WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«SOCIAL PSYCHOLOGY AND SOCIETY Международное научное издание 2015 г. Том 6. № 4 Московский городской психолого-педагогический университет Moscow State University of Psychology ...»

-- [ Страница 1 ] --

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО

SOCIAL PSYCHOLOGY AND SOCIETY

Международное научное издание

2015 г. Том 6. № 4

Московский городской психолого-педагогический университет

Moscow State University of Psychology and Education

2015 г. Том 6. № 4

«СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО»

Международный научный журнал

Включен в перечень ВАК. Включен в РИНЦ

Главный редактор Наталия Толстых Ответственный секретарь Елена Виноградова

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

Е.М. Дубовская, Ю.М. Забродин, В.А. Ильин, В.Н. Куницына, В.А. Лабунская, А.П. Оконешникова, Н.К. Радина, Т.Г. Стефаненко, О.Е. Хухлаев, Н.М. Швалева, Т.И. Шульга (Россия), Е.И. Головаха (Украина), Л.А. Пергаменщик (Белоруссия)

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ

Председатель Александр Донцов Заместитель председателя Наталия Толстых Заместитель председателя Вера Лабунская Члены редакционного совета Ю.М. Забродин, В.Н. Куницына, Т.Г. Стефаненко, Т.И. Шульга (Россия), Е.И. Головаха (Украина), В. Дуаз (Швейцария), Ф. Зимбардо (США), И. Маркова (Великобритания), Л.А. Пергаменщик (Беларусь), А.А. Файзуллаев (Узбекистан), К. Хелкама (Финляндия)

УЧРЕДИТЕЛЬ

ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет»

Все права защищены. Перепечатка материалов журнала и использование иллюстраций возможны только с письменного разрещения редакции .

Позиция редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций .

Тираж 1000 экз .

СОДЕРЖАНИЕ

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

Журналу «Социальная психология и общество» — 5 лет!

Н.Н. Толстых

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Образ реального и идеального дома как модератор позитивного функционирования личности С.К. Нартова-Бочавер, С.И. Резниченко, Е.И. Брагинец, М.Б. Подлипняк Социальная идентичность и этнонациональные установки студенческой молодежи Чечни О.Е. Хухлаев, В.М. Миназова, О.С. Павлова, Е.В. Зыков Oтношение к политическим лидерам современных старшеклассников (по материалам психосемантического исследования) В.С. Собкин, М.А. Мнацаканян Специфика социального познания в пожилом и старческом возрасте А.И. Мелёхин, Е.А. Сергиенко Компоненты внешнего облика в структуре восприятия визуальных презентаций возраста Т.А. Шкурко, Е.Г. Николаева Точность межличностного восприятия в условиях опосредованного знакомства в социальных сетях Е.П. Белинская, И.Д. Бронин

ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПРАКТИКА

Базовые убеждения и культурные установки как предикторы эмоционального и психологического благополучия горожан и сельчан Р.М. Шамионов Взаимосвязь идентичности потребителя и индивидуальности бренда как фактор приверженности бренду Н.В. Антонова, В. Д. Морозова Негарантированная работа как социально-психологический феномен Т.С. Чуйкова Восприятие отношений в группе как фактор адаптации к вузу студентов с ограниченными возможностями здоровья Ю.Ю. Терюшкова

МЕТОДИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ

Социально-психологические условия психологического благополучия личности, пережившей кризисное событие Л.А. Пергаменщик, Н.Г. Новак Апробация личностного опросника Н.Б. Астаниной «Методика изучения доверия к себе»





О.В. Рунец

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития»

(Москва, МГППУ, 20—21 ноября 2015 г.) О.Е. Хухлаев

УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В ЖУРНАЛЕ

«СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО» В 2015 ГОДУ

CONTENTS

EDITOR’S COLUMN

Social Psychology and Society Journal Celebrates its 5th Anniversary!

N.N. Tolstykh

EXPERIMENTAL RESEARCH

Real and Ideal Home Representations as Moderators of the Positive Person’s Functioning S.K. Nartova-Bochaver, S.I. Reznichenko, E.I. Braginets, M.B. Podlipnyak Social Identity and Ethnic Attitudes in Students from Chechnya O.E. Khukhlaev, V.M. Minazova, O.S. Pavlova, E.V. Zykov Perception of Political Leaders in Modern School Students (A Psychosemantic Research) V.S. Sobkin, M.A. Mnatsakanyan Features of Social Cognition in Late Adulthood A.I. Melehin, E.A. Sergienko Components of Appearance in the Structure of Perception of Visual Representations of Age Т.A. Shkurko, E.G. Nikolaeva Accuracy of Interpersonal Perception in Mediated Contacts in Social Media E.P. Belinskaya, I.D. Bronin

APPLIED RESEARCH AND PRACTICE

Basic Beliefs and Cultural Attitudes as Predictors of Emotional and Psychological Well-Being in Urban and Rural Populations R.M. Shamionov Relationship between Consumer Identity and Brand Personality as a Factor of Brand Commitment N.V. Antonova, V.D. Morozova Job Insecurity as a Social Psychological Phenomenon T.S. Chuykova Perception of Group Relationships as a Factor of Adaptation to University in Students with Disabilities I.I. Teryushkova

METHODOLOGICAL TOOLS

Social Psychological Conditions of Psychological Well-Being in Individuals Who Have Experienced Critical Events L.A. Pergamenshchik, N.G. Novak Approbation of Personality Questionnaire by N.B. Astanina “A Technique for Exploring Self-Trust” O.V. Runets

SCIENTIFIC LIFE

All-Russian Scientific Conference Practical Ethnopsychology: Current Issues and Perspectives of Development (Moscow, MSUPE, November 20—21, 2015) O.E. Khukhlaev

INDEX OF ARTICLES PUBLISHED IN THE JOURNAL

OF SOCIAL PSYCHOLOGY AND SOCIETY IN 2015

–  –  –

К О ЛО Н КА Р Е ДАКТОРА

Журналу «Социальная психология и общество» — 5 лет!

Уважаемые читатели! Перед вами четвертый за 2015 год номер журнала «Социальная психология и общество» — номер, который можно считать юбилейным, поскольку ровно 5 лет назад, в конце 2010 года, вышел в свет «пилотный» номер этого журнала. Судьба распорядилась так, что юбилейный номер оказался первым, в работе над которым не принимал участия и который не увидит Михаил Юрьевич Кондратьев — человек, который задумал этот журнал, включая его название, миссию, принцип составления контента, дизайн и общую стилистику; который осуществил этот свой замысел, добившись того, что журнал вошел в почетный список «ВАКовских» журналов и стал едва ли не самым авторитетным журналом по социальной психологии; человек, который на протяжении всех пяти лет существования журнала был его бессменным главным редактором; который буквально до последних дней своей жизни лично работал над статьями, рецензировал их, формировал содержание каждого номера журнала. Иными словами, журнал «Социальная психология и общество» можно с полным правом назвать детищем Михаила Юрьевича Кондратьева .

Неоценимую роль в создании журнала сыграла первый председатель редакционного совета журнала выдающийся ученый Галина Михайловна Андреева. Сегодня с уверенностью можно сказать, что их усилия не были напрасными — журнал состоялся .

За период существования журнала (2010—2015) редакцией было рассмотрено свыше 500 статей, авторами которых были более 300 специалистов: от студентов и магистрантов разных вузов страны до академиков и членов-корреспондентов РАО .

В двадцати вышедших в свет номерах журнала опубликована 261 статья. Авторами стали 214 человек, представляющих разные регионы России: Дальний Восток, Западную Сибирь, Урал, Европейскую часть РФ, Северо-Запад (Мурманск, Карелию), Северный Кавказ и др., а также такие зарубежные страны, как Беларусь, Великобританию, Литву, США, Украину. Уровень работ, публикуемых в журнале, по достоинству оценен профессиональным сообществом: в настоящее время издание включено не только в перечень журналов ВАК Минобрнаук

и России, но и в другие российские и зарубежные базы данных: реферативный журнал и базу данных ВИНИТИ, российский индекс научного цитирования (РИНЦ), EBSCO publishing, Ulrich’s Periodicals Directory, Directory of Open Access Journals (DOAJ) .

В открывавшей «пилотный» номер статье ее автор Галина Михайловна Андреева определила название журнала «Социальная психология и общество» как его девиз .

И это, пожалуй, самое точное указание на миссию журнала: апелляция к действительным проблемам общества, обсуждение широкого спектра социально-психологиСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 ческих проблем, порождаемых положением «измененного человека в изменяющемся обществе» .

В опубликованных за 5 лет существования журнала статьях предметом теоретического анализа явились такие острые проблемы современной социальной психологии, как разработка новых подходов к изучению групп (от микрогрупповой теории и теории коллектива до исследования поколений и теории толпы), становление идентичности (персональной, социальной, этнической, религиозной, экономической, гражданской), гендерная методология, проблемы социализации и субъектности в современном мире, экопсихологическое взаимодействие, социальная инклюзия и эксклюзия, социальные представления, разные аспекты социальной психологии личности и др .

Ряд статей был посвящен новым, в самые последние годы возникшим направлениям в социальной психологии, в частности, социальной психологии развития, транспортной психологии .

В исследованиях, представленных в трех основных рубриках журнала «Теоретические исследования», «Экспериментальные исследования», «Прикладные исследования и практика», обсуждаются социально-психологические проблемы самых разных групп и сообществ людей: это, во-первых, люди разных возрастов — от дошкольного до пожилого и старого, во-вторых, люди разных профессий и уровней профессиональной подготовки (управленцы, менеджеры, педагоги, художники, летчики, специалисты банковской сферы и сферы информационных технологий, няни, воспитатели и воспитанники детских садов, школьники, студенты, воспитанники сиротских учреждений, спортсмены, психологи спортивных команд и др.), в-третьих, люди, выступающие в разных социальных ролях и относящиеся к разным социальным и социально-демографическим стратам (водители и пешеходы, болельщики спортивных команд и футбольные хулиганы, волонтеры, подростки-трейсеры, горожане и сельские жители, столичные жители и провинциалы и др.) .

В статьях был подвергнут анализу целый ряд социально-психологических феноменов, как уже известных социальной психологии (различные феномены межличностного взаимодействия и социального восприятия, социальные установки и стереотипы в их современном звучании, власть, аттракция и референтность, отношения межличностной значимости, межгрупповая предубежденность, социальные репрезентации, межличностные и межгрупповые конфликты, ценностные ориентации, коллективная память, буллинг, социальная категоризация и др.), так и сравнительно новых (сетевые формы коммуникации, демонстративное потребление, «профессиональное выгорание» школьников-подростков, информационно-психологическая безопасность, отношение к ЕГЭ, игровая компьютерная зависимость и др.). Были представлены исследования некоторых новых социальных явлений и практик, в частности, форсайт-проекты, практика анонимного оставления новорожденного ребенка, а также социальных явлений, зафиксированных давно, но сегодня существующих в новых формах, например, бродяжничество, разные формы аддиктивного поведения, суицидальное поведение, межнациональные конфликты разных уровней, социально-психологические аспекты инклюзивного образования, обучения мигрантов и т.п .

Колонка редактора В журнале уделяется должное внимание публикациям, содержащим описание и анализ ключевых отечественных и зарубежных социально-психологических теорий, играющих заметную роль в современном научном дискурсе .

В рубрике «Методический инструментарий» читатель может ознакомиться с новыми методами и методиками социально-психологического исследования .

Материалы рубрики «Научная жизнь» отражают все заметные события, происходящие в научном мире — форумы, съезды, конференции, совещания, создание тех или иных общественных и/или научных организаций, визиты значимых персон, которые наиболее тесно связаны с социальной психологией .

Наконец, рубрика «Критика и библиография» содержит обзорные и критические рецензии на наиболее значимые публикации по социальной психологии как в России, так и в других странах .

Конечно, нельзя сказать, что на сегодняшний день решены все задачи из поставленных его основателями, в частности, перечисленнные Г.М. Андреевой в уже упомянутой ее статье, которую в известном смысле можно рассматривать как своего рода завещание, адресованное редакции журнала. В числе таких задач можно назвать развертывание научных дискуссий по наиболее острым проблемам современной социальной психологии или проблемам современного общества в аспекте их научного осмысления; расширение взаимодействия с иностранными коллегами и сотрудничества с другими российскими журналами, отдающими свои страницы материалам по социальной психологии. Редакция предпринимает и будет предпринимать действия по решению этих и других задач с тем, чтобы журнал «Социальная психология и общество» развивался. И, конечно, мы приглашаем к сотрудничеству всех специалистов, готовых работать на благо этого развития .

–  –  –

You are currently viewing the issue № 4, 2015 of the Social Psychology and Society journal — the issue which, in fact, may fully be considered the anniversary one, because it was 5 years ago, at the very end of 2010, that the pilot issue of our journal saw the light of day. In the opening paper of that issue, the author, Galina Andreyeva, remarked that the title of the journal is actually its motto. Perhaps, these words are the most precise definition of the journal’s mission: appealing to the most relevant problems in the society and discussing a wide variety of social psychological issues stemming from the situation of the ‘changed individual in a changing society’ and, therefore, by the changing approaches in methodology and theory .

–  –  –

Э К С П ЕР ИМЕ Н ТАЛЬ Н ЫЕ И ССЛЕДОВ АНИ Я

Образ реального и идеального дома как модератор позитивного функционирования личности

–  –  –

Исследуются образы реального и идеального дома как модераторы позитивного функционирования личности. Выборка включала 222 студента, 177 — женского пола, 45 — мужского, М возраст=20,9. Применялись авторский опросник Функциональность домашней среды для оценки реального и

Для цитаты:

Нартова-Бочавер С.К., Резниченко С.И., Брагинец Е.И., Подлипняк М.Б. Образ реального и идеального дома как модератор позитивного функционирования личности // Социальная психология и общество. 2015 .

Т. 6. № 4. С. 9—22. doi:10.17759/sps.2015060402 * Нартова-Бочавер Cофья Кимовна — доктор психологических наук, профессор, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия, s-nartova@ yandex.ru ** Резниченко София Ивановна – научный сотрудник, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия, sofya_292@list.ru *** Брагинец Екатерина Игоревна – студентка, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия, braginetsekaterina@gmail.com **** Подлипняк Михаил Борисович – магистрант, ГБОУ ВПО МГППУ, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия, mixactik@gmail.com Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 идеального дома, Шкала психологического благополучия Варвик-Эдинбург Р. Теннант и др., Шкала аутентичности А. Вуда и др. Использовались дескриптивная статистика, корреляционный и регрессионный анализ. Обнаружено, что все показатели функциональности выше при оценке идеального дома, что у девушек больше корреляций между показателями позитивного функционирования и оценкой домашней среды, что образ реального дома вносит бо льший вклад в переживание благополучия по сравнению с образом идеального дома .

Ключевые слова: образ дома, позитивное функционирование, аутентичность, благополучие, пол .

–  –  –

время дом служит моделью мира в целом: дома, от которых зависит психическое выходя из малого социума в большой, че- здоровье личности [17]. Одно из немноловек продолжает использовать те навы- гих исследований, посвященное изучеки и опыты, которые он приобрел дома, в нию разницы между желаемым и достигпривычных пространственно-бытийных нутым, было проведено И. Альтманом, обстоятельствах. Психология дома — это показавшим, что именно разница оценок межпредметная область знания, находя- уровней приватности показывает степень щаяся на пересечении социальной, эко- адекватности жилища или образа жизни логической, дифференциальной, возраст- особенностям субъекта. Чем меньше эта ной и практической психологии. разница, тем лучше человек регулирует Бесчисленное количество художе- информационный поток или свои социственных примеров, метафор, личных альные контакты, защищаясь от внедреисторий описывают ключевую роль дома ний и не позволяя окружающим посягать в жизни человека. Дом — это и тыл, и цель на себя слишком сильно [13; 20] .

возвращения, и объект, наделяемый лич- Несмотря на относительную заинтеным значением, и пространство, в кото- ресованность исследователей в проблеме ром происходят судьбоносные события. изучения домашней среды, методический Функциональные процессы, удовлетво- инструментарий развит слабо — сущеряемые в домашней среде, также много- ствуют лишь отдельные методики, исобразны. Дом как материальный объект следующие определенный параметр досо своей предметно-пространственной машней среды, либо же изучение дома и архитектурной композицией — это ре- сводится к использованию сугубо просурс для утоления базовых потребностей ективных методов. При таком скудном человека во сне, безопасности, отдыхе, арсенале исследовательских приемов комфорте. Дом как объект привязанно- невозможно оценить, насколько домашсти и личностной и социальной иден- няя среда соответствует потребностям тификации таит в себе удовлетворение человека, и спрогнозировать, будет ли потребностей экзистенциального поряд- она служить психологическим ресурсом ка — хранении семейной истории, соци- и источником развития .

Между тем, аральных интеракциях, самопрезентации, гументация в пользу того, что среду проперсонализации и многих других [16]. живания человека имеет смысл изучать Немногочисленные зарубежные ис- и проектировать с привлечением эксперследования в области субъектно-средо- тов-психологов, диктуется отчасти и совой и экологической психологии также циальным заказом. Родители задаются не оставляют без внимания субъектив- вопросом, каким образом должно быть ную значимость образа домашней среды организовано домашнее пространство, для человека: изучены метафорические чтобы ребенок чувствовал себя там комзначения дома, роль домашней среды в фортно и защищенно и не стремился на поддержании Я-образа, описаны связи улицу. Проектировщиков социального между отношением к дому и социальной жилья и замещающего жилого пространмобильностью и процессы социальной ства (больницы, санатории и т. п.) интеидентификации у людей, проживающих ресует, как создать эстетически органина одной территории, выяснены основ- зованную предметно-пространственную ные функциональные характеристики среду, обеспечивающую оптимальные усСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 ловия для протекания функциональных ориентирующие и организующие функпроцессов ее обитателей. В свою очередь, ции [3; 11]. Кроме того, исследования гоисполнители госзаказов ожидают экспер- ворят о том, что связь человека с домом, тизы на предмет наличия в уже отстроен- представляя важнейший экосоциальный ных общественных жилых зданиях необ- ресурс, гендерно специфична и что у женходимых возможностей для проживания. щин поддерживающая функция домашНаконец, проектировщики частного жи- ней среды выражена сильнее [4; 8; 9] .

лья нуждаются в профессиональных кон- Цель исследования состояла в том, сультациях на тему того, как обогатить чтобы изучить связь образов реального функциональную и архитектурную ком- и идеального жилища с параметрами попозицию жилища, чтобы привлечь потен- зитивного функционирования — психоциальных жильцов. логическим благополучием и аутентичМетодичная и дифференциальная ностью личности .

экспертиза домашней среды может яв- В данной работе мы проверяли следуляться важным подспорьем в решении ющие эмпирические гипотезы .

разного рода проблем в области клини- 1. Образы идеального и реального ческой психологии: профилактике деви- дома значимо различаются .

антного поведения подростков (побегов 2. Образы реального и идеального из дома, бродяжничества), оздоровлении дома положительно связаны с позитивсреды жизнедеятельности людей груп- ным функционированием личности .

пы риска (людей с ментальными и со- 3. Эта связь обладает гендерной спецматическими недугами) и укреплении ифичностью .

психологического здоровья социально ослабленных групп населения, оптимиПроцедура исследования зации процесса адаптации детей-сирот к жизни в специализированных учреждениях или к условиям жизни в приемных Выборка: 222 студента, 177 женского семьях [5; 6; 13; 14; 17; 21; 23; 24; 26]. пола, 45 мужского, Мвозраст=20,9, SD=4,5 .

В настоящей статье мы сосредоточи- В силу несбалансированности выборки лись на изучении образов реального и по полу мы анализировали данные непаидеального дома, домашнего простран- раметрическими статистическими метоства как наиболее существенной жиз- дами, которые не требуют равного объема ненной среды человека, мотивирующей выборок. Поскольку в других исследоваего к деятельности, достижениям, и под- ниях показано, что образ домашней средерживающей в случае негативных жиз- ды гендерно специфичен, расширение ненных событий и энергетического ис- выборки представляет собой одну из блитощения. Дом может быть исследован с жайших перспектив нашей работы .

разных сторон, и образ дома также обла- Методы исследования. Применядает многомерностью: будучи элементом лось три опросника. Опросник Функперсонального дискурса, он предстает в циональность домашней среды (ФДС) универсальном, повседневном, динами- использовался дважды — для оценки ческом образах, а также в образе будуще- образов реального и идеального дома .

го дома, которые существенно различа- Этот метод включает 55 пунктов и слеются между собой и выполняют разные дующие четыре шкалы: 1) ПрагматичЭкспериментальные исследования ность — описывает базовые функции анализ, подсчитывался непараметричедома, которые облегчают повседневную ский критерий U Манна–Уитни .

деятельность человека (сон, отдых, прием пищи, уборка и т. п.); 2) Развитие — Результаты и их обсуждение отражает характеристики дома, отвечающие за развитие человека, снабжение сенсорной, когнитивной и социальной Полученные результаты показываинформацией и поддержание групповой ют, что показатели функциональности и личной идентичности жильца; 3) Ста- идеального дома выше, чем показатели бильность — раскрывает потенциал до- функциональности дома, как в мужской, машней среды в обеспечении психоло- так и в женской подвыборках гической и физической стабильности, Сравнение полученных значений почувства комфорта и безопасности; 4) За- казало, что в оценке параметров домашщищенность (11 утверждений) — опи- ней среды между юношами и девушками сывает ресурсность домашней среды в обнаружено только одно значимое разлиобеспечении успешного взаимодействия чие: у юношей существенно выше показас социальным миром за счет возможно- тель Развитие в образе идеального дома стей самопрезентации человека, экспо- (U=3106, p=0,020), хотя, как ни странно, зиции его статуса и власти, эстетичности при меньшем объеме выборки многие поего жилища [8]. казатели вариативности (стандартное отДля оценки показателей позитивного клонение) в мужской группе выше .

функционирования применялись адапти- Обратимся к анализу внутригрупрованные нами Шкала психологического повых данных для получения ответа на благополучия (ШПБ) R. Tennant и др. вопрос о том, различаются ли, и если да, и Шкала аутентичности A. Wood и др. то насколько, оценки образов реального Шкала психологического благополучия и идеального дома у юношей и девушек?

содержит 14 пунктов, отражающих на- У юношей обнаружено, что все пять личие позитивного отношения к миру и рассмотренных показателей значисебе, удовлетворенность качеством своей мо выше при оценке образа идеального жизни [1; 10; 25; 27]. Шкала аутентично- дома: общей Функциональности (U=605, сти содержит 12 пунктов и три субшка- p=0,001), Прагматичности (U=510, лы: Аутентичная жизнь, Подверженность p=0,000), Развития (U=634, p=0,002), Ставнешним влияниям, Самоотчуждение. бильности (U=660, p=0,004), ЗащищенДве последние вносят отрицательный ности (U=757,5, p=0,040). С этим сочетавклад в переживание аутентичности. ется и то, что показатель дополнительного Можно сказать, что психологическое коэффициента ФДСидеал/ФДСреал у них благополучие и аутентичность — разные более высок по сравнению с девушками .

аспекты позитивного функционирова- Таким образом, образ реального дома дейния; благополучие характеризует скорее ствительно уступает по своим параметрам уровень адаптации, аутентичность — уро- образу дома идеального, воображаемого и вень развития и самоактуализации. желаемого .

Для обработки результатов исполь- У девушек четыре показателя функзовалась программа Statistica 10, приме- циональности идеального дома (кронялся корреляционный и регрессионный ме Защищенности) значимо выше: обСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

ШПБ 51,7 9,5 50,1 8,8 АЖ 18,9 4,7 18,0 5,3 ПВВ 14,5 5,3 14,8 4,9

–  –  –

Примечание. ФДСреал — Функциональность реальной домашней среды; Преал — Прагматичность реальной домашней среды; Рреал — Развитие реальной домашней среды; Среал — Стабильность реальной домашней среды; Зреал — Защищенность реальной домашней среды; Пидеал — Прагматичность идеальной домашней среды; Ридеал — Развитие идеальной домашней среды; Сидеал — Стабильность идеальной домашней среды; Зидеал — Защищенность идеальной домашней среды;

ФДСидеал — ФДСреал — разница между функциональностью идеального и реального дома; АЖ — Аутентичная жизнь; ПВВ — Подверженность внешним влияниям; С-е — Самоотчуждение .

щей Функциональности (U=10831,5, вать о депривированности некоторых p=0,000), Прагматичности (U=8253, повседневных потребностей, удовлетвоp=0,000), Развития (U=13442, p=0,020), рять которые призван дом, а, возможно, Стабильности (U=9113, p=0,000). может отражать ненасыщаемость этих Это расхождение образов реального потребностей. У девушек реальное место и идеального дома может свидетельство- обитания ближе к идеалу, у юношей — Экспериментальные исследования

Рис. 1. Образ реального и идеального дома у юношей

Рис. 2. Образ реального и идеального дома у девушек дальше от него (рис. 1 и 2). Как бы то связей больше у образа реального дома ни было, мы убедились в том, что люди по сравнению с образом идеального дома располагают образом идеального дома, и значительно больше в группе девушек который поддается описанию и даже ис- по сравнению с юношами (18 связей и числению. Проведенное исследование 3 тенденции — у девушек против 2-х свяподтвердило первую гипотезу. зей и 2-х тенденций — у юношей). Таким Следующий шаг нашего исследо- образом, образ дома коррелирует с псивания состоял в проверке связи между хологическим благополучием и аутенхарактеристиками образов реального и тичностью жизни, особенно такими ее идеального дома и показателями пози- составляющими, как Аутентичная жизнь тивного функционирования личности. и Самоотчуждение. Введя дополнительПодсчеты показали, что, действитель- ный показатель разницы между функно, обнаружена положительная связь циональностью идеального и реального между дружественностью дома и пози- дома, мы также получили положительтивным функционированием, причем ные связи с Благополучием и АутентичСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

юношей — мечты о доме воображаемом. живание благополучия. Очевидно, что Образ реального дома у юношей слабо ранняя молодость является центральсвязан с позитивным функционировани- ным возрастным периодом человека для ем; этот результат подводит нас к пред- социального, личностного и профессиположению о гендерной специфично- онального развития. Учитывая, что все сти использования домашней среды как респонденты на момент проведения исподдерживающей. Для проверки этого следования были учащимися высших предположения нами был предпринят учебных заведений, их потребность в регрессионный анализ, в котором зави- стимулирующем эффекте жилой среды симыми переменными выступили па- кажется оправданной. Информационно раметры позитивного функционирова- обогащенная среда конструктивно влиния, а независимыми — характеристики яет на профессиональное и социальное функциональности домашней среды. благополучие .

Регрессионный анализ показал, что, Что же касается Прагматичности, то, в соответствии с нашими ожиданиями, у как ни странно, удобный в бытовом отдевушек Защищенность реального дома ношении дом стимулирует переживаи показатель шкалы Развитие оказались ние психологического неблагополучия .

предикторами психологического бла- Этот достаточно неожиданный резульгополучия (соответственно beta=0,222 тат мы можем объяснить возрастными и beta=0,253 при p=0,000), Прагматич- особенностями исследуемой выборки:

ность дома — анти-предиктором благо- большинство респондентов продолжают получия (beta=-0,210 при p=0,000), а до- жить в родительском доме, и его бытополнительный коэффициент различия вые возможности обслуживают потребмежду функциональностью идеального ности и давно сложившиеся привычки и реального дома оказался анти-преди- более взрослых обитателей .

ктором Аутентичной жизни (beta=-0,340 В группе юношей регрессионный анапри p=0,000). лиз не выявил никаких связей. Этот реОтметим, что в логике основного ин- зультат свидетельствует о высокой генструмента исследования — опросника дерной специфичности поддерживающей Функциональность домашней среды — функции домашней среды, что неудивиЗащищенность подразумевает именно тельно в контексте уже описанных просоциальную защищенность как кон- грамм маскулинного поведения и в свете кретизацию социальной идентичности данных о коллизии «очаг-космос» в ходе с использованием дома как послания, становления человеческой личности [3; 9] .

как отчетливость социальных амбиций и межличностных предпочтений обитаЗаключение телей. Другой предиктор — показатель шкалы Развитие содержит в себе возможности, стимулирующие активность Итак, проведенное нами исследование человека, существенную для его лич- показало, что, действительно, образ дома ностного роста, а не бытового комфорта. вносит вклад в параметры позитивного Именно эти две характеристики дома функционирования личности — пережиоказались для девушек наиболее значи- вание психологического благополучия и мыми, привносящими свой вклад в пере- аутентичности личности. Образ реальноСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 го дома более весом в позитивном функ- Полученные результаты могут быть ционировании по сравнению с образом внедрены в процесс экспертизы домашней дома идеального, который практически среды и замещающих дом видов жилья, не связан с состоянием личности. Образ они могут использоваться в тренингах, идеального дома ближе к совершенному, играх, моделирующих приемах консультии все изучаемые показатели его друже- рования. Они могут служить основой и для ственности в нем выше. Интересно, что более широких философских обобщений расхождение образов реального и иде- и аппроксимаций отношения к собственального дома более выражено в группе ному дому на мироотношение в целом, так юношей, однако это обстоятельство не как дом — модель мира, опирающегося на сказывается на их самоощущении: те не- архетипические переживания чувства гнезмногочисленные связи, что обнаружены да, привязанности, базовой уверенности .

между образом идеального дома и благо- С другой стороны, наши исследования пополучием, найдены преимущественно в казывают относительность любого бытиймужской группе. Это вполне сочетается ного ресурса, его гендерную и, вероятно, и с другими наблюдениями, подтвержда- возрастную специфичность: повседневные ющими более высокую реалистичность усилия женщин по обживанию и персонаженщин и аутистичность устремлений лизации собственного дома иллюстрирумужчин [9]. В то же время этот факт на- ют, как женщины улучшают реально суделяет нас онтологическим оптимизмом: ществующий мир, в то время как мужчины даже в отсутствие благоустроенного или, стремятся сделать его идеальным .

возможно, любого собственного дома су- Развивая наше исследование, мы плаществует его идеальный образ, присут- нируем в ближайшем будущем изучить ствие которого небезразлично для бла- связь образа дома не только с позитивгополучия человека. Следовательно, все ным функционированием личности, но три выдвинутые нами гипотезы нашли также и с межличностными параметрасвое подтверждение. ми человеческого бытия .

Финансирование

Работа подготовлена при финансовой поддержке Российского научного фонда (проект № 14-18-02163) .

ЛИТЕРАТУРА

1. Бардадымов В.А. Аутентичность личности подростков на разных стадиях аддиктивного поведения: автореф…дис. канд. психол. наук. М., 2012 .

2. Бочавер А.А. Представления о доме как элемент персонального опыта // Психологический журнал. 2015. Т. 36. № 4. С. 5—15 .

3. Дмитриева Н.С. Домашняя среда и психологическое благополучие подростков // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2014 .

№ 17. С. 292—299 .

4. Дмитриева Н.С. Модель жизненного пространства у подростков: предпосылки и направления исследования // Актуальные проблемы психологического знания .

2013. № 3 (28). С. 90—99 .

