WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫПУСКНИКОВ ФАКУЛЬТЕТА ПСИХОЛОГИИ СПбГУ Том 1 ББК 88 Н34 Редакционный совет: Председатель: декан факультета психологии СПбГУ, канд. психол. наук А.В. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Было установлено, что показатель жесткости наказаний, показатель степени непоследовательности отца и показатель степени унижения с его стороны образуют положительную взаимосвязь с показателем частоты мыслей о самоубийстве (p0,05). Также с показателем частоты мыслей о самоубийстве положительно коррелирует показатель степени поощрения родителями самоконтроля (через подавление эмоций) и показатели отношения как к неудачнику со стороны матери и отца (p0,01). Обратную корреляцию с показателем частоты мыслей о самоубийстве образуют показатель позитивного интереса со стороны отца (p0,05) и показатель степени принятия со стороны матери (p0,01). Показатель частоты депрессий образует положительную взаимосвязь с показателем степени непоследовательности со стороны отца (p0,01), а также показателями степени враждебности (p0,01) и авторитаризма (p0,05) со стороны матери. Показатель степени принятия конечности жизни прямо коррелирует с показателем степени позитивного интереса со стороны отца (p0,05) и показателем степени принятия со стороны матери (p0,01). Также он обратно коррелирует с показателем степени поощрения самоконтроля со стороны родителей (p0,01), показателем степени непоследовательности отца (p0,05) и показателем отношения как к неудачнику со стороны матери (p0,05) .

Показатель частоты депрессий обратно коррелирует с показателем процесса жизни (p 0,0.1) .

Показатель боязни смерти и страха смерти обратно коррелирует с показателем осмысленности жизни (p 0,05). Также показатель осмысленности жизни прямо коррелирует с показателем принятия конечности жизни (p 0,01). Показатель «смерть – избавление от страданий» обратно коррелирует с показателем результативности жизни (p 0,05). Показатель цели в жизни обратно коррелирует с показателем частоты мыслей о самоубийстве ( 0,05) .



Показатель результативности жизни прямо коррелирует с показателем кооперации с отцом (0,05) и обратно коррелирует с показателем враждебности со стороны матери (0,01). Показатель отвержения со стороны матери обратно коррелирует с показателем процесса жизни (0,05). Показатель позитивного интереса со стороны отца положительно коррелирует с показателем цели в жизни (0,05) .

Показатель «локус контроля – Я» прямо коррелирует с показателем поощрения самоконтроля (p 0,05). Также показатель «локус контроля – Я» обратно коррелирует с показателем унижения со стороны отца (p0,05) и с показателем непоследовательности отца (p 0,01). Также с показателем непоследовательности отца обратно коррелирует показатель «локус контроля – жизнь» (0,05) .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Был произведен корреляционный анализ показателей отношения к смерти, показателей субъективных переживаний детства и показателей смысложизненных ориентаций. Анализ выявленных взаимосвязей позволяет высказать следующие предположения .

Можно предположить, что чем в большей степени человек ощущал жесткость наказаний со стороны своих родителей, чувствовал унижение со стороны отца, тем чаще у него могут возникать мысли о том, чтобы покончить с собой. Возможно, жесткие наказания и унижение снижают довеОтношение к смерти у взрослых в связи с субъективными переживаниями детства … рие к жизни, веру в то, что жизнь может приносить радость. Можно предположить, что чем в большей степени человек ощущал в детстве необходимость подавлять свои эмоции, чем в большей степени чувствовал, что его считают несамостоятельным и неуспешным, тем в большей степени, будучи взрослым, он может быть склонен размышлять о суициде .



Вероятно, что человек, не приученный к открытому проявлению эмоций, вынужден их накапливать в себе, что может привести к значительному повышению уровня напряжения. Можно предположить, что чем в большей степени человек чувствовал, что родители любят его, интересуются его жизнью, тем реже, будучи взрослым, он может испытывать желание покончить с собой. Если человек знает, что он дорог и небезразличен своим близким, то он вероятнее всего будет дорожить своей жизнью .

Также возможно, что чем чаще у человека возникают мысли о самоубийстве, тем более непоследовательным и унижающим, контролирующим ему представляется поведение родителей по отношению к нему в детстве. А чем реже возникают у человека мысли о самоубийстве, тем в более позитивном ключе ему может представляться отношение со стороны родителей в детстве .

Можно предположить, что чем в большей степени человек ощущал контроль, повышенную требовательность со стороны родителей и непредсказуемость поведения отца, тем чаще, будучи взрослым, он может находиться в подавленном, депрессивном состоянии. Вероятно, что переживая из-за враждебности родителей, чувствуя собственную беспомощность в предугадывании их поведения, у человека может возникать ощущение нестабильности и опасности, что в дальнейшем может сказаться на его восприятии окружающего мира. Также можно предположить, что чем чаще у человека случаются депрессии, тем более непоследовательным, авторитарным и враждебным ему представляется отношение к нему родителей в детстве .

Можно предположить, что чем в большей степени человек чувствовал, что его жизнь кому-то важна и интересна, что он в состоянии самостоятельно принимать решения и распоряжаться собственной жизнью, тем в большей степени он может принимать и свою жизнь, и ее конечность .

Показатели боязни смерти и страха смерти положительно коррелируют с показателем отношения как к маленькому неудачнику со стороны обоих родителей, показателем степени непоследовательности со стороны отца и показателем степени поощрения самоконтроля. Можно предположить, что чем в большей степени человек ощущал собственную несамостоятельность, невозможность контролировать ситуацию и выражать свои чувства, тем большую тревогу у него может вызывать смерть. Скорее всего, у человека, который плохо справляется с трудностями, снижается уровень доверия к окружающему миру и к жизни. Также можно предположить, что чем в большей степени человек боится смерти, тем чаще ему представляется, что родители в детстве недооценивали его, пренебрегали им .

Можно предположить, что чем чаще человек находится в состоянии депрессии, тем сложнее ему оценить насыщенность жизни, испытывать к ней интерес. Также можно предположить, что чем менее интересной представляется человеку собственная жизнь, тем более он склонен к депрессиям .

Можно предположить, что чем более осмысленной человек воспринимает свою жизнь, чем в большей степени он понимает, зачем он живет и чего он хочет достичь, тем менее интенсивно он будет переживать страх смерти. Также возможно, что чем меньше человек испытывает страх смерти, тем более осмысленной ему может представляться жизнь .





Также показатель осмысленности жизни прямо коррелирует с показателем принятия конечности жизни. Это тоже подтверждает то, что, скорее всего, чем больше человек задумывается о смысле, значимости собственной жизни, тем более естественным ему видится смерть, тем проще ему смириться с ее неизбежностью .

Показатель «смерть – избавление от страданий» обратно коррелирует с показателем результативности жизни. Можно предположить, что чем продуктивнее жизнь человека, чем в большей степени он доволен тем, чего достиг, тем менее вероятно, что он начнет воспринимать свою жизнь как череду неудач, потерянных возможностей и вообще в таком негативном русле, когда смерть будет избавлением. Также можно предположить, что чем более результативной представляется человеку собственная жизнь, тем в меньшей степени он воспринимает смерть как избавление от страданий .

Показатель цели в жизни обратно коррелирует с показателем частоты мыслей о самоубийстве. Можно предположить, что чем лучше человек знает, чего он хочет достичь, чем более четкая предстает перспектива его будущего, тем реже у него возникают мысли о том, чтобы совершить суицид. Также возможно, что чем реже у человека возникают мысли о самоубийстве, тем более ясным ему представляется то, чего он хочет достичь в жизни .

Можно предположить, что чем в большей степени человек чувствовал близость отца, его заинтересованность в жизни ребенка, тем более насыщенной и продуктивной может восприниматься Е.Л. Летягина, М.В. Галимзянова жизнь. В то время как враждебное отношение со стороны матери может привести к тому, что собственные достижения могут не восприниматься человеком как что-то важное, а значимость интересных событий может обесцениваться. Также можно предположить, что чем более результативной представляется человеку собственная жизнь, тем в более позитивном ключе он может воспринимать отношение к нему родителей в детстве .

Можно предположить, что чем в меньшей степени человек чувствовал поддержку и понимание со стороны матери, тем меньшее удовольствие он получает от жизни, меньший интерес испытывает к происходящим с ней событиям. Также возможно, что чем менее радостной представляется человеку собственная жизнь, тем в большей степени он считает, что его в детстве отвергали. Можно предположить, что чем в большей степени человек чувствовал, что его отцу было важно, что происходило в его жизни, тем большего он будет планировать достичь, будучи взрослым. Это также может быть связано с тем, что внимание отца снижало страх перед неудачами у ребенка, прибавляло веры в себя .

Также можно предположить, что более ясной для человека представляется перспектива будущего, тем в большей степени он склонен считать, что отец интересовался его жизнью в детстве .

Можно предположить, что чем в большей степени родители способствовали проявлению самостоятельности у ребенка в детстве, давали ему самому принимать решения, тем с большей вероятностью у человека может формироваться ощущение контролируемости жизни, возможности управлять ею. Можно предположить, что чем в большей степени человек ощущал пренебрежение и непредсказуемость поведения отца, чем в меньшей степени он ощущал его расположение, тем более беспомощным он себя чувствовал .

Также с показателем непоследовательности отца обратно коррелирует показатель «локус контроля – жизнь». Это тоже подтверждает предположение о том, что невозможность предвидеть поведение отца, ощущения нелогичности причинно-следственных связей в его поведении, может способствовать формированию у человека пассивной жизненной позиции, неверию в собственные силы.Также можно предположить, что чем в меньшей степени человек ощущает себя способным управлять собственной жизнью, тем в большей степени он склонен считать, что родители его контролировали, унижали, были непоследовательными по отношению к нему .

ВЫВОДЫ

1. Изучение отношения к смерти показало, что респонденты в период ранней взрослости в целом не сильно боятся смерти, считают ее естественной и неизбежной. Смерть не вызывает у них чувство обреченности, она представляется им стимулом для развития. Также было установлено, что у испытуемых сформировано отношение к жизни как к особой ценности, мысли о самоубийстве у них возникают нечасто. При этом женщины чаще думают о смерти, испытывают больший страх перед смертью, чем мужчины. Изучение рискованного опыта показало, что респонденты в целом считают опыт переживания ситуации риска для жизни полезным, ценным, имеющим большое воздействие на переосмысление отношения к жизни. При этом женщины переживают рискованный опыт интенсивнее, чем мужчины .

2. Изучение субъективных переживаний детства показало, что взрослые в целом оценивают отношение со стороны родителей как основанное на принятии, кооперации, позитивном интересе .

В представлении респондентов их в детстве часто хвалили, поощряли, относились к ним внимательно. Стоит отметить, что мужчины в большей степени чувствовали отдаленность от матери, в то время как женщины в большей степени чувствовали удаленность от отца, также женщины в большей степени чувствовали унижение со стороны отца. Также стоит отметить, что респонденты в детстве больше всего боялись боли и одиночества .

3. Изучение смысложизненных ориентаций позволило установить, что в целом испытуемые склонны к осмыслению своей жизни, у них сформированы планы на будущее, они получают удовольствие от жизни, считают себя успешными и ответственными за то, что происходит в их жизни .

При этом стоит отметить, что значения всех показателей смысложизненных ориентаций несколько выше у мужчин .

4. При изучении взаимосвязи отношения к смерти у взрослых, субъективных переживаний детства и смысложизненных ориентаций были выявлены следующие особенности. Частота мыслей о самоубийстве связана с жестокостью наказаний, унижением со стороны родителей, родительской непоследовательностью, а также наличием целей в жизни. С частотой депрессий связаны враждебность и авторитарность родителей, а также отношение человека к собственной жизни. Принятие

Отношение к смерти у взрослых в связи с субъективными переживаниями детства …

конечности жизни связано с позитивным интересом родителей, принятием. Страх смерти связан с поощрением самоконтроля (за счет подавления эмоций), осмысленностью жизни. Отношение к смерти как к избавлению от страданий связано с оценкой человеком своих достижений. Также были обнаружены взаимосвязи между локусом контроля респондентов и непоследовательностью и унижением со стороны родителей; наличием жизненных целей и позитивным интересом со стороны родителей; получением удовольствия от жизни и отвержением со стороны родителей .

Результаты исследования дают основания полагать, что особенности отношения к смерти могут закладываться уже в раннем детстве, а дальнейшее развитие человека может направлять этот процесс в более благоприятное русло или наоборот. Отношение человека к смерти тесно связано с его духовным уровнем, его потребностями и ценностями, и так как эта связь обоюдна, она имеет особое значение. Знания об особенностях формирования отношения к смерти могут помочь человеку в осознании того, к какому жизненному итогу он хочет прийти, в нахождении «себя» и своего места в окружающем мире, в достижении гармонии с самим собой .

–  –  –

К.В. ЛИНКЕВИЧ, Н.В. ГРИШИНА e-mail: ksenia-linkevich@mail.ru Специализация «Общая психология»

ПОНИМАНИЕ СИТУАЦИЙ МЕЖЛИЧНОСТНОГО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СТУДЕНТАМИ РАЗНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Проблема понимания ситуаций находится на стыке психологии понимания, изучающей процесс и результат понимания людьми мира и себя в нем как наделения знаний личностным смыслом, а также психологии ситуаций, ставящей в центр рассмотрения человека как целое в его взаимодействии с ситуацией. Проблема изучения понимания ситуаций заключается, с одной стороны, в сложности структуры самого феномена, а с другой, в отсутствии адекватных методов его изучения .

На сегодня в философии не существует единого взгляда на проблему понимания. В целом, понятие «понимание» большинство философов связывают в своих работах с понятием «смысл» .

Основной спор возникает вокруг вопроса о том, понимание – это считывание смысла, уже заложенного в понимаемом объекте, или же наделение смыслом того или иного явления. Вслед за С.С. Гусевым и Г.Л. Турчинским (1985:5) мы будем рассматривать понимание «как процедуру осмысления

– выявления и реконструкции смысла, а также смыслообразования». То есть мы будем опираться на оба процесса: процесс раскодирования смыслов, присущих некому явлению, и процесс приписывания ему смысла, его интерпретацию. Это соответствует методологическим основам психологии человеческого бытия, объединяющей в себе как когнитивный подход (с акцентом на процесс познания и поведение индивида), так и экзистенциальный (с акцентом на процессах созерцания и переживания) (Знаков 2005) .

В современной психологии проблема понимания также не имеет однозначного разрешения .

Ю.К. Корнилов пишет, что «факт установления связи, объединения и в результате получения целого – это главное, что роднит внешне очень различные процессы понимания» (Корнилов 1979:70) .

Аналогичное рассмотрение функции понимания в познании предлагает В.В. Знаков, говоря, что задача понимания «состоит в осмыслении, анализе знания, имеющего для субъекта проблемный характер, в раскрытии его происхождения и потенциальных возможностей» (Знаков 2005:34). В результате этого процесса возникает связная, цельная система «мира человека». Процесс понимания как психологический феномен характеризуется двумя основными особенностями: 1) мы неизбежно включаем объекты в более широкий контекст, выходим за непосредственные границы понимаемого, т. е. результат понимания всегда непредсказуем, так как выступает следствием достраивания существующей картины до субъективно целостной; 2) происходит постоянное соотнесение понимаемого с представлениями о должном (речь идет о ценностно-нормативных представлениях субъекта о социальном и физическом мире, что обеспечивает принципиальную возможность взаимопонимания) .

В когнитивном направлении исследования было выделено три возможные формы понимания (там же). Понимание-узнавание возникает в том случае, когда субъект отвечает на вопрос «Что это такое?». Понимание-гипотеза возникает при решении задачи на доказательство правильности своего предположения относительно того, к какой области принадлежит объект. Пониманиеобъединение возникает тогда, когда основной задачей понимающего субъекта будет конструирование, объединение отдельных частей в целое, когда мы встречаемся с чем-то действительно новым, с тем, что не укладывается в уже существующие категории, схемы. Также было показано, что понимание во многом определяется природой, структурой, особенностями познаваемого объекта (Гусев, Тульчинский 1985). Это необходимо учитывать при изучении исследуемого феномена, поскольку сам понимаемый объект составляет неотъемлемую часть ситуации понимания .

Герменевтика, напротив, видит истоки феномена понимания не в самом понимаемом объекте, а в культурно-историческом контексте его возникновения и существования. Смысл, с точки зрения этого подхода, не существует в неизменном виде, а потому ключевое значение придается символу как носителю множества вторичных смыслов, возникающих в сознании субъекта в результате постижения основного смысла, заложенного в объекте .

Наиболее продуктивный подход к решению поставленных в нашем исследовании задач – сочетание герменевтического и когнитивного направлений, что соответствует методологическим поК.В. Линкевич, Н.В. Гришина, 2013 Понимание ситуаций межличностного взаимодействия студентами разных специальностей зициям психологии человеческого бытия, ориентированной на максимально целостный подход к анализу действительности .

Завершая теоретический обзор понятия «понимание» в психологии, важно проанализировать его связь с процессом наделения человеком личностным смыслом знаний о самом себе, т. е. с самопониманием. В.В. Знаковым (2005) были эмпирически выявлены два фактора, составляющих сущность самопонимания. Фактор 1 напрямую связан с пониманием субъектом себя как экзистенциально проявленного в мире и включает в себя шкалы опросника смысложизненных ориентаций и и методики оценки самоактуализации. Фактор 2 отражает когнитивную сторону этого процесса и представляет собой связь уровня рефлексивности и интегральной оценки самосознания. В нашем исследовании наибольший интерес представлял второй фактор .

«Ситуация» – второй концепт, составляющий предмет проведенного исследования. Несмотря на всю несомненность ситуационной обусловленности жизни человека, состояние изучения данного аспекта психологической реальности нельзя считать удовлетворительным (Argyle, Furnham, Grahan 1981; Гришина 1997; Психология ситуаций: теория и исследования 2001). Наиболее распространенно следующее определение понятия «ситуация»: это «естественный фрагмент социальной жизни, определяемый включенными в него людьми, местом действия и характером развертывающихся действий или деятельности» (Ibid.:116). В проведенном исследовании мы опирались на указанное определение. В этом подходе были выявлены основные характеристики ситуаций: 1) цели;

2) правила; 3) роли; 4) репертуар элементов (набор элементарных действий); 5) последовательность поведенческих актов; 6) концепты (знания, необходимые для понимания ситуации); 7) окружающие условия (физическая среда, пространственные и материальные параметры); 8) язык и речь; 9) трудности взаимодействия и навыки их преодоления (Argyle 1981) .

В одной из работ тех же авторов (Graham, Argyle, Clarke, Maxwell 1981) все явления делились на активность, разговор и чувства. В нашем исследовании были использованы обе обозначенные классификации. Анализ публикаций в области ситуационного подхода свидетельствует об «отсутствии попыток обозначения эмпирических возможностей изучения ситуаций и операционализации их характеристик» (Гришина, Погребицкая, Абдульманова, Аллахвердов 2011:25) .

Одна из немногих попыток создания универсального подхода к пониманию ситуаций – разработанная М.В. Осориной (2003) и О.Л. Некрасовой-Каратеевой (1998) система пошагового психологического анализа изобразительного текста. Это техника развития навыка понимания рисунков. Однако требует отдельного анализа вопрос о том, насколько правомерно переносить описание стадий понимания рисованных ситуаций на процесс понимания реальных социальных ситуаций .

В нашем исследовании было описано и проанализировано понимание ситуаций межличностного взаимодействия как самостоятельного явления психической жизни .

Цель исследования – анализ особенностей понимания ситуаций межличностного взаимодействия студентами разных специальностей .

Задачи исследования:

выявление специфики понимания ситуаций межличностного взаимодействия студентами разных специальностей;

выявление специфики понимания ситуаций в зависимости от характеристик понимаемого объекта;

анализ связи уровня самопонимания с особенностями понимания ситуаций .

Гипотезы исследования .

1. При описании ситуации межличностного взаимодействия студенты разных специальностей будут учитывать разные характеристики ситуации:

студенты психологического факультета будут описывать ситуацию, опираясь на психологическое состояние ее участников (концепты);

студенты театрального вуза – опираясь на действия героев, их цели и задачи;

студенты технических специальностей – опираясь преимущественно на окружающие условия .

2. Существуют различия в понимании людьми по-разному структурированных ситуаций, которые проявляются в субъективной оценке степени понятности ситуации, количестве просмотров, необходимых для достижения субъективного ощущения максимальной понятности, и в точности описания ситуации .

3. Степень склонности к рефлексии и уровень самосознания связаны с полнотой понимания и точностью описания ситуации, с количеством просмотров, необходимых для достижения субъек

<

К.В. Линкевич, Н.В. Гришина

тивного ощущения максимальной понятности, и с субъективной оценкой степени понятности ситуации .

Предмет исследования – личностные и ситуационные характеристики понимания ситуаций межличностного взаимодействия .

Объект исследования – процесс понимания ситуаций межличностного взаимодействия студентами старших курсов разных специальностей .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 30 человек (10 мужчин, 20 женщин), средний возраст – 22 года: студенты старших курсов факультета психологии СПбГУ (11 человек), театроведческого факультета СПбГАТИ (10 человек), математико-механического факультета СПбГУ (9 человек) .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для выявления уровня самопонимания испытуемых были выбраны следующие методики: методика определения уровня рефлексивности А.В. Карпова (2003) и методика диагностики самосознания А. Фенигстайна (Fenigstein, Scheier, Buss 1975), переведенная и адаптированная В.В. Знаковым (2005) .

Основной исследовательский метод – эксперимент .

ПРОЦЕДУРА ЭКСПЕРИМЕНТА

В качестве стимульного материала выступали короткие (не более 2 минут) эпизоды из художественных фильмов: 1) «Пробуждение» (П. Маршалл); 2) «Настройщик» (К. Муратова); 3) «Иллюзионист» (Й. Стеллинг) .

На I этапе исследования испытуемый просматривал эпизод в режиме «без звука», оценивал степень понятности отрывка по 5-балльной шкале и описывал все, что понял из увиденной ситуации. После этого испытуемому предлагалось повторять всю процедуру до тех пор, пока он не скажет, что новые просмотры не дадут ему большего понимания увиденной ситуации .



На II этапе испытуемый отвечал на ряд фактических вопросов, общих для всех эпизодов («Кем друг другу приходятся герои»?; «Как давно они знакомы?» и пр.) .

Все ответы записывались на диктофон с устного согласия испытуемых.

Анализировались следующие данные:

расшифрованные записи ответов испытуемых;

количество повторных просмотров отрывка;

субъективная оценка понятности ситуаций;

уровень склонности к рефлексии;

уровень самосознания .

Проводилась категоризация смысловых единиц интервью I этапа исследования. За смысловую единицу принималось такое высказывание, которое содержит в себе информацию только об одной из характеристик ситуации.

Категоризация проводилась по нескольким основаниям:

1) высказывания о нем, о ней, о них, их взаимодействии, о ситуации;

2) по характеристикам ситуации: 1) цели; 2) правила; 3) роли; 4) репертуар элементов (набор элементарных действий); 5) последовательность поведенческих актов; 6) концепты (знания, необходимые для понимания ситуации); 7) окружающие условия (физическая среда, пространственные и материальные параметры); 8) язык и речь; 9) трудности взаимодействия и навыки их преодоления;

3) высказывания о поведенческой активности героев, об их разговоре, об их чувствах;

4) высказывания, содержащие: затруднения испытуемого в интерпретации увиденного, уверенные описания, гипотезы в отношении увиденного;

5) высказывания, сформулированные в утвердительной, отрицательной или вопросительной форме .

Для каждого испытуемого по каждой ситуации в отдельности подсчитывалась частота употребления каждой категории в процентах от общего числа высказываний в классификации. Ответы на вопросы II этапа исследования оценивались по 3-балльной шкале в отношении точности понимания, где 0 – абсолютное несовпадение описания с действительностью; 1 – частичное совпадение;

2 – полное совпадение. Подсчитывалось среднее количество повторных просмотров и средняя степень субъективной понятности испытуемому ситуации каждого отрывка .

Понимание ситуаций межличностного взаимодействия студентами разных специальностей Для математико-статистического анализа данных применялся ANOVA с повторными измерениями. Для анализа корреляции между данными опросников и результатами количественного анализа I и II этапов исследования применялся R-коэффициент Пирсона .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ данных показал наличие значимой связи между профессиональной ориентацией испытуемых и степенью субъективной понятности ситуаций (F = 8,517, p=0,001): наиболее высокий балл ставили студенты театроведческого факультета, а наименьший – студенты математикомеханического факультета. Также профессиональная направленность испытуемых значимо связана с количеством просмотров первого эпизода отрывка (F = 5,525, p0,01): наибольшее число просмотров – у психологов, наименьшее – у театроведов. Были выявлены статистически значимые различия в употреблении категорий «активность» и «чувства» при описании ситуаций студентами разных специальностей (F = 5,538, p=0,05). Чаще всех категорию «активность» используют студенты математико-механического факультета, реже всех – студенты психологического факультета. Психологии при описании ситуаций значимо чаще других используют категорию «чувства», реже всех ее употребляют математики .

Значимая связь предъявляемого эпизода была обнаружена с такими параметрами понимания ситуаций, как точность понимания (F = 8,759, p0,001) и количество повторных просмотров (F = 5,527, p0,01). В случае связи эпизода с точностью понимания, измеряемый показатель монотонно возрастает от первого к третьему эпизоду. В то время как наибольшее число повторных просмотров соответствует второму эпизоду, наименьшее – третьему. Также от просматриваемого эпизода значимо зависел выбор определенных категорий для описания ситуации в случае первой (F = 4,991, p0,001) и третьей (F = 75,683, p0,001) классификаций. Для первого и второго эпизодов частота употребления категорий первой классификации выглядит следующим образом (по убыванию частоты): 1) она, 2) он, 3) они, 4) ситуация; для третьего эпизода: 1) он, 2) она, 3) ситуация, 4) они. Категория «он» чаще всего употреблялась для описания третьего эпизода, категория «она» – для второго эпизода, «они» – для первого и «ситуация» – для третьего3. Категории 3 классификации по частоте употребления (по убыванию) расположились иначе: для первого эпизода – 1) разговор, 2) чувства, 3) активность; для второго и 3 третьего – 1) активность, 2) чувства, 3) разговор. Категория «активность» чаще всего употреблялась при описании третьего эпизода, категории «разговор» и «чувства» – для первого .

При оценке личностных свойств испытуемых были выявлены следующие корреляции:

связь уровня рефлексивности со средним количеством повторных просмотров эпизода (F= 9,364, p0,01);

связь уровня рефлексивности и точности понимания второго эпизода (p0,05, r=0,42);

рефлексивности и количества просмотров первого (p0,01, r=0,47) и третьего (p0,001, r=0,68) эпизодов; самосознания и количества просмотров третьего эпизода (p0,01, r=0,47) .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Как было сказано выше, точность понимания ситуации возрастает от первого к третьему эпизоду. Эта закономерность имеет свое причинное объяснение в том, что стимульный материал формировался таким образом, чтобы эпизоды различались по использованию в фильме средств выразительности. Сама структура третьего эпизода ориентирована на восприятие зрителем невербального поведения, а первый эпизод ориентирован на передачу информации посредством речи и мимики героев .

Адекватность подбора эпизодов подтвердилась распределением высказываний испытуемых по частоте употребления категорий третьей классификации. Для описания первой ситуации испытуемые пользовались преимущественно категориями «разговор» (чаще всего) и «чувства». Описывая вторую и третью ситуации, испытуемые значимо чаще опирались на двигательную активность испытуемых .

Возрастание количества повторных просмотров второго эпизода по сравнению с третьим и первым также имеет свое обоснование. Если в самом эпизоде заложен принцип его понимания, то субъект, вне зависимости от своего желания, следует этому принципу. Можно предположить, что субъект неосознанно оценивал и возможную степень понимания ситуации. Вследствие этого первый эпизод испытуемые просматривали статистически значимо реже, чем второй, поскольку поК.В. Линкевич, Н.В. Гришина тенциальная возможность понимания второй ситуации выше, чем первой. Третья ситуация повторно просматривалась статистически значимо реже, чем первая и вторая, поскольку сама ее структура ориентирована на возникновение ощущения понятности с первого же просмотра .

Ситуационно обусловленная закономерность преимущественного описания героя мужского или женского пола, их взаимодействия или общего контекста (классификация 1) ситуации объясняется тем, что наиболее значимый персонаж ситуации в кадре совершает более активные действия .

Поэтому в первом и втором эпизодах испытуемые значимо чаще описывают женщину, а в третьем эпизоде частота описания женщины и мужчины практически совпадает .

Не случаен и тот факт, что категория «они» наиболее часто использовалась при описании первого и реже всего – при описании третьего эпизода. Из качественного анализа ответов испытуемых на вопрос II этапа о сути конфликта героев, можно заключить, что наименее конфликтной ситуацией люди считают первую, а наиболее конфликтной – третью. Следовательно, можно сделать вывод: чем выше степень конфликтности ситуации, тем больше люди склонны описывать ее в терминах действий отдельных героев .

