эффективности реализации и прогнозов исполнения государственных программ в кластерном разрезе с использованием инструментов экономико-математического моделирования. Определена функциональная зависимость эффективности управления государственными программами территориального значения от трех факторов подвижности: уровень финансирования, интегральная результативность и количественная составляющая целевых показателей программ (п. 3.15 – Инструменты разработки перспектив развития пространственных социальноэкономических систем. Прогнозирование, форсайт, индикативное планирование, программы, бюджетное планирование, ориентированное на результат, целевые программы, стратегические планы Паспорта специальностей 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 2, параграф 2.3, Глава 3, параграф 3.3, с. 143-160 диссертации) .

6. Предложен комплекс методического обеспечения комплексного мониторинга программно-целевого управления региональными социальноэкономическими системами, включающий две взаимодополняющие методики оценки: методику влияния ресурсного обеспечения на эффективность программно-целевого управления, основанную на функциональной кластеризации приоритетных направлений социально-экономического развития региона, и методику оценки согласования качества бюджетного менеджмента программно-целевого управления с устойчивостью бюджетно-программного потенциала региона. Определены границы и типы влияния бюджетно-ресурсного обеспечения на эффективность реализации государственных программ региона (п. 3.15. – Инструменты разработки перспектив развития пространственных социально-экономических систем. Прогнозирование, форсайт, индикативное планирование, программы, бюджетное планирование, ориентированное на результат, целевые программы, стратегические планы Паспорта специальностей 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 4, параграфы 4.2, 4.3, с. 180-212 диссертации) .

7. Разработан методический инструментарий оценки эффективности программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами. В основу оценки эффективности программно-целевого управления регионом и муниципальными образованиями заложены сбалансированные показатели, учитывающие платформу безопасности и оцениваемые на основе бюджетно-программных рисков, классификация которых конкретизирована с учетом критериев и факторов подвижности. Предложена методика оценки бюджетно-программных рисков на основе корреляционно-регрессионного анализа бюджетно-программных рисков (п. 3.21 – Организация и оценка эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и администраций муниципальных образований;

применение таких оценок в системе государственного управления и контроля Паспорта специальностей 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством») (Глава 5, параграфы 5.2, 5.3, с. 213-253 диссертации) .

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в дальнейшем углублении и развитии существующих в современной экономической науке теоретических и методологических основ программно-целевого управления региональными социально-экономическими системами на основе формирования комплексного мониторинга государственных программ. Разработанные в диссертации теоретико-методологические положения могут быть использованы государственными, региональными, муниципальными органами власти при формировании системы регионального мониторинга государственных программ, учитывающих особенности функционирования современных моделей программно-целевого управления территории, а также при идентификации бюджетно-программных рисков .

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования методических положений и рекомендаций:

- в практике исполнительных и законодательных органов региональной и муниципальной власти при формировании государственных программ субъектов РФ и муниципальных программ;

- в практике формирования проектов общественных инициатив региона;

- в деятельности Министерства экономического развития субъекта РФ при разработке нормативных документов и методических рекомендаций по формированию системы мониторинга государственных программ;

органами государственной и региональной статистики при формировании системы оценки показателей непосредственных и конечных результатов программно-целевого управления региональными социальноэкономическими системами;

- в учебном процессе высших учебных заведений в области экономики и менеджмента при чтении курсов «Государственное и муниципальное управление», «Стратегическое планирование», «Региональная экономика», «Государственное регулирование экономики» .

- на курсах повышения квалификации служащих государственных и муниципальных органов власти .

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования докладывались, обсуждались и получили поддержку на всероссийских и международных конференциях, симпозиумах и круглых столах в 2005-2015 гг. в гг. Москве, Новосибирске, Перми, Праге (Чехия), Санкт-Петербурге, Софии (Болгария), Ульяновске и др .

Существенная часть диссертационного исследования была выполнена в рамках: гранта Минобрнауки России ПНИПУ № 2014/152 по теме № 1487 «Инновационное развитие территории и решение ключевых проблем урбанистики»; контрактов - «Использование программно-целевого метода в бюджетном планировании и прогнозировании в муниципальных образованиях Пермского края» от 14.08.2014 № 0156300008714000116-0172848-01 и «Деятельность юридических служб нормативно-правового регулирования развития местного самоуправления» от 06.06.2014 №015630000871400060Программы по совершенствованию методического обеспечения мониторинга программно-целевого управления Гайнского муниципального района Пермского края, разработанной в соответствии с Постановлением Правительства Пермского края от 19.05.2011 № 283-п «Об утверждении программы Правительства Пермского края по повышению эффективности бюджетных расходов на период до 2014 года». Также результаты исследования нашли отражения в практике работы министерства транспорта и связи Пермского края, НО «Общественный Фонд поддержки местного сообщества «Территория успеха»», ОАО «Метафракс» и ООО «УК» Центр», Пермского филиала ФГБУН ВПО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" .

Теоретические разработки автора используются в образовательном процессе в ФГБОУ ВПО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет» при чтении учебных дисциплин «Государственное регулирование экономики», «Государственное и муниципальное управление», а также в ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет» при проведении лекционных курсов «Организация стратегического планирования», «Групповое проектное управление» и «Финансовая безопасность», в НОЧУ ВО «Московская академия предпринимательства при Правительстве Москвы» при проведении лекционных курсов «Государственные и муниципальные финансы», «Бюджетный процесс и бюджетное планирование» .

Публикации по теме исследования. Результаты исследования отражены в 50 публикациях, общим объемом 123,1 п.л. (в том числе авторских – 52,0 п.л.), включая 2 статьи в изданиях, цитируемых в базе Scopus, 24 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикаций научных результатов диссертации («Экономика региона», «Науковедение», «Национальные интересы: приоритеты и безопасность», «Экономика и менеджмент систем управления», «Экономика и предпринимательство», «Вестник Пермского университета», «Вестник Академии», «Российское предпринимательство», «Вестник Южно-Уральского государственного университета») .

Структура и объем диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы и приложения .

Рукопись содержит 319 страниц машинописного текста. Список использованной литературы содержит 317 источников .

1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

1.1. Экономическая природа региональных социально-экономическихсистем

Большинство экспертов ведущую роль в процессе государственного управления отводят развитию составных частей государства – регионам и муниципалитетам. С этим можно согласиться, так как для некоторых стран (в том числе и для России) характерна обширная территория с сильной дифференциацией разнородных социально-экономических показателей, которые оказывают существенное влияние на развитие и состояние региональных (локальных) систем .

В настоящее время существует множество определений понятия «регион», но при этом существует и некоторая фрагментарность, проявляющаяся в изучении лишь определенных сегментов региональной системы. Это не умаляет ценности работ, но ограничивает возможности исследований, а значит, и действий по развитию инновационных процессов вследствие отсутствия информации о системности и взаимосвязи различных элементов системы .

На взгляд автора, для глубокого теоретического обоснования сущности «региональной социально-экономической системы» следует обратиться к понятиям регион (региональная система) .

Отмечено, что термин регион в экономической литературе по-разному трактуется и понимается, и это обусловлено тем, что указанный термин применяется для трактовки разных по своей сущности отношений. Ключевое различие научных подходов заключается во взглядах моделирования региональной системы региона на основе различных составляющих .

Первый подход к трактовке термина регион выражает совокупность географо-градостроительных отношений, обусловленных существованием различных территорий и их зонированием, и данная точка зрения характеризует материальный подход .

Однако с трансформацией экономики стали меняться взгляды на региональную систему, появились новые парадигмы, которые внесли существенные изменения в прежние концептуальные схемы, одной из которых является нематериальный (социально-экономический) подход к региональной системе .

Таким образом, течения научной мысли разделились .

Итак, попытаемся рассмотреть базовые суждения российских и зарубежных ученых в вышеупомянутых подходах .

Первый подход описывают в своих трудах П. Джеймс и Дж. Мартин, которые предлагают рассматривать «регион» как «целостный участок территории, отличающийся некоторой однородностью, но не обладающий четкими границами». В то же время авторы определяют регион и район как синонимы, которые употребляются для обозначения весьма больших территорий, образующих главные подразделения континентов». Похожие точки зрения высказывают Ф. Каст, Р. Джонсон, Р. Хартсхорн, Р. Платт, Н.Н. Некрасов, Ю. Н .

Гладкий, Т. В. Морозова, А.И. Чистобасов, В.Н. Лексин [116, 197, 106] .

Зарубежные ученые часто используют унифицированные термины для обозначения региона, такие как: area, region, district, отождествляя тем самым понятия «регион» и «район» .

По мнению Ю.Н. Гладкого и А. И. Чистобаева, термин «регион» сегодня употребляется: во-первых, как синоним термина «район»; во-вторых, для обозначения любых территорий, которые по своим признакам не подходят к уже принятой системе территориального деления [106] .

В.Н. Лексин В.Н. и А.Н. Швецов определяет регион как субъект Российской Федерации или административно-территориальное образование, город [167] .

Похожее суждение высказывает и О.М. Рой, утверждающий, что «граница основной признак территориального образования, обусловливает общность интересов населения, проживающего на этой территории. Границы в системе государственного управления выполняют ряд определяющих функций» [250] .

Одним из сторонников второго подхода является Э. Куклински, который рассматривает регионы уже как составные части пространственной экономической системы, где господствуют факторы конкуренции. Регионы, опираясь на конкурентную основу, могут привлекать ресурсы отечественного и зарубежного рынков, и таким образом, развивать региональную экономику [161] .

О.М. Барбаков отмечает, что регион – это совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых элементов, обладающих самоуправляющим механизмом и дополненных механизмом внешнего влияния. Сформулированное автором определение характеризует регион как целостную социальную систему, обладающую всеми признаками социума [77] .

А.С. Маршалова и А.С. Новоселов определяют регион как самостоятельную подсистему социально-экономического комплекса с законченным циклом воспроизводства и особыми формами социальных и экономических процессов[180] .

А.И. Добрыниным предлагается особый взгляд на сущность региональной системы. Он предлагает концепцию, которая выделяет регион как часть народного хозяйства, характеризующаяся единством и целостностью воспроизводственного процесса. Ключевое отличие концепции заключается в изучении региональной системы с позиции промыщленно-экономической составляющей регионального управления .

Следовательно, можно утверждать, что конкурентные действия должны носить характер движущей силы социальных и экономических процессов, как основы результативности развития региональной системы. Такая постановка вопроса позволила продвинуться вперед экономической науке, и сегодня можно с наибольшей точностью судить о влиянии внешнего воздействия на результаты развития региональных систем .

Таким образом, неоднородность формулировки понятия "регион" связана с принадлежностью данной категории к сферам управления: а) материальной; б) нематериальной; в) материально-нематериальной. Кроме того, термин «регион» применяется в качестве особого понятия изучения действительности, используемого в разных науках, и инструмента обеспечения сферы управления своевременной, качественной и необходимой информацией .

Рассматривая регион как самостоятельную подсистему крупного социально-экономического комплекса и придерживаясь единого методологического подхода, по мнению автора, регион – это совокупность взаимосвязанных социально-экономических элементов хозяйственного комплекса, представляющая органичную пространственную систему, которая проходит последовательные этапы усложнения, специализации и саморазвития, обладающая устойчивостью к внешнему воздействию и характеризующаяся целостностью, мобильностью и управляемостью .

Важно обратить внимание на то, что авторская точка зрения отождествляет понятия «регион» и «региональная система», поскольку оба понятия относятся к разряду органичных саморазвивающихся систем, основной целью которых выступает повышение результативности социальноэкономических процессов территории .

Идея использования системного подхода в изучении региона разделяется многими учеными и является прогрессивным моментом в развитии управленческой теории и регионализма [84]. В то же время следует четко понимать специфику и сущность социально-экономической системы, применяемой к региональному сегменту .

Существует несколько подходов, которые отражены в концептуальных взглядах отечественных и зарубежных исследователей (рисунок 1.1) .

Первый подход – это функциональная концепция, которая рассматривает социально-экономическую систему как функциональную единицу, взаимодействующую с внешней средой, свойства которой обусловлены характером выполняемых функций в исследуемый период времени .

Рисунок 1.1 - Концептуальные подходы к сущности социальноэкономической системы Сторонниками данной концепции являются Д .

А. Новиков и В.В. Климанов, которые под региональной социально-экономической системой понимают часть территории, характеризующейся относительной однородностью социальноэкономических показателей развития, пространственной близостью к крупному центру, взаимодействующей с другими территориями государственного пространства и имеющей органы управления и программы развития .

Социально-экономическая система, по их мнению, локализована в экономическом временном пространстве и имеет определенные жизненные формы и циклы [147] .

Н.Н. Киселева и А.И. Татаркин рассматривают социально-экономическую систему региона как системообразующую функцию управления, трактующую устойчивое развитие и обеспечение условий расширенного воспроизводства, ресурсного потенциала на основе применения оптимальных методов исследования сложноорганизованных объектов [269] .

Соглашаясь с вышеизложенными позициями авторов, дополним, что экономическая и социальная системы региона попадают в разряд открытых саморазвивающихся систем, которые в процессе своего развития проходят последовательные этапы функционального усложнения. Наиболее отличимыми особенностями являются постоянное обновление функциональных элементов системы и их качественное преобразование в тесной взаимосвязи с внешней средой .

Структурная концепция рассматривает социально-экономическую систему региона как совокупность иерархических структур, в основе которых заложены отношения между системообразующими элементами и самой системой .

А.В. Бузгалина и А.И. Колганова полагают, что социально-экономическая система— это целостная совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих социальных и экономических институтов (субъектов) и отношений по поводу распределения ресурсов, общественного воспроизводства товаров и услуг .

Именно целостность (изменение любого компонента влияет на другие компоненты и на изменения системы в целом); иерархичность (каждая система рассматривается как элемент системы более высокого порядка);

интегративность (система обладает свойствами, отсутствующими у компонентов, и наоборот) являются, по мнению автора, основными свойствами социально-экономической системы, что не совсем полно отражает суть управленческого механизма результативности, поскольку затрагивает только фазу распределения .

На наш взгляд, с переходом на результативные методы управления, свойствами социально-экономической системы региона могут также выступать:

рациональность; функциональность (все элементы системы взаимодействуют в рамках своего функционального назначения); многоэлементность (в системе существует множество подсистем); эмерджентность (постоянное качественное и количественное обновление); бесконечность (невозможность полного познания); пространственная подвижность (изменение территориальных границ) .

Э. Ильенков подразумевает под социально-экономической системой «совокупность экономических форм, связанных в единую, развившуюся из одного основания систему и составляющих, которые образуют «специфическую природу экономического организма»». По мнению Ю.К .

Перского, именно теория иерархичности должна стать ядром исследования данной системы [220] .

А.А. Васильев считает, что социально-экономическая система – это не только социально-экономическое образование, обладающее определенной формой деятельности, но и представляющее собой единую организационную структуру взаимосвязанных элементов, управления которыми начинается с определения целей и задач, взаимоувязанных по времени, ресурсам и пространству, для осуществления которых требуется долгосрочный период времени .

Определение социально-экономических систем к классу искусственных (управляемых людьми) систем не является совсем точным, поскольку, на наш взгляд, системные качества данной динамической системы определяются не только нематериальными свойствами, но и реальными (материальными) компонентами диахронного происхождения .

Третий подход казуальная концепция, которая воспринимает социально-экономическую систему как сложную саморазвивающуюся систему, единство процессов принятия и отрицания обеспечивает устойчивость всей системы .

Данной позиции в трактовке социально-экономической системы региона придерживается А.И. Гаврилов. По его мнению, это понятие следует рассматривать как совокупность пяти подсистем: системообразующая база, системообслуживающий комплекс, экология, население, инфраструктура .

Диспропорции названных подсистем являются тем рычагом, который по средствам процесса диверсификации создает условия для существования системы в целом [100] .

Прорыв в научном мышлении связан с открытиями Л. Берталанфи в области теории открытых систем.

По его мнению, общая теория социальноэкономических систем выступает в широком и узком смыслах:

«Фундаментальная наука, охватывающая совокупность проблем, связанных с исследованием и моделирование систем, а в широком смысле - комплекс взаимодействующих элементов, относящихся к организованным целым, цель, которой на основе исследований конкретных явлений обеспечивать обратную связь между индивидуумом и системой» [103] .

Однако И.А. Тажитдинов утверждает: «…если развитие социальноэкономической системы происходит только за счет собственных ресурсов и внутреннего управляющего воздействия, то такое развитие можно определить, как саморазвитие, выделяя тем самым диалектическое понимание проблемы»

[267] .

Диалектический подход казуальной концепции предполагает реализацию законов диалектики в социально-экономических системах: единства и борьбы противоположностей, переход количества в качество, «отрицание отрицания» .

В основном названные законы характеризуют темпы протекания процессов, подвижность и изменчивость, степень развития, либо интенсивность свойств, но не показывают специфичные свойства системы .

Таким образом, с позиции управления социально-экономическую систему региона можно рассматривать в трех аспектах: во-первых, она может служить сама объектом регулирования и управления, являясь подсистемой более крупной системы; во-вторых, может выступать единицей воспроизводства жизненных благ; в-третьих, является внешней средой для субъектов, действующих на ее территории .

Вышеизложенные взгляды свидетельствуют: во-первых, об отсутствии всестороннего подхода к определению сущности социально-экономической системы; во-вторых, не учитывается специфика системы как отдельного вида открытых систем, отражающих своеобразие социально-экономических явлений и процессов; в-третьих, отсутствие реального опыта и представлений об организации управления социально-экономической системой как подвижной саморазвивающейся системы на основе интегральной оценки эффективности .

Несмотря на односторонний характер научных суждений концептуальных трактовок социально-экономической системы, роль ее в управлении регионом определена четко. По нашему мнению, региональная социально-экономическая система – это открытая, саморазвивающаяся система отношений и экономикосоциальных институтов региона, состоящая из взаимодействующих подсистем, имеющих специфические формы обеспечения и свойства, ориентированная на конкретную цель в условиях конкурентной среды, с учетом особенностей потенциалов общественного воспроизводства товаров и услуг .

Анализ различных подходов к определению сущности социальноэкономической системы региона показывает, с одной стороны, необходимость и обоснованность сущности, с другой стороны – фрагментарность суждений, что является объективной причиной применения синтетического подхода .

Синтезирующий подход к исследованию социально-экономических систем региона, предпринятый автором, базируется на синтезе эволюционного, воспроизводственного, системного и метаболистического подходов .

На наш взгляд, именно в рамках структурной концепции возник эволюционный подход, который исследует систему на основе методологии и формирования научной парадигмы. Подробнее остановимся на основных компонентах методологии социально-экономической системы региона в данном подходе .

Состав структурных подсистем определяется не только факторами различного характера, но и имеющимися потенциалами. В то же время не стоит забывать, что кроме эндогенного воздействия на систему есть и экзогенные факторы, которые бывают намного сильнее и динамичнее .

Основными подсистемами структуры социально-экономической системы региона могут выступать:

производственная (трансформированный комплекс материального производства, взаимосвязанный в пространстве, сочетающийся по мощности и функциональной принадлежности);

- научно-информационная (совокупность всех видов информации и условий обеспечения практического освоения результатов научных исследований и разработок);

организационно-экономическая (совокупность переплетенных экономических процессов и связей в движении финансовых потоков);

- социальная (совокупность социальных отношений, возникающих при общественном воспроизводстве);

правовая (совокупность законодательной основы социально- экономических процессов);

инфраструктурная (совокупность транспортной, телекоммуникационной и финансовой инфраструктуры, взаимосвязанных в пространстве и постоянно обновляемых во времени) .

Для эффективного функционирования подсистем требуются разнообразные виды ресурсного обеспечения: научно-методическое, нормативно-правовое, бюджетно-финансовое, природное, кадровое, материально-техническое и другие. Без ресурсов нет движения системы и предпосылок ее развития. Насколько результативно обеспечена ресурсами каждая подсистема, настолько выше будет синергетический эффект всей социально-экономической системы.

Синергетический эффект рассчитывается по следующей формуле:

Fсэс = f {К1, К2, К3, К4…………Кn}, (1.1)

где К1, К2, К3, К4……Кn – эффекты подсистем социально-экономической системы территории .

Учитывая многомерность социально-экономической системы, как и любая система, она состоит из трех самостоятельных, но взаимосвязанных подсистем — управляемой (объект), управляющей (субъект) и инструментальной (процесс воздействия и взаимовлияния). С. Бир предложил принцип «внешнего дополнения», суть которого заключается в том, что в сложных системах между управляемой и управляющей подсистемами должна быть синхронизация интересов, а не только обратная связь [81] .

По мнению Л.С. Боташевой, объектом в социально-экономических системах являются предприятия, различные организации, но главным объектом выступают экономические интересы и отношения, проявляющиеся в регионах в определенный период времени [90] .

М.М. Ищенко же считает, что социально-экономическая система включает обязательные элементы: население, частные предприятия, государственные предприятия и организации, муниципальные предприятия и организации, процессы социального обеспечения и инфраструктурные процессы. [136] А.А. Полиди и М.Ю. Авагян институты, рынки и организации считают основными элементами социально-экономической системы, то есть результат эффективного функционирования совокупности институциональных субъектов и региональных рынков определяет в целом равновесное состояние и устойчивость социально-экономической системы региона [55] .

Естественно, что проблемы выделения основных элементов системы рассмотрены в трудах многих ученых, но четкое представление модели социально-экономической системы со сложившейся структурой, составом элементов, функции которых отражают постоянно меняющиеся социальные и экономические интересы общества, представляет концептуальный инструмент управления регионом [179] .

Необходимо заметить, что уровень развития социально-экономической системы региона зависит от времени и того пространства, в котором она локализована. По мере усложнения процесса глобализации в качестве социально-экономической системы правомерно рассматривать и все человечество, и отдельно взятое предприятие. Этим обусловливается исторический процесс развития: любая социально-экономическая система исторически обусловлена и обусловлена структура, все элементы и законы системы .

Таким образом, каждая социально-экономическая система имеет не только определенные исторические, но и географические, духовные, политические и экономические границы, а это означает возможность воплощения системы в таких функциональных процессах, как: метаболизм (обмен с окружающей средой); гуманизация (человеческий потенциал является доминирующей подсистемой); репродукция (воспроизводство различных условий функционирования системы); эволюция (изменение характеристик системы на основе механизмов самоорганизации); гармонизация (единство функционирования и развития подсистем) и репликация (порождения подобных себе систем) (рисунок 1.2) .

