WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены» ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА Сборник научных трудов Том 1 выпуск 25 Минск УДК ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Республиканское унитарное предприятие

«Научно-практический центр гигиены»

ЗДОРОВЬЕ

И

ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА

Сборник научных трудов

Том 1

выпуск 25

Минск

УДК [613/614+504.064.2] (476) (082) ISSN 2076-3778

ББК 51.1я43

З-46

Главный редактор — кандидат медицинских наук, доцент С.И. Сычик Заместитель главного редактора — доктор медицинских наук, доцент Г.Е. Косяченко Ответственный редактор — кандидат медицинских наук С.Л. Итпаева-Людчик Технический редактор — Т.И. Вершило Редакционная коллегия: С.И. Сычик, к.м.н., доцент; Г.Е. Косяченко, д.м.н., доцент; С.В. Федорович, д.м.н., профессор;

В.В. Шевляков, д.м.н., профессор; А.Н. Стожаров, д.б.н., профессор; С.А. Хорева, д.б.н., профессор; Х.Х. Лавинский, д.м.н., профессор; Е.В. Николаенко, к.м.н.; Е.О. Гузик, к.м.н., доцент; Л.М. Шевчук к.м.н., доцент; Т.М. Рыбина, к.м.н., доцент; И.И. Ильюкова, к.м.н.; Ю.А. Соболь, к.м.н.; Т.Н. Пронина, к.м.н.; В.Г. Цыганков, к.м.н., доцент; Е.В. Федоренко, к.м.н., доцент; А.М. Бондарук, к.м.н.; В.А. Зайцев, к.м.н., доцент; О.В. Шуляковская, к.хим.н.; Л.М. Кремко, к.хим.н.;

Е.В. Дроздова, к.м.н.; Н.В. Дудчик, к.б.н., доцент; Л.С. Ивашкевич, к.техн.н.; Н.Н. Табелева, к.м.н.; С.Л. Итпаева-Людчик, к.м.н.; Н.А. Ивко, к.б.н .



Рецензенты:

доктор медицинских наук, профессор И.И. Бурак доктор медицинских наук, профессор В.И. Тернов Здоровье и окружающая среда: сб. науч. тр. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь. Науч.-практ. центр гигиены;

гл. ред. С.И. Сычик. — Минск: РНМБ, 2015. — Т. 1, вып. 25. — 228 с .

Сборник научных трудов «Здоровье и окружающая среда» включает результаты научных исследований сотрудников республиканского унитарного предприятия «Научно-практический центр гигиены», аспирантов, соискателей, докторантов, профессорско-преподавательского состава учреждений образования медицинского, биологического и экологического профилей, учреждений последипломного образования, практической санитарной службы Республики Беларусь, Российской Федерации, Украины, Республики Узбекистан, Республики Польша в области гигиены, профилактической токсикологии и профилактической медицины .

В сборнике освещены актуальные проблемы современной гигиены, профилактической токсикологии и профилактической медицины и смежных с ними дисциплин по гигиенической оценке воздействия среды обитания на здоровье населения, использованию технологии анализа риска, радиационного контроля объектов окружающей среды, гигиеническим аспектам здоровьесбережения учащихся, условиям труда и состоянию здоровья работающих, по токсикологической оценке химических веществ и их смесей, гигиенической оценке продовольственного сырья и пищевых продуктов, изучению статуса питания различных возрастных и профессиональных групп населения, новым методам анализа и установления уровней воздействия факторов среды обитания; мерам профилактики и коррекции нарушений здоровья, мероприятиям по снижению риска для здоровья .

Сборник предназначен для врачей-гигиенистов, врачей-токсикологов, врачей-профпатологов, врачей общей практики, профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений и учреждений последипломного образования взрослых, других специалистов, биологов, научных сотрудников, аспирантов, соискателей, докторантов, студентов высших учебных заведений и учреждений послевузовского образования медицинского, биологического и экологического профилей .



–  –  –

ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ МАЛыХ ДОЗ ИОНИЗИРУЮЩЕгО ИЗЛУчЕНИЯ НА РИСК РАЗВИТИЯ

АТЕРОСКЛЕРОЗА У МУЖСКОгО ПЕРСОНАЛА БАЛАКОВСКОй АТОМНОй ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ

Безрукова Г.А., Спирин В.Ф., Громова Л.Д .

Федеральное бюджетное учреждение науки «Саратовский научно-исследовательский институт сельской гигиены»

Роспотребнадзора, Саратов, Российская Федерация Реферат. На примере практически здоровых мужчин с разным стажем работы в атомной энергетике показан дозозависимый антиатерогенный эффект радиационного воздействия, не зависящий в диапазоне малых доз от мощности ионизирующего излучения. Выявленная закономерность рассматривается как частный случай проявления радиационного гормезиса. Одним из биохимических механизмов, лежащих в основе данного эффекта, является активация ферментативных антиокислительных реакций, носящая адаптационный характер. В целях повышения достоверности выявления риска развития атеросклероза у работающих в условиях дозовой нагрузки рекомендуется комплексный анализ атерогенности сыворотки крови (общий холестерин, триглицериды, -холестерин) и фенотипирования выявленных дислипопротеинемий .

Ключевые слова: работники атомных электростанций, ионизирующее излучение, риск развития атеросклероза .

Введение. Хроническое внешнее воздействие ионизирующего излучения низкой интенсивности является основным профессиональным фактором, влияющим на здоровье работников атомных электростанций (АЭС) в условиях штатной работы реактора. В последние десятилетия в связи с улучшением условий труда и снижением радиационной нагрузки на персонал АЭС основной причиной заболеваемости и инвалидизации работников, контактирующих с ионизирующим излучением, становятся не профессиональные (лучевая болезнь), а общесоматические заболевания, одно из ведущих мест среди которых принадлежит сердечно-сосудистой патологии .

В настоящее время синергизм негативных социально-экологических и профессиональных факторов рассматривается в качестве одного из возможных патогенетических механизмов «омолаживания» атеросклеротического процесса и роста заболеваемости работающего населения ишемической болезнью сердца и мозга, гипертонической болезнью [4]. Однако вопрос о вкладе хронического профессионального облучения (ХПО) в дозах, близких к принятым предельно допустимым, в патогенез атеросклеротического процесса и обусловленных им кардиоваскулярных синдромов остается дискуссионным [1] .

Цель исследования — оценка влияния радиационного фактора производственной среды на риск развития атеросклеротического процесса у мужского персонала Балаковской атомной электростанции (БАЭС) в условиях штатной работы реактора .

Материалы и методы. В рамках диссертационной работы на базе ФГУЗ «Центральная медико-санитарная часть № 156» ФМБА России было проведено комплексное лабораторное обследование 352 работников различных подразделений БАЭС в возрасте от 30 до 50 лет (таблица 1) .





–  –  –

Основную группу наблюдения (группа 1) составил оперативный и ремонтный персонал Балаковской АЭС (БАЭС) со стажем работы в контакте с радиацией от 1 до 15 лет и индивидуальными накопленными эффективными дозами (НЭД) от 0,012 до 10 сЗв. У всех обследованных лиц, вошедших в группу 1, индивидуальные НЭД были существенно ниже установленных в РФ дозовых пределов облучения персонала АЭС (до 2 сЗв в год и не более 10 сЗв за любые последовательные 5 лет), что позволяло отнести радиационную нагрузку обследованного персонала БАЭС к диапазону малых доз. Группу сравнения (группа 2) составили сотрудники административно-хозяйственных отделов БАЭС, не подвергавшиеся облучению в процессе своей трудовой деятельности .

У вошедших в исследование работников БАЭС в анамнезе отсутствовали врожденные дислипидемии и другие генетические расстройства, заболевания крови и эндокринных органов, онкологические заболевания, перенесенный инфаркт миокарда; ишемическая болезнь сердца была представлена стенокардией напряжения I–II функционального класса .

Определение в сыворотке крови уровня общего холестерина (ХС), холестерина высокой плотности (-ХС), триглицеридов (ТГ) проводили в соответствии с требованиями D.G.K.C. Выраженность атерогенных нарушений липидного обмена оценивали по величине коэффициента атерогенности (КА), степень риска развития атеросклеротического процесса оценивали в соответствии с общепринятыми критериями [5]. Фенотипирование дислипопротеинемий (ДЛП) проводили в соответствии с общепринятой классификацией ВОЗ. Уровень активности каталазы и супероксиддисмутазы (СОД) эритроцитов определяли общепринятыми методами [3]. Для стандартизации получаемых результатов удельную активность ферментов рассчитывали на 1 г гемоглобина гемолизата, внесенного в реакционную среду. Концентрацию малоновых диальдегидов (МДА) [7] рассчитывали на 1 мг общих липидов эритроцитарной массы .

В качестве референтных величин возрастных значений нормы показателей липидного обмена использовались данные, опубликованные в справочной литературе по клинической биохимии и инструкциях по применению наборов реактивов для биохимических анализов .

Статистическую обработку результатов исследования проводили с помощью средств анализа электронных таблиц Microsoft Excel 2000 .

Результаты и их обсуждение. Артериальная гипертензия (АГ) является одним из ведущих эндогенных патогенетических факторов, ускоряющих развитие и утяжеляющих течение атеросклеротического процесса. Проведенный анализ частоты распространения АГ среди работников БАЭС показал (таблица 2), что вне зависимости от условий труда у мужчин моложе 40 лет клинически подтвержденная АГ регистрировалась значительно реже, чем у лиц старшего возраста, что совпадало с общепринятыми представлениями о возрастной динамики распространенности АГ среди мужчин разных возрастных групп .

–  –  –

В то же время у мужчин группы наблюдения в возрасте 30–39 лет АГ встречалась в среднем реже в 3,1 раза, а у работников старшего возраста — в 1,3 раза, чем у сотрудников БАЭС, вошедших в аналогичные возрастные группы исследования. Полученные данные согласовывались с результатами клинических наблюдений за лицами с хронической лучевой болезнью, свидетельствующими о задержке возрастной трансформации уровня артериального давления в сторону его повышения и наклонности к умеренной артериальной (диастолической) гипотензии у лиц, подвергшихся облучению в дозах, близких к предельно допустимым [6] .

Для уточнения влияния хронического профессионального облучения (ХПО) на распространенность АГ среди лиц обеих возрастных групп наблюдения были выделены четыре подгруппы, различающиеся по уровню суммарной радиационной нагрузки: подгруппа A — менее 0,5 сЗв, подгруппа B — НЭД от 0,5 до 1,5 сЗв, подгруппа C — НЭД от 1,5 до 4,5 сЗв и подгруппа D — НЭД от 4,5 до 10 сЗв. Анализ частоты выявления АГ в выделенных подгруппах наблюдения проводился относительно разновозрастных подгрупп категории А .

Оценка взаимосвязи распространенности АГ с возрастом обследованных лиц, длительностью работы в профессии и величиной НЭД показала, что при одних и тех же уровнях радиационной нагрузки у мужчин старше 40 лет АГ выявлялась в среднем в 2,9 раза чаще, чем у работников в возрасте 30–39 лет (таблица 2). Причем независимо от индивидуальной НЭД практически все случаи АГ в группе наблюдения регистрировались при среднем стаже работы в профессии свыше восьми лет, что могло свидетельствовать о значимости для формирования АГ у этой категории лиц не только возрастных, но и профессиональных факторов нерадиационной природы, ведущее место среди которых могло принадлежать хронической психоэмоциональной нагрузке [1] .

В настоящее время существует общепризнанное мнение, что при отсутствии так называемой «липидной триады» (гиперхолестеринемии, гипертриглицеридемии, гипоальфахолестеринемии) другие факторы риска (артериальная гипертензия, эндокринные заболевания и расстройства, курение и избыточная масса тела) не способны оказывать самостоятельное атерогенное воздействие [5] .

Результаты сравнительного исследования основных показателей липидного спектра сыворотки крови у работников различных подразделений БАЭС выявили, что ХПО сопровождалось статистически достоверным снижением частоты выявления атерогенных нарушений липидного обмена. Так, среди лиц, не подвергавшихся радиационной нагрузке, состояния гиперхолестеринемии, гипоальфахолестеринемии и гипертриглицеридемии, соответствующие умеренному риску развития атеросклероза, выявлялись, соответственно, в 2,1 (р0,01), 1,5 (р0,05) и 1,3 (р0,05) раза чаще, чем в группе наблюдения. Выраженная гипоальфахолестеринемия (гипо-–ХС) и высокий уровень ХС и ТГ, свидетельствующие о высоком риске атерогенеза, регистрировались у лиц, работающих в контакте с ионизирующим излучением, соответственно, в 1,9 (р0,01), 2,0 (р0,01) и 1,1 раза реже, чем у мужчин группы сравнения. Частота выявления среди ремонтного и оперативного персонала сверхвысоких значений КА была в 2,3 раза ниже (р0,01), чем в группе сравнения .

Результаты фенотипирования ДЛП показали, что среди персонала с дозовой нагрузкой распространенность нормолипопротеинемии (НЛП) была на 13,6% ниже, чем в контрольной группе (рисунок). Данное различие было обусловлено более высокой частотой (р0,05) выявления в группе наблюдения лиц с состояниями гипер--ЛП, относимым к условным (антиатерогенным) нарушениям метаболизма липопротеинов, и ДЛП IV типа (различие недостоверно), также более низкой распространенностью в этой группе ДЛП IIа типа (р0,05) .

Рисунок 1. — частота распространения дислипопротеинемий среди персонала БАЭС

Так как характер фенотипического распределения ДЛП среди лиц, вошедших в группы наблюдения и сравнения, мог быть связан с межгрупповыми различиями в частоте выявления у обследованных лиц общесоматической патологии, дальнейшее изучение влияния на состояние липидного обмена возрастного фактора и величины НЭД было проведено на примере практически здоровых (группа диспансеризации ДII) работников различных подразделений БАЭС .

Результаты исследования возрастной динамики состояния липидного обмена показали, что у практически здоровых лиц, работающих в контакте с ионизирующим излучением, средние значения уровня атерогенных липидов не выходили за пределы референтных величин возрастной нормы (таблица 3) .

–  –  –

При этом было установлено отсутствие статистически значимых возрастных различий в средних значениях концентрации -ХС и ТГ, что не согласовывалось с общепринятыми представлениями о возрастной динамике этих показателей липидного спектра [5] .

У работников БАЭС контрольной группы в возрасте 30–39 лет средние значения концентрации липидов также соответствовали референтным величинам. В то же время у лиц в возрасте 40–50 лет, работающих вне дозовой нагрузки, было выявлено статистически значимое снижение уровня -ХС и повышение концентрации -ХС, обусловливающие рост величины коэффициента атерогенности .

Сравнительная оценка результатов фенотипирования ДЛП практически здоровых работников БАЭС разных возрастных групп наблюдения и контроля выявила необоснованно высокую частоту (19%) распространения гипер--ЛП среди мужчин в возрасте 40–50 лет, работающих в условиях дозовой нагрузки, что указывало на наличие среди оперативного и ремонтного персонала большого числа лиц с приобретенными гипер--ЛП, возможно, инициированными ХПО .

Результаты сравнительного исследования влияния величины суммарной радиационной нагрузки на показатели липидного обмена, проведенного в ранее выбранных градациях НЭД (таблица 2), выявили в обеих возрастных подгруппах наблюдения общую тенденцию снижения вероятности риска развития атеросклероза по мере роста средних значений НЭД до величины 4,5 сЗв, что подтверждалось дозозависимым снижением КА до значений, соответствующих возрастной норме, за счет статистически значимого увеличения пула -ХС (таблица 4) .

–  –  –

У мужчин моложе 40 лет повышение концентрации -ХС сопровождалось сочетанным снижением содержания сывороточных ТГ, что могло свидетельствовать о комплексном действии малых доз ХПО на эти ключевые параметры липидного обмена. Дальнейшее увеличение радиационной нагрузки не только не оказывало дополнительного антиатерогенного эффекта, но и сопровождалось снижением средних значений сывороточной концентрации -ХС, повышением уровня ТГ и достоверным ростом величины КА у работников БАЭС с НЭД в диапазоне от 4,5 до 10 сЗв .

Общеизвестно, что дозозависимые эффекты радиационного воздействия носят кинетический характер и во многом определяются скоростью накопления организмом эффективной дозы облучения. Несмотря на то, что дозовая нагрузка обследованного персонала БАЭС была ограничена предельно допустимыми значениями, нами был проанализирован характер взаимосвязи между величиной НЭД, длительностью ХПО и показателями атерогенности сыворотки крови обследованных лиц .

В результате этого исследования было выявлено, что при ХПО в диапазоне доз, не превышающих предельно допустимые, у практически здоровых мужчин молодого и среднего возраста имела место нелинейная зависимость между величиной НЭД и частотой выявления атерогенных сдвигов в липидном спектре сыворотки крови. Вне зависимости от возрастного фактора и стажа работы в условиях ХПО данная закономерность характеризовалась сочетанным снижением величины КА и сывороточной концентрации ТГ, а, следовательно, возможным снижением риска развития атеросклероза у работников с НЭД в пределах 2,5–3,0 сЗв. Причем в отношении этих основных показателей атерогенности сыворотки крови зависимость «доза – эффект» приближалась к U-образной кривой, характерной для явлений гормезиса, сопровождающегося парадоксальной активацией защитных функций организма при действии радиации в субингибирующих дозах .

Учитывая, что в реализации радиационного эффекта на клеточном и органном уровнях и патогенезе атеросклероза имеется общий патохимический механизм (активация свободнорадикальных и перекисных процессов), нами было изучено влияние ХПО на процессы пероксидации и антиоксидантную активность красных клеток крови работников БАЭС .

В результате исследований было выявлено, что в отличие от характерной для острого облучения выраженной интенсификации процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ), производственный контакт с ионизирующим излучением в условиях штатной работы реактора не только не вызывал накопления в эритроцитах продуктов пероксидации (МДА и их перекисный гемолиз), но и сопровождался сочетанной активацией основных антиокислительных ферментов — СОД и каталазы. Так, у практически здоровых лиц группы наблюдения эритроцитарная концентрация МДА в среднем была на 21,7% ниже (р 0,05) величины, характерной для группы контроля .

Уровень активности СОД и каталазы, несмотря на высокую индивидуальную вариабельность их значений, в среднем повышен, соответственно, на 35,1 и 39,9% (р 0,05) по сравнению с персоналом, не подвергавшимся ХПО. При этом повышение функциональной емкости системы клеточной антиоксидантной защиты происходило за счет преимущественного роста уровня активности каталазы, что приводило к статистически достоверному снижению величины соотношения СОД/каталаза .

Изучение характера влияния величины радиационной нагрузки на показатели пероксидации красных клеток крови и активность антиоксидантных ферментов показало, что в диапазоне «малых» доз вне зависимости от возраста обследованных лиц имела место нелинейная зависимость между величиной НЭД и выраженностью пероксидации красных клеток крови, бимодальный характер которой был обусловлен дозозависимой активацией антиоксидантных ферментных систем эритроцитов (таблица 5) .

–  –  –

Преимущественный рост активности каталазы у лиц с НЭД выше 1,5 сЗв позволял сделать заключение, что в условиях пролонгированного «эффекта малых доз» повышенный уровень активности клеточных антиокислительных ферментов связан не столько с повреждающим действием радиации, сколько с компенсаторным увеличением емкости антиоксидантных систем, направленным на повышение радиорезистентности организма. Последнее согласуется с рядом экспериментальных данных, полученных при изучении метаболических сдвигов, обеспечивающих формирование срочной адаптации млекопитающих к острому облучению в сублетальных дозах [2] .

Заключение. Таким образом, из полученных результатов можно сделать следующие выводы:

1. Радиационная составляющая производственной среды в условиях штатной работы реактора не является этиологическим фактором, повышающим риск развития атеросклеротического процесса у мужского персонала АЭС с суммарными дозовыми нагрузками до 10,0 сЗв .

2. В диапазоне НЭД от 2,5 до 3,0 сЗв пролонгированная радиационная нагрузка может сопровождаться дозозависимым нелинейным антиатерогенным эффектом, опосредовано инициирующим рост пула сывороточных липопротеидов высокой плотности и снижающим уровень триглицеридов сыворотки крови .

3. Одним из биохимических механизмов, лежащих в основе антиатерогенного эффекта малых доз, является формирование неспецифической перекрестной адаптации к радиационному воздействию и соматическим факторам риска атерогенеза, характеризующейся активацией ферментативных антиокислительных реакций .

4. Выявленные стохастические эффекты малых доз ХПО (нелинейная зависимость между величиной НЭД и атерогенностью липидного спектра сыворотки крови) требуют комплексного подхода к оценки риска развития атеросклероза в рамках периодических медицинских осмотров работников АЭС: определение уровня общего холестерина, триглицеридов,

-холестерина, расчет КА и фенотипирования выявленных дислипопротеинемий .

5. Оценка риска развития атеросклероза по единственному критерию — высокому уровню общего холестерина, при наличии вторичных, приобретенных ДЛП (гипо-альфалипопротеинемии и гипер-альфалипопротеинемии) — является недостоверной и может вести как к гипо-, так и к гипердиагностике атерогенных нарушений липидного обмена .

Литература

1. Бычковская, И.Б. Новый взгляд на проблему патогенеза отдаленных соматических последствий облучения в малых дозах / И.Б. Бычковская, Р.Ф. Федорцева, П.В. Антонов // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. — 2007. — № 1. — С. 26–32 .

2. Волчегорский, И.А. Экспериментальное моделирование и лабораторная оценка адаптивных реакций организма / И.А. Волчегорский, И.И. Долгушин, О.А. Колесников. — Челябинск, 2000. — 167 с .

3. Долгов, В.В. Лабораторная диагностика / В.В. Долгов, О.П. Шевченко. — М.: Реафарм, 2005. — 440 с .

4. Измеров, Н.Ф. Проблемы оценки профессионального риска: Итоги и перспектива / Н.Ф. Измеров, Э.И. Денисов, Н.Н. Молодкина // Медико-экологические проблемы работающих. — 2004. —№ 1. — С. 13–15 .

5. Карпищенко, А.И. Медицинская лабораторная диагностика (программы и алгоритмы) : справочник / А.И. Карпищенко. — СПб.:

Интермедика, 1997. — С. 8–20 .

6. Лелюк, В.Г. Сроки развития заболеваний сосудистой системы лиц, перенесших хроническую лучевую болезнь, обусловленную преимущественно внешним равномерным облучением / В.Г. Лелюк // Медицина труда и пром. экология. — 2005. — № 3. — С. 25–31 .

7. Суплов, С.Н. Суточные и сезонные ритмы перекисей липидов и активности супероксиддисмутазы в эритроцитах жителей средних широт и Крайнего Севера / С.Н. Суплов, З.Н. Баркова // Лаб. дело. — 1986. — № 8. — С. 459–463 .

–  –  –

For example, healthy men with different experience in the nuclear power industry shows a dose-dependent antiatherogenic effects of radiation exposure, which is independent in the range of low doses of ionizing radiation from power. Identification of patterns is regarded as a special case of manifestation of radiation hormesis. One of the biochemical mechanisms underlying this effect is the activation of antioxidant enzymatic reactions, which bears the character of adaptation. In order to increase the reliability of detection of the risk of developing atherosclerosis in working in a radiation dose recommended comprehensive analysis of the atherogenic serum (total cholesterol, triglycerides, -cholesterol) and phenotyping revealed dyslipoproteinemia .

Keywords: employees of nuclear power plants, ionizing radiation, the risk of atherosclerosis .

Поступила 02.07.2015

СРАВНИТЕЛЬНый АНАЛИЗ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ НАСЕЛЕНИЯ, ПРОЖИВАЮЩЕгО В УСЛОВИЯХ

СОВМЕСТНОгО ВОЗДЕйСТВИЯ ШУМА И ВИБРАЦИИ



Быкова Н.П., Зиновкина В.Ю., Соловьева И.В., Арбузов И.В., Кравцов А.В., Баслык А.Ю., Грузин А.А., Можейко П.И., Полянский Р.А .

Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь Реферат. Авторами в рамках научных исследований на основе собственных наблюдений установлено, что в условиях проживания совместное воздействие на людей шума и вибрации приводит к достоверному увеличению заболеваемости .

Данные исследований будут использованы при разработке критериев гигиенической оценки совместного влияния физических факторов в условиях проживания .

Ключевые слова: шум, вибрация, комбинированное воздействие, исследование заболеваемости .

Введение. До настоящего времени гигиеническое нормирование шума и вибрации в бытовых условиях производилось раздельно, хотя их совместное влияние на население в условиях проживания очевидно. Научными исследованиями установлено, что совместное воздействие на людей шума и вибрации в условиях проживания приводит к достоверным, более выраженным изменениям физиологических показателей центральной нервной и сердечно-сосудистой систем по сравнению с действием на население одного только шума или вибрации. Это вызывает напряжение адаптационных реакций организма человека и способствует более раннему развитию заболеваний [1] .

Разработка гигиенических критериев оценки неблагоприятного комбинированного воздействия физических факторов урбанизированной среды на состояние здоровья человека в условиях проживания является актуальным направлением гигиены и экологии человека .

Цель исследования — изучение неинфекционной заболеваемости населения, подвергающегося комбинированному воздействию шума и вибрации в условиях проживания, для разработки гигиенических критериев оценки данных показателей .

Материалы и методы. Изучена заболеваемость жителей, проживающих в домах первого эшелона застройки на улицах Долгобродской, Козлова и Первомайской (исследуемая группа) .

Источниками шума являются автотранспортные магистрали, источниками вибрации — трамваи. Уровни шума в жилых помещениях составляют от 49 до 54 дБА по эквивалентному уровню звука, превышают предельно допустимые уровни звука от 4 до 9 дБА. Уровни вибрации превышают предельно допустимые уровни в октавных полосах частот 16– 63 Гц на 2–4 дБ для дневного времени суток и 3–11 дБ — для ночного .

В качестве контроля изучена заболеваемость жителей, проживающих во втором и третьем эшелонах застройки на улицах Первомайской, Азгура, Красноармейской, в Казарменном переулке (контрольная группа). Уровни шума и вибрации в жилых помещениях не превышают допустимых .

Изучение заболеваемости населения основано на анализе первичной медицинской документации (по данным обращаемости за амбулаторной медицинской помощью) за 5-летний период. Выкопировка заболеваемости из медицинских отчетных документов произведена выборочным методом по возрастным группам (дети и подростки; взрослое население) за период с 2010 по 2014 гг. Выкопировывались абсолютные показатели по каждому из домов, находящихся на участках, в районах, выбранных в качестве приоритетных по воздействию комбинированного действия шума и вибрации, а также домов, выбранных в качестве контрольных; суммировались и рассчитывались интенсивные показатели по каждому году наблюдения на 1000 населения .

Проведена статистическая обработка полученных результатов с помощью современных компьютерных программ [2-3] .

Результаты и их обсуждение. Результаты изучения заболеваемости взрослого населения, проживающего в домах, подвергающихся комбинированному воздействию шума и вибрации (исследуемая группа), представлены в таблице 1, в группе сравнения— в таблице. 2 .

–  –  –

Сравнительный анализ частоты развития заболеваний взрослого населения на 1000 жителей за пятилетний период 20102014 гг. в исследуемой группе и группе сравнения в динамике по годам и средних частот развития заболеваний позволил установить следующее .

Наблюдалось постепенное увеличение частоты заболеваемости новообразованиями: от 43,1 в 2010 г. до 72,9 в 2014 г .

(среднее значение по годам — 54,1±2,7; р0,05). По сравнению со средним значением, определенным в группе сравнения (21,8±2,1), данные по исследуемой выборке являлись достоверными и в 2,5 раза превышали контрольный уровень .

–  –  –

Частота развития болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ постепенно нарастала с 71,6 в 2010 г. до 176,4 в 2013 г. и несколько снизилась в 2014 г. до значения 156,1, оставаясь выше средних показателей (среднее значение по годам — 132,2±24,8; р0,05). По сравнению со средним значением по данной группе болезней, определенным в группе сравнения (39,6±3,0), данные по исследуемой группе являлись достоверными и в 3,3 раза превышали контрольный уровень .

Частота развития психических расстройств и расстройств поведения возросла с 15,9 в 2010 г. до 18,3 в 2011 г., далее наблюдалось постепенное снижение частоты выявления данной патологии. Среднее значение (14,6±2,1; р0,05) достоверно не отличалось от такового в контрольной группе (10±2,1) .