В отношении трех других классификаций значимых различий в зависимости от эпизода или профессиональной ориентации испытуемых выявлено не было. Наибольший интерес здесь представляют результаты, полученные о характеристиках ситуаций, выделенных М. Аргайлом. Наиболее часто люди описывают ситуации на основании репертуара элементов поведения героев. Очевидно, это обусловлено тем, что отдельные поведенческие акты людей – наиболее объективная характеристика возникшей ситуации. Далее по уменьшению частоты употребления идут: концепты, окружающие условия, язык и речь и цели. Намного реже использовались при описании (по убыванию частоты): роли, последовательности поведенческих актов, трудности и навыки, правила .

Неожиданным результатом количественной обработки данных исследования оказалось то, что единственным параметром, полностью зависящим от профессиональной направленности испытуемых, была степень оценки субъективной понятности ситуаций. Наибольшие баллы по степени понятности ставили студенты театроведческого факультета, наименьшие – математикомеханического факультета. При этом профессиональная направленность испытуемых не оказывала значимого влияния ни на точность понимания эпизодов, ни на количество повторных просмотров эпизода .

Также были обнаружены значимые различия в предпочтении испытуемыми категорий «чувства» и «активность» для описания ситуаций межличностного взаимодействия. Наиболее ориентированы на описание активности героев студенты математико-механического факультета, менее всего – факультета психологии. На описание чувств, наоборот, более всего ориентированы психологи, менее всего – математики. Это соответствует нашей теоретической гипотезе о том, что студентыпсихологи склонны описывать и понимать ситуации, исходя из психологических характеристик человека, а студенты-театроведы – опираясь на реальные действия героев с их целями и мотивами .

Этим можно объяснить еще один результат исследования: психологи статистически значимо больше, чем театроведы и математики повторно просматривали первый эпизод. Поскольку именно первый отрывок построен на выражении чувств посредством мимики, а не конкретных физических действий, театроведами и математиками он мог расцениваться как сложный для понимания, вследствие чего количество его повторных просмотров оказалось значимо меньше, чем у психологов, которые ориентированы на интерпретацию психологического состояния людей .

Второй личностной характеристикой, оказывающей существенное влияние на понимание ситуаций, оказался уровень рефлексивности. Низкому уровню рефлексивности соответствует наименьшее, а высокому уровню рефлексивности – наибольшее число повторных просмотров эпизодов. Этот результат закономерен, поскольку рефлексивность автором методики понимается как такое свойство человека, которое определяет его как активного субъекта (Карпов 2003) .

Также были выявлены некоторые закономерности, не получившие количественного выражения. Из результатов смыслового анализа интервью можно сделать вывод о том, что на точность понимания ситуаций оказывает влияние склонность людей проецировать собственный жизненный опыт на других людей. В частности, можно заключить, что одним из препятствий на пути к пониманию ситуации выступает установка на восприятие только определенного, ожидаемого поведения .

По результатам интервью можно заключить, что ни одна из существующих характеристик ситуаций, выделенных М. Аргайлом, не учитывает такой значимый элемент понимания людьми ситуаций, как предположения о мыслях и установках участников ситуаций, ожидания от них определенного поведения, чувств, слов и размышлений .

Понимание ситуаций межличностного взаимодействия студентами разных специальностей Наконец нарратив действительно лежит в основе понимания людьми мира. Испытуемые преимущественно давали описание происходящего в ситуации взаимодействия героев на языке нарратива, стараясь увязать отдельные элементы их поведения в целостный рассказ .

Обобщая ответы испытуемых на последний вопрос II этапа («На какие вопросы Вы себе отвечали, пока пытались понять ситуацию»), можно заключить, что существуют две принципиально разные стратегии понимания ситуаций. Одна ориентирована на анализ с последующим синтезом отдельных элементов в целостное описание. Другая связана с попыткой испытуемых понять ситуацию сразу как целое, после чего искать подтверждения своему пониманию в отдельных элементах ситуации. Назовем их соответственно аналитико-синтетической стратегией и стратегией постижения. Эти две стратегии не взаимоисключающие, однако каждому испытуемому в большей степени присуща одна из них .

ВЫВОДЫ

1. На особенности понимания людьми ситуаций межличностного взаимодействия оказывают влияние как личностные (особенности личности понимающего субъекта), так и ситуационные (параметры понимаемого объекта – ситуации) факторы .

2. К ситуационным факторам относится структура ситуации, подлежащей пониманию (способ построения кадра, поведения героев, использованные средства выразительности). К личностным факторам относятся: уровень рефлексивности, профессиональная ориентация, личный жизненный опыт субъекта .

3. Структура ситуации определяет точность ее понимания субъектом и количество повторных подходов к ее анализу, необходимых для достижения субъективного ощущения ее максимальной понятности, а также элементов ситуации, преимущественно подлежащих описанию при ее анализе .

4. Профессиональная ориентация человека определяет степень его субъективной уверенности в том, что он понимает ситуацию .

5. Высокий уровень рефлексивности субъекта определяет его склонность неоднократно возвращаться к анализу ситуации .

6. В процессе понимания ситуации люди склонны проецировать собственный жизненный опыт на других людей .

7. Существующая классификация характеристик ситуаций, предложенная М. Аргайлом, не включает в себя мысли участников ситуаций, представления о мыслях, чувствах и установках партнеров по ситуации, а также основанные на таких представлениях ожидания от партнеров по ситуации .

8. В исследовании проявилась нарративная природа восприятия ситуаций межличностного взаимодействия .

9. Были выявлены две стратегии понимания ситуаций: аналитико-синтетическая стратегия и стратегия постижения .

ЛИТЕРАТУРА

1. Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии. 1997. № 1 .

С. 121–132 .

2. Гришина Н.В., Погребицкая В.Е., Абдульманова Д.М., Аллахвердов М.В. Психология ситуаций: теория и исследования. СПб., 2011 .

3. Гусев С.С., Тульчинский Г.Л. Проблема понимания в философии. Философскогносеологический анализ. М., 1985 .

4. Знаков В.В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. М., 2005 .

5. Карпов А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психологический журнал. 2003. № 5. С. 45–57 .

6. Корнилов Ю.К. Психологические проблемы понимания. Понимание как познание, как вид мышления, понимание в производственной деятельности: учеб. пособие. Ярославль, 1979 .

7. Некрасова-Каратеева О.Л., Осорина М.В. Психологические особенности восприятия картины зрителем-ребенком в музее // Художественный музей в образовательном процессе / под ред. Б.А. Столярова. СПб., 1998. С. 127–169 .

К.В. Линкевич, Н.В. Гришина

8. Осорина М.В. Идеологическое лицо книги: психологический анализ обложек советского «Букваря» и «Азбуки» А. Бенуа // Детский сборник: статьи по детской литературе и антропологии детства. М., 2003. С. 155–168 .

9. Психология социальных ситуаций / сост. и общ. ред. Н.В. Гришиной. СПб., 2001 .

10. Argyle M. The Experimental Study of the Basic Features of Situations // Toward of Psychology of Situations: an Interactional Perspective / ed. D. Magnusson. Hillsdate, 1981. P. 63–81 .

11. Argyle M., Furnham A., Graham J. Social Situations. Cambridge, 1981 .

12. Fenigstein A., Scheier M.F., Buss A.H. Public and Private Self-Consciousness: Assessment and Theory // Journal of Consulting and Clinikal Psychology. 1975. Vol. 43. № 4. P. 522–527 .

13. Graham J., Argyle M., Clarke D., Maxwell G. Social Situations. Cambridge University Press,

1981. P. 198–201 .

Л. МАССА (Lorenzo Massa), Н.В. ГРИШИНА e-mail: onto@psy.pu.ru Бакалавриат

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОТНОШЕНИЯ

К ГЛОБАЛИЗАЦИИ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Актуальность темы исследования определяется тем, что в современном мире понятие «глобализация» получило широчайшее распространение. Глобализации уделяют огромное внимание политологи, экономисты, социологи, культурологи, философы, но работ по психологии, связанных с влиянием и восприятием глобализации довольно мало. Глобализация — процесс всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации. Она определяет весьма важный и влиятельный класс экономических, политических и иных процессов на различных уровнях, a также формирует новые принципы, нормы, правила и процедуры принятия решений, создавая в результате мир с множеством взаимосвязей, взаимодействий и взаимоуязвимостей (Stiglitz 2006). При этом в исследованиях большое внимание уделяется, в основном, эффектам этих процессов на макроуровнях: государств, регионов и пр. Но каково же влияние глобализации на конкретного человека?

Какой представляется она и ее влияние в сознании отдельных людей?

В ходе человеческой истории исследование глобальных пространств осуществлялось в познавательных, разведывательных, военных, экономических целях или же было связано со стремлением передавать идеи, ценности и религиозные верования. Речь идет о тенденции, которую мы могли бы определить как природную, как импульс, который постоянно возникает в различные исторические эпохи. Огромная масса изменений в мире происходит с такой огромной скоростью (которая растет в геометрической прогрессии благодаря технологическим инновациям), что это кардинальным образом сказывается на жизненной ситуации и психологии отдельного индивидуума и неизбежно влечет за собой социальные последствия. Невозможно отрицать, что наиболее распространенная оценка диалектики глобализация/индивидуум – это двойственность. Такой развитый и сложный феномен имеет позитивные и негативные аспекты. Внезапность перемен последних двадцати лет прежде всего привела к преувеличению негативных сторон, но нет недостатка и в тех положительных изменениях, которые может принести и несет с собой глобализация (Aug 1993; Beck 2000;

Pallavicini 2004; Meneghetti 2006). Говоря о негативной стороне, об издержках, мы в первую очередь обращаемся к тому, насколько люди вынуждены мириться с тяжелыми угрозами для человеческой безопасности и с разрушением моделей повседневной жизни, что провоцирует определенную нестабильность. Одновременно глобализация создает общие перспективы прогресса и процветания, потому что это динамичный процесс открытия сложности мира и взаимопроникновения географических пространств и областей .

В качестве одного из проявлений глобализации в Европе мы рассматриваем создание Европейского союза (ЕС). С помощью стандартизированной системы законов, действующих во всех странах ЕС, был создан общий рынок, гарантирующий свободное движение людей, товаров, капитала и услуг, включая отмену паспортного контроля в пределах Шенгенской зоны, в которую входят как страны-члены, так и другие европейские государства. Союз принимает законы (директивы, законодательные акты и постановления) в сфере правосудия и внутренних дел, а также вырабатывает общую политику в области торговли, сельского хозяйства, рыболовства и регионального развития. Семнадцать стран союза ввели в обращение единую валюту, евро, образовав еврозону. В исследовании нас также интересовало восприятие итальянцами этого объединения и в связи с этим их ощущение своей национальной, гражданской принадлежности .

Мы предположили, что существуют различные типы отношения к глобализации, специфика которых связана с восприятием ее проявлений, а также с личностными особенностями людей. В своем исследовании мы обращаемся к изучению психологических особенностей восприятия глобализации в современной Италии .

Целью нашего исследования было изучение отношения к феномену глобализации в Италии .

Задачи исследования .

1. Анализ феномена глобализации и разработка эмпирических характеристик отношения к глобализации .

______________

© Л. Масса (Lorenzo Massa), Н.В. Гришина, 2013 Л. Масса, Н.В. Гришина

2. Выявление возможных установок по отношению к глобализации .

3. Выявление индивидуальных особенностей, связанных с отношением к глобализации .

Гипотеза исследования состояла в том, что существуют различные типы отношения к глобализации, специфика которых связаны с восприятием ее проявлений, а также с личностными особенностями .

Предмет исследования – психологические особенности отношения к феномену глобализации .

Объект исследования – отношение европейцев (итальянцев) к процессам глобализации .

ВЫБОРКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Наше исследование проводилось в два этапа: было проведено пилотажное и основное исследование. В пилотажном исследовании приняли участие 17 итальянских граждан, работающих в сфере производства, торговли, услуг, интеллектуального сектора. В основном исследовании приняли участие 42 работающих человека, также граждане Италии .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

На этапе пилотажного исследования нами использовались опросные методы (интервью и анкетирование). Данные пилотажного исследования были включены в разработку опросника, использованного в нашем исследовании .

Для изучения отношения к глобализации на основном этапе исследования были применены следующие методы:

1. Авторский опросник отношения к глобализации. Первую часть опросника составили вопросы для сбора общих социодемографических данных. Основная часть опросника включила в себя 20 закрытых вопросов и три открытых вопроса для качественного анализа, ответы на которые должны были позволить лучше понять особенности восприятия респондентами глобализации и ее влияния на их жизнь. На основе ответов на закрытые вопросы выделяется оценка по двум шкалам:

«Принятие процессов глобализации» и «Следование процессам глобализации», а также интегральная шкала «Отношение к процессам глобализации» .

2. Семантический дифференциал для оценки четырех понятий «Я», «Италия», «Европейский союз» и «Глобализация», при этом все оценки подсчитываются по трем шкалам: Оценка (О), Активность (А), Сила (С) .

3. Опросник «Типы этнической идентичности» (российские авторы Г. Солдатова, С. Рыжова) .

Эта методика позволяет изучить этническую (национальную) идентичность и этническое самосознание. Этот показатель интересен для нас тем, что объединение европейских стран в ЕС привело к тому, что все его жители стали как бы гражданами мета-государства, что могло повлиять на людей различным образом: либо тенденцией к «растворению», либо, наоборот, тенденцией к обособлению, выделению своего народа и его особенностей в противовес смешению. Опросник содержит 6 шкал: этнонигилизм, этническая индифферентность, норма или позитивная этническая идентичность, этноэгоизм, этноизоляционизм, этнофанатизм .

4. Опросник Ценностных ориентаций С. Шварца .

5. Тест Жизнестойкости С. Мадди .

Обработка полученных в ходе исследования данных проводилась с помощью программы SPSS15, были использованы следующие методы: описательные статистики, сравнительный анализ с помощью U-критерия Манна–Уитни, также был использован критерий для сравнения средних tкоэффициента Стьюдента, но из-за отсутствия гомогенности дисперсий полученные различия не были описаны, а использовались только полученные средние значения для наглядного изображения., а также корреляционный анализ с использованием коэффициента r-корреляции Спирмана .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

По результатам проведенного пилотажного исследования почти половина участников исследования оценила глобализацию как явление в большей степени позитивное, только 17% оценили глобализацию скорее негативно, чем позитивно, при этом абсолютно негативную оценку не дал никто. Эти данные свидетельствуют о том, что декларируемое отношение к феномену глобализации в нашей выборке носит, скорее, позитивный характер .

Большинство респондентов оценили глобализацию как феномен экономический, значительно меньшее количество считает ее явлением культурным и еще меньше – социальным или политическим. Эти данные могут свидетельствовать о том, что на сознательном уровне респонденты, скорее, Психологические особенности отношения к глобализации склонны рассматривать глобализацию как явление государственного уровня, в меньшей степени затрагивающее общество и его культуру .

Влияние глобализации в личной жизни, по мнению респондентов, проявляется прежде всего в использовании интернета как основного информационного и коммуникативного ресурса, далее в необходимости изучения иностранного языка, затем в наличии возможности путешествовать и в появлении обеспокоенности будущим детей. В области производства и бизнеса – в улучшении технологической ситуации, развитии конкуренции и расширении специализации .

В качестве основных влияний глобализации на жизнь итальянских граждан были выделены рост знаний о мире, снижение культурной идентичности и увеличение свободы .

Большинство респондентов идентифицируют себя с Италией, около трети считают себя европейцами и 12% выделяют свою принадлежность к «малой родине» – своему региону .

Согласно данным корреляционного анализа позитивное отношение к глобализации положительно связано с оценкой ее влияния на качество жизни, улучшением технологической ситуации и с получением дохода .

Таким образом, результаты пилотажа показали, что респонденты декларируют позитивное отношение к глобализации и видят его в различных аспектах жизни. При этом выявленными негативными аспектами будет усиление беспокойства за будущее детей, а также снижение национальной (культурной) идентичности .

На основе полученных данных стало ясно, что необходим более тонкий подход к изучению понятия глобализации и отношения к ней, через изучение ее косвенных проявлений, например с помощью вопросов о потребительском поведении или отношении к следствиям процессов глобализации, таким как вступление страны в ЕС, наличие общеевропейской валюты и др .

По результатам основного исследования исследуемая выборка характеризуется высокими показателями по тесту жизнестойкости, преобладанием ценностных ориентаций «гедонизм» и «самостоятельность», низкими значениями ценностей «традиции» и «конформизм» .

Следующий показатель, характеризующий выборку, – этническая идентичность. Фактом, благоприятно характеризующим выборку, стало преобладание позитивной этнической идентичности, выражающейся в сочетании позитивного отношения к собственному народу с позитивным отношением к другим народам. Она задает оптимальный баланс и выступает условием позитивного межкультурного, межнационального взаимодействия. Также интересным результатом в контексте нашего исследования стало то, что довольно высокий балл (хотя и с большим отрывом) получил такой тип идентичности, как этническая индифферентность, а на третье место вышел этнофанатизм, оба этих типа по сути два крайних проявления .

Индифферентность выражается в размывании этнической, национальной идентичности, а также в неопределенности собственной принадлежности, неактуальности этого вопроса для человека. Фанатизм представляет собой крайнюю степень гиперболизации этнической, национальной идентичности, выражающуюся в готовности активно действовать во имя сохранения приоритета своего народа различными средствами, в отличие от других форм этнонегативизма здесь отчетливо проявляется активная позиция в отношении «обороны» своего этнического, национального сообщества. В дальнейшем нам будет интересно обратиться к тому, существует ли взаимосвязь между выраженностью того или иного типа идентичности и отношению к глобализации и ЕС .

Обратимся к анализу данных, представляющих непосредственный интерес для нашего исследования – отношения к процессам глобализации и их восприятию .

Авторская анкета отношения к глобализации включала два блока вопроса. Первый касается поведенческих особенностей, связанных с тем, следует или не следует человек тенденциям глобализации, пользуется ли он появившимися возможностями. Например, выбирает ли он для путешествий, скорее, другие страны или же предпочитает отдыхать на курортах в своей стране; отдает предпочтение товарам итальянских или иностранных марок и др. Второй параметр условно можно назвать «принятие глобализации», и он оценивается на основе ответов на вопросы, связанные с тем, видит ли человек в процессах глобализации перспективы для себя и для своей страны. Оба показателя могут принимать значения от 10 до 70. Интегральный показатель отношения к глобализации и ее оценки складывается из суммы результатов по двум шкалам. Были выделены параметры отношения к глобализации «принятие глобализации» и «следование тенденциям глобализации», а также общий показатель отношения к ней. На основе средних значений интегрального показателя отношения к глобализации (среднее значение 81,71, min 59, max 108) мы выделили две группы респондентов (полученные распределения представлены на рис. 1–2). В целом, согласно полученным расЛ. Масса, Н.В. Гришина пределениям, респонденты более склонны к позитивному отношению к глобализации и ее проявлениям .

Рис. 1. Распределение респондентов по тенденции следованию глобализации в поведении Рис.2. Распределение респондентов по степени принятия глобализации Согласно полученным данным, наши респонденты, скорее, предпочитают местные продукты иностранным, им больше нравится отдыхать в своей стране, слушать итальянскую музыку и смотреть итальянское кино. При этом они готовы посещать рестораны с кухней разных национальностей, иметь друзей за рубежом и отправлять детей на учебу за рубеж. С наибольшей готовностью итальянцы покупают машины итальянского производства, а также они рады тому, что в Италии в последние годы появляется все больше туристов. По общему показателю склонны к принятию глобализации 67% респондентов .

Относительно позитивной или негативной оценки глобализации и ее процессов мы получили следующие данные. Респонденты затрудняются ответить однозначно, появилось ли в их жизни больше проблем или возможностей с развитием глобализации, при этом они все же считают, что в этих процессах могут обнаружиться скорее возможности для людей в целом и для Италии, как для страны, но их ответы при этом несут довольно большую долю сомнения. Несмотря на веру в возможности, которые может дать глобализация, они считают, что она, скорее, ослабила страну на современном этапе. В целом, склонны более позитивно относиться к глобализации 66% респондентов .

Также был проведен анализ данных по методике «Семантический дифференциал» для оценки понятий «Я», «Италия», «Европейский союз», «Глобализация», получены следующие результаты:

Рис. 3. Результаты по методике «семантический дифференциал» для оценки четырех понятий Глобализация воспринимается респондентами как динамичное явление, обладающее высоким потенциалом действия и воздействия, при этом они не выражают определенного эмоционального отношения к нему. К понятию «Италия» респонденты относятся положительно на эмоциональном уровне, при этом она воспринимается как слабая, не оказывающая воздействия, хотя и имеющая

Психологические особенности отношения к глобализации

потенциал к изменению. Низкие значения по всем показателям были получены при оценке ЕС, который по целостной оценке в наименьшей степени принимается респондентами, что было проиллюстрировано при вычислении «расстояний» между понятиями. Мы обнаружили, что наибольшая степень близости с «Я» характерна для понятия «Италия», скорее всего, это принятие именно на эмоциональном уровне (отношение к Родине). Чуть большее расстояние мы наблюдаем по отношению к понятию «Глобализация», такой результат (довольно близкое принятие) связан, скорее всего, с осознанием того, что явление глобализации – это современная данность, оно обладает потенциалом и способно, вероятно, привести к позитивным изменениям. Наиболее «далеким» стало понятие «Европейский союз», таким образом, создается ощущение, что респонденты не принимают его, не понимают его смысла, не считают себя его частью. Особенно интересны в этом контексте данные контент-анализа ответов на вопрос о предполагаемых последствиях выхода Италии из ЕС. Были выделены четыре типа отношения респондентов к выходу Италии из ЕС (противодействие тенденциям глобализации) амбивалентное (25%), индифферентное (6,3%), положительное (31,3)%, отрицательное (37,5)% .

Изучение отношения к Италии и ЕС не стояло в качестве основной исследовательской задачи, тем не менее эти результаты показательны для демонстрации общего настроения итальянских граждан (на основе данных исследуемой группы), полученные результаты в большой мере соотносятся с данными повседневных наблюдений автора относительно общественной жизни .

Также в рамках исследования мы просили респондентов назвать три ассоциации с понятием «глобализация». Были выделены четыре группы ассоциаций с понятием «глобализация»: конкретные проявления, общие следствия, характеристики процесса и описание свойств и качеств .

–  –  –

На основе анализа ответов на вопросы опросника мы сделали вывод о том, что восприятие глобализации респондентами амбивалентное. Они видят в ней как положительные моменты, среди которых, прежде всего, расширение возможностей коммуникации, познания, работы и трудоустройства, так и отрицательные, среди которых в первую очередь можно назвать однообразие окружающего пространства, потерю уникальности и идентичности .

Был проведен сравнительный анализ групп, выделенных по параметру отношения к глобализации, были обнаружены некоторые различия (см. табл. 2) .

Мы также получили статистически значимые различия между исследуемыми группами по выраженности значимости ряда ценностных ориентаций: доброта (благосклонность) (р=0,02), универсализм (р=0,007), гедонизм (р=0,06, уровень статистической тенденции), достижения (р=0, 02) .

Благосклонность и универсализм выражают значимость для респондентов отношений с другими, но не в понимании конформизма, а с точки зрения общения и позитивного отношения к другим и окружающему миру. Так как ранее мы показали, что основным позитивным эффектом глобализации для себя респонденты видят увеличение возможности коммуникации и познания окруЛ. Масса, Н.В. Гришина жающего, то вполне закономерным явлением стало то, что этот тип ценностей более значим для тех, кто более позитивно относится к глобализации .

–  –  –

Также для респондентов, выражающих более позитивное отношение к глобализации, более значимой, чем для участников другой группы, стала ценность «достижение», которая проявляется в стремлении к достижению личного успеха посредством проявления компетентности, получения тем самым определенной степени социального одобрения. Такой результат мы можем также интерпретировать с точки зрения полученных данных о позитивных эффектах глобализации, полученных при анализе ответов на открытые вопросы: глобализация, по мнению участников исследования, расширяет возможности профессиональной деятельности и при этом позволяет, вероятно, быть на виду, демонстрируя собственные результаты .

В результате корреляционного анализа мы выяснили, что отношение к глобализации положительно связано с оценкой ее активности, с оценкой глобализации как возможности (для себя и людей в целом) и с оценкой ее следствий для Италии, таких как улучшение состояния страны после вступления в ЕС и наличие дальнейших позитивных перспектив в развитии страны. Принятие глобализации связано положительно с восприятием силы Италии (по методике «Семантический дифференциал»), что может быть связано с тем, что когда человек ощущает силу своей страны, он в большей степени способен принять ее интеграцию, сближение с другими государствами и не опасается ее поглощения или подавления .

Параметр «следование процессам глобализации» отрицательно связан с выраженностью такого типа идентичности, как «этноэгоизм», что может быть проинтерпретировано как то, что невозможно следовать процессам глобализации, когда есть постоянная необходимость взаимодействовать с другими, соприкасаться с их деятельностью и продуктами, если не принимаешь этих других и ставишь себя значительно выше .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведенное исследование, результаты как пилотажного, так и основного этапов исследования показали, что опрошенные респонденты склонны к позитивному отношению к глобализации и ее проявлениям .

Полученные данные относительно позитивной или негативной оценки глобализации и ее процессов свидетельствуют о неоднозначности в восприятии глобализации. Респонденты затрудняются ответить однозначно, появилось ли в их жизни больше проблем или возможностей с развитием глобализации, В результате проведенного исследования были получены интересные данные о специфике понимания процессов глобализации. В сознании людей они в большей степени проявляются в расширении возможностей коммуникации и познания, но при этом приводят к потере разнообразия окружающего мира .

Было изучено отношение граждан Италии к своей стране и ЕС, результаты показали неприятие респондентами ЕС, а также специфику восприятия Италии через эмоциональный компонент, но при этом низкую оценку ее возможности действовать и влиять на других членов партнерства .

Нам не удалось до конца определить отношение участников исследования к процессам глобализации, мы назвали его амбивалентным, так как были выявлены положительные и отрицательные моменты, которые имеют одинаковый вес. При этом мы выявили, что в любом случае респонденты признают силу глобализации и ее влияние на себя и окружающую действительность. В явлениях Психологические особенности отношения к глобализации глобализации они видят возможности, которые, мы надеемся, они смогут использовать в полной мере .

ВЫВОДЫ

1. В исследовании было проведено изучение феномена глобализации, на основании которого были выделены эмпирические характеристики отношения к глобализации .

2. Были выявлены разные типы отношения к глобализации и ее процессам, при этом общая позитивная установка может сочетаться с неоднозначным отношением к ее последствиям .

3. Получены данные о связи отношения к глобализации с оценкой роли и возможностей своей страны в общем процессе глобализации .

4. Выявлены связи отношения к глобализации с ценностными ориентациями респондентов .

ЛИТЕРАТУРА

Aug M. Nonluoghi. Introduzione a una antropologia Milano. Eleuthera, 1993 .

1 .

Beck U. I rischi della libert: l’individuo nell’epoca della globalizzazione Bologna, 2000 .

2 .

Meneghetti A. La crisi delle democrazie contemporanee // Psicologica Editrice. 2006 .

3 .

Pallavicini G. Libert e Responsabilit: un paradigma strategico nell'era globale // Conferenza 4 .

Internazionale Kondratiev, «Evoluzione e prospettive delle trasformazioni sociali». San Pietroburgo, 19/22 ottobre 2004 .

5. Stiglitz J.E. La globalizzazione che funziona [traduzione di Daria Cavallini]. Torino, 2006 .

И.А. МАТВЕЕВА, Е.Е. ЭНГЕЛЬГАРДТ e-mail: ingrit.13@mail.ru Специализация «Психология развития и дифференциальная психология»

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МУЖЧИН

С РАЗНОЙ ВЫРАЖЕННОСТЬЮ ЧУВСТВА ОДИНОЧЕСТВА

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Слово «одиночество» происходит от слова «один». Но быть одиноким не обязательно означает быть одному. Легко быть одному и не быть при этом одиноким и легко быть одиноким в толпе .

Здоровое развитие психики требует чередования периодов интенсивного получения ощущений и информации с периодами погруженности в уединение в целях их переработки, поскольку в глубинах нашего сознания происходит гораздо большая часть процесса мышления, чем на уровне линейного мышления, привязанного к внешнему миру. С развитием общества и вообще человечества все чаще можно встретить людей, одиноких среди множества других. Проблема одиночества широко изучается на западе уже несколько десятилетий. В зарубежных научных исследованиях интерес к проблеме одиночества проявился в середине ХХ столетия. Первые концепции выстраивались на основе наблюдений и теоретических исследований (Fromm-Reichmann 1959). Феномен одиночества изучался как состояние, идентифицированное с негативными эмоциями, депрессией (Рубинстейн, Шейвер 1989) и связанное с социальной изоляцией (Садлер, Джонсон 1989). В 60–80-е годы ХХ столетия зарубежными исследователями были предложены классификации видов и причин одиночества (Вейс 1989; Перлман, Пепло 1989). В 70–80-е годы проблема одиночества стала предметом социально-психологических теоретических зарубежных исследований. В последние десятилетия вновь возрос интерес к проблеме одиночества. Среди современных работ можно выделить исследование Рокача (Rokach 1998), выявляющее факторы одиночества и стратегии его преодоления .

