WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены» ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА Сборник научных трудов Том 1 выпуск 25 Минск УДК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Введение. Последние десятилетия характеризуются широким применением биотехнологических препаратов в различных отраслях народного хозяйства: промышленности, сельском хозяйстве, ветеринарии, медицине. В состав таких биопрепаратов входят, как правило, живые микроорганизмы различных видов, штаммов и серотипов, а также генно-инженерномодифицированные штаммы с заданными контролируемыми свойствами. В сельском хозяйстве биопрепараты используются для проращивания семян, стимуляции роста растений, при высаживании рассады и саженцев в открытый грунт, для удобрения почвы (эффект внесения 30–50% азотных, фосфорных, микроудобрений), борьбы с вредителями и болезнями, снижения содержания нитратов, увеличения срока лежкости продукции, повышения урожайности, улучшения качества продукции, для санации почв и почвогрунтов при бессменном выращивании культур на одном месте, увеличения длительности плодоношения ряда культур и т. д. [1] .

Основным требованиям, предъявляемым к биопрепаратам, является их биобезопасность — отсутствие фактического или прогнозируемого нежелательного воздействия микроорганизма (токсина) или его генно-инженерно-модифицированного варианта на человека, животных и окружающую среду. Оценка потенциальной опасности продуктов микробиологического синтеза является весьма актуальной, как вследствие расширения спектра предлагаемых на рынке биопрепаратов, так и расширения спектра используемых для этих целей штаммов-продуцентов [2-3] .

Цель исследования — бактериологическая оценка биопрепарата «Маклор» .



«Маклор» — двухкомпонентный микробный препарат, состоящий азотфиксирующего штамма ассоциативного диазотрофа Brevibacillus 11F/2 и арбускулярно-микоризных грибов. Применение микробного препарата «Маклор» позволяет поддерживать корневую систему в увлажненном состоянии и защищает корневую систему микроклональных растений от повреждений. При его применении отпадает потребность в применении азотных минеральных удобрениях. Таким образом, использование микробного препарата «Маклор» представляет большой практический интерес .

Материалы и методы. При оценке биологического действия препарата «Маклор» в качестве тест-объектов был использован микробиоценоз толстого кишечника взрослых самок крыс. Эксперименты на животных проводились в соответствии с требованиями Женевской конвенции о гуманном обращении с лабораторными животными. Все животные содержались в стандартных условиях вивария со свободным доступом к воде и пище. Затравка лабораторных животных осуществлялась интраназально, концентрация препарата составляла 109 спор/животное. Микробиологическое исследование фекалий животных опытной и контрольной групп проводилось в динамике: до затравки (фон), на второй и четвертой неделе затравочного периода. Количество животных в каждой группе — 7 .

Бактериологические исследования микробиологического препарата проводились в соответствии с инструкцией по применению № 008-0914 «Методы экспериментального определения дисбиотического действия микроорганизмовпродуцентов и биотехнологических препаратов на их основе» [3]. Исследования проводили по двум параметрам: характер и степень изменения кишечной микрофлоры для определения наличия и степени выраженности дисбиотического действия препарата и диссеминация микроорганизмов-продуцентов во внутренних органах .

В работе использовалось стандартное оборудование и питательные среды микробиологических лабораторий. Видовую идентификацию выделенных штаммов грамположительных и грамотрицательных микроорганизмов проводили с использованием микробиологического экспресс-анализатора .



Бактериологические исследования для определения дисбиотического действия проводили на самках белых лабораторных крыс в динамике. Определение количества микроорганизмов в 1 г посевного материала проводилось по формуле:

–  –  –

где X — логарифм числа КОЕ в 1 г фекалий;

N — число колоний, формирующихся на средах при высеве соответствующего разведения фекалий;

10 — постоянный коэффициент при посеве 0,1 мл разведения фекалий;

n — степень разведения фекалий, взятого для посева .

–  –  –

± ± ± ± ± ± Анализ парных корреляций между представителями микробиоты кишечника у подопытных животных при воздействии препарата не выявил изменений при 2- и 4-недельной затравке. Возникновение новых и парадоксальных взаимосвязей в аутофлоре кишечника не было определено. В результате 4-недельной затравки лабораторных животных микробиологическим препаратом «Маклор» было выявлено, что состояние микробиоценоза кишечника существенно не изменилось. Различия в результатах не являлись достоверными .

Результаты исследований по изучению диссеминирующего действия биопрепарата «Маклор» свидетельствуют, что микроорганизмы-продуценты не обладали способностью к диссеминации в кровь и внутренние органы подопытных животных .

Заключение. Таким образом, результаты экспериментов позволяют судить о том, что при 4-недельной затравке лабораторных животных микробиологическим биопрепаратом «Маклор» диссеминирующее и дисбиотическое действие на нормальную микрофлору толстого кишечника лабораторных животных отсутствует .

Полученные результаты являются частью токсиколого-гигиенической оценки биопрепарата «Маклор» и свидетельствуют о безвредности используемых штаммов-продуцентов в составе биопрепарата, что является предпосылкой для его безопасного использования .

Литература

1. Фатина, П.Н. Применение микробиологических препаратов в сельском хозяйстве / П.Н. Фатина // Вестн. Астрахан. гос. техн. унта. — 2007. — № 4. — С. 133–136 .

2. Биопрепараты в сельском хозяйстве. Методология и практика применения микроорганизмов в растениеводстве и кормопроизводстве / И.А. Тихонович [и др.]. — М.: ГНУ ВНИИСХМ, 2005. — 154 с .

3. Антонович, Е.А. Методические указания по гигиенической оценке новых пестицидов / Е.А. Антонович. — Киев, 1988. — С. 2–4 .

4. Методы экспериментального определения дисбиотического действия микроорганизмов-продуцентов и биотехнологических препаратов на их основе: инструкция по применению № 008-0914: утв. Гл. гос. сан. врачом Респ. Беларусь 09.09.2014. — Минск, 2014. — 21 с .

–  –  –

The evaluation of the biological action of the biopreparat “MACLOR” was conducted with the use of laboratory animals .

Dissemination of producing bacteria in the internal organs of experimental animals wasn’t found. The preparation has no effect on of large intestine microbiocaenosis laboratory animals .





Keywords: biopreparats, producing bacteria, disbiotic action, dissemination .

–  –  –

ПСИХОгИгИЕНИчЕСКИЕ АСПЕКТы ФОРМИРОВАНИЯ СИНДРОМА «гОЛОВНАЯ БОЛЬ» У УчАЩИХСЯ

ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНыХ ШКОЛ

Бацукова Н.Л., Найден Д.О., Борщенская Т.И .

Учреждение образования «Белорусский государственный медицинский университет», Минск, Республика Беларусь Реферат. В статье приведены результаты анкетирования 174 учащихся 7–10-х классов общеобразовательных школ по шкале PedMIDAS, по шкале оценки качества сна (SLEEP QUALITY SCALE), а также Гиссенскому опроснику соматических жалоб .

Ключевые слова: учащиеся, головная боль, сон, тревожность .

Введение. Головная боль (далее — ГБ) является одним из распространенных симптомов, с которым встречается врач любой специальности. Распространенность ГБ оценивается различно и по данным Newland встречается от 5 до 200 случаев на 1000 населения [2]. Особенно часто жалуются на головные боли дети, в первую очередь школьники, что негативно сказывается на их настроении, поведении, работоспособности, учебе и дальнейшей профессиональной ориентации. До настоящего времени не существует классификаций и критериев диагноза ГБ, специфичных для детского возраста. Помимо этого, большие трудности в диагностике первичных ГБ у детей по сравнению с взрослыми связаны с тем, что в основе диагноза ГБ лежат исключительно субъективные болевые ощущения пациента, которые ребенок дифференцирует, локализует и характеризует иным образом (Pass J.I.А., 2006; Morris L., 2006), что также не учитывается в современных классификациях .

Тем не менее для диагностики ГБ у детей используется Международная классификация ГБ 2-го пересмотра (МКГБ II-2004), разработанная для взрослых и включающая 13 основных типов головной боли. Первые 4 группы составляет так называемая первичная головная боль, 5–11 — симптоматическая, 12-я группа включает краниальные невралгии, 13-я — неклассифицируемую головную боль .

Классификация упорядочила запутанную терминологию, применяемую при головной боли. Для облегчения поиска в ней разработаны диагностические критерии разных типов головной боли .

Цель исследования — оценка распространенности и психогигиенических аспектов развития головных болей у анкетированных подростков .

Материалы и методы. В исследовании приняли участие 174 школьника 7–10-х классов (средний возраст — 14,03±1,56 года), из них 67 мальчиков (38,5%, средний возраст составил 14,23±1,11 года) и 107 девочек (61,49%, средний возраст — 13,98±1,81 года), в т. ч. 102 учащихся городской школы (лицей) (58,62%, средний возраст — 14,92±0,73 года) и 72 (41,3%, средний возраст — 13,73±2,61 года) — учащиеся средних классов города и сельских школ (таблица 1) .

–  –  –

Клиническое обследование включало опрос, оценку характера жалоб учащихся, данных физикального обследования, измерение артериального давления (АД), анкетирование. Выделены основные клинические синдромы ГБ. У каждого школьника использовались: анкета MIDAS (Migraine Disability Assessment Questionnaire), применительно к детской популяции — PedMIDAS (педиатрический MIDAS). Интенсивность ГБ оценивали по визуально-аналоговой шкале (ВАШ). Кроме того, использована шкала оценки качества сна (SLEEP QUALITY SCALE, Рачин А.П., 2002) и шкала HIT-6 для оценки влияния головных болей на повседневную деятельность подростка; для оценки состояния здоровья школьников применялся Гиссенский опросник соматических жалоб, позволяющий оценить их интенсивность по шкале «Нервное истощение», «Гастралгический фактор», «Болевой фактор», «Сердечный фактор», а также интегральный показатель «Давление жалоб» .

Также нами разработана анкета из 32 вопросов, касающихся непосредственно клинических характеристик ГБ, социальных, аггравирующих факторов, а также данных семейного и медицинского анамнеза (наличие сопутствующей хронической патологии, травм головы, расстройства зрения) .

Статистическая обработка результатов исследований проводилась при помощи программы Statistica 6.0 и программы Microsoft Excel 2003 с помощью методов вариационной статистики с использованием средней арифметической величины (М) и ее стандартной ошибки (±). Вероятность возможной ошибки (р) при сравнении двух наблюдаемых частот определяли по t-критерию Стьюдента. Достоверным считался уровень значимости р0,05 и р0,01 .

Результаты и их обсуждение. Из обследованных 174 школьников жалобы на ГБ предъявляли 46 учащихся (12 мальчиков, 34 девочки). Частота всех типов ГБ составила 26,43%, среди мальчиков — 17,9%, среди девочек — 31,78%. Средний возраст школьников с ГБ составил 14,55±0,11 года .

Среди 32 школьников в возрасте до 13 лет частота всех ГБ составила 9,3%, среди 142 школьников в возрасте 14–17 лет — 29,9%. Выявленный пик заболеваемости ГБ приходится на 14–15 лет (таблица 2) .

–  –  –

В структуре ГБ преобладали первичные ГБ (88,4%), вторичные ГБ составляли 11,6%. Частота первичных ГБ составила 24,1% (42 учащихся), среди лиц женского пола — 28,5% (у 30 человек), среди лиц мужского пола — 17,7% (у 12 человек). Средний возраст школьников с первичными ГБ — 14,26±0,22 года. Вторичные ГБ выявлены только у 2,33% детей. Вторичные ГБ, как правило, хронические (93,1%), первичные головные боли, наоборот, острые (92,86%) .

Наиболее распространенными типами первичных ГБ являются ГБ напряжения (ГБН) — у 71,42% (30 учащихся) и мигрень — у 21,34% (9 учащихся). Сочетание этих типов ГБ выявлено у 2 детей, их доля среди первичных ГБ составляет 4,76%. Кроме мигрени и ГБН у школьников выявлен еще один вид первичной ГБ — первичная ГБ при физическом напряжении (у 1 школьника, или 2,38%). В структуре вторичных ГБ у школьников преобладали ГБ, вызванные травмой головы и/ или шеи (75%) .

Наиболее распространенным типом головной боли является ГБН. Частота всех подтипов ГБН составила 17,24% (среди лиц женского пола — 20,56%, среди лиц мужского пола — 11,94%). Средний возраст школьников с ГБН — 14,58±0,17 года. Характер ГБ чаще описывался как давящий (46,67%), реже — пульсирующий (20,0%). Двусторонняя локализация установлена у 73,3% школьников (22 учащихся), односторонняя — у 10% (3 человека), 13,33% детей (4 человека) затруднились указать локализацию ГБ, у 3,3% школьников (1 учащийся) локализация менялась от приступа к приступу .

У 60% детей ГБН сопровождалась фото- и фонофобией. Только 2 школьника с ГБН (6,67%) в качестве ассоциированного симптома имели тошноту. Согласно критериям ГБН МКГБ II-2004, боль не усиливается от рутинной физической нагрузки и интенсивность ее чаще слабая или средняя. Однако в нашем исследовании у 40% школьников с ГБН боль усиливалась от обычной физической активности, а интенсивность ГБ по шкале ВАШ действительно была слабой или умеренной в 90% случаев (у 27 учащихся) (таблица 3) .

–  –  –

Вторым по распространению типом первичной ГБ является мигрень. Частота всех подтипов мигрени среди всех 174 анкетированных составила 5,17% (у 9 школьников), среди лиц женского пола — 6,54% (у 7 девочек), среди лиц мужского пола — 2,98% (у 2 мальчиков). Средний возраст школьников с мигренью составил 14,89±0,28 года. А среди 14–17-летних школьников соотношение мальчиков и девочек с мигренью составляет примерно 1:4. В целом мигрень преобладала среди девочек — 77,78% (7 девочек) .

Как пульсирующую ГБ охарактеризовали 33,33% детей с мигренью, 22,22% школьников — как давящую, 44,44% детей описали меняющийся характер ГБ (пульсирующий/давящий) .

Мигренозные боли были чаще двусторонние — 33,33%, реже — односторонние (11,11%), не смогли указать локализацию головной боли 55,55% школьников .

Все без исключения дети с мигренью оценивали интенсивность по шкале ВАШ ГБ как сильную (55,55%) или умеренную (33,33%), умеренную/сильную — 11,11% (в зависимости от приступа). У преобладающего числа школьников мигренозные ГБ усиливались при физической нагрузке (66,67%), обычно сопровождались фото- и фонофобией (77,78%), тошнотой и/или рвотой — только у 22,23 % (таблица 4) .

–  –  –

После анализа данных, полученных в результате анкетирования по ВАШ, критерий интенсивности ГБ был наиболее актуальной ее характеристикой для дифференцировки мигрени от ГБН у школьников. В то же время локализация ГБ не является высокоспецифичным диагностическим критерием в детской популяции .

Наиболее значимыми провоцирующими факторами возникновения ГБН у школьников явились эмоциональное напряжение (46,66%), умственные нагрузки (43,33%), смена погоды (33,33%), плохой или недостаточный сон (26,67%). Школьники, для которых характерны головные боли по типу мигрени, отмечали, что спровоцировать ее могут нарушения сна (77,78%), умственная нагрузка (66,67%), эмоциональное напряжение (66,67%), перемена погоды (44,45%). Такие провоцирующие факторы как эмоциональное напряжение и нарушения сна достоверно чаще наблюдались у детей и подростков с мигренью, чем у лиц с ГБН (р0,05, t = 1,99 и р0,05, t = 2,76 соответственно) (таблица 5) .

–  –  –

У большинства школьников ГБ появлялись независимо от времени суток, дня недели и времени года. У тех, кто отмечал временную зависимость, ГБ чаще появлялись днем и вечером, в осенне-зимний период .

Продолжительность сна у школьников с ГБ отличается от длительности сна школьников, не страдающих таковой (р0,05, t = 3,22). У 60,87% подростков (28 человек), страдающих ГБ, продолжительность сна составляет меньше 8–9 ч/сут, из них большая часть — дети, чей сон менее или равен 6 ч. Среди детей с ГБ школьников с длительностью сна менее 8–9 ч было значительно больше, чем среди детей без ГБ .

После измерения АД при помощи полуавтоматического тонометра Microlife BP A50 было выявлено, что из 174 обследованных учеников у 102 артериальное давление на момент осмотра менее 100/80 мм рт. ст. (58,62%), причем из тех, кто страдает головными болями (из 46 учащихся), низкое АД было зарегистрировано у 37 школьников (80,38%, при р0,05, t = 4,22) .

После анализа факторов, аггравирующих ГБ у школьников, было обнаружено, что для них характерны длительное засыпание, трудное пробуждение, чуткий сон, снохождение (у 86,95% обследованных с ГБ в целом). Среди детей с мигренью доля школьников с расстройствами сна составила 88,89%, среди детей с ГБН — 86,67% (р0,05, t = 6,51). Наиболее частыми расстройствами сна у детей с мигренью были долгое засыпание и частое пробуждение, у школьников с ГБН — трудное пробуждение по утрам .

Сравнение успеваемости школьников с ГБ и без ГБ показало, что количество хорошистов и отличников было больше среди детей без ГБ, чем среди детей, страдающих ГБН и мигренью. Успеваемость у девочек с ГБН значительно лучше, чем у мальчиков с данным диагнозом. Отличники и хорошисты среди девочек составляют 85,05% (91 человек), среди мальчиков — 42,68% (42 человека) .

У 37,2% школьников с мигренью, подобной ГБ, страдает кто-то из родственников, в большинстве случаев мать .

Эти данные подтвердились при анкетировании школьников вместе с родителями. Положительный семейный анамнез для мигрени был выявлен у 57,15% девочек с мигренью. Положительный семейный анамнез для ГБН был выявлен у 46,66% школьников с ГБН .

Почти все школьники с ГБ и без нее ежедневно проводят время за персональным компьютером (играя в компьютерные игры) от 1 до 6 ч и более (90,8%). Большая часть подростков с ГБ проводят за персональным компьютером от 1 до 2 ч (82,6%), лишь незначительная доля учащихся с ГБН (4 человека, или 13,33%) проводят 6 ч и более. Среди лиц без ГБ доля подростков, длительно работающих с компьютером, значительно выше. Подростки с ГБН меньше времени проводят за компьютером, что, по-видимому, обусловлено отмеченной нами высокой утомляемостью, связанной с ГБ .

Статистически значимых различий по полу среди данных групп школьников не выявлено. Имеются зарубежные данные о более частом использовании компьютера, как детьми с мигренью, так и с эпизодической ГБН, чем детьми без ГБ [3-4]. Не исключено, что указанные противоречия обусловлены различным контингентом обследованных, их имущественным и социальным статусом. В нашем исследовании у 36,66% (11 человек) школьников, страдающих ГБН, и у 33,34% с мигренью (3 человека) работа за компьютером усугубляет ГБ .

В результате анализа внеклассной занятости подростков было установлено, что посещение школьниками кружков и спортивных секций достоверно не отличается при сравнении групп детей с первичными ГБ и без них (р0,05, t = 1,65). В то же время посещаемость кружков достоверна меньше в группе детей с ГБН в целом (р0,05, t = 2,45) по сравнению со школьниками без ГБ .

Значимым аггравирующим фактором ГБ, выявленным у обследованных, явилось зрительное переутомление, связанное как с некорригируемым, так и неадекватно корригируемым расстройством зрения. У 38,5% детей с ГБН имеют место различного рода нарушения зрения (миопия, гиперметропия, спазм аккомодации, косоглазие). Высокая частота зрительного переутомления у обследованных обусловлена тем, что значительная часть школьников (66,67%) с установленным диагнозом расстройств зрения отказывается носить очки из-за стеснения перед одноклассниками (подавляющее большинство из них девочки — 88,89%; р0,05, t = 1,92) .

Легкую черепно-мозговую травму в анамнезе имели 16,66% школьников с ГБН и 11,1% детей и подростков с мигренью (р0,05, t = 4,32). Большинство случаев касались частой эпизодической и хронической ГБН и обнаружены преимущественно среди мальчиков .

В результате анализа полученных данных не было выявлено достоверных отличий в материальном достатке, в жилищно-бытовых условиях, отсутствии или наличии отдельной комнаты, общем количестве членов семьи, числе братьев и сестер, между группами детей и подростков с ГБ и без ГБ .

Выявлено, что интегральный показатель «Давление жалоб» у школьников, страдающих головными болями, был достоверно выше, чем у школьников без ГБ (12,9±0,6 и 9,8±0,7 балла соответственно, 0,05). При этом необходимо отметить, что эти показатели находились в диапазоне нормы у учащихся обеих групп. Основные различия отмечались по шкалам «Фактор нервного истощения» (у школьников с ГБ «Фактор нервного истощения» 2,5±0,3 и 1,5±0,4 балла соответственно, 0,05); «Болевой фактор» (у лиц с ГБ 4,6±0,4 балла, без ГБ — 2,6±0,3 балла, 0,05) .

Показатели по другим шкалам — «Гастралгический фактор» и «Сердечный фактор» — достоверно между группами не различались. Все вышеперечисленные показатели находились в пределах нормальных диапазонов .

В результате анализа степени влияния головной боли на повседневную деятельность школьников были получены следующие результаты: средний суммарный балл по тесту HIT-6 среди школьников, страдающих головной болью, составил 54±4,2. Причем с ГБН он равен 49,8±3,2, с мигренью — 57±5,4. Между показателями ВАШ (4,78±0,25 и 6,82±0,62 соответственно) и значениями индекса HIT существует прямая корреляционная связь (p0,05, t = 2,76) .

Заключение. Таким образом, из полученных результатов можно сделать следующие выводы:

1. Первичные головные боли широко распространены среди детей школьного возраста, что определяет их большую медико-социальную значимость. Частота всех типов первичных ГБ среди школьников составляет 26,43%. Частота заболеваемости связана с полом (среди мальчиков — 17,9%, среди девочек — 31,78%). Пик заболеваемости среди школьников приходится на 14–15-летний возраст. Наиболее распространенными типами ГБ являются мигрень и ГБН .

2. Интенсивность ГБ — наиболее значимая характеристика ГБ в дифференциальной диагностике мигрени от ГБН .

Интенсивность болевого синдрома выше у девочек, чем у мальчиков, сильнее при мигрени и сочетанных формах головных болей. Локализация ГБ не является значимым диагностическим критерием ГБ в детской популяции .

3. У детей с первичными ГБ наиболее частым коморбидным состоянием явились фобические тревожные расстройства. Среди факторов, аггравирующих ГБ, преобладают инсомнии, зрительное и эмоциональное переутомление, смена погоды, травмы головы. Наиболее значимыми провоцирующими факторами возникновения приступов первичных ГБ являются эпизоды эмоционального напряжение, нарушения сна и перемена погоды. Эмоциональное напряжение и нарушения сна достоверно чаще наблюдались у детей и подростков с мигренью, чем у лиц с ГБН (р0,05) .

4. Продолжительность сна у школьников с ГБ отличается от длительности сна школьников, не страдающих ГБ (р0,05, t = 3,22). У 60,87% подростков (28 человек), страдающих ГБ, продолжительность сна составляет менее 8–9 ч/сут, из них большая часть — дети, чей сон менее или равен 6 ч. Среди детей с ГБ обследованных с длительностью сна менее 8–9 ч была значительно больше, чем среди детей без ГБ .

5. На момент осмотра артериальное давление менее 100/80 мм рт. ст. зафиксировано у 102 школьников (58,62%), причем из тех, кто страдает головными болями (из 46 учащихся), низкое АД было зарегистрировано у 37 школьников (80,38%, р0,05, t = 4,22) .

6. В результате анализа внеклассной занятости подростков было установлено, что посещение школьниками кружков и спортивных секций достоверно не отличается при сравнении групп детей с первичными ГБ и без таковых (р0,05, t = 1,65). В то же время посещаемость кружков достоверна меньше в группе детей с ГБН в целом (р0,05, t = 2,45) по сравнению со школьниками без ГБ .

7. Интегральный показатель «Давление жалоб» находился в диапазоне нормы у всех анкетируемых школьников .

Тем не менее у детей, страдающих головными болями, он был достоверно выше, чем у школьников без ГБ (12,9±0,6 и 9,8±0,7 балла, 0,05). При этом основные различия отмечались по шкалам «Фактор нервного истощения» и «Болевой фактор» .



8. Подростки с ГБН тратят меньшее время на компьютерные игры, что, по-видимому, обусловлено повышенной утомляемостью, связанной с ГБ .

Врачи-педиатры и неврологи, работающие в общеобразовательных школах и интернатах, при дифференциальной диагностике ГБ у школьников должны учитывать высокую заболеваемость ГБН, особенно в переходном возрасте — 14–15 лет .

Синдром ГБ, обсуждаемый как проблема преимущественно для взрослых, не миновал и детей. Результаты исследования позволяют говорить о высокой частоте первичных ГБ среди школьников, особенно эпизодических головных болей напряжения и мигрени. Отмечено сочетание семейных и внесемейных факторов, сказывающихся на манифестации синдрома ГБ. Задача врача провести дифференциальную диагностику между первичными и вторичными головными болями, предупредить снижение качества жизни при одновременном осторожном отношении к агрессивному лечению .

Литература

1. Бадалян, Л.О. Головные боли у детей и подростков / Л.О. Бадалян, А.И. Берестов. — М., 1999. — 198 с .

2. Шток, В.Н. Головная боль / В.Н. Шток. — М.: Мед. информ. агентство, 2007. — 472 с .

3. Deubner, D.C. An epidemiologic study of migraine and headache in 10–20-year-olds / D.C. Deubner. // Headache. — 1997. — Vol. 45, № 6. — Р.133–180 .

4. Guidetti, V. Headache in children and adolescent / V. Guidetti // Cephalalgia. —2006. — Vol. 26, № 12. — P. 94–112 .

–  –  –

The article contains the results of questionnaire 174 students of 7–10 classes of comprehensive schools on a scale PedMIDAS, on a scale of assessment of the quality of sleep (SLEEP QUALITY SCALE), and Giessens questionnaire of physical symptoms .

Keywords: pupils, headache, sleep, anxiety .

–  –  –

Реферат. По результатам исследования установлено, что лица мужского пола склонны к более высокой (завышенной) самооценке своего здоровья по сравнению с лицами женского пола, также как и индивидуумы с маскулинным типом гендерной идентичности (независимо от биологического пола) .

Показано, что субъективная оценка здоровья зависит не от биологического, а от социального пола, и истоки различий в самооценке здоровья лицами разного пола необходимо искать не в биологических особенностях, а в стереотипах гендерного поведения. Исходя из этого, гендерный анализ наряду с возрастно-половым анализом необходимо использовать при оценке здоровья населения, разработке программ улучшения здоровья и профилактики заболеваний, в процессе пропаганды здорового образа жизни, а также с целью регулирования формирования стереотипов здоровьесберегающего поведения молодежи .

Ключевые слова: самооценка здоровья, гендерная идентичность, пол, подростки, студенты .

Введение. В современной научной медицинской литературе все больше внимания уделяется вопросам гендерного анализа особенностей здоровья населения. Поскольку медицина относится к естественным наукам, в большинстве случаев под гендерными особенностями подразумеваются различия в состоянии здоровья, связанные с анатомо-физиологическими характеристиками организма, т. е. с биологическим полом. Вместе с тем использование понятия «гендер» как синонима понятия «пол» является одной из самых распространенных ошибок. Причиной этого является, отчасти, и транслитерация слова «gender», которое в англоязычной медицинской литературе означает «пол» .

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) использует термин «гендер» для определения «социально обусловленных ролей и моделей поведения, которые данное общество считает присущими мужчинам и женщинам». Таким образом, если понятие «пол» определяет репродуктивные функции человека, то понятие «гендер» позволяет анализировать особенности его поведения, в т. ч. и здоровьесберегающего .

Различия в уровне здоровья мужчин и женщин общеизвестны, но важным элементом анализа является вопрос «Чем они обусловлены?»: исключительно ли биологическими особенностями организма (биомедицинский подход к объяснению гендерных различий в здоровье) или различными поведенческими и психосоциальными факторами (социомедицинский подход) [1] .

Поскольку в реальности оба эти подхода переплетаются достаточно тесно, вклад обеих групп факторов формирования гендерных различий в уровень здоровья выделить трудно. Гендерные различия нездоровья обусловлены социальным взаимодействием, однако влияют в комплексе с биологическими факторами: генетической, анатомической и физиологической компонентами [2]. В соответствии с расчетами специалистов, разница в средней продолжительности жизни людей разного пола, обусловленная биологическим фактором, составляет 1,9–2,1 года, а остальное — результат действия социокультурных и личностных факторов, которые после периода половой зрелости имеют решающее влияние на различия в продолжительности жизни и состоянии здоровья человека [3]. Таким образом, разница в показателях здоровья обусловлена, как биологическим полом, так и социальным, и сужать гендерный анализ исключительно к различию «мужчина–женщина» неверно .