5. Дмитриева Н.С., Нартова-Бочавер С.К. Возможности физической среды в условиях инклюзивного образования // Психологическая наука и образование. 2014 .

Т. 19. № 1. С. 74—81 .

Экспериментальные исследования

6. Куницына В.Н., Юмкина Е.А. Семейный уклад в социально-психологическом аспекте [Электронный ресурс] // Современные проблемы науки и образования .

2012. № 4. URL: www.science-education.ru/104-6696 (дата обращения: 22.05.2014) .

7. Нартова-Бочавер С.К., Дмитриева Н.С., Резниченко С.И., Кузнецова В.Б., Брагинец Е.И. Метод оценки дружественности жилища: опросник «Функциональность домашней среды» // Психологический журнал. 2015. Т. 36. № 4. С. 71—83 .

8. Нартова-Бочавер С.К. (сост.). Дифференциальная психология. Хрестоматия:

учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений, обучающихся по психологическим специальностям. М.: Алвиан, 2008 .

9. Нартова-Бочавер С.К. Понятие аутентичности в зарубежной психологии личности: история, феноменология, исследования // Психологический журнал. 2011 .

Т. 32. № 6. С. 18—29 .

10. Нартова-Бочавер С.К. Принцип дополнительности в психологии: взаимодействие дома и его обитателей // Психологические исследования личности: история, современное состояние, перспективы // Отв. ред. А.Л. Журавлев, М.И. Воловикова, Н.Е. Харламенкова. М., год выпуска 2016 .

11. Нартова-Бочавер С.К. Теория приватности как направление зарубежной психологии // Психологический журнал. 2006. Т. 27. № 5. С. 28—39 .

12. Нартова-Бочавер С.К., Брагинец Е.И. Особенности восприятия домашней среды родителями детей с ОВЗ // Личностная идентичность: вызовы современности: материалы Всерос. психол. науч.-практ. конф. (с иностранным участием) / Под ред. З.И .

Рябикиной и В.В. Знакова. Краснодар; М., 2014. С. 196—197 .

13. Нартова-Бочавер С.К., Резниченко С.И., Дмитриева Н.С., Бочавер А.А., Брагинец Е.И., Подлипняк М.Б. Образ реального и идеального дома как валеологический фактор // 7-я Российская конференция по экологической психологии. Тезисы / Отв. ред. М.О. Мдивани. М.: ФГБНУ «Психологический институт РАО»; СПб: Нестор-История .

14. Резниченко С.И. Механизмы привязанности к жилому пространству у детей младшего школьного возраста // Актуальные проблемы психологического знания .

2013. № 2. С. 24—40 .

15. Резниченко С.И. Образ жилого пространства как социально-психологический феномен. Субъект жилого пространства // Личность и бытие: субъектный подход (к 80-летию со дня рождения А.В. Брушлинского): материалы VI Всерос. науч.практ. конф. (с иностранным участием) / Под ред. З.И. Рябикиной, В.В. Знакова .

М.; Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2013. С. 77—79 .

16. Резниченко С.И. Привязанность к месту и чувство места: модели и феномены // Социальная психология и общество. 2014. № 3. С. 15—27 .

17. Юмкина Е.А. Семейный уклад как социально-психологический феномен: автореф…дис канд. психол. наук. СПб, 2015 .

18. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М., 1994 .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

Real and ideal home representations as moderators of positive person’s functioning are investigated. The sample consisted of 222 students (177 females, 45 males, Мage = 20,9) .

The following questionnaires were used: The Functionality of home environment developed by authors, The Warwick-Edinburgh Mental Well-being Scale (WEMWBS) by R. Tennant et al., The Authenticity scale by A. Wood et al. Descriptive statistics, correlation and multiregression analyses were used. There have been found: the all positive functioning scores are higher in the ideal home representation; there are more correlations between home representations and positive functioning in females as compared to males; the real home representation impacts on the positive person’s functioning much more than the ideal home representation .

Keywords: home representation, positive functioning, authenticity, well-being, sex .

Financing The research was conducted with the assistance of the Russian Science Foundation (project № 14-18-02163) .

For citation:

Nartova-Bochaver S.K., Reznichenko S.I., Braginets E.I., Podlipnyak M.B. Real and Ideal Home Representations as Moderators of the Positive Person’s Functioning. Sotsial’naia psikhologiia i obshchestvo = Social Psychology and Society, 2015. Vol 6, no. 4, pp. 9—22. (In Russ., аbstr. in Engl.). doi:10.17759/sps.2015060402 * Nartova-Bochaver Sofiya K. — Doctor in Psychology, professor, National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia, s-nartova@yandex.ru ** Reznichenko Sofia I. — Research fellow, National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia, sofya_292@list.ru *** Braginets Ekaterina I. — Student, National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia, braginetsekaterina@gmail.com **** Podlipnyak Mikhail B.– MA student, Moscow State University of Psychology and Education, National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia, mixactik@gmail.com Экспериментальные исследования

REFERENCES

1. Bardadymov V.A. Autentichnost’ lichnosti podrostkov na raznykh stadiyakh addiktivnogo povedeniya [The authenticity of the person of teenagers at various stages of addictive behavior]. Avtoref…diss.kand. psikhol. nauk. Moscow, 2012 .

2. Bochaver A.A. Predstavleniya o dome kak element personal’nogo opyta [Home as a category of personal experience]. Psikhologicheskii zhurnal [Psikhologicheskii zhurnal] .

2015. T. 36, no. 4, pp. 5—15 .

3. Dmitrieva N.S. Domashnyaya sreda i psikhologicheskoe blagopoluchie podrostkov [Home environment and the psychological well-being of adolescents]. Vestnik Universiteta (Gosudarstvennyi universitet upravleniya). 2014. no. 17. pp. 292—299 .

4. Dmitrieva N.S. Model’ zhiznennogo prostranstva u podrostkov: predposylki i napravleniya issledovaniya [Features of the physical environment in terms of inclusive education]. Aktual’nye problemy psikhologicheskogo znaniya [Actual problems of psychological knowledge]. 2013. no. 3 (28). pp. 90—99 .

5. Dmitrieva N.S., Nartova-Bochaver S.K. Vozmozhnosti fizicheskoi sredy v usloviyakh inklyuzivnogo obrazovaniya [Features of the physical environment in terms of inclusive education]. Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie [Psychological Science and Education] .

2014. T. 19. no. 1. pp. 74—81 .

6. Kunitsyna V.N., Yumkina E.A. Semeinyi uklad v sotsial’no-psikhologicheskom aspekte [Elektronnyi resurs] [Family life in the socio-psychological aspect]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Modern problems of science and education]. 2012. no. 4 .

URL: www.science-education.ru/104-6696 (data obrashcheniya: 22.05.2014) .

7. Nartova-Bochaver S.K., Dmitrieva N.S., Reznichenko S.I., Kuznetsova V.B., Braginets E.I .

Metod otsenki druzhestvennosti zhilishcha: oprosnik “Funktsional’nost’ domashnei sredy” [The instrument for assessment of dwelling friendliness: “Functionality of home environment” questionnaire]. Psikhologicheskii zhurnal[Psychological Journal]. 2015 .

T. 36, no. 4, pp. 71—83 .

8. Nartova-Bochaver S.K. (sost.). Differentsial’naya psikhologiya. Khrestomatiya :

uchebnoe posobie dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedenii, obuchayushchikhsya po psikhologicheskim spetsial’nostyam [Differential psychology. Reader: a textbook for university students enrolled in the psychological professions]. Moscow, Alvian. 2008 .

9. Nartova-Bochaver S.K. Ponyatie autentichnosti v zarubezhnoi psikhologii lichnosti:

istoriya, fenomenologiya, issledovaniya [Understanding of authenticity in foreign psychology of personality: History, phenomenology, researches]. Psihologicheskii zhurnal [Psychological Journal]. 2011. T. 32. no. 6. pp. 18—29 .

10. Nartova-Bochaver S.K. Printsip dopolnitel’nosti v psikhologii: vzaimodeistvie doma i ego obitatelei [The principle of complementarity in psychology: the interaction of the house and it’s inhabitants]. Psikhologicheskie issledovaniya lichnosti: istoriya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy [Psychological study of personality: the history, current status and prospects]. Otv. redaktory A.L. Zhuravlev, M.I. Volovikova, N.E. Kharlamenkova .

Moscow, god vypuska 2016 .

11. Nartova-Bochaver S.K. Teoriya privatnosti kak napravlenie zarubezhnoi psikhologii [The theory of privacy as the direction of foreign psychology]. Psikhologicheskii zhurnal [Psychological Journal]. 2006. T. 27. no. 5. pp. 28—39 .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

12. Nartova-Bochaver S.K., Braginets E.I. Osobennosti vospriyatiya domashnei sredy roditelyami detei s OVZ [Features of perception of the home environment by parents of children with HIA]. Lichnostnaya identichnost’: vyzovy sovremennosti: materialy

Vseros. psikhol. nauch.-prakt. konf. (s inostrannym uchastiem) [The personal identity:

the challenges of our time: Proc. psychol. scientific and practical. Conf. (with foreign participation)]. pod red. Z.I. Ryabikinoi i V.V. Znakova. — Krasnodar- Moscow, 2014 .

pp. 196—197 .

13. Nartova-Bochaver S.K., Reznichenko S.I., Dmitrieva N.S., Bochaver A.A., Braginets E.I., Podlipnyak M.B. Obraz real’nogo i ideal’nogo doma kak valeologicheskii factor [The image of the real and the ideal home as a factor valeological]. 7-ya Rossiiskaya konferentsiya po ekologicheskoi psikhologii. Tezisy [7-th Russian conference on ecological psychology .

Abstracts]. otv. red. M.O. Mdivani. Moscow: FGBNU «Psikhologicheskii institut RAO»;

Saint-Petersburg: Nestor-Istoriya .

14. Reznichenko S.I. Mekhanizmy privyazannosti k zhilomu prostranstvu u detei mladshego shkol’nogo vozrasta [Mechanisms of attachment to living space at the primary school age children]. Aktual’nye problemy psikhologicheskogo znaniya [Actual problems of psychological knowledge]. 2013. no. 2. pp. 24—40 .

15. Reznichenko S.I. Obraz zhilogo prostranstva kak sotsial’no-psikhologicheskii fenomen .

Sub”ekt zhilogo prostranstva [The image of the living space as a socio-psychological phenomenon. The subject of living space]. Lichnost’ i bytie: sub”ektnyi podkhod (k 80-letiyu so dnya rozhdeniya A.V. Brushlinskogo): materialy VI Vseros. nauch.-prakt .

konf. (s inostrannym uchastiem) [Personality and being: a subjective approach (to the 80th anniversary of AV Bruschlinsky) of the VI All-Russia. scientific and practical. Conf .

(with foreign participation)]. pod red. Z.I. Ryabikinoi, V.V. Znakova. Moscow, Krasnodar:

Kubanskii gos. un-t, 2013. pp. 77—79 .

16. Reznichenko S.I. Privyazannost’ k mestu i chuvstvo mesta: modeli i fenomeny [Attachment to the place and a sense of place: models and phenomena]. Sotsial’naya psikhologiya i obshchestvo [Social psychology and society]. 2014. no. 3. pp. 15—27 .

17. Yumkina E.A. Semeinyi uklad kak sotsial’no-psikhologicheskii fenomen [Family life as a socio-psychological phenomenon]. Avtoref…diss.kand. psikhol. nauk. Saint-Petersburg, 2015 .

18. Yung K.G. Psikhologiya bessoznatel’nogo [Psychology of the Unconscious]. Moscow, 1994 .

–  –  –

Исследование посвящено анализу влияния этнической и гражданской идентичности на этнонациональные установки у молодежи, проживающей на Северном Кавказе. В исследовании принимали участие студенты, проживающие в Чеченской республике (214 человек от 16 до 19 лет; девушек — 97, юношей — 117).

В качестве методик были использованы: Шкала этнонациональных устаДля цитаты:

Хухлаев О.Е., Миназова В.М., Павлова О.С., Зыков Е.В. Социальная идентичность и этнонациональные установки студенческой молодежи Чечни // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С. 23—40 .

doi:10.17759/sps.2015060403 * Хухлаев Олег Евгеньевич – кандидат психологических наук, доцент, профессор кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования, ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия, huhlaev@mail.ru ** Миназова Венера Магомедовна – старший преподаватель кафедры педагогики и психологии, ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет», Грозный, Россия, veneraminazova@mail.ru *** Павлова Ольга Сергеевна –кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования, ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия, os_pavlova@mail.ru **** Зыков Евгений Владимирович – кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной и специальной педагогики и психологии, Армавирская государственная педагогическая академия, Армавир, Россия, zykov_jenya@mail.ru Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 новок, Методика изучения выраженности этнической и гражданской идентичности, Опросник «Межэтнические установки», Опросник общих социальных установок Э. Френкель-Брунсвик. Гражданская идентичность, по результатам исследования, оказывается малозначимым предиктором этнонациональных установок. Она связана с этнической идентичностью, но ее выраженность сама по себе не играет существенной роли в формировании межэтнических отношений. Этническая идентичность существенным образом определяет гордость и другие позитивные чувства по поводу своей «национальной» принадлежности .

В меньшей степени, но статистически достоверно, субъективная значимость своей этничности связана с неприязнью к другим национальностям и негативной оценкой социального равенства и культурного разнообразия .

Ключевые слова: социальная идентичность, гражданская идентичность, этническая идентичность, этнонациональные установки, межгрупповые отношения .

Отношение к представителям иных фел определяет социальную идентичэтнических/национальных групп — этот ность как осознание личностью своей социально-психологический феномен принадлежности к социальной группе и приобретает в современном мире все признание эмоциональной значимости большую актуальность. Это связано не такой принадлежности» [1] .

только с ростом социальных конфлик- В реальности человек является члетов, в которых фактор «этничности» ном большого количества различных играет определенную (хотя подчас и социальных групп, и, следовательно, спорную) роль, но в целом с этническим обладает несколькими социальными «ренессансом» [19] конца XX века, или, идентичностями одновременно [7]. Этпо выражению Т.Г. Стефаненко, «этни- ническая и гражданская идентичности ческим парадоксом современности» [30, являются одними из наиболее значимых, с. 8], который проявляется в росте этни- поскольку практически в любой ситуаческой солидарности и значимости этни- ции социального восприятия категория ческой принадлежности. «национальности» является потенциВопросы изучения психологической ально доступной [7] .

природы межгрупповых отношений вол- Этническая идентичность, традинуют исследователей не одно десятиле- ционно определяется как «…составная тие. Теория социальной идентичности, часть социальной идентичности, психопредложенная А. Тэшфелом [46], явля- логическая категория, которая относитется центральной и, пожалуй, наиболее ся к осознанию своей принадлежности часто и эффективно используемой мо- к определенной этнической общности»

делью, объясняющей природу процессов [30, с. 229]. По мнению Л.М. Дробижемежгруппового восприятия, в том числе вой, этническая идентичность это не и в межэтническом контексте. только «…самоотождествление, но и Как отмечает Г.М. Андреева, «…в от- представление о своем народе, его языличие от личностной идентичности, что ке, культуре, территории, интересах, а означает способность индивида осмыс- также эмоциональное отношение к ним лить не только свою «особость», но и и, при определенных условиях, готовподдерживать свою «целостность», Тэш- ность действовать во имя этих представЭкспериментальные исследования лений» [10, с. 219]. С позиций американ- В то же время в современной науке суских культурантропологов Дж. Де Воса ществует представление о том, что связь и Л. Романусси-Росс, этническая иден- социальной иденичности и межгруптичность отражает сущность «…формы повой неприязни не столь однозначна .

идентификации, обращенной в прошлое А. Маммендей, А. Клинк и Р. Браун [41] и воплощенной в культурной традиции показали, что взаимосвязь между инопределенного индивида или группы» групповой идентификацией и аутгрупс. 225—226]. При этом важным во- повой дискриминацией не является обяпросом является сочетание этнической зательной. Межгрупповая неприязнь, идентичности со смежными параметра- по данным исследователей, зависит от ми социальной идентификации, в пер- того, в какой форме было осуществлено вую очередь с гражданской идентично- социальное сравнение. Если социальная стью [22]. идентичность формируется в результате Понятие «государственно-граждан- «автономных» сравнений (с преуспеваская или национально-гражданская иден- нием своей же страны в прошлом или бутичность» определяется Л.М. Дробиже- дущем (временное сравнение), или с невой как «…отождествление с гражданами ким с идеальным обществом), то ее связь страны, представление об этом сообще- с негативным отношением к аутгруппе стве, ответственность за него, понимание не наблюдается .

интересов, а также переживаемые в связи Группа исследователей под руководс этим чувства (гордость, обиды, разо- ством Дж. Берри на материале исследочарование или энтузиазм и готовность вания более чем 7000 молодых людей из к рефлексии)» [9, с. 49]. И.С. Семенен- 13 стран [39] продемонстрировала, что ко подчеркивает, что чувство общности этническая идентичность не является прес гражданской нацией и эмоциональное пятствием для адаптации в инокультурной переживание этой общности является среде, и, напротив, выступает как преграда базой для формирования гражданской для маргинализации, которая, в свою очеидентичности [27]. В целом, современные редь, лежит в основе девиантных проявлесоциально-психологические исследова- ний в межкультурной коммуникации .

ния рассматривают различные аспекты Ряд многолетних исследований, проформирования и структуры гражданской веденных под руководством Н.М. Леидентичности [2; 5]. бедевой, показал, что позитивная этниС точки зрения теории социальной ческая идентичность является основой идентичности, «…основной причиной меж- этнической толерантности. В частности, групповых конфликтов является самокате- «…такие характеристики этнической горизация человека в социальную группу идентичности, как позитивность (ваи идентификация с ней, т. е. актуализация лентность) и четкость (выраженность), социальной идентичности» [7, с. 38]. Кроме взаимосвязаны с показателями этничетого, «…люди, которые сильнее идентифи- ской толерантности, а такие характерицируют себя со своей ингруппой, в большей стики, как негативность и амбивалентстепени склонны видеть угрозу со стороны ность, — с показателями этнической аутгрупп, чем люди, чья идентичность в интолерантности» [11, с. 226] .

меньшей степени связана с членством в В целом, по мнению Г.У. Солдатовой, группе» [17, с. 295]. «…позитивная этническая идентичность Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 характерна для большинства людей и ческую структуру Москвы, свойственно представляет такой баланс толерант- ощущение высокой ценности принадности по отношению к собственной и лежности к гражданам России. Можно другим этническим группам, который сказать, что у них этническая идентичпозволяет рассматривать ее, с одной сто- ность «сцепляется» с государственнороны, как условие самостоятельного и гражданской. Они могут являться ядром стабильного существования этнической шовинистических движений и своими группы, с другой — как условие мирного действиями часто способствуют росту их межкультурного взаимодействия в по- популярности .

лиэтническом мире» [29, с. 78]. Таким образом, внутри представлеГражданская идентичность еще более ния об этнической и гражданской иденоднозначно рассматривается в позитив- тичностях существует как понимание ее ном ключе как мотивационная основа «позитивной» природы, так и трактовка межэтнического согласия в современном как фактора деструктивной солидарнообществе. В частности, «…российская на- сти. Этот крайне важный как с теоретиционально-гражданская идентичность ческой, так и практической точки зрения призвана обеспечить ценностный консен- вопрос связан, по сути дела, с «двойной»

сус гражданского самосознания и способ- природой этнической идентичности и ствовать формированию норм толерант- проясняется только при обращении к ного межэтнического взаимодействия» тому, к каким последствиям в реальнос. 222]. Это отчасти подтверждается сти ведет рост субъективной значимости и эмпирическими исследованиями. Так, этничности .

значимость российской идентичности, По мнению С.В. Рыжовой, «…..интооказывается, связана с установками пра- лерантное развитие этническая идентичвового равенства по отношению к ми- ность приобретает только в том случае, грантам [26]. По данным Е.Н. Юрасовой если она сопрягается с формированием [38] оценка привлекательности собствен- чувства враждебности и агрессивного ной нации и идентификация с собствен- доминирования в отношении инонационой нацией у респондентов, склонных к нальных лиц» [25, с. 89]. Это во многом ксенофобии, значимо ниже, чем у тех, кто зависит от внешних факторов — инфорне испытывает неприязненного отноше- мационных, политических, социальнония к «чужакам». экономических и др. Регионально-этниПри этом, как отмечает Л.М. Дроби- ческий фактор здесь, безусловно, также жева, «…гражданская идентичность в может играть существенную роль. Так, в сравнении с региональной и этнической исследовании Дж. Сиданиуса и др. [45] всегда считается более либеральной, была обнаружена связь национализма лояльной к человеку. Но история знает и ингрупповой привязанности у «копримеры, когда она теряла эти черты, ренных» американцев, но не у жителей становилась изоляционистской и даже США азиатского и латиноамериканскоагрессивной (негативной)» [8, с. 13]. го происхождения. Отдельно изучается По данным И.М. Кузнецова [13], рус- тема влияния климата и экономики на ским москвичам, демонстрирующим так ингрупповой фаворитизм [47] .

называемый «ксенофобный» шаблон Следовательно, взаимосвязь между реагирования на изменившуюся этни- этнической идентичностью и межЭкспериментальные исследования групповой неприязнью будет сильно фективно изучать не только через предотличаться в зависимости от реалий убеждения (это всегда чревато сдвиокружающего общества. В силу этого гом, связанным с уровнем социальной вопрос региональных особенностей та- желательности, что особенно актуалького соотношения на Северном Кавка- но в северо-кавказском регионе), а исзе представляется крайне актуальным. пользуя этнонациональные установки, Исследования, посвященные изучению определяемые как «…предрасположенсодержания и структуры социальной ность индивида к оценке проявлений идентичности этноса, проводимые в феномена национальности (этничности) Чеченской Республике [22], обнару- или оценочное отношение к феномену живают сильную степень актуализиро- национальности. Они являются геневанности этнической идентичности, а рализованными установками, так как также ее яркую позитивную окрашен- существуют вне контекста конкретных ность. Позитивная этническая иден- межгрупповых отношений» [34] .

тичность чеченцев, при которой име- Таким образом, мы можем сформуют место благоприятное отношение к лировать цель исследования как выявлесвоей культуре, истории, естественный ние влияния этнической и гражданской патриотизм, гордость за принадлеж- идентичности на этнонациональные ность к своей этнической группе, отме- установки у молодежи, проживающей на чаются в исследованиях В.В. Гриценко Северном Кавказе .

и Т.Н. Смотровой [6], С.Ш. Жемчураевой [13], Л.У. Курбановой [16], Описание исследования М.И. Лечиевой [18], О.С. Павловой [21]. При этом этническая идентичность демонстрирует тесную связь с В исследовании принимали участие религиозной идентичностью. студенты факультета управления, юриКроме того, нынешняя Чечня — фак- дического факультета Чеченского госутически мононациональный регион, что дарственного университета, обучающисводит к минимуму межэтнические кон- еся на 1 курсе, и Института чеченской и такты в пределах собственной респу- общей филологии в количестве 214 чел .

блики. При этом историческая память Возраст — от 16 до 19 лет (в среднем чеченцев как концентрация наиболее 17.8 лет). По половому признаку выборзначимых событий прошлого в созна- ка делилась следующим образом: девунии представителей этноса отражает шек — 97, юношей — 117 .

сложную и драматическую историю че- Гипотеза исследования заключалась ченского народа в составе российского/ в предположении о том, что этническая советского государства. Подобная ре- и гражданская идентичность взаимосвягиональная специфика, очевидно, мо- заны с этнонациональными установкажет оказывать своеобразное влияние на ми молодежи, проживающей на Северформирование связи между этнической ном Кавказе. При этом, в силу большей идентичностью и межэтнической не- субъективной значимости этничности, приязнью. именно этническая идентичность будет При этом мы предполагаем, что являться более значимым предиктором, межгрупповую неприязнь можно эф- чем гражданская идентичность .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 методики комплексного исследования Применяемые методики .

аккультурационных ожиданий приниМетодика изучения выраженности мающего населения Дж .

Берри (проект этнической и гражданской идентичности является модификацией опросни- MIRIPS). В авторской версии представков, предложенных Дж. Финни (Муль- лены два параметра: уровень этничетигрупповой опросник этнической ской интолерантности и ориентация на идентичности, MIEM-R и его вариант социальное равенство. По результатам для гражданской принадлежности [42; факторного анализа в текущем исследосоставленной на основе адаптации, вании было решено расширить второй предложенной Т.Г. Стефаненко [31]. фактор, дав ему название «Позитивная оценка социально-этнического равенШкала этнонациональных установок [34; 37]. Разработана О.Е. Хухлае- ства и разнообразия» .

вым совместно с И.М. Кузнецовым и Опросник общих социальных устаноН.В. Ткаченко. Методика направлена вок Э. Френкель-Брунсвик [24]. Он пона изучение установок по поводу четы- зволяет косвенным образом исследовать рех объектов: а) национальности как аб- существующий уровень предубежденстрактной категории; б) … как свойства ности. По мнению автора, сильно предносителя установки («моя» националь- убежденные в отношении других этниность); в) ее же, воплощенной в меж- ческих групп люди склонны разделять личностном пространстве («люди моей определенные взгляды, которые прямо национальности»); г) национальности, не связаны с этническими установками .

«объективированной» в людях «иной» Данные обрабатывалиcь с помощью национальности. Опросник позволяет программы SPSS 17.0 выявить четыре формы установок:

— националистические установки Результаты исследования (неприязненное отношение к представителям иных национальностей);

— патриотические установки (ощу- По результатам корреляционного щение гордости за свою национальную анализа наблюдается взаимосвязь средпринадлежность и ощущение связи с ней силы между гражданской и этнической идентичностью (r=0.30, p 0.01) .

людьми «своей национальности»);

— нейтральные этнонациональные Слабая положительная корреляция установки (нейтральное, индифферент- выявлена между националистическими ное отношение к своей национальной и патриотическими установками (r=0.18, принадлежности; установка на «перифе- p0.01), интолерантностью и патриотичерийность» вопросов, связанных с нацио- скими установками (r=0.16, p0.05). Сланальностью); бая отрицательная взаимосвязь — между — негативистские этнонациональные интолерантностью и националистическиустановки (отрицательное отношение к ми установками (r=- 0.27, p0.01), ориенфеномену национальности и националь- тацией на социальное равенство и «антиной принадлежности). национализмом» (r=- 0.17, p0.05) а также интолерантностью (r=-0.16, p0.05) .

Опросник «Межэтнические установки», составленный Н.М. Лебедевой Отрицательные взаимосвязи среднеи А.Н. Татарко [32] в рамках адаптации го уровня наблюдаются между «анти-наЭкспериментальные исследования ционализмом» и националистическими были включены все параметры, по котоустановками (r=-0.39, p 0.01), нейтраль- рым в результате корреляционного анализа ными этнонациональными и патриоти- была обнаружена достоверная взаимосвязь .

ческими установками (r=-0.60, p 0.01). Наиболее выражено влияние этничеПерейдем к описанию результатов, ской идентичности на патриотические непосредственно связанных с гипотезой установки (регрессионная модель объясисследования. По результатам корреля- няет 32 % зависимой переменной). При ционного анализа (табл. 1) обнаружен этом гражданская идентичность с патрицелый ряд взаимосвязей между этниче- отизмом не связана .

ской идентичностью и практически все- Коэффициент детерминации нейми этнонациональными установками, а тральных этнонациональных установок также предубежденностью. Гражданская существенно ниже (18% объясненной идентичность связана только с позитив- дисперсии). При этом различаются векной оценкой социально-этнического ра- торы и относительные степени влияния венства и разнообразия. социальных идентичностей. Этническая Для уточнения и дальнейшей статисти- идентичность вносит высокий вклад в ческой проверки выявленных взаимосвя- снижение данных установок (отрицазей был проведен регрессионный анализ тельная связь), а гражданская — крайпрямой пошаговый метод). В качестве не низкий (бета-коофициент регрессии независимых переменных были выбраны меньше в 20 раз) в их повышение .

этническая и гражданская идентичность Модель влияния социальных идентабл. 2). В состав зависимых переменных тичностей на националистические

–  –  –

ского законодательства [23]. Специфика Обсуждение результатов общественной жизни северокавказских Гражданская идентичность, по ре- народов такова, что различные правозультатам исследования, оказывается вые системы дополняют друг друга. Исмалозначимым предиктором этнона- следование, проведенное на материале циональных установок. Она связана с Чечни, показывает, что при регуляции этнической идентичностью, но ее выра- поведения респонденты в большей стеженность сама по себе не играет суще- пени ориентируются на адаты и шариат, ственной роли в формировании межэт- нежели на российские законы [20] .

нических отношений. Скорее всего, это Очевидно, что слабо актуализиросвязано с тем, что гражданская идентич- ванная гражданская идентичность в ность слабо актуализирована в структу- структуре социальной идентичности чере идентичности чеченцев [22]. Так, в ченцев не является ключевой при форисследованиях Л.У. Курбановой отме- мировании межэтнических отношений .

чается, что «…российская гражданская Далее обратим внимание на разновекидентичность при конструировании торность влияния социальных идентичобщей самоидентичности личности че- ностей на этнонациональные установки .

ченца не входит в ценностное ядро иден- Этническая идентичность повышает тификационных предпочтений, а распо- националистические и понижает нейлагается на ее периферии» [16, с. 158]. тральные этнонациональные установки Изучая причины данного явления, среди (индифферентное отношение к нациорегиональных особенностей исследова- нальности). Гражданская идентичность тели выделяют, прежде всего, сильную действует в противоположном направлеприверженность обычаям и традициям и нии. Таким образом, можно сказать, что глубокую религиозность чеченцев. Так, этническая идентификация выглядит описывая специфику формирования менее позитивно т. к. в большей степени гражданского самосознания на Северном связана с межгрупповой неприязнью .

Кавказе, С.В. Сиражудинова отмечает, Однако, с другой стороны, именно что «…традиционность и исламский фак- этническая идентичность является ветор оказывают значительное влияние на дущим предиктором патриотизма — пополитические установки населения ре- зитивного отношения к своему народу, гиона и в некоторых случаях вступают в гордости за него. Важно, что патриотизм противоречие с ценностями и требовани- (в отличие от национализма), по данным ями гражданского общества» [28, с. 11]. как отечественных так и зарубежных исЭти черты проявляются наиболее остро следований, не связан с межгрупповой в Чечне, Ингушетии и Дагестане. Про- конфликтностью [40; 44]. По результатам блемность формирования гражданской многолетнего изучения рисков межнациидентичности связана также с полиюри- ональной конфликтности в молодежной дизмом, исторически сложившимся в се- среде [14; 15], можно утверждать, что верокавказском регионе. Полиюридизм именно преобладание негативного отноправовой плюрализм) — такая правовая шения к иным национальным группам ситуация, когда параллельно действуют (над позитивным отношением к ингрупнормы обычного права (адаты), законы пе) является наиболее значимым предишариата и система современного россий- ктором этноконфессионального насилия .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 Получается, что выраженность эт- «Гостя» [35]. По мнению М.Ю. Мартынической идентичности существенным новой и М.Л. Бутовской «…дихотомия образом определяет гордость и другие “Мы”–“Они” в разные исторически пепозитивные ощущения по поводу сво- риоды имела неодинаковые границы, ей «национальной» принадлежности. В но всегда четко осознавалась… При этом меньшей степени, но статистически до- “свое” всегда лучше, чем “чужое”» [33, стоверно, субъективная значимость сво- с. 133]. Таким образом, в традиционной ей этничности связана с неприязнью к культуре оказывается инкорпорирована другим национальностям и негативной определенная «напряженность» по отоценкой социального равенства и куль- ношению к чужакам, необходимая как турного разнообразия. минимум до определения их статуса как Такая двойственность этнической «Гостей». Это, на наш взгляд, объясняет идентичности, с одной стороны, являет- связь этнической идентичности с неприся прямым следствием противоречиво- язнью к другим национальностям .

