WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены» ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА Сборник научных трудов Том 1 выпуск 25 Минск УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

2. Савчин, М.В. Вікова психологія: навч. посіб. / М.В. Савчин, Л.П. Василенко. — Киев: Академвидав, 2006. — 359 с .

3. Безруких, М.М. Психофизиология ребенка: учеб. пособие / М.М. Безруких, Н.В. Дубровинская, Д.А. Фарбер. — 2-е изд., доп. — М.: МОДЭК, 2005. — 494 с .

4. Inconsistent sleep schedules and daytime behavioral difficulties in school-aged children / S.N. Biggs [et al.] // Sleep. Med. — 2011. — № 12(8). — P. 780–786 .

5. Patrones de descanso, actividades fнsico-deportivas extraescolares y rendimiento acadйmico en niсos y niсas de primaria / R. Cladellas [et al.] // Revista de Psicologнa del Deporte. — 2015. — Vol. 24, № 1. — P. 53–59 .

6. Гозак, С.В. Використання інтегрального показника для гігієнічної оцінки розкладів уроків у загальноосвітніх навчальних закладах / С.В. Гозак, Т.В. Станкевич, Н.О. Кучма. — Киев, 2010. — 7 с .

–  –  –

Increasing of the academic load and screen time, reducing children's stay outdoors are the risk factors of children fatigue and require constant monitoring, review and regulation in connection with the reform of the education system and changing lifestyles of today's children. The aim of this paper: the classification of the modern educational process and the daily routine factors, affecting the cognitive characteristics 1-4 form pupils. It was found that the mental capacity and fatigue of children largely depends on the optimization of external controlled factors of daily routine and workload. The classification of the most important factors was done .



The quantitative component of work capacity mainly depends on endogenous factors (age, gender) .

Keywords: children of primary school age, daily routine, the academic load, mental capacity, fatigue .

–  –  –

Реферат. Санитарно-гигиеническое обследование 12 учреждений образования позволило получить представление о качестве внутришкольной среды, точно выразив качественные критерии количественными оценками, определив их степень соответствия санитарно-гигиеническим требованиям. По результатам корреляционного анализа выявили показатель состояния здоровья — динамика интегрального показателя, отражающего изменения степени утраты здоровья за период пребывания в детском саду или период обучения в школе, информативно отражающий качество внутришкольной среды в системе «внутришкольная среда – здоровье детей». Определили приоритетные факторы риска образовательной среды учреждений дошкольного образования и общего среднего образования .

Ключевые слова: здоровье, дети, учащиеся, внутришкольная среда, риск .

Введение. Школьная микросреда — это сложный, многофакторный комплекс от условий размещения учреждения на территории населенного пункта до организации учебного процесса .

В настоящее время данными официальной статистики, результатами профилактических осмотров и собственных научных исследований подтверждается тенденция ухудшения состояния здоровья детского населения. Так, по результатам углубленных осмотров в 2013 г. за время обучения уменьшается количество детей первой группы здоровья наряду с увеличением наполняемости третьей группы здоровья, при этом в большей степени, чем 10 лет назад. Нарушения остроты зрения и нарушения осанки превышают показатели 2000 г. на 33%. За время обучения в школе показатели нарушения остроты зрения ухудшились в 5,2 раза (2012 г. — 5,7; 2000 г — 4,8 раза), а показатели нарушения осанки соответственно в 8,5 раза (2012 г. — 8,2; 2000 г. — 5,9 раза) (Государственный доклад «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Республике Беларусь в 2013 году») .



Цель исследования — анализа причинно-следственных связей в системе «внутришкольная среда – здоровье детей», изучение взаимосвязи индивидуальных показателей состояния здоровья и условий учреждения образования .

Материалы и методы. Исследование санитарно-эпидемиологического благополучия (СЭБ) осуществлялось методом естественного гигиенического эксперимента. Исследования проводились в учреждениях образования разного типа:

4 учреждениях дошкольного образования (УДО) и 8 учреждениях общего среднего образования (УОСО). Гигиеническая диагностика СЭБ учреждений образования (УО) выполнена согласно инструкции по применению «Метод гигиенической оценки санитарно-эпидемиологического благополучия учреждений образования» регистрационный № 016-1214, утв. Гл .

гос. сан. врачом Респ. Беларусь 20.03.2015 с использованием контрольного перечня вопросов .

Лабораторно-аналитический мониторинг качества воздуха в помещениях экспериментальных УО и вне учебных помещений проводился в соответствии с положениями руководства ВОЗ по качеству воздуха внутри помещений (ЕРБ-ВОЗ, Бонн, 2011). Объем исследования: отобранных проб воздуха — 294, в т. ч. 234 в помещениях, 60 — на улице; выполненных замеров концентраций РМ10 и диоксида углерода всего — около 1460, в помещениях — 260, на улице — 1200; число учебных помещений учреждений образования — 38 .

Состояние здоровья изучено в динамике методом продольного исследования (при поступлении в дошкольное учреждение или учреждение общего среднего образования и через три года пребывания). Всего выполнено 1236 обследований .

Оценка риска здоровью воспитанников детских садов и учащихся учреждений общего среднего образования выполнена с использованием интегрального системного подхода [1]. Расчет относительного и атрибутивного риска проведен согласно инструкции по применению «Модель интегрированной системы социально-гигиенического мониторинга состояния здоровья детей школьного возраста с использованием методологии оценки риска» регистрационный № 016-1112, утв. Гл .

гос. сан. врачом Респ. Беларусь 12.12.2012 .

Результаты и их обсуждение. Для получения представления о качестве среды УДО и УОСО проведено санитарногигиеническое обследование на соответствие УО санитарно-гигиеническим требованиям. Всего 10 санитарно-гигиенических показателей (далее — СГП), характеризующих условия среды УДО: 1 — требования к земельному участку и территории;

2 — требования к зданию; 3 — требования к естественному и искусственному освещению; 4 — требования к санитарнотехническому благоустройству; 5 — требования к устройству и содержанию плавательных бассейнов; 6 — требования к оборудованию помещений; 7 — требования к соблюдению санитарно-противоэпидемического режима (за исключением пищеблока); 8 — требования к распорядку дня; 9 — требования к соблюдению санитарно-противоэпидемического режима в пищеблоке; 10 — требования к качеству питания, контролю. В процедуре оценки санитарно-эпидемиологической надежности УОСО также использовали 10 СГП: 1 — требования к земельному участку и территории; 2 — требования к зданию;





3 — требования к санитарно-техническому благоустройству; 4 — требования к естественному и искусственному освещению; 5 — требования к оборудованию помещений; 6 — организация образовательного процесса; 7 — требования к соблюдению санитарно-противоэпидемического режима (за исключением пищеблока); 8 — требования к устройству и содержанию плавательных бассейнов; 9 — требования к соблюдению санитарно-противоэпидемического режима в пищеблоке; 10 — требования к качеству питания, контролю. Очевидно, что часть критериальных признаков, входящих в состав СГП, имеет лишь качественные характеристики и простое суммирование недостаточно объективно при комплексном оценивании СЭБ УО. Для получения количественного выражения всех изучаемых (в т. ч. и качественных) показателей был использован системный подход с применением интегральных показателей, что позволило устранить разнонаправленность критериальных признаков. В переводе с латинского «интегральный» значит суммарный, единый, цельный [2] .

С целью унификации характеристик СГП применили пятибалльную систему формализованных экспертных оценок .

По каждому блоку критериальных признаков, объединенных в СГП, провели расчет интегральных показателей качества СЭБ. Расчет интегральных показателей проводился поэтапно путем реализации следующей последовательности вычислительных итераций. На первом этапе — локальное ранжирование всех критериальных признаков, в совокупности представляющих СГП. Второй этап — интегральное оценивание по каждому показателю в виде суммы логарифмов с основанием, равным числу градаций, отнесенной к количеству критериальных признаков. Таким образом, получили 10 СГП, характеризующих все условия среды. Выявили, что в пределах одного учреждения величины интегральных показателей варьировали от оптимального до неудовлетворительного. Состояние параметров среды, при котором низкое качество одних взаимокомпенсируется другими, обусловило картину распределения УО (в целом) по уровню СЭБ. Для ранжирования полученных интегральных оценок (критериев) отдельных СГП использовали рейтинговую шкалу [3] .

Результаты интегральной оценки показателей СЭБ УО-1–УО-4 и степень несоответствия СГП представлены в таблице 1 .

–  –  –

СЭБ носит «мозаичный» характер. Состояние одних СГП можно характеризовать как относительно благополучное, других, напротив, неудовлетворительное, причем степень несоответствия гигиеническим требованиям различна, достигает в ряде случаев критических значений (лишь 50% соответствия действующим нормативным требованиям) .

Сравнительный анализ УО по отдельным гигиеническим параметрам также выявил высокую вариабельность оценок .

Интегральная оценка СГП № 1 зафиксировалась на оптимальном уровне в УО-3 с показателем 1,0; индекс СЭБ в УО-4 составил 0,862, что соответствует удовлетворительной санитарной ситуации по данному показателю; неудовлетворительные санитарногигиенические условия выявлены в УО-1 и УО-2, интегральный показатель составил в этих учреждениях 0,567 и 0,531 соответственно. Степень несоответствия требований к земельному участку в УО-1 и УО-2 составляет 43,3 и 46,9% соответственно .

Соответствие СГП № 2 в УДО удовлетворительно во всех изучаемых учреждениях: от 0,62 в УО-1 до 0,896 в УО-3 .

Данный СГП зависит от материально-технической базы и является управляемым фактором. В части технического обустройства здания, оборудования и освещенности помещений, распорядка дня и организации питания выявлены удовлетворительные санитарно-гигиенические условия, индекс интегрального показателя был выше 0,68 .

Системный интегральный анализ позволил рассчитать обобщенную интегральную оценку по каждому УО — индекс СЭБ, характеризующий качество внутришкольной среды. Колебания индекса СЭБ составили от 0,751 (УО-1) до 0,958 (УО-3), что соответствует удовлетворительным санитарно-гигиеническим условиям .

Аналогичный алгоритм применили при санитарно-гигиеническом обследовании УОСО. Результаты интегральной оценки показателей СЭБ УО-6–УО-13 и степень несоответствия СГП представлены в таблице 2 .

–  –  –

Так, фактические величины интегральных показателей, характеризующих отдельные СГП, колебались от 0,531 до 1,0 в УДО, и от 0,711 до 1,0 в УОСО, что свидетельствует о наличии «резервов» увеличения нездоровья детей в каждом УО .

Системный интегральный анализ позволил рассчитать обобщенную интегральную оценку по каждому УО – индекс СЭБ, характеризующий качество внутришкольной среды. Колебания индекса СЭБ составили от 0,885 (УО-11) до 0,977 (УО-10), что соответствует санитарно-гигиеническим условиям, близким к оптимальным .

Согласно современным научным данным, одним из факторов, существенно влияющих на здоровье детей, является загрязнение воздуха среды помещений химическими веществами. По данным Всемирной организации здравоохранения, воздушная среда жилых помещений является неблагоприятной для здоровья человека, а также учитывая то, что значительное количество своего недельного бюджета времени дети проводят в школе, качество воздушной среды принимает немаловажное значение [4]. Исследования последних лет доказывают значимую роль качества среды внутри и вне помещений в заболеваемости детей и подростков, в т. ч. внутренней среды помещений УО (Kampa. M., 2008; Fiore, A.M., 2012) .

Вышесказанное определило целесообразность выполнения лабораторно-аналитического мониторинга показателей качества воздуха внутри и вне школьных помещений в рамках гигиенической диагностики СЭБ. Мониторинг факторов внутришкольной среды 32 помещений УО показал, что концентрации бензола, толуола, этилбензола, ксилолов, азота диоксида, формальдегида, РМ10 не превышали среднесуточных предельно допустимых концентраций в воздухе помещений .

Не было установлено статистически значимых связей между концентрациями отдельных химических веществ (бензол, этилбензол, толуол, ксилол, диоксид азота) в воздухе и частотой респираторных и аллергических симптомов у школьников, что, вероятно, объясняется содержанием веществ в концентрациях значительно ниже предельно допустимых. Средняя концентрация СО2 в учебных помещениях школ находится выше рекомендованного уровня, что указывает на несоблюдение санитарногигиенического режима [5] .

По результатам собственных исследований определили риск здоровью учащихся, формируемый загрязнением воздушной среды учебных помещений [6]. Так, при сравнении индексов опасности развития заболеваний органов дыхания при воздействии комплекса загрязняющих веществ воздуха учебных помещений УОСО статистически значимых различий между величинами индексов опасности не установлено (критерий Краскела–Уолиса Н = 7,44 при р = 0,1143). Однако важным является тот факт, что индекс опасности, классифицированный как «средний», установлен в восьми учебных помещениях УОСО. В результате корреляционного анализа установлена положительная статистически значимая связь между величинами индексов опасности развития заболеваний органов дыхания и системы кровообращения и этажом размещения учебного помещения в здании (R = 0,48 при р0,05 и R = 0,69 при р0,05 соответственно), что, вероятнее всего, связано с недостаточной естественной вентиляцией с увеличением этажа помещения .

Для поиска взаимосвязей между групповыми характеристиками здоровья и условиями внутришкольной среды применили множественный корреляционно-регрессионный анализ. Он позволил выявить показатели состояния здоровья, информативно отражающие качество внутришкольной среды при величине в диапазоне от 0,175 до 0,335. Логическая интерпретация факторного анализа базируется на уровнях корреляционных связей до 0,3, что позволяет говорить о тенденциях ухудшения состояния здоровья под влиянием условий обучения. Благодаря большой выборке, эти утверждения статистически обоснованы. Причина, видимо, в том, что состояние здоровья индивидов в данном виде системного анализа многовариантно, в то время как условия обучения более однотипны. Вторая возможная причина в том, что значительное количество детей поступают в школу с нарушениями в состоянии здоровья, которые в дальнейшем усугубляются в гигиенически неадекватных условиях. Структура патологической пораженности в течение всего периода обучения существенно не меняется, следовательно, значимость школьно обусловленной патологии высока как в начальной, так и в старшей ступени обучения .

Сравнительная оценка состояния здоровья при поступлении в дошкольное учреждение и через три года посещения (258 обследований) позволила накопить достаточное количество данных, характеризующих динамическое изменение показателей здоровья .

При анализе взаимосвязи состояния здоровья воспитанников с условиями внутришкольной среды, представленными в количественном выражении (с применением интегральных показателей СГП), использовали динамику изменения индекса нездоровья за период обучения в начальной школе — дельта Инз. Статистически значимых коэффициентов корреляции в общей сумме корреляционных взаимосвязей оказалось 31,3% .

Выявлена отрицательная связь Инз с оборудованием системы механической приточно-вытяжной вентиляции в основных помещениях УДО, условиями проветривания помещений и параметрами температуры воздуха (r = -0,335 при р0,05); соблюдением установленных сроков прохождения гигиенического обучения работниками учреждений (r = -0,309 при р0,05), соблюдением требований к озеленению территории УДО (r = -0,244 при р0,05), обеспечением функциональнопланировочной структуры и зонированием групп помещений (r = -0,254 при р0,05), искусственным освещением рабочих мест (r = -0,228 при р0,05), условиями содержания хозяйственной площадки, территории УДО (r = -0,228 при р0,05), своевременностью проведения ежедневной и генеральной уборок основных помещений здания УДО (r = -0,175 при р0,05) .

Аналогичная отрицательная связь установлена с рядом критериальных признаков по требованиям соблюдения санитарнопротивоэпидемического режима в пищеблоке и требованиям к качеству питания и контролю за его организацией: значимый коэффициент корреляции колебался от r = -0,175 до r = -0,309 (р0,05). Таким образом, длительное пребывание детей в условиях детского сада подтверждает их большую чувствительность к изменяющимся средовым условиям .

Оценка риска здоровью учащихся УОСО также включала сравнительную оценку показателей здоровья и развития детей экспериментальных УОСО в динамике трех лет обучения (978 обследований) и позволила получить достаточное количество данных, характеризующих динамическое изменение показателей здоровья. Для оценки также использовали дельта Инз .

На этапе определения риска формирования нарушений опорно-двигательного аппарата и нарушений зрения у учащихся за период обучения в младшей школе, для установления степени сопряженности нарушения опорно-двигательного аппарата школьников за время обучения на I ступени образования производился расчет абсолютного риска (R) развития данных нарушений среди экспонированных (учащихся на момент окончания 4-го класса) и абсолютный риск среди не экспонированных (учащихся на момент поступления в 1-й класс). Относительный риск развития нарушений опорно-двигательного аппарата в процессе обучения в УОСО увеличивается в 3,8 раза и достоверно связан с пребыванием в учебном учреждении в процессе обучения. Обращает на себя внимание, что атрибутивная фракция составила 73,5%, что доказывает высокую степень обусловленности всех нарушений опорно-двигательного аппарата пребыванием учащихся в УОСО. Риск развития нарушений опорно-двигательного аппарата возрастал в 1,46 раза при обучении в УОСО с низкой оценкой СГП № 2 и СГП № 5, атрибутивная фракция составила 31,6% .

Риск развития нарушений зрения среди детей также обусловлен факторами внутришкольной среды. Относительный риск развития данной патологии в процессе обучения в УОСО увеличивается в 1,25 раза, атрибутивная фракция представляет 20,5%, т. е. пятая часть всех случаев нарушений зрения обусловлено пребыванием учащихся в УОСО .

По результатам изучения частоты возникновения респираторной патологии и аллергических симптомов в конкретных условиях внутришкольной среды сформировали доказательную базу, подтверждающую влияние качества воздуха внутришкольной среды на респираторное здоровье учащихся [7] .

Полученные результаты выявили факторы риска среды дошкольного учреждения и внутришкольной среды, что позволяет управлять их качеством и формировать гигиенически благоприятную и здоровую среду УО .

Заключение. Санитарно-гигиеническое обследование определило, что СЭБ УО носит «мозаичный» характер, степень несоответствия гигиеническим требованиям различна, достигает по отдельным показателям лишь 50% соответствия действующим нормативным требованиям .

По результатам корреляционного анализа выявили показатель состояния здоровья — дельта Инз (динамика интегрального показателя, отражающего изменения степени утраты здоровья за период пребывания в детском саду или период обучения в школе), информативно отражающий качество внутришкольной среды при величине в диапазоне от 0,175 до 0,335 .

Определили приоритетные факторы риска образовательной среды учреждений дошкольного образования (условия проветривания помещений и параметры температуры воздуха; соблюдение установленных сроков прохождения гигиенического обучения работниками учреждений, соблюдение требований к озеленению территории УДО, обеспечение функционально-планировочной структуры и зонированием групп помещений, искусственным освещением рабочих мест, условиями содержания хозяйственной площадки, территории УДО, соблюдение санитарно-противоэпидемического режима в пищеблоке и требованиям к качеству питания и контролю за питанием) и общего среднего образования (состояние санитарно-технического оборудования, оснащение мебелью, размещение здания, набор и площади помещений, санитарногигиенический режим и др.). Относительный риск развития нарушений опорно-двигательного аппарата и нарушения зрения, равно как и респираторной патологии, в процессе обучения достоверно связан с условиями пребывания .

Литература

1. Фарино, Н.Ф. Использование методики интегрального системного подхода при донозологической гигиенической диагностике / Н.Ф. Фарино, Т.Н. Пронина // Экологические и медицинские проблемы возникновения донозологических и патологических состояний в условиях мегаполисов: материалы междунар. науч. конф. — СПб., 2005. — С. 157–159 .

2. Пронина, Т.Н. Методология оценки уровня санитарно-эпидемического благополучия общеобразовательного учреждения / Т.Н. Пронина // Здоровье и окружающая среда: сб. науч. тр. / Под ред. С.М. Соколова, В.Г. Цыганкова. — Минск, 2005. — Вып. 6. — С. 359– 362 .

3. Грушковская, Т.Н. К вопросу об обосновании системы интегральных оценок, характеризующих состояние здоровья и среду обитания школьников г. Минска / Т.Н. Грушковская // Актуальные проблемы охраны здоровья, окружающей среды и подготовки кадров для профилактического здравоохранения Республики Беларусь: материалы науч.-практ. конф., посвящ. 40-летию медико-профилакт. фак. БГМУ, г. Минск, 29–30 апр. 2004 г. — Минск, 2004. — Ч. I. — С. 125–127 .

4. Химическое загрязнение воздуха помещений детских учреждений / Н.С. Полька [и др.] // Гiгiена населених мiсць. — 2010. — № 56. — С. 278–281 .

5. Лабораторно-аналитический мониторинг показателей качества воздуха внутри и вне школьных помещений / Т.Н. Пронина [и др.] // Вопр. школьной и университетской медицины и здоровья. — 2013. — Вып. 3. — С. 39–48 .

6. Риск здоровью учащихся, формируемый загрязнением воздушной среды учебных помещений / А.Н. Ганькин [и др.] // Анализ риска здоровью. — 2014. — Вып. 1. — C. 40–48 .

7. Пронина, Т.Н. Респираторное здоровье детей и качество воздуха внутришкольных помещений / Т.Н. Пронина, Н.В. Карпович // Здоровье и окружающая среда: сб. науч. тр. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ. науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. С.И. Сычик. — Минск: РНМБ, 2014. — Т. 2, вып. 24. — С. 93–97 .

CHILDREN’S HEALTH RISK WHICH FORMED DEPENDING ON THE ENVIRONMENT

OF KINDER GARDEN OR OF SCHOOL

Pronina T.N., Polyanskaya Y.N., Karpovich N.V .

Republican Unitary Enterprise “Scientific Practical Center of Hygiene”, Minsk, Republic of Belarus Complex hygienic diagnostics of sanitary-epidemiological well-being of 12 educational establishments including integral assessment of qualitative criteria to quantify, specifying their degree of compliance with sanitary and hygienic requirements were performed. According to the results of correlation analysis we revealed health indicator — the dynamics of the integral index, which reflects the change in the degree of health loss for the period of stay in the kinder garden or the period of staying at school. Priority risk factors of the children’s health in the system “School environment — children’s health” were identified .

Keywords: health, children, schoolchildren, interschool environment, risk factors .

Поступила 19.06.2015

ПРОгНОСТИчЕСКАЯ ОЦЕНКА ОСОБЕННОСТЕй ТЕчЕНИЯ ПРОЦЕССОВ ПСИХОФИЗИОЛОгИчЕСКОй

И ПСИХИчЕСКОй АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ МЕДИЦИНСКИХ ВыСШИХ УчЕБНыХ ЗАВЕДЕНИй

Сергета И.В., Панчук А.Е., Стоян Н.В., Александрова Е.Е., Дреженкова И.Л., Макаров С.Ю .

Винницкий национальный медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Винница, Украина Реферат. В ходе исследований осуществлена прогностическая оценка особенностей течения процессов психофизиологической и психической адаптации студентов медицинских высших учебных заведений .


На основании данных корреляционного анализа установлены наиболее тесные и стабильные взаимосвязи критериальных характеристик успешности течения процессов профессионального становления и психофизиологической и психической адаптации студентов исследуемых групп и показателей особенностей условий пребывания, состояния здоровья и адаптационных ресурсов, особенностей функционального состояния и личностных особенностей девушек и юношей; разработаны статистические модели, позволяющие определить особенности взаимосвязи прогностически значимых психофизиологических коррелят уровня учебной успешности в медицинском высшем учебном заведении с целым рядом изучаемых показателей, отображающих ведущие характеристики психофизиологической и психической адаптации, а также осуществить их адекватную прогностическую оценку .

Ключевые слова: психофизиологическая адаптация, психическая адаптация, студенты, прогностическая оценка .

Введение. Прогностическая оценка особенностей течения процессов психофизиологической и психической адаптации, происходящих в организме человека, овладевающего определенной специальностью в условиях обучения в стенах высших учебных заведений, в т. ч. в стенах высших учебных заведений медицинского профиля, как правило, предусматривает использование статистических моделей, предполагающих применение процедур корреляционного, кластерного, регрессионного и факторного анализа. В то же время нельзя не отметить, что ведущими этапами практической реализации прогностических по своей сути подходов следует признать: определение цели и объектов моделирования, разведывательный анализ данных, статистическая формализация моделей и углубленная оценка их параметров, проверка адекватности, анализ и прогностическая интерпретация полученных результатов [1–4] .

Цель исследования —прогностическая оценка особенностей течения процессов психофизиологической и психической адаптации студентов медицинских высших учебных заведений .

Материалы и методы. Исследования, в центре которых находилось определение уровня развития психофизиологических функций, личностных особенностей и уровня психофизиологической и психической адаптации организма 460 студентов (260 девушек и 200 юношей) в возрасте 18–24 лет, проводились на базе Винницкого национального медицинского университета им. Н.И. Пирогова. Уровень развития психофизиологических функций и личностных особенностей, имеющих социально- и профессионально-ориентированную значимость, определялся с использованием общепринятых для психогигиенических, психофизиологических и психодиагностических исследований методик. Так, функциональные особенности высшей нервной деятельности изучались с использованием методики хронорефлексометрии на основании оценки показателей простой и дифференцированной зрительно-моторной реакции, а также подвижности и уравновешенности нервных процессов; функциональные особенности зрительной сенсорной системы — с помощью методики «Светотест», позволяющей оценить особенности критической частоты слияния световых мельканий; особенности устойчивости и переключения внимания — с использованием таблиц Шульте; функциональные особенности соматосенсорного анализатора — с помощью методики тремометрии .

Ведущие характеристики темперамента оценивались на основании использования личностного опросника Айзенка, показатели ситуативной и личностной тревожности — с помощью личностного опросника Спилбергера, свойства характера — на основании применения личностных опросников Mini-mult и Шмишека, уровень субъективного контроля — с помощью опросника Роттера. Особенности психических состояний и степень выраженности астении и депрессии определялись на основании использования тестовой методики цветовых выборов Люшера, личностного опросника Малковой и психометрической шкалы Цунга для самооценки депрессии, особенности распространенности агрессивных проявлений — с помощью личностного опросника Басса и Дарки. Закономерности формирования механизмов психологической защиты учащихся устанавливались на основании использования опросника Плутчика–Келлермана–Конте, уровень социально-психологической адаптации школьников определялся с помощью опросника Роджерса и Даймонда .

Оценка жилищно-бытовых и социальных условий жизни, особенностей организации учебного процесса в школе и внеучебной деятельности, режима дня и режима двигательной активности, особенности учебной адаптации и образа жизни проводилась на основании анкетирования и интервьюирования. Санитарно-гигиенические особенности внутришкольной среды и условий пребывания учащихся во внеучебное время определялись с помощью общепринятых в гигиенической практике методик .

Статистический анализ полученных результатов предусматривал использование процедур описательной статистики, корреляционного и пошагового регрессионного анализа в стандартном пакете прикладных программ Statistica 6.1 (принадлежит Центру новых информационных технологий Винницкого национального медицинского университета им. Н.И. Пирогова, лицензионный № AXX910A374605FA) .

Неотъемлемыми компонентами и соответственно основными этапами реализации разработанных и внедряемых оздоровительно-коррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции на процессы формирования личности студентов следовало считать: учет ведущих тенденций формирования психофизиологических функций и личностных особенностей в конкретных условиях организации учебного процесса и определение наличия донозологических изменений (этап гигиенической психодиагностики), коррекция основных режимных элементов повседневной суточной деятельности учащихся (этап рациональной организации суточной деятельности), реализация психофизиологических (этап психофизиологического воздействия) и психогигиенических (этап психогигиенической коррекции) структурных компонентов предложенных программ .

Результаты и их обсуждение. Осуществление адекватной прогностической оценки закономерностей течения значимых с адаптационной точки зрения процессов, происходящих в организма человека в условиях действия многочисленных факторов, оказывающих как благоприятное, так и неблагоприятное воздействие на организм, в т .

ч. процесса получения высшего образования, представляет собой вероятностный процесс, в основе которого находится замена реальных соотношений реальных объектов определенной статистической конструкцией, адекватно отображающей наиболее существенные черты соответственной базы данных и создающей упрощенный, схематический, отвлеченный от незначимых и несущественных признаков ее образ [1, 5–7] .

В связи с этим на исходном этапе моделирования процессов психофизиологической и психической адаптации, характерных для студентов медицинских высших учебных заведений как в традиционных условиях пребывания, так и в условиях использования оздоровительно-коррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции, проводился корреляционный анализ исследуемых показателей, целью которого являлось установление функциональной взаимозависимости признаков изучаемой совокупности путем определения степени их близости в многомерном пространстве исследуемых показателей .

