WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«^~ Князева Ирина Васильевна Манипуляция общественным сознанием: сущность, исторические формы, трансформация (социально-философский анализ) ...»

На правах рукописи

^~

Князева Ирина Васильевна

Манипуляция общественным сознанием:

сущность, исторические формы, трансформация

(социально-философский анализ)

Специальность 09.00.11 - социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

2 КЮН 2011

Воронеж-2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Воронежский государственный архитектурно-строительный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Первушина Валентина Николаевна доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:

Курочкина Лидия Яковлевна;

кандидат философских наук, доцент Кукарников Дмитрий Германович

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Московский государственный институт международных отношений (уни­ верситет) Министерства иностранных дел Российской Федерации»

Защита состоится 10 июня 2011 года в 14.00 на заседании диссертацион­ ного совета Д 212.038.01 по философским наукам при ГОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394000, Воронеж, проспект Револю­ ции, д. 24, ауд. 312 .

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ГОУ ВПО «Воронежский государственный университет» .

Автореферат разослан « (р » мая 2011 года .



Ученый секретарь Комисарова Э.С .

диссертационного совета О

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования .

Тема манипуляции общественным сознанием сегодня активно обсужда­ ется представителями широкой общественности, все чаще становится предме­ том бурных научных дискуссий, острой публицистической полемики. С недав­ него времени вопросу манипуляции стали посвящаться многие произведения отечественной и зарубежной литературы, он находит свое отражение в произ­ ведениях художественного творчества, что лишний раз подтверждает его акту­ альность, а по сути дела - злободневность: выход на новый уровень - уровень аудио-визуальной, социальной чувствительности .

Исследование проблематики манипуляции общественным сознанием и рассмотрение ее с научной точки зрения насчитывает всего лишь несколько де­ сятков лет, если не иметь в виду опосредованность освещения данной темы в контекстах других, смежных с ней явлений и процессов, иных аспектов соци­ ального бытия. Таким образом, вопрос манипуляции общественным сознанием со стороны гуманитарных дисциплин, особенно социальной философии, оста­ ется открытым и до конца не изученным и не объясненным .

В качестве основных причин здесь можно выделить следующие: вопервых, проблема социальной манипуляции рассматривалась преимущественно в рамках психологической и политологической научной парадигмы. Широкое распространение получили практические знания относительно таких техникотехнологических аспектов данного феномена, как инструментарий, конкретные приемы, способы и методы манипуляции индивидуальным и групповым созна­ нием. В действительности, для понимания манипуляции как социокультурного феномена, необходимо рассматривать ее на более высоком, концептуальноочерченном уровне, как принципиально важную философскую категорию, на­ ходящуюся на стыке социально-философского, политологического, лингвисти­ ческого, этико-эстетического дискурсов, тесно связанную с узловыми темами социальной философии: проблемами социального и духовного бытия человека, свободой, формами и способами реализации коммуникативных связей, мифологичностью общественного сознания, функционированием властных отноше­ ний .



Во-вторых, за прошедшие десятилетия пристального внимания к проблеме манипуляции общественным сознанием и активного ее изучения в рамках фи­ лософской и социально-философской мысли не наблюдается единомыслия по вопросам природы, социального основания, сущностных характеристик данно­ го феномена, динамики его развития, трансформации и его подлинного миро­ воззренческого смысла. Разнообразие в области методологического подхода к ее изучению, практически не рассмотренные ранее аспекты феномена манипу­ ляции - такие как связь манипуляции и свободы человека, а также неопреде­ ленность морально-нравственных оценок актуализации и последствий данного явления представляют собой особый интерес для исследования, дают возмож­ ность формирования собственной точки зрения на актуальную проблему со­ временной действительности. Эти соображения и определили выбор темы дис­ сертационной работы .

Степень разработанности проблемы .

Проблема манипуляции общественным сознанием при всей своей попу­ лярности остается малоизученной в социально-философском аспекте .

Как научная категория манипуляция была введена в научный оборот в 40-50 годы XX века западными политологами, что в дальнейшем обеспечило «захват» ими этого понятия .

В отечественной литературе вопрос о манипуляции стал рассматриваться только в 50-60 годы XX века, очевидно, вследствие того, что с развитием средств массовой коммуникации идеологическая борьба между разными поли­ тическими системами - социалистической и капиталистической - становилась все более ощутимой не только экономически, но и идеологически, духовно. В работах советских исследователей - Б.Н. Бессонова, А.И. Власова, Д.А. Волкогонова, П.С. Гуревича, О. Г. Зотова, Ю. А. Шерковина - манипуляция рассмат­ ривалась в контексте критики западных идеологических теорий и практик со­ циальной действительности, носила преимущественно политикоидеологический разоблачающий характер, содержала критику капитализма как системы и всего западного стиля жизни вообще. В советский период не наблю­ дался комплексный теоретический характер исследования данной проблемы. В работах СИ. Беглова, Л. Войтасика, Е.Н. Карцевой, О.А. Феофанова манипуля­ ция осмысливалась в связке с политической пропагандой: влиянием средств массовой информации на сознание трудящихся через технику дезинформации и обмана. Неприемлемо, однако, принижать значение теоретических исследова­ ний советского периода, поскольку оно, действительно, было ощутимым. Пре­ жде всего, невозможно не упомянуть о той однозначности моральнонравственной оценки манипуляции, которую дали ей исследователи, что, в свою очередь, определяло твердость и постоянство выбранной ими позиции .





Отечественная современная литература изобилует работами, освещаю­ щими прикладной практический аспект феномена манипуляции в области биз­ неса, коммерческой рекламы, маркетинга, этики деловых отношений, а также раскрывает смежные с манипуляцией явления социальной действительности:

идеологию, пропаганду, рекламу, информационно-психологическую войну и т.д. Широко известны работы В.И. Замышляева, И.И. Зорина, В.Н. Панкратова, Д.Я. Райгородского, Е.Е. Стацевич, В.П. Шейнова и др .