В социологических исследованиях гендерный подход требует изучения психологических, социальных и культурных различий между мужчинами и женщинами. При этом одной из социальных проблем является формирование ценностного отношения к здоровью на основе определенных стереотипов поведения, социальных ролей и биологических особенностей, присущих лицам разного пола. В работах, выполненных нами ранее, установлены не только определенные черты, характеризующие сходства и различия в образе жизни и поведенческих реакциях, связанных с самосберегающим поведением лиц разного пола, но и более выраженные различия у лиц маскулинного и феминного типа [4]. Объяснение гендерных различий в здоровьесберегающем поведении также опирается на указанные выше концептуальные подходы. Исключительно биомедицинский подход при этом недостаточен, поскольку биологические различия между полами могут объяснять только отдельные реакции и состояния, но не общий паттерн поведения [1] .

Традиционно для характеристики состояния здоровья населения используется ряд медико-демографических показателей, данных о заболеваемости, физическом развитии и др. Все эти показатели относятся к объективным (статистическим) критериям здоровья. Однако в последнее время все шире используются и субъективные (социологические) показатели здоровья, такие как самооценка здоровья, особенности здоровьесберегающего поведения и др. По мнению многих исследователей, субъективная оценка здоровья, т. е. его восприятие самим респондентом, является весьма важной и часто имеет большее влияние на общественное функционирование и качество жизни человека, чем наличие у него фактических нарушений [5-6] .

В исследованиях по гендерной психологии убедительно доказывается, что гендерная дифференциация не тождественна половой дихотомии и именно гендер, а не биологический пол, формирует отношение человека к своему здоровью .

В настоящее время отсутствуют научные работы, посвященные формированию оценки собственного здоровья, ориентации на укрепление своего здоровья в молодежной среде на основе гендерных различий .

Цель исследования — сравнительная оценка влияния биологического и социально-психологического пола на самооценку здоровья учащейся молодежи .

Материалы и методы. Исследование базировалось на результатах социологического опроса учащихся 9–11-х классов общеобразовательных школ и студентов высших учебных заведений. Исследуемая совокупность была сформирована методом случайного отбора учебных групп и классов с последующим сплошным охватом всех учащихся и студентов в них .

Опрос проводился анонимно путем самозаполнения специально разработанных анкет, содержащих паспортную часть (возраст, пол, учебное заведение и т. д.); вопросы оценки уровня собственного здоровья; вопросы, касающиеся образа жизни (физическая активность, вредные привычки и т. п.). В анкету также был включен полоролевой опросник С. Бем, который позволяет исследовать уровень феминности, маскулинности и андрогинности и на этой основе определить тип гендерной идентичности (ГИ) респондента .

Обработка полученных данных проводилась отдельно для школьников и студентов путем стратификации массива данных по признакам биологического пола и типа гендерной идентичности .

Результаты и их обсуждение. Распределение респондентов на группы в зависимости от самооценки своего здоровья позволило установить, что и школьники, и студенты мужского пола несколько чаще, чем девушки, оценивают уровень своего здоровья как «отличный» и «хороший» (рисунок 1). Половина респондентов женского пола характеризуют собственное здоровье как «хорошее». Вместе с тем каждая пятая девушка-подросток и каждая четвертая студентка считают состояние своего здоровья «удовлетворительным» соответственно 20,4 и 25,4%), что в 2,1 и 1,7 раза больше, чем среди юношей с данным уровнем самооценки здоровья .

–  –  –

Удельный вес лиц с «неудовлетворительным» уровнем здоровья среди юношей-школьников в 2,3 раза выше, чем среди девушек-школьниц; у студентов это превышение составляет 1,6 раза. Итак, если для респондентов женского пола характерны преимущественно «хорошие» и «удовлетворительные» характеристики (усредненные оценки здоровья), то для респондентов мужского пола более характерны крайние его характеристики .

Распределение респондентов на группы в зависимости от их оценки собственного здоровья с учетом типа гендерной идентичности показал, что для лиц с андрогинным типом наиболее характерна «хорошая» оценка своего здоровья (59,1% школьников и 66,8% студентов), для маскулинных — «отличная» (соответственно 37,5 и 20,0%) и «хорошая» (37,5 и 46,7%); для феминных — «хорошая» (50,0 и 71,4%) и «удовлетворительная» (25,0 и 28,6%). Особенностью маскулинного типа является отсутствие «неудовлетворительной» характеристики собственного здоровья (и у школьников, и у студентов); особенностью феминного типа является наименьшая доля «отличной» характеристики (только 17,0% у школьников и ни одного случая у студентов) и самая высокая доля лиц с «неудовлетворительной» его оценкой (соответственно 8,0 и 5,0%), что в 2,7 и 2,1 раза превышает долю «неудовлетворительных» оценок у «андрогинных» респондентов .

Респонденты с маскулинным типом ГИ значительно чаще оценивают состояние своего здоровья как «отличное»: среди школьников «маскулинных» подростков с такой высокой оценкой своего здоровья в 1,4 раза больше, чем среди «андрогинных» и в 2,2 раза больше, чем среди «феминных» (р0,05). У студентов картина аналогичная, но при этом ни один студент феминного типа ГИ не оценил свое здоровье как «отличное» .

Оценка личности по шкале «маскулинность–андрогинность–феминность» предусматривает выбор респондентом психологических характеристик (из перечня в опроснике) по принципу дихотомии — присуща или не присуща ему данная черта характера. Поэтому с определенной степенью вероятности, можно считать, что увеличение числа признаков, присущих маскулинным личностям, автоматически приводит к уменьшению количества признаков, присущих феминным личностям. Полученные нами материалы показали, что с нарастанием числа признаков маскулинности увеличивается частота высоких (р0,01) и, соответственно, уменьшается частота неудовлетворительных оценок своего здоровья (рисунок 2) .

–  –  –

Рисунок 2. — Связь типа гендерной идентичности и самооценки здоровья школьниками Полученные данные дают основание предположить, что у лиц с маскулинным типом ГИ имеет место завышение оценки собственного здоровья .

Аналогичная картина наблюдается и при анализе результатов опроса студентов, что свидетельствует о наличии определенных закономерностей, но этот вопрос требует дальнейшего изучения .

Заключение. Молодые люди мужского пола склонны оценивать свое здоровье более оптимистично, чем девушки, так же, как и лица с маскулинным типом гендерной идентичности (независимо от биологического пола). По мнению Г. Кальвенте из Андалусской школы общественного здоровья (EASP), «мужчины переоценивают свое здоровье, именно пытаясь соответствовать мужскому стереотипу поведения, который навязан обществом», т. е., по сути, субъективная оценка собственного здоровья зависит не от биологического, а от социального пола. Несмотря на то, что завышенная самооценка может свидетельствовать о недостаточном внимании к своему здоровью, можно предположить, что в этом кроется будто бы очевидная разница в восприятии здоровья мужчинами и женщинами .

Таким образом, результаты исследований показали, что истоки различий в самооценке здоровья лицами разного пола следует искать не в биологических особенностях организма, а в стереотипах гендерного поведения. Исходя из этого, гендерный подход наряду с половым следует применять при разработке программ содействия здоровью и профилактики заболеваний [7], поскольку формирование ценностного отношения к здоровью и, соответственно, здоровьесберегающее поведение молодежи с различными типами гендерной идентификации требует различных технологий, подходов, аргументов .

Литература

1. Бурмыкина, О.Н. Гендерные различия в практиках здоровья: подходы к объяснению и эмпирический анализ // О. Н. Бурмыкина // Журн. исслед. соц. политики. — 2006. — Т. IX, № 2. — С. 101–119 .

2. Lorber, J. Gender and the social construction of illness: a review / J. Lorber, Е. Riska // Images of Women's Health: The Social Construction of Gendered Health / Publications of the Institute of Women's Studies Akademe University. — 1997. — № 10. — P. 21 .

3. Россет, Э. Продолжительность человеческой жизни / Э. Россет. — М., 1981. — 290 с .

4. Шилова, Л.С. Трансформация женской модели самосохранительного поведения / Л.С. Шилова // Соц. исследования. — 2000. — № 11. — С. 134–141 .

5. Aleksandrowicz, J. W poszukiwaniu definicji zdrowia / J. Aleksandrowicz // Studia Filozoficzne. — 1972. — № 9. — S. 9–15 .

6. Lane, S.D. Gender and Health –—Handbook of social studies in health and Medicine / S. Lane, S. Donald; Ed. by G. Albrecht, R. Fitzpatrick, S. Scrimshaw. — London: Sage Publication; New Delhi: Thousand Oaks, 2003. — P. 1361–1353 .

7. Полька, Н.С. Подходы к формированию гендерориентированных программ в области охраны здоровья детей и подростков / Н.С. Полька, О.В. Бердник, О.В. Добрянская // Довкілля і здоров’я. — 2015. — № 2(73). — С. 20–23 .

–  –  –

The objective of the article: to research comparing analysis of the influence of biological and social sex on the youth selfestimation of their health. It is determined that men usually have higher level of estimation of their health comparing with women .

Also persons with masculine type of gender identity have high level of the health estimation (it does not depend on their biological sex) .

It was shown that subjective health estimation does not depend on the biological sex, however it depends on social sex of the persons. The peculiarities of the health estimation of the persons with different sex should be found in stereotypes of gender behavior .

Taking into account gender analysis as well as age and sexual analysis should be used for health estimation of the population, creating health promotion and prevention diseases programs, propaganda of healthy lifestyle, aimed to the regulating of the formation of stereotype youth health-saving behavior .

Keywords: estimation of the health, gender identity, sex, adolescents, students .

–  –  –

Реферат. Изучались поведенческие факторы риска формирования здоровья 325 подростков (учащихся школ, гимназий, колледжа). Ведущими факторами риска здоровью подростков являются нерациональное питание, здоровьеразрушающее поведение, преобладание статических видов деятельности в структуре свободного времени, а также выраженный риск формирования компьютерной аддикции .

Ключевые слова: подростки, образ жизни, здоровьеразрушающее поведение, компьютерная аддикция .

Введение. Укрепление здоровья, увеличение продолжительности жизни человека представляется делом первостепенной важности. Состояние здоровья детей и подростков, определяющее основные тенденции здоровья населения, является одним из важнейших показателей достижения общества .

В середине минувшего столетия академиком Ю.П. Лисицыным была предложена формула расчета модели обусловленности здоровья и патологии. Согласно этой формуле, удельный вес воздействия образа жизни на состояние здоровья составляет 56–57%. Здоровый образ жизни включает в себя активную деятельность людей, направленную на сохранение и укрепление здоровья, преодоление «факторов риска», ведущих к возникновению и развитию заболеваний, и оптимальное использование в интересах охраны и улучшения здоровья социальных и природных условий .

Формирование здорового образа жизни подростков базируется на сознательном самовоспитании полезных для здоровья стереотипов, ибо здоровье несовместимо со здоровьеразрушающим поведением. Однако элементы образа жизни претерпевают изменения вследствие меняющейся социально-экономической ситуации, использования интенсивных педагогических технологий, широкого внедрения в учебный процесс и повседневную жизнь компьютерной техники, наличия быстро меняющихся «модных течений» и целевых установок среди подрастающего поколения. [1] Так как подростки в силу своих физиологических особенностей являются наиболее чувствительной возрастной группой ко всякого рода неблагоприятным воздействиям [2], весьма актуальным представляется изучение поведенческих факторов риска формирования их здоровья .

Цель исследования — изучение и гигиеническая оценка образа жизни подростков. Обозначение факторов, влияющих на здоровьесберегающие установки учащихся .

Материалы и методы. В исследовании использовался метод анонимного анкетирования (не унифицированная анкета CINDI для изучения причин возникновения неинфекционных заболеваний у детей и молодежи, а специальная диагностическая анкета «Анализ компьютерной зависимости»). Статистическая обработка данных проводилась с помощью компьютерной программы Microsoft Excel .

Респондентами являлись 131 ученик учреждений общего среднего образования, 112 учеников гимназий в возрасте 15–16 лет и 82 учащихся колледжа. Статистической обработке с использованием пакета прикладных программ было подвергнуто 650 анкет .

Результаты и их обсуждение. Анализ медицинских карт учащихся показал, что около половины (58,2%) учеников школы и колледжа (48,3%), а также каждый третий подросток гимназий (33,1%) имеют функциональные и некоторые морфологические отклонения, сниженную сопротивляемость к острым и хроническим заболеваниям (II группа здоровья). Страдают хроническими заболеваниями в состоянии компенсации (III группа здоровья) каждый второй (58,1%) гимназист, каждый третий школьник (37,5%) и 12,1% учащихся колледжа .

Сочетанные функциональные отклонения и наличие полисистемной патологии отмечено у преобладающего большинства обследуемых подростков всех типов учреждений образования .

Однако субъективная оценка собственного здоровья подростками свидетельствует о том, что «совершенно здоровыми» чувствуют себя 43,0; 74,1 и 48,0% респондентов школы, гимназии и колледжа соответственно. Лишь 8,2% школьников, 2,3% гимназистов и 6,0% подростков колледжа ощущают себя «не очень здоровыми» .

Отмечены гендерные особенности в самооценке здоровья. Девушки более критично оценивают свое здоровье. Среди них в 1,8 раза меньше лиц, считающих себя «совершенно здоровыми», по сравнению с юношами .

Во всех изучаемых группах наиболее часто встречаются болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани. Среди ортопедических нарушений преобладают статические деформации. Плоскостопие и нарушение осанки имели место у 47,3; 51,2 и 69,1% учащихся школы, гимназии и колледжа соответственно .

Чрезмерные нагрузки в современных образовательных учреждениях способствуют росту болезней глаза и его придаточного аппарата, которые встречаются у каждого третьего школьника (31,2%), гимназиста (36,0%) и учащегося колледжа (31,0%) .

Заболевания органов пищеварения представляют серьезную медико-социальную проблему из-за высокой распространенности среди подростков и склонности к рецидивирующему течению. Болезни желудочно-кишечного тракта отмечены у 17,3% учащихся школы, 21,4% гимназистов и 22,0% учащихся колледжа. Боль в области желудка ежедневно отмечают 2,1% подростков школы, 3,1% гимназистов и 4,5% учащихся колледжа .

Одной из главных составляющих здорового образа жизни является рациональное питание. Анализ особенностей организации питании показал, что большинство респондентов завтракают дома. Ежедневно употребляют в пищу овощи и фрукты 69,3; 65,1 и 62,0% учащихся школы, гимназии и колледжа соответственно. На присутствие мяса в ежедневном меню указали 59,3% учеников школы, 76,2% гимназистов и 50,1% учащихся колледжа. Молоко и молочнокислые продукты употребляют в пищу каждый день половина опрошенных учеников школы (53,1%), гимназии (54,2%) и учащихся колледжа (46,2%). Каждый второй школьник и гимназист и каждый третий подросток колледжа ест рыбу раз в неделю .

Крайне редко употребляют в пищу овощи и фрукты 20,2% школьников, 12,3% гимназистов и 16,1% учащихся колледжа. Вообще не едят мяса 2,2; 4,1 и 14,3% подростков школы, гимназии и колледжа соответственно. В меню каждого третьего респондента отсутствует молоко и молочнокислые продукты, каждый пятый анкетируемый исключил из рациона рыбу .

Однако систематически едят бутерброды около половины школьников (43,3%), подростков колледжа (56,2%) и треть учеников гимназии (29,9%) .

Довольно часто в меню присутствуют сладкие газированные напитки у 49,1; 38,3 и 40,2% учеников школы, гимназии и колледжа соответственно. Конфеты и чипсы ежедневно употребляют в пищу большинство опрошенных (63,1% школьников, 61,2% гимназистов и 58,2% учащихся колледжа) .

Распространенность здоровьеразрушающего поведения, в частности курение и употребление алкоголя, среди молодежи является социально значимыми проблемами. Анкетирование показало, что однажды напивались 8,1% школьников и 9,2% гимназистов, а также треть (28,8%) учащихся колледжа. Почти ежедневно пьют пиво 2,5% респондентов колледжа .

Удельный вес лиц, ежемесячно употребляющих алкогольные напитки, составляет 6,1; 8,2 и 22,2% в школе, гимназии и колледже соответственно .

Более высокие показатели распространенности курения отмечены среди учащихся колледжа. Курят эпизодически 4,2% школьников, 2,3% гимназистов и 8,1% учащихся колледжа. Систематически курят 6,0% подростков школы, 9,2% гимназий и 32,1% юношей колледжа. Каждый третий подросток колледжа выкуривает от двух до пяти сигарет ежедневно .

Весьма показательными для характеристики жизнедеятельности современных подростков являются данные об их отношении к двигательной активности. Разными формами физической культуры во внеучебное время занимаются 31,2% школьников, 24,4% гимназистов и 14,1% учащихся колледжа. Большая часть подростков двигательно-активным занятиям во время досуга предпочитают занятия статической направленности (просмотр телевизионных передач, регулярная компьютерная деятельность). Следует отметить, что преобладание статических видов деятельности в конечном итоге может привести к развитию социальной гипокинезии. [3] Широкое использование компьютерной техники в учебном процессе и досуге делает актуальным аспект ее безопасного применения, т. к. существует множество серьезных проблем, обусловленных особенностями взаимодействия организма человека и машины, диктующих необходимость охраны здоровья и предупреждения негативного влияния информационных технологий на состояние здоровья подростков .

Анализ полученных данных свидетельствует о том, что около половины респондентов проводят за компьютером в среднем 3–4 ч/сут (52,2% школьников, 50,1% гимназистов и 61,3% учащихся колледжа). Не могут более одного дня обходиться без компьютера и интернета 57,1% гимназистов, 52,3% школьников и 70,2% учащихся колледжа. Довольно часто у 49,3% респондентов гимназий, 51,4% школьников и 60,3% учащихся колледжа возникает беспокойство, раздражение, ухудшение настроения в силу отсутствия возможности воспользоваться компьютером. Потребность вернуться за компьютер для улучшения настроения, ухода от жизненных проблем, погружения в виртуальный мир испытывают 50,3% учеников гимназий, 52,4% школьников и 60,3% учащихся колледжа .

Из-за частого и длительного пребывания за компьютером пренебрегают семейными и общественными обязанностями каждый четвертый ученик школ и гимназий (24,5 и 26,2% соответственно) и каждый третий учащийся колледжа (35,4%) .

Увлечение компьютером приводит к потере интереса к учебе и угрозе снижения успеваемости у каждого третьего респондента (27,2 гимназистов, 30,3% школьников и 31,4% учащихся колледжа) .

Значимыми компонентами здорового образа жизни являются такие его составляющие, как режим труда и отдыха. Достаточная длительность сна позволяет поддерживать благоприятное функциональное состояние организма, гарантируя высокую работоспособность. Дефицит сна приводит к истощению нервной системы и последующим заболеваниям. Сокращение длительности сна из-за не всегда лимитируемого времени пребывания в социальных сетях или компьютерных игр отмечают 51,3% школьников, 42,3% гимназистов и 61,1% учащихся колледжа .

Из-за увлечения компьютерными играми у каждого пятого респондента школ и гимназий и каждого четвертого учащегося колледжа нарушается режим питания. Забывают о своевременном приеме пищи или едят у компьютера 22,3% школьников, 20,1% гимназистов и 26,7% учащихся колледжа .

Нерациональная организация работы за компьютером негативно влияет на многие функции организма. Наиболее подвержены влиянию неблагоприятных факторов зрительный анализатор, нервная система, опорно-двигательный аппарат. При длительном пользовании компьютером могут появляться характерные симптомы «компьютерного синдрома», проявляющиеся головными болями, болями в спине, шеи, кистях рук, снижением остроты зрения и умственной работоспособности .

Частые головные боли и боли в спине отмечают 28,7% школьников, 35,3% учащихся гимназий и 30,3% учащихся колледжа. На чувство усталости, сухость глаз, боль в области глазниц и лба указывают 23,3% школьников, 20,3% гимназистов и 31,4% учащихся колледжа .

Вся совокупность мероприятий, направленных на предотвращение неблагоприятного воздействия компьютера и профилактику компьютерного синдрома, у 46,1% школьников, 41,3% гимназистов и 30,1% учащихся колледжа сводится лишь к эпизодическим перерывам в работе за компьютером .

Гимнастику для глаз выполняют 19,3% школьников, 25,4% гимназистов и 17,4% учащихся колледжа. Проведение физкультпауз во время перерывов для снятия утомления и повышения работоспособности практикуют лишь 15,3% школьников, 17,1% гимназистов и 12,2% учащихся колледжа .

Основная масса респондентов не предпринимает никаких действий, направленных на охрану здоровья и поддержание работоспособности на высоком уровне, предупреждение переутомления и негативного воздействия компьютера на функциональное состояние организма .

Заключение. Исследование показало, что в образе жизни современных подростков имеются серьезные негативные тенденции .

Ведущими факторами риска здоровью подростков являются:

1. Нерациональное питание, здоровьеразрушающее поведение (употребление алкоголя, табакокурение), преобладание статических видов деятельности в структуре свободного времени .

2. Выраженная вероятность формирования компьютерной зависимости, проявляющаяся в ежедневном длительном, не всегда лимитированном, пребывании за компьютером, ощущении психологического дискомфорта вне компьютерного пространства, навязчивом стремлении освобождения от жизненных проблем путем ухода в виртуальный мир, потере интереса к учебе и снижении успеваемости, нарушении режима питания и сна .

3. Недостаточное использование подростками профилактических мероприятий, направленных на улучшение функционального состояния организма .

Очевидно, что валеологическое сопровождение индивидуальных маршрутов учащихся должно стать полноценным направлением в совершенствовании всех форм образовательного процесса. Освоение врачами, педагогами и родителями новых ресурсов профилактических мероприятий, направленных на понимание подростками философии здоровья, формирование ориентации на культуру здоровья и здоровый образ жизни, позволит успешно реализовать стратегическую цель развития общества — воспитание здоровой личности .

Литература

1. Леонов, А.В. Гигиеническая оценка образа жизни современных городских школьников / А.В. Леонов, Е.С. Богомолова // Здоровье и окружающая среда: сб. науч. тр. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ. науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. В.П. Филонов. — Минск, 2009. — С. 590 .

2. Кучма, В.Р. Теория и практика гигиены детей и подростков на рубеже тысячелетий / В.Р. Кучма. — М.: Изд-во Науч. центра здоровья детей РАМН, 2001. — 376 с .

3. Сухарев, А.Г. Двигательная активность детей и физическое воспитание – основа нормального роста и развития детей / А.Г. Сухарев // Здоровье и образование детей — основа устойчивого развития Российского общества и государства: материалы науч. сес. академий. — М.: Наука, 2007. — С. 78–79 .

–  –  –

We studied the behavioral risk factors of formation of 325 adolescents in schools, high schools, college .

Leading risk factors for adolescent health are poor nutrition, health damaging behavior, the prevalence of static activity in the structure of free time. The risk of formation of computer addiction .

Keywords: teenagers, lifestyle, health damaging behavior, computer addiction .

–  –  –

ФАКТОРы РИСКА РАЗВИТИЯ КОМПЬЮТЕРНОй ЗАВИСИМОСТИ У ДЕТЕй И ПОДРОСТКОВ

Борисова Т.С., Солтан М.М., Занкевич И.Г .

Учреждение образования «Белорусский государственный медицинский университет», Минск, Республика Беларусь Реферат. У учащихся общеобразовательных учреждений существует высокая вероятность развития компьютерной зависимости, риск формирования которой имеет гендерную обусловленность и нарастает с возрастом. Факторами риска ее развития являются: раннее начало самостоятельной работы за компьютером, психофизиологические особенности подросткового возраста, продолжительная работа за экраном монитора, отсутствие хобби. С нарастанием признаков компьютерной зависимости диагностируется и возрастающее число лиц с симптомами «компьютерного синдрома» .

Ключевые слова: компьютерная зависимость, учащиеся общеобразовательных учреждений, факторы риска .

Введение. Компьютерные технологии, получившие ведущую роль в развитии современной информационной цивилизации, активно наращивают свою экспансию. С каждым днем возрастает время, проводимое человеком за экраном монитора, т. к. сегодня персональная электронная вычислительная техника стала универсальным средством не только обучения, работы, но и общения, развлечения. Чрезмерная психическая вовлеченность в работу за компьютером порождает зависимость, влекущую деформацию личностной структуры и деструктивные формы поведения. Особенно подвержены такому влиянию дети и подростки [1] .

Подростковый период — один из наиболее кризисных этапов в жизни человека. Повышенная эмоциональность и низкая психофизиологическая устойчивость организма данного возраста приводят к более острому ощущению различных проблем и переживаний, давления общества [2]. Усложняющиеся психические нагрузки современной жизни порождают необходимость отстранения от действительности, и многие подростки в стремлении уйти от реальности пытаются искусственно изменить свое психическое состояние любым доступным путем, в т. ч. создавая свою собственную реальность в виртуальном мире [3] .

Компьютерная аддикция, в т. ч. интернет-зависимость и игромания, — специфическая эмоциональная зависимость, вызванная нахождением длительное время за экраном монитора компьютера или иного технического средства [1]. Механизм ее формирования аналогичен развитию последствий других форм нехимического влияния.

Характерные признаки аддикции:

синдром абстиненции, постоянное стремление заполучить объект зависимости, снижение критического отношения к негативным сторонам зависимости, потеря интереса к социальной жизни, внешнему виду, удовлетворению других потребностей. Физические аспекты ее проявления: хроническая усталость, общее истощение организма, нарушения психики и поведения, повышенная уязвимость к стрессовым факторам, формирование невротических расстройств. Могут появляться также характерные симптомы «компьютерного синдрома»: головная боль, потеря остроты зрения, боль в спине, шее, мышцах и суставах кистей как следствие сидячего положения в течение длительного времени, постоянного давления на кисти рук, электромагнитного излучения, выраженной зрительной нагрузки и высокого эмоционального напряжения .

В связи с вышеизложенным актуальным является изучение особенностей формирования компьютерной зависимости среди различных контингентов, прежде всего, детей и подростков как наиболее уязвимой группы населения. Важно осознавать и предотвращать момент наступления переходного состояния между позитивными и негативными эффектами увлеченности компьютерной техникой. Все это требует своевременной диагностики риска возникновения компьютерной зависимости и организации действенных мероприятий по профилактике ее возникновения .

Цель исследования — донозологическая диагностика факторов риска формирования компьютерной зависимости у детей и подростков .

Материалы и методы. Настоящее исследование включает анализ данных анонимного анкетирования 300 учащихся 5, 7 и 11-х классов (51% мальчиков и 49% девочек) учреждений общего среднего образования г. Минска. В работе использован анкетно-опросный метод с применением специальной анкеты «Анализ компьютерной зависимости», методики САН для оперативной оценки самочувствия, активности и настроения, теста Айзенка «Самооценка психических состояний» для описания психосоматического статуса личности: состояния тревожности, фрустрации, агрессивности и ригидности личности [4]. Обработка результатов исследования проводилась на персональном компьютере с помощью пакета статистических программ Microsoft Excel. Статистически значимыми считали различия при р0,05 .

Результаты и их обсуждение. Анкетирование и последующий анализ полученных данных позволили выявить факторы риска формирования компьютерной зависимости у учащихся общеобразовательных учреждений. Одним из основных факторов риска выступает широкая доступность компьютерной техники и информационных технологий. Преобладающее большинство опрошенных (97,67%) имеют личный компьютер, 95,67% — зарегистрировано в социальных сетях, 93,67% — имеет свободный выход в интернет .

Современные школьники все больше и больше погружаются в виртуальный мир, пытаясь уйти от проблем реальности или в поиске развлечений. Основными формами ухода в виртуальный мир являются игровая зависимость (39% учащихся) и сетеголизм (43% обследованных) .

Существует ряд факторов, увеличивающих вероятность развития аддиктивного поведения. В качестве таких факторов могут быть дефекты воспитания и психологические травмы в детстве, психофизиологические особенности личности и ряд социальных факторов.

Основными в силу наибольшей распространенности факторами риска формирования компьютерной зависимости у обследованных учащихся выступают:

1) раннее начало самостоятельной работы за компьютером. У преобладающего большинства учащихся (81%) начало самостоятельной работы за компьютером совпадает с моментом поступления в школу либо приходится на период начальной школы. Вместе с тем около 1/5 части учащихся свойственно достаточно раннее начало освоения персональной электронновычислительной техники — период дошкольного и преддошкольного возраста. При этом гимназисты начинают работу раньше, чем школьники и к 10 годам 100% детей-гимназистов осваивают компьютер и пользуются им совершенно самостоятельно;

2) психофизиологические особенности переходного возраста. Психолог Л.С. Выготский (1988), рассматривая проблему интересов в переходном возрасте, называл ее «ключом ко всей проблеме психологического развития подростка» [2] .

