WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Работа секции была сосредоточена на анализе отдельных памятников древнехристианской письменности, из чего может сложиться достоверная картина догматического ...»

БОГОСЛОВСКАЯ ТРАДИЦИЯ В ДОГМАТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ

ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Работа секции была сосредоточена на анализе отдельных памятников древнехристианской письменности, из чего может сложиться достоверная картина догматического творчества Древней Церкви. В работе секции приняли участие четыре докладчика. Темы распределились равномерно: два доклада были посвящены

восточным памятникам, два — западным. В докладе П. Б. Михайлова предпринят структурный и содержательный анализ трактата Оригена «О началах». В. В. Петров привлек внимание к изменению парадигмы богословского мышления, произошедшей в «христианском платонизме» Пс.-Дионисия Ареопагита и прп .

Максима Исповедника. Т. Хайнталер посвятила свой доклад замечательному памятнику латинской догматической мысли — посланию Фульгенция Руспийского «О вере, к Петру», представив как предысторию, так и последующее влияние этого текста. А. Р. Фокин предпринял обзор содержания ранних догматических памятников латинской традиции .

П. Б. Михайлов (ПСТГУ, ИФ РАН)

ТРАКТАТ ОРИГЕНА «О НАЧАЛАХ»:

АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ И СОДЕРЖАНИЯ

Для осмысления опыта богословской систематизации в александрийской традиции мы избрали трактат Оригена «О началах», относящийся к раннему, александрийскому периоду его творчества. Ситуация, впрочем, значительно усложняется переводным, т. е., по определению, вторичным качеством текста, доступного нам для изучения. Руфин, переводчик трактата на латинский язык и, тем самым, его главный свидетель в древности, по его собственному признанию, не стремился передать мысль Оригена в точности, где-то сокращая его, а порой и вообще переходя к пересказу. Свое исследование догматической составляющей этого текста мы построим в виде структурного анализа .



Трактат строился по ясному плану, существенно нарушенному еще в древности технологическими особенностями издания текста в виде папирусных свитков, механически соответствующих известным на сегодняшний день четырем книгам трактата. Изначальная структура трактата выглядела иначе, чем сейчас .

Заданная самим Оригеном в прологе программа (De Princip. 1. Praef. 4–8), формирующая структуру текста, состоит из 9 позиций: «Апостольское учение… сводится к следующим положениям, — пишет Ориген во вступительном разделе: — (1) един Бог, Который все сотворил и создал, Который все привел из небытия в бытие… (2) пришедший Иисус Христос рожден от Отца прежде всякой твари… Он воплотился, сделавшись человеком, хотя был Богом… родился и пострадал истинно; истинно Он воскрес из мертвых… и вознесся… (3) сопричастен Отцу и Сыну Святой Дух… (4) человеческая душа… по выходе из этого мира получит воздаяние по своим заслугам… (5) Наступит время воскресения мертвых… (6) всякая разумная душа обладает свободой решения и воли… (7) церковное предание учит, что дьявол и аггелы его во всяком случае существуют… (8) этот мир сотворен и начал существовать с известного момента времени и, по причине своей порчи, должен быть спасен… (9) Писания созданы Духом Святым и имеют не только открытый смысл, но и… скрытый…» .

Такова богословская программа, намеченная Оригеном и отраженная им в основном тексте трактата .

Исследования 60–70-х гг. прошлого века выявили в основном содержании книг «О началах» своеобразную «двойную экспозицию». Эта теория была разработана в ходе проведения научного семинара по греческой патристике в Сорбонне, которым руководила известный специалист по богословию Оригена Маргарита Арль1. Теория двойной экспозиции нашла себе сторонников в лице таких выдающихся знатоков наследия Оригена, как Манлио Симонетти и Анри Крузель, издателей трактата «О началах» в серии Sources сhrtiennes2. Согласно этой теории, Ориген построил свой трактат в виде двух взаимодополняющих текстов .