Работы таких авторов, как С.Н. Бледный, Р.Е. Гудин, Т.В. Евгеньева, Дж .

Колеман, В.Н. Курлович, СЮ. Лисова, А.С. Миронов, В. Паккард, Н.Ф. Пономарев, В.Д. Попов, В. Рикер, М.В. "Горохова, Л. Флинт, посвящены феномену манипуляции, рассматриваемой в политологическом и психологополитологическом аспектах. Появляются авторы, разрабатывающие данную тему с позиции философского анализа, - М.И. Бабюк, Ю.А. Ермаков, Г.И. Колесникова, О. Б. Негодаева, Ю.В. Пую, О. М. Цветков .

Отдельно можно выделить работы С.Г. Кара-Мурзы. Его произведения, несмотря на публицистический характер, исследуют данный феномен доста­ точно полно, грамотно, разнообразно и дают широкий фактический материал .

Кроме того, именно благодаря этому автору общественность нашей страны по­ знакомилась с феноменом манипуляции не только на практике, фактически на себе ее ощущая, но и в теории .

К фундаментальным трудам по степени изучения данного явления, наибо­ лее известным в нашей стране, можно отнести работы, признанные классиче­ скими. Это труды P.P. Гарифуллина, Е. Л. Доценко, С. А. Зелинского, Г. Шил­ лера, Э. Шострома .

Социально-психологические аспекты проблемы манипуляции в западной психологии затрагивались в исследованиях Э. Берна, Д. Карнеги, Г. Лебона, С. Московичи, Ф. Перзла, Г. Тарда, 3. Фрейда, К. Юнга .

Проблема манипуляции общественным сознанием в ее социальном, пси­ хологическом и политологическом аспектах изучается в теории журналистики такими российскими исследователями, как В.П. Дубицкая, Е.Г.Дьякова, Г.В. Лазутина, А.Д. Трахтенберг, И.А.Федякин .

Вопросу о знаково-символических аспектах манипуляции посвящены ра­ боты СИ. Валянского, А.А.Даниловой, зарубежных авторов - Г. Лассуэла, У. Липпмана, М. Маклюэна, А. Моля, Г. Энценсбергера .

Нужно отметить, что большой вклад в осмысление остроты и масштабно­ сти проблемы манипуляции человеческим сознанием в XX веке внесли представители Франкфуртской школы - Т. Адорно, Г. Маркузе, Э.Фромм, Ю.Хабермас, М. Хоркхаймер. Рассматривая социальную действительность за­ падного общества, представители этой философской школы выявили явный диссонанс между ее внешней социальной успешностью и глубоким драматиз­ мом самореализации личности в индустриальном обществе. По мнению пред­ ставителей критической теории, осознание такой диспропорции было невоз­ можно по причине особого состояния индивидуального сознания, конституиро­ ванного политическими, идеологическими, культурными установками, вклю­ чающими в себя составляющие манипулятивного воздействия. Кроме того, анализ возникновения и функционирования тоталитарного фашистского режи­ ма, его идеологии и пропаганды способствовал выявлению явных техник соци­ ально-политической манипуляции .

Тему драматизма и трагичности человеческого бытия рассматривали в своих работах представители экзистенциализма - Н. Бердяев, А. Камю, Г. Марсель, Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер, К. Ясперс. Несмотря на то что прямого упоминания манипуляции общественным сознанием в их работах не встречает­ ся, указанные мыслители ярко освещали социальную инструментальность бы­ тия человека, те антагонизмы его духовно-чувственного мира, порожденные включенностью индивида в социальную и духовную сферу общества, прони­ занную манипуляцией .

Поскольку проблема манипуляции носит «сквозной» характер, связанный с ее актуализацией в пространстве (на всех уровнях социального взаимодейст­ вия) и во времени (на всех этапах исторического развития человечества), по­ стольку были привлечены источники из различных областей знания. Так, исто­ рическую основу исследования составляют труды по истории цивилизаций, от­ дельных стран и народов мира (Н. Я. Данилевский, Л. Г. Морган, А. Дж. Тойнби, Ф. Энгельс), теории и критике тоталитарных государств (X. Аренд, К. Поппер), футурологические концепции (Э. Тоффлер, Ф. Фукуяма) .

Подтверждением выдвигаемых автором положений явились работы куль­ турологического характера таких ученых, как М. М. Бахтин, А. Я. Гуревич, К. Леви-Стросс, Б. Малиновский .

В исследовании универсальности механизмов реализации манипуляции автор опирался на работы Л. Альтюссера, Р. Барта, Г. Гирца, А. Грамши, Ю.Н. Давыдова, С. Жижека, А. Ф. Лосева, Д. К. Лукача, К. Маркса, Г. Маркузе, А. М.Пятигорского, А.К.Уледова, М. Хоркхаймера, М. Элиаде и др .

В определении современного состояния проблемы манипуляции общест­ венным сознанием использовались теоретические положения трудов 3. Баума­ на, Д. Бэлла, Т. Веблена, Э.Гидценса, Дж. Гэлбрейта, П. Хантингтона и др .

В осмыслении взаимосвязи свободы и манипуляции автор опирался на результаты исследования классиков западной и отечественной философской мысли: Августина Аврелия, Б. Спинозы, Г. Лейбница, Г. Гегеля, Дж. Локка, И. Канта, Э. Фромма, А. Камю, М. Мамардашвили и др .

В понимании манипуляции как социокультурного феномена автор обра­ щался к работам достаточно известных российских ученых:

М.И. Бабюка, Г. Грачева, Н. Лимнатиса, Я. Любивого, И. Мельника, - наиболее плодотворно работающих над проблемой манипуляции в рамках социальнофилософского подхода .

Тем не менее, несмотря на большое количество исследовательской лите­ ратуры отечественных и зарубежных авторов, посвящающих свои изыскания манипуляции общественным сознанием, отдельных работ, анализирующих со­ циальную сущность манипуляции в ее исторической перспективе, обнаружи­ вающих связь манипуляции и свободы, практически нет. Кроме того, большин­ ство авторов, освещающих проблематику социальной манипуляции, в качестве методологической основы своих исследований используют деятельностный подход .