сти изначального конструкта. С другой Однако в существенно большей стестороны, социокультурная ситуация, пени этническая идентичность является сложившаяся на Северном Кавказе, ха- предиктором позитивного отношения к рактеризующаяся такими чертами, как своему народу, гордости за него, что, на традиционность и религиозность, влия- наш взгляд, является основой для выют на мировоззрение и образ жизни че- страивания конструктивных межгрупченцев. При этом коллективистический повых отношений. При этом необходихарактер культуры определяет сильную мо не забывать, что «двойственность»

степень зависимости индивида от своего этничности является как эксперименобщества. тальным фактором, так и отражением Обращаясь к анализу отношений к этнографических реалий, что требует «иным», характерным для традицион- особого внимания как при построении ной культуры, мы видим, что оно всег- экспериментальных исследований, так и да является амбивалентным [36]. Как при осуществлении управленческих возотмечает Ван Геннеп, «…в одних местах действий .

чужака истязают, грабят, даже убивают (не опасаясь осуждения), в других — Выводы его боятся, ублажают, используют как существо, наделенное могущественной силой или же принимают против него По результатам исследования можно меры магически-религиозной защиты» сделать два ключевых вывода .

[4, с. 29]. По мнению известного антро- Во-первых, обнаружена значимая полога, это является следствием отно- связь между этнической идентичностью шения к «чужаку» как к пребывающему и этнонациональными установками у в сакральном мире, «…в то время как чеченской молодежи. При этом данные сообщество для своих членов представ- имеют двойственную природу. С одной ляет собой мир профанный» [4, с. 29]. стороны, этническая идентичность влиИзвестно множество этнографических яет на ощущение гордости за свою нацифактов, описывающих значимость фигу- ональную принадлежность и ощущение ры «Чужака», выступающего в качестве связи с людьми «своей национальности» .

Экспериментальные исследования С другой стороны, она связана с непри- Во-вторых, как и предполагалось, язнью к другим национальностям и не- гражданская идентичность напрямую гативной оценкой социального равенства не оказывает влияние на этнонациои культурного разнообразия. Данная ам- нальные установки. Можно сказать, что бивалентность является как следствием гражданская идентичность в структувнутренних противоречий феномена эт- ре социальной идентичности жителей ничности, так и специфики социокуль- Чечни не является ключевой при фортурной ситуации изучаемого региона. мировании межэтнических отношений .

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреева Г.М. К вопросу о кризисе идентичности в условиях социальных трансформаций [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электронный научный журнал. 2011. N 6 (20). URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2011n6andreeva20.html (дата обращения: 07.04.2015) .

2. Безгина Н.В. Психологическая структура гражданской идентичности // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2013. № 3—1 .

С. 244—247 .

3. Белик А.А. Культурная (социальная) антропология. М.: РГГУ, 2009. 613 с .

4. ван Геннеп А. Обряды перехода. М.: Восточная литература РАН, 2002. 198 с .

5. Водолажская Т.В. Идентичность гражданская // Образовательная политика .

2010. № 5—6. С. 140—142 .

6. Гриценко В.В., Смотрова Т.Н. Ценностно-нормативные основы интеграции этнических мигрантов в российском обществе. Смоленск: Универсум, 2008. 152 с .

7. Гулевич О.А. Психология межгрупповых отношений. М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. 432 с .

8. Дробижева Л.М. Введение. Что мы хотим сказать о российской идентичности //

Гражданская идентичность в Москве и регионах / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.:

Институт Социологии РАН; Макс-пресс, 2009. С. 5—15 .

9. Дробижева Л.М. Идентичность и этнические установки русских в своей и иноэтнической среде // Социологические исследования. 2010. № 12. С. 49—58 .

10. Дробижева Л.М. Национально-гражданская и этническая идентичность: проблемы позитивной совместимости // Россия реформирующаяся. Ежегодник / Отв. ред .

М.К. Горшков. Вып. 7. М.: Институт социологии РАН, 2008. С. 214—228 .

11. Ефремова М.В. Влияние этнической и гражданской идентичности на адаптацию инокультурных мигрантов в Москве и Ставропольском крае // Стратегии межкультурного взаимодействия мигрантов и населения России: сб. науч. Статей / Под ред .

Н.М. Лебедевой, А.Н. Татарко. М.: РУДН, 2009. С. 224—250 .

12. Жемчураева С.Ш. Теоретико-методологические аспекты социологической диагностики идентичности чеченцев в полиэтнической среде. дис. … канд. социол. Наук .

Саратов, 2010. 285 с .

13. Кузнецов И.М. Риски разрастания ксенофобии в мегаполисе: сценарии развития ситуации // Гражданская идентичность в Москве и регионах / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт Социологии РАН; Макс-пресс, 2009. 218—227 .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

14. Кузнецов И.М., Хухлаев О.Е. Риски межнациональной конфликтности в образовательных учреждениях Москвы // Социальная психология и общество. 2014. Т. 5 .

№ 2. С. 115—126 .

15. Кузнецов И.М., Хухлаев О.Е. Социально-психологический мониторинг рисков межнациональной конфликтности: методология и практика // Социальная психология и общество. 2013. № 1. C. 104—113 .

16. Курбанова Л.У. Проблемы и процессы гендерной самоидентификации чеченцев .

Краснодар: ООО «Просвещение-Юг», 2012. 260 с .

17. Лебедева Н.М. Этнопсихология: учебник и практикум для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2014. 647 с .

18. Лечиева М.И. Этническая идентичность современных чеченцев, проживающих на территории Чеченской Республики // Российский научный журнал. 2012. № 6 (19). С. 165 .

19. Окладникова Е.А., Зобнина А.О. Этнический ренессанс: теории и современная российская практика [Электронный ресурс] // Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН. URL: http://

www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-154-1/ (дата обращения:

07.04.2015) .

20. Павлова О.С. Гражданская и конфессиональная (исламская) идентичность в современной России: аспекты совместимости // Материалы Международной конференции «Ислам в России: культурные традиции и современные вызовы», 26—27 сентября 2013 года. СПб: Издательство СПбГУ, 2013. С. 89—90 .

21. Павлова О.С. Об этнической, религиозной и государственно-гражданской идентичности чеченцев и ингушей // Социальная психология и общество. 2013. № 2. С. 119—133 .

22. Павлова О.С. Чеченский этнос сегодня: черты социально-психологического портрета. М.: Сам Полиграфист, 2012. 558 с .

23. Першиц А.И., Смирнова Я.С. Юридический плюрализм народов Северного Кавказа // Общественные науки и современность. 1998. № 1. С. 81 .

24. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности личности / Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова. Москва: МГУ имени М.В. Ломоносова, 2003. 112 с .

25. Рыжова С.В. Этническая идентичность в контексте толерантности. М.:

АЛЬФА-М, 2011. 280 с .

26. Рыжова С.В. Идентичность москвичей в разной этноконтактной среде // Российская идентичность в Москве и регионах / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт Социологии РАН; Макс-пресс, 2009. С.130—141 .

27. Семененко И.С. Гражданская идентичность // Политическая идентичность и политика идентичности: в 2 т. Т. 1. Идентичность как категория политической науки:

словарь терминов и понятий / Отв. ред. И.С. Семененко. М. 2012. С. 78 .

28. Сиражудинова С.В. Гражданское общество, традиционализм и ислам на Северном Кавказе. Ростов-н/Д: ООО АзовПечать, 2012. 200 с .

29. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998 .

389 с .

30. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. Учебник для вузов, 4-е изд., испр. и доп. М.:

Аспект Пресс, 2009. 368 с .

Экспериментальные исследования

31. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. Практикум. М.: Аспект Пресс, 2006. 208 с .

32. Татарко А.Н., Лебедева Н.М. Методы этнической и кросс-культурной психологии. М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2011. 238 с .

33. Толерантность как фактор противодействия ксенофобии: управление рисками ксенофобии в обществе риска / Ред. Ю.П. Зинченко, А.В. Логинова. М.: Наука, 2011. 608 с .

34. Хухлаев О.Е. Этнонациональные установки современной Российской молодежи // Вопросы психологии. 2011. № 1. С. 46—57 .

35. Чеснов В.Я. Лекции по исторической этнологии. М.: Гардарика, 1998. 400 с .

36. Штихве Р. Амбивалентность, индифферентность и социология чужого // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. I. Вып. 1. С. 41—53 .

37. Этнонациональные установки и ценности современной молодежи / Хухлаев О.Е. [и др.] // Культурно-историческая психология. 2011. № 4. C. 97—106 .

38. Юрасова Е.Н. Психологические особенности лиц, склонных к экстремизму, терроризму и ксенофобии // Юридическая психология, 2008. № 4. С. 27—35 .

39. Berry J.W., Phinney J.S., Sam D.L., Vedder P. Immigrant Youth: Acculturation, Identity, and Adaptation // Applied psychology: an international review. 2006. № 55 (3) .

P. 303—332. doi: 10.1111/j.1464-0597.2006.00256.x

40. Huddy L., Khatib N. American Patriotism, National Identity, and Political Involvement // American Journal of Political Science. 2007. Vol. 51. № 1. P. 63—77 .

41. Mummendey A., Klink A., Brown R. Nationalism and patriotism: National indentification and out-group rejection // The British Journal of Social Psychology. 2001. Vol. 40 .

P. 159—172 .

42. Phinney J., Devich-Navarro M. Variations in bicultural identification among African American and Mexican American adolescents // Journal of Research on Adolescence .

1997. № 7. P. 3—32. doi: 10.1159/000268137

43. Phinney J., Ong A.D. Conceptualization and Measurement of Ethnic Identity: Current Status and Future Directions // Journal of Counseling Psychology. 2007. Vol. 54. № 3 .

P. 271—281. doi: 10.1177/0011000009359203

44. Schatz R.T., Staub E., Lavine H. On the Varieties of National Attachment: Blind Versus Constructive Patriotism // Political Psychology. 1999. Vol. 20. I. 1. P. 151—174 .

45. Sidanius J., Feshbach S., Levin S., Pratto F. The Interface Between Ethnic and National Attachment: Ethnic Pluralism or Ethnic Dominance? // Public Opinion Quarterly. 1997 .

№ 61. P. 103—133 .

46. Social categorization and intergroup behavior / Tajfel H. [и др.] // European Journal Of Social Psychology. 1971. V. 1. I. 2. pp. 149—178. doi: 10.1002/ejsp.2420010202

47. Van de Vliert E. Climato-Economic Origins of Variation in Ingroup Favori-tism // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2011. № 42(3). P. 494—515. doi: 10.1177/ Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 Social Identity and Ethnic Attitudes in Students from Chechnya

–  –  –

The study focused on analyzing the impact of ethnic and national identity on the ethnonational attitudes among young people living in the North Caucasus. The study involved students residing in the Chechen Republic (214 subjects aged 16—19 years (mean 17.8), girls — 97, boys — 117). We used: 1) Ethnonational attitudes scale;

2) Technique for studying expression of ethnic and national identity; 3) Interethnic Attitudes questionnaire; 4) General Social Attitudes Scale by E.Frenkel-Brunswik. The outcomes of the research indicate that national identity is a weak predictor of ethnonational attitudes. It is associated with ethnic identity, but does not play any significant role in the formation of interethnic relationships. However, ethnic identity does shape

the feeling of pride and other positive feelings that one has about his/her own “naFor citation:

Khukhlaev O.E., Minazova V.M., Pavlova O.S., Zykov E.V. Social Identity and Ethnic Attitudes in Students from Chechnya. Sotsial’naia psikhologiia i obshchestvo = Social Psychology and Society, 2015. Vol 6, no. 4, pp. 23—40 .

(In Russ., аbstr. in Engl.). doi:10.17759/sps.2015060403 * Khukhlaev O.E. — PhD in Psychology, assistant professor, head of the Chair of Ethnopsychology and Psychological Problems in Multicultural Education, Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia, huhlaev@mail.ru ** Minazova Venera M. — Senior lecturer, Department of Pedagogy and Psychology, Chechen State University, Grozny, Russia, veneraminazova@mail.ru *** Pavlova Olga S. — PhD in Pedagogy, associate professor, Chair of Ethnopsychology and Psychological Problems in Multicultural Education, Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia, os_pavlova@mail.ru **** Zykov Evgeny V. — PhD in Psychology, associate professor, Department of Social and Special Pedagogy and Psychology, Armavir State Pedagogical Academy, Armavir, Russia, zykov_jenya@ mail.ru Экспериментальные исследования tionality”. To a lesser extent, but still statistically significant, subjective importance of one’s ethnicity is associated with hostility towards other nationalities and with negative assessment of social equality and cultural diversity .

Keywords: social identity, national identity, ethnic identity, ethnic attitudes, intergroup relations .

REFERENCES

1. Andreeva G.M. K voprosu o krizise identichnosti v usloviyach sozial’nychtransformaziy [On the issue of identity crisis in terms of social transformations] [Elektronnyy resurs] .

Psichologicheskie issledovaniya: elektronnyy nauchnyy zhurnal [Psychological research:

electronic scientific journal]. 2011. N 6(20). URL: http://psystudy.ru/index.php/ num/2011n6-20/580-andreeva20.html (data obrascheniya: 07.04.2015) .

2. Bezgina N.V. Psichologicheskaya struktura grazhdanskoy identichnosti [Psychological structure of civic identity]. Izvestiya Tul’skogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki [Proceedings of the Tula State University. humanities]. 2013. Vyp. no. 3—1, pp. 244—247 .

3. Belik A.A. Kul’turnaya (sozial’naya) antropologiya [Cultural (social) anthropology] .

Moscow: RGGU, 2009, 613 p .

4. van Gennep A. Obryady perechoda [Rites of passage]. Moscow: «Vostochnaya literatura» RAN, 2002, 198 p .

5. Vodolazhskaya T.V. Identichnost’ grazhdanskaya [The identity of the civil] .

Obrazovatel’naya politika [Educational policy]. 2010. № 5—6, pp. 140—142 .

6. Grizenko V.V., Smotrova T.N. Zennostno-normativnye osnovy integrazii etnicheskich migrantov v rossiyskom obschestve [Value-normative bases of integration of ethnic migrants in Russian society]. Smolensk: Universum, 2008, 152 p .

7. Gulevich O.A. Psichologiya mezhgruppovych otnosheniy [Psychology of intergroup relations]. Moscow: Moskovskiy psichologo-sozial’nyy institut. 2007, 432 p .

8. Drobizheva L.M. Vvedenie. Chto my chotim skazat’ o rossiyskoy identichnosti [What we want to say about the Russian identity]. Grazhdanskaya identichnost’ v Moskve i regionach [Civic identity in Moscow and regions] / Otv. red. L.M. Drobizheva. Moscow: Institut Soziologii RAN; Maks-press, 2009, pp. 5—15 .

9. Drobizheva L.M. Identichnost’ i etnicheskie ustanovki russkich v svoey i inoetnicheskoy srede [Identity and ethnic Russian in their installation and another ethnic environment]. Soziologicheskie issledovaniya [Sociological research]. 2010. no. 12, pp. 49—58 .

10. Drobizheva L.M. Nazional’no-grazhdanskaya i etnicheskaya identichnost’: problemy pozitivnoy sovmestimosti [National civil and ethnic identity: positive compatibility problems]. Rossiya reformiruyuschayasya [Russia reformed]. Ezhegodnik / Otv. red. M.K. Gorshkov. Vyp. 7. Moscow: Institut soziologii RAN, 2008, pp. 214—228 .

11. Efremova M.V. Vliyanie etnicheskoy i grazhdanskoy identichnosti na adaptaziyu inokul’turnych migrantov v Moskve i Stavropol’skom krae [Influence of ethnic and civic identity adaptation migrants from other cultures in Moscow and Stavropol Territory] .

Strategii mezhkul’turnogo vzaimodeystviya migrantov i naseleniya Rossii: Sbornik nauchnych statey [Strategy of intercultural interaction of migrants and the population of Russia: Collected articles]/ Pod red. N.M. Lebedevoy i A.N. Tatarko. Moscow: RUDN, 2009, pp. 224—250 .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

12. Zhemchuraeva S.Sh. Teoretiko-metodologicheskie aspekty soziologicheskoy diagnostiki identichnosti chechenzev v polietnicheskoy srede [Theoretical and methodological aspects of sociological diagnosis identity of Chechens in multiethnic environment] .

Diss. … kand.soziol.n. Saratov, 2010, 285 p .

13. Kuznezov I.M. Riski razrastaniya ksenofobii v megapolise: szenarii razvitiya situazii [Risks of proliferation of xenophobia in the metropolis: scenarios of events]. Grazhdanskaya identichnost’ v Moskve i regionach [Civic identity in Moscow and regions] / Otv. red .

L.M. Drobizheva. Moscow: Institut Soziologii RAN; Maks-press, 2009, pp. 218—227 .

14. Kuznezov I.M., Chuchlaev O.E. Riski mezhnazional’noy konfliktnosti v obrazovatel’nych uchrezhdeniyach Moskvy [Risks of ethnic conflict in the educational institutions in Moscow]. Sozial’naya psichologiya i obschestvo [Social Psychology and Society]. 2014. T. 5 .

no. 2, pp. 115—126 .

15. Kuznezov I.M., Khukhlaev O.E. Sozial’no-psichologicheskiy monitoring riskov mezhnazional’noy konfliktnosti: metodologiya i praktika [Social and psychological risk monitoring ethnic conflict: Methodology and Practice]. Sozial’naya psichologiya i obschestvo obschestvo [Social Psychology and Society]. 2013. no. 1, pp. 104—113 .

16. Kurbanova L.U. Problemy i prozessy gendernoy samoidentifikazii chechenzev [Problems and processes of gender identity Chechens]. Krasnodar, Izdatel’stvo OOO «Prosveschenie-Yug». 2012, 260 p .

17. Lebedeva N.M. Etnopsichologiya: uchebnik i praktikum dlya akademicheskogo bakalavriata [Ethnopsychology: tutorial and workshop for academic undergraduate]. Moscow:

Izdatel’stvo Yurayt, 2014, 647 p .

18. Lechieva M.I. Etnicheskaya identichnost’ sovremennych chechenzev, prozhivayuschich na territorii Chechenskoy Respubliki [Ethnic identity of the Chechens living in the territory of the Chechen Republic]. Rossiyskiy nauchnyy zhurnal [Russian scientific journal]. 2012. no. 6 (19), p. 165 .

19. Okladnikova E.A., Zobnina A.O. Etnicheskiy renessans: teorii i sovremennaya rossiyskaya praktika [Ethnic renaissance: the theory and practice of modern Russian] [Elektronnyy resurs]: Elektronnaya biblioteka Muzeya antropologii i etnografii im .

Petra Velikogo (Kunstkamera) RAN URL: http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-154-1/ (data obrascheniya: 07.04.2015) .

20. Pavlova O.S. Grazhdanskaya i konfessional’naya (islamskaya) identichnost’ v sovremennoy Rossii: aspekty sovmestimosti [Civil and confessional (Islamic) identity in the modern Russia: aspects of compatibility]. Materialy Mezhdunarodnoy konferenzii «Islam v Rossii: kul’turnye tradizii i sovremennye vyzovy» [Issues of international conference «Islam in Russia: cultural traditions and modern challenges»], 26—27 sentyabrya 2013 goda .

SPb., 2013. pp. 83—90 .

21. Pavlova O.S. Ob etnicheskoi, religioznoi i gosudarstvenno-grazhdanskoi identichnosti chechentsev i ingushei [About ethnic, religious and state-civil identity of the Chechens and Ingush]. Sotsial’naya psikhologiya i obshchestvo [Social Psychology and Society], 2013, no. 2, рр.119—136 .

22. Pavlova O.S. Chechenskiy etnos segodnya: cherty sozial’no-psichologicheskogo

portreta [Chechen ethnic group today: traits of socio-psychological portrait]. Moscow:

Izdatel’skaya gruppa «Sam Poligrafist», 2013. 540 p .

Экспериментальные исследования

23. Pershiz A.I., Smirnova Ya.S. Yuridicheskiy plyuralizm narodov Severnogo Kavkaza [Legal pluralism of the North Caucasus]. Obschestvennye nauki i sovremennost’ [Social Sciences and Modernity]. 1998. no. 1, pp. 81 .

24. Praktikum po psichodiagnostike i issledovaniyu tolerantnosti lichnosti [Workshop on psychological diagnostics and research of tolerance of the person] / G.U. Soldatova, L.A. Shaygerova. Moscow: MGU im.M.V. Lomonosova, 2003. 112 p .

25. Ryzhova S.V. Etnicheskaya identichnost’ v kontekste tolerantnosti [Ethnic identity in the context of tolerance]. Moscow: AL’FA-M, 2011, 280 p .

26. RyzhovaS.V. Identichnost’ moskvichey v raznoy etnokontaktnoy srede. Rossiyskaya identichnost’ v Moskve i regionach [The identity of the Muscovites in various ethno contact environment] / Otv. red. L.M. Drobizheva. Moscow: Institut Soziologii RAN; Makspress, 2009, pp. 130—141 .

27. Semenenko I.S. Grazhdanskaya identichnost’ [Civic identity]. Politicheskaya identichnost’ i politika identichnosti [Political identity and identity politics]: v 2 t. T. 1. Identichnost’ kak kategoriya politicheskoy nauki: slovar’ terminov i ponyatiy / Otv. red. I.S. Semenenko. Moscow, 2012, p. 78 .

28. Sirazhudinova S.V. Grazhdanskoe obschestvo, tradizionalizm i islam na Severnom Kavkaze [Civil society, traditionalism and Islam in the North Caucasus]. Rostov-n/D: OOO AzovPechat’, 2012. 200 p .

29. Soldatova G.U. Psichologiya mezhetnicheskoy napryazhennosti [Psychology of ethnic tensions]. Moscow: Smysl, 1998, 389 p .

30. Stefanenko T. G. Etnopsichologiya. Uchebnik dlya vuzov [Ethnopsychology. Textbook for high schools], 4-e izd., ispr. i dop. Moscow: Aspekt Press, 2009, 368 p .

31. Stefanenko T.G. Etnopsichologiya. Praktikum [Ethnopsychology. Practical work] .

Moscow: Aspekt Press, 2006, 208 p .

32. Tatarko A.N., Lebedeva N.M. Metody etnicheskoy i kross-kul’turnoy psichologii [Methods of ethnic and cross-cultural psychology]. Moscow: Izdatel’skiy dom Vysshey shkoly ekonomiki, 2011, 238 p .

33. Tolerantnost’ kak faktor protivodeystviya ksenofobii: upravlenie riskami ksenofobii v obschestve riska [Tolerance as a factor in combating xenophobia: risk management xenophobia in society at risk] / red.: Yu.P. Zinchenko, A.V. Loginova. Moscow: Nauka, 2011, 608 p .

34. Chuchlaev O.E. Etnonazional’nye ustanovki sovremennoy Rossiyskoy Molodezhi [Ethnonational installation of modern Russian youth]. Voprosy psichologii [Questions of psychology]. 2011. no. 1, pp. 46—57 .

35. Chesnov V.Ya. Lekzii po istoricheskoy etnologii [Lectures on historical ethnology] .

M.: Gardarika, 1998. 400 p .

36. Shtichve R. Ambivalentnost’, indifferentnost’ i soziologiya chuzhogo [Ambivalence, indifference and sociology of others]. Zhurnal soziologii i sozial’noy antropologii [Journal of Sociology and Social Anthropology]. 1998. T. I. Vyp. 1, pp. 41—53 .

37. Etnonazional’nye ustanovki i zennosti sovremennoy molodezhi [Ethno-national attitudes and values of today’s youth]. Khukhlaev O.E. [i dr.]. Kul’turno-istoricheskaya psichologiya [Cultural-Historical Psychology]. 2011. no. 4, pp. 97—106 .

38. Yurasova E.N. Psichologicheskie osobennosti liz, sklonnych k ekstremizmu, terrorizmu i ksenofobii [Psychological features of individuals who are prone to extremism, Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 terrorism and xenophobia]. Yuridicheskaya psichologiya [Legal psychology], 2008. no. 4, pp. 27—35 .

39. Berry J.W., Phinney J.S., Sam D.L., Vedder P. Immigrant Youth: culturation, Identity, and Adaptation. Applied psychology: an international review. 2006. V. 55, I. 3, pp. 303—

332. doi: 10.1111/j.1464-0597.2006.00256.x

40. Huddy L., Khatib N. American Patriotism, National Identity, and Political Involvement. American Journal of Political Science. 2007. V. 51. no.1. pp. 63—77 .

41. Mummendey A., Klink A., Brown R. Nationalism and patriotism: National indentification and out-group rejection. The British Journal of Social Psychology. 2001. V. 40 .

pp. 159—172 .

42. Phinney J., Devich-Navarro M. Variations in bicultural identification among African American and Mexican American adolescents. Journal of Research on Adolescence.1997 .

no. 7. pp. 3—32. doi: 10.1159/000268137

43. Phinney J., Ong A.D. Conceptualization and Measurement of Ethnic Identity: Current Status and Future Directions. Journal of Counseling Psychology. 2007. V. 54, no. 3 .

pp. 271—281. doi: 10.1177/0011000009359203

44. Schatz R.T., Staub E., Lavine H. On the Varieties of National Attachment: Blind Versus Constructive Patriotism. Political Psychology. 1999. V. 20. I.1. pp. 151—174 .

45. Sidanius J., Feshbach S., Levin, S., Pratto F. The Interface Between Ethnic and National Attachment: Ethnic Pluralism or Ethnic Dominance? Public Opinion Quarterly. 1997 .

no. 61. pp. 103—133 .

46. Social categorization and intergroup behavior / Tajfel H. [и др.]. European Journal Of Social Psychology. 1971. V. 1. I. 2. pp. 149—178. doi: 10.1002/ejsp.2420010202

47. Van de Vliert E. Climato-Economic Origins of Variation in Ingroup Favoritism .

Journal of Cross-Cultural Psychology. 2011. V. 42, no. 3. pp. 494—515. doi: 10.1177/

–  –  –

В статье представлены результаты эмпирического исследования, посвященного выявлению содержательных особенностей восприятия политических лидеров современными старшеклассниками. Сбор данных осуществлялся в начале 2014 г. в условиях нестабильной политической ситуации, обусловленной, в первую очередь, событиями в Украине и их последствиями. В исследовании приняли участие 110 учащихся X, XI классов московских школ (67 мальчиков, 43 девочки) в возрасте 15—18 лет. Использовался метод семантического дифференциала: респондентам предлагалось оценить по 33 семантическим признакам (шкалам) 29 политических лидеров, в том числе зарубежных, а также, категории «я», «мой идеал», «идеальный политический лидер», «антипатичный человек». Показано, что структура отношения к политическим лидерам в старшем подростковом возрасте строится относительно трех обобщенных семантических показателей: «интеллект, сила», «толерантность», «честолюбие». Сопоставление полученных в эксперименте портретов политических лидеров, руководивших СССР и современной Россией, позволяет говорить о явной тенденции, проявляющейся в оценках старшеклассниками снижения значимости позитивных характеристик, касающихся морально-нравственных качеств лидера .

Ключевые слова: политическая психология, политическая социализация, семантический дифференциал, отношение к политическим лидерам, личностные профили политиков .

Для цитаты:

Собкин В.С., Мнацаканян М.А. Oтношение к политическим лидерам современных старшеклассников (по материалам психосемантического исследования) // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4 .

С. 41—59. doi:10.17759/sps.2015060404 * Собкин Владимир Самуилович — доктор психологических наук, руководитель, Центр социологии образования, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт управления образованием РАО», Москва, Россия, sobkin@mail.ru ** Мнацаканян Милена Артуровна — младший научный сотрудник, Центр социологии образования, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт управления образованием РАО», Москва, Россия, 0040000@inbox.ru Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 При разработке исследовательской про- процесса. Сегодняшние изменения в награммы мы учитывали несколько обсто- шем обществе, характеризующиеся усиятельств, обосновывающих актуальность ливающимся социальным расслоением и темы, выбор объекта и предмета исследо- дифференциацией, ведут к трансформации вания. Так, рассмотрение современной по- как общих, так и индивидуальных систем литической ситуации через особенности ценностей. Этот процесс с одной стороны, ее восприятия подростком, с нашей точки связан с особыми эмоциональными перезрения, представляется крайне важным, живаниями происходящих социальных поскольку позволяет выявить и прояснить изменений, а с другой - проявляет противореальные противоречия и напряжения со- речивость и крайнюю напряженность в временной политической жизни. В терми- самом политическом поле. Политизиронологии М.М. Бахтина [1] мы рассматри- ванность общества, усиливаемая работой ваем мнение подростка как авторитетное СМИ, ведет к тому, что практически любые высказывание, тем самым подчеркивая события, не имеющие прямого отношения особую культурологическую значимость к политике, приобретают политическую и статус подростничества в общественной окраску и начинают оцениваться с точки жизни. Другим важным обстоятельством зрения их соответствия ценностям и интеявляется изучение собственно возраст- ресам тех или иных политических групп .

ной проблематики — политического само- Таким образом, сам процесс социализации определения, политической социализации подростка происходит в своеобразной сов подростковом возрасте. Напомним, что циальной ситуации, когда ракурс его видеосновными новообразованиями старше- ния жизни оказывается ориентирован отго подросткового возраста, согласно кон- носительно противоречивых политических цепции Д.Б. Эльконина [18], являются оценок и мнений социального окружения .

становление самосознания, формирова- Важно подчеркнуть, что трансформание ценностных представлений, идеалов, ции социокультурных реалий, на основе жизненных и профессиональных планов которых складывается самоопределение во временной перспективе. При этом дан- подростка, приводят к тому, что его жизному этапу сопутствуют такие кризисные ненные ценности формируются не пропроявления личности, как эгоцентризм, сто в ситуации социально-экономической тревожность, уязвимость, ранимость, не- нестабильности, но в ситуации ценностуверенность в себе и др. С точки зрения но-нормативной неопределенности, когЭ. Эриксона, главной характеристикой да серьезно нарушены характерные для подросткового возраста является кризис стабильного общества механизмы переидентичности, где основной задачей чело- дачи ценностей от старшего поколения к века является формирование целостного младшему [11; 12]. Так, в исследовании образа себя, включающего социальные А.С. Буреломовой показано, что изменероли, особенности личности и характера, а ние социокультурной ситуации в стране также интегрированные представления о в период 1989—2010 гг. вызвало смену себе в прошлом, настоящем и будущем [19]. ведущих ценностей и у школьников, и у И, наконец, в практическом отношении учителей: выявлено снижение значимости изучение восприятия политической ситу- идеальных ценностей, связанных с самоации старшеклассниками представляется развитием и повышением общего кульважным с точки зрения воспитательного турного уровня (что было характерно для Экспериментальные исследования подростков и учителей конца 80-х — нача- особенности восприятия политических ла 90-х гг.), и доминирование инструмен- лидеров постсоветского пространства .