Рисунок 1.2 - Процессы социально-экономической системы региона Синтезируя эволюционный, воспроизводственный, системный и метаболистический подходы к уточнению сущности социально-экономической системы, автор предлагает выделить следующие основные функции организации региональной социально-экономической системы .

Адаптационная. Способствует адаптации общества в условиях изменяющейся среды под влиянием эндогенно-экзогенных факторов .

Воспроизводственная. Непрерывное воспроизводство жизненных благ и определенный вид жизнедеятельности .

Регулирующая. Система регулирует поток движения ресурсного потенциала за счет эффективного управления притоков ресурсов и оттоков результатов управления, а также выработку регламентаций действий субъектов .

Распределительная. Распределение результатов воспроизводства между всеми участниками социально-экономических отношений и институтами .

Логика исследования социально-экономической системы представлена на рисунке 1.3 .

–  –  –

1.2. Результативно-ориентированные методы исследования региональных социально-экономических систем Социально-экономическая система региона насыщена множеством целей и задач, поскольку обладает структурными, функциональными, казуальными признаками. В этой связи процесс познания данной системы представляет интегрированное множество взаимосвязанных, взаимопроникающих процессов исследования подсистем и элементов .

Исследование трансформационных процессов социально-экономической системы региона основывается на методологии, которая позволяет определить уровни теоретического и эмпирического познания в данной области .

По мнению Д.С. Львова, методологический подход охватывает ключевые концепты системы, выявляющие сущность, содержание, структуру и основные формы проявления, а также парадигму исследования, на основе которой и будут проводиться научные изыскания. Им выделены методы исследования системы, позволяющие достигать цель и задачи управления системами. Метод является способом достижения целей исследования путем организованности научно-исследовательской деятельности и обеспечивает воспроизводство в сознании ученого изучаемый предмет [172] .

В.М. Мишин считает, что методология исследования – это совокупность целей, гипотез, подходов, принципов и методов. При этом принципы являются основной категорией методологии и представляют правила действий, а методы

- совокупность этих действий [190] .

Иная точка зрения у Е.В. Фрейдиной, которая рассматривает методологию как совокупность принципов построения и методов научного познания конкретной области знаний. Следует обратить внимание на то, что методология исследования осуществляется на двух уровнях познания – теоретическом и эмпирическом [287]. И в этой связи необходимо выделять теоретические и эмпирические методы и принципы научного познания .

Существует множество классификаций методов управления системами, но, учитывая синтез структурной, функциональной и казуальной концепций исследования социально-экономических систем региона, рассмотренных в п.1.1, необходимо сконцентрироваться на теории и эмпирике (таблица 1.1) .

–  –  –

Теоретические методы исследования социально-экономической системы региона основаны на положениях различных научных теорий. Методы теоретического познания помогают делать логические выводы и умозаключения, основанные на исследовании полученных фактических результатов, вырабатывать суждения и понятия[176] .

К группе теоретических методов структурной концепции можно отнести: метод формализации, моделирования, анализа, которые наиболее полно отражают совокупность изменения иерархических структур системы .

Формализация основана на изучении разнообразных объектов путем отображения их содержания и структуры в знаковой форме, при помощи разнообразных «искусственных» языков .

Д. Гильберт указывал на формализацию языка науки (на примере математики), суть которой заключается в том, что все суждения науки рассматриваются как последовательность определенных знаковых формул, не имеющих содержательного смысла, но приобретающих его после конкретной интерпретации [52] .

Процедура формального исследования социально-экономической системы должна удовлетворять необходимым правилам:

непротиворечивость формализованного представления сущности системы;

корректность формализованного языка, то есть его истинность неформальным представлениям; адекватность фактов должна быть в формализованном представлении выводимым и доказуемым .

Модели социально-экономической системы представляют собой формализацию сложных социально-экономических отношений. Модели — это диаграммы, графики, таблицы, формулы, применение которых помогает понять суть отношений и событий, охарактеризовать сущность и характер взаимосвязей подсистемы и элементов, а в итоге: выявление, формулировка и по возможности математическая формализация законов системы .

Основу формализации составляют графические и статистические методы (в том числе математической статистики) .

Статистические методы - научные методы описания и изучения массовых явлений системы, допускающие количественное (численное) выражение. При изучении статистической информации широкое применение имеют графические методы. Трактовка графического метода как особой знаковой системы связана с развитием семиотики, науки о знаках и знаковых системах .

Знак в семиотике служит символическим выражением явлений, процессов, свойств и отношений (таблица 1.2) .

Таблица 1.2 - Сравнительная характеристика методов формализации Статистические Преимущества Недостатки методы - небольшая сложность - статистические зависимости математических выдвигают только гипотезы расчетов; относительно причиннополная следственных связей;

универсальность; - требуют большого количества

- позволяют исходных данных, которые не устанавливать всегда имеются в распоряжении;

зависимость изучаемых - ошибки, возникающие на явлений, процессов, определенной стадии, свойств от случайных сказываются на всем факторов как исследовании в целом количественно, так и качественно Графические - наглядно обобщают - присутствие значительной методы исходную доли субъективности;

информацию; - дают решения для конкретных

- языковые знаковые значений параметров системы;

системы выполняют - не обрабатываются сигнальные функции; компьютером, зависят от

- отражают восприятия конкретного пространственно- субъекта временные изменения Моделирование необходимо для исследования системы, обладающей структурой, связями, отношениями, мобильной информацией, на основе анализа и практических действий, направленных на разработку и использование моделей [270] .

Социально-экономическая система относится к сложным динамическим системам, охватывающим многоуровневые социально-экономические процессы, поэтому она относится к классу кибернетических систем, т. е .

управляемых систем. Модели, замещая конкретный объект (систему), могут предоставлять необходимую, новую информацию и знания о ней .

Е.В. Бережная и В.И. Бережной относят социально-экономические системы к сложным, поэтому не существует универсальных методов построения математических моделей таких систем.

Можно говорить только об общих принципах построения таких моделей, к которым относятся [80]:

адекватность (соответствие модели своему оригиналу системы);

комплексность (взаимная увязка мероприятий, элементов, подсистем, стадий жизненного цикла, иерархических уровней и всего комплекса методов);

объективность (соответствие научных интерпретаций реальности);

простота (учет только основных факторов);

чувствительность (способность модели быстро реагировать на изменение задаваемых параметров);

устойчивость (нормальная эластичность изменения исходных параметров к изменению полученных результатов);

универсальность (стандартная широта области применения) .

При этом под моделью понимается образ конкретного объекта (системы) в материальной или идеальной форме, отражающий основные свойства и замещающий его в ходе исследования. Существует много разновидностей моделей: графические, физические, логические, интуитивные, математические, машинные, имитационные модели и др. Однако, выбор конкретного метода познания системы зависит от того, в каких условиях осуществляется обследование, какова ответственность исполнителей за принимаемые решения и степень регламентации управления. Такое моделирование Хемди А. Таха называет имитационным [292] .

Преимущества моделирования являются: а) используется для анализа сложных процессов в различных сферах; б) учитывает экзогенные и эндогенные факторы, влияющие на систему; в) решает проблемы оптимизации исследуемых процессов, явлений; г) возможность использования цикличности;

д) возможность рассматривать различные сценарии путем задания значений входных показателей и др .

Как и любой метод исследования, моделирование обладает и недостатками: а) отсутствует адекватность разрабатываемых моделей реальным объектам; б) сложность изучаемых и проектируемых систем приводит к необходимости разработки специальной, качественно новой техники исследования; в) слабая разработанность и применимость на практике математических моделей различных социальных и экономических объектов, явлений и институтов; г) значительный объем отчетности и документов возникающих в рамках проведения экспериментов и др .

Анализ основан на процессе разложения целого (системы) на составные части, с целью изучения структурных связей между элементами исследуемой системы, а также выявления природы и закономерностей .

Анализ основан на определенном механизме выявления тенденций непрерывных детерминированных социально-экономических процессов системы, и учитывая необходимость синтеза синхронных и диахронных подходов, важно использовать триаду системного, структурнофункционального и казуального анализа, которые наиболее эффективно позволяют выявить закономерности системы [145] .

Особое место занимает системный анализ, основанный на научном познании систем, представляющий собой поэтапные действия с помощью комплекса общенаучных, естественнонаучных, экспериментальных, математических и статистических методов. Важность системного подхода состоит в том, что его применение создает основу для логического и последовательного мышления к проблеме принятия решений, эффективность которых определяется структурой и приоритетностью решаемых проблем .

Структурно-функциональный анализ базируется на исследовании системных объектов, явлений, процессов, основанный на структурном расчленении социально-экономической целостности, где каждой подсистеме (элементу) придается определенное функциональное назначение .

Структурно-функциональный анализ связан с именами социологов: Т .

Парсонса, Б. Малиновского, А. Радклифф - Брауна и др .

По мнению Т. Парсонса, структура системы представлена совокупностью иерархических структур (подсистем), а функциональная составляющая имеет два значения: назначение одного из элементов системы по отношению к другому (к системе в целом, к внешней среде) и зависимость элементов в рамках данной системы, при которой изменения в одной части оказываются производными (функцией) от изменений в другой её части [215] .

С появлением инновационных разработок в области информационных технологий и вычислительной техники, проблемы с решением аналитических задач социально-экономических систем принципиально изменились:

строятся интеллектуальные информационные системы, которые пользователям позволяют получать аналитические данные и предоставлять новые знания и результаты, выводимые системой;

разрабатываются проекты дезинтермедиации, основу которых составляет быстрое развитие информационно-интеллектуальных ресурсов системы;

- стали использоваться новые аналитические методы исследований, прежде всего, таких как инновационный анализ, морфологический метод, методы многокритериальной оценки альтернатив, в том числе оценки возможных направлений социально-экономического развития, альтернативного выбора управленческих решений и ряд других .

Таким образом, с одной стороны, преимуществами аналитических методов для исследования социально-экономических систем являются простота, низкие затраты, динамичность, а с другой стороны, существуют и определенные недостатки - искажение картины истинного процесса из-за недостаточной и неполной информации, отсутствие экспоненциальности развития по всем основным параметрам ("знания порождают знания") .

Теоретические методы функциональной концепции базируются на методах формализации, аксиоматизации и рефлексии .

Аксиоматизация основывается на построении научных теорий на основе выдвижения гипотез, то есть положений, не требующих доказательств .

Аксиоматизация используется для формирования начальных предпосылок теорий, создания основных концептуальных принципов, а гипотеза – это способ построения теории, подтвержденный экспериментально [181] .

На современном этапе аксиоматические теории социальноэкономических систем нередко формулируются как формализованные системы, содержащие точное описание логических путей вывода теорем из аксиом .

Доказательство в такой теории представляет собой последовательность формул, каждая из которых либо является аксиомой, либо последовательно выводится из предыдущих формул по принятым правилам вывода .

К аксиоматической формальной социально-экономической системе региона предъявляются определенные требования:

- непротиворечивость (все гипотезы системы не являются теоремами, «истинными высказываниями»);

- полнота (процессы, явления, свойства системы содержат доказуемые утверждения);

- независимость системы аксиом (все подсистемы и элементы обладают независимостью);

- разрешимость (существует эффективный процесс (алгоритм), который определяет эффекты системы) .

Аксиоматизация является одним из методов построения научных знаний о социально-экономических системах, имеет ограниченное применение, поскольку требует высокого уровня развития аксиоматизируемой содержательной теории. Известный математик К. Гёдель доказал, что даже сильные научные теории не допускают полной аксиоматизации .

Рефлексия базируется на научной деятельности, направленной на исследование конкретных явлений и процессов познания системы .

Среди современных разработчиков теории рефлексивной деятельности следует отметить А.В. Карпова, И.Н. Семенова и С.Ю. Степанова .

А.В. Карпов определяет рефлексию как умение реконструировать и анализировать понимаемый в широком смысле план построения целевых действий и умение выделять состав, структуру и объект данных действий [138] .

Важнейшие практические функции рефлексии социально-экономической системы основаны на возможности:

проведения аналитических работ социально-экономического и организационно-технического характера при исследовании особенностей основного элемента системы - человека;

- планировать, регулировать и контролировать свое мышление в отношении систем;

- оценивать не только результативность, но и логическую правильность действий

- находить ответы на поставленные цели и задачи .

Б.А. Зейгарник, И.Н. Семенова и С. Ю. Степанова выделяют три формы рефлексии, различающиеся по объекту исследования. Наиболее полно можно использовать относительно к социально-экономическим системам, на наш взгляд, две формы: рефлексия образа действия и рефлексия профессиональной деятельности [125] .

Социально-экономическая система относится к типу социоорганизационным, следовательно, рефлексия действий представляет анализ технологий и принципов, применяемых субъектами управления для достижения целей и обеспечения эффективного функционирования организационной системы .

Профессиональная рефлексия предполагает наличие высококвалифицированных специалистов, а также организацию глубокого, системного и качественного освоения ими фундаментальных знаний, формирование соответствующих практических умений и навыков, развитие способностей к самореализации и творчеству, что устанавливает уровень трудового потенциала системы в целом .

Роль метода рефлексии в функционировании социально-экономических систем состоит: а) в определении заданных допущений целеполагания системы;

б) в установлении и регулировании адекватных требований к системе на основе соотнесения предъявляемых требований и ситуационной специфики; в) в умении организовывать и фиксировать результат состояния развития и саморазвития системы и ее подсистем, элементов; г) в умении определять причины положительной, либо отрицательной динамики процессов, протекающих в системе .

Основным недостатком рефлексии видится тот факт, что с помощью данного метода изучаются рефлексивные процессы, воспроизводящие рефлексивную ситуацию, но для достижения рефлексивной ситуации обычно используются проблемные задачи, решение которых в рамках привычного для системы процесса невозможно .

Теоретические методы в рамках казуальной концепции базируются на методах: идеализации, восхождения от абстрактного к конкретному, индукции и синтеза .

Идеализация - один из примечательных методов исследования, который предполагает изучение элемента или компонента системы, наделенного гипотетическими идеальными свойствами, что позволяет упрощать процесс исследования и получать результаты путем математических вычислений с заранее заданными параметрами .

Мысленное создание идеальных объектов системы, несуществующих в действительности, цель которого абстрагироваться от некоторых свойств реальных объектов исследования, факторов и мысленное их наделение нереальными гипотетическими свойствами .

Идеализация социально-экономической системы осуществляется многоступенчато, с мысленным переходом к оптимальному варианту развития какого-либо свойства системы .

Целесообразность использования метода идеализации в социальноэкономических системах определяется следующими обстоятельствами: вопервых, подлежащие исследованию реальные компоненты системы достаточно сложны для имеющихся средств теоретического анализа; во-вторых, необходимость очистить сложные компоненты системы от свойств и связей, которые загораживают суть протекающих процессов; в-третьих, исключаемые из рассмотрения свойства, связи, явления компонентов системы не влияют на сущность метода .

Таким образом, будучи разновидностью абстрагирования, идеализация допускает элемент чувственной наглядности, но по объему охвата касается только некоторых явлений, свойств и связей системы .

Метод восхождения от абстрактного к конкретному основан на получении результатов исследования на базе перехода от абстрактных и односторонних представлений о системе к более конкретному её воспроизведению в теоретическом мышлении .

В качестве конструктивного принципа этот метод был впервые использован Гегелем для построения своей философской системы в целом и для развёртывания отдельных её самостоятельных и целостных частей [133] .

По мнению В.М. Агеева и В.Н. Щербакова экономические отношения внешне не осязаемы, не ощутимы, а все категории социально-экономической науки абстрактны по своей природе и выводятся из реальных экономических отношений [303] .

Однако не всякая абстракция способна выполнять роль реального и результативного инструмента теоретического исследования социальноэкономической действительности. В экономических исследованиях общие абстрактные понятия следует наполнять конкретным социально-экономическим содержанием, опираясь на наблюдение, эксперименты, эмпирические факты реальной действительности .

Чтобы сформировать понятие (абстракции) социально-экономической системы, с помощью которого можно проникнуть в суть социальноэкономических процессов и явлений и избежать при этом общих схоластических рассуждений, необходимо теоретически разделить единую систему на составные части, отдельные элементы .

Индукция позволяет переход знаний от отдельных элементов системы (сегментация) к знаниям общего процесса, то есть предполагает поиск общих закономерностей на основе отдельных тенденций и фактов .

Систему реальных экономических показателей и определение взаимосвязи между ними достаточно сложно проанализировать, поскольку они формируются под влиянием большого количество факторов, что затрудняет возможности определения, какое воздействие оказывает каждый из этих факторов .

Для решения подобного рода проблем используется синтез. Синтез – это логический метод, при котором отдельные элементы предмета познания объединяются в целое и исследуются в составе этого целого. Синтезирование происходит при движении от абстрактного к конкретному, в процессе которого изучаемое явление исследуется во взаимосвязи составляющих его сторон, в целостности и единстве, в движении противоречий, благодаря чему открываются пути и формы их разрешения .

В России и за рубежом разработано много методов синтеза (эвристические, функционально-стоимостные, синтез рациональных систем на морфологических множествах и др.), которые, по мнению А.В. Андрейчикова и О.Н. Андрейчиковой широко используются в социально-экономических системах для поиска новых рациональных решений и реализации полезных функций систем[64] .

Таким образом, благодаря сочетанию методов анализа и синтеза обеспечивается системный, комплексный подход к сложным (многоэлементным) объектам исследования – социально-экономическим системам .

Вторую группу методов исследования социально-экономической системы региона составляют эмпирические методы, основанные на использовании методов и приемов опытного исследования, позволяющего получить фактическую информацию о системе, то есть эти методы направлены непосредственно на объект .

Особое место занимает группа эмпирических методов структурной концепции, которая представлена методами: наблюдение, изучение первичной документации и традиционный метод .

Наблюдение базируется на сборе первичной эмпирической информации об объекте (системе) путем непосредственного восприятия и фиксации данных, составляющих адекватное представление о самом объекте, его свойствах и воздействующих на него факторах с учетом поставленных целей и задач .

Отличительной чертой наблюдения является непосредственность и систематичность восприятия исследуемого объекта, что позволяет получать данные о свойствах и динамике системы в рамках определенного временного периода, в пределах которого поведение объектов системы обретает устойчивость и автономность .

Все существующие виды наблюдений, как систематическое целенаправленное восприятие, должны удовлетворять определенным требованиям: целевой подход, планомерность, полнота, систематичность, объективность и др .

К достоинствам метода наблюдения относятся: непосредственность, гибкость, многовариантность, дешевизна, что незаменимо на начальных этапах исследования и позволяет четко определить проблему, объект и предмет исследования системы. В то же время метод наблюдения обладает и рядом недостатков: вмешательство в ход естественного процесса системы, невозможность применения к очень большим системам, возможность получать только один вид характеристик (качественные или количественные) изучаемых явлений и процессов социально-экономической действительности [201] .

Исследование информационной документации основано на изучении документов на различных носителях, относящихся к исследуемой социальноэкономической системе .

Изучение информационных ресурсов следует начинать с выявления таких свойств, как однотипность, объемность, массовость, возможность хранения, возможность обработки, достоверность, доступность для восприятия, лаконичность, экономичность и др .

Источниками сбора, изучения, обобщения и анализа полученной информации о системе и ее элементах служат различные документы, начиная от бухгалтерской отчетности и заканчивая стратегическими программами развития региона и муниципалитетов.

Для социально-экономических региональных систем источниками информации могут служить результаты следующих социологических способов исследования:

аудиторные и dial-тесты (заполнения анкет или тесты с помощью использования специальных приборов - dial);

личные интервью;

телефонные опросы (проводятся с использованием специальной компьютерной системы из офиса);

фокус-группы (сфокусированное на одной или нескольких близких темах коллективное интервью,) .

Для формирования объективного и полного представления об исследуемой системе необходимо использовать одновременно несколько источников получения информации, постоянно корректируя и обновляя материал .

Эмпирические методы функциональной концепции можно представить следующими методами: измерение, нормативный метод, прогнозный метод .

Измерение представляет совокупность приёмов сравнения измеряемой физической величины с её единицей на основе непосредственной оценки, сравнения с мерой, противопоставления, дифференциации, замещения, совпадения. В социально-экономических системах измерение хорошо показывает величины количественных показателей явлений, действий, процессов [202] .

Сущность нормативного метода заключается в технико-экономическом обосновании прогнозов, планов, программ с использованием норм и нормативов, которые разрабатываются, конкретизируются, дифференцируются заранее на законодательной или ведомственной основах .

В современном обществе расширение системы норм и нормативов, повышенные требования к их формированию и развитию информационных систем, обусловили необходимость создания автоматизированной системы сбора, накопления и обновления норм и нормативов. Автоматизированная система нормирования социально-экономической системы региона включает комплекс научно обоснованных трудовых, материальных, финансовых, социальных и других норм и нормативов, порядок и методы их формирования, обновления и использования при проведении прогнозных и плановых расчетов, а также организацию подготовки и контроля норм и нормативов с применением способов автоматизации, причем все нормы и нормативы сгруппированы по подсистемам (программам), а внутри подсистем — по задачам .

Прогнозный метод образует совокупность способов и приемов мышления, позволяющих на основе анализа ретроспективных данных, эндогенных и экзогенных взаимосвязей системы, показать суждение определенной достоверности относительно будущего развития системы .

По мнению В.В. Глущенко и И.И. Глущенко, в прогностике важен выбор и практическое использование методов прогнозирования, представляющих разноплановый спектр: поисковое и нормативное, стратегическое, бизнеспрогнозирование, перспективное, текущее, оперативное, прогнозирование разработок, производства, финансов, кадрового обеспечения и др. [107] .

Выбор метода прогнозного исследования является вспомогательным, но ключевым решением при прогнозировании, и это решение, с одной стороны, должно обеспечить функциональную полноту, достоверность и точность прогноза, а с другой - уменьшить затраты времени и средств на процесс прогнозирования .

Для социально-экономической системы характерно системное прогнозирование, которое предполагает необходимость в прогнозе множества проблем или элементов, решающих эту проблему, а также связей между ними .

Поэтому такой тип управления чаще всего использует экспертное, функционально-логическое и структурное прогнозирование .

Эмпирические методы казуальной концепции представлены в нашем исследовании методом сравнения и экспериментальным методом .

Метод сравнения позволяет определять различия и сходства исследуемого объекта (систему) с образцовым эталоном для последующей классификации, оценки и типологизации .