Неразработанность концептуально-методологического аппарата, опре­ деляющего комплексный характер в решении проблемы манипуляции общест­ венным сознанием, обусловливает фрагментарность результатов исследования с позиции преимущественно деятельностного подхода, некий «перекос» в силу идеализации используемого метода. Поэтому автор данной работы избрал иную методологию исследования .

Цели и задачи исследования .

Целью диссертационного исследования является социально-философский анализ манипуляции, определение ее социального основания и сущностных ха­ рактеристик, рассмотрение исторических форм и трансформации манипуляции .

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

• осмыслить специфику понятия «манипуляция»;

• обосновать связь манипуляции и власти-знания (функции);

• проанализировать механизмы реализации манипуляции в обществе;

• показать неразрывную связь манипуляции и свободы;

• исследовать исторические формы манипуляции и рассмотреть ее транс­ формацию в различных типах общества .

Объект исследования - манипуляция общественным сознанием как со­ циокультурный феномен .

Предмет исследования - социальная сущность манипуляции, ее исто­ рические формы и трансформация .

Теоретические и методологические основания диссертационного ис­ следования .

Теоретическую основу исследования составляет большое количество ис­ точников (монографии, статьи отечественных и зарубежных авторов, а также авторефераты кандидатских и докторских диссертаций), в которых нашли от­ ражение результаты научных интуиции, непосредственно посвященных мани­ пуляции общественным сознанием, а также идеи авторов, исследующих смы­ словые основания исторических форм манипуляции .

Методологической основой исследования явились методы системнофункционального подхода, который представляется наиболее адекватным при рассмотрении такого многоаспектного явления как манипуляция обществен­ ным сознанием. Использование этого метода позволило автору раскрыть сущ­ ность и механизмы реализации манипуляции в обществе .

Применение компаративистского подхода и метода исторической рекон­ струкции связаны с анализом исторических форм манипуляции, ее трансфор­ мацией в процессе социально-исторического развития .

Экзистенциально-феноменологический метод обнаружил свою плодо­ творность при исследовании вопроса о взаимосвязи манипуляции и свободы .

Научная новизна исследования заключается в следующем:

• проанализировано и уточнено понятие «манипуляция», указана ее социаль­ ная сущность и характерные черты;

• выявлен алгоритм реализации манипуляции общественным сознанием про­ являющийся через теоретическую и операциональную составляющие идео­ логии;

• показано, что социальным основанием манипуляции является власть-знание (функция);

• обнаружено, что основой манипуляции выступает мифологичность общест­ венного сознания;

• поставлен вопрос неразрывной связи феномена манипуляции и свободы;

• дан сравнительный анализ особенностей манипуляции общественным созна­ нием в процессе социально-исторического развития человечества;

• высказано предположение о невозможности «тотальной манипуляции» в ус­ ловиях индустриального и постиндустриального общества .

Научная новизна диссертации находит отражение в положениях, выно­ симых на защиту:

1. Манипуляция является одним из способов социального управления сознани­ ем людей. Манипуляция включается в нормативную регуляцию, трансфор­ мирует ценностные компоненты и создает смысловые горизонты для соци­ ально-адаптированного поведения. Манипулятивная составляющая норма­ тивной регуляции способствует интернализации поведенческих стереотипов таким образом, что они приобретают силу привычек, принуждающих делать то, что необходимо для общества и сохранения его собственной идентично­ сти, поддерживает сопричастность человека социальному миру .

2. Механизмы манипуляции осуществляются через идеологию (теоретический и операциональный уровни), интегрирующую социальное символическое по­ ле, ценностно-нормативные стандарты, воздействующие на людей функцио­ нально, переживаемые и воспринимаемые ими как свои собственные. Такое понимание идеологии выходит за рамки «сознания», ибо идеология, форми­ руя субъективности, конституирует носителя общественных отношений, со­ циальных ролей и практик, представляет собой «органическую составляю­ щую всякой социальной тотальности», культурную матрицу, интерпрети­ рующую схему, объясняющую и регулирующую все сферы и уровни общест­ венной жизни .

3. Мифологичность общественного сознания является той основой, благодаря которой осуществляется манипуляция. Миф, утверждая человека экзистен­ циально, заставляет проживать жизненный цикл, выражающийся в неуми­ рающей страсти к вечной юности, к омоложению, и испытывать страх перед старостью и смертью, искать возможности избавиться от неизбежного конца и отодвинуть его на время. Эта неистребимая жажда жизни делает миф уни­ версальной чертой общественного сознания, создает объективные условия для манипуляции естественным желанием человека жить, сохранить здоро­ вье и отодвинуть старость .

4. Манипуляция и свобода, проявляющаяся через социальную эмансипацию, «жизненное пространство», детрадиционализацию, тесно взаимосвязаны .

Традиционному обществу известна свобода как безосновность-хаос, прояв­ ляющийся в оргиастической модальности первобытного общества, обряднозрелищных формах и фамильярно-площадной речи средневековья. Но эта оргиастическо-карнавальная версия жизни была далека от тотального отрица­ ния .

Временно отрицая и отменяя манипуляцию, она, в конечном счете, на­ целивала на обязательное возрождение существующей социальности. Вместе с тем в рамках оргиастическо-карнавальной версии жизни конструировалось то жизненное пространство, в которое власть на определенный момент вре­ мени не могла вторгнуться и совершить насилие. Процесс детрадиционализации связан с персонализацией социально-исторического развития и осоз­ нанием значимости субъективной, внутренней свободы. Наиболее ярко про­ цесс детрадиционализации проявляется в области «духовного маргинализма», девиантности, иногда принимающей форму перверсивности с точки зрения общепринятых норм, прежде чем им стать социально-типическими .