Феномен одиночества отличается сложностью и неоднозначностью в плане научного определения и индивидуального осмысления его исследователем. Представители разных научных школ и направлений описывают различные причины и особенности переживания одиночества: такие как патология – болезненное и всепроникающее состояние психики человека, связанное с неадекватной реализацией стремлений в межличностном общении (Zilboorg 1938; Sullivan 1953; FrommReichmann 1959). Другие одиночество рассматривали, как неспособность человека принять самого себя на разных уровнях (физиологическом и психологическом) и неудовлетворенность качеством своих взаимоотношений с людьми (Rogers 1961; 1970). Ряд психологов одиночество представляли, как осознание несоответствия между желаемым и достигнутым уровнем собственных социальных контактов или их утрата (Перлман, Пепло, 1989; Садлер, Джонсон, 1989). Ученые указывали, что одиночество – результат уникальности и особенности внутренней природы человека, а также его стремления к самосовершенствованию и реализации своего потенциала и достижения определенных ценностей и смысла жизни (Франкл 1993; Ялом 1999). Есть взгляд на одиночество, как результат блокировок, которые происходят в начале жизни и ведут к срыву естественного развития человека (Sullivan 1953; Фромм 1996; Rogers 1961;1970); как отсутствие одной из социальных потребностей – потребности в общении, связях с людьми, потребности в самоутверждении, привязанности и необходимости иметь объект поклонения (Фромм 1996). В отечественной психологии проблема одиночества затрагивалась в контексте социально-демографических исследований, изучались проявления этого феномена в экстремальных условиях (Лебедев 1989). В последние 15–20 лет проблема одиночества в нашей стране поднимается в связи с особенностями семейных отношений, развитием и воспитанием человека (Швалб, Данчева 1991), также в связи с анализом специфики и истоков мужского и женского одиночества (Хамитов 1995), проблемами последствий разводов и потерь, невозможностью найти эмоциональный отклик общении (Абульханова-Славская 2000) и в контексте ситуации тяжелой утраты у пожилых людей, и др. Представленные теории в большинстве своем считают основной причиной одиночества человека недостаточность, потерю социальных контактов и неудовлетворенность имеющимися социальными контактами .

Недостаточно представлены работы, в которых рассматривается соотношение выраженности одиночества, его видов и гендерные особенности. В ряде работ по этому вопросу женщины чаще считают себя одинокими, чем мужчины, это различие отмечено лишь статистически и не имеет подтверждения проведением глубокого анализа. В нашей статье представлено изучение переживания чувства одиночества у мужчин, которые более эмоционально скупы, чем женщины. И каким ______________

© И.А. Матвеева, Е.Е. Энгельгардт, 2013 Личностные особенности мужчин с разной выраженностью чувства одиночества образом одиночество проявляется у мужчин, уже состоящих в партнерских отношениях брачного характера?

Женское и мужское одиночество очень разнятся. Глядя на одинокую женщину, близкие и родственники начинают переживать за нее и суетиться – все-таки она будущая мать и должна до 30 лет найти свою вторую половину, достаточно обеспеченную и, по возможности, любящую. Женское одиночество чаще расписывается как «трагедия» и «сложная жизненная ситуация». Мужское же одиночество людьми воспринимается проще – ну есть оно и есть: формально считается, что одинокий мужчина сам себе хозяин, живёт свободно и весело. Однако долгое пребывание в таком состоянии не только способно повредить мужскую психику и задвинуть ее за грань алкоголизма, наркомании, разврата или же игромании, но и зародить огромный набор всяческих фобий, маний и комплексов (женщины этому тоже подвержены, однако в меньшей степени – обычно социально они получают большую поддержку, исключением можно назвать женщин нетрадиционной сексуальной ориентации, которые зачастую остаются вдвойне непонятыми). С возрастом это может привести к проявлению необратимых психических заболеваний, сокращению срока жизни (по статистике холостяки живут на 10 лет меньше, чем женатые мужчины), замкнутости в себе или случаям суицида .

Информация о том, каковы причины и типы одиночества, какие психологические типы людей чувствительны к одиночеству, взаимосвязь одиночества и гендерного аспекта способствовали бы пониманию природы одиночества, облегчению способов психокоррекционного и психотерапевтического воздействия на него и нуждаются в дальнейшем исследовании .

В результате работы с научными источниками была выделена группа факторов, характеризующих личность в контексте предрасположенности к возникновению чувства одиночества:

1. Фактор, связанный с «отраженным отношением к себе других», формирует взаимоотношения с миром и окружением (с людьми) .

2. Фактор, отражающий «свое отношение к другим», позиции межличностных взаимоотношений .

3. Фактор, отражает «самоотношение и эмоциональные особенности» .

Цель исследования – изучение переживания чувства одиночества у мужчин. В соответствии с целью нашего исследования была сформулирована основная гипотеза: существует взаимосвязь выраженности уровня переживания чувства одиночества с личностными особенностями мужчин в период ранней и средней взрослости и их социальной ситуацией .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В качестве испытуемых выступили мужчины в возрасте от 18 до 35 лет, находящиеся в различной социальной ситуации (уровень образования, семейный статус, количество детей). Число испытуемых составило 55 мужчин .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для определения уровня выраженности одиночества и видов его переживания использовались методики «Диагностика субъективного уровня переживания одиночества» (Д. Рассел, М. Фергюсон) и «Опросник для определения вида одиночества» (С.Г. Корчагина) .

Для изучения фактора «отраженного отношения к себе других» использовались методики диагностики ценностных ориентаций (С.С. Бубнова), опросник «Измерение установок в супружеской паре» (Ю. Е. Алешина) и фактор «I» по опроснику Кеттелла (чувствительность–жесткость) .

При исследовании фактора «свое отношение к другим» применялись «Определение деструктивных установок в межличностных отношениях» (В.В. Бойко), сюда же вошли факторы по Кеттеллу: «А» (замкнутость–открытость), «Н» (робость–смелость), «Е» (подчиненность– доминантность) .

Для изучения фактора «самоотношение и эмоциональные особенности» использовались тестопросник самоотношения (С.Р. Пантелеев, В.В. Столин), тест смысложизненных ориентаций (Д.А .

Леонтьев), факторы «С» (эмоциональная нестабильность), «F» (сдержанность–экспрессивность), «L» (доверчивость–подозрительность), фактор «О» (спокойствие–тревожность). Сюда же вошли дополнительные шкалы депрессивность (по методике FPI), тревожность, дистимность (по методике изучения акцентуаций личности Леонгарда-Шмишека) .

И.А. Матвеева, Е.Е. Энгельгардт

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Математическая обработка полученных в процессе исследования результатов позволила сделать выводы о том, что уровень выраженности переживания чувства одиночества в большей степени обусловлен негативным опытом общения и проекцией негативного отношения со стороны окружающих. Глубина и уровень одиночества зависят от личной установки мужчины .

Стоит отметить, что выраженность переживания чувства одиночества в этой выборке была представлена только на уровнях средней степени выраженности и низкой степени. Мужчин, имеющих высокий уровень переживания, одиночества выявлено не было. Сниженный уровень переживания одиночества характерен для мужчин спокойных, эмоционально стабильных и активных. В этой группе отмечаются высокие показатели самоотношения, самоуважения, аутосимпатии, самоуверенности, сформированности смысложизненных ориентаций. Снижены показатели самообвинения, тревожности, депрессивности и дистимности. А такие особенности личности, как депрессивность, тревожность, дистимность характерны для мужчин с более высоким уровнем переживания чувства одиночества .

Полученные результаты свидетельствуют о том, что, несмотря на то что у мужчин с низкой выраженностью чувства одиночества наблюдаются более высокие показатели по позитивным характеристикам, такие как, например, «аутосимпатия», и более низкие по негативным, тем не менее, ресурсов на преодоление этого чувства они затрачивают больше. Такие показатели социальной ситуации, как уровень образования, семейное положение и наличие детей не сказываются на уровне выраженности переживания чувства одиночества у мужчин .

Коммуникативные установки в отношениях с окружающими не определяют уровня выраженности переживания чувства одиночества, так же как коммуникативные особенности личности, такие как общительность, доминантность, экспрессивность, также не сказываются на уровне выраженности чувства одиночества .

Фактор, отражающий «самоотношение и эмоциональные особенности», в большей степени, чем другие определяет выраженность переживания чувства одиночества .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты нашего исследования могут помочь организовать комплексную систему помощи людям, оценивающим себя как одинокие, которые характеризуются сниженными эмоциональным фоном, повышенной тревожностью, низкой сформированностью смысложизненных ориентаций и ценностной сферой, заниженным самоотношением. Такая программа должна быть направленна не только на расширение круга контактов, а еще и на изменение позиции клиента при взаимодействии его с окружающими. Чем меньше мужчины будут настроены на то, что их партнеры по взаимодействию могут принести вред, тем меньше будет их настороженность и в меньшей степени будет сказываться приобретенный негатив от предыдущего общения, что позволит им чувствовать себя менее одиноким .

ВЫВОДЫ

В результате нашего исследования можно сделать следующий вывод: мужчина в период ранней взрослости оценивает выраженность собственного одиночества в связи с определенным отношением к своему окружению и опытом взаимодействия с ним. Именно это отношение его и изолирует от социального окружения .

–  –  –

Личностные особенности мужчин с разной выраженностью чувства одиночества

10. Швалб Ю.М., Данчева О.В. Одиночество: Социально-психологические проблемы. Киев, 1991 .

11. Ялом И. Экзистенциональная психотерапия. М., 1999 .

12. Rokach A. Loneliness and Psychotherapy // Psychology: A Journal of Human Behaviour. 1998 .

13.Fromm-Reichmann F. Loneliness // Psychiatry. 1959 .

14. Rogers C. The Loneliness of Contemporary Man as Seen in the «Case of Ellen West» // Annals in Psychiatry. 1961 .

15. Rogers C. The Lonely Person and His Experiens in Encounter Group // C. Rogers on Encounter Groups. N.Y., 1970 .

16. Sullivan H.S. The Interpersonal Theory of Psychiatry. New York, 1953 .

17. Zilboorg G. Loneliness // Atlantic Monthly. 1938. January .

П.С. МОРОЗ, В.Е. ВАСИЛЕНКО e-mail: wonderin@mail.ru Специализация «Психология развития и дифференциальная психология»

СОЦИАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ И ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ

ОТНОШЕНИЯ В СТАРШЕМ ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Дошкольный возраст составляет предмет пристального внимания ученых и практиков как важный и ответственный период в жизни человека, как момент рождения личности .
В этот период происходит ускоренное развитие психических процессов, свойств личности, маленький человек активно осваивает широкий спектр различных видов деятельности. На этапе дошкольного детства развивается самосознание, формируется самооценка, происходит выстраивание иерархии мотивов, и их соподчинение. И именно в этот период наиболее важно влияние семьи на развитие личности ребенка, влияние существующей в ней системы внутрисемейных, а также детско-родительских отношений. Роль семьи в формировании уникальной для каждого ребенка социальной ситуации развития – одной из существенных детерминант развития личности – общепризнана. Отношение родителей к ребенку – один из существенных факторов в формировании и развитии индивидуальноличностных особенностей и поведения ребенка. Нарушенные взаимоотношения между родителем и ребенком имеют серьезные последствия для психического развития ребенка, формирования его характера, личности. Однако до сих пор остается актуальным вопрос о формировании у детей первых лет жизни социальной компетентности, как способности ребенка налаживать систему отношений с социумом, занимать определенную позицию в кругу сверстников, расширять свой круг общений и в последующем становиться успешной в социальном смысле личностью. При этом недостаточно исследовано само понятие социальной компетентности у детей дошкольного возраста, динамика ее становления, факторы и роль взрослых и сверстников в формировании тех навыков, которые влияют на социальную успешность в детском возрасте. Кроме того, исследование проблемы социальной компетентности ребенка имеет не только первостепенное теоретическое, но и практическое значение, поскольку в дошкольном возрасте дети только учатся взаимодействовать с окружающими, приобретая навыки и умения эффективного общения, которые впоследствии станут залогом их социальной успешности .

В своем исследовании мы опирались на представления В.М. Басовой (2004) о структуре социальной компетентности. В этой концепции выделяются когнитивная, аффективная и поведенческая составляющая. На наш взгляд, в ней наиболее полно раскрываются составляющие социальной компетентности, их функции и взаимосвязи. Социальную компетентность ребенка можно представить в виде совокупности трех компонентов: эмоционального, когнитивного и поведенческого. Эмоциональный компонент включает в себя способность ребенка к эмоциональной отзывчивости, эмпатии, чувствительности к другому, способность к сопереживанию и «со-радованию», внимание к переживаниям и действиям других людей. Когнитивный компонент связан с познанием как себя, так и другого человека. Этот компонент включает способности встать на точку зрения другого человека, понять свои эмоции и чувства и объяснить их другому человеку, предвидеть поведение другого, эффективно разрешать различные конфликтные ситуации, возникающие в общении со сверстниками. Обычно эти способности выражаются терминами «социальный интеллект» и «социальные когниции». Поведенческий компонент отражает способность ребенка к сотрудничеству, совместной деятельности, инициативность, адекватность в общении, организаторские способности. Дж. Хаббард и Дж. Койи (Hubbard, John 1994) считают, что социально компетентный ребенок легче и точнее умеет распознавать эмоции окружающих. Также социально компетентные дети лучше справляются со своими эмоциями, чем их менее социально компетентные сверстники, особенно в тех случаях. Способность быстро успокаиваться после переживания сильных эмоций, например, гнева или возбуждения, положительно связана, по мнению исследователей, со способностью поддерживать активную игру со сверстниками и более эффективно вести себя в конфликтных или фрустрирующих ситуациях. А способность понимать влияние своих действий на эмоциональное состояние окружающих, а также умение сопереживать чужим эмоциям способствует установлению отношений как со сверстниками, так и со взрослыми. Таким образом, ребенок, у которого социальная компетентность сформирована на высоком уровне, хорошо ориентируется в новой обстановке, способен включиться в совместную деятельность со сверстниками и взрослыми, выбрать адекватную сиП.С. Мороз, В.Е. Василенко, 2013 Социальная компетентность и детско-родительские отношения в старшем дошкольном возрасте туации модель поведения, умеет попросить о помощи, уважает желания других людей, понимает разные эмоции и отношения к нему окружающих, управляет своим поведением и способами общения, умеет сдерживать себя и заявить о своих потребностях в приемлемой форме (Новоселова 2001) .

Дошкольный возраст (от трех до семи лет) – это период начальной социализации личности, важнейший этап ее развития. В дошкольном возрасте происходит приобщение ребенка к миру культуры, общечеловеческих ценностей, установление начальных отношений с ведущими сферами бытия. Это период овладения социальным пространством человеческих отношений через общение с близкими взрослыми, а также через игровые и реальные отношения со сверстниками (Мухина 1997). Интегративные показатели детско-родительских отношений следующие: 1) родительская позиция; 2) тип семейного воспитания; 3) образ родителя как воспитателя и образ системы семейного воспитания у ребенка. Родительская позиция определяется мотивами и ценностями воспитания, образом ребенка и себя как родителя, степенью удовлетворенности родительством. Тип семейного воспитания складывается из параметров эмоциональных отношений, стиля общения и взаимодействия родителя и ребенка, особенностей родительского контроля и степени удовлетворения потребностей ребенка (Карабанова 2005). В настоящее время достаточно подробно изучено влияние характеристик взаимодействия родителей с ребенком, особенно стилей семейного воспитания на формирование личностных особенностей ребенка. Однако вопрос о взаимосвязях детскородительских отношений и социальной компетентности у ребенка остается менее изученным. На решение этой проблемы и направлено наше исследование .

Цель исследования – выявление взаимосвязей между социальной компетентностью старших дошкольников и характеристиками детско-родительских отношений .

Исходя из цели исследования, были сформулированы следующие задачи .

1. Исследование сформированности когнитивного и эмоционального компонентов социальной компетентности дошкольников .

2. Изучение поведенческого компонента социальной компетентности дошкольников .

3. Выявление характеристик детско-родительских отношений .

4. Изучение взаимосвязей между показателями социальной компетентности дошкольников и характеристиками детско-родительских отношений .

5. Выявление факторов, влияющих на уровень социальной компетентности старших дошкольников .

Основная гипотеза исследования. Уровень сформированности когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов социальной компетентности дошкольников взаимосвязан с характеристиками детско-родительских отношений, где особую роль играют принятие и сотрудничество со стороны родителей .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 50 детей, посещающих три старшие группы двух государственных дошкольных учреждений (ГДОУ) Санкт-Петербурга (23 мальчика и 27 девочек), 50 матерей детей и 5 воспитателей .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Исходя из целей исследования, все методики были разделены на три блока:

1. Изучение социальной компетентности дошкольников .

1.1. Когнитивный и эмоциональный компоненты социальной компетентности:

методика «Социальные эмоции» (Урунтаева, Афонькина 1997);

методика «Беседа» (Головей, Рыбалко 2001);

методики «Определи эмоции по мимике» и «Определи эмоции по действиям»

(Сергиенко, Лебедева, Прусакова 2009);

тест тревожности (Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен) (Головей, Рыбалко 2001);

методика исследования самооценки «Лесенка» (Краснощекова 2006);

1.2.Поведенческий компонент социальной компетентности:

методика «Сделаем вместе» (Головей, Рыбалко 2001);

анкета для воспитателей «Навыки общения детей» (Урунтаева, Афонькина 1997);

методика диагностики межличностных отношений «Социометрия» (Урунтаева, Афонькина 1997) .

П.С. Мороз, В.Е. Василенко

2.Изучение особенностей детско-родительских отношений:

проективная визуально-вербальная методика Рене Жиля (1996);

опросник И.М. Марковской для изучения взаимодействия родителей с ребенком (Марковская 2005) .

Методы математико-статистической обработки данных:

описательная статистика;

U-критерий Манна–Уитни для выявления достоверности половых различий;

корреляционный анализ, по Спирмену;

факторный анализ с применением варимакс-вращения;

регрессионный анализ методом шагового отбора .

Выбор непараметрического U-критерия Манна–Уитни для выявления достоверности половых различий связан с тем, что было выявлено неравенство дисперсий, а также отличие распределения от нормального .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведенное исследование в целом подтвердило выдвинутую гипотезу и позволило сформулировать следующие выводы .

1. Социальная компетентность старших дошкольников сформирована на уровне выше среднего. Это касается всех трех ее изучаемых компонентов: когнитивного, эмоционального и поведенческого. Это свидетельствует о достаточно гармоничном развитии социальной компетентности у детей .

2. Большинство детей могут правильно оценить поступки героев в предложенных ситуациях .

Дети имеют представления о правилах и нормах, а также могут обосновать те или иные правила, однако иногда при аргументации своих ответов испытывают трудности, связанные с недостаточной сформированностью умения объяснять и сложностью абстрагирования от конкретной ситуации к общим правилам и нормам .

3. Изучение особенностей общения детей при совместной работе в парах выявило следующее .

Дети способны поддерживать контакт с партнером, правильно выражать свои желания и просьбы, а также готовы помочь партнеру и поделиться с ним фигурками. Девочки имеют более высокий показатель по параметру «Положительная нравственная направленность», а мальчики – по параметру «Отрицательная нравственная направленность». Это можно объяснить тем, что воспитательные условия (как в детском саду, так и в семье) более благоприятны для того, чтобы научить девочек правильно выражать свои эмоции, желания и просьбы, поддерживать контакт, чем для мальчиков, для коих воспитательная тактика более авторитарная .

4. Психологический климат в группах находится на хорошем уровне. При этом среди девочек больше предпочитаемых и меньше изолированных детей, чем среди мальчиков. В целом у мальчиков антипатии выражены ярче, чем у девочек. Также можно говорить о том, что в старшем дошкольном возрасте дети используют критерий эмоционального предпочтения наравне с деловым критерием, т. е. умения сверстника играют такую же роль при выборе партнера для общения, как и его привлекательность для общения в эмоциональном плане .

5. Можно говорить о том, что основные навыки общения со сверстниками и взрослыми у старших дошкольников в целом сформированы на высоком уровне .

6. Проведенное исследование выявило высокий уровень тревожности у мальчиков и средний уровень тревожности у девочек. Различия в уровне тревожности у мальчиков и девочек значимы:

показатель уровня тревожности у мальчиков выше, чем у девочек .

7. Структура показателей социальной компетентности имеет высокую степень интеграции, при этом наибольшее количество взаимосвязей выявлено у показателей «Общий показатель социальных эмоций» (16 взаимосвязей) и «Отрицательная нравственная направленность» (15 взаимосвязей) .

Показатели сформированности навыков общения со взрослыми и общения со сверстниками положительно коррелируют между собой .

При этом показатель сформированности навыков общения со сверстниками имеет положительную взаимосвязь с положительным эмоциональным и деловым выбором и отрицательную взаимосвязь с отрицательным деловым выбором .

Общий показатель числа отрицательных выборов отрицательно коррелирует с общим показателем сформированности навыков понимания эмоций и показателем сформированности навыков Социальная компетентность и детско-родительские отношения в старшем дошкольном возрасте понимания эмоций по мимике. Если ребенок отвергается для эмоционального воздействия, то он отвергается также и в плане делового сотрудничества. Соответственно, чем хуже дети умеют распознавать эмоции, тем чаще отвергаются при выборе партнера для эмоционального взаимодействия, при этом если ребенок умеет правильно распознать эмоции сверстника, то в дальнейшем может успешно выстраивать с ним общение .

8. В целом можно говорить о достаточно благоприятной картине взаимоотношений родителей с детьми. Родители последовательны и постоянны в своих требованиях, в своем отношении к ребенку, хотя в семье не обходится без разногласий по поводу воспитания детей. Стоит отметить высокое принятие родителями личностных качеств и поведенческих проявлений, а также эмоциональную близость между родителями и детьми. Принятие ребенка как личности – важное условие его благоприятного развития, его самооценки. С помощью методики Р. Жиля были получены показатели дистанции в отношении ребенка к отцу и дистанции в отношениях с матерью. Однако корреляций данных показателей с показателями, полученными по методике И.М. Марковской выявлено не было. Показатель дистанции в отношениях с матерью имеет отрицательную взаимосвязь с положительным эмоциональным выбором (p0,01), а также с общим числом положительных выборов (p0,05). Чем более отстраненное у ребенка отношение к матери, тем чаще он отвергается сверстниками для эмоционального сотрудничества и для взаимодействия вообще .

Показатель дистанции в отношениях с отцом имеет отрицательную взаимосвязь с положительным эмоциональным выбором (p0,05), а также с показателем сформированности навыков понимания эмоций по мимике (p0,05). Чем более отстраненное у ребенка отношение к отцу, тем хуже он умеет распознавать мимическое выражение эмоций, и чаще он отвергается сверстниками для эмоционального взаимодействия .

9. Между показателями взаимодействия родителей с детьми и показателями социальной компетентности детей были выявлены следующие взаимосвязи: 1) показатель последовательности со стороны родителей имеет отрицательную взаимосвязь с показателем отрицательной нравственной направленности ребенка (p0,05); 2) показатель воспитательной конфронтации в семье имеет отрицательную взаимосвязь с общим показателем социальной компетентности ребенка (p0,01); 3) показатель контроля со стороны родителей имеет положительную взаимосвязь с показателем оценки ребенком себя идеального по методике «Лесенка» (p0,01); 4) показатель эмоциональной близости отрицательно взаимосвязан с возрастом ребенка (p0,05); 5) показатель сотрудничества со стороны родителей отрицательно взаимосвязан с показателями умения ребенка понимать эмоции по действиям (p0,05), а также контактностью ребенка (p0,05). Так, при непостоянном применении поощрений и наказаний, перемене отношения и требований к ребенку, отрицательная нравственная направленность проявляется у ребенка чаще, а чем больше в семье разногласий по поводу воспитания, тем хуже ребенок знает правила и нормы поведения, и тем сложнее ему понять эмоции окружающих и разрешить конфликтную ситуацию .

Чем больше выражено контролирующее поведение родителя по отношению к ребенку, тем выше становятся притязания ребенка относительно своего идеального образа себя .

Также чем старше ребенок, тем более отдаленным от себя его воспринимают родители .

Также было выявлено, что чем более выражено сотрудничество родителей с ребенком, тем ниже контактность при взаимодействии детей при работе в парах, и тем хуже понимание у детей эмоций по действиям. Это можно объяснить тем, что при низкой выраженности сотрудничества в детско-родительских отношениях ребенку приходится чаще находиться в состоянии напряжения, учиться лучше распознавать эмоции родителей. Таким образом, полученные взаимосвязи могут отражать действие компенсаторного механизма в детско-родительских отношениях: лучшее распознавание эмоций и большая контактность в общении с другими детьми у детей из семей, где сотрудничество с родителями слабо выражено .

10. В результате факторного анализа для показателей социальной компетентности детей и отношения детей к родителям было получено 5 факторов, объясняющих 66,94% суммарной дисперсии признаков: «Коммуникативные навыки», «Трудности в общении», «Понимание эмоций», «Когнитивный компонент социальной компетентности», «Самооценка» .

В первый фактор, обозначенный как «Коммуникативные навыки», вошли: эмоциональный компонент социальных эмоций, положительная нравственная направленность, контактность, заинтересованность, сформированность навыков общения со сверстниками, со взрослыми и в целом, положительный эмоциональный и деловой выбор и общий показатель числа положительных выборов .

<

П.С. Мороз, В.Е. Василенко

Второй фактор «Трудности в общении» включает в себя показатели отрицательной нравственной направленности, отрицательного делового выбора и отрицательного эмоционального выбора, показатель общего числа отрицательных выборов, показатель дистанции в отношениях с матерью .

В третий фактор «Понимание эмоций» входят показатель тревожности, сформированности навыков понимания эмоций по мимике и по действиям, общий показатель сформированности навыков понимания социальных эмоций, показатель дистанции в отношениях с отцом .

Четвертый фактор «Когнитивный компонент социальной компетентности» включает в себя показатели когнитивного компонента социальных эмоций, общий показатель социальных эмоций, общий показатель сформированности представлений о нравственных качествах .

Пятый фактор «Самооценка» объединяет в себе показатели оценки ребенком самого себя реального и идеального .

Для родительских показателей было получено три фактора, объясняющих 56,45% суммарной дисперсии признаков: «Принятие», «Контроль», «Эмоциональный фон в семье». В первый фактор «Принятие» вошли показатели «Принятие», «Сотрудничество», «Последовательность», «Удовлетворенность отношениями с ребенком» .

Второй фактор «Контроль» объединяет в себе показатели «Строгость» и «Контроль» .

Третий фактор, обозначенный как «Эмоциональный фон в семье», включает в себя показатели «Требовательность», «Эмоциональная близость», «Тревожность за ребенка», «Воспитательная конфронтация в семье» .

11. Выявлены факторы, оказывающие влияние на уровень социальной компетентности старших дошкольников. В качестве зависимой переменной для проведения регрессионного анализа был выбран комплексный показатель, в котором участвуют несколько показателей, а именно – среднее значение для показателей социальной компетентности детей. Для вычисления среднего (интегрального) показателя социальной компетентности детей, были использованы следующие показатели:

общий показатель социальных эмоций, положительная нравственная направленность, контактность, заинтересованность, показатель сформированности навыков общения в целом, общий показатель сформированности навыков понимание эмоций .

Так, регрессионный анализ выявил, что факторы «Принятие», «Контроль» и «Эмоциональный фон в семье» оказывают влияние на уровень сформированности когнитивного и эмоционального компонентов социальных эмоций, проявление положительной нравственной направленности, контактности и заинтересованности, а также на уровень сформированности навыков понимания эмоций и общения в целом (в таблице обозначены как «зависимая переменная»). При этом фактор «Принятие» имеет наибольшую прогностичность .

Результаты регрессионного анализа факторов, влияющих на уровень сформированности навыков понимания эмоций и общения в целом (факторы регрессионной модели)

–  –  –

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Таким образом, проведенное исследование в целом подтвердило выдвинутую гипотезу о взаимосвязи уровня сформированности когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов социальной компетентности дошкольников с характеристиками детско-родительских отношений, где особую роль играют принятие и сотрудничество со стороны родителей. Материалы исследования могут быть использованы в практике работы семейных психологов, психологов дошкоСоциальная компетентность и детско-родительские отношения в старшем дошкольном возрасте льных образовательных учреждений, а также в подготовке и повышении квалификации специалистов дошкольного профиля в педагогических вузах, колледжах .

ЛИТЕРАТУРА

1. Басова В.М. Теория и практика формирования социальной компетентности личности. Кострома, 2004 .

2. Головей Л.А., Рыбалко Е.Ф. Практикум по возрастной психологии. СПб., 2001 .

3. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования .

М., 2005 .

4. Краснощекова Н.В. Диагностика и развитие личностной сферы детей старшего дошкольного возраста. Ростов, 2006 .

5. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. СПб., 2005 .

6. Методика Рене Жиля: альманах психологических тестов. М., 1996. С. 367–386 .

7. Мухина В.С. Возрастная психология. М., 1997 .

8. Новоселова С.Л. Истоки. Базисная программа развития ребенка-дошкольника // Развитие личности. 2001. № 3 .

9. Сергиенко Е.А., Лебедева Е.И., Прусакова О.А. Модель психического в онтогенезе человека .

М., 2009 .

10. Урунтаева Г.А., Афонькина Ю.А. Практикум по детской психологии. М., 1997 .

11. Hubbard J.A., John D.C. Emotional Correlates of Social Competence in Children's Peer Relationships. Duke University, 1994 .