Анализируя полученные данные, прежде всего, необходимо было обратить внимание на особенности взаимосвязей критериальных характеристик успешности течения процессов психофизиологической и психической адаптации студентов, осваивающих медицинские специальности различного профиля в традиционных условиях пребывания в высшем учебном заведении. В этом контексте следует отметить, что с уровнем учебной успеваемости как по медико-теоретическим, так и, в первую очередь, по профессионально-ориентированным предметам в высшем учебном заведении среди девушек наиболее тесно (здесь и далее приведены только статистически достоверные корреляционные связи: р0,05, р0,01 или р0,001) были связаны данные относительно продолжительности ночного сна (r = -0,38), степени напряженности обучения (r = -0,44), характеристик основных нервных процессов (r = -0,43), показателей скорости зрительно-моторной реакции (r = -0,39) и координации движений (r = -0,44), уровня нейротизма (r = -0,43), ситуативной (r = -0,45) и личностной (r = -0,41) тревожности, характеристик астенического (r = -0,40) и депрессивного (r = -0,38) состояний, а также общей интернальности уровня субъективного контроля (r = 0,32). Среди юношей – с показателями, свидетельствующими о распространенности дополнительной оплачиваемой работы школьников во внеурочное время с целью улучшения собственного материального благополучия (r = -0,45), характеристиками уровня самочувствия в конце учебного дня (r = 0,41), наличием определенных проблем личностного содержания (ощущение постоянной усталости, неудовлетворительное состояние здоровья и т. д.) (r = -0,43), характеристиками основных нервных процессов (r = -0,41), показателями координации движений (r = -0,56), уровня нейротизма (r = -0,43), ситуативной (r = -0,45) и личностной (r = -0,41) тревожности, уровня выраженности показателей депрессии (D) (r = -0,45) и психопатии (Pd) (r = -0,43) в соответствии с данными изучения характерологических свойств личности, степенью выраженности показателей акцентуаций характера дистимного (r = -0,46) и тревожного (r = -0,44) типов, характеристиками психических состояний (r = 0,41–0,53), уровнем субъективного контроля в области семейных (r = 0,46) и профессиональных (r = 0,47) отношений, а также в области отношения к здоровью и болезни (r = 0,37) .

Практически аналогичной следовало считать картину взаимоотношений между исследуемыми показателями у студентов, находящихся в условиях использования оздоровительно-коррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции на процессы формирования личности студентов. Так, с уровнем успешности в высшем учебном заведении по медико-теоретическим и профессионально-ориентированным предметам у девушек наиболее тесно были связаны данные об особенностях организации регламентированных учебным распорядком перерывов (r = 0,52), особенностях организации внеучебной деятельности и свободного времени (r = 0,44), уровня самочувствия в конце учебного дня (r = 0,44), характеристик основных нервных процессов (r = -0,47), показателей скорости зрительно-моторной реакции (r = -0,39), уровня ситуативной (r = -0,42) и личностной (r = -0,49) тревожности, астенического (r = -0,40) и депрессивного (r = -0,39) состояний, степени выраженности показателей акцентуаций характера дистимного (r = -0,48), тревожного (r = -0,49), эмотивного (r = -0,40) и возбудимого (r = -0,38) типов, уровня общей интернальности (r = 0,50), а также уровня субъективного контроля в области профессиональных отношений (r = 0,39) и отношения к здоровью и болезни (r = 0,45); у юношей — данные относительно характеристик жилищно-бытовых условий (r = 0,49), особенностей организации внеучебной деятельности и свободного времени (r = 0,34), показателей скорости зрительно-моторной реакции (r = -0,37), характеристик основных нервных процессов (r = -0,43), показателей координации движений (r = -0,42), эффективности выполняемой деятельности (r = 0,51), уровня нейротизма (r = -0,52), ситуативной (r = -0,40) и личностной (r = -0,46) тревожности, астенического (r = -0,42) и депрессивного (r = -0,39) состояний, характеристик психических состояний (r = 0,43–0,51), степени выраженности показателей депрессии (D) (r = -0,46) и психопатии (Pd) (r = 0,39) в соответствии с данными изучения характерологических свойств личности, степени выраженности акцентуаций характера дистимного (r = -0,38), тревожного (r = -0,44), эмотивного (r = -0,41) и возбудимого (r = -0,38) типов, а также общей интернальности (r = 0,43) .

Анализируя особенности взаимосвязей между показателями степени успешности течения процессов профессионального становления и профессиональной адаптации студентов, находящихся в условиях использования оздоровительнокоррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции на процессы формирования личности студентов, следовало, прежде всего, обратить внимание на существенное увеличение, как их количества, так и степени выраженности. Такое явление следует трактовать как весьма благоприятный положительный адаптационнозначимый феномен, заключающийся в увеличении числа структурных взаимосвязей между отдельными компонентами функциональной системы, и, таким образом, в существенном увеличении степени эффективности функционирования, как организма, так и отдельных его компонентов и систем в частности, в адекватном «переносе» последствий ускоренного развития одной составляющей рабочей динамической системы, сформировавшейся в ходе профессиональной подготовки, на целый ряд других .

В первую очередь это касалось показателей, определяющих такие характеристики психофизиологической и психической адаптации, как степень выраженности нейротизма, ситуативной и личностной тревожности, астенического и депрессивного состояния, акцентуаций характера, уровня субъективного контроля, скорости сенсомоторных реакций и сбалансирования основных нервных процессов, т. е. именно тех характеристик психофизиологических функций и личностных особенностей, на целенаправленное развитие которых были обращены разработанные программы психофизиологического воздействия на организм и психогигиенической коррекции процессов формирования личности студентов .

Прогностическая оценка результатов гигиенической оценки процессов формирования психофизиологических функций и личностных особенностей студентов в ходе обучения в высшем учебном заведении медицинского профиля обусловливает необходимость использования процедур регрессионного анализа определяемых показателей с целью установления особенностей зависимости результирующих по своему содержанию характеристик совокупности изучаемых данных и целого ряда номинальных показателей на основании построения специальных статистических моделей — уравнений линейной регрессии .

В связи с этим в ходе исследований в качестве результирующих показателей использовались данные об успеваемости студентов по медико-теоретическими и профессионально-ориентированными учебным дисциплинам, а также данные обобщенного уровня учебной успешности, предоставляющих четкую и конкретную информацию об уровне усвоения теоретических умений и практических навыков, степени функциональной готовности организма к выполнению типичных профессиональных обязанностей и профессиональных задач, в качестве различных номинальных показателей — данные, отображающие уровень психофизиологической и психической адаптации студентов. Для объективизации полученных данных был использован метод прямого пошагового регрессионного анализа, предусматривающий осуществление поэтапного включения исследуемых переменных в уравнения линейной регрессии с последующей проверкой степени прочности их корреляционных связей с определенной результирующей величиной .

В соответствии с данными прямого пошагового регрессионного анализа закономерности взаимосвязи психофизиологических коррелят уровня учебной успешности девушек в традиционных условиях пребывания в высшем учебном заведении с целым рядом исследуемых характеристик, отражающих уровень развития психофизиологических функций организма студенток, следовало представить в таком виде:

y = 4,793 – 1,020х1 – 0,275х2 + 0,247х3 + 0,643х4 (R2 = 0,568; F(4,25) = 3,643; p 0,05), (1)

y — уровень учебной успешности в медицинском высшем учебном заведении (баллы);

где х1 — величина интегрального показателя координации движений по данным тремометрии (усл. ед);

х2 — величина латентного периода простой зрительно-моторной реакции по данным хронорефлексометрия (мс);

х3 — уровень уравновешенности нервных процессов по данным определения реакции на движущийся объект (ошибка в мс);

х4 — количество касаний щупом стенок лабиринта по данным тремометрии .

Закономерности взаимосвязи психофизиологических коррелят учебной успешности юношей в традиционных условиях пребывания в высшем учебном заведении с целым рядом характеристик, отражающих уровень развития психофизиологических функций организма студентов, необходимо представить в следующем виде:

y = 3,395 – 1,002х1 – 0,451х2 + 0,341х3 + 0,219х4 – 0,219х5 (R2 = 0,521; F(5,24) = 5,221; p 0,01), (2)

y — уровень учебной успешности в медицинском высшем учебном заведении (баллы);

где х1 — количество касаний щупом стенок лабиринта по данным тремометрии;

х2 — величина показателей критической частоты слияния световых мельканий (Гц);

х3 — величина латентного периода простой зрительно-моторной реакции по данным хронорефлексометрии (мс);

х4 — эффективность выполняемой работы по данным таблиц Шульте (с);

х5 — уровень психической устойчивости по данным таблиц Шульте (с) .

Закономерности взаимосвязи психофизиологических коррелят уровня учебной успешности девушек, находящихся в условиях использования оздоровительно-коррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции на процессы формирования личности, с целым рядом исследуемых характеристик, отражающих уровень развития психофизиологических функций организма студенток, следовало представить в таком виде:

y = 3,117 – 0,532х1 – 1,076х2 + 0,761х3 + 0,582х4 – 0,458х5 (R2 = 0,490; F(5,24) = 6,635; p 0,01), (3)

y — уровень учебной успешности в медицинском высшем учебном заведении (баллы);

где х1 — величина показателей критической частоты слияния световых мельканий (Гц);

х2 — величина интегрального показателя координации движений по данным тремометрии (усл. ед);

х3 — количество касаний щупом стенок лабиринта по данным тремометрии;

х4 — уровень уравновешенности нервных процессов по данным определения реакции на движущийся объект (ошибка в мс);

х5 — эффективность выполняемой работы по данным таблиц Шульте (с) .

Закономерности взаимосвязи психофизиологических коррелят учебной успешности юношей, находящихся в условиях использования оздоровительно-коррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции на процессы формирования личности, с целым рядом исследуемых характеристик, отражающих уровень развития психофизиологических функций организма студентов, необходимо представить в следующем виде:

y = 4,636 – 0,550х1 – 1,161х2 + 0,374х3 + 0,461х4 – 0,313х5 (R2 = 0,536; F(6,23) = 4,267; p 0,01), (4)

y — уровень учебной успешности в медицинском высшем учебном заведении (баллы);

где х1 — уровень подвижности нервных процессов в соответствии с данными числа срывов дифференцировочных реакций в ходе хронорефлексометрии;

х2 — эффективность выполняемой работы по данным таблиц Шульте (с);

х3 — уровень уравновешенности нервных процессов в соответствии с данными определения реакции на движущийся объект (ошибка в мс);

х4 — величина показателей критической частоты слияния световых мельканий (Гц);

х5 — величина интегрального показателя координации движений по данным тремометрии (усл. ед) .

Заключение. Таким образом, результаты корреляционного анализа свидетельствуют о наличии достаточно прочных и стабильных взаимосвязей критериальных характеристик успешности течения процессов профессионального становления и психофизиологической и психической адаптации студентов исследуемых групп и целого ряда показателей особенностей условий пребывания, состояния здоровья и адаптационных ресурсов, особенностей функционального состояния и личностных особенностей девушек и юношей. Наиболее тесная взаимосвязь с уровнем учебной успешности имели показатели таких психофизиологических функций, как скорость зрительно-моторной реакции, характеристики основных нервных процессов, показатели координации движений и эффективности выполняемой деятельности, а также таких личностных особенностей, как уровень нейротизма, ситуативной и личностной тревожности, астенического и депрессивного состояний, ряда акцентуаций характера, общей интернальности и уровня субъективного контроля в области профессиональных отношений и отношения к здоровью и болезни .

Обращает на себя внимание и тот факт, что в результате использования разработанных оздоровительно-коррекционных программ психофизиологического воздействия и психогигиенической коррекции на процессы формирования личности регистрируется выраженное увеличение их количества и степени прочности. Таким образом, наблюдается явление, которое необходимо было трактовать как благоприятный положительный адаптационно-значимый феномен, обусловленный эффектом адекватного «переноса» последствий ускоренного развития одной составляющей рабочей динамической системы, сформировавшейся в ходе профессиональной подготовки, на целый ряд других .

На основании пошагового регрессионного анализа разработаны статистические модели, позволяющие определить особенности взаимосвязи прогностически значимых психофизиологических коррелят уровня учебной успешности в медицинском высшем учебном заведении с целым рядом изучаемых признаков, отображающих ведущие характеристики психофизиологической и психической адаптации, а также осуществить их адекватную прогностическую оценку .

Литература

1. Антомонов, М.Ю. Математическая обработка и анализ медико-биологических даннях / М.Ю. Антомонов. — Киев, 2006. — 558 с .

2. Бююль, А. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей / А. Бююль, П. Ефель. — СПб.: ООО «ДиаСофтЮП», 2005. — 608 с .

3. Наследов, А.Д. SPSS: Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках / А.Д. Наследов. — СПб.: Питер, 2005. — 416 с .

4. Наследов, А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных / А.Д. Наследов. — СПб.: Речь, 2006. — 392 с .

5. Сергета, И.В. Офтальмо-гигиенические аспекты современного визуального окружения детей, подростков и молодежи / И.В. Сергета, Л.В. Подригало, Н.В. Малачкова. — Вінниця: Діло, 2009. — 176 с .

6. Сергета, І.В. Організація вільного часу та здоров’я школярів / І.В. Сергета, В.Г. Бардов. — Вінниця: РВВ ВАТ «Віноблдрукарня», 1997. — 292 с .

7. Сердюк, А.М. Психогигиена детей и подростков, страдающих хроническими соматическими заболеваниями / А.М. Сердюк, Н.С. Полька, І.В. Сергета. — Вінниця: Нова книга, 2012. — 336 с .

PROGNOSTIC EVALUATION OF CHARACTERISTICS OF A PROCESS OF PSYCHOPHYSIOLOGICAL AND

MENTAL ADAPTATION OF STUDENTS MEDICAL HIGHER EDUCATION INSTITUTIONS

Serheta I.V., Panchuk A.E., Stoyan N.V., Aleksandrova E.E., Drezhenkova I.L., Makarov S.Y .

Vinnitsya National Medical University named N.I. Pirogov, Vinnitsya, Ukraine In the course of research carried out evaluation of the predictive characteristics of a process of psychophysiological and mental adaptation of students of medical higher education institutions, on the basis of correlation analysis is most closely and stable relationship performance criterion of success during the process of professional development and psychophysiological and mental adaptation of students and characteristics of conditions of stay, health and adaptation resources, functional state and personality features of girls and boys carried out. The statistical models to predict how particular relationship predictability significant psychophysiological correlates levels of educational success in medical institutions with a number of studied traits were developed, reflecting the peculiarities of psychophysiological and mental adaptation and adequate exercise their prognostic evaluation .

Keywords: psychophysiological adaptation, mental adaptation, students, prognostic evaluation .

Поступила 16.06.2015

ПСИХОгИгИЕНИчЕСКИЕ АСПЕКТы ОЦЕНКИ ПРОЦЕССОВ ФОРМИРОВАНИЯ АКЦЕНТУАЦИй

ХАРАКТЕРА УчАЩИХСЯ СТАРШИХ КЛАССОВ СОВРЕМЕННОй ШКОЛы

Сергета И.В.1, Мостовая О.П.1, Теклюк Р.В.1, Лукина Н.Ю.1, Тимощук О.В.2 1Винницкий национальный медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Винница;

2Ивано-Франковский национальный медицинский университет, Ивано-Франковск, Украина Реферат. В ходе исследований осуществлена психогигиеническая оценка особенностей процессов формирования акцентуаций характера учащихся старших классов современной школы. Полученные результаты свидетельствуют о том, что на протяжении периода наблюдений, совпадающего со временем пребывания учащихся в старших классах современной средней школы, в структуре акцентуированных черт личности среди девушек преобладают показатели акцентуаций характера по гипертимному (1-е место), экзальтированному (2-е место), циклотимному (3-е место), эмотивному (4-е место) и демонстративному (5-е место) типам, среди юношей — показатели акцентуаций характера по гипертимному (1-е место), экзальтированному (2-е место), демонстративному (3-е место), циклотимному (4-е место) и застревающему (5-е место) типам .

Ключевые слова: учащиеся старших классов, акцентуации характера, психогигиеническая оценка .

Введение. Рассматривая особенности распространенности в структуре личности человека различных сочетаний характерологических свойств, особое внимание необходимо обратить на уровень развития критериальных показателей т. н .

акцентуаций характера, т. е. его «заостренных», доминирующих черт и проявлений, которые не отличаются какими-либо патологически-очерченными личностными показателями. В случае долговременного, а иногда и кратковременного, воздействия комплекса неблагоприятных по своей сути факторов они с высокой степенью вероятности могут развиваться в негативном направлении, оказывая выраженное влияние на особенности приспособительных реакций человека. В этом контексте необходимо подчеркнуть, что акцентуации характера представляют собой чрезвычайное усиление отдельных черт характера, в условиях которого существенно ухудшается взаимодействие личности с окружающими людьми, регистрируются изменения поведенческих реакций, не выходящие за пределы нормативного поведения, но граничащие с патологическими его формами и являющимися причиной возникновения таких изменений в развитии личности, как формирование психопатий [1–4, 6-7] .

Цель исследования — психогигиеническая оценка особенностей процессов формирования акцентуаций характера учащихся старших классов современной школы .

Материалы и методы. Исследования проводились на базе средних общеобразовательных школ г. Винницы, в ходе которых определялись личностные особенности и, в частности, акцентуированные черты характера 256 учащихся (128 девушек и 128 юношей) в возрасте 14–17 лет. Психогигиеническая оценка особенностей процессов формирования акцентуаций характера осуществлялась на основании использования личностного опросника Шмишека, позволяющего определить наличие гипертимного, эмотивного, циклотимного, демонстративного, возбудимого, экзальтированного, застревающего, педантического, дистимного и тревожного типов акцентуированных характерологических свойств [4-5] .

Статистический анализ полученных результатов осуществлялся с применением стандартного пакета прикладных программ многомерного статистического анализа Statistica 6.1 (принадлежит Центру новых информационных технологий Винницкого национального медицинского университета им. Н.И. Пирогова, лицензионный № AXX910A374605FA) .

Результаты и их обсуждение. Результаты углубленного изучения акцентуированных черт характера школьников свидетельствовали о том, что в динамике периода исследований показатели степени выраженности гипертимных по своему содержанию характерологических проявлений, ведущими чертами которых следует считать склонность к повышенному настроению, чрезмерной контактности и оптимистичности, выразительности жестов и мимики и одновременно на этом фоне подверженность невротическим реакциям, чрезмерной самостоятельности и отсутствие чувства дистанции в отношениях с окружающими, среди 14-летних девушек составляли 18,37±0,79 балла, среди 14-летних юношей — 16,93±0,89 балла, среди 15-летних девушек и юношей — 14,71±1,00 (20,0%; р14–150,01) и 15,12±0,94 балла (10,7%; р14–150,05) соответственно, среди 16-летних девушек и юношей — 15,93±1,08 (13,3%; р(t)15–160,05) и 17,81±0,77 балла (5,1%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 18,56±0,87 (1,0%; р16–170,05; р14–170,05) и 15,28±0,86 балла (9,8 %; р16–170,05; р14–170,05) .

Необходимо отметить, что наиболее высокие в соответствии со степенью выраженности показатели развития акцентуаций характера по гипертимному типу наблюдались среди девушек в возрасте 14 и 17 лет, среди юношей — в возрасте 16 лет;

наименее выраженные показатели регистрировались среди 16-летних школьниц, а также среди 15- и 17-летних учащихся .

Наиболее существенные темпы изменений исследуемых показателей, отличающихся положительным содержанием, среди девушек регистрировались на рубеже 14–15-летнего возраста, среди юношей — на рубеже 16–17-летнего возраста .

В то же время чрезвычайно стабильными, особенно среди девушек, следовало признать показатели акцентуации характера по застревающему типу, отличительными чертами которой является недостаточная общительность, склонность к поучениям, занудству, недоверчивости, а также зацикливанию на событиях давно минувших дней. На протяжении периода наблюдений среди 14-летних девушек уровень выраженности изучаемых показателей составлял 13,00±0,63 балла, среди 14-летних юношей — 13,34±0,57, среди 15-летних девушек и юношей — 13,31±0,53 (2,3%; р14–150,05) и 12,12±0,60 балла (9,2%; р14–150,05) соответственно, среди 16-летних девушек и юношей — 13,06±0,56 (0,4%; р15–160,05) и 11,62±0,51 балла (12,9%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 13,56±0,48 (4,3%; р16–170,05; р14–170,05) и 13,00±0,64 балла (2,6%; р16–170,05; р14–170,05) .

Наиболее высокие в соответствии со степенью выраженности и наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития указанной акцентуации характера наблюдались среди девушек в возрасте 17 лет, среди юношей — в возрасте 14 и 17 лет. Вместе с тем наилучшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели регистрировались среди 14-летних школьниц и 16-летних школьников. Наиболее выраженные темпы положительных по своему содержанию изменений исследуемых показателей и среди девушек, и среди юношей регистрировались на рубеже 15–16-летнего возраста .

Результаты оценки особенностей динамических изменений со стороны показателей акцентуации характера по эмотивному типу, отличительными чертами которой являются высокая эмоциональная чувствительность, подверженность влиянию извне, выраженная импульсивность поведенческих реакций, слабая организация взаимоотношений с окружающими и отсутствие склонности к лидерству, позволили выявить две весьма интересные с точки зрения происходящих изменений тенденции:

первая свидетельствовала о довольно стабильном характере изменений со стороны критериальных величин исследуемых показателей как среди девушек, так и среди юношей и, таким образом, об отсутствии обусловленных возрастом различий; вторая характеризовала выраженные гендерно-обусловленные различия на протяжении всего периода наблюдений — более высокие показатели были характерны для школьниц, причем наиболее выраженные половые различия регистрировались среди 14-летних девушек и юношей (рд–ю0,001), несколько меньшие — среди 16-летних (рд–ю0,01) и 17-летних (рд–ю0,01) девушек и юношей, в то же время в возрасте 15 лет различий подобного содержания не регистрировалось вовсе (рд–ю0,05) .

В целом среди 14-летних девушек уровень определяемых показателей составлял 16,12±0,79 балла, среди 14-летних юношей — 11,90±0,75, среди 15-летних девушек и юношей — 14,25±0,72 (11,7%; р14–150,05) и 11,65±0,85 балла (2,2%;

р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 15,09±0,93 (6,4%; р15–160,05) и 11,43±0,71 балла (4,0%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 16,03±0,72 (0,6%; р16–170,05; р14–170,05) и 12,65±0,94 балла (6,3%; р16–170,05;

р14– 170,05) .

Наиболее высокие в соответствии со степенью выраженности и, следовательно, наихудшие, исходя из адаптационнозначимой точки зрения, показатели развития акцентуации характера по эмотивному типу среди девушек наблюдались в возрасте 14 и 17 лет, среди юношей — в возрасте 17 лет. В то же время наилучшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели регистрировались среди 15-летних школьниц, а также среди 15- и 16-летних школьников. Наиболее выраженные темпы положительных по своему содержанию изменений изучаемых показателей и среди девушек, и среди юношей наблюдались на рубеже 14–15-летнего возраста .

Довольно стабильный характер, выраженный в еще большей степени, чем в двух предыдущих случаях, был присущ для показателей, отражающих степень выраженности акцентуации характера по педантичному типу и, таким образом, свидетельствующих о следующих личностных проявлений: ригидность психических реакций, длительное переживание давно прошедших психотравмирующих ситуаций, склонность к сомнениям, чрезмерная аккуратность и крайний педантизм. Так, среди 14-летних девушек уровень их выраженности составлял 11,56±0,82 балла, среди 14-летних юношей — 11,56±0,82, среди 15-летних девушек и юношей — 11,56±0,74 (0%; р14–150,05) и 11,81±0,82 балла (7,0%; р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 11,62±0,70 (0,5%; р15–160,05) и 10,31±0,62 балла (6,6%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 11,37±0,72 (1,7%; р16–170,05; р14–170,05) и 11,00±0,76 балла (0,3%; р16–170,05; р14–170,05) .

Наиболее высокие в соответствии с уровнем выраженности и, таким образом, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера по педантичному типу среди девушек наблюдались в возрасте 16 лет, среди юношей — в возрасте 15 лет. Вместе с тем наилучшие с указанной точки зрения показатели регистрировались среди 17-летних школьниц и 16-летних школьников .

Не было выявлено каких-либо возрастно-обусловленных статистически значимых изменений в динамике со стороны показателей степени выраженности акцентуации характера по тревожному типу, ведущими проявлениями которой являются тенденции к переживанию чувства собственной неполноценности, застенчивость, низкий уровень контактности в ходе общения, преимущественно плохое настроение и неуверенность в своих силах, а также выраженные сомнения в принятых решениях и в предпринятых действиях. Так, среди 14-летних девушек уровень выражения изучаемых показателей составлял 10,56±0,82 балла, среди 14-летних юношей — 9,31±0,95, среди 15-летних девушек и юношей — 10,87±1,06 (2,9%;

р14–150,05) и 9,93±1,05 балла (6,6%; р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 12,46±0,85 (17,9%; р15–160,05) и 8,62±0,96 балла (7,5%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 10,50±0,90 (0,6%; р16–170,05; р14–170,05) и 9,46±0,80 балла (1,6 %; р16–170,05; р14–170,05) соответственно .

Наиболее высокие в соответствии с уровнем выраженности и, следовательно, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера по тревожному типу среди девушек наблюдались в возрасте 16 лет, среди юношей — в возрасте 15 лет. В то же время наилучшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели регистрировались среди 17-летних школьниц и 16-летних школьников. Наиболее выраженные темпы положительных по своему содержанию изменений исследуемых показателей у девушек наблюдались на рубеже 16–17-летнего возраста, у юношей — на рубеже 15–16-летнего возраста .

В ходе изучения изменений со стороны показателей, отражающих особенности развития акцентуации характера по циклотимному типу, определяющими чертами которой следует считать наличие комплекса поведенческих проявлений, состоящих в резких перепадах в зависимости от внешней ситуации настроения от подавленного к возвышенному, проявлениях тревожной активности и быстрой утомляемости, выявлено, что среди 14-летних девушек уровень выражения исследуемых показателей составлял 15,37±1,02 балла, среди 14-летних юношей — 11,62±0,84, среди 15-летних девушек и юношей — 14,53±0,94 (5,4%; р14–150,05) и 13,21±1,02 балла (13,6%; р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 16,03±0,84 (4,2%; р15–160,05) и 12,93±0,98 балла (11,2%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 16,40±0,85 (6,7%; р16– 170,05, р14–170,05) и 12,93±1,03 балла (0%; р16–170,05; р14–170,05) .

Необходимо отметить, что наиболее высокие в соответствии со степенью выраженности и, таким образом, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера по циклотимному типу среди девушек наблюдались в возрасте 17 лет, среди юношей — в возрасте 15 лет. В то же время наилучшие из адаптационно-значимой точки зрения показатели регистрировались среди 15-летних школьниц, а также среди 15- и 17-летних школьников. Наиболее существенные темпы изменений исследуемых показателей, отличающиеся положительным содержанием, среди девушек регистрировались на рубеже 14–15-летнего возраста, среди юношей — на рубеже 15–16-летнего возраста .

Рассматривая показатели акцентуированных черт личности по демонстративному типу, отражающие стремление исследуемых постоянно находиться в центре внимания, предпочитая исключительно внешние эффекты, театральность, авантюризм и эгоцентризм, необходимо было отметить, что среди 14-летних девушек уровень их выраженности составлял 14,43±0,58 балла, среди 14-летних юношей — 12,37±0,68, среди 15-летних девушек и юношей — 13,50±0,65 (6,5%; р14–150,05) и 12,18±0,78 балла (1,6%; р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 13,68±0,71 (5,2%; р15–160,05) и 14,31±0,62 балла (15,6%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 15,06±0,73 (4,3%; р16–170,05; р14–170,05) и 12,87±0,73 балла (4,0%; р16–170,05; р14-170,05) .

Наиболее высокие в соответствии с уровнем выраженности и, следовательно, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера по демонстративному типу среди девушек наблюдались в возрасте 17 лет, среди юношей — в возрасте 16 лет. Вместе с тем наилучшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели регистрировались среди 14-летних школьниц, а также среди 14- и 15-летних школьников. Наиболее существенные темпы изменений исследуемых показателей, отличающихся положительным содержанием, среди девушек наблюдались на рубеже 14–15-летнего возраста, среди юношей — на рубеже 16–17-летнего возраста .