тальных ценностей (исполнительности, Особую актуальность действия и поведобросовестности и дисциплинированно- дение политических лидеров приобретают сти). При этом в выборе своих идеалов и в критических и быстро меняющихся обантиидеалов современные подростки ори- стоятельствах. Так, события начала 2014 г., ентируются в первую очередь на людей из а именно: проведение Олимпийских игр сфер политики, литературы, медиа, кино, и подъем в этой связи патриотических наискусства [2; 16]. строений; сложные события в Украине, свяВ этом контексте, на наш взгляд, из- занные со сменой власти; присоединение учение особенностей отношения к поли- Крыма к России и реакция на это ведущих тическим лидерам приобретает особую «игроков» на мировой политической арезначимость, так как лидер не только яв- не, — все это оказало непосредственное влиляется личностно значимым образцом, яние на общественно-политическую жизнь в но и транслятором содержания идеоло- нашей стране. С одной стороны, результаты гических, социальных, культурных, мо- мониторинговых социологических исследоральных ценностей. Следует отметить, ваний свидетельствуют о том, что начиная что в отечественной психологии суще- с марта 2014 г. отмечается стабильный рост ствует ряд исследований, посвященных патриотизма в обществе, позитивная оценка изучению отношения к современным по- общего положения дел в стране, деятельнолитикам [3; 9; 10; 17], где анализируются сти В.В. Путина (см. рис. 1) .

Рис. 1. Ответы респондентов на вопрос «Дела в стране идут сегодня в целом в правильном направлении, или страна движется по неверному пути?» [данные приводятся по 5] Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 С другой стороны, присоединение ных особенностей восприятия в массовом Крыма к России было негативно оценено сознании политических лидеров была многими оппозиционными политиками, использована процедура многомерного указывавшими на нарушение между- шкалирования, основанная на методике народных норм, применение военной семантического дифференциала Ч. Осгусилы и «имперские амбиции» власти [4; да [20]. Респондентам предлагался список 7]. Также высказывались прогнозы от- политических лидеров, каждого из котоносительно разрушительного действия рых необходимо было оценить по ряду севведенных санкций на экономику стра- мантических признаков (шкал). При этом ны: «Россия изолирована, а ее экономика выраженность того или иного качества у разорвана в клочья» [8]. В сложившейся соответствующего политического лидера непростой ситуации, на наш взгляд, край- оценивалась по семибалльной шкале (где не важным оказывается изучение особен- «1» — отсутствие признака, «7» — максиностей восприятия молодежью полити- мальная выраженность признака). Для ческих лидеров, поскольку это, в свою оценки политических лидеров в данном очередь, позволяет прояснить и своеобра- исследовании были предложены 33 качезие современной политической ситуации. ства, которые использовались и в наших С этой целью в марте 2014 г. мы про- предыдущих работах [11; 13; 14; 15]. Эти вели исследование особенностей воспри- качества включают в себя следующие хаятия молодежью политических лидеров, рактеристики: терпимость, честолюбие, которое по своей методике повторяет ряд ограниченность, порочность, открытость, наших предыдущих работ [11; 13; 14; 15], прямота, сдержанность, поверхностность, также посвященных изучению отноше- эмоциональность, лицемерие, гибкость, ния молодежи к политическим лидерам. надежность, корыстность, принципиальСущественным отличием данного иссле- ность, невоспитанность, хитрость, остроудования, проведенного в марте 2014 г., от мие, честность, властность, сила, агрессиввышеупомянутых является ситуация его ность, расчетливость, интеллект, мудрость, проведения. Если в 1997, 2004 и 2012 гг. мужественность, грубость, компетентсбор материала проводился накануне ность, сложность, внешняя привлекательвыборов Президента РФ (что и обеспе- ность, эрудиция, безнравственность, обрачивало активизацию гражданской по- зованность, профессионализм .

зиции респондентов), то в 2014 г. опрос В список для оценивания было вклюбыл проведен практически сразу после чено 29 «персонажей». Наряду с совреприсоединения Крыма к России, что так- менными российскими политиками (Пуже вызвало мощную волну общественно- тин, Лавров, Жириновский, Матвиенко, политической активности. Медведев, Миронов, Зюганов, Собянин, Кадыров, Яровая) были включены предыдущие руководители нашей страны на Mетодика исследования разных этапах ее становления (Ленин, и общая характеристика выборки Сталин, Ельцин, Брежнев, Горбачев), испытуемых а также те, кто активно присутствует в СМИ (Соловьев, Ходорковский, НаВ наших предыдущих эксперименталь- вальный). Из зарубежных лидеров в спиных работах для выявления содержатель- сок были включены Обама, Меркель и те Экспериментальные исследования украинские политики, кто активно дей- характеристики по семибалльной шкале ствовал в то время в Украине (Янукович, для конкретного политического лидера Тимошенко, Яценюк, Ярош, Кличко). или той или иной социальной категории .

Как и в предыдущих наших работах, на- Были составлены две суммарных матриряду с конкретными политиками испы- цы, одна из которых включала данные по туемым предлагались для оценки и такие подвыборке мальчиков, другая — по подкатегории, как «мой идеал», «идеальный выборке девочек. Матрицы исходных политический лидер», «антипатичный данных были подвергнуты факторному человек» и «Я». Включение этих катего- анализу (метод Главных компонент с рий позволяет оценить степень приня- последующим вращением по критерию тия/непринятия конкретного политика «Varimax» Кайзера). В результате факмолодежью, а также выявить особенно- торного анализа для каждой подвыборки сти идентификации испытуемых с поли- было выделено по 4 фактора, описываютическим лидером. Кроме того, это дает щих 83,7% общей суммарной дисперсии возможность проследить связь образов у мальчиков и 80,8% общей суммарной реальных политиков с идеальными пред- дисперсии у девочек .

ставлениями, сложившимися в сознании При обсуждении результатов мы испытуемых. остановимся на нескольких моментах:

В исследовании приняли участие 1) сопоставим структуры выделенных 110 старшеклассников — учащиеся X, факторов, определяющих особенноXI классов московской общеобразова- сти восприятия политических лидеров тельной школы № 315 и московского у мальчиков и девочек; 2) рассмотрим центра образования № 109 (67 мальчи- особенности размещения политических ков и 43 девочки), возраст респондентов лидеров в пространстве факторов; 3) вылет. явим особенности восприятия конкретных политиков мальчиками .

Обработка результатов и основные Содержание факторов, определяющих направления анализа особенности восприятия политических лидеров у мальчиков и девочек Полученные в результате экспери- В табл. 1 представлены структуры мента материалы были сгруппированы выделенных факторов для мальчиков и в средние суммарные матрицы исход- девочек .

ных данных, где в столбцах фиксиро- Рассмотрим содержательные особенвались имена политических лидеров и ности выделенных факторов у мальчисоциальные категории («мой идеал», ков и девочек .

«настоящий политический лидер», «ан- Фактор F1 является биполярным и типатичный человек» и «Я»); в стро- наиболее мощным как у мальчиков, так и ках же — характеристики, по которым у девочек (соответственно: 27,2% и 34,8% они оценивались. Общая размерность общей суммарной дисперсии). В целом, суммарной матрицы 29 (столбцы) по своему содержанию он имеет сходную 33 (строки). Ячейка матрицы (пересече- структуру в обеих подвыборках. Так, ние столбца и строки) определяет сред- его отрицательный полюс определяют нее балльное значение соответствующей шкалы, характеризующие низкие интелСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

невоспи- -0,60 танность лектуальные способности: «ограничен- такие качества, как «образованность», ность» и «поверхностность». Положи- «профессионализм» (у мальчиков) и тельный же полюс фактора определяет «компетентность» (у девочек), что также достаточно широкий комплекс характе- выступает как важный содержательный ристик, фиксирующих высокий уровень аспект при оценке интеллектуального интеллектуального развития: «интел- потенциала политического лидера .

лект», «мудрость», «эрудиция», «остро- Вместе с тем, помимо отмеченного умие», «расчетливость». Таким образом, сходства в структуре этого фактора, что данный фактор можно определить через в целом позволяет говорить об инвариоппозицию «высокий/низкий интеллек- антности восприятия интеллектуальных туальный уровень». Это основное фик- качеств политика у мальчиков и девочек, сируемое им противопоставление. Вме- важно, на наш взгляд, обратить внимание сте с тем следует добавить, что высокий и на одно весьма существенное различие .

уровень интеллекта связан также и с ря- Оно связано с тем, что помимо оппозидом характеристик, определяющих тен- ции «высокий/низкий интеллектуальденцию к проявлению силовых качеств: ный уровень» у девочек явно выражесила», «властность», «мужествен- на оппозиция «честность/лицемерие» .

ность». Это позволяет сделать вывод о Если на положительном полюсе фактора том, что при восприятии политического сгруппировались такие характеристики, лидера крайне важными оказываются как «прямота», «надежность», «честего интеллектуальные качества, кото- ность», то на отрицательном — «лицемерые и оцениваются именно как силовой рие», «корыстность». Иными словами, потенциал (ресурс) личности. Добавим, у девочек высокий интеллектуальный что здесь с интеллектом связываются и потенциал не только рассматривается Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 как личностный силовой ресурс поли- о возрастных, чисто подростковых осотика, но и коррелирует с положитель- бенностях восприятия политического ными моральными характеристиками лидера (шире — и других людей). Это («честность» поведения). Политик же, возраст, когда восприятие человека как оцениваемый ими как интеллектуально внешне привлекательного не предпоограниченный» и «поверхностный», лагает, что за внешностью может стоять параллельно воспринимается и как «ли- «безнравственность» и «порочность» .

цемерный», «корыстный». Подросток не склонен верить тезису Заметим, что подобное отличие в «внешность обманчива» .

оценке интеллектуальных качеств поли- На этом структурное сходство фактика достаточно принципиально отлича- тора F2 у девочек и мальчиков заканет позицию мальчиков от позиции дево- чивается. Действительно, у мальчиков чек. И здесь обращает на себя внимание основной содержательной оппозицией дансопоставление таких характеристик, как ного фактора выступает противопоставлепрямота» и «хитрость». Если для дево- ние позитивных моральнo-нравственных чек интеллектуально сильный политик характеристик («честности», «прямоты», одновременно воспринимается и как «надежности») отрицательным («лицемепрямой», то для мальчиков, напротив, рию», «корыстности»). Заметим, что здесь «сильный» политик — это политик «хи- мы сталкиваемся с весьма своеобразной трый»; это позволяет сделать вывод о том, особенностью восприятия моральных качто интеллект выступает как средство честв политического лидера у мальчиков проявления силы для борьбы с претен- и девочек. Так, у девочек, как мы отметидентами на власть. Этот образ политика, ли выше, обсуждаемая нами моральная на наш взгляд, соответствует представле- оппозиция явно коррелирует с оценкой ниям Макиавелли, который, говоря о хи- интеллектуального потенциала: высокому трости, советует правителю брать пример интеллекту соответствуют позитивные мос животных: «…и так, из всех зверей пусть ральные характеристики, а низкому — негосударь уподобится двум: льву и лисе. гативные (см. обсуждение фактора F1 у деЛев боится капканов, а лиса — волков, вочек). У мальчиков же оценка моральных следовательно, надо быть подобным лисе, качеств политического лидера явно выдечтобы уметь обойти капканы, и льву, что- ляется в самостоятельный фактор (фактор бы отпугнуть волков» [6]. F2), что позволяет говорить об особом соФактор F2. Этот фактор является держательном векторе оценки ими политакже достаточно мощным как у маль- тического лидера через оппозицию «нравчиков, так и у девочек (соответственно: ственность/безнравственность» .

23,6% и 31,2% общей суммарной диспер- У девочек содержание фактора F2 сии). При этом структурно он весьма су- принципиально иное. Личностные хащественно у них отличается. Пожалуй, рактеристики, сгруппированные на его единственным структурным сходством положительном («сдержанность», «терявляется фиксируемая оппозиция: пимость», «гибкость», «открытость») и «внешняя привлекательность/безнрав- отрицательном («агрессивность», «груственность, порочность». Само это про- бость») полюсах позволяют сделать вытивопоставление, на наш взгляд, весьма вод о том, что данный фактор задает векпоказательно и может свидетельствовать тор восприятия политического лидера Экспериментальные исследования относительно обобщенной модальности Выделенный у девочек фактор F3 «толерантность/интолерантность». При (10,4% общей суммарной дисперсии) этом добавим, что именно интолерант- показывает, что «честолюбие» являетные проявления связываются с негатив- ся важным параметром при восприятии ной морально-нравственной оценкой ими политических лидеров. Эта же хабезнравственность», «порочность»). рактеристика важна и для мальчиков (см .

Таким образом, сопоставительный ана- фактор F4 - 13,2%). Само по себе выделелиз своеобразия структуры фактора F2 ние «честолюбия» как важной личносту мальчиков и девочек позволяет сде- ной характеристики свидетельствует о лать важный, на наш взгляд, вывод. Он своеобразии восприятия политического заключается в том, что для мальчиков лидера: выход на политическую арену морально-нравственная модальность предполагает наличие честолюбивых «честность/бесчестие» определяет само- устремлений. При этом, если мальчики стоятельный вектор восприятия поли- склонны оценивать «честолюбие» как тического лидера. У девочек же мораль- позитивное качество, связывая его с «отно-нравственный аспект восприятия крытостью», то девочки склонны скорее политического лидера тесно коррелиру- приписывать ему негативные коннотает с оценками как его интеллектуального ции («хитрость»). И в этом отношении потенциала (фактор F1), так и интоле- девочки близки к позиции Бальзака, корантных проявлений (фактор F2). торый полагал, что «…там, где замешано Оставшиеся факторы F3 и F4 весьма честолюбие, нет места чистосердечию» .

просты по своей структуре и легко интер- И наконец, в отличие от мальчиков, депретируемы. Так, фактор F3 у мальчиков вочки выделяют как самостоятельный (19,7% общей суммарной дисперсии), объ- фактор при оценке политических лидеединивший на своем положительном по- ров такую модальность, как «эмоциолюсе такие качества, как «терпимость» и нальность» — фактор F4 (4,4%) .

«сдержанность», а на отрицательном — Таким образом, результаты факагрессивность» и «грубость», можно одно- торного анализа показывают, что при значно определить через оппозицию «то- восприятии политических лидеров солерантность/интолерантность». При этом временными старшеклассниками можздесь важно обратить внимание на одно но выделить ряд обобщенных содержасущественное обстоятельство, которое ка- тельных модальностей.. При этом важно сается оценки интолерантных проявлений. подчеркнуть, что в целом (с известными Действительно, если у девочек мы отмеча- оговорками) структура восприятия поли явную связь полюса интолерантности литика у мальчиков и девочек носит с негативными моральными характери- схожий характер по трем из четырех стиками («безнравственность», «пороч- выделенных факторов: интеллектуность»), то у мальчиков интолерантные альная сила/слабость; толерантность/ проявления не коррелируют с негативной интолерантность; честолюбие. В тоже моральной оценкой. Это позволяет сде- время весьма важны и содержательные лать вывод о том, что у мальчиков оценка гендерные различия. Так, если у мальчитолерантных/интолерантных проявлений ков специальной модальностью оценки у политического лидера не предполагает политического лидера выступает нравморально-нравственной оценки. ственно-этическая оппозиция «честСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

Обращаясь к рисунку, отметим, что политиков, разместившихся в квадранквадрант I определяет сочетание склон- те IV: здесь бывшие лидеры советского ности к проявлению как «толерантных» государства (Брежнев, Горбачев), преустановок («терпимость», «сдержан- мьер-министр Медведев, лидеры, предность»), так и «интеллектуальной силы» ставленные в государственной думе («мудрость», «интеллект», «эрудиция», (Миронов, Зюганов), а также лидеры «сложность», «расчетливость», «хи- Украины (Янукович и Яценюк). По мнетрость», «остроумие», «властность», нию подростков, эти политики толерантсила», «принципиальность»). Как мы ны, но в тоже время не обладают тем инвидим, это сочетание явно оценивается теллектуально-силовым потенциалом, подростками как позитивное, поскольку который характерен для политиков, разв квадранте I разместились «идеальный местившихся в квадранте I .

лидер» и «мой идеал». Среди политиков, И, наконец, в квадранте II разместипо мнению старшеклассников, обладают лись такие политики, как Сталин, Жирисочетанием этих качеств Путин, Мер- новский, Тимошенко, Ельцин, которые кель и Обама. обладают как выраженными интолеПротивоположным по своему со- рантными установками, так и интеллекдержанию является квадрант III, харак- туальными качествами, важными для теризующийся, с одной стороны, «ин- эффективного политика. К сказанному толеранстностью» («агрессивность», можно добавить, что российские полигрубость», «эмоциональность»), а с тики-оппозиционеры (Навальный, Ходругой - «ограниченностью» («поверх- дорковский) в восприятии подростков ностность», «ограниченность»). Этот не оцениваются как политики с достаквадрант выражает негативное отноше- точно выраженными качествами относиние подростка, поскольку в нем разме- тельно факторов F1 и F3. Их координаты стился такой социальный стереотип, как близки к нулевым значениям. Это может «антипатичный человек». Среди поли- свидетельствовать о том, что с ними подтических лидеров, обладающих по мне- ростки просто мало знакомы .

нию подростков сочетанием этих харак- В целом, приведенные на рис. 2 дантеристик, выделяются Кадыров, Кличко ные показываю, что в современном полии Ярош. Заметим, что все они по своими тическом пространстве тем политикам, личностным характеристикам склонны кто близок к идеальным представленик разрешению конфликтов силовым, ям подростков о политическом лидере либо военным путем. Показательно, что (в частности президенту РФ Путину), среди российских политиков здесь пред- ими противопоставляются три личностставлен лишь Кадыров. Важно и то, что ных типа лидера: толерантный, но явно лидеры Майдана (Ярош и Кличко) явно уступающий по своим интеллектуальпротивопоставляются в восприятии ным способностям; интолерантный с мальчиков-подростков официальным ограниченными интеллектуальными политикам государств, занимающих ак- способностями; интолерантный с достативную позицию в решении кризисной точно выраженными интеллектуальныситуации в Украине. ми способностями .

Помимо этого особый интерес пред- Важно также обратить внимание на ставляет достаточно большая группа то, что современные мальчики-старшеСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 классники склонны фиксировать на- интолерантность» и F4 «честолюбие» .

личие у себя достаточно выраженных При этом специальный интерес прединтолерантных установок (позиция «Я» ставляет сравнительный анализ восна рис 2). Это позволяет сделать вывод приятия личностных особенностей тех о том, что реально им оказываются го- политиков, кто являлся руководителями раздо ближе те политики, которые раз- нашей страны на разных исторических местились в квадрантах II и III, а не те, этапах. Эти данные в сравнение с профикто соответствует их представлениям об лем «идеального лидера» и с профилем «идеальном политике» (квадрант I). самооценки («Я») мальчика-подростка приведены на рис. 3 .

Приведенные данные показывают, Представления современного что по всем четырем факторам идеальподростка о личности руководителя ный лидер имеет выраженные положинашей страны: исторический аспект Полученные в ходе исследования тельные значения. Подобного сочетания данные позволяют охарактеризовать мы не встречаем ни у одного из тех попрофиль каждого политического лидера литиков, кто руководил нашей страной .

по всем четырем выделенным факторам: Более того практически все они заметно F1 «интеллект, мужественность, сила/ отличаются друг от друга как по общеограниченность», F2 «нравственность/ му рисунку личностного профиля, так безнравственность», F3 «толерантность/ и по степени акцентуации тех или иных Рис. 3. Оценка выраженности личностных характеристик политических лидеров мальчиками-подростками (значения по осям факторов F1 «интеллект, мужественность, сила/ ограниченность», F2 «нравственность/безнравственность», F3 «толерантность/ интолерантность», F4 «честолюбие») Экспериментальные исследования личностных характеристик. Если в этой ведев. Здесь наблюдаются совпадение связи предположить, что оценка лично- тенденций в оценках по факторам F2, сти руководителя в массовом сознании в F3, и F4. Принципиальное же различие определенной степени отражает и общее между ними касается фактора F1 «инвосприятие политической атмосферы теллект, мужественность, сила/огранив стране, то можно сделать вывод, что ченность» .

восприятие сегодняшним подростком Завершая анализ, следует, на наш сталинской эпохи существенно отли- взгляд, отметить ряд достаточно интечается, например, от брежневского пе- ресных тенденций, которые определяриода. При этом здесь явное различие ют историческую динамику социалькасается аспектов, фиксируемых фак- но-психологических оценок лидеров торами F1 и F3. Так, если сталинскому страны современными подростками .

периоду соответствовали «интеллект, Так, например, по сравнению со стамужественность, сила» и вместе с тем линским периодом последовательно «интолерантность», то брежневская ат- снижается позитивная оценка нравмосфера характеризуется «интеллекту- ственных качеств (см. динамику выальной ограниченностью» и «толеран- раженности фактора F2 у Сталина, стностью». По сути дела, это именно Брежнева, Горбачева, Медведева, Пута оппозиция, которую мы обсуждали тина). По сути дела, это характеризует выше, сопоставляя квадранты II и IV и своеобразие в восприятии перехода при обсуждении рис. 2. от СССР к современной России, от обВ связи с усиливающимися сегодня щества, декларирующего социальную тенденциями по реабилитации Сталина справедливость, к обществу, в основе особый интерес, на наш взгляд, пред- которого лежат рыночные отношения .

ставляет сопоставление его личност- Также обращают на себя внимание и ного профиля с восприятием действу- своеобразные временные «волны» изющего президента Путина. На рисунке менения оценок исторических лидевидно, что сходство между Сталиным и ров по параметрам «интеллектуальная Путиным касается лишь одной харак- сила/ограниченность» (F1) и «интотеристики — «интеллектуальной силы» лерантность/толерантность» (F3). ПоF1). По остальным же параметрам добные результаты свидетельствуют они явно противоположны. Так, если о принципиальной важности гуманидля Сталина характерна выраженная тарных курсов (история, обществознаинтолерантность», то Путин воспри- ние, литература) в современной школе .

нимается подростками как «толерант- Роль личности (политического лидера) ный» лидер. В то же время, в отличие от в истории действительно играет важСталина, по мнению подростков, он че- ную роль в формировании сознания столюбив (F2) и обладает комплексом подрастающего поколения .

качеств, которые определяются отри- Выше мы рассмотрели особенности цательным полюсом фактора F2 («без- размещения политических лидеров в нравственность»). пространстве выделенных факторов в Весьма показательно, что крайне подвыборке мальчиков. Приведем выбоблизок, по мнению подростков, к Пу- рочные данные относительно подвыбортину предыдущий президент РФ Мед- ки девочек (табл. 2) .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

Ельцин -0,65 0,19 -0,46 0,39 Из табл. 2 видно, что самооценка лич- «прямой» и «умный» политик (положиностных особенностей у девочек имеет тельный полюс фактора F1). Отличается сходный характер со значениями их идеа- Ельцин и отрицательными значениями по ла («мой идеал»). Вместе с тем, выражено фактору F3, т. е. он не воспринимается как явное различие между категориями «мой «честолюбивый», «сложный», «хитрый» .

идеал» и «идеальный лидер» по факто- В то же время, в отличие от «идеального ру F4 («эмоциональность»): идеальный лидера», Путина и Сталина, Ельцин халидер оценивается как сдержанный, кон- рактеризуется как эмоционально открытролирующий свои эмоциональные про- тая личность, жестко не регулирующая явления. В этом отношении характерно, свои эмоциональные проявления (фактор что максимально приближенным к иде- F4). Таким образом, можно сделать вывод альному лидеру оказывается В. Путин. о том, что вытеснение первого президента В отличие от него И. Сталин восприни- России как успешного политического лимается сегодняшними девочками-под- дера из сознания современных девочекростками как политический лидер с явно подростков является тотальным и идет выраженной интолерантностью (об этом по трем линиям, фиксирующим его несосвидетельствуют высокие весовые нагруз- ответствие образу идеального политика:

ки по фактору F2 таких характеристик, как отрицательные интеллектуальные харакагрессивность», «грубость», «безнрав- теристики, отсутствие дипломатичности, ственность», «невоспитанность», «пороч- низкий эмоциональный контроль .

ность»). И, наконец, Б. Ельцин, отличается от категории «идеальный лидер» и оцеВыводы нок Путина и Сталина отрицательными значениями по фактору F1 («ограниченность, поверхностность»). В восприятии Завершая статью, выделим три осдевочек он не оценивается как «сильный», новных момента, которые касаются осоЭкспериментальные исследования бенностей отношения старшеклассников человек» и «Я» позволяет оценить пок политическим лидерам. зитивное/негативное отношение подРезультаты факторного анализа ростка к конкретным политикам, а также показывают, что структура отношения рассмотреть тенденции его самоидентик политическим лидерам в старшем под- фикации в пространстве «политических ростковом возрасте у девочек и мальчи- персонажей» .

ков имеет сходный характер и строится 3. Сопоставление полученных в эксотносительно следующих трех обобщен- перименте оценочных личностных проных семантических показателей: «ин- филей политических лидеров, руковотеллект, сила», «толерантность», «често- дивших СССР и современной Россией, любие». При этом явно проявляются и позволяет охарактеризовать не только гендерные различия. Так, если мальчики представления сегодняшних российских выделяют в качестве особого фактора старшеклассников о личностных осопараметр морально-нравственной оцен- бенностях руководителей, но и оценить ки политического лидера, то у девочек тенденции, характеризующие своеобраморально-нравственные аспекты специ- зие понимания подростками психолоально не дифференцируются, а включе- гической ситуации в стране на том или ны в структуру обобщенных факторов ином историческом этапе ее развития .

(«интеллектуальной силы», «толерант- Полученные материалы показывают явности», «честолюбия»). Важным резуль- ную тенденцию снижения значимости татом является и то, что, в отличие от позитивных характеристик, касающихся мальчиков, девочки явно выделяют при морально-нравственных качеств лидеоценке политического лидера такой по- ра, что, в свою очередь, свидетельствует казатель, как «эмоциональность». о негативной оценке старшеклассниИспользуемая методика позволяет ками перехода от социалистического построить распределение политических общества, декларировавшего принципы лидеров в пространстве выделенных социальной справедливости, к социфакторов и выявить как сходства, так и ально-психологической ситуации в соразличия между конкретными полити- временной России .

ками. Включение в процедуру экспери- 4. Выявлены тенденции переоценки мента в качестве объектов многомерной личностных качеств политика, которые семантической оценки политических ли- определяют вытеснение его как успешного деров таких категорий, как «идеальный руководителя страны из структуры полиполитик», «мой идеал», «антипатичный тических оценок современного подростка .

ЛИТЕРАТУРА

1. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. М.:

Худож. лит., 1975. 504 с .

2. Буреломова А.С. Социально-психологические особенности ценностей современных подростков: дис. канд. … психол. наук. М., 2013. 195 с .

3. Гуревич П.С. Политическая психология: учеб. пособие для студ. вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. 543 с .

4. Жуков О. Ходорковский поддержал Навального [Электронный ресурс] // МК. RU. 1997. URL: http://www.mk.ru/politics/2014/10/16/khodorkovskiy-podСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

derzhal-navalnogo-ne-otdam-krym-esli-stanu-prezidentom.html (дата обращения:

13.06.2015) .

5. Индексы. Оценка текущего положения дел в стране [Электронный ресурс] // Аналитический центр Юрия Левады. 2003. URL: http://www.levada.ru/indeksy (дата обращения: 13.06.2015) .

6. Макиавелли Н. Государь. Размышления над первой декадой Тита Ливия. Минск:

Харвест, 2004. 704 с .

7. Навальный выступил против присоединения Крыма к России [Электронный ресурс] // LENTA. RU. 1999. URL: http://lenta.ru/news/2014/03/12/navalny/ (дата обращения: 13.06.2015) .

8. Обама заявил о разрушенной санкциями экономике России [Электронный ресурс] // INTERFAX.RU. 1991. URL: http://www.interfax.ru/business/419059 (дата обращения: 13.06.2015) .

9. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. 208 с .

10. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания (на материале политического менталитета). Смоленск: СГУ, 1997. 210 с .

11. Собкин В.С. Старшеклассник в мире политики. Эмпирическое исследование. М.:

ЦСО РАО, 1997. 320 с .

12. Собкин В.С. Подросток и политика: изменение ценностных ориентаций // Вопросы образования. 2008. № 4. С. 180–216 .

13. Собкин В.С., Ваганова М.В. Политические лидеры России: взгляд молодежи (по материалам психосемантического эксперимента) // Толерантность в подростковой и молодежной среде. Труды по социологии образования. Т. IX. Вып. XVI / Под ред .

В.С. Собкина. М.: Центр социологии образования РАО, 2004. С. 160–204 .

14. Собкин В.С., Грачева А.М. Возрастные особенности ориентации в социально-профессиональной сфере // Жизненные ориентации учащихся и проблемы современного образования: сб. науч. трудов / Отв. ред. В.С. Собкин. М.: Изд. АПН СССР,

1990. С. 102–130 .

15. Собкин В.С., Мнацаканян М.А. Особенности восприятия студенческой молодежью современных политических лидеров России (по материалам психосемантического исследования) // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 3. С. 46–

63. doi:10.17759/sps.2015060304

16. Собкин В.С., Смыслова М.М., Буреломова А.С. Идеалы российского подростка:

от личностных характеристик к культурным образцам // Социология образования .

Труды по социологии образования. Т. XV. Вып. XXVI / Под ред. В.С. Собкина. М.:

Институт социологии образования РАО, 2011. С. 7–25 .

17. Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность (Политико-психологический анализ) // Полис. Политические исследования. 1995. № 4. С. 86 .

18. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Вопросы психологии. 1971. № 4. С. 6–20 .

19. Эриксон Э. Идентичность юность и кризис. М.: Флинта, 2006. 342 с .

20. Osgood C.E. The nature and measurement of meaning // Psychological Bulletin. 1952 .

V. 49. P. 197—237. doi: 10.1037/h0055737 Экспериментальные исследования

–  –  –

The paper presents results of an empirical study on the features of perception of political leaders in modern high school students. The data was collected in the beginning of 2014, when the political situation in Russia was unstable, mostly due to the effects of the events in Ukraine. The study involved 110 students of 10— 11 grades of Moscow schools (67 boys, 43 girls) aged from 15 to 18. A method of semantic differential was used: the subjects were asked to assess 29 political leaders, Russian as well as foreign, plus such categories as ‘myself’, ‘my ideal’, ‘ideal political leader’ and ‘antipathetic person’ according to 33 semantic characteristics (scales). As it is shown, the structure of the attitude to political leaders in late adolescents is built around three generalized semantic indicators: ‘intelligence, power’, ‘tolerance’ and ‘ambition’. The way that the adolescent subjects perceive political leaders of the Soviet Union and modern Russia suggests that there is an obvious decrease in the significance of positive characteristics related the moral qualities of the leader .