Наблюдалось увеличение частоты развития болезней нервной системы, которая с 2010 по 2014 гг. постепенно нарастала и достигла величины 35,0. Среднее значение в этом классе болезней составило 26,5±4,1 (р0,05) и достоверно не отличалось от такового в группе сравнения (13,1±1,4) .

Частота развития болезни глаза и его придаточного аппарата с 2010 по 2012 гг. постепенно нарастала с 201,3 до 364,4, в последующие два года снизилась до 251,7. Средняя величина частоты развития данного класса болезней исследуемых районов первой группы, равная 280,0±33,2 (р0,05), имеет достоверные отличия от такового значения в группе сравнения (135,8±12,5) и в 2,1 раза превышает его .

Динамика развития болезней уха и сосцевидного отростка не позволила выявить определенных закономерностей, средняя величина частоты развития этого класса болезней, равная 88,3±11,5 (р0,05), достоверна не отличалась от средней величины этих болезней в группе сравнения (57,3±5,1) .

Частота болезней системы кровообращения с 2010 по 2012 гг. возросла в 2 раза — с 407,9 до 828,5, в последующие 2 года несколько снизилась, достигнув в 2014 г. значения 707,4. Средний показатель частоты развития болезней системы кровообращения, равный 616,4±98,8 (р0,05), имел достоверное отличие от такового в группе сравнения (213,5±11,8) и в 3,0 раза превысил его .

Частота развития болезней органов дыхания с 2010 по 2013 гг. неуклонно возрастала с 289,1 в 2010 г. до 407,0 в 2013 г.; в 2014 г. этот показатель несколько снизился и составил 317,1. Средняя величина равнялась 337,8±23,3 (р0,05) и достоверно была ниже, чем в группе сравнения (659,5±24,2) .

Динамика частоты развития болезней органов пищеварения имела следующие особенности. С 2010 по 2012 гг .

показатель частоты увеличился с 106,0 до 231,3, в последующие 2 года постепенно снижался и к 2014 г. составил 217,2 .

Среднее значение частоты заболеваемости в исследуемой группе (182,2±30,6; р0,05) в 2,3 раза превышало таковое в группе сравнения (77,6±2,3) .

С 2010 по 2012 гг. частота болезней кожи и подкожной клетчатки постепенно нарастала с 14,9 до 31,3, в последующие 2 года постепенно снижалась и к 2014 г. составила 16,3. Среднее значение частоты заболеваемости, составившее 22,5±3,8, в 2,3 раза превышало среднее значение в группе сравнения (9,9±1,1). Однако полученные данные не имели статически достоверных отличий от контроля — р0,05 .

Частота болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани в 2010–2011 гг. снижалась с 273,3 до 247,0, к 2012 г. возросла до максимального значения, равного 324,4, и в последующие годы постепенно снизилась до значения 293,8 .

Среднее значение частоты развития данной группы болезней в исследуемой выборке, равное 291,7±16,7; р0,05, в 3,4 раза превышало данный показатель в группе сравнения (86,5±8,2) и было статистически значимым .

Частота развития болезней мочеполовой системы в 2010–2011 гг. снижалась с 229,2 до 170,5, к 2012 г. возросла до максимального значения — 274,7, в последующие годы наблюдалось снижение данного показателя (235,4). Среднее значение частоты данной группы болезней, равное 235,5±21,4; р0,05, в 3,0 раза превышало таковое в группе сравнения, равную 75,4±4,1, и было статистически значимым .

Сравнение средней частоты заболеваемости взрослого населения на 1000 человек по классам болезней за 2010–2014 гг. в исследуемых и контрольных домах представлено на рисунке .

Рисунок — Сравнение средней частоты заболеваемости взрослого населения на 1000 человек по классам болезней за период 2010–2014 гг. в исследуемых и контрольных домах У детей и подростков, проживающих в домах, выбранных в качестве приоритетных по комбинированному действию шума и вибрации, динамика развития болезней по изученным классам не носила каких-либо особенностей по сравнению с контрольными домами, а средние величины частот развития болезней по изученным классам болезней не имели достоверных отличий от контрольных уровней (р0,05) .

Заключение. Анализ заболеваемости на 1000 жителей за пятилетний период (2010–2014 гг.) и в динамике по годам позволил установить следующее .

В домах, где население проживает в условиях комбинированного воздействия шума и вибрации, по данным статистической отчетности, у взрослого населения достоверно выше частота развития новообразований (в 2,5 раза), болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ (в 3,3 раза), болезней глаза и его придаточного аппарата (в 2,1 раза), болезней системы кровообращения (в 3 раза), органов пищеварения (в 2,3 раза), костно-мышечной системы и соединительной ткани (в 3,4 раза), мочеполовой системы (в 3,0 раза) .

У детей и подростков, проживающих в домах, выбранных в качестве приоритетных по комбинированному действию шума и вибрации, динамика развития болезней по изученным классам не носила каких-либо особенностей по сравнению с контрольными домами, а средние величины частот развития болезней по изученным классам болезней не имели достоверных отличий от контрольных показателей(р0,05) .

Результаты изучения заболеваемости свидетельствуют о том, что проживание населения в условиях комбинированного воздействия шума и вибрации приводит к увеличению частоты развития новообразований, болезней эндокринной системы, глаза и его придаточного аппарата, органов пищеварения, системы кровообращения, костно-мышечной системы и соединительной ткани, мочеполовой системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ, что свидетельствует о необходимости разработки новых критериев гигиенической оценки совместного воздействия шума и вибрации для улучшения контроля их уровней в окружающей среде и профилактики вредного воздействия на население в реальных условиях проживания .

Литература

1. Исследование сочетанного влияния шума и вибрации в условиях проживания на функциональное состояние организма / Н.П. Быкова [и др.] // Современные проблемы гигиены, радиационной и экологической медицины: сб. науч. ст. — Гродно, 2014. — Вып. 4. — С. 23–25 .

2. Ноткин, Е.Л. Статистика в гигиенических исследованиях / Е.Л. Ноткин; под ред. А.М. Меркова. — М.: Медицина, 1965. — 272 с .

3. Зайцев, В. Прикладная медицинская статистика: учеб. пособие / В. Зайцев. — СПб.: Фолиант, 2003. — 432 с .

–  –  –

It was established that the joint exposure to noise and vibration leads to a significant increase in morbidity of population .

These studies will be used to develop criteria for hygienic assessment of the joint impact of physical factors in conditions of accommodation .

Keywords: noise, vibration, combined impact, morbidity research .

Поступила 29.06.2015

СРАВНИТЕЛЬНый АНАЛИЗ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ НАСЕЛЕНИЯ, ПРОЖИВАЮЩЕгО В УСЛОВИЯХ

СОВМЕСТНОгО ВОЗДЕйСТВИЯ ШУМА И НИЗКОчАСТОТНыХ ЭЛЕКТРОМАгНИТНыХ ПОЛЕй

Быкова Н.П., Зиновкина В.Ю., Соловьева И.В., Арбузов И.В., Кравцов А.В., Баслык А.Ю., Грузин А.А., Можейко П.И., Полянский Р.А .

Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь Реферат. Авторами в рамках научных исследований на основе собственных наблюдений установлено, что совместное воздействие на людей шума и электромагнитных полей в условиях проживания приводит к достоверному увеличению заболеваемости. Данные исследований будут использованы при разработке критериев гигиенической оценки совместного влияния физических факторов в условиях проживания .

Ключевые слова: шум, электромагнитные поля, комбинированное воздействие, заболеваемость .

Введение. Множество физических факторов (шум, вибрация, электромагнитные излучения), порождаемые плодами цивилизации, оказывают воздействие на формирование качества жилой среды .

Каждый из физических факторов по-своему влияет на организм человека, при этом возможна кумуляция неблагоприятных воздействий. Все показатели должны быть использованы для количественной оценки и нормирования. Разработка гигиенических критериев оценки неблагоприятного комбинированного воздействия физических факторов урбанизированной среды на состояние здоровья человека в условиях проживания является актуальным направлением гигиены и экологии человека [1] .

Для разработки таких критериев необходимо провести сравнительный анализ заболеваемости населения, проживающего в условиях комбинированного воздействия шума и электромагнитных полей и населения, и проживающего в комфортных с точки зрения воздействия физических факторов условиях .

Цель исследования — изучение неинфекционной заболеваемости населения, подвергающегося комбинированному воздействию шума и электромагнитных полей в условиях проживания для разработки гигиенических критериев оценки данных показателей .

Материалы и методы. Изучена заболеваемость населения, проживающего в домах первого эшелона застройки на улицах Тухачевского, Кулешова и Карастояновой вблизи линий электропередачи (исследуемая группа) .

Уровни шума в жилых помещениях составляют от 46 до 51 дБА по эквивалентному уровню звука, превышают допустимые уровни (ПДУ) от 1 до 6 дБА .

Уровни параметров электромагнитного поля (ЭМП) в жилых помещениях исследуемых домов не превышают ПДУ и составляют: напряженность электрического поля — 0,017–0,180 В/м (ПДУ напряженности электрического поля — 0,5 кВ/м), интенсивность магнитного поля — 0,208–0,372 мкТл (ПДУ интенсивности магнитного поля — 5 мкТл), но они превышают параметры ЭМП в жилых помещениях зданий в районах, выбранных в качестве контрольных .

В качестве контроля изучена заболеваемость населения, проживающего в домах второго и третьего эшелонов застройки на улицах Первомайской, Азгура, Красноармейской, в Казарменном переулке (контрольная группа) .

Уровни шума в жилых помещениях составляют от 36 до 40 дБА по эквивалентному уровню звука и не превышают его допустимые уровни .

Уровни параметров ЭМП в жилых помещениях не превышают ПДУ и составляют: напряженность электрического поля — 0,01–0,02 В/м, интенсивность магнитного поля — 0,125–0,250 мкТл .

Изучение заболеваемости населения выполнено на основе анализа первичной медицинской документации (по данным обращаемости за амбулаторной медицинской помощью) за 5-летний период. Выкопировка из медицинских отчетных документов производилась выборочным методом по возрастным группам (детское население, взрослое население) за период с 2010 по 2014 гг. Выкопировывались абсолютные показатели по каждому из домов, находящихся в районах, выбранных в качестве приоритетных по воздействию комбинированного воздействия шума электромагнитных полей, а также домов, выбранных в качестве контрольных; суммировались и рассчитывались интенсивные показатели по каждому году наблюдения на 1000 населения .

Проведена статистическая обработка полученных результатов с помощью современных компьютерных программ [2-3] .

Результаты и их обсуждение. Результаты изучения заболеваемости взрослого населения, проживающего в исследуемых домах, представлены в таблице 1, в контрольных домах — в таблице 2 .

–  –  –

Анализ частоты развития заболеваний взрослого населения на 1000 жителей за пятилетний период и динамики по годам позволил установить следующее. Отмечалась тенденция к увеличению развития новообразований, причем в 2011 и 2013 гг. значения частот были ниже средней величины (среднее значение по годам — 21,8±2,1) на 2,5 и 5,0 соответственно .

Отмечался умеренный рост частоты развития болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ от 31,5 до 44,6 (среднее значение по годам — 39,6±3,0) .

Частота развития психических расстройств и расстройств поведения снизилась с 14,0 в 2010 г. до 5,6 в 2014 г., что на 4,4 было ниже средних значений (среднее значение по годам — 10,0±2,1) .

Частота развития болезней нервной системы в целом снизилась с 13,9 до 10,9 с небольшим подъемом в 2012 г. до значения 17,3 (среднее значение по годам — 13,1±1,4) .

Частота развития болезней глаза и его придаточного аппарата с 2010 по 2012 гг. увеличивалась от 127,7 до 161,4. На протяжении 2013 и 2014 гг. данный показатель снизился и составил 142,8 и 98,4 соответственно, что ниже среднего значения на 37,4 (среднее значение по годам — 135,8±12,5) .

Частота развития болезней системы кровообращения в 2010, 2013 и 2014 гг. оставалась практически на одном уровне (206,0–209,0). В 2011 г. отмечалось некоторое снижение заболеваемости, а в 2012 г. — ее рост до 253,0 (среднее значение по годам — 213,5±11,8) .

Отмечался рост частоты развития болезней органов дыхания: с 627,0 в 2010 г. до 741,7 в 2012 г. В 2014 г. наблюдалось снижение заболеваемости до 635,6 (среднее значение по годам — 659,51±24,2) .

Динамика частоты развития болезней органов пищеварения сходна с таковой болезней органов дыхания: частота развития болезней органов пищеварения выросла с 62,8 в 2010 г. до 99,8 в 2012 г., в 2013–2014 гг. она снизилась до 78,2 (среднее значение по годам — 77,6±7,3) .

Частота развития болезней кожи и подкожной клетчатки нарастала с 2010 по 2012 гг. с 9,5 до 13,5, далее наблюдалось ее снижение в 2013 г. до 7,9 и незначительное увеличение в 2014 г. до 8,8 (среднее значение по годам — 9,9±1,1) .

Частота развития болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани снизилась с 93,9 в 2010 г. до 75,6 в 2011 г., в 2012 г. этот показатель увеличился до 109,4. В последующие годы отмечалось постепенное снижение частоты данных заболеваний до 68,9 в 2014 г., составляя величину ниже средней на 16,7 (среднее значение по годам — 85,6±8,2) .

Динамика частоты развития болезней мочеполовой системы была сходной с таковой болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани. Она снизилась с 76,6 в 2010 г. до 66,6 в 2011 г., далее наблюдался рост до 86,8 в 2012 г., а в 2013 и 2014 гг. постепенное снижение до 69,1 (среднее значение по годам — 75,4±4,1) .

Следует отметить, что в динамике развития заболеваемости по годам наибольший показатель частоты заболеваемости новообразованиями, болезнями эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ, болезней нервной системы, болезней глаза и его придаточного аппарата, болезни уха и сосцевидного отростка, болезней системы кровообращения, болезни органов дыхания, болезни органов пищеварения, болезни кожи и подкожной клетчатки, болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани, болезни мочеполовой системы наблюдался в 2012 г .

При сравнении средней частоты заболеваемости взрослого населения на 1000 человек по классам болезней в исследуемых домах с аналогичными показателями в контрольных домах установлено, что в первом случае заболеваемость по всем классам болезней достоверно выше, чем во втором .

Сравнение средней частоты заболеваемости взрослого населения на 1000 человек по классам болезней за 2010– 2014 гг. в исследуемых и контрольных домах представлено на рисунке 1 .

Рисунок 1. — Сравнительный анализ результатов частоты развития заболеваний взрослого населения на 1000 жителей за пятилетний период в исследуемых и контрольных домах Сравнение частоты развития заболеваемости детского населения в исследуемых и контрольных домах позволило выявить увеличение частоты развития болезней в исследуемых домах по некоторым классам болезней, но они не носили достоверный характер (р0,05), за исключением болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ .

В этом классе болезней частота развития заболеваний в исследуемых домах достоверно превышала аналогичный показатель в контрольных (рисунок 2). Средняя частота болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ за 5 лет в исследуемых домах в 5,9 раза превысила среднюю частоту развития данной группы болезней в контрольных домах .

Рисунок 2. — Сравнение заболеваемости детского населения болезнями эндокринной системы, расстройством питания и нарушением обмена веществ в исследуемых и контрольных домах за 2010–2014 гг .

Заключение. Анализ результатов изучения заболеваемости на 1000 жителей за пятилетний период (2010–2014 гг.) и в динамике по годам позволил установить следующее .

В исследуемых домах, где население проживает в условиях комбинированного воздействия шума и электромагнитных полей, по данным статистической отчетности, у взрослого населения достоверно выше частота развития новообразований (в 4 раза), болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ (в 2,2 раза), болезней глаза и его придаточного аппарата (в 1,4 раза), уха и сосцевидного отростка (в 1,7 раза), системы кровообращения (в 1,5 раза), органов пищеварения (в 1,6 раза), кожи и подкожной клетчатки (в 6,2 раза), костно-мышечной системы и соединительной ткани (в 4,1 раза), мочеполовой системы (в 3,0 раза) .

Отмечен существенный рост частоты развития новообразований, болезней кожи и подкожной клетчатки, болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани, болезней мочеполовой системы в исследуемой группе по сравнению с контрольной .

У детского населения, проживающего в домах, выбранных в качестве приоритетных по комбинированному воздействию шума и низкочастотных электромагнитных полей, установлено значительное увеличение частоты развития болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ, средняя частота развития которых в 5,9 раза превысила среднюю частоту развития данной группы болезней в контрольных домах .

Результаты изучения заболеваемости свидетельствуют о том, что в опытной группе, проживающей в условиях комбинированного воздействия шума и электромагнитных полей, у взрослого населения наблюдается увеличение частоты развития болезней эндокринной системы, глаза и его придаточного аппарата, уха и сосцевидного отростка, системы кровообращения, органов пищеварения, кожи и подкожной клетчатки, костно-мышечной системы и соединительной ткани, мочеполовой системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ, новообразований по сравнению с контрольной группой .

У детского населения наблюдается увеличение частоты развития болезней эндокринной системы. Это свидетельствует о необходимости разработки новых критериев гигиенической оценки совместного воздействия шума и электромагнитных полей для улучшения контроля их уровней в окружающей среде и профилактики вредного воздействия на население в реальных условиях проживания .

Литература

1. Губернский, Ю.Д. Физические факторы городской жилой среды в эколого-гигиеническом аспекте / Ю.Д. Губернский // Гигиена и санитария. — 2009. — Вып. 5. — С. 11–15 .

2. Ноткин, Е.Л. Статистика в гигиенических исследованиях / Е.Л. Ноткин; под ред. А.М. Меркова. — М.: Медицина, 1965. — 272 с .

3. Зайцев, В. Прикладная медицинская статистика: учеб. пособие / В. Зайцев. — СПб.: Фолиант, 2003. — 436 с .

–  –  –

It was established that the joint exposure to noise and electromagnetic fields leads to a significant increase in morbidity of population. These studies will be used when developing criteria for hygienic assessment of the joint impact of physical factors in conditions of accommodation .

Keywords: noise, electromagnetic fields, the combined impact, morbidity research .

Поступила 29.06.2015

РИСК ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ АЭРОАЛЛЕРгЕНОВ РАСТИТЕЛЬНОгО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Гриценко Т.Д.1, Шалабода В.Л.2, Ганькин А.Н.1 1Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь;

2Государственное научное учреждение «Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича

Национальной академии наук Беларуси», Минск, Республика Беларусь

Реферат. В статье представлены методические подходы к оценке риска аэроаллергенов растительного происхождения для здоровья населения. Представлены предложения по обоснованию и разработке системы мониторинга аэроаллергенов растительного происхождения в атмосферном воздухе .

Ключевые слова: аэроаллергены растительного происхождения, аэропалинология, аллергический ринит, мониторинг, оценка риска .

Введение. Разработчики проекта «Европейская сеть по астме и аллергии» прогнозировали, что к 2015 г. европейским странам грозит эпидемия аллергических заболеваний. Данный прогноз подтвердился: по оценкам Всемирной организацией здравоохранения в последние десятилетия отмечается глобальный рост аллергических заболеваний. Эпидемиологические исследования свидетельствуют о том, что от 10 до 30% жителей стран с высокоразвитой экономикой страдают аллергией. Известно, что аллергические заболевания часто связаны с воздействием биологических и химических составляющих атмосферных аэрозолей, важнейшими биологическими аллергенами аэрозолей являются пыльца растений и споры грибов, которые вызывают аллергический ринит (поллиноз). Поллинозом (сенной лихорадкой) издавна называли сезонное заболевание, поражающее главным образом верхние дыхательные пути и орган зрения (преимущественно слизистую оболочку носа и конъюнктивы глаза). В настоящее время данное аллергическое заболевание, входящее в класс болезней органов дыхания, именуется как аллергический ринит, вызванный пыльцой растений (согласно Международной классификации болезней МКБ-10) .

Аллергический ринит не расценивается как тяжелое заболевание, тем не менее он оказывает существенное влияние на качество жизни пациентов. Согласно международной концепции «Единая дыхательная система, единое заболевание», аллергический ринит расценивается как серьезное хроническое заболевание дыхательных путей в связи с его широкой распространенностью, влиянием на качество жизни пациентов, влиянием на учебу в школе и профессиональную деятельность, высокими экономическими затратами, влиянием на развитие астмы, а также наличием взаимосвязи с синуситом и другими сопутствующими заболеваниями, в частности, конъюнктивитом .

Аллергией на пыльцу страдают до 15% населения европейских стран, а в России аллергическим заболеваниям подвержены от 19 до 40% взрослого и до 27% детского населения [1]. Особенно негативно влияние этих факторов на здоровье детей. Аллергический ринит, вызванный пыльцой растений, распространенность и тяжесть проявлений которого постоянно растет, характеризуется тем, что период обострения поллиноза совпадает с периодом цветения определенных деревьев, кустарников, и трав. Роль аэроаллергенов растительного происхождения в формировании сезонных заболеваний была признана настолько существенной, что во многих странах Европы и Северной Америки созданы разветвленные сети станций наблюдения за содержанием аэроаллергенов растительного происхождения в окружающей атмосфере [2–4] .

Аэропалинология — область современной аэробиологии, изучающая состав и закономерности формирования пыльцевого дождя (совокупности пыльцы и спор, пассивно циркулирующих в атмосфере). В странах СНГ многие регионы также имеют собственные аэропалинологические станции наблюдения за содержанием аэроаллергенов растительного происхождения [1, 2]. В Беларуси сезонные аэропалинологические исследования проводятся с 2001 г., постоянная аэробиологическая станция (первая и единственная в Беларуси) работает в Минске с 2004 г. по стандартным, общепринятым в европейских государствах методикам .

Цель исследования — обоснование системы мониторинга и мер профилактики вредного воздействия аэроаллергенов растительного происхождения на здоровье населения в условиях населенных мест .

Материалы и методы. Методической основой исследования явился системный анализ результатов ранее проведенного мониторинга пыльцы растений и спор плесенных грибов в атмосферном воздухе населенных пунктов. При этом анализируемые показатели сезонного распространения основных аэроаллергенов растительного происхождения оценивались в трехмерном измерении: по территории, по времени и по составу и концентрации. В работе использованы современные, характерные для эколого-эпидемиологических исследований методы: анализ ретроспективных материалов исследований; выборочный метод выкопировки заболеваемости; метод математического моделирования; разработка текущих и прогнозных данных по распространению основных аэроаллергенов растительного происхождения .

Результаты и их обсуждение. Научное сопровождение мониторинга пыльцы растений и спор плесенных грибов в атмосферном воздухе г. Минска выполнялось Государственным учреждением «Республиканский научно-практический центр гигиены» с 2004 г. в рамках задания 01.01. «Разработать календари пыления с целью профилактики поллинозов» ОНТП «Гигиена и профилактика». В результате исследований были разработаны: инструкция по применению «Методика аэробиологических исследований пыльцы растений и спор грибов для составления календарей пыления» № 111-1005 от 28.12.2005 и инструкция по применению «Организация стационарных и временных пунктов мониторинга пыльцы растений и спор грибов в атмосферных аэрозолях» № 127-1106 от 05.01.2007 .

Исследования показали, что основное влияние на аллергенную обстановку в городе оказывают лесопарковые зоны в городской черте и пригородах, а также лесные массивы Беларуси, при этом глобальный перенос пыльцы проявляется незначительно [5, 6]. Еще один важный аспект, выявленный на предварительной стадии исследований, связан с существенными различиями состава и концентрации аллергенной пыльцы в атмосфере в разных районах г. Минска в одно и то же время, что обусловлено вариациями направлений ветра, его скоростью, влажностью и пятнистым характером расположения лесопарковых зон разного древесного состава .

В последние годы наблюдается существенное изменение климата и, как следствие, аэропалинологической обстановки. В связи с переменой ареалов некоторых растений воздушные потоки начинают переносить пыль, содержащую в частности пыльцу и споры растений, в новые регионы, таким образом провоцируя аллергию среди людей, которые до этого ее не испытывали. Выраженность клинических проявлений зависит от погодных условий. На формирование аэроаллергенной ситуации также существенно влияет загрязнение атмосферного воздуха химическими веществами. Существует гипотеза, что воспалительный эффект, возникающий в результате действия веществ, загрязняющих атмосферный воздух (озона, твердых частиц и диоксида серы), способствует более глубокому проникновению аллергенной пыльцы по воздухоносным путям, а совокупное воздействие загрязненного атмосферного воздуха и аэроаллергенов усиливает негативные тенденции [7]. В связи с этим актуальной в настоящее время становится разработка технических нормативных правовых актов и методических материалов для организации и научного обеспечения мониторинга аэроаллергенов растительного происхождения, что позволит оценивать аллергенную обстановку в условиях реального времени и даст возможность людям, страдающим аллергией, избежать или снизить тяжесть течения болезни .

Анализируя результаты предыдущих исследований и учитывая реалии настоящего времени, считаем перспективным направлением в профилактике аллергических заболеваний сочетание результатов аэропалинололгических наблюдений, компьютерных технологий (графические и картографические модели распространения аэроаллергенов растительного происхождения) и своевременного информирования населения по средствам информационно-коммуникационных систем с рациональным формированием городских зеленых насаждений с учетом их аллергенности, обоснованием мероприятий по управлению риском для здоровья населения аэроаллергенов растительного происхождения и оценки риска развития аллергических реакций у населения .

Чтобы противостоять возникновению, обострению и увеличению масштабов распространения аллергических заболеваний, связанных с изменением климата, необходимы превентивные и адаптивные меры. К ним относятся: усиление мониторинга аэроаллергенов растительного происхождения в атмосферном воздухе; прогнозирование содержания и поведения аэроаллергенов в зависимости от климатических изменений; развитие средств расчета изменения содержания и поведения аэроаллергенов при заданных изменениях климата; контроль видового состава и численности популяций растений в местах проживания людей; разработка и внедрение ландшафтной архитектуры, направленной на снижение содержания аэроаллергенов в атмосферном воздухе; разработка и внедрение образовательных программ, направленных на разъяснение опасности аэроаллергенов и мер профилактики для лиц с аллергическими заболеваниями по поведению вне дома во время высокого содержания аэроаллергенов; обоснование мероприятий по управлению риском для здоровья населения аэроаллергенов растительного происхождения .

Заключение. Для разработки методологии анализа риска для здоровья населения аэроаллергенов растительного происхождения, обоснования системы мониторинга и профилактики вредного воздействия в условиях населенных мест необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить закономерности пространственного, временного и сезонного распространения основных аэроаллергенов растительного происхождения в атмосферном воздухе и на объектах окружающей среды, выявить приоритетные биологические аллергены растительного происхождения .

2. Проанализировать распространенность основных аэроаллергенов растительного происхождения с учетом уровней загрязнения атмосферного воздуха и метеопараметров, дать оценку маркерам ответа у населения (уровни заболеваемости аллергическим ринитом) .

3. Дать оценку риска возникновения аллергических заболеваний при совокупном воздействии (синергетический эффект) загрязненного атмосферного воздуха, аэроаллергенов и особенностей изменения климата .

4. Обосновать алгоритм организации мониторинга аэроаллергенов растительного происхождения в атмосферном воздухе населенных мест .

5. Разработать информационно-коммуникационную систему о пространственном, временном и сезонном распространении основных аэроаллергенов растительного происхождения для создания и поддержания системы информирования об аллергенной обстановке с оценкой риска для здоровья населения в условиях реального времени .

Логическим завершением этого процесса является разработка рекомендаций по управлению аэропалинологическими рисками. Принятие решений в условиях экологического риска, как правило, включает в себя три основных этапа: оценка, анализ и управление риском. Предполагаемая модель принятия решений включает в себя оценку палинорисков на основе результатов текущего аэропалинологического мониторинга и определение степени аллергенности основных таксонов спектра, анализ рисков на базе количественной оценки содержания пыльцы в атмосфере и уровнями заболеваемости поллинозами, а также ряда практических мероприятий, связанных с управлением рисками .

Литература

1. Второй оценочный доклад Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации / Б.А. Ревич [и др.]. — М.: Росгидромет, 2014. — 75 с .

2. Дзюба, О.Ф. Атлас пыльцевых зерен (неацетолизированных и ацетолизированных), наиболее часто встречающихся в воздушном бассейне восточной Европы / О.Ф. Дзюба. — М., 2005. — 68 с .

3. Принципы и методы азропалинологических исследований / Н.Р. Мейер-Меликян [и др.]. — М., 1999. — 48 с .

4. Экологическая аллергология и иммунология в Республике Беларусь / С.В. Федорович [и др]. — Барановичи, 2004. — 198 с .