В переходный период происходит «дозревание» психологической сферы личности, в процессе выработки определенной жизненной позиции подросток пытается осознать самого себя, понять «кто я есть?». Отсюда повышенная тревожность, мнительность и даже агрессивность. Около 1/4 учащихся 5-х классов, 1/3 семиклассников и 2/3 выпускников школы отмечают частые беспричинные перемены настроения от вялого до приподнятого, нарастающую оппозиционность к родителям и педагогам, болезненную реакцию на их критику, замечания либо советы. Нестабильность психических функций переходного возраста может привести к трудностям в отношениях со взрослыми (негативизм, упрямство и т. п.); поиску среды или свободного пристанища, вымышленного мира, где никто и ничто его не утруждает, а вообразимый самому себе подросток свободно и независимо выражает и реализует свои переживания;

3) длительность работы за компьютером. Нормативные документы в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения [5] регламентируют непрерывную продолжительность пребывания детей и подростков за экраном монитора, которая не должна превышать для детей 5–6 лет — 10–15 мин, 7–12 лет — не более 30 мин, для подростков до 16 лет — не более 1 ч в день. В ходе исследования установлено, что преобладающее большинство учащихся пренебрегает установленными правилами работы за компьютером — 87% учащихся проводят за компьютером более 60 мин в день;

4) отсутствие хобби. Здоровый образ жизни и ее размеренный ритм — залог сохранения здоровья человека. Одним из обязательных компонентов режима дня учащегося должны быть двигательная активность и занятия по интересам, позволяющие переключать внимание с умственной деятельности и являющиеся эффективным способом профилактики утомления. В свободное время 45% учащихся общеобразовательных учреждений предпочитают работу за компьютером, 3% — чтение книг и только 9% из них — прогулки на свежем воздухе .

Занятия по интересам отвлекают детей и подростков от беспрерывного времяпрепровождения за экраном монитора:

из общего числа респондентов 43% отметили у себя наличие хобби, только 7% из них проводят за компьютером более 1 ч/сут;

5) гендерные особенности. Характер компьютерного времяпрепровождения обусловлен половой принадлежностью .

Как показали результаты исследования, для девочек наиболее характерным (50%) времяпрепровождением за экраном монитора является общение в социальных сетях. Мальчики же в основном (60%) предпочитают компьютерные игры, в т. ч .

онлайн-игры. При этом 74% из всех мальчиков, склонных к кибераддикции, предпочитают такие онлайн-игры, как World of Tanks, Dota, Warcraft, Counter-Strike, Quake и им подобные, что указывает на существование реального риска развития агрессивности среди детей и подростков [6] .

Существуют предикторы риска компьютерной аддикции — ряд признаков, при наличии которых у детей и подростков можно с разной степенью уверенности говорить о наличии формирующейся компьютерной зависимости [1]. По мере взросления ребенка нарастает увлеченность работой за компьютером. Так, если наличие интереса к компьютерным технологиям в 5-х классе отмечает 44% учащихся, то среди учеников 7-х классов это уже 50%, а к 11-му классу — 77% .

Незаметно работа за компьютером становится доминирующим компонентом самостоятельной социальной активности. Компьютерное времяпрепровождение вытесняет из режима дня другие виды деятельности, при этом школьники чаще пренебрегают выполнением текущих дел в бытовой и учебной деятельности ради работы за компьютером, чем гимназисты (38 и 12,5% соответственно). Находят успокоение в работе за экраном монитора 32% школьников и 15% гимназистов .

На поведенческом уровне 47% всех участников анкетирования отмечают улучшение настроения при начале работы за компьютером или в ее предвкушении, 77% гимназистов и 56% школьников испытывают тревогу и злость при невозможности поиграть за компьютером или выйти в интернет, что говорит о начальной стадии зависимости [3] .

Психоэмоциональные ощущения, вызываемые работой за компьютером, такие как улучшение настроения и эйфория, невозможность остановиться, ощущение пустоты, а также депрессия и раздражение вне компьютера, неоправданно увеличивают количество времени, проводимого за экраном монитора. Как следствие, 87% учащихся указывает на то, что обычно находятся за компьютером по времени значительно дольше, чем предполагали изначально. Время, проведенное за экраном монитора, нарастает с переходом из класса в класс по мере увеличения «стажа работы» за компьютером. Более 1 ч в день работает 37% учащихся 5-х классов, 53% семиклассников и 83% выпускников общеобразовательных учреждений .

Увеличение продолжительности работы за компьютером влечет неблагоприятное воздействие на организм пользователя, проявляющееся нарастанием как психологических, так и физических симптомов [7]. Наиболее частой симптоматикой вследствие продолжительной работы за экраном монитора, возникающей у обследованных учащихся с различной степенью их регистрации (от 17 до 91% случаев), является усталость, боль в области глаз, боль в костно-мышечном аппарате (шее, спине, руках), проблемы с засыпанием, боль и чувство тяжести в голове, ощущение мелькания перед глазами, ухудшение зрения .

Анализ обобщенных показателей теста САН позволил выявить некоторые особенности психоэмоционального статуса учащихся. У преобладающего большинства как школьников (68±7,2%), так и гимназистов (76±6,1%) регистрировался нормальный уровень самочувствия, активности, настроения (оценочный уровень 6,2–4,0 балла). Вместе с тем около 1/3 школьников и 1/9 гимназистов имели показатель САН менее 4,0 баллов. Состояние психоэмоционального статуса с оценочным баллом более 6,2, свидетельствующее об отличном протекании нервно-психических реакций организма, отмечалось у незначительного числа (8 и 10% учащихся 5 и 11-х классов соответственно) гимназистов и не регистрировалось вовсе у учащихся школ. В динамике с 5-го по 11-й классы обучения определялась незначительная тенденция к улучшению психоэмоционального статуса обследованных. Средневзвешенный показатель САН учащихся имел различия в зависимости от типа учреждения: на протяжении всех лет обучения более высокие показатели отмечались у гимназистов по сравнению с учащимися школ. Крайне низкие (ниже 3,5 оценочных баллов) значения САН регистрировались только у учащихся школ, в основном лиц мужского пола .

Анкетирование с использованием теста Айзенка «Самооценка психических состояний» позволило выявить ряд психосоматических предикторов риска, коррелирующих с увеличением одномоментной продолжительности и общего стажа работы за компьютером. Так, у преобладающего большинства учащихся на протяжении всех лет обучения вне зависимости от типа общеобразовательного учреждения отмечалось напряжение (более 5 баллов) психосоматического статуса, оцененное по шкале тревожности. Частота регистрируемых показателей, отражающих высокий уровень тревожного состояния (10 баллов и выше) у школьников выше, чем гимназистов — 31 и 16% соответственно .

Процесс фрустрирования личности раньше выявляется у школьников и держится на несколько более высоком уровне на протяжении всего периода обучения в школе, в то время как у гимназистов нарастает постепенно, по мере взросления, и более выражен у старшеклассников. Так, среди гимназистов 5-х классов нет выраженных показателей проявления низкой самооценки, избегания трудностей, страха неудач и разочарования, а среди сверстников-школьников регистрируется у 9% мальчиков. У выпускников общеобразовательных учреждений степень фрустрирования личности нарастает, и частота регистрации высоких ее уровней у школьников и гимназистов составляет 25 и 11% соответственно .

В динамике обучения отмечается умеренная тенденция к росту агрессивности учащихся школы и наличие относительно стабильного психосоматического статуса у гимназистов, хотя среди учащихся 5-х классов частота встречаемости показателей агрессивного поведения личности была выше у гимназистов. Начиная с 7-го класса более выраженной степенью агрессивности характеризуются учащиеся школы по сравнению с гимназистами, с более частой регистрацией у мальчиков (25%), чем девочек (16%), что коррелирует с зависимостью от онлайн-игр .

При анализе психосоматического статуса учащихся по шкале ригидности было установлено наличие более выраженного его отрицательного состояния у учащихся школ по сравнению с гимназистами на протяжении всех лет обучения с 5-го по 11-й классы .

Заключение. Таким образом, компьютерная зависимость является актуальной проблемой для современных школьников, что указывает на необходимость организации целенаправленных профилактических мер и широкой пропаганды гигиенических знаний, как среди пользователей, так среди их родителей и педагогов .

Из полученных результатов можно сделать следующие выводы:

1. У современных учащихся общеобразовательных учреждений существует риск развития компьютерной зависимости, степень выраженности которого имеет различия в зависимости от типа учреждения и нарастает по мере продвижения по ступеням школьного образования. С нарастанием признаков компьютерной зависимости диагностируется и возрастающее число лиц с симптомами «компьютерного синдрома» .

2. Факторами риска формирования компьютерной зависимости являются: раннее начало самостоятельной работы с компьютером; психосоматические возрастные особенности подросткового возраста; длительность и «стаж» работы за компьютером; отсутствие хобби .

3. Группами риска формирования компьютерной зависимости являются учащиеся в большей степени школ начиная с 7-х классов, прежде всего, лица мужского пола .

4. В качестве предикторов риска развития компьютерной зависимости могут выступать значения обобщенного показателя теста САН ниже 3,5 оценочных баллов и особенности психосоматического статуса организма: выраженные тревожность, фрустрация и агрессивное поведение личности .

Литература

1. Юрьева, Л.Н. Компьютерная зависимость: формирование, диагностика, коррекция и профилактика / Л.Н. Юрьева. — Днепропетровск, 2006. — 253 с .

2. Гурьева, В.А. Психопатология подросткового возраста / В.А. Гурьева, В.Я. Семке, В.Я. Гиндикин. — Томск, 1994. — 310 с .

3. Репина, М.А. Проблема интернет-зависимости среди подростков / М.А. Репина, А.Ф. Федоров // Молодой ученый. — 2014. — № 20. — С. 662–664 .

4. Кучма, В.Р. Гигиена детей и подростков при работе с компьютерными видеодисплейными терминалами / В.Р. Кучма. — М.: Медицина, 2000. — 160 с .

5. Санитарные нормы и правила. Требования при работе с видеодисплейными терминалами и электронно-вычислительными машинами: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь от 28.06.2013 № 59. — Введ. с 14.07.2013 .

6. Шапкин, С.А. Компьютерная игра: новая область психологических исследований / С.А. Шапкин // Психолог. журн. — 1999. — Т. 20, № 1. — С. 86–102 .

7. Артюнина, Г.П. Влияние компьютера на здоровье школьника / Г.П. Арюнина, О.А. Ливинская // Псков. регионолог. журн. — 2011. — Вып. 12. — С. 144–150 .

–  –  –

Pupils of educational institutions have a high probability of development of computer dependence which risk of formation has gender conditionality and increases with age. Risk factors of its development are: the early beginning of independent work at the computer, psychophysiological features of children’s age, long work behind the monitor screen, lack of a hobby. With increase of signs of computer dependence also the increasing Number of pupuls with symptoms of «a computer syndrome» is diagnosed .

Keywords: computer dependence, pupils of educational institutions, risk factors .

–  –  –

Реферат. Анализ качества и безопасности питьевой воды из источников нецентрализованного питьевого водоснабжения свидетельствует о существующей проблеме повышенного содержания нитратов. Проведен ретроспективный анализ состояния здоровья детского населения (0–4 лет) Столинского района Брестской области за 1997–2014 гг. по классам: болезни крови и кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм, и болезни кожи и подкожной клетчатки как имеющих риск возникновения вследствие нитратного загрязнения питьевой воды. Исходя из полученных данных, принятые меры профилактического характера способствовали недопущению ухудшения состояния здоровья детского населения и роста заболеваемости, связанной с употреблением питьевой воды .

Ключевые слова: источники нецентрализованного питьевого водоснабжения, содержание нитратов, болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм, болезни кожи и подкожной клетчатки .

Введение. Основной причиной несоответствия гигиеническим нормативам качества воды в системах нецентрализованного хозяйственно-питьевого водоснабжения Республики Беларусь является повышенное содержание нитратов в воде водоисточников вследствие антропогенного загрязнения подземных водоносных горизонтов и неудовлетворительного санитарнотехнического состояния водопроводов [1]. Очистка воды от нитратов доступными методами малоэффективна, данная проблема может быть решена организационными мероприятиями, что требует дополнительного внимания со стороны организаций, ответственных за водоснабжение и водоотведение, местных органов власти, учреждений государственного санитарного надзора .

Цель исследования — оценка влияния фактического содержания нитратов в питьевой воде источников нецентрализованного питьевого водоснабжения на состояние здоровья детского населения в возрасте от 0 до 4 лет и эффективности принятия управленческих решений с целью распространения опыта работы .

Материалы и методы. Анализ содержания нитратов в питьевой воде источников нецентрализованного питьевого водоснабжения осуществлялся с использованием данных в соответствии с годовыми отчетными формами «Сведения о санитарном состоянии территорий» за 2004–2014 гг. Анализ заболеваемости детей осуществлялся на основании данных форм статистической отчетности за 2004–2014 гг. (Отчет о медицинской помощи детям — форма № 31 за 1997–2007 гг., форма 1-дети (Минздрав) за 2008–2014 гг.) по Столинскому району. Оценка полученных результатов проводилась в соответствии нормативными документами Республики Беларусь по проблеме нитратного загрязнения питьевой воды на территории страны [2–4] .

Результаты и их обсуждение. Результаты лабораторного исследования питьевой воды источников нецентрализованного питьевого водоснабжения в населенных пунктах Столинского района свидетельствуют о стабильно высоком содержании нитратов в исследованных пробах. Удельный вес проб воды с повышенным содержанием нитратов за 2004–2014 гг. находился в пределах от 54,4% (±1,8) в 2007 г. до 73,0% (±2,8) в 2004 г. (рисунок 1) .

–  –  –

При этом удельный вес проб воды с повышенным содержанием нитратов в Столинском районе значительно превышает среднеобластной показатель. Например, по итогам 2014 г. данный показатель (62,6±3,3%) в 1,5 раза превышает областной уровень (42,1±2,1%, р0,05). При этом за анализируемый период от общего количества проб с превышением нитратов пробы с превышением до 2 ПДК составили 26,3%, от 2 до 3 ПДК — 22,7%, от 3 до 5 ПДК — 30,1%, свыше 5 ПДК — 20,9% .

Установлено, что при самом неблагоприятном случае (при употреблении питьевой воды с превышением содержания нитратов свыше 5 ПДК) фактическая нитратная нагрузка составит более 562,5 мг/сут, что превышает допустимую нитратную нагрузку для детей до года более чем в 11 раз, а для детей от года до 4 лет — более чем в 7,5 раз [2] .

Особую опасность использование питьевой воды с повышенным содержанием нитратов представляет при искусственном вскармливании детей до года. После регистрации в Столинском районе 2 случаев смерти детей до 1 года от отравления метгемоглобинобразующим ядом приказом Главного врача Столинского РТМО № 154 от 05.07.2005 определена необходимость сдачи беременными анализа воды из источников личного подворья к моменту получения листка нетрудоспособности по беременности и родам с отражением сведений о содержании нитратов в питьевой воде в обменной карте беременной и выдачей рекомендаций по использованию для приготовления детского питания бутилированной воды .

Целенаправленная разъяснительная работа позволила сохранить жизнь и здоровье детского населения и не допустить роста заболеваемости по отдельным нозоформам, на которые нитратное загрязнение питьевой воды имеет непосредственное влияние [2] .

Анализ показателей заболеваемости детей до года Столинского района за 2004–2014 гг. свидетельствует о снижении заболеваемости болезнями крови и кроветворных органов и отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм (Тпр. -4,8%, показатель наглядности — 68,25), и стабилизации показателей заболеваемости болезнями кожи и подкожной клетчатки (Тпр. -0,59%, показатель наглядности — 59,79) (рисунок 2) .

–  –  –

В возрастной группе от 1 до 4 лет также отмечается снижение заболеваемости по классу болезней крови и кроветворных органов и отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм (Тпр. -10,42%, показатель наглядности — 40,06), отмечается стабилизация заболеваемости болезнями кожи и подкожной клетчатки (Тпр. -0,07%, показатель наглядности — 60,65) (рисунок 3) .

–  –  –

Таким образом, анализ общей заболеваемости детей в возрасте 0–14 лет Столинского района за 2004–2014 гг. по отдельным классам болезней, имеющих потенциальную обусловленность нитратным загрязнением питьевой воды (крови и кроветворных органов, отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм, кожи и подкожной клетчатки), свидетельствует об эффективности проводимых в районе мероприятий, направленных на предотвращение угрозы возникновения заболеваний, обусловленных употреблением питьевой воды с повышенным содержанием нитратов .

Органами государственного надзора на системной основе осуществляется мониторинг качества и безопасности питьевой воды из источников, открытых для общего пользования [1, 4]. В связи с отсутствием в нормативной базе обязанности владельца индивидуального источника нецентрализованного питьевого водоснабжения проводить оценку качества и безопасности используемой для питьевых целей воды с установленной периодичностью необходимо на законодательном уровне закрепить данные подходы. В обязательном порядке такая оценка должна осуществляться на этапе строительства источника нецентрализованного питьевого водоснабжения на приусадебном участке, а также при наличии в семье малолетних детей .

Заключение. На территории Столинского района отмечается высокий удельный вес проб воды источников нецентрализованного питьевого водоснабжения с превышением нитратов. Принятие управленческого решения по организации оценки качества и безопасности питьевой воды при постановке беременных на учет способствовало сохранению жизни и снижению у детей до 4 лет заболеваемости крови и кроветворных органов и отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм, кожи и подкожной клетчатки, имеющих непосредственную зависимость от нитратного загрязнения воды. Перед санитарно-эпидемиологической службой стоят задачи по разработке нормативного документа, обязывающего владельца индивидуального источника водоснабжения проводить системно оценку качества и безопасности употребляемой воды, и организации разъяснительной работы среди населения .

Литература

1. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Республике Беларусь в 2013 году: гос. доклад. — Минск, 2014. — 182 с .

2. Гигиенический мониторинг нитратов в воде, предназначенной для потребления населения: инструкция по применению: утв. Гл .

гос. сан. врачом Респ. Беларусь 12.12.2012, рег. № 014-1112. — Минск, 2012 .

3. Модель интегрированной системы социально-гигиенического мониторинга состояния здоровья детей школьного возраста с использованием методологии оценки риска: инструкция по применению: утв. Гл. гос. сан. врачом Респ. Беларусь 12.12.12, рег. № 016-1112. — Минск, 2012 .

4. Санитарные нормы, правила и гигиенические нормативы. Гигиенические требования к источникам нецентрализованного питьевого водоснабжения населения: утв. постановлением М-ва здравоохр. Респ. Беларусь 02.08.2010 № 105 .

CURRENT APPROACHES TO MINIMIZE THE RISK TO THE HEALTH OF CHILDREN OF NITRATE

POLLUTION OF WATER SOURCES NON-CENTRALIZED DRINKING WATER SUPPLY OF STOLIN DISTRICT

Brezouskaya L.N.1, Gikevich A.A.2 1StateInstitution “Brest Regional Centre of Hygiene, Epidemiology and Public Health”, Brest, Republic of Belarus;

2State Institution “Stolin District Center of Hygiene & Epidemiology”, Stolin, Brest region, Republic of Belarus Analysis of the quality and safety of drinking water from no centralized sources drinking water supply indicates about the current problem of the high nitrate content. A retrospective analysis of the health of the child population (0–4 years old) Brest region Stolin District for the period 1997–2014 of classes: diseases of blood and blood-forming organs and certain disorders involving the immune mechanism and diseases of the skin and subcutaneous tissue, as the risk of having as a consequence of nitrate pollution of drinking water. Based on the data taken preventive measures contributed not to the assumption of ill health of the child population and an increase in morbidity associated with the use of drinking water .

Keywords: no centralized sources of drinking water supply, content of nitrates, blood diseases, forming organs and certain disorders, involving the immune mechanism, diseases of the skin and subcutaneous tissue .

–  –  –

Реферат. При комплектовании «уплотненных» групп (более 20 человек) значительно ухудшаются санитарногигиенические условия пребывания детей. Это приводит к развитию у них хронического стресс-синдрома, нарушению темпов физического и психического развития, снижению уровня адаптационного потенциала сердечно-сосудистой, дыхательной и вегетативной нервной системы, повышению острой и хронической заболеваемости .

Ключевые слова: дошкольные образовательные организации, санитарно-гигиенические условия, наполняемость групп, когнитивные функции, здоровье детей Введение. Чрезвычайно острая нехватка мест в дошкольных образовательных учреждениях практически во всех регионах нашей страны обострила внимание к гигиеническим нормативам площади групповых помещений в дошкольных организациях [3]. Анализ современного санитарного законодательства (СанПиН 2.4.1.2660-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы в дошкольных организациях» и Изменений № 1 к этим санитарным правилам от 20.12.2010 № 164) показывает, что не в полной мере соблюдается научно обоснованный подход в нормировании и регламентации средовых факторов при разработке санитарных правил. В частности, это касается отказа от принятого ранее нормирования предельной наполняемости детских групп в зависимости от возраста и состояния здоровья детей. Согласно новейшей редакции п. 1.10. санитарных правил,количество детей в дошкольных группах общеразвивающей направленности зависит только от площади группового помещения: для ясельных групп — не менее 2,5 м2 на 1 ребенка, в дошкольных группах — не менее 2,0 м2 на одного ребенка, причем с учетом площади, которая занята мебелью [5] .

Результаты санитарно-гигиенических, эпидемиологических и клинических исследований, проведенных в РФ в период действия СанПиНа 2.4.1.2791-10 с изменениями № 1 и СанПиНа 2.4.1.3049-13, показали, что «уплотнение» привело к ухудшению санитарно-гигиенических условий пребывания детей в дошкольных образовательных организациях, увеличению показателей заболеваемости, снижению числа детей с первой группой здоровья, повышению степени невротизации, ухудшению психоэмоционального состояния, нарушению когнитивных функций (снижение внимания, понимания, памяти, недостаточная сформированность управляющих функций) [2, 4, 6] .

Цель исследования — изучение влияния санитарно-гигиенической ситуации на состояние соматического здоровья и нервно-психического развития детей в дошкольных образовательных организациях (ДОО) с различной наполняемостью групп .

Материалы и методы. Для объективной оценки влияния санитарно-гигиенической ситуации в ДОО на уровень соматического здоровья и показатели нервно-психического развития детей было проведено углубленное клиникофункциональное обследование 484 воспитанников двух типовых ДОО общеразвивающей направленности, соответствовавших требованиям СанПиН 2.4.1.3049-13 «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных организаций» № 26 (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 29.05.2013, регистрационный № 28564), с различной наполняемостью групп. Детские сады были построены по типовым проектам — № 214-2-22 и № 212-264 и не имели значимых различий между собой (р = 0,89–0,15). Группы были сопоставимы по возрастному, гендерным признакам и не отличались по социально-экономическим факторам риска здоровью (р = 0,87–0,98). Средняя наполняемость групп наблюдения составляла 29,6±1,8 детей (ДОО № 1 — 277 человек); в группе сравнения — 22,1±2,9 ребенка, р = 0,03 (ДОО № 2 — 207 человек) .

Клинико-функциональное обследование детей проводилось с соблюдением этических принципов, изложенных в Хельсинской Декларации (1975 г. с доп. 1983 г.), Национального стандарта РФ ГОСТ-Р 52379-2005 «Надлежащая клиническая практика» (ICH E6 GCP) и в соответствии с методическими рекомендациями Госкомсанэпиднадзора РФ. В ходе исследования использованы клинико-функциональные методы обследования (показатели артериального давления, результаты расчета пульсового и среднего гемодинамического давления, данные о частоте сердечных сокращений и результаты электрокардиографического исследования; оценка сократительной способности миокарда по расчетному индексу «внешняя работа сердца», оценка функционального (адаптационного) резерва — по расчетному коэффициенту выносливости (тренированности); результаты кардиоинтервалографии, риноманометрии, спирографии, импульсной осциллометрии). Сравнительная оценка зрелости когнитивных функций у детей ДОО была проведена по результатам изучения функции восприятия (проба «Какие предметы спрятаны?»), пространственного праксиса (проба Хеда), кинестетической организации движений (проба «Праксис позы пальцев») и внимания (проба «Поставь знаки»). В ходе лабораторного обследования у всех детей изучалось содержание стресс-гормонов (кортизол, норадреналин и серотонин). Все исследования осуществлялись по унифицированным методикам на стандартном поверенном оборудовании. Анализ информации осуществлялся статистическими методами (Statistica 6.0). Для сравнения групп по количественным признакам использовали двухвыборочный критерий Стьюдента. Оценку зависимостей между признаками проводили методами однофакторного дисперсионного и корреляционно-регрессионного анализа. Для оценки достоверности полученных результатов использовали критерии Фишера и Стьюдента. Выявление и оценку связи между изменением исследуемых показателей у детей и наполняемостью групп выполняли на основании расчета показателя отношения шансов (OR) и его доверительного интервала (DI) .

Результаты ранее проведенного исследования позволили установить, что при высокой комплектации групп (свыше 20 детей) нарушаются санитарно-гигиенические требования, предъявляемые к игровым помещениям ДОО: дефицит площади игровых помещений групповых ячеек достигает 40% (исходя из требований СанПиН 2.4.1.3049-13 по показателю площади на 1 ребенка), концентрация в воздухе формальдегида и фенола в 2,2–4,6 раза превышает допустимый уровень; значительно возрастает бактериальная обсемененность воздуха, при этом в 30% проб присутствует условно-патогенная флора (St. aureus); уровень эквивалентного и максимального шума во время игровых занятий достигает 76 дБА, а продолжительность его воздействия достигает 6 ч и более [1] .

Результаты и их обсуждение. Анализ показателей среднего гемодинамического, систолического и диастолического артериального давления, частоты сердечных сокращений показал, что во всех анализируемых возрастных группах исследуемых детских ДОО среднегрупповые значения не имели достоверных различий между собой (р = 0,16–0,81) и соответствовали физиологической возрастной норме (р = 0,38–0,92). Исключением явились результаты обследования детей среднего возраста (4–5 лет) — сравнительный анализ показателей артериального давления, частоты сердечных сокращений выявил достоверные различия между ними (таблица 1) .

–  –  –

В целом относительный риск развития у детей, посещающих ДОО высокой комплектности, эпизодической артериальной гипертензии в 10 раз (ОR = 10,11; DI = 4,23–18,81; р = 0,01), нарушений регуляции сосудистого тонуса в 4,8 раза выше (ОR = 4,8; DI = 2,11–7,41; р = 0,01), чем у детей ДОО сравнения. Среднегрупповой показатель частоты сердечных сокращений у детей 4–5 лет ДОО наблюдения был достоверно выше показателя аналогичной возрастной группы ДОО сравнения (97,8±4,7 и 90,5±3,9 уд./мин соответственно, р = 0,008). Установлена прямая корреляционная связь между наполняемостью групп и повышением у детей числа сердечных сокращений (R2 = 0,16; р = 0,03). Изучение коэффициента выносливости (тренированности) сердечно-сосудистой системы к нагрузкам показало, что в ДОО наблюдения статистически достоверное отставание функциональной зрелости сердечно-сосудистой системы от физиологического уровня имело место уже у детей 4–5-летнего возраста (средняя группа, р = 0,01), в то время как в ДОО сравнения достоверные различия с нормативом установлены у детей старше 5 лет (старшая группа, р = 0,0001) (таблица 2). В целом относительный риск нарушений темпов развития функциональных возможностей (адаптационного резерва) сердечно-сосудистой системы у детей ДОО наблюдения в 1,4 раза выше, чем в ДОО сравнения (ОR = 1,4; DI = 1,11–2,07; р = 0,03) .

–  –  –

Результаты расчета среднегрупповых показателей систолического (ударного) объема сердца у детей обследуемых ДОО показали, что их значения в соответствующих возрастных группах не имели достоверных различий и не отличались от показателя возрастной нормы. В то же время в ДОО с высокой наполняемостью групп количество детей с показателем систолического объема сердца ниже физиологической нормы составляло 16,4%, что более чем в 5,5 раза превышало показатель ДОО сравнения (2,9%, р = 0,001). Относительный риск снижения объема крови, выбрасываемого в аорту при сокращении сердца у воспитанников ДОО наблюдения, более чем в 6 раз превышал аналогичный у детей ДОО сравнения (ОR = 6,67;

DI = 3,84–11,15; р = 0,01) .

Сравнительный анализ минутного объема крови позволил установить, что у детей ДОО с повышенной комплектацией групп в 2 раза чаще показатель был ниже допустимых значений; относительный риск снижения показателя минутного объема крови у детей ДОО наблюдения более чем в 2 раза выше, чем у детей ДОО сравнения (ОR = 2,25; DI = 1,28–3,93; р = 0,03) .

При исследовании состояния процессов возбудимости, проводимости и автоматизма миокарда методом электрокардиографии у детей ДОО наблюдения в 1,5 раза чаще зафиксированы отклонения показателей состояния данных процессов от физиологической нормы (55,9 против 36,7%, р = 0,02). Наиболее частым видом патологии являлись нарушения процессов возбудимости, установленные у 54,2% детей ДОО наблюдения и у 34,5% детей ДОО сравнения (р = 0,006). Следует отметить, что синусовая тахикардия регистрировалась в 4 раза чаще также у детей в группах с повышенной наполняемостью (23,7 против 5,6% в ДОО сравнения, р = 0,001). Установлена прямая корреляционная связь между наполняемостью групп и частотой регистрации у детей нарушений процессов возбудимости миокарда (R2 = 0,34; р = 0,02); относительный риск нарушений процессов возбудимости миокарда у детей ДОО наблюдения в 2,5 раза превышал аналогичный у детей ДОО сравнения (ОR = 2,48; DI = 1,17–4,21; р = 0,01) .