Изменения, регистрирующиеся в ходе определения особенностей показателей акцентуации характера по возбудимому типу, отличительными характеристиками которых является повышенная импульсивность поведения и вследствие этого конфликтность и нетерпимость к мнению окружающих, недостаточная управляемость и ослабление внутреннего контроля, свидетельствовали о постепенном увеличении в возрастном контексте их величин среди девушек и в то же время о волнообразном характере выявленных изменений среди юношей. В целом же уровень выраженности показателей акцентуированных черт личности по возбудимому типу среди 14-летних девушек составлял 9,84±1,16 балла, среди 14-летних юношей — 8,75±0,88, среди 15-летних девушек и юношей — 11,62±1,10 (18,0%; р14–150,05) и 10,78±0,96 балла (23,2%; р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 13,21±0,74 (34,2%; р15–160,05) и 9,93±0,73 балла (13,4%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 12,53±1,10 (27,3%, р16–170,05; р14–170,05) и 12,46±0,83 балла (42,4%; р16–170,05; р14–170,01) .

Необходимо отметить, что наиболее высокие в соответствии с уровнем выраженности и, таким образом, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера возбудимого типа среди девушек наблюдались в возрасте 16 лет, среди юношей — в возрасте 17 лет, в то же время наиболее низкие — среди 14-летних школьниц и школьников. Среди девушек на протяжении периода наблюдений не регистрировалось никаких положительных изменений, вместе с тем наиболее выраженные темпы положительных изменений исследуемых показателей среди юношей наблюдались на рубеже 15–16-летнего возраста .

В ходе оценки степени выраженности показателей акцентуаций характера по дистимному типу и, соответственно, таких поведенческих проявлений, как немногословность, пессимизм, выраженная склонность к расстройствам настроения, замкнутость и пассивность, следовало отметить достаточно стабильный их характер на протяжении периода обучения в старших классах современной школы. Так, среди 14-летних девушек значения изучаемых показателей составляли 7,59±0,73 балла, среди 14-летних юношей — 8,06±0,71 баллов, среди 15-летних девушек и юношей — 8,34±0,80 (9,8%; р14–150,05) и 9,31±0,88 балла (15,5%; р14–150,05) соответственно, среди 16-летних девушек и юношей — 9,56±1,04 (25,9%; р15–160,05) и 8,25±0,75 балла (2,3%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 7,31±0,64 (3,7%; р16–170,05; р14–170,05) и 8,81±0,81 балла (9,3%; р16–170,05; р14–170,05) .

Следует отметить, что наиболее высокие в соответствии с уровнем выраженности и, следовательно, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера по дистимному типу среди девушек наблюдались в возрасте 16 лет, среди юношей — в возрасте 15 лет. В то же время наилучшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели наблюдались среди 17-летних школьниц и 14-летних школьников. Наиболее существенные темпы изменений исследуемых показателей среди девушек регистрировались на рубеже 16–17-летнего возраста, среди юношей — на рубеже 15–16-летнего возраста .

Наконец, в ходе определения особенностей показателей акцентуации характера по экзальтированному типу, определяющими чертами которой принято считать склонность к эмоционально-насыщенным артистическим проявлениям, коммуникабельность, повышенную болтливость, патетичность и склонность к непродуманным поступкам, необходимо обратить внимание на то, что на протяжении периода наблюдений среди 14-летних девушек уровень их выраженности составлял 16,84±1,05 балла, среди 14-летних юношей — 13,62±1,05 балла, среди 15-летних девушек и юношей — 14,71±0 92 (12,7%;

р14–150,05) и 14,62±1,10 балла (7,3%; р14–150,05), среди 16-летних девушек и юношей — 18,00±1,00 (6,8%; р15–160,05) и 14,62±1,20 балла (0%; р15–160,05), среди 17-летних девушек и юношей — 17,62±1,00 (4,3%; р16–170,05; р14–170,05) и 15,75±1,10 балла (15,6%; р16–170,05; р14–170,05) .

Наиболее высокие в соответствии с уровнем выраженности и, таким образом, наихудшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели развития акцентуации характера по экзальтированному типу среди девушек наблюдались в возрасте 16 лет, среди юношей — в возрасте 17 лет. Вместе с тем наилучшие с адаптационно-значимой точки зрения показатели регистрировались среди 15-летних школьниц и среди 14-летних школьников. Наиболее выраженные темпы положительных по своему содержанию изменений изучаемых показателей среди девушек наблюдались на рубеже 14–15-летнего возраста, среди юношей таких изменений не регистрировалось вовсе .

Заключение. Данные исследований свидетельствуют о том, что на протяжении периода наблюдений, совпадающего со временем пребывания учащихся в старших классах современной средней школы, в структуре акцентуированных черт личности среди девушек преобладали показатели акцентуаций характера по гипертимному (1-е место), экзальтированному (2-е место), циклотимному (3-е место), эмотивному (4-е место) и демонстративному (5-е место) типам; среди юношей — показатели акцентуаций характера по гипертимному (1-е место), экзальтированному (2-е место), демонстративному (3-е место), циклотимному (4-е место) и застревающему (5-е место) типам .

Полученные результаты выявляют наличие в структуре характерологических свойств учащихся старших классов сочетаний достаточно сложных по своей сути прогностически неблагоприятных с позиций формирования нарушений естественного течения процессов социального и учебного становления школьников старших классов акцентуированных черт личности, и прежде всего, эмотивно-экзальтировано-циклотимно-демонстративного содержания среди девушек и экзальтировано-циклотимно-демонстративно-застревающего содержания среди юношей, определяя тем самым потребность в разработке и внедрении комплексных оздоровительно-профилактических программ, в структуре которых ведущее место занимают мероприятия психогигиенической коррекции .

Литература

1. Личко, А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А.Е. Личко. — СПб.: Речь, 2010. — 256 с .

2. Панков, Д.Д. К вопросу об актуальности выявления акцентуированных черт характера в подростковой среде / Д.Д. Панков, Н.С. Аксенова, Т.А. Бородулина // Актуальные вопросы психогигиены и охраны психического здоровья детей и подростков. — М., 2007. — С. 163–165 .

3. Полька, Н.С. Актуальні проблеми психогігієни дітей і підлітків: шляхи та перспективи їх вирішення (огляд літератури і власних досліджень) / Н.С. Полька, І.В. Сергета // Журн. НАМН України. — 2012. — Т. 18, № 2. — С. 223–236 .

4. Практическая психодиагностика. Методики и тесты / Под ред. Д.Я. Райгородского. — Самара: Изд. дом «Бахрах-М», 2004. — 672 с .

5. Приложение к методическим материалам экспертной системы индивидуального сопровождения «Лонгитюд»: описание дополнений расширенной версии «Лонгитюд+» / С.А. Мирошников [и др.]. — СПб., 2006. — 120 с .

6. Сергета, І.В. Організація вільного часу та здоров’я школярів / І.В. Сергета, В.Г. Бардов. — Вінниця: РВВ ВАТ «Віноблдрукарня», 1997. — 292 с .

7. Сердюк, А.М. Психогигиена детей и подростков, страдающих хроническими соматическими заболеваниями / А.М. Сердюк, Н.С. Полька, І.В. Сергета. — Вінниця: Нова книга, 2012. — 336 с .

–  –  –

In the course of research psychohygienic estimation of features of process of formation of accentuated personality traits of the senior classes pupils of modern school were carried out. The results indicated that during the observation period in the structure of accentuated personality traits among girls prevailed accentuation of hyperthymic (1st place), exalted (2nd place), cyclothymic (3rd place), emotive (4th place) and demonstrative (5th place) types, among boys — indicators of character accentuations hyperthymic (1st place), exalted (2nd place), demonstrative (3rd place), cyclothymic (4th place) and jamming (5th place) types .

Keywords: senior classes pupils, accentuated personality traits, psychohygienic estimation .

–  –  –

Реферат. Проведено гигиеническое исследование условий учебно-тренировочного процесса, по результатам которого разработана методика комплексной интегральной оценки санитарно-гигиенического благополучия детско-юношеских спортивных школ (ДЮСШ). Определено три уровня их санитарно-гигиенического благополучия — низкий, средний и высокий .

Установлено, что прирост показателей физической подготовленности юных спортсменов зависит от условий, в которых осуществляется тренировочная деятельность. Среди детей, которые занимались спортивными единоборствами и сложно-координационными видами спорта в школах с разным уровнем санитарно-гигиенического благополучия, в наибольшей степени отличались показатели развития мышечной силы (F = 5,16; p0,01 и F = 15,02; p0,001 соответственно) .

Для представителей циклических видов спорта и спортивных игр наибольшие отличия в развитии показателей физической подготовленности были характерны для общей выносливости (F = 9,07; p0,001 и F = 43,75; p0,001 соответственно) .

Ключевые слова: условия учебно-тренировочного процесса, физическая подготовленность, юные спортсмены .

Введение. Современный этап развития детско-юношеского спорта характеризуется непрерывным ростом спортивных достижений, постоянным снижением возраста на всех этапах подготовки, лимитом времени для вывода ребенка от новичка до спортсмена, способного конкурировать на международной арене, что приводит к необходимости поиска рациональной системы тренировки юных спортсменов, направленной на решение проблемы сохранения здоровья спортсменов путем выявления у них донозологических состояний, а также оптимизацию учебно-тренировочного процесса, начиная с этапа начальной подготовки [1] .

Общеизвестно, что высшие спортивные достижения в основном обусловлены структурой специальной подготовленности и условиями, в которых осуществляется соревновательная деятельность [1, 2] .

Структура специальной подготовленности к соревновательной деятельности требует установления факторов, определяющих уровень подготовленности в конкретном виде спорта, функциональные параметры, преимущественно связанные с проявлением психофизических способностей, технического мастерства, с возможностями основных функциональных систем организма [3] .

Условия проведения соревновательной деятельности (состояние инвентаря, оборудования, спортивной базы (залов) и т. п.) могут способствовать или препятствовать достижению итогового высокого спортивного результата [4] .

В связи с этим для оценки прогностического статуса юного спортсмена важным является исследование изменений показателей успешности спортивной деятельности в условиях воздействия санитарно-гигиенических факторов внутришкольной среды .

Цель исследования — определение влияния условий учебно-тренировочного процесса в детско-юношеских спортивных школах на показатели физической подготовленности юных спортсменов .

Материалы и методы. Проведена гигиеническая оценка условий и организации учебно-тренировочного процесса в 32 ДЮСШ г. Сумы и Сумской области с использованием общепринятых гигиенических методов исследования по основным показателям: характеристика здания школы, игровой зоны общей физической подготовки, специализированной зоны по видам спорта для технической и тактической подготовки с группами обслуживающих помещений, освещенности и микроклимата учебно-тренировочных помещений, характеристика вспомогательных сооружений и характеристика персонала учебного заведения .

Для определения уровня санитарно-гигиенического благополучия ДЮСШ использовали методологию экспертной оценки характеристик условий учебно-тренировочного процесса с определением весовых коэффициентов информационных показателей [5] .

Для разработки комплексной интегральной оценки санитарно-гигиенического благополучия учебных заведений использовались только информативные показатели, значения которых были сопоставлены с действующими нормативными требованиями (Санитарные правила 1567-76 «Устройства и содержания мест занятий по физической культуре и спорту») [6] .

Степень соответствия отдельного показателя гигиеническим нормативам определялась в баллах по условной шкале:

1 балл — показатель соответствует санитарно-гигиеническим требованиям; 0,5 балла — частично не соответствует; 0 баллов — не соответствует. Общая сумма оценок характеристик всех блоков составляла комплексную интегральную оценку санитарно-гигиенического благополучия учебных заведений и рассчитывалась по формуле средневзвешенной арифметической величины:

где КИО — комплексная интегральная оценка санитарно-гигиенического благополучия детско-юношеских спортивных школ;

х1, х2, xn — оценка в баллах определенных показателей;

w1, w2, wn — весовые коэффициенты показателей .

Полученный результат КИО был разделен на диапазоны для трех уровней методом сигмальных отклонений: низкий уровень — менее 1,12 балла, средний — 1,13–1,37 балла, высокий — более 1,38 балла .

Низкий уровень КИО характеризовался неудовлетворительными условиями и организацией учебно-тренировочного процесса, несоответствием параметров микроклимата основных помещений и сооружений, что может оказывать негативное влияние на функциональное состояние организма юных спортсменов; средний уровень КИО свидетельствовал о незначительных отклонениях от гигиенических норм показателей, определяющих соответствие игровой зоны общей физической подготовки и специализированной зоны для технической и тактической подготовки требованиям конкретного вида спорта и параметров микроклимата основных помещений и сооружений; высокий уровень КИО характеризовался соответствием показателей санитарно-гигиеническим требованиям по состоянию игровой и специализированной зон по видам спорта, микроклимата и организации учебно-тренировочного процесса, а также развитой инфраструктурой внешкольного учебного заведения спортивного профиля .

Физическую подготовленность юных спортсменов оценивали по показателям развития физических качеств и их сопоставления с возрастно-половыми стандартами в соответствии с общегосударственной программой по видам спорта .

Основной контингент исследования составляли 407 детей 5–10 лет, которые занимались разными видами спорта в группах начальной подготовки детско-юношеских спортивных школ г. Сумы .

Влияние условий учебно-тренировочного процесса на показатели успешности спортивной деятельности оценивали с помощью дисперсионного анализа по критерию Фишера .

Полученные данные были обработаны с помощью программ Excel 2010 и Statistica 8.0 .

Исследование выполнено согласно плану научно-исследовательской работы кафедры спортивной медицины и валеологии Сумского государственного педагогического университета им. А.С. Макаренко по теме «Физиолого-гигиеническое сопровождение здоровьесберегающей деятельности в образовательных учреждениях», гос. № регистрации №0113U004662 .

Результаты и их обсуждение. По результатам комплексного обследования детско-юношеских спортивных школ было установлено, что во внешкольных учебных заведениях спортивного профиля г. Сумы и районных центров преобладал средний уровень санитарно-гигиенического благополучия (58,55±8,71 и 51,56±8,83%, соответственно). Однако в школах районных центров удельный вес низкого уровня санитарно-гигиенического благополучия был достоверно выше (37,15±8,54%) по сравнению с городскими учреждениями (p0,05) .

По результатам дисперсионного анализа установлено, что прирост показателей успешности спортивной деятельности зависит от уровня санитарно-гигиенического благополучия детско-юношеских спортивных школ. Среди детей, которые занимались спортивными единоборствами, достоверно отличались только показатели силы (F = 5,16; p0,01) и ловкости (F = 4,0; p0,05), тогда как среди представителей сложно-координационных видов спорта, которые занимались в учреждениях с разным уровнем санитарно-гигиенического благополучия, наблюдались различия показателей успешности почти по всем сторонам физической подготовленности, в частности, в развитии показателей силы (F = 15,02; p0,001), гибкости (F = 9,33; p0,001), скоростно-силовых способностей (F = 4,55; p0,01) и ловкости (F = 4,39; p0,01) .

Необходимо обратить внимание на то, что среди представителей циклических видов спорта определено наибольшее влияние санитарно-гигиенических факторов на показатели общей выносливости (F = 9,07; p0,001). Поскольку уровень общей выносливости детерминирует достижения высоких спортивных результатов в циклических видах спорта, то успешность спортивной деятельности будет зависеть от санитарно-гигиенических условий, в которых осуществляется тренировочная деятельность. Кроме того, среди определенного контингента наблюдаются достоверные различия в развитии скоростно-силовых способностей (F = 7,72; p0,01) и собственно скорости (F = 4,95; p0,05) .

Для детей, которые занимаются спортивными играми в школах с разным уровнем санитарно-гигиенического благополучия, характерны достоверные различия в развитии показателей, характеризующих как общую, так и специальную физическую подготовленность .

Наибольшие отличия зафиксированы в развитии показателей выносливости (F = 43,75; p0,001), скоростно-силовых способностей (F = 30,83; p0,001) и ловкости (F = 20,37; p0,001). Несколько меньшие различия определены в развитии показателей скорости (F = 16,89; p0,001) и силы (F = 7,77; p0,001) .

Заключение. Таким образом, санитарно-гигиенические факторы внутришкольной среды влияют на успешность спортивной деятельности в различных видах спорта, поэтому для обеспечения их положительного влияния на показатели физической подготовленности детей необходимым является определение имеющихся санитарно-гигиенических проблем учебного учреждения и установления их связи с показателями успешности спортивной деятельности в различных видах спорта. Данные мероприятия позволят определить необходимые меры оптимизации условий и организации учебнотренировочного процесса и, как следствие, минимизировать риск развития отклонений морфофункционального состояния юных спортсменов под влиянием факторов учебно-тренировочного процесса .

Литература

1. Купчинов, Р.И. Современные взгляды на спортивную деятельность / Р.И. Купчинов // Университетский спорт в современном образовательном социуме: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 23–24 апр. 2015 г. — Минск: БГУФК, 2015. — Ч. 1. — С. 31–33 .

2. Левандо, В.А. Экология спорта как раздел спортивной науки. Механизм развития эндоэкологических патогенных факторов при спортивной деятельности / В.А. Левандо, Л.А. Калинкин, Б.А. Емельянов // Вестн. спорт. науки. — 2011. — № 2. — С. 50–54 .

3. Дубровский, В.И. Экогигиена физической культуры и спорта: рук. для практ. врачей и тренеров / В.И. Дубровский, Ю.А. Рахманин, А.Н. Разумов. — М.: Владос, 2008. — 551 с .

4. Кириченко, В.В. Оптимизация здоровьесберегающего сопровождения учебно-тренировочного процесса в детско-юношеской спортивной школе / В.В. Кириченко // Вестн. Кемеров. гос. ун-та. — 2013. — Т. 1, № 3 (55). — С. 75–79 .

5. Антомонов, М.Ю. Конструирование интегральных показателей количественных признаков с помощью одномерных и многомерных методов статистики / М.Ю. Антомонов, О.В. Волощук // Кибернетика и вычислительная техника. — 2012. — Вип. 167. — С. 61–68 .

6. Устройства и содержания мест занятий по физической культуре и спорту: сан. правила 1567-76; утв. Гл. гос. сан. врачом СССР А.И. Заиченко. — М.: М-во здравоохр. СССР, 1976. — 67 c .

–  –  –

Produced hygienic evaluation of the conditions of the training process, the results of which developed the methodology of the comprehensive integrated assessment of sanitary and hygienic well-being of child-youth sporting schools .

Defined three levels of sanitary and hygienic well-being of child-youth sporting schools. (low, medium and high) .

It was found, that the growth of indicators of physical readiness of young sportsmen depends on the conditions in which the training activity. Among children, who were engaged in combat sports and complicated coordination kind in schools with different levels of sanitary and hygienic well-being, the most differed indicators of muscle strength (F = 5,16; p0,01 and F = 15,02; p0,001, respectively) .

The representatives as a cyclic sports and sports games, the greatest differences in the development of indicators of physical fitness were typical for general endurance (F = 9,07; p0,001 and F = 43,75; p0,001, respectively) .

Keywords: conditions of the training process, physical fitness, young athletes .

–  –  –

Реферат. Одним из основных факторов, формирующих здоровье подрастающего поколения, является питание. Его недостаточная нутриентная обеспеченность приводит к ухудшению состояния здоровья детской популяции. Поэтому целью работы стала гигиеническая оценка состояния здоровья школьников в связи с характером их питания. Было обследовано 119 учащихся 5-х классов общеобразовательного учреждения г. Минска. В результате исследования выявлено, что в организме обследованных школьников вследствие несбалансированного питания с недостаточным поступлением витаминов и минеральных веществ формируется порочный круг усугубляющих друг друга изменений, приводящих к стойкому изменению гомеостаза, что объясняет наличие характерных жалоб и нарушений в состоянии здоровья 2/3 обследованной группы детей .

Необходима рационализация организованного питания школьников за счет продуктов, обогащенных наиболее дефицитными витаминно-минеральными компонентами, с учетом пищевых предпочтений потребителей .

Ключевые слова: состояние здоровья, статус питания, характер питания, школьники .

Введение. Одним из основных факторов, формирующих здоровье подрастающего поколения, является питание .

Адекватное, сбалансированное питание обуславливает нормальный рост и развитие, качественную адаптацию к воздействию факторов окружающей среды, должный уровень иммунитета, оптимальную умственную и физическую работоспособность детского организма [1]. Недостаточная нутриентная обеспеченность питания приводит к снижению уровня защитноприспособительных механизмов детского организма, предрасполагает к развитию аллергических реакций, болезней системы пищеварения, может стать причиной нарушений обмена веществ и формирования функциональных отклонений, зачастую переходящих в хронические заболевания [2-3]. Следовательно, в комплексе профилактических мероприятий приоритетное значение имеет питание, правильная организация которого на современном этапе является одним из резервов снижения заболеваемости и обеспечения нормального роста и развития ребенка. Учитывая тесную прямую корреляционную взаимосвязь между фактическим питанием и состоянием здоровья, любые планируемые коррекционные программы рационализации питания в обязательном порядке должны учитывать результаты исследования статуса питания, под которым понимают состояние здоровья, сложившееся под влиянием фактического питания и генетически детерминированных особенностей метаболизма питательных веществ [4] .

Цель исследования — гигиеническая оценка состояния здоровья учащихся в связи с характером их питания .

Материалы и методы. Оценка состояния фактического питания и здоровья в связи с характером питания проводилась у учащихся 5-х классов г. Минска. Всего проанализировано 22 рациона питания, организованного на базе общеобразовательного учреждения, осуществлена выкопировка данных о состоянии здоровья 119 учащихся из медицинской документации, проанкетировано 106 учащихся 5-х классов и 101 родитель. У 60 школьников изучен иммунный статус и биохимические показатели белкового и минерального обмена. Проспективный анализ состояния фактического питания осуществлялся теоретическим методом на основе исследования суточных рационов питания, организованного на базе учреждений общего среднего образования. Расчет энергетической и пищевой ценности рационов организованного питания был проведен с применением специальной компьютерной программы на основе MS Excel и последующим сопоставлением полученных результатов с возрастными физиологическими нормами суточной потребности детей в пищевых веществах и энергии. Учитывая, что учащиеся 5-х классов на базе учреждения образования получают только однократное питание в форме комплексного завтрака, который должен составлять 20–25% от суточного рациона учащихся, за нормируемый показатель для сравнительной оценки принимались значения, составляющие 25% возрастных физиологических норм суточной потребности детей в пищевых веществах и энергии. Статистическая обработка полученных данных проводилась на методами вариационной статистики с использованием пакета прикладных программ Statistica 8.0 (Stat Soft inc.), Microsoft Excel .

Результаты и их обсуждение. Оценка статуса питания представляет собой систему последовательных исследований, включающих анализ фактического питания с выявлением лимитирующих факторов (незаменимых биологически активных веществ, поступление с рационом питания которых дефицитно), оценку состояния здоровья в связи с характером питания (физического развития, функционального состояния и адаптационных резервов организма, состояние обмена веществ, особенно белков, витаминов, минеральных веществ) и иммунного статуса организма [5] .

Фактическое питание учащихся осуществлялось путем ретроспективного анализа суточных рационов организованного питания (завтрак) за месяц, предшествующий исследованию. Аналитические и расчетные исследования фактического организованного питания позволили констатировать наличие нарушения количественной (энергетической) и качественной (нутриентной) адекватности питания учащихся в условиях организованных коллективов общеобразовательных учреждений г. Минска .

Лимитирующими нутриентами в питании учащихся 11–13 лет являются углеводы, среднесуточное потребление которых составило 49,62±13,99 г, что способствует выполнению физиологических норм потребления у мальчиков на 56,77% (60,84 и 52,70% соответственно от нижней и верхней границы нормы возрастной физиологической потребности в углеводах за счет завтрака) и у девочек на 59,36% (63,39 и 55,33% соответственно от нижней и верхней границы нормы возрастной физиологической потребности в углеводах за счет завтрака). Кроме того, наблюдался дефицит потребления белка — 20,81±6,44 г/сут, что удовлетворяет физиологические потребности в нем за счет завтрака у мальчиков в среднем на 85,88% (94,18 и 77,59% от верхней и нижней границы нормы соответственно) и у девочек в среднем 91,25% (97,12 и 85,37% от верхней и нижней границы нормы соответственно) .

Установлена недостаточная энергетическая адекватность фактического организованного питания учащихся:

480,64±109,43 ккал/сут за счет завтрака, что эквивалентно 74,30 (78,48 и 70,12% от верхней и нижней границы нормы соответственно) физиологических потребностей организма в энергии для мальчиков и 78,79% (81,29 и 76,29% от верхней и нижней границы нормы соответственно) для девочек .

Выявлено недостаточное потребление всех витаминов учащимися в условиях организованного коллектива. Наиболее выраженный дефицит отмечался по витамину С (13,47 и 13,63% от физиологической потребности в нем за счет завтрака мальчиков и девочек соответственно), витамину D (17,55% от физиологической потребности в нем учащихся за счет завтрака) и витамину А (32,0 и 40,66% от физиологической потребности в нем за счет завтрака мальчиков и девочек соответственно). Потребление витамина РР составило 47,64% от физиологической потребности в нем учащихся за счет завтрака .

В рационах питания школьников наблюдался дефицит кальция (69,06% от рекомендуемой нормы) на фоне избытка фосфора (106,96% от рекомендуемой нормы) и недостаточного содержания магния (83,11% от нормы) .

Неадекватное, качественно неполноценное с нарушением баланса основных нутриентов фактическое питание не могло не отразиться на функциональном состоянии организма обследованного контингента детей, учитывая, что растущий организм является весьма чувствительным к алиментарному дисбалансу .

Одним из прямых критериев состояния здоровья детской популяции является распределение детей по группам здоровья. При оценке состояния здоровья детей установлено, что только 20,17% из них не имеет отклонений в состоянии здоровья и могут быть отнесены к 1 группе здоровья. Большинство обследованных (55,46%) имеет 2 группу здоровья, т. к. у них диагностируются те или иные признаки морфофункционального отклонения или сниженная неспецифическая резистентность организма; 24,37% учащихся 11–12-летнего возраста уже имеет хронические заболевания различной степени выраженности (3 и 4 группы здоровья) .

В структуре функциональных отклонений и хронических заболеваний обследованных школьников лидирующие позиции занимают болезни глаза и его придатков (22,92%), далее следуют нарушения опорно-двигательного аппарата (22,44%), на 3-м месте — патология ЛОР-органов (14,63%), на 4-м — врожденные пороки развития (7,80%), на 5-м — заболевания эндокринной системы и обменные нарушения (6,82%) .

При оценке состояния здоровья детей в связи с характером питания большое значение имеет сбор анамнеза, характеризующего особенности онтогенеза. Учет жалоб, указывающих на наличие у ребенка скрытых или явных микросимптомов алиментарной недостаточности, позволяет своевременно выделить группы риска по развитию нарушений статуса питания и обосновать целенаправленные профилактические мероприятия [1] .

Среди проанкетированных детей только 1/5 не предъявляли каких-либо жалоб. Наиболее выраженными по частоте встречаемости симптомами алиментарной недостаточности в обследованной когорте учащихся являются: множественный кариес (42,57%), покраснение глаз (28,71%), наличие белых пятен на ногтях (25,7%), боли в суставах, мышцах (23,76%), частые головные боли (22,77%), отсутствие аппетита (20,79%), повышенная сонливость (18,81%), сухость губ по линии смыкания, а также сухость и шелушение кожи (по 17,82%), апатия и отсутствие желания что-либо делать (16,83%), трещины на губах и обложенность языка белыми пятнами (по 14,85%), что характерно для белковой и витаминно-минеральной недостаточности [1, 4] .

Самым чувствительным параметром, имеющим наиболее быструю динамику изменения в связи с возникновением патологических состояний или нарушений питания, является масса тела [3]. Оценка физического развития центильным методом показала, что только 49,57% учащихся имеет гармоничное физическое развитие. У остальных школьников отмечается дисгармоничный уровень физического развития, причем у 62,71% из них за счет дефицита массы тела и у 37,29% детей дисгармоничность физического развития обусловлена избыточной массой тела .

Одним из ведущих критериев, характеризующих здоровье детей и определяющих уровень адаптационных возможностей организма, является состояние неспецифической резистентности, которое напрямую зависит от полноценности и сбалансированности фактического питания [5]. Объективными показателями, отражающими состояние неспецифической резистентности организма, являются уровень аутомикрофлоры кожи по показателю общего микробного числа и качественного состава ее микрофлоры, а также содержание и бактерицидная активность лизоцима в слюне. При оценке суммарного количества колоний аутомикрофлоры кожи было отмечено превышение нормативных значений по данному показателю у 21,67% обследованных учащихся. В норме у здоровых детей неспецифические факторы защиты обеспечивают бактерицидные свойства кожи и на закрытых поверхностях кожных покровов обнаруживается маннитутилизирующий стафилококк в количестве не более 2-х клеток на 1 см2 кожи (что эквивалентно не более 8 колониям на поверхности одного бакпечатка) и до 10 клеток на 1 см2 общей поверхностной микрофлоры (до 40 колоний на поверхности бакпечатка). Анализ роста транзиторных форм микроорганизмов на кожных покровах обследованных учащихся показал, что у 10% детей рост колоний маннитутилизирующего стафилококка превышает норму .