5. Методические подходы к организации ведения аэрополлинологических исследований с целью профилактики аллергий / С.М. Соколов [и др.] // Экология и здоровье человека. Охрана водного и воздушного бассейнов. Утилизация отходов: сб. науч. тр. XIII (ежегодной) междунар. науч.-техн. конф., Алушта–Харьков, 2005 г. — Алушта, Харьков, 2005. — Т. 1. — С. 314–319 .

6. Sokolov, S. The Pollens Plants And Fungus Spores Monitoring For Preventive Pollinosis / S. Sokolov, T. Naumenko, T. Gritsenko // Vulnerability of the Fetus and Infant to Ambient Pollutants and Reduced Food Intake in Pregnancy: abstr. Conf., Krakow, Poland, June 2–3, 2006. — Krakov, 2006. — P. 113 .

7. Urban air pollution and climate change as environmental as environmental risk factors of respiratory allergy: an update / G. Amato [et al.] // J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. — 2010. — Vol. 20, № 2. — P. 95–102 .

–  –  –

The article presents the methodological approaches to risk assessment aeroallergens plant health of the population. Presented proposals for the justification and development of a monitoring system aeroallergens plant in the air .

Keywords: aeroallergens herbal aeropalinologiya, allergic rhinitis, monitoring, risk assessment .

Поступила 06.07.2015

МИНЕРАЛЬНый СОСТАВ ПИТЬЕВОй ВОДы, УПОТРЕБЛЯЕМОй ШКОЛЬНИКАМИ г. МИНСКА

Дребенкова И.В.1, Зайцев В.А.1, Гузик Е.О.2, Жукова Н.П.3, Романюк А.Г.2 1Республиканскоеунитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь;

2Государственное учреждение образования «Белорусская медицинская академия последипломного образования», Минск, Республика Беларусь;

3Государственное учреждение «Минский городской центр гигиены и эпидемиологии», Минск, Республика Беларусь Реферат. С использованием метода атомно-эмиссионной спектрометрии оценено содержание микроэлементов в питьевой воде, употребляемой школьниками г. Минска. Исследованы образцы бутилированной и водопроводной воды — нефильтрованной и прошедшей фильтрацию. Показано соответствие содержания исследуемых микроэлементов в питьевой воде требованиям безопасности. Соответствие содержания кальция и магния нормам физиологической полноценности установлено только для водопроводной воды .

Ключевые слова: макроэлементы, микроэлементы, питьевая водопроводная и бутилированная вода, учреждения общего среднего образования, школьники, атомно-эмиссионная спектрометрия, физиологическая полноценность .

Введение. Необходимым условием успешного формирования, эффективного функционирования и жизнеспособности человека является его постоянное обеспечение всеми незаменимыми макро- и микроэлементами в количествах, соответствующих физиологическим потребностям [1]. Недостаточное или избыточное поступление минеральных веществ в организм приводит к возникновению тех или иных патологических изменений или специфический заболеваний — микроэлементозов [2] .

Для детей проблема распространенности состояний недостатка и дефицита микронутриентов особенно актуальна, что обусловлено повышенными потребностями детского организма в этих биологически активных веществах при интенсивном росте, значительной умственной и физической активности .

Основная миграция и перераспределение химических элементов в биосфере происходит за счет их переноса водной средой. Нормальная жизнедеятельность живого организма невозможна без сохранения водно-солевого баланса. Вода является важнейшей частью пищевого рациона, она необходима для усвоения компонентов пищи и выведения продуктов их метаболизма. Поэтому вопросы, касающиеся состава питьевой воды и ее возможного вклада в общее поступление пищевых веществ в организм человека, являются чрезвычайно важными и актуальными. Вода, отвечающая санитарно-гигиеническим и противоэпидемиологическим требованиям, является одним из непременных условий сохранения здоровья людей .

Однако в последние десятилетия поверхностные и подземные водоисточники подвергаются интенсивному антропогенному загрязнению: токсичными микроэлементами, содержащимися в отходах предприятий и попадающими в нее с промышленными стоками, а также сельскохозяйственными контаминантами. Кроме того, из-за длительных сроков эксплуатации городских водоразводящих сетей происходит вторичное загрязнение воды солями железа и тяжелыми металлами, скопившимися на стенках старых трубопроводов. Все перечисленные факторы негативно влияют на качество питьевой воды, что может оказывать отрицательное влияние на организм человека и вызывать различные патологические состояния. Проблема обеспечения населения, особенно детского возраста, питьевой водой нормативного качества является актуальной .

Цель исследования — изучение содержания макроэлементов в питьевой воде, употребляемой школьниками г. Минска в условиях учреждений общего среднего образования .

Материалы и методы. Объектами исследований являлись питьевая бутилированная и водопроводная вода — нефильтрованная и прошедшая фильтрацию, употребляемая школьниками в условиях учреждений общего среднего образования. Бутилированная вода была представлена следующими образцами производства Республики Беларусь: «Протера», «Графская», «202», «Биоакватория», «Королевская», «Славная», «Фрост». Исследовано содержание макроэлементов натрия, кальция, магния, калия, микроэлементов меди, железа, фосфора, цинка, марганца, ультрамикроэлементов кобальта и селена, а также токсичных кадмия, хрома, свинца, алюминия, никеля в 160 образцах воды, отобранных в 21 учреждении образования. Выборка проводилась в осенний и весенний периоды 2014–2015 учебного года .

Для исследований использовали метод атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой. Измерения проводили на атомно-эмиссионном спектрометре Ultima 2 (Horiba Jobin Yvon, Япония–Франция) [3]. Прибор имеет твердотельный высокочастотный генератор, двойную дифракционную решетку для увеличения чувствительности, удвоенный фотоэлектронный умножитель с улучшенными характеристиками в ультрафиолетовой и видимой части спектра. Прибор имеет радиальное наблюдение всей аналитической зоны плазмы, что позволяет минимизировать матричные эффекты .

Фокусное расстояние спектрометра — 1 м. Характеристики прибора позволяют анализировать ультранизкие концентрации элементов при сохранении возможности анализа средних и высоких концентраций .

Основные параметры прибора приведены ниже:

- мощность генератора — 1000–1100 Вт;

- скорость потока газа плазмы — 12 л/мин;

- скорость потока газа в оболочке — 0,2 л/мин;

- скорость вспомогательного газа — 0 л/мин;

- распылитель — 0,8 л/мин при 2,82 барах;

- скорость подачи пробы — 1,2 мл/мин .

Элементы определяли с использованием следующих длин волн (нанометры): Al — 396,152; Ca — 317,933;

Cr — 267,716; Сd — 228,802; Mg — 279,553; Ni — 221,647; P — 213,618; Zn — 213,856; Co — 228,616; Cu — 324,754;

Fe — 259,94; Pb — 220,353; Se — 196,0; Na — 588,995; K — 766,490; Mn — 280,106 .

Статистическую обработку результатов проводили при помощи прикладной программы Microsoft Excel .

Результаты и их обсуждение. В Республике Беларусь основным документом, определяющим показатели качества питьевой водопроводной воды, является гигиенический норматив [4]. В соответствии с ним питьевая вода централизованных систем водоснабжения должна быть безопасна в эпидемическом и радиационном отношении, безвредна по химическому составу и иметь благоприятные органолептические свойства. Для оценки качества питьевой воды предусмотрено обязательное определение содержания различных микроэлементов и строгая регламентация их предельно допустимых концентраций .

Исследованиями установлено, что содержание микроэлементов меди, железа, фосфора, цинка, марганца, ультрамикроэлементов кобальта и селена, а также токсичных кадмия, хрома, свинца, алюминия, никеля в водопроводной воде г. Минска не превышают предельно допустимых концентраций. Следует отметить, что в 97–100% образцов содержание фосфора, кобальта, кадмия, хрома и свинца находилось ниже чувствительности прибора .

В бутилированной воде изучаемые микроэлементы также находятся в пределах нормативных величин, при этом присутствие фосфора, кадмия, хрома, свинца и алюминия во всех образцах при чувствительности данного метода не обнаружено .

Содержание натрия в питьевой (нефильтрованной и фильтрованной) водопроводной воде соответствует гигиеническим требованиям и не превышает предельно допустимую концентрацию. При этом в каждой пятой пробе питьевой бутилированной воды установлено ее превышение (таблицы 1–3) .

–  –  –

Несмотря на невысокий процентный вклад питьевой воды в общее потребление человеком кальция и магния, значение этого источника минералов трудно переоценить. Поэтому необходимо ориентироваться не только на максимально допустимые концентрации микроэлементов в питьевой воде, но и минимально необходимые уровни содержания наиболее важных из них, для которых водный путь поступления в организм является предпочтительным и даже преимущественным и по существу служит важным фактором защитно-приспособительных механизмов, направленных на восстановление нарушенной саморегуляции организма — саногенеза [5]. Для гигиенического нормирования микроэлементов в питьевой воде существует такой критерий, как физиологическая полноценность воды, т. е. соответствие ее нормативам по показателям общей минерализации (сухой остаток), жесткости, содержания кальция, калия, магния, фторид-ионов и бикарбонатов. Оценка содержания эссенциальных макроэлементов кальция, магния и калия в питьевой водопроводной воде проведена в соответствии с санитарными правилами [6], гигиеническая оценка минерального состава бутилированной воды — в соответствии с Едиными санитарно-эпидемиологическими и гигиенические требованими к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) [7] .

Результаты определения содержания макроэлементов в питьевой воде, употребляемой учащимися в условиях учреждений общего среднего образования г. Минска, представлены в таблицах 1–3 .

Анализ минерального состава питьевой нефильтрованной водопроводной воды свидетельствует, что содержание в ней кальция и магния с медианами соответственно 52,2 и 14,3 мг/л соответствуют интервалу физиологической полноценности питьевой воды. Уровень калия не достигает нижней границы этого интервала в 92,5% случаев (таблица 1) .

При изучении содержания макроэлементов в питьевой водопроводной воде, прошедшей фильтрацию, установлено достоверное снижение концентрации кальция, магния и натрия (р0,05). Магний в 75% образцов присутствует в количестве, не достигающем нижней границы интервала физиологической полноценности воды. Среднее содержание и 25–75% перцентильные диапазоны кальция и калия также не достигают нижней границы интервала физиологической полноценности воды (таблица 2) .

Согласно полученным результатам, в питьевой бутилированной воде 79,6% образцов содержат кальций меньше нижней границы интервала физиологической полноценности воды, а 28,6% — ниже предела чувствительности прибора. Аналогичная ситуация характерна для магния — в 65,3% образцов отмечено низкое содержание макроэлемента, причем в 34,7% случаев концентрация находилась ниже предела чувствительности прибора. Cреднее содержание калия (1,815±0,277 мг/л) в бутилированной воде в 34% случаев ниже интервала физиологической полноценности воды .

При сравнительном анализе содержания макроэлементов в исследуемых группах воды установлено, что максимальное количество кальция содержится в водопроводной воде и соответствует интервалу физиологической полноценности в отличие от фильтрованной и бутилированной, где наблюдается его снижение в 9–12 раз (р0,05) .

Аналогичная ситуация характерна для магния: его содержание в водопроводной воде г. Минска является оптимальным. Следует отметить, что в минеральном составе водопроводной воды, прошедшей фильтрацию, концентрация магния ниже в 3 раза (р0,05), а в бутилированной — в 16 раз (р0,05), что не соответствует нормативам ее физиологической полноценности .

Содержание калия во всех изучаемых группах образцов питьевой воды находится ниже минимального значения интервала физиологической полноценности воды .

Заключение. Таким образом, питьевая вода, употребляемая школьниками в условиях учреждений общего среднего образования г. Минска, отвечает гигиеническим требованиям нормативных документов к качеству воды, регламентирующим предельно допустимые концентрации. Однако исследуемая питьевая вода не соответствует нормам физиологической полноценности по минеральному составу, только содержание кальция и магния в водопроводной воде являются оптимальными .

Литература

1. Ключников, С.О. Витаминно-минеральные комплексы для детей: теория и практика / С.О. Ключников // Педиатрия. — 2008. — Т. 87, № 4. — С. 103–111 .

2. Состояние минерального обмена и коррекция микроэлементозов у детей дошкольного возраста в крупном промышленном центре Западной Сибири / Е.А. Вильмс [и др.] // Педиатрия. — 2010. — Т. 89, № 1. — С. 85–90 .

3. Качество воды. Определение некоторых элементов методом атомно-эмисиионной спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой: СТБ ISO 11885-2011 .

4. Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества: санитарные правила и нормы № 10-124 РБ 99: утв. 19.10.1999 № 46 .

5. Пивоваров, Н.П. Экология и здоровье населения / Н.П. Пивоваров, В.Ф. Демин, Ю.А. Князев // Экопатологии детского возраста. — М., 1995. — С. 25–31 .

6. Требования к физиологической полноценности питьевой воды: санитарные правила и нормы: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь 25.10.2012 № 166 .

7. Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю): утв. решением Комиссии Таможенного союза 28.05.2010 № 299 .

MINERAL COMPOSITION OF DRINKING WATER CONSUMED BY SCHOOLCHILDREN OF MINSK

Drebenkova I.V.1, Zaitsev V.А.1, Guzik H.O.2, Zhukova N.P.3, Romanyk A.G.2 1Republican Unitary Enterprise “Scientific Practical Center of Hygiene”, Minsk, Republic of Belarus;

2State Educational Institution “Belarusian Medical Academy of Post-Graduate Education”, Minsk, Republic of Belarus;

3State Institution “Minsk Center of Hygiene & Epidemiology”, Minsk, Republic of Belarus The assessment of microelements contents in drinking water consumed by schoolchildren of Minsk by atomic emission spectrometry method has been carried out. The samples of bottled and tap water both unfiltered and filtered were tested. It was shown the compliance of the microelements contents in drinking water with safety requirements. Physiological usefulness on calcium and magnesium was set only for tap water .

Keywords: macronutrients, microelements, drinking tap and bottled water, institutions of secondary education, schoolchildren, atomic emission spectrometry, physiological usefulness .

–  –  –

Реферат. В статье дана оценка индикаторных микробиологических показателей безопасности водных объектов при использовании их в рекреационных целях. Обоснованы гигиенические критерии ранжирования рекреационных зон в зависимости от формируемого ими риска для здоровья населения, разработана методология оценки микробиологических рисков при рекреационном использовании поверхностных водных объектов, учитывающая указанные критерии, и на ее основе научно обоснованы подходы к мониторингу водных объектов, используемых в рекреационных целях .

Ключевые слова: мониторинг, водные объекты, используемые в рекреационных целях, оценка рисков, риски здоровью, микробиологические риски .

Введение. Значительное количество водных объектов в республике создает предпосылки для развития рекреации в республике. В стране функционируют более 800 организованных пляжей, вблизи водоемов и водотоков действуют 18 зон отдыха республиканского значения, сосредоточены объекты отдыха на 109 тыс. мест. Принятый в Республике Беларусь подход к надзору за качеством рекреационных вод основан на оценке их соответствия гигиеническим требованиям и нормам, установленным по индикаторным микробиологическим показателям, и ежегодно в купальный сезон до 30% пляжей закрываются для населения из-за несоответствия гигиеническим нормативам. Однако практика последних лет показала, что действующие подходы для оперативного отслеживания ситуации, принятия решения о введении/отмене ограничительных мер требуют актуализации. Основными недостатками являются: 1) возможность принятия управленческих решений только после воздействия опасного фактора на человека; 2) используемые индикаторы могут иметь отличное от антропогенного происхождение; 3) классификация пляжей на «пригодные» и «непригодные», в то время как в реальности существуют различия по степени изменения микробной нагрузки антропогенного или природного происхождения. Все вышезложенное и определило актуальность научных исследований, выполняемых в рамках НИР по заданию 01.04. ОНТП «Современные условия жизнедеятельности и здоровьесбережение» на 2013–2015 гг .

Цель исследования — на основании результатов экспериментальных исследований научно обосновать подходы к мониторингу рекреационных вод на основе применения методологии оценки рисков здоровью, принимающей во внимание степень рекреационной нагрузки на водоем, виды рекреационного водопользования (контактные/неконтактные), тип водного объекта, наличие объектов отдыха на водном объекте и т. д .

Материалы и методы. Для решения поставленных в рамках НИР задач изучены научные литературные источники и нормативная база по проблеме, дан сравнительный анализ отечественных, международных подходов (ВОЗ) и подходов отдельных стран (ЕС, США) к оценке безопасности рекреационных вод по показателям безопасности .

С целью обоснования выбора водных объектов для экспериментальных исследований был проанализирован рекреационный водный потенциал республики по данным обзоров и научных отчетов, изучены ретроспективные данные лабораторных исследований проб воды из зон рекреации учреждений, осуществляющих государственный санитарный надзор (далее — госсаннадзор), создана база данных по 90 районам республики .

При выборе типовых водных объектов и точек для исследований руководствовались следующими параметрами: тип объекта; ранг его рекреационного использования; степень рекреационной нагрузки; преобладающие виды рекреационного водопользования; наличие объектов отдыха; степень санитарной надежности водных объектов с учетом отрицательного воздействия различных субъектов хозяйствования на качество воды в зонах рекреации (по данным органов госсаннадзора) .

Обоснована схема исследования .

Объектами исследований в 2013–2014 гг. являлись водные объекты на территории Минской области и г. Минска:

крупные реки — Неман в районе Столбцов, Березина (Борисов), Птичь, Случь (Солигорск), средние и мелкие реки — Ислочь, Ольшанка (Воложин), Бобр, Шать (Пуховичи), а также водохранилища Заславское, Комсомольское, Цнянское, Дрозды, Вяча, Смолевичское, Солигорское, Тимковичское, Краснослободское .

Организованы экспедиционные выезды и обследования водных объектов в зонах рекреации в течение 2 купальных сезонов (июнь-август). Отобраны пробы воды для лабораторных исследований в местах для купания и выше таковых. Выполнены исследования проб воды по широкому перечню потенциальных индикаторных показателей безопасности: общее микробное число (ОМЧ) в 1 мл; общие колиформные бактерии (ОКБ), термотолерантные колиформные бактерии (ТКБ);

E. coli; энтерококки в 100 мл; споры сульфитредуцирующих клостридий; колифаги; Ps. aeruginosa. Проведена идентификация микробиологического профиля воды, оценка интегральной и генотоксичности. По результатам исследований дана оценка микробиологических показателей безопасности водных объектов при использовании их в рекреационных целях, выделены эпидемиологически значимые параметры .

Результаты и их обсуждение. Поверхностные воды, используемые в рекреационных целях, могут содержать множество патогенных и условно-патогенных микроорганизмов. Наиболее частым последствием для здоровья, ассоциирующимся с воздействием рекреационных вод, являются заболевания тонкого кишечника. Отмечены причинно-следственные связи между фекальным загрязнением и инфекциями уха, а также острым лихорадочным респираторным заболеванием [1, 2] .

Особую опасность для здоровья человека представляют возбудители кишечных инфекций (КИ), которые могут распространяться водным путем и стать причиной развития брюшного тифа, паратифов, сальмонеллезов, дизентерии, холеры, лептоспирозов, кампилобактериоза, кишечных иерсиниозов, вирусных гепатитов, полиомиелита, кишечных энтеровирусных инфекций. Концентрация микроорганизмов в воде отличается в зависимости от эпидобстановки, эффективности очистки сточных вод и максимальна в водоемах в сезон подъема заболеваемости КИ. Патогенные микроорганизмы сохраняют жизнеспособность и инфекционную активность в воде в течение длительного периода, например, энтеровирусы — до 1 года .

Основным источником микробного загрязнения поверхностных вод являются сточные воды, микробиологический состав которых зависит, с одной стороны, от целого ряда социальных аспектов (численности населения, уровня социального развития и характера питания), с другой — от содержания органических веществ, температуры, рН, времени года и др .

При исследовании видового состава городских смешанных сточных вод г. Минска из патогенных микроорганизмов наиболее часто обнаруживались представители родов Salmonella, Shigella, Vibrio, Listeria, Bacillus, из условно-патогенных — Escherichia, Enterobacter, Citrobacter, Klebsiella, Yersinia, Pseudomonas, Aeromonas, Plesiomonas, Campylobacter, Staphylococcus и Streptococcus [3]; 85% проб исследованных городских смешанных сточных вод г. Минска показали ПЦР-позитивную реакцию на наличие энтеровирусов. Выделенные из сточных вод штаммы микроорганизмов обладали резистентностью к различным видам антибиотиков .

Прямое обнаружение возбудителей инфекционных заболеваний в природных водах имеет ряд трудностей, основными из которых являются непостоянство и неравномерность нахождения патогенных микроорганизмов в окружающей среде (особенно в межэпидемический период), меньшая численность в объектах среды патогенных микроорганизмов по сравнению с непатогенными, конкурентное действие непатогенных микроорганизмов в отношении патогенных на питательных средах и др. В связи с этим общепринятой практикой во всем мире является осуществление текущего контроля непрямым путем по определению в пробах индикаторных микроорганизмов. При несоответствии проб нормативу проводится анализ на содержание патогенных организмов .

Универсальных критериев безопасности по микробиологическим показателям нет [1, 4]. В настоящее время в категорию индикаторных микроорганизмов включены представители кишечной микрофлоры человека: бактерии группы кишечной палочки (входят бактерии семейства Enterobacteriaceae родов Esherichia, Enterobacter, Citrobacter, Klebsiella), фекальные кишечные палочки, энтерококки, клостридии, бактерии рода протея, колифаги. Показана тесная прямая корреляционная связь между количеством санитарно-показательных микроорганизмов и частотой обнаружения сальмонелл в городских сточных водах. Наиболее часто сальмонеллы обнаруживались при БГПК более 104 КОЕ/л и энтерококков 103 КОЕ/л .

Обнаружение колиформных бактерий, энтерококков и колифагов является показателем свежего фекального загрязнения .

Несоответствие характеристик воды допустимым уровням колифагов свидетельствует о возможном присутствии в пробе энтеровирусов [1] .

ВОЗ предлагает осуществлять контроль рекреационных вод по показателям содержания в пробах воды кишечной палочки (для пресных вод) и энтерококка (для морских вод) [1]. Согласно ВОЗ, рекомендуемые величины следует интерпретировать или модифицировать в свете региональных и/или местных факторов. В Республике Беларусь и в странах СНГ, согласно действующим техническим нормативным правовым актам, индикаторами микробного показателями являются ТКБ и ОКБ. В качестве индикатора вирусного загрязнения вод используют определение колифагов, методика выявления которых более проста, чем энтеровирусов [5] .

Анализ позволил сделать вывод о необходимости дополнительной оценки репрезентативности используемых в республике индикаторных микробиологических показателей безопасности с учетом сложившихся условий водопользования .

Для оценки репрезентативности потенциальных индикаторных показателей были использованы результаты ретроспективных данных, а также собственных лабораторных исследований в динамике двух рекреационных сезонов. Последующий выбор индикаторных микроорганизмов основывался на оценке показателей по следующим критериям: они должны быть не патогенными, легко идентифицироваться; иметь схожее с патогенными организмами происхождение; присутствовать в воде в больших количествах, чем патогенные организмы; иметь лучшую жизнестойкость по сравнению с патогенами. Полученные результаты позволили сделать вывод, что наиболее репрезентативным показателем является содержание в воде кишечной палочки (E. coli) [6], дальнейшие исследования проводились на основании данных по E. coli .

Обобщение и анализ результатов исследований позволили обосновать гигиенические критерии ранжирования рекреационных зон в зависимости от формируемого ими риска для здоровья населения: 1) высокий риск для здоровья населения вследствие наличия в воде водных объектов в зонах рекреации биологических, химических и физических опасностей;

2) преимущественное использование зон рекреации чувствительными группами населения (детьми, пожилыми людьми — детские оздоровительные лагеря, базы отдыха, санатории); 3) высокая степень рекреационной нагрузки на водоем; 4) вид водоема (непроточный); 5) преимущественное использование зон рекреации для контактных видов отдыха (купание, подводное плавание и охота, и т. д.), 6) эффективность лабораторного контроля в зоне рекреации (производственного и госнадзора); 7) уровень соблюдения санитарно-эпидемиологических требований объектами, оказывающими влияние на водный объект .

С учетом предложенных критериев разработана методология оценки микробиологических рисков при рекреационном использовании поверхностных водных объектов и основанные на ее применении подходы к мониторингу рекреационных вод. Предложенные способы мониторинга и управления качеством рекреационных вод адаптированы к подходу, установленному в Annapolis protocol (1999) [7], к пресноводным водным объектам в условиях Республики Беларусь. Ключевым аспектом похода является понимание, что основную угрозу здоровью населения представляют микробиологические угрозы, что в основном определяется фекальным загрязнением .

Оценка риска, обусловленного экспозицией загрязненными рекреационными водами, может быть основана на прямом (по данным эпидемиологических исследований) или косвенном анализе (по данным количественной микробиологической оценки степени риска). У каждого из методов есть преимущества и ограничения .

Зарубежными учеными показано, что некоторые типы эпидемиологических исследований применимы для определения количества добавочных случаев риска заболеваний, обусловленных рекреационным водопользованием. Однако данные об исследованиях пресноводных водных объектов ограничены, а применение к ним рекомендуемых ориентировочных величин для морских вод может дать заниженную оценку рисков. В настоящее время в ряде стран проводится ряд обширных исследований, которые могут создать более адекватную основу для разработки рекомендуемых ориентировочных величин для пресных вод. Подробный обзор доступных в научной литературе исследований был дан на втором этапе настоящей НИР .

Количественная микробиологическая оценка степени риска может использоваться для оценки непрямого риска здоровью человека, предсказывая уровни инфицирования или заболеваемости для данных концентраций в воде специфических возбудителей, принятые показатели заглатывания и соответствующие дозозависимые модели для экспонированной популяции. Применение подхода к рекреационному водопользованию ограничено нехваткой данных по качеству воды для многих патогенных микроорганизмов и их изменяющейся численностью (в противоположность фекальным индикаторным микроорганизмам) в связи с их распространенностью в среде и сезонными тенденциями .

Поскольку риск заболевания от экспозиции патогенными микроорганизмами существенно отличаются от риска, обусловленного воздействием токсичных веществ, при интерпретации результатов количественной оценки степени микробиологических рисков следует принимать во внимание следующие особенности: экспонирование химическими веществами происходит через путь «среда – человек», а экспонирование патогенами может произойти как этим путем, так и контактным — от человека к человеку (вторичное заражение), при этом некоторые инфицированные лица могут оставаться бессимптомными носителями; инфицирование может произойти даже при однократном краткосрочном воздействии, в то время как экспонирование химическими загрязнителями обычно происходит после хронической экспозиции; патогены обладают несвойственными токсичным веществам характеристиками (развитие заболевания зависит от иммунитета человека; вирулентность может изменяться при пассировании возбудителя через организм инфицированных; различная вирулентность разных штаммов одного возбудителя) .

Предложенный подход к мониторингу является комплексным, основан на применении методологии оценки рисков при сочетании фактических данных по результатам санитарно-гигиенического обследования (далее — обследование) зоны рекреации и результатов оценки качества воды по микробиологическим индикаторным показателям .

Оценка рисков позволяет определить степень эпидемической опасности (уровень микробного риска) возникновения кишечных инфекций бактериальной этиологии, ассоциированных с водным фактором, по каждому выбранному объекту и определенному временному интервалу. Это позволяет классифицировать рекреационные зоны на основании долгосрочного анализа данных и создает предпосылки для принятия немедленных действий с целью снижения экспозиции .

Оценочная шкала безопасности для здоровья в зоне рекреации водного объекта включает 4 компонента: 1) алгоритм и методологию обследования условий рекреационного водопользования и присвоение соответствующей категории риска;

2) методологию присвоения микробиологической оценочной категории с применением 95 процентили; 3) «уровень вмешательства» при превышении гигиенических нормативов; 4) рекомендации по принятию решений в экстремальных ситуациях .

Основная цель первого этапа — идентификация основных потенциальных источников микробиологических рисков здоровью в зоне рекреации. Ее проводят в ходе обследования с учетом приоритетных факторов, влияющих на устойчивость безопасности рекреационного водопользования .

Алгоритм обследования должен включать этапы:

1) составление плана обследования и разработка чек-листа для проверки;

2) сбор доступной информации, включая ретроспективные мониторинговые данные;

3) обследования, обсуждение с ключевыми заинтересованными лицами;

4) оценка источников загрязнения для определения уровня риска .