М.С. НЕКРЕСТЬЯНОВА, С.В. МЯСНИКОВА e-mail: mnekrestyanova@gmail.com Специализация «Психология менеджмента (управления)»

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ КАК ФАКТОР УСПЕШНОСТИ

РУКОВОДИТЕЛЯ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Интеллект всегда рассматривался как фактор успешности деятельности индивида. Но, как показывают многочисленные исследования, просто уровня общего интеллекта недостаточно для прогнозирования успеха в той или иной сфере деятельности (Дружинин 1999; Социальный и эмоциональный интеллект… 2009) .

Управленческая деятельность обладает рядом специфических особенностей, которые требуют от менеджера определенного уровня навыков и компетенций (Дафт 2011; Психология менеджмента… 2007). Успешность же управленческой деятельности зависит от ряда факторов и напрямую связана с достижением поставленных перед руководителем организацией целей. Последнее во многом зависит от взаимодействия руководителя с окружением и выстраивания отношений с ним. Результативность этого взаимодействия отчасти обусловлена уровнем развития эмоционального интеллекта как способности понимать и управлять своими эмоциями и отношениями с другими людьми (Социальный и эмоциональный интеллект… 2009) .

В век высоких технологий одна из самых актуальных и высокооплачиваемых сфер профессиональной деятельности – сфера информационных технологий (IT). Однако психологическое сопровождение специалистов этой сферы и, в частности, руководителей остается мало освещенным вопросом в научной литературе. К тому же, в сфере IT роль эмоционального интеллекта в достижении успеха руководителем особенно важна. Это обусловлено рядом особенностей управленческой деятельности в этой сфере (Суханова 2010; Архипенков 2007; Профессиональные стандарты… 2011). В частности, изначально те, кто получают профессию в этой области, ориентированы не на взаимодействие с людьми, а на работу со знаковыми системами, что не требует высокого уровня развития эмоционального интеллекта. Но при этом в области IT распространена именно командная работа, эффективность которой во многом зависит от эффективности взаимодействия ее членов, а значит и от их уровня развития эмоционального интеллекта и особенно от уровня развития эмоционального интеллекта менеджера. Поскольку руководитель в сфере IT, как правило, вырастает из специалиста, то остается открытым вопрос о взаимосвязи эмоционального интеллекта и отдельных его компонент с успешностью деятельности в этой сфере .

Чтобы показать роль именно эмоционального интеллекта, была поставлена следующая цель:

изучить взаимосвязь эмоционального и социального интеллекта, общих умственных способностей с успешностью деятельности руководителей в сфере IT. Была выдвинута гипотеза: чем выше уровень эмоционального интеллекта руководителя в сфере IT, тем выше сам руководитель и другие специалисты оценивают успешность его деятельности. Частная гипотеза состояла в том, что уровень эмоционального интеллекта руководителей в сфере IT выше, чем у специалистов .

Задачи исследования .

1. Оценить успешность деятельности руководителей в сфере IT, сравнить руководителей разного пола, а также руководителей и специалистов .

2. Оценить уровень и параметры эмоционального интеллекта руководителей в сфере IT, сравнить руководителей разного пола, а также руководителей и специалистов .

3. Оценить уровень и параметры социального интеллекта руководителей и специалистов в сфере IT, провести сравнительный анализ по полу среди руководителей, сравнить специалистов и руководителей .

4. Оценить уровень общих умственных способностей руководителей и специалистов в сфере IT, сравнить руководителей разного пола, а также руководителей и специалистов .

5. Озучить взаимосвязь стажа работы и возраста руководителей в сфере IT с оценками уровня и параметров эмоционального интеллекта, уровня социального интеллекта, уровня общих умственных способностей и успешности деятельности .

______________

© М.С. Некрестьянова, С.В. Мясникова, 2013 Эмоциональный интеллект как фактор успешности руководителя в сфере информационных технологий

6. Изучить взаимосвязь оценок уровня и параметров эмоционального интеллекта, уровня социального интеллекта, уровня общих умственных способностей с оценкой специалистов и руководителей успешности деятельности руководителей в сфере IT .

Предмет исследования: эмоциональный интеллект, социальный интеллект, общие умственные способности, успешность управленческой деятельности .

Объект исследования: руководители и специалисты в сфере IT .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняло участие 134 испытуемых, из которых 50 руководителей и 84 специалиста, работающих в сфере IT. Среди руководителей 34 мужчин и 16 женщин. Возраст руководителей в среднем составил 32 года, стаж работы руководителем – 5 лет, а общий стаж работы – 11 лет .

Среди специалистов 54 мужчин и 30 женщин. Большая часть специалистов (кроме пятерых) – подчиненные испытуемых руководителей. Средний возраст специалистов составил 28 лет, а общий стаж работы – 6,5 лет .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании были использованы методики: диагностики эмоционального интеллекта М.А. Манойловой (2007) и ее модифицированный для экспертной оценки вариант; исследования социального интеллекта Дж. Гилфорда (Шалаева 2000); краткий ориентировочный тест ОтисаВандерлика (Бузин 1989); анкеты субъективной и экспертной оценки успешности деятельности руководителя. Анкета экспертной оценки позволяет получить общую оценку успешности деятельности руководителя (как способность достичь цели) в 10-балльной шкале. Анкета субъективной оценки была построена на основе восьми личных целей: «Самореализация / реализация собственных идей»; «Независимость / самостоятельность»; «Хорошие доходы»; «Интересное содержание работы»; «Возможность оказывать влияние»; «Контакты с интересными людьми»; «Создание чего-то долговечного»; «Авторитет / престиж / статус». И позволяла получить набор из 25 показателей: по 8 оценок значимости, степени достижения и параметров успешности в отношении каждой личной цели; а также общая субъективная оценка успешности .

Стоит отметить, что сбор оценок специалистами эмоционального интеллекта и успешности деятельности руководителей был организован следующим образом. Каждого руководителя по соответствующим методикам оценивали двое или более его подчиненных. Среднее значение полученных оценок использовалось в качестве экспертных оценок. Таким образом, результаты самооценок исследуемых параметров были рассчитаны для 50 руководителей, а экспертная оценка была получена для 39 руководителей .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В ходе анализа успешности деятельности руководителей было выявлено, что субъективная оценка успешности деятельности руководителей в сфере IT выше среднего (M=5,74), но специалисты оценивают успешность деятельности руководителей статистически значимо (Z=-5,4; p0,01) выше (M=8,15) .

Все рассматриваемые цели в целом по выборке руководителей получили оценку значимости выше средних 5,5 балов, что говорит о высокой значимости каждой из них. Наиболее значимы для руководителей цели «Самореализация / реализация своих идей» (M=8,8) и «Интересное содержание работы» (M=8,8), а наименее значимыми – «Авторитет / престиж / статус» (M=6,6) и «Возможность оказывать влияние» (M=5,8) .

Сравнительный анализ параметров успешности деятельности руководителей разного пола показал, что женщины-руководители статистически значимо более высоко (U-критерий Манна– Уитни=166,5; р0,05) оценивают свою успешность в возможности оказывать влияние (M=2,0), чем мужчины (M=0,5). В остальном субъективные оценки значимости, степени достижения и успешности деятельности руководителей в сфере IT разного пола не имеют достоверных различий .

В ходе анализа эмоционального интеллекта руководителей было выявлено, что руководители в сфере IT характеризуются высоким (близким к среднему) уровнем эмоционального интеллекта как по самооценке (M=17,41), так и по оценке специалистов (M=16,36). У 66% руководителей по самооценке и у 72% по экспертной оценке установлен высокий уровень .

М.С. Некрестьянова, С.В. Мясникова

–  –  –

Результаты по отдельным параметрам эмоционального интеллекта и его интегральным показателям по самооценке и оценке специалистами представлены на рис. 1 и 2. В целом по выборке руководители показывают средний (близкий к высокому) уровень по параметрам «Осознание своих чувств и эмоций», «Осознание чувств и эмоций других людей», низкий – по «Управлению чувствами и эмоциями других людей» и высокий – по «Управлению своими чувствами и эмоциями»

(рис. 1). Значения интегральных показателей говорят о том, что более выражен понимающий и внутриличностный аспекты, чем управляющий и межличностный (рис. 2) .

Рис. 2. Средние значения по оценкам специалистами и руководителями интегральных показателей эмоционального интеллекта руководителей По оси абсцисс – параметры эмоционального интеллекта; по оси ординат – оценка (баллы) Экспертная оценка эмоционального интеллекта руководителей выявляет такую же дисгармоничную картину (рис. 1–2). Стоит отметить гораздо большую разницу в экспертных оценках внутриличностного и межличностного аспектов эмоционального интеллектов, чем по самооценке .

Сравнительный анализ оценок специалистами и самооценок руководителей уровня и параметров эмоционального интеллекта руководителей обнаружил статистически значимое различие по Эмоциональный интеллект как фактор успешности руководителя в сфере информационных технологий параметру «Осознание чувств и эмоций других людей» (Z=-2,74; р0,01). Специалисты статистически значимо ниже оценивают этот параметр (M=2,9), чем руководители (M=5,0) .

Сравнительный анализ уровня и параметров эмоционального интеллекта руководителей разного пола показал, что у женщин-руководителей статистически значимо выше значения, чем у мужчин, по следующим показателям: общий уровень эмоционального интеллекта (F=5,3; p0,05), интегральные показатели «Понимающий аспект эмоционального интеллекта» (F=9,7; p0,01) и «Межличностный аспект эмоционального интеллекта» (F=4,7; p0,05), параметр «Осознание своих чувств и эмоций» (F=11,2; p0,01) .

Стоит отметить, что аналогичный сравнительный анализ по полу для полученных экспертных оценок статистически значимых различий не выявил .

По результатам сравнительного анализа самооценок эмоционального интеллекта руководителей и специалистов обнаружены статистически значимые различия по общему уровню эмоционального интеллекта (F=5,1; p0,05), интегральным показателям «Понимающий аспект эмоционального интеллекта» (F=8,4; p0,01) и «Межличностный аспект эмоционального интеллекта»

(F=7,2; p0,01), параметру «Осознание чувств и эмоций других людей» (F=14,4; p0,01). По всем показателям руководители демонстрируют более высокие значения .

В ходе анализа социального интеллекта руководителей было установлено, что руководители в сфере IT характеризуются средним уровнем социального интеллекта (M=33,4). При этом три параметра социального интеллекта имеют средний уровень выраженности: «Познание классов поведения» (M=7,36), «Познание преобразований поведения» (M=9,80), «Познание систем поведения»

(M=6,12), а параметр «Познание результатов поведения» (M=10,16) – уровень выше среднего .

Сравнительный анализ по полу показал статистически значимое различие по общему уровню социального интеллекта (U-критерий Манна–Уитни=164,0; р0,05). Уровень социального интеллекта женщин-руководителей (M=35,19) выше, чем у мужчин (M=32,62). Статистически значимых различий по параметрам и уровню социального интеллекта между руководителями и специалистами выявлено не было .

Анализ общих умственных способностей руководителей в сфере IT выявил высокий уровень развития в целом, так и по отдельным параметрам (см. табл. 1). Причем высокий уровень установлен у 96% руководителей .

Таблица 1. Средние значения параметров общих умственных способностей руководителей в сфере IT

–  –  –

Сравнительный анализ по параметрам и уровню общих умственных способностей между руководителями разного пола, а также между руководителями и специалистами не выявил статистически значимых различий .

Корреляционный анализ, проведенный для изучения взаимосвязи стажа работы и возраста руководителей с изучаемыми параметрами, показал следующие статистически значимые взаимосвязи .

1. C возрастом и увеличением общего стажа работы у руководителей в сфере IT ниже самооценка успешности деятельности (r=-0,3 и r=-0,33; p0,05), ниже оценка успешности по параметру «Контакты с интересными людьми» (r=-0,35 и к=-0,4; p 0,05), ниже уровень развития социального интеллекта (r=-0,3 и r=-0,28; p0,05) и уровень самоконтроля по экспертной оценке (r=-0,33 и r=-0,37; p0,05) .

2. C увеличением стажа работы руководители ниже оценивают свою успешность по параметрам «Независимость/Самостоятельность» (r=-0,3; p0,05) и «Возможность оказывать влияние» (r=-0,33; p0,05) .

М.С. Некрестьянова, С.В. Мясникова

3. С увеличением стажа работы в руководящей должности руководители получают более низкую оценку успешности их деятельности со стороны специалистов (r=-0,38; p0,05) .

Анализ результатов корреляционного анализа, проведенного для изучения взаимосвязи успешности деятельности руководителя с исследуемыми параметрами, выявил положительную статистически значимую взаимосвязь оценки специалистами успешности деятельности руководителей с параметром социального интеллекта «Познание преобразований поведения» (r=0,33; p0,05) .

Обнаружены также статистически значимые положительные взаимосвязи самооценки и оценки специалистами успешности деятельности руководителей с уровнем и параметрами эмоционального интеллекта руководителей в сфере IT .

1. Самооценка успешности деятельности коррелирует (p0,05) с самооценкой параметров «Осознание своих чувств и эмоций» (r=0,34) и «Осознание чувств и эмоций других людей» (r=0,29), показателя «Понимающий аспект эмоционального интеллекта» (r=0,36) и общего уровня эмоционального интеллекта (r=0,3) .

2. Экспертная оценка успешности деятельности коррелирует с экспертной оценкой параметров «Осознание своих чувств и эмоций» (r=0,44), «Осознание чувств и эмоций других людей»

(r=0,29), «Управление своими чувствами и эмоциями» (r=0,43) (p0,01); показателя «Понимающий аспект» (r=0,36; p0,05); показателей «Управляющий аспект» (r=0,44) и «Внутриличностный аспект» (r=0,53) (p0,01); общего уровня эмоционального интеллекта (r=0,42; p0,01) .

По результатам регрессионного анализа установлено следующее:

На самооценку успешности деятельности руководителя влияет понимание чувств и эмоций как своих, так и других людей (см. табл. 2) .

На оценку специалистами успешности деятельности руководителя влияет их оценка способности руководителя управлять собой, а также самооценка руководителя способности управлять своими чувствами и эмоциями (см. табл. 3) .

Таблица 2. Коэффициенты в модели регрессии с зависимой переменной «самооценка успешности деятельности руководителя»

–  –  –

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ успешности деятельности руководителей показал, что наиболее значимая и в то же время наименее успешная цель вне зависимости от пола – «Самореализация / реализация своих идей», которая относится к высшему уровню потребностей пирамиды потребностей Маслоу. Таким образом, наибольшее затруднение испытывают руководители в достижении желаемой степени самореализации .

В целом, можно отметить, что руководители в сфере IT начинают свою карьеру на руководящей должности с целью раскрытия своего потенциала и повышения уровня компетенции. Они рассматривают содержание работы менеджеров как интересное, наполненное для них личностным смыслом и значением. При этом возможность оказывать влияние и получение общественного признания отходят на второй план. Руководителям в этой сфере нравится содержание их профессиональной деятельности, у них есть возможность больше общаться и ощущение самостоятельности в принятии решений на достаточно высоком уровне. При этом их должностные обязанности не предполагают создание чего-то долговечного, поскольку их деятельность чаще всего направлена на заЭмоциональный интеллект как фактор успешности руководителя в сфере информационных технологий вершение проектов в срок. В наименьшей степени реализуются их возможность влиять на мнение и поведение людей и получать общественное признание, однако уровень их достижения они оценивают выше среднего .

Интересно, что мужчины-руководители ниже оценивают свою возможность оказывать влияние, чем женщины. Вероятно, у первых чаще возникают трудности с воздействием на мнение окружающих и изменением их поведения, и причиной тому может служить обнаруженное значимое различие по уровню эмоционального интеллекта .

Женщины-руководители в сфере IT более высоко оценивают свой эмоциональный интеллект, чем их коллеги-мужчины. Они лучше понимают чувства и эмоции как свои, так и других людей, более открыты во взаимодействии, приветливы и склонны учитывать чувства окружающих при достижении целей. Вероятно, у женщин-руководителей выше уровень межличностной симпатии и им легче управлять отношениями с другими людьми, что согласуется с более высокой успешностью по параметру «Возможность оказывать влияние». Следует отметить, что полученные различия по полу согласуются с результатами автора методики по эмоциональному интеллекту М.А. Манойловой (2007) .

В целом по выборке руководителей, несмотря на полученный высокий (близкий к среднему) уровень эмоционального интеллекта, выявлена дисгармоничная картина его развития как по самооценке, так и по экспертной оценке. Значения интегральных показателей говорят о том, что в целом по выборке руководители лучше осознают эмоции свои и других людей, чем управляют своими эмоциями и эмоциональным состоянием партнеров по общению. В то же время у них лучше развиты внутриличностные способности – эмоциональное самосознание, контроль своих эмоций. Межличностные же способности, заключающиеся в распознавании, понимании и изменении эмоциональных состояний других людей, развиты в среднем хуже, что, вероятно, сказывается на продуктивности их общения с окружением .

Причем специалисты подмечают, что у руководителей лучше развита способность управлять собой, чем способность управлять другими людьми. По мнению специалистов, руководители в сфере IT проявляют недостаточно эмпатии и эмоционального участия по отношению к своему окружению. Можно предположить, что руководители, выросшие из специалистов в сфере IT, чаще всего не имели в своем окружении субъекта, на чьей модели эмпатийного поведения они могли бы научиться и развить свои способности к пониманию эмоционального поведения других людей .

Таким образом, можно сделать вывод, что эмоциональный интеллект у руководителей в сфере IT сформирован на высоком уровне, но при этом нет полной гармонизации отдельных составляющих в его структуре .

Сравнительный анализ уровня развития эмоционального интеллекта руководителей и специалистов в сфере IT подтвердил частную гипотезу нашего исследования о том, что уровень эмоционального интеллекта руководителей в сфере IT выше, чем у специалистов. В частности, руководители полагают, что они лучше осознают свои эмоции и эмоции других людей, управляют межличностными отношениями, чем специалисты. Их деятельность в большей степени связана с непосредственным общением в отличие от специалистов, которые большую часть времени оперируют знаками и символами .

В отличие от эмоционального интеллекта, сравнительный анализ уровня социального интеллекта и уровня общих умственных способностей руководителей и специалистов не выявил значимых различий. Это позволяет говорить о том, что особенности деятельности руководителей в отличие от специалистов в сфере IT не обусловлены уровнем этих показателей .

Выявленный высокий уровень общих умственных способностей, вероятно, свойствен всем субъектам, работающим в сфере IT в силу интеллектуальной специфики самой области .

Что касается результатов изучения социального интеллекта, руководители в среднем адекватно понимают поведение людей, что способствует их социальной адаптации и гладкости в отношениях с людьми. Однако их нельзя назвать успешными коммуникаторами во всех жизненных ситуациях, в частности, в понимании языка невербального общения, проявлении дальновидности в отношениях с другими. Им также несвойственна высокая контактность, открытость, тактичность, тенденция к психологической близости в общении. Вероятно, это обусловлено спецификой их сферы деятельности, изначально связанной с коммуникацией посредством техники, а не с непосредственным общением .

Также интересен полученный факт, что женщины руководители в этой сфере в среднем лучше социально адаптированы, испытывают меньше трудностей в общении с окружающими и анали

<

М.С. Некрестьянова, С.В. Мясникова

зе невербальной информации, что может способствовать их успешности в оказании влияния на других людей .

Результаты корреляционного анализа по изучению взаимосвязи возраста и стажа работы с исследуемыми показателями позволяют говорить о том, что с возрастом и увеличением стажа работы руководители в сфере IT проявляют более низкий уровень социального интеллекта. Им сложнее принимать чужую точку зрения, выстраивать межличностные отношения. С точки зрения подчиненных, они производят впечатление людей с более низким самоконтролем и терпимостью к позициям других людей. Более опытные руководители склонны занижать оценку успешности своей деятельности и испытывают трудности в установлении контактов с окружением. Все это можно трактовать как проявления синдрома психического выгорания, свойственного для профессий типа «человек–человек», и может служить причиной более низкой оценки успешности деятельности руководителя со стороны его подчиненных. Важно отметить также, что специалисты тем выше оценивают успешность руководителя, чем лучше он понимает вербальное поведение в разных ситуационных контекстах и чем шире его репертуар ролей .

Полученные результаты корреляционного анализа, проведенного для изучения взаимосвязи оценки специалистами и самооценки успешности деятельности руководителей с исследуемыми показателями, говорят о том, что чем выше эмоциональный интеллект руководителей в сфере IT, тем выше самооценка и экспертная оценка успешности их деятельности. В частности, чем выше у руководителей развито эмоциональное самосознание и чем лучше они понимают чувства партнеров по общению, тем больше они удовлетворены результатами своей деятельности и дают более высокую оценку своей успешности .

Стоит отметить, что в восприятии специалистами своего руководителя играет немаловажную роль именно внутриличностный аспект эмоционального интеллекта, т. е. способность руководителя управлять собой. Умеренная связь по этому показателю говорит о том, что, чем лучше руководитель проявляет понимание эмоций своих и других людей в присутствии сотрудников, чем лучше он контролирует свои эмоции в рабочих ситуациях, тем выше оценка успешности его деятельности со стороны специалистов. Для специалистов важно умение их руководителя управлять собой, активное и гибкое эмоциональное участие руководителя в общении с коллегами .

Таким образом, подтвердилась основная гипотеза исследования – чем выше уровень эмоционального интеллекта руководителя, тем выше руководитель и специалисты оценивают успешность деятельности руководителя в сфере IT. Проведенный регрессионный анализ позволил уточнить выводы и выявить влияние отдельных параметров. На самооценку успешности деятельности руководителя влияет способность руководителя понимать как свои чувства и эмоции, так и других людей .

На оценку же специалистами успешности деятельности руководителя влияет их оценка способности руководителя понимать и управлять своими эмоциями, а также самооценка руководителя своей способности управлять своими чувствами и эмоциями .

ВЫВОДЫ

Итак, исходя из анализа данных, можно сделать следующие выводы .

1. Субъективная оценка успешности деятельности руководителей в сфере IT выше среднего, но специалисты оценивают успешность деятельности руководителей еще выше. Наиболее значимая и в то же время менее успешная цель руководителей – это самореализация и реализация своих идей .

2. Руководители в сфере IT характеризуются высоким (но близким к среднему) уровнем эмоционального интеллекта по самооценке и экспертной оценке, средним уровнем социального интеллекта, высоким уровнем общих умственных способностей. Специалисты ниже оценивают уровень понимания эмоций других людей у руководителей, чем сами руководители .

3. Уровень эмоционального и социального интеллектов женщин-руководителей выше, чем у мужчин. Женщины более высоко оценивают свою успешность в возможности оказывать влияние, чем мужчины .

4. Уровень эмоционального интеллекта руководителей выше, чем специалистов. Руководители лучше осознают эмоции свои и других людей, управляют межличностными отношениями, чем специалисты .

5. С возрастом и увеличением общего стажа работы у руководителей в сфере IT ниже самооценка успешности деятельности, ниже уровень развития социального интеллекта и уровень самоконтроля. Также с увеличением стажа работы руководители ниже оценивают свою успешЭмоциональный интеллект как фактор успешности руководителя в сфере информационных технологий ность по параметрам независимости и возможности оказывать влияние, а также получают более низкую оценку успешности их деятельности со стороны специалистов .

6. Существуют положительные взаимосвязи самооценки и оценки специалистами успешности деятельности руководителей с уровнем и параметрами эмоционального интеллекта руководителей в сфере IT, а также экспертной оценки с параметром социального интеллекта «Познание преобразований поведения» .

7. На самооценку успешности деятельности руководителя влияет понимание как своих чувств и эмоций, так и других людей. На оценку специалистами успешности деятельности руководителя влияет их оценка способности руководителя понимать и управлять своими эмоциями и самооценка руководителя своей способности управлять своими эмоциями и чувствами .

Таким образом, на основании полученных результатов исследования можно заключить, что подтвердилась как основная, так и частная гипотезы исследования .

Полученные результаты позволяют охарактеризовать интеллектуальную составляющую деятельности руководителей в сфере IT и могут быть использованы для создания системы профессиональной подготовки, систем мотивации и профотбора руководителей в сфере IT .

ЛИТЕРАТУРА

1. Архипенков С. Лекции по управлению программными проектами. СПб., 2009 .

2. Бузин В.Н. Краткий ориентировочный тест // Практикум по психодиагностике. Конкретные психодиагностические методики. М., 1989. С.112–126 .

3. Дафт Р. Менеджмент: 8-е изд. / пер. с англ. / под ред. С.К. Мордовина. СПб., 2011 .

4. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПб., 1999 .

5. Манойлова М.А. Авторская методика диагностики эмоционального интеллекта – МЭИ // Педагогическая диагностика. 2007. № 3. С. 95–109 .

6. Психология менеджмента: учебник для вузов / под ред. Г.С. Никифорова. Харьков, 2007 .

7. Профессиональные стандарты в области ИТ. 2011. – http://www.apkit.ru/committees/education/meetings/standarts.php .

8. Социальный и эмоциональный интеллект: От процессов к измерениям / под ред. Люсина, Ушакова. М., 2009 .

9. Суханова М. Карьера ИТ-директора: кризис пройден – что дальше? // Intelligent Enterprise/ RE. № 9 (219). 2010 .

10. Шалаева Т.И. Использование методики исследования социального интеллекта в профконсультировании: метод. пособие. Саратов, 2000 .

Д.А. НОСОВА, Н.Е. ВОДОПЬЯНОВА e-mail: nosova.daria@gmail.com Магистерская программа «Психология менеджмента»

КОГНИТИВНЫЕ КОПИНГ-СТРАТЕГИИ В ЗАВИСИМОСТИ

ОТ ПОЗИТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ

И ПРОФЕСИСОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

(на примере менеджеров коммерческой сферы)

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Актуальность проблемы изучения копинг-стратегий в современном обществе неоспорима .

Все больше и больше людей подвергаются губительному воздействию стрессогенных факторов, как в повседневной жизни, так и на работе. Тенденция к урбанизации, глобализации, интенсификация трудовой и личной жизни, нестабильность и изменчивость социальной, политической и экономической среды способствуют развитию стрессовых состояний и синдромов. Трудовая активность среднестатистического жителя центральной России постоянно повышается, закономерно вызывая постоянные стрессы и, как следствие, нервные расстройства. В таких условиях возникает острая необходимость изучения проблемы совладания с трудными ситуациями и профилактики стрессовых синдромов .

На сегодняшний день во множестве исследований зарубежных и отечественных авторов рассматривается проблема совладающего поведения. В нем выделяют копинговые действия, копингстратегии копинг-стили. Копинг-действия представлены тем, что человек фактически делает или думает, чтобы преодолеть стресс. Совокупность этих действий образуют копинг-стратегии как набор усилий и действий (физических, волевых, когнитивных), которые помогают человеку преодолеть трудную жизненную или профессиональную ситуацию. Копинг-стратегии, в свою очередь, группируются в копинг-стили .

Важным аспектом в вопросе изучения копинг-механизмов выступает модель, на которой базируются представления о копинге. На сегодняшний день большинством ученых приняты три модели (Lazarus, Folkman 1984). Первая, эго-психологическая, базируется на предположениях психоанализа и определяет копинг как поиск и осуществление адаптивного ответа личности на стрессогенные требования социальной среды с учетом существующего опыта и новых обстоятельств (Haan 1977). Вторая, модель личностных черт, взяла начало из истоков психологии личности. Она рассматривает копинг как устойчивые механизмы преодоления и совладания со стрессовой ситуацией, определяемые характерными чертами личности индивида (Анциферова 1994). Третья модель называется ситуационной и пришла в науку из когнитивной психологии. С точки зрения приверженцев этой модели, копинг – это механизмы совладания со стрессовой ситуацией, определяемые контекстом ситуации (Lazarus, Folkman 1984). Каждая из моделей обладает своими недостатками. Это определяет необходимость дальнейшего научного поиска более совершенных моделей, объясняющих совладающее поведение. Один из результатов такого поиска – личностно-ситуационный подход, согласно которому на выбор копинг-стратегий оказывают влияние активность личности как субъекта совладания, так и внешне-ситуационные факторы (Крюкова 2004; Водопьянова, Старченкова 2009). В представлении авторов, работающих в направлении развития этого подхода, совладающее поведения детерминировано системой сложного взаимодействия между личностными, ролевыми и внешними организационно-ситуационными характеристиками (Moss, Schaefer 1986) .

Существует множество классификаций копинг-стратегий, основывающихся на различных критериях разделения. В том числе стратегии совладания дифференцируются на конструктивные и неконструктивные, эффективные и неэффективные (Frydenberg, Lewis 2000). Среди когнитивных копинг-стратегий также можно выявить более конструктивные, как способствующие эффективному совладанию с трудными или стрессогенными ситуациями и препятствующие развитию стрессовых синдромов, в частности синдрому профессионального выгорания (Водопьянова 2011). Методическая актуальность работы заключается в определении конструктивных стратегий, а также в разработке валидных методик для дальнейших изысканий в интересующей нас области. Исходя из теоретического анализа можно предположить, что конструктивное совладание обусловлено высокой субъектной активностью как динамической характеристики личности. Под субъектной активностью в отечественной психологии понимается склонность субъекта к развитию и интеграции, способД.А. Носова, Н.Е. Водопьянова, 2013 Когнитивные копинг-стратегии в зависимости от позитивного мышления … ность быть автором собственной жизни, проявлять самодетерминацию, саморегуляцию, самодвижение и самосовершенствование (Рубиншнейн 1973) .