Большое значение в исследовании состояния местного иммунитета и в целом иммунологической реактивности организма имеют такие показатели, как концентрация лизоцима в ротовой жидкости, а также бактерицидная активность слюны, определяемая способностью лизоцима расщеплять бактериальные стенки, защищая тем самым слизистую оболочку полости рта от патогенных бактерий. Доля детей, имеющих концентрацию лизоцима слюны ниже нормы (40–50 мкг/мл), составила 13,11%. Активность лизоцима (%) определялась в отношении грамположительных бактерий Micrococcus lysodeicticus .

В норме она составляет 32–40 %. У 10% обследованных этот показатель был ниже нормы. Бактерицидную активность слюны (%) определяли в отношении грамотрицательных бактерий E. сoli. В норме она составляет свыше 60%. У 21,67% школьников показатель был ниже нормы .

Для оценки нутриентной адекватности фактического питания потребностям детского организма и влияния характера питания на состояние здоровья учащихся проводились биохимические исследования по показателям ренальной экскреции азотсодержащих (мочевины, креатинина, мочевой кислоты) и минеральных веществ (Ca, P, Mg) .

–  –  –

Как видно из представленных в таблице данных, количество мочевины в моче детей значительно превышало физиологические показатели, повышенным было и выделение креатинина. Такое состояние имеет многофакторную обусловленность, в т. ч. и вследствие несбалансированности питания, а также избыточного поступления белков животного происхождения [6], что имело место в питании обследованной когорты детей. Выведение мочевой кислоты с мочой у школьников было в пределах нормы .

На фоне качественно неполноценного и несбалансированного фактического питания у обследованных учащихся учреждений общего среднего образования имеются некоторые отклонения и в обмене минеральных веществ. Суточная экскреция кальция находилась на нижней границе нормы, при этом содержание фосфора неорганического в моче превышало показатели верхней границы нормы, а экскреция магния была ниже нормы, что еще больше усугубляет дефицит кальция в организме. Причинами снижения экскреции кальция с мочой могут выступать: недостаток его содержания в рационе, вызывающий определенную перестройку в выведении и задержке его организмом; состав пищи и определенные соотношения его с другими минеральными веществами, прежде всего, фосфором и магнием; сниженное его усвоение из-за нарушений процессов всасывания на фоне воспалительных изменений слизистой оболочки кишечника либо в связи с изменением энтерогепатической циркуляции желчных кислот, которые в норме участвуют в переносе кальция из просвета кишечника в кровь .

На кальциевый обмен влияет также недостаточное содержание в пище витамина D [7] .

Заключение. Полученные результаты позволили сформулировать следующие выводы:

1. Фактически организованное на базе учреждений общего среднего образования г. Минска питание детей 11–12 лет является количественно недостаточным и качественно неполноценным с нарушением баланса основных питательных веществ в сторону избыточного потребления белка животного происхождения, фосфора и относительного снижения углеводного компонента, имеющимся дефицитом необходимых для растущего организма минеральных веществ и витаминов, особенно кальция, магния, витаминов С, D, А, РР .

2. Качественная неполноценность предшествующего фактического питания лимитированного по содержанию ряда макрои микронутриентов обусловливает нарушение метаболизма питательных веществ и ведет к формированию недостаточного неполноценного и предболезненного статуса питания у большинства обследованных детей 11–12 лет: только 1/5 из них были абсолютно здоровы и не предъявляли каких-либо жалоб, 81% имеет различного рода функциональные отклонения и хроническую патологию .

3. Недостаточное поступление витаминов и минеральных веществ формирует порочный круг взаимоусиливающих изменений, приводящих к стойкому нарушению минерального гомеостаза, усугубляемого дефицитом кальция, что подтверждается характерными микросимптомами витаминно-минеральной недостаточности, наличием жалоб и нарушений в состоянии здоровья более чем у 2/3 обследованных детей .

4. Установленные морфофункциональные признаки недостаточного неполноценного статуса питания учащихся обосновывают целесообразность внедрения профилактических и коррекционных мер воздействия в виде включения в рационы питания детей организованных коллективов продуктов, обогащенных наиболее дефицитными витаминно-минеральными компонентами, с учетом пищевых предпочтений потребителей .

Литература

1. Мазурин, А.В. Пропедевтика детских болезней: учебник для медицинских ВУЗов / А.В. Мазурин, И.М. Воронцов. — 2-е изд., перераб., доп. и расшир. — СПб.: ИКФ «Фолиант», 2000. — 928 с .

2. Концепция непрерывности переходных состояний от здоровья к болезни, как основа проспективного мониторинга детей групп риска по формированию хронических форм патологии / Московский НИИ педиатрии и детской хирургии; сост. Б.А. Кобринский. — М., 1994. — 31 с .

3. Рацион, питание и предупреждение хронических заболеваний: доклад исслед. группы ВОЗ. Сер. техн. докл. № 797. — Женева:

ВОЗ, 1993. — 208 с .

4. Бузник, И.М. Методологические подходы и методические приемы изучения и оценки пищевого статуса и питания: учеб. пособие / И.М. Бузник. — Л.: ВМА им. С.М. Кирова, 1983. — 109 с .

5. Лавинский, Х.Х. Методические рекомендации по оценке состояния питания детей и подростков в учебно-воспитательных учреждениях / Х.Х. Лавинский, Н.Л. Бацукова. — Минск, 1997. — 43 с .

6. Зайчик, А.Ш. Основы патохимии: учебник / А.Ш. Зайчик, Л.П. Чурилов. — СПб.: Элби, 2000. — 688 с .

7. Тутельян, В.А. Справочник по диетологии / В.А. Тутельян, М.А. Самсонов. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 2002. — 544 с .

–  –  –

The aim of the work was the hygienic assessment of the health status of pupils because of the nature nutrition. A total of 119 pupils 11–12 years of age. In the body of the surveyed pupils due to an unbalanced diet with insufficient intake of vitamins and minerals form a vicious circle reinforce each other changes that lead to permanent changes in homeostasis, which explains the presence of specific complaints and violations in health 2/3 surveyed a group of children. The need to rationalize the nutrition of organized pupils at the expense of products enriched with the most deficient vitamin-mineral components, taking into account the nutritional stereotypes .

Keywords: health, nutritional status, nature nutrition, pupils .

–  –  –

Реферат. В процесс информатизации общества с каждым днем все чаще вовлекаются подростки и дети, которые в силу психофизических особенностей легко превращаются в зависимых от компьютера пользователей. Целью работы была донозологическая диагностика компьютерной зависимости среди учащихся учреждений общего среднего образования. Обследовано 145 школьников. Выявлены статистически значимые гендерные различия в формировании компьютерной зависимости. Проведен анализ состояния здоровья детей в зависимости от стадии развития компьютерной аддикции. Обоснована необходимость комплексного подхода к профилактике компьютерной зависимости .

Ключевые слова: состояние здоровья, школьники, компьютерная зависимость, гендерные различия, профилактика .

Введение. Современное общество невозможно представить без новых информационных технологий. Сегодня компьютеры или иные персональные электронно-вычислительные средства используются практически во всех отраслях деятельности человека, включая образовательный процесс и организацию досуга, способствуя более широкому приобщению к ним подростков и детей, начиная уже с дошкольного возраста [6]. Расширение сферы влияния компьютерных технологий происходит на фоне ухудшения состояния здоровья детей и подростков [2] .

Массовое вовлечение детей в процесс компьютеризации должно учитывать психофизиологические особенности растущего организма, т. к. исподволь многие из них превращаются в зависимых от компьютера пользователей [4]. Результаты исследований во многих странах мира свидетельствуют о том, что феномен «компьютерной зависимости» имеет мировую распространенность. По данным ряда авторов, интернет-зависимыми сегодня является от 5 до 14% пользователей во всем мире, причем их количество растет прямо пропорционально увеличению доступа и скорости Интернета [1] .

Отсутствие точного определения состоянию интернет-зависимости и выверенных критериев его диагностики является существенным ограничением для понимания масштабов распространения обозначенной проблемы. При этом надо понимать, что у детей и подростков в силу возрастных особенностей развития еще не сформированы навыки осознанного отношения к собственному здоровью, усугубляющие нарастание потерь здоровья в связи с широкомасштабной информатизацией общества [3]. Все это указывает на необходимость своевременной диагностики риска возникновения и профилактики развития компьютерной зависимости среди пользователей различных возрастных групп .

Цель исследования — донозологическая диагностика компьютерной зависимости среди учащихся учреждений общего среднего образования .

Материалы и методы. Всего обследовано 145 учащихся, из них 85 человек в возрасте 11–12 лет (46 мальчиков и 39 девочек) и 60 — в возрасте 14–15 лет (24 мальчика и 36 девочек). Риск формирования компьютерной зависимости оценивался с применением анкеты для скрининговой диагностики Л.Н. Юрьевой и Т.Ю. Больбот [7]. С целью выявления факторов риска аддиктивного поведения использовалась специально разработанная анкета. Данные о состоянии здоровья учащихся получены путем выкопировки из отчетных форм медицинской документации. Оценка состояния нервной системы детей осуществлялась с применением адаптированного опросника Филлипса. У 60 учащихся 5-х классов была изучена обеспеченность организма магнием по уровню его экскреции с мочой. Обработка полученных данных проводилась с помощью пакета прикладных программ Statistica 8.0 (StatSoftinc.), Microsoft Excel. Для оценки достоверности различий применялись непараметрические методы (критерий 2 и двусторонний точный критерий Фишера — Р) .

Результаты и их обсуждение. Тест для скрининговой диагностики компьютерной зависимости включает 11 вопросов относительно проявлений эмоционального состояния личности при работе за экраном монитора в различных режимах, в т. ч. и Интернет. Содержательный блок анкеты позволяет оценить различные аспекты компьютерной зависимости, включая реализацию замыслов, предчувствие удовольствия и материальные расходы, связанные с обеспечением компьютерного времяпрепровождения, количество времени пребывания за экраном монитора, волевые свойства личности и ощущения, получаемые во время компьютерного сеанса, ассоциативный характер восприятия получаемого удовольствия, влияние увлеченности компьютером на ход выполнения повседневных социально-бытовых обязательств, на психоэмоциональный статус организма, режим сна и бодрствования [7]. Скрининговая диагностика строится на интерпретации ответов по четырехбалльной шкале: «никогда» — 1 балл, «редко — 2 балла, «часто» — 3 балла и «очень часто» — 4 балла с последующим суммированием полученных результатов. Суммарное количественное выражение результатов тестирования эквивалентно стадии развития компьютерной зависимости: 15 и менее баллов — отсутствие риска развития компьютерной зависимости; 16–22 балла — стадия увлеченности; 23–37 баллов — выраженный риск компьютерной зависимости; 38 баллов и более — наличие сформировавшейся компьютерной зависимости .

Каждая стадия компьютерной зависимости характеризуется определенными предикторами риска или различной степенью их проявления. Так, стадия «выраженного риска развития компьютерной зависимости», как правило, сопровождается увеличением времени, проводимого за экраном монитора, потерей ощущения времени, получением эмоционального удовольствия от работы за компьютером или в ее предвкушении, расходованием большего количества денег на компьютерную деятельность, начальными признаками социальной дезадаптации личности. Стадия собственно компьютерной зависимости делится на 2 этапа: сформированной компьютерной зависимости (наблюдаются эмоционально-волевые нарушения и психическая зависимость) и тотальной компьютерной зависимости (наличие признаков психической и физической зависимости, синдрома актуализации компульсивного влечения) [7] .

По результатам анкетирования к группе нулевого риска развития компьютерной зависимости было отнесено всего лишь 22,76% обследованных учащихся. Около 4/5 детей 11–15 лет уже имеют те или иные признаки развития компьютерной аддикции различной степени выраженности. При этом в стадии увлеченности компьютерными технологиями находится 67,86% учащихся учреждений общего среднего образования указанной возрастной группы, выраженный риск развития компьютерной зависимости характерен для 31,25% обследованных детей и у 0,89% диагностируются признаки сформировавшейся компьютерной зависимости .

Было установлено, что, несмотря на привлекательность персональных электронно-вычислительных средств, как для мальчиков, так и для девочек, степень интереса к компьютерным технологиям имеет гендерные различия. Так, выраженный риск развития компьютерной зависимости чаще регистрируется улиц мужского пола по сравнению с женским (35,7 и 26,79% соответственно). Сформировавшаяся компьютерная аддикция была диагностирована у мальчика .

Выявление у детей (в общей сложности 32,14% школьников) двух последних стадий, сопровождающихся развитием поведенческих и психических расстройств, указывает на необходимость вмешательства специалистов и организации детям адресной коррекционной и профилактической помощи, что потребовало объединения их в «группу высокого риска» .

Воздействие повышенных нагрузок, обусловленных длительной работой за компьютером, отражается на функциональном состоянии организма и, в первую очередь, сказывается на функционировании зрительного анализатора, нервной системы и опорно-двигательного аппарата. В дальнейшем могут возникать нарушения со стороны эндокринной, иммунной и репродуктивной систем организма [7] .

Проведенный одновременно с диагностикой компьютерной зависимости анализ состояния здоровья учащихся 5-х классов позволил установить, что параллельно с нарастанием степени увлеченности детей компьютерными технологиями учащается регистрация среди них нарушений со стороны органов зрения и центральной нервной системы. При этом характер регистрируемых отклонений в состоянии здоровья имеет гендерную обусловленность .

Анализ заболеваемости и морфофункциональных отклонений у учащихся в зависимости от стадии развития компьютерной аддикции показал, что распространенность нарушений органов зрения у мальчиков из группы высокого риска составила 36,8%, а у мальчиков без компьютерной зависимости — 12,5%. Повышенный и высокий уровень тревожности имели 31,6% мальчиков из группы высокого риска и 12,5% без компьютерной зависимости. Нарушения со стороны опорнодвигательного аппарата у мальчиков встречались одинаково часто в обеих группах наблюдения .

Заболевания органов зрения зарегистрированы у 37,5% девочек из группы высокого риска и у 41,7% без компьютерной зависимости. Среди лиц женского пола наблюдалась статистически значимая обратная тенденция в частоте встречаемости нарушений опорно-двигательного аппарата (P = 0,0419), т. е. в группе высокого риска эти нарушения вообще не встречались, однако были обнаружены у 50% девочек без компьютерной зависимости. Повышенный и высокий уровень тревожности выявлен у 50% девочек из группы высокого риска и у 27,8% без компьютерной зависимости .

Анализ частоты встречаемости нарушений со стороны органов и систем организма учащихся группы высокого риска показал, что проблемы со стороны органов зрения встречаются у каждого третьего ребенка, как среди девочек (37,5%), так и среди мальчиков (36,8%) данной группы. Отклонения со стороны опорно-двигательного аппарата имели место только у мальчиков (15,8% обследованных). Установлены статистически значимые гендерные различия в состоянии нервной системы лиц, подверженных выраженному риску формирования компьютерной зависимости (P = 0,0138). Так, повышенный и высокий уровень тревожности выявлен у 50% девочек и 31,6% мальчиков данной группы наблюдения .

Учитывая достаточно высокий уровень регистрации среди детей группы выраженного риска нарушений со стороны органов зрения, опорно-двигательного аппарата и центральной нервной системы, особый интерес представлял поиск биохимических маркеров компьютерной зависимости. Среди широкого спектра анализируемых показателей внимание исследователей привлекло изучение обеспеченности организма школьников магнием .

Магний необходим для нормального протекания множества биохимических реакций и физиологических процессов в организме человека. Участвуя в энергетическом, пластическом и электролитном обмене, магний является универсальным регулятором обменных процессов. По содержанию в организме он занимает четвертое место после натрия, калия и кальция, а по содержанию в клетке — второе после калия. Известно, что магний необходим для нормального функционирования нервной ткани, участвует в передаче нервного импульса, содействует сбалансированности процессов торможения и возбуждения в центральной нервной системе, повышает устойчивость к стрессу. Магний оказывает разностороннее воздействие на метаболизм соединительной ткани. Он входит в состав основного вещества соединительной ткани и необходим для правильного формирования соединительнотканных волокон, оказывая влияние и на процессы аккомодации глаза. В эпидемиологических исследованиях показана положительная связь между уровнем магния в организме и плотностью костей. Магний поддерживает остеогенез, предотвращает резорбцию кости и увеличивает ее динамическую силу [5] .

При изучении уровня экскреции магния у учащихся общеобразовательных учреждений анализируемой возрастной группы выяснилось, что низкая обеспеченность организма магнием регистрируется в основном у лиц с аддиктивным поведением с различными стадиями компьютерной зависимости, причем среди мальчиков в 1,5 раза чаще, чем девочек (60 и 40% соответственно). В группе лиц, не имеющих признаков компьютерной зависимости, наоборот, сниженная экскреция магния с мочой чаще выявляется у девочек, чем у мальчиков (71,43 против 28,5% соответственно) .

Накопленные научные данные позволяют рассматривать компьютерную зависимость как состояние, возникающее вследствие сложного взаимодействия психологических, поведенческих, когнитивных, биологических и социальных факторов [7] .

В связи с этим изучались некоторые особенности организации жизнедеятельности обследованного контингента детей, в частности, характер организации досуга и дополнительная занятость школьников в спортивных секциях, место в режиме дня и объем компьютерного времяпрепровождения от суточного и недельного бюджета времени. Анализ полученных данных показал, что посещение спортивных секций снижает риск развития компьютерной зависимости. Так, среди мальчиков, занимающихся спортом, риск развития аддикции имели 13,04% обследованных, в то же время среди лиц, не посещающих спортивные секции, он возрастает более чем в 2 раза, составляя 28,26% (2 = 4,394; р0,05).Среди лиц женского пола отмечалась аналогичная тенденция: у девочек, занимающихся спортом, риск развития компьютерной зависимости встречается в 2,56% случаев от числа обследованных и резко возрастал у лиц, игнорирующих дополнительные занятия спортом, составляя 17,95% .

Вероятность формирования аддиктивного поведения зависит от характера использования компьютера в рамках времени, отведенного для самостоятельной социальной активности учащихся. Среди частых пользователей-мальчиков (4–5 раз в неделю или ежедневно) большинство имело различные стадии компьютерной зависимости (73,91%).Среди редких пользователей-мальчиков (2–3 раза в неделю и менее) различные стадии компьютерной зависимости имели только 13,04% (Р = 0,015). Среди частых пользователей-девочек различные стадии компьютерной аддикции имели 43,59%. Среди редких пользователей-девочек частота аддиктивного поведения составила 23,07% (Р = 0,0015) .

Заключение. Полученные результаты позволили сформулировать следующие выводы:

1. Около 80% обследованных учащихся учреждений общего среднего образования имеют те или иные признаки развития компьютерной зависимости. Риск формирования аддиктивного поведения в отношении использования компьютерных технологий выше у мальчиков, чем у девочек .

2. На фоне формирования компьютерной зависимости наблюдается тенденция к ухудшению состояния здоровья школьников. Характер функциональных отклонений имеет гендерную обусловленность: нарушения нервной системы более характерны для девочек, а со стороны органов зрения — для мальчиков .

3. В качестве биохимического маркера компьютерной зависимости особенно среди лиц мужского пола может использоваться обеспеченность организма магнием .

4. Использование современных информационных технологий должно сопровождаться мониторингом состояния здоровья пользователей, включая донозологическую диагностику компьютерной зависимости .

5. Профилактика компьютерной зависимости требует комплексного подхода с привлечением медицинских работников, психологов, педагогов и родителей. Основой профилактики должно стать формирование навыков здорового образа жизни и рациональная организация досуга .

Литература

1. Войскунский, А Е. Киберпсихология в прошлом, настоящем и будущем / А.Е. Войскунский // Журн. практ. психолога. — 2010. — № 4. — С. 7–16 .

2. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Республике Беларусь в 2013 году: гос. доклад от 31.01.2014 / Под ред. И.В. Гаевского. — Минск: М-во здравоохр. Респ. Беларусь, 2014. — 193 с .

3. Могилева, В.Н. Психофизические особенности детей младшего школьного возраста и их учет в работе с компьютером / В.Н. Могилева. — М.: Академия, 2007. — С. 167–194 .

4. Опевалова, Е.В. Изучение особенностей личности школьников с разной степенью компьютерной зависимости / Е.В. Опевалова, С.В. Корнеева // Актуальные проблемы психологической безопасности человека в современном обществе. — 2010. — № 1. — С. 129–141 .

5. Пристром, М.С. Магний и заболевания внутренних органов: учеб.-метод. пособие / М.С. Пристром, В.В. Артющик, И.И. Семененков. — Минск: БелМАПО, 2012. — 32 с .

6. Тестов, В.А. Информационное общество: переход к новой парадигме образования / В.А. Тестов // Педагогика. — 2012. — № 4. — С. 3–10 .

7. Юрьева, Л.Н. Компьютерная зависимость : формирование, диагностика, коррекция и профилактика / Л.Н. Юрьева, Т.Ю. Больбот. — Днепропетровск: Пороги, 2006. — 196 с .

–  –  –

During the process of informatization of society every day more and more involved adolescents and children involved, and due to mental and physical characteristics are converted into the computer users. The aim of the study was the preclinical diagnosis of computer addiction among pupils, total amount was of 145 pupils. Statistically significant gender differences in the formation of computer addiction were revealed. The analysis of the children health of, depending on the stage of development of computer addiction was performed. A comprehensive approach to the prevention of computer addiction was substantiated .

Keywords: health status, pupils, computer addiction, gender differences, prevention .

–  –  –

Реферат. Оценка и динамический контроль роста, развития и состояния здоровья являются важными инструментами обоснования приоритетных направлений охраны здоровья детского населения страны. В качестве критериальных показателей принято количество детей с дисгармоничным физическим развитием (дефицитом и избытком массы тела), уровнем функциональных возможностей организма и мелкой моторики ниже средних возрастно-половых значений, часто болеющих и ни разу не болевших в течение периода наблюдения. Представлены результаты оценки и динамического контроля роста, развития и состояния здоровья одних и тех же 34 старших дошкольников в течение двух лет наблюдения. Установлено, что выраженные положительные изменения в течение учебного года характерны для показателей устойчивости к гипоксии и координации движений. Незначительные позитивные эффекты отмечены для уровня развития мелкой моторики, что требует особого внимания в связи с подготовкой детей к школе. Полученные данные могут быть использованы для обоснования технологий по совершенствованию условий и режима жизнедеятельности детей в дошкольных образовательных организациях .

Ключевые слова: старшие дошкольники, функциональные возможности организма, критерии оценки, динамические наблюдения .

Введение. Оценка и динамический контроль роста, развития и состояния здоровья детей являются важными инструментами обоснования приоритетных направлений охраны здоровья детского населения страны [1] .

Пристальное внимание к здоровью детей вполне объяснимо, поскольку распространенность функциональных нарушений и хронических заболеваний у них не имеет позитивных тенденций [2]. С каждым годом неуклонно растет количество детей, в т. ч. дошкольного возраста, с нарушениями развития и отклонениями в состоянии здоровья, занимающими ведущие ранговые места в структуре их заболеваемости [3] .

Отмечена многолетняя динамика снижения функциональных возможностей детского организма, потенциальных ресурсов формирования устойчивой работоспособности, адаптации к изменяющимся условиям жизнедеятельности, резервов соматического и психического здоровья [4]. Снижаются как абсолютные значения, так и диапазоны изменений показателей роста и развития, выявляемые при популяционных обследованиях детского населения [5]. Уменьшение диапазонов изменения функциональных показателей является прогностически неблагоприятной характеристикой, свидетельствующей о сокращении популяционных резервов адаптации к факторам среды, в т. ч. к неблагоприятно влияющим на рост и развитие детского организма .

Все это обусловливает поиск новых возможностей повышения резервов здоровья детей, в т. ч. за счет повышения эффективности здоровьесберегающих технологий в системе дошкольного образования на основе оценки и динамического контроля показателей их роста, развития и состояния здоровья .

Цель исследования — обоснование технологий оценки и анализ результатов динамического контроля роста, развития и состояния здоровья старших дошкольников в течение 2-летнего периода наблюдения .

Материалы и методы. Под наблюдением в течение двух лет находились 34 ребенка 5–7 лет, которые посещали группы компенсирующей направленности для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата .

Обследование проводилось в начале (сентябрь-октябрь) и конце (апрель-май) каждого учебного года. Программа обследования включала оценку физического развития, функциональных возможностей организма и острой заболеваемости детей в соответствии с общепринятыми методами исследования [6] .

Для оценки физического развития ребенка проводился анализ соответствия длины и массы тела путем сопоставления индивидуальных значений с нормативными значениями в соответствии с возрастом и полом. Определялось количество детей с дисгармоническим физическим развитием (дефицитом и избытком массы тела) .

Функциональные возможности организма детей оценивались по комплексу показателей, включающих силу мышц ведущей руки (регистрировались с помощью кистевого динамометра ДК-25), устойчивость к гипоксии по результатам функциональной пробы Штанге (максимальное время задержки дыхания на вдохе), координацию движений (устойчивость вертикальной позы при расположении стоп на одной линии для детей старших групп и на одной ноге для детей подготовительных групп, руки вытянуты вперед, пальцы разведены, глаза закрыты) и уровень развития мелкой моторики (по данным мотометрического теста) .

На основании сравнения индивидуальных значений показателей функциональных возможностей организма со средними возрастно-половыми значениями определялось количество детей, имеющих значения данного показателя ниже среднего уровня в начале и в конце каждого учебного года .

Уровень неспецифической резистентности организма оценивался по показателям острой заболеваемости, определяемым по количеству детей, ни разу не болевших в течение учебного года (индекс здоровья), и болевших 4 раза и более (ЧБД) .

Результаты и их обсуждение. Анализ результатов исследования (таблица) проводился дифференцированно по каждому учебному году и за весь 2-летний период наблюдения .

Установлено, что дисгармоничное физическое развитие отмечалось у 14,7% детей в начале и у 11,8% детей в конце 1-го года наблюдения (p0,05) .

Детей, у которых значения силы мышц ведущей руки были ниже средних возрастно-половых значений, в начале учебного года было 11,8%, в конце учебного года таких детей выявлено не было. В то же время в начале учебного года более чем у половины обследованных детей установлены значения ниже средних возрастно-половых для координации движений (55,9%), устойчивости к гипоксии (58,8%) и развития мелкой моторики (61,7%) .

Приведенные данные свидетельствуют о значительной распространенности низкого исходного уровня функциональных возможностей организма старших дошкольников .

–  –  –

Анализ динамики оцениваемых показателей в течение учебного года позволил установить, что наиболее выраженные положительные изменения отмечены при формировании у детей устойчивости к гипоксии. Количество детей, у которых значения времени задержки дыхания на вдохе были ниже средних возрастно-половых значений, сократилось в 4 раза и составило 14,7% в конце учебного года по сравнению с 58,8% детей в начале учебного года (p0,001). В 3,8 раза (с 55,9 до 14,7%) к концу учебного года уменьшилось количество детей с низкими значениями статической устойчивости, отражающей координацию движений (p0,001). Наименее выраженные благоприятные изменения в динамике учебного года были характерны для развития мелкой моторики. Уменьшение количества детей с низкими значениями данного показателя было недостоверным — с 61,7 до 42,5% (p0,05) .

Таким образом, в течение 1-го учебного года отмечена положительная динамика показателей функциональных возможностей организма, однако степень их выраженности различна. Наиболее значимые позитивные эффекты характерны для развития функций, обеспечивающих устойчивость организма к гипоксии, наименее — развития мелкой моторики, которое обеспечивается механизмами регуляции тонко координированных движений, требующих высокой степени их дифференциации. Полученные данные обосновывают необходимость совершенствования, в первую очередь, технологий развития мелкой моторики у детей старших групп .

Несмотря на положительную годовую динамику показателей физического развития и функциональных возможностей организма, показатели неспецифической резистентности организма свидетельствовали о тенденции ее снижении в течение учебного года. Количество часто болеющих детей в конце учебного года составило 20%, в начале учебного года — 11,4% (p0,05), количество ни разу не болевших детей — 51,4 до 14,3% соответственно (p0,001) .

Динамика оцениваемых показателей у тех же детей в следующем учебном году, когда дети посещали подготовительные группы детского сада, имеет некоторые особенности. В отличие от детей старших групп перед детьми этого возраста остро стоит вопрос подготовки к школе, что во многом определяет особенности их развития в динамике учебного года .

Анализ данных позволил установить, что количество детей с дефицитом массы тела имело тенденцию к снижению — с 5,9 до 2,9% (p0,05). К концу учебного года не выявлено детей с избытком массы тела, хотя в начале учебного года избыток массы тела отмечался у 5,9% детей .