Эффективность использования данного метода может быть достигнута при соблюдении определенных требований, одним из которых является объективная общность сравниваемых объектов, однако при наличии разнообразных целей сравнивать можно объекты разного назначения. Данное сравнение в социально-экономической системе осуществляется непосредственно или опосредованно (сравнение с эталоном), позволяет получить количественные данные в первом случае и качественные характеристики - во втором случае .

Эксперимент позволяет непосредственное участие исследователя и его воздействие на объект (систему) в искусственно созданных или реальных условиях с помощью измерительных приборов и технических измерительных средств .

А.В. Ахутин выделяет следующие особенности эксперимента:

исследователь сам вызывает изучаемое явление, а не ждёт, когда оно произойдет; можно изменять условия протекания изучаемого процесса, попеременно исключая отдельные условия с целью установить закономерные связи и варьировать количественное соотношение условий на основе проведения математической обработки данных[72] .

В рамках исследования социально-экономической системы выделяют социально-экономический эксперимент, под которым понимается целенаправленная реализация социально-экономического процесса в условиях близких к реальным условиям, в результате которой, должен появиться один из ожидаемых результатов [200] .

В связи с усложнением систем и ростом масштаба возможных последствий экспериментов, необходимо проектировать сам эксперимент, представленный последовательными этапами: мысленный, математическое моделирование, полунатуральное моделирование и реальные испытания .

Таким образом, можно сделать следующие выводы по результативноориентированным методам исследования региональных социальноэкономических систем:

1. В соответствии с проведенным анализом методов исследования социально-экономических систем можно предположить, что в процессе интеграции социальных и экономических процессов усиливаются требования к необходимости методологического обеспечения механизма управления социально-экономической системой региона. Как показывает практика, наряду с предъявляемыми требованиями по адаптации новых методов оценки данного рода систем, недостаточно проработанных методов в теоретическом уровне, следует искать новые, более качественные методы и ожидать определенный период времени для формирования методологической основы, ориентированной на множественность и разнообразие механизмов управления .

2. Нарастающий дисбаланс темпов социальной, экономической и материально-природной эволюции заставляет пересмотреть традиционные методы исследования, переоценить значение существующих закономерностей развития и активно разрабатывать новую методологию управления социально-экономическими системами. В этой связи при изучении проблем, относящихся к управлению качественными изменениями в социально-экономических системах, ученые обращаются к новым областям теории управления, таким как: структурная, функциональная, казуальная концепции, представленным в виде матричного управления разнообразных диспозиций системы для конкретной территории .

3. Систематизация методов исследования социально-экономической системы региона должна базироваться на методологии двух уровней познания – теории и эмпирике, и поэтому, необходимо использовать комплекс теоретических и эмпирических методов в сочетании с иными практическими методами, дополняющими научное познание оценки систем .

4. Данные методологические положения позволяют сочетать количественные методы оценки, предполагающие наличие параметров совокупности численных значений, а также разнообразие способов качественной оценки, определяющих наличие устойчивых представлений о “ценностях региона”, сравнение с которыми позволяет установить степень приближения (отдаления) от аксиологического критерия. При этом качественные и количественные способы оценки должны не заменять, а дополнять друг друга .

5. Направление эволюции развития социально-экономических систем всегда определяется вытеснением предшествующих систем с помощью разнообразных механизмов, базирующихся на методологических аспектах .

Выделяют два класса механизмов. Первый - адаптационный класс механизмов, под действием которых рождаются медленные предсказуемые и спрогнозированные изменения в социальноэкономических системах, второй класс механизмов – бифуркационные, под их действием происходит стремительная перестройка системы, выходящая на пересечение нескольких траекторий эволюционного развития .

6. Для повышения управляемости, устойчивости и эффективности функционирования социально-экономической системы необходимо, чтобы все подсистемы и элементы, находящиеся на разных стадиях развития, были приведены к единому эволюционному уровню развития, методолизированы и топологически организованы к случайным воздействиям. Можно утверждать, что любой вариант системы подчиняется комплексу эволюционных методов оценки, выстроенному в иерархической последовательности .

1.3. Онтология интегральной эффективности региональных социальноэкономических систем В настоящее время в центре внимания экономической науки находится переосмысление подходов к оценке эффективности мезоэкономических систем, связанных с проблемами неопределенности и неоднозначности методологических подходов к рассматриваемой ситуации. Весьма актуальна в современных научных дискуссиях проблема отсутствия единой трактовки понятия «эффективность» .

Природа проблем трактования «эффективности» - это: а) раскрытие возможностей оценки эффективности проводимых действий в социальноэкономической области; б) необходимость учета средств на выполнение запланированных программ; в) ликвидация несоответствия и отставания фактических результатов от запланированных, преодоления разрывов; г) поиск равновесия между противоположными процессами .

Понятие эффективность получило широкое распространение в современных научных дискуссиях и исследованиях последних десятилетий в области философской науки и методологии [49] .

Первое упоминание эффективности встречается в работах основателей классической политэкономии В. Петти и Ф. Кенэ. По их мнению, эффективность есть результативность, которая используется для оценки государственных и частных мер, способствующих оживлению экономической жизни. Как самостоятельное экономическое понятие «эффективность» учеными не рассматривается [276] .

Экономическая литература того времени вводит термин «эффективность»

в связи с изменениями отношения к власти как к субъекту управления. Для оценки деятельности власти предлагаются подходы, направленные на измерение полученного результата по отношению к установленной цели. С развитием промышленности, мануфактурного производства появляются новые субъекты управления – менеджеры [260] .

Согласно теории Д. Рикардо, эффективность есть отношение результата к определенному виду затрат, а не результативность. С этого времени понятие «эффективность» приобретает статус экономической категории [248] .

В конце XIX века термин «эффективность» утрачивает экономическое значение и используется для оценки разнообразных явлений и процессов. В связи с тем, что расширяющееся машинное производство привело к смене субъективного механизма управления, экономика перестает быть уделом только экономистов. В своей книге «Двенадцать принципов эффективности (производительности)» (1912 г.) Гаррингтон Эмерсон, один из первых, связывает эффективность с функциональностью и считает, что эффективность является основной задачей управления. Подход автора еще раз подчеркивает, что не существует эквивалентности между понятиями результативность и эффективность [308] .

Взаимоувязка целей и результатов деятельности не является прочной и носит дискуссионный характер, поэтому экономисты выделяют абсолютную и сравнительную эффективность. М.С. Солодкая сравнительную эффективность определяет, как отношение объема произведенной продукции к понесенным затратам, расчет которой необходим для выбора наиболее экономичного способа производства. Абсолютная же эффективность определяет, что производить .

Позднее, с развитием общественного производства, ученые начинают отождествлять понятия эффективность и социально-экономическая эффективность, обусловливая это появлением новых видов затрат, не только экономического, но и социального характера. Поскольку понятие «эффективность» применяется к любому явлению, процессу, деятельности, то необходимость расширения данного понятия очевидна .

Таким образом, эффективность – это не только результат деятельности, процесса, явления, но и достижения цели или удовлетворения потребности .

Потребительская эффективность - принципиально иной способ оценки реальности, выражающий степень отображения потребности в целевых показателях, выборе наиболее эффективных средств достижения, где целевая эффективность рассматривается как отношение результата к цели. За понятием же «экономическая эффективность» было сохранено отношение полученного результата к затратам .

Уточним понятие эффективность. Сущность и природа эффективности с точки зрения парадигмы развития социально-экономической системы рассматривается исследователями с различных сторон (таблица 1.3) .

Таблица 1.3 - Варианты определений понятия «эффективность»

Год Автор Определение эффективности В.Парето Состояние рынка, при котором никто не может улучшить свое состояние, не ухудшая положения других участников рынка; получение максимума возможных благ от имеющихся ресурсов (оптимум Парето, Парето - оптимальное состояние) [256] Г.Эмерсон Максимально выгодное соотношение между совокупными затратами и экономическими результатами Б.Райзберг Результативность процесса, операции, проекта, Е.Стародубцева выражающая относительный эффект и Л.Лозовски определяемая, как соотношение результата (эффекта) и затрат, направленным на его получение [242] Г.Фетисов Во-первых, соотношение достигнутых результатов В.Орешин деятельности региона с величиной приведенных затрат, во-вторых, степень участия территориальной единицы в решении общефедеральных задач [282] Р.Хасанов Степень достижения количественного результата и последующего сравнения с совокупностью результатов аналогичных действий [290] О.Пирогова Продуктивность использования ресурсов в достижении какой-либо цели; универсальная характеристика результативности любой деятельности, измеряемая соотношением результата к затратам на его получение [225] При проведении анализа и обобщений вариантов определения сущности можно дать следующие характеристики категории «эффективность»:

- наличие огромного количества конкретных ситуаций по переходу объектов социально-экономической системы из одного состояния в другое, более эволюционное, предполагает трансформацию определения сбалансированности достигнутых результатов с затратами;

- переход на более высокий уровень социально-экономической системы требует участия сфер каждой подсистемы и расчета степени функциональности в достижении цели;

- эффективность социально-экономической системы, как реализованная совокупность новых знаний, должна иметь практическое применение в соответствующих областях при оптимальном использовании имеющихся ресурсов .

На основании вышеизложенного можно дать следующее определение эффективности – это системная категория, показывающая степень достижения результативности процесса, явления, деятельности в управляемой системе, измеряемой относительными показателями максимально выгодного соотношения результата к затратам в определенное время и в определенном пространстве. В системном смысле, эффективность – это состояние социально-экономической системы, формирующееся под влиянием множества факторов по многим направлениям .

Анализ трудов в данной области свидетельствует о терминологическом разнобое, так как ученые используют понятия "эффективность", "эффект", "результативность", "экономичность" как эквивалентные синонимы. На самом деле речь идет о разных по своей природе явлениях, хотя и взаимосвязанных друг с другом, но находящихся в определенной субординации .

Следствие 1. Эффективность представляет относительный показатель достижения цели, в то время как эффект – это абсолютный показатель, который выражается с помощью следующих показателей: ВРП, выручка, объем продаж, прибыль, экономия издержек, доля рынка [119] .

Следствие 2. Согласно ГОСТРИСО 9000-2008 «Системы менеджмента качества. Основные положения и словарь» эффективность – это соотношение между достигнутым результатом и использованными ресурсами, однако результативность – это степень реализации запланированной деятельности и достижения запланированных результатов. В свою очередь, экономичность определяется как соотношение планируемых результатов для выполнения поставленной цели и использованных ресурсов .

Следствие 3. Результативность рассматривается как одно из свойств эффективности: эффективность — это комплексный показатель действия, процесса, явления, который характеризуется такими свойствами, как результативность, ресурсоемкость и оперативность, а результативность способность объекта оценки давать нужный результат [257] .

Разные по своей природе вышеуказанные показатели отражают качество процессов, явлений, действий, протекающих в социально-экономической системе региона .

Таким образом, эффективность, результативность и экономичность не являются тождественными категориями, они взаимодополняемы функционально, но взаимоувязаны в рамках дуалистического подхода исследования экономических систем (рисунок 1.4) .

В мире применяется множество видов и форм эффективности территориальных социально-экономических систем, каждая из которых отражает ту систему, которая сложилась в условиях трансформации экономики, функционирующих гражданских институтов, системы регламентации взаимоотношений .

С.Н. Растворцева, В.В. Фаузер, В.Н. Задорожный, В.А. Залевский считают, что огромное многообразие видов и форм эффективности усложняет научное объяснения сущности и классификации категории эффективности, и тем самым, несогласованность, несовершенство методов и приемов оценки эффективности относительно социально-экономической системы региона [245] .

–  –  –

Резюмируя, можно сказать, что эффективность территориальных социально-экономических систем должна оцениваться на основе интеграции форм и видов эффективности, присущих процессам и явлениям, протекающим в реальном времени в системе. Оценка интегральной эффективности требует оценки определенных видов и форм эффективности ресурсного обеспечения, достигнутых результатов и запланированных мероприятий в различных сферах .

Консолидированную классификацию эффективности социальноэкономической системы региона можно представить следующим образом (табл.1.4)

–  –  –

Исследования консолидированных форм и видов эффективности региональных социально-экономических систем доказало неизбежность конфронтации между прошлыми и будущими методологическими суждениями, отражаемыми в различных научных концепциях. Однако интегральная эффективность применительно к территориальным социально-экономическим системам должна включать формы и виды не конкурирующие, а дополняющие друг друга и позволяющие осуществлять глубокую консолидированную оценку всей социально-экономической системы региона (территории) .

Ввиду того, что интегральная система оценки эффективности СЭС обусловлена не только консолидированной классификацией эффективности, но и различными методами и подходами к определению величины эффективности, рассмотрим основные группы методов .

Методы измерения общей эффективности и результативности системы:

I .

a. Парето-метод означает сопоставление результата к другим «элементам»

(ценностям, потребностям, целям и затратам). Каждое отношение является частным критерием эффективности:

(1.2) Результат деятельности соответствует целям, если отношение результата к цели близко к максимальному значению .

b. Метод «план-факт» рассчитывает эффективность как:

*100% (1.3) Данному методу присуща простота расчета и экспресс-оценка отдельных сегментов системы, что подчеркивает преимущества метода перед другими .

c. Метод «эффективность операционного цикла» (manufacturing cycle

effectiveness, MCE) рассчитывается по формуле:

MCE = (1.4)

Полученный коэффициент должен быть меньше единицы, поскольку продолжительность общего производственного цикла состоит из времени:

производства, контроля, качества, перемещения продукции и времени простоя .

II.

Методы измерения социальной, экономической и социально-экономической эффективностей деятельности субъектов в зависимости от способа обработки данных [268]:

a.

Статические (расчет статистических коэффициентов) методы предполагают сопоставление фактических показателей с целевыми показателями:

–  –  –

(1.6) b. Динамические методы основаны на определении чистых потоков денежных средств, которые способны генерировать последствия деятельности субъектов .

c. Методы корреляционно-регрессионного анализа предполагают определение тесноты или вида связи между результатами деятельности субъектов и их затратами. Также на основе получаемых регрессионных моделей можно прогнозировать показатели эффективности деятельности .

d. Методы оптимизации основаны на определении границы производственных возможностей, получаемой с помощью построения целевой функции, и показателя эффективности как меры удаленности конкретного субъекта от нее .

III. Методы оценки эффективности ресурсного обеспечения [178]:

a. Метод минимизации затрат определяет эффективность с точки зрения выбора более дешевого варианта, то есть оценки затрат .

b.

Метод «затраты – результативность» предполагает сравнения результатов расходования средств, направленных на достижение единой цели и различающихся не только затратами, но и степенью достижения конечного результата:

(1.7) c. Метод «затраты – выгода» применяется, когда сравнительная оценка рассматриваемых вариантов не может быть сведена к рассмотрению одного обобщающего натурального показателя, а результат можно выразить в денежном измерении:

(1.8) d. Метод «затраты – полезность» используется при сравнении разнородных показателей, отражает результат, выраженный в сводном неденежном показателе:

(1.9)

–  –  –

Основываясь на анализе классификаций, методов, форм и видов эффективности социально-экономической системы были сделаны следующие выводы:

на этапе оценки многие результирующие показатели эффективности СЭС можно рассчитать один раз, что не позволяет увидеть изменения показателя в динамике;

система показателей интегральной эффективности СЭС будет полезна для органов управления в том случае, если она будет актуальна на момент принятия управленческих решений;

ввиду отсутствия единого понимания «эффективности» определение показателей в разных странах, регионах не всегда соизмеримы. Один и тот же показатель может измеряться по-разному, что приводит к неточностям;

значительная часть индикаторов эффективности учитывают большое количество параметров (факторов), что делает оценку трудоемкой и дорогостоящей для применения;

полезными являются показатели, которые одинаково актуальны для всех регионов, стран мира;

многие подходы к эффективности СЭС изменяются с течением времени, вводя новые критерии и показатели оценки;

существуют методики, содержание которых закрыты для пользователя, что формирует определенное недоверие к полученным результатам;

некоторые организации, проводящие исследования в области оценки интегральной эффективности СЭС, не обладают репутацией надежных компаний, что ведет к предвзятому отношению к результатам их работы со стороны органов управления, населения и бизнеса .

В этой связи новое понимание интегральной эффективности относительно социально-экономического развития представлено на рис.1.5 .

Исследование онтологии интегральной эффективности социальноэкономической системы целесообразно проводить при условии одновременной оценке ресурсного обеспечения системы, операционного процесса, социальнообщественного участия и достигнутого результата в сопоставлении со стратегическими целями регионального развития, то есть системы целевых ориентиров региона наряду с системой «управления по результатам» являются ключевыми факторами оценки интегральной эффективности социальноэкономической системы .

Рисунок 1.5 - Новое понимание интегральной эффективности социальноэкономической системы Таким образом, на наш взгляд, интегральная эффективность социальноэкономических систем должна: 1) базироваться на сбалансированной системе форм и видов эффективностей, дополняющих друг друга; 2) функционально взаимодополняться показателями результативности и экономичности, но находиться в определенной субординации от них; 3) учитывать принципы системы управления, ориентированной на результат, применяемые в теории региональной экономики и менеджменте .

2. ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНОМ

2.1. Генезис концептуальных основ программно-целевого управления регионального развития Необходимость повышения уровня социально-экономического развития требует применения новых, более качественных механизмов управления, одним из которых выступает программно-целевое управление. Реализация приоритетных национальных проектов (ПНП) и целевых программ на разных уровнях власти сталкивается с рядом трудностей, которые обусловлены такими причинами, как отсутствие единой регламентирующей методической базы, квалифицированного кадрового потенциала и неразвитостью взаимоотношений между органами власти .

Вопросам теории программно-целевого управления посвящено значительное количество научных трудов зарубежных и отечественных авторов. Однако наблюдается определенная незавершенность концептуальных основ, проявляющаяся в отсутствии четкого представления системы базовых компонентов программно-целевого управления .

Анализ трудов в данной области свидетельствует о значительном терминологическом разнообразии подходов.

Также достаточно часто исследователи анализируемых процессов используют такие понятия как:

«программно-целевой подход», «программно-целевой принцип», «программно-целевое управление», «программно-целевой метод», «программно-целевое финансирование» в качестве синонимов. На самом же деле речь идет о разных по своей природе явлениях, хотя и взаимосвязанных друг с другом, но находящихся в определенной субординации .

Следует заметить, что в зарубежной литературе применяется набор унифицированных терминов для обозначения различных процессов и действий в рамках программно-целевого управления. Это термины: system management, project management .

Интересно мнение зарубежных ученых: Р. Джонсона Ф. Каста, Дж .

Розенцвейга, которые отмечают существенные различия между вышеназванными терминами и их значениями, но относят их к одному общему процессу – системному управлению [116] .

В то же время, оценивая перспективы развития управленческих механизмов на основе программ и программного метода, авторы монографии "Теория управления системами" отметили, что «программный тип организации, создаваемой для выполнения определенных целей, будет основным типом организации» управления будущего [96] .

В этой связи следует объяснить специфику понятий «система» и «программа», применимых к социально-экономическому сегменту .

В соответствии с гипотезой, выдвинутой Р. Акофф, «система представляет собой сущность, которая состоит из взаимосвязанных частей» [57]. Согласно подходу Л. Берталанфи, «система - это комплекс определенных элементов, находящихся во взаимодействии» [32]. В. Гослинг трактует систему как объединение простых частей [34]. В.В.

Мыльник дает такое определение системы:

«система - это целенаправленный комплекс взаимосвязанных элементов любой природы и отношений между ними» [199] .

По нашему мнению, экономическая и социальная системы попадают в разряд органичных систем, то есть их можно охарактеризовать как саморазвивающееся целостности, проходящие в процессе своего развития ряд последовательных этапов дифференциации и усложнения. Отличительной системы особенностью этого развития является качественное преобразование частей системы в рамках их общей целостности на основе постоянного обновления элементов в процессе развития .

По мере развития теории управления в настоящее время появляются новые парадигмы, которые вносят существенные изменения в прежние концептуальные схемы. Принципиально иной парадигмой управления в мировом экономическом пространстве стало программное управление .

В современных научных исследования принято считать, что программа представляет собой документ, регламентирующий содержание программноцелевого управления и устанавливающий связи целей управления и механизмов их достижения и включающий описание конкретных запланированных действий и мероприятий, сроков их осуществления, ответственных исполнителей и необходимых ресурсов [298, 299] .

Интересен подход А. И. Кузьмина, который утверждает: «Все зависит от того, как определить понятие "программа, но в принципе, с управленческой точки зрения, программа может содержать независимые линии деятельности, несвязанные логически между собой и даже отделенные от содержания, причем эти линии деятельности могут управляться как проектным, так и процессным методом. Программа должна обязательно иметь внутреннюю логику, иерархию целей и взаимосвязанные сферы деятельности» [38] .

В рамках перехода на модели «управление результатами», по мнению А.В. Бусаровой, государственная программа - это: во-первых, комплексный документ, определяющий основные направления государственной стратегии развития в установленной сфере; во-вторых, инструмент комплексного планирования увязки деятельности и необходимых для этого ресурсов; втретьих, государственная программа — это инструмент представления результатов деятельности для всех потенциальных пользователей [108] .

Иными словами, в рассматриваемых суждениях авторы определяют программу (государственную программу) как один из инструментов бюджетирования, ориентированного на результат, и в то же время как самостоятельную систему отношений с внутренней логикой и иерархией целей .

Формирование отечественной точки зрения в отношении понятия «программно-целевое управление» проходило по-другому .

Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский и Е.Б. Стародубцева считают программноцелевое управление одним из специфических видов управления, ориентированным прежде всего на достижение поставленных целей в соответствии с логической схемой "цели пути способы средства". В основе такого логического построения ставится в первую очередь управление элементами программы и программными действиями, а не существующая организационная структура [241] .

В. Рапопорт и Л. Родионова же рассматривают программно-целевое управление как организационную форму, функционирующую на долгосрочной основе, использование которой предполагает внедрение матричной структуры управления. Авторы отмечают, что для управления программами вводятся соответствующие структуры (матрицы), которые отвечают за успешное достижение целей программы, обеспечивают координацию взаимодействия как внутри программы, так и за ее пределами [244]. Однако, во многих исследованиях отмечается, что применение методов и подходов программноцелевого управления не является альтернативой использованию традиционных инструментов управления, поскольку «матричная структура может функционировать только в рамках существующей структуры, а не отдельно от нее» [244] .