Первые результаты структурного анализа текста трактата «О началах» М. Арль отразила в статье: Harl M. Recherches sur le d’Origne en vue d’une nouvelle dition // Studia Patristica 3 (1961). P. 57–67. Итоги многолетней работы отражены в статье: Idem. Structure et cohrence du Peri Archn // Origeniana (I colloque international des tudes origniennes, Montserrat, 18– 21 septembre 1973). Bari, 1975. P. 11–32. См. также: Dorival G. Remarques sur la forme du Peri Archn // Ibidem. P. 33–46; Dorival G .

Nouvelles remarques sur la forme du Peri Archn // RechAug 22 (1987). P. 67–108 .

Origne. Trait des principes T. 1–2 / Ed. H. Crouzel, M. Simonetti // SC № 252, 253, 268, 269 (1978–1980) .

12 XIX ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Их расположение не соответствует известной нумерации книг трактата. Трактат предваряется вступлением. 8 глав первой книги дополняются тремя первыми главами второй книги и, таким образом, составляют первую экспозицию (De Princip. 1.1-8–2.3). Основными предметами рассуждения здесь выступают Лица Святой Троицы, разумные существа — ангелы, демоны и человек — и тварный космос. Вторая экспозиция более пространна. Она состоит из 17 глав: начиная с 4-й главы второй книги по 3-ю главу четвертой. Здесь обсуждаются те же предметы, рассмотренные практически в неизменной последовательности, но гораздо подробнее. Кроме того, специально рассматриваются вопросы человеческой свободы и методы толкования Священного Писания в знаменитом «герменевтическом трактате». Первая экспозиция характеризуется издателями как философский трактат о богословских предметах, вторая — как полемический трактат, направленный против еретиков. В целом трактат «О началах» завершается кратким заключением (Recapitulatio), занимающим последнюю 4-ю главу четвертой книги. Здесь вновь кратко затрагиваются основные богословские предметы — догмат о Святой Троице, о сотворенных же предметах — разумных существах и о мире — говорится, сравнительно с последовательностью предыдущих изложений, в инверсии — сначала о мире, а затем о разумных существах, Наконец, заключительный раздел завершает краткий гносеологический фрагмент, в котором говорится о возможностях познания умопостигаемого посредством божественного чувства (sensus divinus) .

С существенным уточнением теории двойной экспозиции, фактически с ее коренным переосмыслением выступил Чарльз Кенненгиссер (1989; 1992)3, известный специалист в области изучения древней патристики .

Согласно его выводам, трактат «О началах» состоит из двух трактатов, соответствующих двум экспозициям в рубрикации теории М .



Арль: первый — «”О началах” в собственном смысле», — как выражается Кенненгиссер, — “De Principiis proper” представляет собой цельное сочинение «с симметричными предисловием и заключением, окружающими 11 глав, из которых последние три служат дополнением к основной части в виде двух экспозиций и заключения»4. Полученный таким образом текст имеет своими предполагаемыми оппонентами гностиков-валентиниан. Вторая экспозиция — с 4-й главы второй книги до 3-й главы четвертой книги — дополнительная, по всей видимости, более поздняя редакция Оригена, направленная уже, по преимуществу, против гностиков-маркионитов .

Слабым местом эксклюзивистского подхода Ч. Кенненгиссера является несоответствие содержанию первой экспозиции намеченного самим Оригеном во вступлении плана, в частности обещанного им герменевтического раздела. Вместе с тем несомненная исследовательская заслуга Кенненгиссера заключается в том, что он обратил внимание на еще одну дополнительную, продуктивную для построения структуры дистинкцию, введенную Оригеном во вступлении (De Princip. 1. Praef. 2) — parva et minima / magna et maxima — вопросы незначительные и второстепенные / вопросы существенные и первостепенные. Именно этой дистинкцией он и руководствуется при переоценке структуры трактата. Под предметами важными Ориген разумеет вопросы собственно богословские — о Боге, Иисусе Христе, Святом Духе, а также вопросы ангелологии. К предметам второстепенным относятся вопросы мироздания — космология. Иными словами, демаркация между предметами значительными и второстепенными проходит по линии умопостигаемое / чувственное, — дистинкции, выработанной еще в платонической философии .