Показатели функциональных возможностей организма дошкольников подготовительных групп также свидетельствуют о положительной динамике в течение учебного года. Отмечена тенденция снижения количества детей, у которых значения силы мышц ведущей руки было ниже среднего возрастно-полового уровня — с 14,7 до 2,9% (p0,05). Частота встречаемости значений показателя устойчивости к гипоксии ниже средних возрастно-половых значений уменьшилась в 9,5 раза (с 47,1 до 5,9%; p0,001), а детей, у которых значения показателя координации движений ниже средних возрастно-половых, к концу учебного года выявлено не было, хотя в начале учебного года таких детей было почти половина (47,1%). Менее чувствительным к позитивным изменениям оказался, как и у детей старших групп, показатель уровня развития мелкой моторики. Количество детей с ниже средним возрастно-половым значением данного показателя уменьшилось к концу 2-го учебного года несущественно по сравнению с другими показателями — с 40,0 до 23,3% (p0,05). Это достаточно высокий уровень распространенности отставания развития мелкой моторики у детей подготовительных групп, имеющий выраженную социальную значимость, учитывая особые требования подготовки к школе и потенциально связанные с этим трудности в обучении .

Подтверждением позитивной динамики функциональных возможностей организма служат данные о положительной тенденции изменений неспецифической резистентности организма. Количество ЧБД в конце учебного года составило 11,4% (в начале учебного года таких детей было 20,0%; p0,05), а количество ни разу не болевших детей, соответственно, 14,3 и 31,4% (p0,05). Выявленные изменения, однако, не были статистически достоверными .

Полученные данные обосновывают необходимость дальнейшего совершенствования и модернизации технологий здоровьесбережения дошкольников подготовительных групп. При этом необходимо учитывать установленные особенности развития детей в данный период наблюдения .

Выявленная направленность положительной динамики функциональных возможностей организма у детей как старших, так и подготовительных групп, свидетельствует об эффективности реализации технологии развития и здоровьесбережения детей в детском саду «Календарь здоровья» [7]. Данная технология позволяет интегрировать мероприятия по развитию и совершенствованию функции внешнего дыхания, координации движений и развитию мелкой моторики в различные режимные моменты в течение дня (до занятий, перед прогулкой, на прогулке, перед сном и после сна и т. д.) .

Анализ динамики показателей физического развития, функциональных возможностей организма и его неспецифической резистентности у детей старших и подготовительных групп позволил также установить, что использование комплекса показателей в качестве критериальных адекватно отражает характер этих изменений в течение учебного года. Выявлена разная степень чувствительности данных показателей к влиянию технологий развития и здоровьесбережения дошкольников .

Наименее чувствительным к позитивным воздействиям оказалось развитие мелкой моторики, отражающей формирование и совершенствование механизмов центральной регуляции тонко координированных движений .

Несмотря на то, что дети посещали компенсирующие ортопедические группы, имея функциональные отклонения или деформации опорно-двигательного аппарата, полученные данные свидетельствуют о положительной динамике показателей функциональных возможностей организма детей, как старших, так и подготовительных групп. Это дает основание надеяться на более выраженные позитивные изменения функциональных возможностей организма у детей общеразвивающих групп, исходный уровень состояния здоровья которых выше, чем у детей компенсирующих групп .

Оценка динамики функциональных возможностей организма дошкольников в течение учебного года позволяет обосновать приоритетные направления здоровьесбережения детей на основе интеграции развивающих, профилактических и оздоровительных технологий в режим дня в максимально возможные режимные моменты для обеспечения системного подхода в процессе их реализации, а также оценить эффективность проводимых мероприятий, внести коррективы по совершенствованию технологических и организационных моделей обеспечения морфо-функционального развития детей, сохранения и укрепления их здоровья в условиях детского сада .

При сравнительном анализе данных за весь 2-летний период наблюдения установлено, что в конце учебного года в подготовительных группах количество детей с дисгармоничным физическим развитием составило 2,9%, а детей с избытком массы тела выявлено не было. Количество детей, у которых значения силы мышц ведущей руки были ниже среднего возрастнополового уровня, снизилось в 4,1 раза — с 11,8 до 2,9% (p0,001). Частота встречаемости значений устойчивости к гипоксии ниже средних возрастно-половых уменьшилась в 9,9 раза (с 58,8 до 5,9%; p0,001), а детей с низким уровнем координации движений к концу 2-го учебного года вообще выявлено не было, хотя в начале учебного года в старших группах таких детей было 55,9% (p000,1). Менее чувствительным к развивающим и здоровьесберегающим воздействиям оказался показатель уровня развития мелкой моторики. Количество детей с ниже средним возрастно-половым значением данного показателя уменьшилось к концу 2-го учебного года в 2,6 раза — с 61,7 до 23,3% (p0,01). Эти данные свидетельствуют о том, что каждый пятый ребенок перед школой имеет низкий уровень развития мелкой моторики. Следует отметить, что развитие этой школьнозначимой функции очень важно для успешного обучения детей, особенно на этапе адаптации с начала систематического обучения в школе .

Полученные данные обосновывают необходимость дальнейшего совершенствования технологий развития мелкой моторики опосредованно через развитие координации крупных групп мышц на основе обязательного контроля обеспечения оптимального уровня двигательной активности детей в детском саду и дома. Повышение двигательной активности детей посредством игровой деятельности, обеспечивающей и многообразие движений, является обязательным эффективным условием развития координации крупной моторики и, как следствие, совершенствования механизмов регуляции мелкой моторикой .

Динамика показателей острой заболеваемости имеет некоторые особенности. Количество ЧБД за весь 2-летний период наблюдения не изменилось (11,4% в начале и в конце наблюдения), а индекс здоровья характеризовался тенденцией к его снижению с 51,4 до 31,4% (p0,05). Снижение индекса здоровья, возможно, объясняется существенным ростом образовательных нагрузок в связи с подготовкой детей к школе .

В то же время установленная направленность положительной динамики функциональных возможностей организма и его неспецифической резистентности у детей в течение 2-х лет наблюдения свидетельствует об эффективности развивающих и здоровьесберегающих мероприятий в детском саду .

Оригинальность данного исследования состоит в том, что динамические наблюдения охватывают два учебных года, что позволяет оценить показатели роста и развития детей после летних каникул. Интересны данные сравнительного анализа результатов, полученных в конце учебного года и в начале следующего учебного года. Установлено, что функциональные показатели (сила мышц ведущей руки, устойчивость к гипоксии и координация движений) после летних каникул существенно ухудшились. В течение следующего учебного года эти показатели вновь отражали улучшение функциональных возможностей организма. Данный факт свидетельствует о важности постоянства развивающих воздействий на организм ребенка во время пребывания в детском саду. Уровень развития мелкой моторики после летних каникул не изменился. В течение следующего учебного года отмечена положительная динамика .

Полученные данные позволяют говорить о неравномерно выраженном позитивном характере изменения силы мышц ведущей руки, устойчивости к гипоксии и координации движений и поступательном, но менее выраженном, позитивном характере изменения уровня развития мелкой моторики. Установление механизмов, объясняющих выявленные различия, возможно при дальнейших исследованиях .

Заключение. Установлено, что принятый в исследовании комплекс показателей адекватно отражает динамику физического развития, функциональных возможностей организма и его неспецифической резистентности в процессе динамического наблюдения за ростом, развитием и состоянием здоровья старших дошкольников .

Выраженные положительные изменения в течение учебного года характерны для показателей силы мышц ведущей руки, устойчивости к гипоксии и координации движений. Незначительные позитивные эффекты отмечены для уровня развития мелкой моторики, что требует особого внимания в связи с подготовкой детей к школе. Эти две группы показателей имеют разный характер позитивных изменений: неравномерный выраженный и поступательный, менее выраженный, соответственно .

Полученные в процессе динамического контроля данные могут служить объективной основой для обоснования приоритетных направлений организации здоровьесберегающей деятельности детского сада, совершенствования технологий морфофункционального развития детей, сохранения и укрепления их здоровья .

Перспективы использования технологий оценки и динамического контроля роста, развития и состояния здоровья детей связаны с установлением уровня санитарно-эпидемиологического благополучия дошкольных образовательных организаций, что является предметом дальнейших научных исследований .

Литература

1. Оценка состояния здоровья детей. Новые подходы к профилактической и оздоровительной работе в образовательных учреждениях: рук. для врачей / А.А. Баранов [и др.]. — 2-е изд., доп. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. — 432 с .

2. Тенденции заболеваемости и состояние здоровья детского населения Российской Федерации / А.А. Баранов [и др.] // Рос. педиатр. журн. — 2012. — № 6. — С. 4–9 .

3. Рапопорт, И.К. Состояние здоровья современных детей дошкольного возраста / И.К. Рапопорт, В.Р. Кучма // Здоровье дошкольника. — 2008. — № 3. — С. 2–8 .

4. Березина, Н.О. Характеристика функциональных возможностей современных дошкольников 5–7 лет / Н.О. Березина, М.А. Никитина, П.И. Храмцов // Рос. педиатр. журн. — 2011. — № 3. — С. 39–42 .

5. Функциональные резервы организма детей и подростков. Методы исследования и оценки : учеб. пособие / Н.Г. Чекалова [и др.]. — Н.Новгород: Изд-во НижГМА, 2010. — 164 с .

6. Организация медицинского контроля за развитием и здоровьем дошкольников и школьников на основе массовых скрининг-тестов и их оздоровление в условиях детского сада, школы: методическое пособие / Г.Н. Сердюковская [и др.]. — М.: Промедэк, 1993. — 163 с .

7. Храмцов, П.И. Здоровьеформирующие ресурсы современного детского сада / П.И. Храмцов, М.М. Цапенко // Вопр. школьной и университетской медицины и здоровья. — 2012. — № 1. — С. 13–19 .

–  –  –

Assessment and dynamic monitoring of growth, development and health are important tools substantiation of priority directions of health of the child population of the country. As criterial indicators are usually a number of children with disharmonious physical development (deficiency and excess body weight), the level of functionality of the body and fine motor skills are below the average age-sex values, sickly and never suffered during the period of observation of children. Presents the results of the assessment and dynamic monitoring of growth, development and health of the same 34 older preschoolers in the two years of observation. It is established that expressed a positive change in the course of the school year is typical for resistance to hypoxia and coordination .

Minor positive effects were reported for the level of development of fine motor skills that require special attention in connection with the preparation of children for school. The obtained data can be used to justify a technology for improving the conditions and mode of life of children in preschool educational institutions .

Keywords: senior preschoolers; functionality of the organism; evaluation criteria; dynamic control .

–  –  –

Реферат. В работе представлены результаты анализа пищевого поведения студенток и гигиеническая оценка фактического рациона питания. Было установлено, что режим питания девушек-студенток не является оптимальным: нарушена кратность приемов пищи и физиологическое распределение ее количества по приемам в течение дня. Оценка макронутриентного состава пищи выявила преимущественно жировую направленность рациона питания и дефицит большинства микронутриентов .

Ключевые слова: здоровье, фактическое питание, макронутриенты, микронутриенты, физиологическая норма, студенты .

Введение. Состояние здоровья студенческой молодежи является одной из актуальных медико-социальных проблем в связи с постоянной интенсификацией учебного процесса, требующего оптимального функционального состояния отдельных органов и физиологических систем, устойчивости механизмов адаптации к окружающей среде [4]. Одной из главных задач государственной политики в области сохранения здоровья населения России до 2020 г. является мониторинг состояния питания [3]. Согласно современным представлениям, именно питание определяет продолжительность и качество жизни человека, создает условия для оптимального физического и умственного развития, поддерживает высокую работоспособность, повышает возможности организма противостоять воздействию неблагоприятных факторов. По мнению специалистов, ошибки в структуре питания, круглогодичные дефициты эссенциальных макро- и микроэлементов стали одним из ведущих факторов риска сохранения здоровья, нарушения деятельности адаптационно-регулирующих систем организма, а также развития и хронизации неинфекционных заболеваний [6] .

Цель исследования — гигиеническая оценка питания и пищевого поведения студенток вуза .

Материалы и методы. Для выполнения поставленной цели была сформирована группа студенток (n = 265) в возрасте 18–23 лет. Изучение фактического питания осуществлялось методом анализа частоты потребления пищи [5]. Показатели химического состава продуктов рассчитывали с использованием таблиц «Химического состава российских пищевых продуктов» (Скурихин И.М., Тутельян В.А., 2002). Оценка пищевой ценности рационов осуществлялась в соответствии с методическими рекомендациями 2.3.1.2432-08 «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения РФ». Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием стандартных методов вариационной статистики, при этом вычислялись средние арифметические величины (М), среднеквадратичное отклонение (), средняя ошибка средней арифметической величины (m). Для обработки данных применяли статистические методы, реализованные в пакете прикладных программ Statistica for Windows .

Результаты и их обсуждение. Согласно полученным результатам, 77% опрошенных студенток имели оптимальную кратность питания, из них 3-разовое питание отмечено в 53% случаев, 4-разовое — в 18% и 5-разовое — в 6%. В группу риска попали 23% опрошенных девушек, имеющих двух- (21%) и одноразовое (2%) питание. Согласно данным литературы [7], при двухразовом питании инфаркт миокарда и острые панкреатиты встречаются значительно чаще, чем при трех- и четырехразовом питании, что объясняется именно обилием потребляемой пищи за один прием при двухразовом (и тем более при одноразовом) питании .

Оценка физиологического распределения количества пищи по ее приемам в течение дня показала, что 50% опрошенных студенток потребляют наибольшее количество пищи за ужином, что не соответствует гигиеническим рекомендациям (рисунок 1) .

–  –  –

Наиболее полезен для человека такой режим, при котором за завтраком и обедом он получает более двух третей общего количества калорий суточного рациона, а за ужином — менее одной трети [7] .

Оценка рационов питания студенток и анализ среднегрупповых значений позволили установить, что потребление жиров, холестерина, витамина А, витамина B1 и ниацина не соответствует нормам физиологической потребности (таблица 1) .

–  –  –

Оценка макронутриентного состава пищи выявила избыточное поступление с пищей жиров и холестерина (на 25,6 и 23% соответственно). Анализ микронутриентного состава показал недостаточное поступление с пищей витамина А на 35,6%, витамина B1 — на 13,3% и ниацина — на 21%. Отмечено избыточное поступление железа на 27,7% .

Индивидуальная оценка фактического питания позволила выделить группу девушек, рационы питания которых недостаточны или избыточны по поступлению отдельных нутриентов. Отмечено избыточное поступление белков у 40% опрошенных, жиров — у 59% и холестерина — у 54%. Недостаточное поступление углеводов и пищевых волокон наблюдалось у 37–40% опрошенных (рисунок 2) .

Рисунок 2. — Распределение девушек в зависимости от поступления основных нутриентов (количество обследованных, %) Говоря о белковом рационе, следует помнить, что избыток белков небезразличен для организма .

Чрезмерное их потребление может привести к перенапряжению работы пищеварительного аппарата, к образованию в желудочно-кишечном тракте продуктов гниения и неполного расщепления белков, вызывающих интоксикацию организма. Кроме того, большое количество пищевых белков значительно увеличивает нагрузку на почки, что может привести к их функциональному истощению [1] .

Превышение в потреблении жиров негативно сказывается на здоровье человека и может вызвать избыточную массу тела и ожирение, способствует развитию атеросклероза, гипертонической болезни, снижению функциональных иммунных механизмов, вызывает дистрофические изменения в скелетной и сердечной мускулатуре [2]. Избыточное поступление холестерина с пищей вызывает увеличение его содержания в организме. Известно, что высокий уровень холестерина в крови повышает риск атеросклероза и ишемической болезни сердца .

Дефицит пищевых волокон ведет к замедлению кишечной перистальтики, является одной из причин кишечной непроходимости, аппендицита, геморроя, рака нижних отделов кишечника, холецистита [1] .

Недостаточное поступление кальция отмечено в рационах питания у 52% девушек, магния — у 55%, в 63% случаев выявлено избыточное поступление железа .

При оценке витаминной обеспеченности рационов выявлено недостаточное поступление витамина A у 85% студенток, витамина B1 — у 75%, витамина B2 — у 48%, ниацина — у 77% и витамина C — у 43%. Результаты исследования статуса питания студенток ярославских вузов согласуются с данными, полученными при обследовании студентов БГМУ [3] .

Дефициты минеральных веществ и витаминов могут привести к нарушению обмена веществ и снижению уровня здоровья .

Заключение. Оценка режима питания выявила, что у обследуемых студенток нарушена кратность приема пищи. Суточное распределение энергетической ценности пищи в течение дня не соответствует гигиеническим нормативам. Питание имеет преимущественно жировую направленность. Отмечен явный дефицит в поступлении витамина A, витамина B1, ниацина. У большинства девушек рационы питания дефицитны по поступлению магния и кальция. Оценка адекватности рациона питания выявила, что потребление энергии с пищей только у 45% девушек соответствует физиологической норме .

Литература

1. Бароненко, В.А. Здоровье и физическая культура студента / В.А. Бароненко, Л.А. Рапопорт. — М.: Изд. дом «Альфа-М», 2003. — 417 с .

2. Давиденко, Д.Н. Здоровье и образ жизни студентов / Д.Н. Давиденко, Ю.Н. Щедрин, В.А. Щеголев; под ред. Д.Н. Давиденко. — СПб.: СПбГУИГМО, 2005. — 124 с .

3. Изучение пищевого поведения потребителей (на примере г. Челябинска) / М.Б.—Ребезов [и др.] // Вопр. питания. — 2011. — Т. 80, № 6. — С. 23–26 .

4. Исютина-Федоткова, Т.С. Статус питания студентов БГМУ / Т.С. Исютина-Федоткова // Здоровье и окружающая среда: сб. науч .

тр. / М-во здравоохр. Респ. беларусь, Респ. науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. В.П. Филонов. — Минск: БелСАинформ, Смэлток, 2009. — Вып. 14. — С. 111–117 .

5. Мартинчик, А.Н. Разработка метода исследования фактического питания по анализу частоты потребления пищевых продуктов:

создание вопросника и общая оценка достоверности метода / А.Н. Мартинчик, А.К. Батурин, В.С. Баев // Вопр. питания. — 1998. — № 3. — С. 8–13 .

6. Сергеев, В.Н. Оптимизация питания — фундаментальный фактор сохранения здоровья и долголетия / В.Н. Сергеев, Г.В. Сидоренко // Вестн. восстановительной медицины. — 2004. — № 1. — С. 37–40 .

7. Воробьев, В.И. Новая методика здорового питания / В.И. Воробьев. — М.: Эксмо, 2007. — 384 с .

Работа выполнена в рамках проекта № 544 базовой части государственного задания на НИР Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова .

–  –  –

The paper presents the results of the analysis of feeding behavior of students and hygienic assessment of the actual diet .

It was found that the diet of female students is not optimal: broken multiplicity of the meals, and the physiological distribution of food in her meals throughout the day. Assessment macronutrients food composition revealed predominately fat oriented diet. Diets girls deficient in the intake of most micronutrients .

Keywords: health, actual nutrition, macronutrients, micronutrients, physiological norm, students .

Поступила 19.06.2015

МЕТОДИчЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ НА TETRAHYMENA PYRIFORMIS БИОЛОгИчЕСКОй

ЦЕННОСТИ И БЕЗВРЕДНОСТИ МЯСА (гОВЯДИНА, СВИНИНА)

Бондарук А.М., Цыганков В.Г., Свинтилова Т.Н., Долгина Н.А., Осипова Т.С .

Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь Реферат. Разработан и апробирован метод биологической оценки на Tetrahymena pyriformis мяса (свинина, говядина), учитывающий содержание этого продукта в суточных рационах разной энергетической ценности .

В эксперименте на Tetrahymena pyriformis подтверждена высокая биологическая ценность мяса (свинина, говядина) .

Разработанный метод позволяет изучить безвредность и оценить изменение биологической ценности мяса в процессе кулинарной обработки. Под безвредностью мяса в данном исследовании понимали отсутствие в составе продукта контаминантов, которые могут оказывать повреждающее действие на культуру Tetrahymena pyriformis .

Ключевые слова: говядина, свинина, биологическая ценность, безвредность, методы оценки, Tetrahymena pyriformis .

Введение. За последние годы ассортимент пищевых продуктов существенно расширился, в связи с чем проблема контроля качества пищевой продукции переходит в разряд наиболее актуальных .

К числу основных причин снижения качества пищевых продуктов, в т. ч. мясных, относят превышение предельно допустимых концентраций пищевых добавок, контаминантов, а также несоблюдение санитарно-гигиенических требований, предъявляемых к условиям производства, хранения и реализации пищевой продукции. Анализ состояния проблемы на современном этапе подтверждает, что разработка на основе биотестирования методов оценки биологической ценности и безвредности пищевой продукции и использование этих методов в системе государственного санитарного надзора и контроля в области обеспечения качества и безопасности пищевой продукции своевременна и актуальна .

Одно из преимуществ Tetrahymena pyriformis как объекта биотестирования состоит в том, что она может быть использована для одновременного определения, как безвредности, так и биологической ценности пищевой продукции .

Цель исследования — разработка и апробация метода оценки на Tetrahymena pyriformis биологической ценности и безвредности мяса .

Материалы и методы. Объектом исследования являлось мясо: свиная и говяжья вырезки .

Осуществлен расчет содержания мяса в среде культивирования Tetrahymena pyriformis, исходя из потребления мясопродуктов с рационами разной энергетической ценности, фактической пищевой ценности исследуемого мясопродукта, а также с учетом коэффициента экстраполяции [2] (таблица 1) .

–  –  –

Образцы мяса исследовались в сыром и вареном виде. Безвредность мяса исследовалась в концентрациях, соответствующих суточному потреблению с рационами энергетической ценностью 2000, 4000 и 8000 ккал, а также в концентрациях, обеспечивающих содержание белка в среде культивирования 1, 2, 4 мг/мл, необходимых для расчета биологической ценности продукта на Tetrahymena pyriformis .

Исследуемый продукт являлся единственным источником пищевых веществ в среде культивирования Tetrahymena pyriformis в пробах без добавления углеводов. С целью уточнения роли глюкозы в энергетическом обмене Tetrahymena pyriformis мясные полуфабрикаты исследовались без добавления углеводов и с их добавлением (глюкозы) в среду культивирования. Глюкоза вносилась в среду культивирования в количестве, обеспечивающем баланс белков и углеводов 1:4 .

Стандартом сравнения при определении биологической ценности являлась питательная среда, содержащая полноценный белок и углеводы в соотношении 1:4, витамины и минеральные вещества (стандарт № 1), стандартная среда без углеводов, в которой источником витаминов являлся сухой дрожжевой экстракт (стандарт № 2) .

Подготовка проб к анализу осуществлялась с соблюдением правил асептики .

Безвредность пищевых продуктов исследуют на протяжении жизненного цикла популяции Tetrahymena pyriformis .

Осуществляют визуальный анализ состояния одноклеточных организмов, графический анализ кривой роста популяции и математический анализ основных показателей жизнедеятельности популяции (константа мгновенной скорости роста, время генерации, число поколений, численность популяции), культивируемой в среде, содержащей исследуемые образцы продуктов, определяют биотический потенциал (БП) популяции .

Биологическую ценность мяса оценивали по отношению к стандартной среде культивирования. Определяли показатели: коэффициент эффективности белка (КЭБ), стандартизованная относительная биологическая ценность (СОБЦ) по отношению к стандартному белку в %. Учитывались результаты определения скорости роста, биотического потенциала, численности популяции Tetrahymena pyriformis на всех этапах жизненного цикла. При расчете показателей биологической ценности мяса принималось во внимание отсутствие каких-либо вредных воздействий продукта на Tetrahymena pyriformis .

Полученные экспериментальные данные обрабатывали статистически с определением средней арифметической каждого вариационного ряда, среднеквадратичного отклонения, стандартной ошибки, коэффициента вариации и критерия Стьюдента–Фишера. При уровне значимости менее 0,05 различия средних арифметических показателей безвредности и биологической ценности считаются статистически достоверными [3] .

Результаты и их обсуждение .

Результаты биологической оценки вырезки свиной Биотестирование сырой вырезки свиной. Визуальный анализ состояния популяции Tetrahymena pyriformis, произраставшей в среде культивирования, содержащей вырезку свиную сырую без углеводов и с ними, не выявил каких-либо морфологических и функциональных нарушений у отдельных особей. Гибели организмов на протяжении жизненного цикла популяции не наблюдалось .

Культивирование Tetrahymena pyriformis в углеводной и безуглеводной среде, содержащей вырезку свиную в концентрациях 5 и 10 мг/мл, обеспечивающих содержание белка 1 и 2 мг/мл, не выявило значимых различий в показателях жизнедеятельности популяции. При содержании вырезки 20 мг/мл, обеспечивающем содержание белка 4 мг/мл, в среде с глюкозой на этапах 72–96 ч отмечалось выраженное стимулирование жизненных процессов Tetrahymena pyriformis по отношению к среде без углеводов (рисунок 1) .

Рисунок 1. — Динамика роста популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования на основе вырезки свиной сырой, с глюкозой и без глюкозы Биотестирование вырезки свиной вареной .

Анализ состояния популяции Tetrahymena pyriformis, произраставшей в среде культивирования, содержащей вырезку свиную вареную с глюкозой и без нее, не выявил каких-либо морфологических и функциональных нарушений у отдельных особей. Инфузории равномерно заполняли всю каплю, имели нормальный характер движения. Однако в среде культивирования с глюкозой инфузории были более светлыми и крупными, чем в среде культивирования на основе вырезки свиной без глюкозы. Гибели организмов не отмечено на протяжении жизненного цикла популяции .

Анализ показателей жизнедеятельности популяции Tetrahymena pyriformis, культивировавшейся в среде на основе вырезки свиной вареной, показал, что через 48–72–96 ч инкубации наблюдалось выраженное ингибирование жизненного потенциала популяции в углеводной среде. Численность популяции в среде с глюкозой на основе вареной вырезки концентраций 5, 10, 20 мг/мл через 72 ч уменьшилась по отношению к вырезке сырой на 35, 54, 39% соответственно, через 96 ч — на 20, 49, 15% соответственно (р0,05, рисунок 2) .

Рисунок 2. — Динамика роста популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования с глюкозой и без глюкозы на основе вырезки свиной вареной Сопоставление показателей жизнедеятельности Tetrahymena pyriformis, культивировавшейся в углеводной среде на основе сырой и вареной вырезки свиной, выявило их ингибирование на всех этапах жизненного цикла популяции в среде, содержащей вырезку свиную вареную .

Биотический потенциал популяции в безуглеводной среде на основе вареной вырезки в концентрации 20 мг/мл на этапах жизненного цикла 48–72–96 ч превышал этот показатель для популяции, культивировавшейся в среде той же концентрации на основе сырой свиной вырезки. Биотический потенциал популяции Tetrahymena pyriformis в среде с углеводами, содержащей вырезку свиную вареную во всех концентрациях, на всех этапах жизненного цикла был ниже биотического потенциала популяции, культивировавшейся в среде на основе сырой свиной вырезки (таблица 2) .

–  –  –

Рост и развитие популяции Tetrahymena pyriformis, культивируемой в среде на основе сырой вырезки с углеводами и без таковых не имела резких различий. КЭБ вареной вырезки в среде без углеводов на 36% превышал КЭБ вареной вырезки в среде с глюкозой (р0,05). СОБЦ вырезки свиной сырой в среде с глюкозой по отношению к стандарту № 1 снизилась на 19%, а СОБЦ вырезки вареной — на 39%. СОБЦ вырезки свиной вареной в среде без углеводов повысилась относительно стандарта № 2 (без углеводов) на 33%, в то время как биологическая ценность сырой вырезки без углеводов не отличалась от данного стандарта (таблица 3) .

–  –  –

Результаты биологической оценки вырезки говяжьей Визуальный анализ состояния популяции Tetrahymena pyriformis, произраставшей в среде культивирования без углеводов и с ними, содержащей вырезку говяжью, показал, что в среде без углеводов инфузории были мельче, чем в среде с добавлением глюкозы, каких-либо морфологических и функциональных нарушений у отдельных особей не наблюдалось .

В среде культивирования на основе вареной вырезки говяжьей, содержащей глюкозу, в стационарной фазе роста (96 ч) отмечалась гибель инфузорий на уровне 4–7% .

В среде с глюкозой, содержащей сырую говяжью вырезку во всех исследованных концентрациях, численность популяции через 48–72–96 ч инкубации снизилась по отношению к ее численности в среде без углеводов. На этапах интерфазной активности 48 и 96 ч разница составляла 8 и 2% соответственно (рисунок 3) .