5. Разные формы проявления свободы характеризуют исторические типы мани­ пуляции. Традиционное общество было репрессивным, тотально манипулируемым, формировало тотализирующее сознание, воспроизводя единые для всех стереотипы деятельности, образцы поведения, восприятия и интерпре­ тации мира. Вместе с тем это общество знает и «островки свободы», возникаемые в период оргиастических ритуалов, мистерий, карнавалов, сущность которых сводилась к преодолению человеческой ограниченности, достиже­ нию полного освобождения. Это была свобода от запретов, правил, условно­ стей этикета и социального порядка, соединением с жизненными и космиче­ скими силами .

6. Рационализация всех сторон жизни, приведшая к «тотальному администри­ рованию», «колонизация» сферы досуга через массовую культуру и появле­ ние отчуждения как реакции на амбивалентность социального прогресса ока­ зали влияние на особенность манипуляции общественным сознанием в обще­ стве массового консьюмеризма. Но манипуляция не является тотальной, по­ тому что нормативная регуляция в значительной мере определяется наличи­ ем альтернативных норм, что требует свободы выбора, формируется внут­ ренняя свобода человека, сомневающегося в правильности социального по­ рядка, ценностно-нормативных стандартах социальной системы. В постинду­ стриальном обществе с его «мириадом субкультур», увеличивающейся сво­ бодой выбора, рефлексивностью, «ценностным политеизмом» формируется новый тип социального пространства, выходящий за рамки контроля и управления власти. Общество не может быть «тотально репрессивным» .

Происходит расширение пространства свободы, тематизированной в терми­ нах свободы самореализации и связанное с ней формирование субъективноста. Очерчивается свобода вне условий и предрассудков, свобода быть дру­ гим .

Практическая значимость исследования .

Результаты исследования, представленные в работе, дают возможность выйти на принципиально новый уровень понимания проблемы манипуляции общественным сознанием, обусловленный новизной, заявленной в работе, обо­ значить перспективы дальнейшей разработки указанной проблематики в про­ странстве социально-философских исследований. Кроме того, положения дис­ сертационной работы могут быть использованы как теоретическая основа для изучения ряда тем по социологии, социальной философии и антропологии, а также в преподавании спецкурсов по PR-, GR-технологиям, теории коммуника­ ции, информационной безопасности. Выводы диссертации могут являться тео­ ретической основой практической деятельности медиа-экспертов и социальных технологов, специалистов в области проектно-организационнои деятельности управления репутацией и имидж-брэндинга .

Апробация работы .

Основные положения и выводы диссертации изложены в 14 научных публикациях автора. Различные аспекты исследования были представлены в выступлениях на Всероссийской научно-практической конференции «Гумани­ тарные знания в современном образовательном процессе» (февраль 2009 года, г. Воронеж), региональной межвузовской научно-практической конференции преподавателей и аспирантов «Инновационные процессы в экономической, правовой и гуманитарной сферах» (апрель 2010 года, г. Воронеж) .

Структура и объем диссертации Диссертация изложена на 167 страницах машинописного текста, состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения и списка литературы, включающего 228 источников (из них 208 на русском, 20 на анг­ лийском и немецком языках) .

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализи­ руется степень разработанности проблемы, содержится постановка цели и вы­ текающих из нее задач исследования, определяется ее методология, научная новизна, выдвигаются положения, выносимые на защиту, отмечается практиче­ ская значимость полученных результатов .

ПЕРВАЯ ГЛАВА «Манипуляция как социокультурный феномен» со­ стоит из трех параграфов, где рассматриваются различные трактовки определения понятия «социальная манипуляция», выявляются ее сущностные характе­ ристики, социальные основания и механизмы объективации .

В первом параграфе «Манипуляция: определение понятия» автор выдвигает положение о том, что в отечественной и зарубежной научной лите­ ратуре преобладает понимание манипуляции в узком смысле слова, базирую­ щееся на понятии власти, данное К. Марксом и М. Вебером, которые рассмат­ ривали ее в рамках субъектно-объектных отношений господства и подчинения, носящих характер добровольности или принуждения и реализующихся в соци­ альном действии. Власть функционирует через социальные институты, приоб­ ретает характер формализованного господства через право, государство .

Такое понимание власти провоцировало определение манипуляции как сознательную и целенаправленную деятельность, направленную на управление сознанием и поведением индивида, идущее в разрез с его истинными интереса­ ми, желаниями и потребностями (практика рекламы, пропаганды, пиар- и политтехнологиий) .

По мнению автора, подобное понимание манипуляции имеет право на существование, но оно не раскрывает сущность содержательной стороны мани­ пуляции как универсального социокультурного феномена, являющегося неотъ­ емлемой чертой любого типа общества .


Автор употребляет понятие «манипу­ ляция» в широком смысле слова. В этом контексте манипуляция имеет свои особенные коннотации, связанные с терминами «неявность», «скрытность», «господство», «регуляция», «управление», «контроль», «принуждение», «власть», «диффузность», «безличность», «иррациональность». Именно эти значения раскрывают содержательную сторону манипуляции и адекватны по­ ниманию власти, данному М. Фуко. Анализ власти-знания у М. Фуко требует идти от дескриптивного описания этого феномена к необходимости примене­ ния функционального подхода, ибо гуманитарное знание, используемое вла­ стью (медицина, психология, социология, лингвистика), составляет априорную структуру представлений о человеке как объекте управления и исправления .

Власть-знание у М. Фуко необходима для функционального единства общества, исполняет роль связывающего звена, особой связи, объединяющей деятель­ ность различных социальных институтов, поэтому правомерно называть ее вла­ стью-функцией .

Власть-функция пронизывает все сферы и уровни социальных отноше­ ний, стремится к максимальной эффективности в своей основной сущности контролю через ценностно-нормативный аспект культуры. Поэтому социальную манипуляцию в широком смысле этого слова мы понимаем как одну из форм существования власти, управления и социального контроля, включенную в нормативную регуляцию, определяющую социализацию личности, форму реализации ее субъективности, унификацию поведения, интеграцию индивидов в общество. В широком смысле этого слова манипуляция есть данность отно­ шений власти, способствующей дифференциации, ранжированию, идентифика­ ции групп и индивидов в социокультурной системе. Манипуляция - сложный социокультурный феномен, субстанциональный в своей основе, выполняет функцию культурной легитимации нормативности социальной системы через коммуникативные, регулятивные и мировоззренческие процессы .