Таковы известные на сегодняшний день теории структуры трактата «О началах». Ориген три раза подходит к обсуждению одних и тех же предметов, намеченных во вступлении, с незначительной вариативностью в порядке их изложения. Он как бы подбирает подходящие линзы для чтения одних и тех же букв, наводит различную степень резкости — в первый раз достаточно расплывчато, во второй — предельно отчетливо и в третий — охватывает предмет одним общим взглядом. Для нас в данном случае ценным может оказаться не столько содержание всех трех изложений, сколько сам метод последовательного подхода к рассмотрению одного и того же предмета с различной степенью подробности. Собственно говоря, именно это и составляет до сих пор неразрешенный вопрос — что именно заставило Оригена три раза обсуждать одни и те же темы в их практически неизменном виде? Попытку ответа на этот вопрос предпринял первый исследователь структуры трактата «О началах» Базилиус Штайдле5. Он усматривал в тройной структуре текста образовательную стратегию, сформулированную в позднем платонизме. Коротко, она сводится к поступательному прохождению трех ступеней: этики — физики — богословия. В соответствии с этим он предложил понимать структуру трактата в виде трех несколько видоизмененных концентрических циклов: логики — физики — богословия .

Kannengiesser C. Origen, Systematician in De Principiis // Origeniana Quinta (V International Origen Congress, Boston College, 14–18 August 1989) / Ed. R. J. Daly. Leuven: University Press, 1992. P. 395–405 .

Ibidem. P. 401 .

Steidle A. Neue Untersuchungen zu Origenes ‘ // Zeitschrift fr die neutestamentliche Wissenschaft 40 (1941) .

S. 236–243 .

БОГОСЛОВСКАЯ ТРАДИЦИЯ В ДОГМАТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ 13

Однако для всех последующих исследователей надуманность такого объяснения была совершенно очевидна — содержание трактата никак не подкрепляет такое понимание .

На мой взгляд, разгадку тройной структуры трактата «О началах» нужно искать в самом тексте, изобилующем по ходу развития обоснованиями логики своего построения. В прологе к трактату «О началах» Ориген задает двойную рамку для своего изложения. Он вводит четкое разграничение внутри церковного знания, или божественного Откровения, выраженного «в словах и учениях Христа» (Christi verbis doctrinaque)6:

«Церковное и апостольское предание (ecclesiastica et apostolica traditio — De Princip. 1. Preaf. 2), — пишет Ориген, — передано нам двояко: Апостолы, проповедуя веру Христову, об одном говорили прямо и ясно (manifestissime tradiderunt)… О другом же они только свидетельствовали, что оно существует, но каково содержание этого знания и откуда оно происходит, умолчали» (de aliis … dixerunt… quia sint, quomodo autem aut unde sint, siluerunt — De Princip. 1. Preaf. 3), преследуя тем самым определенную цель. Ведь, соблюдя некоторую недосказанность, они тем самым предоставили возможность настойчивым и взыскательным к содержанию церковной веры деятельно постичь истину. Итак, одно — это общеизвестные определения или дефиниции церковного богословия, другое — знание, открытое лишь отчасти, и потому в его постижении возможны предположения, а значит, нельзя исключать и заблуждений. На протяжении всего трактата Ориген остается верен введенному различению, уточняя лишь оттенки .

К первому роду предметов, ясно определенных в апостольской проповеди, относятся такие положения церковной проповеди, как догмат о единстве Божием, о Боге Творце, о Боге отцов Ветхого Завета, о пришествии Господа Иисуса Христа на спасение Израиля и язычников, о том, что Бог — Его Отец, Он дал закон, пророков, Евангелие и апостолов; о том, что Христос воспринял наше тело, истинно пострадал и воскрес; а также о том, что Отцу и Сыну сопричастен по чести и достоинству Святой Дух. К этому же ряду объективного церковного знания относится учение о посмертной судьбе человеческой души — воздаянии за добродетель или за грехи, учение о телесном воскресении, учение о человеческой свободе, делающее нас вменяемыми в делах нашей жизни .