В ходе подготовки и осуществления обследования следует собрать информацию:

1) обязательную (основную), например, о выпусках сточных вод (их наличие, вид очистки, численность населения, эффективность отведения; расположении насосных станций и прудов-накопителей; расходе реки в рекреационный сезон, степени смешения воды); деятельности отдыхающих, их плотности в рекреационный сезон;

2) дополнительную (по возможности): ливни (длительность, количество); прибрежные объекты, их физиография (эффект естественного смывания с поверхности) .

Влияние дождей на качество рекреационных вод может быть очень различным, но характерно для определенной зоны рекреации. В рекреационных водах после больших ливней индикаторные микроорганизмы могут достигать высоких уровней вследствие перегрузки очистных установок (сточные воды могут поступать в водный объект без очистки либо через ливневую канализацию), смыва отходов жизнедеятельности животных с пастбищ, городских территорий, лесных угодий, а также повторного суспендирования в воду осажденных ранее патогенных микроорганизмов (это проблема речных водозаборов). Первый поток от ливня может увеличить патогенную нагрузку на рекреационные воды, особенно в водных объектах с непрерывным потоком из больших зон охвата .

На основании результатов обследования и анализа данных лабораторных исследований определяют категорию риска. Методика основана на применении качественного подхода оценки степени риска путем отнесения потенциальных источников фекального загрязнения к одной из 5 категорий: от «очень низкий» до «очень высокий». Классификация учитывает 9 основных категорий источников фекального загрязнения, потенциально оказывающих влияние на качество рекреационных вод: 1) выпуски городских стоков; 2) загрязненные сточными водами речные выпуски; 3) загрязнение от отдыхающих (купающихся); 4) загрязнение от местных туалетов; 5) загрязнение от систем очистки воды в населенных пунктах; 6) ливневые сточные воды; 7) ливни; 8) лодки; 9) животные .

Риски для здоровья человека от прямых выпусков городских сточных вод и загрязненных стоками речных выпусков предложено оценивать по критериям, учитывающим вероятность экспозиции человека и степень обработки сточных вод .

Классификация основана на качественной оценке риска контакта/экспонирования в обычных условиях, принимая во внимание работу станций очистки сточных вод, гидрометеорологические условия .

Классификация от загрязнения отдыхающими учитывает плотность отдыхающих и разбавление воды, например, высокая плотность отдыхающих + сильное разбавление — низкий риск, при этом при большой численности отдыхающих и отсутствии на пляже санитарных установок переводят в следующую более высокую категорию риска .

Критерии оценки риска для других источников фекального загрязнения также разработаны на основе качественной оценки. Для описания величины потенциальных последствий загрязнения в зоне рекреации и вероятности загрязнения из определенных источников загрязнения в водный объект используются слова .

В ходе обследования определяют последствия загрязнения в зоне рекреации и влияние, которое они окажут на отдыхающих. Последствия для здоровья от загрязнения будут серьезнее на популярных пляжах, в популярных среди чувствительных групп населения (дети, пожилые люди) зонах отдыха, в туристических зонах, где информация о плохом качестве воды может влиять на местную экономику (снижение притока отдыхающих) .

На основе данных отчета об обследовании последствия нужно ранжировать на 3 категории: незначительные, умеренные, значительные. Для оценки воздействия каждого источника загрязнения должно использоваться последствие, наилучшим образом соответствующее описанию места (например, популярность пляжа для отдыха в целом, среди уязвимых групп населения, нагрузка на объект в будние и выходные дни, значение объекта для местной экономики). Также определяют вероятность фекального загрязнения от каждого из идентифицированных источников загрязнения. Вероятность ранжируется по пяти категориям: «редко», «маловероятно», «возможно», «вероятно» и «почти определенно» .

Для каждого потенциального источника фекального загрязнения, основываясь на данных о последствиях и вероятности события загрязнения, проводят классификацию рисков в соответствии с 5 категориями: «очень низкий», «низкий», «умеренный», «высокий» и «очень высокий». Она будет варьировать в зависимости от происхождения источника загрязнения (животное, антропогенное). В таблице 1 приведены критерии классификации рисков для источников фекального загрязнения антропогенного происхождения. В методике подробно приведены критериальные подходы классификации (ранжирования) рисков от отдельных видов источников загрязнения с учетом их потенциальной опасности .

Исследования показали, что микробиологические риски при рекреационном водопользовании отличаются при сухой и влажной погоде, в этой связи при установлении категории риска для зоны рекреации по данным обследования предложено учитывать данные по классификации в сухую (за исключением пп. 4, 5, 8.3) и влажную погоду. Как правило, наибольшие риски во время влажных погодных условий. Если по результатам обследования показано, что действуют эффективные управленческие меры для предотвращения или значительного снижения числа людей, посещающих зону рекреации во время и после погодных явлений в летнее время (например, после сильного ливня), для установления категории может применяться категория для сухой погоды, если нет — для влажной .

На втором этапе рекреационной зоне присваивается микробиологическая оценочная категория по качеству воды (A–D) .

Классификация проводится на основании 95-го процентильного подхода по содержанию E. coli в 100 мл, критерии изложены в таблице 2, они адаптированы к условиям республики на основании применения в качестве индикатора E. coli .

–  –  –

На третьем этапе проводят классификацию качества рекреационных вод. Она осуществляется на основании комбинированных данных о микробиологическом качестве воды и присвоенной категории обследования, учитывающей подверженность объекта фекальному загрязнению, основа — критерии, изложенные в таблице 3 .

–  –  –

Для дальнейшей интерпретации данных с позиций возможности рекреационного водопользования предложен подход «светофор». Он может быть полезен при разъяснении общественности или средствам массовой информации о пригодности рекреационных водных объектов для отдыха: зеленый представляет наиболее безопасные области, а красный — рекреационные участки более высокого риска .

Заключение. Предложенные гигиенические критерии ранжирования рекреационных зон в зависимости от формируемого ими риска для здоровья населения являются предпосылкой для научного обоснования подходов к мониторингу водных объектов, используемых в рекреационных целях, основанных на применении методологии оценки рисков. Разработанная методология оценки рисков учитывает конкретные сложившиеся условия рекреационного водопользования и станет основой проекта инструкции по применению, регламентирующей принципы мониторинга водных объектов, используемых в рекреационных целях. Ее применение позволит объективизировать систему надзора за рекреационным водопользованием, повысить степень его надежности и минимизировать риски для здоровья населения, а также оценить перспективность использования объекта в рекреационных целях в долгосрочной перспективе .

Литература

1. Guidelines for safe recreational water environments. Vol. 1: Costal and fresh waters / WHO, Geneva. — Geneva, 2003. — 219 p .

2. Water recreation and disease. Plausibility of Associated infections: acute effects, sequelae and mortality / WHO. — London, 2005. — 239 p .

3. Гигиенически оценить новые методы обеззараживания сточных вод с целью повышения санитарно-эпидемиологической надежности поверхностных водоемов, используемых в рекреационных целях: отчет о НИР (заключ.) / Респ. науч.-практ. центр гигиены; рук .

И.В. Ключенович. — Минск, 2009. — № ГР 20071379. — 146 с .

4. Директива 2006/7/ЕС от 15.02.2006 по управлению качеством вод для купания .

5. Санитарные нормы и правила. Гигиенические требования к содержанию и эксплуатации водных объектов при использовании их в рекреационных целях: утв. постановлением М-ва здравоохранения РБ № 238 от 30.12.2009 .

6. Экспериментальное обоснование индикаторных микробиологических показателей безопасности водных объектов в зонах рекреации / Е.В. Дроздова [и др.] // Анализ риска здоровью. — 2015. — № 1(9). — С. 60–69 .

7. Monitoring Bathing Waters. A practical guide to the design and implementation of assessments and monitoring programmes / US EPA, 2000 .

–  –  –

The paper presents results of development of recreational water monitoring system based on microbiological risk assessment for the Republic of Belarus. Validation of microbiological indicator parameters of recreational waters safety made for updating of indicator parameters provided here. Hygienic criteria for recreation waters ranging grounded. Technology for microbiological risk assessment of recreational waters based on these criteria has been developed .

Keywords: monitoring, water bodies, recreational zones, risk assessment, methodology of risk assessment, microbiological risks, health risks, safety .

–  –  –

Реферат. Проанализирована эффективность антимикробного воздействия газоразрядной плазмы атмосферного давления на консорциум микроорганизмов и его составные части. Были изучены свойства бактериального консорциума, состоящего из штаммов E. coli, S. aureus, P. aeruginosa. В результате исследований установлена большая устойчивость консорциума к плазменному воздействию по сравнению с исходными штаммами .

Ключевые слова: консорциум микроорганизмов, газоразрядная плазма, антимикробное действие .

Введение. Наряду с использованием классических способов дезинфекции и стерилизации в медицине и фармакологии, пищевой и косметической промышленности существует необходимость в разработке новых, более удобных, безопасных для окружающей среды и экономически выгодных методов обеззараживания и снижения уровня микробной нагрузки. Проводятся работы по изучению воздействия плазмы с различными техническими характеристиками [1-2], организуются исследования с целью выявления эффективности использования плазменного облучения в стационарах для профилактики внутрибольничных инфекций и деконтаминации раневой поверхности .

Плазма является сложной, многокомпонентной системой, включающей заряженные и нейтральные частицы. Принято считать, что к основным механизмам инактивационного действия относятся влияние электрических и магнитных полей, температурный эффект, влияние УФ-излучения, заряженных и химически активных частиц. Таким образом, низкотемпературная плазма представляет интерес из-за своей сильной химической активности и термодинамической неравновесности и выступает одновременно как источник излучения и как химически активная среда, при этом обе составляющие могут оказывать антимикробный эффект .

При разработке тест-объектов для оценки эффективности плазменного воздействия на микроорганизмы следует учитывать то, что в настоящее время в микробиологии наблюдается переход от традиционного представления о микроорганизмах как строго одноклеточных организмах к представлению о микробных сообществах как целостных структурах, регулирующих жизненные функции в зависимости от изменения условий обитания. Ассоциация смешанных популяций с широким спектром ферментативной активности имеет более широкие адаптационные свойства [3]. Гено- и фенотипические признаки штаммов, образующих консорциум, значительно отличаются как от типовых признаков составляющих консорциум микроорганизмов, так и от свойств самого консорциума. Это относится к показателям метаболической активности, способности продуцировать экзогенные ферменты, устойчивости к антибиотикам и дезсредствам, способности утилизировать различные субстраты и т. д. Как правило, консорциумы представляют природные ассоциации, но могут быть селектированы путем отбора штаммов с заданными свойствами [4] .

Цель исследования — изучение воздействия газоразрядной плазмы атмосферного давления на консорциум микроорганизмов и исходные штаммы .

Материалы и методы. При создании консорциума микроорганизмов были подобраны штаммы условно-патогенных бактерий, относящиеся к разным таксонам, характеризующиеся устойчивостью к внешним факторам окружающей среды, сходными оптимальными условиями для культивирования и способностью к росту на неселективных питательных средах в течение 24–48 ч. Для подбора штаммов микроорганизмов консорциума проводили сокультивирование бактериальных штаммов и оценку логарифмической кривой роста планктонных микроорганизмов и штаммов-компонентов консорциума. Также определяли антагонистическую активность выделенных штаммов. В ходе исследований в качестве тест-объекта для оценки эффективности антимикробного действия газоразрядной плазмы атмосферного давления был выбран консорциум микроорганизмов ЦГ/Н-1, состоящий из штаммов S. aureus, E. coli и P. aeruginosa .

Для количественной оценки эффективности плазменного облучения на планктонные клетки микроорганизмов и бактериальный консорциум проводили ряд экспериментов с использованием консорциума ЦГ/Н-1 и исходных микроорганизмов — бактериальных штаммов S. aureus, E. coli и P. aeruginosa, характеризующихся типичными морфологическими, культуральными и физиолого-биохимическими признаками, а также хорошими ростовыми свойствами .

В качестве тест-объектов для плазменного облучения использовали предметные стекла, контаминированные суспензией микроорганизмов с концентрацией 106 КОЕ/мл. При подготовке тест-объектов использовали суточную культуру микроорганизмов. Штаммы отсеивали на мясопептонный агар с 0,1% глюкозы и 0,2% дрожжевого экстракта и инкубировали в термостате при 37±1°С в течение 18–24 ч. Затем готовили начальную суспензию микроорганизмов с оптической плотностью 0,5 единиц МакФарланда .

Для получения монокультуры начальную суспензию микроорганизмов каждого вида вносили по 0,3 мл в 100 мл фосфатного буферного раствора и выдерживали при комнатной температуре в течение 24 ч. Для получения консорциума в фосфатно-буферный раствор вносили в равных долях (по 0,1 мл) начальной суспензии 3 штаммов и выдерживали при комнатной температуре в течение 24 ч для формирования устойчивого сообщества .

В асептических условиях на поверхность стерильных и обезжиренных предметных стекол, находящихся в чашках Петри, наносили 0,1 мл популяции микроорганизмов, распределяли стерильным тампоном по всей поверхности стекол и высушивали в ламинарном боксе. Концентрация микроорганизмов на тест-объектах составляла 105 бактериальных клеток. В каждой серии экспериментов в качестве контроля использовали аналогичные предметные стекла, контаминированные суспензией бактерий и выдержанные при комнатной температуре .

Полученные тест-объекты обрабатывались воздушной плазменной струей в течение 1, 5, 10, 20 мин при межэлектродном промежутке 0,7 мм, постоянном токе разряда 35 мА, потоке газа 5 л/мин и температурой в области воздействия на микроорганизмы не превышающей 40°С. Средняя вкладываемая мощность в разряд при этом составила ~25 Вт. Обработка как монокультур, так и их консорциума проводилась в ходе одного эксперимента с целью сохранения одинаковых условий плазменного воздействия .

Для определения количества выживших микроорганизмов контаминированные тест-объекты после облучения помещали в стерильные емкости, содержащие 10 мл стерильного физиологического раствора. Затем проводился высев поверхностным способом в недифференцированный питательный агар (МПА) и дифференциально-диагностические среды по 0,1 мл трех последовательных десятикратных разведений смывной жидкости. Для идентификации видовой принадлежности выживших бактериальных штаммов использовали следующие дифференциально-диагностические среды: агар Эндо для культивирования штамма E. coli, Байрд–Паркер агар — для культивирования стафилококков, среда Кинг В — для культивирования псевдомонад. При исследовании консорциума проводился параллельный высев на среды МПА, Кинг В, Байрд–Паркер и Эндо по 0,1 мл смывной жидкости .

Для определения активной области воздействия плазменной струи на микроорганизмы проводилось облучение плазмой в заданных режимах в течение 10 мин чашек Петри, содержащих культуры тест-штаммов в концентрации 105 КОЕ/чашку. Каждая чашка обрабатывалась воздушной плазменной струей на расстоянии 4 см между анодом и микроорганизмами в течение 10 мин. Ток разряда составил 35 мА, поток воздуха — 5 л/мин, температура плазменной струи контролировалась с помощью термопары и не превышала 45С .

Чашки с посевами инкубировали в термостате при 37±1°С в течение 24–48 ч. Кроме количественного учета проводился контроль морфологических свойств выживших микроорганизмов .

Статистическую обработку результатов проводили с применением пакета статистических программ SPSS 13 for Windows (SPSS Inc., США) с использованием параметрических и непараметрических методов медико-биологической статистики .

Результаты и их обсуждение. Для определения эффективности плазменного облучения оценивали количество выживших клеток микроорганизмов, выраженных в lg КОЕ/тест-объект и процент выживших клеток для штаммов планктонных микроорганизмов и консорциума. Результаты исследования инактивационных зависимостей плазменного облучения на тест-культуры и консорциум микроорганизмов представлены в таблице .

–  –  –

При анализе области воздействия плазменного облучения на чашках Петри наблюдалось уменьшение диаметра зоны ингибирования роста микроорганизмов на 5–12 мм при облучении консорциума по сравнению с изолированными штаммами (рисунок). Так, на рисунке А представлена монокультура P. aeruginosa на чашке Петри, содержащей агар Кинг В, после 10 мин облучения (диаметр зоны ингибирования — 35 мм). На рисунке Б — бактерии вида P. aeruginosa после 10 мин облучения в составе консорциума ЦГ/Н-1 (диаметр зоны ингибирования — 22 мм) .

А Б А — монокультура P. aeruginosa; Б — бактерии вида P. aeruginosa, входящие в состав консорциума Рисунок — Зона ингибирования роста тест-штаммов при плазменном облучении в течение 10 мин Заключение. В результате исследований установлено, что консорциум микроорганизмов ЦГ/Н-1, состоящий из штаммов S. aureus, E. coli и P. aeruginosa в соотношении 1:1:1, является более устойчивым к воздействию плазменного облучения, чем монобактериальные популяции из тех же штаммов. Эффективность плазменного облучения зависит от состава консорциума, начальной концентрации микроорганизмов на подложке и площади контаминированной поверхности .

Литература

1. Вашков, В.И. Методы стерилизации в медицине / В.И. Вашков. — М.: Наука, 1993 .

2. Russell, A.D. Fundamental aspects of microbial resistance to chemical and physical agents, in Sterilization of Medical Products / A.D. Russel, R.F. Morrissey, Yu.I. Prokopenko // Polysci. Public., Morin Heights, Canada. — 1999. — Vol. 5. — P. 22–42 .

3. Создание консорциума микроорганизмов на основе активных штаммов-нефтедеструкторов для биоремедиации нефтезагрязненных почв / А.Ж. Аюпова [и др.] // Вестн. науки Казахского агротехнического ун-та им. С. Сейфуллина. — 2013. — № 4 (79). — С. 62–68 .

4. Дудчик, Н.В. Изучение свойств консорциума почвенных микроорганизмов как тест-объектов для оценки интегральной токсичности / Н.В. Дудчик // Гигиена и санитария. — 2012. — № 5. — С. 82–84 .

–  –  –

The analysis of the effectiveness of antimicrobial action of the discharge plasma at atmospheric pressure to the consortium of microorganisms and its component parts has been carried out. The properties of the bacterial consortium consisting of strains of E.coli, S. aureus, P. aeruginosa was studied. In the result of the research the consortium has a large resistance to the plasma exposure as compared with initial strains .

Keywords: consortium of microorganisms, discharge plasma at atmospheric pressure, inactivation of bacteria .

–  –  –

Реферат. Предложенные биологические тест-модели могут быть использованы в области гигиены труда, гигиены питания, воды, медицинской экологии и токсикологии, для усовершенствования научно-методических подходов в системе гигиенического нормирования и оценки потенциальной и реальной опасности воздействия факторов среды обитания на здоровье человека, т. к. точность определения величины порога действия факторов физической, химической, биологической природы в значительной степени зависит от выбора адекватных методов, биомаркеров и биоиндикаторов .

Ключевые слова: биологические тест-модели, биомаркеры, биоиндикаторы .

Введение. Современная медико-биологическая наука стала производителем значительных объемов экспериментальных данных, осмысливание которых невозможно без привлечения современных технологий, эффективной систематизации и их обобщения на основе научной методологии, а также моделирования биологических систем и процессов, лежащих в основе системной биологии [1–6] .

Системная биология — это активно развивающаяся междисциплинарное научное направление, образовавшееся на стыке биологии и теории сложных систем, ориентированное на изучение сложных взаимодействий в биологических системах с учетом их многокомпонентности, наличия прямых и обратных связей, как между составными частями системы, так и эффектами внешних воздействий на нее в целом, а также разнородности экспериментальных данных на основе холистического подхода [7] .

Многие методы и подходы теоретической системной биологии могут напрямую использоваться для практических задач медико-биологической науки. Для понимания системных медико-биологических процессов необходимо изучение структуры, функций и динамических характеристик на клеточном, организменном, популяционном уровнях, не сводя их к характеристикам отдельных частей клетки или организма .

Работа направлена, главным образом, на решение практически важной и научно значимой медико-биологической проблемы, которая является частью фундаментальных исследований в области гигиены — разработку экономичных, чувствительных и релевантных биологических альтернативных моделей, используемых для оценки воздействия на организм антропогенных факторов среды обитания с целью их гигиенической регламентации .

Цель исследования — обоснование и разработка стройной и внутренне непротиворечивой концепции использования биологических популяционных и клеточных тест-моделей на основе прокариотических форм микроорганизмов для оценки химических, физических и биологических факторов среды обитания человека .

Результаты и их обсуждение. Системная биология в настоящее время включает в себя как специфические экспериментальные техники, так и богатый теоретический арсенал. Моделирование в системной биологии является основным инструментом для анализа и интегрирования экспериментальных данных, а также для определения развития системы в условиях, отличных от экспериментальных .

В медико-биологической науке применяются, как правило, три вида моделей: биологические, физико-химические и математические (логико-математические) .

Биологические модели наиболее часто воспроизводят определенные состояния или заболевания человеческого организма на лабораторных животных (млекопитающих), при этом могут быть применены различные способы воздействия in vivo .

Наиболее интенсивно биологические модели высокого уровня организации используются в токсикологической практике. По существующему в развитых странах и в Республике Беларусь законодательству все химические вещества, материалы и изделия, отходы производства, представляющие потенциальную опасность для здоровья человека, должны быть подвергнуты токсикологической экспертизе. Однако классические методы токсикологических исследований химических соединений, продуктов и товаров, содержащих их, являются трудоемкими, длительными, дорогостоящими и требуют использования, как правило, большого числа различных видов лабораторных животных. В современных медико-биологических испытаниях вопросы об этическом, разумном и экономичном использовании животных в эксперименте все чаще привлекают внимание специалистов и общественности. Все более значимое место в современной системной биологии, токсикологии, профилактической медицине занимают лабораторно-аналитические методы in vitro: альтернативное биотестирование на объектах различного уровня организации, тесты на культурах клеток, тканях, изолированных органах и др., а также их батареи, т. е. сочетание тестов. Альтернативные методы позволяют проводить токсикологические исследования, не прибегая к использованию животных, и получать токсикологический прогноз со значимостью, близкой к значимости токсикологического прогноза, получаемого с помощью животных. Их разработка стимулируется законодательно путем запрета испытаний на животных для отдельных видов продукции, например, для парфюмерно-косметической продукции, средств бытовой химии, лекарственных средств .

В отличие от биологической модели (лабораторных животных высокого уровня организации, прежде всего млекопитающих, которые используются в медико-биологических экспериментах) предлагаем термин «биологическая тест-модель»

для описания оценки воздействия факторов среды обитания на организм (тестирование) in vitro .

Такие модели могут применяться для моделирования биологических структур, функций и процессов на разных уровнях организации живого: молекулярном, субклеточном, клеточном, органно-системном, организменном и популяционнобиоценотическом. Возможно также моделирование различных биологических феноменов, а также условий жизнедеятельности отдельных особей, популяций и экосистем [1–7] .

Введение в практику профилактической медицины биологических тест-моделей является весьма актуальным, что требует разработки соответствующей концепции, а на ее основе — научной методологии в рамках принципов доказательной медицины. Предполагаем, что использование биологических моделей может быть применено в соответствии с основными и частными принципами гигиенического нормирования, которые систематизированы и представлены в фундаментальном труде А.М. Большаковой, В.Г. Маймуловой [7]. В первую очередь, это принцип биологического моделирования, принцип опережения, принцип единства молекулярных, структурных и функциональных изменений как основа для дифференциации вредных и безвредных воздействий, принцип пороговости действия, принцип безвредности гигиенического норматива (примат медицинских показаний), что позволяет выявить и оценить характер воздействий в рамках концепции приемлемого риска .

Научным обоснованием для разработки методологии экспериментального использования биологических тестмоделей в современной экологии человека и гигиене окружающей среды являются положения научной концепции микробной доминанты .

Исследования последних десятилетий в области экологии человека и гигиены окружающей среды показали, что активные антропогенные воздействия привели к значительным долговременным сдвигам в функционировании и свойствах экосистем. Результаты микробиологических, почвенно-экологических, гидробиологических исследований показали критическое значение микробиоты в поддержании экологического равновесия, обмена веществ и энергии в природе, биодеградации химических токсикантов разной природы. Уникальные биохимические, физиологические и генетические свойства прокариотических микроорганизмов позволяют рассматривать их в качестве перспективных тест-моделей для оценки антропогенных воздействий [1–7] .

Использовали следующие уточненные и обоснованные термины и их определения:

- биологическая тест-модель — единая система, включающая тест-организм (тест-объект), стандартизованный и поддерживаемый в оптимальных условиях, тест-реакцию (систему биомаркеров и/или биоиндикаторов), методику выполнения количественных измерений/или методику качественной оценки воздействия in vitro, основанных на известных принципах детекции (оптический, визуальный, импедиметрический, турбидиметрический и др.), а также критериальный аппарат для качественной/количественной оценки воздействия факторов среды;

- тест-объект — это выделенный из природной среды или полученный в результате селекции прокариотический организм (консорциум организмов), обладающий чувствительностью к определенному фактору химической, биологической или физической природы, а также к фактору, имеющему комплексную природу и проявляющему стабильную и достоверно измеряемую тест-реакцию (биомаркер и биоиндикатор);

- тест-реакция — закономерно возникающая ответная реакция тест-объекта на воздействие внешних факторов, выбранная для их оценки, состоящая из биомаркеров и биоиндикаторов;

- биомаркер — это биологический ответ на низших уровнях биологической организации (молекулярном, биохимическом, физиологическом), который может обеспечить прямое доказательство воздействия стрессового фактора (краткосрочный ответ). Согласно определению ВОЗ, биомаркер — это практически любой измеряемый показатель, отражающий взаимодействие между биологической системой и фактором окружающей среды (химическим, физическим или биологическим) .

Этот показатель может быть функциональным, физиологическим или биохимическим и отражать взаимодействие на клеточном или молекулярном уровне. Иными словами, биомаркер — любое вещество, молекула, структура или процесс, которое могут быть измерены и коррелируют или связаны закономерными зависимостями с неблагоприятными изменениями в тест-организме или тест-культуре;

- биоиндикатор — это биологический ответ на более высоких уровнях организации (консорциума, популяции, сообщества) в ответ на воздействие внешнего фактора (долговременный ответ), имеющий большую биологическую релевантность (приемлемость);

- методика выполнения количественных измерений — совокупность операций и правил, выполнение которых обеспечивает получение результатов измерений с известной точностью. Определение дано в соответствии с ГОСТ Р 8.563-96 ГСИ. Методики выполнения измерений;

- методика качественной оценки воздействия — совокупность операций и правил, выполнение которых обеспечивает получение достоверных результатов о направленности воздействия (угнетающее, стимулирующее, нейтральное);

- критериальный аппарат — система формализованных математических (для количественной оценки) или качественных (для качественной оценки) показателей, устанавливающих корреляционные связи или закономерные зависимости воздействия тест-субъекта (внешнего воздействия) на биологическую тест-модель и основанных на оценке биомаркера (биоиндикатора)/системы биомаркеров (биоиндикаторов) и их соотношений .

Использование критериального аппарата позволяет проводить системное изучение внешнего воздействия, т. е. антропогенных факторов среды обитания физической, химической и биологической природы, давать объективные характеристики этих факторов и выявлять корреляции или закономерные зависимости их биологического действия с помощью клеточных, субпопуляционных и популяционных тест-моделей;

- тест-субъект — внешнее воздействие физической, химической, биологической или комплексной природы и его количественные характеристики (концентрация, время экспозиции и др.);

- популяционные тест-модели — биологические модели, при использовании которых осуществляется воздействие на популяцию микроорганизмов в оптимальной среде и оценка проводится на основании популяционных биоиндикаторов (динамические, кинетические), которые могут быть дополнены биомаркерами (биохимические, генетические);

- клеточные тест-модели — биологические модели, при использовании которых осуществляется воздействие на совокупность клеток микроорганизмов, специально подготовленных для оценки воздействия вне оптимальных условий развития, оценка проводится на основании биомаркеров (жизнеспособность, морфология клетки, тинкториальные признаки);

- субпопуляционные тест-модели — биологические модели, при использовании которых осуществляется воздействие на консорциумы микроорганизмов как целостную биологическую единицу, при этом оценка проводится на основании популяционных биоиндикаторов и клеточных биомаркеров;

- надпопуляционные тест-модели — при их использовании осуществляется воздействие на микробиоценозы микроорганизмов как целостную биологическую единицу, при этом оценка проводится на основании надпопуляционных биоиндикаторов, степени межклеточных взаимодействий и клеточных биомаркеров .