Индивидуальные особенности совладающего поведения ученые связывают с проявлениями субъектности. Под субъектностью понимается содержательно-действенная характеристика активности, подчеркивающую интенциональность личности как субъекта совладания. Субъектность это

– совокупность свойств индивида, помогающая управлять, хотя бы в некоторых пределах, своими ресурсами, организовывать собственную жизнедеятельность, добиваясь поставленных целей (Осницкий 1996). Субъектную активность он определяет как проявление субъектности, выходящую на первый план в тех видах жизнедеятельности, в которых человек волен определять для себя меру субъектной включенности и меру собственного творчества при достижении формулируемых для себя целей (там же) .

К субъектной активности относятся позитивное мышление в виде позитивных жизненных установок, атрибуций, активность жизненной позиции и ценности, позитивное самоотношение, активность смыслообразования и убеждения в достижении положительных результатов благодаря активным действиям. В ряде исследований было продемонстрировано, что у людей с позитивным стилем мышления лучше состояние здоровья, а продолжительность жизни выше, чем у людей с негативным стилем мышления. Негативный стиль мышления – предиктор вовлеченности в стрессовые жизненные события, менее продуктивные привычки по поддержанию своего здоровья и более низкое ощущение самоэффективности по отношению к возможности изменения этих привычек .

К интегральным показателям субъектной активности относятся оптимистические аттитюды (установки), ответственность, социальная и жизненная активность (активная жизненная позиция), самоэффективность, как уверенность субъекта в том, что его усилия будут успешны (Bandura 1986) .

Самоэффективность тесно связана с осознанием субъекта свободы и ответственности за результаты собственных действий. Свобода как субъектное качество понимается, как возможность человека свободно выбирать альтернативные пути решения, находясь вне зависимости от ограничивающих стереотипов и норм. Описание свободы соотносится учеными с понятием самодетерминации, описанного в теории Э. Деси и Р. Райана. Самодетерминация, в свою очередь, связана с аспектом внутренней мотивации. Внутренняя мотивация касается активной, исследовательской, находящейся в поиске задач природы индивидов, которая играет решающую роль в приобретении и развитии структур и функций (Ryan 1993). Таким образом, можно сделать вывод о том, что внутренняя мотивация представляет собой также признак субъектной активности .

Внутренняя мотивация по результатам многих исследований выступает важнейшим фактором в формировании совладающих стратегий поведения субъекта. В этом процессе в первую очередь играют стержневые особенности личности, а именно ее мотивационно-смысловая структура, задающая определенный стиль отношения к миру, к людям и самому себе, придающая направленность и осмысленность жизни .

Совладающее поведение как атрибут субъектных характеристик человека мы рассматриваем в качестве одного из ключевых ресурсов противодействия негативным последствиям рабочих стрессов, в частности синдрому профессионального выгорания. В контексте субъектного подхода к противодействию профессиональным стрессам и выгоранию научно-прикладной интерес представляет выявление механизмов когнитивного совладания с профессионально трудными ситуациями. В контексте субъектного подхода к противодействию профессиональным стрессам и выгоранию научно-прикладной интерес представляет выявление механизмов когнитивного совладания с профессионально трудными ситуациями .

Цель исследования – изучение взаимосвязи когнитивных копинг-стратегий, профессионального выгорания и позитивного мышления (его показатели – оптимизм, активность, самоэффективность) .

Задачи исследования .

1. На основе теоретического анализа выявить «субъектные» и «объектные» копинг-стратегии .

2. Выявить особенности когнитивных копинг-стратегий руководителей – мужчин и женщин с разным профессиональным стажем .

3. Определить особенности позитивного мышления руководителей – мужчин и женщин с разным профессиональным стажем .

4. Определить структурные связи копинг-стратегий, позитивного мышления и профессионального выгорания .

5. Определить влияние профессионального выгорания и позитивного мышления (оптимизма) на выбор когнитивных копинг-стратегий .

Д.А. Носова, Н.Е. Водопьянова Основная гипотеза исследования – выраженность конструктивных когнитивных копингстратегий положительно коррелирует с позитивным мышлением и отрицательно – с профессиональным выгоранием. При этом под конструктивными когнитивными копинг-стратегиями понимается проявление когнитивной активности субъекта совладания, а под позитивным мышлением подразумеваются атрибутивные установки на оптимизм, активность и самоэффективность. Понятие самоэффективности, в свою очередь, предполагает веру в собственные силы. Частная гипотеза – выраженность профессионального выгорания отрицательно связана с позитивным мышлением как проявлением субъектной активности .

Предмет исследования – когнитивные копинг-стратегии, профессиональное выгорание, позитивное мышление (оптимизм, активность, самоэффективность) у руководителей коммерческой сферы .

Объект исследования – руководители различных направлений коммерческой деятельности (менеджеры высшего и среднего звеньев) с разными показателями профессионального выгорания и разной жизненной позицией .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование проводилось в период с сентября 2011 г. по март 2012 г. На этапе основного исследования участие в исследовании принимали менеджеры высшего и среднего звеньев. Выборка была сбалансирована по показателям стажа, образования, возраста, пола. Возраст участников опроса варьировался от 25 до 66 лет (среднее значение=37,67, SD=10,3031). Общий рабочий стаж в среднем составил 16,6 года (SD=10,425). При этом выборка была разделена на две подгруппы по этому признаку: (1) стаж от 1 до 15 лет; (2) 16 и более лет. Все участники сотрудники организаций коммерческой сферы (имеющих целью извлечение материальной прибыли). Обязательным условием был опыт работы в руководящей должности .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании были использованы следующие методы .

1. Контент анализа содержания копинг-стратегий по критерию субъектной активности .

2. Шкала оптимизма и активности (AOS) в модификации Н.Е. Водопьяновой и М. Штейн; измерялись показатели оптимизма, активности (Водопьянова 2009) .

3. Опросник «Профессиональное выгорание» для социономических профессий. (Н.Е. Водопьянова, Е.С. Старченкова); измерялся интегральный показатель выгорания (Водопьянова, Старченкова 2009) .

4. Опросник CERQ (Cognitive Emotion Regulation Questionnaire) – опросник регуляции когнитивных эмоций (Garnefski, Kraaij, Spinhoven 2001);

4. Русская версия шкалы общей самоэффективности Р. Шварцера и М. Ерусалема в модификации В. Ромека .

Опросник «Регуляции когнитивных эмоций» (CERQ) был выбран для изучения копингстратегий. Этот опросник имеет несколько шкал, был создан авторами для выявления когнитивных стратегий совладания со стрессовыми ситуациями. Эта новая методика для российской психологической школы и до этого не была переведена на русский язык. Методика и разрешение на ее использование было получено лично у авторов – профессоров голландского университета. Был осуществлен двойной перевод этого опросника. Выбор методики был обусловлен тем, что он измеряет когнитивную активность субъекта совладания. Авторы отмечают, что в отличие от остальных копинг-опросников CERQ не создает четких различий между мыслительными процессами человека и его реальными действиями. Этот опросник обращается напрямую к мыслям испытуемых после того, как они пережили трудную ситуацию. CERQ – опросник, состоящий из 36 вопросов, измеряет 9 различных когнитивных копинг-стратегий: самообвинение, принятие или смирение, размышление, позитивное рефокусирование, планирование, позитивная переоценка, снижение значимости события, катастрофизация, обвинение окружающих (Garnefski, Kraaij, Spinhoven 2001) .

Математический анализ проводился с помощью MS Excel и программы статистической обработки данных SPSS 20 .

Когнитивные копинг-стратегии в зависимости от позитивного мышления …

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Контент-анализ копинг-стратегий. Исходя из гипотезы о том, что субъектная активность тесно взаимодействует с механизмами совладания, был проведен контент-анализ копингстратегий по признакам субъектной или объектной активности (см. таблицу) .

–  –  –

Контент-анализ демонстрирует наличие в когнитивных копинг-стратегиях проявление «субъектных» и «объектных» когнитивных действий. В соответствие с выраженностью субъектных (активных) или «объектных» (пассивных) характеристик человека (их преобладанием) копинг-стратегии в методики CERQ можно условно дифференцировать на «субъектые» и «объектные». Для проверки этого предположения был проведен факторный анализ. Его результаты позволили разделить когнитивные копинг-стратегии на три группы. В первую группу вошли активные копинг-стратегии, направленные на поиск или на активизацию ресурсов совладания: позитивное рефокусирование, планирование, позитивная переоценка, снижение значимости события, условно названные нами как «субъектные» копинг-стратегии, отражающие высокую ресурсно-поисковую активность .

Во вторую группу вошли копинг-стратегии с относительно низкой субъектной активностью:

смирение, катастрофизация, обвинение других (уход от ответственности). Данные стратегии были условно названы нами как «объектные». В третью группу вошли те когнитивные копинг-стратегии, Д.А. Носова, Н.Е. Водопьянова которые не имеют ярко выраженной субъектной активности и в равной мере могут быть отнесены как «субъектным» (активным), так и «объектным» (пассивным, зависимым) жизненным позициям – «размышление», «принятие», «рефокусировнаие на планирование». Эта группа стратегий была названа нами как «субъектно-объектные копинги» .

Особенности копинг-стратегий в зависимости от пола и возраста. Для выявления различий между группами респондентов в соответствии со второй задачей было произведено вычисление описательных статистик, в том числе средних значений, среднеквадратических отклонений, стандартных ошибок и дисперсионный анализ .

В результате дисперсионного анализа были обнаружены значимые различия (Р=0,002) по показателю «размышление». При этом женщины выбирают такой стиль совладания чаще, нежели мужчины (Мжен=10,61, Ммуж=9,06) .

Дисперсионный анализ не выявил значимых различий между группами респондентов с разным профессиональным стажем. Анализ корреляций показал отсутствие значимых взаимосвязей между выбором когнитивных копинг стратегий и возрастом. Можно предположить, что когнитивные копинг-стратегии могут быть устойчивыми с течением времени и не изменяться в зависимости от трудового стажа респондента .

Особенности позитивного мышления руководителей мужчин и женщин разного возраста с разным профессиональным стажем. В ходе дисперсионного анализа не обнаружены достоверные различия между мужчинами и женщинами по показателям позитивного мышления (активность, оптимизм, самоэффективность). Очевидно, способность позитивно мыслить, верить в свои силы и сохранять активный оптимизм выступает общей диспозицией для управленцев независимо от пола .

По результатам дисперсионного анализа были обнаружены близкие к достоверным различия (р=0,053) по оптимизму в зависимости от стажа. Группа с профессиональным стажем более десяти лет показала более низкие показатели оптимизма, чем менее опытные руководители (М1=21,7;М2=20,6;). При этом респонденты были разделены на четыре группы: первая – до тридцати лет, вторая – от тридцати до сорока пяти, третья – от сорока пяти до пятидесяти пяти и четвертая

– старше пятидесяти пяти. Этот анализ также дал достоверные различия (р=0,024) между возрастными группами респондентов по показателю «оптимизм». При сравнении возрастных групп выяснилось, что с возрастом уровень оптимизма уменьшается. Очевидно, взамен оптимизма возрастает рационализм .

Структурные взаимосвязи копинг-стратегий, позитивного мышления и профессионального выгорания. Для определения структурных связей изучаемых переменных и сокращения числа значимых факторов был проведен факторный анализ. В итоге девять когнитивных копинг-стратегий были разделены на три группы: «субъектные», «объектные» и «субъектно-объектные». В первую группу вошли «субъектные» копинг-стратегии: позитивное рефокусирование; планирование; позитивная переоценка; снижение значимости события. Во вторую группу – «объектные» когнитивные копинг-стратегии: принятие; катастрофизация; обвинение других. В третью группу объединились стратегии «самообвинение» и «размышление», условно названные нами как «субъектнообъектные» .

Корреляции в первой группе копинг стратегий подтвердили гипотезу – показатели позитивного мышления значимо коррелируют с планированием, позитивной переоценкой и снижением значимости события (см. рисунок). Самоэффективность положительно коррелирует с «субъектными» копинг-стратетегиями: планирование; позитивная переоценка; снижение значимости события (соответственно r=0,506; r=0,562; r=0,379, p=0,01) .

Активность положительно коррелирует с копинг-стратегиями «планирование» (r=0,367, при p=0,01), «позитивная переоценка» (r=0,426 при p=0,01), «снижение значимости события» (r=0,318 при р=0,05). Интегральный показатель выгорания отрицательно коррелирует с «субъектными»

стратегиями «позитивная переоценка», «снижение значимости», «планирование». Позитивное рефокусирование» (p=0,01) .

Корреляционный анализ «объектных» копинг-стратегий, позитивного мышления и профессионального выгорания также подтвердил гипотезу исследования. По показателю оптимизма все корреляции отрицательно значимы (r= -0,363, r= -0,485, r= -0,373 при p0,01). «Объектные»

копинг-стратегии отрицательно коррелируют с показателями субъектной активности – «активность» и самоэффективность на 5-процентном уровне значимости и положительно коррелируют с интегральным показателем профессионального выгорания (r=0,473, r=0,518, r=0,526, при р0,01). Нейтральные копинг-стратегии не показали значимых корреляций с показателями профессионального выгорания и позитивного мышления .

Когнитивные копинг-стратегии в зависимости от позитивного мышления …

–  –  –

Для изучения влияния оптимизма и профессионального выгорания на копинг-стратегии был проведен множественный дисперсионный анализ с включением субъектных и объектных копинг-стратегий в качестве зависимой переменной, оптимизма и профессионального выгорания в качестве фиксированных факторов. Для первой группы копинг-стратегий достоверных различий между дисперсиями копингов, оптимизма и профессионального выгорания выявлено не было. Влияние, близкое к значимому, было обнаружено только для показателя профессионального выгорания и копинг-стратегией «планирование» (р0,05). Учитывая результаты корреляционного анализа, можно предположить, что планирование как «субъектный» копинг противодействует процессам выгорания. Также имеет место обратная зависимость – субъекты с более низким показателем профессионального выгорания чаще выбирают «субъектный» копинг и планируют мероприятия по преодолению трудных ситуаций .

Для второй группы копинг-стратегий значимое влияние между дисперсиями было обнаружено для стратегии «катастрофизация» и профессиональное выгорание (р0,013). Можно предположить, что люди с высоким уровнем профессионального выгорания чаще выбирают объектные копинг-стратегии, преувеличивая негативную составляющую травмирующего события .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование копинг-стратегий осуществлялось в контексте субъектной парадигмы. Концепция субъектной активности была рождена в поле научной деятельности отечественных психологов и представляла собой противопоставление идеям классических подходов (когнитивизмом, структурализмом, бихевиоризмом), в том числе и «постулату непосредственности». Наиболее значимые работы в этом русле принадлежат перу таких ученых, как С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, А.В. Брушлинский, Е.А. Сергиенко, В.В. Знакова и др. Субъектная активность здесь представляет собой ту активность, которую индивид сам контролирует, сам организует и сам развивает (Осницкий 1996) .

Субъектная парадигма позволяет подойти к вопросу копинг-поведения со стороны субъектной активности, предполагая, что человек сам волен распоряжаться собственной судьбой, эмоциями, чувствами. Это позволяет выйти из рамок классических подходов, перейти на новый уровень, объединив основные идеи когнитивного и функционального подходов и создав концептуально новое видение психических конструктов .

Использование этого подхода в нашей работе также обусловлено тем, что существуют определенные компоненты соционических профессий (к которым в том числе относятся руководящие

Д.А. Носова, Н.Е. Водопьянова

должности), которые соотносятся с ключевыми аспектами субъектности. В частности, мотивационно-личностная субъектность, функционально-деятельностная субъектность, социальнонравственная субъектность (Коржова 2006) .

Выделение «субъектные» и «объектные» копинг-стратегии в результате контент-анализа и факторного анализа позволяет дифференцировать их по критерию субъектной активности и рассматривать в контексте механизмов противодействия профессиональному выгоранию. В целом исследование подтвердило предположение о том, что копинг-стратегии могут быть дифференцированы по признаку субъектной активности .

Отсутствие больших различий при выборе копинг-стратегий между мужчинами и женщинами можно объяснить тем, что сегодняшние реалии бизнес-среды обусловливают маскулинизацию поведения женщин. В их совладающем поведении уменьшается роль эмоциональноориентированных стратегий в сторону проблемно-ориентированных. Большая выраженность стратегии «размышление» у женщин относительно мужчин говорит о том, что женщины-управленцы более осторожны и предусмотрительны в совладании по сравнению с мужчинами .

Полученные результаты подтверждают гипотезу о том, что феномен профессионального выгорания – это следствие потери субъектной активности, что отражается в отрицательных корреляциях показателей выгорания с субъектными когнитивными копинг-стратегиями, показателями позитивного мышления – оптимистическими атрибуциями и активностью, самоэффективностью. Исходя из этого следует, что психологическая помощь «выгорающим» менеджерам должна быть направлена на активизацию субъектной активности, позитивного мышления как факторов, противодействующих профессиональному выгоранию .

ВЫВОДЫ

1. В соответствии с выраженностью субъектных (активных) или «объектных» (пассивных) характеристик человека копинг-стратегии можно дифференцировать на «субъектые» и «объектные»

и «субъектно-объектные копинги». К «субъектным» относятся активные копинг-стратегии, направленные на поиск или на активизацию ресурсов совладания: позитивное рефокусирование, планирование, позитивная переоценка, снижение значимости события. К «объектным» копингстратегиям относятся стратегии с низкой субъектной активностью: смирение, катастрофизация, обвинение других (уход от ответственности). «Субъектно-объектные копинги» в равной мере могут быть отнесены как «субъектным» (активным), так и «объектным» (пассивным, зависимым) когнитивным действиям – «размышление», «принятие», «рефокусировнаие на планирование» .

2. Мужчины и женщины как руководители сходны по критерию выбора когнитивных копингстратегий. Это дает повод предположить, что управленческая деятельность способствует стиранию различий между мужчинами и женщинами в копинг-стратегиях. Те и другие чаще выбирают проблемно-ориентированные стратегии. Большая выраженность стратегии «размышление» у женщин относительно мужчин говорит о том, что женщины-управленцы более осторожны и предусмотрительны в совладании по сравнению с мужчинами .

3. Обнаружена тенденция к уменьшению оптимизма с ростом профессионального стажа и возраста руководителей .

4. «Субъектные» когнитивные копинг-стратегии положительно связаны с показателями позитивного мышления (с оптимизмом, активностью и самоэффективностью) и отрицательно с профессиональным выгоранием. «Объектные» копинг-стратегии, напротив, положительно коррелируют с показателями профессионального выгорания и отрицательно – с профессиональным выгоранием .

5. Выраженность профессионального выгорания влияет на предпочтение копинг-стратегий .

Низкий уровень профессионального выгорания и высокий уровень позитивного мышления обусловливает использование «субъектных» копинг-стратегий, в которых проявляется целенаправленность, внутренняя мотивационная активность, осознанность и ответственность, что соответствует высокому проявлению субъектной активности. Такие проявления субъектности определяют эффективность руководителя. Высокое профессиональное выгорание способствует выбору «объектных»

копинг-стратегий .

–  –  –

3. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Роль ресурсно-инвестиционного копинга в развитии индивидуальной стресс-резистентности // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 12. 2009. Вып.3 .

С. 13–22 .

4. Водопьянова Н.Е. Профилактика и коррекция синдрома выгорания: методология, теория, практика. СПб., 2011 .

5. Коржова Е.Ю. Человек как субъект жизнедеятельности и его профессиональное здоровье // Психология профессионального здоровья / под ред. Г.С. Никифорова. СПб., 2006 .

С. 113–140 .

6. Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. Кострома, 2004 .

7. Осницкий А.К. Проблемы исследования субъектной активности // Вопросы психологии .

1996. № 1. С. 5–19 .

8. Рубиншнейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1973 .

9. Bandura А. Social Foundations of Thought and Action: а Social Cognitive Theory. New York, 1986 .

10. Frydenberg E., Lewis R. Teaching Coping to Adolescents: when and to whom? // American Educational Research Journal. 2000. Vol. 37, No 3. Р. 727–745 .

11. Garnefski Kraaij Spinhoven CERQ: Manual for the Use of the Cognitive Emotion Regulation Questionnaire – Leiderdorp. The Netherlands, 2001 .

12. Haan N. Coping and Defending: Processes of Self-environment Organzation. New York, 1977 .

Р. 37–38 .

13. Lazarus R.S., Folkman S. Stress, Appraisal and Coping. New York, 1984 .

14. Moss R.H., Schaefer J.A. Life Transitions and Crises // Coping with Life Crises. An Integrative Approach. New York, 1986. Р. 3–28 .

15. Ryan R.M. Agency and Organization: intrinsic Motivation, Autonomy and the Self in Psychological Development // Nebraska Symposium on Motivation: Developmental Perspectives on Motivation // ed. by J. Jacobs. 1993. Vol. 40. Р. 1–56 .

С.Е. ПЛЕТНЕВА, В.Р. МАНУКЯН e-mail: svetlanaep77@yandex.ru Специализация «Психологическое консультирование»

СУБЪЕКТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЗРОСЛЫХ В СВЯЗИ

С ОСОБЕННОСТЯМИ ОТНОШЕНИЙ В РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬЕ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Изучение и развитие субъектных характеристик взрослых в последнее время – актуальное направление в психологии. Однако источники субъектных качеств недостаточно изучены и не ясна роль отношений в семье и общей ситуации детского развития в формировании этих качеств. В связи с этим важно исследовать семейные факторы развития, которые могут быть связаны с формированием здоровой, зрелой личности .

В настоящее время широко распространен системный подход в изучении семьи и ее влияний на становление личности. Впервые семью как систему описал М. Боуэн (Хамитова 2001) на основе теории Людвига фон Берталанфи (Черников 2001). В системном подходе семья рассматривается как открытая социальная система, объединяющая группу людей и их взаимоотношения. Ребенок оказывается участником семейных отношений сразу после рождения. Он попадает в уже сложившуюся структуру и должен встроиться в нее, занять свое место .

Дети растут в различных семьях и имеют разные условия развития. Соответственно, по-разному будут формироваться и их субъектные качества. В работе А.Я. Варга «Системная семейная психотерапия» отмечается, насколько важно, в какой семейной системе развивается ребенок, поскольку психологическое здоровье человека во многом зависит от того, как удовлетворялись потребности его психического развития в детстве. Ребенок входит в семью, где существуют потребности системы, и если он начинает обслуживать потребности взрослого (например, мамы или папы), то он не имеет возможности гармоничного развития (Варга 2001) .

Проблема взаимосвязи субъектных качеств взрослых и их детской ситуации развития изучалась в работах различных психологов. Например, Ф. Гальтон установил, что в составе членов Королевского научного общества преобладают единственные дети и первенцы. Дж. Кеттелл показал, что среди 855 выдающихся американских ученых большинство составляют старшие и младшие дети, в то время как средние крайне редко достигают значительных успехов в науке (Хьелл, Зиглер 2006:240). В ходе исследований Е.Л. Григоренко, Т.А. Думитрашку, И.В. Равич-Щербо была выявлена зависимость уровня интеллектуального развития ребенка от порядка рождения. Так, в большинстве случаев констатировалось снижение коэффициента интеллектуального развития у детей, занимающих сиблинговые позиции средних и младших детей, по сравнению с единственными и старшими детьми (Карабанова 2005) .

Целью нашего исследования было изучение субъектных характеристик личности взрослых, а именно: особенностей целеполагания, способности к самоуправлению, локализации контроля и смысложизненных ориентаций в связи с особенностями отношений в их родительской семье .

В задачи входило изучение таких вопросов, как выраженность субъектных качеств в группах взрослых с различными особенностями отношений в родительской семье, а также взаимосвязь субъектных характеристик взрослых и особенностей отношений в родительской семье. В качестве особенностей отношений в родительской семье были взяты такие параметры, как отраженное родительское поведение, состав семьи, наличие сиблингов, посещение детского сада, кружков и другие Гипотеза исследования – субъектные характеристики взрослых людей взаимосвязаны с особенностями отношений в их родительской семье .

Предмет исследования – взаимосвязь субъектных качеств взрослых, таких как особенности целеполагания, способность к самоуправлению, локализация контроля и смысложизненные ориентации с особенностями отношений в их родительской семье .

Объект исследования – особенности формирования субъектных характеристик взрослых .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 54 человека: из них 25 мужчин (46%) и 29 (54%) женщин в возрасте от 25 до 35 лет. Средний возраст составил 29 лет. Высшее образование имеют 96% опрошенных. В браке состоят 48% испытуемых, никогда не состояли в браке 46%, разведены 6%. Средний возраст вступления в брак – 23 года. В настоящее время 30% испытуемых живут самостоятельно, 44% проживают с ______________

© С.Е. Плетнева, В.Р. Манукян, 2013 Субъектные характеристики взрослых в связи с особенностями отношений в родительской семье собственной семьей (супруг, дети), 13% остаются в родительской семье, 7% создали свою семью в родительском доме и 6% проживают с кем-то из родительской семьи .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

При сборе данных использовались следующие методики .

1. Анкета оценки семейных взаимоотношений, ситуации детского развития .

2. Опросник родительского отношения (в модификации Е.В. Романовой, М.В. Галимзяновой) .

3. Анкета целеполагания В.Р. Манукян .

4. Методика Н.М. Пейсахова «Способность самоуправления» .

5. Методика Е.Г. Ксенофонтовой «Исследование локализации контроля личности» (новая версия методики «Уровень субъективного контроля») .

6. Методика Д.А. Леонтьева «Тест смысложизненных ориентаций» .

–  –  –

Наибольшее количество долгосрочных целей ставят перед собой испытуемые, выросшие в неполной расширенной семье, они наиболее ориентированы на отдаленное будущее (Анкета целеполагания В.Р. Манукян). Цели из подражания наиболее склонны ставить люди из расширенных семей. Преобладание целей, направленных на решение имеющихся проблем, характерно для детей из неполных расширенных семей .

Наиболее высокая удовлетворенность прожитой частью жизни наблюдается у испытуемых из полных расширенных семей, а наименьшая – из неполных расширенных (Методика Д.А. Леонтьева «Тест смысложизненных ориентаций»). Такая же тенденция отмечается и в части убеждения относительно управляемости жизни. Наиболее уверены в том, что они контролируют свою жизнь, могут свободно принимать решения люди из полных расширенных семей. Ниже среднего этот показатель принимает значение для неполных расширенных семей. Общий показатель осмысленности жизни для них также самый низкий, существенно ниже среднего .

Значимые различия субъектных характеристик взрослых в связи с наличием сиблингов приведены в табл. 2. Испытуемые, которые были единственными детьми в семье, и те, у кого были сиблинги, имеют различия в уровне субъективного контроля. Единственные дети чаще склонны брать на себя ответственность как за позитивное, так и за негативное в их межличностных и семейных отношениях, и в общем более интернальны. Они склонны думать, что удачи и неудачи определяются их собственными действиями и способностями (внутренними, или личностными факторами), ответственность за собственную жизнь лежит на самом человеке, а не на внешних по отношению к нему силах. Исследования, проведенные Б .

Стрикландом (Хьелл, Зиглер 2006), показывают, что у людей с интернальным локусом контроля реже бывают психологические проблемы, самоуважение у них выше. Интерналы менее подвержены социальному воздействию, они более уверены в своей способности решать проблемы, чем экстерналы, и поэтому независимы от мнения других .

С.Е. Плетнева, В.Р. Манукян

–  –  –

Испытуемые, посещавшие детский сад ставят меньше целей из подражания кому-либо, более интернальны в вопросе их достижения. Отмечается разный уровень в самоорганизации этих взрослых. Как общая способность к самоуправлению, так и ее составляющие, выше у испытуемых, посещавших детский сад. Им лучше удается ориентироваться в ситуации, прогнозировать, переходить от плана к действию, осуществлять самоконтроль и корректировать свои действия при достижении целей .

Также выявлены различия в локализации контроля личности. Значимо выше общая интернальность и интернальность при описании личного опыта у людей, посещавших детский сад. Кроме того, они более склонны брать на себя ответственность в сфере семейных отношений, в межличностном общении, относительно своего здоровья. У посещавших детский сад испытуемых выше осмысленность жизни, они более склонны думать о себе как о сильной личности, которая может строить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о смысле .

Проведенный в исследовании корреляционный анализ выявил следующие взаимосвязи. Активное Субъектные характеристики взрослых в связи с особенностями отношений в родительской семье посещение кружков в старшей школе имеет положительную связь со способностью к самоуправлению (r=0,334; р0,05), в том числе возможностью успешно строить прогнозы (r=0,359; р0,01) и начинать конкретные действия при движении к поставленной цели (r=0,319; р0,05). Также активное участие во внешкольной жизни предполагает высокую компетентность в межличностных отношениях (r=0,377;

р0,01), склонность брать на себя ответственность за различные стороны своей жизни (семья (r=0,343;

р0,05), межличностные отношения (r=0,382; р0,01), сфера достижений (r=0,323; р0,05)), ощущение себя хозяином своей жизни (r=0,314; р0,05) .

Дети, которые активно помогали в ведении домашнего хозяйства, лучше ориентируются в ситуации при постановке своих целей (r=0,326; р0,05) и быстрее начинают принимать какие-то шаги для их осуществления (r=0,351; р0,01) .