Ко второму роду знания — то, что доступно только отчасти, — относятся лишь «частичные сведения и отдельные утверждения» (exempla et armationes — De Princip. 1. Preaf .

10): о происхождении Святого Духа, о происхождении человеческой души, о происхождении ангелов и бесов, о времени, предшествовавшем происхождению мира, о времени, последующем за уничтожением мира. Совокупность этого таинственного и сокрытого знания концентрируется Оригеном в понятии «бестелесное» (), имеющем богатые философские и богословские коннотации в древнегреческом языке. Кроме того, не явлена природа астрономических объектов — солнца, луны и звезд: имеют ли они духовную природу, или они материальны лишь отчасти. Наконец, Божественное Писание также неоднородно. Оно имеет как общезначимый и очевидный смысл, так и некоторые «сокровенные таинства и образы божественного знания». Необходимым условием к постижению неизвестного в божественном откровении в первую очередь является одаренность благодатью Святого Духа разуметь божественную мудрость и науку (De Princip. 1. Preaf. 3). В этом отношении немалое значение Ориген также уделяет навыкам логического мышления. Целью всей этой грандиозной богословской работы служит создание некоего «последовательного и законченного учения» (seriem quandam et corpus — De Princip. 1. Preaf. 10), иными словами, некоей цельной богословской системы, состоящей из всей совокупности доступного человеку знания — как явного, так и сокрытого .

Итак, пространство, в котором движется рассуждение Оригена, пролегает между двумя полюсами — определенными церковью догматами и сокровенными богословскими тайнами, явленными лишь отчасти .

И это пространство постоянно сужается. Сфера явленного, напротив, непрерывно расширяется и достигнет своей полноты в эсхатологической перспективе. Тогда только и можно говорить об окончательном сложении богословской системы. Нам даны общие очертания, самое важное в божественном откровении .

Ориген как бы расчищает икону, снимая слой за слоем внешние напластования и все более и более отчетливо прорисовывая прототип и продвигаясь, таким образом, в трансцендентное пространство. Первый слой — наиболее доступный и общий, он строит на основании евангельских определений и последовательных размышлений; второй слой более глубок, на этом уровне открывается детальная прорисовка выделенных прежде положений апостольского учения, наконец, третий, и последний слой — открытие изначальной простоты образа, представленное в виде рассуждений, доведенных до формульной сжатости .

Замечательно, что именно на этом месте трактат обрывается как бы на полуслове: «…разумный дух может достигнуть совершеннейшего познания, восходя от малого к большему и от видимого к невидимому, ибо находится в теле и потому восходит от чувственного или телесного к умопостигаемому (intellectualia)… умоПричем «слова и учения» понимаются расширительно — это не только то, что говорил сам Христос, но и то, что говорили пророки и апостолы во Христе Слове Божием: это «церковное учение (ecclesiastica praedicatio), переданное от апостолов через порядок преемства и пребывающее в церквах доныне…» (De Princip. 1. Praef. 1) .

14 XIX ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

постигаемое нужно исследовать не телесным чувством, но каким-то другим, которое называется божественным (sensus divinus). Этим-то чувством мы и должны созерцать все те разумные существа (rationabilia), о которых говорили мы выше, этим чувством и должно слушать то, что мы говорим, и читать то, что мы пишем» (De Princip. 4. 4. 10) .

Другой принципиально важный вопрос, возникающий при изучении текста трактата, — о каких, собственно, началах повествует Ориген? Ответы давались разные: М. Арль считает, что началам соответствуют основные предметы изложения — Бог-Троица, существа, одаренные разумом, и материя7. Ч. Кенненгиссер склонен видеть за ними лишь сугубо богословские предметы, поскольку богословское знание в своем пределе сводится к исповеданию Единого Бога8. Попытаемся найти разгадку этому в тексте трактата Оригена .