Keywords: political psychology, political socialization, semantic differential, attitude to political leaders, personality profiles of politicians .

REFERENCES

1. Bakhtin M.M. Voprosy literatury i estetiki. Issledovaniya raznykh let. [Questions of literature and aesthetics. studies in different years] M.: Khudozh. lit., 1975. 504 p .

For citation:

Sobkin V.S., Mnatsakanyan M.A. Perception of Political Leaders in Modern School Students (A Psychosemantic Research). Sotsial’naia psikhologiia i obshchestvo = Social Psychology and Society, 2015. Vol 6, no. 4, pp. 41—59 .

(In Russ., аbstr. in Engl.). doi:10.17759/sps.2015060404 * Sobkin Vladimir S. — Doctor in Psychology, director of the Centre of Sociology of Education, Institute of Education Management of the Russian Academy of Education, Moscow, Russia, sobkin@ mail.ru ** Mnatsakanyan Milena A. — Junior research fellow, Centre of Sociology of Education, Institute of Education Management of the Russian Academy of Education, Moscow, Russia, 0040000@inbox.ru Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

2. Burelomova A.S. Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti tsennostei sovremennykh podrostkov. Diss. kand. psikhol. nauk. [Socio-psychological characteristics of the values of modern teenagers] Moscow, 2013. 195 p .

3. Gurevich P.S. Politicheskaya psikhologiya: ucheb. posobie dlya studentov vuzov. [Political psychology: textbook for University students] M.: YuNITI-DANA, 2008. 543 p .

4. Zhukov O. Khodorkovskii podderzhal Naval’nogo [Elektronnyi resurs] [Khodorkovsky has supported Navalny] МК. RU. 1997. Available at: http://www.mk.ru/politics/2014/10/16/khodorkovskiy-podderzhal-navalnogo-ne-otdam-krym-esli-stanu-prezidentom.html (Accessed 13.06.2015) .

5. Indeksy. Otsenka tekushchego polozheniya del v strane [Elektronnyi resurs] [Indexes. Assessment of the current state of Affairs in the country]. Analiticheskii tsentr Yuriya Levady [Analytical center of Yuri Levada], 2003. Available at: http://www.levada.ru/indeksy (Accessed 13.06.2015)

6. Makiavelli N. Gosudar’. Razmyshleniya nad pervoi dekadoi Tita Liviya. [Sire .

Reflections on the first decade of Titus Livius] Minsk: Kharvest, 2004. 704 p .

7. Naval’nyi vystupil protiv prisoedineniya Kryma k Rossii [Elektronnyi resurs] [Navalny spoke out against the annexation of Crimea to Russia]. LENTA. RU. 1999 .

Available at: http://lenta.ru/news/2014/03/12/navalny/ (Accessed 13.06.2015)

8. Obama zayavil o razrushennoi sanktsiyami ekonomike Rossii [Elektronnyi resurs] [Obama announced destroyed by sanctions, Russia’s economy]. INTERFAX.RU. 1991 .

Available at: http://www.interfax.ru/business/419059 (Accessed 13.06.2015)

9. Petrenko V.F. Psikhosemantika soznaniya. [Psychosemantics of consciousness] M.: Izdvo Mosk. un-ta, 1988. 208 p .

10. Petrenko V.F., Mitina O.V. Psikhosemanticheskii analiz dinamiki obshchestvennogo soznaniya (na materiale politicheskogo mentalitete) [Psychosemantic analysis of the dynamics of social consciousness (in the political mentality)] Smolensk: SSU, 1997. 210 p .

11. Sobkin V.S. Starsheklassnik v mire politiki. Empiricheskoe issledovanie. [High school Student in the world of politics. The empirical study.] M.: ISO RAO, 1997. 320 p .

12. Sobkin V.S. Podrostok i politika: izmenenie tsennostnykh orientatsii [a Teenager and politics: the changing value orientations] Voprosy obrazovaniya [Problems of education],

2008. no. 4. pp. 180–216 .

13. Sobkin V.S., Vaganova M.V. Politicheskie lidery Rossii: vzglyad molodezhi (po materialam psikhosemanticheskogo eksperimenta) [Russian Political leaders: a youth perspective (materials psychosemantic experiment)] Tolerantnost’ v podrostkovoi i molodezhnoi srede. Trudy po sotsiologii obrazovaniya [Tolerance in adolescence and youth .

Proceedings of the sociology of education] Vol IX. Vol. XVI. M.: Center for the sociology of education RAO, 2004. pp. 160—204 .

14. Sobkin V.S., Gracheva A.M. Vozrastnye osobennosti orientatsii v sotsial’no-professional’noi sfere [Age peculiarities of orientation in the socio-professional sphere)] Moscow:

Izd. APN SSSR, 1990. pp. 102—130 .

15. Sobkin V.S., Mnatsakanyan M.A. Osobennosti vospriyatiya studencheskoi molodezh’yu sovremennykh politicheskikh liderov Rossii (po materialam psikhosemanticheskogo issledovaniya) [Peculiarities of the perception of students of modern political leaders of Russia (on materials of the psychosemantic research)]. Sotsial’naya psikhologiya i Экспериментальные исследования obshchestvo [Social psychology and society], 2015. Vol. 6. no. 3. pp. 46—63. doi:10.17759/ sps.2015060304 .

16. Sobkin V.S., Smyslova M.M., Burelomova A.S. Idealy rossiiskogo podrostka: ot

lichnostnykh kharakteristik k kul’turnym obraztsam [The Russian Ideals of the adolescent:

from personal characteristics to cultural samples] Sotsiologiya obrazovaniya. Trudy po sotsiologii obrazovaniya. [Sociology of education. Proceedings of the sociology of education] T. XV. Vol. XXVI. M.: Institute of sociology of education RAO, 2011. pp. 7—25 .

17. Shestopal E.B. Obraz vlasti v Rossii: zhelaniya i real’nost’ (Politiko-psikhologicheskii analiz) [The authorities in Russia: desire and reality (Political-psychological analysis).] .

Polis. Politicheskie issledovaniya [Polis. Political research]. 1995. no. 4. pp. 86 .

18. El’konin D.B. K probleme periodizatsii psikhicheskogo razvitiya v detskom vozraste [To the problem of periodization of mental development in childhood]. Voprosy psikhologii [Questions of psychology]. 1971. no. 4. pp. 6—20 .

19. Erikson E. Identichnost’ yunost’ i krizis [Identity: youth and crisis]. Moscow: Flinta, 2006. 342 p .

20. Osgood C. E. The nature and measurement of meaning. Psychological Bulletin. 1952 .

V. 49. pp. 197—237. doi: 10.1037/h0055737

–  –  –

В статье представлены результаты исследований центрального компонента социального познания — модели психического в пожилом и старческом возрасте. Показано, что в пожилом (55–74 года) и старческом (75–90 лет) возрасте при нормальном старении происходят качественные изменения в аффективном (понимание, дифференциация эмоций) и когнитивном (понимание иронии и обмана) компонентах модели психического. Описано, что в позднем возрасте могут наблюдаться разные формы дефицита психического. К позднему возрасту снижается способность распознавать эмоции по лицам людей .

Труднее распознаются негативные эмоции (печаль, страх, злость), нежели нейтральные и положительные (радость). Показано, что в пожилом и старческом возрасте наблюдаются особенности в прагматической интерпретации событий, понимании обмана и иронии .

Ключевые слова: социальное познание, модель психического, дефицит модели психического, понимание эмоций, понимание иронии, понимание обмана, пожилой возраст, старческий возраст .

За последние несколько лет в иссле- состояния в разных областях изучения все довании модели психического (theory of больший интерес привлекает пожилой mind), способности понимать психические и старческий возраст. Так, в социальных

Для цитаты:

Мелёхин А.И, Сергиенко Е.А. Специфика социального познания в пожилом и старческом возрасте // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С. 60—77. doi:10.17759/sps.2015060405 * Мелёхин Алексей Игоревич — аспирант лаборатории психологии развития, Институт психологии Российской академии наук (ФГБУН ИП РАН), Москва, Россия, clinmelehin@yandex.ru ** Сергиенко Елена Алексеевна — доктор психологических наук, профессор, заведующая лабораторией психологии развития, Институт психологии Российской академии наук (ФГБУН ИП РАН), Москва, Россия, elenas13@mail.ru Экспериментальные исследования нейронауках (social neuroscience) уде- ем и качеством жизни [31]. У пожилых ляется большое внимание нейронным и людей может наблюдаться рост трудцеребральным механизмам способности ностей в социальном взаимодействии с пожилого человека понимать психиче- другими людьми (в понимании различские состояния другого человека, а так- ных психических состояний, мотивации, же делать вывод о его мыслях, планах и потребностей других людей). Рассоглапредположениях (модель психического, сование собственных представлений mindreading, mentalization). и представлений других людей может Проводятся исследования модели приводить к недопониманию, развитию психического при патологическом ста- конфликтов и нарушению социальнорении, в основе которой лежат церебро- го взаимодействия, что способствует васкулярные [12; 29] и нейродегенера- увеличению психосоциальных проблем тивные расстройства [7]. Например, у в позднем возрасте. Эти трудности мопожилых людей с различным профилем гут приводить к снижению социальной деменции: лобного типа [15], семантиче- активности, дистанцированию от круская деменция [10], болезнь Альцгейме- га значимых людей, усиливая чувство ра [15], а также болезнь Паркинсона [11]. одиночества, невостребованности, чем Есть исследования модели психиче- способствуют развитию соматических ского при нормальном старении, когда и аффективных расстройств (например, происходит закономерное ухудшение депрессии позднего возраста) с последусостояния двигательных, когнитивных ющим ухудшением состояния здоровья функций, снижение мобилизационных вплоть до инвалидизации [23] .

возможностей организма [4; 15; 21; 24]. Изменения в модели психического наПоявляются исследования эффектив- чинают наблюдаться с 50—60 лет и проности тренингов по развитию навыков должаются в течение всего пожилого понимания психических состояний че- возраста [30]. Механизмы, лежащие в ловека в позднем возрасте [21]. структуре изменения компонентов модеУсиление интереса к модели психи- ли психического (ТоМ — Theory of Mind) ческого при старении связано с тем, что в пожилом возрасте, противоречивы и геронтологи, основываясь на данных о недостаточно изучены. Проводятся исросте сердечно-сосудистых, нейродеге- следования влияния когнитивного дефинеративных заболеваний, а также рас- цита, наличия соматических заболеваний стройств депрессивно-тревожного спек- (например, гипертензии, сахарного диатра, уделяют внимание эмоциональному бета, перенесенного инсульта), гендерблагополучию (emotional well-being) и ных особенностей, уровня образования, удовлетворенности старости (aging уровня социально-экономического стаsatisfaction) в поздних возрастах (с 55 до туса, наличия психических расстройств 90 лет). Эмоциональное благополучие (например, депрессии) на функциониров позднем возрасте зависит от сомати- вание ТоМ в пожилом и старческом возческого и психического здоровья, соци- расте [15]. Отсутствуют исследования о ального взаимодействия и силы микро- связи эмоционально-личностных, хараксоциальной поддержки [16]. Существует терологических особенностей с понимадинамическая связь между процессом нием психических состояний другого честарения, социальным взаимодействи- ловека в позднем возрасте .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 Исследования ToM в пожилом воз- ционированием когнитивных процесрасте демонстрируют противоречивые сов и морфофункциональных структур, результаты. С одной стороны, исследо- и их изменение влияет на социальное вания показывают возрастное улучше- функционирование [12; 27]. Когда челоние понимания человеком психического век стареет, ему становится все труднее состояния другого [3], но вместе с тем дифференцировать психическое состояотмечается наличие дефицита компо- ние другого и видеть вещи с иной точки нентов модели психического в пожилом и зрения. В связи с этим отмечается налистарческом возрасте [26]. чие социально-когнитивного дефицита А. Абу-Акель [1] выделяет следующие (Social-Cognitive Deficits) в пожилом и типы дефицита модели психического: старческом возрасте [25] .

• отсутствие понимания психическо- Другие исследователи показали, что го состояния другого человека, предска- снижение когнитивных функций не явзание поведения на основе фактического ляется достаточным условием для дефисостояния, а не репрезентаций; цита ТоМ [12]. ТоМ связана с широким

• понимание психического состоя- кругом познавательных способностей на ния другого, но с аномальными атрибу- протяжении всей жизни. В пожилом возциями и распознаванием ментальных расте формируется экономичная, кристалсостояний; лизованная форма интеллекта, которая

• понимание психического состоя- позволяет лучше понимать психическое ния другого человека, но нарушение по- состояние других людей. Следует учитынимания собственного состояния. вать специфику общения в позднем возДо конца не ясно, зависит ли возраст- расте, а также наличие защитного когниное снижение модели психического от тивного резерва. Активный образ жизни, общих возрастных, когнитивных изме- опыт, образование, социальная поддержка нений или от конкретных психических могут влиять на функционирование мозфункций, например, от исполнительных га с помощью нейро- и ангиогенеза, т. е .

функций, слухоречевой и рабочей памя- содействовать нейронной пластичности .

ти, а также от скорости обработки инфор- При оценке влияния возраста на ТоМ стомации. Однако исследования показыва- ит учитывать активность и конкретные ют, что изменения в других когнитивных аспекты предлагаемых диагностических процессах не в полной мере объясняют задач ТоМ, чтобы точнее понять влияние возрастные изменения в ТоМ. Например, нормального старения на социальное поД.М. Бернстейн (D.M. Bernstein) показал, знание. Таким образом, хотя возрастные что возрастные различия в функциони- изменения и другие когнитивные способровании ТоМ остаются даже после учета ности, по-видимому, связаны со снижеизменений в исполнительных функциях, нием ToM, однако важно учитывать, что вербальной памяти, скорости обработки способность к пониманию психического информации и вербальных функциях [2]. состояния другого относится к когнитивНаблюдаются определенные тенденции но сложной способности в пожилом возпонимания функционирования ТоМ при расте [6]. Несмотря на то, что проводилось нормальном старении. множество исследований когнитивных и Так, одни исследователи считают, социальных предикторов модели психичто ТоМ строго детерминирована функ- ческого в пожилом и старческом возрасте, Экспериментальные исследования необходимо более детальное и широкое гностический центр № 2 Департамента изучение аффективного и когнитивного здравоохранения г. Москвы». Большую компонентов, внедрение новых методик часть респондентов составили женщины исследования при изучении понимания (90%), 40% респондентов имели высшее психических состояний других людей в образование, 52% были замужем/женапозднем возрасте. В связи с этим целью ис- ты. Работали 44% респондентов. Были следования является анализ влияния воз- сформированы три группы респонденраста, наличия и степени когнитивного тов: 55—60 лет (40 человек); 61—74 года дефицита, депрессии на точность оценки (117 человек) и 75—90 лет (36 человек) .

психических состояний в аффективной Все участники были обследованы на (распознавание, дифференциация эмо- наличие и степень когнитивного дефиций) и когнитивной (понимание иронии, цита с помощью краткой шкалы оценобмана) составляющей модели психиче- ки когнитивных функций (Mini Mental ского в пожилом и старческом возрасте. State Examination, сокр. MMSE). При В исследовании проверялась гипотеза о этом были обнаружены существенные том, что возраст, когнитивный и эмоци- различия между группами, однако эти ональный статус могут служить преди- различия показывали отсутствие когникторами эффективности аффективного и тивных нарушений. Наличие и степень когнитивного компонентов модели психи- депрессии у респондентов оценивалась с ческого в позднем возрасте. помощью гериатрической шкалы депрессии (Geriatric Depression Scale–30, сокр .

GDS-30). Были отмечены существенные Участники и методы исследования различия между группами респондентов, однако они лежали в границах умеВ исследовании приняли участие ренной степени субдепрессии. Среднее 193 респондента пожилого (55—74 года; значение — 12,4 балла (табл. 1) .

средний возраст 64,5 лет) и старческого Критериями исключения респонденлет; средний возраст 79,9 лет) тов из исследования являлись:

возраста, которые обследовались в Го- • выраженность когнитивного дефисударственном бюджетном учреждении цита 28 баллов по краткой шкале оценздравоохранения «Консультативно-диа- ки психического статуса (MMSE);

Таблица 1 Степень когнитивного дефицита, депрессии и значимость различий у респондентов пожилого и старческого возраста (по группам)

–  –  –

Примечание: р — уровень значимости .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

• выраженность депрессии с оцен- зы, шизофрения, эндогенные депреской 20 баллов по Гериатрической шка- сии и др.) .

ле депрессии (GDS-30); Социально-демографические и клисерьезные нарушения слуха (туго- нические характеристики респондентов ухость) и зрения (катаракта, возрастная пожилого и старческого возраста показамакулярная дегенерация); ны в табл. 2 .

• нейродегенеративные заболевания Методики исследования. Для оценки (болезнь Альцгеймера, Пика, Паркинсо- аффективного компонента модели псина и др.); хического использовались субтесты из

• неврологические заболевания (мета- Пенсильванской компьютеризированболические, токсические или лекарствен- ной стандартизированной нейропсихоные энцефалопатии, инсульт, эпилепсия, логической батареи (Penn Computerized инфекционные заболевания, демиелини- Neurocognitive Battery, сокр. СNB). Данзирующие заболевания ЦНС и др.); ная батарея направлена на оценку степеэндогенные психические расстрой- ни когнитивного дефицита у пациентов ства (инволюционные бредовые психо- с шизофренией [13]. Батарея состоит из

–  –  –

нейропсихологических субтестов (оценка Процедура исследования. Обследовавнимания, рабочей памяти, слухо-речевой ние проводится индивидуально. Респонпамяти, пространственной памяти, речи) дента просили посмотреть внимательно и субтестов оценки социального познания на предъявленные лица и определить их (память на лица, градиент эмоций, распоз- эмоциональное состояние, выбрав один навание, дифференциация эмоций). Для из предложенных вариантов. В рамках оценки способности распознавать эмоции исследования использовался бумажв зависимости от их экспрессий исполь- ный цветной вариант, каждая эмоция зовался разработанный Кристиной Кох- была распечатана на формате А4 — всего лер (C.G. Kohler) Пенсильванский тест 30 лиц людей. Эмоции радости выражараспознавания эмоций (Penn Emotion ли 4, печаль — 7, злость — 9, страх — 5 Recognition Test). В субтесте на распоз- и без эмоций — 5 лиц. Согласно ключу, навание эмоций [20] использовались 30— верному выбору эмоций присваивался 40 цветных фото лиц мужчин и женщин, 1 балл, не верному — 0 баллов, что попринадлежащих к разным возрастным зволяло выявить степень распознавания группам и национальностям (рис. 1). эмоций. Подсчитывалась сумма баллов В тесте лица людей выражают опреде- по 30 стимульным материалам. Максиленные эмоции: радость (happy), печаль мальный балл — 30 .

(sad), злость (angry), страх (fear) или не Для оценки дифференциации эмоций исвыражают эмоций вовсе (no emotion). пользовался Пенсильванский тест оценВсоответствии с предъявляемыми эмо- ки способности дифференциации эмоций циями различают лица с высокой и низ- (Penn Measured Emotion Differentiation кой интенсивностью экспрессии (рис. 2). Task), также разработанный Кристиной Рис. 1. Пример стимульного материала Пенсильванского теста распознавания экспрессии (C.G. Kohler) Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 Кохлер. Субтест состоит из 28 черно-белых Для оценки когнитивного компоненфотографий лиц мужчин и женщин, при- та модели психического использовался надлежащих к разным возрастным группам тест на оценку способности прагмаи национальностям. Лица людей выражают тической интерпретации событий эмоции радости (счастья) или печали (гру- (The Pragmatic Interpretation Short сти), что показано на рис. 2. Stories) разработанный Еленой Виннер Процедура исследования В распеча- [32]. Целью данного теста является оцентанном виде на формате А4 респонденту ка понимания иронии и обмана. Полный предъявляется два одинаковых лица (рис. тест включает в себя 16—22 нарратива 2). Всего с эмоциями радости — 14 лиц, (коротких рассказов), общий объем копечали — 14 лиц. От респондента требо- торых не более 250 слов. В них описывалось посмотреть на лица людей очень ваются ситуации, когда герой-свидетель внимательно и определить то выражение наблюдает проступок героя-нарушителица (левое, правое или оба лица), кото- ля. Все истории разделялись на два типа .

рое в большей степени отражает эмоцию • История обмана, в которой геройрадость или печаль). Cогласно ключу, нарушитель не понимает, что он был верному выбору выражения лица при- замечен героем-свидетелем. Ситуация сваивался 1 балл, не верному — 0 баллов, несправедливости возникает, когда начто позволяло выявить степень распоз- рушитель обманывает свидетеля, пытанавания эмоций. Подсчитывалась сумма ясь скрыть свой проступок .

баллов по 28-стимульным материалам. • История иронии, в которой геройМаксимальный балл — 28. нарушитель понимает, что он был заме

–  –  –

чен, и на вопрос героя-свидетеля отвеча- • понимание ситуации второго поет иронической репликой, чтобы скрыть рядка (например, как Вы думаете, что свой поступок. Ольга ответила ему?);

Нами сделаны перевод и адаптация • дополнительный вопрос второго пона русский язык теста оценки способ- рядка (например, думала ли Ольга, что ности прагматической интерпретации сказанное ей правда?);

событий. Сначала проводилась эксперт- • понимание ситуации ожидания ная оценка соответствия содержания (например, когда Ольга сказала своему отобранных 10 из 22 историй социаль- мужу, что успела сделать много дел по ному контексту, а также опыту пожи- работе, так как ее ничто не отвлекало, дулых респондентов. В исследовании уча- мала ли она, что тот поверит ей?);

ствовали 30 медицинских сотрудников • распознавание иронии или обмана ГБУЗ «Консультативно-диагностиче- (например, когда Ольга сказала, что она ский центр № 2 ДЗМ», 7 научных со- успела сделать много дел по работе, так трудников Института психологии РАН, как ее ничто не отвлекало, она хотела:

50 педагогов общеобразовательного и солгать, чтобы избежать разоблачения, дошкольного сектора ГБОУ «Школа или сострить, чтобы скрыть смущение?) .

№ 1349». Было отобрано 10 историй На вопросы, нужно было отвечать (8 — обмана и 2 — иронии). Все факторы «Да» или «Нет», «А» или «Б». Согласобман, ирония) в этих историях облада- но ключу, за правильный ответ ставился ют достаточно высокими показателями 1 балл, за неверный — 0 баллов. Макнадежности (коэффициент альфа Крон- симальный балл за один вопрос во всех баха от 0,638 до 0,755). историях — 10Э, в историях обмана — Респондентам в начале каждой исто- 8, в историях иронии — 2 балла. Макрии требовалось оценить степень про- симальный балл за выполнение одной ступка героя по фрагменту ситуации истории — 6. Все истории — 60 баллов .

(например, крадет деньги из кассы на ра- За истории иронии — 12 баллов и за боте) по шкале от 1 до 7 баллов, где 1 — истории обмана — 48 баллов .

не серьезный проступок, 4 — проступок Обработка данных. Статистическая средней тяжести, а 7 — крайне серьезный обработка данных проводилась при попроступок. Максимальный балл по сте- мощи пакета SPSS, версия 21. Анализипени проступка в историях обмана — 56, ровалась связь возраста, наличия и стев историях иронии — 14. Затем респон- пени когнитивного дефицита по MMSE, дентам зачитывалась история. По ходу депрессии по GDS-30 на точность распрослушивания истории их просили от- познавания, дифференциации эмоций, ветить на шесть вопросов о действиях ге- понимание иронии и обмана с помощью роя-нарушителя. U-критерия Манна—Уитни. ВзаимосвяВопросы были направлена на: зи для каждого из факторов и их взаимодействий рассчитывались с помощью

• понимание фактического вопроса (например, Ольга работала допоздна в ранговой корреляции Спирмена с двустотот вечер?); ронним критерием значимости. Взаимосвязь возраста, типа истории (обман,

• понимание ситуации первого порядка (например, понял ли Дмитрий, что ирония) и типа вопросов (фактический, Ольга была на свидании, а не на работе?); вопрос первого и второго порядка, предСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

(например, активации миндалины), ко- формации [18; 23]. Показатели по шкале торые влияют на скорость обработки ин- оценки психического статуса (MMSE) формации [18]. в пожилом и старческом возрасте свяВ табл. 4 приведены результаты Пен- заны с распознаванием эмоций злости сильванского теста оценки способности (r=0,311, при р0,05) и страха (r=0,358, дифференциации эмоций у респонден- при р0,05): чем лучше состояние когтов пожилого и старческого возраста (по нитивного статуса у людей в позднем группам). возрасте, тем надежнее они распознают Данные табл. 4 свидетельствуют о эмоции злости и страха. В более позднем том, что пожилым респондентам труд- возрасте (75—90 лет) наблюдается связь но дифференцировать эмоции радости показателей когнитивного статуса с оби печали. Восприятие эмоции печали щим показателем распознавания эмоций вызывает затруднения в пожилом и (r=0,242, при р0,05). Чем выше когнистарческом возрасте, это подтвержда- тивный статус в пожилом и старческом ют данные исследований М. Кейтли возрасте, тем лучше дифференциация [17] и З. Ванга [30]. Дифференциация эмоций радости и гнева, что подтверждаэмоции радости в пожилом возрасте ется исследованием М. Найта [19]. Нелет) выполняется лучше, чем которые исследования показывают, что эмоции печали. Пожилые респонденты изменения памяти, снижение скорости способны дифференцировать эмоцио- обработки информации наблюдаются нальную экспрессию (положительную в период старения. Происходят замети отрицательную), однако для распозна- ные морфофункциональные изменения вания требуется больше времени реак- в отделах мозга, наиболее связанных с ции, ингибирования, что подтверждают ТоМ: медиальной префронтальной коре, результаты исследования Т. Руффмана. височной доле и зоне перекрытия. Есть В более позднем возрасте (75—90 лет) также значимые корреляции между афтрудно дифференцировать эмоции ра- фективным и когнитивным компонентадости и печали. Это может объясняться ми TоМ и нарушениями белого вещества проблемами со зрением, снижением об- головного мозга при старении. Однако щих когнитивных процессов, таких как помимо этих изменений стоит учитывосприятие и скорость обработки ин- вать эффект пластичности, или резерва, Таблица 4 Степень дифференциации эмоций в пожилом и старческом возрасте

–  –  –

Степень дифферен- 0,44/0,46 0,749 0,44/0,41 0,753 0,46/0,41 0,659 циации эмоций Примечание: р — уровень значимости .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 головного мозга, который предполагает, нимают вопросы и распознают обман и что высокий уровень интеллекта, учеб- иронию. Также анализ показал значино-профессиональные навыки, актив- тельный эффект типа вопросов (F(4,72) ный образ жизни могут замедлять нега- 18,04; р0,0001); ответы на одни вотивные последствия старения [28]. просы лучше, чем на другие у респонВ старческом возрасте (75—90 лет) дентов пожилого и старческого возраспоказатели гериатрической шкалы де- та. Выявлено значимое двустороннее прессии (GDS-30) связаны с распозна- взаимодействие с типами вопросов ванием нейтральных эмоций. Пожилые (F(4,68) 2,54; р0,05) и типом истории люди с депрессий не воспринимают не- (F(5,72) 6,19; р0,0001). Наблюдаются которые части изображений, они кажут- три линии значимых взаимодействий ся им тусклыми, лишенными красок, хронологического возраста группы с либо вовсе отсутствующими [9]. У них типом историй (нарративов) и типом снижено понимание социальных усло- вопросов в этих историях (F(4,18) 3,52;

вий и наблюдаются трудности интер- р 0,01). Для изучения трехстороннего претации межличностной информации взаимодействия была проанализироэмоций и их выражения). вана средняя точность понимания отдельно для каждого типа вопросов, при Когнитивный компонент модели этом использовалась схема 3 2 дисперпсихического в пожилом и старческом возрасте. Обнаружена значитель- сионного анализа между фактором возная связь хронологического возраста раста группы (55—60 лет; 61—74 года;

(F(1,23) 7,12; p0,05) с выполнением 75—90 лет) и типом истории (обман, теста оценки способности прагматиче- ирония). Анализ показал, что для всех ской интерпретации событий. Пожилые типов вопросов существуют различия респонденты (55—60 лет) более точно, между группами респондентов пожилочем другие группы респондентов, по- го и старческого возраста (рис. 3) .

–  –  –

При ответе на фактический вопрос не старческого возраста (75—90 лет) допубыло обнаружено трудностей, отмеча- скали больше ошибок в данном вопросе .

лась высокая степень понимания данно- Существуют статистически значимые го вопроса в историях обмана и историях различия между точностью понимания иронии во всех группах респондентов вопроса первого порядка в историях (табл. 5, 6). Полученные данные указы- обмана (р0,006) и историях иронии вают на то, что все участники исследо- (р0,006) в пожилом и старческом возвания показали высокий уровень кон- расте. Проведенный анализ связи типа центрации внимания и понимания, пока истории, возраста группы с точностью слушали рассказ (нарратив). Понимание ответа на вопрос первого порядка покавопроса первого порядка. Ошибки в этом зал, что в историях иронии респонденты вопросе будут влиять на интерпретацию (74—90 лет) допускали больше ошибок типа истории (обман или ирония). 92% (F(3,12) 4,42; p 0,05) .

респондентов пожилого возраста (55— Понимание вопросов второго порядгода) и 89% старческого возраста от- ка. Верное понимание вопроса второго ветили верно на вопрос первого порядка, порядка, по Е. Виннер, оценивалось в который позволяет построить простое зависимости от того, как респонденты представление о психическом состоянии отвечали по одному из следующих вадругого человека. Дисперсионный ана- риантов: 1) они правильно ответили на лиз обнаружил эффект возраста груп- вопрос второго порядка, а на последупы (F(1,32) 6,43; p0,05), респонденты ющий вопрос заявили, что герой-наруТаблица 5 Точность распознавания обмана в тесте оценки способности прагматической интерпретации событий в позднем возрасте и значимость групповых различий

–  –  –

7,8±0,32/ 0,719 7,8±0,32/ 0,138 7,6±0,9/ Общий показатель по- 0,079 7,6±0,9 6,6±0,86 6,6±0,86 нимания иронии Примечание: р — уровень значимости .

шитель думал, что сказанное им правда; ность респондента учитывать ожидания

2) они неправильно ответили на вопрос героя-нарушителя о сказанном. На рис. 3 второго порядка, но потом верно ответи- показано, что у респондентов пожилого и ли, что герой-нарушитель не думал, что старческого возраста этот вопрос вызысказанное им правда [32]. Когда оценка вал трудности. Дисперсионный анализ происходила таким образом, результа- показал влияние эффекта возраста групты показали, что респонденты пожи- пы на способность понимать ожидания лого возраста (55—74 года) были более от совершенного действия (F(4,58) 2,17;

точными, чем респонденты старческого р 0,05). Участники пожилого возраста возраста (75—90 лет). Дисперсионный (55—74 года) совершали 30% ошибок, а анализ обнаружил влияние эффекта воз- старческого возраста (75—90 лет) — до раста группы на точность понимания 50%. Эти ошибки равномерно распредевопросов второго порядка (F(1,36) 7,48; лены по разным историям .