Нужно отметить, что фрагментарность исследования вопросов программно-целевого управления свойственна многим современным исследованиям в этой области. В частности, многие авторы не считают нужным выделение всего организационно-управленческого процесса как неотъемлемого условия функционирования программно-целевого механизма. Так, например, А.Д.Самохин в своих исследованиях ограничивается пониманием данного термина только через постановку целей (главных задач) управления и определения путей их достижения. Достижения целей реализуются с помощью определенных методов: а) выявление и оценка проблем установленной сферы исследования, для решения которых разрабатываются программы; б) формирование и исполнение программ; в) определение источников, объема ресурсов и их распределения между элементами программы; г) организация системы «управления» программой и обеспечения организационного взаимодействия; д) мониторинг и координация по программам [253] .

На наш взгляд, методы, которые называет автор, больше определяют этапы реализации программы, а не способы достижения цели (основных задач) .

Столь же противоречивы представления о методах программно-целевого управления у ряда других авторов .

Например, Б.А. Райзберг и А.Г. Лобко, считают, что широкое понимание программно-целевого метода представляет способ решения стратегических проблем управления путем разработки и реализации комплекса (системы) программных мероприятий, ориентированных, прежде всего, на те цели, достижение которых позволит максимально эффективно решить возникшие и потенциальные проблемы. Авторы делают особый акцент на том, что программно-целевое управление должно применяться в тех ситуациях, когда существует проблема, не просто неустранимая в процессе естественного функционирования системы управления, но и, более того, способная привести к дальнейшему усугублению ситуации. В таких условиях, по мнению Б.А .

Райзберг и А.Г. Лобко «необходимо принять специальные программные меры, сконцентрировать усилия, мобилизовать имеющиеся ресурсы в интересах решения проблемы в течение установленного срока» [238] .

Согласно подходу М.Ю. Кривошеевой, программно-целевой метод характеризуется как «способ выделения основных целей и задач государственного, экономического, социального, экологического, культурного и территориального развития» [157] и включает в себя разработку комплекса взаимоувязанных мероприятий по их реализации в строго установленные сроки. Именно система программных мероприятий является, по мнению автора, методами программно-целевого управления, что не совсем точно отражает суть такого управленческого механизма, поскольку затрагивает только фазу планирования и прогнозирования .

Можно заметить и другую фрагментарность в приводимых суждениях отечественных ученых .

А.Л. Гапоненко и А.П. Панкрухина считают, что процесс управления начинается с определения целей и предполагает решение комплекса задач, взаимоувязанных по ресурсам, времени, этапам и другим параметрам. Часто, при решении долгосрочных задач происходит сочетание программного и целевого типов управления и такое управление носит название программноцелевого. На практике же ставится определенная цель с взаимоувязанной с ней системой задач, и для ее реализации разрабатывается определенная программа (план) действий [103] .

Н.В. Грачева, И.В. Гаврева программно-целевое управление рассматривают как процесс планирования, состоящий из набора определенных видов деятельности, адресно-увязанных по продукту, ресурсам, исполнителям и срокам осуществления комплекса целенаправленных мероприятий, поскольку, по их мнению, планирование перерастает дальше в процесс управление программами в целом [109] .

Иными словами, в рассматриваемых суждениях вне поля зрения остается управленческий цикл и механизм управления .

Принципиально иной позиции придерживаются Е.П. Голубков и Л.С .

Пекарский. Согласно их подходу, понятие «программно-целевое управление»

необходимо рассматривать в узком и широком значениях. В широком смысле Е.П. Голубков и Л.С. Пекарский трактуют программно-целевое управление как инструмент воздействия субъекта управления на объект путем применения методологии системного анализа, где средства достижения цели определяются в зависимости от охвата самих целей и стадий жизненного цикла. Узкая трактовка Е.П. Голубковым и Л.С. Пекарским сущности программно-целевого управления сводит его к разработке и реализации различного типа комплексных целевых программ .

По нашему мнению, попытка Е.П. Голубкова и Л.С. Пекарского отразить одновременно цикличность и системность программно-целевого управления является прогрессивным моментом в развитии управленческой теории. В то же время в рассматриваемом подходе авторами не обоснованы структурные элементы: субъект, объект инструменты и особенности организации управления .

Различные подходы к определению необходимого элементного состава программно-целевого управления, разработанные отечественными учеными, опираются на американский опыт функционирования системы "планирование — программирование — бюджетирование (ППБ)", разработанную еще в середине XX века. Суть ППБ заключается в реализации трех взаимосвязанных процессов: 1) планирование, включающее формирование и изложение целей и задач; 2) программирование, подразумевает подбор уже имеющихся и поиск новых средств, которые используются для достижения целей; 3) бюджетирование, процесс перевода общих многолетних программ на язык годовых бюджетных цифр по финансовым годам [239] .

В таком контексте Катасонов Ю.В. трактует программно-целевое управление как особый механизм планирования деятельности, распределения ресурсов и ответственности. Ю.В. Катасонов считает, что принятие системы ППБ позволило осуществить в экономике страны переход от управления затратами к управлению результатами на основе оценки ожидаемой и фактической эффективности деятельности органов власти. Более того, эта оценка была поставлена на систематическую основу и принесла положительный результат. Следовательно, к основным элементам программноцелевого управления автор добавляет контрольный процесс, используемый в определенной форме как метод управления [140] .

Существует еще одна группа исследований, в рамках которой природа программно-целевого управления раскрывается с помощью идентификации подходов, свойственных управленческому процессу. В рамках этой группы достаточно широко известной трактовой программно-целевого подхода является определение, предложенное болгарскими учеными Н. Стефановым, К .

Симеоновым, К. Костевым, С. Качауновым. По их мнению, идентификация подходов, свойственных управленческому процессу опирается на целевой, программный и системный подходы [262, 263] .

Развитие взглядов идентификации управленческих подходов явились суждения болгарских исследователей С.Р. Микулинского и Х.Г. Попова, которые связывают необходимость применения целевого подхода с усилением значения целевой и программной стадий в связи с появлением разносторонних проблем межотраслевого и межрегионального характера, а использование системного и комплексного подходов мотивируют необходимостью обеспечения организационной полноты и целостности в условиях действия разных факторов (экономических, социальных, организационных) [182] .

Сама идея синтеза различных идентификационных подходов, реализуемых в программно-целевом управлении, поддерживается многими учеными. В частности, С.А. Репин полагает, что такое управление обусловлено требованием разработки высокоэффективных целевых программ (и решение этой задачи обеспечивается целевым и программным подходами), обеспечением деятельности (реализуется в рамках системного подхода) в единстве ее элементов (обеспечивается методологией структурного подхода) и функций (область применения функционального подхода) по всем направлениям (приложение принципов комплексного подхода) .

Таким образом, всесторонний охват и последовательность процесса синтеза подходов программно-целевого управления, предложенный С.А .

Репиным, является научным шагом вперед в области управления, но методологически нарушена субординация, оптимальная взаимодополняемость (комплементность) и взаимозаменяемость (субститутность) названных подходов. Полагаем, что единство элементов и их функций в системе управления обеспечивает сам системный подход, поскольку само содержание понятия «система» обосновывает необходимость состава функциональных элементов структуры управлении и эти элементы применяются на ином уровне организации управления, чем системный подход .

На роль комплексного и системного подходов в программно-целевом управлении обращают внимание С.В. Кропачев и Е.А.Наумов, а системного и целевого подходов — М.Ю. Кривошеева, которые в итоге не полностью отражают необходимость исследования их взаимосвязей и взаимопроцессов [158] .

Идея необходимости использования целевого подхода в управлении общественными ресурсами представлена во многих трудах, но первоначально она была сформулирована в научной литературе известным теоретиком П .

Друкером в его монографии "Практика управления" (1954 г.), которая на практике вошла под названием "Management by objectives", или «Управление по целям». В рамках этой концепции коренным образом изменяются представления о механизмах управления общественными средствами .

Данная методика не так давно пришла и в русскоязычную научную школу, хотя есть некая аналогия с методами программно-целевого управления в СССР [118, 307, 306] .

Резюмируя, можно сказать, что исследуемые труды, посвященные проблематике управления, ориентированного на результат, позволили выделить следующие группы концептуальных подходов к сущности категории «программно-целевое управление»:

1) проблемно-ориентированный подход (Б.А. Райзберг, А.Г. Лобко, А.Д .

Самохин, А.В. Бусарова, Г.С. Поспелов, В.А. Ириков и др.);

2) ресурсный подход (Ю.В. Катасонов, Л.Ш. Лозовский, Е.Б .

Стародубцева, И.Н. Мысляева, Е.Ф. Борисов, В.К. Сенчагова, А.И. Архипова и др.);

3) процессный подход (Н. Стефанов, К. Симеонов, К. Костев, С .

Качаунов, М.М. Вышегородцев и др.) [264];

4) функциональный подход (Н.В. Грачева, И.В. Гаврева, А.Л. Гапоненко, А.П. Панкрухина, В. Рапопорт, Л. Родионова и др.);

5) системный подход (С.В. Кропачев, Е.А. Наумов, М.Ю. Кривошеева, С.Р. Микулинский, Х.Г. Попова, Е.П. Голубков, Л.С. Пекарский и др.) .

Таким образом, вышерассмотренные взгляды к сущности категории «программно-целевое управление», свидетельствуют: во-первых, об отсутствии единой трактовки и компонентной базы программно-целевого управления; вовторых, не учитывается субординация и специфика программно-целевого управления как отдельного вида управления, отражающих своеобразие конкретного объекта управления; в-третьих, отсутствие реального опыта и представлений об организации такого рода управления как подвижной системы .

По мнению автора, понятие программно-целевое управление следует трактовать, с одной стороны, как синтез инструментов управления экономикой и, одновременно, как систему отношений, возникающих в процессе управления .

Несмотря на фрагментарный характер научных суждений концептуальной трактовки программно-целевого управления, роль его в управлении экономики определена четко – это комплексная система отношений, целью которой является координация систем программного планирования, упреждающего контроля и ресурсного обеспечения, ориентированная на конкретную цель (результат) в единстве ее всех необходимых структурно - функциональных элементов, является, по мнению автора, наиболее приемлемой с позиции научного обоснования управления целевыми программами .

Наш повседневный опыт доказывает, что подвижность любой системы определяют внешние факторы, поэтому учет характера и векторов влияния, становится важным условием результативного управления. Но в то же время не стоит забывать, что кроме внешнего воздействия на систему есть и внутренние факторы, которые бывают порой намного сильнее и динамичнее .

Идея подвижности программно-целевого управления отражается принципиальными взглядами к адаптивности объекта управления. В таком аспекте результат управления должен адекватно отразить реакцию организационной системы на изменения внешней и внутренней среды посредством мониторинга и корректировки целей функционирования, средств обеспечения, изменения результативных показателей удовлетворения требований .

К данной проблеме обращались в своих трудах еще Д. Кац и Р. Кан, которые писали: «Функция адаптации (внешнее воздействие), так же, как и функция поддержания устойчивости (внутреннее воздействие), направлена на выживание объекта, хотя функция поддержания ориентирована внутрь, а функция адаптации — вовне, они схожи в отношении базовой сущности воздействия». Обе функции способствуют сохранению стабильности и определенности в условиях жизненного цикла объекта [85] .

Поскольку вопрос подвижности социально-экономической системы, а, следовательно, и программно-целевого управления важен, поэтому закономерным является вопрос исследования факторов, под воздействием которых происходит подвижность (степень вероятности) .

К сожалению, в рассматриваемых работах вне поля зрения остается вопрос исследования факторов программно-целевого управления, однако ученые, которые касаются данной проблемы, отождествляют факторы с оценкой макроэкономических показателей [191] .

Иной позиции придерживаются Н.П. Белова, Г.В. Калинина, А.М .

Калинин. По их мнению, факторы имеют содержательно-процессный характер, поскольку каждая группа факторов закрепляется за определенным этапом управления, что позволяет мгновенно выявить основные проблемы и их источники .

Попытка авторов отразить степень влияния факторов на определенных промежутках программно-целевого управления является прогрессивным моментом в развитии теории управления. В то же время в рассматриваемом подходе не все факторы могут быть учтены в силу большой подвижности и изменчивости программного процесса [79] .

Таким образом, согласно авторской позиции, во-первых, факторы подвижности программно-целевого управления – это совокупность постоянных внешних и внутренних воздействий, обуславливающих особенности и характер программного процесса во времени и в пространстве;

во-вторых, необходимо определять группы факторов не только для каждой программы отдельно, но и для каждого этапа ее программного управления; втретьих, анализ и оценка возможных факторов подвижности должны определяться на основе методик, позволяющих выявлять качественноколичественную составляющую воздействия (рисунок 2.1) .

–  –  –

По мнению автора, необходимо четко понимать отличие программноцелевого управления от понятий: программно-целевой метод, программноцелевое планирование и программно-целевое финансирование, поскольку многие проводят равенство между данными терминами .

На самом деле, как было сказано ранее, речь идет о разных по своей природе явлениях, взаимосвязанных друг с другом, но находящихся в определенной субординации .

Г.Н. Швецова трактует программно-целевое управление как организацию воздействия на управляемый объект на принципе эффективности для достижения поставленной цели за определенный интервал времени при ограниченных ресурсах. При этом программно-целевые методы предполагают применение специальных средств воздействия управляющего субъекта на объект для достижения поставленной цели. Иными словами, в рассматриваемом суждении понятия «программно-целевое управление» и «программно-целевой метод» определяют стратегический и тактический подходы в теории управления, что, на наш взгляд, позволяет контролировать ситуацию и влиять на ее последствия одновременно, и это отличает данный механизм от большинства других .

М.Н. Переходько считает, что программно-целевой метод является научно-программным и временным способом увязки планируемых целей с ресурсами, что определило понимание программно-целевого планирования. По мнению автора, программно-целевое планирование – процесс планирования, в основе которого лежит определение и постановка целей, и лишь, затем разрабатываются пути их достижения .

Попытка автора отразить концептуальный взгляд на программно-целевой метод, как способ программно-целевого планирования, является прогрессивной, поскольку целиком отражает специфику методического механизма достижения целей. В то же время программно-целевое планирование не должно базироваться только на определенном методе, необходимо рассматривать целую систему способов, взаимодополняющих и взаимозаменяющих друг друга в случаях незапланированных отклонений плановых показателей [217, 218] .

А.В. Цвикилевич утверждает, что программно-целевой метод должен подразумевать не только способ организации планирования, но и качественную экспертизу этого процесса, что, безусловно, предусматривает разработку особого механизма управления – мониторинга эффективности и результативности. Объединение двух основных форм управления – планирование и контроль, безусловно, усиливают результативность программно-целевого управления, но не учитывают финансовую необратимость бюджетного процесса и бюджетного механизма [293] .

На практике доказано, что применение программно-целевого планирования неразрывно связано с определенной системой финансирования .

Как считают американские эксперты, программно-целевое финансирование предполагает системное выделение денежных средств в соответствии с утвержденными программами (проектами), направленными на решение стратегически важных социально-экономических задач, и предусматривает создание особого организационно-процедурного механизма. Использование программно-целевого планирования и финансирования программных вложений позволяет обеспечить увязку объемов выделяемых средств с результативностью их использования [61] .

По мнению Д.Ю. Лапыгина повышение требований к качеству управления привели к необходимости применения новых, более качественных механизмов, одним из которых выступает программно-целевое управление: во-первых, способствует соблюдению единого подхода к эффективному использованию ресурсов для решения наиболее приоритетных стратегических задач в пространстве и во времени; во-вторых, является инструментом выравнивания экономической ситуации отдельных территорий за счет распределения и постоянного перераспределения финансовых средств. [165] Резюмируя, автор пришел к выводу, что необходим комплексносистемный подход к исследованию «программно-целевого управления» с четко заданными структурно - функциональными элементами и учетом факторов подвижности. Применяя комплексное объединение ключевых положений концептуальных основ программно-целевого управления, автором были уточнены различия понятий «программно-целевой метод, программно-целевое планирование и программно-целевое финансирование» как разные по своей природе явления, выполняющие разные функции управления, но интегрирующие и координирующие деятельность всех системных элементов, направленные на достижение единой цели .

Необходимость программно-целевого управления в современных условиях обусловлена следующими предпосылками и особенностями:

- диспропорции и неоднородность пространственного развития;

- устойчивость негативных процессов в экономике;

- отсутствие выделения в структуре планирования стратегических приоритетов различных подсистем;

- неразвитость механизмов мониторинга и увязки разных видов планирования .

Можно заметить, что в иностранной и отечественной экономической литературе приводится множество различных группировок принципов управления по результатам. Однако такие группировки обладают высокой степенью универсальности, что затрудняет поиск научных подходов к представлению системы программно-целевого управления для сегментированных объектов. Поскольку программно-целевое управление подчиняется системным закономерностям, то, согласно данной логике, необходимо в основу формирования отечественной концепции закладывать системные принципы организации программно-целевого управления, основанные на универсальных и сегментированных аспектах .

Выявлены следующие системные принципы формирования программноцелевого управления: целеполагание, системность, скользящее планирование, последовательность этапов, непрерывность, информированность, адаптивность к изменению условий реализации, согласованность интересов участников, ответственность и др .

Таким образом, концептуальное понимание программно-целевого управления можно определить, как концепцию управления, целью которой является увязка системы мониторинга, программного планирования и прогнозирования, организации, анализа и регулирования, ориентированную на конкретную цель (результат) с четко заданными структурно функциональными элементами, ресурсным обеспечением и учетом факторов подвижности.1 Составлено автором

2.2. Эволюция методологических подходов к трактовке роли мониторинга в программно-целевом управление Основные положения теории управления социально-экономическими системами в настоящее время прочно обосновались в работах зарубежных и российских ученых. В то же время различное методологическое трактование мировыми научными школами основных положений регионализма и муниципализма обусловило необходимость формирования определенной концептуальной основы, учитывающей особенности, гибкость инструментария и эффективность организации региональной социально-экономической системы .

Начало XXI столетия для многих стран характеризуется нацеленностью стратегии социально - экономического развития экономики на инновационный путь, и тем самым на повышение конкурентоспособности, которые могут быть реализованы только при использовании новых механизмов управления .

Мониторинг целевых программ является одним из механизмов, который оценивает степень эффективности реализации государственной политики в регионах (территориях) с различным уровнем социально-экономического развития через реализацию государственных и муниципальных программ .

Кроме того, можно отметить, что поле интегральной эффективности социально-экономических систем предопределено трансформирующимися управленческими подходами к функциональному содержанию системы управления в целом (рисунок 2.2) .

Опираясь на исследования ведущих специалистов, а также изучение опыта создания и применения информационных систем управления, была сформулирована следующая гипотеза: по мере усиления степени автоматизации процессов управления территориальными социальноэкономическими системами усиливаются тенденции соответствующего им изменения содержания и преобразования большинства процедур и процессов в области планирования, прогнозирования, регулирования, организации, контроля, мотивации, учета, анализа .

–  –  –

Рисунок 2.2 - Расширение контуров системы мониторинга как необходимого инструмента управления регионом Протекающие тенденции обусловлены, прежде всего, расширением функционального поля системы мониторинга, и соответственно, возрастанием значимости такой системы на всем протяжении процесса управления социально-экономическими системами .

На наш взгляд, для глубокого теоретического обоснования термина «мониторинг программ» следует обратиться к самому понятию мониторинг .

Отмечено, что термин мониторинг в экономической литературе по-разному трактуется и понимается. Отсутствие общепризнанного трактования «мониторинг» обусловлено тем, что это понятие применяется для обозначения явлений и процессов, различных по своей природе. Ключевое различие между научными подходами заключается во взглядах моделирования системы мониторинга на основе различных составляющих .

Рассмотрим основные взаимно пересекающиеся подходы .

Первый научный подход к трактовке термина мониторинг выражает совокупность отношений, обусловленных функционированием различных сфер и отраслей в экономике. Данная точка зрения характеризует общественноэкономическую модель, поскольку в ее основе лежит социально-экономическая составляющая развития общества .

Второй научный подход выражает иную точку зрения. Мониторинг рассматривается как инструмент практического использования управленческих решений органов власти, с законодательным оформлением соответствующих документов. Данная модель относится к надстроечным отношениям, которые необходимы для оценки результативности и эффективности выполнения возложенных полномочий и функций на субъекты мониторинга. По мнению А .

Пилясова, «институциональная сила власти определяется ее способностью разрешать контактные конфликты между основными игроками региональной экономики, устанавливать для них приемлемые правила игры и эффективные схемы прав собственности» [224] .

На современном этапе сформировался еще один взгляд к понятию мониторинг, который определяет его как некий инструмент правоотношений между субъектами, подлежащий воздействию мониторинга. Данная модель характеризует больше нормативно-правовой взгляд на социальноэкономические процессы общества, что еще раз доказывает расширение контуров мониторинга как инструмента управления .

Таким образом, течения научной мысли разделились на несколько основных подходов к пониманию сущности мониторинга (рисунок 2.3) .

Проанализируем базовые суждения российских и зарубежных ученых в рамках 3 основных подходов к трактовке мониторинга .

Первый подход наиболее полно описывается в трудах В.В. Мыльник, который предлагает рассматривать «мониторинг» в качестве совокупности отношений, «выражающих удовлетворение социально-экономических, политических и глобальных потребностей общества» [199] .

–  –  –

Похожей позиции придерживается Ли Макдональд, который рассматривает термин мониторинг как ряд наблюдений в течение долгого времени с целью обнаружения существенных изменений. По его мнению, следует отличать мониторинг от инвентаризации и оценки, в то время как запасы и оценка могут быть основаны на одном измерении. В связи с этим типы мониторинга он делит от этапов мониторингового процесса: мониторинг тенденций, фоновый мониторинг, осуществление мониторинга, мониторинг эффективности, мониторинг реализации проекта, мониторинг проверки, мониторинг соответствия и другие [39] .

Такие научные взгляды являются по своему существу достаточно масштабными и содержательными, однако надо обязательно учитывать обратимость и необратимость подобного рода отношений .

Основное содержание второго подхода хорошо отражено в работах Н.Ф .

Реймерса, который отмечает в своих работах, что суть мониторинга состоит в выполнении двух функций, взаимосвязанных между собой: наблюдение (слежение) и предупреждение. В такой трактовке основной функцией мониторинга является только фиксация отрицательных последствий хозяйственных действий и, в силу этого, результаты такого мониторинга обладают весьма низким прогностическим потенциалом [234] .