Кажется, в наиболее конкретном смысле о начале, или началах, Ориген говорит в четвертой книге (De Princip. 4. 1. 7)9. Это тот редкий счастливый случай, когда мы имеем в своем распоряжении изначальный текст Оригена на греческий язык, сохраненный составителями Филокалии. Говоря о разнородности, точнее, многослойности текста Писания, Ориген отмечает, что одно представлено ясно (tin¦ mn ™nargstata fa…netai), другое — скрыто (›tera d pokkruptai). Поэтому он призывает ищущих совершенного знания и почитания нашего единого Творца: «постараемся оставить первоначальную проповедь Христа (fntej tn tj rcj to Cristo lgon, в данном случае Ориген цитирует апостола Павла Евр 6:1: по сем, оставив начатки учения Христова, поспешим к совершенству), т.е. учение об основании (toutsti tj ‘stoiceisewj’)». Начатки учения Христа Ориген проясняет через философскую категорию «первооснова», «основание» (). Очевидно, речь идет о тех самых «началах», которым и посвящен трактат. Итак, Ориген призывает оставить обсуждение и размышление об этих началах и попытаться «обратиться к совершенству (‘™p tn teleithta fresqai’), — продолжаем цитировать текст Оригена, — чтобы премудрость, возвещаемая совершенным (ср. 1 Кор 2:6), была проповедана и нам. Мудрость же, — говорит апостол, стяжавший ее, — мы проповедуем между совершенными. Другую мудрость сравнительно с мудростью века сего и мудростью властей века сего преходящую. Эта мудрость будет запечатлена в нас отчетливо10 вследствие раскрытия тайны (kat¦ pokluyin musthr…ou), долгое время соблюденной в молчании, а ныне явленной в писаниях, пророчествах и пришествии Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, коему слава во все времена. Аминь». Выраженная славословной формулой в тексте фермата многократно повышает значение всего этого фрагмента, придавая ему вид промежуточного заключения трактата, в котором проговариваются его основные положения. Так что, по всей видимости, под началами, исследованию которых и посвящен трактат «О началах», следует понимать начатки учения Христова (Евр 6:1), на которых и апостол, и Ориген советуют не останавливаться, а продолжать свой путь к обретению совершенного знания и совершенной мудрости. Такое понимание подтверждает также фрагмент из латинской части трактата, в котором Ориген говорит о адресате своего сочинения — оно написано для тех христиан, «кто обыкновенно ищет разумения для нашей веры (credendi rationem perquirere solent)» (De Princip. 4. 4. 32) .

Очевидно, этот фрагмент дает дополнительный ключ и к основному вопросу, поставленному в ходе исследования, — чем можно объяснить циклическую структуру трактата? Стратегия, избранная Оригеном при создании своего трактата, которую можно было бы назвать концентрическим выявлением умопостигаемого, обладает большой методологической ценностью. Характер трактата можно теперь определить не столько как догматический, сколько как диалектический. М. Арль чутко отмечает, что «трактат Оригена ”О началах” — это сочинение, имеющее своей основной характеристикой поиск (un ouvrage de “recherche”). Исходя из свидетельств Писания, собранных в церковном вероучении, оно, с одной стороны, преследует цель углубить вероучение, с другой — противостоять различным богословским отклонениям. Причем сочинение разHarl M. Structure et cohrence... P. 31 .

Kannengiesser C. Divine Trinity and the Structure of Peri Archon // Origen of Alexandria: His World and his Legacy / C. Kannengiesser, W. L. Petersen, eds. Notre Dame, 1988. P. 231–249 .

Ввиду повышенной ответственности этого текста, уместно привести его целиком: peiraqmen ‘fntej tn tj rcj to Cristo lgon’, toutsti tj ‘stoiceisewj’, ‘™p tn teleithta fresqai’ (cf. Hebr 6.1), †na to‹j tele…oij laloumnh sof…a ka m‹n lalhq .