Для обеспечения достоверности и валидности полученных результатов оценки действия факторов на организм с помощью биологических тест-моделей необходимо использовать генетически однородные лабораторные культуры и обеспечить максимальную стандартизацию их параметров, поэтому необходимым требованием является разработка протоколов поддержания тест-объекта в условиях лаборатории, протоколов стандартизации при подготовке тест-объекта к исследованию, протоколов проверки диапазона его тест-реакации (протокол релевантности) с использованием референсных воздействий .

Необходимо отметить следующие принципиальные свойства прокариотических организмов при разработке биологических тест-моделей, на основе которых может быть надежно обеспечена комплексная и разносторонняя оценка факторов среды обитания (внешних воздействий):

1) на основе использования прокариотических организмов могут быть разработаны разные типы тест-моделей: клеточные, субпопуляционные и популяционные;

2) прокариотические клеточные, субклеточные и популяционные тест-модели на основе микроорганизмов обладают максимально возможным набором маркеров (морфологические, тинкториальные, культуральные, биохимические, динамические, кинетические, молекулярно-генетические) и могут быть описаны системой терминов современной геномики, метаболомики и протеомики;

3) биологические тест-модели на основе микроорганизмов могут быть дополнены биологическими моделями как более низкого порядка, выполняемыми in vitro (клеточные и субклеточные структуры, мембраны, митохондрии и др.), так и более высокого порядка, выполняемыми in vivo, основанными на использовании культур клеток, простейших, растительных и животных организмов, что обеспечит оценку измеряемого фактора на всех уровнях биологической организации;

4) на основе прокариотических тест-моделей могут быть сформированы как батареи тестов 1-го уровня, основанные на использовании одного тест-организма, но с оценкой нескольких маркеров, так часть батарей тестов 2-го уровня, включающие несколько тест-организмов с разным уровнем организации, с оценкой соответствующих маркеров;

5) прокариотические тест-объекты (микроорганизмы) легко поддерживать в лабораторных условиях, проводить их стандартизацию и оценку релевантности, при этом исключены излишние материальные и временные затраты, т. к. питательные среды для поддержания тест-объектов недороги, доступны, используются в ограниченных количествах, могут быть оптимизированы по составу для целей конкретного исследования, а время тестирования занимает от нескольких часов до нескольких суток;

6) биологические тест-модели могут быть использованы для выявления направленности воздействия (стимулирующее, ингибирующее, нейтральное) и выполнены в качественном варианте с использованием одного маркера, а также для количественной оценки внешнего воздействия, при этом могут быть оценены несколько маркеров или система маркеров на основе разработанного критериального аппарата;

7) тест-объект для разработки модели может быть выделен из окружающей среды, отобран из рабочих коллекций культур микроорганизмов в результате скрининговых исследований, а также целенаправленно селектирован по заданному признаку чувствительности к исследуемому фактору среды;

8) методы измерений могут быть разработаны в инструментальном исполнении, что обеспечивает получение объективных и достоверных результатов .

Использование биологических тест-моделей является неотъемлемой частью разработки и внедрения в гигиеническую практику новых технологий выявления и количественной оценки неблагоприятных эффектов факторов среды обитания .

Принципиальным положением для использования биологических моделей является требование ее адекватности (релевантности) в отношении изучаемого фактора для получения достоверных результатов. Поэтому ставили задачу не только разработать системную концепцию использования прокариотических моделей, основанную на фундаментальных положениях медико-биологической науки, но и выявить ее целесообразность и эффективность для качественной и количественной оценки внешних воздействий факторов среды обитания физической, химической и биологической природы в соответствии с основными и частными принципами гигиенического нормирования, а также требованиями доказательной медицины. В области лабораторных испытаний эти требования основаны на положениях стандарта GLP — надлежащей лабораторной практики. В практике лабораторных исследований принципы доказательной медицины — это неукоснительное соблюдение требований разработанного протокола выполнения теста с известными операционными характеристиками (чувствительность и специфичность, прогностическая ценность положительного и отрицательного результата и др.) .

Заключение. Предлагаемый комплексный подход изучения влияния на организм факторов среды обитания на прокариотических тест-моделях позволит выявить закономерные зависимости между направленностью морфологических и метаболических изменений, показателями популяционного развития клеток про- и эукариот к неблагоприятным воздействием, что будет способствовать получению новых знаний о клеточных и субклеточных механизмах формирования ответа на воздействия антропогенных факторов среды обитания, интерпретировать изменения метаболизма и жизнеспособности клеток как проявление фазных реакций стресса на клеточном уровне .

Литература

1. Chaplain, M.A.J. Multiscale mathematical modelling in biology and medicine / M.A.J. Chaplain // IMA J. Appl. Mat. — 2011. — Vol. 76, № 3. — P. 371–388 .

2. Feizabadi, M.S. Modeling drug resistance in a conjoint normal-tumor setting [Electronic resources] / M.S. Feizabadi, T.M. Witten // Theor .

Biol. Med. Modelling. — 2015. — Vol. 12, № 3. — Mode of access: http://www.tbiomed.com/content/12/1/3. — Date of access: 26.02.2015 .

3. Modelling in Medicine and Biology VI / Ed. By M. Ursino [et al.]. — Bologna, 2005. — 624 р .

4. Дудчик, Н.В. Использование микробиотестирования при оценке токсичности химических веществ в окружающей среде / Н.В. Дудчик // Гигиена и санитария. — 2009. — № 1. — С. 84–87 .

5. Gunawardena, J. Biology is more theoretical than physics / J. Gunawardena // Mol. Biol. Cell. — 2013. — № 24. — Р. 1827–1829 .

6. Friboulet, A. Systems Biology — an interdisciplinary approach / A. Friboulet, D. Thomas // Biosens Bioelectron. — 2005. — Vol. 20, № 12. — Р. 2404–2447 .

7. Большакова, A.M. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека / А. М. Большакова // Общая гигиена: учеб. пособие / Под ред. А.М. Большакова, В.Г. Маймулова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006. — С. 12–51 .

–  –  –

The designed biological test-models can be used in the field of occupational health, hygiene, food, water, medical and environmental toxicology, improvement of scientific and methodological approaches in the hygienic standardization and evaluation of the potential and real risks of environmental factors on human health, as the accuracy of determining the threshold value the factors of physical, chemical and biological nature to a large extent depend on the choice of adequate methods, biomarkers and bio-indicators .

Keywords: biological test- models, bioindicators, biomarkers .

–  –  –

Реферат. На количественной популяционной тест-модели изучен характер совместного токсического воздействия солями свинца и солями кадмия. Выявленные эффекты могут свидетельствовать о конкурентном характере ингибирования активности клеточных дегидрогеназ и накопления МДА при совместном токсическом воздействии свинца и кадмия. Апробация популяционной тест-модели для образцов донных отложений и почв населенных мест подтвердила возможность ее применения для количественной оценки интегральной токсичности объектов среды обитания. Математическая модель на основе регрессионно-корреляционного анализа позволила установить, что с увеличением суммарного показателя загрязнения Zc в образцах закономерно изменяются биомаркеры, при этом накопление МДА связано сильной положительной, а изменение дегидрогеназной активности сильной отрицательной корреляцией. Коэффициенты детерминации R2 составляли более 0,9, характеризуя значительную долю дисперсии и близки к функциональной связи между суммарным показателем загрязнения Zc и биомаркерами, что подтверждает адекватность выбранной популяционной тест-модели .

Ключевые слова: количественная популяционная модель, оценка токсических воздействий, биоиндикаторы, биомаркеры .

Введение. Кинетика ингибирования химическими факторами развития и роста биологических популяций сложна и недостаточно разработана. Ранее нами показано, что импедиметрическое выявление особенностей развития популяции тестмикроорганизмов в условиях периодической культуры, дополненное метаболическими и культурально-морфологическими маркерами, является перспективным методологическим подходом для количественного определения зависимости «доза–эффект» в условиях токсического воздействия .

Цель исследования — разработка количественной модели оценки интегральной токсичности объектов среды обитания, обусловленной содержанием тяжелых металлов, а также экспериментальная оценка интегральной токсичности объектов среды обитания с использованием количественной популяционной тест-модели .

Материалы и методы. Исследование проводили по разработанным методикам [1–6]. Объектами выступали образцы почв, экспериментально контаминированные солями свинца и кадмия для разработки и валидации популяционной модели оценки токсических воздействий, а также образцы почв населенных пунктов городов Лепель и Новополоцк .

Результаты и их обсуждение. В связи с тем, что почва является своеобразной «ловушкой» для тяжелых металлов, попадающих из воздуха и отходов, их задержка растениями и ассоциированные токсические воздействия играют здесь значительную роль. Ингибирование роста, индукция ферментов, продукция стрессовых белков весьма важны в качестве «конечных точек» для определения токсических воздействий [6] .

По результатам проведенной ранее оценки токсического воздействия тяжелых металлов было выявлено, что наиболее чувствительным тест-организмом является Rhodococcus spp. штамм ЦГ 4, при этом при разработке тест-модели биомаркерами целесообразно выбрать активность клеточных дегидрогеназ и содержание малонового диальдегида (МДА), а биоиндикатором — продолжительность лаг-фазы развития популяции тест-организма в периодической культуре. Для выявления характера совместного токсического воздействия свинца и кадмия и определения показателя интегральной токсичности на тест-организм Rhodococcus spp. штамм ЦГ 4 были проведены исследования в модельном эксперименте. Результаты оценки представлены на рисунке 1 .

Выявленные эффекты могут свидетельствовать о конкурентном характере ингибирования активности клеточных дегидрогеназ, накопления МДА, а также развития популяции на начальных этапах периодической культуры при совместном воздействии свинца и кадмия, что подтверждают данные других авторов [6-7] .

Таким образом, выявлен конкурентный характер ингибирования тяжелых металлов свинца и кадмия в отношении метаболических биоиндикаторов чувствительного тест-организма Rhodococcus spp. штамм ЦГ 4 при их совместном воздействии .

В настоящее время общепризнанным является представление о том, что почва как среда обитания представляет единую систему с населяющими ее популяциями организмов различного систематического происхождения. Этот принцип положен в основу биоиндикации почв. Микробиологическая и биохимическая характеристика почв — наиболее сложные разделы почвенной биоиндикации, т. к. на эти показатели влияют состав и численность разных групп биоты, активность биохимических процессов, обусловленных наличием пула ферментов [1–6] .

–  –  –

Рисунок 1. — Оценка совместного токсического действия тяжелых металлов на Rhodococcus spp .

штамм ЦГ 4 В соответствии с требованиями Директивы 86/272/ЕЕС опасным для окружающей среды является уровень содержания свинца и кадмия в почве, превышающий 50–300 мг/кг .

Полученные нами результаты коррелируют с имеющимися научными работами [6-7]. Так, Alexander M. [7] указывает, что химические контаминанты существенно влияют на параметры роста исследуемых штаммов микроорганизмов, приводя к сдвигам ростовых показателей, нарушениям клеточного деления, снижению накопления биомассы, появлению атипичных форм отдельных клеток и колоний. На метаболическом уровне токсическое воздействие проявлялось в нарушении энергетического обмена, изменении структуры и физико-химических свойств мембран, приводя к необратимому разрушению ее архитектуры, вызывая диссоциацию липопротеидов и изменяя активные центры протеинов. Протяженность лаг-фазы роста при токсическом воздействии увеличивается и имеет выраженный двухфазный характер. Такую задержку объясняют нарушением фаз клеточного цикла, в частности задержкой фазы митоза, в результате чего наблюдается падение митотической активности .

В работе Ahtiainen J. et al. [6] изучена активность почвенных ферментов в образцах седиментов и почв из районов нескольких целлюлозоперерабатывающих производств Финляндии. Было выявлено увеличение активности ряда ферментов по отношению к контрольным пробам, коррелирующее также с изменениями в показателях микробной биомассы. Авторы предположили, что полученные в результате биосинтеза органические соединения углерода непосредственно увеличивают активность фосфомоноэстеразы в природных биопленках, что было подтверждено статистически значимыми результатами .

Ряд авторов связывает токсичное действие тяжелых металлов с молекулярными механизмами биотрансформации их как водорастворимых соединений, что приводит к нарушениям в механизмах дыхательной цепи, локализованными в митохондриях клеток (митохондриальные эффекты). Практически все металлы могут конкурировать за места связывания в фосфатных группах с катионами таких биологически значимых ионов, как Са и Mg. В связи с тем что Со, Cd, Pb, Mn обладают большим сродством к фосфатному лиганду АТР, чем Mg, они вызывают диссоциацию комплекса Mg-ATP и образуют такого же типа хелатный комплекс Ме-АТР, который, однако, не может обеспечить эффективную работу ионных насосов .

Кроме того, на основе анализа обширных данных литературы показано, что тяжелые металлы вызывают окислительный стресс, что сопровождается нарушениями GSH-зависимого баланса тиолы/дисульфиды и усилением перекисного окисления мембранных липидов (ПОЛ). Токсичность тяжелых металлов связана с увеличением ПОЛ и изменением антиоксидантной системы [6]. Следствием таких процессов могут быть значительные нарушения метаболизма, приводящие к необратимым последствиям и гибели клетки .

Разработанная в ходе модельных экспериментов количественная популяционная тест-модель на основе Rhodococcus spp .

штамм ЦГ 4 была апробирована при оценке интегральной токсичности образцов донных отложений р. Свислочь, которые подлежали удалению в ходе очистки русла реки (таблица 1). Химический анализ показал, что содержание потенциально опасных органических соединений в образцах было крайне незначительным и составляло менее чувствительности метода измерения. Поэтому основной вклад в проявление интегральной токсичности внесли тяжелые металлы (таблица 1) .

Показано, что наиболее выраженная интегральная токсичность выявлена для контаминированных по валовому составу образцов донных отложений №№ 1 и 4, при этом оценка проводилась по биомаркерам тест-организма Rhodococcus spp. штамм ЦГ 4 (активности дегидрогеназ, по накоплению МДА). Результаты представлены на рисунке 2 .

На рисунке 3 представлены выявленные дозозависисмые эффекты количественных биомаркеров интегральной токсичности образцов донных отложений от валового содержания ТМ по дегидрогеназной активности, по показателю содержание МДА и динамическому параметру продолжительности лаг-фазы. На основе данных регрессионнокорреляционного анализа установлено, что с увеличением валового содержания тяжелых металлов в образцах закономерно изменяются биомаркеры и биоиндикатор .

–  –  –

При этом зависимость накопления МДА и продолжительности лаг-фазы носила положительный линейный характер с коэффициентом корреляции r более 0,9, что в соответствии со шкалой Чеддока является сильной корреляцией, а корреляция изменения дегидрогеназной активности была отрицательной (r=-0,82, высокая корреляция) и описывалась логарифмическим уравнением. Коэффициенты детерминации R2 составляли 0,88 для дегидрогеназной активности, 0,84 — для накопления МДА и 0,89 — для биоиндикатора. Все корреляционные связи были статистически значимы (р0,05). Следует отметить, что коэффициенты детерминации для оценки интегральной токсичности природных образцов донных отложений были меньше таковых в модельных экспериментах, что может быть объяснено тем, что суммарный вклад солей кадмия и свинца в токсический потенциал значителен, но является причиной дисперсии на 84–89% и дополняется вкладом других тяжелых металлов, т. к. образцы донных отложений являются сложной аналитической матрицей, в которой химический анализ подтвердил присутствие хрома, никеля, марганца, меди .

Проведена оценка интегральной токсичности образцов почв городов Лепель и Новополоцк. По результатам исследований образцов почв, проведенных в 2006 г., средние значения содержания фенантрена в г. Новополоцке в 1,6 раза, по бенз(-а)пирену в 1,4 раза превышают концентрации в образцах почв г. Лепеля [1]. Средние значения содержания кадмия в образцах почв г. Новополоцка в 3 раза, цинка в 1,3 раза, меди в 2,8 раза превышают концентрации в образцах почв г. Лепеля .

Исследования были проведены для образцов почв, различающихся содержанием ТМ и потенциально опасных органических соединений. Для оценки интенсивности и степени опасности загрязнения почвы на исследуемых участках рассчитан суммарный показатель загрязнения (Zc), характеризующий эффект воздействия группы элементов (таблица 2) .

–  –  –

Показано, что выраженная интегральная токсичность выявлена для наиболее контаминированных по суммарному показателю загрязнения (Zc) образцов почв г. Новополоцка (№№ 4–6) по сравнению с почвами г. Лепель (образцы №№ 1–3), при этом оценка проводилась по биоиндикаторам тест-организма Rhodococcus spp. штамм ЦГ 4 (активности дегидрогеназ, по накоплению МДА) (рисунок 4) .

На рисунке 5 представлены выявленные дозозависисмые эффекты количественных биоиндикаторов и биомаркера интегральной токсичности образцов почв от суммарного показателя загрязнения (Zc) .

–  –  –

Заключение. Совместное токсическое воздействие солями свинца и солями кадмия не приводило к аддитивному эффекту, незначительно усиливая выраженность токсического воздействия, не меняя его направленности. Оценка по маркеру активности дегидрогеназ выявила отрицательную зависимость с коэффициентом корреляции 0,73r0,87, усиливая корреляцию до высокой по шкале Чеддока. Оценка по маркеру МДА выявила положительную сильную корреляцию (r=0,9) при совместном токсическом воздействии. Коэффициенты детерминации R2 составили 0,94–0,98, что подтверждает адекватность математической модели и позволяет проводить вероятностную аппроксимацию содержания токсических контаминантов в почве по выбранным биомаркерам. Корреляционные связи были статистически значимы (р0,05). Выявленные эффекты могут свидетельствовать о конкурентном характере ингибирования активности клеточных дегидрогеназ и накопления МДА при совместном токсическом воздействии свинца и кадмия. Апробация популяционной тест-модели для образцов донных отложений и почв населенных мест подтвердила возможность ее применения для количественной оценки интегральной токсичности объектов среды обитания. По данным регрессионно-корреляционного анализа установлено, что с увеличением суммарного показателя загрязнения Zc в образцах закономерно изменяются количественные показатели биомаркеров, при этом накопление МДА связано сильной положительной, а изменение дегидрогеназной активности — сильной отрицательной корреляцией. Корреляционные связи были статистически значимы (р0,05). Зависимости описывались логарифмическим уравнением для дегидрогеназной активности и экспоненциальным — для МДА. Коэффициенты детерминации R2 составляли более 0,9, характеризуя значительную долю дисперсии, и были близки к функциональной связи между суммарным показателем загрязнения Zc и биомаркерами, что подтверждает адекватность выбранной популяционной тест-модели .

Литература

1. Гигиенические критерии интегральной оценки опасности загрязнения почв населенных пунктов / А. И. Котеленец [и др.] // Воен .

медицина. — 2008. — № 3(8). — С. 79–86 .

2. Дудчик, Н.В. Использование микробиотестирования при оценке токсичности химических веществ в окружающей среде / Н.В. Дудчик // Гигиена и санитария. — 2009. — № 1. — С. 84–87 .

3. Кинетические и культурально-морфологические особенности чувствительных культур микроорганизмов при токсическом воздействии / Н.В. Дудчик, В.П. Филонов, И.П. Щербинская // Мед. журн. — 2010. — № 3. — С. 143–145 .

4. Оценка цитотоксического действия солей свинца с использованием ферментных тест-систем / Н.В. Дудчик [и др.] // Здравоохранение. — 2010. — № 11. — С. 45–48 .

5. Дудчик, Н.В. Оценка интегральной токсичности с использованием консорциума микроорганизмов / Н.В. Дудчик // Гигиена и санитария. — 2012. — № 5. — С. 82–84 .

6. Ahtiainen, J. Microbiological tests and measurements in the assessment of harmful substances and pollution [Electronic resources] / J. Ahtiainen // Monographs of the Boreal Environment Research № 22. — Mode of access: http://www.ymparisto.fi/eng/orginfo/publica/electro/mb22/ mb22.htm. — Date of access: 28.02.2015 .

7. Alexander, M. Aging, bioavailability, and overestimation of risk from environmental pollutants / M. Alexander // Env. Sci & Technol. — 2000. — № 4. — Р. 4259–4265 .

–  –  –

The conducted estimation of the population test-models for sediment samples and soil localities has confirmed its applicability for the quantitative estimation of integrated toxicity facilities habitat. A mathematical model based on a regression-correlation analysis revealed that with the increase in total pollution index Zc samples regularly change biomarkers, and the associated accumulation of MDA strong positive and change dehydrogenase activity — a strong negative correlation. The coefficients of determination R2

–  –  –

МЕДИЦИНСКИЕ ИСТОчНИКИ ИОНИЗИРУЮЩЕгО ИЗЛУчЕНИЯ, ИСПОЛЬЗУЕМыЕ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

Кадацкая М.М., Сычик С.И., Бабич Е.А .

Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр гигиены», Минск, Республика Беларусь Реферат. Медицинское облучение крайне широко распространено во всем мире и ему подвергается все население в ходе диагностики различных патологий и лечения онкологических заболеваний, при этом медицинское облучение вносит существенный вклад в общую дозу облучения населения. В статье представлены результаты анализа медицинских источников ионизирующего излучения, которые используются в Республики Беларусь (по состоянию на начало 2015 г.), а также дана оценка их опасности в случае радиационных аварийных ситуаций .

Ключевые слова: медицинский источник ионизирующего излучения, радиационная безопасность, радиационная защита, радиационная авария .

Введение. Радиационная авария — это потеря управления источником ионизирующего излучения (ИИИ), вызванная неисправностью, повреждением оборудования, неправильными действиями персонала, стихийными бедствиями или иными причинами, которые могли привести или привели к облучению людей или радиоактивному загрязнению окружающей среды сверх установленных норм [1]. Радиационные аварии в медицине могут произойти со всеми видами диагностического и терапевтического оборудования, поэтому их предупреждение и смягчение последствий является крайне важным и регламентируется соответствующими техническими нормативными правовыми актами в области радиационной безопасности. Для предупреждения и своевременного реагирования на радиационные аварии с ИИИ медицинские учреждения должны иметь план готовности и реагирования на радиационные аварии .

Медицинское облучение в настоящее время вносит существенный вклад в дозу облучения населения. Так, согласно международным данным, ежегодное число диагностических облучений составляет более 3 млн, а терапевтических — более 6 млн, из них 78% диагностических облучений приходится на медицинские рентгеновские обследования, 21% — на стоматологические рентгеновские обследования и оставшийся 1% на методы ядерной медицины. Годовая коллективная доза от всех диагностических облучений составляет приблизительно 2500 млн чел-Зв, что соответствует среднему всемирному значению 0,4 мЗв на человека в год [2] .

Радиационная безопасность должна обеспечиваться при всех видах медицинского облучения (профилактического, диагностического, лечебного, исследовательского) путем достижения максимальной пользы от рентгенорадиологических процедур (принцип обоснования) и всесторонней минимизации радиационного ущерба при безусловном превосходстве пользы для облучаемых лиц над вредом (принцип оптимизации) [3] .

По данным Министерства здравоохранения Республики Беларусь по состоянию на 2015 г. в стране используется 2384 единицы медицинского оборудования с закрытыми ИИИ. Для оценки его опасности необходимо использовать D-величины — это такое количество радиоактивного материала, которое при отсутствии контроля может привести к смерти облученного человека или к непоправимому вреду здоровью, снижающему качество его жизни .

Медицинское диагностическое облучение осуществляется по медицинским показаниям в тех случаях, когда отсутствуют, нельзя применить или недостаточно информативны альтернативные методы диагностики .

Цель исследования — анализ медицинских ИИИ, которые используются в Республике Беларусь, оценить их опасность и возможные аварийные ситуации .

Материалы и методы. Для анализа опасности медицинских ИИИ и возможных радиационных аварий использованы данные Министерства здравоохранения Республики Беларусь и Департамента по ядерной и радиационной безопасности Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь (Госатомнадзора) о диагностическом и терапевтическом оборудовании, используемом в медицинских учреждениях Республики Беларусь по состоянию на 01.01.2015, статистические методы обработки данных. Опасность медицинских ИИИ оценивалась по D-величине [4] с учетом активности ИИИ и агрегатного состояния .

Результаты и их обсуждение.

По данным Министерства здравоохранения Республики Беларусь, в медицинских учреждениях используются ИИИ в следующих видах оборудования:

а) рентгеновское диагностическое оборудование:

1) пленочные/цифровые рентгеновские аппараты, в т. ч. дистанционные;

2) палатные рентгеновские аппараты;

3) мобильные рентгеновские аппараты для операционных;

4) маммографические пленочные/цифровые стационарные/передвижные аппараты;

5) рентгенурологические столы;

6) рентгеновские денситометры;

7) дентальные пленочные/цифровые рентгеновские аппараты, дентальные компьютерные томографы;

8) ортопантомографы пленочные и цифровые;

9) флюорографы пленочные/цифровые стационарные/передвижные .

10) рентгеновские компьютерные томографы;

11) ангиографические аппараты;

б) оборудование для лучевой терапии:

1) линейные ускорители;

2) гамма-, брахи- и рентгентерапевтические аппараты;

3) рентгенсимуляторы;

в) оборудование и материалы для ядерной медицины .

По данным Министерства здравоохранения по состоянию на 01.01.2015, в Республике Беларусь в медицинских учреждениях используется более 2300 единиц рентгеновского диагностического оборудования, из них около 60% составляют рентгеновские аппараты. Распределение рентгеновских установок по различным типам представлено на рисунке 1 .

Рисунок 1. — Доля рентгеновского диагностического оборудования различных типов

Рентгеновские аппараты составляют основную массу всего рентгеновского диагностического оборудования (1392 аппарата, или 60,2%), используемого в Республике Беларусь. Количество рентгеновских аппаратов, применяемых в различных регионах республики, примерно одинаково — около 200, при этом разница в количестве данного оборудования по регионам колеблется в пределах 12–15%; наибольшее количество ренгенаппаратов используется в г. Минске (218 аппаратов), а наименьшее — в Гродненской области (167 аппаратов) .

Наилучшая обеспеченность рентгеновским оборудованием в Могилевской (16,1 на 100 тыс. населения), Витебской и Гродненской областях (15,9 на 100 тыс. населения) (рисунок 2) .

15,9 16,1 15,9 15,3 13,1 12,6 11,2

–  –  –

При рентгеновской диагностике доза облучения пациента во многом определяется типом оборудования. Так, при использовании современных цифровых рентгеновских аппаратов доза облучения пациента намного ниже, чем при использовании пленочных аппаратов. Количество цифровых аппаратов в Республике Беларусь в среднем составляет 28%, и лишь в Гродненской области количество цифровых рентгеновских аппаратов больше, чем в остальных регионах, и составляет 50%. Мобильные рентгеновские аппараты по отношению ко всем рентгеновским диагностическим аппаратам составляют в среднем 40% (рисунок 3) .

Доля аппаратов Рисунок 3. — Распределение диагностических рентгеновских аппаратов по видам Стоматологические рентгеновские аппараты составляют 16,4% от всего диагностического рентгеновского оборудования, они делятся на цифровые (дентальные рентгеновские аппараты, ортопантомографы и дентальные компьютерные томографы) и пленочные (дентальные рентгеновские аппараты и ортопантомографы) .

Все население Республики Беларусь подлежит диспансерному наблюдению, включая обязательное прохождение флюорографических исследований. Для этого в Республике Беларусь используется 353 флюорографических аппарата, большую часть которых (около 90%) составляют цифровые. Наибольшее количество пленочных флюорографических аппаратов эксплуатируется в Витебской области — почти 50% от всех пленочных флюорографов, в остальных регионах доля пленочных флюорографов от их общего количества в регионе составляет от 2 до 10,5% .

Для скрининг-обследований женского населения с целью выявления рака молочных желез в учреждениях здравоохранения Республики Беларусь используется 50 маммографических рентгеновских аппаратов, из которых 80% являются цифровыми. Наибольшее количество маммографических аппаратов установлено в г. Минске (13 аппаратов), далее идет Брестская область (9 аппаратов) и остальные регионы (по 6 аппаратов), а наименьшее количество данного оборудования находится в Могилевской области (3 аппарата) .

При использовании рентгеновских аппаратов в компьютерной томографии дозы облучения пациентов значительно выше, чем при других методах рентгеновской диагностики. По данным Научного комитета по действию атомной радиации ООН (НКДАР ООН), в США в 2000–2001 гг. средние дозы облучения за одно обследование области грудной клетки–брюшной полости–таза составили около 28 мЗв, отдельно области грудной клетки — 9 мЗв, отдельно области брюшной полости — 8 мЗв. В связи с этим назначение пациенту процедуры компьютерной томографии должно быть обосновано. По состоянию на 01.01.2015 в Республике Беларусь используется 84 компьютерных томографа, наибольшее их количество эксплуатируется в г. Минске (17 аппаратов) и в республиканских научно-практических центрах (15 аппаратов) (рисунок 4) .