Однако, как уже отмечалось, в современных условиях действия и мероприятия в рамках мониторинга должны предполагать, в том числе, предупредительный и «спасательный» характер, повышая тем самым практическую результативность мониторинга и его социально-экономическую эффективность. Такая постановка вопроса позволила продвинуться вперед экономической науке, и сегодня мы можем с большей точностью судить о влиянии времени на результаты мониторинговых исследований .

Особый взгляд на сущность мониторинга сложился у Г.Б. Поляка. Он предлагает концепцию, в рамках которой мониторинг трактуется как действия по начальному наблюдению за определенным процессом или явлением, действия по измерению и анализу результатов деятельности, включая деятельность органов государственной власти. Ключевое отличие его концепции заключается в изучении мониторинга как инструмента управления [228, 229] .

Таким образом, сложность трактовки понятия "мониторинг" связана с принадлежностью его и к сфере управления, и к сфере науки, и к сфере права одновременно. Мониторинг одновременно может выступать в качестве способа исследования реальности, применяемого различными науками, и в качестве способа обеспечения сферы управления и права своевременной, качественной и необходимой информацией .

Рассматривая мониторинг как часть механизма реализации экономической политики и придерживаясь общепринятого методологического подхода, автор вносит ряд концептуальных и методических уточнений и трактует мониторинг как совокупность экономических отношений, связанных с реализацией комплекса мероприятий по систематическому наблюдению, оценке и прогнозу состояния выбранного объекта в пространстве и во времени с целью оперативной диагностики состояния объекта и подготовке рекомендаций для принятия управленческих решений по достижению намеченных конечных и непосредственных результатов управления .

Рассмотрим концептуальные взгляды на понятие «мониторинг», которые в наибольшей степени выражают сущность этого процесса применительно к такому объекту как государственные программы .

Группа ученых (А. Шанин, А. Александрова, Б. Ричман), считают, что понятия мониторинга и оценки программ тождественны, поскольку и оценка программ, и их мониторинг направлены на достижение одной и той же цели, а именно — регулирование процесса реализации государственной политики или ее отдельных направлений и составных частей на основе непрерывного и систематического сбора и обработки разнообразной объективной и субъективной информации. Однако, по мнению некоторых ученых, проведение периодической оценки государственных программ и организация мониторинга за ходом их выполнения — это две разные задачи, отличающиеся между собой как по уровню сложности, так и по методологическим подходам, используемым технологиям и методах осуществления [59] .

Ряд исследователей (И. Беляков, Л. Никонова и другие) считают мониторинг программ одним из наиболее эффективных инструментов управления. При этом, отдельные методы осуществления мониторинга могут и должны внедряться на уровне региона (муниципалитета) даже в условиях ограниченности финансовых ресурсов. Кроме того, мониторинг позволяет получить данные о том, на сколько достигнутые результаты соответствуют произведенным затратам при использовании различных технологий оценки, а также предлагаются пути совершенствования управленческой практики в соответствии с рекомендациями, разработанными в ходе оценки .

Под мониторингом программ А. Швецов и Е. Андреева понимают систему наблюдения, анализа экономической и социальной обстановки, оценку и прогноз, а также выработку рекомендаций по принятию эффективных управленческих решений. По их мнению, «мониторинг программ»

непосредственно связан с четким определением объекта, предмета и субъекта мониторинга [297]. Автор диссертации полностью придерживается данного мнения .

Интересен подход В.Н. Лексина, В.Е. Селиверстова, А.Н. Швецова, которые предлагают рассматривать «мониторинг программ» в качестве организованной и мобильной системы учета, сбора, анализа и распространения информации, дополненной проведением дополнительных аналитических исследований и диагностики состояния, тенденций, складывающейся территориальной ситуации и конкретных региональных проблем [168] .

Отлично от вышеприведенного, мнение Е. Антосенкова и О. Петровой, которые определяют «мониторинг целевых программ» как систему повторных наблюдений одного или нескольких элементов общественной среды в пространстве и во времени с конкретными целями (задачами) и в соответствии с заранее разработанной целевой программой. Такой взгляд нацелен на процесс плановости, обязательности, законности [69] .

Л.И. Якобсон понимает «мониторинг программ», как действия, в рамках которых происходит оперативный сбор данных о сложных процессах и явлениях определенной сферы, описываемых небольшим количеством особо важных, ключевых для достижения целей количественных и качественных показателей с целью оперативной диагностики состояния объекта и прогноза его динамики [310] .

Что касается трактовок мониторинга государственных программ в законодательстве Российской Федерации, то в нормативно-правовой базе зафиксирована только категория «мониторинга социально-экономической обстановки территории», под которым принято понимать «процесс системного наблюдения за ходом и характером изменения в различных сферах жизнедеятельности» Однако современное трактование термина [213] .

«территориальный мониторинг государственных программ» рассматривается в научной литературе расплывчато, неоднозначно и это связано в основном с его пониманием как системы территориальной поддержки управления административно-территориальных образований, реализующих функции наблюдения, оценки, анализа и прогноза сложившейся ситуации и подготовки управленческих решений по управлению ею.2 Сравнительный анализ приведенных выше определений сущности мониторинга государственных программ показал, что нет однозначного и общепризнанного мнения, все суждения носят оттенок наблюдательной теории и не имеют единой концептуальной основы .

Таким образом, можно сделать вывод, что понятие мониторинга государственных программ является сложной и мультифункциональной категорией, а его сущность, следовательно, должна раскрываться, с одной стороны, через понятия теории управления, а с другой стороны, через положения концепции системы отношений, возникающих в ходе социальноэкономического развития. Кроме того, в теории управления понятие мониторинга целевых программ также рассматривается с разных сторон, а именно: 1) как метод оперативного и стратегического управления; 2) как метод контроля; 3) как метод регулирования; 4) как метод планирования; 5) как метод прогнозирования, что в совокупности определяет социально-экономическую политику территории. В связи с этим для разработки конкретной системы мониторинга государственных программ с четко заданными параметрами целей, объекта, субъекта, инструментария и принципами особую теоретическую и методологическую значимость приобретает социальноэкономический подход .

В результате проведенного исследования научных подходов к понятию мониторинга государственных программ была разработана типологизация этого и сходных с ним понятий с учетом эволюции развития (таблица 2.1) .

Таблица 2.1 - Теоретические подходы к понятию мониторинг государственных программ Иерархия вида Авторы Авторское понимание исследования

Распоряжение Правительства РФ от 20.12.1997 № 1773-р «О проведении ежемесячного мониторинга

социально-экономического развития регионов» .

Мониторинг Р. Мон Это совокупность экономических Р. Харри отношений, связанных с системой Н. Реймерс мероприятий по систематическому Л. Якобсон наблюдению, оценке и прогнозированию Е. Андреева состояния выбранного объекта в Г. Поляк пространстве и во времени с целью и др. оперативной диагностики состояния объекта и подготовке рекомендаций по принятию управленческих решений для достижения поставленных результатов Мониторинг А. Когут Это совокупность постоянных государственных М. Гараджи мероприятий по наблюдению, оценке и программ К. Море прогнозу определенной государственной В. Лексин программы в пространстве и во времени с А. Шанин целью оперативной диагностики И. Усков и реализации программы и эффективности др. расходования на нее средств По мнению диссертанта, понятие «мониторинг государственных программ» необходимо рассматривать одновременно как определенный инструментарий управления экономикой, и как систему отношений, возникающих в процессе осуществления самого мониторинга .

Таким образом, с авторской позиции, мониторинг государственных программ – это совокупность постоянных мероприятий по наблюдению, оценке и прогнозу жизненного цикла программы во времени и в пространстве с целью оперативной диагностики проблем, возникающих в ходе ее выполнения, повышения эффективности расходования государственных средств и достижения установленной цели .

В теории программного (проектного) управления общественными ресурсами в качестве самостоятельной категории выделяется понятие «государственная программа». По мнению многих ученых под государственной программой следует понимать систему увязанных между собой по содержанию, срокам, исполнителям, ресурсам мероприятий (действий) социальноэкономического, научно-технического, производственно-технологического, организационного характера, направленных на достижение единой цели [88, 303] .

Не смотря на фрагментарный характер понимания термина «мониторинг государственных программ», роль такого мониторинга в управлении региональной экономикой определена четко – это система, позволяющая оценивать, управлять и совершенствовать деятельность участников реализации целевой программы. При этом нужно отметить, что, по мнению многих ученых, эффективные преобразования, проводимые в экономике региона с помощью государственных программ, отследить достаточно сложно. Поэтому, по мнению автора, необходимость применения консолидированной оценки эффективности, а, следовательно, и результативность отдельных мероприятий проводимой программы, уже не вызывает сомнения .

Также в этой связи возникает вопрос организации мониторинга на различных этапах выполнения государственной программы, а поскольку каждый этап реализации государственной программы имеет свою специфичность, неповторимость и сложность, поэтому необходимо разработать классификацию видов мониторинга государственных программ в зависимости от специфичности реализации этапов проведения мониторинга .

Дадим краткое определение каждого из этапов и видов мониторинга государственных программ, представленных на рисунке 2.4 .

Под мониторингом наблюдения понимаем отношения, возникающие в ходе получения необходимой информации о предоставленных услугах государственной программы с целью формирования управленческих решений .

Например, к способам наблюдениям государственных программ можно отнести непосредственное наблюдение, документальное статистическое обследование, опрос потребителей, изучение отчетности, а также исследование событий, явлений и процессов, происходящих в ходе реализации программы [194] .

Под мониторингом оценки рассматриваются отношения, возникающие в ходе измерения количества и качества предоставленных услуг по государственной программе конечным потребителям с целью выявления проблем и выбора управленческих решений. Оцениваться программы могут сравнительным, доходным и затратным подходами .

–  –  –

Рисунок 2.4 - Классификация мониторинга государственных программ на основе организационно-процессного подхода Сравнительный подход представляет совокупность методов оценки стоимости предоставляемых продуктов (объектов) программы, основанных на сравнении оцениваемых продуктов с аналогичными продуктами, в отношении которых имеется необходимая информация .

Сравнительный подход исходит из принципа замещения. Доходный подход основывается на совокупности методов оценки стоимости предоставляемых продуктов программы, основанных на определении совокупности ожидаемых доходов от ее реализации. Затратный подход базируется на совокупности методов оценки стоимости предоставляемых продуктов программы, основанных на определении затрат, понесенных для реализации программы .

Мониторинг прогноза включает отношения, возникающие в ходе обоснования вероятности изменения эффективности государственной программы в будущем с учетом воздействия внешних и внутренних факторов с целью определения основных регуляторов. Например, в программе можно отслеживать вероятность изменения с помощью методов экстраполяции, моделирования, экспертизы, дисконтирования .

Под мониторингом эффективности понимают отношения, возникающие в ходе сопоставления полученных результатов с затраченными ресурсами с целью определения качества реализованных управленческих решений. Например, «Какая сумма бюджетных средств в текущем году приходится на обслуживание одного клиента?» или «Сколько зданий обслуживалось в течение двенадцати месяцев и на какую сумму был заключен договор на их обслуживание?»3 Мониторинг результативности – регулярное измерение результатов реализации государственных программ. Именно практика мониторинга результативности является основным видом оценивания в бюджетировании, ориентированном на результат. Однако ряд ученых высказывают мнение, что оценка результативности программ аналогична оценке достижения целей .

Мониторинг целевых программ является разновидностью оценивания проводимых мер в достижении целей программы [291]. Для проведения мониторинга результативности программ необходимо пройти несколько этапов: 1) определить цель и задачи программы, относительно которых будет проводиться мониторинг результативности программы; 2) определение результатов программы; 3) соотношение цели (задач) и полученных результатов; 4) суждения о результативности программы .

Важную для понимания сущности процесса мониторинга идею высказали Л.А. Ханкевич и Н.Е. Заяц: «Мы управляем тем, что мы можем оценить. Если вы не можете оценить деятельность, то вы не сможете контролировать и управлять процессом, а также усовершенствовать его» [124] .

По мнению ряда авторов, сложности могут возникнуть при сравнении мониторинга оценки и мониторинга наблюдения. Провести различие между ними довольно сложно, и тем не менее: оценка — это инструмент управления государственной программой, а наблюдение – пассивный способ воздействия Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 №145-ФЗ .

на этот инструмент. И, к большому сожалению, чаще всего не всегда воздействие бывает эффективное .

Море К. в своих работах мониторинг эффективности рассматривает как процесс текущего измерения и учета показателей эффекта от реализации программ, причем данные должны собираться и систематизироваться в форме, позволяющей руководителям программ получить быстрые ответы на интересующие вопросы [195] .

Трудно оценить, насколько эффективно реализуется государственная программа, если не проводится ее всесторонний мониторинг, то есть если отсутствует необходимая информация о ходе и качестве ее реализации. Кроме того, мониторинг предоставляет результаты программы, что позволяет руководителям обосновывать заявки на их финансовое обеспечение; также мониторинг помогает обеспечить предоставление услуг по государственной программе конкретным целевым группам клиентов и убедиться в достаточном качестве этих услуг. Преимущества, которые можно получить в результате введения системы мониторинга государственных программ, в соответствии с авторской позицией представлены на рисунке 2.5 .

Рисунок 2.5 - Преимущества мониторинга государственных программ для социально-экономической системы

1. Своевременное выявление проблем. Результаты мониторинга позволяют определять и устранять трудности до того, как они перерастут в серьезную проблему .

Ж.А. Мингалева считает, что если к концу периода реализации государственных программ число клиентов составляет меньше половины от запланированного, то возникает высокий риск, что финансирование государственной программы будет сокращено или приостановлено вообще .

Однако если руководители (уполномоченные органы) государственных программ вовремя заметят низкую эффективность использования ресурсов, будет время предпринять активные меры: пересмотреть требования к участию в программе, которые могут оказаться завышенными, убедиться в том, что потенциальные клиенты программы владеют всей информацией о возможности получения услуг [184] .

2. Возможность планировать на средне и долгосрочную перспективу .

В ходе мониторинга государственных программ возникают ситуации, которые демонстрируют слабые места программы, что, безусловно, заставляет задумываться о разработке альтернативных новых программных продуктах, устраняющих недостатки предыдущих [300] .

3. Применение современных инструментов управления .

Мониторинг эффективности, как один из видов мониторинга, является одной из современных форм контроля и управления, необходимость появления которого была вызвана переходом экономики, ориентированной на результат (система БОР). Важно, что этот метод контроля может использоваться во всех сферах и на всех уровнях, даже на уровне населения. Поэтому многофункциональность мониторинга обуславливает использование самых разнообразных, современных и инновационных инструментов [233, 302] .

4. Управление ресурсным потенциалом территории .

Управление ресурсным потенциалом является одной из значимых задач современной социально-экономической политики региона, и именно данные о потребностях в кадрах, в информационных и финансовых источниках, которые можно получить в ходе данного мониторинга, помогают ставить перед обществом наиболее реалистичные цели, правильным образом оценивать возможности и перспективы развития.

В рамках государственных программ должны быть установлены основные характеристики, отвечающие на вопросы:

кто - когда – почему – как? Однако не все характеристики можно выразить однозначно, простым числовым показателем. Как считает Г.Беккер, существует целый комплекс дополнительных факторов, которые необходимо учесть при оценке ресурсного потенциала региона. Главное - чтобы полученные данные также использовались в комплексе - не только для выявления проблем и их оценки, но и для оценки сильных сторон развития и их поддержания [83]. Также, информация, полученная в процессе мониторинга позволяет выявить потребности в ресурсах для будущих альтернативных программ .

5. Возможность охвата различных территорий и сфер .

Во многих странах ведется учет социально-экономического развития территорий через мониторинг различных видов реализуемых государственных программ, которые могут охватывать разные территории: от поселения до Российской Федерации. Однако оценить результаты или эффективность программных расходов бывает крайне сложно, поскольку обеспеченность ресурсами, социально-экономическая развитость, динамичность инфраструктуры и индивидуальность административного управления регионов бывает просто не сопоставима .

6. Охват социально-экономических задач .

В настоящее время трудно определить, какая сфера или отрасль в развитии регионов является приоритетной. Но их определенное сочетание в программном бюджете обусловливает лицо каждого региона. Безусловно, каждый регион имеет определенные особенности социально-экономического развития, которые влияют на формирование региональной экономической политики. При этом, с помощью мониторинга процесса реализации государственных программ обеспечивается и решение общего комплекса социально-экономических задач в рамках экономической политики региона, поскольку происходит оперативный контроль за достижением основных целей и задач социального, экономического, экологического, культурного и территориального развития в установленные сроки .

Научное объединение ключевых положений теоретических основ мониторинга целевых программ и всех протекающих процессов, позволило уточнить содержание понятия «мониторинг государственной программы» как механизм управления, функционирующего на основе четко заданных ориентиров и за счет интеграции и координации деятельности всех участников по наблюдению, оценке и прогнозу жизненного цикла государственной программы с целью принятия управленческих решений по ликвидации выявленных проблем, стимулирования сильных сторон и достижения установленной цели .

Новые механизмы государственного управления в мире и в Российской Федерации, в частности, развиваются в тесной связи с региональной экономикой и стратегическим мышлением. Результатом такого взаимодействия является введение в российскую практику государственных и муниципальных программ, которые выступают новым механизмом воздействия и управления будущего социально-экономического развития регионов и государства в целом .

По мнению И. Василенко, основные концептуальные направления формирования государственных и муниципальных программ излагаются экспертами ООН [95] .

С учетом мировых тенденций и направлений реформирования государственного сектора можно определить системные принципы мониторинга государственных программ .

1. Реалистичность цели объекта мониторинга. Означает отказ от исключительно утилитарного подхода при разработке целей и задач государственных программ и видении происходящих событий социальноэкономической политики с точки зрения бифуркации, поскольку ситуация бифуркации описывает угрозу возникновения общественных катастроф .

Именно эта опасность возникновения общественных катастроф и побуждает ускорять процессы контроля и управления .

2. Альтернативность вариантов объекта мониторинга. Важность принципа определяет синергетический характер стратегии социальноэкономического развития. Предложение самого широкого спектра альтернативных вариантов целевых программ – одна из форм страховки на случай нестабильности общественного развития [84] .

3. Использование самоанализа в условиях стратегической нестабильности. Этот принцип основывается на применение мониторинга параллельных оценок – доброжелателей и критиков, плюс ко всему мониторинговые специалисты должны оценивать себя со стороны .

4. Научный анализ факторов неопределенности. В современных условиях развития государственные программы реализуются в условиях нестабильной социально-политической обстановки, особенно во внешней среде. Такая нестабильность описывается в науке термином «стратегическая нестабильность». В такой обстановке необходимо рассчитывать мониторинговые коэффициенты неопределенности программы .

5. Системный подход. Речь идет о необходимости целостного подхода к мониторингу взаимосвязанных этапов реализации программ .

6. Ориентация на поиск допущенных ошибок. Означает, что в рамках системы мониторинга государственной программы должна функционировать специальная группа, занятая исключительно мониторингом и оценкой «диагностики отклонений» .

7. Учет ресурсообеспеченности. Предполагает подбор ресурсов для реализации государственных программ всех видов: экономические, трудовые (кадровые), сырьевые, финансовые, политические, административные .

Очевидным является необходимость создания резервных фондов, по возможности, для всех видов ресурсов .

8. Институциональные отношения. Использование соответствующих учреждений, институтов и учет внеэкономических факторов в системе мониторинга государственной программы обязательно .

9. Учет общественного мышления. Государственные программы требуют широкого общественного обсуждения и, следовательно, общественного контроля. Поэтому необходимо использование всего комплекса PR-технологий с целью максимального привлечения внимания граждан, общественных организаций, СМИ к готовящейся программе – важная составляющая качества реализации программы .

10. Непрерывность и обобщенность. Государственная программа – это процесс непрерывного мониторинга и переоценки результатов, поэтому для получения качественных результатов необходима работа специальной группы экспертов, занятых оценкой результатов мониторинга и подведением итогов .

11. Информационность и автоматизация. По мнению ученых, происходящая в современном мире «информационная революция» и обусловленный ею переход к информационному обществу является основным вектором «перехода от традиционной мониторинговой парадигмы, преимущественно ориентированной на последующий контроль, к новой мониторинговой парадигме, ставящей во главу угла непрерывный контроль, возможность которого открывают современные информационные технологии»

[301]. Этот вывод, сделанный В.И. Шлейниковым и А.М. Сониным в рамках проведенного ими исследования по анализу и обобщению теории и практики развития мониторинга, современных технологий его осуществления, относится к понятию «периодического мониторинга». Современное поколение мониторинговых технологий включают в первую очередь непрерывный мониторинг на базе информационно-телекоммуникационных технологий (ИКТ), который является наиболее важным фактором развития общества и мировой экономики в ХХI веке. Как утверждает Г.В. Кутергина в своих исследованиях, в ходе автоматизации управленческих функций происходит расширение сфер контроля и мониторинга .

В настоящее время возрастает роль автоматизированного текущего мониторинга, в то время как роль периодического мониторинга уменьшается .

Практическая реализация нового подхода к мониторинговой деятельности нашла отражение в базовых международных концепциях построения внутреннего контроля – COSO, COBIT и SAS 56/788, предусматривающих применение современных информационных технологий. В данных концепциях мониторинг рассматривается в качестве доминанта системы внутреннего контроля (СВК). Различия между этими тремя системами, а также рядом других, обусловлены их назначением и целевой группой. Этот подход обосновывает применение в составе мониторинга как непрерывного, так и периодического мониторинга .

Что касается современных зарубежных концепций мониторинга, то наибольшее распространение и всеобщее признание получил подход, зафиксированный в документе под названием «Концептуальные основы внутреннего контроля», который был составлен COSO (Тhe Committee of Sponsoring Organizations of the Treadway - Комитет спонсорских организаций) .

Методология COSO постепенно распространяется и в России благодаря деятельности нашей стране крупных зарубежных консалтинговых и аудиторских компаний, применяющих эту методологию в качестве базовой .

Расширение деятельности российского отделения Международного Института внутренних аудиторов и распространение в России международных стандартов аудита (МСА) привело к внедрению в научный оборот и практическую деятельность новых определений, терминов, принципов, классификаций, относящихся к теории системы внутреннего контроля .

Таким образом, когда имеется понимание принципов мониторинга для государственных программ и определено понятие «мониторинг государственной программы», необходимо назвать основные виды мониторинга, в основе которых должна лежать линия проведения государственной политики социально-экономического развития .