Примечательным является тот факт, что у М. Фуко свобода является он­ тологическим условием существования власти. Власть и непокорность ей неот­ делимы друг от друга. Поэтому манипуляция тесно связана с феноменом сво­ боды. В таком соединении происходит провоцирование и изменение системных отношений, формирование иных форм субъективности, отвергающих типич­ ность, систему идентификаций, «закон истины», навязываемый господствую­ щей культурной матрицей .

Во втором параграфе «Механизмы реализации манипуляции общест­ венным сознанием» автор выявляет механизмы манипуляции в пространст­ венно-временном измерении социокультурного развития .

Нам представляется, что основными звеньями в механизмах реализации манипуляции выступает идеология в ее ценностно-нормативном и операцио­ нальном составляющих: общественного мнения, сложившихся стереотипов, на­ строений, моды и т.п .

Традиционное понимание идеологии трактует данный феномен как сово­ купность идей, взглядов, убеждений, систему социальных, политических и эко­ номических концепций. Соотношение идеологии и манипуляции принятое большинством исследователей, опирается на классическое понимание идеоло­ гии как «ложного сознания», данного К. Марксом. Такой подход ориентирует на узкое понимание манипуляции .

Нисколько не умаляя значение марксовой модели идеологии, органиче­ ски вписывающейся в веберовскую концепцию власти, следует обратиться к теориям неомарксистов А.Грамши и Л.Альтюссера, чтобы понять, почему ин­ дивиды подчиняются социальному порядку и принимают его добровольно .

Идеология, с точки зрения А. Грамши, зиждется на пересечении эконо­ мических, политических, культурных, коммуникативных социальных процесcax, захватывая в орбиту своего действия все уровни и формы общественного сознания. Гегемония господствующего класса достигается и поддерживается через интернализацию взглядов, идей, норм и ценностей господствующего класса классом подчиненным через широко развитую сеть институтов граж­ данского общества, социальных институтов .

Идеология, по Л. Альтюссеру, есть форма сознания и бессознательного, отсюда ее узнаваемость и неузнаваемость. Данное представление об идеологии выходит за рамки «сознания», ибо идеология, формируя форму субъективно­ сти, и в этом плане манипулируя, конституирует носителя общественных от­ ношений, социальных практик, выполняющего определенные действия и иг­ рающего определенные социальные роли .

Реализация манипулятивных практик через идеологию происходит на двух уровнях: ценностно-нормативном и операциональном .

Ценностно-нормативный уровень идеологии преподносится обычно в ви­ де документов с мощным легальным, моральным, священным статусом: Веды, Талмуд, Конституции и т.д. Этот пласт идеологии выстраивает ключевые поня­ тия и представления о структуре и организации прошлого, настоящего и буду­ щего того или иного общества .

Операциональный слой идеологии имеет дело с повседневной жизнью с ее сложностями, случайностями, переменами. Операциональная сфера идеоло­ гии - это область экзистенциального, бытийного характера и постоянного цен­ ностного динамизма, где различные образы мира и различные диагнозы реаль­ ности соревнуются за «душу» всех и каждого. Два уровня идеологии тесно взаимосвязаны. В этой взаимосвязи двух уровней идеологии пересекается дей­ ствие манипуляции в широком - через феномен нормализации, и узком смыс­ лах слова - посредством пропаганды, пиартехнологий и других форм идеоло­ гической обработки .

Одна сущностная особенность общественного сознания позволяет совпа­ дать двум видам манипуляции (в широком и узком смыслах слова), а именно:

его мифологичность .

Миф затрагивает экзистенциальные основы человеческого бытия, вклю­ чает жизненные циклы: рождение, юность, зрелость, смерть, воскрешение. На уровне обыденной практики во все времена и у всех народов существовали не­ умирающая страсть к вечной юности, омоложению, страх увядания, смерти, попытка избавиться от неизбежного конца и отодвинуть его на время. Таким образом, мифологичность сознания создает объективные условия для манипулирования естественными желаниями человека - жить, сохранить красоту и здоровье, отодвинуть старость и естественный биологический конец человека .

На удовлетворение этих желаний нацелено действие многих социальных институтов - здравоохранение, парфюмерно-косметическая индустрия, массо­ вая физкультура, индустрия моды, развлечений и т.п .

Современные мифы, безусловно, отличны от архаических, но мифологи­ ческая символика явно прослеживается: основные идеологические постулаты базируются на древних архаических мифах о добре и зле, героях, миссии, спа­ сителе, золотом веке, рае, высшей справедливости и т.д. Элемент мифологичности в идеологической практике настолько очевиден, что успех внедрения идеологической системы тех или иных воззрений можно определить прямой за­ висимостью объема иррациональных, бессознательных, мифологических пред­ ставлений, адаптируемых к уровню обыденного сознания населения .

В третьем параграфе «Манипуляция и свобода» анализируются те ас­ пекты свободы, которые касаются социальной эмансипации, «жизненного про­ странства» и детрадиционализации. Разные формы проявления свободы ха­ рактеризуют исторические типы манипуляции. Для традиционного общества характерна свобода-хаос в ее оргиастическо-карнавапьной версии, формирова­ ние, хотя и временного того жизненного пространства, в которое власть не имела право вмешиваться. Традиционному обществу известна свобода как безосновность, хаос, «Ungrund». Это - первоначальная, иррациональная свобода, возникшая на уровне символов и мифов. Свобода-хаос символизировала иную сторону человеческих отношений и человека, отличную от официальной, осо­ бое жизненное пространство, Lebenswelt, в котором в определенное время люди могли существовать. В этом жизненном пространстве возникало сознание от­ носительности «господствующих прав» и норм. Теоретически эта форма свобо­ ды была отрефлексирована в философии и теологии (свобода воли) .