Анализ показателей жизнедеятельности популяции Tetrahymena pyriformis, культивировавшейся в среде с глюкозой и без таковой на основе вырезки говяжьей вареной, выявил усиление ингибирующих эффектов в среде с глюкозой по отношению к среде без нее (рисунок 4) .

Сопоставление показателей жизнедеятельности Tetrahymena pyriformis, культивировавшейся в безуглеводной среде на основе вырезки говяжьей, сырой и вареной, выявило ростостимулирующее действие вареной вырезки во всех исследованных концентрациях на всех этапах жизненного цикла популяции .

Наиболее высоким уровнем характеризовался биотический потенциал популяции, произраставшей в среде без углеводов на основе вырезки говяжьей сырой в концентрации 20 мг/мл (таблица 4) .

Фазовые колебания биотического потенциала популяции в среде с углеводами на основе вырезки говяжьей вареной по отношению к биотическому потенциалу популяции в углеводной среде на основе сырой вырезки завершились срывом адаптационных возможностей популяции в среде на основе вареной вырезки концентраций 5 и 10 мг/мл и гибелью отдельных особей. В углеводной среде, содержащей вареную говяжью вырезку в концентрации 20 мг/мл, биотический потенциал был на 20% выше, чем в среде на основе сырой вырезки той же концентрации (таблица 4) .

–  –  –

Вырезка говяжья вареная по результатам оценки на Tetrahymena pyriformis характеризовалась более высокой усвояемостью по отношению к сырой, как в среде без углеводов, так и в среде с углеводами. КЭБ вырезки говяжьей сырой в среде без углеводов превышал этот показатель в среде с углеводами на 34%. КЭБ вырезки говяжьей вареной в среде без углеводов превышал КЭБ вареной вырезки в среде с глюкозой также на 34% (р0,05) (таблица 5) .

–  –  –

Заключение. Разработан и апробирован экспресс-метод биологической оценки на Tetrahymena pyriformis мяса, учитывающий содержание этого продукта в суточных рационах разной энергетической ценности .

Определен стандарт сравнения для расчета биологической ценности мяса. Стандартом сравнения при определении биологической ценности является питательная среда, содержащая полноценный белок, хлорид натрия, а также дрожжевой экстракт (источник натуральных витаминов) .

Установлено, что нет необходимости вносить углеводы в среду культивирования Tetrahymena pyriformis, мясо является единственным источником пищевых веществ для тест-объекта .

Разработанный метод позволяет изучить безвредность и биологическую ценность мяса и оценить изменение этих показателей в процессе кулинарной обработки и технологической переработки .

Литература

1. Богдан, А.С. Методические подходы к оценке на Tetrahymena pyriformis биологической ценности и безвредности пищевой продукции / А.С.Богдан, А.М. Бондарук, В.Г. Цыганков // Здоровье и окружающая среда: сб. науч. тр. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ .

науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. Г.Е. Косяченко. — Минск: РНМБ, 2013. — Вып. 22. — С. 247–251 .

2. Богдан, А.С. Экстраполяция результатов оценки биологически активных веществ на Tetrahymena pyriformis на теплокровных животных и человека / А.С. Богдан // Актуальные проблемы научного обеспечения санитарно-эпидемического благополучия населения и пути их реализации. — Минск, 2000. — С. 106–107 .

3. Прозоровский, В. Б. Статистическая обработка результатов фармакологических исследований / В. Б. Прозоровский // Психофармакология. Биол. наркология. — 2007. — Т. 7, № 3–4. — С. 2000–2120 .

METHODOLOGICAL FEATURES OF RESEARCH OF BIOLOGICAL VALUE AND HARMLESSNESS OF MEAT

(BEEF, PORK) ON TETRAHYMENA PYRIFORMIS

Bondaruk A.M., Tsygankov V.G., Svintilova T.N., Dolgina N.A., Osipova T.S .

Republican Unitary Enterprise “Scientific Practical Center of Hygiene”, Minsk, Republic of Belarus The method of a biological assessment of meet (beef, pork) of its processing on Tetrahymena pyriformis, considering the balance of this product in daily diets of different power value has been developed and approved .

In the experiment on Tetrahymena pyriformis confirmed the high biological value of meat (pork, beef), which allows to use this method for evaluating biological value of food and raw materials and foodstuffs .

The method allows to study harmlessness and to estimate change of biological value of the meat during cooking. Under the harmlessness of meat in this study understands the absence of contaminants in the product, which may have a damaging effect on the culture of Tetrahymena pyriformis .

Keywords: beef, pork, biological value, harmlessness, Tetrahymena pyriformis .

–  –  –

Реферат. В настоящее время на рынке спортивного питания присутствует широкий выбор жиросжигателей с самым разнообразным составом и механизмами действия. Одним из функциональных компонентов, играющих важную роль в энергетическом обмене и оказывающим специфическое действие на организм человека, является L-карнитин .

Ключевые слова: L-карнитин, длинноцепочечные жирные кислоты, митохондрии, карнитин-пальмитоилтрансфераза,

-окисление .

Введение. Организм человека вырабатывает L-карнитин, а также получает его вместе с пищей, однако при определенных условиях этого количества недостаточно и требуется дополнительный прием карнитина в виде специальных продуктов, которые в последние годы во все большем ассортименте появляются на рынке и набирают заслуженную популярность .

Цель исследования — подтверждение эффективности использования L-карнитина в качестве функционального компонента специализированных продуктов для питания спортсменов, оказывающих влияние на уровень физической работоспособности и активность дыхательной цепи человека .

Материалы и методы. L-карнитин — азотсодержащее соединение (производное - амино--оксимасляной кислоты) — относится к витаминоподобным веществам, стимулирующим метаболические процессы. Кристаллический карнитин — гигроскопичное соединение, хорошо растворим в воде, достаточно устойчив — температура плавления (с разложением) около 196°С [1] .

Существует две стереоизомерных формы: L-карнитин и D-карнитин. Биологической активностью обладает только L-форма. Образование карнитина осуществляется в основном клетками печени и почек путем трансформации лизина; донором метильных групп служит метионин при участии витамина С, железа. В организме человека присутствует в тканях поперечно-полосатых мышц и печени [2] .

Как зарубежные, так и отечественные производители широко используют L-карнитин в качестве функционального компонента при производстве специализированных пищевых продуктов для питания спортсменов [3] .

В настоящее время из российских производителей можно выделить компанию ООО «АРТ Современные научные технологии», где выпускается более 200 наименований продукции, в т. ч. карнитинсодержащие продукты. Процесс изготовления специализированных продуктов для питания спортсменов находится на высоком уровне, что подтверждается государственной регистрацией выпускаемой продукции на соответствие с действующим законодательным актам и нормативным требованиям к качеству и безопасности действующих технических регламентов (ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции»;

ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки»; ТР ТС 027/2012 «О безопасности отдельных видов специализированной пищевой продукции, в том числе диетического лечебного и диетического профилактического питания») .

На сегодня при производстве таких продуктов разрешены следующие формы карнитина: L-карнитин; L-карнитин гидрохлорид; ацетил-L-карнитин; L-карнитин тартрат; L-карнитин хлоргидрат [4] .

Адекватный уровень суточного потребления L-карнитина составляет 300 мг; верхний допустимый уровень — 900 мг [5] .

При гигиенической оценке карнитинсодержащих продуктов, кроме исследований анализа химического состава, содержания токсичных элементов и микробиологических показателей в продукте, была изучена их эффективность в качестве специализированного продукта для питания спортсменов .

Так, на базе Сборной команды Московской области по бодибилдингу и фитнесу при методической поддержке специалистов Федерации бодибилдинга и фитнеса г. Москвы были проведены исследования по оценке эффективности использования карнитинсодержащих концентрированного напитка и батончика серии «Айронмэн» производства ООО «Арт Современные научные технологии» .

Рецептура продуктов была составлена на основе общих принципов построения ингредиентного состава данных типов продуктов, обогащенных комплексом витаминов. Содержание основного функционального компонента L-карнитина составляло в 1 батончике 300 мг, в напитке — 700 мг .

Для испытания продуктов были привлечены спортсмены состава Сборной команды в период подготовительных тренировок, а также ряд кандидатов в Сборную, кроме того были созданы контрольные группы спортсменов, находящихся в предсоревновательной тренировочной стадии .

Режим тренировок и питания не адаптировался к условиям эксперимента — все участники контрольных групп действовали в соответствии со своими обычными планами тренировок и питания .

Кроме продуктов с L-карнитином спортсмены употребляли специализированные продукты: белково-углеводные комплексы, смеси и аминокислотные комплексы. Эти продукты употребляются спортсменами на протяжении всего периода тренировок и являются неотъемлемой составляющей тренировочного процесса [6] .

Результаты и их обсуждение. Исследования проводили с помощью анализатора состава тела АВС-01 «Медасс» .

В качестве показателей эффективности использовались показатели содержания мышечной и жировой массы, коэффициент экономичности кровообращения: КЭК = (АДмакс. – АДмин.) ЧСС, адаптационный потенциал, индекс эффективности дыхательной системы .

Результаты испытаний по воздействию карнитинсодержащих продуктов контролировались по объективным показателям, результаты объективного контроля приведены в таблицах 1–3 .

В результате курса приема карнитинсодержащих продуктов у спортсменов основной группы содержание жировой ткани в организме уменьшилось на 20%, в контрольной группе — на 15% по сравнению с исходными величинами; содержание мышечной ткани в организме спортсменов основной группы увеличилось на 2,5%, в группе сравнения — на 1,6%. Интегральный показатель — коэффициент экономичности кровообращения — к концу периода наблюдений в основной группе превышал норму на 742, в группе контроля — на 1099 (в норме КЭК = 2600); при этом уменьшение разницы коэффициента между фактическим значением и нормой свидетельствует об улучшении функционального состояния организма .

В контрольной группе ряд испытуемых достиг лучшего соревновательного уровня по сравнению с группой, не употреблявших карнитинсодержащих продуктов .

Таким образом, после введения в рацион питания карнитинсодержащих продуктов спортсмены субъективно отмечали увеличение выносливости и работоспособности во время тренировок, была отмечена интенсификация процесса снижения массы тела, тренировочного и послетренировочного утомления; при этом процесс восстановления после тренировок протекал значительно быстрее. Побочных эффектов при применении карнитинсодержащих продуктов не обнаружено .

–  –  –

В результате курса приема карнитинсодержащих продуктов у спортсменов основной группы содержание жировой ткани в организме уменьшилось на 20%, в группе сравнения — на 15% по сравнению с исходными величинами; содержание мышечной ткани в организме спортсменов основной группы увеличилось на 2,5%, в группе сравнения — на 1,6%. Интегральный показатель — коэффициент экономичности кровообращения — к концу периода наблюдений в основной группе превышал норму на 742, в группе сравнения — на 1099 (в норме КЭК = 2600); при этом уменьшение разницы коэффициента между фактическим значением и нормой свидетельствует об улучшении функционального состояния организма .

В группе сравнения ряд испытуемых достиг лучшего соревновательного уровня по сравнению с группой, не употреблявших карнитинсодержащих продуктов .

Таким образом, после введения в рацион питания карнитинсодержащих продуктов спортсмены субъективно отмечали увеличение выносливости и работоспособности во время тренировок, была отмечена интенсификация процесса снижения массы тела, тренировочного и послетренировочного утомления; при этом процесс восстановления после тренировок протекал значительно быстрее. Побочных эффектов при применении карнитинсодержащих продуктов не обнаружено .

Заключение. Испытания показали, что продукты могут быть использованы в дополнение к основному рациону в качестве источника L-карнитина в соответствии с программой, разработанной для данных видов спорта под наблюдением врача или специалиста по спортивной медицине, позволяющей справляться с повышенными физическими нагрузками при тренировках .

Реализация специализированных пищевых продуктов для питания спортсменов с L-карнитином должна осуществляться только через специализированные магазины и аптечную сеть .

Таким образом, будучи одним из ключевых участников энергетического обмена, L- карнитин оказывает положительное влияние на физическую работоспособность, что делает целесообразным его применение в качестве компонента специализированных спортивных диет .

Литература

1. Копелевич, В.М. Витаминоподобные соединения L-карнитин и ацетил-L-карнитин: от биохимических исследований к медицинскому применению // Украин. биохим. журн. — 2005. — Т. 77. — № 4 .

2. Губергриц, Н.Б. L-карнитин: от биохимических свойств к клиническому применению / Н.Б. Губергриц, О.А. Голубова, Г.М. Лукашевич // Гастроэнтерология. — 2012. — № 2. — С. 64 .

3. Яковлева, Л.В. L карнитин: свойства, препараты, медицинское применение / Л.В. Яковлева, Е.М. Безчаснюк, А.В. Улесов [и др.] / Украин. журн. клин.й и лаборатор. медицины. — 2011. — Т. 6, № 2. — С. 17–24 .

4. Технический регламент Таможенного союза 021/2011 «О безопасности пищевой продукции»: утв. решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 880. — Введ. с 01.07.2013 .

5. Методические рекомендации MP 2.3.1.2432-08 «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации»: утв. Гл. гос. сан. врачом Рос. Федерации 18.12.2008. — Введ. с момента утверждения .

6. Ветрова, О.В. Использование L-карнитина в специализированных пищевых продуктах для питания спортсменов / О.В. Ветрова, А.В. Истомин // Вопр. питания. — 2015. — Т. 84, № 3. — С. 18–19 .

–  –  –

Currently, the market of sports nutrition is a wide range of fat burners with a variety of formulations and mechanisms of action. One of the functional components that play an important role in energy metabolism and have a specific effect on the human body is L-carnitine .

Keywords: L-carnitine, long chain fatty acids, mitochondria, carnitine palmitoyltransferase, -oxidation .

–  –  –

Реферат. Оценка характера питания населения, его основных компонентов позволяет определить основные нарушения (в сторону увеличения или уменьшения) в потреблении тех или иных продуктов, установить связь этих нарушений с распространенностью некоторых факторов риска развития хронических неинфекционных заболеваний, а также с заболеваемостью населения по отдельным нозологиям. Этот анализ позволит также определить основные направления информационно-образовательной деятельности специалистов по коррекции выявленных нарушений .

Ключевые слова: социологическое исследование, питание, холестерин, общий холестерин (ОХ), липопротеиды низкой плотности (ЛПНП), свертываемость крови, заболеваемость .

Введение. По данным экспертов ВОЗ, количество и качество употребляемых продуктов питания являются основными факторами, определяющими здоровье человека. Правильное или здоровое питание приводит к улучшению физического здоровья и к укреплению духовных сил человека, замедляет процесс старения, поддерживает нормальную массу тела. С неправильным питанием связывают рост на 50,0% болезней сердца и сосудов; 30,0–40,0% — рака у мужчин (рака легких, ободочной и прямой кишки, почек, предстательной железы, мочевого пузыря), 60,0% — рака у женщин (молочной железы, матки, почек, кишечника), болезни органов пищеварения и др. Кроме того, результатом неправильного питания является ожирение и высокий риск развития на этом фоне сахарного диабета 2 типа .

Питание, которое вызывает заболевания, характеризуется чрезмерным потреблением насыщенного жира и холестерина, в 2–3 раза большим потреблением сахара, соли, алкоголя при недостаточном использовании в питании растительных масел, морепродуктов и растительной пищи, богатой витаминами, минералами и клетчаткой .

Цель исследования — изучение характера питания населения Брестской области, частоты употребления основных компонентов питания .

Материалы и методы. Социологический опрос в апреле 2015 г. силами специалистов зональных и районных центров гигиены и эпидемиологии методом анкетирования учащихся 15–18 лет (4800 человек) и служащих организаций и предприятий (1600 человек). Анкета заполнялась в присутствии анкетера или ответственного лица .

Для оценки характера питания в анкету были включены вопросы о частоте потребления (ежедневно, несколько раз в неделю, несколько раз в месяц, совсем не употребляю) следующих групп продуктов: сливочного масла, маргарина, топленого или свиного жира; колбасных (копченых и вареных) и кондитерских изделий; алкогольных напитков, включая пиво; овощей и фруктов; растительных масел .

Результаты и их обсуждение. Оценка содержания в рационе питания насыщенного жира строилась на частоте потребления сливочного масла, маргарина, топленого или свиного жира. Согласно полученным данным, употребляют животные жиры часто 74,5% молодежи (ежедневно — 34,0% и несколько раз в неделю — 40,5%) и 75,3% взрослого населения области (ежедневно — 36,4% и несколько раз в неделю — 38,9%). Таким образом, примерно 75,0% населения Брестской области часто (каждый день или несколько раз в неделю) использует дополнительное количество насыщенных жиров, что превышает потребность в них организма .

Согласно рекомендациям ВОЗ, норма потребления жиров должна составлять 0,7–1,0 г на 1 кг нормальной массы тела, до 1,5 г — при тяжелой физической нагрузке. Из них животных и растительных — примерно поровну. Это небольшое количество животного жира должно быть удовлетворено за счет жиров в составе продуктов питания (молочных и мясных). Дополнительное их использование приводит к избыточному потреблению насыщенных жиров, к повышению уровня потенциально вредного холестерина (ЛПНП) и общего холестерина (ОХ), триглицеридов (ТГ) в сыворотке крови, к высокому риску развития атеросклероза. Насыщенные жиры также способствуют образованию тромбов и развитию раковых опухолей, в т. ч .

рака кишечника, молочной железы [1-2] .

Почти две трети населения области (75,7% лиц в возрасте 15–18 лет и 73,4% взрослого населения) часто употребляют колбасные (копченые и вареные) изделия, что повышает в 2–3 раза количество соли и жиров в рационе питания, приводя к ухудшению здоровья [4] .

Исследования показали, что среди групп населения, потреблявших не более 3 г соли в сутки, не наблюдается повышения артериального давления (АД). Увеличение ее потребления до 30 г приводило к распространенности гипертонической болезни среди населения до 40%. Японские ученые доказали, что только снижение среднесуточного потребления соли на 2 г приводило к уменьшению числа геморрагических инсультов более чем в 2 раза. Кроме того, частое потребление копченых изделий крайне неблагоприятно сказывается на состоянии кишечника, печени и почек .

Количество легкоусвояемых углеводов в рационе питания населения также превышает норму: помимо сахара в чай и кофе 72,2% учащихся 15–18 лет и 63,4% взрослых каждый день или несколько раз в неделю употребляют различные кондитерские изделия, что приводит к повышению массы тела, высокому риску развития сахарного диабета, повышению уровня ЛПНП и ТГ, нарушению состава микрофлоры кишечника, диспепсиям и другим проблемам [4-5] .

Настораживает тот факт, что 4,7% взрослого населения и 1,8% молодежи (в т. ч. 0,9% девушек) употребляют алкогольные напитки, в т. ч. пиво, каждый день. Еще 10,0% взрослых и 4,4% молодежи (в т. ч. 3,0% девушек) употребляют их несколько раз в неделю. Это может привести к формированию алкогольной зависимости, к нарушению репродуктивной функции молодежи .

Неблагоприятным фактором в отношении прогноза состояния здоровья является недостаточное потребление населением в целом фруктов и овощей: только 46,8% лиц в возрасте 15–18 лет и 41,0% взрослого населения употребляют растительные продукты каждый день, что обедняет их рацион питания витаминами, минералами, клетчаткой и другими важными биологически-активными компонентами, неблагоприятно сказывается на работе органов пищеварения, повышает риск развития хронических неинфекционных заболеваний [4, 5] .

Отмечается также недостаточное потребление растительных масел: ежедневно их используют только 34,0% молодежи и 50,6% взрослых, что также неблагоприятно сказывается на здоровье. Они получают недостаточное количество полиненасыщенных жирных кислот линолевой (Омега-6) и альфа-линоленовой (Омега-3), из которых в организме человека образуется ряд биологически активных веществ (по сути «локальных» гормонов), которые влияют на работу практически всех органов и систем: регулируют холестериновый обмен; повышают эластичность стенок сосудов; предотвращают ожирение печени; повышают активность иммунной системы; регулируют свертываемость крови и др. [4, 5] .

Заключение.

Таким образом, питание населения Брестской области носит в основном неблагоприятный характер, включающий чрезмерное потребление животных жиров, соли, легкоусвояемых углеводов, алкоголя и недостаточное использование в питании растительных масел, фруктов и овощей, что способствует широкой распространенности наиболее важных факторов риска развития хронических неинфекционных заболеваний, ухудшает состояние здоровья населения:

- по данным Государственного учреждения «Брестский областной центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья», изучение показателей холестеринового обмена методом сухой биохимии с помощью экспресс-анализатора «ReflotronPlus» и диагностика здоровья с помощью «Паспорта здоровья» показали, что повышенная масса тела и ожирение присутствуют в 59,1% случаев, уровень АД выше 140/90 — в 40,6%; повышенный уровень ОХ — в 43,5%, уровень ТГ — в 26,2% и ЛПНП — в 68,6%; коэффициент атерогенности (КА) повышен у 91,2% при снижении уровня ЛПВП у 95,0% от числа обследованных;

- за 2014 г. наблюдается рост на 1 тыс. населения общей заболеваемости с болезнями системы кровообращения — на 6,4% (с 27,384 в 2013 г. до 29,142 в 2014 г.), с новообразованиями — на 1,2% (с 8,096 до 8,193), из них со злокачественными — на 1,6% (с 3,721 до 3,779), с болезнями эндокринной системы и нарушения обмена веществ — на 3,0% (с 6,135 до 6,322), в т. ч .

сахарным диабетом — на 4,3% (с 3,314 до 3,458), с болезнями органов пищеварения — на 5,9% (с 5,499 до 5,824) .

Данная ситуация требует более пристального внимания и энергичной врачебной тактики, направленной на широкое информирование населения о правилах здорового питания, коррекцию факторов риска развития неинфекционных заболеваний через средства массовой информации, работу «Школ здоровья», информационную деятельность по месту работы в учреждениях образования, организациях и на предприятиях .

Эффективной формой работы в этом направлении является формирование мобильных групп специалистов (врачвалеолог-терапевт, 2 фельдшера, психолог) с соответствующим оборудованием для обследования населения и консультирования по коррекции выявленных нарушений с выездом в учреждения и на предприятия, для работы во время массовых мероприятий (акций, ярмарок и др.). Обследование включает в себя экспресс-диагностику показателей холестеринового обмена, измерение артериального давления, определение индекса массы тела, уровня двигательной активности и стресса, наличие курения и уровня потребления алкоголя, отягощенной наследственности и хронических заболеваний. Такая форма работы с населением (обследование сразу группы лиц, консультирование непосредственно сразу после исследования) повышает заинтересованность этих лиц в своем здоровье и в дальнейшем сотрудничестве с учреждениями здравоохранения, повышает уровень их информированности в вопросах сохранения и укрепления здоровья .

Литература

1. Аронов, Д.М. Лечение и профилактика атеросклероза / Д.М. Аронов. — М.: Триада-Х, 2000 .

2. Климов, А.Н. Обмен липидов и липопротеидов и его нарушения / А.Н. Климов, Н.Г. Никульчева. — 3-е изд., доп. — СПб.: Питер, 1999 .

3. Сорока, Н.Ф. Питание и здоровье / Н.Ф. Сорока. — Минск, 1994 .

4. Серёгин, В.В. Продукты питания / В.В. Серегин. — Минск, 2002 .

5. Дробат, Е.М. Простые истины о питании и здоровье / Е.М. Дробат. — Минск: Книжный Дом, 2004 .

–  –  –

Evaluation of the nutrition of the population, its major components to determine the main disorders (decrease or increase) in the consumption of certain products, to establish a connection with these disorders prevalence of some risk factors for chronic noncommunicable diseases, as well as the morbidity of the population of individual nosology. This analysis will also identify the main directions of informational and educational experts to correct the violations .

Keywords: case study, nutrition, cholesterol (TC and LDL), blood clotting, disease .

–  –  –

Реферат. В статье представлены результаты исследований по изучению и оценке функциональных и адаптационных возможностей молодых мужчин с различной структурой тела. Предложены наиболее информативные показатели (индекс массы тела, жировой компонент тела, комплексный показатель физической подготовленности, индекс функциональных изменений системы кровообращения) для оценки состояния здоровья по статусу питания при скрининговых исследованиях, а также коррективы существующей классификации статуса питания .

Ключевые слова: статус питания, индекс массы тела, жировой компонент тела .

Введение. В современных условиях состояние статуса питания человека рассматривается как один из прямых показателей, характеризующий уровень здоровья. Это связано с тем, что оценка вида статуса питания осуществляется по показателям структуры тела, функциональным возможностям и адаптационным резервам организма. Его формирование зависит от фактического питания, генетически детерминированных особенностей метаболизма питательных веществ, а также от различных факторов и условий жизнедеятельности. Следовательно, статус питания представляет собой состояние организма, его уровень здоровья, которое обусловлено и формируется всей совокупностью внутренних и внешних факторов [4] .

С 1948 г. по настоящее время многие авторы вносили свой вклад в классификацию статуса питания [4, 5, 7], предлагались различные его виды и критерии оценки. Значительный вклад в изучение, разработку и классификацию статуса питания внес Н.Ф. Кошелев, который предложил и обосновал основные используемые в настоящее время виды статуса питания:

оптимальный, обычный, избыточный и недостаточный [4]. Вместе с тем до настоящего времени не разработаны критерии определения различий между оптимальным и обычным статусом питания .

Цель исследования — изучение и оценка наиболее информативных критериев определения видов статуса питания и внесение научно обоснованных изменений в существующую классификацию .

Материалы и методы. Объектом исследования являлись 2106 военнослужащих срочной службы и курсантов УО «Военная академия Республики Беларусь». У всех обследуемых измеряли антропометрические показатели: длину и массу тела (МТ), на основании которых рассчитывали индекс массы тела (ИМТ).

Величину жирового компонента тела (ЖКТ) определяли калиперометрическим методом [6] в четырех точках, расположенных на правой половине тела: на уровне средней трети плеча над бицепсом и трицепсом, под углом лопатки и в паховой области на расстоянии 2–3 см выше пупартовой связки с последующим расчетом данного показателя по формуле:

ЖКТ = 495 : 1,162 – 0,063 lg( КЖС) – 450, где ЖКТ — величина жирового компонента тела, %;

1,162 и 0,0630 — эмпирические коэффициенты для расчета удельного веса тела у молодых людей 17–19 лет, для обследуемых в возрасте 20 лет и старше использовались коэффициенты 1,1631 и 0,0632;

КЖС — сумма толщины КЖС, измеренных в 4 точках, мм .

Физическая подготовленность и работоспособность военнослужащих оценивалась по таким показателям, как подтягивание на перекладине, бег на дистанции 100 и 1000 м с последующим расчетом комплексного показателя физической подготовленности (КПФП) [5], по максимальной аэробной способности организма методом степ-теста с последующим расчетом РWC170 и максимального потребления кислорода (МПК), которые относятся к наиболее достоверным показателям, адекватно характеризующим функциональные возможности человека [4] .

Состояние адаптационных возможностей организма оценивалось по индексу функциональных изменений системы кровообращения (ИФИ), т. к. система кровообращения играет ведущую роль в обеспечении адаптационной деятельности организма и является индикатором его общих приспособительных реакций.

Оценка полученных результатов ИФИ проводилась по следующим критериям [3]:

- менее 2,25 усл. ед — организм обладает удовлетворительной адаптацией;

- 2,25–2,66 усл. ед –—напряжение механизмов адаптации;

- 2,67–3,00 усл. ед — неудовлетворительная адаптация;

- 3,01 и более усл. ед –—срыв адаптации .

Показатели гемодинамики определялись общепринятыми методами .

Контрольную группу представляли военнослужащие с ЖКТ 12–18% .

Результаты и их обсуждение. В настоящее время известно, что соматометрические показатели характеризуют в основном степень соблюдения закона энергетической адекватности питания, при этом недостаточное развитие или атрофия мышечной массы является важнейшим симптомом при всех формах белково-энергетической недостаточности .

Анализ литературных данных показывает, что в качестве основных соматометрических показателей, которые определяют здоровье и работоспособность человека, применяются ИМТ и ЖКТ [2–5]. ЖКТ представляет собой наиболее лабильную часть структуры тела, быстро реагирующую на изменение характера питания и уровня физической нагрузки. В связи с этим содержание жира в организме является наиболее информативным показателем влияния питания на структуру тела .

Исследования позволили установить, что у мужчин 18–25-летнего возраста идеальную МТ имеют 76,7% обследованных лиц, при этом у них ИМТ находится в пределах 20,1–24,6 кг/м2 роста, содержание жирового компонента — 12–18% (таблица 1). Установлена прямая сильная корреляционная связь (ґ = 0,99) между ИМТ и ЖКТ .