Соответственно, учитывая требования к содержанию государственной программы в Российской Федерации, автором предлагается использовать следующие виды мониторинга государственных программ с учетом элементного подхода:

мониторинг текущего состояния установленной сферы социальноэкономической системы программы;

мониторинг целей и задач программ;

мониторинг прогноза конечных результатов программы;

мониторинг сроков реализации программы в целом и по этапам;

мониторинг мероприятий государственной программы в условиях нестабильности;

мониторинг правового регулирования в соответствующей сфере;

мониторинг подпрограмм программы;

мониторинг показателей конечных и непосредственных результатов программы;

мониторинг ресурсного обеспечения программы;

мониторинг управления рисками программы;

мониторинг эффективности программы .

Таким образом, резюмируя комплексное объединение ключевых теоретических положений мониторинга целевых программ и всех проводимых реформ государственного сектора, понятие «мониторинг государственной программы» можно определить как механизм управления, функционирующий на основе интеграции и координации деятельности субъектов внутреннего и внешнего воздействия на основе системных принципов организации с целью принятия управленческих решений по ликвидации выявленных масштабных проблем, стимулирования приоритетных направлений стратегического развития, безопасности и достижения социально-экономических целей» 4 .

Составлено автором

2.3. Изменение функционального поля системы мониторинга в рамках программно-целевого управления регионом Необходимость мониторинга государственных программ для социальноэкономического процесса территории, его бюджетного потенциала и возможностей развития очевидна. Поэтому большинство экспертов определяют вклад мониторинга государственных программ, ориентируясь на формирование системы показателей и индикаторов социально-экономического развития территории и роста конкурентоспособности региона .

Базовыми показателями оценки вклада мониторинга государственных программ в развитие территории является система сбалансированных макроэкономических показателей социально-экономического развития, оцениваемых с помощью различных методов анализа, рассмотренных в п.1.2 .

Макропоказатели, имеющие особое значение для регионов, можно представить следующими группами:

• показатели, характеризующие структурные сдвиги развития экономики [294];

• показатели дифференциации уровня развития локальных территорий;

• показатели, характеризующие приоритетное отраслевое развитие (удобными в мониторинге являются показатели пороговых значений, которые достаточно просто использовать для управления регионами, городами и районами. Эти показатели должны составлять логичную систему показателей и индикаторов, описывающих приоритетные направления развития экономики на ближайшую перспективу с увязкой с нормативными (пороговыми) значениями по каждому из показателей. Эти показатели должны делиться на две основные группы исходя из сферы деятельности: экономические и социальные показатели) [139];

• показатели, характеризующие состояние научных исследований и опытноконструкторских разработок;

• обобщающие показатели темпов экономического роста (согласно методике Международной организации труда (МОТ) темпы экономического роста для развивающихся стран установлены в размере не менее 6% в год [62]. Определено, что только при таких темпах можно обеспечить высокий уровень занятости. Для России этот показатель (темп экономического роста) должен быть не менее 3—6% в год. В целом вопросы темпового развития имеют важное значение в исследовании эффектов развития и является объектом темпового мониторинга);

• показатели качества жизни населения (к сожалению, интегрального показателя качества жизни населения не существует сегодня, а используемые показатели грешат односторонностью, неточностью и сегментарностью .

Относительно новым индикатором, введенным в 1994-1995 гг. Всемирной организацией здравоохранения, стал коэффициент жизнедеятельности населения, который определяет возможность/невозможность сохранения генофонда, интеллектуального развития, науки) [113] .

В настоящее время большинство ученых не акцентируют свое внимание на организации мониторинга государственных программ, основанного на импульсации вектора стратегического развития. Организацию системы регионального мониторинга можно охарактеризовать как многоуровневую: 1) экономический и политический центры отслеживания динамики развития регионов; 2) степень стагнации; 3) действенность вертикальной поддержки; 4) протекающие социально-экономические процессы; 5) потенциал саморазвития; 6) соответствие экологических и социальных показателей нормативам обеспеченности и безопасности и прочее .

Начало нового этапа организации системы регионального мониторинга государственных программ было определено федеральным центром. В 1995 г .

Управление аналитики Администрации Президента РФ опубликовало доклад "Концепция стратегии регионов России" и Проект концепции "Программа помощи депрессивным территориям", где отмечалось, что региональный мониторинг, под которым подразумевался контроль за региональным социально-экономическим развитием для своевременного предупреждения граждан о тревожных тенденциях и необходимости корректировки курса экономической политики, приобрел статус приоритетного механизма управления территориями .

В результате были созданы предпосылки условий реструктуризации мониторинга в фактор эффективной пространственной стратегии социальноэкономического развития .

Развитие общества на современном этапе характеризуется существенным возрастанием роли информационности в управлении социальноэкономическими процессами. Полная, своевременная и достоверная информация о процессах, происходящих в различных отраслях и сферах жизнедеятельности региона, является как необходимым условием организации мониторинга государственных программ, так и его конечным результатом.

В то же время региональные органы власти сталкиваются с определенными проблемами в организации мониторинга государственных программ территориального значения:

низкая эффективность организации сбора информации ввиду отсутствия единой системы показателей оценки, характеризующих социальноэкономическое состояние региона;

слабая объективная оценка происходящих в регионе изменений, ввиду многослойности объектов исследования;

слабая система прогнозирования социально-экономических процессов;

несвоевременная разработка регулирующих воздействий, направленных как на поддержание позитивных тенденций, так на и ослабление негативных .

Ученые выделяют различные источники получения информации, анализируют различные направления проведения мониторинга программного управления региональными ресурсами (муниципальными ресурсами).

Однако все они сходятся в общем мнении, что:

мониторинг государственных программ является одной из функций регионального (муниципального) стратегического управления, повышающий эффективность использования общественных ресурсов [143];

проведение мониторинга государственных программ необходимо для организации эффективного функционирования региональных органов власти и управления, своевременного обнаружения негативных и опасных тенденций в деятельности и снижения отрицательных последствий от них;

информационной основой мониторинга на современном этапе является как статистическая информация, так и материалы социологических опросов;

ключевыми направлениями функционирования системы мониторинга государственных программ являются: мониторинг качества жизни населения, мониторинг реализации преобразований на территории, мониторинг вклада региона в решение межтерриториальных и региональных проблем, мониторинг потенциала и мониторинг эффективности использования потенциала [144] .

В настоящее время роль мониторинга государственных программ определяется усилением позиций территориальной социально-экономической системы в целом и достижением целей участниками системы мониторинга .

Выделение интересов мониторингополучателей и оценка эффектов от реализации мониторинга государственных программ является фундаментальным направлением исследования регионального стратегического управления, которое должно быть структурировано с точки зрения интегрального подхода (рисунок 2.6) .

–  –  –

Рисунок 2.6 - Продуктивное партнерство интересов и получаемых эффектов общества, власти и бизнеса от реализации мониторинга программ В этой связи эффективность мониторинга государственных программ в региональном социально-экономическом развитии целесообразно определять вкладом в достижение приоритетных целей мониторингополучателей:

общественность, бизнес, государство в лице региональных и муниципальных органов власти, а также интересы других составляющих региональной системы (инфраструктурная и институциональная составляющие, безопасность и др.) .

Ключевым фактором успеха при разработке и реализации системы мониторинга государственных программ является продуктивное партнерство триады «общество-власть-бизнес» (ОВБ) в регионе и демаркационность с позиции различных групп пользователей .

Власть. Устойчивость региональной социально-экономической системы и дальнейшие темпы ее дальнейшего развития зависят, в том числе, от способности территории реализовать свои конкурентные преимущества и возможности. В ходе проведения мониторинга государственных программ властные институты преследуют цель: диагностировать все аспекты социальноэкономического развития региона и его локальных территорий, чтобы выявить основные тенденции развития отдельных отраслей и кластерных образований, при этом стратегическим интересом властных институтов будет являться преодоление повышения уровня жизни населения и территорий по уровню экономического развития [283] .

Основные преимущества, которые обеспечивает мониторинг государственных программ для социально-экономического развития региона, определяются как возможность эффективного использования ресурсов, доступ к информационным технологиям, усиления экономической безопасности бюджета, расширение инструментов взаимодействия власти, общества и бизнес-сообщества [46] .

Достижение таких результатов обеспечивается за счет оптимального перераспределения ресурсов как между программами, так и внутри отдельно взятой программы; кластерной концентрации роста, эффективного использования ресурсов, выделенных на программы. Соответственно, главным результатом регионального мониторинга государственных программ для властных институтов будет являться осведомленность о характере и темпах социально-экономического развития отдельных локальных территорий, отраслей, кластеров, а также об эффективности взаимодействия всех субъектов экономики [41] .

При этом учитывая стратегическую важность информации, получаемой посредством мониторинга, для властных институтов он будет обладать постоянством, а отдельные методы могут изменяться в соответствии с протекающими трансформационными процессами в региональной социальноэкономической системе [252] .

В качестве субъектов проведения мониторинга государственных программ на уровне властных институтов региона выступают Министерства финансов и Министерства экономического развития регионов, региональные контрольно-счетные палаты, отраслевые исполнительные органы власти, органы статистики, высшие учебные заведения и научно-исследовательские институты соответствующего профиля, которые получают заказы от органов власти на проведение исследований и др .

В настоящее время существуют различные мнения по поводу эффективности регионального мониторинга государственных программ и тех эффектов, которые получает власть от мониторинга. Это во многом зависит от сложности региональной социально-экономической системы и процессов, протекающих в ней, многообразие которых определяется четким представлением классификации эффектов, что позволит структурировать и осуществлять их оценку, определить последовательность управленческих решений по управлению эффектами. Предложенная группировка была уточнена и дополнена новыми составляющими, которые позволяют получить более полное представление об эффектах, полученных властью от комплексного мониторинга государственных программ (таблица 2.2) .

Таблица 2.2 - Основные эффекты для власти, возникающие в ходе мониторинга государственных программ Тип эффекта Виды эффекта Результат эффекта Социально- темп роста ВРП (ВМП); выгоды и издержки для экономический снижение темпов инфляции; общества в целом увеличение доли занятых в экономике;

темп роста сельского хозяйства;

темп роста инвестиций в основной капитал;

темп роста розничной и оптовой торговли;

темп роста транспортной инфраструктуры Социальный рост реальных денежных выгоды и издержки для доходов; населения улучшение жилищных условий населения;

развитие социальной инфраструктуры;

улучшение экологической обстановки;

снижение смертности населения;

повышение рождаемости;

повышение удовлетворенности населения в услугах образования, здравоохранения, физической культуры и спорта, социального обеспечения, культуры Бюджетный увеличение налоговых выгоды и издержки для поступлений; бюджета увеличение неналоговых поступлений;

снижение безвозмездных поступлений;

повышение бюджетной устойчивости;

снижение дефицита бюджета Экономический темп роста производственной выгоды и издержки для инфраструктуры; непосредственных темп роста качества продукции; участников программ повышение производительности труда;

повышение рентабельности и прибыльности предприятий Государственно- рост внебюджетных источников выгоды и издержки для частный для реализации социально государственно-частных значимых проектов; партнерств рост количества концессионных соглашений, инкубаторов и технопарков;

объем использования качественной информации в наукоемких производствах;

повышение скорости использования информации в наукоемких производствах При рассмотрении органами власти мониторинга бюджетных (государственных) программ как потенциальной «точки управления», можно выделить социальные, бюджетные, экономические, социально-экономические и информационные эффекты от их деятельности в регионе. Мониторинг программно-целевого подхода предполагает следующие эффекты: повышение социально-экономической самостоятельности и конкурентоспособности, выраженные в завершенности воспроизводственного цикла и качестве развития социальных и экономических процессов (социально-экономическая эффективность); повышение уровня и качества жизни населения (социальная эффективность) [216]; затраты бюджета на реализацию государственных программ должны впоследствии окупаться в виде потоков доходов в соответствующий бюджет (бюджетная эффективность); рост масштабов производства и прибыльности предприятий, расширение сферы услуг и повышение качества услуг (экономическая эффективность); необходимость и умение использовать партнерские отношения с бизнесом для решения экономико-социальных вопросов с помощью совместных проектов в региональной экономике (государственно-частная эффективность) и т.д. Как интегральный показатель эффективности проводимого мониторинга управления программным бюджетом рассматривается производительность экономики или ВРП на душу населения, измеряемые величиной товаров, работ и услуг на единицу человеческих, финансовых и природных ресурсов .

Формирование процесса мониторинга государственных программ должно решать следующие задачи: 1) в среднедолгосрочный период – обеспечивать получение социально-экономического, социального, экономического и государственно-частного эффектов от реализации отдельных программ (проектов), а также создание точек программного роста на территории, организация необходимых условий развития региональной социальноэкономической системы и ее безопасность; 2) в краткосрочной перспективе – обеспечивать получение бюджетного эффекта и способствовать повышению эффективности ресурсного обеспечения реализации программ .

Для решения указанных задач необходимо адаптировать научные средства оценки и анализа эффективности формирования и реализации всего комплекса программ в регионе, особенно тех программ, мониторинг которых является основной составляющей стратегии управления региональным социально-экономическим развитием, мерилом экономической оценки эффективности мониторинговых мероприятий выступает рост экономики региона в целом .

Преимуществом мониторингово-программного механизма для органов власти и управления является возможность комплексно и системным образом рассматривать социально-экономическое развитие, экономическую безопасность территории и своевременно принимать управленческие решения по предупреждению и устранению негативных последствий. Такой подход позволяет использовать его в качестве стержня управления экономикой региона .

Бизнес-сообщество. Наличие государственных программ оказывает воздействие на активность хозяйственных субъектов территории, поскольку они организуют разнообразные ассоциации с различными предприятиями, организациями, учреждениями, органами власти и управления. Эффективность деятельности таких субъектов определяется расширением возможности для производственного и инновационного развития, как для предприятий – участников данной структуры, так и прочих хозяйствующих субъектов региона .

При рассмотрении бизнес-сообществом мониторинга государственных программ как потенциальной «точки ресурсного обеспечения» можно выделить коммерческие, инвестиционные, маркетинговые, экологические и банковские эффекты от их деятельности в регионе .

Главным результатом регионального мониторинга государственных программ для бизнес-сообщества будет являться осведомленность о возможности получения дополнительных ресурсов, направленных на рост стоимости бизнеса, а также эффективность взаимодействия бизнеса и власти посредством механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП) и муниципально-частного партнерства (МЧП) .

Из доклада иностранных экспертов Всемирного банка в 2014 г. с точки зрения отраслевой структуры в мире доминируют телекоммуникационные проекты ГЧП (в первую очередь это строительство и эксплуатация). Далее идут энергетические проекты, которые по количеству почти не уступают первым, но несколько проигрывают им в капиталоемкости. Проекты в сфере транспорта и строительства дорог, составляют около 10% от общего числа проектов ГЧП в мире, и имеют самую низкую капиталоемкость (рисунок 2.7) .

Рисунок 2.7 - Отраслевая структура участия бизнеса в проектах ГЧП Для общества положительные экономические эффекты порождаются наличием общественных объединений, с одной стороны, и непосредственным участием общества в мониторинге государственных программ, с другой .

Участие общества в мониторинге программ способствует определению спроса по приоритетным направлениям социально-экономического развития региона .

Такой мониторинговый эффект появляется в результате сотрудничества всех субъектов общества и использования возможностей власти и общественности сочетать взаимовыгодные интересы длительный период времени. В силу этого эффективность создания и функционирования общественного мониторинга анализируется в литературе в основном через призму групповых интересов его участников.

Можно выделить следующие мониторинговые эффекты, присущие обществу:

синергетический эффект. К таким эффектам можно отнести экономию на повышении результативности и доходности, оптимизацию расходов, обмен знаниями и идеями, доступ к необходимой информации .

Удаленность от процесса мониторинга программ прямо пропорциональна упущенным возможностям роста доходов общества;

эффект удовлетворенности благополучателей программ;

эффект общественной кооперации;

эффект казуальности, базирующийся на подвижности и изменчивости программ, приводящий к быстрой адаптации общества к данным изменениям;

агломерационно-отраслевой аспект;

эффект безопасности .

Результативность участия общества в мониторинге государственных программ может оцениваться повышением доходности, восприимчивостью к изменениям, количеством полученных услуг и товаров, а также наличием общественных сообществ, работающих на принципах заинтересованности и доверия между участниками мониторинга программ, прозрачностью информации о результатах мониторинговых действий .

Мониторинговая взаимоувязка участников создает давление на косвенных участников регионального мониторинга программ, к которым можно отнести: государственно-частное партнерство, муниципально-частное партнерство, международное деловое сообщество, банковскую систему, финансовые рынки, валютные рынки и др. Информация, полученная в ходе проведенного анализа научной литературы, показывает, что экономическими эффектами, возникающими в процессе влияния мониторинга государственных программ на косвенных участников территории региона, могут быть: а) эффект внешнеторгового оборота; б) эффект перераспределения информации; в) эффект стимулирования спроса и предложения; г) эффект привлечения отечественных и иностранных инвестиций; д) эффект совместного использования объектов инфраструктуры [223]. Кроме того, в рамках мониторинговых мероприятий можно выделить ядро – группа заинтересованных участников во взаимосвязанных действиях, нацеленных на результат (точки роста) и их окружение, необходимое для функционирования ядра – ресурсы, научно-исследовательские разработки, программы-субституты, программы-комплименты и др. Поэтому от окружения зависит эффективность деятельности ядра и, наоборот, рост эффективности ядра оказывает положительное влияния на окружение, «подтягивая» его к себе. Следовательно, в процессе мониторинга проявляется эффект мультипликатора между ядром и его окружением, что делает функционирование эффективных программ полюсами роста социально-экономической системы региона .

Как показывает практика применения мониторинга государственных программ, достигнутый эффект оказывает положительное влияние на безопасность и развитие социально-экономической системы регионов (муниципалитетов), формирует человеческий потенциал с новым субъектноактивным мышлением.

Однако мониторинг государственных программ имеет и негативное воздействие на экономику региона, которое, по нашему мнению, проявляется в:

- концентрации ресурсов в рамках узких сфер уменьшает устойчивость экономики в целом;

снижении инновационной активности участников мониторинга государственных программ ввиду четкого следования программных требований, и не всегда существует единое понимание смысла индикаторов уровня финансирования, эффективности и результативности реализации программ;

формировании неадекватной социально-экономической политики в отношении отдельных сфер, отраслей, субъектов ввиду симулирования показателями триады «объем финансирования – результативность – эффективность» .

Следовательно, большое количество проблем не снижает положительного влияния мониторинга государственных программ на субъектные составляющие экономики региона, кроме того, его роль определяется способностью удовлетворять не только интересы мониторингополучателей – власть, бизнес и общество, но и создавать условия для безопасности и развития региональной социально-экономической системы в целом. Это требует разработки комплексного методического обеспечения оценки эффективности государственных программ, которое будет способствовать выявлению связи финансирования основных мероприятий с показателями (индикаторами) эффективности реализации подпрограмм, а также станет качественной стороной реализации государственных программ .

3. МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ КОМПЛЕКСНОЙ СИСТЕМЫ

РЕГИОНАЛЬНОГО МОНИТОРИНГА ГОСУДАРСТВЕННЫХ

ПРОГРАММ

3.1 Методологические аспекты исследования структурных составляющих внутреннего мониторинга реализации государственных программ Идея мониторингового управления государственными программами территориального значения реализуется в рамках региональной социальноэкономической политики и в своем развитии опирается на теории региональной экономики и управления системами. Развитие основ мониторингового управления региональными социально-экономическими системами представляет собой создание на территории региона эффективной системы программного управления, консолидирующей системообразующие кластеры, взаимодополняющие друг друга при достижении системно-целевых эффектов: социально-экономического, коммерческого, экологического, социального, бюджетного и др. Такая мониторинговая организация программно-целевого управления связана с государственными требованиями повышения эффективности использования общественных ресурсов, что определяет новые принципы и механизмы управления социальноэкономической системой региона в целом [146] .

Мониторинг реализации государственных программ, в том числе мониторинг качества предоставления государственных услуг, уже давно применяется в практике управлении общественными ресурсами за рубежом. Еще в 1938 г. Международная ассоциация управления городами рекомендовала муниципальным образованиям применять различные виды показателей для мониторинга оказания муниципальных услуг, оценки их качества с точки зрения эффективности медицинской помощи. С 40-х гг. XX века практика мониторинга результативности предоставления государственных и муниципальных услуг получила распространение в Австралии, Канаде, Великобритании, Швейцарии, Швеции, Финляндии, Нидерландах, Норвегии, Японии, Новой Зеландии и ряда других странах .

Экономист Гарри П. Хатри определяет роль процесса мониторинга применительно к реализации государственных программ органами власти .

«Мониторинг, - писал он, - позволяет определить и применять на практике конкретные индикаторы для измерения полученного эффекта и эффективности программ на регулярной основе. Такая информация полезна при формировании и обосновании бюджетных расходов, а также при определении наилучших путей использования имеющихся ресурсов. В процессе мониторинга администраторы программ смогут быстро влиять на их эффективность, а также публично доказывать их необходимость, что способствует росту доверия к органам власти» .

В работе, по существу, был сформулирован новый, недетерминистский стиль мышления, признававший программы и бюджетные расходы естественными компонентами общественного развития [104] .

С. Хортон продолжил исследования и определил значимость мониторинга как «непрерывную функцию, осуществляемую в целях обеспечения субъекта управления и главных распорядителей данными, характеризующими степень достижения поставленных целей» [35] .

Соответственно, исследование основ мониторинга государственных программ территориального значения должно рассматриваться и в качестве инструмента управления, и как процесс функционирования и развития социально-экономической системы, что обусловливает «саморазвитие» и в любом случае является центральным аспектом мониторинга. Здесь можно согласиться с мнением И.А. Тажитдинова о том, что «выделяются структурные составляющие (управляющие и функциональные подсистемы), процессные составляющие (процессы функционирования и развития) и управление процессами (управление функционированием и развитием)» [267] .

Таким образом, понимание роли мониторинга применительно к реализации государственных программ территориального значения как основы эффективной системы программного управления территорией является базой исследования программно-целевого управления сложных пространственных социальноэкономических систем. Именно в пределах такого управления «генерируются процессы устойчивости и конкурентоспособности, сложившейся территориальной социально-экономической системы, функционирует опирающаяся на ресурсную базу совокупность воспроизводственных процессов, действует соответствующая иерархия вертикали власти» .