Ощущение управляемости жизни выше у людей, которые имели лучшую успеваемость в начальной школе (r=0,297; р0,05). Таким образом, склонность активно участвовать в своей жизни, организовывать ее, проявляется уже в раннем возрасте .

Одним из важных факторов развития ребенка в семье стал стиль поведения его родителей. Главные его составляющие, выделенные Д. Баумринд, – это родительский контроль и теплота. Родительский контроль представляет собой выраженность запретительных тенденций, требования подчинения правилам и выполнения детьми своих обязанностей. Родительская теплота указывает на то, в какой степени родители проявляют любовь и одобрение, хвалят, поддерживают ребенка или, наоборот, как сильно критикуют, наказывают его (Андреева 2004). Могут встречаться различные типы дисгармоничного воспитания, которым в той или иной степени свойственны следующие особенности: недостаточный уровень эмоционального принятия ребенка, низкий уровень сплоченности родителей и разногласия в семье в вопросах воспитания, высокий уровень противоречивости, непоследовательности в отношениях родителей с детьми, ограничения в различных сферах жизнедеятельности детей, завышенные требования к ребенку или недостаточная требовательность, вседозволенность, чрезмерность санкций или их полное отсутствие (Карабанова 2005) .

В проведенном исследовании при помощи корреляционного анализа были получены данные, подтверждающие связь стиля родительского поведения с субъектными характеристиками взрослых (Опросник родительского отношения (в модификации Е.В. Романовой, М.В. Галимзяновой). Принятие ребенка матерью, предполагает у последнего в зрелости ощущение эмоциональной насыщенности (r=0,294;

р0,05), осмысленности жизни (r=0,347; р0,05), удовлетворенность самореализацией (r=0,300; р0,05) .

Такие взрослые обладают лучшей способностью к планированию (r=0,269; р0,05) и самоконтролю при достижении намеченной цели (r=0,343; р0,05) .

Испытуемые, которых родители уважали, были заинтересованы в их делах, демонстрировали безусловное принятие, более интернальны, в частности в суждениях о жизни (r=0,323; р0,05), в сфере семейных отношений (r=0,457; р0,01), также выше их компетентность в сфере межличностных отношений (r=0,347; р0,05) .

Стремление родителей к симбиотической связи с ребенком предполагает пониженную способность к коррекции своих действий при достижении цели (r=-0,316; р0,05), а также ориентировки в ситуации (r=-0,289; р0,05). Отрицательная связь наблюдается также с компетентностью в межличностных отношениях (r=-0,313; р0,05), интернальностью при описании личного опыта (r=-0,319; р0,05) .

Испытуемые, чьи родители принимали менее активное участие в решении их проблем, имеют более высокую способность к планированию (r=-0,287; р0,05) и оценке эффективности своих действий (r=-0,274; р0,05), они в большей степени ощущают себя хозяином своей жизни (r=-0,289; р0,05). Кроме того, активное участие родителей в преодолении трудностей предполагает у испытуемых более низкий уровень интернальности в профессиональной деятельности (r=-0,277; р0,05) и при описании личного опыта (r=-0,279; р0,05). Ощущение себя хозяином своей жизни выше у тех, кто проявил самостоятельность в выборе профессии (r=0,285; р0,05), у них больше целей в будущем (r=0,283; р0,05), которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу .

Те испытуемые, которых в детстве часто наказывали, не склонны брать на себя ответственность в межличностном (r=-0,302; р0,05) и семейном общении (r=-0,293; р0,05) .

При отношении родителей к ребенку как к «маленькому неудачнику», у него в зрелости наблюдается более низкая удовлетворенность самореализацией (r=-0,285; р0,05) и способность к самоконтролю (r=-0,363; р0,01) .

С.Е. Плетнева, В.Р. Манукян

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В ходе исследования были получены данные, подтверждающие гипотезу исследования: субъектные характеристики взрослых людей взаимосвязаны с особенностями отношений в их родительской семье .

Результаты работы не противоречат рассмотренным теориям, можно сделать вывод о достоверности полученных данных .

В соответствии с теорией систем М. Боуэна личность ребенка не развивается сама по себе, или только под воздействием воспитательных мер родителей. Влияние оказывают все члены семьи, отношения, складывающиеся между ними. Поэтому важными представляются такие характеристики условий детского развития, как наличие сиблингов, совместное проживание с бабушками и дедушками, очередность рождения, отношения между ребенком и другими членами семьи. Результаты проведенного исследования согласуются с теорией М. Боуэна. Например, наличие сиблингов и частота наказаний связаны с формированием локуса контроля в семейном и межличностном общении, других сферах жизни. Состав родительской семьи связан с процессами целеполагания, смысложизненными характеристиками личности .

В нашем исследовании были получены данные, подтверждающие связь стиля родительского поведения с субъектными характеристиками взрослых. Безусловное принятие ребенка, положительная оценка его способностей, поощрение самостоятельности коррелируют с уровнем субъективного контроля, способностью к самоуправлению, удовлетворенностью жизнью. Это согласуется с теорией о типах родительского поведения Д. Баумринд, в которой наиболее благоприятный тип поведения родителей – авторитетный, где высокий уровень контроля сочетается с теплыми отношениями в семье, признанием ребенка и поощрением развития его автономии. Считается, что дети из таких семей хорошо адаптированы, уверены в себе, у них развит самоконтроль и социальные навыки, они обладают высокой самооценкой (Андреева 2004) .

Исследование показало, что наиболее удовлетворены жизнью испытуемые из полных расширенных семей, наименее – из неполных расширенных. Такая же тенденция отмечается и относительно убеждения управляемости своей жизни. Таким образом, наше исследование подтверждает, что развитие ребенка в неполной семье – неблагоприятно. В.Н. Дружинин в своей работе «Психология семьи» указывает на то, что дети, лишившиеся одного или обоих родителей, медленнее развиваются, чаще болеют соматическими и психическими заболеваниями. При смерти или уходе из семьи отца, роль матери гипертрофируется. Ее влияние на психическое развитие ребенка становится слишком большим, ребенок не видит другого варианта поведения, у него нет выбора при общении. Мать-одиночка крайне загружена различными заботами, и у нее не остается времени на то, чтобы общаться с ребенком, давать ему новые знания, ориентировать в мире профессий (Дружинин 2007) .

ВЫВОДЫ

Исходя из данных, полученных при изучении субъектных характеристик взрослых и их взаимосвязи с отношениями в родительской семье можно сделать следующие выводы .

1. По результатам наших исследований, для детей из неполных расширенных семей характерно следующее. Они более всего ориентированы на отдаленное будущее. Возможно, здесь имеет место защитная функция психологического будущего, когда откладывание важного на более дальний срок люди защищают себя от опасности не реализовать желаемое. Также у них преобладают цели, направленные на решение имеющихся проблем. Как правило, жизнь таких семей связана с дополнительными проблемами, материальными трудностями. Детям рано приходится начинать трудовую деятельность, обеспечивать себя, а часто и других членов семьи. Отсюда может возникать необходимая, а потом и привычная ориентация не на достижения, а на решение каких-то жизненных трудностей .

Цели из подражания наиболее склонны ставить люди из расширенных семей. Это может объясняться влиянием бабушек и дедушек. Ребенок из расширенной семьи много времени проводит со взрослыми, окружен их заботой и вниманием, бабушки часто активно включаются в воспитательный процесс. Все это препятствует развитию у ребенка самостоятельности, формированию собственных взглядов и убеждений .

2. Чем больше детей было в родительской семье испытуемых, тем ниже их интернальность в сфере неудач, в профессиональной жизни, сфере семейных отношений, общая интернальность. При наличии сиблингов дети меньше времени проводят со взрослыми и больше друг с другом. Это препятствует формированию интернальной позиции, склонности брать на себя ответственность за свои действия .

3. Также с субъектными характеристиками взрослых связано посещение детского сада. У испытуемых, посещавших детский сад, более интернальная жизненная позиция, лучше развита способность к самоуправлению. Осмысленность жизни выше у испытуемых, посещавших детский сад, они более склонны думать о себе, как о сильной личности, способной строить свою жизнь в соответствии со своими цеСубъектные характеристики взрослых в связи с особенностями отношений в родительской семье лями и представлениями о смысле. Испытуемые, ходившие в детский сад, ставят меньше целей из подражания кому-либо, более интернальны в вопросе их достижения. Вероятно, это связано с тем, что при посещении детского сада ребенок попадает в ситуацию, где он не находится под постоянным вниманием и контролем родителей (либо бабушек и дедушек), таким образом, он учится брать на себя ответственность за свои действия, раньше приобретает опыт самоуправления, активнее развиваются его навыки самоорганизации .

4. Корреляционный анализ показал, что у испытуемых, активно посещавших в детстве различные секции и кружки, лучше развита способность к целеполаганию, самоуправлению, прогнозированию, они в большей степени ощущают себя хозяевами своей жизни, более интернальны в различных сферах, выше их компетентность в межличностных отношениях. Когда ребенок занят в каких-то кружках и секциях, он вырабатывает навыки эффективного распределения времени между школьными и внешкольными занятиями, т. е. развивает способность организовывать свою жизнь. В спортивных секциях он учится ставить перед собой цели и идти к их достижению .

5. При изучении взаимосвязей субъектных характеристик и стилей родительского отношения выявлено, что взрослые, чьи родители не были склонны к чрезмерной опеке и ограничению самостоятельности, имеют более высокий уровень субъективного контроля, у них выше способность к планированию и оценке эффективности своих действий, а также больше целей в будущем, выше ощущение себя хозяином своей жизни. Можно предположить, что такие дети меньше подвергались опеке со стороны взрослых и раньше учились быть самостоятельными. При излишнем участии родителей в решении проблем ребенок не учится брать на себя ответственность за происходящее с ним и сам управлять своей жизнью, отсюда может вытекать более экстернальная жизненная позиция. Те, чьи родители стремились к симбиотической связи с ними, менее компетентны в межличностных отношениях, более экстернальны при описании личностного опыта, у них ниже способность к целеполаганию. При симбиотических отношениях с ребенком родители склонны к излишней опеке, и, как следствие, у ребенка нет достаточного пространства для развития самостоятельности, наработки навыков самоуправления и эффективных коммуникаций .

6. Испытуемые, которых родители уважали, были заинтересованы в их делах, демонстрировали безусловное принятие, имеют более высокий уровень субъективного контроля, они более компетентны в межличностных отношениях. Если родители были склонны инфантилизировать ребенка, видеть его как неуспешного, неприспособленного, то во взрослой жизни чаще наблюдается неудовлетворенность жизнью, самореализацией, пониженный самоконтроль при движении к цели, неуверенность в своих силах при ее достижении. Когда родители не верят в ребенка, в то, что он сможет чего-то добиться в жизни, они и ему передают свою позицию. Став взрослым, человек из такой семьи может просто ни к чему не стремиться, так как уверен, что ничего не получится, либо считать свои достижения незначительными, недостаточными, чтобы его удовлетворить .

Обобщая полученные данные, можно сделать вывод, что наиболее благоприятной для развития зрелых субъектных качеств личности будет ситуация, при которой ребенок растет в полной семье, родители демонстрируют его безусловное принятие, положительную оценку способностей, поощряют инициативу и самостоятельность. Также важно посещение детского сада и активное участие в различных кружках и секциях, в которых ребенок учится организовывать свою жизнь .

ЛИТЕРАТУРА

Андреева Т.В. Семейная психология. СПб., 2004 .

1 .

Варга А.Я. Системная семейная психотерапия: курс лекций. СПб., 2001 .

2 .

Дружинин В.Н. Психология семьи. СПб., 2007 .

3 .

Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. М., 4 .

2005 .

5. Хамитова И.Ю. Повышение дифференциации «Я». Теория семейных систем Мюррея Боуэна // Системная семейная терапия: классика и современность. М., 2001 .

6. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., 2006 .

7. Черников А. Системная семейная терапия. Интегративная модель диагностики. М., 2001 .

А.И. ПУРГИНА, С.Т. ПОСОХОВА e-mail: purga-sneg@bk.ru Бакалавриат

ОСОБЕННОСТИ САМОВОСПРИЯТИЯ ЖЕНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

МАТЕРЯМИ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

В большинстве работ по специальной психологии рассматриваются проблемы детей с ограниченными возможностями здоровья, в то время как их родителям уделяется гораздо меньше внимания. Эта ситуация вполне понятна – помощь больному ребенку всегда первостепенна, однако родители взаимодействуют с ним намного чаще и глубже, неизбежно влияя на процесс его взросления, вкладывая в него те или иные установки, которые могут как способствовать скорейшей адаптации, так и тормозить ее. Рядом российских и зарубежных исследователей, среди которых можно назвать В.В. Ткачеву (2005; 2007), Е.А. Савину и О.Б. Чарову (2002), а также Н. Брауна (1995), М. Олссона и С. Хванга (Olsson, Hwang 2001), было доказано, что родители (особенно матери) детей с нарушениями в развитии постоянно подвергаются стрессогенному воздействию, разрушительно влияющему на их личность. Последствиями этого воздействия могут быть как разного рода соматические заболевания, так и нервно-психические расстройства. Ни первое, ни второе не влияет на взаимоотношения родителя с ребенком благотворно, а потому мы считаем целесообразным изучить основные компоненты женской идентичности матерей детей с нарушениями в развитии, что впоследствии позволило бы нам выбрать наиболее адекватные и подходящие мишени воздействия при работе с такой группой .

Целью нашего исследования было определение и сравнение основных составляющих идентичности матерей здоровых детей и матерей детей с ограниченными возможностями здоровья, тем самым выявив общую структуру их идентичности и соответственно место гендерной идентичности в ней .

В соответствии с целью исследования нами были предложены следующие гипотезы .

1. Матери детей с ограниченными возможностями более центрированные на материнском аспекте своей идентичности, возвышая его над остальными или вовсе игнорируя их .

2. У матерей детей с ограниченными возможностями будет наблюдаться больший разрыв между образами «Я-реальная» и «Я-идеальная» .

Для реализации цели были сформулированы следующие задачи .

1. Подбор и ознакомление с литературой на заданную тематику .

2. Подбор методов и сбор эмпирических данных .

3. Контент-анализа и математико-статистическая обработка данных .

4. Сравнительный анализ групп и формулировка выводов и заключений .

Объектом исследования можно назвать идентичность как целостное восприятие себя как уникальной личности, суть которого интеграция всех представлений человека о себе самом в единое целое. Предмет исследования составляют особенности самовосприятия матерей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании участвовали 60 женщин в возрастном диапазоне от 20 до 57 лет (со средним возрастом 35 лет в обеих выборках), имеющие детей. У 30 из них были дети, которые имели разного рода проблемы со здоровьем (преимущественно, зрительные нарушения), в то время как остальные воспитывали здоровых детей. Все матери проживают на территории Российской Федерации, имеют разный уровень образования и семейное положение .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для выявления особенностей самовосприятия матерей детей с ограниченными возможностями были подобраны методы полупроективного и проективного характера, а также метрическая методика, позволяющая рассмотреть их самооценку и приверженность гендерным стереотипам .

1. Тест Куна-Макпартленда «Кто я?» (модификация Т.В. Румянцевой). Методика предлагает испытуемому ответить на вопрос «Кто я?» в течение 12 минут, выделив как можно ______________

© А.И. Пургина, С.Т. Посохова, 2013 Особенности самовосприятия женской идентичности матерями детей с ограниченными возможностями больше аспектов своей идентичности. Данная методика также была модифицирована нами в соответствии с предполагаемыми особенностями выборки, то есть вместо двадцати ответов за норму принималось, как минимум, десять .

2. Опросник «Я — женщина...» Л.Н. Ожиговой. Используется для выявления содержания гендерной идентичности и представляет собой полу-проективную методику по типу незаконченных предложений. Включает в себя семь категорий, в каждую из которых входит разное число показателей, обозначающих ту или иную сторону идентичности .

3. Метод личностного семантического дифференциала О.Л. Кустовой. Метод, построенный на выборе испытуемым степени выраженности какого-либо из представленных утверждений в диапазоне от нуля до ста в зависимости от исследуемого образа. В данном исследовании рассматривалось всего два образа - «Я-реальная» и «Я-идеальная». Методика позволяет определить как самооценку человека, так и приверженность его гендерным стереотипам .

4. Автопортрет. Проективная методика, предназначенная для выявления особенностей самовосприятия испытуемых, где им предлагалось нарисовать себя в любой форме. Портреты разбивались на три группы (головы, фигуры и метафоры) и оценивались по таким параметрам как пол человека изображенного на рисунке, прорисовка (насколько детально испытуемый прорисовал автопортрет), наличие или отсутствие «типично-женских» атрибутов (украшения, косметика, каблуки и т.д.) .

Для сравнительного межгруппового анализа средних использовался t-критерий Стьюдента для независимых выборок. Помимо этого для анализа результатов, полученных при помощи методики семантического дифференциала Л.С. Кустовой, применялся факторный анализ, объединивший наиболее взаимосвязанные между собой шкалы. Для обработки проективных и полупроективных данных использовался метод контент-анализа и анализ частот .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты методики Куна-Макпартленда (рис. 1) показывают, что параметры «семейная принадлежность» и «персональная идентичность» наиболее широко представлены в обеих группах:

средняя частота встречаемости равна 2,23 и 2,13 для экспериментальной группы; 2,17 и 2,87 – для контрольной. Примечательно, что третьим по выраженности признаком стала «учебнопрофессиональная принадлежность» (0,97) для матерей детей с нарушениями в развитии и «субъективное описание внешности» (0,73) для выборки матерей здоровых детей. Внешний вид выступает тем фактором, по которому выборки различаются статистически значимо. Матери «особых» детей упоминают о ней значительно реже, чем испытуемые контрольной группы. У них выраженность этого показателя значительно ниже – 0,43. Гораздо чаще они предпочитают описывать себя с точки зрения принадлежности к той или иной профессии. Для экспериментальной группы также характерны сниженные показатели характеристики «Коммуникативное Я». В контрольной группе ссылки на свою роль подруги или субъекта общения в среднем принимают значение 0,37 и 0,27, в то время как у матерей детей с нарушениями в развитии эти показатели равны 0,13, что также представляет собой косвенный указатель на их меньшее социальное взаимодействие с другими людьми, большую замкнутость в общении. Аналогичная ситуация наблюдается с обозначением своей принадлежности к какой-либо социальной группе: матери детей с нарушениями в развитии указывают на эту составляющую «Социального Я» с частотой встречаемости 0,17, в то время как для матерей здоровых детей этот показатель равен 0,27 .

Отмечается фактически полное отсутствие включения в описание себя каких-либо увлечений или хобби. Среднее значение этого признака у них всего лишь 0,03, в то время как для контрольной группы эта цифра выше – 0,23. Средняя выраженность показателя «Глобального Я», т. е. самоописания через ощущения себя как части некого макрокосма равняется 0,13 в экспериментальной группе, в то время как у контрольной группе – 0,4 .

Помимо вышесказанного, матери детей с нарушениями в развитии демонстрируют такую характеристику, как «Проблемная идентичность», т. е. описание себя через термины «ничтожество», «никчемная» и т. д., хотя она и не представлена широко, принимая среднее значение 0,2. Тем не менее подобное самоуничижение представлено в данной выборке, в то время как в контрольной группе ответы такого характера фактически не встречаются .

А.И. Пургина, С.Т. Посохова А Б Рис. 1. Распределение частот встречаемости категорий идентичности (тест Куна) в экспериментальной (А) и контрольной (Б) группах .

1 – прямое обозначение пола; 2 – учебно-профессиональная принадлежность; 3 – семейная принадлежность;

4 – групповая принадлежность; 5 – дружба; 6 – общение; 7 – внешность (субъективное описание); 8 – увлечения;

9 – самооценка навыков; 10 – персональная идентичность; 11 – глобальное «я»; 12 – проблемная идентичность .

Достаточно важно указать и на степень рефлексии испытуемых экспериментальной группы, с вычетом выбросов, среднее арифметическое по общему перечню «Я» составляет у них 6,34, в то время как женщины из контрольной группы демонстрируют более высокий уровень рефлексии – 9,53 .

Результаты опросника Ожиговой «Я — женщина...» (рис 2.) в общем и целом подтверждают данные, полученные из теста Куна .

Высокое значение по частоте встречаемости в обеих выборках также приобретают социальные ценности: 1,17 для экспериментальной группы и 1,23 – для контрольной. Для матерей детей с нарушениями в развитии характерно полное отсутствие карьерных целей, в то время как испытуемые из контрольной группы их демонстрируют, хотя также не очень выраженно (0,2) .

А Б

Рис. 2. Распределение частот встречаемости категорий идентичности (методика Ожеговой) в экспериментальной (А) и контрольной (Б) группах .

1 – биологический фактор; 2 – гендерный фактор; 3 – принятие трудностей; 4 – карьерный рост; 5 – семья;

6 – духовные ценности; 7 – социальные ценности; 8 – материальные ценности; 9– ориентация на отношения;

10 – отрицание отношений; 11 – позитивные отношения к другим; 12 – страх унижения;

13 – позитивное отношение к себе; 14 – оптимизм .

Помимо вышесказанного, у матерей «особых» детей достаточно высокая «ориентация на отношения», т. е. стремление к получению социальной поддержки от родных или друзей – 0,87. Однако при этом у них столь же высоки показатели «отрицания отношений» (0,93 против 0,37 у контрольной группы) (стремление к индивидуализму, желание обособится от других) и «страха унижения» (0,53 против 0,23). Тем не менее у них сохраняется определенный оптимизм, – возможно, помогающий бороться с жизненными трудностями, – который даже превышает таковой у контрольОсобенности самовосприятия женской идентичности матерями детей с ограниченными возможностями ной группы (0,63 против 0,17). Важно отметить, что матери детей с нарушениями в развитии также имеют более низкий эго-индекс (меньшее количество разных вариаций местоимения «Я» в ответах)

– 1,5 против 2,13, что может говорить о меньшей их ориентированности на собственное эго. При этом они демонстрируют более низкий показатель субъектности (1,27 и 1,53) и более высокий – объектности (0,83 и 0,63) .

При анализе методики «Автопортрет» наиболее яркие различия выявляются при разделении рисунков на три группы: «Головы», «Фигуры» и «Метафоры». Больше всего в глаза бросается тот факт, что в экспериментальной группе наблюдается крайне малое число рисунков-метафор, на которых испытуемые изобразили бы себя образно, а не так, как на самом деле – на всю выборку мы имеем всего два таких рисунка. В контрольной группе даже при отсутствии нескольких работ их набирается 12 штук. Среди матерей детей с ограниченными возможностями первое место по численности (15) приобретают «Головы». Остальные 13 работ приходятся на «Фигуры» .

Примечательно также, что рисунки женщин, воспитывающих «особых» детей несколько меньше по размерам, чем у матерей здоровых детей: среди «Голов» они принимают средние значения 9,47 в длину и 8,01 в ширину, в то время как у контрольной группы эти значения – 10,38 и 10,02. Такая же тенденция наблюдается и с «Фигурами»: 11,96 и 4,63 – это средние длина и ширина для экспериментальной группы, приобретающие 12,59 и 8,16 для «нормы» .

Другое важное отличие – прорисовка: замечено, что за исключением нескольких работ, большинство рисунков матерей детей с нарушениями в развитии нарисованы довольно просто, можно сказать – схематично, без изысков и подробностей. Очень часто опускаются уши и ресницы, рот изображается в виде одной линии, в глазах не различаются радужка и зрачок. Работы женщин из контрольной группы также несколько схематичны, однако они предоставляют больше деталей и реже пропускают какие-то части тела. Другой чертой рисунков испытуемых из экспериментальной группы стало игнорирование таких «женских» деталей, как украшения и косметика (хотя это и встречается, но опять-таки в очень ограниченном числе работ). Напротив, у матерей здоровых детей на рисунках значительно чаще можно увидеть дополнительные элементы в виде украшений (серьги, банты) или предметов деятельности в руках (в нескольких рисунках даже изображена некая «многоручка», держащая в каждой руке по образу некой исполняемой социальной роли – профессионал, хозяйка, мать и т. д.) .

После проведения факторного анализа и расчетов t-критерия Стьюдента мы выделили два статистически значимо различающихся фактора – «Эмпатичность» (0,024) и «Оценка внешнего вида» (0,048) .

Параметр «Оценка внешнего вида» в образе значительно ниже у матерей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями. Тем не менее их желание выглядеть хорошо и быть привлекательными остается на достаточно высоком уровне, что просматривается из разрыва между «Яреальная» и «Я-идеальная» по данному фактору в результатах до факторизации. Примечательно также, что матери детей с нарушениями в развитии ощущают себя недостаточно сочувствующими и понимающими, в отличие от матерей здоровых детей, которые вполне довольны собой в этом плане (фактор «Эмпатичность»). Также на уровне статистической тенденции (0,068) было выявлено различие по фактору «Фактической маскулинности» .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Согласно полученным данным анализа идентичности по методике Куна–Макпартленда в обеих выборках большую роль для женщин имеют семейные отношения, а также собственные личностные особенности. Важно отметить, что у матерей детей с ограниченными возможностями здоровья выделено значительно меньше прочих «идентичностей», что может свидетельствовать об их центрированности на семье. Выход же на первый план «персональной идентичности» представляется вполне закономерным, – описывая себя, люди нередко прибегают к описанию черт своего характера. Как было показано, внешний вид выступает тем фактором, по которому выборки различаются статистически значимо, и соответственно матери «особых» детей, для которых оценка собственной внешности является «больной» или полностью нивелирующейся при столкновении с другими проблемами, темой, упоминают о ней значительно реже, чем испытуемые контрольной группы. Гораздо чаще они предпочитают описывать себя с точки зрения принадлежности к той или иной профессии, что нередко выливается в перечень своих социальных ролей, без глубокого внутреннего анализа. Для экспериментальной группы также характерны сниженные показатели характеристики «Коммуникативное Я», что также считается косвенным указателем на их меньшее социальное взаимодей

<

А.И. Пургина, С.Т. Посохова

ствие с другими людьми, большую замкнутость в общении. Аналогичная ситуация наблюдается с обозначением своей принадлежности к какой-либо социальной группе. Другая, уже косвенно упомянутая прежде, особенность матерей, воспитывающих детей с нарушениями в развитии, – фактически полное отсутствие включения в описание себя каких-либо увлечений или хобби. Вполне вероятно, что у матерей «особых» детей просто не находится много времени на какие-либо свои увлечения, в то время как матери здоровых детей располагают несколько большими временными возможностями. Вдобавок к этому матери детей с ограниченными возможностями реже описывают себя в терминах «Глобального Я», т. е. через ощущения себя как части некого макрокосма, Вселенной. Можно предположить, что это также признак, указывающий на их эгоцентрированность и переживание оторванности себя от внешнего мира. Проявления категории «проблемная идентичность» в экспериментальной группе могут быть признаками депрессивного или меланхоличного состояния, будучи следствием их возможной интерпретации себя как «неблагополучных». Это может также указывать на сниженный уровень самооценки в экспериментальной группе. Сравнительный анализ степени рефлексивности позволяет предположить вероятность того, что матерям детей с ограниченными возможностями значительно сложнее дается способность посмотреть на себя со стороны, и осознать что же именно они из себя представляют — причиной тому может быть как просто большое число «земных» забот, «туннельное» видение своей ситуации, так и общее подавленное, утомленное состояние, при котором такой вид деятельности фактически невозможен .

Результаты опросника Ожиговой «Я — женщина...» в общем и целом подтверждают данные, полученные из теста Куна .

Высокое значение по частоте встречаемости в обеих выборках также приобретают социальные ценности. Учитывая их созвучность «семейной» направленности испытуемых, этот факт вполне закономерен. Для женщин обеих выборок характерно стремление к благополучию не только для своей семьи, но и для общества, в котором они живут. Они также стремятся получить уважение со стороны окружающих, что отражает следование существующим стереотипам, где женщина представляется исключительно социальным существом, буквально «заточенным» для взаимодействия с людьми .

Различия в представленности карьерных целей также вполне понятны: женщинам с больными детьми нет времени (а иногда, в силу существующего социального отношения к этой группе людей и возможности) серьезно строить карьеру, ведь они нередко целиком и полностью посвящают себя семье .

Особенности системы отношений (ориентация на них одновременно с высоким страхом унижения и отрицанием отношений) по сравнению с контрольной группой позволяют предположить, что хотя женщины из экспериментальной группы также ориентированы на взаимодействие с другими людьми, их уникальное и достаточно тяжелое положение, тем не менее препятствует этому, вызывая боязнь презрительного отношения со стороны окружающих. Это может привести к «уходу в себя» и отрицанию отношений как к своеобразной психологической защите от возможного отвержения со стороны других людей. Важно, что, несмотря на все вышесказанное, у них тем не менее сохраняется определенный оптимизм, – возможно, помогающий бороться с жизненными трудностями, – который даже превышает таковой у контрольной группы. Вероятно, что вера в лучшее помогает матерям детей с ограниченными возможностями преодолевать все свои проблемы, в то время как для матерей здоровых детей, это не столь значимый фактор. Эти данные косвенно подтверждаются в исследовании Б. Бересфорда (Beresford, Rabiee, Sloper 2007). Уровни эго-индекса позволяют предполагать большую тенденцию перекладывать ответственность за свою жизнь в руки неких «высших сил» и «судьбы» в сравнении с «нормой». Тем не менее превалирование субъектности над объектностью все-таки свидетельствует в пользу того, что интернальность присуща им в большей степени .