В ходе оценки функционального состояния системы дыхания при выполнении риноманометрии нарушения проходимости верхних дыхательных путей установлены у 43,8% детей, посещающих переполненные группы, что в 5 раз превышает показатель ДОО сравнения (8,7%, р0,001). У детей ДОО наблюдения суммарный воздушный поток был ниже физиологически допустимого (р = 0,002), кроме того, практически все показатели объема воздушного потока правых и левых отделов носа были ниже аналогичных у детей ДОО сравнения (р0,001–0,04) (таблица 3) .

–  –  –

Относительный риск нарушений функции носового дыхания у детей ДОО «уплотненных» групп более чем в 7 раз выше относительно ДОО сравнения (ОR = 7,77; DI = 2,41–13,88; р = 0,02) .

При исследовании амплитуды экскурсии грудной клетки у детей при глубоком вдохе и выдохе было установлено, что в ДОО наблюдения детей с низкой амплитудой экскурсии грудной клетки было в 1,5 раза больше, чем в ДОО сравнения (31,76 против 21,7% соответственно; р = 0,13) .

Исследование функционального состояния нижних дыхательных путей методом спирографии не выявило существенных различий у детей исследуемых ДОО (р = 0,88), при этом надо отметить, что у 16,1% детей ДОО наблюдения и у 17,1% ДОО сравнения (р = 0,88) были установлены легкие нарушения рестриктивного характера. Детей с обструктивным типом нарушения функции нижних дыхательных путей по данным спирографии и импульсной осциллометрии не было выявлено ни в одном из обследуемых детских садов .

В ходе анализа результатов кардиоинтервалографии установлено, что оптимальный тип исходного вегетативного тонуса — эйтония — имел место только у 33,5% детей ДОО высокой комплектации против 67% в ДОО сравнения (р0,001) (таблица 4). Гиперсимпатикотонический тип исходного вегетативного тонуса зарегистрирован только у детей ДОО наблюдения — 11,5% (р0,001 к ДОО сравнения). У дошкольников в группах с повышенной наполняемостью ваготонический вариант исходного вегетативного тонуса встречался в 3 раза чаще — у 33,5% (р0,001 к ДОО сравнения) .

–  –  –

Следует отметить, что у детей ДОО наблюдения интегральный показатель кардиоинтервалографии амплитуда моды (АМо), характеризующий состояние активности симпатического звена вегетативной нервной системы, был достоверно выше, чем у детей ДОО сравнения (37,6±10,5 и 32,9±9,2 у.е. соответственно, р = 0,02). При проведении клиноортостатической пробы было установлено, что физиологический вариант вегетативной реактивности (симпатикотонический) у детей, посещающих переполненные группы, регистрировался в 1,7 раза реже, чем у детей ДОО сравнения (50 против 83%, р0,001). В то же время у детей ДОО наблюдения в 2,9 раза чаще регистрировался гиперсимпатикотонический вариант вегетативной реактивности (50 против 17% в ДОО сравнения, р0,001), который обеспечивается высоким тонусом гуморальнометаболических влияний и тем самым представляет собой энергетически невыгодный для организма механизм регуляции .

Значение амплитуды моды (АМо2) у детей ДОО с большим наполнением групп достоверно превышало аналогичный показатель группы сравнения (58,95±2,47 и 34,05±6,01 у.е. соответственно, р=0,033), а индекс напряжения (ИН2) составлял 232,52±45,96 у.е. против 66,12±25,52 у.е у детей ДОО сравнения (р = 0,049). Относительный риск развития гиперсимпатикотонического варианта вегетативной реактивности у детей ДОО высокой комплектации был в 5 раз выше, чем у детей ДОО сравнения (ОR = 5,0; DI = 2,81–9,11; р = 0,03) .

Результаты сравнительной оценки зрелости когнитивных функций показали, что по уровню развития функции восприятия, пространственного праксиса и кинестетической организации движений принципиальных отличий между детьми исследуемых ДОО не установлено (р = 0,21–0,4), при этом уровень развития пространственного праксиса и кинестетической организации движений у детей обеих групп исследуемых ДОО был достоверно ниже физиологической нормы (р = 0,001–0,038) (таблица 5) .

–  –  –

Анализ результатов оценки функции внимания показал, что среднегрупповой оценочный балл у детей «уплотненных» групп не превышал 4,12±1,22 балла и был в 1,5 раза достоверно ниже уровня группы сравнения (6,07±0,64, р = 0,005) и физиологической нормы (р = 0,012). В ДОО наблюдения количество детей с низким уровнем внимания составило 56,3%, что в 1,5 раза превышало показатель ДОО сравнения (36,4%, р = 0,02). Относительный риск задержки темпов развития когнитивных функций у детей, посещающих переполненные группы, в 1,2 раза превышал аналогичный в ДОО сравнения (ОR = 1,2; DI = 1,01–4,32; р = 0,03) .

Исследование гормонального профиля показало, что у детей ДОО наблюдения содержание стресс-гормонов в крови достоверно выше аналогичных показателей у детей ДОО сравнения (кортизол — 350,01±50,89 против 269,62±45,05 нмоль см3, р = 0,022; норадреналин — 309,13±8,32 против 282,70±12,05 пг/см3, р = 0,001), а уровень серотонина — ниже (231,83±34,41 против 295,96±43,04 нг/см3, р = 0,025) .

По результатам клинического обследования установлено, что у детей, посещающих ДОО высокой комплектации, статистически достоверно более чем в 2 раза чаще регистрируются функциональные расстройства нервной системы и заболевания аллергической природы (р = 0,002–0,02). Относительный риск развития аллергопатологии и функциональных расстройств нервной системы у детей переполненных групп в 2,5–3 раза выше, чем у детей ДОО сравнения (ОR = 2,52–2,97;

DI = 1,26–4,96; р = 0,02–0,01). Хронические воспалительно-пролиферативные заболевания верхних дыхательных путей диагностировались в 1,4 раза чаще у детей ДОО наблюдения (13,7 против 9,6% группы сравнения, р = 0,40). Относительный риск развития этой патологии у детей ДОО с большим наполнением групп в 1,5 раза выше, чем у детей ДОО сравнения (ОR = 1,47; DI = 1,11–1,36; р = 0,04). Хронические заболевания мочевыводящей системы имели место у 5,5% обследованных в ДОО наблюдения и только у 1,0% детей ДОО сравнения (р = 0,08). Относительный риск развития заболеваний мочевыводящей системы у детей «уплотненных» групп в 6,0 раз выше, чем у детей ДОО сравнения (ОR = 6,03;

DI = 2,87–8,79; р = 0,04). В ДОО наблюдения достоверно меньше детей, имеющих вторую группу здоровья, и больше детей, имеющих третью группу здоровья (р = 0,03-0,006). Относительный риск развития у детей ДОО высокой комплектации полиорганной патологии в 4,0 раза выше, чем в ДОО сравнения (ОR = 3,85; DI = 2,17–6,11; р = 0,04) .

Заключение. Таким образом, результаты исследования показывают, что в ДОО с повышенной наполняемостью групп дефицит игровой площади, длительное воздействие интенсивного шума в сочетании с повышенным содержанием в воздухе игровых комнат фенола и формальдегида способствуют развитию у детей хронического стресс-синдрома, проявляющегося повышенным содержанием в крови норадреналина и кортизола на фоне снижения серотонина. В этих условиях снижается уровень адаптационного потенциала сердечно-сосудистой, дыхательной и вегетативной нервной систем, нарушаются темпы психического развития детей. Последствием нарушений естественных процессов роста и созревания систем жизнеобеспечения и недостаточного развития их адаптационных возможностей является повышенный уровень заболеваемости детей болезнями нервной системы, острыми и хроническими заболеваниями верхних дыхательных путей, аллергическими болезнями органов дыхания и кожи. Это подтверждает представление о том, что показатель наполняемости групп следует рассматривать как один из индикаторов санитарно-эпидемиологического благополучия детей в дошкольных образовательных организациях .

Литература

1. Сравнительная оценка функционального состояния сердечно-сосудистой и вегетативной нервной системы у детей дошкольных образовательных организаций общеразвивающей направленности с различной наполняемостью групп / С.Л. Валина [и др.] // Фундаментальные исследования. — 2015. — № 1–7. — С. 1334–1338 .

2. Вейних, П.А. Детерминанты системы воспитания и обучения, определяющие здоровье дошкольников в современных условиях / П.А. Вейних, А.И. Ищенко, Л.В. Щучинов // Наука о человеке: гуманитарные исследования. — 2013. — № 4 (14). — С. 65–72 .

3. Кучма, В.Р. Актуальные гигиенические проблемы дошкольного образования / В.Р. Кучма, М.И. Степанова // Современные проблемы охраны здоровья детей в дошкольных образовательных учреждениях: материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. Участием, Москва, 1–2 нояб. 2011 г. — М.: Издатель НЦЗД РАМН, 2011. — С. 9–16 .

4. Назарова, Е.В. Состояние и динамика здоровья детей, посещающих дошкольные образовательные учреждения / Е.В. Назарова, Е.А. Жуков, Ю.Г. Кузмичев // Здравоохранение Рос. Федерации. — 2013. — № 1. — С. 40–42 .

5. Степанова, М.И. К вопросу о нормировании наполняемости дошкольных групп / М.И. Степанова // СанЭпидемКонтроль. — 2012. — № 4. — С. 14–19 .

6. Устинова, С. В. Сохранение и укрепление здоровья детей в условиях ДОУ / С.В. Устинова // Теория и практика образования в современном мире: материалы VI междунар. науч. конф., г. Санкт-Петербург, декабрь 2014 г. — СПб.: Заневская площадь, 2014. — С. 155–157 .

FEATURES OF SOMATIC AND PSYCHOLOGICAL HEALTH OF CHILDREN ATTENDING PRESCHOOLS

WITH HIGH OCCUPANCY GROUPS

Valina S.L., Ustinova О.Yu .

Federal Budget Scientific Institution “The Federal Scientific Center for Medical & Preventive Health Risk Management Technologies” of Federal Service for Surveillance on Consumer Rights Protection and Human Wellbeing, Perm, Russian Federation When forming such a “compacted” group (over 20 people), the sanitary-hygienic staying conditions for children are significantly worsened. This leads to the development of chronic stress syndrome in children, the disturbance of the somatic growth and mental development, decreasing of the level of adaptive capacity of the cardiovascular, respiratory and autonomic nervous systems, increase of acute and chronic diseases .

Keywords: preschools, sanitary-hygienic conditions, fullness of groups, cognitive functions, children's Health .

–  –  –

Реферат. Оценка системы первичной профилактики потребления психоактивных веществ (ПАВ) для школьников различных возрастных групп как метод анализа позволяет определить результаты профилактического воздействия используемых информационно-образовательных мероприятий, позволяющих расширить доступ к информации по вопросам профилактики употребления психоактивных веществ и заинтересованности в ней подростков .

Ключевые слова: психоактивные вещества, подростки, информационно-мотивационное мероприятие .

Введение. Исходя из понимания важности формирования жизненно необходимых навыков, направленных на предупреждение поведенческих рисков у подростков, в качестве основной выдвигается задача определения объема профилактического воздействия используемых форм и современных методов обучения подрастающего поколения здоровому образу жизни и навыкам сопротивления к приобщению употребления ПАВ (табака, алкоголя, наркотиков) [1-2]. Осуществление данной задачи возможно при готовности администрации учебного заведения к организации занятий, а также специалистов (психологов, врачей, сотрудников органов внутренних дел) к проведению профилактической работы. В данной связи органам образования г. Бреста предложена программа тематического дня «Я выбираю здоровый образ жизни» как возможный эффективный подход расширения доступа к информации по вопросам профилактики употребления психоактивных веществ и заинтересованности в ней подростков .

Среди используемых форм и современных методов обучения подростков — распространение информационных материалов по тематике здорового образа жизни, профилактика потребления психоактивных веществ, адресованных конкретной возрастной группе подрастающего поколения с максимальным охватом учащихся, написание письма другу «Я и наркотик. Это реально?», круглый стол «Что можно сделать, чтобы я и мои друзья не употребляли ПАВ?», дискуссия «Мифы и реальность», просмотр и обсуждение видеофильмов, беседы «Закон и наркотики» и профилактика употребления табака, алкоголя, наркотиков .

Цель исследования — изучение возможных эффективных подходов расширения доступа к информации по вопросам профилактики употребления психоактивных веществ и заинтересованности в ней подростков .

Материалы и методы. Анализ эффективности используемых форм и современных методов обучения учащихся учреждений общего среднего образования в рамках тематического дня «Я выбираю здоровый образ жизни» проведен на основании полученных результатов анкетного опроса целевой группы — учащихся 6–11-х классов учреждений общего среднего образования г. Бреста, из них 43,0% респондентов составили мальчики и 57,0% — девочки. Их вниманию была предложена анонимная анкета, состоящая из 12 вопросов, на которые предлагалось ответить в произвольной форме или выбрать один из предложенных вариантов ответа. Основные вопросы для всех респондентов касались употребления психоактивных веществ, причин начала их употребления, оценки эффективности информационно-образовательных мероприятий .

Результаты и их обсуждение. В ходе анализа полученных ответов установлено, что к психоактивным веществам 56,8% респондентов отнесли наркотики, 34,1% — алкоголь, 31,3% — табак, 31,1% — вещества, воздействующие на психику человека и вызывающие зависимость, 2,8% — энергетические напитки, 1,3% — возбуждающие вещества .

Участники опроса отметили, что среди их сверстников в среднем курят 32,7% учащихся, употребляют спиртные напитки — 25,9%, употребляют наркотики — 3,9% .

По мнению 21,5% респондентов подростки начинают употреблять алкоголь, табак наркотики из-за того, что это круто и модно, 17,4% опрошенных считают, что из интереса, любопытства, 11,7% — из-за плохой компании, 9,8% — из-за проблем в семье, нехватки внимания, плохих отношений с родителями, 9,6% — чтобы выглядеть взрослыми, 7,0% — за компанию, 3,6% — не хватает знаний, по глупости и наивности, 2,6% — от скуки, 2,6% — пример взрослых, 2,5% — чтобы выделиться, 2,5% — забыться, уйти от проблем, 2,1% — «понты», 2,1% — из-за сниженной самооценки .

Анализ результатов показал, что наиболее эффективными формами работы с подростками по пропаганде здорового образа жизни и профилактике вредных привычек, по мнению 65,7% респондентов, являются лекции, беседы, информационные встречи с врачами; 56,0% опрошенных назвали просмотр и обсуждение видеофильмов и видеороликов; 54,0% — индивидуальные беседы; 32,1% — акции, тематические дни, конкурсы творческих работ; 30,0% учащихся назвали тренинги;

29,1% — средства массовой информации (радио, ТВ, печать, интернет и др.); 18,1% — памятки, буклеты, плакаты, листовки, закладки; 1,3% — общение с родителями и 0,2% респондентов указали на свой личный пример .

В результате участия в занятиях в рамках тематического дня «Я выбираю здоровый образ жизни» 61,3% респондентов узнали много нового, полезного и интересного для себя; у 48,1% респондентов изменилось отношение к ПАВ — возникло твердое убеждение никогда не пробовать и не употреблять их; 13,0% учащихся отметили, что у них ничего не изменилось, они и так все знают .

Заключение. Из полученных результатов можно сделать следующие выводы:

1. Результаты анализа оценки эффективности используемых форм и методов обучения в рамках программы тематического дня «Я выбираю здоровый образ жизни» указывают на них как на возможный эффективный подход к расширению доступа к информации по вопросам профилактики употребления психоактивных веществ .

2. Результаты исследования указывают на высокую заинтересованность подростков в информации по вопросам профилактики употребления психоактивных веществ (табака, алкоголя, наркотиков) .

3. Полученные данные свидетельствуют, что профилактическая работа среди детей и подростков в рамках программы тематического дня «Я выбираю здоровый образ жизни» оценивается как высокоэффективная, способствующая формированию ценности здорового образа жизни и устойчивого непринятия вредных привычек .

Литература

1. Наркомания: программа профилактики среди подростков и молодежи / Под ред. Н.А. Сироты [и др.]. — М., 1998 .

2. Ялтонский, В.М. Анализ современных подходов к профилактике употребления наркотиков / В.М. Ялтонский, Н.А. Сирота // Вопр. наркологии. — 1996. — № 3. — С. 91–97 .

–  –  –

Assessment of the primary prevention of substance use for students of different age groups, as a method of analysis to determine the results of preventive effects used information and educational activities to enable greater access to information on the prevention of drug use and interest in her teens .

Keywords: psychoactive substances, adolescents, information and motivational events .

–  –  –

Реферат. Изучено состояние здоровья детей Республики Беларусь за 2005–2014 гг. на основании статистических отчетных форм. Выявлены приоритетные проблемы, определены направления профилактических мероприятий .

Ключевые слова: группы здоровья, заболеваемость детей, профилактические осмотры .

Введение. Состояние здоровья детского населения является важнейшим критерием оценки благополучия общества, фактором национальной безопасности страны. Низкие показатели рождаемости, рост распространенности хронических болезней у детей негативно влияют на развитие общества и могут привести к резкому уменьшению количества здоровых детей в последующих поколениях. В Республике Беларусь в настоящее время органами государственного управления обращается особое внимание на формирование политики в области защиты среды обитания и здоровья человека, обеспечивающей устойчивое развитие государства, что нашло отражение в государственных программах в области здравоохранения [1]. Однако, несмотря на предпринимаемые меры, отмечается ряд негативных тенденций в состоянии здоровья детского населения республики: увеличение заболеваемости практически по всем классам болезней, ухудшение физического развития, снижение уровня физической подготовленности [2]. Вышеизложенное определяет необходимость разработки мероприятий по формированию у населения навыков здорового образа жизни, предотвращению и/или минимизации негативного влияния вредных факторов окружающей среды на здоровье населения, внедрению современных технологий управления здоровьем женщин и детей, развитию технологий по профилактике заболеваний у подрастающего поколения. Для реализации данного направления деятельности необходимы фактические данные, характеризующие состояние здоровья детского населения .

Цель исследования — оценка современных медико-демографических тенденций и изучение уровня и структуры первичной и общей заболеваемости детского населения Республики Беларусь для разработки рекомендаций, направленных на совершенствование работы в области охраны здоровья детского населения .

Материалы и методы. Для изучения состояния здоровья детского населения Республики Беларусь проведена выкопировка медико-демографических данных, результатов профилактических медицинских осмотров, заболеваемости детей в возрасте от 0 до 17 лет из статистических отчетных форм за 2005–2014 гг. (форма № 31 за 2005–2007 гг., форма 1-дети (Минздрав) за 2008–2014 гг.). Поскольку до 2008 г. статистическая отчетная форма № 31 содержит данные, характеризующие состояние здоровья детей в возрасте 0 до 14 лет, оценка динамики медико-демографических показателей нами проведена для данной возрастной группы. На основании полученных сведений с использованием методов описательной статистики рассчитаны интенсивные и экстенсивные показателей [3]. Для расчета прогнозных показателей численности детского населения и заболеваемости использована методика получения прогнозных количественных показателей здоровья населения по тренду динамического ряда .

Результаты и их обсуждение. При изучении медико-демографической ситуации в Республике Беларусь установлено, что численность детей в возрасте от 0 до 17 лет на конец 2014 г. составила 1825911 человек. Наибольшая численность детей наблюдались в г. Минске (20,2%) и Брестской (15,9%) области, наименьшая — в Могилевской (10,9%) и Гродненской (11,2%) областях. Возрастная структура детского населения Республики Беларусь представлена на рисунке 1 .

Рисунок 1. — Возрастная структура детей в возрасте 0–17 лет Республики Беларусь, состоящих на учете на конец 2014 г .

, % Оценка динамики среднегодовых показателей численности детского населения Республики Беларусь за 2004–2014 гг .

свидетельствует, что численность детей в возрасте 0–14 лет в 2014 г. составила 1530092 человека. Максимальная численность детского населения за анализируемый период была в 2005 г. (1569201 человек), минимальная — в 2009 г. (1440732 человека). Наиболее выраженное уменьшение детского населения наблюдалась в 2006–2007 гг. и составляла -54825,5 и -35734,0 человека соответственно, максимальный абсолютный прирост детского населения отмечен в 2013 и 2014 гг. и составил 32522,0 и 26864,0 ребенка соответственно .

В целом по республике за последние 10 лет выраженная тенденция увеличения/снижения численности детского населения отсутствует (r = -0,21, Тпр = -0,28%). Только в г. Минске за последние 10 лет наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста численности детей (r = 0,95, Тпр = 2,52%). Выраженная тенденция снижения численности детей за 10 лет отмечается в Витебской (r = -0,80, Тпр = -1,52%), Гродненской (r = -0,75, Тпр = -1,31%) и Могилевской областях (r = -0,81, Тпр = -1,23%). Следует отметить, что лишь за последние три года рост численности детей отмечается во всех областях республики .

Для обоснования стратегических мероприятий, направленных на сохранение и укрепление здоровья детей и подростков, проведен расчет прогноза численности детского населения по тренду динамического ряда. Установлено, что к 2017 г .

численность детей в возрасте 0–14 лет увеличится в г. Минске на 19,5%, в Гродненской области — на 13,1%, в Минской — 12,9%, Гомельской — 12,8%, Могилевской — 8,7%, Витебской — 7,7%, Брестской — 7,4%. Вероятно, абсолютный прирост детского населения в Республике Беларусь к 2017 г. по сравнению с 2014 г. составит 192636 человек и через три года численность детей в возрасте от 0 до 14 лет составит 1722728 человек (рисунок 2) .

Рисунок 2. — Среднегодовая численность детей в возрасте 0–14 лет в Республике Беларусь в 2005–2014 гг .

При изучении результатов профилактических медицинских осмотров 28,2% обследованных детей в возрасте 0–17 лет относятся к первой группе здоровья. Значительно выше среднереспубликанских данных удельный вес детей первой группы здоровья в Витебской (35,3%), Гродненской (34,4%) и Могилевской (33,1%) областях. В г. Минске самый низкий удельный вес детей данной группы — 18,8%. Удельный вес детей, имеющих хронические заболевания и морфофункциональные отклонения, составляет 13,5% (12,0% — 3-я группа здоровья, 1,5% — 4-я группа здоровья). Наибольший удельный вес детей, имеющих хронические заболевания, наблюдается в г. Минске (15,6%), Гомельской (14,6%) и Брестской (14,6%) областях. В Гродненской и Минской областях наиболее низкий удельный вес детей, имеющих хронические заболевания, и составляет соответственно 10,8 и 11,1% .

С возрастом среди детей наблюдается ухудшение состояния здоровья (таблица). Среди подростков (15–17 лет) удельный вес абсолютно здоровых лиц в 1,6 раза меньше (р0,05) по сравнению с детьми 1–2-летнего возраста, при этом в 4 раза больше (р0,05) детей, имеющих хронические заболевания, т. е. относящихся к 3–4-й группам здоровья. Процент детей, часто и длительно болеющих или имеющих осложненный биологический и социальный анамнез, с возрастом практически не изменяется .

–  –  –

Изучение отдельных нарушений здоровья у детей по результатам профилактических медицинских осмотров свидетельствует, что распространенность нарушений остроты зрения у детей в возрасте 0–17 лет составляет 96,4, нарушений осанки — 56,3 на 1000 обследованных (рисунок 3). Выше среднереспубликанских уровней (р0,05) распространенность данной патологии у детей г. Минска (161,4 на 1000 обследованных) и Гродненской области (105,4 на 1000 обследованных), нарушений осанки — у детей г. Минска (161,4 на 1000 обследованных) .

–  –  –

Среди детей школьного возраста распространенность нарушений остроты зрения в 4,3 раза выше по сравнению с дошкольниками, нарушений осанки — в 6,4 раза (рисунок 3). Наиболее значительный рост распространенности нарушений остроты зрения от дошкольного к школьному возрасту отмечается у детей Минской области (в 5,9 раза) и г. Минска (в 4,9 раза); нарушений осанки — у детей Гродненской (в 10,0 раза) и Витебской (в 9,5 раза) областей. Нарушения зрения менее интенсивно увеличиваются у детей Могилевской (в 3,6 раза) и Брестской (в 3,8 раза) областей, нарушения осанки — у детей Брестской (в 3,2 раза) и Гомельской (в 4,9 раза) областей .

Нами установлено, что за последние 10 лет у детей Республики Беларусь в возрасте 0–14 лет наблюдается выраженная устойчивая тенденция снижения распространенности нарушений осанки (r = -0,92; Тпр = -2,29%). Снижение распространенности нарушений остроты зрения практически отсутствует (r = -0.65; среднегодовой темп убыли составил 0,08% — неустойчивая тенденция). При этом у детей дошкольного возраста наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста нарушений зрения (r = 0,82; Тпр = 4,22%). Выраженная устойчивая тенденция снижения нарушений осанки и зрения установлена в 6 лет (r = -0,94, Тпр = -5,56% и r = -0,81, Тпр = -1,57% соответственно) .

Уровень общей заболеваемости детского населения Республики Беларусь в возрасте 0–14 лет в 2014 г. составил 199446,8 на 100 тыс. детей. Выше среднереспубликанского уровень заболеваемости в г. Минске и Гомельской области. Наиболее низкий уровень общей заболеваемости в Брестской, Витебской и Могилевской областях. За 2005–2014 гг. отмечается неустойчивая тенденция роста общей заболеваемости детей в возрасте 0–14 лет (r = 0,48; Тпр/уб = 0,26%), Рост общей заболеваемости установлен в Гродненской области (r = 0,72; Тпр/уб = 1,57 %), при этом в Могилевской области (r = -0,95;

Тпр/уб = -2,17%) прослеживается достоверная тенденция снижения заболеваемости. В структуре общей заболеваемости детей Республики Беларусь (рисунок 4) 67,6% составляют болезни органов дыхания, на втором месте — болезни глаза и его придаточного аппарата (4,9%), на третьем — травмы, отравления и другие внешние причины (3,7%), далее следуют некоторые инфекционные и паразитарные болезни — 3,3%, болезни кожи и подкожной клетчатки — 3,3% .

Рисунок 4. — Структура общей заболеваемости детей в возрасте 0 – 14 лет Республики Беларусь в 2014 г .

, % Анализ динамических рядов общей заболеваемости по отдельным классам болезней у детей Республики Беларусь свидетельствует, что за 2005–2014 гг. наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста по следующим классам и отдельным болезням: новообразования (r = 0,96, Тпр/уб = 1,27%), в т. ч. злокачественные (r = 0,91, Тпр/уб = 1,48%); сахарный диабет (r = 0,97, Тпр/уб = 4,52%), ожирение (r = 0,94, Тпр/уб = 2,98%); болезни глаза и его придаточного аппарата (r = 0,75, Т пр/уб = 0,28%), при этом тенденция роста миопии отсутствует (r = 0,21, Тпр/уб = 0,14%); болезни уха и сосцевидного отростка (r = 0,84, Тпр/уб = 2,15%); болезни органов дыхания (r = 0,67, Тпр/уб = 1,20%), в т. ч. острые респираторные инфекции верхних дыхательных путей (r = 0,83, Тпр/уб = 2,13%), атопический дерматит (r = 0,93, Тпр/уб = 1,42%); врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения (r = 0,99, Тпр/уб = 4,97%) .

Установлена выраженная устойчивая тенденция снижения болезней кроветворных органов и отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм (r = -0,98, Тпр/уб = -3,42%), в т. ч. железодефицитных анемий (r = -0,92, Тпр/уб = -2,37%);

болезней щитовидной железы (r = -0,94, Тпр/уб = -3,76%); психических расстройств и расстройств поведения (r = -0,84, Тпр/уб = -0,46%); болезней нервной системы (r = -0,96, Тпр/уб = -3,02%); болезней системы кровообращения (r = -0,96, Тпр/уб = -4,78%); болезней органов пищеварения (r = -0,99, Тпр/уб = -4,83%), в т. ч. гастритом и дуоденитом (r = -0,99, Тпр/уб = -7,46%);

болезней кожи и подкожной клетчатки (r = -0,96, Тпр/уб = -1,95%); болезней мочеполовой системы (r = -0,99, Тпр/уб = -2,57%) .

Уровень первичной заболеваемости детей в возрасте 0–14 лет Республики Беларусь в 2014 г. составил 173174,9 на 100 тыс. детей. Выше среднереспубликанского уровень первичной заболеваемости в г. Минске и Гомельской области. Наиболее низкий уровень первичной заболеваемости в Брестской, Витебской и Могилевской областях .