‘sof…an’ g¦r ™pagglletai tathn kekthmnoj ‘lale‹n ™n to‹j tele…oij’, tran tugcnousan par¦ tn ‘sof…an to a„noj totou ka tn sof…an tn rcntwn to a„noj totou tn katargoumnhn’ (cf. 1 Cor 2.6)· ath d sof…a m‹n ™ntupwq»setai tranj ‘kat¦ pokluyin musthr…ou crnoij a„wn…oij sesighmnou, fanerwqntoj d nn di te grafn profhtikn (cf. Rom 16:25-26) ka tj ™pifane…aj to kur…ou ka swtroj mn ‘Ihso Cristo· dxa e„j toj smpantaj a„naj. m»n’ .

Далее следует не вошедшее в канонический текст окончание Послания к римлянам (16.25–26): kat¦ pokluyin musthr…ou crnoij a„wn…oij sesighmnou fanerwqntoj d nn di te grafn profhtikn kat’ ™pitagn to a„wn…ou qeo e„j pakon p…stewj e„j pnta t¦ qnh gnwrisqntoj, mnJ sof qe di¦ ‘Ihso Cristo [] dxa e„j toj a„naj m»n. Ср. с текстом Оригена: ‘kat¦ pokluyin musthr…ou crnoij a„wn…oij sesighmnou, fanerwqntoj d nn di te grafn profhtikn ka tj ™pifane…aj to kur…ou ka swtroj mn ‘Ihso Cristo· dxa e„j toj smpantaj a„naj. m»n’ .

БОГОСЛОВСКАЯ ТРАДИЦИЯ В ДОГМАТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ 15

вивается в соответствии с двоякой методологией, включающей в себя элемент продуманной герменевтики и логическое развертывание следствий, заключенных в каждом факте божественного Откровения»11 .

Дополняя церковные апостольские определения собственными рассуждениями (…de vero disputandi, quam

diniendi… — De Princip. 1. 6. 1), Ориген явно формулирует свой метод изложения церковной догматики:

исходя из того, что четко определено Церковью, он считает необходимым творчески продолжать богословствовать за границами определенного ею. В этом отношении вполне проявляется новаторский характер его богословия. Вместе с тем дерзновенный энтузиазм богословского творчества впоследствии самым отрицательным образом сказался на судьбе его наследия и его личном признании Церковью. Как известно, большая часть обвинений, предъявленных ему посмертно, была сформулирована как раз на основании трактата «О началах» .

Ориген постулирует принципиальную открытость и разомкнутость своей системы. Более того, как нам сообщает его поздний ученик Григорий Чудотворец12, Ориген часто обвинял внешних философов в самоподчинении своим учениям, своего рода пленении сформированными ими системами. Понятие системы предполагает некую статическую застылость, завершенность формы. Применительно к богословию Оригена такое понимание невозможно. А. Крузель и М. Симонетти приходят к следующему выводу о характере богословской системы Оригена: «Лично мы, будучи историками, полагаем, что слово система должно совершенно устранить, когда речь идет о трактате “О началах” или об Оригене вообще, поскольку оно лишает его мысль естественности, привнося в нее философский и современный (неаутентичный) элемент. Скорее для обозначения его corpus’а следует говорить о некоем синтезе, ведь синтез предполагает своеобразное единство противоположностей, различных набросков в их разнообразных смыслах — все то, что действительно характеризует цель Оригена, писавшего трактат “О началах”»13 .

Итак, представленное Оригеном в трактате «О началах» богословие следует воспринимать не как доктринальную систему, делающую невозможным никакой богословский поиск или богодухновенное творчество, а как синтез, фиксирующий некий отдельный опыт богомыслия, пережитый Оригеном и предложенный им своей аудитории в качестве возможного, но не обязательного примера. Впоследствии далеко не все стороны этого опыта были восприняты христианскими богословами. Тому пример выбор каппадокийцев-филокалистов. Они сочли уместным воспроизвести лишь два, хотя и весьма пространных, фрагмента из трактата — рассуждение о свободе воли и герменевтическую часть трактата. Негативную же рецепцию нам ярко демонстрирует история осуждения отдельных взглядов Оригена с конца III по середину VI в .