Для нетрадиционного типа общества развертывание свободы в социаль­ ном пространстве осуществляется через социальную эмансипацию (социальные институты и повседневная жизнь) и детрадиционализацию, связанную с нон­ конформизмом экзистенциального сознания, свободу выбора и становление субъективной свободы, философски осмысленной в экзистенциализме и по­ стмодернизме .

ВТОРАЯ ГЛАВА «Исторические формы манипуляции. От традици­ онного общества к постиндустриальному» посвящена исследованию феномена манипуляции и его объективация в ретроспективе исторического разви­ тия .

В первом параграфе «Особенности манипуляции в традиционном обществе» отмечается, что для архаичного мифологического сознания и соот­ ветственно, идеологии характерна целостность, синкретизм, принцип партиципации, противопоставление сакрального и профанного, коллективность, бес­ прекословное соблюдение обрядов, выступающих «частью механизма, с помо­ щью которого организованное общество поддерживает свое существование для утверждения неких фундаментальных социальных ценностей» (Л. ЛевиБрюль). Первой же формой манипулятивной практики в истории человечества является практика шамана, колдуна. Поэтому манипуляция сознанием изна­ чально присуща человечеству. Шаманизм как социокультурный феномен сопричастен анимизму, фетишизму, тотемизму и магическим ритуалам. А причи­ ны обращения к магии заключаются не в социальном, духовном отчуждении, а в нарушении жизненного цикла (увечье, проблемы со здоровьем, потеря воин­ ской силы, неразделенная любовь и т.д.) .

Социальное управление опиралось на неписаные правила, мононормы, зафиксированные в мифах. В условиях архаичного общества идеология стано­ вится «аподиктической истиной», «абсолютной правдой». Манипуляционный процесс осуществляется через традиции. При этом важно отметить, что под традициями подразумеваются не какие-то местные обычаи, а совокупность священных знаний, облегчающих понимание имманентных принципов вселен­ ского порядка, поскольку человек сам был не в состоянии определить смысл своего бытия. В силу сакральности традиций социальная манипуляция приоб­ ретала тотальный характер, ибо любая небрежность в исполнении традиций могла ослабить сплоченность группы, ее единство, что подвергало бы угрозе сам процесс ее существования .

Власть-функция существовала на всех этапах общественного развития, а на первоначальных его стадиях в форме протовласти. Власть в первобытном обществе была потестарной, т.к. основывалась на авторитете вождя и уважении обычаев и традиций .

Космическая тотальность Античности в форме религиозномифологической идеологии проецировалась на социальное пространство и способствовала формированию тотального манипулирования через традиции и обычаи, объявлявшиеся сакральными. Духовная жизнь в целом отличалась конформизмом и консервативностью. Любое нарушение традиций считалось святотатством и сурово наказывалось (осуждение Сократа) .

Общественное сознание эпохи Средневековья характеризуется глубокой религиозностью и символичностью. Религиозно-мифологическая идеология вносила идею кары и вознаграждения, идею мстительности, тотальности вла­ сти, диктатуру добра и святости, оправдывающую убийства и насилие. В соци­ альной практике «возврат к истокам» означал возобновление старых традиций и обычаев, их беспрекословное исполнение. Традиционное общество было ре­ прессивным, но практика экстатического опыта и опыт вольницы (карнавальная версия жизни) нашли отражение в еретических учениях средневековья и человекобожеском настрое Возрождения .

Во втором параграфе «Специфика манипуляции в массовом общест­ ве» анализируются характерные черты манипуляции в индустриальном, массо­ вом обществе .

Особенности индустриального общества во многом определили специфи­ ку социальной манипуляции. Во-первых, в сфере массового потребления про­ исходят процессы стандартизации, унификации вкусов, взглядов, типа мышле­ ния, господствуют одинаковые стереотипы .

Во-вторых, в условиях общества массового потребления технологиче­ ские аспекты манипуляции трансформируются в форму индустрии сознания со всеми присущими ей, как понятию производственно-экономическому, качест­ вами: масштабность, шаблонность, постановка «на поток», производство «на заказ», встроенность манипуляции в технологию товарно-денежных отноше­ ний .

В-третьих, происходят базовые изменения в системе ценностей. Осуще­ ствляется десакрализация Вселенной, человек отделяется от целого (Космоса, Бога) и рассматривается как автономное и самодостаточное творение. Просле­ живается сдвиг от религиозных ценностей к светским. Сложилось рационально ориентированное ценностное мировоззрение .

Таким образом, три момента являются ключевыми в понимании манипу­ ляции периода модерна - рационализация всех сторон социальной жизни, при­ ведшая к «тотальному администрированию», «колонизация» сферы досуга че­ рез массовую культуру (культурную индустрию) и появление отчуждения как реакции на амбивалентность социального прогресса .

Основные выводы, к которым приходят критики технологического (инду­ стриального) общества (Т.Адорно, Г.Маркузе, Э.Фромм, М.Хоркхаймер и др.), являются следующими: в массовом обществегосподствуюттотальная манипу­ ляция, иллюзия свободы и бездуховность .

В данной работе делается попытка преодолеть сложившийся стереотип .

Дело заключается в том, что, хотя универсальные потребности Homo Ludens становятся объектами манипулирования, но это манипулирование не является тотальным, потому что нормативная регуляция в значительной мере опреде­ ляется наличием альтернативных норм, что требует свободы выбора. Обознача­ ется важность сознания «Я» в критическо-рефлексивном, регулятивном, импе­ ративно-ценностном аспектах. Возникает понимание себя как некоей целостно­ сти в определении собственной идентичности в «кардинальных и центральных диспозициях», осознание своей индивидуальности, уходящей корнями в струк­ туру «Я», могущей в своей автономности противостоять любым движениям из­ вне .

Кроме того, власть-функция уже не может функционировать в моноло­ гичном пространстве. В процессе модернизации произошли столь существен­ ные изменения, что власть сама должна была эмансипироваться, вступить в диалог с объектами управления и контроля .