Распределение типов рисунков при выполнении методики «Автопортрет» может говорить о невозможности матерей детей с нарушениями в развитии абстрагироваться от реального мира, обобщить свое Я до некого метафорического образа, а не просто нарисовать свой портрет. Преобладание типа «головы» в экспериментальной группе может свидетельствовать о большей интеллектуализированности, склонности к размышлениям. Также можно предположить, что причина этого в большом числе среди них работников школы-интерната, чья работа во многом связана с умственной деятельностью. Схематичная прорисовка деталей автопортрета в работах женщин, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, может говорить как о нежелании прорисовывать кажущиеся незначительными детали, так и о возможном равнодушном отношении к своему внешнему виду. Причиной отсутствия украшений в рисунках экспериментальной группы, как можно Особенности самовосприятия женской идентичности матерями детей с ограниченными возможностями предположить, свидетельствует также о неуверенности в собственной привлекательности, нежелании ее подчеркивать .

Анализ семантического дифференциала показал различия в факторах «Эмпатичность» и «Оценка внешнего вида» (0,048). «Оценка внешнего вида» в образе значительно ниже у матерей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, что может объясняться их меньшей возможностью ухода за собственной внешностью, большим числом разного рода забот, связанных с воспитанием «особого» ребенка. Более низкие и значения по фактору «эмпатичности» в экспериментальной группе. Возможно, что выявленная другими исследователями «замкнутость» на своей собственной проблемной ситуации или ощущение жестокости мира заставляет их испытывать нехватку общения, обилия и простоты установления социальных связей, которые были в прошлом, что соответственно может восприниматься ими как собственное неумение сочувствовать другим людям, недостаток былых общительности и открытости. Различия в уровне «фактической маскулинности»

можно объяснить, исходя из выявленного Годдардом (Goddard, Lehr, Lapadat 2000), Н.Ф. Михайловой (2008) и Л.Н. Балашовой (2007) более низкого социального статуса матерей детей с нарушениями в развитии, большинство из которых – матери-одиночки, вынужденные самостоятельно заботиться о своем ребенке. Поскольку в фактор фактической маскулинности входят такие понятия, как решительность, соответствие современным, феминистическим веяниям, экономическая независимость, т. е. все то, на что матерям «особых» детей просто не хватает времени и сил (а зачастую они также сильно зависимы от других людей, например, бабушки, которая смогла бы посидеть с ребенком пока мама на работе), то они и имеют по нему более низкие показатели в отличие от женщин со здоровыми детьми, которые вполне могут себе позволить погнаться за карьерным успехом .

Таким образом, в ходе нашего исследования было показано, что матери детей с ограниченными возможностями в большей степени сконцентрированы на семье, материнской идентичности, игнорируя прочие жизненные сферы и, таким образом, почти полностью исключая себя из социальной жизни. Более того, их самооценка также угнетается, что выражается как в неудовлетворенности своим внешним видом, так и в боязни идти на контакт с окружающими. Отсюда можно сделать два основных вывода, необходимых для работы с матерями особых детей: во-первых, важно восстановить их отношения с окружающими людьми, постепенно ввести их в общество других людей — возможно, оказавшимися в точно такой же непростой жизненной ситуации; во-вторых, необходимо вернуть им уверенность в себе, повысить самооценку, что также благотворно скажется как на их собственной личности, так и на личности ребенка .

ВЫВОДЫ

На основании полученных данных можно сделать следующие выводы:

1. Матери детей с ограниченными возможностями в меньшей степени довольны своей внешностью, чем матери здоровых детей. Причиной тому может быть как меньшее количество времени для ухода за собой, так и понижение самооценки как следствие рождения нездорового ребенка .

2. Матери детей с ограниченными возможностями имеют более низкий уровень рефлексии, чем матери здоровых детей, им сложнее обобщить свое «Я» в какой-либо конкретный образ, вследствие сконцентрированности на себе .

3. Матери детей с нарушениями в развитии имеют больший разрыв между образами «Яидеальная» и «Я-реальная» лишь по некоторым факторам (маскулинность, эмпатийность, оценка общей привлекательности и фемининность), которые, видимо, и представляют наиболее значимые для них аспекты своей личности .

4. Матери «особых» детей в большей степени подвержены влиянию гендерных стереотипов, описывая себя через «типично женские» термины, что может быть вариантом психологической защиты, хотя при этом остается велика их тяга к независимости и самодостаточности (т. е. маскулинности) .

–  –  –

А.И. Пургина, С.Т. Посохова

2. Браун Н. Психологические факторы принятия себя родителями слепоглухих детей // Записки международной конференции родителей детей с врожденной слепоглухотой «Congenitally Deafblind Adults – Needs and opportunities». Мадрид, 1995. С. 1–6 .

3. Левченко И.Ю., Ткачева В.В. Психологическая помощь семье. СПб., 2003. С. 3–26

4. Михайлова Н.Ф. Повседневный стресс и копинг в неполных семьях подростков с сенсорными нарушениями // Вестник С.-Петерб. ун-та. 2008. Вып. 4. С. 126–140 .

5. Савина Е.А., Чарова О.Б. Особенностей материнских установок по отношению к детям с нарушениями в развитии // Вопросы психологии. 2002. № 6. С. 85–87 .

6. Ткачева В.В. Технологии психологической помощи семьям детей с отклонениями в развитии. М., 2007. С. 9–31 .

7. Ткачева В.В. Работа психолога с матерями, воспитывающими детей с тяжелыми двигательными нарушениями // Дефектология. 2005. № 1. С. 25–34 .

8. Beresford B., Rabiee P., Sloper P. Outcomes for Parents with Disabled Children // SPRU, the University of York. September. 2007. No 3. Р. 1–4 .

9. Goddard J.A., Lehr R., Lapadat J.C. Parents of Children with Disabilities: Telling a Different Story. Canadian Journal of Counselling // Revue canadienne de counseling. 2000. Vol. 34, No 4 .

Р. 273–289 .

10. Olsson M.B., Hwang C.P. Depression in Mothers and Fathers of Children with Intellectual Disability. Journal of Intellectual Disability Research. 2001. Р. 135–143 .

Д.Л. РАВНУШКИН, Ю.Л. КОВАЛЕВА e-mail: Danravn@mail.ru Бакалавриат

ВЗАИМОСВЯЗЬ СОМАТИЧЕСКИХ ЖАЛОБ И ХАРАКТЕРИСТИК

ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ У ВЗРОСЛЫХ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

В настоящее время во многих культурах принято разделять духовное и телесное, внутреннее и внешнее, даже противопоставлять их друг другу. Бытует мнение, что тело – лишь инструмент, которым нужно умело управлять. Что его нужно приспосабливать под каждодневные потребности, извлекая максимальную пользу. Однако в некоторых философских воззрениях (Г.В. Лейбниц и др.) гармония души и тела представляется важной составляющей существования человека в принципе .

Дихотомическое деление мнений по этому вопросу побудило нас обратить пристальное внимание на раздел психологии, занимающийся исследованием связи психики и тела .

Развитие этого раздела науки можно проследить от первых работ Вильгельма Райха, немецкого психолога, первого клинического ассистента З. Фрейда. Райх основывал свои исследования на его идеях о сознании и бессознательном и вошел в историю тем, что увидел один из способов проявления содержания бессознательного, о котором до него речь почти не шла. В своей практике он обратил внимание на тело человека. По его мнению, если человек сдерживает какие-то эмоции, это наглядно отражается на его теле (Райх 2005). Сигналы из подсознательных структур заставляют мышцы работать (например, убегать, когда одолевает страх или кусать, когда накапливается злость), а сознание подавляет эти сигналы, пытаясь держать поведение в границах общепринятых норм. Таким образом, у человека в определенных мышцах скапливается нереализованная энергия или напряжение, т. е., образуются мышечные привычки, которые Райх назвал «зажимами». Этот феномен был назван психосоматикой, что в скором времени стало именем раздела науки. Силами таких известных ученых, как Франц Александер (2006), Александр Лоуэн (2004), Марк Сандомирский (2005) психосоматика развивалась до нашего времени, разделяясь на различные направления и исследуя все возможные связи тела с психикой, от тяжелых психосоматических заболеваний до изменений в собственной схеме тела человека. Мы в нашем исследовании решили обратить внимание на один из самых часто встречаемых, однако не исследованных до конца феноменов в психологии телесности (одном из разделов психосоматики). Это телесные проявления тревоги .

Несмотря на то что тревога, ее телесные проявления, а также тесно связанная с ними система защитных механизмов человека исследовалась рядом психологов с начала ХХ в. Р. Мэй (2001), А. Фрейд (1993); Г. Келлерман, Р. Плутчик, Х. Конте (Kellerman, Plutchik, Conte 1979), мы допускаем, что эти три феномена имеют связь более глубокую и сложную, чем это было описано в работах упомянутых авторов .

Для проверки этого допущения нами было проведено исследование, конкретная цель которого состояла в выявлении различий субъективной оценки телесных ощущений, сопровождающих тревогу, среди взрослых людей с преобладанием разных защитных механизмов .

Задачи исследования .

1. Эмпирическим путем выделить группу взрослых людей с высоким уровнем или тенденцией к высокому уровню тревоги .

2. Выявить из них несколько групп людей с преобладанием определенных защитных механизмов, отличающихся повышенной тревогой .

3. Провести эмпирическое исследование субъективного восприятия телесных ощущений у представителей каждой из выявленных групп .

Гипотеза нашего исследования заключалась в том, что у взрослых людей субъективные телесные ощущения, сопровождающие тревогу, различаются в зависимости от преобладания разных защитных механизмов .

Предмет изучения – субъективное отражение тревоги в теле взрослыми людьми с разными преобладающими защитными механизмами .

Объектом исследования стали 239 человек в возрасте от 16 до 66 лет, средний возраст – 29 лет .

______________

© Д.Л. Равнушкин, Ю.Л. Ковалева, 2013 Д.Л. Равнушкин, Ю.Л. Ковалева

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В нашем исследовании принимали участие 239 человек в возрасте от 16 до 66 лет. Средний возраст по выборке – 29 лет. Из них: 23 работника Русского музея; 46 студентов СанктПетербургского государственного университета, факультета психологии; 44 студента СанктПетербургской государственной лесотехнической академии; 123 учащихся Санкт-Петербургской государственной медицинской академии, факультета сестринского образования; 3 человека, не относящихся к перечисленным выше категориям .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование проходило в письменной форме, каждому респонденту нужно было заполнить 3 методики, в общей сложности занимавших 15–20 мин. Опросники заполнялись в присутствии исследователя, которому можно было задать уточняющие вопросы. Анкеты могли быть предоставлены респондентами как в анонимном порядке, так и подписанные с возможностью получения обратной связи от исследователя. Методики исследования единым списком .

1. Личностная шкала проявления тревоги Дж. Тейлора (1955), адаптация – Немчина Т.А .

(1966) .

2. Тест-опросник механизмов психологической защиты «Индекс Жизненного Стиля»

Р. Плутчика, совместно с Г. Келлерманом и Х. Конте (1979), адаптация – Е.С. Романовой и Л.Р. Гребенникова (1996) .

3. Гиссенский опросник соматических жалоб Е. Брюхлера и Дж. Снера (1967), адаптация – И.Б. Трегубова, С. Бабина (1992) Для обработки полученных данных мы использовали метод многомерного дисперсионного анализа (MANOVA), U-критерий Манна–Уитни, а также метод однофакторного дисперсионного анализа (One-Way ANOVA) .

Сложность выявления предполагаемой нами связи диктовала необходимость проведения многоэтапного исследования, в котором каждый этап соответствовал бы одной из ключевых задач .

Этап 1. Для выполнения первой задачи мы опросили 239 человек, отличающихся по возрасту, полу и сфере деятельности .

На первом этапе они проходили методику «Личностная шкала проявления тревоги». Таким образом, на втором этапе исследования дальнейшей обработке подверглись только 138 анкет. Результаты респондентов, отличающиеся низким уровнем тревоги, не учитывались нами при окончательном подсчете результатов исследования .

Этап 2. Для выполнения задачи 2 мы использовали тест-опросник механизмов психологической защиты «Индекс Жизненного Стиля» .

В финальной обработке данных было задействовано только 87 анкет, результаты которых относились к одной из трех групп, сформированных по принципу преобладающего защитного механизма (37 участников с преобладающим защитным механизмом проекция, 25 – компенсация и 25 – отрицание) .

Этап 3. Выполнение задачи 3 свелось к обработке третьей методики, которую заполняли респонденты .

Обработке подвергались только группы респондентов, отобранных в предыдущих этапах исследования (численность групп должна составлять не менее 25 человек, схожих по уровню выраженности тревоги и используемому защитному механизму). Для исследования субъективных ощущений исследуемых индивидов мы применяли специализированную медицинскую методику под названием Гиссенский опросник соматических жалоб .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты, полученные нами, можно условно объединить в две группы. Первая группа отражает связь субъективных телесных ощущений у взрослых людей с высоким уровнем тревоги. Авторы, исследовавшие вопрос ранее (Spilberger 1975; Мэй 2001), уже представляли достоверные данные о существовании подобной связи. Однако в нашем исследовании ее повторное выявление обусловлено необходимостью подтверждения высокой инструментальной валидности. Данные первой группы могут быть использованы для проверки того, отражает ли методика, которую мы используем для определения соматических жалоб, телесные реакции на тревогу, и возможно ли проводить дальнейшую обработку, опираясь на имеющиеся у нас данные. Гиссенский опросник соматических жалоб делит все телесные проявления на 4 шкалы, каждому респонденту по всем четырем шкалам было приписано определенное значение, согласно данным этого опросника. Результаты первой группы подтверждают, что индивиды с высоким уровнем тревоги статистически чаще испытывают телесные ощущения всех четырех типов, чем люди со средним и низким уровнем. Это

–  –  –

Рис. 1. Взаимосвязь выраженности сердечных жалоб и преобладания различных защитных механизмов личности среди мужчин и женщин (по Гиссенскому опроснику) По оси абсцисс – защитные механизмы личности; по оси ординат – сердечные жалобы (баллы) Согласно полученным нами данным, мужчины с высоким уровнем тревоги, преимущественно использующие отрицание в качестве защиты, значительно чаще испытывают неприятные ощущения, связанные с работой сердца, чем женщины из той же группы, p0,05 (см. рис. 1) .

Следующие данные, заслуживающие внимания, касаются одной из шкал Гиссенского опросника соматических жалоб: истощения. Истощение в опроснике понимается как субъективная нехватка жизненной энергии .

–  –  –

Рис. 2. Взаимосвязь интенсивности истощения и возраста исследуемых индивидов с преобладанием защиты отрицанием (по Гиссенскому опроснику) По оси абсцисс – возраст; по оси ординат – интенсивность истощения (в баллах) На рис.2 мы можем увидеть, что интенсивность истощения связана с возрастной группой, к которой относится индивид. Так, у юношеской группы, члены которой используют отрицание для защиты от тревоги, истощение ярко выражено, у аналогичной группы взрослых людей оно выражено несколько менее интенсивно, в то время как у представителей зрелой возрастной группы с преобладанием отрицания истощение отмечается на низком уровне (p0,5). Внутренний математический анализ других групп соматических жалоб не дал статистически достоверных результатов, что подчеркивает важность полученных данных .

Д.Л. Равнушкин, Ю.Л. Ковалева

–  –  –

Рис. 3. Взаимосвязь преобладающего защитного механизма и возрастной группы исследуемых индивидов с интенсивность ревматических жалоб (по Гиссенскому опроснику) По оси абсцисс – защитные механизмы у разных возрастных групп;

по оси ординат – интенсивность ревматических жалоб (в баллах) Согласно диаграмме на рис. 3, среди людей, использующих проекцию в большинстве случаев, существуют возрастная специфика проявления ревматизма. Респонденты, относящиеся к зрелой возрастной группе, значительно чаще испытывают неприятные ощущения, связанные с ревматизмом, нежели представители других возрастов. Кроме того, они испытывают их значительно чаще, чем их сверстники, применяющие компенсацию и отрицание. Под ревматизмом в методике понимаются боли в различных частях тела .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Мы выяснили, что мужчины с высоким уровнем тревоги, преимущественно использующие отрицание в качестве защиты, значительно чаще испытывают неприятные ощущения, связанные с работой сердца, чем женщины из той же группы (см. рис. 1). Очевидно, что полученные нами результаты отражают влияние гендерных стереотипов. Известно, что среди мужчин в нашей культуре меньше принято выражать свои чувства, в том числе влюбленность и нежность, чем среди женщин .

Это связано с необходимостью поддерживать имидж «настоящего мужчины» (Мэй 2001). Вероятно, тревога, связанная с возможностью того, что некоторые импульсы окажутся бесконтрольными, называемая Анной Фрейд, инстинктивной тревогой (Freud 1973), выражается именно в сердечных жалобах, поскольку сердце, согласно Лоуэну, связано в нашем теле именно с чувствами влюбленности, нежности, привязанности (Лоуэн 2004). Таким образом, можно предположить, что подобным гендерным стереотипам подвержены в большей степени именно мужчины, неуспешно применяющие отрицание для защиты от тревоги .

Также в ходе исследования нам удалось определить, что интенсивность субъективного истощения имеет обратную зависимость от возраста индивида. Интерпретируя эти данные, можно сделать догадку, что больший расход жизненной энергии среди молодых людей от 16 до 25 связан с активными попытками привлечь к себе внимание. Оно часто воспринимается теми, кто использует отрицание в качестве преобладающей защиты, как подтверждение принятия со стороны окружающих (Туник, 2010). Очевидно, что с возрастом эти способы привлечения внимания могут меняться .

Других значимых отличий взрослой возрастной группы от двух других по этому вопросу нами обнаружено не было .

ВЫВОДЫ

Нам удалось подтвердить, что тревога-свойство выражается в теле по-разному среди людей, использующих по большей части различные защитные механизмы, в особенности, если учитывать влияние пола на эту зависимость. Мужчины, неуспешно применяющие отрицание в большинстве случаев, чаще испытывают неприятные ощущения, связанные с работой сердца. Кроме того, юноши и девушки в возрасте от 16 до 25, применяющие отрицание, в большем количестве случаев

Взаимосвязь соматических жалоб и характеристик защитных механизмов у взрослых

ощущают тревогу, как нехватку жизненной энергии, нежели их сверстники, пользующиеся другими защитными механизмами. Также ревматизм среди зрелых людей может быть связан с преобладающим защитным механизмом личности, есть основания полагать, что тревога чаще проявляется в виде ревматизма среди тех, кто применяет проекцию .

Таким образом, можно сказать, что телесные проявления тревоги действительно более сложный и глубокий психологический феномен, чем это считалось ранее. Нами было не только еще раз подтверждено высокое влияние тревоги на тело человека, но и конкретизировано это влияние, описаны особенности воздействия тревоги в зависимости от того, каким образом человек пытается бороться с тревогой. Эти данные еще раз указывают на то, как тесно связаны в повседневной жизни психика и тело каждого человека, что каждый день мы «вовлечены в одно из величайших таинств биологической науки» (Лоуэн 2004) .

ЛИТЕРАТУРА

1. Александер Ф. Психосоматическая медицина. М., 2006 .

2. Долгова В.И., Шумакова О.А., Латюшин Я.В. Учебно-методический комплекс по практике в педагогическом училище. Челябинск, 2004 .

3. Лоуэн А. Секс, любовь и сердце. М., 2004 .

4. Мэй Р. Смысл тревоги. М., 2001 .

5. Райх В. Функция организма. М., 2005 .

6. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. Мытищи, 1996 .

7. Сандомирский М.Е. Психосоматика и телесная психотерапия: практическое руководство .

М., 2005 .

8. Трегубов И., Бабин С. Гиссенский опросник соматических жалоб. СПб., 1992 .

9. Туник Е. Психологические защиты. Тестовая методика. СПб., 2010 .

10. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. М., 1993 .

11. Freud A. Defense Mechanisms: Encyclopedia Britanika. Vol.7. London, 1973 .

12. Kellerman H., Plutchik R., Conte H. A Structural Theory of Ego Defenses and Emotions // Е. Izard. Emotions in Personality and Psychopatho-logy. New York, 1979 .

13. Spilberger C. Stress and Anxiety: in 2 vols. Vol. 1. New York, 1975 .

А.Р.РОТМАНН, Н.В. ГРИШИНА e-mail: onto@psy.pu.ru Бакалавриат

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ОТНОШЕНИЯ

К ДЕЛЕГИРОВАНИЮ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Управление посредством делегирования – особая техника руководства, при которой часть заданий передается сотрудникам, самостоятельно принимающим решения и осуществляющим их .

Делегирование полномочий в организационной среде становится все более необходимым по мере роста и усложнения организации или если она занята деятельностью, подразумевающей совместный процесс многочисленных профессионалов. В контексте необходимого вклада или общего выполнения действий требуются отношения взаимности, так же как и разделение обязанностей, организации и координации действий в ясной и совместной форме .

Согласно D. Laird и E. Laird (1976), процесс делегирования описывается как механический или логический процесс. Однако психологические исследования, проведенные в действующих учреждениях, выявили, что делегирование включает и человеческие, и психологические, и экономические факторы, которые необходимо учитывать. Современный подход исходит из того, что процесс делегирования полномочий должен рассматриваться с учетом всего комплекса факторов и, в частности, человеческого фактора. При этом делегирование – принцип общего гуманистического и ценностного подхода к работе с персоналом .

Делегирование – это акт наделения другого ответственностью, которая, будучи исполненной, усиливает целостность и эффективность человека, который ее несет. Делегировать означает «бросать вызов команде», создавать ситуацию, когда все принимают участие и сотрудничают для ответов на новые вызовы; создавать такой уровень участия и взаимодействия с командой, чтобы то, что казалось невозможным, стало реальным. Делегирование – создание среды, в которой вся команда, включая лидера, объединяется для поиска альтернативы решения проблемы. Для эффективного руководства, лидерства необходимо обладать соответствующими навыками, умениями делегирования .

Отсюда делегирование рассматривается различными авторами и как одна из наиболее важных способностей, которой обладает успешный управляющий. Делегировать – значит передавать авторитет подчиненному, но это не означает потерю контроля, потому что делегирование также является формой передачи возможностей, чтобы команда развивалась и обучалась. Эффективное делегирование может создавать преимущества как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе (Laird D., Laird E. 1976; Nelson 1991)/ Понимание и реализация процесса делегирования варьирует от лидера к лидеру, что исключает общие рецепты. Вместе с тем существуют некоторые рекомендации, считающиеся основными для успешного делегирования полномочий: а) анализировать задания и решить, что может быть делегировано; б) выбрать одного или нескольких человек, которым можно делегировать полномочия;

в) спланировать делегирование (задачи, границы и сроки); г) установить цели; д) определить границы власти и ответственности; е) установить механизмы контроля и развития; ж) позволить действовать; з) контролировать то, что было делегировано. Эти элементы необходимо соблюдать для того, чтобы осуществить правильное делегирование .

По мнению Р. Нельсона (Nelson 1991), делегирование – процесс комплексный, сложный и решающий, потому что вовлекает человеческие отношения. Однако понимание того, что и в каком объеме может и должно быть делегировано, у подчиненных и руководителей зачастую имеет весьма не схожий характер. Отсутствие такого понимания рождает напряжение в компании и может стать причиной падения мотивации сотрудников, что, в конечном счете, отразится на успешности компании. В связи с этим проведение исследования, определяющего, как понимают процесс делегирования сотрудники и руководители компаний, представляется особенно актуальным .

Цель исследования – изучение представлений о сущности процесса делегирования и психологических особенностях восприятия и отношения к процессу делегирования с двух сторон – делегирующих руководителей и исполнителей .

Задачи исследования .

______________

© А.Р. Ротманн, Н.В. Гришина, 2013 Психологические факторы отношения к делегированию

1. Изучение представлений руководителей и сотрудников о процессе делегирования в организации .

2. Изучение связи представлений о делегировании с ситуационными организационными факторами .

3. Выявление связи индивидуальных особенностей деятельности (стиля руководства) с представлениями о делегировании .

В исследовании были сформулированы следующие гипотезы .

1. Представления о том, что такое делегирование и что может или должно быть предметом делегирования, у сотрудников и руководителей различаются .

2. При совпадении представлений об организационной культуре у руководителя и сотрудника процесс делегирования проходит более эффективно .

3. Эффективность управления компанией связана с адекватными представлениями руководителя об аспектах делегирования .

4. Особенности делегирования связаны со стилем руководства .

Предмет исследования – организационные и психологические факторы отношения к делегированию .

Объект исследования – отношение сотрудников организации к делегированию .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие две группы испытуемых, все они сотрудники различных компаний, находящихся на территории Бразилии: группа руководителей – 32 человека и группа подчиненных (сотрудников) – 45 человек (т. е. всего 77 человек). Средний возраст для группы руководителей – 39,75 лет, для группы подчиненных – 25,3 лет; стаж работы 9,94 и 2,14 года соответственно; стаж работы в должности 8,29 и 1,64 года соответственно .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В работе были использованы следующие методы:

1. Авторский опросник на делегирование, куда вошли вопросы относительно того, что понимают под делегированием как сотрудники, так и руководители .

2. Методика OCAI для диагностики организационной культуры (К. Камерон и Р. Куинн)

3. Методика исследования стиля руководства (Genett 2010) .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В результате проведенного исследования было получено много интересных данных, о том как понимают «делегирование» в группах сотрудников и руководителей (табл. 1). Наиболее популярным в исследуемых выборках стал вариант ответа «Делегирование – это возможность для руководителя узнать способности сотрудников, уровень их квалификации, определить их потенциальные возможности», его выбрали 70% руководителей и 72% подчиненных. Надо отметить, что такие варианты, как «Делегирование – это избавление от лишней, неинтересной работы» и «Делегирование

– перепоручение дел, способ уйти от ответственности, свалить ее на подчиненного», не выбрал никто из участвующих в исследовании. Такой результат важен, так как в целом показывает совпадение представлений о сущности делегирования у респондентов, принявших участие в исследовании .

Таблица 1. Представления о понятии «делегирование» в группах сотрудников и руководителей, в % Варианты определения термина «делегирование» Руководители Подчиненные «Делегирование – это избавление от лишней, неинтересной работы» 0 0 «Делегирование – перепоручение дел, способ уйти от ответственности, свалить ее на подчиненного»

«Делегирование есть способ мотивации сотрудников» 5,6 3,1 «Делегирование – это возможность для руководителя узнать способности сотрудников, уровень их квалификации, определить их потенциальные 70 72 возможности»

«Делегирование позволяет руководителю найти время для решения стратегических задач»

А.Р. Ротманн, Н.В. Гришина

Также группа руководителей приводила много собственных формулировок ответов .

Делегирование – способ узнать сотрудников и помочь сотрудникам раскрыть свой потенциал, что способствует развитию предприятия .

Делегирование – это ясный концепт, который упрощает течение дел .

Делегирование – разделение обязанностей с другими, чтобы вместе выполнять один проект .

Делегирование – это необходимость, которая сплачивает .

Респондентам было предложено проранжировать варианты того, что может быть делегировано и что делегировано быть не может. На уровне статистической тенденции мы получили различия по выбору таких вариантов, как «средства» и «навыки». Чаще всего на первом месте оказываются ответы «задачи» и «исполнение», мнения руководителей и сотрудников в том, что делегировать сотрудникам необходимо задачи и исполнение этих задач, совпадают. Подчиненные также считают, что надо делегировать сотрудникам больше ответственности .

На вопрос о причинах того, почему руководитель не делегирует полномочия, получены статистически значимые различия в исследуемых группах (р0,05). Так оказалось, что наиболее популярный ответ в группе сотрудников – это предположение, что на определенный момент в компании нет сотрудника, которому можно было бы поручить именно это задание, так ответило 60,6% подчиненных, тогда как из группы руководителей этот ответ выбрали только 26% респондентов .

На вопрос о том, в какой мере необходимо делегировать разные типы заданий, статистически значимых различий между ответами руководителей и подчиненных не обнаружилось. Однако некоторые результаты демонстрируют интересные тенденции. Так, руководители и подчиненные, отвечая на этот вопрос, проявили единодушие в выбираемых ответах. На первое место обе группы поставили варианты ответов, что делегировать необходимо специализированную деятельность (т. е. ту деятельность, которую сотрудники могут выполнить лучше), – так ответил 91,1% подчиненных и 86% руководителей. Второй по популярности ответ – делегировать необходимо рутинную работу, так ответили 88% сотрудников и 82% руководителей .

Для выявления взаимосвязей между параметрами отношения к делегированию и рядом психологических параметров был проведен корреляционный анализ. Было получено много данных, касающихся индивидуальных особенностей, связанных с делегированием. Понимание делегирования как возможности узнать способности сотрудника и освободить время для решения стратегических задач (напомним, что такое понимание наиболее часто выбирается как сотрудниками, так и руководителями) положительно связано (r=0,381, p0,05) с директивным стилем руководства; также при таком понимании делегирования у руководителя реже появляется чувство, что сотрудникам трудно справиться с возложенными на них обязанностями (r=-0,275, p0,05). При таком подходе руководитель не склонен делегировать те свои обязанности, которые, по мнению многих теоретиков управления, должны остаться за руководителем. Так, этот параметр отрицательно связан с делегированием вопросов мотивации (r=-0,272, p0,05) и делегированием задач высокой степени риска (r=-0,310, p0,05). Такой руководитель не склонен делегировать постановку целей и решение стратегических вопросов .