–  –  –

Все обследованные молодые люди по результатам степ-теста (таблица 2) оценивались на «хорошо». Анализ полученных данных в зависимости от состава тела показал, что хорошие результаты зарегистрированы в группе лиц с ЖКТ от 12 до 21%, причем у военнослужащих с количеством жира в теле 18–21% отмечены наиболее высокие показатели степ-теста (68,2±0,54 усл. ед.). Удовлетворительные результаты теста имели место у мужчин с ЖКТ менее 12 и более 21% .

–  –  –

Материалы изучения физической работоспособности показывают, что наиболее информативными показателями, свидетельствующими о снижении максимальной аэробной способности организма, являются PWC170 и МПК, рассчитанные на 1 кг МТ. Величины данных показателей значительно снижаются у молодых мужчин с количеством жира в теле более 21% .

Выявлена тесная обратная корреляционная зависимость (r = -0,81; Р0,001) между содержанием жира в теле и удельной механической мощностью организма, а также с относительным МПК, рассчитанным на 1 кг МТ (r = -0,92; Р0,001) .

При оценке комплексного показателя физической подготовленности, учитывающего результаты подтягивания на перекладине, преодоление дистанций 100 и 1000 м, установлено, что военнослужащие с ЖКТ 12–18% имеют наиболее высокие значения этого показателя (68±0,23 балла). У лиц с более низким и высоким содержанием ЖКТ он достоверно (Р0,001) ухудшается. Причем наименьшие значения комплексного показателя физической подготовленности отмечаются среди военнослужащих с количеством жира в теле менее 9 и более 21% .

Более высокие результаты на перекладине были продемонстрированы военнослужащими с ЖКТ от 12 до 18%. Количество подтягиваний у них регистрировалось в среднем 11,5±0,09 раза. Среди обследованных лиц с меньшим или большим количеством жирового компонента в организме фиксировались более низкие результаты выполнения данного упражнения. Наименьшее число подтягиваний отмечалось у военнослужащих с содержанием жира в теле менее 9 (7,9±0,51 раза) и более 21% (7,5±0,87 раза) .

Лучшее время преодоления дистанции на 1000 м показали обследованные лица с ЖКТ 12–18% (227,1±0,42 с). Существенно (Р0,001) ухудшались результаты бега на эту дистанцию у военнослужащих, ЖКТ которых составлял менее 12 и более 18%. При ЖКТ 9–12 и 18–21% время преодоления дистанции составляло 236,4±1,41 и 237,2±1,02 с соответственно. У военнослужащих с ЖКТ менее 9 и более 21% также были зарегистрированы близкие результаты, которые составили 250,2±2,89 и 250,3±5,00 с соответственно .

Бег на дистанцию 100 м также продемонстрировал оптимальные результаты у молодых мужчин с ЖКТ 12–18%, которыми было показано время 14,52±0,10 с. С уменьшением ЖКТ (менее 12%) и его увеличением (более 18%) военнослужащие затрачивали больше времени на преодоление дистанции. Однако статистически достоверных различий результатов бега на дистанцию в данной группе лиц по сравнению с результатами преодоления дистанции военнослужащими, у которых количество жира в теле было 12–18%, не выявлено (Р0,05) .

При оценке КПФП установлено, что военнослужащие с ЖКТ 12–18% имели наиболее высокие значения этого показателя (68±0,23 балла). У лиц с количеством ЖКТ 9–12% величина данного показателя достоверно (Р0,001) снижалась (44±0,61 балла). Более существенное снижение значений КПФП отмечалось у военнослужащих с содержанием ЖКТ менее 9% (20±0,82 балла). Такие же изменения КПФП имели место у обследованных молодых мужчин с ЖКТ 18–21 и более 21%, величины данного показателя составили 42±0,43 и 15±1,22 балла соответственно .

Установлена прямая корреляционная связь между ИФИ и жировым компонентом тела. Данные исследований свидетельствуют (таблица 3), что адаптационные возможности (время и степень адаптации) в большей мере зависят от основных показателей гомеостаза, а именно от показателей структуры тела. У военнослужащих с ЖКТ менее 12 (ИМТ 20,0 кг/м2 роста и менее) и более 18% (ИМТ 24,7 кг/м2 роста и более) адаптационные возможности организма снижаются. Среди них достоверно уменьшается число лиц, имеющих удовлетворительную адаптацию, увеличивается численность молодых людей с напряжением ее механизмов и неудовлетворительной адаптацией .

–  –  –

Полученные результаты позволили установить, что наиболее оптимальные значения указанных выше показателей, характеризующих уровень физической подготовленности, функциональных и адаптационных возможностей организма, наблюдались у молодых людей с содержанием жирового компонента в организме от 12 до 18% (ИМТ 20,1–24,6 кг/м2 роста) .

На основании полученных нами данных можно утверждать, что при данной структуре тела имеет место наиболее оптимальный уровень и скорость обменных процессов в организме. У лиц с содержанием жира в теле 9–12 (ИМТ 18,4–20,0 кг/м2 роста) и 18–21% (ИМТ 24,7–26,9 кг/м2 роста) значения некоторых показателей гомеостаза ухудшаются, но не выходят за пределы физиологической нормы. В связи с этим показатели ЖКТ и ИМТ можно использовать в качестве интегральных критериев для определения вида статуса питания .

Таким образом, на основании исследований для оценки состояния здоровья военнослужащих срочной службы в связи с характером питания нами предложена собственная классификация статуса питания, в основе которой положены величины ИМТ и ЖКТ. Она базируется на классификации, предложенной Н.Ф. Кошелевым, и включает следующие основные виды статуса питания: оптимальный, пониженный, повышенный, недостаточный и избыточный .

К оптимальному статусу питания предлагается относить лиц с ЖКТ 12–18% или имеющих ИМТ в пределах 20,0–25,0 кг/м2 роста .

Пониженный статус характеризуется значениями ЖКТ 9–12% или ИМТ от 18,5 до 20,0 кг/м2 роста .

Недостаточный статус питания — величина ЖКТ менее 9%, ИМТ — менее 18,5 кг/м2 роста). Недостаточный статус питания подразделяется на преморбидный (скрытый) и морбидный .

К повышенному статусу питания относятся люди с ЖКТ от 18 до 21% (ИМТ — 25,0–27,5 кг/м2 роста) .

Избыточный статус характеризуется соответствующими нарушениями структуры тела, жировой компонент составляет более 21% (ИМТ — более 27,5 кг/м2 роста) .

В приведенной классификации статуса питания все его уровни тесно взаимосвязаны между собой. Переход одной степени в другую происходит под непосредственным воздействием фактического питания и условий жизнедеятельности человека. Исключение обычного статуса питания связано с отсутствием достоверных отличий в показателях функциональных и адаптационных возможностей организма у лиц с данным и оптимальным состоянием питания .

Заключение. Полученные данные исследований предоставляют возможность сделать следующие выводы:

1. Жировой компонент тела, индекс массы тела, удельная физическая работоспособность, комплексный показатель физической работоспособности, индекс функциональных изменений системы кровообращения являются информативными показателями для определения различных видов статуса питания при скрининговых исследованиях .

2. Предлагается различать следующие виды статуса питания: оптимальный, пониженный, повышенный, недостаточный и избыточный .

Литература

1. Баевский, Р.М. Количественная оценка функционального состояния организма / Н.А. Агаджанян, Р.М. Баевский, А.П. Берсенева // Проблемы адаптации и учение о здоровье: учеб. пособие / Н.А. Агаджанян, Р.М. Баевский, А.П. Берсенева. — М.: Изд-во РУДН, 2006. — С. 145–146 .

2. Васильев, А.В. Методические подходы к оценке пищевого статуса / А.В. Васильев, Н.В Аныкина // Политика здорового питания в России: материалы VI Всерос. конгр. / М-во здравоохр. РФ. — М., 2003. — С. 94–95 .

3. Дорошевич, В.И. Статус питания и здоровье военнослужащих / В.И. Дорошевич. — Минск: БГМУ, 2004. — 91 с .

4. Кошелев, Н.Ф. Гигиена питания войск / Н.Ф.Кошелев, В.П. Михайлов, С.А. Лопатин. — СПб.: ВМА, 1993. — Ч. 2. — 259 с .

5. Луфт, В.М. Новые классификационные подходы к оценке состояния питания военнослужащих / В.М. Луфт // Проблемы оценки и прогнозирования здоровья военнослужащих в условиях современной военной реформы: материалы науч.-практ. конф. — СПб.: ВМА .

1995. — С. 76–77 .

6. Durnin, J.V. Body fat assessed from total body density and its estimation from skin fold thickness: measurements on 481 men and women aged from 16 to 72 years / J.V. Durnin, J. Womersley // Br. J. Nutr. — 1974. — Vol. 32, № 2. — P. 77–97 .

7. Sinclair, H.M. The assessment of human nutriture / H.M. Sinclair // Vitam. Horm. — 1948. — Vol. 6. — P. 101–162 .

–  –  –

The article presents the results of studying and evaluating functional and adaptation possibilities in young men with different body structure. The most informative indices (body weight index, the body fatty component, the index of physical training and the index of functional changes in the blood circulation system) have been proposed to assess the health state by nutritional status when performing screening investigations. Corrections to the existing classification of nutritional status have also been proposed .

Keywords: nutritional status, body weight index, body fatty component .

Поступила 25.06.2015

ТОКСИКОЛОгО-гИгИЕНИчЕСКАЯ ОЦЕНКА КОНЦЕНТРАТА СыВОРОТОчНыХ БЕЛКОВ МОЛОКА

И ПОЛУчЕННОгО ИЗ НЕгО ФЕРМЕНТАТИВНОгО гИДРОЛИЗАТА

Журихина Л.Н.1, Головач Т.Н.2, Курченко В.П.2 1Республиканскоеунитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь;

2Учреждение образования «Белорусский государственный университет», Минск, Республика Беларусь Реферат. С использованием тест-объекта Tetrahymena pyriformis проведена токсиколого-гигиеническая оценка образцов концентрата сывороточных белков молока и ферментативного гидролизата сывороточных белков, разработанных и представленных научно-исследовательской лабораторией прикладных проблем биологии биологического факультета БГУ. В результате исследований представленные образцы отнесены к малоопасным веществам (4-й класс опасности) и характеризуются отсутствием кумулятивных свойств .

Ключевые слова: концентрат сывороточных белков молока, ферментативный гидролизат сывороточных белков, токсичность, Tetrahymena pyriformis .

Введение. В настоящее время растет спрос на функциональные пищевые продукты (детского, спортивного, диетического лечебного, геродиетического питания) с гипоаллергенными свойствами. Наиболее эффективным способом уменьшения аллергенности белков молочной сыворотки считают проведение гидролиза, в результате которого образуются белковые гидролизаты — продукты с высоким содержанием свободных аминокислот и низкомолекулярных полипептидов, причем наибольший интерес вызывает ферментативный гидролиз, позволяющий получить гидролизаты с заданными свойствами [1] .

В связи с этим в рамках научно-исследовательской работы государственной программы научных исследований «Медицина и фармация, 2013–2015» лабораторией прикладных проблем биологии биологического факультета Белорусского государственного университета разработан ферментативный гидролизат сывороточных белков (ФГКСБ) из концентрата сывороточных белков молока (КСБ), полученного методом ультрафильтрации с массовой долей растворимого белка 80% .

Лабораторией комплексных проблем гигиены пищевых продуктов Республиканского унитарного предприятия «Научнопрактический центр гигиены» проведена токсиколого-гигиеническая оценка образцов КСБ и ФГКСБ на альтернативном классическим тест-объекте инфузориях Tetrahymena pyriformis. Их использование в токсикологических исследованиях связано с тем, что это эукариотические организмы, обладающие общими чертами метаболизма с высшими животными, а также коротким жизненным циклом популяции (96 ч), позволяющим за непродолжительное время провести исследования на десятках поколений, возможности получения высоко достоверной информации вследствие исследований на сотнях тысяч особей. Кроме того, такие исследования удовлетворяет современным этическим представлениям и нормам, ограничивающим применение высших животных в фармакологических и других экспериментальных исследованиях [2] .

Цель исследования —токсиколого-гигиеническая оценка концентрата сывороточных белков молока и полученного из него ферментативного гидролизата на инфузориях Tetrahymena pyriformis в остром, подостром и хроническом экспериментах .

Материалы и методы. Первичная токсикологическая оценка КСБ и ФГКСБ осуществлялась на Tetrahymena pyriformis в стационарной фазе роста, поддерживаемой в стандартной питательной среде при 25°С. Эффект токсического действия оценивался по альтернативному состоянию «жизнь – смерть» [3] .

Из представленных образцов готовили суспензии, рН которых доводили до 7,1–7,2. Определяли смертельную и недействующую концентрацию и готовили несколько промежуточных концентраций. По 1 мл раствора каждой концентрации вносили в два 10-миллилитровых флакона. В каждую пробу добавляли инокулят инфузорий в стационарной фазе роста (100000±1000 организмов). При постановке острого эксперимента пробы инкубировали при 25°С в течение 4 ч; при подостром эксперименте — в течение 24 ч. По истечении срока инкубации под микроскопом в нативном препарате наблюдали картину интоксикации. В счетной камере Фукса–Розенталя подсчитывали число погибших инфузорий до их фиксации и общее число инфузорий после фиксации 5%-м раствором йода. При подсчете процента летальности учитывали число лизированных организмов. По результатам расчета % летальности тест-объекта в остром и подостром экспериментах устанавливали основные параметры токсичности — ЛД16, ЛД50, ЛД84. Коэффициент кумуляции (Ккум) рассчитывали отнесением ЛД50 подострого эксперимента к ЛД50 острого эксперимента .

Изучение токсичности объектов в хроническом эксперименте осуществляли на протяжении жизненного цикла популяции T. pyriformis. Исходными при постановке хронического эксперимента являлись результаты первичной токсикологической оценки. Суспензии исследуемых объектов разливали в стерильные колбочки с ватно-марлевыми пробками. Каждая концентрация исследовалась не менее чем в трех повторностях. Колбочки с суспензиями стерилизовали при 85°С в течение 30 мин. После охлаждения в пробы вносили по 20000 инфузорий в стационарной фазе роста. Пробы в течение 96 ч выдерживали в термостате при 25°С. Регистрацию состояния инфузорий и подсчет организмов осуществляли через 24 (лаг-фаза), 48 (логарифмическая фаза), 72 (фаза замедленного роста) и 96 ч (стационарная фаза). Для этого из каждой колбочки стерильно отбирали по 1 мл пробы. В исследуемых образцах отмечали состояние организмов: наличие погибших, характер морфологических и функциональных изменений. После фиксации 1 каплей 5%-го раствора йода подсчитывали число организмов в счетной камере Фукса–Розенталя в 10 больших квадратах. Умножая среднее число организмов в 1 квадрате на 5000 (если отобранный инокулят не разводился) или на 20000 (при разведении инокулята в 4 раза), получали число особей в 1 мл культуры .

Параметры хронической токсичности исследуемых объектов определяли в диапазоне концентраций, когда угнетение скорости роста популяции было пропорциональным увеличению концентрации препарата [3] .

Угнетение роста (ЕД) для каждой из доз рассчитывали по формуле:

–  –  –

где Nо — число организмов в опыте;

Nк — число организмов в контроле .

Построение графиков и математическую обработку результатов исследований осуществляли при помощи компьютерной программы Microsoft Office Excel 2003. Полученные эмпирические данные обработаны статистически с определением средней арифметической каждого вариационного ряда, стандартной ошибки и установления степени вероятности нулевой гипотезы по сравнению с контролем путем вычисления критерия Стьюдента. Оценка аналитической надежности методов исследования осуществлялась путем статистического контроля правильности и воспроизводимости. При р0,05 различие средних арифметических сравниваемых рядов считали статистически достоверными .

При оценке результатов хронического эксперимента учитывались следующие показатели:

- ЕД50 — доза, вызывающая угнетение генеративной функции на 50% в логарифмической (24–48 ч) и стационарной (72–96 ч) фазе роста;

- Ккум при хроническом воздействии, рассчитываемый отношением ЕД50, определенной в стационарной фазе, к ЕД50, определенной в логарифмической фазе роста. Коэффициент кумуляции более 1 позволяет предположить наличие у БАД адаптогенных свойств;

- Zchr — зона хронического действия, рассчитываемая отношением средней смертельной дозы, определенной в остром эксперименте, к дозе, угнетающей рост популяции на 50% в стационарной фазе хронического эксперимента .

По результатам оценки объектов на T. pyriformis в остром, подостром и хроническом экспериментах осуществляли гигиеническую классификацию этих объектов по показателям токсичности и опасности (таблица 1). Отнесение исследуемого объекта к классу опасности производили по показателю, значение которого соответствует наиболее высокому классу опасности .

–  –  –

Результаты и их обсуждение. При исследовании токсичности образцов КСБ и ФГКСБ в остром эксперименте по 100000 инфузорий в стационарной фазе роста вносили в 1 мл суспензии следующих концентраций: 150, 120, 90 и 30 мг/мл, что соответствует соответственно содержанию белка 120, 96, 72 и 24 мг/мл. Через 0,5, 1 и 2 ч погибших особей в исследуемых пробах не наблюдалось, поэтому время экспозиции при определении острой токсичности было продлено до 4 ч .

В пробах, содержащих 150, 120 и 90 мг/мл ФГКСБ, наблюдалось снижение численности простейших по отношению к контролю на 10%. В пробах, содержащих ФГКСБ в концентрации 90 мг/мл, отмечались единичные мертвые особи, в концентрациях 120 и 150 мг/мл — незначительный лизис инфузорий .

Образец КСБ в исследованных концентрациях не оказал видимого влияния на состояние организмов и не вызвал их гибели .

При исследовании подострой токсичности КСБ и ФГКСБ в подостром эксперименте по 100000 инфузорий в стационарной фазе роста вносили в 1 мл суспензии следующих концентраций: 150, 120, 90, 60 и 30 мг/мл, что соответствует содержанию белка 120, 96, 72, 48 и 24 мг/мл .

При исследовании подострой токсичности ФГКСБ численность инфузорий, культивируемых в пробах концентраций 30, 60 и 90 мг/мл, возросла по отношению к контролю на 152, 171 и 145% соответственно. В концентрациях 120 и 150 мг/мл численность популяции увеличилась на 34 и 24%, но при этом в пробах присутствовали мертвые особи. Летальность по отношению к общему числу инфузорий составила 10 и 19% соответственно. Во всех пробах инфузории крупные, приобрели округлую форму и стали темнее по сравнению с контрольными образцами .

При исследовании подострой токсичности в исследованных концентрациях образец КСБ не оказал видимого влияния на состояние одноклеточных организмов. В концентрациях 150, 120 и 90 мг/мл численность популяции увеличилась в 3 раза, а в концентрациях 30 и 60 мг/мл — в 2,7 раза по сравнению с контролем .

Для изучения хронической токсичности образцов была приготовлена безуглеводная среда следующего состава: пептон 4,0 мг/мл, хлорид натрия 1,0 мг/мл, дрожжевой экстракт 1,0 мг/мл. Хроническая токсичность ФГКСБ исследовалась в концентрациях 10, 30, 60, 90, 120 и 150 мг/мл, КСБ — в концентрациях 10, 30, и 60 мг/мл, т. к. в пробах концентраций 90, 120 и 150 мг/мл белок свернулся на этапе пробоподготовки (при тиндализации) .

В среде культивирования Tetrahymena pyriformis, содержащей ФГКСБ в концентрации 10 мг/мл, на протяжении 48–96 ч жизненного цикла популяции наблюдалась стимуляция роста простейших по отношению к контрольному уровню (р0,05) (таблица 2, рисунок 1) .

–  –  –

Рисунок 1. — Динамика численности популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования ФгКСБ В концентрации 30 мг/мл наблюдалось снижение численности популяции в лаг-фазе и фазе логарифмического роста на 30%, с последующей стимуляцией в фазах замедленного роста и стационарной — на 11 и 131% соответственно по отношению к контрольному уровню (р0,05) .

В концентрациях 60 и 90 мг/мл наблюдалось угнетение роста популяции на протяжении 72 ч, причем с увеличением времени культивирования численность популяции постепенно приближалась к контрольному уровню и к 96 ч достигла его значений, а в концентрации 60 мг/мл — превысила на 51% (р0,05). В концентрациях 120 и 150 мг/мл угнетение роста инфузорий увеличилось и достигло в логарифмической фазе роста 77 и 88% соответственно по отношению к контрольному уровню (р0,05) .

В среде культивирования Tetrahymena pyriformis, содержащей КСБ в концентрациях 10 и 60 мг/мл, наблюдалось снижение численности популяции в лаг-фазе и фазе логарифмического роста до 31%, с последующей стимуляцией в фазах замедленного роста и стационарной — на 97 и 52% соответственно (р0,05) (таблица 2, рисунок 2) .

Рисунок 2. — Динамика численности популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования КСБ В концентрации 30 мг/мл наблюдалось снижение численности популяции в лаг-фазе на 14%, фазе логарифмического роста — на 44%, в фазе замедленного роста — на 24%, а к 96 ч увеличилась на 45% по отношению к контрольному уровню (р0,05) .

Методом пробит-анализа летальности инфузорий в остром, подостром экспериментах и угнетения их генеративной функции под действием исследуемых образцов в хроническом эксперименте рассчитаны параметры острой, подострой и хронической токсичности ФГКСБ и КСБ (таблица 3) .

–  –  –

По результатам токсиколого-гигиенической оценки в остром и подостром экспериментах на Tetrahymena pyriformis ФГКСБ относится к 5-му классу опасности с отсутствием кумулятивных свойств, по зоне хронического действия в хроническом эксперименте — к 4-му классу, КСБ также относится к 4-му классу опасности с отсутствием кумулятивных свойств .

Заключение. По результатам токсиколого-гигиенической оценки на Tetrahymena pyriformis представленные образцы ферментативного гидролизата сывороточных белков и концентрата сывороточных белков молока отнесены к малоопасным веществам (4-й класс опасности) и характеризуются отсутствием кумулятивных свойств .

Литература

1. Получение ферментативных гидролизатов белков молочной сыворотки с использованием протеолитических ферментов / А. Ю. Просеков [и др.] // Фундаментальные исследования. — 2013. — № 6 (ч. 5). — С. 1089–1093 .

2. Виноходов, Д. О. Научные основы биотестирования с использованием инфузорий: автореф дис. … д-ра биол. наук: 03.00.23 / Д.О. Виноходов; С.-Петербург. гос. технолог. ин-т биотехнологии. — СПб., 2007. — 40 с .

3. Комплексная гигиеническая оценка специализированного спортивного питания: метод. рекомендации: утв. экспертной комиссией науч.-исслед. ин-та физ. культуры и спорта Респ. Беларусь 10.11.2008 / Науч.-исслед. ин-т физ. культуры и спорта Респ. Беларусь, Респ .

науч.-практ. центр гигиены; авт.-сост. А.С. Богдан [и др.]. — Минск, 2008. — 127 с .

–  –  –

As a part of research work, toxicological and hygienic assessment of samples of whey protein concentrate and enzymatically hydrolyzed whey protein, the samples of which were developed and presented by the research laboratory of applied problems of biology, biological faculty of Belarusian State University was performed, using the test object Tetrahymena pyriformis. In the result of carried studies the submitted samples were attributed to low hazardous substances (hazard class 4) and were characterized by the absence of cumulative properties .

Keywords: milk whey protein concentrate, enzymatically hydrolyzed whey protein, toxicity, Tetrahymena pyriformis .

Поступила 18.06.2015

ОПРЕДЕЛЕНИЕ БИОЛОгИчЕСКОй ЦЕННОСТИ ФЕРМЕНТАТИВНОгО гИДРОЛИЗАТА СыВОРОТОчНыХ

БЕЛКОВ КОРОВЬЕгО МОЛОКА НА TETRAHYMENA PYRIFORMIS

Журихина Л.Н.1, Бондарук А.М.1, Осипова Т.С.1, Свинтилова Т.Н.1, Головач Т.Н.2, Курченко В.П.2, Цыганков В.Г.1 1Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь;

2Учреждение образования «Белорусский государственный университет», Минск, Республика Беларусь Реферат. Изучена биологическая ценность образца ферментативного гидролизата сывороточных белков с использованием тест-объекта Tetrahymena pyriformis. На основании установления высокой биологической ценности и отнесения к малоопасным соединениям (4-й класс опасности) ферментативный гидролизат сывороточных белков можно рекомендовать в качестве одного из основных компонентов специализированных пищевых продуктов, в т. ч. спортивного и диетического питания, а также питания для детей раннего возраста .

Ключевые слова: ферментативный гидролизат сывороточных белков, концентрат сывороточных белков молока, яичный белок, биологическая ценность, Tetrahymena pyriformis .

Введение. В рамках научно-исследовательской работы государственной программы научных исследований «Медицина и фармация, 2013–2015» лабораторией прикладных проблем биологии биологического факультета Белорусского государственного университета разработан ферментативный гидролизат сывороточных белков (ФГКСБ) из концентрата сывороточных белков молока (КСБ), полученного методом ультрафильтрации с массовой долей растворимого белка 80% .

Лабораторией комплексных проблем гигиены пищевых продуктов Республиканского унитарного предприятия «Научно-практический центр гигиены» оценена токсичность и биологическая ценность образца ФГКСБ на альтернативном классическим тест-объекте инфузориях Tetrahymena pyriformis. Их использование связано с тем, что они являются эукариотическими организмами, обладающими общими чертами метаболизма с высшими животными, а также коротким жизненным циклом популяции (96 ч), позволяющим за непродолжительное время провести исследования на десятках поколений, что дает возможность получения высоко достоверной информации вследствие исследований на сотнях тысяч особей. Кроме того, такие исследования удовлетворяет современным этическим представлениям и нормам, ограничивающим применение высших животных в экспериментальных исследованиях .

По результатам проведенных ранее исследований ФГКСБ отнесен к малоопасным соединениям (4-й класс опасности) .

Цель исследования —оценка биологической ценности ферментативного гидролизата сывороточных белков с использованием тест-объекта инфузорий Tetrahymena pyriformis .

Материалы и методы. Для оценки биологической ценности ФГКСБ рассчитывались следующие показатели: биотический потенциал (БП) популяции на этапах интерфазной активности, относительная биологическая ценность (ОБЦ) образца по отношению к концентрату сывороточных белков, стандартизованная относительная биологическая ценность образца по отношению к стандартному белку (СОБЦ), коэффициент эффективности белка (КЭБ) [1] .

БП — величина прироста популяции за единицу времени в расчете на 1 особь. При идеальных условиях, когда ресурсы среды ничем не ограничены, эта величина стабильна. БП характеризует внутреннюю потенциальную способность данной популяции к росту. Рассчитывается по формуле:

, (1) где Nt — численность организмов в опыте в определенное время инкубирования;

t — время инкубирования (24 или 48, или 72, или 96 ч) .

ОБЦ — относительная биологическая ценность опытных образцов продуктов в % по отношению к контрольным образцам. Рассчитывается по формуле:

, (2) где Nоt — численность организмов в опыте в определенное время инкубирования;

Nk — численность организмов в контроле в тоже время инкубирования .

СОБЦ — стандартизованная относительная биологическая ценность продукта определяется отношением числа инфузорий, выросших на исследуемом продукте, к числу инфузорий, выросших в стандартной среде с идентичным содержанием белка, умноженным на 100 .

, (3) где Nоt — численность организмов в опыте в определенное время инкубирования;

Nk — численность организмов в стандарте в тоже время инкубирования .

КЭБ — коэффициент эффективности белка определяется отношением числа инфузорий в 1 мл среды культивирования, содержащей исследуемый продукт, к количеству белка в 1 мл пробы, разделенному на 100000 .

Полученные экспериментальные данные обрабатывались статистически с определением средней арифметической каждого вариационного ряда, среднеквадратичного отклонения, стандартной ошибки, коэффициента вариации и установления степени вероятности нулевой гипотезы по сравнению с контролем или со стандартом путем вычисления критерия Стьюдента–Фишера [2-3] .

Для оценки биологической ценности ферментативного гидролизата сывороточных белков (ФГКСБ) в качестве стандарта использовали яичный белок как наиболее близкий к «идеальному» белку [4], в качестве контроля — концентрат сывороточных белков, из которого получен ФГКСБ. Исследования проведены на средах культивирования инфузорий, содержащих дрожжевой экстракт в качестве источника витаминов и минералов, а также без него. Руководствуясь тем, что рекомендуемый уровень суточного потребления белка для человека составляет 75 г, с учетом коэффициента экстраполяции (20000) навески образцов для исследований брались таким образом, чтобы содержание белка в среде культивирования Tetrahymena pyriformis составляло 4 мг/мл. От концентрации белка 4 мг/мл проводились серии последовательных разведений: концентрация белка 2 и 1 мг/мл .