р0,01). Наблюдался эффект взаимодей- Интерпретация. В конце рассказа рествия типа истории (ирония, обман) с спондентов спрашивали о том, как они точностью понимания вопросов второго поняли, говорил ли герой-правонарушипорядка (F(2,19) 3,34; р 0,05). Респон- тель неправду или сделал иронический денты пожилого и старческого возраста комментарий; 65% пожилых респонденсовершали больше ошибок в историях тов (55—74 года) ответили более точно, иронии, чем обмана. чем 40% респондентов старческого возПонимание вопроса ожидания. Напом- раста (75—90 лет), что отражено на рис. 4 .

ним, что этот вопрос оценивает способ- Дисперсионный анализ показал значиЭкспериментальные исследования мый эффект возраста группы (F(2,11) призму опыта, чтобы построить соответр0,05); респонденты старческого ствующую прагматическую интерпретавозраста допускают больше ошибок при цию проступка героя-нарушителя .

интерпретационном вопросе. Анализ об- В пожилом (55—74 года) и старченаружил эффект типа рассказа (обман, ском (75—90 лет) возрасте обнаружена ирония) F(1,23)17,04; р0,0001, а также связь между показателями психического значимое взаимодействие возраста груп- статуса (MMSE) и пониманием фактипы и типа истории (F(1,37) 8,72; р0,01). ческого вопроса (r=0,259, при р0,05), Использование апостериорного крите- вопроса второго порядка (r=0,362, при рия Тьюки парных сравнений показало, р0,05), интерпретации (r=0,219, при что респонденты пожилого и старческо- р0,05). В старческом возрасте (75— го возраста лучше распознают обман, 90 лет) существует связь показателей чем иронию. MMSE c пониманием вопроса ожидания Респонденты старческого возраста (r=0,5, при 0,05). Исследования Л. Молет) в значительно меньшей сте- нетты показали, что понимание вопроса пени могут распознавать обман и иро- второго порядка требует значительных нию, что отражено на рис. 4. Дополни- ресурсов исполнительных функций [5] .

тельный анализ показал, что существует К тому же с возрастом происходят изсвязь между пониманием вопроса второ- менения фронто-стриальной системы, го порядка и интерпретацией (r=0,412, которая вносит свой вклад в способпри р0,05). Этот факт позволяет пред- ность прагматически интерпретировать положить, что все участники исследо- события, понимать иронию и обман .

вания использовали свое понимание Трудности понимания иронии в позднем репрезентаций второго порядка через возрасте можно объяснить с помощью

–  –  –

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

1. Abu-Akel A. The neurochemical hypothesis of theory of mind // Med Hypotheses .

2003. Vol. 60. № 3. Р. 382—286. doi: http://dx.doi.org/10.1016/S0306-9877(02)00406-1

2. Bernstein D.M. Theory of mind through the ages: older and middle-aged adults exhibit more errors than do younger adults on a continuous false belief task // Exp Aging Res .

2011. Vol. 37. № 5. Р. 481—502. doi: 10.1080/0361073X.2011.619466

3. Castelli I., Pini A. Mapping levels of theory of mind in Alzheimer’s disease: A preliminary study // Aging and Mental Health. 2011. Vol. 15. Р. 157—168. doi: 10.1080/13607863.2010.513038

4. Cavallini E., Lecce S. Beyond false belief: theory of mind in young, young-old, and old-old adults // Int J Aging Hum Dev. 2013. Vol. 76. № 3. Р. 181—198. doi: 10.2190/ AG.76.3.a Экспериментальные исследования

5. Champagne-Lavau M., Joanette Y. Pragmatics, theory of mind and executive functions after a right-hemisphere lesion: Different patterns of deficits // Journal of Neurolinguistics .

2009. Vol. 22. Р. 413—426. doi:10.1016/j.jneuroling.2009.02.002

6. Charlton R.A., Barrick T.R. Theory of mind associations with other cognitive functions

and brain imaging in normal aging // Psychol Aging. 2009. Vol. 24.№ 2. Р. 338—348. doi:

10.1037/a0015225

7. Choong C., Doody G. Can theory of mind deficits be measured reliably in people with mild and moderate Alzheimer’s dementia? // BMC Psychology. 2013. Vol. 28. № 1 .

Р. 1—9. doi:10.1186/2050-7283-1-28

8. Calder A.J., Keane J. Facial expression recognition across the adult life span // Neuropsychologia. 2003. Vol. 41. Р. 195—202. doi: 10.1016/S0028-3932(02)00149-5

9. Demiralp E., Thompson R.J. Feeling Blue or Turquoise? Emotional Differentiation in Major Depressive Disorder // Psychological Science. 2012. Vol. 23. № 11. Р. 1410—1416 .

doi: 10.1177/0956797612444903

10. Duval C., Bejanin A. Theory of mind impairments in patients with semantic dementia // Brain. 2012. Vol. 135. Р. 228—241. doi: 10.1093/brain/awr309

11. Eddy C.M., Beck S.R. Theory of mind deficits in Parkinson’s disease: a product of executive dysfunction? // Neuropsychology. 2013. Vol. 27. № 1. Р. 37—47. doi: 10.1037/a0031302

12. Fischer A.L., Bernstein D.M. Vascular health modifies theory of mind performance in older adults // Gerontol B Psychol Sci Soc Sci. 2014. Vol. 69. № 2. Р. 219—227 .

doi:10.1093/geronb/gbs120

13. Gur R.C. A cognitive neuroscience based computerized battery for efficient measurement of individual differences: Standardization and initial construct validation // J Neurosci Methods. 2010. Vol. 187. № 2. Р. 254—262. doi:10.1016/j.jneumeth.2009.11.017

14. Henry J.D., Ruffman L.H. A meta-analytic review of age differences in theory of mind // Psychol Aging. 2013. Vol. 28. № 3. Р. 826—839. doi: 10.1037/a0030677

15. Henry J.D., Phillips L.H. A meta-analytic review of theory of mind difficulties in behavioural-variant frontotemporal dementia // Neuropsychologia. 2014. Vol. 56. Р. 53—

62. doi: 10.1016/j.neuropsychologia

16. Jeste D.V. Successful cognitive and emotional aging // World Psychiatry. 2010. № 9 .

Р. 78—84. doi: 10.1002/j.2051-5545.2010.tb00277

17. Keightley M.L., Winocur G. Age effects on social cognition: faces tell a different story // Psychol Aging. 2006. Vol. 21. № 3. Р. 558—572. doi: 10.1037/0882-7974.21.3.558

18. Kemp J., Desprеs O. Theory of Mind in normal ageing and neurodegenerative pathologies // Ageing Res Rev. 2012. Vol. 11. № 2. Р. 199—219. doi: 10.1016/j.arr.2011.12.001

19. Knight M. Aging and Goal-Directed Emotional Attention: Distraction Reverses Emotional Biases& // Emotion. 2007. Vol. 7. №. 4. Р. 705—714. doi.10.1037/1528Кohler C.G., Barrett F.S. Association between facial emotion recognition and odor identification in schizophrenia // Neuropsychiatry Clin Neurosci. 2007. Vol. 19. № 2 .

Р. 128—31 .

21. Lecce S., Bottiroli. S. Training older adults on Theory of Mind (ToM): transfer on metamemory // Arch Gerontol Geriatr. 2015. Vol. 60. № 1. Р. 217—226. doi: 10.1016/j .

archger.2014.10.001 Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

22. MacPherson S.E., Phillips L.H. Age, executive function, and social decision making:

A dorsolateral prefrontal theory of cognitive aging // Psychology and Aging. 2002 .

Vol. 17. Р. 598—609. doi: 10.1037//0882-7974.17.4.598

23. Mahy E.V., Vetter N. The influence of inhibitory processes on affective theory of mind in young and old adults Caitlin // Aging, Neuropsychology, and Cognition. 2014 Vol. 21 .

№ 2. Р. 129—145. doi: 10.1080/13825585.2013.789096

24. Maylor E.A., Moulson J.M. Does performance on theory of mind tasks decline in old age? // Br J Psychol. 2002. Vol. 93. Р. 465—485. doi: 10.1348/000712602761381358

25. Moran J.M., Jolly E. Social-cognitive deficits in normal aging // J Neurosci. 2012 .

Vol. 32. № 16. Р. 5553—5561. doi: 10.1523/JNEUROSCI.5511-11.2012

26. Moran J.M. Lifespan development: the effects of typical aging on theory of mind // Behav Brain Res. 2013. Vol. 15. Р. 237—240. doi: 10.1016/j.bbr.2012.09.020

27. Poletti M., Enrici I. Cognitive and affective Theory of Mind in neurodegenerative diseases: Neuropsychological, neuroanatomical and neurochemical levels // Neuroscience and Biobehavioral Reviews. 2012. Vol. 36. Р. 2147—2164. doi: 10.1016/j .

neubiorev.2012.07.004

28. Ruffman T., Henry J.D. A meta-analytic review of emotion recognition and aging:

Implications for neuropsychological models of aging. // Neuroscience and Biobehavioral Reviews. 2008. Vol. 32. Р. 863—881. doi: 10.1016/j.neubiorev.2008.01.001

29. Yu Rwei-Ling, Wu Ruey-Meei. Social brain dysfunctions in patients with Parkinson’s disease: a review of theory of mind studies // Translational Neurodegeneration. 2013. Vol .

2. № 7. Р. 1—6. doi:10.1186/2047-9158-2-7

30. Wang Z., Su Y. Age-related differences in the performance of theory of mind in older adults: a dissociation of cognitive and affective components // Psychol Aging. 2013. Vol .

28. № 1. Р. 284-291. doi: 10.1037/a0030876

31. Weiss D. Plasticity: Attitudes and Social Cognition [Электронный ресурс]. URL:

http://aging.columbia.edu/plasticity-attitudes-and-social-cognition-0 (дата обращения: 20.07.2015) .

32. Winner E., Brownell H. Distinguishing lies from jokes: Theory of mind deficit and discourse interpretation in right hemisphere brain damage patients // Brain and Language .

1998. Vol. 62. Р. 89—106. doi:10.1006/brln.1997.1889

–  –  –

The paper presents outcomes of researches on the central component of social cognition — theory of mind in late adulthood. The outcomes show that, in normal aging, in advanced adulthood (55—74 years) as well as in old age (75—90 years) there are several qualitative changes in the affective (understanding and differentiation of emotions) and cognitive (understanding irony and deceit) components of theory of mind. Also, at these ages individuals may develop various forms of theory of mind deficits. They may encounter difficulties with reading facial expressions and recognizing other people’s emotions. It becomes harder for them to recognize negative emotions (such as sorrow, fear, anger) than positive ones (joy). The paper describes features of pragmatic interpretation of events and understanding of deceit and irony in late adulthood .

Keywords: social cognition, theory of mind, theory of mind deficit, understanding emotions, understanding irony, understanding deceit, late adulthood .

For citation:

Melehin A.I., Sergienko E.A. Features of Social Cognition in Late Adulthood. Sotsial’naia psikhologiia i obshchestvo = Social Psychology and Society, 2015. Vol 6, no. 4, pp. 60—77.(In Russ., аbstr. in Engl.). doi:10.17759/ sps.2015060405

–  –  –

В статье обсуждается проблема восприятия возраста (своего и другого человека), которая рассматривается как частный случай социальной перцепции .

Целью проведенного исследования является анализ компонентов внешнего облика другого человека в структуре восприятия визуальных презентаций возраста. В основу исследования легла специально сконструированная методика «Идентификация возраста личности с использованием фотовизуализации»

(Т.А. Шкурко, Е.Г. Николаева). Эмпирическим объектом исследования выступили: в качестве «моделей» (объектов восприятия) — 20 человек (10 мужчин, 10 женщин в возрасте от 18 до 58 лет); в качестве субъектов восприятия — 60 человек (47 женщин, 13 мужчин в возрасте от 18 до 77 лет). В работе показано, что центральное место в структуре восприятия визуальных презентаций возраста занимают устойчивые, среднеустойчивые и динамические компоненты внешнего облика, среди которых доминирующее положение принадлежит устойчивым параметрам внешнего облика. Лицо, как средоточие устойчивых, среднеустойчивых и динамических компонентов внешнего облика, выступает наиболее значимым элементом внешнего облика при восприятии возраста другого человека .

Ключевые слова: возраст, восприятие возраста, воспринимаемый возраст, внешний облик, социальная перцепция, структура восприятия возраста .

Для цитаты:

Шкурко Т.А., Николаева Е.Г. Компоненты внешнего облика в структуре восприятия визуальных презентаций возраста // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С. 78—90. doi:10.17759/ sps.2015060406 * Шкурко Татьяна Алексеевна — кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии, Академия психологии и педагогики, Южный Федеральный университет, г. Ростов-на-Дону, Россия, shkurko@sfedu.ru ** Николаева Екатерина Геннадьевна — бакалавр психологии, директор, ООО «ДонМатрас», Ростов-на-Дону, Россия, katy_nikolaeva@mail.ru Экспериментальные исследования екта и субъекта восприятия [19; 20; 24];

Введение принадлежность их к одной возрастной В последние десятилетия исследова- группе, и, в более широком контексте, телями фиксируется значительный инте- принадлежность их к одной социальной рес общества и науки к проблемам омоло- группе [19; 21]; наличие специальных жения внешнего облика [1—3; 5; 7, 8; 10]. обучающих программ, включающих в В современных социально-экономиче- себя технологию обратной связи [22];

ских, социокультурных условиях наблю- выражение лица объекта восприятия дается все более углубляющийся разрыв [24]. В исследованиях было обнаружемежду хронологическим, биологическим, но, что: 1) способность к оценке возраспсихологическим и лицевым возрастом, та другого человека снижается в связи с что приводит к появлению у современно- возрастом субъекта восприятия; 2) молого человека переживаний и комплексов дые и пожилые определяют возраст члев условиях общения с другими людьми. нов своих групп более точно, чем возраст Также возраст становится одним из ве- представителей других групп; 3) эксдущих факторов дискриминации (эйд- перты женского пола в определении возжизм), что ставит перед исследователями раста светлокожих женщин демонстрипроблемы изучения социально-психоло- руют большую точность, чем мужчины;

гических факторов, критериев, структу- 4) оценка возраста пожилого человека, в ры восприятия возраста. целом, является более сложной задачей, В настоящее время в психологии, ге- чем оценка молодого; 5) возраст лиц с ронтологии, медицине имеется значи- нейтральным выражением определяется тельный интерес к данной тематике. Все наиболее точно, возраст лиц со счастлиработы можно разделить на два основ- вым выражением занижается .

ных направления: Проанализированы наиболее важные

1) изучение оценки возраста («age с точки зрения восприятия возраста комestimation») [19; 21; 22; 24], в рамках ко- поненты лица (область глаз, губ, одноторого исследуются оценка возраста родность цвета кожи) [20]. Также в ряде по лицу, параметры, факторы точности работ доказано [18; 23], что восприниоценки, разрабатываются программы тре- маемый возраст (результат социального нингов точности оценки возраста и т. п.; восприятия одного человека другим) явизучение восприятия возраста не- ляется маркером психофизиологических знакомого человека другими людьми и биологических характеристик человеperceived age») [18; 20; 23] — анализиру- ка (показателей физического и когниются отдельные компоненты внешнего об- тивного функционирования, длины телика, участвующие в процессе восприятия ломер лейкоцитов, риска смерти и т. п.) .

возраста другого, изучается их «вклад» в Несмотря на очевидную научную аквосприятие возраста другого, проводится туальность и существенное прикладное поиск психофизиологических коррелятов значение данной проблематики, в отечевоспринимаемого возраста. ственной социальной психологии еще неНа сегодняшний день обозначена достаточно работ, посвященных данной группа факторов, влияющих на точность тематике. Исследователи в большей стеоценки и специфику восприятия возрас- пени ориентированы на изучение оценок та другого человека: пол, возраст объ- своего возраста субъектом восприятия Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 (психологического возраста) [14; 15], ношений между субъектом и объектом рассматривают различные личностные восприятия, социальная ситуация взапеременные, влияющие на соотношение имодействия. Также в известной работе хронологического и психологическо- А.А. Бодалева [4] показано, что возраст го возраста. В работах В.А. Лабунской другого представлен воспринимающему [5—8] и ее учеников Е.В. Белугиной [3], его субъекту в различных компонентах Д.В. Погонцевой [12], Я.Б. Наровской [8; внешнего облика: в физическом внешубедительно показаны роль и место нем облике; в выразительном поведении отношения к своему внешнему облику (А.А. Бодалев говорит о «старческой»

(в том числе оценки его соответствия походке); во внешнем оформлении обвозрасту) в системе отношений лично- лика, который, по словам А.А. Бодалева, сти, в удовлетворенности жизнью на раз- «… служит дополнительным признаком личных этапах жизненного пути, в вы- возраста» [4, с. 28]. При этом на сегодборе практик преобразования внешнего няшний день нет данных о соотношении облика. В работах Н.Л. Белопольской [1; различных компонентов внешнего облиЕ.М. Шафировой [1; 2], В.В. Висса- ка при восприятии возраста другого черионовой [2], В.А. Виссарионова [1], по- ловека, о «вкладе» каждого из компоненсвященных определению хронологиче- тов в восприятие возраста другого, что ского возраста по лицу человека, особое и стало основной целью проведенного внимание уделяется лицевому возрасту нами исследования. Методологическичеловека, выделены параметры «немо- ми и теоретическими предпосылками лодого» лица, типы старения в соответ- работы явились представления о восствии с визуально воспринимаемыми приятии человека человеком (А.А. Бопризнаками, проведена оценка лицевого далев [4; 13], В.Н. Панферов [11], возраста женщин после проведения омо- В.А. Лабунская [5—8]); представления о лаживающих операций. внешнем облике человека, его структуре В целом, если рассматривать вос- и социально-психологических функциях приятие возраста (своего и другого че- (В.А. Лабунская [5—8]); представление о ловека) как частный случай социальной возрасте как совокупности психологиперцепции, то можно утверждать, что в ческого, биологического, хронологичеотечественной социальной психологии, ского, социального и лицевого возрастов в школе А.А. Бодалева [4; 13], накоплен (А.В. Микляева [9], Е.В. Белугина [3], огромный объем теоретико-эмпириче- Н.Л. Белопольская, В.В. Виссарионова, ских исследований, раскрыты социаль- Е.М. Шафирова [2]) .

но-психологические закономерности Целью работы явился анализ комвосприятия человека человеком, кото- понентов внешнего облика другого рые распространяются и на восприятие человека в структуре восприятия вивозраста другого человека. В психологии зуальных презентаций возраста. В качесоциального познания, в частности, по- стве гипотезы исследования выступило казано, что в качестве главных факторов предположение о том, что компоненты восприятия другого выступают психоло- внешнего облика неравномерно предгические и социально-психологические ставлены в структуре восприятия визухарактеристики субъекта восприятия, альных презентаций возраста другого объекта восприятия, особенности от- человека .

Экспериментальные исследования и 13 мужчин в возрасте от 18 до 77 лет .

Методы исследования Каждый из них оценивал возраст человеВ качестве основной методики иссле- ка, представленного на 40 фотографиях .

дования выступила специально сконстру- В результате проведенной работы ированная методика «Идентификация нами было получено 3268 высказывавозраста личности с использованием фо- ний (единичных реплик, законченных товизуализации» (Т.А. Шкурко, Е.Г. Ни- по смыслу), к которым был применен колаева). Были сфотографированы люди контент-анализ. При разработке единиц различных возрастов, профессий и ти- контент-анализа мы опирались на предпажей (профессиональная фотосъемка, ставления о структуре внешнего облика с правильно подобранным светом, еди- человека, предложенные В.А. Лабуннообразным фоном, но без применения ской: «…внешний облик рассматриваеттехнологий «фотошоп»). Моделей не ся как сложное образование, состоящее просили принять какие-либо позы или из ряда компонентов, отличающихся выражения лица, от них требовалось их степенью изменчивости под влиянием обычное повседневное поведение. Далее естественных и искусственных фактоиз всего массива фотографий были вы- ров: 1) устойчивый компонент внешбраны 40 фотографий, которые отвечали него облика (индивидно-конституциследующим требованиям: по две женские ональные характеристики человека);

и мужские портретные и ростовых фото- 2) среднеустойчивый (оформление графии из каждого десятилетия, начиная внешности: прическа, косметика, украс 1950 г. рождения и заканчивая 1999 шения, одежда) и динамический комт. е. на одно десятилетие приходится понент (экспрессивное, невербальное 4 человека и 8 фото). Фотографии были поведение, сопряженное с состояниями помещены в альбом таким образом, что- и отношениями личности), взаимодейбы испытуемый мог видеть только одно ствие между которыми образует профото, и не переходил к следующему, не странственно — временную целостность оценив предыдущего, при этом сначала (внешность человека), которая, в первую показывалась карточка с ростовым изо- очередь, презентирует гендерно-возрастбражением человека, затем с портрет- ную и статусно-ролевую идентичность ным. Порядок фотографий был опреде- личности и ее отношения с миром» [5] .

лен так, чтобы чередовались мужские и В качестве единиц контент-аналиженские образы, при этом рожденные в за выступили следующие 32 категории:

одном десятилетии люди повторялись внешний облик в целом (ВО), оценоччерез четыре на пятую картинку. К дан- ные бессодержательные высказывания ной процедуре прилагалась специально (ОБ), профессионально-ролевые стеразработанная анкета, которая содержа- реотипы (ПРС), гендерно-возрастные ла, помимо сведений о субъекте воспри- стереотипы (ГВС), этнокультурные стеятия, следующие вопросы относительно реотипы (ЭКС), шея (УШ), руки (УР), каждой из 40 фотографий: 1) «Сколько фигура (УФ), ноги (УН), лицо в целом лет человеку на данном фото?»; 2) «Что в (УЛ), губы (УГГ), морщины (УМ), лыэтом человеке позволяет Вам сделать этот сина (УЛЛ), пигментация (УП), кожа вывод?». В качестве субъектов воспри- лица (УК), брови (УБ), щеки, подбороятия выступили 60 человек: 47 женщин док (УЩ), прыщи (УПП), грудь (УГ), Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 полнота (УЖ), худоба (УХ), прическа этно-культурным (ЭКС); профессиоСП), одежда и обувь (СО), борода и усы нально-ролевым (ПРС)) .

(СБ), украшения (СУ), макияж (СМ), очки (СОО), поза (ДП), взгляд (ДВ), Результаты исследования осанка (ДО), улыбка (ДУ), выражение лица (ДВВ) .

Значительная часть вышеназванных В соответствии с классической прокатегорий представляет собой едини- цедурой проведения контент-анализа, цы контент-анализа первого уровня, нами была подсчитана абсолютная и откоторые затем группировались в более носительная частота встречаемости выобщие блоки (единицы контент-анали- деленных категорий в общем количестве за второго и третьего уровней). Напри- высказываний. Проведенный анализ помер, устойчивые компоненты внешнего зволил обозначить место компонентов облика (У — единица контент-анализа внешнего облика (долю устойчивых (У), третьего уровня) состоят из лица (УЛ), среднеустойчивых (С) и динамических шеи (УШ), рук (УР), фигуры (УФ), ног (Д) параметров) в структуре восприятия (УН), которые, в свою очередь, груп- визуальных презентаций возраста другопируются из единиц контент-анализа го человека. Результаты анализа привепервого уровня. Так, восприятие лица дены в табл. 1 .

как источника информации о возрасте Как видно из табл. 1, при восприятии другого состоит из восприятия элемен- возраста другого человека субъекты востов лица, которые в нашем исследовании приятия опираются, в первую очередь, представлены единицами контент-ана- на устойчивые параметры внешнего лиза первого уровня: губы (УГГ), мор- облика (высказывания типа: «дряблая щины (УМ), лысина (УЛЛ), пигмен- шея», «молодые кисти рук», «поношентация (УП), оценка лица в целом, без ное лицо», «глубокие морщины в области выделения каких либо частных призна- глаз» и т. п.). Среднеустойчивые параках (УЛ), кожа лица (УК), брови (УБ), метры внешнего облика упоминались щеки, подбородок (УЩ), прыщи (УПП). в два раза реже (высказывания типа:

Итак, 32 единицы контент-анализа «отсутствие седины», «стрижка, хабыли сгруппированы в более общие бло- рактерная для взрослых людей», «не соки (единицы контент-анализа третьего временная одежда», «еще не бреется», уровня), а именно: 1) устойчивые ком- «детские побрякушки», «возрастной мапоненты внешнего облика (У); 2) сред- кияж» и т. п.), динамические компоненнеустойчивые компоненты внешнего ты внешнего облика составили десятую облика (С); 3) динамические компонен- часть всех высказываний относительно ты внешнего облика (Д); 4) оценочные возраста воспринимаемых «моделей»

бессодержательные суждения (ОБ); (высказывания типа: «глубокий взрослый

5) внешний облик в целом (ВО) (оцен- взгляд», «нет молодецкой осанки», «молока возраста с опорой на внешний облик, дая улыбка», «забитое выражение лица»

не дифференцированный по каким-либо и т. п.). Внешний облик в целом, без уточкритериям); 6) восприятие возраста че- нения конкретных характеристик, яврез соответствие внешнего облика сте- лялся отправной точкой для восприятия реотипам (гендерно-возрастным (ГВС), возраста в 14,08% всех случаев, оценочЭкспериментальные исследования

–  –  –

У 1358 41,55 % С 576 17,63 % Д 340 10,4 % ВО 460 14,08% ОБ 278 8,51 % ГВС 196 6% ПРС 33 1,01 % ЭКС 27 0,83 %

–  –  –

Примечание: У — устойчивые компоненты внешнего облика; С — среднеустойчивые; Д — динамические; ВО — внешний облик в целом; ОБ — оценочные бессодержательные высказывания; ПРС — восприятие возраста через соответствие внешнего облика профессиональноролевым стереотипам; ГВС — гендерно-возрастным стереотипам; ЭКС — этнокультурным стереотипам .

ные бессодержательные высказывания структуре восприятия визуальных пресоставляют почти десятую часть всех от- зентаций возраста занимают устойчиветов респондентов. На периферии вос- вые, среднеустойчивые и динамические приятия возраста другого человека нахо- компоненты внешнего облика, среди дится фиксация субъектом восприятия которых доминирующее положение соответствия/несоответствия внешнего принадлежит устойчивым параметрам облика объекта восприятия гендерно- внешнего облика (41,55%) .

возрастным («баба ягодка опять», «вы- Нами был проделан более детальный анализ устойчивого компонента внешглядит, как подросток», «поджарый мунего облика в структуре восприятия жичок», «похожа на бабушку», «тетка», «тинэйджер»), этнокультурным («ков- визуальных презентаций возраста. В качестве параметров данного компонента бой среднего возраста», «похожая на цывнешнего облика в нашем исследоваганку бабуля», «северянин», «татарка») и профессионально-ролевым стереоти- нии рассматривались: лицо (УЛ), шея пам («выглядит, как доярка», «выглядит, (УШ), руки (УР), фигура (УФ), ноги (УН) (единицы контент-анализа второкак коллега», «выглядит, как программист», «замученный студент»). Таким го уровня). Ниже в тексте будет привеобразом, центральное место (69,58%) в дена относительная частота встречаемоСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 сти категорий второго уровня в общем процедура, а именно, то, что субъектам массиве высказываний (для того, чтобы восприятия были представлены фотоможно было сравнить частоту катего- графии, а не сам человек, может объясрий разного уровня между собой). Как нять относительно невысокую долю показали полученные данные, ведущую динамического компонента внешнего роль среди устойчивых параметров кон- облика в структуре восприятия возрасструирования взрослыми испытуемыми та. Выявление специфики восприятия возраста другого человека играет лицо возраста с опорой на динамический компри общей доле устойчивого ком- понент внешнего облика нуждается в понента внешнего облика в структуре особой процедуре исследования, вклювосприятия возраста 41,55%). Вторым чающей непосредственный контакт воспо выраженности параметром устойчи- принимающего человека с «моделью» .

вого компонента внешнего облика, влия- Из выделенных 32 единиц контентющим на восприятие возраста, является анализа были выбраны 16 категорий, фигура (7,37%). Остальные три пара- касающихся конструирования возраста метра занимают всего 3,5 % в структуре другого человека на основании лицевых восприятия: руки — 1,8%, шея — 1,56%, признаков (которые относились и к устойноги — 0,12%. чивым, и к среднеустойчивым, и к динамиДетальный анализ среднеустойчивого ческим компонентам внешнего облика) .

компонента внешнего облика в структу- Абсолютная частота встречаемости этих ре восприятия возраста другого человека 16 категорий в массиве высказываний показал, что особенности одежды и обуви участников исследования относительно более других среднеустойчивых показа- возраста «моделей» составила 1527 выскателей оказывают влияние на восприятие зываний, относительная частота — 46,7% .

возраста испытуемыми (8,96 %). Следу- Полученные данные позволяют сделать ющим по значимости показателем явля- следующий вывод: центральное место в ется прическа — 4,47%. Далее — макияж структуре восприятия возраста принадлеу женщин (1,35%) и любые манипуляции жит лицу, которое является средоточием с бородой (щетина, бородка и т. п.) — у устойчивых, среднеустойчивых и динамимужчин (1,69%). Украшения были отме- ческих компонентов внешнего облика .

чены в 25 высказываниях из 3268 (всего 0,76 %), хотя присутствовали на 9 модеВыводы исследования лях из 20, что составляет почти 50% .

Детальный анализ динамического компонента внешнего облика в структу- Обобщение полученных в исследоваре восприятия возраста другого человека нии результатов позволяет сделать ряд показал, что, решая задачу определения выводов .

возраста другого человека, субъект вос- 1. Центральное место в структуре приятия, которому представлены раз- восприятия визуальных презентаций нообразные выразительные движения возраста занимают устойчивые, среднедругого (поза, жесты, мимика, взгляд), устойчивые и динамические компоненты опирается, прежде всего, на взгляд и ми- внешнего облика, среди которых доминимику объекта восприятия (8,21%). В це- рующее положение принадлежит устойлом, использованная в исследовании чивым параметрам внешнего облика .

Экспериментальные исследования

2. Среди устойчивых параметров показали влияние на оценку возраста внешнего облика на восприятие возрас- другого различных лицевых параметров, та влияют (по мере убывания): лицо, а также выражения лица объекта восфигура, руки, шея, ноги; среди средне- приятия .