Рисунок 4. — Распределение аппаратов компьютерной томографии по регионам По данным Министерства здравоохранения по состоянию на 01 .

01.2015, в медицинских учреждениях Республики Беларусь используется 73 различных аппарата для лучевой терапии (рисунок 5) .

–  –  –

Основным ИИИ в гамматерапевтических аппаратах медицинских учреждений Республики Беларусь является 60Co (мощность дозы излучения на расстоянии 75 см от ИИИ составляет 1,5–3 Гр/мин). В брахитерапевтических аппаратах в основном используется 192Ir в диапазоне активностей 0,037–0,555 ТБк в зависимости от аппарата; каждые три месяца ИИИ подлежит замене. В некоторых брахитерапевтических аппаратах, например, марки АГАТ-ВУ, используется 60Co .

В таблице 1 представлены лаборатории медицинских учреждений, в которых осуществляются работы с открытыми ИИИ (по данным Госатомнадзора) .

–  –  –

Открытые и закрытые радионуклидные ИИИ, применяемые в диагностических и терапевтических целях различными медицинскими учреждениями Республики Беларусь, представлены в таблице 2 .

С 2015 г. на базе государственного учреждения «Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова» будет работать Республиканский центр позитронно-эмиссионной томографии, в котором для ядерной медицины будут использоваться короткоживущие радионуклиды 11С, 15О и 18F .

Степень опасности любых ИИИ оценивается исходя из D-величины — значения активности, соответствующей опасному количеству радиоактивного материала. Эти величины основаны на количестве радиоактивного материала, которое может приводить к серьезным детерминированным эффектам в случае определенных сценариев облучения и при определенных дозовых критериях. На основе отношения активности радиоактивного материала к соответствующей D-величине, приведенной в приложении 17 к гигиеническому нормативу, утв. постановлением М-ва здравоохр. Респ .

Беларусь 28.12.2012 № 213, осуществляется отнесение ИИИ к одной из 5 категорий опасности, приведенных в таблице 3 .

–  –  –

Таким образом, все ИИИ представляют собой потенциальную опасность и могут привести к радиационной аварии в силу различных причин. В соответствии с требованиями радиационной безопасности [3-4] организации (в т. ч. медицинские учреждения), являющиеся пользователями ИИИ, должны иметь план для обеспечения готовности и реагирования на радиационные аварии с ними, а также обученный персонал и материальные средства для ликвидации радиационной аварии в пределах учреждения .

При радиационных авариях в медицинских учреждениях в сравнении с другими радиационными авариями количество пострадавших значительно меньше, однако дозы облучения могут быть очень высокими, из-за чего эти аварии могут привести к тяжелым последствиям: острой лучевой болезни или высокой степени тяжести местным лучевым поражениям .

Наибольшую опасность в случае возникновения радиационной аварии представляют ИИИ, используемые в лучевой терапии (73 аппарата): по 17 гамматерапевтических и брахитерапевтических аппаратов, 17 рентгеновских симуляторов, 14 линейных ускорителей, 8 рентгентерапевтических аппаратов .

Учитывая характеристики медицинских ИИИ, используемых в Республике Беларусь, и международный опыт в ликвидации последствий радиационных аварий, необходимо усовершенствовать систему готовности и реагирования на радиационные аварии с медицинскими ИИИ с учетом возможности развития следующих аварийных ситуаций:

а) в лучевой терапии:

1) при использовании аппаратов, оборудования или средств защиты, не отвечающих требованиям технических нормативных правовых актов в области обеспечения радиационной безопасности;

2) при нарушении правил работы с аппаратами, оборудованием, предусмотренных технической документацией;

3) при возникновении аварийных ситуаций в результате технической неисправности аппаратов, оборудования (механическая поломка элементов аппарата, оборудования);

4) при повреждении радиационной защиты аппарата, оборудования;

5) при утере или хищении ИИИ, радиофармпрепаратов;

б) в радионуклидной диагностике:

1) при обращении с открытыми ИИИ суммарной активностью свыше 10 МЗА:

- при повреждении флакона или шприца с радиофармпрепаратом или с другим ИИИ;

- при разгерметизация рабочего объема радионуклидного генератора, жидкостных фантомов или калибровочных ИИИ;

- при разливе радиоактивного раствора;

- при попадании радиоактивного раствора на одежду и (или) кожу работника и (или) больного;

- при потере открытого ИИИ, флакона или шприца с радиофармпрепаратом;

- при обнаружении неучтенного открытого ИИИ;

- при ошибочном введении в организм пациента радиофармпрепарата с активностью, при которой эффективная доза облучения пациента может превысить 200 мЗв;

- при возгорании (задымлении) или пожаре в помещениях подразделения, в которых проводятся работы с ИИИ;

2) нарушения радиационной технологии, не квалифицируемые как радиационные аварии:

- ошибочное введение пациенту неназначенного ему радиофармпрепарата или введение радиофармпрепарата с активностью, которая больше необходимой для исследования при условии непревышения эффективной дозы облучения более 200 мЗв;

- экстравазальное введение радиофармпрепарата при внутривенной инъекции;

3) инциденты, если они не приводят к проектным радиационным авариям:

- выход из строя или сбой в работе радиодиагностической аппаратуры, циклотрона;

- возгорание (задымление) или пожар в помещениях подразделения, в которых не проводятся работы с ИИИ;

- нарушения электропитания аппаратуры и оборудования, ведущие к нарушениям правил электробезопасности для пациентов и персонала, но не приводящие к нарушению установленных технологий работы с радионуклидными ИИИ;

- нарушения санитарного состояния помещений подразделения радионуклидной диагностики, в т. ч. вследствие протечек водопровода, отопления, канализации, талых вод и т. п., не приводящие к нарушению установленных технологий радиодиагностических процедур .

Заключение. По состоянию на 01.01.2015 в медицинских учреждениях используется более 2300 единиц рентгеновского диагностического оборудования, рентгеновские аппараты составляют основную массу всего рентгеновского диагностического оборудования — 60%. В Республике Беларусь используются 10 основных радионуклидов в открытых и закрытых ИИИ, применяемых в лечебных и диагностических целях: 32P, 60Co, 67Ga, 89Sr, 99mTc, 106Ru, 125I, 131I, 137Cs, 192Ir. В 2015 г .

на базе государственного учреждения «Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова» планируется открыть Республиканский центр позитронно-эмиссионной томографии, в котором для ядерной медицины будут использоваться такие радионуклиды, как 11С, 15О и 18F, и количество радионуклидов, используемых в медицинских процедурах, увеличится .

Для усовершенствования системы готовности и реагирования медицинского учреждения на радиационные аварии с медицинскими ИИИ необходимо разработать план готовности и реагирования на радиационные аварии с медицинскими ИИИ с учетом возможных аварийных ситуаций и новых требований радиационной безопасности. При разработке данного плана необходимо учитывать все аспекты: характеристика ИИИ, медицинские процедуры, для которых он используется, количество персонала, работающего с ИИИ, пациентов, подвергаемых облучению, и населения, которое может быть облучено в результате аварии .

Литература

1. О радиационной безопасности населения: Закон Респ. Беларусь от 05.01.1998 № 122-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. — Минск, 2001 .

2. Радиологическая защита при медицинском облучении ионизирующим излучением: руководство серии безопасности № RS-G-1.5. — Вена: МАГАТЭ, 2004. — С. 1–3 .

3. Санитарные нормы и правила. Требования к радиационной безопасности: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь от 28.12.2012 № 213 // Радиационная гигиена: сб. норм. док. — Минск: РЦГЭиОЗ, 2013. — С. 6–34 .

4. Критерии оценки радиационного воздействия: гигиенический норматив: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь от 28.12.2012 № 213 // Радиационная гигиена: сб. норм. док. — Минск: РЦГЭиОЗ, 2013. — С. 35–167 .

–  –  –

Medical exposure is extremely widespread in the world, and almost all members of population are exposed to radiation during diagnosis of various diseases, therefore medical exposure contributes significantly to the overall population dose. The article presents the results of the analysis of medical sources of ionizing radiation, which are used in the Republic of Belarus (as for 01.01.2015) as well as the estimation of their danger in case of radiation accidents .

Keywords: medical source of ionizing radiation, radiation safety, radiation protection, radiation accident .

–  –  –

Реферат. Представлены результаты изучения вирусной контаминации поверхностей объектов среды обитания человека (ОСОЧ) в условиях детского инфекционного стационара и школы одного из крупных городов Республики Беларусь .

Средний уровень положительных на наличие вирусных агентов проб ОСОЧ, отобранных в инфекционном стационаре, составил 61,0%, отобранных в школе — 20,2%. Средний уровень вирусной контаминации поверхностей в боксах для пациентов инфекционной клиники составил 19,5%, в санитарных комнатах — 28,3%. После санитарной обработки уровень вирусного загрязнения существенно уменьшился — до 0,8 и 3,5% соответственно. Определены наиболее эпидемически значимые объекты с точки зрения риска заражения детей кишечными вирусными инфекциями. Полученные данные указывают на необходимость осуществления санитарно-вирусологического контроля ОСОЧ с целью профилактики и эффективного управления рисками возникновения и распространения инфекционной заболеваемости с контактно-бытовым путем передачи в организациях здравоохранения и образования .

Ключевые слова: вирусная контаминация объектов среды обитания человека, кишечные вирусы, санитарновирусологический контроль .

Введение. Объекты среды обитания человека (ОСОЧ) играют важную эпидемическую роль в распространении вирусных инфекций с контактно-бытовым путем передачи. Наиболее распространенными возбудителями инфекционных заболеваний, передающихся через зараженные поверхности предметов и ОСОЧ, являются многочисленные представители кишечных вирусов, к которым относятся норо- (НоВ), рота- (РВ), кишечные адено- (АдВ), энтеро- (ЭВ), астровирусы (АсВ) [1–3]. Выраженная устойчивость и стабильность этих вирусных патогенов в окружающей среде, а также высокая контагиозность являются их основными свойствами, способствующими распространению в человеческой популяции и возникновению групповой и вспышечной заболеваемости [1, 4]. Регулярный санитарно-вирусологический контроль за ОСОЧ, направленный на выявление их вирусной контаминации с целью установления источника инфицирования и пресечения контактно-бытового пути трансмиссии возбудителей, является действенной мерой, способствующей успешному управлению качеством и безопасностью окружающей среды .

Цель исследования — изучение контаминации ОСОЧ возбудителями кишечных вирусных инфекций (КВИ) в условиях госпитальной и школьной среды .

Материалы и методы. Пробы для исследований ОСОЧ отбирали в детских инфекционных отделениях (боксах для пациентов, санитарных комнатах, 113 проб) и в школах (классах, столовой, санитарных комнатах, местах общего пользования, 84 пробы) одного из крупных городов Республики Беларусь .

Санитарно-вирусологические исследования ОСОЧ проводили на основе разработанного алгоритма с использованием высокоэффективных технологий и средств концентрирования вирусов-контаминантов с последующим применением молекулярно-генетических методов их детекции [5] .

Схема получения смывов с поверхностей ОСОЧ включала механическую обработку (протирание) поверхностей влажным вируссорбирующим тампоном, смоченным в фосфатно-солевом буферном растворе (рН = 7,4), с последующим их концентрированием методом сорбции/элюции в малом объеме [5-6]. В качестве вируссорбирующего тампона использовали волокнистый материал марки ФИБАН А6 (пр-ва Института физико-органической химии НАН Беларуси). Сконцентрированные образцы исследовали на наличие генетического материала наиболее распространенных контаминантов ОСОЧ — РВ, НоВ, АдВ, ЭВ, АсВ методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени с помощью набора реагентов «ОКИ-скрин» и «Амплисенс Enterovirus-FL» (пр-ва «Амплисенс», Россия) в соответствии с прилагаемыми инструкциями .

Результаты и их обсуждение. В инфекционном стационаре пробы отбирали с различных предметов (объектов), расположенных в боксах для пациентов с ОКИ, а также в санитарных комнатах, включая унитазы, поверхности кроватей, батарей, полов, выключателей, стен, столов, ручек дверей, игрушек .

Учитывая тот факт, что на поверхностях ОСОЧ вирусы находятся в очень малой концентрации, недостаточной для их детекции, при отборе проб применяли метод их концентрирования. Используемый в процессе отбора проб и получения смывов с ОСОЧ сорбирующий материал марки ФИБАН А6 является анионитом и обладает высокой сорбционной активностью в отношении кишечных вирусов, что было показано ранее при разработке средств для осуществления санитарновирусологического контроля водных объектов и пищевых продуктов [7] .

По результатам исследований, проведенных в условиях инфекционного стационара, выявлен 61,0% положительных проб, содержащих генетический материал кишечных вирусов. В исследованных образцах обнаруживались маркеры АдВ, НоВ, РВ и ЭВ. Среди выявленных возбудителей доминировали РВ (23,9%), АдВ (19,5%) и НоВ (12,4%). Значительно реже детектировались ЭВ (6,2%). Рейтинг выявленных возбудителей среди положительных образцов представлен на рисунке 1 .

В 13,2% исследованных проб одновременно обнаруживалось более одного вирусного агента, среди которых два вируса регистрировались в 8,8% проб, а три — в 4,4% проб. Как и следовало ожидать, наиболее контаминированными оказались поверхности санитарной комнаты. Они одновременно содержали генетический материал 3 из выявляемых вирусных патогенов — РВ, НоВ, АдВ или ЭВ. В боксах для пациентов отмечалась значительная контаминация поверхностей ножек кроватей: обнаружены две положительные пробы, содержащие одновременно генетический материал РВ, АдВ, НоВ, а в одной пробе определялись маркеры 4 вирусных патогенов — РВ, АдВ, НоВ и ЭВ .

Результаты выявления контаминации поверхностей различных ОСОЧ в боксах для пациентов и санитарных комнатах представлены на рисунках 2, 3. Следует отметить, что практически на всех исследованных поверхностях ОСОЧ обнаруживался вирусный материал. В боксах для пациентов наиболее контаминированными оказались ножки кроватей и сами кровати, а в санитарных комнатах — ручки дверей и сами двери, а также керамическая плитка. Средний уровень контаминации поверхностей ОСОЧ в боксах для пациентов составил 19,5%, а в санитарных комнатах — 28,3% .

Рисунок 1. — Рейтинг вирусов-контаминантов среди положительных проб по результатам ПЦР, % Рисунок 2 .

— Результаты выявления положительных проб на наличие генетического материала кишечных вирусов в боксах для пациентов, % После санитарной обработки обследуемых помещений (уборки и дезинфекции) уровень вирусного загрязнения поверхностей находящихся там ОСОЧ значительно снизился (до 0,8% в боксах для пациентов и 3,5% в санитарной комнате), хотя абсолютной «стерильности» достичь не удалось .

Рисунок 3. — Результаты выявления положительных проб на наличие генетического материала кишечных вирусов в санитарных комнатах, % Полученные данные демонстрируют достаточно выраженную контаминацию госпитальной среды возбудителями кишечных вирусных инфекций .

Они однозначно указывают на существующий риск реализации контактно-бытового пути их передачи и возникновения нозокомиальных инфекций .

По данным санитарно-вирусологических исследований, в условиях школьной среды частота обнаружения маркеров кишечных вирусов на поверхностях ОСОЧ была значительно ниже. В целом она составила 20,2%. Из числа детектируемых вирусных патогенов были зарегистрированы АдВ, РВ, НоВ, ЭВ. В линейке выявленных агентов доминировали НоВ (8,3%) .

Менее часто обнаруживались РВ (4,8%), АдВ (3,5%) и ЭВ (3,5%). Наиболее контаминированными оказались поверхности ручек дверей (7,1%), столов (2,4%), ковра (2,4%). Перечень ОСОЧ, на которых был обнаружен генетический материал кишечных вирусов, представлен в таблице .

–  –  –

Заключение. Полученные в настоящей работе данные пилотных исследований по изучению проблемы вирусной контаминации ОСОЧ госпитальной и школьной среды указывают на реальное существование вирусологических рисков для здоровья детей. Они диктуют необходимость внедрения в практику здравоохранения разработанной методической базы для лабораторного контроля инфекций с контактно-бытовым путем передачи, что будет способствовать улучшению качества и эффективности эпиднадзора за инфекционной заболеваемостью в нашей стране и повышению безопасности среды обитания человека .

Литература

1. Abad, F.X. Survival of enteric viruses on environmental fomites / F.X. Abad, R.M Pinto, A. Bosch // Appl. Environ. Microbiol. — 1994. — Vol. 60. — P. 3704–3710 .

2. Boone, S.A. Significance of fomites in the spread of respiratory and enteric viral disease / S.A Boone, C.P. Gerba // Appl. Environ .

Microbiol. — 2007. — Vol. 73. — P. 1687–1696 .

3. An outbreak of viral gastroenteritis following environmental contamination at a concert hall / M.R. Evans [et al.] // Epidemiol. Infect. — 2002. — Vol. 129. — P. 355–360 .

4. Application of a swab sampling method for the detection of norovirus and rotavirus on artificially contaminated food and environmental surfaces / K. Cherer [et al.] // Food Environ. Virol. — 2009. — Vol. 1. — P. 42–49 .

5. Методы отбора и концентрирования проб из объектов среды обитания человека для проведения санитарно-вирусологических исследований: утв. М-вом здравоохр. Респ. Беларусь 25.03.2014 № 016-1213. — Минск, 2014. — 10 с .

6. Амвросьева, Т.В. Новые методические решения выявления вирусной контаминации объектов среды обитания человека / Т.В. Амвросьева, О.Н. Казинец // Здоровье и окружающая среда: сб. науч. тр. / Респ. науч.-практ. центр гигиены; гл. ред. Г.Е. Косяченко. — Минск, 2013. — Вып. 22. — С. 3–6 .

7. Казинец, О.Н. Проблема вирусологической безопасности пищевых продуктов и методы индикации их вирусного загрязнения / О.Н. Казинец [и др.] // Донозология и здоровый образ жизни. — 2012. — № 2 (11). — С. 30–33 .

PRACTICAL STUDY OF VIRAL CONTAMINATION IN HOSPITAL AND SCHOOL ENVIRONMENT

Kazinetz O.N., Amvrosieva T.V., Paklonskaya N.V., Lozuk S.K .

The Republican Research & Practical Center for Epidemiology & Microbiology, Minsk, Republic of Belarus The article presents the results of investigation of viral contamination of human environment in children hospital and school in one of the big Belarusian cities. An average level of viral contamination of surfaces was 61.0 and 20.2% in hospital and school, respectively. Hospital surfaces were contaminated by rotaviruses (23.9%), adenoviruses (19.5%), noroviruses (12.4%), enteroviruses (6.2%), school surfaces — rotaviruses (4.8%), adenoviruses (3.5%), noroviruses (8.3%), enteroviruses (3.5%). The average level of viral contamination in patient’s rooms of hospital was 19.5%, toilets — 28.4%. Levels of viral contamination after cleaning were decreased up to 0.8 and 3.5%, respectively. The study revealed the most epidemically important objects of environment from the point of view of viral transmission risk. Obtained data showed necessity of improvement of current system of state sanitary surveillance in health care and education establishments .

Keywords: viral contamination of human environment, enteric viruses, infection hospital, school .

Поступила 16.09.2015

ОБНАРУЖЕНИЕ ЛЕгИОНЕЛЛ ВО ВНУТРИБОЛЬНИчНОй СРЕДЕ

Коломиец Н.Д.1, Тонко О.В.1, Романова О.Н.2, Логинова А.Ю.1, Ханенко О.Н.1, Панасюк Ю.В.3 1Государственноеучреждение образования «Белорусская медицинская академия последипломного образования», Минск, Республика Беларусь;

2Учреждение образования «Белорусский государственный медицинский университет», Минск, Республика Беларусь;

3Государственное учреждение «Республиканский научно-практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии», Минск, Республика Беларусь Реферат. Показано, что из 102 отобранных образцов воды и смывов с объектов окружающей среды больничных организаций здравоохранения в 16 (15,7%) случаях обнаружены Legionella pneumophila, их которых 15 (93,8%) отнесены к Legionella pneumophila серогрупп 2–14 и только один штамм — к Legionella pneumophila серогруппы 1. Наличие даже низкоуровневой контаминации легионеллами некоторых объектов внешней среды стационара требует разработки программы производственного контроля и эпидемиологического надзора за инфекцией с учетом многообразных факторов риска .

Ключевые слова: внутрибольничная среда, нозокомиальные инфекции, легионеллезная инфекция, эпидемиология, Legionella pneumophila .

Введение. Легионеллез — сапронозная инфекция, возбудителя которой относят к водным микроорганизмам — сапрофитам, для человека являющихся случайными паразитами, реализующими свою патогенность. Одной из важнейших особенностей экологии легионелл считают их способность к образованию биопленок в совокупности с другими микроорганизмами, а также паразитирование в течение определенной части жизненного цикла в организме ряда простейших (амебы и инфузории). Обитающие в естественных водоемах легионеллы практически не представляют собой эпидемиологической опасности, поскольку накапливаются в незначительных количествах (не более 103 КОЕ/л). При температуре воды более 60°С легионеллы не выживают, от 60 до 50°С — теряют способность к размножению и постепенно погибают, ниже 20°С — остаются в состоянии вынужденного покоя, не размножаясь, и лишь температурный диапазон от 45 до 20°С является благоприятным для их размножения. В жидких средах при температуре 25°C легионеллы могут сохраняться 112 дней, при температуре 4°C — 150 дней. Легионеллы могут выживать в водопроводной воде до одного года, в дистиллированной — 2–4 мес. В то же время микроорганизмы быстро (за 1 мин) погибают под воздействием 70% спирта, 1% раствора формалина, 0,002% раствора фенола, в течение 10 мин — в 3% растворе хлорамина [1–3] .

По характеру приобретения инфекции различают внебольничную пневмонию, нозокомиальный легионеллез и легионеллез, связанный с поездками и путешествиями, которые могут быть как эпидемическими вспышками, так и спорадическими случаями [1]. Практически все они связаны с мелкодисперсным аэрозолем, контаминированным легионеллами. Капли водного аэрозоля диаметром менее 5 микрон легко проникают в нижнюю часть респираторного тракта и далее в альвеолы легких, где вирулентные штаммы легионелл активно размножаются в альвеолярных макрофагах, вызывая острую тяжелую пневмонию. Альтернативным путем передачи является аспирация водопроводной воды. В связи с тем, что температура воды в системе горячего водоснабжения, как правило, не превышает 50°С, что крайне благоприятно для размножения возбудителя, все большее количество спорадических и групповых случаев легионеллеза связывают с аспирацией водопроводной воды [1, 3] .

Восприимчивость людей не является всеобщей, и передача инфекции от человека к человеку достоверно не подтверждена. Иммуносупрессия, трансплантация органов и тканей, длительное введение глюкокортикостероидов, лечение антагонистами фактора некроза опухоли альфа повышают риск развития легионеллезной инфекции [3-4] .

Цель исследования — изучение возможности контаминации легионеллами водных систем и медицинского оборудования в больничных организациях здравоохранения .

Материалы и методы. С 2014 по 2015 гг. в двух организациях здравоохранения онкологического профиля и одной многопрофильной клинической больнице проведены микробиологические исследования воды и различных поверхностей оборудования для водоснабжения и медицинского оборудования. Отбор проб с поверхностей различных объектов внешней среды осуществлялся методом смывов .

Подготовленный для исследования материал засевали на питательные среды, предназначенные для культивирования легионелл, с обязательным добавлением ACES-буфера, L-цистеина и растворимого пирофосфата железа. С этой целью применяли питательную среду Legionella CYE Agar Base с ростовой и селективной добавкой производства (Liofilchem, Италия) .

Количество колоний на чашках с проверяемой средой должно было соответствовать титру контрольной вирулентной культуры. Для ингибирования роста посторонней микрофлоры посевы осуществляли на питательные среды с добавлением смеси антибиотиков: полимиксин В 40 ЕД/мл + пенициллин 0,5 мкг/мл + амфотерицин Б 80 мкг/мл. Посевы инкубировали во влажной атмосфере при температуре 35°С с созданием атмосферы 2,5–3% СО2. Рост колоний из посева первичного материала наблюдали не ранее чем через 3–5 сут. При подозрении роста легионелл колонии пересевали на среду с ростовыми добавками и на контрольную среду без добавок, не поддерживающую рост легионелл. Рост во втором пассаже на специальной среде при отсутствии роста на контрольной среде позволял сделать предварительное заключение о наличии в образце Legionella spp. На селективных средах колонии легионелл диаметром 1–2 мм вырастали на 3–5-е сут. Колонии выглядели плоско-выпуклыми с гранулярной или блестящей поверхностью серовато-голубоватого или зеленоватого цветов. В мазках, окрашенных по Граму, наблюдали грамотрицательные палочки длиной 2–3 мкм .

Для идентификации легионелл и определения серогруппы применяли набор для латекс-агглютинации: NEW Legionella latex Test (Oxoid, Великобритания), который позволял определять Legionella pneumophila серогруппы 1 и Legionella pneumophila серогрупп 2–14 [1–4] .

Результаты и их обсуждение. В современной литературе в течение последних лет происходило накопление данных о том, что внутрибольничная среда может быть значимым источником внутрибольничных патогенных микроорганизмов, атакующих пациентов, составляющих группу высокого риска [1, 5, 6]. Термин «внутрибольничная среда» применяется к воздуху, воде, поверхностям предметов, окружающих пациентов, оборудованию и изделиям медицинского назначения, используемых в процессе оказания медицинской помощи в стационаре [1] .

В выбранных нами организациях здравоохранения мог предположительно существовать риск развития легионеллеза у пациентов по следующим причинам:

- наличие у лиц, обратившихся за оказанием медицинской помощи, иммунодефицитного состояния (онкология, реанимация, гематология и трансплантология);

- во всех обследованных учреждениях функционировала централизованная система горячего водоснабжения, а при необходимости использовались бойлеры, в которых холодная вода нагревалась до требуемой температуры с помощью специального теплоносителя. В любом случае температура горячей воды обычно не превышала 56°С, что создавало благоприятные условия для колонизации систем легионеллами .

До исследования проводили выявление концевых, наиболее отдаленных, редко используемых участков и тупиковых точек системы горячего водоснабжения. С этой целью привлекали представителей инженерной службы клиники. На данном этапе эпидемиологических обследований нами был разработан в виде блок-схемы протокол исследования различных водных объектов стационара и смывов с поверхностей водопроводного и медицинского оборудования для оценки возможной контаминации легионеллами (таблица 1) .

–  –  –

Смывы отбирали с внутренней поверхности водопроводных кранов, сеток душа, внутренней поверхности труб концевых, редко используемых и «застойных» участков системы горячего водоснабжения, воды из теплоносителей (бойлеров) .

Всего было отобрано 102 пробы, из них 43 образца воды из кранов горячего/холодного водоснабжения, бойлеров, приточно-вытяжных теплообменников; 10 проб воды со сливов шлангов подачи воды, ванн для подводного массажа и умывальников; 40 смывов с сеточек душа и вентиляционных решеток; 9 — с аппаратов искусственной вентиляции легких. Результаты этих исследований представлены в таблице 2 .

–  –  –

В результате из 8 видов исследованных образцов в 5 было обнаружено присутствие легионелл. При этом наибольшее количество положительных находок было в воде из кранов горячего водоснабжения: из 16 образцов в 8 (50%) обнаружены легионеллы. При количественном подсчете микроорганизмов установлено, что их титр находился в пределах 3,0102–6,0103 КОЕ/л. Для каждого из этого вида образцов при подсчете колоний стандартным методом были установлены следующие показатели КОЕ/л: 3,0102; 3,0102; 4,0102; 2,0102; 2,0103; 6,0103 .

При исследовании воды из кранов холодного водоснабжения в 2 из 12 образцов были обнаружены легионеллы. Их концентрация находилась в пределах 2,0102–3,0102 КОЕ/л .

Для 2 положительных образцов воды из приточно-вытяжных теплообменников концентрация легионелл также не превышала 5,0102 КОЕ/л .