Перед тем как выявить особенности иерархичности системы мониторинга государственных программ территориального значения, приведем ряд определений понятия «система», генезис которых представлен в трудах зарубежных и отечественных ученых .

Ряд научных определений системы мы уже приводили раньше (подходы Р .

Акоффа, Л. Берталанфи, В. Гослинга, В.В. Мыльника и других). В этом ряду особо стоит отметить концептуальный подход к понятию «система» предложенный В.Н .

Садовским. На основе анализа многочисленных подходов, он приходит к выводу, что существующие в научной литературе попытки дать универсальное определение этого понятия до сих пор оказывались неуспешными и такая задача, по его мнению, в методологическом аспекте пока неразрешима. Поэтому, В.Н .

Садовский считает, что правильно говорить об определенном семействе понятий «система», относящихся к разным классам системных объектов .

В этой связи, для определения сущности понятия «система мониторинга государственных программ», на первом этапе анализа следует выделить те признаки явления, которые позволяют содержательно раскрыть характеристику описываемой системы. В рамках проводимого нами анализа воспользуемся результатами исследований И.В. Блауберга, который разбил все существующие совокупности объектов на три класса: неорганизованные совокупности, органичные, неорганичные [82] .

На наш взгляд, экономические и социальные системы попадают в разряд органичных систем, поскольку их можно охарактеризовать как «….саморазвивающееся целое, которое в процессе своего индивидуального развития проходит последовательные этапы усложнения и дифференциации» .

Заметим, что базовыми признаками этих систем являются: постоянное обновление элементов и качественное преобразование частей системы вместе с целым в процессе их развития и модификации .

Спроецируем выявленные особенности органичных систем на систему мониторинга государственных программ .

Считаем, что необходимым условием поддержания устойчивости системы мониторинга государственных программ является постоянное обновление ее элементов в соответствии с изменяющимися потребностями социальноэкономической системы. Это требование обусловлено тем, что развития экономических и социальных платформ общества на современном этапе характеризуется усилением процессов трансформации и глобализации экономики. Это, в свою очередь, оказывает непосредственное влияние на функционирование всех систем территориального развития государства. В наибольшей степени данным процессам подвержена социально-экономическая система, и в силу этого система мониторинга государственных программ должна быть способна быстро адаптироваться к любым изменениям .

Установлено, что в ходе развития системы мониторинга государственных программ происходит и качественное преобразование ее частей. Наиболее ярко воздействие этих преобразований заметно при изменении методов управления, в частности при переходе от метода «управления затратами» к методу «управления результатами», в ходе которого кардинально меняется вся концепция управления социально-экономическими отношениями и, соответственно, весь механизм управления. Экономика регионов, как и любая другая экономическая система, испытывает при этом качественное преобразование, в результате чего усиливается необходимость адекватной оценки результативности и эффективности происходящих преобразований на основе формирования системы мониторинга государственных программ .

Итак, согласно нашему мнению, система мониторинга государственных программ представляет собой органичную систему, и обладает набором свойств, которые мы характеризуем как изменчивость системы, как ее способность к эволюции. Под системой мониторинга государственных программ диссертант понимает совокупность взаимосвязанных элементов мониторинга государственных программ, представляющих органичную саморазвивающуюся «систему управления, которая в процессе своего индивидуального развития проходит последовательные этапы усложнения и дифференциации с целью принятия рациональных управленческих решений» .

–  –  –

Рисунок 3.1 - Иерархия системы мониторинга государственных программ территориального значения В рамках парадигмы «государство-регион» можно выделить следующую иерархию системы мониторинга государственных программ территориального значения для российских социально-экономических систем (рисунок 3 .

1) .

Система иерархии мониторинга государственных программ территориального значения (МГПТЗ) – это федерация, межрегиональные объединения регионов (например, федеральные округа), регионы (субъекты РФ), которые опираются на субрегиональные объединения муниципальных образований и локальные территории (муниципальные образования), которые, в свою очередь, опираются на сублокальные объединения городских и сельских поселений и непосредственно поселений .

Для эффективного функционирования МГПТЗ необходимо учитывать соответствующие факторы: во-первых, государственное бюджетное устройство; во-вторых, специфику проводимых реформ в общественном секторе; в-третьих, количество регионов, локальных и поселенческих территорий; в-четвертых, особенности социально-экономического развития территорий и их объединений .

Под межрегиональным объединением регионов (МРОР) в работе понимается выделенная группа регионов, характеризующаяся совокупностью стратегических интересов реализации единых государственных программ с целью решения общих социально-экономических проблем. МРОР охватывает регионы, которые участвуют в одних и тех же государственных программах Российской Федерации и идентичных государственных программах субъектов Российской Федерации. МРОР должен опираться на субрегиональные объединения муниципальных образований (СРОМО), включающих группу муниципальных образований, которые участвуют в соответствующих государственных программах субъекта РФ (субъектов РФ) и муниципальных программах. По мнению Т.Г. Морозовой муниципальный менеджмент позволит дать оценку состояния рассматриваемых объединений .

Под локальным уровнем (ЛУ) в работе понимается определенное муниципальное образование (городской округ или муниципальный район), характеризующийся наличием функциональной структуры власти, основополагающими институтами бюджетного процесса и программного управления, а также совокупностью устойчивых социально-экономических, производственных и культурно-исторических связей. ЛУ охватывает муниципальные образования, которые участвуют в соответствующих муниципальных программах и должен опираться на поселенческий уровень (ПУ), включающий городские и сельские поселения, участвующие в муниципальных программах ЛУ .

Несмотря на существующие функциональные различия уровней МГПТЗ, автором были выявлены некоторые общие направления, требующие научной проработки:

– механизм совершенствования процесса реализации государственной или муниципальной программы. МГПТЗ позволяет определить сильные и слабые стороны программы в силу того, что выявляются проблемы, администраторы и исполнители программы могут оказывать определенное сопротивление, то есть вступать в агентские конфликты. Именно поэтому, с одной стороны, требуется процесс администрирования отчетности, а с другой – заинтересованность в получении текущей информации, необходимой для улучшения реализации программы [232];

– эффективное использование ресурсной базы. Зная, как именно в программе используются ресурсы и сопоставляя их с полученными результатами, можно принимать решения о дифференцированном распределении ресурсов наиболее эффективным образом;

– предоставление необходимой информации всем заинтересованным сторонам о ходе реализации программы. Качественно проведенный мониторинг не только предоставляет информацию, но может привлечь дополнительные средства из внешних источников;

– оценка качества работы исполнителей. Исполнители программы несут ответственность за полученные результаты проводимых мероприятий, именно поэтому в течение всего жизненного цикла программы необходимо проводить оценку результативности программы .

По мнению ведущих экспертов программного бюджета А. А. Блохина, Н.В. Тулиновой, И.А. Яременко на любом этапе жизненного цикла государственных программ мониторинг может проводиться в различных формах и видах [83]. Синтезируя современные теоретико-методологические подходы, необходимо сконцентрироваться на теории и эмпиризме возможных форм и видов мониторинга государственных программ .

Предложенная классификация была уточнена и дополнена автором новыми составляющими, которые позволяют получить более полное представление о структурных составляющих системы мониторинга государственных программ (таблица 3.1) .

–  –  –

Соглашаясь с вышеизложенными позициями, дополним, что функциональная и управляющая подсистемы определяют структурную составляющую системы мониторинга государственных программ. Благодаря выделению данных составляющих можно определить следующие фундаментальные структурные элементы системы мониторинга государственных программ: объект, предмет, принципы, инструментарий, цель .

Рассмотрим некоторые аспекты методологии применительно к структурным составляющим системы мониторинга государственных программ территориального значения (рисунок 3.2) .

–  –  –

Рисунок 3.2 - Методология системы мониторинга государственных программ территориального значения Формирование концепции мониторинга государственных программ территориального значения в соответствии с предложенной методологией можно представить в виде поэтапной реализации следующих процессов .

Вначале проводится стратегический анализ ситуации рынка установленной сферы как информационная база для разработки программы. На основе выявленных проблем и перспективных направлений развития определяется стратегический выбор приоритетов развития и формируются стратегические цели. Для выполнения поставленных целей осуществляются выбор ключевых задач и мероприятий, далее определяются показатели результативности и эффективности формирования стратегических инициатив, направленных на достижение поставленных целей (результата) .

Объектом системы мониторинга государственных программ территориального значения (СМГПТЗ) является процесс реализации и управления государственными программами, фактические и прогнозируемые риски (безопасность) данного процесса и методы управления программным процессом и рисками (безопасностью) программы .

Следует отметить, что термин «государственная программа» появился не так давно в российской системе управления бюджетными средствами .

Под государственной программой понимается система взаимоувязанных по задачам, срокам осуществления, исполнителям и ресурсам мероприятий и инструментов в рамках государственной политики, обеспечивающих реализацию ключевых государственных функций по достижению целей и приоритетов государственной политики в сфере социально-экономического развития и безопасности.5 Согласно нормативным документам государственная программа включает в себя ведомственные целевые программы и подпрограммы, содержащие, в том числе, инвестиционные проекты и отдельные мероприятия органов государственной власти. Подпрограммы направлены на решение конкретных задач в рамках государственной программы. Деление государственной программы на подпрограммы осуществляется исходя из масштабности, приоритетности решаемых в рамках государственной программы целей и задач .

Порядок разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации утв. Постановлением Правительства РФ от 2 августа 2010 г. N 588 .

Эволюционный подход к программно-целевому управлению экономикой базируется общих положениях традиционных подходов управления государственными программами и управления, ориентированного на результат, где в последнем случае за основу берутся системно-ситуационные концепции .

Системно-ситуационный взгляд — это ориентация управления на процессы (и противоречия) взаимосвязи элементов системы и совокупность различных по природе воздействия переменных, характеризующих определенную ситуацию или систему .

В рамках рассмотренной иерархии СМГПТЗ (см. п.

3.1) к субъектам СМГПТЗ можно отнести всех носителей мониторинговых функций программно-целевого управления социально-экономическими системами, которые можно условно разделить на две функциональные группы (подсистемы):

1. Управляющие субъекты – те, кто собирает и обрабатывает информацию и принимает управленческие решения;

2. Управляемые субъекты – те, кто предоставляет информацию .

Несмотря на то, что уровень развития данных подсистем существенно отличается друг от друга, они тесно связаны между собой, функционируют, развиваются совместно для достижения общей цели и взаимодействуют с внешней средой. Диспропорции между управляемыми субъектами и управляющими субъектами решаются при помощи определенного инструментария взаимодействия и взаимосвязи между ними. Одним из примеров результата такого взаимодействия является механизм государственно-частного партнерства .

Под предметом СМГПТЗ, согласно предложенной методологии, мы понимаем нарушение нормативов отклонения фактических показателей сроков, целей, задач, количество и качество мероприятий, объем финансирования программ от запланированного уровня .

Функционирование государственных программ всегда направлено на достижение конкретных целей, задач, сроков, мероприятий, объемов финансирования, для достижения которых требуется постоянный контроль за тем, каким образом проходит процесс реализации разработанных программ (рисунок 3.3) .

–  –  –

Рисунок 3.3 - Схема СМГПТЗ, ориентированная на результат Достижение плановых результатов, отражающее качество системы управления, основанную на прошлом, осуществляется на основе простого мониторинга .

Система простого мониторинга выступила в свое время важным этапом в теоретическом и практическом развитии формализованного аспекта управления, включая накопление опыта объективного измерения эффективности работы на основе применения инструментария для определения характера, места и имеющихся рисков, а также сравнения эффективности функционирования структурных элементов системы управления региона .

Однако управление на основе традиционного мониторинга допускало замедленные реакции системы на различные воздействия и, как следствие тормозило активное опережающее использование будущих возможностей .

С совершенствованием механизмов социально-экономических отношений региональной экономики, ускорением экономической и общественной жизни, развитием процессов глобализации сформировалась объективная потребность в том, чтобы переориентировать мониторинг на выявление и оценку будущих событиях и действиях .

Таким образом, инструментарий МГПТЗ можно определить, как совокупность концептуальной, нормативно-правовой, методологической, методической, информационной и технологической базы, сформированной на основе сбалансированной системы методов, показателей, индикаторов, учитывающих внутренние и внешние факторы воздействия .

В отличие от отечественного управления государственными программами, зарубежный практика такого управления реализуется с помощью механизмов, ориентированных на результат, что позволяет оперативно контролировать выполнение программ и осуществлять их корректировку в зависимости от уровня финансирования. При этом критериями оценки результативности является система отобранных целевых показателей и коэффициентов (индикаторов) – показатели непосредственного результата мероприятий [265]. Основным инструментом регулирования процесса достижения запланированных результатов является сформированная система мониторинга результативности программ [149, 231] .

По мнению экспертов, существует проблема недостаточного уровня нормативно-методической, организационной и теоретической поддержки разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ. В первую очередь стоит обратить внимание на то, что методики оценки эффективности государственных программ не позволяют получать точные оценки качества их реализации. Кроме того, не проработан и не закреплен нормативно-методический механизм взаимоувязки уровня финансирования основных мероприятий с целевыми показателями эффективности управления подпрограммами программы .

Основываясь на вышесказанном, автор предлагает следующие основные принципы построения системы мониторинга государственных программ территориального значения .

Принцип целенаправленности. Ведущий принцип, предполагающий, что система мониторинга во всей совокупности ее элементов и функций должна ориентироваться на результат. Четкое следование этому принципу при построении системы мониторинга позволяет оптимизировать сбор и обработку фактической информации, защищает от сбора ненужной и лишней информации, создает основу экономичности и экономической эффективности системы мониторинга [162] .

Принцип релевантности (целесообразности). Соответствие цели государственной программы задачам, которые предстоит решать в рамках программы, а также условиям тактического и стратегического характера, в которых осуществляется программа, включая анализ качества подготовки и структуры программы – логику и завершенность процесса планирования, а также внутреннюю логику и согласованность со структурой программы .

Принцип устойчивости. Оценка вероятности того, что выгоды от программы продолжат поступать после завершения финансирования, с конкретной ссылкой на факторы, связанные с поддержкой социальноэкономической политики, на экономические и политические факторы, на аспекты социально-культурного характера, на фактор бюджетной устойчивости территории, наличие инвестиционной привлекательности, экологических аспектов, а также на факторы институционального и управленческого потенциала .

Принцип срочности. Мониторинг государственных программ должен проводиться на всем протяжении жизненного цикла программы (непрерывный мониторинг) и, по мнению экспертов, не реже, чем один раз в месяц .

Принцип контролируемости. Контролируемость программы – наличие четкого функционального, ресурсного и временного закрепления, наличие механизмов освещения в СМИ, наличие системы оценки на различных этапах реализации программы .

Принцип своевременности. Означает, что в условиях динамичного развития систем принятие хозяйственных и управленческих решений требует постоянного обновления данных о внешней и внутренней среде деятельности, своевременного получения результатов их анализа. Таким образом, мониторинг предполагает постоянное наблюдение за окружающей средой, необходимое для оперативного учета вновь возникающих возможностей и рисков, оценки и прогнозов их влияния на результаты социально-экономического развития .

Способность региона и системы управления регионом к своевременному и адекватному реагированию на изменения также существенно зависит от интервала времени между возникновением нового явления, тенденции или опасности (риска) и конкретными действиями управленцев (администраторов) по реагированию на них, а также от затрат времени и сил на изменение старого плана и внедрение нового. Чем длиннее этот интервал и больше затраты, тем выше риск неполучения нужного результата и ниже эффективность управления и мониторинга .

Принцип автоматизации. Участники и исполнители программы вводят необходимые данные в автоматизированную систему, а на основании представленных данных администратор государственной программы заполняет сводную форму мониторинга в автоматизированной информационной системе (например, в Пермском крае используется BI-платформа Prognoz Platform) .

Принцип инновационости. Для поддержания долговременного и устойчивого существования региона необходим его рост и развитие. При этом, в данном контексте, «рост» означает «расширение сфер и областей реализуемых государственных программ», а «развитие» означает «новые организационные структуры и процедуры управления», то есть для успешной деятельности региона и его прогрессивного движения необходимы «инновации» .

Инновационность в мониторинге создает «объективные условия для постоянного выявления и внедрения нового, прогрессивного и эффективного в практику конкретного региона с учетом специфики и возможностей» .

Принцип приоритетности. Информация, полученная от исполнителей и потребителей услуг программы, имеет большое значение для проведения мероприятий. Администраторы программы часто на практике принимают такие тактические решения, которые приносят быстрый экономический эффект частного характера, но не соответствующий стратегическим целям развития региона. В результате, получив краткосрочный результат, регион может потерять гораздо больше в долгосрочной перспективе. В действительности приоритетность обеспечивается лишь тогда, когда действия и решения оцениваются прежде всего с позиции их соответствия стратегическим целям социально-экономического развития .

Принцип адекватного отражения фактов. Основным назначением применения данного принципа является создание условий для проверки соответствия целей и задач мониторинга порядку его осуществления в действительности. Информация представляется в отчетности с предварительной оценкой фактических показателей, что побуждает лицо, передающее информацию, к продуманному, полному и точному представлению реального положения дел [192] .

Принцип иерархичности. Реализация принципа иерархичности при организации регионального мониторинга ориентирует на исследование региона как подсистемы более крупной социально-экономической системы, на изучение связей с другими территориальными звеньями. Иерархичный подход к организации мониторинга государственных программ требует соблюдения определенных требований, предъявляемых к сложным системам .

Принцип консолидированной эффективности. Необходимость получения полной и достоверной оценки достижения целей, задач, выполнения мероприятий в соотношении с затратами, определяет консолидированную оценку, базирующуюся на экономической, социальной и социальноэкономической эффективности. Кроме того, консолидированная оценка подразумевает охват территории, где реализуется программа, включая муниципалитеты и поселения[160] .

Таким образом, научно-методологический смысл системы мониторинга государственных программ территориального значения заключается в формировании методологии структурных составляющих, учитывающих иерархию вертикали власти, гарантии выполнения программ и механизмов повышения эффективности управленческого процесса .

Значимость института общественного мониторинга в системе 3.2 регионального мониторинга государственных программ Глобализация экономики определяет новые приоритеты, механизмы управления, функциональное содержание и структурную организацию отношений, складывающихся на региональном уровне между различными институтами социально-экономических отношений. Организация общественного участия в социально-экономических процессах предполагает построение механизма взаимодействия институтов гражданского общества и органов власти, в основу которого должны быть положены процессы взаимоотношений по поводу выполнения прав и интересов граждан и социальных групп в управлении общественными ресурсами. Создание и функционирование института общественного мнения оказывает как положительное, так и отрицательное влияние на развитие системы регионального мониторинга государственных программ. С одной стороны, в рамках данных институтов формируются условия оптимального сочетания интересов общественности и приоритетов социально-экономической системы региона. С другой стороны, как любой процесс интеграции, общественный контроль способствует росту эффективности управления общественными ресурсами, что, безусловно, сказывается на повышении уровня жизни граждан .

Необходимо отметить, что создание системы мониторинга со стороны общественности способствует актуализации рисков (угроз) и формированию процессных диспропорций в управлении ресурсами региона .

Оценить уровень взаимодействия власти и общества достаточно сложно, поскольку общественность является сложной системой обратной связи, что должно быть отражено в «дереве целей» управления общественными ресурсами, в том числе в государственных программах как основном инструменте управления.

В этой связи необходимо решить две основные задачи:

1. Создание и совершенствование системы мониторинга общественного мнения на территории региона по всем ключевым аспектам его развития с максимально широким использованием всего спектра количественных и качественных методов эмпирических исследований. Основной показатель периодичность мониторинга .

2. Осуществлять корректировку и оптимизацию управления государственными программами со стороны органов региональной власти и местного самоуправления на основе мониторинга общественного мнения .

Показатель – социальная удовлетворенность населения реализацией государственных программ .

Для фокусирования внимания на необходимости участия общественности в региональном мониторинге государственных программ, обратимся к понятию «общественный мониторинг», получившему небольшое распространение в современных научных дискуссиях последнего десятилетия .

В настоящее время термин «общественный мониторинг» в экономической литературе употребляется в контексте научных исследований по-разному. Это обусловлено тем, что указанный термин применяется для обозначения различных по своей природе отношений (таблица 3.2) .

Таблица 3.2 - Теоретические подходы к понятию общественный мониторинг Подходы и авторы Авторское понимание исследования открытый и конструктивный диалог, основанный на Партнерский Н .

А.Чечулина результатах объективного исследования, Э.Г.Скибицкий отражающих как положительные, так и А.С.Лихачев отрицательные стороны функционирования объекта мероприятия по определению эффективности Процессный Д. Линвуд исследуемого объекта для общества Т. Гайгер форма общественного контроля, представляющая Законодательный собой непрерывное, нормативно-правовым образом регламентированное наблюдение со стороны субъектов общественного контроля за соответствием общественным интересам деятельности объектов общественного контроля механизм, который позволяет жителям региона Инструментальный А.М.Клешко участвовать в обсуждении и улучшении Т.В. Карпенко региональных законов и программ Н.В. Карасева постоянное, специально организованное, Методический Т. Кун систематическое наблюдение со стороны общественных объединений за деятельностью с целью выявления ее соответствия желаемому результату и объявленным целям Следует отметить, что не так много работ посвящено исследованию общественного участия в мониторинге управления социально-экономической системой. В связи с этим интерес представляет работа Т.В. Карпенко, Н.В .

Карасевой, Л.И. Пилипенко, О.А. Черновой, в которой авторы обобщают, и развивают основные методологические положения вклада общественности в мониторинг управления социально-экономическими процессами. Указанные исследователи трактуют понятие «мониторинг общественного мнения» в качестве составной части комплексного мониторинга программного управления и формирования стратегического плана развития территории в целом. Главным условием реализации общественного участия в мониторинге региональной политики в сфере программного управления является обеспечение прозрачности деятельности органов власти и управления в области социальноэкономической и бюджетной политики [137] .

В соответствии с нормами, закрепленными мировой практикой, «прозрачная» программная политика должна отвечать следующим принципам:

• доверие, ответственность власти;

• гласность разработки, исполнения и отчетности по реализации программ на основе ведения публичных слушаний в бюджетном процессе;

• открытый доступ для общественности к информации о ходе реализации программ с помощью открытых электронно-информационных ресурсов;

• наличие организационно-правовых условий для общественного участия в обсуждении проблем реализации программ и другой информации, позволяющих будущее прогнозирование реализации программ [66] .