Наиболее высокий уровень первичной заболеваемости имел место в 2009–2011 гг., наиболее низкий — в 2005–2008 гг .

За анализируемый период установлена неустойчивая тенденция роста первичной заболеваемости детей Республики Беларусь в возрасте 0–14 лет (r = 0,61; Тпр/уб = 0,57%). Так, по сравнению с 2005 г. уровень данного показателя увеличился на 5,2%. Анализ динамики первичной заболеваемости детей в возрасте 0–14 лет по отдельным регионам республики свидетельствует, что за последние 10 лет отмечается рост заболеваемости в Гродненской области (r = 0,78; Тпр/уб = 0,78%), при этом в Могилевской области (r = -0,91; Тпр/уб = -1,82%) наблюдалась достоверная тенденция снижения заболеваемости .

В структуре первичной заболеваемости детей республики в 2014 г. (рисунок 5) на первом месте находятся заболевания органов дыхания (76,1%), далее травмы, отравления и некоторые другие внешние причины (4,2%), на третьем месте некоторые инфекционные и паразитарные заболевания (3,7%), на четвертом — болезни кожи и подкожной клетчатки (3,1%) .

Рисунок 5. — Структура первичной заболеваемости детей в возрасте 0–14 лет Республики Беларусь в 2014 г .

, % Анализ динамических рядов первичной заболеваемости по отдельным классам болезней за 2005–2014 гг. у детей республики свидетельствует, что наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста по следующим болезням: сахарный диабет (r = 0,85, Тпр/уб = 4,68%), ожирение (r = 0,78, Тпр/уб = 2,88%); болезни глаза и его придаточного аппарата (r = 0,91, Тпр/уб = 0,71%), в т. ч. миопия (r = 0,83, Тпр/уб = 0,95%); болезни уха и сосцевидного отростка (r = 0,85, Тпр/уб = 2,29%); болезни органов дыхания (r = 0,68, Тпр/уб = 1,27%), в т. ч. острые респираторные инфекции верхних дыхательных путей (r = 0,83, Тпр/уб = 2,13%); врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения (r = 0,96, Тпр/уб = 4,45%) .

При этом за 10 лет наблюдается выраженная устойчивая тенденция снижения болезней кроветворных органов и отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм (r = -0,98, Тпр/уб = -4,09%), психических расстройств и расстройств поведения (r = -0,93, Тпр/уб = -1,96%), болезней нервной системы (r = -0,95, Тпр/уб = -4,01%), болезней системы кровообращения (r = -0,82, Тпр/уб = -2,76%), болезней органов пищеварения (r = -0,97, Тпр/уб = -2,99%), в т. ч. заболеваний гастритом и дуоденитом (r = -0,96, Тпр/уб = -4,15%), болезней кожи и подкожной клетчатки (r = -0,97, Тпр/уб = -2,44%), в т. ч. атопического дерматита (r = -0,77, Тпр/уб = -1,16%), болезней мочеполовой системы (r = -0,82, Тпр/уб = -1,38%) .

Заключение. Одним из основополагающих прав человека является здоровье. Здоровье взрослого населения в значительной степени определяется здоровьем детей, т. к. многие формы патологии формируются уже в детстве. За последние десятилетия в Республике Беларусь произошли значительные неблагоприятные сдвиги в состоянии здоровья детей и подростков, характеризующиеся ростом распространенности функциональных расстройств и хронических болезней, изменением структуры выявляемых нарушений здоровья, ухудшением показателей физического развития и физической подготовленности. Изучение состояния здоровья детского населения Республики Беларусь на основании выкопировки медикодемографических данных, результатов профилактических медицинских осмотров, заболеваемости детей из статистических отчетных форм за 2005–2014 гг.

(форма № 31 за 2005–2007 гг., форма 1-дети (Минздрав) за 2008–2014 гг.) свидетельствует:

1. Наибольшая численность детей в г. Минске и Брестской области, наименьшая — в Могилевской и Гродненской областях. Только в г. Минске за последние 10 лет наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста численности детей .

2. Расчет прогноза численности детского населения по тренду динамического ряда свидетельствует, что к 2017 г. численность детей увеличится в г. Минске на 19,5%, в Гродненской области — на 13,1%, в Минской — 12,9%, Гомельской — 12,8%, Могилевской — 8,7%, Витебской — 7,7%, Брестской — 7,4%. Вероятно, абсолютный прирост детского населения в Республике Беларусь к 2017 г. по сравнению с 2014 г. составит 192636 человек и через три года численность детей в возрасте от 0 до 14 лет составит 1722728 человек .

3. Каждый четвертый ребенок в Республике Беларусь относится к первой группе здоровья. Наибольший удельный вес хронически болеющих детей — в г. Минске (15,6%), Гомельской (14,6%) и Брестской (14,6%) областях. С возрастом наблюдается ухудшение состояния здоровья детей республики .

4. Распространенность нарушений остроты зрения у детей в возрасте 0–17 лет составляет 96,4, нарушений осанки — 56,3 на 1000 обследованных. В процессе получения образования распространенность нарушений остроты зрения и осанки увеличивается. От дошкольного к школьному возрасту наиболее значительный рост распространенности нарушений остроты зрения отмечается у детей Минской области и г. Минска, нарушений осанки — у детей Гродненской и Витебской областей. За последние 10 лет у детей дошкольного возраста наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста нарушений зрения .

5. У детей Республики Беларусь в возрасте 0–14 лет в 2014 г. уровень как общей, так и первичной заболеваемости стабилизировался и составил соответственно 199446,8 на 100 тыс. детей (общая заболеваемость на 3,8% ниже уровня 2013 г.) и 173174,9 на 100 тыс. детей (первичная заболеваемость на 7,8% ниже уровня 2013 г.). Выше среднереспубликанского уровень заболеваемости в г. Минске и Гомельской области. За последние 10 лет отмечается рост как общей, так и первичной заболеваемости в Гродненской области, снижение — в Могилевской области .

6. В структуре общей заболеваемости детей Республики Беларусь 67,6% составляют болезни органов дыхания, 4,9% болезни глаза и его придаточного аппарата, 3,7% травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин, 3,3% некоторые инфекционные и паразитарные болезни, 3,3% болезни кожи и подкожной клетчатки .

7. В структуре первичной заболеваемости детского населения Республики Беларусь 76,1% составляют заболевания органов дыхания, 4,2% травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин, 3,7% некоторые инфекционные и паразитарные заболевания, 3,1% болезни кожи и подкожной клетчатки .

8. В течение 10 лет наблюдается выраженная устойчивая тенденция роста как общей, так и первичной заболеваемости по следующим классам и отдельным болезням: сахарный диабет, ожирение; болезни глаза и его придаточного аппарата, болезни уха и сосцевидного отростка, острые респираторные инфекции верхних дыхательных путей, врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения. При этом выраженная устойчивая тенденция снижения болезней кроветворных органов и отдельных нарушений, вовлекающих иммунный механизм, психических расстройств и расстройств поведения, болезней нервной системы, болезней системы кровообращения, болезней органов пищеварения, в т. ч .

гастритом и дуоденитом, болезней кожи и подкожной клетчатки, болезней мочеполовой системы .

9. Полученные результаты могут быть использованы для обоснования путей оптимизации здоровья детского населения отдельных регионов, принятия обоснованных управленческих решений, направленных на улучшение ситуации в области формирования здоровья подрастающего поколения .

Литература

1. Здравоохранение Республики Беларусь: прошлое, настоящее и будущее / В.И. Жарко [и др.]. — Минск: Минскинпроект, 2012. — 320 с .

2. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Республике Беларусь в 2013 году: гос. доклад. — Минск, 2014. — 182 с .

3. Модель интегрированной системы социально-гигиенического мониторинга состояния здоровья детей школьного возраста с использованием методологии оценки риска: инструкция по применению: утв. Гл. гос. сан. врачом Респ. Беларусь 12.12.2011 рег. № 016-1112 .

–  –  –

Research of children’s health during 2005–2014 years was conducted using statistical reporting forms in the Republic of Belarus. Priority issues were revealed, strategies of prevention activities were identified .

Keywords: health groups, morbidity of children, preventive medical examinations .

–  –  –

ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭЛЕКТРОННыХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНыХ РЕСУРСОВ УчАЩИМИСЯ

УчРЕЖДЕНИй ОБЩЕгО СРЕДНЕгО ОБРАЗОВАНИЯ г. МИНСКА Жуковская И.В., Пронина Т.Н .

Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь Реферат. Изучены вопросы экспериментальной (инновационной) деятельности по внедрению электронных ресурсов в образовательный процесс учреждений общего среднего образования республики. По результатам медико-социологического исследования проанализирован режим использования электронных образовательных ресурсов (далее — ЭОР) учащимися разного возраста. Отмечено, что ЭОР применяются школьниками в индивидуальном порядке: 39,4% периодически пользуются электронными копиями печатных учебных изданий (учебников и пособий); интернет-ресурсы в учебных целях используют 98,4% учащихся; 43,4% изучают учебный материал с помощью электронных учебных изданий (далее — ЭУИ) .

Ключевые слова: образовательный процесс, учащиеся, электронные образовательные ресурсы, электронные учебные издания .

Введение. Рост объемов производимой информации, ее активное использование в различных сферах деятельности, создание современной информационно-коммуникационной инфраструктуры стали основными факторами возникновения и развития информационного общества. В его условиях информатизация системы образования является одним из важнейших условий ее реформирования и модернизации .

Согласно Концепции информатизации системы образования Республики Беларусь на период до 2020 г., утвержденной Министром образования Республики Беларусь 24.06.2013, одним из основных направлений информатизации образования является разработка ЭОР системы образования, основу которых составляют электронные учебники и учебные пособия, обеспечивающие адаптацию элементов содержания и пользовательского интерфейса под индивидуальные запросы обучающегося, позволяющие использовать дополнительные средства воздействия на обучающегося, включающие развитый поисковый механизм, интерактивные тесты по проверке пройденного материала и др .

В настоящее время информационно-коммуникационные технологии (далее — ИКТ) используются в учреждениях образования всех типов и видов на всех уровнях основного, специального и дополнительного образования. В Республике Беларусь выполняется целый ряд отраслевых и межведомственных программ в сфере информатизации, способствующих широкому и эффективному внедрению ИКТ, в т. ч. ОНТП «Разработка электронных образовательных ресурсов для дошкольного, общего среднего, специального, высшего педагогического и дополнительного образования педагогических работников»

(«Электронные образовательные ресурсы») на 2012–2014 гг., утвержденная постановлением Коллегии Министерства образования от 26.10.2011 № 11.11 .

Подготовка и выпуск учебных изданий осуществляются в соответствии с «Инструкцией о порядке подготовки и выпуска учебных изданий и их использования», утвержденной постановлением Министерства образования Республики Беларусь от 06.01.2012 № 3. Применение электронных средств обучения (далее — ЭСО) в учебном процессе позволяет индивидуализировать и дифференцировать процесс обучения; расширить возможности контроля с обратной связью и диагностикой; осуществлять самоконтроль и самокоррекцию, самоподготовку и тренаж; моделировать реальные процессы; улучшать наглядность; формирует учебно-познавательную мотивацию, положительное отношение к предмету [1]. В то же время в условиях глобальной информатизации общества создаются новые риски для здоровья подрастающего поколения. Известно, что именно в период интенсивного роста и развития повышается чувствительность к воздействию факторов среды обитания. Использование информационно-коммуникационных устройств в образовании и в быту увеличивает психологическую и зрительную нагрузку, способствует повышению статического напряжения и развитию утомления, усиливает влияние негативных физических и биологических факторов, сопровождается значительным уменьшением двигательной активности, что актуализирует необходимость проведения научных исследований с целью обоснования безопасных для здоровья детей и подростков условий их применения .

Цель исследования — изучение режима использования ЭОР в образовательном процессе экспериментальных учреждений образования и образовательной деятельности учащихся .

Материалы и методы. Опытно-экспериментальная база исследований представлена учреждениями образования, реализующими образовательные программы общего среднего образования и осуществляющими инновационную деятельность по внедрению модели обучения с использованием индивидуальных электронных устройств в учреждениях общего среднего образования в 2013–2016 гг.: ГУО «Гимназия № 20 г. Минска» (УО-1); ГУО «Гимназия № 30 г. Минска им. Героя Советского Союза Б.С. Окрестина» (УО-2). Объект исследования — организация образовательного процесса в экспериментальных УО в 2013–2014 учебном году, образовательная деятельность более 200 учащихся I–III ступеней обучения. Режим использования ЭОР изучался методом анкетирования учащихся (учащихся и их родителей — на I ступени образования) .

Результаты и их обсуждение. В результате изучения организации образовательного процесса в экспериментальных УО, на базе которых осуществляется инновационная деятельность по внедрению модели обучения с использованием индивидуальных электронных устройств, установлено, что ЭОР на момент исследований использовались преподавателями отдельных дисциплин на непостоянной основе, в т. ч. в инициативном порядке. Учебный план учреждений образования не предусматривал регулярного использования ЭУИ в образовательном процессе, отсутствовала также экспериментальная деятельность по их внедрению в учреждениях общего среднего образования республики .

По результатам анкетирования учащихся разного возраста проанализирован режим индивидуального использования ЭОР различного вида в образовательном процессе. Результаты экспресс-опроса учащихся УО-2 представлены в таблице 1 .

Установлено, что 90,4% опрошенных осведомлены о существовании ЭОР, в т. ч. 100% старшеклассников. При подготовке к урокам различные виды ЭОР используют 56,2% учащихся. При этом 69,7% школьников считают, что ЭОР помогают им в усвоении учебного материала. Дополнительные печатные учебные издания используют при подготовке к урокам 76,5% учащихся. В их числе: школьные справочники, пособия по учебным предметам, словари, энциклопедии, атласы, журналы, пособия для подготовки к вступительным испытаниям, решебники, хрестоматии, научные издания и другие .

–  –  –

Результаты опроса учащихся УО-1 и УО-2 по использованию в образовательном процессе электронных копий учебных печатных изданий представлены в таблице 2. Электронная версия используется наряду с классическим учебником 39,4% опрошенных школьников, как правило, для облегчения веса ранца (портфеля) в период пребывания в учреждении образования. Наибольшей популярностью электронные копии учебников пользуется у опрошенных пятиклассников (54,5%) и учащихся 10-х классов (100%) .

–  –  –

Результаты опроса учащихся экспериментальных УО по использованию в образовательном процессе интернетресурсов представлены в таблицах 3–5. Очевидно, что интернет широко используется учащимися при подготовке к занятиям (98,4% опрошенных), в т. ч. для поиска дополнительного учебного материала, усвоения сложных тем, подготовки к тестированию и в других целях .

–  –  –

Младшие школьники чаще всего заходят в интернет 1–2 раза в неделю (85,2%). Почти половина пятиклассников и десятиклассников экспериментальных классов используют интернет при подготовке к занятиям «ежедневно» (47,6 и 45,0% соответственно), в то время как в 6–9-х классах не более 1/5 учащихся испытывает ежедневно такую необходимость. В режиме учебной недели подавляющего большинства опрошенных школьников присутствует работа в интернете, в т. ч. «ежедневно» — 27,4%, «1–2 раза в неделю» — 35,5%, «3–4 раза в неделю» — 29,6%, и только у 7,5% учащихся — «1 раз в 2–3 недели» .

В целом около 42% школьников тратят на поиск различных образовательных материалов от 30 мин до 1 ч в день. Этот временной диапазон наиболее характерен для младших школьников (81,5%). Учащиеся 5–7-х классов проводят за учебой в интернете либо меньше 30 мин (34,6–38,1%), либо от 30 мин до 1 ч (38,5–42,9%). В 9–10-х классах около 40% подростков «учатся» с интернетом от 1 до 2 ч и 9,5–15,0% более 2 ч .

–  –  –

Представляют интерес результаты опроса школьников по использованию ЭУИ в образовательном процессе (таблица 6). С ЭУИ знакомы в среднем 43,4% опрошенных учащихся. ЭУИ применяются, как правило, изредка при изучении сложного материала или отдельных тем. В 10-м классе к изданиям данного типа периодически обращается каждый учащийся (100% опрошенных) .

–  –  –

Таким образом, по результатам социологического исследования ЭОР широко используются школьниками в образовательном процессе в качестве дополнительного материала к печатным учебным изданиям. Использование ЭСО детьми младшего школьного возраста практически всегда контролируется родителями (98,3%), в средних классах — в 91,8% случаев, у старшеклассников — в 44,4%. В режиме работы с электронными устройствами 83,5% школьников предусматривают перерывы: на I ступени — 83,1%, на II ступени — 77,9% и на III ступени — 62,1% (p0,05). У 48,4% перерыв длится менее 30 мин и продолжительность его снижается с увеличением возраста учащихся .

Заключение. Таким образом, по результатам социологического исследования средства ИКТ все более активно используются школьниками с образовательными и другими целями, при этом большинством из них не соблюдаются гигиенические регламенты работы, что, безусловно, является фактором риска ухудшения здоровья. Данные официальной статистики показывают, что уровни заболеваемости детей и подростков Республике Беларусь остаются высокими и превышают показатели 2003 г .

в 1,2 раза у детей до 14 лет и в 1,4 раза у подростков. В учреждениях общего среднего образования за время обучения уменьшается количество детей первой группы здоровья наряду с увеличением наполняемости третьей группы здоровья, ухудшаются морфофункциональные показатели: у учащихся 9-х классов показатели нарушения остроты зрения и нарушения осанки превышают показатели 2000 г. на 33%; по сравнению с детьми дошкольного возраста распространенность нарушений остроты зрения у девятиклассников увеличивается в 5,2 раза, а нарушений осанки, соответственно, в 8,5 раза [2]. Неблагоприятные тенденции формирования здоровья учащихся в условиях образовательной деятельности, увеличение распространенности школьно-зависимых заболеваний (органов зрения, костно-мышечной системы, нервной системы и других), снижение адаптационных резервов с возрастом требует улучшения условий образовательной среды и совершенствования системы здоровьесбережения. Активное вмешательство современных электронных устройств в жизнь подрастающего поколения актуализирует разработку регламентов и условий их использования, диктует необходимость работы по гигиеническому обучению и воспитанию детей, родителей и педагогов с целью сохранения здоровья и профилактики зависимой хронической патологии .

Литература

1. Роберт, И.В. Современные информационные технологии в образовании: дидактические проблемы; перспективы использования / И.В. Роберт. — М.: Школа-Пресс, 1994. — 205 с .

2. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Республике Беларусь в 2013 году: гос. доклад. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rcheph.by/news/gosudarstvennyy-doklad-o-sanitarno-epidemiologicheskoy-obstanovke-v-respublike-belarus-v-2013-godu .

html?sphrase_id=20730. — Дата доступа: 18.09.2014 .

–  –  –

The issues of the question of experimental (innovative) activity in the introduction of electronic resources to the educational process of secondary education establishments were studied. According to the results of sociological research analyzed mode of use of the electronic educational resources pupils of all ages was analyzed. It was noted that the electronic educational resources used by schoolchildren on an individual basis: 39.4% periodically use the electronic copies of printed textbooks; Internet resources are used for training by 98.4% of students; 43.4% are studying the educational material with the help of the electronic educational editions .

Keywords: the educational process, pupils, electronic educational resources, electronic educational editions .

–  –  –

Реферат. Поиск путей оптимизации учебного процесса всегда является проблемой научных исследований в отрасли гигиены, физиологии, психологии и педагогики на фоне ухудшения состояния здоровья детей и подростков. Поэтому с целью определения степени утомления детей младшего школьного возраста в условиях внедрения модели обучения «1 ребенок – 1 компьютер» было проведено исследование умственной работоспособности. В исследовании приняли участие 99 детей 6–9 лет. Умственная работоспособность определена по методике М.В. Антроповой. В результате оценки установлена высокая степень утомления у 49,3–56,9% детей в начале рабочей недели с последующим ее возрастанием. Повышение уровня умственной работоспособности на протяжении недели поддерживается за счет объема выполненной работы и показателя суточной адаптивности .

Ключевые слова: умственная работоспособность, суточная адаптивность, утомление, дети младшего школьного возраста .

Введение. Как известно, умственная работоспособность человека зависит от многих факторов, совокупность которых можно разделить на три основные группы: физиологические факторы (возраст, пол, уровень физического и функционального развития, состояние здоровья и питания); факторы физического характера, отражающие географические, климатические условия существования; психические факторы — это мотивация деятельности, эмоциональный настрой. Все вышеперечисленные факторы одновременно воздействуют на организм и взаимообусловливают друг друга [3] .

По данным углубленного исследования состояния здоровья современных школьников и влияющих на него факторов, проведенного специалистами ГУ «Институт охраны здоровья детей и подростков АМН Украины», обнаружено значительное ухудшение здоровья детей в период их обучения в школе. Установлена неудовлетворительная функциональная приспособленность к физическим нагрузкам при недостаточной тренированности и низком уровне функционального резерва сердечно-сосудистой системы. Поэтому у детей школьного возраста регистрируется высокая распространенность болезней и начинает накапливаться хроническая патология [5] .

Одной из возможных причин возникновения и развития высокой заболеваемости является умственное переутомление школьников, которое может быть вовремя замечено педагогом и ликвидировано на стадии утомления. Контролировать и регулировать процесс умственной работоспособности ребенка должен учитель, т. к. от успешности решения этой проблемы зависит, насколько успешно будет осуществляться процесс обучения и развития личности. Особенно сенситивен к утомлению младший школьный возраст [2], о чем свидетельствуют исследования Е.В. Толкачева, В.С. Лиходед, В.В. Дорошенко, выявившие переутомление у 25% учащихся [4] .

Актуальность исследований в данной проблематике подтверждается Национальной стратегией развития образования на 2012–2021 гг., в которой ведущим направлением является формирование здоровьесберегающей среды, экологизации образования, валеологической культуры участников образовательного процесса. Поэтому поиск путей оптимизации учебного процесса сегодня остается актуальным .

Цель исследования — определение степени утомления детей младшего школьного возраста в условиях внедрения модели обучения «1 ребенок – 1 компьютер» .

Материалы и методы. Оценка состояния здоровья детей младшего школьного возраста проводилась по результатам медицинского осмотра и обработки первичной медицинской документации. Проведен анализ структуры заболеваемости, распределение на группы здоровья .

Умственная работоспособность определена по корректурным таблицам В.Я. Анфимова согласно методике М.В. Антроповой [1]. Анализ степени утомления учащихся младшего школьного возраста проводили по показателям качества работы, т. е. количества ошибок при выполнении тестового задания, объема выполненной работы, коэффициента продуктивности и показателя суточной адаптивности. Показатель суточной адаптивности отражает способность организма ребенка к изменению внешних условий среды и сопротивлению организма утомлению .

В исследовании приняли участие 99 учеников 6–9 лет КУ Сумской общеобразовательной школы І–ІІІ степени № 15 им. Д. Турбина в 2014 г .

Полученные данные подвергались математической и статистической обработке с помощью приложения Statistica 6.0 .

Работа выполнена согласно плану научно-исследовательских работ Сумского государственного педагогического университета им. А.С. Макаренко кафедры медико-биологических основ физической культуры по теме «Физиологогигиеническое сопровождение здоровьесохраняющей деятельности образовательных учреждений» (№ государственной регистрации 0113U004662) .

Результаты и их обсуждение. Распределение учащихся 6–9 лет на группы здоровья дало возможность выявить преобладание детей, принадлежащих ко II группе здоровья (48,8±0,4%, р0,05), что свидетельствует о наличии функциональных и морфологических отклонений в состоянии здоровья, а также о пониженной реактивности к острым и хроническим заболеваниям. Учащихся, которые относятся к I группе здоровья, выявлено 41,8±0,4%, что соответствует характеристике «здоровые с нормальным развитием и нормальным уровнем функционирования организма». К сожалению, среди учащихся выявлены и группы детей с хроническим течением заболеваний в стадиях компенсации и субкомпенсации: III группа — 8,3±0,2% и IV группа — 1,2±0,1%. Учащихся с хроническим течением заболевания в стадии декомпенсации не выявлено .

Кроме того, установлено, что структура заболеваемости учащихся формируется за счет болезней костно-мышечной системы (52,9±0,5%), заболеваний внутренних органов (33,5±0,4%), глаз и придаточного аппарата (33,5±0,4%) .

В целом у учащихся отмечался рост уровня умственной работоспособности: в понедельник показатель продуктивности составлял 9,9±0,57 у.е., в среду и в пятницу данный показатель был стабильным и составлял 12,1±0,83 у.е. Однако качественный показатель умственной работоспособности учащихся в течение недели не имел достоверных отличий, в то время как объем выполненной работы увеличивался к середине недели (t = 3,5, р0,05) с незначительным снижением к пятнице .

Так, показатель объема работы в понедельник составлял в среднем 144,7±7,7 знака, в то время как в среду этот показатель составлял 185,04±8,4 знака, а в пятницу — 167,01±10,8 знака. Полученные данные свидетельствует об увеличении уровня работоспособности за счет увеличения объема выполненной работы, а не ее качества (рисунок) .

12,1 9,9 Рисунок — Показатели умственной работоспособности учащихся 6–9 лет в недельной динамике Низкие показатели в начале недели создают необходимость проанализировать дневную динамику продуктивности умственной работоспособности учащихся в целом в понедельник. Так, после 3-го урока у школьников резко снижается качество работы за счет увеличения количества ошибок, в то время как объем работы остается практически неизменным (р0,05), что свидетельствует о нарушении равновесия между раздражительными и тормозными процессами в коре головного мозга в сторону преобладания охранительного возбуждения и ослабления активного внутреннего торможения. После 4-го урока умственная работоспособность детей сопровождается резким снижением не только точности, но и скорости работы, что говорит о развившемся охранительном торможении. В другие дни недели такой тенденции не установлено .

Поддержание высоких показателей умственной работоспособности учащихся в среду и пятницу, очевидно, обусловлено мобилизацией функциональных систем организма, поскольку в среду и пятницу преобладает доля детей с высоким уровнем суточной адаптивности (47,8±5,02 и 37,9±4,9% соответственно) по сравнению с понедельником, когда преобладало количество детей с показателем суточной адаптивности категории «снижена» (32,9±4,7%) .

Полученные результаты, в первую очередь, можно объяснить отсутствием у детей полноценного отдыха (как пассивного, так и активного) на протяжении выходных. С целью подтвердить или опровергнуть данное предположение родителям учащихся, которые принимали участие в исследовании, было предложено представить почасовой режим выходных дней своих детей. В ходе анализа полученных данных выявлено, что средняя продолжительность ночного сна в среднем у детей составляет 7,5±1,4 ч при общепринятой норме 10,5–11 ч для детей данного возраста. Кроме того, 96,9% родителей указали, что дневной сон у их ребенка отсутствует. На выполнение домашнего задания в среднем дети тратят 3,7±1,4 ч в целом. Исключение составили лишь учащиеся 1-го класса, родители которых указали, что на подготовку домашнего задания их дети тратят меньше 1 ч. Кроме того, 60,5% родителей первоклассников отметили, что домашние задания их детям не задаются вообще, что соответствует гигиеническим требованиям .

Анализ интенсивности двигательной активности детей, принимавших участие в исследовании, по данным опроса родителей показал, что только 5,8% детей на выходных посещают спортивные секции, 9,4% совершают пешие прогулки семьей, в то время как 57,9% отметили, что предпочитают пассивный отдых на выходных в домашних условиях. Кроме того, больше половины семей (52,4%) не соблюдают режим питания на выходных. Обращает внимание и тот факт, что на выходных дети предпочитают компьютерные игры и просмотр телепередач .

Таким образом, полученные результаты позволяют сделать предположение, что накопленное утомление на протяжении рабочей недели не компенсируется полноценным отдыхом на выходных, что повышает риск развития переутомления .

Однако в ходе исследования суточной адаптивности, которая отображает напряжение центральной нервной системы, удалось установить, что способность организма учащихся к сопротивлению утомлению различна .

Согласно данным исследования, независимо от дня недели у детей преобладает две категории суточной адаптивности: высокий и сниженный, но в понедельник на третьем месте показатель «очень низкий» (16,5±3,7%), а в пятницу «очень высокий» (19,4±3,9%). В среду на одном уровне находятся категории «очень высокий» (5,4±2,3%), «низкий» (6,3±2,4%) и «очень низкий» (6,3±2,4%). В целом недельная динамика изменений показателей суточной адаптивности учащихся свидетельствует о резко выраженном утомлении в понедельник с последующей мобилизацией функциональных возможностей организма на протяжении недели .

Кроме того, отсутствие признаков утомления регистрируется у 12,7±3,3% учащихся в понедельник, их доля снижается на 10,5% в среду (2,2±1,5%) и увеличивается на 12,9% к пятнице (15,1±3,6%), что также свидетельствует о мобилизации функциональных систем организма на конце недели .