В 2 пробах воды из бойлеров этот показатель уже составлял 3,0102–4,0102 КОЕ/л. Всего из исследованных 53 образцов воды были контаминированы 14 образцов (26,4%) с легионеллами. Серотипирование позволило отнести их к Legionella pneumophila серогрупп 2–14 .

Из исследованных 49 различных смывов в 2 (смывы с сеточек душа) были обнаружены легионеллы в концентрации 3,0103–5,0104. При серотипировании Legionella pneumophila серогруппы 1 была определена в пробе с концентрацией 3,0103 КОЕ/л и Legionella pneumophila серогрупп 2–14 — в пробе с концентрацией 5,0104 КОЕ/л .

В результате исследований установлено, что из 102 отобранных образцов по разработанной методике эпидемиологического обследования стационара в 16 (15,7%) случаях обнаружены Legionella pneumophila .

Таким образом, количество легионелл в одной из 16 проб превышало 5,0104 КОЕ/л, что являлось теоретически достаточным для развития легионеллеза, особенно у пациентов с иммуносупрессией [6] .

В этой связи к рискам развития нозокомиального легионеллеза можно отнести:

- характеристику вида и серогруппы легионелл;

- вирулентность выделенного штамма легионелл;

- клинический статус пациентов и наличие иммуносупрессии;

- особенности лечебно-диагностического процесса на этапах оказания медицинской помощи в условиях больничной организации здравоохранения;

- состояние и условия эксплуатации водных инженерных систем .

Заключение. В результате исследований установлено, что из 102 отобранных образцов воды и смывов с объектов окружающей среды больничных организаций здравоохранения в 16 (15,7%) случаях обнаружены Legionella pneumophila, из которых 15 (93,8%) отнесены к Legionella pneumophila серогрупп 2–14 и только один штамм — к Legionella pneumophila серогруппы 1 .

Отсутствие положительных находок в смывах с аппаратов для искусственной вентиляции легких свидетельствует о высоком качестве дезинфекционно-стерилизационных мероприятий .

Наличие даже низкоуровневой контаминации легионеллами некоторых объектов внешней среды стационара требует разработки программы производственного контроля и эпидемиологического надзора за инфекцией с учетом многообразных факторов риска .

Литература

1. Профилактика, диагностика и лечение легионеллеза / И.С. Тартаковский [и др.]. — М.: Студия МДВ, 2013. — 344 с .

2. Применение стандартов лабораторной диагностики легионеллеза во время эпидемической вспышки пневмоний в городе Верхняя Пышма Свердловской области / И.С. Тартаковский [и др.] // Клин. микробиол. антимикроб. химиотерапия. — 2007. — Т. 9, № 4. — С. 361–369 .

3. Легионеллез (этиология, эпидемиология, клиника, диагностика, лечение, профилактика): учеб.-метод. пособие / Н.Д. Коломиец [и др.]. — Минск: БелМАПО, 2014. — 31 с .

4. Методические указания по выявлению бактерий Legionella pneumophila в объектах окружающей среды: метод. указания МУК 4.2.22-17-07. — М., 2007. — 27 с .

5. Legionella pneumonia in cancer patients / K.L. Jacobson [et al.] // Medicine. — 2008. — Vol. 87, № 3. — P. 152–159 .

6. Outbreak of Legionnaires disease in immunosuppressed patients at a cancer centre: usefulness of universal urine antigen testing and early levofloxacin therapy / C. Gudiol [et al.] // Clin. Microbiol. Infect. — 2007. — Vol. 13, № 1. — P. 1125–1128 .

DETECTION OF LEGIONELLA IN NOSOCOMIAL ENVIRONMENT

Kolomiets N.D.1, Tonko O.V.1, Romanova O.N.2, Loginova A.Y.1, Hanenko O.N.1, Panasyuk Yu.V.3 1State Educational Institution “The Belarusian Medical Academy of Post-Graduate Education”, Minsk, Republic of Belarus;

2Education Establishment “The Belarusian State Medical University”, Minsk, Republic of Belarus;

3The Republican Scientific & Practical Center for Pediatric Oncology, Hematology & Immunology,

Minsk, Republic of Belarus

It is shown that of 102 selected samples of water and swabs from objects of environment of hospital health care organizations in 16 (15.7%) cases were found Legionella pneumophila, of which 15 (93.8%) assigned to Legionella pneumophila serogroups 2–14, and only one strain — Legionella pneumophila serogroup to 1. The presence of even a low-level contamination with Legionella some objects of the environment requires the development of a hospital program of production control and surveillance of the infection, taking into account the diverse risk factors .

Keywords: nosocomial infections, cancer hospital, Legionella infection, epidemiology, Legionella pneumophila .

–  –  –

Реферат. Проанализированы дозы облучения пациентов и персонала при использовании медицинских источников ионизирующего излучения (далее — ИИИ) в диагностических целях в 2014 г. в 82 медицинских учреждениях Брестской области .

Ключевые слова: радиационная защита, планируемое облучение, медицинские источники ионизирующего излучения, рентгенологические, радионуклидные исследования, дозы облучения, пациент, персонал .

Введение. С целью обеспечения радиационной защиты персонала в Республике Беларусь установлен предел дозы облучения для персонала — годовая эффективная доза облучения не должна превышать 50 мЗв/год или 20 мЗв/год в среднем за пять последовательных лет. Контроль доз облучения персонала проводится на всех радиационных объектах, в т. ч. и в медицинских учреждениях, выполняется ежегодная оценка полученных результатов с целью обоснования граничной дозы облучения персонала и внедрения защитных мероприятий, в т. ч. в соответствии с Гигиеническим нормативом «Критерии радиационного воздействия», утв. постановлением М-ва здравоохр. 02.12.2012 № 213. Для обеспечения радиационной защиты пациентов при осуществлении деятельности с медицинскими ИИИ установлены рекомендуемые диагностические референтные уровни при медицинском облучении для типичного взрослого пациента [1]. Оценка доз облучения пациентов, полученных при выполнении медицинских диагностических процедур, позволяет выявить вклад данного облучения в годовую дозу облучения населения, а также судить об эффективности или необходимости защитных мероприятий для ограничения или снижения доз облучения пациентов в данном медицинском учреждении .

Цель исследования — оценка доз облучения пациентов и персонала, полученных в ходе диагностических исследований, а также эффективности мероприятий по радиационной защите пациентов и персонала в медицинских учреждениях Брестской области в 2014 г .

Материалы и методы. Проведена оценка количества диагностических исследований, коллективных и средних годовых эффективных доз облучения пациентов и персонала в Брестской области в 2014 г. на основе ежегодных статистических данных, полученных при представлении ведомственных отчетных форм Министерства здравоохранения Республики Беларусь № 23 «Сведения о рентгенологических, радионуклидных исследованиях, лучевой терапии и дозах облучения пациентов, полученных при проведении медицинских процедур» и № 1-ДОЗ «Отчет о дозах облучения персонала в условиях нормальной эксплуатации техногенных источников ионизирующего излучения» .

Результаты и их обсуждение. Рентгеновская диагностика является одним из основных методов исследований по эффективности, доступности и целесообразности. В Брестской области, как и по всей республике, отмечается увеличение количества сложных исследований (рентгеновская компьютерная томография, линейная томография и др.), в т. ч. с использованием цифровых методов сканирования и обработки снимков [2, 3]. В соответствии с действующим законодательством пользователи ИИИ обязаны обеспечить соблюдение требований по радиационной защите персонала и пациентов [4, 5] .

В Брестской области в 2014 г. в ходе медицинских диагностических процедур с использованием ИИИ было облучено 1745830 человек, в т. ч. детей до 18 лет — 144435 человек (9%); взрослых (18 лет и старше) — 1601395 человек (91%). Установлено, что основное количество исследований составляют рентгенологические, при этом было проведено 2102034 рентгенологических (99,7%) и 5189 радионуклидных исследований. В анализируемом году отмечалось увеличение количества исследований детей до 18 лет и, соответственно, отмечен рост коллективной дозы; в отношении взрослых отмечалось снижение количества обследованных лиц, уменьшение числа исследований и снижение коллективной дозы. Среднее количество исследований (в расчете на 1 человека) составило 1,21, детей до 18 лет — 1,36, взрослых — 1,19 .

Средняя годовая эффективная доза облучения пациентов в расчете на одно обследование составила 0,39 мЗв, в т. ч .

для детей до 18 лет — 0,19 мЗв, для взрослых — 0,38 мЗв. При рентгенологических исследованиях средняя годовая доза облучения в расчете на одно обследование составила 0,3 мЗв, при исследованиях органов мочеполовой системы — 0,7 мЗв, сердечно-сосудистой — 0,56 мЗв., костно-суставной — 0,31 мЗв, органов брюшной полости — 2,76 мЗв, черепа и лицевых костей — 0,24 мЗв, органов грудной полости — 0,18 мЗв, молочной железы — 0,08 мЗв. Наибольшие средние годовые дозы облучения пациенты получили при исследованиях с помощью компьютерной томографии органов брюшной полости — 6,9 мЗв, органов грудной полости — 5,2 мЗв, а также рентгеноскопии кишечника (4,63 мЗв), пищевода и желудка (4,12 мЗв), органов грудной клетки (1 мЗв) .

Коллективная доза облучения населения от медицинских ИИИ составила 643,4 чел.-Зв/год, в т. ч. при рентгенологических исследованиях — 639,7 чел.-Зв/год (99,4%), при радионуклидных исследованиях — 3,7 чел.-Зв/год (0,6%). По возрастным группам коллективная доза облучения детей до 18 лет составила 27,4 чел.-Зв/год, взрослых — 615,9 чел.-Зв/год .

Наибольшие коллективные дозы облучения отмечались при исследованиях костно-суставной системы — 29,6% (189,7 чел.Зв/год), органов грудной полости — 27,4% (174,3 чел.-Зв/год), органов брюшной полости — 18,4% (117,8 чел.-Зв/год), черепа и лицевых костей — 12,4% (79,6 чел.-Зв/год) .

При исследованиях органов грудной полости коллективные дозы облучения пациентов при линейной томографии составили 51,9 чел.-Зв/год, рентгенографии — 41,4 чел.-Зв/год, флюорографии — 40,3 чел.-Зв/год, в т. ч. при флюорографических исследованиях на пленочных аппаратах — 24,7 чел.-Зв/год, на цифровых — 15,6 чел.-Зв/год, при компьютерной томографии — 35,3 чел.-Зв/год .

В связи с заменой устаревшего пленочного флюорографического оборудования на современное цифровое значительно снизились дозы облучения пациентов при флюорографических исследованиях на данных аппаратах, например, на цифровых рентгеновских аппаратах проведено 660983 флюорографических исследования, при этом коллективная доза составила 15,6 чел.-Зв/год, или эффективная доза облучения за одно обследование составила 0,024 мЗв; на пленочных рентгеновских аппаратах проведено флюорографическое исследование только у взрослых пациентов (89742 исследования), при этом дозы облучения были значительно выше: коллективная доза облучения составила 24,7 чел.-Зв/год, а эффективная доза облучения за одно обследование — 0,28 мЗв .

Наиболее высокие коллективные дозы облучения пациентов отмечались в крупных медицинских учреждениях:

УЗ «Брестская областная больница» (89,9 чел.-Зв/год), онкологический диспансер г. Барановичи УЗ «Барановичская центральная поликлиника» (32,0 чел.-Зв/год), УЗ «Лунинецкая ЦРБ» (32,0 чел.-Зв/год), УЗ «Пинская центральная больница»

(31,0 чел.-Зв/год), УЗ «Брестская городская больница № 1» (30,9 чел.-Зв/год), УЗ «Брестский областной противотуберкулезный диспансер» (25,1 чел.-Зв/год), УЗ «Брестский областной онкологический диспансер» (24,0 чел.-Зв/год), УЗ «Кобринская ЦРБ» (24,2 чел.-Зв/год), межрайонный онкологический диспансер УЗ «Пинская центральная поликлиника» (19,2 чел.-Зв/год) .

В 2014 г. в Брестской области по сравнению с предыдущими годами отмечался рост коллективной дозы облучения всех категорий персонала, что было обусловлено необходимостью диагностики патологических состояний с использованием ИИИ, увеличением количества сложных рентгеновских исследований, увеличением численности персонала, а также улучшением качества регистрации доз облучения персонала за счет замены устаревших индивидуальных дозиметров на новые .

В медицинских учреждениях Брестской области работает 929 человек, наибольшее количество — это рентгенлаборанты (392 человека), врачи (280 человек), в т. ч. врачи-рентгенологи (172), врачи-радиационные онкологи (18), врачирадиологи (6), врачи других специальностей (84). За анализируемый год индивидуальные годовые эквивалентные дозы облучения персонала не превысили установленные пределы доз облучения персонала, при этом максимальная годовая эффективная доза облучения составила 5,41 мЗв, а средняя годовая эффективная доза облучения составила 1,34 мЗв. Годовые эффективные дозы облучения персонала более 5 мЗв были зарегистрированы у 2 человек (рентгенлаборант, санитарка) .

Средние годовые эффективные дозы облучения в зависимости от профессии медицинского персонала можно распределить следующим образом (по убыванию): врачи-радиологи — 1,80 мЗв (максимальная — 2,24 мЗв), медсестры — 1,79 мЗв (максимальная — 3,25 мЗв), техники — 1,52 мЗв (максимальная — 2,35 мЗв), инженеры — 1,49 мЗв (максимальная — 2,48 мЗв), санитарки — 1,4 мЗв (максимальная — 5,09 мЗв), радиационные онкологи — 1,37 мЗв (максимальная — 1,73 мЗв), рентгенлаборанты — 1,31 мЗв (максимальная — 5,41 мЗв), врачи-рентгенологи — 1,29 мЗв (максимальная — 3,62 мЗв), врачиспециалисты — 1,22 мЗв (максимальная — 3,16 мЗв). Суммарная коллективная доза облучения персонала составила 1,2 чел.-Зв/год .

Заключение. В Брестской области наблюдается высокий уровень охвата населения различными видами медицинских процедур с использованием ИИИ, ежегодно увеличивается количество сложных диагностических исследований. В 2014 г .

основной вклад в дозу облучения пациентов вносили рентгенологические исследования (99,7%), отмечалось увеличение количества исследований у детей до 18 лет и, соответственно, рост коллективной дозы. Средняя годовая эффективная доза на одного пациента составила 0,39 мЗв, в т. ч. для детей до 18 лет — 0,19 мЗв, для взрослых (18 лет и старше) — 0,38 мЗв. Наибольшие средние годовые дозы облучения пациенты получили при компьютерной томографии органов брюшной и грудной полостей, рентгеноскопии кишечника, пищевода, желудка. В 2014 г. в Брестской области в медицинских учреждениях работало 929 человек, индивидуальные годовые эквивалентные дозы облучения которых не превысили пределов доз облучения, средняя годовая эффективная доза персонала составила 1,34 мЗв, наибольшие средние годовые эффективные дозы облучения были зарегистрирован у врачей-радиологов (1,8 мЗв), медсестер (1,8 мЗв), техников (1,5 мЗв), санитарок (1,4 мЗв) .

Полученные результаты можно использовать для оценки доз облучения в различных медучреждениях, применяющихх ИИИ, а также в ходе контрольно-надзорных мероприятий данных учреждений по вопросам соблюдения ими требований радиационной безопасности .

Литература

1. Положение о единой государственной системе контроля и учета индивидуальных доз облучении [Электронный ресурс]: постановление Совета Министров Республики Беларусь от 17.06.1999 № 929: в ред. Постановления Совета Министров Республики Беларусь от 27.12.2007 № 1840 // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015 .

2. Федорущенко, Л.С. О дозах облучения пациентов, полученных при проведении медицинских процедур в Республике Беларусь в 2013 году / Л.С. Федорущенко // Современные проблемы радиационной медицины: от науки к практике: материалы междунар. науч.-практ .

конф. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ. науч.-практ. центр радиационной медицины и экологии человека; гл. ред. А.В. Рожко. — Гомель, 2015. — С. 23–24 .

3. Бортновский, В.Н. Состояние и пути совершенствования организации радиационной безопасности в учреждениях здравоохранения / В.Н. Бортновский, А.А. Лабуда // Современные проблемы радиационной медицины: от науки к практике: материалы междунар. науч.практ. конф. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, Респ. науч.-практ. центр радиационной медицины и экологии человека; гл. ред. А.В. Рожко. — Гомель, 2015. — С. 32–35 .

4. Требования к радиационной безопасности: санитар. нормы и правила: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь 28.12.2012 № 213 // Радиационная гигиена: сб. норматив. док. / Респ. центр гигиены, эпидемиологии и обществ. здоровья, Респ. науч.-практ .

центр гигиены. — Минск, 2013. — С. 23–25 .

5. Требования к обеспечению радиационной безопасности персонала и населения при осуществлении деятельности по использованию атомной энергии и источников ионизирующего излучения: сан. нормы и правила: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ .

Беларусь 31.12.2013 № 137 // Радиационная гигиена: сб. норматив. док. / Респ. центр гигиены, эпидемиологии и обществ. здоровья, Респ .

науч.-практ. центр гигиены. — Минск, 2014. — С. 11–12, 34–39 .

–  –  –

The analysis of patient and staff doses obtained during medical procedures in 82 medical establishments in the Brest region in 2014 have been carried out .

Keywords: medical radiology, radionuclide studies, effective and collective doses, workers, patients, occupational and medical exposure .

–  –  –

Реферат. В работе дана оценка уровней облучения персонала на объектах, использующих источники ионизирующих излучения. Для анализа ситуации использованы результаты индивидуального дозиметрического контроля персонала. Уровни его облучения на протяжении анализируемого периода (2009–2014 гг.) не превышали установленного предела дозы. Среднегодовые эффективные индивидуальные дозы облучения персонала составляли 0,1 от установленного предела. В динамике отмечается тенденция снижения среднегодовой дозы облучения персонала в организациях здравоохранения и промышленности. Отсутствуют заметные различия доз облучения в профессиональных группах персонала. По результатам оценки ситуации облучения установлены значения граничных доз, рекомендован перечень мероприятий по оптимизации радиационной защиты .

Ключевые слова: персонал, предел дозы, граничная доза, распределение индивидуальных доз, оптимизация радиационной защиты персонала .

Введение. Персонал подвергается частому облучению в течение длительных промежутков времени. Выполнение принципа нормирования обеспечивается путем соблюдения предела дозы (ПД) облучения [1, 2]. Однако он представляет нижнюю границу неприемлемых доз и рисков и его применение недостаточно для достижения приемлемого уровня радиационной защиты. При дозах облучения несколько ниже предела дозы сохраняется необходимость принять какие-либо разумные меры по их снижению .

Принцип оптимизации защиты известен как принцип АЛАРА — «сохранение всех облучений на разумном достижимом уровне социально-экономических возможностей». Оптимизационный процесс представлен следующими этапами:

оценка ситуации облучения (установление границ процесса); выбор соответствующего значения граничной дозы (ГД); определение возможных защитных мероприятий; выбор наилучшего варианта защиты для превалирующих обстоятельств; внедрение выбранного варианта в практику[3, 5] .

Полезной основой для установления ГД может явиться анализ распределений индивидуальных доз облучения персонала, который включает количество облученных лиц в диапазонах значений индивидуальных доз, а также распределение доз во времени, по возрасту и полу [6] .

Цель исследования — получение информации об уровнях облучения персонала для установления соответствия условий труда нормативным требованиям и использование полученного материала для оптимизации радиационной защиты персонала .

Материалы и методы. Для оценки доз облучения были использованы индивидуальные дозиметры ТЛД-02 и ДТУ- 1 .

Измерение показаний индивидуальных дозиметров проводилось в лаборатории УЗ «Могилевский облЦГЭиОЗ» с применением установки дозиметрического термолюминесцентной ДВГ-02ТМ. База данных индивидуальных доз облучения представлена результатами измерений 14000 доз облучения персонала. Статистическая обработка полученных данных ИДК проведена с использованием программы Statistica 6.0 .

Результаты и их обсуждение. Проанализированы дозы облучения персонала за 2014 г. Персонал промышленных предприятий представлен относительно небольшой группой работников (108 человек). Группа персонала организаций здравоохранения более обширная и состоит из 801 человека .

Индивидуальные годовые дозы облучения персонала промышленных предприятий и организаций здравоохранения не превышали установленного предела. Средние годовые эффективные дозы облучения персонала промышленных предприятий несколько выше, чем в организациях здравоохранения, что связано с более высокими дозами облучения в профессиональной группе рабочих при проведении на одном из предприятий технологических операций по монтажу (демонтажу) радиоизотопных приборов. Данный вид работ периодически проводится на промпредприятиях, использующих закрытые радиоактивные источники, с учетом распада радионуклидов (таблица 1). Однако индивидуальные дозы облучения персонала в ходе данных технологических операций также не превысили годового предела дозы 50 мЗв .

–  –  –

Средние годовые дозы облучения персонала на предприятиях и в организациях здравоохранения составляли около 0,1 от установленного предела дозы, что свидетельствует о низком радиационном риске для персонала. В организациях здравоохранения не установлено существенных различий доз облучения в профессиональных группах персонала .

Индивидуальные дозы внешнего облучения персонала организаций здравоохранения в 2014 г. не превышали предела дозы облучения, установленного Гигиеническим нормативом «Критерии оценки радиационного воздействия». Значения индивидуальных эффективных дозы за год у врачей-рентгенологов при рентгенографии варьируют от нескольких сотых до нескольких десятых долей миллизиверта, при рентгеноскопии — от нескольких десятых долей миллизиверта до 1–2 мЗв (таблица 2) .

–  –  –

Необходимо отметить тенденцию снижения средней индивидуальной дозы у персонала промышленных предприятий и у персонала медицинских учреждений (рисунок 1). Снижение доз облучения у дефектоскопистов, прежде всего, связано с отказом от использования в практической деятельности -дефектоскопов. Снижение доз облучения объясняется повышением уровня радиационной безопасности в организациях здравоохранения в течение анализируемого периода: в это время проводилась реконструкция и строительство рентгенкабинетов, замена рентгеновской техники на современную с цифровыми приемниками изображения, оснащение рентгенкабинетов средствами индивидуальной защиты персонала и пациентов, регулярное обучение персонала и др .

Персонал медучреждений Персонал промышленных предприятий Аппроксимирующая (персонал ЛПУ) Аппроксимирующая (персонал пром. предприятий)

Рисунок 1. — Динамика дозовых нагрузок на персонал Могилевской области 1997–2014 гг .

Коллективная доза персонала радиационных объектов относительно небольшая и составила 0,82 чел.-Зв/год, из них 77% дозы приходится на персонал рентгенкабинетов. Отмечается тенденция снижения коллективной дозы у работников организаций здравоохранения, что связано с уменьшением числа облучаемых лиц, однако при этом отмечается увеличение рабочей нагрузки на отдельные категории работников. Коллективная доза персонала промышленного сектора в 2014 г. увеличилась, что вызвано более высокими индивидуальными дозами облучения отдельных работников .

–  –  –

Согласно рекомендациям МКРЗ (Публикация 103), использование коллективной дозы при оптимизации радиационной защиты имеет серьезные ограничения. Так, предлагается проводить оптимизацию с использованием данных индивидуального дозиметрического контроля, на основании которых в последующем оцениваются индивидуальные радиационные риски, что позволяет выделить группы персонала с повышенным риском от облучения [4, 6] .

Распределение индивидуальных дозовых нагрузок среди персонала, работающего с генерирующими источниками излучения в организациях здравоохранения и промышленности, имеет логнормальный характер .

Наибольшее число лиц, как врачей-рентгенологов, так и рентгенолаборантов, получают дозы в диапазоне 0,5–1,0 мЗв/год .

Наиболее облучаемые работники получают дозы от 1,0 до 2 мЗв/год. К данной группе относятся врачи-рентгенологи, проводящие рентгеноскопические исследования, и рентгенолаборанты, выполняющие рентгенографические исследования на передвижных рентгеновских аппаратах. Однако число лиц данной группы небольшое: в 2014 г. — 41 человек (5,6% от общего количества персонала рентгенодиагностических отделений). Доза облучения персонала более 2 мЗв/год устанавливалась в единичных случаях. Различия в распределении доз облучения в профессиональных группах медработников (врачирентгенологи, рентгенлаборанты и т. д.) отсутствуют. По результатам анализа не выявлено различий в дозах облучения в профессиональных группах работников здравоохранения за 2009–2014 гг., что свидетельствует об одинаковых условиях облучения персонала в отдельные годы (рисунок 2) .

Распределение индивидуальной эквивалентной дозы облучения на руки врачей-рентгенологов мало отличается от распределения индивидуальных эффективных доз облучения, что свидетельствует о выполнении требований по защите рук при рентгеноскопических исследованиях. Дополнительно проанализирована ситуация облучения персонала для конкретных видов рентгенологических исследований с учетом информации о времени облучения, количестве работников, мощности амбиентного эквивалента дозы на рабочих местах, используемой защитной одежды, приспособлений и т. д., полученные данные сопоставимы с результатами инструментального метода исследований (ИДК) .

–  –  –

Распределение индивидуальных доз облучения персонала промышленных предприятий в целом за 2009–2014 гг. не отличается от распределений, взятых за отдельные годы (рисунок 3) .

–  –  –

Рисунок 3. — Распределение индивидуальных доз персонала промышленных предприятий за 2009–2014 гг .

К группе потенциального радиационного риска можно отнести в организациях здравоохранения врачей-рентгенологов, выполняющих рентгеноскопические исследования, врачей-хирургов, выполняющих ангиографические исследования; рентгенолаборантов, выполняющих рентгенографические исследования на передвижных рентгеновских аппаратах. В проморганизациях сюда относят группу рабочих, периодически выполняющих работы по монтажу и демонтажу радиоизотопных приборов, а также дефектоскопистов, выполняющих работы по рентгеновской дефектоскопии, что подтверждается оценкой условий труда персонала и данными ИДК .

Результаты анализа позволяют принять за величину граничной дозу облучения для организаций здравоохранения 6 мЗв за год, ниже которой проводится оптимизация радиационной защиты персонала .

Пользователями ИИИ предложен перечень мероприятий, представляющий оптимальный вариант защитных мер для формирования планов АЛАРА. При этом было учтено, что вначале меры будут направлены на поддержание достигнутого уровня облучения персонала, а в дальнейшем на снижение индивидуальных доз ниже граничной дозы (без потери диагностической информации). Планируемые мероприятия не потребуют значительных затрат, за исключением организаций, в которых техническое состояние рентгенаппаратов не соответствует современным стандартам по безопасности (технический и моральный износ) .

Аналогичное значение граничной дозы может быть рекомендовано и для предприятий промышленности, за исключением работ по монтажу и демонтажу радиоизотопных приборов, когда значения граничных доз могут устанавливаться на более высоком уровне. Для обеспечения защиты персонала при монтаже (демонтаже) радиоизотопных приборов необходимо организовать дополнительное обучение персонала, разработать и утвердить планы работ, в которых детально описана технология их выполнения. Работники должны знать о потенциальной опасности, иметь соответствующую квалификацию, подготовку и навыки быстрого выполнения работ .

Заключение. Результаты анализа уровней облучения персонала дают возможность пользователям ИИИ оценивать общие тенденции в облучении; контролировать любые возможные отклонения; осуществлять контроль эффективности программы радиационной защиты персонала; выявлять основные технологические процессы, источники, где возможно улучшение радиационной защиты; определять будущие целевые значения для граничных доз .

Литература

1. Требования к радиационной безопасности: сан. нормы и правила. — Минск, 2012 .

2. Требования к обеспечению радиационной безопасности персонала и населения при осуществлении деятельности по использованию атомной энергии и источников ионизирующего излучения: сан. нормы и правила. — Минск, 2013 .

3. Оптимизация радиационной защиты персонала: сер. докл. по безопасности № 21 / МАГАТЭ, 2003 .

4. Оценка профессионального облучения от внешних источников излучения: сер. докл. по безопасности № RS-G-1.3 / МАГАТЭ, 1999 .

5. Радиационная защита при профессиональном облучении: № RS-G-1.1 / МАГАТЭ, 1999 .

6. Рекомендации МКРЗ по радиационной защите: публ. 103. — М., 2007 .

RESULTS OF EVALUATION EXPOSURE LEVELS OF PERSONNEL ON OBJECTS USING RADIATION SOURCES

Lipnitski L.V., Nechay S.V., Pochalova V.M., Kirdun A.V .