Сущность общественного мониторинга как инструмента программного управления должна отражать экономический смысл данного понятия, при этом общественная составляющая «мониторинг государственных программ» носит двойной характер:

• процесс, инициируемый общественностью с целью информирования населения территории и контроля расходования бюджетных средств на реализацию программ;

• процесс, направленный на достижение потребностей общественности как получателя услуг, предоставляемых программами .

В первом случае общественный мониторинг выполняет распределительную и контрольную функции, определяя эффективность распределения и расходования программных ресурсов, во втором случае общественный мониторинг выполняет функции обратной связи с позиции «вклада» мероприятий программ в решение территориальных социальноэкономических проблем .

Учитывая противоречивость и многофункциональность интересов агентов экономики, общественный мониторинг государственных программ территориального значения, по нашему мнению, — это совокупность:

системы наблюдения, оценки, анализа;

инструментов оценки эффективности и результативности программ;

механизмов общественного контроля за расходованием бюджетных средств;

различных форм общественного участия в социальноэкономическом процессе .

Исходя из вышеизложенного, автор понимает термин «общественный мониторинг государственных программ территории» (ОМГПТ) как инициируемое со стороны общественности, системное наблюдение за разработкой и реализацией государственных программ, оценкой отклонений показателей от нормативов, результаты которых, используются для принятия управленческих решений, направленных на повышение программносоциального эффекта для территории .

В связи с этим возникает необходимость создания системы ОМГПТ с использованием современных методологических подходов социального менеджмента с учетом особенностей процесса программного планирования в регионе .

Моделирование ОМГПТ предлагается базировать на выборе и реализации вектора мониторинговых решений территориального развития, обеспечивающего максимизацию социально-экономических эффектов на основе согласования интересов общественности и реализации бюджетных ресурсов территорий в рамках программного управления (рисунок 3.4) .

Согласно парадигме «власть-общественность» концептуальная модель общественного мониторинга государственных программ применима только для регионов, осуществляющих программно-целевые механизмы моделирования и управления социально-экономической системой. Отметим тот факт, что под категорией «общественность» автор будет подразумевать совокупность экономических агентов социально-экономической системы [193] .

Организационно-экономические ориентиры общественного мониторинга

–  –  –

Соответствие результата мониторинга поставленным целям и задачам Рисунок 3.4 - Концептуальная модель общественного мониторинга государственных программ региона Первоначально, уточним, что в качестве основной цели общественного мониторинга государственной программы следует рассматривать разработку комплекса рекомендаций по совершенствованию механизма формирования и исполнения государственных программ на основе учета общественного мнения и интересов. Реализация основной цели достигается через решения задач, к которым можно отнести следующие: а) оценка качества разработки, исполнения, эффективности и результативности программ; б) организация процесса информирования общественности и отдельных групп населения о результатах реализации программ; в) разработка рекомендаций по совершенствованию механизма формирования и исполнения программ и усилению аспектов прозрачности; г) содействие развитию социального капитала на основе межсекторного взаимодействия и согласования интересов экономических агентов и власти в ходе организации общественного мониторинга; д) содействие сближению функциональных полей восприятия идеи общественного мониторинга программы в парадигме «властьобщественность» .

Эволюционирование системы управления экономикой определяет решение новых парадигм. Наиболее существенной парадигмой для ОМГПТ является «задача-эффект», достижение которой, возможно с помощью определенных структурных элементов мониторинга. К числу таких элементов можно отнести: ресурсы, инструменты, принципы, субъекты .

Каждому структурному элементу соответствует своя функциональная цель, базирующаяся на системе взаимодействия власти и общественности .

Оценить уровень такого взаимодействия достаточно сложно, поскольку власть и общественность не только относятся к разным по своей природе системам, но и обладают высокой степенью расхождения системных свойств, функциональной организованности, структурных и процессных элементов .

При этом связи, возникающие между властью и экономическими агентами, могут быть как односторонними, так и двусторонними и отличаться интенсивностью, продолжительностью, обязательностью, прямолинейностью, законностью и другими признаками .

В авторской модели самые интенсивные связи представлены между властью и некоммерческими организациями (НКО), поскольку в настоящее время реформирование общественного сектора в России относится к числу наиболее актуальных вопросов регионального управления, прежде всего это связано с тем, что проблемы и трудности, обусловленные трансформацией и глобализацией социально-экономических процессов, отражаются на регионах с выраженной спецификой и особенностями протекания .

Субъектно-объектные взаимодействия кластера власти и экономических агентов региона представлены на рисунке 3.5 .

–  –  –

Рисунок 3.5 - Взаимодействие власти и экономических агентов В этих условиях важнейшей задачей является необходимость повышения уровня некоммерческого сектора, которое требует применения новых, более качественных механизмов .

Одним из таких механизмов выступает формирование целевого капитала .

Интерес к деятельности НКО показан и в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, отражающий новый институт социально-экономической системы .

Как известно, деятельность некоммерческих организаций (НКО) в Российской Федерации регулируется, в первую очередь Федеральным законом «О некоммерческих организациях», согласно которому некоммерческой организацией является организация, создаваемая для достижения социальных, культурных, образовательных, благотворительных, научных и управленческих целей, а также в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической консультации и иных целях, направленных на достижение общественных благ. Извлечение прибыли не является главной целью деятельности некоммерческих организаций и не распределяется между участниками, а финансовая обеспеченность определяется многообразными источниками, определенными российским законодательством .

Развернутая картина масштабов деятельности сектора некоммерческих организации ежегодно с 2006 года представляется в докладе Общественной палаты Российской Федерации «О состоянии гражданского общества в Российской Федерации». По данным доклада «Об осуществлении Министерством юстиции Российской Федерации государственного контроля (надзора) в сфере деятельности некоммерческих организации и об эффективности такого контроля (надзора)», на 1 января 2015 года в Российской Федерации было зарегистрировано 225263 некоммерческих организации, из которых подлежат федеральному государственному надзору 187960, в том числе: 6 104949 (47,8%) общественных объединении;

Информационный портал Министерства Юстиций Российской Федерации [электронный ресурс] .

Официальный сайт. URL: http://www.unro.minjust.ru. Дата обращения: 10.12.2014 25541 (11,6%) религиозных организации и 5 представительств иностранных религиозных организации, открытых в РФ;

87028 (39,6%) — некоммерческих организации иных организационноправовых форм;

54 политических партии, 2082 их региональных и 20 местных

–  –  –

некоммерческих неправительственных организации .

Для исследования степени взаимодействия власти и общественности часто используется публично-социологический метод, позволяющий строить имитационную модель вовлечения общественности в оценку расходования бюджетных средств и оценку эффективности таких расходов. В данной модели общественный мониторинг представлен в виде института общественной экспертизы, в котором в качестве инструмента представлена типологизация общих характеристик, присущих для изучаемого объекта .

Кроме того, методы оценки взаимодействия могут включать различные и аналитические матрицы [304] .

Следует отметить, что мало работ посвящено исследованию методического инструментария ОМГПТ.

Классические модели описания и оценки организации общественного мониторинга для различных сфер и механизмов управления основываются на базовой методологии теории управления [134, 187], которая основывается на таких методах, как:

наблюдение, личное участие, информационные стандарты, анкетирование, фокус – группы и др .

В этой связи традиционные модели не могут отражать достижение (недостижение) цели взаимодействия и участия общественности в региональном мониторинге государственных программ, и учитывать факторы, оказывающие прямое и непосредственное влияние на устойчивость отношений в рамках парадигмы «власть-общество» .

Эффективным средством исследования публично-ориентированных связей между властью и общественностью является полипарадигмальное моделирование. Для оценки эффекта взаимодействия власти и общественности в мониторинге государственных программ может быть использован полипарадигмальный подход – новое научное направление, обусловленное множественностью парадигм в современной науке, представляющий исследовательскую методологию, определяемую как совокупность методов, объединяющих идей, принципов конструирования и трансформирования управления, как методологический регулятив его опережающего развития .

Полипарадигмальный подход, по мнению Н.А. Чечулиной, Э.Г .

Скибицкого, А.С. Лихачева, систематизирует знания о стратегиях взаимодействия, создает теоретико-методологическую базу для их анализа и оценки, делает срезы инновационности; выявляет направления и продуцирует новые идеи развития стратегий на различных уровнях; формирует многомерное, полисистемное представление о ведущих парадигмах совершенствования стратегии, выявляет приоритетные связи в концептуальном множестве для генезиса правил и стандартов стратегического прогнозирования и проектирования [295] .

Если рассматривать методологическую основу полипарадигмального подхода применительно к взаимодействию власти и общественности, функционирующую в рамках мониторинга государственных программ территориального значения, то систему исследования составят взаимодополняющие друг друга подходы: системно-синергетический, функционально-дифференцированный, ситуационный, казуальнодиалектический. Кратко рассмотрим содержание вышеназванных подходов .

Использование системно-синергетического подхода позволяет рассматривать МГПТ как совокупность многослойных структурных элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостную систему, а эффект мониторинговых мероприятий достигается в результате целенаправленной деятельности агентов, позволяющий выявить связь и зависимость между ними. Кроме того, при разработке ОМГПТ должны учитываться все аспекты системного подхода (элементы, структура, функциональная организация, целеполагание и др.), реализуемые по цепочке выстраиваемых процессных действий в соответствии с целевыми установками, имеющими форму конкретного ожидаемого результата .

Синергетическая составляющая предполагает достижение целевых установок МГПТ с учетом воздействия различного рода факторов, влияющих на процесс взаимодействия власти и общественности в МГПТ с позиции синергетического эффекта, а также потребностей общества к качеству полученных программных услуг [122] .

Функционально-дифференцированный подход фокусируется на удовлетворенности потребителей полученными услугами. Дифференциация рассматривается с точки зрения построения процесса мониторинга (отбор методов, средств, организационных форм и видов мониторинга) и содержания (подбор и структуризация информации, составление задач), предъявляемых к власти и общественности. Основным принципом дифференциации выступает дифференцированная методическая помощь, в зависимости от уровня и вида мониторинга. Поэтому разработка МГПТ осуществляется с учетом многофункциональных особенностей управления социально-экономической системой, ресурсных возможностей, а также на основе интересов, способностей, потребностей власти и общественности [175]. Ситуационный подход для проведения МГПТ целесообразно использовать как способ мышления, согласно которому набор одинаковых методов, используемых в ходе общественного мониторинга, в каждом конкретном случае будет определяться ситуационными переменными, определяющими его специфику[166] .

Казуально - диалектический подход воспринимает МГПТ как сложную саморазвивающуюся систему, единство процессов принятия и отрицания обеспечивает устойчивость всей системы. Диалектический метод казуальной концепции предполагает реализацию законов диалектики в отношениях власти и общественности: единства и борьбы противоположностей, переход количества в качество, отрицания отрицания. Данные законы характеризуют темпы протекания процессов, подвижность и изменчивость, степень развития, или интенсивность свойств системы .

Выделенные научные подходы могут послужить теоретикометодологической основой для обоснования структуры, содержания и методологии ОМГПТ, однако они не исключают и другие научные подходы, которые, в свою очередь, могут дополнять первых. При этом, независимо от технологии общественного мониторинга, можно выделить общие укрупненные этапы его организации: предварительный, текущий и последующий .

Подготовительный этап ОМГПТ включает решение следующих задач:

• формирование рабочей группы (команды) для каждой государственной программы, каждый член которой должен иметь план, в котором определены цели, задачи, этапы работ и сроки их выполнения; информацию о полномочиях и обязанностях каждого члена команды, формы представления отчетных документов, график рабочих совещаний; информацию по процедурам обсуждения промежуточных результатов и принятия решений при возникновении проблемных ситуаций;

• выявить субъекты, имеющие интересы к общественному мониторингу государственных программ, определить мотивы их поведения и желание участвовать в сотрудничестве, согласовать с учетом их возможностей виды и объем работ, формы участия в общественном мониторинге;

• выбор экспертов-аналитиков с учетом критериев компетентности и профессионализма в области разработки и реализации государственной программы и общественного участия; опыт аналитической работы в области программного бюджета; знания особенностей и практики управления государственными программами на данной территории; личное согласие и готовность выступать в роли эксперта-аналитика .

Этап текущей реализации ОМГПТ:

• построение эффективной системы общения и взаимодействия внутри команды с представителями органов власти и третьей стороной, руководителями бюджетных учреждений, ответственными за реализацию мероприятий, предусмотренных программой, а также с получателями бюджетно-программных услуг .

• отбор получателей бюджетных услуг с учетом двух обстоятельств:

непосредственное участие руководителя учреждения, оказывающего услуги в организации опроса и согласие получателя бюджетной услуги участвовать в опросе; наличие опросного листа, включающего простые вопросы и варианты ответов, позволяющие оценить удовлетворенность бюджетной услугой и ее качеством .

Последующий этап ОМГПТ:

• распространение итоговых результатов общественного мониторинга государственной программы и вынесение рекомендаций на общественное обсуждение, реализуемое различными способами [207] .

Моделирование процесса формирования комплексной системы 3.3 регионального мониторинга государственных программ На основе имеющихся знаний о достоверных источниках, факторах развития региона можно ускорить социально-экономические процессы и максимизировать конечные результаты; заблаговременно принять адекватные управленческие меры, повысив тем самым устойчивость и безопасность жизнедеятельности населения [183] .

Однако для изучения закономерностей экономического развития региона и процессов управления всеми протекающими социально-экономическими процессами требуется разработка методологических основ исследования – системы взглядов на функционирование и развитие объекта исследования на основе принципов моделирования .

В рамках применения системы мониторинга к реализации государственных программ необходимо, по мнению автора, рассматривать данное направление как самостоятельную систему регионального мониторинга государственных программ (далее РМГП) .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2016. 3 (168) УДК 82.0:801.6; 821.161.1 С. В. Бурмистрова ОБРАЗ ФРАНЦИИ В "ВОСПОМИНАНИЯХ" П. Е. АННЕНКОВОЙ Исследуются особенности моделирования образа Франции в "Воспоминаниях" П. Е. Анненковой. Топос Франции, включенный в парадигму Россия/Европа, является одной из хронотопических доминант а...»

«ТИМ ОФЕЕВ М ихаил Юрьевич СЕМИОСФЕРА НАЦИЙ: СИСТЕМНОКОНСТРУКТИВИСТСЖИЙ АНАЛИЗ 09.00.11   социальная философия АВТ О Р Е Ф Е Р АТ диссертации на соискание ученой  степени доктора философских наук И ваново 2005 •  Работа выполнена в И вановском государственном  университете доктор  философских ...»

«Основная профессиональная образовательная программа по подготовки специалистов среднего звена разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта (далее – ФГОС) по специальности среднего профессио...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СОЮЗА ССР МАШИНЫ ДЛЯ ЛИТЬЯ ПОД ДАВЛЕНИЕМ МЕТОДЫ КОНТРОЛЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ ГОСТ 26689-85 Издание официальное ооя j иш г ГОСУДАРСТВЕННЫ! ТАМ VS' сертификат на мебель гатг. РАЗРАБОТАН Министерств...»

«МИНИСТЕРСТВО СТРОИТЕЛЬСТВА И ЖИЛИЩНОКОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНСТРОЙ РОССИИ) ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА Садовая-Самотечная ул„ д . 10/23, строение 1, Москва, 127994 тел. (495) 647-15-80, факс (495) 645-73-40 www.minstroyrf.ru O. 02 z / № -sfz/p...»

«TH683 Цифровой проектор Серия для домашнего кинотеатра Руководство пользователя V1.01 Содержание Правила техники Использование Дополн . экранного меню безопасности. 3 Защита проектора Применение функции защиты Общие сведения. 7 паролем Выбор входного сигнала. 42 Функциона...»

«государственный стандарт СОЮЗА ССР КОНСТРУКЦИИ ДЕРЕВЯННЫЕ КЛЕЕНЫЕ МЕТОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОДОСТОЙКОСТИ КЛЕЕВЫХ СОЕДИНЕНИИ ГОСТ 17005-82 Издание официальное Цена 3 поп . ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР ПО ДЕЛАМ СТРОИТЕЛЬСТВА испытательная лаборатория Москва РАЗ...»

«Международный научно-технический журнал АВГУСТ 2017 "ТЕОРИЯ. ПРАКТИКА. ИННОВАЦИИ" ОРГАНИЗАЦИЯ И УПРАВЛЕНИЕ УДК 005.7 СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ BPMS-СИСТЕМ Голуб И.В., Карпушкин С.В. Национальный исследовательский я...»

«Асланова Марина Назировна РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ ОБОГАЩЕННОГО НИЗКОЖИРНОГО МОРОЖЕНОГО Специальность: 05.18.04 –Технология мясных, молочных и рыбных продуктов и холодильных производств АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соиска...»

«Международный симпозиум по избранным проблемам статистической механики -.International symposium on selected topics in statistical Mechanics ОБЪЕДИНЕННЫЙ ИНСТИТУТ ЯДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ^4tffc. ДП-84-850 t Ш Международный симпозиум по избранным проблемам статистической механики Дубна, 22-26...»

«Общество с ограниченной ответственностью "Химпродукт-Балахна" Паспорт безопасности_ Страница: 1/14 ООО "Химпродукт-Балахна" Паспорт безопасности согласно ТУ 6-10-1247-77 Дата: 23.04.2013 Продукт: Растворитель 650 Дата печати: 23.04.2013 1. Идентификация...»

«Для немедленной публикации: 21.11.2016 ГУБЕРНАТОР ЭНДРЮ М. КУОМО Штат Нью-Йорк | Исполнительная палата Andrew M. Cuomo | Governor ГУБЕРНАТОР КУОМО (CUOMO) ОБЪЯВЛЯЕТ О НАЧАЛЕ СТРОИТЕЛЬСТВА ЖИЛОГО КОМПЛЕКСА СТОИМОСТЬЮ 1...»

«УДК 316.423 Вестник СПбГУ. Социология. 2017. Т. 10. Вып. 3 В. Н. Ярская-Смирнова, М. В. Ковалёв ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ РЕВОЛЮЦИИ В ДИСКУРСЕ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ* Саратовский государственный технический универси...»

«Техническая карта материала Издание: 23/08/2011; UA_01/2014_ AS Идентификационный № SikaMur®-InjectoCream-100 Инъекционная гидроизоляция на основе силана для предотвращения капиллярного подсоса ® Описание SikaMur -InjectoCream-100– новая ко...»

«ООО "МАКУР"СТЕНД ТЕХНИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ ГЕНЕРАТОРОВ И СТАРТЕРОВ АВТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ МЕ – 1 РЭ 2015 г. Стр . СОДЕРЖАНИЕ Введение..3 1 Описание и работа стена..3 1.1 Назначение..3 1.2 Модификации стендов..3 1.3 Техническая характеристика.4 1.4 Состав стенда..5 2 Использование по назначе...»

«ideas of the future Руководство по эксплуатации GQ 43со/встроенным монитором GM 43 Авто зеркало * В соответствии с проводимой политикой постоянного контроля и совершенствования технических характеристик и дизайна, во...»

«РУКОВОДЯЩИЙ ДОКУМЕНТ РД 3 4,1 5.1 3 2 -9 6 СВАРКА И КОНТРОЛЬ КАЧЕСТВА СВАРНЫХ СОЕДИНЕНИЙ МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ ПРИ СООРУЖЕНИИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБЪЕКТОВ скатерти прямоугольные Министерство топлива и энергетики Российской Федерации (Минтопэнерго России) Государственный коми...»

«Утверждено РФГ-14С Полидэк РЭ Российская Федерация ООО "ПГИ" РАЗГОНЩИК ФЛАНЦЕВЫХ СОЕДИНЕНИЙ ГИДРАВЛИЧЕСКИЙ Модель РФГ-14С Полидэк РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ (ОБЪЕДИНЕННОЕ С ПАСПОРТОМ) РФГ-14С Полидэк РЭ стр. 2 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Настоящее руководство по эксплуатации, объединенное с паспортом, сос...»

«ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ Труды Международной научно-практической конференции В двух частях Часть 1 Воронеж 2018 МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКО...»

«НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПРАВО. БЕЗОПАСНОСТЬ. ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ СИТУАЦИИ LAW. SAFETY. EMERGENCY SITUATIONS № 2 (7) – 2010 Редакционный совет Председатель доктор военных наук, доктор технических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, лауреат премии Правитель...»

«Научно-производственная фирма "Интеграл +" КАЗАНЬ 2DD5 Радиосистема передачи извещений "Струна-5" стр. 3 Радиосистема передачи извещений "Струна-5" Радиосистема передачи извещений "Струна-5" разработана научнопроизводственной фирмой "Интеграл+" г. Казань по заданию УВО при МВД Республики Татарстан, согласованному...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ОПАСНОСТИ И ПРАВИЛА БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ РАБОТЕ В ИНТЕРНЕТЕ 7 ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕТЕЙ И ИНТЕРНЕТ 20 ПРАВИЛА ИНТЕРНЕТ-ЭТИКЕТА ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ БЕЗОПАСНОСТИ ДЕТЕЙ В ИНТЕРНЕТЕ ПРИ ПОМОЩИ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ 27 БЕЗОПАСНЫЙ ИНТЕРНЕТ ВНЕ ДОМА ПАМЯТКА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ ПО УПРАВЛЕНИЮ БЕЗОП...»

«Автоматизированная система охранно-пожарной сигнализации Сертификат соответствия №С-RU.АБ03.В.00017 Бортовой комплект Приток-БК-05 Руководство по эксплуатации ЛИПГ.421451.036 РЭ Приток-БК-05 ЛИПГ.421451.036 РЭ СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1.1 ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАК...»

«С. В. БЕДНЯГИН Е. С. ГЕРАСИМОВА ТЕХНОЛОГИЯ ПРОИЗВОДСТВА ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ИЗДЕЛИЙ И КОНСТРУКЦИЙ Учебно-методическое пособие Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени пе...»

«Утвержден Решением Общего собрания участников ООО "Элемент Лизинг" Протокол б/н от 05.05.2008 ГОДОВОЙ ОТЧЕТ об итогах финансово-хозяйственной деятельности Общества с ограниченной ответственностью "Элемент лизинг" за 2007 год Содержание 1. Сведения об обществе..2 2. Положение общества в отрасли...3 3. Приоритетные направления деятельности об...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.