Таким образом, оценка параметров умственной работоспособности учащихся 6–9 лет позволила установить рост уровня работоспособности за счет увеличения объема выполняемой работы, в то время как качественные показатели остаются стабильными, что обусловлено мобилизацией функциональных систем организма и свидетельствует об их способности противостоять изменяющимся условиям учебного процесса при росте степени утомление. При оценке степени утомления у учащихся 6–9 лет установлено преимущество выраженного утомления в начале недели, что свидетельствует о напряжении основных нервных процессов и отсутствии полноценной компенсации функциональных резервов организма на протяжении выходных дней. Однако поддержание умственной работоспособности на протяжении всей рабочей недели происходит за счет высоких показателей суточной адаптивности .

Заключение. В ходе исследования удалось установить структуру заболеваемости учащихся, которая формируется за счет болезней костно-мышечной системы (52,9±0,5%), заболеваний внутренних органов (33,5±0,4%), глаз и придаточного аппарата (33,5±0,4%) .

В результате оценки умственной работоспособности детей младшего школьного возраста установлено ее возрастание в недельной динамике за счет увеличения объема выполняемой работы, что свидетельствует о мобилизации функциональных систем организма детей. Возрастание умственной работоспособности происходит за счет высоких показателей суточной адаптивности. Низкая продуктивность умственной работоспособности в начале рабочей недели обусловлена нарушениями режима дня младших школьников в выходные дни с преобладаниями видов деятельности, которые не компенсируют процессы утомления и повышают риск истощения функциональных резервов организма и развития состояния переутомления .

Учитывая полученные результаты, наиболее эффективными способами снижения психофизиологической «цены» умственной деятельности младших школьников и повышения ее продуктивности в начале рабочей недели являются следующие методы: контроль режима дня (длительность сна, режим питания, чередование видов деятельности); увеличение двигательной активности на выходных за счет подвижных игр на свежем воздухе и занятий в спортивных секциях; приемы музыко-, цветотерапии; выполнение самомассажа головы, шеи, лица и физкультминуток с учетом пальчиковой гимнастики и дыхательных упражнений во время приготовления домашних заданий; контроль объема домашних заданий .

Литература

1. Антропова, М.В. Методические рекомендации по физиолого-гигиеническому изучению учебной нагрузки / М.В. Антропова, В.И. Козлова. — М.: Акад. пед. Наук СССР, 1984. — 67 с .

2. Вадзюк, С.Н. Розумова працездатність : методики дослідження, зміни та корекція / С.Н. Вадзюк, Т.Б. Шуган / За ред. В.Г. Шевчука. — Тернопіль: Богдан, 2000. — 170 с .

3. Гагиева, З.А. Некоторые критерии оценки умственной работоспособности школьников 12–13 лет / З.А. Гагиева, И.Б. Бициева, Б.Ю. Тибилов // Фундаментальные исследования. — 2008. — № 2. — С.64–67 .

4. Толкачева, Е.В. Оценка умственной работоспособности у младших школьников / Е.В.Толкачева, В.С. Лиходед, В.В. Дорошенко // Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта. — 2007. — № 6. — С. 68–72 .

5. Щорічна доповідь про стан здоров’я населення, санітарно-епідемічну ситуацію та результати діяльності системи охорони здоров’я України. 2012 рік / За ред. Р.В. Богатирьової. — Киев, 2013. — 464 с .

–  –  –

Searching for a new ways of optimization of educational process is always the problem of scientific research in the field of hygiene, physiology, psychology and pedagogy of deterioration in the health status of children and adolescents. Therefore, in order to determine the degree of fatigue in children of primary school age in implementing a learning model "1 child – 1 computer", a study of mental health was conducted. During the study, 99 children 6–9 years old were participated. Mental performance was determined by the method of M.V. Antropova. The evaluation established a high degree of exhaustion at 49.3–56.9% of children at the beginning of the working week, with subsequent increase. Increasing the level of mental capacity during the week is supported by the volume of work performed and the daily rate of adaptability .

Keywords: mental health, daily adaptability, fatigue, children of primary school age .

–  –  –

Реферат. В статье приведены результаты исследования уровней соматического здоровья и адаптационных резервов у студентов-медиков .

Ключевые слова: студент, соматическое здоровье, адаптационные резервы .

Введение. Индивидуальное здоровье — динамическое состояние человека, которое определяется резервами механизмов самоорганизации (устойчивостью к воздействию патогенных факторов и способностью компенсировать патологический процесс). Актуальным является взгляд на здоровье как на способность организма приспосабливаться к изменяющимся условиям окружающей среды. Поэтому приспособительные (или адаптационные) возможности организма можно рассматривать как меру здоровья и использовать для оценки и прогнозирования здоровья человека, разработки способов его укрепления [1] .

Цель исследования — изучение уровня соматического здоровья и адаптационных резервов кардиореспираторной системы у студентов .

Материалы и методы. Исследование и оценка основных показателей гемодинамического гомеостаза, адаптационных резервов кардиореспираторной системы и уровней соматического здоровья была проведена у 283 человек (215 девушек и 68 юношей) в 2013–2014 учебном году. Группа наблюдения представлена студентами 2 и 3-х курсов БГМУ. Средний возраст студентов — 19,3 года .

Использовали клинические, физиометрические, соматоскопические методы исследования .

Статистические расчеты выполняли с помощью специализированного пакета Statistica 6.0. Теснота и направленность взаимосвязи оцениваемых показателей и степень их влияния на уровень здоровья у студентов проводили с использованием коэффициента корреляции Спирмена. Вывод о статистически значимой связи принимали при p0,05 .

Экспресс-оценка уровней соматического здоровья для мужчин и женщин, а также оценочные показатели кардиореспираторной системы и их соответствие физиологическим нормам представлены в ряде научных работ [2-3]. Уровни здоровья оценивали в баллах и их количество соответствовало таким показателям, как «низкий» уровень здоровья, «ниже среднего», «средний», «выше среднего», «высокий» .

Результаты и их обсуждение. Показатели уровней здоровья у студентов-медиков (девушек и юношей) распределились следующим образом: «низкий» — 26,8% (76 человек), «ниже среднего» — 33,2% (94 человека), «средний» — 32,5% (92 человека), «выше среднего» — 4,95% (14 человек), «высокий» — 2,55% (7 человек). Большинство девушек имеют уровень здоровья «средний» (35,81%) и «ниже среднего» (30,23%). У юношей превалируют такие показатели здоровья, как «ниже среднего» (42,65%) и «низкий» (33,82%). Ни у одного из 68 исследуемых юношей не был выявлен «высокий» уровень здоровья .

В таблице 1 представлены коэффициенты корреляции Спирмена. Среди них (выделены жирным шрифтом) те показатели, которые имеют умеренную прямую и обратную связь (0,3–0,69) со значениями уровней здоровья .

–  –  –

Для всех студентов такими показателями являются ПСД, ВВЧСС, ЖИ. Для юношей добавляются такие показатели, как ИМТ, СИ, ПД, ИФС. Эти показатели являются наиболее достоверными для оценки уровней соматического здоровья и кардиореспираторной системы .

В таблице 2 представлены показатели деятельности кардиореспираторной системы у студентов (девушки и юноши) и соответствие их физиологическим нормам .

–  –  –

Заключение. Исследованиями установлено, что у большинства студентов (92,5%) уровни соматического здоровья оцениваются такими показателями, как «средний», «ниже среднего» и «низкий». Лишь у 7,5% из всех испытуемых показатели здоровья позволяют отнести их к «безопасной зоне» (из них 9,31% девушек и только 1,47% юношей). В безопасной зоне практически не регистрируются эндогенные факторы риска, отсутствуют латентные формы проявления хронических соматических заболеваний, низкий риск смерти от них. При выходе из безопасной зоны и переходе к таким показателям уровней здоровья, как «средний», «ниже среднего» и «низкий» (даже без изменений условий существования), у людей могут формироваться эндогенные факторы риска, которые приводят к возникновению и развитию патологических процессов и проявлению их в виде конкретных нозологических форм .

Установлено (таблица 2), что показатель, характеризующий адаптационные резервы системы кровообращения — адаптационный потенциал (АП), не соответствует физиологической норме у более 28% девушек и почти у 59% юношей, что свидетельствует о неудовлетворительной адаптации испытуемых. Показатель выносливости сердечно-сосудистой системы более чем в 79% случаев у девушек и 75% у юношей также не соответствует значению физиологической нормы. Низкие показатели среднего динамического давления, индекса устойчивости к гипоксии и кардиореспираторного индекса для большинства испытуемых свидетельствуют о неустойчивости механизмов регуляции кровообращения .

Полученные результаты деятельности кардиореспираторной системы и уровней здоровья свидетельствуют о напряжении адаптационных резервов у студентов и снижении показателей соматического здоровья. Показатели сердечной деятельности, время восстановления ЧСС после 20 приседаний за 30 с, жизненный индекс являются наиболее достоверными для оценки уровня соматического здоровья и деятельности кардиореспираторной системы .

Литература

1. Апанасенко, Г. Л. Индивидуальное здоровье: сущность, механизмы, проявления / Г.Л. Апанасенко // Гигиена и санитария. — 2004. — № 1. — С. 61–62 .

2. Замбржицкий, O.H. Экспресс-оценка уровня индивидуального здоровья у студентов / О.Н. Замбржицкий, Н.Л. Бацукова, М.В. Катковская // Здоровье и окружающая среда: cб. науч. тр. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ. науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. С.М. Соколов. — Минск: РНМБ, 2007. — Вып. 9. — С. 815–817 .

3. Замбржицкий, O.H. Состояние адаптационных резервов и уровней соматического здоровья у студентов-медиков / О.Н. Замбржицкий, Н.Л. Бацукова, М.В. Катковская // Здоровье и окружающая среда: cб. науч. тр. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ. науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. В.П. Филонов. — Минск: РНМБ, 2009. — Вып. 14. — С. 298–300 .

–  –  –

The article presents the results of researches to identify levels of physical health and a violation of adaptation reserves in medical students .

Keywords: student, physical health, adaptation reserves .

–  –  –

Реферат. В статье представлен алгоритм гигиенической интегральной оценки позы ребенка во время письма с использованием доступных и информативных показателей. С помощью коллективной экспертизы установлено три ведущих фактора, которые влияют на формирование положения тела во время письменной деятельности .

Ключевые слова: весовой коэффициент, положение тела ребенка, письмо, интегральная оценка .

Введение. Подготовка к школе детей старшего дошкольного возраста является достаточно сложным и многогранным аспектом, ведь начало систематического школьного обучения требует от детей определенного объема конкретных знаний, умений и навыков. Известно, что дети, поступившие в общеобразовательные учебные заведения, проводят за партой в течение дня до 5–6 ч и выполняют при этом нагрузки, связанные с письмом, чтением и восприятием информации. Для детского организма продолжительное статическое напряжение весьма неблагоприятно сказывается на функции высшей нервной деятельности, дыхательной системе и координации движений [1–3]. Неправильная рабочая поза ребенка во время письма снижает производительность труда, а с развитием нервного напряжения в дальнейшем могут возникать психосоматические нарушения. Основную роль в регуляции позы играет нервная и мышечная системы, а также суставной аппарат [2]. В современных образовательных учреждениях часто не соблюдаются гигиенические принципы организации учебного процесса, что также отрицательно влияет на здоровье подрастающего поколения .

Цель исследования — разработка и обоснование интегральной гигиенической оценки для определения соответствия физиологическим и гигиеническим требованиям рабочей позы детей во время письма в общеобразовательных учебных заведениях .

Материалы и методы. Исследования проводились на базе общеобразовательных школ и дошкольных учебных заведений г. Сумы (Украина). В исследовании приняли участие 733 ребенка 5–8 лет. Для характеристики положения тела ребенка младшего школьного возраста во время письма разработана методика оценки, состоящая из 12 критериальных показателей: 1) посадка на стуле (по центру); 2) положение корпуса (небольшой (10) наклон вперед); 3) положение ног на всю ступню (угол в коленном суставе 90); 4) расстояние от глаз до тетради (25–35 см); 5) расстояние от кисти работающей руки к корпусу (25–36 см); 6) положение руки, которой пишут (локоть лежит на столе); 7) положение руки, которая не работает (на столе, придерживает тетрадь); 8) положение тетради (под углом 30 влево для правшей, под углом 30 вправо для леворуких детей); 9) положение плеч (на одном уровне); 10) положение головы (небольшой (до 10) наклон вперед); 11) размещение ручки (направлена на правое плечо для правшей, на левое плечо — для леворуких); 12) расстояние от парты к корпусу (3–4 см). Данная методика базируется на анализе научной литературы (Антропова М.В., 1982; Хрипкова А.Г., Желтовская Л.Я., 1987; Фарбер Д.А., 1990; Безруких М.М., 1995, 2001, 2009; Ильин Е.П., 2003; Лурия А.Р., 2002, 2008).

Определение интегрального показателя соответствия рабочей позы ребенка во время письма осуществлялось по формуле средневзвешенной арифметической величины:

где ИОПТ — интегральная оценка положения тела;

x1, x2, xn — оценка в баллах определенных показателей;

w1, w2, wn — весовые коэффициенты показателей .

Полученные данные подвергались математической [4] и статистической обработке с помощью приложения Statistica 7.0 .

Для первичной подготовки таблиц и промежуточных расчетов использовался пакет Excel .

Результаты и их обсуждение. Для определения основных факторов, влияющих на правильность письменной деятельности ребенка, был применен факторный анализ с использованием метода главных компонент и вращением факторной матрицы по критерию Varimax normalized с использованием десяти информативных показателей, которые были сопоставлены с гигиеническими требованиями к рациональной рабочей позе ребенка во время выполнения письменного задания .

По критерию «каменной осыпи» определено проведение оценки по трем общим факторам (таблица 1) .

Установлено, что собственные числа для всех трех факторов оценки положения тела детей во время письма превышают единицу и по сумме общей дисперсии составляют 39,90%, поэтому имеют право на существование .

–  –  –

К первому фактору «пространственная ориентация во фронтальной плоскости» вошли положение корпуса (r = 0,71), плеч (r = 0,77) и головы (r = 0,52). Общая дисперсия данного фактора составила 16,88%. Второй фактор «пространственная ориентация в сагиттальной плоскости» (12,24%) состоял из двух переменных: положение рук (r = 0,74) и ног (r = 0,55) .

«Размещение письменной принадлежности» (третий фактор) с общей дисперсией 10,78%, в который вошли размещения рук (r = 0,64) и расстояние от парты к корпусу (r = 0,57). Итак, факторный анализ позволил определить ведущие составляющие формирования письма детей: пространственную ориентацию во фронтальной и сагиттальной плоскости, размещение письменной принадлежности, имевших отношение к положению тела за столом или партой .

Комплексная интегральная гигиеническая оценка рабочей позы ребенка во время письма разработана экспертным путем («анкетирования – интервью», что позволило максимально учесть способности каждого эксперта) [5]. Была создана группа из семи экспертов, которые имели разный квалификационный уровень, стаж работы и научную степень (специалисты медико-биологического направления и работники образования). Для преобразования совокупности индивидуальных оценок в согласовании группового мнения и повышения надежности группового решения использованы весовые коэффициенты экспертов. Компетенция экспертов с присвоением весовых коэффициентов определялась по произвольно выбранной шкале от 900 до 2000 баллов, которая характеризовала наличие ученой степени, стажа работы и квалификационного уровня .

Для оценки положения тела ребенка использовались только информативные показатели, которые могут быть сопоставлены с действующими правилами и требованиями к гигиене письма .

Комплексная гигиеническая оценка разработана на основе использования условных единиц и весовых коэффициентов для каждого показателя, полученных экспертным путем .

Степень соответствия показателей положения тела во время письма выражается в баллах по условной шкале:

1 балл — показатель соответствует гигиеническим требованиям положения тела во время письма; 0,66 балла — показатель частично не соответствует гигиеническим требованиям письма; 0,33 балла — показатель имеет значительные отклонения от гигиенических требований положения тела во время письма; 0 баллов — показатель не соответствует гигиеническим требованиям положения тела во время письма .

Результаты применения предложенных показателей позволили получать как пространственную (индивидуальную, в разрезе класса, школы), так и временную (например, в динамике учебного года) характеристику позы детей во время письма. Расчеты показателей могут проводиться в возрастно-половом распределении .

Для обобщения данных об исследовании положения тела во время письменной деятельности ребенка заполнялась карточка учета показателей у ребенка [5]. Полученный результат ИОПТ разделен на диапазоны для трех уровней методом сигмального отклонения: высокий уровень — более 0,86 балла, средний — 0,62–0,85 балла, низкий — менее 0,61 балла .

Высокий уровень соответствия ИОПТ характеризуется тем, что большинство исследуемых показателей позы ребенка во время письма свидетельствуют об усвоении правил рабочей позы учащегося, поскольку именно она способствует профилактике нарушений осанки, предотвращению функциональных нарушений, снижению усталости и увеличению работоспособности, поскольку все части тела ребенка размещены равномерно; средний уровень соответствия ИОПТ свидетельствует о незначительных отклонениях от гигиенических правил позы ребенка во время письма, неблагоприятно влияет на высшую нервную деятельность, координацию движений и нарушения осанки; низкий уровень характеризуется несформированностью у ребенка гигиенических правил относительно позы во время письма, что в свою очередь приводит к снижению уровня функционального состояния и общего тонуса организма. Наличие среднего и низкого уровня требует реабилитационных мероприятий, направленных на профилактику нарушения осанки, снижение умственной усталости и формирование правильной рабочей позы во время письменной деятельности .

Комплексная оценка положения тела во время выполнения письменного задания установила, что больший удельный вес соответствия гигиеническим требованиям позы ребенка во время письма зафиксирован у девочек, чем у мальчиков (19,74±1,95 и 13,78±1,14% соответственно, р0,05). Вероятно, это можно объяснить тем, что девочки имеют большую склонность к концентрации и самоконтролю при содержании положения тела, что подтверждается большим соблюдением правил сиденья девочек на стульях (81,61±2,20%), размещением тетради на столе (63,23±2,74%) и расстояния от глаз до тетради (53,23±2,84%), чем у мальчиков (74,85±2,35, 53,51±2,70 и 46,48±2,71 % соответственно, р0,05). Кроме того, с возрастом у группы девочек существует связь с положением тела во время письма (r = 0,211, p0,001), что может свидетельствовать о более быстром формировании условно рефлекторных связей высшей нервной деятельности .

Анализ данных среди дошкольников 5 лет и школьников 8 лет установил наименьший удельный вес соответствия гигиеническим требованиям положения тела на занятии (2,90±1,91 и 10,59±3,28 % соответственно), что свидетельствует о низком уровне концентрации внимания детей на положении тела во время выполнения задания (рисунок) .

Рисунок — Соответствие гигиеническим требованиям положения тела ребенка во время письма, % Значительный наклон корпуса вперед более чем на 10° во время письма вызывает уменьшение расстояния от глаз до тетради у детей 5 лет и учащихся 8 лет (55,84±5,65 и 47,73±5,32% соответственно p0,05). Кроме того, у школьников восьми лет зафиксировано 38,10±5,18% случаев несоответствия размеров учебной мебели росту детей; среди дошкольников — 22,25±4,73%, что также негативно влияет на правильность положения тела во время письма. Заслуживает внимания, тот факт, что у 63,64±2,42% детей 5лет во время выполнения задания зафиксировано чрезмерное усилие, в то время как среди учащихся 8 лет этот показатель составляет 19,32±1,67% (p0,05). Можно сказать, что данный факт свидетельствует о несформированности рук детей 5 лет. Кроме того, в результате такого усилия дети данной возрастной группы на 8,27% делают больше исправлений во время выполнения графического задания, чем школьники (p0,05) .

При сравнении возрастных групп установлено, что у детей 6 и 7 лет зарегистрирован наименьший удельный вес несоответствия положения тела во время письма (20,25±1,34 и 11,42±2,01% соответственно p0,05) (таблица 2) .

–  –  –

Углубленная оценка факторов, влияющих на формирование рабочей позы, позволила сделать вывод, что 71,43±2,64% детей 7 лет и 61,11±1,14% учащихся 6 лет во время письма плечи держат на одном уровне, соответственно 68,83±5,28 и 64,44±5,04% — корпус прямо, что является благоприятным для их работоспособности. Сравнительный анализ положения ног за партой у детей 6 и 7 лет позволил сделать вывод, что этот показатель выше в группе детей 7 лет на 4,91±3,45% обследованных, чем у школьников 6 лет. Вероятно, это можно объяснить эмоциональным возбуждением в данной возрастной группе.Стоит обратить внимание на то, что именно у этих школьников положения тетради относительно переднего края стола находится под углом 30° (58,47±1,24 и 54,85±2,32% соответственно), положение корпуса соответствует нормам (спины) (57,20±2,01 и 55,60±1,42% соответственно) и голова находится в небольшом наклоне вперед 10° (63,53±2,21 и 56,72±1,70%) .

Установлено, что только у 15,56±2,75% детей 6 лет и 7,79±3,05% обследованных школьников 7 лет «положение ручки» во время письма соответствовало гигиеническим нормам, что влияет на каллиграфию письма детей .

Заключение. «Пространственная ориентация во фронтальной и сагиттальной плоскости», «размещение письменной принадлежности», имевших отношение к положению тела за столом или партой, есть наиболее весомые факторы формирования правильного положения тела во время письменной деятельности ребенка. В результате исследования установлено, что у 19,74% девочек уровень соответствия гигиеническим требованиям позы ребенка во время письма был выше, а среди мальчиков этот уровень составил 13,78% (р0,05). Эта интегральная оценка направлена на формирование правильной рабочей позы ребенка во время письма, профилактику нарушений осанки, предотвращение функциональных нарушений. Комплекс показателей может быть рекомендован для социально-гигиенического мониторинга и скрининговой оценки рабочей позы детей во время письма в учебно-воспитательном процессе в дошкольных, общеобразовательных и внешкольных учебных заведениях всех степеней, типов и уровней .

Литература

1. Ковальчук, Л. В. Психофізичний розвиток як фактор готовності шестирічних дітей до навчання в школі: автореф. дис. … канд. фіз .

вих. і спорту: 24.00.02 / Л.В. Ковальчук. — Львів, 2007. — 20 с .

2. Антропова, М.В. Обеспечение преемственности образования в аспекте реформирования системы образования: психофизиологические причины возникновения школьных проблем и адаптация / М.В. Антропова // Валеология. — 2011. — № 1. — С. 1621 .

3. Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека: монография / А.Р. Лурия. — СПб.: Питер, 2008. — 622 с .

4. Антомонов, М.Ю. Математическая обработка и анализ медико-биологических данных / М.Ю. Антомонов. — Киев: Малий друк, 2006. — 558 с .

5. Вербенко, М.М. Методики гігієнічної оцінки умов формування графічних навичок письма у дітей: метод. рекомендации / М.М. Вербенко, И.О. Калиниченко, М.Ю. Антомонов. — Суми: СумДПУ ім. А.С. Макаренка, 2011. — 24 с .

–  –  –

Реферат. Изучено влияние материально-жилищных условий на показатели здоровья школьников в возрасте 15–17 лет в промышленном городе. Установлено, что неблагоприятные материально-жилищные условия семей, в которых воспитываются подростки, можно рассматривать как одну из причин появления у них отклонений в функционировании центральной нервной (снижение эмоционального настроения) и сердечно-сосудистой систем (изменение артериального давления), замедления процесса роста тела в длину, увеличения риска развития кариеса и снижения комплексных показателей здоровья. Разработаны профилактические рекомендации .

Ключевые слова: материально-жилищные условия, здоровье, подростки .

Введение. В мировом сообществе обеспечение высоких показателей здоровья населения, особенно детей и подростков, является важной государственной и общественной проблемой современности. Здоровье жителей формируется под влиянием природных экологических, техногенных экологических и социально-экономических факторов среды жизнедеятельности .

Согласно опубликованным данным, состояние здоровья населения определяется влиянием сложного комплекса социально-экономических факторов во взаимосвязи с биологическими закономерностями, присущими человеку. Социальные и биологические факторы, которым принадлежит ведущая роль в развитии патологии, обычно являются первоначальной причиной изменений в состоянии здоровья [1] .

Специалистами изучена роль социально-экономических факторов в формировании различных отклонений в состоянии здоровья населения. Установлено, что у лиц с низким уровнем жизни и социально-экономическим статусом высок риск развития железодефицитной анемии [2] .

У дошкольников из социально незащищенных и неблагополучных семей выявлено значительное снижение иммунологической реактивности организма, выражающееся в увеличении микробной обсемененности кожи и уменьшении содержания лизоцима в слюне. Доказано влияние материального положения семей на показатели физического развития детей — в малообеспеченных семьях дети чаще имеют ниже среднего и низкую массу тела, а также низкие показатели длины тела .

Аналогичная закономерность характерна для детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно полученным данным, среди воспитанников интерната также выявлено значительно больше лиц с задержкой физического развития, что является следствием их пребывания в сложных микросоциальных условиях [3] .

В настоящее время в Украине и России еще недостаточно изучено влияние социально-экономических условий среды жизнедеятельности на показатели здоровья детского населения. Однако в послесоветский период в странах СНГ отмечается снижение уровня жизни у определенной части населения, что неизбежно отражается на состоянии его здоровья. Особое значение приобретает оценка влияния социально-экономических факторов среды на здоровье населения, в первую очередь детей и подростков, проживающих в промышленных регионах с неблагоприятной экологической обстановкой. В этой ситуации малоимущие жители подвергаются сочетанному влиянию на организм техногенных факторов и неблагоприятных социально-экономических условий, что следует рассматривать как дополнительный фактор риска ухудшения здоровья .

Целью исследования — изучение и оценка влияния материально-жилищных условий на показатели здоровья подростков в промышленном городе с последующей разработкой профилактических рекомендаций .

Материалы и методы. Исследования выполнены в г. Алчевске (Луганская область, Украина) с высокой плотностью жилой, промышленной застройки и крупными производствами черной металлургии и коксохимии. Основными промышленными предприятиями в городе являются ПАО «Алчевский металлургический комбинат» и ПАО «Алчевсккокс» .

Изучено влияние материально-жилищных условий семей на показатели здоровья 324 подростков в возрасте 15–17 лет, постоянно проживавших в г. Алчевске и посещавших средние общеобразовательные школы (СОШ) города. Оценка материально-жилищного уровня (МЖУ) выполнена по методике НИИ социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н.А. Семашко, которая была адаптирована к конкретным экономическим условиям Украины путем перевода советских рублей в украинские гривны с учетом их покупательной способности в период исследования. Проводилась оценка в баллах трех групп показателей: тип квартиры и характер заселения, степень благоустройства и плотность заселения, по которым осуществлено вычисление общего показателя жилищных условий. Также выполнена оценка дохода семей в баллах с использованием классификации уровней дохода. Затем путем сложения всех рассчитанных показателей выполнена для каждого школьника комплексная оценка МЖУ, который определен как наименее благоприятный (при наличии 1,1–4,0 балла), удовлетворительный (4,1–6,0 балла), хороший (6,1–8,0 балла) и наиболее благоприятный (8,1–10,0 балла) [4] .

В процессе статистической обработки данных школьники, проживавшие в семьях с наименее благоприятным и удовлетворительным МЖУ, объединены в группу I, а с хорошим и наиболее благоприятным МЖУ — в группу II .

Проведена оценка влияния МЖУ школьников на эмоциональное состояние, артериальное давление (АД), показатели физического развития, распространенность кариеса и комплексный показатель здоровья (группу здоровья). Эмоциональное состояние как одно из проявлений функционирования центральной нервной системы (ЦНС) у школьников старших классов оценено при помощи цвета согласно предложенной методике, исходя из существующей зависимости между восприятием и эмоциональным состоянием [5]. Исследование АД выполнено общепринятыми методами, результаты исследования систолического АД (АДС) и диастолического АД (АДД) в мм рт. ст. сравнивали с нормами, рассчитанными в соответствии с методикой [6]. По результатам антропометрических исследований оценка физического развития учащихся выполнена центильным методом согласно опубликованной методике [7]. Оценка распространенности кариеса среди учащихся старших классов осуществлена по данным плановых медицинских осмотров .

Статистическая обработка результатов исследований выполнена общепринятыми методами .

Результаты и их обсуждение. В результате исследования влияния МЖУ на эмоциональное состояние старшеклассников, согласно утвержденной методике с использованием цветокарты, установлено, что процент школьников, выбравших зеленый, то есть «спокойный» цвет, достоверно выше среди тех учащихся, которые проживали в семьях с хорошим и наиболее благоприятным МЖУ — 26,09±2,90% по сравнению со школьниками с наименее благоприятным и удовлетворительным МЖУ — 14,89±3,67% (р0,02). Полученные данные указывают на то, что в семьях с более высоким материально-жилищным уровнем по сравнению с менее обеспеченными семьями выше процент эмоционально спокойных подростков .