State Institution “Mogilev Regional Center of Hygiene, Epidemiology & Public Health”, Mogilev, Republic of Belarus In a study we assessed the levels of exposure to personnel at objects using ionizing radiation sources. To analyze the exposure situation, we used the results of individual dosimetric control of staff. Levels of exposure of personnel during the analyzed period (2009–2014 years) do not exceed the dose limit. We noted tendency of decrease average radiation dose of personnel in the dynamics. Based on the assessment of the situation, we have established the value of radiation dose constraints for the personnel, and recommendations for optimization radiation safety of personnel .

Keywords: personnel, dose limit, a boundary dose, distribution of individual doses, the optimization of radiation protection personnel .

–  –  –

Реферат. Проблема роста заболеваемости населения раком щитовидной железы (РЩЖ) и выявление факторов, влияющих на этот процесс, являются сегодня важными для Украины. Целью работы было определение роли загрязняющих атмосферный воздух промышленных городов приоритетных химических канцерогенов в формировании заболеваемости населения РЩЖ (на примере двух городов Украины с различным характером и уровнем промышленного развития) .

Ключевые слова: рак щитовидной железы, канцерогенные соединения, загрязнение атмосферного воздуха .

Введение. В последние десятилетия особое внимание исследователей всего мира уделяется проблеме роста числа злокачественных новообразований щитовидной железы (ЩЖ). По данным литературы, регистрация увеличения числа заболеваний РЩЖ в индустриально развитых странах приходится на 40-е годы прошлого века и продолжается до сих пор. Согласно последним данным ВОЗ, РЩЖ составляет 1–3% злокачественных новообразований всех локализаций, при этом злокачественные опухоли ЩЖ являются наиболее распространенными в эндокринной системе и составляют около 90% случаев [1] .

Проблема роста заболеваемости населения РЩЖ актуальна и для Украины. Особую остроту она приобрела после аварии на Чернобыльской АЭС в связи со значительным ее ростом на территориях, наиболее пострадавших от радиационного загрязнения [2-3] .

Общепризнанным является факт влияния внешних факторов на формирование онкологической патологии ЩЖ, наиболее важным из которых считается радиоактивное излучение различных типов; вторым фактором, постоянно привлекающим внимание исследователей как фактор риска развития РЩЖ, является неадекватное поступление йода в организм [1–3] .

Анализ литературы выявил некоторые особенности возникновения и роста заболеваемости РЩЖ, позволяющие, на наш взгляд, предположить также причастность к этому процессу других факторов, в т. ч. химических загрязнений окружающей среды, которые могут не только непосредственно способствовать индуцированию опухолей, но, возможно, модифицировать канцерогенез. Это прежде всего факт роста заболеваемости РЩЖ в Украине, как и во всем промышленном мире, задолго до Чернобыльской катастрофы, а также более высокие уровни заболеваемости в сельскохозяйственных и промышленных регионах страны, что может быть обусловлено бесконтрольным использованием пестицидов (эндокринные разрушители) и антропогенной химической нагрузкой канцерогенных факторов в промышленных выбросах [3] .

Цель исследования — оценка роли загрязняющих атмосферный воздух промышленных городов приоритетных химических канцерогенов в формировании заболеваемости населения РЩЖ .

Материалы и методы. Исследования проводили в двух городах Украины с различным характером и уровнем промышленного развития — Киеве и Черкассах. В атмосферном воздухе городов исследовались 8 канцерогенных соединений, приоритетность которых определялась степенью распространенности в окружающей среде, канцерогенной активностью и популяцией населения, попадающего под их влияние: формальдегид, бенз/а/пирен (БП), нитрозамины (НА) — нитрозодиметиламин (НДМА) и нитрозодиэтиламин (НДЭА) и тяжелые металлы (ТМ) — кадмий, никель, свинец, хром VI. Гигиеническую характеристику загрязнения атмосферного воздуха городов проводили за период 1997–2013 гг. на основании результатов собственных исследований лаборатории канцерогенных факторов ГУ «ИГМЭ НАМНУ» и данных постов наблюдений Центральной геофизической обсерватории Министерства чрезвычайных ситуаций Украины .

Параллельно анализировали информацию по заболеваемости населения городов РЩЖ за этот же период по ежегодным данным Национального Канцер-реестра Украины .

Для оценки влияния канцерогенов атмосферного воздуха городов на заболеваемость РЩЖ использовали методологию оценки риска [4]. Информационную базу данных сформировали с помощью компьютерной программы Microsoft Excel и пакета прикладных программ .

Результаты и их обсуждение. Анализ данных мониторинга воздушной среды городов показал стабильное загрязнение ее канцерогенами и вариабельность: уровни содержания этих соединений в атмосферном воздухе гг. Киева и Черкасс отличаются, что, очевидно, обусловлено характером промышленного развития и плотностью промышленных источников в городах (таблицы 1-2) .

Так, если оценить уровни загрязнения атмосферы г. Киева на протяжении всего периода исследований, можно отметить, что концентрации отдельных соединений (НА, ТМ, за исключением свинца) не превышали предельно допустимых концентраций (ПДК); концентрации БП в 100% проб превышали ПДК в 2,3–3,3 раза, формальдегида — почти в 100% проб в 1,1–1,5 раза, свинца — в 30% проб в 1,1 раза .

Что касается г. Черкассы, то уровень загрязнения атмосферы города этими соединениями несколько иной: концентрации БП и формальдегида в 100% проб превышали предельно допустимые уровни в 1,1–2,3 и 3,0–4,0 раза соответственно; концентрации НА (НДМА и НДЭА) выявлялись практически на уровнях ПДК, содержание ТМ не превышало допустимого за весь период наблюдений .

Оценка опасности химических канцерогенов в окружающей среде сводится, как известно, к сравнению уровня их содержания с гигиеническими стандартами. Таким образом оценивается состояние окружающей среды, но не определяется опасность экспозиции канцерогенов для здоровья человека, вызывающая поражение отдельных органов и систем организма, что не позволяет также прогнозировать ожидаемые изменения, характер и интенсивность заболеваемости в зависимости от состояния среды. Поэтому оценка влияния отдельных химических канцерогенов, загрязняющих атмосферный воздух, на формирование онкологической заболеваемости населения, в т. ч. РЩЖ, является необходимой и важной для направленности эпидемиологических исследований и обоснования профилактических мероприятий по предупреждению заболеваемости этой патологией .

–  –  –

Выявление роли исследуемых соединений в формировании заболеваемости населения РЩЖ проводили путем анализа динамики загрязнения воздушной среды городов канцерогенными соединениями (по рассчитанным показателям канцерогенного и неканцерогенного риска) и динамики развития этой онкопатологии за исследуемый период, поиска корреляционных связей между этими параметрами, а также определения участия отдельных компонентов загрязнения в формировании этой заболеваемости. При этом риск рассчитывали в динамике для каждого города и каждого года мониторинговых наблюдений .

Анализ расчетов неканцерогенного риска позволил по величине коэффициента опасности выделить ряд соединений, которые могут оказывать на организм наибольшее негативное влияние, как токсиканты — это кадмий, БП, формальдегид .

При этом критическими органами, наиболее подверженными негативному влиянию этих соединений, являются органы дыхания, иммунная система, гормональный статус [4]. Следует подчеркнуть, что влияние этих канцерогенов на иммунитет человека может привести к снижению общего показателя здоровья населения и повысить уровень первичной заболеваемости различными группами болезней, в т. ч. болезнями ЩЖ .

Что касается канцерогенного риска исследуемых соединений, расчеты показали, что за весь период исследований канцерогенный риск ингаляционного влияния четырех соединений (БП, свинца, никеля и формальдегида, за исключением отдельных величин в г. Черкассы) практически можно оценить как допустимый (1,110–6–1,010–4); для кадмия, хрома, НДМА и НДЭА он классифицируется как настораживающий (1,110–4–1,010–3) .

Если проанализировать динамику загрязнения атмосферного воздуха городов за исследуемый период (по величине канцерогенного риска) и заболеваемости их населения РЩЖ за этот же период, можно отметить, что в целом они имеют схожий характер. Это может свидетельствовать о существовании зависимости между этими параметрами, о возможном влиянии канцерогенных соединений атмосферного воздуха на возникновение этой нозологической формы рака .

На рисунке 1 представлена динамика исследуемых параметров загрязнения и заболеваемости на примере г. Черкассы .

–  –  –

Однако, определяя влияние канцерогенного вещества на онкологическую заболеваемость и считая его причиной данной патологии, следует также учитывать то обстоятельство, что канцероген в отличие от многих токсических соединений не действует на организм мгновенно, а вызывает отдаленные последствия, которые при определенных условиях и обстоятельствах могут проявиться через значительный промежуток времени после экспозиции [5] .

Исходя из этого, графическое сопоставление данных загрязнения и заболеваемости РЩЖ, а также расчет коэффициентов корреляции проводили, как и в предыдущих наших исследованиях [6-7], не только по идентичным временным интервалам (год в год), но и со смещением во времени показателей заболеваемости от показателей загрязнения .

Методом корреляционного анализа были выявлены положительные корреляционные связи между стандартизованными показателями заболеваемости населения РЩЖ с 1997 по 2003 гг. и загрязнением атмосферного воздуха канцерогенами (по показателям суммарного канцерогенного риска) с 2007 по 2013 гг. При этом коэффициент корреляции (r = 0,73; p0,05) был статистически достоверным, в первом же случае — r = 0,33. Иными словами, выявлен условный период возникновения РЩЖ от воздействия загрязненного канцерогенами воздуха (10 лет), т. е. можно предположить, что на показателях заболеваемости населения в текущем году отразился тот уровень загрязнения, который отмечался 10 лет назад (рисунок 1б). Например, снижение производства в 1999 г. повлекло за собой снижение уровня химического загрязнения атмосферного воздуха и проявилось снижением показателей заболеваемости РЩЖ в 2009 г .

Аналогичные зависимости характерны и для г. Киева (r = 0,74; p0,05 и r = 0,27 соответственно) .

Графическое сопоставление динамики загрязнения атмосферного воздуха по показателям неканцерогенного риска и заболеваемости населения исследуемых городов РЩЖ также выявило корреляционную связь между этими показателями со смещением во времени в 10 лет (r = 0,61; p0,05) Таким образом, полученные данные показали, что заболеваемость населения РЩЖ коррелирует с показателями загрязнения атмосферного воздуха канцерогенными соединениями, но со смещением во времени в 10 лет. Такое отставание реагирования заболеваемости на изменение интенсивности загрязнения атмосферы канцерогенами по результатам эпидемиологических наблюдений подтверждает существование латентного периода развития этой онкопатологии после экспозиции загрязнителей .

Однако следует при этом учитывать, что большинству канцерогенных соединений присущи различные этиопатогенетические свойства, для них характерно влияние на определенные тропные органы в зависимости от пути поступления в организм [5] .

При сопоставлении динамики загрязняющих атмосферный воздух городов канцерогенных соединений и заболеваемости их населения РЩЖ установлено, что показатели заболеваемости населения коррелируют не только с суммарными показателями канцерогенного и неканцерогенного риска загрязненного воздуха, но и с различной степенью достоверности с концентраций некоторых канцерогенов (формальдегида, БП, кадмия, хрома VI) также со смещением в 10 лет. Наличие статистически достоверной корреляционной связи (p0,05) между ними позволяет предположить, что эти канцерогены могут принимать определенное участие в формировании заболеваемости населения РЩЖ .

Эти результаты подтверждаются данными литературы, указывающими, что именно эти соединения, действуя как токсиканты, могут приводить к снижению функции ЩЖ (гипотиреозу), следствием чего может быть заболевание зобом, что рассматривается рядом исследователей как предраковое состояние. Кроме того, некоторые канцерогены, например, хром VI и никель, способны задерживаться в ЩЖ и, накапливаясь, оказывать непосредственно канцерогенный эффект на этот орган .

Этот же эффект может создавать и кадмий, обладая эстрогеномиметическими свойствами [3]. Формальдегид, БП и НА могут воздействовать опосредованно через иммунную систему, хотя механизм влияния последних требует дополнительного изучения, возможно также и в направлении исследования влияния их предшественников, в частности нитратов .

Поэтому для профилактики онкологических заболеваний, в т. ч. РЩЖ, сегодня важными и актуальными являются знания о канцерогенах, их источниках, путях образования и поступления в организм, распространении в окружающей среде, особенно в атмосферном воздухе, механизмах формирования аэрогенных доз этих соединений, а также поиск количественных параметров их взаимосвязи .

Улучшение экологической ситуации, и прежде всего снижение загрязнения окружающей среды канцерогенами, должно, безусловно, проявиться в снижении темпов и уровней онкологической заболеваемости населения, в т. ч. РЩЖ .

В решении этой проблемы приоритетным направлением должна стать первичная профилактика рака, а ведущими звеньями — природоохранные мероприятия и здоровый образ жизни .

Заключение. Исследования показали влияние загрязнения воздушной среды двух городов Украины с различным характером и уровнем промышленного производства приоритетными канцерогенными соединениями на заболеваемость их населения РЩЖ. Установлены соединения из числа исследуемых, которые могут оказывать наибольшее негативное влияние на развитие этой формы рака. Выявлен условный латентный период (10 лет) возникновения этой онкопатологии при воздействии исследуемых канцерогенов. Получил дальнейшее развитие методический подход к оценке влияния канцерогенных соединений на возникновение и развитие онкологических заболеваний. Намечены пути продолжения исследований этой проблемы .

Литература

1. The global burden of cancer: priorities for prevention / M.J. Thun [et al.] // Carcinogenesis. — 2010. — Vol. 31, № 1. — P. 100–110 .

2. Захворюваність на рак щитоподібної залози населення України після аварії на ЧАЕС / М.М. Фузік [та ін.] // Довкілля та здоров’я. — 2014. — № 2. — С. 62–69 .

3. Рак щитоподібної залози як проблема антропогенного забруднення / Н.В. Баленко [та інш.] // Довкілля та здоров’я. — 2014. — № 1. — С. 33–37 .

4. Оцінка ризику для здоров’я населення від забруднення атмосферного повітря: метод. рекомендації МР 2.2.12–142–2007 / МОЗ України. — Київ, 2007. — 28 с .

5. Черниченко, І.О. Канцерогенні фактори навколишнього середовища та їх роль у формуванні онкологічної патології у населення / І.О.Черниченко // Досвід та перспективи наукового супроводу проблем гігієнічної науки та практики: зб. наук. праць ДУ «ІГМЕ НАМНУ». — Київ, 2011. — С. 50–59 .

6. Особенности влияния бенз/а/пирена на онкозаболеваемость органов дыхания населения / О.Н. Литвиченко [и др.] // Информационные технологии и общество 2012: материалы форума 30.09–07.10 2012, Турция, Кемер. — М., 2012. — С. 83–84 .

7. Литвиченко, О.Н. Риск влияния химического загрязнения атмосферного воздуха на онкозаболеваемость населения / О.Н. Литвиченко, И.А. Черниченко, О.В. Швагер // Материалы ХІ Всерос. съезда гигиенистов и санитарных врачей. — М., 2012. — Т. 1. — С. 561–564 .

–  –  –

The growth of incidence of thyroid cancer population and the identification of the factors influencing on this process are important for Ukraine today. The aim of this paper — to assess role of the prior chemical carcinogens as the pollutants of the ambient air of the industrial cities in the formation of thyroid cancer morbidity among population (on example of two cities of Ukraine with a different character and industrial production level) .

Keywords: thyroid cancer, carcinogenic compounds, ambient air pollution .

–  –  –

Реферат. В статье рассмотрены правовые вопросы сложности формирования доказательной базы и оценки вреда здоровью в рамках административной и судебной практики по защите прав граждан на благоприятную среду обитания. Описаны результаты апробации алгоритма установления вреда здоровью населения в результате загрязнения атмосферного воздуха фенолом, формальдегидом, этилбензолом, ксилолом и бензолом в зоне влияния промышленного района «Русское поле»

г. Кунгур и загрязнения питьевой воды хлорорганическими соединениями в г. Краснокамск Пермского края. Алгоритм формирования доказательной базы вреда здоровью населения включал идентификацию источника опасности, оценку риска здоровью населения, медико-биологические исследования, обработку совокупности информации по видам эффектов, критериям воздействия, моделям причинно-следственных связей «экспозиция–эффект». Вред здоровью в описанных случаях был установлен и доказан на популяционном уровне. Материалы доказательной базы по г. Кунгур были использованы Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю при привлечении к ответственности объекта нефтепереработки. Материалы по г. Краснокамск были использованы Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю в судебном производстве при защите прав и законных интересов неопределенного круга потребителей, в результате которого принято решение об изменении источника питьевого водоснабжения города .

Ключевые слова: вред здоровью, факторы среды обитания, доказательная база, медико-биологические исследования, риск здоровью, административная и судебная практика .

Введение. Конституция Российской Федерации (ст. 42) гарантирует каждому гражданину право на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Воплощение конституционного права на возмещение вреда, причиненного здоровью граждан негативным воздействием окружающей среды, нашло свое отражение в Гражданском кодексе РФ (ст. 1064), Федеральном законе от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (ст. 79);

Федеральном законе от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (ст. 8), Федеральном законе от 04.05.1999 № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» (ст. 29), Законе РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (ст. 7) и др .

Общие положения, регламентирующие возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, содержатся в Гражданском кодексе Российской Федерации (гл. 59). К основаниям ответственности за причинение вреда гражданину, причиненного нарушением санитарного, экологического законодательства или законодательства в сфере зашиты прав потребителей, относятся: вред здоровью, причиненный воздействием факторов среды обитания; наличие причинной связи между действием (бездействием) и причинением вреда здоровью; противоправность действия (бездействия), причинивших вред здоровью; вина причинителя вреда .

Установление факта причинения вреда здоровью, причин и условий его возникновения осуществляется в рамках деятельности органов Роспотребнадзора при санитарно-эпидемиологических экспертизах, расследованиях, обследованиях, исследованиях и иных видах оценки (ст. 42 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ), при обосновании внеплановых проверок (ст. 10 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ), при определении мер административного воздействия .

Однако административная и судебная практика по защите прав граждан на возмещение вреда здоровью населения в результате негативного воздействия факторов среды обитания незначительна. Проблема возмещения вреда здоровью вследствие негативного воздействия факторов среды обитания объясняется сложностью доказательства самого факта причинения вреда здоровью, обусловленного действием (бездействием) причинителя вреда [1] .

В настоящее время нормативно не регламентирован порядок формирования доказательной базы возникновения вреда здоровью граждан, обусловленного воздействием факторов среды обитания. Вместе с тем закреплены основные принципы доказательства вреда здоровью при негативном воздействии факторов среды обитания, накоплен значительный фактический материал по видам нарушений здоровью гражданина под воздействием факторов среды обитания, развиваются методы биологического мониторинга с обоснованием маркеров воздействия и маркеров ответа, внедряется методология оценки риска здоровью населения для управления качеством среды обитания и сохранения здоровья населения [2–5] .

Цель исследования — отработка порядка доказывания вреда здоровью населения при воздействии факторов среды обитания .

Материалы и методы. Формирование доказательств вреда здоровью осуществлялось с учетом методических указаний «Порядок применения результатов медико-биологических исследований для доказательства причинения вреда здоровью населения негативным воздействием химических факторов среды обитания» (МУ 2.1.10.3165-14), утвержденных Роспотребнадзором 23.05.2014.

Для доказательства вреда, связанного с загрязнением среды обитания, использовали алгоритм, который включает этапы:

- установление обстоятельств формирования нарушений здоровья (факта причинения вреда);

- накопление и анализ информации о потенциальных источниках воздействия и качестве среды обитания с выявлением фактов соответствия/несоответствия качества среды обитания и осуществляемой деятельности хозяйствующих субъектов, имеющих источники воздействия, требованиям законодательства;

- оценка риска здоровью населения с установлением приоритетных факторов опасности и вероятных эффектов (ответов) в состоянии здоровья, определяемых уровнем риска для здоровья;

- медико-биологические исследования для установления вида и тяжести вреда здоровью;

- обработка совокупности информации по видам эффектов, критериям воздействия, моделям причинно-следственных связей «экспозиция-эффект» с формированием доказательственной базы наличия или отсутствия вреда, причиненного факторами среды обитания, подверженными негативному воздействию деятельностью хозяйствующих субъектов .

В Пермском крае накоплен опыт доказательства вреда здоровью населения в результате негативного воздействия атмосферного воздуха и питьевой воды [6]. Так, Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю совместно с ФБУН «ФНЦ медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» была сформирована доказательная база причинения вреда здоровью населения при негативном воздействии факторов среды обитания в условиях загрязнения атмосферного воздуха в зоне влияния промышленного района «Русское поле» г. Кунгур, а также в условиях загрязнения питьевой воды в г. Краснокамск Пермского края .

В первом случае в качестве объекта исследования был выбран промрайон «Русское поле» (г. Кунгур Пермского края), где в непосредственной близости к производственным объектам по хранению и перегрузке нефти расположены пос. Кирпичный и Кирова. В ходе медико-биологических исследований было обследовано 150 детей в возрасте 2–11 лет, проживающих в них .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«1 Арнольд Эрет ЦЕЛЕБНАЯ СИСТЕМА БЕССЛИЗИСТОЙ ДИЕТЫ НАУЧНЫЙ МЕТОД ПРОЕДАНИЯ ВАШЕГО ПУТИ К ЗДОРОВЬЮ Arnold Ehret “MUCUSLESS DIET HEALING SYSTEM. A SCIENTIFIC METHOD OF EATING YOUR WAY TO HEALTH.” ISBN 0-87904-004-1 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие от переводчика Биография Арнольда...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ И МЕТРОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГОСТ Р и с о СТАНДАРТ 8156РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОЛОКО СУХОЕ И СУХИЕ МОЛОЧНЫ Е ПРОДУКТЫ Определение индекса растворимости ISO 8156:2005 Dried milk and dried milk products — Determination of insolubility index (IDT) Издание официал...»

«Основные направления и результаты образовательной и воспитательной деятельности ГБОУ Школы № 283 в их развитии Публичный доклад директора Государственного бюджетного общеобразовательного учреждения "Школа № 283" Вороновой И.С. по итогам 2016/2017 учебного года Москва, 2017 г. Содержание Введение 3-5 Характеристика и осо...»

«ГОСТ 23998-80 МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ УГОЛЬ АКТИВНЫЙ АГ-2 ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ Издание официальное БЗ 12-98 ИПК ИЗДАТЕЛЬСТВО СТАНДАРТОВ Москва сертификация производства УДК 621.3.035.222.2:006.354 Группа JI42 МЕЖГ...»

«Рабочая учебная программа по элективному курсу "Компьютерная графика" 10-11 классы Год разработки 2014 год Рабочая программа составлена на основе: Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании" в Российской Федерации Федеральный компонент государственного стан...»

«ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА ФИНАНСОВОГО СОСТОЯНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ Лукин Л.Н. Алтайский государственный технический университет им . И.И.Ползунова Аннотация. Обоснована целесообразность выделения пяти системообразующих подсист...»

«otvety_po_rabochej_tetradi_informatika_bosova.zip Кроме электрометаллургии об дымообразующей электросистеме мольбища блуждания и гаражах его арторудия борд аминопирина дает конформацию о дворянстве непосредственных сверхпроводниках нейтрализуемых на стремлении и об структурности осоз...»

«PULSAR Кал. 7T62, YM62 ВНИМАНИЕ! Гарантия теряется в случаях, если: Часы использовались в условиях, оказывающих на них разрушающее воздействие (ударные и вибрационные нагрузки и т.п.). * Часы подвергались ремонту не в гарантийной мастерской. * Часы имеют следы постороннего проникновения или самос...»

«Руководство по эксплуатации HAMMER 3+ Lot number: 201703 Спасибо за выбор телефона HAMMER 3+. Пожалуйста, внимательно прочитайте это руководство. Hammer 3+ работает на частотах GSM 2G 850/900/1800/1900 MHz и 3G 900/2100 MHz. Он имеет прочный, водонепроницаемый и пыленепроницаемый корпус, контрастный цветной дисплей, фонарик, Bluetooth и подд...»

«PУССКИЙ УКРАЇНСЬКА ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ МИКРОВОЛНОВАЯ ПЕЧЬ С ГРИЛЕМ ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВАШЕЙ ПЕЧЬЮ, ПОЖАЛУЙСТА, ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧТИТЕ ДАННОЕ РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ. MH6049FS www.lg.com P/No. : MFL65222608 Предостережения Меры предосторожности, чтобы избежать возможного чрезме...»

«Глава 1: Введение в технику вышивки крестом Справочное руководство Программа "Вышивка крестом" CROSS STITCH ® BERNINA Программа "Вышивка крестом" Глава 1: Введение в технику вышивки крестом COPYRIGHT 1997-2009 BY WILCOM...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "НАЦИОНАЛЬНЫЙ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ УНИВЕРСИТЕТ "ГОРНЫЙ" ПРО...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИ...»

«Договор подписан посредством ЭЦП Номер договора: 113592 Дата подписания: 30.06.2017 03:38:07 Место подписания: ЭТП OTC.RU Реестровый номер на сайте zakupki.gov.ru: 31705208953 ДОГОВОР № 113592 на оказани...»

«I. Введение. Настоящий выпуск "АЛЬБОМ ТИПОВЫХ ПРОЕКТНЫХ РЕШЕНИЙ" (далее по тексту Альбом) включает в себя 3-и раздела: раздел 1 Типовые решения крепления газопроводов (природного газа, СУГ, СП...»

«Н. Ю. Трифонов, С. А. Шимановский ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КВАРТИРНОГО ИНДЕКСА БОО ПРИ ОЦЕНКЕ ЖИЛЬЯ Нестабильность ситуации на рынке жилья – основная причина необходимости использовать в сравнительном подходе оценку корректировки исходных д...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Введение..3 Описание..3 Техника безопасности..4 Сборка..5 Запуск...5 Регулировка высоты среза..5 Замена лезвия..6 Уход и хранение..6 Возможные неисправности..6 ВВЕДЕНИЕ Внимание! Тщательно прочитайт...»

«СТАНДАРТ НЕКОММЕРЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА "САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "СОЮЗ СТРОИТЕЛЕЙ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ "МОСОБЛСТРОЙКОМПЛЕКС" СТО 035 НОСТРОЙ 2.6.15-2012 Конструкции сборно-монолитные железобетонные ЭЛЕМЕНТЫ СБОРНЫЕ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫЕ СТЕН И ПЕРЕКРЫТИЙ С ПРОСТРАНСТВЕННЫМ АРМАТУРНЫМ КАРКАСОМ Технические условия ИЗДАНИЕ ОФИЦИАЛЬНОЕ Моско...»

«Цены (тарифы) на электрическую энергию (мощность), поставляемую по договорам энергоснабжения покупателям Хабаровского края на розничном рынке на территории, объединенной в неценовую зону оптового рынка, энергопринимающие устройства которых присоединены к электрическим сет...»

«Некоммерческое партнерство "САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "ОБЪЕДИНЕННЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ СТРОИТЕЛЬНЫХ РАБОТ" (номер в государственном реестре СРО-С-131-21122009) ПРОТОКОЛ № 594 заседания постоянно действующего коллегиального органа управления – Правления Партнерства Санкт-Пе...»

«Новикова Ольга Викторовна ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКСПЛУАТАЦИОННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛОПАТОК ГТД НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ТЕХНОЛОГИИ ТЕРМИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ ЗА СЧЕТ ГОРЯЧЕГО ИЗОСТАТИЧЕСКОГО ПРЕССОВАНИЯ Специальность: 05.16.01 Металловедение и термическая обработка металлов Автореферат диссертации на соискание ученой...»

«Структура программы учебного предмета "Прикладное творчество" Пояснительная записка.. I. 3 Характеристика учебного предмета, его место и роль в образовательном процессе... Срок реализации учебного предмета.. 3 Объем учебного времени, предусмотренный учебным планом на реализацию учебного предмета....»

«Установка для измерения силы света и её пространственного распределения "ФЛАКС". Лаборатория "АРХИЛАЙТ" постоянно совершенствует свой парк оборудования за счёт собственных разработок и опыта в нетривиальном решении различных задач по метрологии излучения разных источников. Эта деятельность позволяет формировать предложение...»

«РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ G01/02/03 АВТОНОМНОЕ ПОИСКОВОЕ УСТРОЙСТВО Руководство пользователя SOBR-G01/02/03 3 Уважаемый покупатель! Благодарим Вас за приобретение нашей продукции. Быстрый старт Для работы устройства Вам потребуется чистая (без записей в телефонной книге) SIMкарта сотового оператор...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.