В третьем параграфе «Постиндустриальное общество: проблемы ма­ нипуляции» автор отмечает, что ядром экономики постиндустриального обще­ ства стали малые производства, рассчитанные на малый выпуск продукции и удовлетворение различных вкусов, повышение качества продукции, создание «демассифицированного» производства. Потребление становится специализи­ рованным, производство - сделанным на заказ, рассчитанным на разнообраз­ ные вкусы .

Повышение жизненного уровня приводит к «гарантийному выживанию»

и обеспечивает «гарантийную свободу», способствуя тем самым «онтологиче­ ской безопасности» (Э.Гидденс). Постмодернистская социальная реальность способствует эволюции ценностных мировоззренческих ориентиров, провоци­ рует признание значимости партикуляризма, гетерогенности социальной жиз­ ни, онтологизации инаковости, комплементарности нормы и патологии (леги­ тимация маргинализма), мультикультурализма, порождает рост автономии, а следовательно, развитие партиципаторной демократии. Гетерогенность «рабо­ тает» против стандартизации, унификации, уменьшает девиантное пространст­ во благодаря различному ценностному выбору, снижает функциональность со­ циальных норм .

Ослабление функциональной базы кодификации норм приводит к замене традиций рефлексивностью, проявляющейся в критической оценке социальных практик. В работе подвергается сомнению тезис о тотальной манипуляции в постиндустриальном обществе. Это объясняется рядом причин: во-первых, произошедшая информационная революция (формирование киберпространства) оказала влияние на специфику манипуляции в постиндустриальном общест­ ве. Во-вторых, меняется сама власть-функция. Преодолевается ее монологиче­ ский настрой и асимметричность субъектно-объектных отношений, существо­ вавших в традиционном обществе. Власть начинает существовать в диалоговом пространстве, приобретает умение слушать и слышать. Субъектно-объектные отношения трансформируются в субъект-субъектные. Монополия на истину начинает расшатываться. Власть экспертов, носителей знания, внедряющих шаблоны восприятия и оценки на операциональном уровне, подвергается кри­ тической оценке. Кроме того, детрадиционализация (сохраняющиеся традиции воспринимаются как сознательная трансляция культурного опыта) и рефлек­ сивность социальной жизни современного общества «изымает тело» (М. Фуко) из дисциплинарного пространства, делают его объектом собственного конст­ руирования без каких-либо ограничений, включая и патологические формы (трансвестизм, нарциссизм и т.д.), выступают фактором формирования само­ идентичности .

В-третьих, в условиях глобализации придается значимость личному опы­ ту бытия, переживаемому «здесь и сейчас». Такой настрой на мимолетность бытия и хрупкость человеческой жизни требует преодоления рамок тотальной инструментальной рациональности, социальной инженерии и принудительной социальной мобилизации .

В-четвертых, идеология современного общества сохраняет основные идеи индустриального общества - свобода, права человека, но они наполняются но­ вым содержанием. Свобода выбора трансформируется в свободу индивидуаль­ ности и самовыражения, абстрактные права человека в права конкретных соци­ альных групп, определяемых по разным критериям - возрасту, полу, этниче­ ской принадлежности и т.д. Повышение жизненного уровня, социальная эман­ сипация, «освобождение от ограничений со стороны традиций» дает макси­ мальную свободу выбора, поэтому власть не может тотально, как в традицион­ ном обществе, контролировать сферу межличностных отношений, приватную жизнь .

Анализ трансформации исторических форм манипуляции показывает следующие тенденции в манипулятивном процессе: 1) изменяется специфика нормативной регуляции - от традиции - к нормам, снижающим репрессивность общества; 2) расширяется пространство свободы, тематизированной в терминах свободы выбора, свободы самореализации и связанное с ней формирование субъективности (свобода вне условий и предрассудков, свобода быть другим .

«Я - другой, и это мое обычное состояние!»); 3) отмечается рост сознательно­ сти и организованности протестных движений; 4) происходят изменения в цен­ ностно-нормативных стандартах в сторону гуманизации и демократизации со­ циальной жизни. Все это становится возможным благодаря тому, что свобода связана с манипуляцией. Именно свобода выполняет функцию изменения в со­ циальной системе, внося коррективы в систему ценностных предпочтений и персонализации социально-исторического развития .

В заключение подводятся итоги проделанной работы, делаются основ­ ные выводы, резюмируется результат исследования .

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Князева И. В. Категориальные критерии манипуляции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Проблемы современного гуманизма в «обществе риска»: труды регион, науч. конф. - Воронеж: ГОУВПО «Во­ ронежский государственный технический университет», 2008. - С. 200Князева И. В. СМИ: приемы манипулирования общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Столкновение цивилизаций и диалог культур:

вызовы и ответы современности: труды регион, науч. конф. - Воронеж:

ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет», 2008. - С. 240-245 .

3. Князева И. В. К вопросу о мифах, составляющих содержание манипуля­ ции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева //Столкновение ци­ вилизаций и диалог культур: вызовы и ответы современности: труды ре­ гион. науч. конф. - Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет», 2008. - С. 232-240 .

4. Князева И. В. Психологические аспекты психических процессов человека как главной мишени манипуляции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева// Столкновение цивилизаций и диалог культур: вызовы и ответы современности: труды регион, науч. конф. - Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет», 2008. С. 245-251 .

5. Князева И. В. К вопросу о манипуляции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Гуманитарные знания в современном образова­ тельном процессе : сб. науч. статей. - Воронеж, 2009. - С. 127-133 .

6. Князева И. В. Манипуляция общественным сознанием: социальнофилософский аспект [Текст] / И. В. Князева // Ценности гуманизма в эпо­ ху социокультурных трансформаций: труды Всерос. науч. конф. Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный технический уни­ верситет», 2009. - С. 87-95 .