По данным оценки показателей АД в зависимости от МЖУ получены данные о том, что удельный вес старшеклассников с нормальным АДС достоверно выше в группе школьников, проживавших в семьях с хорошим и наиболее благоприятным МЖУ (группа II) — 77,33±2,79% по сравнению с учащимися с наименее благоприятным и удовлетворительным МЖУ (группа I) — 58,43±5,22%, в т. ч. среди девочек, соответственно, 78,69±3,71 против 54,24±6,49% (р0,01). В то же время школьников с пониженным АДС, наоборот, достоверно больше в I группе учащихся — 38,20±5,15%, чем во II группе — 21,78±2,75%, в т. ч. среди девочек — 44,07±6,46 против 21,31±3,71% (р0,01). Процент старшеклассников с повышенным АДС также выше в группе I по сравнению с группой II, однако различия недостоверны (р0,05). Таким образом, низкий материально-жилищный уровень семьи является фактором риска появления отклонений в показателях артериального давления старшеклассников .

Согласно результатам оценки показателей физического развития школьников г. Алчевска в зависимости от МЖУ, процент учащихся с высоким ростом (выше 97 центиля) более значительный в семьях с хорошим и наиболее благоприятным МЖУ — 7,05±1,70% по сравнению с их сверстниками из семей с наименее благоприятным и удовлетворительным МЖУ — 2,25±1,57% (р0,05). Следовательно, лучший материально-жилищный уровень семей, в которых проживают школьники, приводит к активизации у них роста .

Осуществлена комплексная оценка показателей здоровья (по группам здоровья) учащихся в зависимости от материально-жилищных условий их семей. Установлено, что мальчиков с I группой здоровья (здоровые) достоверно выше среди учащихся с хорошим и наиболее благоприятным МЖУ — 46,43±5,44% по сравнению с их сверстниками с наименее благоприятным и удовлетворительным МЖУ — 14,29±7,64% (р0,001). Полученные данные указывают на то, что более высокий материально-жилищный уровень семей, в которых воспитываются школьники, положительно влияет на комплексные показатели их здоровья. В то же время в исследованной группе девочек различия статистически недостоверны .

В результате исследований установлено, что в группе мальчиков из семей с наименее благоприятным и удовлетворительным МЖУ достоверно выше удельный вес подростков, у которых выявлен кариес — 75,00±9,68%, чем у их сверстников из семей с хорошим и наиболее благоприятным МЖУ — 45,12±5,50% (р0,01). Следовательно, низкий материально-жилищный уровень семей, в которых проживают подростки, является фактором риска развития у них кариеса — RR=+1,66 (DI = 1,17–2,35, р0,01). Однако в группе девочек статистически достоверные различия также не выявлены .

Заключение. Таким образом, низкие материально-жилищные условия семей, в которых воспитываются дети, можно рассматривать как одну из причин появления у них отклонений в функционировании систем — ЦНС (снижение эмоционального настроения) и сердечно-сосудистой (изменение артериального давления), замедления процесса роста тела в длину, увеличения риска развития кариеса и снижения комплексных показателей здоровья подростков. Организм мальчиков более восприимчив к воздействию низких МЖУ .

Выводы и рекомендации:

1. В семьях с более высоким материально-жилищным уровнем по сравнению с менее обеспеченными семьями выше процент подростков эмоционально спокойных, с нормальным систолическим артериальным давлением, высоким ростом, с I группой здоровья (здоровые) и ниже удельный вес школьников, у которых обнаружен кариес. В то же время низкие материально-жилищные условия семей, в которых воспитываются школьники, можно рассматривать как одно из условий появления отклонений в функционировании систем — ЦНС (снижение эмоционального настроения) и сердечно-сосудистой (изменение артериального давления), замедления процесса роста тела в длину, увеличения риска развития кариеса и снижения комплексных показателей здоровья подростков. Организм мальчиков по сравнению с девочками более восприимчив к воздействию низких МЖУ .

2. В промышленных регионах с неблагоприятной экологической обстановкой низкий материально-жилищный уровень семей, в которых воспитываются дети и подростки, является дополнительным фактором риска ухудшения состояния здоровья .

3. Учитывая отрицательное влияние низких МЖУ на состояние здоровья школьников, педагогам, психологам, педиатрам, врачам-гигиенистам и представителям других специальностей, работающим с детьми, необходимо обеспечить первоочередное внимание детям и подросткам из малообеспеченных семей в процессе их медицинского обслуживания и формирования у них здорового образа жизни, включая вопросы психологической адаптации к существующим социальноэкономическим условиям жизнедеятельности .

4. Важно обеспечить первоочередное предоставление льготных условий детям и подросткам из малообеспеченных семей для сохранения и укрепления здоровья путем предоставления путевок для отдыха в экологически благоприятных зонах в летний период, рационального питания и комплексного оздоровления в детских учреждениях с использованием средств, повышающих иммунологическую реактивность организма .

5. В промышленных и других регионах с неблагоприятной экологической обстановкой на законодательном государственном и местном уровнях предусмотреть в финансовой форме компенсацию ущерба, нанесенного здоровью населения, особенно детей, с последующим ее использованием для улучшения состояния здоровья .

Литература

1. Целыковская Н.Ю. Социально-гигиенические факторы и здоровье детей / Н.Ю. Целыковская // Гигиена и санитария. — 2001. — № 2. — С. 58–60 .

2. Iron Deficiency Anemia. Assessment, Prevention and Control : A guide for programme managers / World Health Organization. — Geneva, Switzerland, 2001. — 114 p .

3. Леонова, И.А. Физическое развитие детей в семьях с различным материальным положением / И.А. Леонова, М.М. Хомич // Гигиена и санитария. — 2010. — № 2. — С. 72–74 .

4. Буштуева, К.А. Методы и критерии оценки состояния здоровья населения в связи с загрязнением окружающей среды / К.А. Буштуева, И.С. Случанко. — М.: Медицина, 1979. — 160 с .

5. Оценка функционального состояния организма детей при массовых обследованиях с целью установления влияния окружающей среды на здоровье населения: метод. рекомендации. — Киев, 1987. — 27 с .

6. Мазурин, А.В. Пропедевтика детских болезней / А.В. Мазурин, И.М. Воронцов. — М.: Медицина, 1986. — 431 с .

7. Мазурин, А.В. Пропедевтика детских болезней / А.В. Мазурин, И.М. Воронцов. — СПб.: ИКФ «Фолиант», 1999. — 928 с .

–  –  –

The influence of material living conditions on the health of schoolchildren of 15–17 years in the industrial city was investigated .

It was established that low material living conditions of families in which adolescents are educated, can be regarded as one of the causes of their variations in the functioning of the central nervous system (reducing the emotional mood) and the cardiovascular system (changes in blood pressure), slow down the growth process body length, increasing the risk of tooth decay and reduce complex health indicators of adolescents .

Preventive recommendations were proposed .

Keywords: material living conditions, health, adolescents .

–  –  –

Реферат. Изучено влияние отработавших газов автотранспортных средств на состояние здоровья детского населения в городе с крупными производствами черной металлургии и коксохимии. Результатом влияния отработавших газов автомашин на организм школьников в возрасте 15–17 лет является ухудшение самочувствия, угнетение их эмоционального настроения, нарушение дыхательной функции (снижение жизненной емкости легких и времени задержки дыхания), а также физического развития, что проявляется в нарушении гармоничности развития за счет дефицита окружности грудной клетки .

В наилучших условиях проживания, с точки зрения защиты от атмосферных загрязнителей, оказываются дети и подростки, проживающие в квартирах с окнами, обращенными только во внутренний двор .

Выполнена разработка профилактических мероприятий .

Ключевые слова: загрязнение атмосферного воздуха, здоровье, дети .

Введение. Одним из факторов среды жизнедеятельности, оказывающих влияние на здоровье населения, является загрязнение окружающей среды вредными веществами. К основным источникам загрязнения атмосферного воздуха относятся промышленные предприятий, транспорт (особенно автомобильный) и объекты энергетики .

В современную эпоху во многих населенных пунктах автомобильный транспорт является главным источником загрязнения атмосферы. Вклад автомобильного транспорта в суммарные выбросы вредных веществ в больших городах составляет 80–90%, а концентрации компонентов отработавших газов в атмосфере достигают 10 ПДК и выше. Во всем мире насчитывается более 700 млн автомобилей. В Украине показатель автомобилизации составил 170 авто на 1000 жителей [1] .

Специалистами доказано, что в отработавших газах автотранспортных средств содержатся более 200 вредных компонентов, среди которых основными являются: оксид углерода, оксиды азота, диоксид серы, углеводороды, альдегиды и сажа .

В отличие от основной массы промышленных выбросов отработавшие газы автомашин располагаются непосредственно в зоне дыхания населения в районах размещения автотранспортных магистралей, поднимаются до уровня верхних этажей многоэтажных зданий и проникают в окна квартир, обращенных в сторону проезжей части. В результате многолетних исследований установлено вредное влияние отработавших газов автомашин на здоровье населения [2] .

В больших промышленных городах в отличие от других населенных пунктов население подвергается сочетанному влиянию отработавших газов автомашин и выбросов промышленных предприятий. В то же время обычно в крупных индустриальных центрах в практической природоохранной деятельности отмечается недооценка хозяйственными руководителями значимости автомобильного транспорта в загрязнении окружающей среды. Поэтому мероприятия по снижению выбросов в атмосферу отработавших газов автомашин часто не включаются в первоочередной список и переносятся на последующие сроки .

Цель исследования — изучение и оценка влияния отработавших газов автотранспортных средств на состояние здоровья детского населения в промышленном городе с последующей разработкой профилактических рекомендаций .

Материалы и методы. Исследования выполнены в г. Алчевске (Луганская область, Украина) с высокой плотностью жилой, промышленной застройки и крупными производствами черной металлургии и коксохимии. Главными промышленными предприятиями в городе являются расположенные на единой промышленной площадке ПАО «Алчевский металлургический комбинат» с полным металлургическим циклом и ПАО «Алчевсккокс» с коксохимическим производством. Основные загрязнители атмосферного воздуха — взвешенные вещества (пыль), оксид углерода, оксиды азота, диоксид серы, сероводород, фенол, аммиак и полициклические ароматические углеводороды .

Алчевской городской СЭС за многолетний период исследовано содержание оксида углерода, диоксида азота и диоксида серы в атмосферном воздухе в районе расположения 11 основных автотранспортных магистралей города и проведено сравнение уровней загрязнения атмосферы указанными веществами в районах автомагистралей и во внутриквартальных территориях .

С целью оценки функционирования различных систем организма школьников использованы сведения об их самочувствии как одном из первых проявлений неблагоприятных эффектов в состоянии здоровья под влиянием факторов среды. Для этого на добровольных условиях выполнено анкетирование учащихся старших классов средних общеобразовательных школ (СОШ). Перечень симптомов ухудшения самочувствия, учтенных в нашей работе, составлен на основании литературных данных [3, 4] .

Оценка эмоционального состояния как одного из проявлений функционирования центральной нервной системы (ЦНС) у школьников старших классов выполнена при помощи цвета согласно предложенной методике, исходя из существующей зависимости между восприятием и эмоциональным состоянием [5]. Для оценки функционального состояния дыхательной системы использованы жизненная емкость легких (ЖЕЛ) и время задержки дыхания (проба Штанге). Результаты исследования сравнивали с нормами [6] .

Для оценки физического развития (ФР) у подростков общепринятыми методами проведены антропометрические исследования длины тела, массы тела, окружности грудной клетки и головы. Оценка полученных данных осуществлена по возрастно-половым шкалам регрессии. Указанный метод оценки ФР учитывает три основных показателя: длину тела, массу тела и окружность грудной клетки, а также соотношения между ними, и позволяет оценивать гармоничность каждого конкретного ребенка (индивидуальный уровень) и детских коллективов (популяционный уровень). Гармоничное физическое развитие ребенка отмечается, когда масса его тела и окружность грудной клетки (по отношению к длине тела) находятся в пределах одной сигмы регрессии (±1R). Дисгармоничным считается такое состояние, когда масса тела ребенка и окружность грудной клетки (по отношению к длине тела) находятся за пределами одной сигмы регрессии (±1,1–2R). Резкая дисгармоничность физического развития определяется в случае превышения двух сигм регрессии (±2,1R). Оценка физического развития детей школьного возраста по шкалам регрессии проведена для каждой половозрастной группы с годовым интервалом. Для оценки физического развития учащихся были использованы шкалы регрессии [7] .

Для оценки влияния отработавших газов автомашин на состояние здоровья старшеклассников осуществлен подбор школьников по методу уравновешенных групп, или «копия-пара», когда отобранные группы являются одинаковыми по структуре, кроме основного, действие которого специально изучается (отработавшие газы автомашин). В первую группу (основную) включены школьники, проживающие в квартирах с окнами, обращенными в сторону автотранспортных магистралей, а во вторую (контрольная) — с окнами, обращенными во внутренний двор .

Результаты и их обсуждение. В результате ряда исследований, проведенных городской СЭС, за многолетний период установлено, что в районах размещения автомагистралей достоверно выше, чем во внутриквартальных территориях, среднее содержание в атмосфере оксида углерода — на 20,26%, диоксида азота — на 20% (р0,01) и диоксида серы — на 73,29% (р0,001). Удельный вес проб воздуха с содержанием оксида углерода выше ПДКм.р. в районах автомагистралей — 57,32±3,86%, а во внутриквартальных территориях — 20,69±2,66% (различия в 2,8 раза, р0,01). Суммарный показатель загрязнения атмосферы ( ПЗ), рассчитанный по оксиду углерода, диоксиду азота и диоксиду серы, в 1,4 раза выше в районах автотранспортных магистралей — 260,2%, чем во внутриквартальных территориях — 192,1%. Коэффициент комбинированного действия (К.к.д.) диоксида серы и диоксида азота, для которых при совместном присутствии в атмосфере установлен эффект суммации биологического действия, в 1,5 раза выше в районах автомагистралей, чем на значительном удалении от них .

Таким образом, в городе с крупными производствами черной металлургии и коксохимии в районах расположения автомагистралей создаются более высокие уровни загрязнения атмосферы оксидом углерода, диоксидом азота и диоксидом серы, чем во внутриквартальных территориях. Следовательно, дети и подростки, проживающие в квартирах с окнами, обращенными на автомагистрали, подвергаются сочетанному воздействию компонентов выбросов промышленных предприятий и автотранспорта .

В результате изучения самочувствия учащихся в зависимости от мест их проживания по отношению к источникам загрязнения атмосферы установлено, что в основной группе по сравнению с контрольной выше процент школьников с частыми симптомами физической усталости в 1,3 раза (р0,05) и неприятных ощущений в области живота — в 1,6 раза (р0,02) .

В то же время во второй группе больше, чем в первой, учащихся, не отмечавших симптомы тяжести в голове — в 1,2 раза (р0,02) и ухудшения аппетита — в 1,4 раза (р0,001). Данные представлены в таблице 1 .

Полученные данные указывают на то, что проживание в квартирах с окнами, обращенными на автомагистрали, приводит к ухудшению самочувствия учащихся .

С использованием цветокарты изучено эмоциональное состояние школьников в зависимости от мест проживания по отношению к автомагистралям. Учащихся, выбравших зеленый цвет, меньше в группе подростков, проживавших в квартирах с окнами, обращенными в сторону автомагистрали — 14,55±1,51%, чем их сверстников, окна квартир которых обращены во внутренний двор — 20,68±1,87% (р0,02), в т. ч. в группе девочек — различие в 1,6 раза (р0,05). Следовательно, проживание в квартирах с окнами, обращенными на автомагистрали, отрицательно отражается на эмоциональном состоянии школьников, что сопровождается снижением процента эмоционально спокойных учащихся .

С использованием показателей ЖЕЛ и времени задержки дыхания (проба Штанге) выполнена оценка функционирования органов дыхания у школьников в зависимости от мест проживания по отношению к автомагистралям. Установлено, что школьников с ЖЕЛ ниже возрастной нормы больше в основной группе — 36,36±4,19%, чем в контрольной группе — 22,76±3,48% (р0,05). Указанная закономерность обнаружена также среди мальчиков — 28,57±6,45% по сравнению с 9,09±3,88% (р0,01). Учащихся с величинами пробы Штанге выше возрастной нормы больше в группе контрольной — 17,22±3,07%, чем в основной — 8,46±2,44% (р0,01). Таким образом, сочетанное влияние отработавших газов автомашин и выбросов промышленных предприятий на организм подростков приводит к снижению у них ЖЕЛ и времени задержки дыхания .

Результаты оценки физического развития школьников г. Алчевска по шкалам регрессии представлены в таблице 2 .

–  –  –

Согласно полученным данным, в группе школьников из основной группы по сравнению с контрольной достоверно больше дисгармонично развитых подростков — 76,60±2,18% по сравнению с 70,90±1,62%, в т. ч. учащихся дисгармоничных с резким дефицитом окружности грудной клетки — 6,12±1,24% по сравнению с 3,30±0,64%, включая девочек — 7,62±1,83% по сравнению с 3,26±0,86% (р0,05). Полученные данные указывают на то, что воздействие отработавших газов автомашин на организм подростков приводит к дисгармоничности физического развития, в первую очередь, за счет дефицита окружности грудной клетки .

Заключение. Школьники, проживающие в квартирах с окнами, обращенными в сторону автотранспортной магистрали, подвергаются более значительному техногенному прессингу по сравнению с их сверстниками, у которых окна обращены во внутренний двор. Результатом влияния отработавших газов автомашин на организм является ухудшение самочувствия учащихся, угнетение их эмоционального настроения, нарушение дыхательной функции (снижение жизненной емкости легких и времени задержки дыхания), а также физического развития, что проявляется в нарушении гармоничности развития за счет дефицита окружности грудной клетки. В наилучших условиях проживания, с точки зрения защиты от атмосферных загрязнителей, оказываются дети и подростки, проживающие в квартирах с окнами, обращенными только во внутренний двор .

Выводы и рекомендации:

1. В городе с крупными производствами черной металлургии и коксохимии в районах расположения автомагистралей создаются более высокие уровни загрязнения атмосферы оксидом углерода, диоксидом азота и диоксидом серы, чем во внутриквартальных территориях .

2. Школьники, проживающие в промышленном городе в квартирах с окнами, обращенными на автомагистрали, подвергаются сочетанному влиянию на организм отработавших газов автомашин и выбросов промышленных предприятий .

3. С целью ослабления вредного влияния на организм детей и подростков отработавших газов автомашин необходимо обеспечить выпуск на линию автотранспортных средств с минимальной эмиссией вредных веществ в атмосферу, размещение автотранспортных магистралей с интенсивным движением автомашин на максимальном удалении от жилых домов и детских учреждений, выполнить создание полос зеленых насаждений между зданиями и транспортными потоками и т. д., а также организовать выполнение комплекса мероприятий, направленных на повышение сопротивляемости организма к неблагоприятным техногенным факторам .

Литература

1. Бабій, В.Ф. Екологічна оцінка забруднення повітряного середовища міста автотранспортними потоками / В.Ф. Бабій, В.М. Худова // Гігієна атмосферного повітря: збірка тез. доповідей наук.-практ. конф. з міжнар. участю, присвяч. 110-й річниці з дня народження Д.М. Калюжного, Київ, 14–15 жовтня 2010. — Київ, 2010. — С. 10–12 .

2. Роль автотранспорта в загрязнении среды обитания и влиянии на здоровье населения Самарской области / О.В. Сазонова [и др.] // Известия Самарского науч. центра Рос. акад. наук. — 2013. — Т. 15, № 3(6). — С. 1944–1948 .

3. Пономаренко, И.И. Определение уровней психофизиологической адаптации школьников к условиям жизнедеятельности / И.И. Пономаренко // Научно-методические основы изучения адаптации детей и подростков к условиям жизнедеятельности. — М.: Изд-во Науч. Центра Здоров’я Детей РАМН, 2005. — С. 174–184 .

4. Совершенствование медицинского обслуживания подростков старшего возраста и оптимизация условий обучения: пособие для врачей / А.А. Баранов [и др.]. — М.: Минсоцразвития РФ, 2005. — 107 с .

5. Оценка функционального состояния организма детей при массовых обследованиях с целью установления влияния окружающей среды на здоровье населения: метод. рекомендации. — Киев, 1987. — 27 с .

6. Оценка физического развития детей школьного возраста: метод. рекомендации. — Киев, 1989. — 40 с .

7. Стандарти для оцінки фізичного розвитку школярів (випуск) / під заг. ред. А.М. Сердюка. — Киев: ТОВ «Казка», 2010. — 60 с .

–  –  –

The influence of waste gases of the motor vehicles of the health children's population in the city with large enterprises of the ferrous metal industry and coke-chemical industry was investigated .

The results of the effect of the waste gases of the motor vehicles on the schoolchildren’s body 15–17 years old on their feeling, their emotional mood depression, impaired respiratory function (the reduced of vital capacity of lungs — VCL) and the time holding their breath (test to Shtange) and physical development, which manifests itself in violation of the harmonious development of the account deficit chest circumference were found. The best living conditions in terms of protection against atmospheric pollution was determined children and adolescents, who lived in apartments with windows facing the courtyard .

Preventive recommendations were proposed .

Keywords: air pollution, health, adolescents .

–  –  –

Реферат. В статье представлена гигиеническая оценка влияния половозрастного фактора, состояния здоровья и условий проведения коррекционно-реабилитационной работы с детьми, имеющими патологию зрения и речи на базе специальных дошкольных учреждений г. Киева, на ее результативность .

Ключевые слова: дети дошкольного возраста, нарушения речи и зрения, результативность коррекционнореабилитационной работы .

Введение. Законом Украины «О дошкольном образовании» определена необходимость обязательной подготовки каждого ребенка к систематическому обучению в общеобразовательном учреждении, целью которого является освоение детьми определенного объема знаний, умений и навыков, направленных на успешную их интеграцию в дальнейший учебный процесс [1] .

Дошкольный возраст является особенно важным и ответственным периодом развития организма ребенка, во время которого происходит становление большинства функциональных систем, высокочувствительных к влиянию, как негативных факторов окружающей среды, так и позитивных профилактических мероприятий. Комплекс негативных факторов окружающей среды приводит к дезориентации межсистемных связей детского организма, нарушению процессов саморегуляции, что снижает его адаптационные возможности и способствует формированию патологических изменений [2-3]. Учитывая сложившуюся тенденцию роста врожденной патологии и детской заболеваемости, в частности, нарушений зрения и речи у детей дошкольного возраста, в современных условиях развития общества возникла острая проблема сохранения здоровья всех возрастных групп детского населения [4-5]. Именно поэтому важно определить влияние комплекса факторов на состояние здоровья детей дошкольного возраста с особенными потребностями, в частности, на эффективность профилактических и коррекционных мероприятий на базе специальных детских дошкольных учреждений (СДДУ) .

Цель исследования — определение влияния различных факторов на результативность коррекции имеющихся нарушений зрения и речи у детей дошкольного возраста .

Материалы и методы. Исследование проводилось на базе 9 СДДУ г. Киева, из них 5 — для детей с нарушениями зрения, 4 — с нарушениями речи. Результативность коррекционно-реабилитационных мероприятий определена среди 453 детей в возрасте 3–6 лет: 245 — с патологией зрения и 208 — речи. По результатам коррекционной работы все обследованные дети были разделены на 3 группы: 1-я — дети, которые вылечились (полная коррекция нарушенной функции), 2-я — дети, у которых отмечалось улучшение (частичная коррекция), 3-я — те, в состоянии здоровья которых изменений не произошло .

Математическая обработка результатов исследований проводилась в несколько этапов: расчет первичных статистических показателей, определение различий между группами по статистическим признакам, взаимосвязи между переменными с помощью параметрического и непараметрического корреляционного анализа, расчет рисков с использованием статистического пакета Statistica 10.0 .

Результаты и их обсуждение. Результаты исследования показали, что среди детей с нарушениями зрения полностью вылечились 40,0% детей, а с нарушениями речи — 65,4%, разница достоверна (2 = 29,0; р0,001). В свою очередь, улучшение состояния здоровья наблюдалось у 56,3% дошкольников со зрительной и у 32,2% с речевой патологией (2 = 26,4;

р0,001). Результаты статистической обработки полученных данных показали, что у детей с нарушениями речи результативность коррекции по качеству почти втрое выше, чем у детей с нарушениями зрения (OR = 2,8; 2,48–3,18) .

При распределении результатов проведения коррекционно-реабилитационной работы на базе специальных детских дошкольных учреждений среди детей с речевой и зрительной патологией по диагнозу позитивная динамика отмечалась в 96,1% случаев (2 = 25,7, р0,001), причем лучшие показатели наблюдались при гиперметропии и амблиопии, а минимальные — при астигматизме и в группе других заболеваний. Установлено, что наличие миопии достоверно ухудшает результативность коррекционно-реабилитационной работы среди детей с нарушениями зрения (OR = 2,24; 1,06–3,43) .

При оценке качества позитивной динамики в зависимости от диагноза нарушения по зрению определена достоверная разница (2 = 15,9; р0,01). При гиперметропии, косоглазии и амблиопии чаще встречается частичная результативность, а при миопии и астигматизме — полная. Следует отметить, что по показателям результативности в обеих группах достоверно наименьшую динамику показали дети, которые относятся к группе других заболеваний (2 = 37,4; р0,001), что можно объяснить тем, что в нее вошли дети с новообразованиями и сложными нарушениями зрения, которые хуже поддаются коррекции и требуют дальнейшего хирургического вмешательства .

Оценка результативности коррекции у детей с нарушениями речи в зависимости от диагноза показала, что по частоте позитивной динамики разницы нет (2 = 5,57; р0,05), но она есть по структуре (2 = 10,7; р0,05). При наличии фонетикофонематического и общего нарушения речи выздоровление встречается чаще (71,8 и 68,1% соответственно). Оценка относительных рисков показала, что наличие у ребенка заикания (OR = 3,33; 2,15–4,51), а также группы других речевых заболеваний (OR = 7,29; 5,82–8,77) достоверно ухудшают результативность коррекции у детей с нарушениями речи .

При определении влияния количества основных диагнозов среди всех обследованных детей со зрительной патологией, которые воспитывались в СДДУ, выявлена достоверная разница по частоте положительной динамики (2 = 8,8; р0,01), но оценка по степени результативности показала, что распределение отличается на уровне тенденции (2 = 4,9; р0,1), т. е .

при увеличении количества диагнозов качество коррекции ухудшается .

В отличие от дошкольников с нарушениями зрения обследованные дети с речевой патологией имели только один или два диагноза по основному дефекту. По результатам коррекционной работы в СДДУ обнаружена статистически значимая разница как по частоте положительной динамики (2 = 4,1; р0,05), так и по качественной ее характеристике (2 = 7,6;

р0,05). Среди детей, имевших один диагноз по основному заболеванию, частота выздоровления (69,0%) почти в два с половиной раза больше частоты улучшения здоровья (29,3%). Дети с двумя диагнозами хуже реагировали на коррекционную работу и имели примерно одинаковое распределение по степени результативности коррекции с преобладанием улучшения (соответственно 54,2 против 37,5%) .

Вышеупомянутые данные указывают на то, что дошкольники со зрительными и речевыми нарушениями положительно реагировали на коррекционно-реабилитационную работу на базе СДДУ. Доказано, что с увеличением количества диагнозов по основной патологии, результативность оздоровления, а также процент выздоровевших детей, уменьшались. Таким образом, чувствительность детей на проведение коррекционной работы в СДДУ напрямую зависит от количества диагнозов по основной патологии .

Проведенный нами статистический анализ влияния сопутствующей патологии на результативность коррекционнореабилитационной помощи детям с нарушениями зрения показал, что дошкольники с новообразованиями достоверно реже имели положительную динамику как по частоте (2 = 3,8; р0,05), так и по ее степени (2 = 5,2; р0,05). Также выявлено влияние наличия болезней нервной системы на частоту положительной динамики на уровне тенденции (2 = 3,6; р0,1), а на ее степень — достоверно (2 = 8,5; р0,01). Установлено, что наличие новообразований достоверно увеличивает риск негативного результата коррекции в 7 раз (OR = 7,25; 5,05–9,45), а наличие болезней нервной системы увеличивает риск частичной коррекции по сравнению с полной в 3 раза (OR = 3,09; 2,32–3,86). Влияния другой сопутствующей патологии на результативность коррекции у детей с нарушениями зрения не выявлено .

При оценке динамики по количеству сопутствующих заболеваний среди обследованных дошкольников со зрительной патологией установлено (рисунок 1), что в среднем она была положительная у 95,2±1,7% детей, по частоте положительной динамики достоверной разницы не обнаружено (2 = 1,6; р0,05). Но нами установлена достоверная обратная связь между количеством сопутствующих заболеваний и результативностью коррекционной работы у дошкольников с нарушениями зрения, которые выздоровели (r=-0,99; р0,05); при увеличении количества сопутствующих диагнозов процент детей, которые вылечились, достоверно уменьшается. Причем у дошкольников, которые имели три и более сопутствующих диагноза, доля тех, кто улучшил свое здоровье, втрое превышает тех, кто вылечился .