При постановке эксперимента содержание белков и углеводов составляло 1:4. Активная кислотность (рН) исходных сред доводилась до 7,2, рН дистиллированной воды для разведений также доводилась до 7,2 1 N раствором NaOH. По 10 мл среды (стандарта или опыта) разливались в стерильные колбочки, в каждую добавлялось по 0,1 мл хлорида натрия, в колбочки с источниками витаминов и минеральных веществ — по 0,1 мл раствора дрожжевого экстракта (1 г до 10 мл дистиллированной воды) .

Проводилась тиндализация колбочек с пробами в режиме 85°С 30 мин четыре раза с интервалом в 1 сут. В промежутках колбочки хранились при комнатной температуре .

В каждую пробу температурой 18–22°С вносилось по 20000 инфузорий (2000 инфузорий/мл) трехсуточной культуры Tetrahymena pyriformis, культивируемой в маточной среде. Пробы инкубировались в термостате с вентиляцией при 25±0,1°С в течение 4 сут. Анализ и оценка результатов осуществлялись на этапах интерфазной активности Tetrahymena pyriformis через 24, 48, 72 и 96 ч .

Осуществлялся визуальный анализ состояния одноклеточных организмов, графический анализ кривой роста популяции и математический анализ основных показателей жизнедеятельности популяции (константа мгновенной скорости роста, время генерации, число поколений, численность популяции), культивируемой в среде, содержащей опытные и стандартный образцы .

При расчете показателей биологической ценности ФГКСБ принималось во внимание отсутствие каких-либо проявлений вредного воздействия его на Tetrahymena pyriformis. При этом учитывался такой показатель, как биотический потенциал популяции Tetrahymena pyriformis на этапах жизненного цикла .

Результаты и их обсуждение. Визуальный анализ состояния популяции Tetrahymena pyriformis, произраставшей в исследуемых средах, показал, что в средах без источника витаминов и минеральных веществ, т. е. без дрожжевого экстракта, на всех исследованных концентрациях белка (1, 2 и 4 мг/мл) размеры инфузорий мельче и их количество объективно меньше, чем в средах с добавлением дрожжевого экстракта (рисунок 1). Гибели организмов на протяжении жизненного цикла популяции в исследуемых образцах не наблюдалось .

–  –  –

При анализе динамики роста популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования без дрожжевого экстракта отмечено превышение численности инфузорий в лаг-фазе в среде на основе стандарта на всех исследованных концентрациях белка по отношению к таковой в среде на основе ФГКСБ и КСБ (р0,05) (рисунок 2). Однако в фазе стационарного роста численность инфузорий в среде, содержащей ферментативный гидролизат, превышает на 33, 40 и 31% (в соответствии с концентрацией белка 1, 2 и 4 мг/мл) их количество в стандарте (р0,05) .

Рисунок 2. — Динамика роста популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования без дрожжевого экстракта на основе яичного белка (стандарт), гидролизата и концентрата сывороточных белков молока При анализе динамики роста популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования с добавлением дрожжевого экстракта в лаг-фазе и фазе логарифмического роста отмечено превышение численности инфузорий в среде на основе стандарта на всех исследованных концентрациях белка по отношению к таковой в среде на основе ФГКСБ и КСБ (рисунок 3) .

Рисунок 3. — Динамика роста популяции Tetrahymena pyriformis в среде культивирования с дрожжевым экстрактом на основе яичного белка (стандарт), гидролизата и концентрата сывороточных белков В фазе стационарного роста такое соотношение численности сохраняется только для концентрации белка 1 мг/мл .

Численность инфузорий, культивируемых в средах на основе КСБ и содержащих белка 2 и 4 мг/мл, в фазе стационарного роста превысила на 14 и 20% численность в среде с ФГКСБ, на 10 и 25% численность в стандарте соответственно (р0,05) .

При этом численность популяции в среде с ФГКСБ и стандарте были близкими по значению .

Биотический потенциал (БП) популяции в бездрожжевой среде характеризовался низкими значениями для всех образцов по сравнению с таковым в средах с добавлением дрожжевого экстракта (таблицы 1, 2) .

В бездрожжевой среде величина прироста популяции была максимальной в фазу логарифмического роста: для стандарта (концентрация белка 4 мг/мл) — 0,63±0,029, для КСБ (концентрация белка 2 мг/мл) — 0,37±0,014, для ФГКСБ (концентрация белка 1 мг/мл) — 0,53±0,018. Биотический потенциал в среде с дрожжевым экстрактом был максимальный:

4,97±0,062 — для стандарта (концентрация белка 2 мг/мл) в фазу логарифмического роста, 4,20±0,067 и 4,00±0,035 — в фазу замедленного роста для КСБ (концентрация белка 4 мг/мл) и ФГКСБ (концентрация белка 4 мг/мл) соответственно .

Биотический потенциал Tetrahymena pyriformis через 96 ч в среде, содержащей ФГКСБ, без дрожжей составил по отношению к стандарту 129, 141 и 129% (р0,05) в соответствии с концентрацией белка 1, 2 и 4 мг/мл, в среде с дрожжами — 74, 97 и 105% (р0,05) соответственно концентрациям белка .

–  –  –

В бездрожжевой среде величина прироста популяции была максимальной в фазу логарифмического роста: для стандарта (концентрация белка 4 мг/мл) — 0,63±0,029, для КСБ (концентрация белка 2 мг/мл) — 0,37±0,014, для ФГКСБ (концентрация белка 1 мг/мл) — 0,53±0,018. Биотический потенциал в среде с дрожжевым экстрактом был максимальный:

4,97±0,062 — для стандарта (концентрация белка 2 мг/мл) в фазу логарифмического роста, 4,20±0,067 и 4,00±0,035 — в фазу замедленного роста для КСБ (концентрация белка 4 мг/мл) и ФГКСБ (концентрация белка 4 мг/мл) соответственно .

Биотический потенциал Tetrahymena pyriformis через 96 ч в среде, содержащей ФГКСБ, без дрожжей составил по отношению к стандарту 129, 141 и 129% (р0,05) в соответствии с концентрацией белка 1, 2 и 4 мг/мл, в среде с дрожжами — 74, 97 и 105% (р0,05) соответственно концентрациям белка .

–  –  –

Коэффициент эффективности белка (КЭБ), относительная биологическая ценность (ОБЦ) и стандартизированная относительная биологическая ценность (СОБЦ) рассчитывались через 72 ч инкубации при концентрации белка в среде культивирования 4 мг/мл, где биотический потенциал для ФГКСБ и КСБ был максимальный. В бездрожжевой среде КЭБ ферментативного гидролизата был выше, чем КЭБ концентрата сывороточных белков на 10% (р0,05). Сравнивая КЭБ этих же образцов в среде с добавлением дрожжевого экстракта, наблюдалось, наоборот, повышение КЭБ концентрата сывороточных белков на 8% (р0,05) относительно КЭБ ферментативного гидролизата (таблица 3) .

В бездрожжевой среде по отношению к стандарту (яичному белку) СОБЦ ферментативного гидролизата повысилась на 136%, а СОБЦ концентрата понизилась на 51% (р0,05). В среде с дрожжевым экстрактом СОБЦ ферментативного гидролизата и концентрата сывороточных белков повысилась на 9 и 15% соответственно (р0,05) .

ОБЦ ферментативного гидролизата в бездрожжевой среде по отношению к концентрату сывороточных белков повысилась на 136% (р0,05), а в среде с добавлением дрожжевого экстракта понизилась на 4% без достоверных различий по отношению к контролю (таблица 3) .

–  –  –

Заключение. Биологическая ценность ферментативного гидролизата сывороточных белков в среде без дрожжевого экстракта, т. е. обедненной витаминами и минеральными веществами, выше по сравнению со стандартом и концентратом сывороточных белков молока. Так, стандартизированная относительная биологическая ценность ферментативного гидролизата сывороточных составила 116% по отношению к яичному белку (р0,05), а его относительная биологическая ценность — 236% по отношению к концентрату сывороточных белков молока (р0,05). Биологическая ценность ферментативного гидролизата сывороточных белков в среде с добавлением дрожжевого экстракта была незначительно выше по отношению к стандарту и незначительно ниже по отношению к концентрату сывороточных белков молока. Так, стандартизированная относительная биологическая ценность ферментативного гидролизата сывороточных белков составила 109% по отношению к яичному белку (р0,05), а его относительная биологическая ценность — 96% без достоверных различий по отношению к концентрату сывороточных белков молока .

На основании установления высокой биологической ценности и отнесения к малоопасным соединениям (4-й класс опасности) ферментативный гидролизат сывороточных белков можно рекомендовать в качестве одного из основных компонентов специализированных пищевых продуктов, в т. ч. спортивного и диетического питания, а также питания для детей раннего возраста .

Литература

1. Комплексная гигиеническая оценка специализированного спортивного питания: метод. рекомендации: утв. экспертной комиссией науч.-исслед. ин-та физ. культуры и спорта Респ. Беларусь 10.11.2008 / Науч.-исслед. ин-т физ. культуры и спорта Респ. Беларусь, Респ .

науч.-практ. центр гигиены; авт.-сост. А.С. Богдан [и др.]. — Минск, 2008. — 127 с .

2. Рокицкий, П.Ф. Биологическая статистика / П.Ф. Рокицкий. — Минск: Высш. шк., 1964. — 328 с .

3. Гланц, С. Медико-биологическая статистика / С. Гланц; пер. с англ. — М.: Практика, 1998. — 459 с .

4. Мартинчик, А.Н. Общая нутрициология: учеб. пособие / А.Н. Мартинчик, И.В. Маев, О.О. Янушевич. — М.: МЕДпресс-информ, 2005. — 392 с .

–  –  –

The estimation of biological value of enzymatic hydrolysate of whey proteins sample has been carried out using the test object Tetrahymena pyriformis. On the basis of establishment of high biological value and classification as a low-hazard compounds (hazard class 4), enzymatic hydrolysate of whey proteins can be recommended as one of the main components of specialized food products, including sports and dietary nutrition, as well as nutrition for infants .

Keywords: enzymatically hydrolyzed whey protein, milk whey protein concentrate, egg protein, biological value, Tetrahymena pyriformis .

Поступила 18.06.2015

ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ УРОВНЕй ПОТРЕБЛЕНИЯ ДЛИННОЦЕПОчЕчНыХ ПОЛИНЕНАСыЩЕННыХ

ЖИРНыХ КИСЛОТ НА СОСТОЯНИЕ ЗРИТЕЛЬНыХ ФУНКЦИй

У ДЕТЕй 5–6 ЛЕТ МОСКОВСКОгО РАйОНА г. МИНСКА Лихошва О.Н., Цемборевич Н.В., Цыганков В.Г .

Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь Реферат. В статье представлены результаты исследования влияния уровней потребления -3 полиненасыщенных жирных кислот на состояние зрительных функций у детей дошкольного возраста, посещающих учреждения дошкольного образования Московского района г. Минска. Выявлено избыточное потребление насыщенных жирных кислот и низкое потребление -3 полиненасыщенных жирных кислот детьми данной возрастной группы. Достоверно более высокие показатели критической частоты световых мельканий наблюдались у детей, рацион которых содержал -3 ПНЖК на уровне 0,6–1,0% по калорийности, по сравнению с детьми, у которых уровень потребления ПНЖК

-3 класса составил менее 0,5% по калорийности .

Ключевые слова: дети дошкольного возраста, рацион питания, полиненасыщенные жирные кислоты, фактическое питание, зрительные функции .

Введение. Рациональное питание является одним из неотъемлемых компонентов здорового образа жизни и важнейшим фактором профилактики заболеваний, которое обеспечивает сохранение здоровья и высокую работоспособность .

Инновационным в настоящее время является изучение закономерностей между особенностями питания ребенка и развитием основных функций организма. Важная роль в удовлетворении энергетических и пластических потребностей детского организма принадлежит липидному компоненту рациона питания, в частности оптимальному соотношению различных классов жирных кислот. В связи с этим особый интерес в последние годы вызывают данные о высокой физиологической и биологической роли длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) -3 и -6 классов [1–3]. К семейству -3 ПНЖК относят -линоленовую, эйкозапентаеновую (ЭПК) и докозагексаеновую (ДГК) кислоты, представителями

-6 ПНЖК являются линолевая и арахидоновая кислоты .

Установлено участие ПНЖК в формировании мембран клеток всех органов и тканей (головного мозга, зрительного анализатора и др.); из них синтезируются тканевые гормоны, т. н. эйкозаноиды, регулирующие местные клеточные и тканевые функции, включая воспалительные реакции, функционирование тромбоцитов, лейкоцитов и эритроцитов и т. д. [2] .

ПНЖК -3 и -6 классов влияют на передачу сигнала между нервными клетками через синапсы. В фосфолипидах мембран сетчатки глаза около 60% ПНЖК представлены докозагексаеновой кислотой, которая влияет на фоторецепторную функцию сетчатки через активацию зрительного пигмента родопсина [3]. В экспериментальных исследованиях показано, что при дефиците в диете -3 ПНЖК происходит снижение концентрации докозагексаеновой кислоты в ткани мозга, уменьшается содержание допамина и серотонина, размеры клеток-нейронов, ухудшаются такие показатели, как острота зрения и зрительная память, происходит ограничение познавательных способностей [4] .

Эффекты -3 ПНЖК на здоровье и физиологические функции детей первого года жизни были изучены во многих исследованиях. Так, специальные рандомизированные контролируемые исследования, посвященные изучению влияния длинноцепочечных ПНЖК на зрение недоношенных и доношенных детей, доказали улучшение остроты зрения при вскармливании младенцев смесями, обогащенными длинноцепочечными ПНЖК по сравнению с необогащенными смесями [3, 5, 6] .

Указанные эффекты ПНЖК наиболее изучены в отношении детей первого года жизни — группы с контролируемым и относительно стабильным содержанием ПНЖК в рационе вследствие потребления грудного молока или его заменителей и продуктов прикорма. Для детей старшего возраста характерно расширение рациона питания и, как следствие, практически неконтролируемый жирнокислотный состав. Отсутствие достаточных исследований по изучению различных эффектов ПНЖК у практически здоровых детей дошкольного возраста на фоне продолжающегося формирования иммунной системы, когнитивных и зрительных функций указывает на необходимость изучения фактического потребления с пищей -3 и -6 жирных кислот, их оптимальном уровне в рационе, необходимом для обеспечения адекватного роста и развития .

Цель исследования — анализ жирно-кислотного состава рационов питания детей дошкольного возраста и изучение влияния уровней потребления -3 ПНЖК на состояние зрительных функций у детей дошкольного возраста .

Материалы и методы. Изучено фактическое питание, уровни потребления -6 и -3 жирных кислот, оценены зрительные функции у 84 детей 5–6 лет, посещающих учреждения дошкольного образования Московского района г. Минска .

Изучение количества нутриентов (белка, жира, углеводов, различных классов жирных кислот) и энергии в рационах проводили с использованием аналитического метода (по меню-раскладкам) и метода 24-часового воспроизведения питания (анкетноопросного метода), а также с использованием химических методов проводили исследование показателей пищевой ценности рационов питания в обследованных детских коллективах. Для расчета энергетической ценности и нутриентого состава рационов питания использовалась компьютерная программа Access на базе персонального компьютера. Компьютерная база данных о составе продуктов и блюд создана на основе таблиц «Химический состав пищевых продуктов», справочных таблиц содержания основных пищевых компонентов в овощных культурах, выращенных в разных областях республики, и сборника рецептур блюд и кулинарных изделий для предприятий общественного питания. Расчет нутриентного состава индивидуального суточного потребления проводился с учетом потерь нутриентов при холодной и тепловой кулинарной обработке пищевых продуктов .

Для оценки пищевого статуса использовали антропометрические индексы: вес/рост, вес/возраст, рост/возраст, индекс массы тела (ИМТ = масса тела (кг)/рост (м)2). В соответствии с рекомендациями ВОЗ анализ величин антропометрических показателей осуществляли с использованием центильного метода .

Оценку зрительных функций проводили при помощи компьютерного комплекса «НС-Психотест», используя методику «Критическая частота световых мельканий» (КЧСМ), которая позволяет определить значение границы между частотой пульсирующего светового сигнала, воспринимаемого глазом как отдельные световые сигналы, и частотой, воспринимаемой как линейный световой сигнал. КЧСМ является психофизическим методом оценки активности ряда процессов (электрофизиологических, энергетических, биохимических и др.), обеспечивающих зрительное восприятие по высокочастотным каналам зрительной системы. Теоретической основой данной методики является предположение о том, что индивидуальная КЧСМ обусловлена подвижностью нервных процессов в корковом отделе зрительного анализатора в понимании подвижности как быстроты возникновения и исчезновения нервных процессов возбуждениями торможения. КЧСМ характеризует функциональное состояние зрительного анализатора в целом и не зависит от остроты зрения. В процессе исследования проводили по 5 замеров на возрастание частоты (от 10 до 70 Гц) и 5 на убывание (от 70 до 10 Гц) с последующим вычислением средней индивидуальной КЧСМ отдельно на слияние, различение и по обеим сериям .

Обработка полученных данных проведена с использованием статистических методов, достоверными считали отличия при р0,05 .

Результаты и их обсуждение. Полученные данные среднесуточных величин энергетической ценности, содержания в рационах питания детей белка, жира, углеводов, насыщенных жирных кислот (НЖК), мононенасыщенных жирных кислот (МНЖК), ПНЖК представлены в таблице 1 .

Энергетическая ценность среднесуточного рациона питания детей составляет 1623,7±90,4 ккал/сут, что соответствует рекомендуемой величине для данной возрастной группы (1500–2000 ккал/сут). Анализ рационов питания с использованием центильной шкалы показал, что у 50% детей данной возрастной группы (центильный канал Р25–Р75) энергетическая ценность фактического питания составляет 1526–1698 ккал/сут. Пищевые рационы 10% детей 5–6 лет имеют низкую (менее 1425 ккал/сут) и 3% детей высокую (более 1950 ккал/сут) энергетическую ценность рациона питания .

В среднем количество поступающего с пищей белка (56,7±4,3 г/сут), в т. ч. животного происхождения (65,9% от общего количества белка), и углеводов (220,3±9,3 г/сут) соответствует возрастным нормам. Содержание жира в среднесуточном рационе питания детей составляет 57,3±4,5 г/сут, что соответствует рекомендуемой величине (50–71 г/сут). Однако необходимо отметить, что у 50% обследованных детей содержание жиров в пищевых рационах не превышает 47,3 г/сут (область центильной шкалы до Р50), в т. ч. у 25% детей потребление жиров не превышает 33,8 г/сут. Обеспечение организма детей 5–6 лет жирами растительного происхождения, являющимися источниками необходимых полиненасыщенных жирных кислот, вполне достаточное и составляет 25,8% от общего количества жира при рекомендуемой доле растительных жиров 25–30%. Соотношение основных макроэлементов (белков, жиров и углеводов) в рационах близко к рекомендуемому (1:1:4) и составляет 1,0:1,0:3,9 .

Таблица 1. — Средние величины энергетической ценности, содержания макронутриентов, разных классов жирных кислот в суточных рационах питания детей 5–6 лет (M±m) % от энергетической Рекомендуемые уровни Показатели Абсолютные значения ценности потребления * Энергетическая ценность, ккал/сут 1623,7±90,4 – 1500–2000 49–75 Белок, г/сут 56,7±4,3 14,5 12–15%) в т .

ч. животного происхождения 37,4±2,0 65,9 32–49 (65%) Углеводы, г/сут 220,3±9,3 54,3 203–280 50–71 Жир, г/сут 57,3±4,5 31,7 (не более 30%) в т.ч. растительного происхождения 14,8±0,6 25,8 25–30% НЖК, г/сут 25,8±2,5 14,3 – МНЖК, г/сут 23,1±0,48 12,8 – ПНЖК, г/сут 10,2±0,7 5,6 5–10% ПНЖК -6, г/сут 8,3±0,6 4,6 – ПНЖК -3, г/сут 1,05±0,03 0,58 – Примечание — * — Санитарные нормы и правила «Требования к питанию населения: нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Республики Беларусь», утв. постановлением М-ва здравоохр. Респ. Беларусь 20.11.2012 № 180 .

При анализе жирно-кислотного состава рациона питания детей 5–6 лет установлено избыточное содержание насыщенных жирных кислот — 25,8±2,5 г/сут, или 14,3% от общей калорийности рациона питания при рекомендуемых ВОЗ величинах не более 10% от калорийности суточного рациона [7]. В то же время содержание ПНЖК в рационе питания было на нижней границе рекомендуемых уровней потребления, установленных в санитарных нормах и правилах «Требования к питанию населения: нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Республики Беларусь», утв. постановлением М-ва здравоохр. Респ. Беларусь 20.11.2012 № 80 (5,6% от калорийности при рекомендуемой величине 5–10%) .

Общее содержание -3 ПНЖК в рационе питания детей 5–6 лет составляло 1,05±0,03 г/сут, или 0,58% от общей калорийности рациона, и было ниже международных рекомендаций. При этом содержание -6 ПНЖК соответствовало рекомендуемым уровням и составило 4,6% от общей калорийности рациона .



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



Похожие работы:

«BELINKA BELLES, D.O.O. Zasavska cesta 95 1231 Ljubljana-rnue, Slovenija T +386 1 5886 299, F +386 1 5886 479 (+386 1 5886 303) E belles@belinka.si, www.belinka.com ТЕХНИЧЕСКА ЯИНФОРМАЦИЯ Belinka oil exterier НАИМЕНОВАНИЕ Belinka oil e...»

«Корпорация "Трансстрой" СТП 001-95* СТАНДАРТ ПРЕДПРИЯТИЯ Защита металлических конструкций мостов от коррозии методом окрашивания Москва эксклюзивные вязаные жакеты СТП 001-95* СТАНДАРТ ПРЕДПРИЯТИЯ ЗАЩИТА МЕТАЛЛИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ МОСТОВ ОТ КОРРОЗИ...»

«0406642 RHEOTEST Messgerate Medingen Серия RHEOTEST® RN Традиции Реометры с наименованием марки RHEOTEST® используются во многих странах более 40 лет и представляют постоянство традиций Медингена в разработке, производстве и сбыте ротационных реометров. Новинки Впервые наше предприятие предлагает с...»

«УТВЕРЖДЕН приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от "" 2017 г. №_ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ Специалист по технологическому обеспечению производства технических средств реабилитации детей с ограниченными возможностями Регистрационный номер Содержание I...»

«Линейка дровяных воздухогрейных котлов Руководство по эксплуатации Сделано в России Греет больше. Служит дольше. Благодарим Вас за приобретение нашей продукции. Настоящее руководство по эксплуатации предназначено для изучения принципа работы, правил эксплуатации и обслуживания дровяного воздухогрейного котла длительного го...»

«© 1996 г. П.НЕЛЬСОН, И.КУЗЕС ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИАЛЕКТИКА И СТРОИТЕЛЬСТВО ДЕМОКРАТИИ В РОССИИ НЕЛЬСОН Пэнн профессор Университета Содружества Вирджинии, США. КУЗЕС Ирина корреспондент журнала Знание сила, США Тезис, антитезис, преемственность и Запад В январе 1992 г. во второй раз за это столетие новое правительство России, полн...»

«УДК 681.3.06 ББК 32.973.26-018.2 Р79 Раус, Д.Р79 Ваш блог в Интернете. Как заработать миллион: Пер. с англ. / Д. Раус, К. Гаррет. — СПб.: БХВ-Петербург, 2009. — 288 с.: ил. ISBN 978-5-9775-0376-1 Практическое руководство по созданию и продвижению блога...»

«Технология сборки, установки и заполнения габионных сетчатых изделий (ГСИ) Настоящая Инструкция даёт возможность узнать технологию сборки, установки, заполнения габионных конструкций. Инструк...»

«Пояснительная записка Комплекс "Земля Олонхо" в системе города Якутска Г. ЯКУТСК, РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) Участок в 47 га расположен в историческом месте имеющий как государственно – республиканское, так и местное значение. Загадка у...»

«Информация об итогах торгов по продаже движимого имущества ПАО "ФСК ЕЭС" от 20.04.2017 Дата проведения: 20.04.2017 Тип торгов: открытый аукцион Предмет продажи: Лот 1. ЗИЛ-575221 Местонахождение: г. Самара, Зубчаниновское шоссе, д. 130 VIN: X8957522140BY9023 Марка, модель ТС: ЗИЛ-575221 Наименование (тип ТС): грузовой...»

«А К А Д Е М И Я Н А У К СССР ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА комиссия ПУШКИНСКАЯ ВРЕМЕННИК ПУШКИНСКОЙ комиссии щ т ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Ленинград • 1971 Редактор акад. М. П. АЛЕКСЕЕВ комиссии ВРЕМЕ...»

«Приложение к свидетельству № 47287 Лист № 1 об утверждении типа средств измерений Всего листов 9 ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВА ИЗМЕРЕНИЙ Система автоматизированная информационно-измерительная коммерческого учета электроэнерги...»

«ПАСПОРТ на источник бесперебойного питания ББП-100 ИСТОЧНИК ПИТАНИЯ ББП-100 ТУ 4372 006 63438766 11 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ № РОСС RU.ХП28.B07734 ПАСПОРТ 1. ВВЕДЕНИЕ Настоящий паспорт предназначен для изучения обслуживающим персоналом правил эксплуатации источника питания ББП-100.2. НАЗНАЧЕНИЕ Источник питания ББП-100 (в д...»

«Scientific Cooperation Center Interactive plus DOI 10.21661/r-463487 Кирищиев Олег Рафаэлевич ОСНОВЫ УЧЁТА СПЕЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ МАШИННО-АППАРАТНОГО КОМПЛЕКСА ПРЕДПРИЯТИЯ Ключевые слова: машинно-аппаратный комплекс...»

«На правах рукопис Топинский Валерий Александрович Резервные цены в асимметричных аукционах Специальность 05.13.18 — математическое моделирование, численные методы и комплексы программ Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата физико-математических наук 2 0 [ Я 2014 Ю Москва — 2014 Работа выполнена в Ф...»

«М. А. Фельдман К ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕКУЛЬТУРНОМ УРОВНЕ РАБОЧИХ УРАЛА В ГОДЫ ПРЕДВОЕННЫХ ПЯТИЛЕТОК Вопрос об общекулътурном уровне рабочих в период осени 1928 — июня 1941 г. следует отнести к числу наиболее актуальных среди иссле­ дований, посвященных истории России советского периода. В литературе 30 — 80 гг. XX в. не вызывал с...»

«Адаптер (переходник) Моделист USB-LPT.1. Назначение. Данное устройство предназначено для подключения к программному обеспечению установленному на персональном компьютере Mach3, USB CNC контроллеров шаговых двигателей с интер...»

«Московский институт электроники и математики (технический университет) Институт космических исследований РАН Разработка точных и реалистичных цифровых МКЭ-моделей в задачах дентальной имплантации Докладчик: Полякова Т.В., асп., МИЭМ Научный руководитель: д.т.н., профессор Чумаченко Е.Н. Расширенный...»

«ISSN 2412-8988 DOI: 10.17117/cn.2015.01.07 http://ucom.ru/doc/cn.2015.01.07.pdf Вестник научных конференций 2015 · N 1-7(1) Bulletin of Scientific Conferences Труды Естественнонаучного и гуманитарного факультета Тамбовского государственного технического университета http:/...»

«MasterSeal® 525 Эластичное полимерцементное покрытие для гидроизоляции и защиты железобетонных и каменных конструкций, в том числе контактирующих с питьевой водой. Покрытие тротуаров на морских ОПИСАНИЕ набережных. ® MasterSeal 5...»

«Открытое акционерное общество "Российские железные дороги" Стандарт СТО РЖД ОАО "РЖД" 1.05.509.9-2008 Система управления эффективностью поставок РУКОВОДСТВО ПО МЕТОДИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКЕ И МОНИТОРИНГУ ЭТАПОВ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПОТРЕБЛЯЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Москва Предисловие 1 РАЗРАБОТАН Закрытым акционерным общест...»

«АНАЛИЗАТОР ШУМА И ВИБРАЦИИ АССИСТЕНТ ПАСПОРТ БВЕК.438150-005ПС г. Москва О О О " НТМ-ЗАЩИТА "АНАЛИЗАТОР ШУМА И ВИБРАЦИИ АССИСТЕНТ ПАСПОРТ БВЕК . 438150-005ПС г. Москва БВЕК.438150-005РЭ 1. Основные сведения об изделии 1.1. Анализатор шума и вибрации АССИСТЕНТ БВЕК.4381-005-18446736-08 (далее прибор). Заводской номер Дата...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.