Следующие важные взаимосвязи – это взаимосвязи коллегиального (демократического) стиля, который приписало себе большинство опрошенных руководителей. В целом, в литературе такой стиль с упором на то, что такой руководитель предоставляет подчиненным самостоятельность, доверяет им, решения принимает на основе совета с коллективом, считается достаточно продуктивным. Такой стиль руководства связан с осознанием важности психологической поддержки сотрудника при делегировании ему тех или иных полномочий (r=0,423, p0,01), положительно связан с отсутствием чувства, что сотрудникам тяжело справиться с возложенными на них обязанностями .

Можно предположить, что при более тесном взаимодействии с подчиненными руководитель более точно понимает, какие задания делегирует подчиненным и реже испытывает это чувство. Сильная взаимосвязь, вполне ожидаемая, – это связь между коллегиальным стилем и положительной оценкой отношений между сотрудниками и руководителями (r=0,433, p0,01). При коллегиальном стиле сотрудникам чаще делегируется постановка целей и задач и участие сотрудников в совещании. Интересна отрицательная связь (r=-0,307, p0,05) между коллегиальным стилем руководства и убеждением, что не существует работы, которая не может быть делегирована сотрудникам .

В исследовании предполагалось, что одним из важных показателей эффективности работы организации стала положительная оценка отношений между сотрудниками и руководителями, это улучшает психологический климат и повышает эффективность и мотивацию сотрудников. Было Психологические факторы отношения к делегированию получено большое количество взаимосвязей: так, оказалось, что этот фактор связан с важностью психологической поддержки (r=0,426, p0,01), с важностью точности подбора заданий для сотрудников (r=0,301, p0,05). При хороших отношениях в коллективе руководитель лучше знает, какими навыками обладают сотрудники (r=0,306, p0,05), и наоборот, когда руководитель знает, какими навыками и умениями обладает сотрудник, это улучшает отношения между ним и подчиненными .

Было показано, что, когда сотрудники оценивают свои отношения с руководителями как положительные, они с большей готовностью берут на себя делегируемые им полномочия (r=0,308, p0,05) .

При положительном отношении между подчиненными и руководителями в большей степени преобладает коллегиальный стиль руководства (r=0,433, p0,01), и при этом руководитель считает важным вставать на защиту своих подчиненных; следует, однако, говорить о взаимозависимости, поскольку все эти взаимосвязи носят и обратный характер .

Анализ корреляционных взаимосвязей показывает, что очень важным становится понимание делегирования как возможности узнать способности сотрудника и освободить время для решения стратегических задач, при таком подходе у руководителя реже появляется чувство, что сотрудникам трудно справиться с возложенными на них обязанностями. Такой руководитель не склонен делегировать постановку целей и решение стратегических вопросов и задач высокой степени риска .

Коллегиальный (демократический) стиль руководства связан с осознанием важности психологической поддержки сотрудника при делегировании ему тех или иных полномочий, положительной оценкой отношений между сотрудниками и руководителями, что, в свою очередь, улучшает психологический климат и повышает эффективность и мотивацию сотрудников. Важно совпадение и положительная оценка делегирования в компании. Так, оказалось, что это связано с положительной оценкой того, какие задания могут быть делегированы, т. е. необходимо точно подбирать задания для сотрудников в соответствии с имеющимися у них навыками. Важным для высокой оценки существующего подхода к делегированию является наличие предварительного обучения и доверия между сотрудниками и руководителями .

В исследовании была проведена процедура регрессионного анализа – анализировалось, что является детерминантами удовлетворенности работой, как основного, на наш взгляд, фактора, повышающего мотивацию и эффективность деятельности организации. Так, оказалось (см. табл. 2), что на удовлетворенность работой руководителя влияют такие факторы, как возможность делегировать сотрудникам специальную деятельность, т. е. ту деятельность, которую сотрудники могут выполнить сами, и делегирование частных вопросов. Второй важный фактор, который стал предиктором удовлетворенности и в группе подчиненных, – это наличие доверия между руководителем и подчиненными. На удовлетворенность работой в группе руководителей влияет также важность проведения предварительного обучения перед делегированием. И последний фактор – это стаж работы в компании; можно предположить, что работа в знакомой структуре становится более понятной и приносит больше удовлетворения .

Таблица 2. Предикторы удовлетворенности работой в группе руководителей и подчиненных

–  –  –

В группе подчиненных было выявлено меньше факторов, влияющих на удовлетворенность .

Так, предиктором удовлетворенности для подчиненных стало понимание того, что существует А.Р. Ротманн, Н.В. Гришина деятельность, которая не может быть делегирована. В целом, это можно объяснить тем, что сотрудники в большей степени хотят осознавать зону своей ответственности и в случае размывания таковой или необходимости решать вопросы, которые находятся вне зоны их компетентности, их удовлетворение от работы снижается .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

По результатам проведенного исследования оказалось, что преобладающее в изучаемой организации понимание сущности процесса делегирования – это понимание делегирования как возможности для руководителя узнать способности сотрудников, уровень их квалификации, определить их потенциальные возможности. В целом, можно сказать, что в исследуемых компаниях ситуация складывается благополучно, и руководители и сотрудники сходным образом воспринимают ситуацию делегирования, отмечая безусловную важность этого понятия .

Проведенное исследование показывает совпадение представлений руководителей и сотрудников об организационной культуре в исследуемых группах, что обеспечивает наличие благоприятного климата в организация .

Интересны данные о связях отношения к делегированию с особенностями стиля управления .

И руководители с директивным стилем управления, и руководители с коллегиальным стилем управления используют в практике своей работы делегирование, однако полученные данные говорят о различиях в делегировании руководителей с разным стилем руководства. Директивный руководитель, скорее, склонен жестко очерчивать границы делегирования и менее чувствителен к трудностям подчиненных. Коллегиальный руководитель более озабочен мотивацией сотрудников и, возможно, более точен в выборе заданий при делегировании .

Для высокой оценки существующего подхода к делегированию важно наличие предварительного обучения и доверия между сотрудниками и руководителями .

В заключение можно сказать, что делегирование требует систематизации деятельности и разделения тех заданий, которые могут и должны быть поручены, от тех, которые необходимо выполнить руководителю самостоятельно. Анализируя работу, планируемую для делегирования, определяя умения и способности, необходимые для осуществления задания, важно обозначить все необходимое для того, чтобы задание было выполнено хорошо. Взвешивая вероятность риска, ответственности и полномочий, которые включает в себя поручение, можно свести к минимуму неизбежные для делегирования проблемы. Крайне существенно, как показало наше исследование, доверие, возникающее между руководителем и сотрудником, которое облегчает делегирование .

Большое значение имеет также возможность убедить подчиненных в надежности поддержки со стороны руководителя. Если следовать этим постулатам, сотрудники почувствуют достойную оценку их умений и важность выполняемой ими работы .

ВЫВОДЫ

1. Изучение делегирования как процесса взаимодействия руководителей и подчиненных показало как совпадение, так и несовпадение представлений субъектов этого взаимодействия относительно сущности процесса делегирования .

2. Выявлены организационные факторы, связанные с представлениями людей о делегировании .

3. Получены данные о связи отношения к делегированию и различиями в его интерпретации руководителями с разным стилем руководства .

–  –  –

М.В. СИМСОН, М.В. ДАНИЛОВА e-mail: simmv@mail.ru Специализация «Психологическое консультирование»

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ

К ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ ВЫБОРУ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Российские старшеклассники сегодня оказались одновременно и на своем возрастном рубеже, и на сложившимся так называемом перекрестке эпох. Требования общества и рынка труда к современным подросткам ставят их в ситуацию выбора профессии довольно рано .

Раньше система общего среднего образования была устроена так, что принятие решения можно было отложить до 10–11-х классов. Сегодня же в связи с интенсивной модернизацией системы общего среднего образования насущная необходимость определиться с выбором профессии возникает уже в 9-м классе, а с 10-го начинается специализированная профильная подготовка к поступлению в профессиональное учебное заведение, подготовка к ЕГЭ по профилирующим предметам, обеспечивающим возможность поступления. В то же время актуальными для подростка остаются возрастные потребности: общение со сверстниками, обретение себя, личностные искания. Таким образом, не реализовав до конца потребности подросткового возраста, юноши и девушки попадают в сложную критическую ситуацию выбора профессии, которую далеко не всегда готовы преодолеть конструктивно и осуществить осознанный выбор .

Это определяет актуальность проблем исследования и формирования готовности к выбору профессии. Выбор профессии – один из главных жизненных выборов, совершаемых человеком в юном возрасте. Он имеет громадное значение для самого человека и важен для общества .

Выбор профессии – это, по существу, выбор жизненного пути, выбор судьбы .

По данным центра социально-профессионального самоопределения молодежи Института содержания и методов обучения РАО – 67% выпускников не имеют представлений ни о содержании дальнейшего образования, ни о предстоящей профессиональной деятельности, многие из них уповают на случай «как получится» (преобладание внешней детерминации – как судьба сложится, как сложится так и будет); 27% считают, что об их дальнейшей трудовой и жизненной карьере должны позаботится родители (хорошо, если мнение родителей совпадает с внутренней позицией личности, но чаще отмечается несформированность таковой – проблема автономии личности) и только 4% предполагают, что в решении этих вопросов может помочь школа. Эти 4% выпускников мы можем отнести к условно готовым, т. е. люди, которым для принятия решения необходима информация, которая может быть получена на профконсультации в школе (Электронная газета: Интерактивное образование: город Новосибирск, http://io.nios.ru/old/releases). Хотя институтом профориентации может быть не только школа .

Выше обозначенные данные свидетельствуют о несформированности субъектной позиции, а следовательно и о необходимости формирования таковой, т. е. способности осуществлять жизненный выбор вообще и профессиональный в частности. Анализируя готовность к выбору профессии С.Н. Чистякова (1983) определяет это понятие как устойчивую целостную систему личности, в которую входит положительное отношение к избираемому виду деятельности, наличие необходимых знаний, умений и навыков. М.В. Ретивых (1998) понимает ее как интегральное свойство личности, способствующее осознанному и самостоятельному осуществлению стратегии профессионального выбора, что проявляется в нравственной, психофизиологической и практической готовности к формированию и реализации профессиональных намерений .

Исходя из таких представлений, готовность к выбору профессии можно охарактеризовать как системное качество и предположить следующую ее структуру. Содержание внутренней позиции включает в себя мотивационный аспект – профессионально ориентированные интересы, склонности, предпочтения, ценности подростка. Рефлексивный аспект предполагает в первую очередь осознание того, что подросток хочет и чего может реально добиться, критичность к оценке своих возможностей и осознание личной ответственности за события своей жизни. Эмоциональный аспект характеризует отношение субъекта к выбору профессии, эмоМ.В. Симсон, М.В. Данилова, 2013 М.В. Симсон, М.В. Данилова циональное принятие этой ситуации, положительный настрой на деятельность. В структуре операционального компонента готовности субъекта мы рассматриваем особенности саморегуляции деятельности, в частности, умение ставить цель, планировать деятельность по выбору профессии, способность принимать взвешенные решения, искать необходимую информацию .

Немаловажное значение играют уровень умственного развития подростков, его соответствие социально-психологическому нормативу, а также обученность и обучаемость, что характеризует их подготовленность к освоению программы профильного или профессионального образования .

Этот подход к пониманию готовности к выбору профессии позволяет предположить, что она представляет систему, в которой несформированность одного из компонентов может привести к сбою всей системы. Это, в свою очередь, может позволить индивидуализированно описывать проблемы подростков, находящихся в ситуации выбора профессии и находить индивидуальный путь сопровождения субъекта, исходя из специфики его проблем .

Цель исследования – изучение взаимосвязи параметров психологической готовности старшеклассников к профессиональному выбору, эмоционального отношения к нему и характеристик профессиональной направленности у старшеклассников .

Задачи исследования .

1. Исследовать параметры психологической готовности подростков к профессиональному выбору .

2. Провести анализ ситуации профессионального выбора: выявить успешность в учебе старшеклассников и определить показатели влияния на выбор профессии .

3. Провести анализ профессионально-личностных характеристик старшеклассников: типа профессиональной направленности личности, профессиональной идентичности, мотивации к выбору будущей профессии .

4. Исследовать эмоциональные отношения к профессиональному будущему .

5. Исследовать взаимосвязи параметров готовности к профессиональному выбору, характеристик ситуации, профессионально-личностных характеристик и эмоционального отношения к профессиональному будущему у старшеклассников .

Гипотеза исследования – психологическая готовность к профессиональному выбору в подростковом возрасте по-разному включена в структуру профессионально-личностных характеристик у юношей и у девушек и тесно связана с ситуацией их выбора .

Предмет исследования – психологическая готовность старшеклассников к выбору профессионального пути в связи с их профессионально-личностными характеристиками .

Объект исследования – сфера профессионального самоопределения и эмоциональноличностных характеристик старшеклассников .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 105 учащихся 11-х выпускных классов средних общеобразовательных школ Санкт-Петербурга, из них 36 юношей и 69 девушек в возрасте 15–16 лет .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для решения задач исследования использовались следующие методики .

1. Анкета оптанта (Головей, Данилова, Дербенева, Рыкман 2011) .

2. Методика «Профессиональный тип личности» Д. Холланда (Ильин 2008) .

3. Методика изучения статусов профессиональной идентичности (Шнейдер 2007) .

4. Методика «Профессиональная готовность» (Чернявская 2001) .

5. Методика «Изучение привлекательности профессионального будущего» (Гинзбург 1991) .

Полученные данные были обработаны с помощью программы математической статистики SPSS с использованием таких видов анализа, как первичные описательные статистики, сравнительный анализ средних по t-критерию Стьюдента (для параметров, представленных нормальным распределением переменных в метрической шкале измерения) и U-критерию Манна–Уитни (для ранговых и номинативных переменных без допущений о характере распределения переменных), корреляционный анализ .

Психологическая готовность к профессиональному выбору старшеклассников …

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Профессиональная готовность к выбору профессии изучалась с помощью методики А.П. Чернявской (2001). Среди параметров профессиональной готовности у всех респондентов наиболее сформированы показатели «автономности» (ср.знач. для юношей =13, ст.откл.=4,5;

ср.знач. для девушек = 14,91; ст.откл.=3,4) и «эмоционального отношения» (ср.знач. для юношей =14, ст.откл.=5,2; ср.знач. для девушек = 15,63; ст.откл.=4,2), наименее выражен такой параметр, как «информированность» (ср.знач. для юношей =7,33; ст.откл.=1,4; ср.знач. для девушек = 8,49; ст.откл.=2,7). Сравнительный анализ по t-критерию Стьюдента выявил достоверные различия в группах юношей и девушек по такому параметру профессиональной готовности, как планирование (t = -3,045; р = 0,04) .

В анкете оптанта старшеклассникам были предложены вопросы, раскрывающие степень влияния на их выбор различных факторов, таких как: успешность в учебе (отметки по предметам), мотивация внешняя и внутренняя при выборе профессии (частота встречаемости по выборке), степень разных влияний на профессиональный выбор (2 балла – сильное влияние, 1 балл – затруднение в ответе, 0 баллов – нет влияния), степень сформированности профплана .

Показатель степени сформированности профессионального плана был оценен по 3-балльной системе, где 3 балла – план сформирован, 2 балла – частично сформирован, 1 балл – не сформирован. При условии выбора и профессии, и учебного заведения профессиональный план может быть определен как сформированный; если выбрана либо только профессия, либо только учебное заведение – профессиональный план идентифицируется как частично сформированный. Если оптант не имеет вариантов выбора профессии и учебного заведения, то его план считается несформированным. Достоверные различия в исследуемых параметрах были получены с помощью сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента .

Исследование показало, что у девушек проявляется хорошая успеваемость в гуманитарных (ср.знач.=4,11 балла, ст.откл.=0,6) и естественно-научных дисциплинах (ср.знач.=4,13 балла, ст.откл.=0,5).

Юноши имеют удовлетворительную успеваемость по всем дисциплинам:

школьные предметы точных наук = 3,37 балла (ст.откл.=4,7), гуманитарных наук = 3,2 балла (ст.откл.=0,4), предметы естественно-научного цикла = 3,38 балла (ст.откл.=0,39). Сравнительный анализ выявил, что статистически чаще девушки более успешны, чем юноши, в гуманитарных (t = -3,47; р = 0,001) и естественно-научных дисциплинах (t = -3,26; р = 0,002). Тогда как в точных дисциплинах подростки проявили практически одинаковые результаты .

Средние значения различных влияний на профессиональные выборы подростков представлены в табл. 1 .

Таблица 1. Средние значения степени различных влияний на профессиональный выбор старшеклассников и данные сравнительного анализа по U-критерию Манна-Уитни (в баллах)

–  –  –

Результаты исследования критерия «степень сформированности профессиональных планов» показали, что в целом у всех старшеклассников они сформированы частично (ср.знач. для юношей =2,22; ст.откл.=0,7; ср.знач. для девушек = 2,62; ст.откл.=0,6), однако у девушек достоверно отмечается чаще более высокая степень их сформированности, чем у юношей (t = -2,844; р = 0,005) .

Анализ частоты встречаемости показателей разных мотивов выбора наглядно показал, что 50% юношей и 51% девушек руководствуются внешними мотивами, такими как выбор вуза или ссуза потому, что туда решил поступать друг или подруга, красивая форма, расположе

<

М.В. Симсон, М.В. Данилова

ние близко к дому, материальное обеспечение), 33% юношей и 37% девушек ориентируются на внутренние мотивы (интерес к делу, польза, ответственность, возможность творчества), у остальных старшеклассников отмечается одинаковая выраженность мотивов .

Готовность старшеклассников к профессиональному выбору неотделима от профессионально-личностных характеристик. Выраженность профессионального типа личности изучалась с помощью методики Д. Холланда, которая рассматривает 6 типов: реалистический (работа с конкретными объектами, аппаратурой), исследовательский (работа, связанная с исследованиями, анализом информации), артистический (творческие виды деятельности), социальный (деятельность, связанная с взаимодействиями с людьми), предпринимательский (управленческая, организационная деятельность) и конвенциональный (работа со знаковыми системами) .

Девушкам более, чем юношам, близок артистический профессиональный тип личности (t = р = 0,004). Тогда как у юношей более выражены реалистический (t = 6,07; р = 0,001), исследовательский (t = 2,809; р = 0,006), предпринимательский (t = 2,735; р = 0,007) и конвенциональный (t = 3,376; р = 0,002) профессиональные типы .

Среди статусов профессиональной идентичности, которые изучались с помощью полупроективной методики Л.Б. Шнейдер, наиболее выраженным у подростков оказался статус диффузной идентичности (рис. 1). Сравнительный анализ по U-критерию Манна–Уитни позволил получить данные о тенденции к различиям в группах юношей и девушек по параметру достигнутой профессиональной идентичности (p = 0,06). U-критерий Манна–Уитни для сравнения двух независимых выборок был использован в связи с необходимостью исследования данных без допущений о характере распределения переменных, так как эти переменные представлены в дихотомической шкале .

60,0% 51,5% 50,0% 36,7% 40,0% 30,0% 30,0% 21,2% 18,2% 16,6% 20,0% 10,0% 6,7% 6,1% 10,0% 3,0%

–  –  –

Психологическая готовность к профессиональному выбору старшеклассников … Сравнительный анализ по t-критерию Стьюдента достоверных различий между юношами и девушками по показателям эмоционального отношения к профессиональному будущему не выявил .

Межфункциональные взаимосвязи исследуемых характеристик профессионального самоопределения подростков изучались с помощью корреляционного анализа (рис. 2 и 3) .

–  –  –

Рис. 2. Взаимосвязи параметров готовности к профессиональному выбору, характеристик ситуации, профессионально-личностных характеристик и эмоционального отношения к профессиональному выбору у девушек

–  –  –

Рис. 3. Взаимосвязи параметров готовности к профессиональному выбору, характеристик ситуации, профессионально-личностных характеристик и эмоционального отношения к профессиональному выбору у юношей

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Все респонденты, участвующие в нашем исследовании – старшеклассники общеобразовательной школы. В целом, они характеризуются стремлением к самостоятельности и позитивным настроем в процессе профессионального самоопределения. Но ситуация профессионального самоопределения во многом складывается по-разному для юношей и для девушек .

Так, девушки более направлены на процесс выбора и планирование, тогда как юноши – на ре

<

М.В. Симсон, М.В. Данилова

зультат. Однако проблемность ситуации состоит в том, что у всех испытуемых выявлена слабая информированность в мире профессий, а это, в конечном счете, может препятствовать адекватному выбору .

К тому же, к моменту выпуска из школы большинство старшеклассников не имеют окончательно сформированных профессиональных планов, их планы, в основном, сформированы лишь частично, т. е. выбрана либо только профессия, без определения путей ее получения, либо только учебное заведение без понимания, в каких профессиях может быть применено выбранное образование. Однако профессиональные планы девушек оказываются сформированными достоверно чаще, чем у их сверстников юношей, к тому же они имеют более высокие, чем юноши, оценки по школьным курсам гуманитарного и естественно-научного циклов, что может способствовать выбору направления и профиля профессионального образования .

Анализ ситуации профессионального самоопределения (табл. 1) показал, что на выбор девушек оказывают значимое влияние родители и внешние источники информации (занятия в кружках, специальных секциях, посещение связанных с образованием выставок (специальная литература, средства массовой информации). Профориентация в школе и значимое окружение (учителя, друзья, знакомые) практически не оказывают влияния на их профессиональные выборы. Тогда как на выбор юношей, кроме родителей, как и у девушек, влияют другие значимые для них люди и профориентация в школе. И в целом, все старшеклассники при выборе будущей профессии, в основном, ориентируются на внешние мотивы. В анкете оптанта ими были отмечены такие из них, как близость к месту жительства, высокая материальная обеспеченность, контакты с людьми (табл. 2) .

Результатами анализа профессиональных типов личности по методике Д. Холланда (Ильин 2008) были подтверждены данные о том, что девушки, определяя свой профессиональный выбор, достоверно чаще опираются на эмоции, воображение, интуицию; имеют сложный взгляд на жизнь и предпочитают творческие занятия: музыку, рисование, литературное творчество (т.е. деятельности, характерные для артистического, предпринимательского и социального типов личности). Тогда как юноши чаще избирают цели, которые позволяют проявить энергию, энтузиазм, любят приключения, предпочитают четко структурированную деятельность, ориентированы на настоящее. У юношей преобладают теоретические навыки, они любят решать задачи, требующие абстрактного мышления (что характерно для предпринимательского, реалистического и исследовательского типов личности) .



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



Похожие работы:

«1. Цель научно-исследовательской работы магистранта является углубленное освоение проблем теории и практики дополнительного образования, приобретение навыков самостоятельной научно-исследовательской работы и подготовка магистерской диссертации по избранной теме. Организация научно-исследовательской работы позв...»

«Оглавление Целевой раздел образовательной программы.3 I.1. Пояснительная записка..3 2. Цели и задачи реализации программы..6 3. Принципы и подходы к формированию программы.6 4. Возрастные особенности физического развития детей младшего, среднего и старшего дошкольного возраста...»

«КЛОПОВ Александр Васильевич ПВЩАГОГИЧЕСКИЙ 1№ОЦЕСС СОВЕРЩЕНСТВОВА^Ш ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВ1Ш ОФИЦЕРОВ Ф С Б ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ Специальность 13.00.08 теория и методика профессионального образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандид...»

«NISSAN MARINE Инструкция по эксплуатации лодочного мотора NSF30 B EFI Спасибо за покупку лодочного мотора NISSAN MARINE. Вы сделали прекрасный выбор и будите получать удовольствие многие годы от эксплуатации лодочного мотора Nissan-Marine. Прежде...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 3 ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ МАТЕМАТИЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА. 6 1.1. Психолого-педагогические особенности развития математических спос...»

«вами рабочей профессии, а с другой стороны, потребует соответствующей квалификации педагогов профессионального обучения. Библиографический список 1 Ингенкамп К. Педагогическая диагностика: Пер. с нем. М., 1991..2. Квалиметрия человека и образования: методология и практика. Третий симпо...»

«2 Пояснительная записка Дополнительная общеобразовательная общеразвивающая программа "Патриот" имеет социально-педагогическую направленность и общекультурный уровень освоения. Программа разработана в рамках Фе...»

«Зоркий-5 Описание 1959 года Зоркий-5 Данный текст соответствует оригинальному Краткому описанию версии 1959 года. Внимание! При покупке фотоаппарата проверьте соответствие комплектности и потребуйте, чтобы в паспорте были поставлены штамп магазина и дата продажи. Настоящее описание содержит основные правила п...»

«jee K., Vilcinskas A., Mitkovets P., Glupov V. V., Butt T. M. More than a colour change: Insect melanism, disease resistance and fecundity // Proc. Royal Soc. Biol. 2013. V. 280, № 1763.3. Kryukova N. A., Dubovskiy I. M., Chertkova E. A., Vorontsova Ya. L., Slepnev...»

«№2(39) апрель—июнь 2014 Родительская академия Е.В. Ковальчук, А.А. Лыкова Как грамотно "упрекать" ребёнка, чтобы поводы для упрёков не возникали в будущем В своей статье авторы дают рекомендации, как правиль Kовальчук Елена Василь...»

«Королева Ларианна Юрьевна Развитие креативности как фактор повышения конкурентоспособности бакалавров-дизайнеров 13.00.08 теория и методика профессионального образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Йошкар-Ола 2016 Работа выполнена на кафедре моды и технологии в Федеральном государствен...»

«Интернет-проект №3 от 27 апреля 2010 года "Учительской газеты"ЛИТЕРАТУРА Марат АЛИМОВ, учитель русского языка и литературы московской школы №143, победитель конкурса "Учитель года Москвы-2006" Теория и практика современной литературы Мысль, высказанная у моря, неумес...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова" Харьковский национальный педагогический университет имени Г.С. Сковороды Актюбинский региональный государственный университет имени К. Жубанов...»

«Принято педсоветом Утверждено приказом ГКОУ ЛО "Мгинская специальная учреждения (коррекционная) общеобразовательная от 10 июня 2011 года № 44/2/ОД школа-интернат" Протокол № 5 от 01.06.2011 Правила поведения обучающихся I. Общие положения 1.1. Обучающие...»

«ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ Н. В. МАТЯШ ИННОВАЦИОННЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ Проектное обучение Учебное пособие для студентов учреждений высшего профессионального образования...»

«Психолого-педагогическая поддержка, как способ профилактики суицидального поведения у подростков. Факторы, препятствующие возникновению суицидального поведения у подростков Антисуицидальные факторы личности это сформированные положительные жизненные установки, жизненная позиция, комплекс личностных ф...»

«Ам мстерда амская декла я арация 2002 г. я ДОКУМ МЕНТ МИР РОВОГО ГУ УМАНИСТИ ИЧЕСКОГО О ДВИЖ ЖЕНИЯ В 1952 г. на пе ервом Всем мирном гум манистичесском конгре ессе, прохо одившем в Нидерлан ндах, основватели Мееждународдного гумаанистическ кого и эти тического союза (М МГЭС) принняли заявлление о ффунда...»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 5" муниципального района "Город Краснокаменск и Краснокаменский район" Забайкальского края РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМУ ИСКУССТВУ класс 7 Литвинцевой Евгении Владимировны, учителя изобразительного искусства ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА 7 класс Раб...»

«Нефедов Олег Владимирович РАЦИОНАЛЬНАЯ МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ ИНОЯЗЫЧНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ СТУДЕНТОВ НЕЯЗЫКОВЫХ ВУЗОВ (АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК, НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП) 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания (иностранные языки, уровень высшего профессионального образования)...»

«Текстовый отчет о работе кафедры программирования и информационных технологий за 2014/2015 учебный год. 1 Выполнение задач кафедры за учебный год. 2 Проведенная организационная работа (выполнение графиков проведения открытых уроков, открытых классных часов, недели кафедры, среза знаний); ОКР; конт...»

«Педагогическая диагностика готовности детей к обучению в школе. Пояснение к диагностике. Начало школьного обучения закономерный этап на жизненном пути ребенка: каждый дошкольник, достигший определенного возраста, идет в школу. Протекание адаптационного периода и ус...»

«4. Grebennikov V.A., Garkusha V.E., Geppe N.A. 10. Ryzhavskii B.Ya., Lebedko O.A., Demidova O.V. Evaluating the effectiveness of inhaled budesonide, used The effect of introduction of bleomycinum on lungs strucfo...»

«Организация воспитательно–образовательного процесса в ДОУ ОРГАНИЗАЦИЯ ВОСПИТАТЕЛЬНО–ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В ДОУ Резниченко Татьяна Владимировна музыкальный руководитель ГБДОУ детский сад №67 "Волшебник" г. Санкт–Петербург ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ Аннотация: в статье поднимаются проблемы приобщ...»

«Глава шестая ДЛЯ УМА И ДЛЯ ДУШИ "Национальное богатство нашей страны это наши дети". — владыке доброжелательно относились пракI ! тически все постсоветские руководители гоК| рода и области. Хотя надо отдать должное и последнему секретарю...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.