Среди дошкольников с нарушениями речи установлено, что риск низкой результативности коррекционновосстановительной работы, которая проводится на базе СДДУ, достоверно увеличивает фактор наличия у ребенка болезней нервной системы (OR = 9,38; 8,17–10,58), органов пищеварения (OR = 5,12; 3,93–6,31), а также группы других речевых заболеваний (OR = 4,75; 3,29–6,20). Стоит отметить, что болезни нервной системы влияют на результат оздоровления достоверно чаще в группе детей с заиканием (2 = 14,1; р0,01) .

Рисунок 1. — Распределение детей с нарушениями зрения по результативности коррекционно-реабилитационной работы в зависимости от количества сопутствующих заболеваний Оценка влияния сопутствующей патологии на качество коррекции обнаружила достоверную связь доли выздоровевших детей с наличием у них следующих нарушений: новообразования (2 = 4,3; р0,05), болезни нервной системы (2 = 11,5, р0,01), которые увеличивали риск неполной коррекции в 3,7 раза (OR = 3,70; 2,95–4,46); органов пищеварения (2 = 9,6; р0,01), что увеличивали риск частичной коррекции в 2,8 раза (OR = 2,78; 2,17–3,39); кожи и подкожной клетчатки (2 = 14,6; р0,01), которые увеличивали риск неполной коррекции в 4,3 раза (OR = 4,25; 3,51–5,00) .

Обращает на себя внимание тот факт, что на качество реабилитации детей с речевой патологией влияет также степень резистентности организма: дети, которые редко болеют ОРВИ и другими простудными заболеваниями, достоверно чаще полностью излечивают основную патологию (2 = 8,2; р0,01). Риск неполного восстановления нарушенных функций у детей, часто болеющих ОРВИ, возрастает в 2,4 раза (OR = 2,40; 1,85–2,95) .

Касательно зависимости результатов реабилитации от количества сопутствующих заболеваний (рисунок 2), то по частоте положительной динамики разница не обнаружена (2 = 1,4; р0,05), но по степени — разница статистически достоверна (2 = 30,5; р0,001). При отсутствии сопутствующих заболеваний или при наличии одного или двух из них преобладает доля детей с выздоровлением, в то время как при трех и более — с улучшением .

Рисунок 2. — Распределение детей с нарушениями речи по результативности коррекционно-реабилитационной работы в зависимости от количества сопутствующих заболеваний Полученные нами данные свидетельствуют о том, что чувствительность детей дошкольного возраста с нарушениями зрения и речи, которые посещали СДДУ, к коррекционному воздействию в целом не зависит от количества сопутствующих заболеваний .

Но этот показатель влияет на качество оздоровления — при увеличении количества сопутствующей патологии уменьшается доля выздоровевших детей .

Оценка результативности коррекционной работы в СДДУ для детей с нарушениями зрения и речи в зависимости от пола достоверной разницы не обнаружила. Положительная динамика составляла в 95,4% случаев у мальчиков и 97,1% девочек — со зрительной (2 = 0,5; р0,05) и 97,8% мальчиков и 97,1% девочек — с речевой патологией (2 = 0,1; р0,05), т. е .

была равномерной. По степени результативности оздоровления в зависимости от пола детей в обеих группах разницы также не обнаружено (р0,05). Однако среди детей с нарушениями зрения обоих полов незначительно преобладала частичная результативность (61,1% мальчики и 52,6% девочки), тогда как у детей с нарушениями речи — полное излечение (65,5% мальчики и 65,2% девочки ) .

Анализ результативности коррекционной работы с детьми с нарушениями зрения на базе СДДУ по возрастной характеристике достоверной разницы не обнаружил, как по количественной, так и по качественной характеристике (р0,05) .

У 4- и 6-летних дошкольников со зрительной патологией распределение по степени результативности было примерно одинаковым, тогда как у 3-летних доля детей с улучшением в два раза превосходила над ними с выздоровлением (р0,01). Такое распределение можно объяснить тем, что 3-летние дошкольники еще недостаточно развиты для адекватного отклика на коррекционно-реабилитационные мероприятия и требуют длительного срока пребывания в СДДУ для улучшения результатов коррекции .

В отличие от дошкольников с нарушениями зрения 3-летние дети с речевой патологией имели равномерное распределение по степени результативности (42,9% — улучшение и 50,0% — выздоровление). Нами установлена прямая корреляционная связь по степени результативности реабилитации в зависимости от возраста (r= 0,97; р0,05), т. е. с увеличением возраста детей с нарушениями речи доля детей, которые имели полное излечение, достоверно возрастала. Полученные данные подтверждают общую тенденцию среди детского населения по уменьшению уровня речевой патологии с возрастом детей .

Подытоживая оценку воздействия на результативность коррекционно-восстановительной работы на базе СДДУ для детей с нарушениями зрения и речи различных факторов, стоит обратить внимание на показатель комплексной интегральной оценки состояния здоровья дошкольников — группу здоровья. Так, среди детей с нарушениями зрения нами установлена обратная связь между группой здоровья и результативностью оздоровления (rs = -0,21; р0,01). Это свидетельствует о том, что чем более низкую группу здоровья имеет ребенок, тем хуже у него обнаружены результаты коррекции. У дошкольников с речевыми нарушениями достоверной связи результативности коррекции с группой здоровья не выявлено .

В последнее время в мире стало распространенным внедрение специальных компьютерных программ в систему коррекционно-реабилитационных мероприятий для профилактики, коррекции и лечения детей с различными нарушениями здоровья. В Украине такая тенденция начинает набирать обороты, а потому требует анализа ее результативности и целесообразности, что и было проведено нами в обследованных СДДУ .

Оценка положительной динамики среди детей со зрительной патологией в результате использования в СДДУ коррекционных компьютерных программ не выявила достоверной разницы по количественным (2 = 0,1; р0,05) и качественным (2 = 0,02; р0,05) показателям. Распределение результативности коррекции при наличии и отсутствии коррекционных компьютерных программ был примерно одинаков .

Поскольку в СДДУ для детей с речевой патологией не было коррекционных компьютерных программ, нами проводилась оценка воздействия на результативность коррекции компьютерных дидактических материалов, созданных логопедами самостоятельно (инициативных), которая не обнаружила достоверной разницы по частоте (2 = 1,9; р0,05) и степени (2 = 3,4; р0,05) положительной динамики. Процент детей с выздоровлением при использовании инициативных компьютерных дидактических материалов превышал таковой без их использования (76,8 против 61,2%) .

Влияние на результативность коррекционно-реабилитационной помощи детям дошкольного возраста соответствия гигиеническим нормативам площади плеопто-ортоптических кабинетов и темных комнат в СДДУ зрительного профиля, а также логопедических кабинетов в СДДУ речевого профиля не доказано (р0,05). Не выявлено также влияния наполняемости групп и укомплектованности медико-педагогического штата в СДДУ для детей с нарушениями зрения и речи. Что касается СДДУ для детей с нарушениями речи, то влияния использования полифонаторов на частоту положительной динамики не выявлено (2 = 0,8; р0,05). Однако установлена связь их использования с качеством положительной динамики на уровне тенденции (2 = 2,7; р0,1) (таблица) .

–  –  –

Заключение. По результатам исследований можно сделать следующие выводы:

1. Установлено, что коррекционно-реабилитационная работа на базе СДДУ более эффективна для детей с речевой патологией, чем со зрительной (р0,001). На результативность коррекции достоверно отрицательно влияют у дошкольников с нарушениями зрения: вид основного диагноза и группа здоровья (p0,01), вид и количество сопутствующих заболеваний (p0,05), а также количество диагнозов по основной патологии — на уровне тенденции (p0,1); у дошкольников с нарушениями речи: вид и количество основных заболеваний (p0,05), возраст ребенка, вид сопутствующих заболеваний (p0,01) и их количество (p0,001) .

2. Влияние соответствия гигиеническим нормативам площади специальных помещений (темных комнат, плеоптоортоптических, логопедических кабинетов), наполняемости групп, укомплектованности СДДУ медико-педагогическим штатом, использования компьютерных коррекционных программ на результативность коррекции не доказано (р0,05). Однако установлена связь с использованием аппаратных устройств коррекции нарушенных функций на уровне тенденции (p0,1) .

Литература

1. О дошкольном образовании: закон Украины № 2628-ІІІ от 11.07.2001 // Офиц. вестн. Украины. — 2001. — № 31. — С. 56 .

2. Гигиеническая оценка организации образования детей дошкольного возраста с ограниченными возможностями / И.П. Козярин [и др.] // Environment & Health. — 2010. — № 3. — С. 50–55 .

3. Квашенникова Е.А. Формирование биологической и социально-психологической адаптации у слабовидящих и слабослышащих детей, проживающих в условиях школы-интерната / Е.А. Квашенникова, Е.В. Ивженко // Гигиена и санитария. — 2009. — № 4. — С. 52–53 .

4. Сетко, Н.П. Современные подходы к интегральной донозологической оценке здоровья детей и подростков / Н.П. Сетко // Гигиена и санитария. — 2009. — № 4. — С. 9–10 .

5. Платонова, А.Г. Информативность международных стандартов при оценке физического развития украинских школьников / А.Г. Платонова // Гигиена и санитария. — 2010. — № 6. — С. 58–60 .

–  –  –

The hygienic evaluation of the impact of sex, age, health status and conditions of providing of corrective and rehabilitative work with children having a speech and visual pathology on the basis of special pre-schools in Kiev on its effectiveness presented in the article .

Keywords: preschool children, speech and vision, effectiveness of corrective and rehabilitative work .

–  –  –

Реферат. Возрастающая учебная нагрузка, увеличение экранного времени, сокращение пребывания детей на свежем воздухе являются факторами риска их утомления и требуют постоянного контроля, пересмотра и регламентации в связи с реформированием системы образования и изменением образа жизни современных детей. Установлено, что умственная работоспособность и утомление детей в значительной степени зависит от оптимизации внешних управляемых факторов режима дня и учебной нагрузки. Дана классификация наиболее значимых факторов. От эндогенных факторов (возраст, пол) зависит преимущественно количественная составляющая работоспособности .

Ключевые слова: дети младшего школьного возраста, режим дня, учебная нагрузка, умственная работоспособность, утомление .

Введение. Онтогенетическими особенностями детей младшего школьного возраста являются изменения адаптационной системы организма, заключающиеся в переходе от генерализованного ответа организма на внешние раздражители к более локальным и специфическим реакциям [1]. В этом возрасте продолжается развитие всех морфофункциональных систем организма, ускоряются процессы психического развития и формируется целенаправленное поведение [2]. Факторы, влияющие на организм в этот возрастной период, относят к внешним (социальные факторы, организация режима дня, питания, продолжительность учебного дня, продолжительность выполнения домашних заданий и т. д.) и внутренним (возрастные, гендерные и генетические особенности, особенности личности и здоровья) [3–5] .

Одним из важнейших управляемых факторов, формирующих здоровье детей младшего школьного возраста и определяющих дальнейший вектор их развития, является учебный процесс со всеми положительными и отрицательными его аспектами. К стрессовым факторам учебного процесса в 1–4-х классах можно отнести чрезмерный объем и продолжительность учебной нагрузки на фоне статичности позы, что при незавершенности организации физиологических систем детей младшего школьного возраста повышает риск возникновения функциональных нарушений и со временем приводит к постоянной активации симпатоадреналовой системы с быстрым истощением организма и развитием утомления. В свою очередь особенности учебного процесса влияют на режим дня детей. Можно предположить, что правильная организация режима дня и дозирование учебной нагрузки учащихся 1–4-х классов с учетом возрастных особенностей развития позволит «научить» организм рационально использовать ресурсы для оптимального уровня адаптации .

Цель исследования — классификация факторов учебного процесса и режима дня, которые значимо влияют на когнитивные особенности учащихся 1–4-х классов, т. к. динамика умственной работоспособности относится к значимым критериям адаптации детей младшего школьного возраста к учебному процессу .

Материалы и методы. Для исследования умственной работоспособности был проведен натурный эксперимент по ее изучению в динамике учебного дня (до первого и после каждого урока) и недели методом корректурной пробы (по таблицам Анфимова). Всего проанализировано 17529 тестов .

Изучение объема и точности умственной работоспособности школьников проводили путем сравнения «стартового»

(до первого урока) среднего уровня количества просмотренных знаков и сделанных ошибок с соответствующими показателями, определенными после каждого урока в течение недели. Определение сдвига работоспособности и степени утомления после каждого урока проводили по методике Анфимова. В результате были выделены четыре группы детей: с сильным, выраженным, начальным утомлением и без такового. Целью данного анализа было определение группы, в которую чаще всего попадал каждый ученик в течение недели .

Всего тестирование прошло 589 детей младшей возрастной группы (330 мальчиков и 259 девочек). Из них 150 учеников 1-го класса (94 мальчика и 56 девочек), 164 ученика 2-го класса (93 мальчика и 71 девочка), 130 учеников 3-го класса (70 мальчиков и 60 девочек) и 145 учеников 4-го класса (73 мальчика и 72 девочки). Выборка является репрезентативной, поскольку минимальный объем, необходимый для достоверности результатов исследований, составляет 433 человека при уровне значимости 0,05 .

С целью учета особенностей учебной нагрузки в школах оценивали расписание уроков по разработанной нами методике [6] и суммарную учебную нагрузку. Информацию об особенностях режима дня данной когорты детей получили путем анкетирования родителей .

Силу изолированного влияния фактора определяли как долю межгрупповой вариации в общем варьировании результирующего признака. Систематизация материала и первичная математическая обработка были выполнены при помощи таблиц Microsoft Excel 2013 Статистическая обработка проводилась с использованием пакета Statistica 8.0 .

Результаты и их обсуждение. Изучение возрастных особенностей динамики умственной работоспособности позволило выявить следующие закономерности. В период с 6 до 11 лет фактор «возраст» влияет на повышение продуктивности умственной работоспособности (вклад фактора составляет 12,2%, r = 0,35; p0,001); увеличение объема работоспособности (16,8%, r = 0,41; p0,001); уменьшение ошибок (2,0%, r = -0,14; p0,001). В этот период также выявлено увеличение группы детей без утомления и уменьшение доли детей с таковым (r = 0,15; p0,001) (рисунок) .

Доля детей с отсутствием утомления на всех уроках увеличивается с 9,1% в 6-летнем возрасте до 26,5–29,8% у детей 9–11 лет (p0,001). Доля детей с сильным утомлением с возрастом снижается с 18,2% среди 6-летних детей до 2,8% у десятилетних. Среди детей 11 лет сильного утомления в течение недели не выявлено (рисунок) .

Рисунок — Распределение детей младшего школьного возраста по степени утомления в зависимости от возраста, % (N = 2186, 2 = 75,1; p0,001) Результаты исследования гендерных различий работоспособности показали, что статистически достоверные различия выявлены по количественному показателю (объем работы) только для 4-го класса (p0,001), а по качественному (ошибки) — только для 1-го класса (p0,05). Однако стандартизованный на 500 знаков показатель соотношения точности и объема работоспособности в 1, 2 и 4-м классах достоверно ниже у девочек (p0,05), что соответствует возрастным особенностям развития детей, проявляющихся несинхронным психофизиологическим развитием мальчиков и девочек (таблица 1) .

В 3-м классе девочки в среднем также просматривают большее количество знаков (p0,001), но менее внимательны (p0,001), что возможно объясняется не развитием утомления, а другими факторами, вероятно, мотивационным (таблица 1) .

–  –  –

Изучение особенностей среднего за неделю сдвига работоспособности не показало достоверных различий между результатами мальчиков и девочек в 1, 2 и 4-м классах (p0,2). В целом распределение данных соответствует распределению общей группы исследования. Только в 3-м классе мальчики в течение недели чаще в 1,5 раза попадали в группу детей с сильным и выраженным утомлением, чем девочки (p0,05) (таблица 2) .

–  –  –

Определение изолированного вклада фактора «пол» в формирование показателей умственной работоспособности показало, что наибольшее влияние он имеет на продуктивность и объем умственной работоспособности, т. е. на количественные показатели (2,4 и 2,5% соответственно, p0,01). Точность умственной работоспособности и соотношение точности к объему работы зависит от фактора «пол» существенно меньше — 0,1 и 0,3% (p0,05) .

Изучение влияния внешних факторов на показатели умственной работоспособности позволило установить значимость факторов: время утреннего подъема (p0,001), утренняя гимнастика (p0,001), суммарная учебная нагрузка (p0,001), оценка расписания уроков (p0,001), продолжительность прогулок (p0,001), занятия в школьных и внешкольных кружках (p0,001), просмотр телевизионных программ (p0,05), компьютерные игры (p0,001), продолжительность выполнения домашнего задания (p0,05), время отбоя (p0,001), продолжительность сна (p0,01) .

Моделирование взаимосвязи результирующих и факторных показателей при помощи трехфакторной модели с ортогональным положением факторов позволило определить следующее.

Повышение коэффициента продуктивности (0,922), объема проделанной умственной работы (0,930), а также снижение количества ошибок (-0,921), стандартизированного количества ошибок на 500 знаков (-0,809) обусловлено:

Определение изолированного вклада фактора «пол» в формирование показателей умственной работоспособности показало, что наибольшее влияние он имеет на продуктивность и объем умственной работоспособности, т. е. на количественные показатели (2,4 и 2,5% соответственно, p0,01). Точность умственной работоспособности и соотношение точности к объему работы зависит от фактора «пол» существенно меньше — 0,1 и 0,3% (p0,05) .

Изучение влияния внешних факторов на показатели умственной работоспособности позволило установить значимость факторов: время утреннего подъема (p0,001), утренняя гимнастика (p0,001), суммарная учебная нагрузка (p0,001), оценка расписания уроков (p0,001), продолжительность прогулок (p0,001), занятия в школьных и внешкольных кружках (p0,001), просмотр телевизионных программ (p0,05), компьютерные игры (p0,001), продолжительность выполнения домашнего задания (p0,05), время отбоя (p0,001), продолжительность сна (p0,01) .

Моделирование взаимосвязи результирующих и факторных показателей при помощи трехфакторной модели с ортогональным положением факторов позволило определить следующее.

Повышение коэффициента продуктивности (0,922), объема проделанной умственной работы (0,930), а также снижение количества ошибок (-0,921), стандартизированного количества ошибок на 500 знаков (-0,809) обусловлено:

- повышением продолжительности сна (0,921), более ранним временем отбоя (0,916), меньшей продолжительностью занятий в школьных (-0,602) и внешкольных кружках (-0,689), снижением продолжительности просмотра телевизионных программ (-0,759) и работы за компьютером (-0,770);

- более поздним подъемом (0,826), выполнением утренней гимнастики (0,548), уменьшением времени выполнения домашнего задания (-0,734), повышением длительности прогулок (0,879);

- более высокой оценкой расписания (0,800), снижением суммарной учебной нагрузки (-0,930) .

Для выяснения значимости и классификации экзогенных факторов, влияющих на умственную работоспособность детей младшего школьного возраста, был проведен факторный анализ методом главных компонент с учетом 12 факторов (таблица 3). Учитывались элементы учебной нагрузки (оценка расписания, суммарная учебная нагрузка, длительность подготовки домашнего задания, продолжительность занятия в школьном и внешкольном кружках) и режима дня (время отбоя и подъема, утренняя гимнастика, продолжительность сна, прогулок на свежем воздухе, просмотра телевизионных программ, работы за компьютером) .

Анализ собственных значений, в соответствии с критерием Кайзера, позволил выделить шесть факторов со значением больше единицы. Было определено, что данная модель лучше всего характеризует стратегия вращения Varimax raw. Анализ позволил установить, что каждый из этих факторов имеет вклад в общую дисперсию 8,8–18,2% .

Первый фактор объясняет 18,2% общей дисперсии и характеризует продолжительность ночного отдыха, т. е. объединяет показатели «продолжительность сна» (0,958) и «время отбоя» (0,944) .

Второй по значимости фактор (12,8%) определен продолжительностью занятий в школьных (0,729) и внешкольных кружках (0,789) .

–  –  –

Значимость третьего фактора составляет 12,1%. К нему относится продолжительность просмотра телевизионных программ (0,741), работы за компьютером (0,624), прогулок (0,600) .

Четвертый фактор (10,9% общей дисперсии) состоит из двух показателей — «оценка расписания» (0,818) и «суммарная учебная нагрузка» (0,806) .

Пятый фактор (10,3%) объединяет время подъема (0,951) и утреннюю гимнастику (0,845) .

Отдельным фактором, определяющим 8,8% общей дисперсии, является длительность выполнения домашнего задания (0,967) .

Заключение. Таким образом, можно утверждать, что развитие когнитивных функций детей младшего школьного возраста в значительной степени зависит от оптимизации внешних управляемых факторов режима дня и учебной нагрузки. Это должно стать определяющим фактором при усовершенствовании государственного стандарта образования и широкомасштабной просветительской работы с населением Украины. От эндогенных факторов (возраст, пол) зависит преимущественно количественная составляющая работоспособности .

Из полученных результатов можно сделать следующие выводы:

1. Установлено, что у детей в возрасте от 6 до 11 лет повышается продуктивность умственного труда (r = 0,35; p0,001) .

Параллельно уменьшается доля детей с сильным и выраженным утомлением (r = 0,15; p0,001), что свидетельствует о позитивном течении адаптации у значительной части учащихся. Однако почти четверть детей (23,8%) в 4-м классе испытывают выраженное утомление .

2. На качественную и количественную характеристики умственной работоспособности влияют экзогенные факторы:

время подъема (p0,001), утренняя гимнастика (p0,001), суммарная учебная нагрузка (p0,001), оценка расписания уроков (p0,001), продолжительность прогулок (p0,001), участие в школьных и внешкольных кружках (p 0,001), просмотр телевизионных программ (p0,05), работа за компьютером (p0,001), продолжительность выполнения домашнего задания (p0,05), время отбоя (p0,001), продолжительность сна (p0,01). Это определяет необходимость коррекции данных показателей .

3. Значимость влияния факторов режима дня и учебной нагрузки на показатели умственной работоспособности составляет: продолжительность ночного сна — 18,2%, продолжительность занятий в кружках — 12,8%, проведение свободного времени — 12,1%, расписание и учебная нагрузка — 10,9%, время подъема и утренняя гимнастика — 10,3%, продолжительность выполнения домашнего задания — 8,8% .

Литература

1. Физиология развития ребенка: руководство по возрастной физиологии / Под ред. М.М. Безруких, Д.А. Фарбер. — М.: МОДЭК, 2010. — 768 с .



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



Похожие работы:

«"Ученые заметки ТОГУ" Том 6, № 1, 2015 ISSN 2079-8490 Электронное научное издание "Ученые заметки ТОГУ" 2015, Том 6, № 1, С. 342 – 350 Свидетельство Эл № ФС 77-39676 от 05.05.2010 http://pnu.edu.ru/ru/ejournal/about/ ejourn...»

«ОАО "Амкодор"-управляющая компания холдинга" Форвардер АМКОДОР 2631 Руководство по эксплуатации 2631.00.00.000 РЭ Минск Над составлением руководства по эксплуатации работали: Герман А.А., кондратчик Л.В., красик м.Б., москаленко П.В, Самущенко Л.А. О...»

«РУКОВОДС ТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ПОРТАТИВНАЯ BLUETOOTH АУДИОСИСТЕМА SUPRA BTS-577 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ Меры предосторожности и безопасности Комплектация Устройство аудиосистемы Питание прибора Основные опера...»

«ОАО КМЗ на встрече научной роты Десятого декабря 2013 года генеральный директор открытого акционерного общества "Красногорский завод им. С.А. Зверева" А.П. Тарасов принял участие в торжественном митинге, посвященном прибыти...»

«^хыікина Евгения Владимировна КОСТРОЛИТОВЫЕ И КСИЛОЛИТОВЫЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ НА ОСНОВЕ МАГНЕЗИАЛЬНЫХ ВЯЖУЩИХ ВЕЩЕСТВ С МИНЕРАЛЬНЫМИ ДОБАВКАМИ Специальность 05.23.05 Строительные материалы и изделия Специальность 05.17.11...»

«GE Measurement & Сontrol Druck DPI 611 Портативный калибратор давления Руководство по эксплуатации K0571 © 2014 Компания General Electric. Все права защищены. Технические характеристики могут изменяться без уведомления. GE является зарегистрированным торговым знако...»

«Международные процессы, Том 16, № 1, сс. 6–13 DOI 10.17994/IT.2018.16.1.52.1 РЕАЛЬНОСТЬ И ТЕОРИЯ ВЕЛИКАЯ ЕВРАЗИЙСКАЯ ДЕРЖАВА В ПОТОКЕ ПЕРЕМЕН МИССИЯ РОССИИ В ХХ ВЕКЕ АНАТОЛИЙ ТОРКУНОВ МГИМО МИД России...»

«Караваев В. А., Мочалов В. Л.ПРИНЦИПЫ КОГНИТИВНОЙ ДЕОНТОЛОГИИ ПРИ ОБУЧЕНИИ СТУДЕНТОВ НА ВОЕННОЙ КАФЕДРЕ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2007/1/49.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматр...»

«Санирование плоских кровель зданий Кровельные мембраны крупнопанельного строительства Санирование с применением Rhepanol® fk КРАТКО Rhepanol fk на всех плоских кровлях мира как у себя дома Rhepanol fk – старейшая в мире синтетическая кровельная мембрана 50-летний опыт гидрои...»

«Аппаратура многоскоростного линейного тракта МЛТ–30/60 Платы ЛТ-02М/04М Руководство по эксплуатации СВУТ.469435.020 РЭ (СМ5.231.027 РЭ) (ред.2 /сентябрь 2017г.) г. Пермь Платы ЛТ-02/04 СВУТ.469435.020 РЭ СОДЕРЖАНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ НАЗНАЧЕНИЕ МОДЕМОВ МОДИФИКАЦИИ МОДЕМОВ ПАРАМЕТРЫ МОДЕМОВ КОНСТРУКЦИЯ МОДЕМОВ ОБ...»

«Просадочные грунты Выпуск В состав Геолог 3.3 добавлены: 31.01.2011 1. Статистическая обработка просадочных грунтов с классификацией (табл. Б16, ГОСТ 25100-95).2. Расчет типа грунтовых условий по просадочности (п.4.1.7 СП 11-105-97 часть III) Выпуск И...»

«Физика горения и взрыва, 2014, т. 50, N4 УДК 621.793.74:669.14:662.223 ЛАЗЕРНАЯ СВАРКА НЕРЖАВЕЮЩЕЙ СТАЛИ С ТИТАНОВЫМ СПЛАВОМ С ПРИМЕНЕНИЕМ МНОГОСЛОЙНОЙ ВСТАВКИ, ПОЛУЧЕННОЙ ВЗРЫВОМ А. Н. Черепанов1, А. М. Оришич1, В. И. Мали2 1 Институт теоретической и прикладно...»

«Цифровой диктофон Edic-Mini LED-S51 Инструкция по эксплуатации Назначение Особенности Краткое описание и внешний вид Технические характеристики Работа с диктофоном Подготовка диктофона к работе Проведение записи Прослушивание записей Навигация работы диктофона Способы...»

«Пр ото кол № 4/818 о результатах рассм отрения заявок на при обретение имуще~тва ОАО "НПО "С и бсельмаш" бал ансовой сто им остью менее ста тыся:•1 рублей за период с 28.09.2015 по 08.12.2 015 Дата п одписания протон:ола: дtш.:абря г. 21 2015 Основания составления протокол а: Настоящий. протокол со...»

«Формирователь прохода PERCo-RB-03TP ПАСПОРТ И РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Формирователь прохода PERCo-RB-03TP Паспорт и руководство по эксплуатации Формирователь прохода PERCo-RB-03TP У...»

«Критерий 7. Создание в образовательном учреждении условий для реализации образовательной программы. Для реализации инновационной образовательной программы "Региональное взаимодействие ОУ в дистанционной сети "Mastex" созданы благоприятные услови...»

«Структура программы учебного предмета I. Пояснительная записка 1. Характеристика учебного предмета, его место и роль в образовательном процессе.2. Срок реализации учебного предмета.3. Объем учебного вр...»

«Проект ОВОС ТОО "Строй Экс Проект" Проект разработан ТОО "СтройЭксПроект" Гослицензия КЭРКиГИНК Министерство энергетики РК № 01724Р от "9" января 2015 г. Адрес: г. Павлодар, Каирбаева,69, тел./факс 8 (7182) 3258...»

«Б.В.ДУБИН, ВЦИОМ К вопросу о поколенческих и региональных параметрах социокультурных перемен Г оворя в самом предварительном и общем смысле, меня сейчас будут интересовать проблемы морфологии постсоветского общества в ее пространственно-временном выражении. Поколенческий механизм...»

«1 www.esa-conference.ru Влияние перетеканий на откачную характеристику двухроторного вакуумного насоса типа Рутс во всём диапазоне рабочих давлений Сафронов Андрей Алексеевич, студент магистратуры; Никулин Николай Константинович, кандидат технических наук, доцент. МГТУ им. Н.Э. Баумана Аннотация. Одним из основных параметров...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.