устойчивых параметров — особенно- Сделанные выводы позволяют высти одежды и обуви, прическа; макияж строить иерархию способов и средств (у женщин) / поросль на лице (у муж- омоложения с точки зрения того, начин), украшения; среди динамических сколько они влияют на восприятие чепараметров внешнего облика — взгляд, ловека как более молодого, чем он есть, мимика, поза, осанка. с точки зрения его хронологического

3. Также в структуре восприятия воз- возраста. На первом месте находится раста другого человека выделены такие пластическая хирургия и различные неэлементы, как: опора на внешний облик в хирургические средства омоложения, целом, без уточнения конкретных харак- способные изменить устойчивые компотеристик; оценочные бессодержатель- ненты внешнего облика: изменить овал ные высказывания; восприятие возраста лица, убрать глубокие морщины, подс опорой на соответствие внешнего об- тянуть фигуру и т. д. На втором месте лика объекта восприятия гендерно-воз- находится индустрия моды и красоты — растным, этнокультурным и профессио- разнообразные стилисты и визажисты, нально-ролевым стереотипам. способные оформить внешний облик

4. Лицо как средоточие устойчивых, человека, чтобы он выглядел как более среднеустойчивых и динамических ком- молодой или более зрелый (в зависипонентов внешнего облика выступает мости от целей и задач самого человека, наиболее значимым элементом внешне- ситуации общения или какой-либо иной го облика при восприятии возраста дру- причины). И на третьем месте нахогого человека. дятся разнообразные психологические тренинги и психологические практики омоложения (к примеру, танцевальноЗаключение экспрессивные технологии [17]), направленные на «психологическое омолоПроведенное исследование позво- жение» (по аналогии с психологическим лило описать «вклад» различных ком- возрастом). Это так называемое «психопонентов внешнего облика в структуру логическое омоложение» достигается, восприятия возраста, понять, на что в на наш взгляд, преимущественно двумя первую очередь опирается субъект вос- способами: 1) прямым способом, а именприятия при анализе возраста другого но — участники тренингов учатся вести человека, еще раз подтвердить исключи- себя как более молодые — двигаться растельное место лица человека в процес- кованно, улыбаться, вести себя более сах социального восприятия и познания непосредственно и т. д.; 2) опосредовандругого человека (в частности, в процес- ным способом, через появление за счет се восприятия возраста другого). Полу- эффектов тренинговой работы новых ченные в нашем исследовании резуль- планов и жизненных целей, что субъектаты подтверждают выводы, сделанные тивно удлиняет жизненную перспектив ряде исследований [2; 20; 24], которые ву, и, соответственно, влияет на пережиСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 вание собственного возраста человеком другого человека. Это, в первую очередь, (уменьшает его субъективный возраст). анализ влияния ряда социально-псиВ.А. Лабунская справедливо подчерки- хологических факторов (гендерно-возвает, что «…омоложение — это не только растные особенности, отношение к своепреобразование внешнего облика (не- му внешнему облику субъекта и объекта смотря на то, что в символическом пла- восприятия и т. д.) на восприятие возне именно он указывает на соответствие раста другого человека; выявление роли человека конструкту «молодость»), но и социальных потребностей человека переструктурирование всего жизненно- (в частности, в контроле себя и других го опыта» [6, с. 32]. людей) [16] в управлении впечатлениВ качестве развития данной пробле- ем о собственном возрасте; выявление матики, опираясь на модель восприятия характеристик динамического компои понимания человека человеком, разра- нента внешнего облика объекта восприботанную в школе А.А. Бодалева [4; 13], ятия, участвующих в конструировании можно наметить следующие перспекти- возраста, в процессе непосредственного вы исследования восприятия возраста общения .

ЛИТЕРАТУРА

1. Белопольская Н.Л., Виссарионов В.А., Шафирова Е.М. Психологические аспекты эстетической медицины // Актуальные вопросы пластической хирургии и косметологии. Москва: Институт пластической хирургии и косметологии, 2012. С. 349—360 .

2. Белопольская Н.Л., Виссарионова В.В., Шафирова Е.М. Определение хронологического возраста по лицу человека // Лицо человека как средство общения: Междисциплинарный подход / Отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. М.:

Когито-Центр, 2012. С. 33—44

3. Белугина Е.В. Отношение к своему внешнему облику в период середины жизни:

автореф. дис.... канд. психол. наук. Ростов-н/Д, 2003 .

4. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во МГУ, 1982. 200 с .

5. Лабунская В.А. Проблема удовлетворенности внешним обликом: субъектный подход [Электронный ресурс] // Концепт. 2014. Современные научные исследования. Вып. 2. ART 55035. URL: http://e-koncept.ru/2014/55035.htm (дата обращения:

12.05.2015) .

6. Лабунская В.А. «Видимый человек» как социально-психологический феномен // Социальная психология и общество. 2010. № 1. С. 26—39 .

7. Лабунская В.А. Субъективная интерпретация феномена «нормативной неудовлетворенности внешним обликом» // Субъектный подход в психологии: серия «Интеграция академической и университетской психологии» / Под ред. А.Л. Журавлева, В.В. Знакова, З.И. Рябикиной, Е.А. Сергиенко. М.: ИП РАН, 2009. С. 355—372 .

8. Лабунская В.А., Наровская Я.Б. Типы преобразования внешнего облика как отражение направленности преобразовательной активности субъекта в социальном общении // Мир психологии. 2006. № 4. С. 96—104 .

9. Микляева А.В. Возрастная дискриминация как социально-психологический феномен. СПб: Речь, 2009. 160 с .

Экспериментальные исследования

10. Наровская Я.Б. Социально-психологические особенности женщин, преобразующих свой внешний облик: автореф. дисс....канд. психол. наук. Ростов-н/Д, 2007 .

11. Панферов В.Н. Восприятие и интерпретация внешности людей // Вопросы психологии. 1974. № 2. С. 59—64 .

12. Погонцева Д.В. Красивая женщина: социально-демографический анализ представлений // Социальная психология и общество. 2011. № 1. С. 73—82 .

13. Психология общения. Энциклопедический словарь / Под общ. ред. А.А. Бодалева. М.: Когито-Центр, 2015. 672 с .

14. Сергиенко Е.А. Субъективный возраст в самоопределении человека на временной дистанции его жизнедеятельности // Мир психологии. 2011. № 3. С. 104—119 .

15. Сергиенко Е.А. Субъективный и хронологический возраст человека [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электронный научный журнал .

2013. Т. 6. № 30. С. 10. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2013v6n30/853sergienko30.html (дата обращения: 12.05.2015) .

16. Шкурко Т.А. Социально-психологические особенности личности с выраженной потребностью в контроле себя и других людей // Вестник Томского государственного университета. 2011. № 349. С. 177—184 .

17. Шкурко Т.А. Танцевально-экспрессивный тренинг. СПб: Речь, 2005. 192 с .

18. Christensen K., Thinggaard M., McGue M., Rexbye H., Hjelmborg J.V.B., Aviv A., Gunn D., Van Der Ouderaa F., Vaupel J.W. Perceived age as clinically useful biomarker of ageing: Cohort study // BMJ (Online). 2009. Vol. 339. Issue 7735. Article number b5262 .

P. 1433. doi:http://dx.doi.org/10.1136/bmj.b5262

19. George P.A., Hole G.J. Factors influencing the accuracy of age estimates of unfamiliar faces // Perception. 1995. Vol. 24. Issue 9. P. 1059—1073. doi: 10.1068/p241059

20. Nkengne A., Bertin C., Stamatas G.N., Giron A., Rossi A., Issachar N., Fertil B. Influence of facial skin attributes on the perceived age of Caucasian women // Journal of the European Academy of Dermatology and Venereology. 2008. Vol. 22. Issue 8. P. 982—991 .

doi: 10.1111/j.1468-3083.2008.02698.x

21. Rhodes M.G. Age estimation of faces: A review // Applied Cognitive Psychology .

2009. Vol. 23. Issue 1. P. 1—12. doi: 10.1002/acp.1442

22. Srqvist P., Eriksson M. Effects of training on age estimation // Applied Cognitive Psychology. 2007. Vol. 21. Issue 1. P. 131—135 .

23. Uotinen V., Rantanen T., Suutama T. Perceived age as a predictor of old age mortality:

A 13-year prospective study // Age and Ageing. 2005. Vol. 34. Issue 4. P. 368—372. doi:

10.1093/ageing/afi091

24. Voelkle M.C., Ebner N.C., Lindenberger U., Riediger M. Let me guess how old you are:

Effects of age, gender, and facial expression on perceptions of age // Psychology and Aging. 2012. Vol. 27. Issue 2. P. 265—277. doi: 10.1037/a0025065 Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

The article discusses the problem of perception of age (one’s own and that of other people), which is regarded as a special case of social perception. The aim of this study was to analyze the components of another person’s appearance in the structure of perception of visual representations of age. For these purposes the authors created a special technique, “Identifying Age through Photo Visualization” (Shkurko T.A., Nikolaeva E. G.). The study enrolled 20 individuals (10 men, 10 women aged 18 to 58 years) as “models” (i.e. objects of perception) and 60 individuals (47 women and 13 men aged 18 to 77 years) as subjects of perception. The paper shows that in the structure of perception of visual representations of age the most important are stable, moderately stable and dynamic components of appearance, among which the stable parameters prevail. The face as the focus of the stable, moderately stable and dynamic components of appearance is the key element of appearance in one’s perception of other people’s age .

Keywords: age, perceived age, perception of age, appearance, social perception, structure of perception of age .

REFERENCES

1. Belopol’skaya N.L., Vissarionov V.A., Shafirova E.M. Psikhologicheskie aspekty esteticheskoi meditsiny [Psychological Aspects of Aesthetic Medicine]. Aktual’nye voprosy plasticheskoi khirurgii i kosmetologii [Urgent Issues of Plastic Surgery and Cosmetology]. Moscow: Institute of plastic surgery and cosmetology, 2012. pp. 349—360 .

For citation:

Shkurko Т.A., Nikolaeva E.G. Components of Appearance in the Structure of Perception of Visual Representations of Age. Sotsial’naia psikhologiia i obshchestvo = Social Psychology and Society, 2015 .

Vol 6, no. 4, pp. 78—90. (In Russ., аbstr. in Engl.). doi:10.17759/sps.2015060406 * Shkurko Tatyana A. — PhD in Psychology, associate professor, Social Psychology Department, Academy of Psychology and Pedagogy, Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia, shkurko@sfedu.ru ** Nikolaeva Ekaterina G. — Bachelor (Psychology), Director, LLC «DonMatras», Rostov-on-Don, Russia, katy_nikolaeva@mail.ru Экспериментальные исследования

2. Belopol’skaya N.L., Vissarionova V.V., Shafirova E.M. Opredelenie khronologicheskogo vozrasta po litsu cheloveka [Estimating of Chronologic Age from Somebody’s Face]. Litso cheloveka kak sredstvo obshcheniya: Mezhdistsiplinarnyi podkhod [Human Face as a Means of Communication: an Interdisciplinary Approach] / In Barabanshchikov V.A., Demidov A.A., Diveev D.A. (eds)., Moscow: Cogito-centre, 2012, pp. 33—44 .

3. Belugina E.V. Otnoshenie k svoemu vneshnemu obliku v period serediny zhizni .

Avtoref. dis. … kand. psikhol. nauk. [Attitude to One’s Own Appearance in the Mid-life Period. Ph. D. (Psychology) Thesis]. Rostov-na-Donu, 2003 .

4. Bodalev A.A. Vospriyatie i ponimanie cheloveka chelovekom [Perception and Understanding of a Human by a Human]. Moscow: MGU, 1982. 200 p .

5. Labunskaya V.A. Problema udovletvorennosti vneshnim oblikom: sub”ektnyi podkhod [Elektronnyi resurs] [The Problem of Satisfaction with Appearance: a Subjective Approach]. Kontsept. 2014. Sovremennye nauchnye issledovaniya [Concept. 2014 .

Modern Research Studies]. Issue 2. ART 55035. URL: http://e-koncept.ru/2014/55035 .

htm. (Accessed 12.05.2015) .

6. Labunskaya V.A. «Vidimyi chelovek» kak sotsial’no-psikhologicheskii fenomen [“A Visible Man” as a Social-Psychological Phenomenon]. Sotsial’naya psikhologiya i obshchestvo [Social Psychology and Society], 2010, no. 1, pp. 26—39. (In Russ., abstr. in Engl.) .

7. Labunskaya V.A. Sub”ektivnaya interpretatsiya fenomena «normativnoi neudovletvorennosti vneshnim oblikom» [A Subjective Interpretation of the Phenomenon

of “a Normative Dissatisfaction with Appearance”] // Sub”ektnyi podkhod v psikhologii:

seriya “Integratsiya akademicheskoi i universitetskoi psikhologii” [The Subjective Approach in Psychology: «Integration of Academic and University Psychology» Series] / In Zhuravlev A.L., Znakov V.V., Ryabikina Z.I., Sergienko E.A. (eds.), M.: IP RAN, 2009 .

pp. 355—372 .

8. Labunskaya V.A., Narovskaya Ya.B. Tipy preobrazovaniya vneshnego oblika kak otrazhenie napravlennosti preobrazovatel’noi aktivnosti sub”ekta v sotsial’nom obshchenii [Types of Transformation of the Appearance as a Reflection of the Focus of Transforming Activity of a Subject in Social Communication]. Mir psikhologii [The World of Psychology] .

2006, no. 4, pp. 96—104. (In Russ., abstr. in Engl.) .

9. Miklyaeva A.V. Vozrastnaya diskriminatsiya kak sotsial’no-psikhologicheskii fenomen [Age Discrimination as a Social and Psychological Phenomenon]. St. Petersburg: Rech, 2009. 160 p .

10. Narovskaya Ya.B. Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti zhenshchin, preobrazuyushchikh svoi vneshnii oblik. Avtoref. diss....kand. psikhol. nauk [Social-Psychological Characteristics of Women Transforming Their Appearance. Ph. D. (Psychology) Thesis]. Rostov-na-Donu, 2007 .

11. Panferov V.N. Vospriyatie i interpretatsiya vneshnosti lyudei [Perception and Interpretation of People’s Appearance]. Voprosy psikhologii [Questions of Psychology] .

1974, no. 2, pp. 59—64 .

12. Pogontseva D.V. Krasivaya zhenshchina: sotsial’no-demograficheskii analiz predstavlenii [A Beautiful Woman: Social-Demographic Analysis of the Notions] .

Sotsial’naya psikhologiya i obshchestvo [Social psychology and society]. 2011, no. 1, pp. 73— 82. (In Russ., abstr. in Engl.) .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

13. Psikhologiya obshcheniya. Entsiklopedicheskii slovar’ [Psychology of Communication .

Encyclopaedia] / In Bodalev A.A. (ed.), Moscow: Cogito-centre, 2015. 672 p .

14. Sergienko E.A. Sub”ektivnyi vozrast v samoopredelenii cheloveka na vremennoi distantsii ego zhiznedeyatel’nosti [A Subjective Age in the Self-Determination of a Person at a Temporal Distance of his/her Life Activity]. Mir psikhologii [The World of Psychology] .

2011, no. 3, pp. 104—119. (In Russ., abstr. in Engl.) .

15. Sergienko E.A. Sub”ektivnyi i khronologicheskii vozrast cheloveka [Elektronnyi

resurs] [A Subjective and Chronologic Age of a Person]. Psikhologicheskie issledovaniya:

elektronnyi nauchnyi zhurnal [Psychological Research: Electronic Scientific Journal.] .

2013, vol. 6, no. 30, p. 10. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2013v6n30/853sergienko30.html (Accessed 12.05.2015). (In Russ., abstr. in Engl.) .

16. Shkurko T.A. Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti lichnosti s vyrazhennoi potrebnost’yu v kontrole sebya i drugikh lyudei [Social-Psychological Features of a Person with an Intense Need for Others’ and Self-Control]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta [Tomsk State University Bulletin]. 2011, no. 349, pp. 177—184. (In Russ., abstr .

in Engl.) .

17. Shkurko T.A. Tantseval’no-ekspressivnyi trening [Dance-Expressive Training] .

St. Petersburg: Rech, 2005. 192 p .

18. Christensen K., Thinggaard M., McGue M., Rexbye H., Hjelmborg J.V.B., Aviv A., Gunn D., Van Der Ouderaa F., Vaupel J.W. Perceived age as clinically useful biomarker of ageing: Cohort study. BMJ (Online). 2009. V. 339. Issue 7735. Article number b5262 .

p. 1433. doi: http://dx.doi.org/10.1136/bmj.b5262

19. George P.A., Hole G.J. Factors influencing the accuracy of age estimates of unfamiliar faces. Perception Volume 24, Issue 9, 1995, pp. 1059—1073. doi: 10.1068/p241059

20. Nkengne A., Bertin C., Stamatas G.N., Giron A., Rossi A., Issachar N., Fertil B. Influence of facial skin attributes on the perceived age of Caucasian women. Journal of the European

Academy of Dermatology and Venereology. 2008. V. 22. Issue 8. pp. 982—991. doi:

10.1111/j.1468-3083.2008.02698.x

21. Rhodes M.G. Age estimation of faces: A review. Applied Cognitive Psychology. 2009, V. 23, Issue 1. pp. 1—12. doi: 10.1002/acp.1442

22. Srqvist P., Eriksson M. Effects of training on age estimation. Applied Cognitive Psychology. 2007. V. 21. Issue 1. pр. 131—135 .

23. Uotinen V., Rantanen T., Suutama T. Perceived age as a predictor of old age mortality:

A 13-year prospective study. Age and Ageing. 2005. V. 34. Issue 4. pp. 368—372. doi:

10.1093/ageing/afi091

24. Voelkle M.C., Ebner N.C., Lindenberger U., Riediger M. Let me guess how old you are:

Effects of age, gender, and facial expression on perceptions of age. Psychology and Aging .

2012. V. 27, Issue 2, pp. 265—277. doi: 10.1037/a0025065

–  –  –

Статья посвящена проблеме точности межличностного восприятия в условиях компьютерно-опосредованного общения. Продемонстрированы возможности применения модели социальной точности восприятия Дж. Биесанза для изучения межличностного восприятия в ситуации опосредованного знакомства — через персональные страницы в социальных сетях. Незнакомые с оцениваемыми оценщики (15 человек) на основе ограниченного по времени просмотра персональных страниц оцениваемых в сети «ВКонтакте» (30 страниц) оценивали их по шкалам Краткого личностного опросника (сокращенная версия «Большой Пятерки»). Результаты исследования показывают, за счет каких именно объективных параметров персональных страниц оцениваемых в социальных сетях повышается точность восприятия оценщиков, а также доказано, что точность межличностного восприятия при этом формируется за счет своей нормативной, а не различительной составляющей. Последний факт позволяет выдвинуть предположение о большей стереотипизации восприятия партнера по виртуальной коммуникации по сравнению с реальным общением, которое требует дальнейшей эмпирической проверки .

Ключевые слова: социальная перцепция, межличностное восприятие, точность межличностного восприятия, социальные сети, опосредованное знакомство .

Для цитаты:

Белинская Е.П., Бронин И.Д. Точность межличностного восприятия в условиях опосредованного знакомства в социальных сетях // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С. 91—108. doi:10.17759/ sps.2015060407 * Белинская Елена Павловна — доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии, факультет психологии, МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия, elena_ belinskaya@list.ru ** Бронин Игорь Димитриевич — аспирант лаборатории психологии подростка, Психологический институт Российской академии образования, Москва, Россия, idbronin@gmail.com Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 вторая проблемы фактически сводились К постановке проблемы к анализу различных «помех» межличИзучение процессов социальной пер- ностного восприятия, затрудняющих цепции и, в частности, межличностного его точность: влиянию тех или иных совосприятия традиционно мыслится как циально-перцептивных способностей одна из «основ» психологии социального субъекта межличностного восприятия;

познания в целом. Задача понимания всей развитию последних либо в ходе специсовокупности механизмов, которые задей- ально организованных процедур (наствованы в процессе конструирования че- пример, в процессе тренинга), либо в ловеком образа социального мира и себя в ситуации активизации обратной связи;

нем, неразрывно связана с изучением про- исследованиям различных эффектов цессов социального взаимодействия, в ко- межличностного восприятия, атрибуторых, собственно, это конструирование и тивных ошибок и т. п. Очевидно, однако, происходит. С 50-х гг. двадцатого столетия что понимание «затруднений» межличв исследованиях процессов социальной ностного восприятия не всегда отвечаперцепции, начавшихся в рамках когнити- ло на вопрос о причинах его возможной вистского направления в социальной пси- точности, хотя и проясняло принципихологии, накоплен убедительный матери- альные отличия социальной перцепции ал, свидетельствующий об их качественной от процессов восприятия в обще-психоспецифике, принципиально не сводимой к логическом смысле .

общепсихологическим особенностям вос- Современное возрождение интереприятия. Более того, изучение последнего са исследователей к проблеме точности во многом «подпитывалось» открываемой межличностного восприятия во многом социальными психологами феноменологи- связано с более широким пониманием ей (как, например, это произошло с изуче- контекста социального взаимодействия нием стереотипизаций и атрибуций). и его роли в процессах общения. ОбраДемонстрация сложной природы со- щение к изучению «средовых» факторов циальной перцепции (как межличност- коммуникации (в том числе к ее предной, так и межгрупповой) закономерно метно-пространственным характеристиставила вопрос о возможных процеду- кам), интерес к языковым особенностям рах ее измерения, что, в свою очередь, коммуникаторов и специфике складывапривело к изучению проблемы ее точ- ющегося дискурса, анализ возможностей ности [6]. Подчеркнем, что на протя- построения образа партнера по взаижении всего «классического» периода модействию на основе исключительно изучения точности межличностного его невербальных проявлений или же восприятия многие вопросы данной про- статичных изображений сочетался при блематики «упирались» в две основные этом с утверждением конструкционистметодологические проблемы: во-первых, ского понимания идентичности человека необходимость соотносительного ана- как множественной и ситуационно обулиза характеристик субъекта и объекта словленной [16; 19]. Подобное сочетание восприятия, а во-вторых — необходи- привело к возникновению ряда новых мость реконструкции самого механиз- теоретических моделей точности межма межличностного восприятия [1]. На личностного восприятия и стратегий ее уровне эмпирических работ и первая, и эмпирического исследования, в центре Экспериментальные исследования которых встало понимание задачи оцен- вым являются коммуникации в социальки точности как процессуальной [см. об ных сетях, все еще не так уж многочисэтом подробнее: 3] ленны — преимущественная часть работ С этой точки зрения, точность суж- сосредоточена на изучении соотношения дения о другом проявляется инструмен- личностных особенностей пользователей тально, это своего рода суждение ad hoc: и их «виртуальных субличностей» [см. об важно, насколько хорошо данное суж- этом подробнее: 5] .

дение «работает» в данной конкретной В целом, результаты исследований ситуации, а не насколько восприятие опосредованного знакомства позволили закоммуникативного партнера точно per фиксировать два важных факта. Во-первых, se. Соответствующие эмпирические дан- согласно опубликованным данным, челоные свидетельствуют, что большинство век способен сформировать относительно людей озабочены только точностью сво- точное впечатление о другом, даже не будуего впечатления в конкретной ситуации чи знакомым с ним, но познакомившись исобщения и взаимодействия с определен- ключительно с некоторой средой, автором ным человеком, когда именно динамика которой является оцениваемый [10; 17] .

социальной интеракции, контекст позво- Во-вторых, эти исследования показали, что ляют дать корректное, но локально зна- различные объективные параметры среды чимое суждение о другом [19; 20]. вносят различный вклад в формирование Изучение точности межличностного относительно точного впечатления о незнавосприятия в условиях опосредованной комом человеке [8; 15] .

и ситуативно обусловленной коммуни- Подчеркнем, что, однако, авторы искации «подпитывалось» и объективными следований межличностного восприятия современными изменениями процессов в условиях опосредованного знакомства, общения и взаимодействия в целом, ко- как правило, по-прежнему оперируют торые все более и более разворачиваются классическими метриками его точности:

в полистилистической (с точки зрения такими, как «согласованность “я—друкультуры) среде. Как справедливо отме- гой”» (корреляция между впечатлением чает Г.М. Андреева, поликультурность оценщика и самовосприятием оцениваевсе более и более становится неотъемле- мого) и/или «согласованность оценщимым свойством социальной реальности, ков» (коэффициент внутриклассовой и доказательством тому является бур- корреляции). Между тем, в рамках своей ное развитие Интернет-коммуникации модели социальной точности восприятия [2]. Последняя все более превращается в Дж. Биесанз обращает внимание на то, что особую среду сосуществования культур, точность межличностного восприятия не демонстрирующую «множественность однородна: следует выделять ее различикультур в действии» [там же] и задаю- тельную и нормативную составляющие щую, тем самым, новые специфики со- [13; 14]. Под различительной точностью циальной перцепции, разворачивающей- межличностного восприятия понимается ся в условиях все более умножающихся ситуация, когда оценщику удается «улосамопрезентаций. Отметим, однако, что вить» ту выраженность личностной хараксегодня исследования собственно законо- теристики оцениваемого, которая своймерностей межличностного восприятия в ственна именно ему и которая отличает условиях такого опосредствования, како- его от «средней» для культуры личности .

Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 Под нормативной точностью понимается Участники исследования .

ситуация, когда оценщик оказывается то- В исследовании приняли участие чен в восприятии оцениваемого, но только 15 оценщиков (Мвозраст = 19, SD = 0,96) и за счет того, что личность оцениваемого, 30 оцениваемых (Mвозраст = 19,2, SD= 1,29), в целом, оказывается близка к «средней» ранее незнакомых друг с другом. Оценидля данной культуры. Основным преиму- ваемые добровольно обеспечили доступ к ществом данной модели является — среди своим персональным страницам .

прочих — возможность ответить на вопрос Процедура исследования .

о причинах точности межличностного Сначала оценщики и оцениваемые инвосприятия: связана ли она лишь с тем, дивидуально заполняли Краткий личностчто личностные характеристики оценива- ный опросник (адаптированная версия Ten емого очень близки к «средним» для дан- Item Personality Inventory). Далее оценщиной культуры, или же с тем, что оценщику ки просматривали персональные страницы действительно удалось «уловить» спец- социальных сетей оцениваемых, получая ифичные личностные характеристики доступ к ним непосредственно перед прооцениваемого. Представляется, что прило- цедурой оценки с целью контроля условий жение этой модели к изучению точности «нулевого знакомства». На знакомство с межличностного восприятия в условиях каждой персональной страницей социальопосредованного знакомства в социаль- ной сети оценщику отводилось две минуты .

ных сетях открывает новые перспективы С целью контроля эффекта порядка каждля решения вопроса о том, какие именно дый оценщик получал список персональпомехи» социальной перцепции имеют ных страниц, оцениваемых в случайном наибольшее ситуативное значение для порядке. После каждой просмотренной Интернет-коммуникации. страницы оценщик сообщал свои впечатления о личности автора страницы, заполняя тот же личностный опросник. ЗаключиПрограмма эмпирического тельным этапом являлось постэксперименисследования тальное интервью с оценщиком о том, что на страницах оцениваемых помогало ему определить степень выраженности той или Задачи исследования .

Пилотажный характер исследования иной черты личности .

ставил перед нами две основных задачи: Методы исследования .

1) показать, что условия ситуации Измерение личностных характеристик «нулевого» и опосредованного знаком- производилось с помощью Краткого личства достаточны для формирования точ- ностного опросника, в оригинале — Ten ного межличностного восприятия; Item Personality Inventory или TIPI [16],

2) определить, какие именно объек- валидизированного на российской выборке тивные параметры такой ситуации влия- [4], который является модифицированной ют на степень точности межличностного версией опросника пятифакторной модели восприятия. личности. Опросник состоит из 10 вопроВ качестве модели использовалась сов; на каждую из шкал Большой пятерки ситуация восприятия оценщиками пер- приходится по два пункта (один из них — сональных страниц оцениваемых в соци- прямой, второй — обратный). Пункты явальной сети «ВКонтакте». ляются вопросами лайкертовского типа Экспериментальные исследования (7-балльная шкала). С помощью опросника ний, а также между средним арифметиизмерялось самовосприятие оцениваемых, ческим по четырем измерениям и кажсамовосприятие оценщиков и впечатление дым из распределений в отдельности .

оценщиков об оцениваемых. Все различия оказались статистически Отдельно экспериментатором оце- незначимыми. В итоге в качестве выранивались такие объективные характери- женности объективных параметров кажстики страниц персональной сети, как: дой страницы использовалось среднее количество строк в разделах «Общая арифметическое четырех измерений .

информация», «Контакты», «Образова- Метрики точности межличностние», «Жизненная позиция» (в данном ного восприятия .

разделе пользователь может указать свои 1. Согласованность «оценщик–оцениполитические и религиозные предпочте- ваемый» (согласованность «я–другой») .

ния, «главное в жизни», например, семья Эта метрика показывает, в какой степени и дети, карьера и деньги и др., «главное в представление оцениваемого о себе солюдях», например, ум и креативность); впадает с впечатлением о нем оценщика, количество любимых цитат, указанных и является коэффициентом корреляции автором страницы; количество интересов между впечатлением оцениваемого о себе автора страницы, обозначенных в раз- и впечатлением оценщика об оцениваеделе «Личная информация»; количество мом. Она рассчитывалась как для каждой групп (сообществ), в которые вступил ав- из шкал Краткого личностного опроснитор страницы; количество друзей; коли- ка, так и в целом для личностного прочество фотографий и видеозаписей и др. филя. Вариацией ее являлась метрика В инструкции, которую получали общей согласованности (overall observer оценщики, не содержалось требования accuracy), когда в качестве оценок впечатспециально обращать внимание на каж- лений оценщиков использовались агредый из этих параметров. Так как встре- гированные по оценщикам данные (т. е .

чи с оценщиками проводились в течение средние арифметические оценок оценщидостаточно длительного времени, а для ков по каждому из оцениваемых) .

оценки использовались реальные стра- 2. Согласованность оценщиков. Восницы социальной сети, то они могли приятие оценщиков можно считать точизменяться их авторами естественным ным, если оценщики согласны в том, образом. Это приводило к тому, что раз- какими личностными характеристиканые оценщики фактически сталкивались ми обладает оцениваемый. Технически, с разными страницами одного и того же согласованность оценщиков является автора. Поэтому мы посчитали необхо- коэффициентом внутригрупповой кордимым оценить, происходят ли в ходе реляции (intra-class correlation, ICC). Из исследования какие-либо существенные шести возможных видов ICC была исизменения страниц с количественной пользована степень абсолютного соглаточки зрения. Для этого измерялись их сия (two-way random single measure) .

объективные характеристики четыре 3. Метрики модели социальной точраза в течение 4-х месяцев; далее с помо- ности восприятия. Как уже отмечалось, в щью критерия Колмогорова–Смирнова модели Дж. Биесанза выделяются такие было проанализировано, существуют ли метрики точности восприятия, как разлиразличия между каждым из распределе- чительная и нормативная точность, а также Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

не одинакова для разных шкал. Оцен- какие именно параметры персональных щики оказываются относительно точны страниц оцениваемых значимо опосредупри оценке Экстраверсии, Доброжела- ют точность их восприятия оценщиками .

тельности, Открытости опыту и Лич- Для достижения этой цели мы восностного профиля в целом, а по шкалам пользовались регрессионным анализом Сознательности и Эмоциональной ста- и тестом Собеля [18]. Полученные ребильности формируют неточное впечат- зультаты представлены в табл. 2 .