7. Князева И. В. Манипуляция общественным сознанием как форма управ­ ления свободой [Текст] / И. В. Князева // О роли гуманитарных кафедр в организации воспитательного процесса в вузе: труды Всерос. науч. конф .

- Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный технический уни­ верситет», 2009. - С. 169-177 .

8. Князева И. В. К вопросу о времени появления и исторической эволюции характера и форм социальной манипуляции [Текст] / И. В. Князева // Пер­ спективы и темпы научного развития.-сборник материалов 1-ой междунар. науч.-практич. конференции: Перспективы и темпы научного разви­ тия». - Тамбов: «ТАМБОВПРИНТ», 2009. - С. 44-48 .

9. Князева И.В. Некоторые особенности манипуляции общественным соз­ нанием в «массовом» обществе [Текст] / И. В. Князева // Гуманизм как стратегия развития современного российского общества: проблемы, пер­ спективы: труды Всерос. науч. конф. - Воронеж: ГОУВПО «Воронеж­ ский государственный технический университет», 2010. - С. 232-240 .

Ю.Князева И. В. Некоторые функциональные аспекты манипуляции обще­ ственным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Инновационные процессы в экономической, правовой и гуманитарной сферах: межвуз. Сб. науч .

трудов. - Воронеж: ВФ МГЭИ, Изд-во «Истоки», 2010. - Вып. 1, Ч. 2. С. 12-15 .

П.Князева И. В. Некоторые функционально-технологические аспекты ма­ нипуляции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Основные вехи и перспективы гуманизма в философии и культуре: труды межвуз .

науч. конф. - Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный техни­ ческий университет», 2010. - С. 102-110 .

12.Князева И.В. К вопросу о социальном основании возникновения манипу­ ляции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Вестник Там­ бовского университета. Сер. Гуманитарные науки. - Тамбов, 2010. Вып. 6 (86).-С. 175-180 .

ІЗ.Князева И.В. Историческая эволюция форм манипуляции общественным сознанием [Текст] / И. В. Князева // Научные ведомости Белгородского университета. Сер. Философия. Социология. Право. - Белгород, 2010. Вып. 14. - С. 220-225 .

14.Князева И.В. Манипуляция общественным сознанием и свобода человека [Текст] / И. В. Князева // Вестник московского государственного област­ ного университета. Сер. «Философские науки». - Москва, 2011. - С. 29Из них три публикации (№ 12, 13, 14) опубликованы в научных журна­ лах, входящих в перечень ведущих рецензируемых ВАК научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации .

Подписано в печать 28.04.2011. Формат 60 х 84 1/16. Уч.-изд. л. 1,0 .

Усл.-печ. л. 1,1. Бумага писчая. Тираж 100 экз. Заказ № 192 .

Издательство учебной литературы и учебно-методических пособий Воро­ нежского государственного архитектурно-строительного университета 394006 Воронеж, ул. 20-летия Октября, 84




Похожие работы:

«. Основы физической теории дифракции Fundamentals of the Physical Theory of Diffraction Pyotr Ya. Umtsev WILEY-INTERSCIENCE A JOHN WILEY & SONS, INC., PUBLICATION П. Я. Уфимцев Основы физической теории дифракции Авторский перевод с английского П. Я. Уфимцева 3-е издание (электронное) Москва БИНОМ. Лаборатори...»

«ЭКОНОМИКА 3. Костина Л.Г. Информация как фактор инфраструктурного обеспечения малого предпринимательства: дис.. канд. экон. наук: 08.00.05 / Костина Людмила Геннадьевна . Киров: 2002.4. Кузнецова А.И. Новые подходы к перестройке систем управления инфраструктурой и жилищно-коммунальным хозяйством города // Тр...»

«739930 БОРОНА ПОДГОТОВКИ ЛЫЖНИ БПЛ.МАК-2 ПАСПОРТ БПЛ.МАК-2.ПС г. Красноярск 1. ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ И ХАРАКТЕРИСТИКИ. 1.1. Борона подготовки лыжни БПЛ.МАК-2, далее борона, предназначена для подготовки лыжни...»

«ЛИТЕРАТУРА: 1. Wang G. et al. Electromagnetic properties of carbon black and barium titanate composite materials //Journal of Alloys and Compounds. – 2008. – Vol. 454. – №. 1. – pp. 340-346.2. Meena R. S., Bhattachrya S., Chatterjee R. Development of “tuned microwave absorbers” using U-type he...»

«РОСС RU.ГБ05.В04018 БАРЬЕРЫ ИСКРОБЕЗОПАСНОСТИ БИ-006(-01) РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ЛПА-21.001.01 РЭ Содержание Введение 1 . Назначение изделия 2. Технические характеристики 3. Конструкция 4. Особенности применения барьера 4....»

«Клапаны регулирующие поворотные типа HFE ПАСПОРТ Соответствие продукции подтверждено в форме принятия декларации о соответствии, оформленной по Единой форме Содержание "Паспорта" соответствует техническому описанию производителя Ред №4 от 18.02.2014 Содержание: 1. Общие сведения 1.1 Наименование и...»

«Информационно-аналитические материалы по работе с обращениями граждан за IV квартал и за 2017 год В управление архитектуры и градостроительства Воронежской области во IV квартале 2017 года на рассмотрение поступило 135 устных и письменных обра...»

«Устройство сбора данных ЭНКС-3м Руководство по эксплуатации ЭНКС. 403500.001 РЭ. Ред 12.2015 Оглавление Оглавление Введение Обозначения и сокращения 1 Описание устройства 1.1 Конструкция устройства 1.2 Назначение 1.3 Технические характеристики 1.4 Поддерживаемые устройства и протоколы 2 Функциональные возможности...»

«ОКП 42 1312 НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ДОЗА" Утверждён ФВКМ.418311.004-01РЭ-ЛУ РАСХОДОМЕР – ПРОБООТБОРНИК РАДИОАКТИВНЫХ ГАЗОАЭРОЗОЛЬНЫХ СМЕСЕЙ "БРИЗ" Руководство по эксплуатации ФВКМ.418...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.