Подводя итог проделанному исследованию структуры трактата «О началах» и основных элементов его содержания, мы можем констатировать, что в своей богословской методологии, имевшей в данном случае образовательное значение, Ориген руководствовался принципом непрестанного исследовательского действия, постоянного фронтального углубления богословских знаний. Динамика интеллектуального роста и духовного восхождения описывается необратимым обращением от простых начал веры к высшему знанию. На это явно указывает своеобразная циклическая структура трактата «О началах». Об этом же недвусмысленно свидетельствует ряд высказываний Оригена, рассмотренных нами. Этой особенностью характеризуется в целом вся педагогическая и вероучительная деятельность Оригена, отражающая преобладающую линию развития догматического мышления в александрийской богословской традиции .

Harl M. Structure et cohrence du Peri Archn… P. 14 .

Gregorius Thaumaturgus. In Origenem oratio panegyrica 14.




Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ – УЧЕБНО-НАУЧНОПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС" АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ Кафедра "Строительство автомобильных дорог" В.Ю. Ким МОСТЫ, ТРАНСПОРТНЫЕ ТОННЕЛИ И ПУТЕПРОВОДЫ. ОПРЕДЕЛЕНИЕ...»

«Г.Г. Шмидт, Ю.Н. Темников, А.И. Петрова (Томский государственный архитектурностроительный университет) Реставрация памятников архитектуры с использованием новых материалов и технологий Проблема реставрации и восстанов...»

«ПУЛЬТ УПРАВЛЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ АДРЕСНЫЙ "ПУТ-А" Руководство по эксплуатации АКПИ.468234.015РЭ АКПИ.468234.015РЭ СОДЕРЖАНИЕ 1 ОПИСАНИЕ 3 2 МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ 3 3 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПО НАЗНАЧЕНИЮ 4 ПРЕДПРИЯТИЕ-ИЗГОТОВИТЕЛЬ ОДО "СКБ Элек...»

«ХФТИ 89-11 Харьковский ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции физико-технический институт АН УССР ПОВЕДЕНИЕ ЛЕГКИХ И ТЯЖЕЛЫХ ПРИМЕСЕЙ ПРИ ВЧ-НАГРЕВЕ ПЛАЗМЫ В ТОРСАТРОНЕ "УРАГАН-З" Препринт Москва-ЦНИИатоминформ-1989 УДК 533.924 ПОВВДЕШЕ ЛЕГКИХ И ТЯЖЕЛЫХ ПРИМЕСЕЙ ПРИ ВЧ-НАГРЕВЕ ПЛАЗМЫ В ТОРСАТРОНЕ УРАГАН-3: Препр...»

«Некипелова Ирина Михайловна ЯЗЫКОВАЯ СИСТЕМА КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ Статья посвящена представлению языка как объекта исследования постнеклассической науки. В ра...»

«0002Изв. Изв. НАН РА и ГИУА. Сер. ТН. 2004. Т. LVII, № 2. ГИУА. Сер. ТН. ISSN 0002-306X. УДК 661. 249.2 МЕТАЛЛУРГИЯ А.О . ОВСЕПЯН, Г.М. АЙРАПЕТЯН, С.А. МИНАСЯН ТЕХНОЛОГИЯ ПОЛУЧЕНИЯ ПОРОШКА ДИСУЛЬФИДА МОЛИБДЕНА ВЫСОКОЙ ЧИСТОТЫ Исследован процесс очистки молибденитового концентрата от со...»

«Технические характеристики Электронного регулятора уровня масла BC-OM2 для CO2 120 bar 24В и 230В производства "becool"Регулятор масла BC-OM2 для CO2 120 bar: Электронный регулятор уровня масла с функцией аварии и отключением компрессора. Версии...»

«ООО НПК Морсвязьавтоматика Блок питания ББП-114-24 Руководство по эксплуатации (ЦИУЛ.461524.001 РЭ) г. Санкт-Петербург v.2.5 ООО НПК Морсвязьавтоматика Руководство по эксплуатации ББП-114-24 Содержание ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1. КОМПЛЕКТ ПОСТАВКИ 2. ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ 3. УСТРОЙСТВО И...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.