ление об авторе странице. Эти данные Можно видеть, что удалось зафиксилишь отчасти согласуются с результата- ровать лишь частичное опосредование ми, полученными в сходных исследова- точности межличностного восприятия ниях других авторов [10; 17]. объективными параметрами страниц соИз табл. 1 также можно видеть, что циальных сетей, причем точность восметрика общей точности восприятия приятия по разным шкалам Краткого имеет меньшие значения, нежели метри- личностного опросника опосредуется ка точности отдельного оценщика: общая различными объективными параметраточность восприятия фиксируется для ми. В целом полученные результаты окаЭкстраверсии и Доброжелательности, но зались достаточно ожидаемыми. Так, не для Сознательности, Эмоциональной точность восприятия по шкале Экстрастабильности и Открытости опыту. Как и версии опосредуется теми объективныв предыдущем случае, наши данные лишь ми параметрами страниц социальной отчасти совпадают с данными, получен- сети, которые связаны с общительноными в сходном исследовании [17]. стью (количество друзей, публикаций за Далее отметим, что при декомпозиции последний месяц, указанных контактов) .

точности межличностного восприятия В свою очередь, точность восприятия по на различительную и нормативную точ- шкале Открытости опыту опосредуетность восприятия, согласно Дж. Биесанзу ся такими объективными параметрами [13; 14], нам не удалось зафиксировать страницы, как количество строк в раздеразличительную точность восприятия. ле «Контакты», групп, в которых состоит Нормативная точность восприятия ока- оцениваемый, выложенных на странице залась, напротив, значимой. Иными фотографий. Точность же восприятия по словами, оказалось, что при знакомстве шкале Доброжелательности определяетс персональной страницей социальной ся преимущественно количеством заполсети оценщику практически невозможно ненных строк в разделе «О себе» .

составить относительно точное впечатление о том, в чем отличие данного оцениОбсуждение результатов ваемого от «средней» личности. Отметим, и перспективы исследования что эти данные следует рассматривать с определенной осторожностью, так как В целом можно говорить о том, что в других исследованиях не проверялась результаты нашего исследования более возможность в схожих условиях формиблизки к результатам работы М. Бека ровать высокую различительную точнежели С. Гослинга и коллег [17] .

ность межличностного восприятия .

Полное совпадение обнаруживается Для решения второй задачи исслетолько для шкалы Экстраверсии. Одна дования необходимо было определить, Т аб ли ц а 2

–  –  –

из возможных причин расхождения Вторым важным результатом исможет быть связана с разницей в про- следования можно считать то, что были цедурах исследования. Так, С. Гослинг получены результаты по метрикам точи его коллеги использовали не вполне ности межличностного восприятия, полноценные страницы персональных предложенные Дж.Биесанзом: нам не сетей: ими оценщикам предъявлялись удалось зафиксировать различительную скриншоты страниц оцениваемых. Это точность восприятия, но лишь нормапозволило повысить эксперименталь- тивную. Это значит, что природа зафикный контроль, равно как и предъявлять сированной точности межличностного всем оценщикам совершенно одинако- восприятия связана с тем, что личности вые стимулы, но это же снизило эколо- оцениваемых оказываются близкими к гичность условий. В нашем же иссле- средней для культуры личности, а не с довании оценщики работали с реально тем, что оценщикам удается «уловить»

существующими и функционирующими ту особенную выраженность личностной персональными страницами социаль- характеристики конкретного оцениваных сетей оцениваемых. Это повышало емого, которая характерна именно для экологичность условий исследования, него. До сих пор не было опубликовано но побочным эффектом явилось то, что, ни одного исследования по точности фактически, два оценщика, просматри- межличностного восприятия в условиях вая страницу одного и того же оценивае- опосредованного знакомства, в котором мого, работали с отличными друг от дру- бы были представлены данные по метрига стимулами (хотя в количественном кам Дж. Биесанз или по метрикам друплане отличия и были, как отмечалось, гого компонентного подхода. Поэтому статистически незначимы). мы имеем возможность предложить — с Кроме того, тот факт, что в исследо- известной долей осторожности — невании С. Гослинга и С. Вазир оценщики которую общую гипотезу, а именно: в работали со «срезами» страниц социаль- условиях опосредованного знакомства ных сетей, не позволяло, как представля- фиксирование различительной точности ется, оценщикам полноценно использо- межличностного восприятия невозможвать свои собственные стили и способы но. Обоснование этой гипотезы может познания другого через страницы соци- быть связано с тем, что те объективные альных сетей. В нашем же исследовании параметры, на которые обращают внимауникальные для каждого стили и спосо- ние оценщики и которые позволяют им бы познания другого могут быть рассмо- сформировать относительно точное впетрены как переменные, повлиявшие на чатление о другом, позволяют вывести согласованность оценщиков. Любопыт- лишь некоторую стереотипную инфорно, что содержания постэксперименталь- мацию о другом, но не позволяют «улоных интервью действительно свидетель- вить» те особенности черт личности, ствуют о том, что разные оценщики не которые отличают данного конкретного только различно интерпретируют одну оцениваемого от других .

и ту же информацию на странице соци- Наконец, третьим важным резульальной сети, но и в принципе обращают татом исследования можно считать то, внимание на различные элементы стра- что нам удалось выяснить, какие именно ниц социальных сетей оцениваемых. объективные параметры страницы социСоциальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 альных сетей позволяют или, напротив, правлений нам представляется дальзатрудняют формирование относитель- нейшее исследование различительной и но точного впечатления о другом. Отча- нормативной точности межличностного сти, наши результаты повторяют те, что восприятия в ситуации опосредованного описаны в других работах [8; 9]. знакомства. Полученный результат отТаким образом, в рамках исследова- носительно возможности фиксирования ния были получены как новые данные, лишь нормативной точности позволяет так и подтверждающие результаты дру- предположить в качестве отличительной гих исследований. При этом, хотя тема особенности межличностного восприточности межличностного восприятия ятия в социальных сетях по сравнению является достаточно традиционной для с реальным взаимодействием высокую социальной психологии, можно гово- степень стереотипизации партнера по рить и о больших перспективах ее раз- коммуникации. Заметим, что подобное вития, особенно в условиях такой новой предположение противоречит данным и одновременно ставшей уже повсед- других исследований специфики межневностью реальности как восприятие личностного восприятия в социальных людьми друг друга в социальных сетях. сетях [7], а потому его проверка требует Одним из наиболее перспективных на- дальнейшей эмпирической работы .

Финансирование Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 14-06-00730 «Трансформации высших психических функций в условиях развития информационного общества (культурно-исторический подход») .

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреева Г.М. Психология социального познания: учеб. пособие для студ. высш .

учеб. заведений. М.: Аспект Пресс, 2000. 288 с .

2. Андреева Г.М. Социальная психология в пространстве современной науки и культуры // Психологические исследования. 2013. Т. 6, № 30. С. 2. URL: http:// psystudy.ru (дата обращения: 02.09.2015) .

3. Белинская Е.П., Бронин И.Д. Проблема точности межличностного восприятия:

современные концептуальные модели и эмпирические исследования // Вестник Кемеровского госуниверситета. 2015. Т. 1, № 1(61). С. 109—114 .

4. Бронин И.Д., Иванова К.Л. Психометрические характеристики Краткого личностного опросника: пилотажное исследование // Материалы Международного научного форума «Ломоносов-2014». М.: МАКС Пресс, 2014. URL: http://lomonosovmsu.ru/archive/Lomonosov_2014/2644/2200_69312_c910fa.pdf (дата обращения:

21.11.2015)

5. Войскунский А.Е. Социальная перцепция в социальных сетях // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 2014. № 2. С. 90—104 .

6. Жуков Ю.М. Проблемы измерения точности межличностного восприятия // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1978. № 1. С. 26—34 .

7. Обыденкова В.К. Межличностное восприятие в контексте киберсоциализации человека в социальных сетях интернет-среды // Сборник докладов V Межвузовской Экспериментальные исследования конференции молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогики, социокультурной антропологии. М.: Издательский отдел Центра исследовательских технологий REDU, 2012. С. 400—404 .

8. Astrid S., Bernd M., Machilek F. Personality in Cyberspace: Personal Web Sites as Media for Personality Expressions and Impressions // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 90. Issue 6. Р. 1014—1031. doi: 10.1037/0022-3514.90.6.1014

9. Austin E., Gill A.J., Oberlander J. Rating E-mail Personality at Zero-Acquaintance // Journal of Personality and Individual Differences. 2006. Vol. 40. Issue 3. Р. 497—507 .

doi:10.1016/j.paid.2005.06.027

10. Back M.D., Egloff B., Gaddis S., Gosling S.D., Stopfer J.M., Schmukle S.C., Vazire S .

Facebook Profiles Reflect Actual Personality, Not Self-Idelization // Psychological Science. 2010. Vol. 21. Issue 3. Р. 372—374. doi: 10.1177/0956797609360756

11. Bates D., Bolker B., Maechler M.,Walker S. Linear Mixed-Effects Models Using Eigen and S4 [Электронный ресурс] // R Package version 1.1—7. 2015. URL: http://cran.rproject.org/web/packages/lme4/index.html... (дата обращения: 21.11.2015) .

12. Berry D., Finch-Wero J.L. Accuracy in Face Perception: A View from Ecological Psychology // Journal of Personality. 1993. Vol. 61. Р. 497—520. doi: 10.1111/j.1467tb00780.x

13. Biesanz J. The Social Accuracy Model of Interpersonal Perception: Assessing Individual Differences in Perceptive and Expressive Accuracy // Multivariate Behavioral Research. 2010. Vol. 45. Issue 5. Р. 853—885. doi: 10.1080/00273171.2010.519262

14. Biesanz J.C., Chan M., Human L.J., Paquin A.C., Parisotto K.L., Sarracino J. Do We Know When Our Impressions of Others Are Valid? Evidence for Realistic Accuracy Awareness in First Impressions of Personality // Social Psychological and Personality Science. 2011. Vol. 2. Issue 5. Р. 452—459. doi: 10.1177/1948550610397211

15. Gosling S., Ko S., Mannarelli T., Morris M. A Room with a Cue: Personality Judgments Based on Offices and Bedrooms // Journal of Personality and Social Psychology. 2002 .

Vol. 82. Issue 3. Р. 379—398. doi: 10.1037/0022-3514.82.3.379

16. Gosling S.D., Rentfrow P., Swann W.A. Very Brief Measure of the Big-Five Personality Domains // Journal of Research in Personality. 2003. Vol. 37. Issue 6. Р. 504—528 .

doi:10.1016/S0092-6566(03)00046-1

17. Gosling S., Vazire S. E-Perceptions: Personality Impressions Based On Personal Websites // Journal of Personality and Social Psychology. 2004. Vol. 87. Issue 1. Р. 123—

132. doi: 10.1037/0022-3514.87.1.123

18. Kenny D., Baron R. The Moderator-Mediator Variable Distinction in Social Psychological Research: Conceptual, Strategic, and Statistical Considerations // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 51. Issue 6. Р. 1173—1182 .

doi:10.1037/0022-3514.51.6.1173

19. Swann W.B. The Self and Identity Negotiation // Interaction Studies. 2005. Vol. 6 .

Issue 1. Р .

69—83. DOI: 10.1075/is.6.1.06swa

20. Tenney E.R., Spellman B.A. Complex Social Consequences of Self-Knowledge //

Social Psychological and Personality Science. 2011. Vol. 2. Issue 4. Р. 343—350. doi:

10.1177/1948550610390965 Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

–  –  –

The paper focuses on the issue of accuracy of interpersonal perception in computer-mediated communication. It shows how J.Biesanz’s social accuracy model of interpersonal perception may be used in explorations of interpersonal perception in mediated contacts — via personal webpages in social media. In the study the subjects (15 people) were asked to assess individuals with whom they were unacquainted basing on their webpages in VKontakte (30 web pages) using a brief version of the Big Five Inventory. The outcomes reveal which objective parameters of the assessed webpages contribute most to the accuracy of interpersonal perception in the subjects, and also prove that the accuracy of interpersonal perception in this case is shaped by its normative component, not by the distinctive one. This suggests that in virtual communication one’s perception of a partner may be more affected by stereotypes than in real communication — a hypothesis that needs to be further tested .

Keywords: social perception, interpersonal perception, accuracy of interpersonal perception, social media, mediated contacts .

Financing The research was conducted with the assistance of the Russian Foundation for Humanities, project 14-06-00730 “Transformations of Higher Mental Functions in the Context of Information Society Development (A CulturalHistorical Approach)”

REFERENCES

1. Andreeva G.M. Psihologija social’nogo poznanija: uchebnoe posobiye dlia studentov vyscshih uchebnyh zavedeniy [Psychology of social knowledge: textbook for students of higher educational institutions]. Moscow: Aspekt Press, 2000. 288 p. (In Russ.) .

For citation:

Belinskaya E.P., Bronin I.D. Accuracy of Interpersonal Perception in Mediated Contacts in Social Media .

Sotsial’naia psikhologiia i obshchestvo = Social Psychology and Society, 2015. Vol 6, no. 4, pp. 91—108. (In Russ., аbstr. in Engl.). doi:10.17759/sps.2015060407 * Belinskaya Elena P. — Doctor in Psychology, professor, Department of Social Psychology, Faculty of Psychology, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia, elena_belinskaya@list.ru ** Bronin Igor D. — PhD student, Laboratory of Adolescent Psychology, Psychological Institute of the Russian Academy of Education, Moscow, Russia, idbronin@gmail.com Экспериментальные исследования

2. Andreeva G.M. Social’naja psihologija v prostranstve sovremennoj nauki i kul’tury [Social psychology in space of modern science and culture]. Psihologicheskie issledovanija [Psychological Studies]. 2013, V. 6, no 30, URL: http://psystudy.ru (Accessed: 02.09.2015) .

(In Russ., abstr. in Engl.) .

3. Belinskaja E.P., Bronin I.D. Problema tochnosti mezhlichnostnogo vosprijatija: sovremennye konceptual’nye modeli i jempiricheskie issledovanija [The problem of accuracy in interpersonal perception: a theoretical and empirical study]. Vestnik Kemerovskogo gosuniversiteta [Bulletin of the Kemerovo state University], 2015, V. 1, no 1(61), pp. 109—114. (In Russ., abstr. in Engl.) .

4. Bronin I.D., Ivanova K.L. Psihometricheskie harakteristiki Kratkogo lichnostnogo oprosnika: pilotazhnoe issledovanie [Psychometric characteristics of the brief personal questionnaire: pilot study]. Materialy Mezhdunarodnogo nauchnogo foruma «Lomonosov-2014» [Proceedings of the international scientific forum “Lomonosov — 2014”]. Moscow: MAKS Press, 2014. (In Russ.). URL: http://lomonosov-msu.ru/ archive/Lomonosov_2014/2644/2200_69312_c910fa.pdf (Accessed: 21.11.2015) .

5. Vojskunskij A.E. Social’naja percepcija v social’nyh setjah [Social perception on social networks]. Vestnik Moskovskogo universiteta [Bulletin of Moscow state University], Ser. 14 .

Psihologija, 2014, no 2, pp. 90—104. (In Russ., abstr. in Engl.) .

6. Zhukov Ju. M. Problemy izmerenija tochnosti mezhlichnostnogo vosprijatija [The problem of measuring the accuracy of interpersonal perception]. Vestnik Moskovskogo universiteta [Bulletin of Moscow state University]. Ser. 14. Psihologija, 1978, no 1, pp. 26— 34. (In Russ., abstr. in Engl.) .

7. Obydenkova V.K. Mezhlichnostnoe vosprijatie v kontekste kibersocializacii cheloveka v social’nyh setjah internet-sredy [Interpersonal perception in the context of cybersocialization of the person social media Internet environment]. Sbornik dokladov V Mezhvuzovskoj konferencii molodyh uchenyh po rezul’tatam issledovanij v oblasti psihologii, pedagogiki, sociokul’turnoj antropologii [The collection of reports of V interuniversity conference of young scientists on the research results in the field of philosophy, pedagogy, socio-cultural anthropology]. Moscow: Izdatel’skij otdel Centra issledovatel’skih tehnologij REDU, 2012, pp. 400—404. (In Russ.) .

8. Astrid S., Bernd M., Machilek F. Personality in Cyberspace: Personal Web Sites as Media for Personality Expressions and Impressions. Journal of Personality and Social Psychology, 2006, Vol. 90, Issue 6, pp. 1014—1031. doi: 10.1037/0022-3514.90.6.1014

9. Austin E., Gill A.J., Oberlander J. Rating E-mail Personality at Zero-Acquaintance .

Journal of Personality and Individual Differences, 2006, Vol. 40, Issue 3, pp. 497—507 .

doi:10.1016/j.paid.2005.06.027

10. Back M.D., Egloff B., Gaddis S., Gosling S.D., Stopfer J.M., Schmukle S.C., Vazire S .

Facebook Profiles Reflect Actual Personality, Not Self-Idelization. Psychological Science, 2010, Vol. 21, Issue 3, pp. 372—374. doi: 10.1177/0956797609360756 .

11. Bates D., Bolker B., Maechler M.,Walker S. Linear Mixed-Effects Models Using Eigen and S4. R Package version 1.1—7. 2015. URL: http://cran.r-project.org/web/packages/ lme4/index.html (Accessed: 21.11.2015) .

12. Berry D., Finch-Wero J.L. Accuracy in Face Perception: A View from Ecological Psychology. Journal of Personality, 1993, Vol. 61, pp. 497—520. doi: 10.1111/j.1467tb00780.x Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4

13. Biesanz J. The Social Accuracy Model of Interpersonal Perception: Assessing Individual Differences in Perceptive and Expressive Accuracy. Multivariate Behavioral Research, 2010, Vol. 45, Issue 5, pp. 853—885. doi: 10.1080/00273171.2010.519262

14. Biesanz J.C., Chan M., Human L.J., Paquin A.-C., Parisotto K.L., Sarracino J. Do We Know When Our Impressions of Others Are Valid? Evidence for Realistic Accuracy Awareness in First Impressions of Personality. Social Psychological and Personality Science, 2011, Vol. 2, Issue 5, pp. 452—459. doi: 10.1177/1948550610397211

15. Gosling S., Ko S., Mannarelli T., Morris M. A Room with a Cue: Personality Judgments Based on Offices and Bedrooms. Journal of Personality and Social Psychology, 2002, Vol. 82, Issue 3, pp. 379—398. doi: 10.1037/0022-3514.82.3.379

16. Gosling S.D., Rentfrow P., Swann W.A. Very Brief Measure of the Big-Five Personality Domains. Journal of Research in Personality, 2003, Vol. 37, Issue 6, pp. 504—528 .

doi:10.1016/S0092-6566(03)00046-1

17. Gosling S., Vazire S. E-Perceptions: Personality Impressions Based On Personal Websites. Journal of Personality and Social Psychology, 2004, Vol. 87, Issue 1, pp. 123—

132. doi: 10.1037/0022-3514.87.1.123

18. Kenny D., Baron R. The Moderator-Mediator Variable Distinction in Social Psychological Research: Conceptual, Strategic, and Statistical Considerations. Journal of Personality and Social Psychology, 1986, Vol. 51, Issue 6, pp. 1173—1182. doi:10.1037/0022Swann W.B. The Self and Identity Negotiation. Interaction Studies, 2005, Vol. 6, Issue 1, pp. 69—83. doi: 10.1075/is.6.1.06swa

20. Tenney E.R., Spellman B.A. Complex Social Consequences of Self-Knowledge .

Social Psychological and Personality Science, 2011, Vol. 2, Issue 4, pp. 343—350. doi:

10.1177/1948550610390965

–  –  –

В статье изложены и обсуждены результаты исследования культурных установок и базовых убеждений как предикторов психологического и эмоционального благополучия жителей города и села. Показано, что убеждения вносят вклад в эмоциональное и психологическое благополучие как сельчан, так и горожан. Показатели регрессии, объясняющей вариации психологического благополучия убеждениями, у сельчан выше, чем у горожан, а эмоционального благополучия — напротив, выше у горожан. Наиболее важным предиктором субъективного благополучия выступает убеждение в ценности собственного Я и в доброте людей. Большое прогностическое значение для благополучия горожан (в отличие от сельчан) имеет убеждение в удаче. Влияние культурного контекста на психологическое благополучие больше у сельчан, чем у жителей города, а влияние на эмоциональное благополучие не определено. Однако если в городе выражено влияние вертикального индивидуализма, то в селе значимыми предикторами являются горизонтальный индивидуализм и коллективизм. Таким образом, убеждения и культурный контекст в большей степени объясняют вариации психологического благополучия жителей села, чем города. Включенность в социально-территориальную общность также предопределяет различия в предикции эмоционального и психологического благополучия .

Ключевые слова: личность, эмоциональное благополучие, психологическое благополучие, культура, базовые убеждения, предикция .

Для цитаты:

Шамионов Р.М. Базовые убеждения и культурные установки как предикторы эмоционального и психологического благополучия горожан и сельчан // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С. 109—

122. doi:10.17759/sps.2015060408 * Шамионов Раиль Мунирович — доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной психологии образования и развития, Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского (ФГБОУ ВПО СГУ имени Н.Г. Чернышевского), Саратов, Россия, shamionov@mail.ru Социальная психология и общество. 2015 г. Том 6. № 4 Сравнительные исследования пре- исследований субъективного благоподикторов субъективного благополучия лучия выполнены на эмпирическом маличности активно ведутся в последнее териале без социально-территориальной десятилетие. Основанием для сравне- дифференциации участников. Вероятно ний, как правило, являются националь- считается, что это единая социокультурные или цивилизационные признаки [2; ная общность .

15; 18; 24], либо этнические [1; 5; 6; 11; Результаты множества исследований 15] различия, за которыми закрепляют- субъективного благополучия, удовлется определенные культурные характе- воренности жизнью, счастья позволили ристики. Сегодня сложилось несколько накопить определенный эмпирический теоретических подходов, на основе ко- материал о факторах и предикторах этих торых они реализуются (гедонистиче- явлений. Однако за редким исключениский, эвдемонистический, комплексный, ем они не затрагивают вопросов о касубъектно-бытийный и т. д.), а также чественных различиях субъективного осуществляются попытки теоретически благополучия личности в зависимости обобщить проведенные исследования, от принадлежности к социально-терблагодаря чему постепенно складывает- риториальным общностям. По сути, отся интегральная теория субъективного сутствуют исследования субъективного благополучия. благополучия и его факторов у жителей Анализ психологических механизмов больших и малых поселений, определяформирования субъективного благо- емых как социальные общности, обладаполучия, удовлетворенности жизнью у ющие культурными характеристиками .

представителей разных социально-тер- Однако в ряде исследований российриториальных общностей (большой и ских психологов анализируюся парамемалый город, село) является важной тры субъективного благополучия в соотзадачей современной социальной пси- несении с социально-территориальными хологии. В рамках данной проблемы характеристиками. В частности, раскрыпредполагается как изучение различий ваются показатели удовлетворенностьи структур субъективного благополучия, жизнью жителей мегаполиса и малых готак и анализ множественных социо- родов [4], жителей экологически неблакультурных и личностных детерминант гополучных регионов [14] культурные и благополучия/неблагополучия, а также региональные особенности источников влияния последних на планируемое (и в счастья [7] и др. Определенные шаги в некоторых случаях реализуемое) соци- решении данной проблемы предприняальное поведение личности. ты в социологии [9; 10; 20]. Однако здесь Научные основания, актуализирую- речь идет в большей степени о соотношещие данные исследования связаны с не- нии удовлетворенности жизнью и социдостаточностью знания о качественных ально-экономических параметров .

различиях субъективного благополучия Сравнительные исследования субъекили неблагополучия жителей города и тивного благополучия личности горожан деревни (а также мигрантов из деревни и сельчан проведены китайскими психов город) и социокультурных и личност- логами. Прежде всего в них затрагиваютных предикторах этих явлений. От- ся вопросы влияния социальных измеметим, что подавляющее большинство нений, характера социальной поддержки Прикладные исследования и практика на субъективное благополучие горожан факторов и оснований. В условиях сои сельчан [22], изменения субъективного циального расслоения общества эта проблагополучия в связи с миграцией сель- блема приобретает не только научное, чан в город [19], эффекта влияния соци- но и социальное значение. Ее решение ального неравенства сельчан и горожан позволит реализовать практические зана благополучие [17]; показано также, что дачи, связанные с выравниванием услопри отсутствии значимых различий уров- вий самореализации личности в разных ня благополучия жителей города и села в территориальных образованиях, а также большей степени оказывают влияние на будет способствовать укреплению позиблагополучие отсутствие образования, тивного социального настроения и, как занятости и степень социального обе- следствие, социальной стабильности и спечения [21] и др. Корейские психологи согласию в обществе .

установили, что семейные и социальные Цель данного исследования заключаотношения сильнее влияют на субъектив- ется в сравнительном анализе культурных ное благополучие в сельской местности, и личностных предикторов психологичем в городской [20]. Американские пси- ческого и эмоционального благополучия хологи [16] на основе соотнесения данных жителей города и села .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Национальный детский оздоровительный лагерь "ЗУБРЕНОК" Государственное учреждение образования "Академия последипломного образования"ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ВЗ...»

«СООТВЕТСТВУЕТ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ГОСУДАРСТВЕННОМУ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМУ СТАНДАРТУ ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РАЗНОЦВЕТНАЯ ПЛАНЕТА ПРИМЕРНАЯ ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Под редакцией Е. А. Хамраевой и И. В. Мальцевой Научный руководитель Е. А. Хамраева, доктор педагогических наук, проф...»

«Структура образовательной программы Пояснительная записка Цели Задачи Условия реализации образовательной программы Описание форм и методов проведения занятий Учебно-тематический план Содержание программы Ожидаемые результаты Критерии и формы оценки качества знаний Материальное, методическое, кадровое обеспечение программы Список...»

«Технологизация и информатизация учебного процесса: проблемы и результаты Милаева Ольга Игоревна воспитатель АНО ДО "Планета детства "Лада" д/с №68 "Серебряное копытце" г. Тольятти, Самарская область НАРОДНЫЕ ИГРЫ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ Ч...»

«ОГА ПОУ "Боровичский педагогический колледж" БПК-01-09/ БПК ПО-52-2015 Порядок организации самостоятельной работы студентов Версия 2 в учебном процессе и во внеучебной деятельности Лист 1 из 19 по учеб...»

«муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Детская школа искусств с. Покровское" Неклиновского района Ростовской области Дополнительная общеразвивающая общеобразовательная программа в области музыкального искусств...»

«I9 х*д flрАздЁик.& ГIод песнI0 Зослтая 0снъ дети вбегатот в зал, уса}кива}Oтся на места -й ребенок; Осень Еаff к себе на баrт tr Нынче ригласиjlа. Чтоб никто }r€ Gг{сздал Осень пOпросила. 2-й ребенок: И вOт мы здесъ. Сверкает зач. Теплом сOгреть...»

«Благотворительный фонд "Волонтеры в помощь детям-сиротам" ОГРН 1077799002490 125009, г. Москва, ул. Тверская, д.7, а/я 38 инн 7706412841 тел. +7 (495) 7891578 факс +7 (901) 5315492 e-mail:info@otk:azniki.ru www.otk:aтiki.ru 73/О6-12МСХ от 27.06.2012 Губернатору Московской области Шоугу Сергею Кужугетовичу от президента Благотвори...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова" Харьковский государственный педагогический университет имени Г.С. Сковороды Актюбинский...»

«УТВЕРЖДЕНО на заседании 2-й кафедры детских болезней УО БГМУ " 2 6 " ноября 2015г. УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВОПРОСЫ И ПЕРЕЧЕНЬ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ К КУРСОВОМУ ЭКЗАМЕНУ ПО ПЕДИАТРИИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ 5 КУРСА ЛЕЧЕБНОГО ФАКУЛЬТЕТА 2015-2016 У Ч Е Б Н Ы Й Г О Д 1. Основные...»

«О.А. Кострова (Самарский педагогический университет) Метафорические определительные словосочетания в современном немецком языке Метафорические выражения традиционно рассматриваются в стилистике, а в последнее время они привлекают внимание...»

«Г С С К І І М І 0БЩЕПЕДАГ0ГЙЧЕСК1Й Ж У Р Н А Л Ъ Д Л Я ШКОЛЫ И С Е ІЬ Й ИЗДАВАЕМ Ы Й Е Ж Е М Е С Я Ч Н О ПОДЪ РЕДАКЦИЕЙ Я. Г. ГУРЕВИЧА. Т Р Е Т ІЙ Г О Д Ъ И З Д А Н ІЯ. Ж 7 и 8 . ТОЛЬ и ДВГУСТЪ 1893 г. С.-ПЕТЕРБУРГЪ. Т ипографія И. Н. С к о р о х о д о б а (Н адеж динская, 43). 1892. Книги 7-я и 8-я, Іюль и Августа 1892 года....»

«Титульный лист рабочей Форма учебной программы Ф СО ПГУ 7.18.3/30 Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С . Торайгырова Кафедра психологии и педагогики (наименование кафедры) РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА Дисциплины Технологии психотерапии н...»

«ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление подготовки: 44.04.01 Педагогическое образование Магистерская программа: Театральная педагогика Программа подготовки: прикладная магист...»

«Пояснительная записка Формирование у дошкольников музыкально-двигательного, в том числе танцевального творчества является одной из программных задач воспитания в детском саду. Практика музыкального восприятия дошкольников давно уже ориентирует детей на то, чтобы отражать в движениях не только ритм музы...»

«Е. Б. Брякотнина, Е. А. Полева. Изучение круга чтения подростков как педагогическая проблема УДК 374.32; 374.71 Е. Б. Брякотнина, Е. А . Полева ИЗУЧЕНИЕ КРУГА ЧТЕНИЯ ПОДРОСТКОВ КАК ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА Анализируются данные анкетирования круга...»

«Крымский научный вестник, №4, 2015 krvestnik.ru УДК: 398.21 Говоров Николай Павлович Доктор философии в педагогических науках, доцент ГБОУВОРК "Крымский инженерно-педагогический университет" Россия, Крым, г. Симферополь Савка Анна Яросл...»

«Рекомендации родителям кризису 3 лет Кризис 3 лет. Воспитывая доброго и милого малыша третьего года жизни, в один прекрасный день родители видят, что их карапуз стремительно меняется в худшую сторону – так проявляет себя первый детский возрастной кризис 3 лет. Чаще всего он проходит очень бурно...»

«Психолого-педагогическая поддержка, как способ профилактики суицидального поведения у подростков. Факторы, препятствующие возникновению суицидального поведения у подростков Антисуицидальные факторы личности это сформиров...»

«НаучНый диалог. 2016 Выпуск № 7 (55) / 2016 Щетинина А. В. Зооморфные номинации homo socialis в словарях русского языка, литературно-художественном и газетном дискурсах / А. В. Щетинина // Научный...»

«Хождение Богородицы по мукам Святая богородица хотела помолиться господу богу нашему на горе Елеонской, чтобы во имя отца и сына и святого духа сошел архангел Михаил и поведал о муке, небесной и земной. И когда известили о слове этом, архангел Михаил сошел с небес, и четыреста ангелов с ним: сто с вос...»

«Сборник докладов 14-го Всероссийского интернет-педсовета "ФОРМИРОВАНИЕ КЛАССНОГО КОЛЛЕКТИВА ПОСРЕДСТВОМ ВНЕКЛАССНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ" Гикалова Валентина Алексеевна, ГБОУ ОШИ "Шебекинская гимназия интернат", воспитатель, Белгородская область, г Шебекино А...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.