WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫПУСКНИКОВ ФАКУЛЬТЕТА ПСИХОЛОГИИ СПбГУ Том 1 ББК 88 Н34 Редакционный совет: Председатель: декан факультета психологии СПбГУ, канд. психол. наук А.В. ...»

-- [ Страница 2 ] --

экзальтированность приводит к снижению преобладания отрицания и интеллектуализации как механизмов психологической защиты и повышению баллов по шкале «подавление» и «замещение» в группе экстремистов; в контрольной группе экзальтированность, наоборот, отрицательно коррелирована с «подавлением», а связи с механизмом «интеллектуализация»

не выявлено;

эмотивность приводит к снижению баллов по шкале «регрессия» в группе экстремистов; в контрольной группе связи эмотивности и этого механизма психологической защиты не выявлено;

педантичность приводит к снижению баллов по шкале «компенсация» в группе экстремистов; в контрольной группе связи педантичности и этого механизма психологической защиты не выявлено;

в группе экстремистов не выявлено связи такого механизма психологической защиты, как «проекция» ни с одной акцентуацией; в контрольной группе «проекция» отрицательно коррелирована с застреванием;

тревожность приводит к уменьшению баллов по шкале «замещение» в группе экстремистов; в контрольной группе связи указанных акцентуаций и замещения не выявлено .

связи такого механизма психологической защиты, как «рационализация», ни с одной акцентуацией в группе экстремистов не выявлено .

Анализ связи видов агрессии и механизмов психологической защиты уровнях значимости различий 5 и 10% показал следующее:

физическая и вербальная агрессия положительно коррелированы с повышенными баллами по шкале «отрицание» в группе экстремистов; в контрольной группе выявлена связь отрицания только с вербальной агрессией;



физическая агрессия и негативизм положительно коррелированы с повышенными баллами по шкале «подавление» в группе экстремистов; в контрольной группе таких связей не выявлено. Кроме того, в группе экстремистов «подавление» отрицательно коррелировано с обидой;

связи механизмов психологической защиты как «регрессия» и «компенсация» ни с одной из форм проявления агрессивности в группе экстремистов не выявлено;

с баллами по шкале «проекция» в группе экстремистов положительно коррелированы физическая, вербальная и косвенная агрессия, а также подозрительность; в контрольной группе связь «проекции» выявлена только с подозрительностью;

с баллами по шкале «замещение» в группе экстремистов положительно коррелирован негативизм и отрицательно коррелировано чувство вины; в контрольной группе таких связей не выявлено;

с баллами по шкале «интеллектуализация» в группе экстремистов положительно коррелированы вербальная агрессия и обида; в контрольной группе таких связей не выявлено;

с баллами по шкале «рационализация» в группе экстремистов, как и в контрольной группе, положительно коррелировано чувство вины; в группе испытуемых выявлена отрицательная связь «рационализации» с физической, вербальной, косвенной агрессией и негативизмов .

В контрольной группе таких связей не выявлено .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведенное нами исследование показало, что выделение из общей группы молодых людей с одинаковыми социально-демографическими показателями лиц с экстремистской направленностью личности невозможно путем установления какого-либо одного характерного психологического признака. Некоторые психологические показатели экстремистов и лиц, не склонных к проявлениям экстремизма, тождественны в своих значениях. При этом анализ корреляций разнообразных признаков показывает различные механизмы их взаимосвязи, что и обусловливает специфику психологических особенностей экстремистов .





Выявленные показатели акцентуаций и механизмов защиты и их корреляции у лиц экстремистской направленности позволяют сделать следующие выводы .

1. Выраженная демонстративность указывает не только на повышенную способность к вытеснению, демонстративное поведение; при высокой корреляции с застреванием при невыраженПсихологические особенности лиц, совершающих преступления экстремистской направленности ном на уровне значимых различий отрицании может указывать на ригидное ролевое поведение .

Кроме того, сочетание высокого показателя по демонстративности с низкими показателями по шкалам эмотивности и экзальтации означает, что та роль, которую на себя взял человек, оценивается окружающими людьми негативно, он может отвергаться группой .

2. Выраженная возбудимость в сочетании с замещением как преобладающим механизмом защиты означает, что для экстремистов характерна недостаточность управляемости, выражающаяся в том, что решающими для их образа жизни и поведения являются влечения, инстинкты, неконтролируемые побуждения. Их реакции импульсивны, поведение в конфликтной ситуации не предполагает примирения и компромисса, что также подтверждается выявленной конкурентной стратегией поведения по методике Томаса .

Замещение как механизм защиты в этом случае имеет активную форму и направлено на замещение объекта, когда экстремисты снимают напряжение путем обращения агрессии на более слабый объект, которым для них выступают лица других национальностей. К ним в полной мере применимы описываемые в литературе особенности защитного поведения по типу замещения: импульсивность, грубость, вспыльчивость, реакция протеста в ответ на критику, увлечение «боевыми»

видами спорта (Никольская, Грановская 2006: 28) .

Идеология национализма, таким образом, фиксирует объект обращения агрессии при реакции замещения. Например, «Кодекс бритоголового» призывает к следующему: «При любом удобном случае настоящий бритоголовый должен проявлять агрессию по отношении к иммигранту. Это может быть и нападение, и издевательства, и простое оскорбление. Настоящий бритоголовый должен не дружить с иммигрантами, стараться не общаться с ними ни при каких обстоятельствах. Игнорировать любые попытки контактов со стороны иммигранта. При любом удобном случае высказывать ему свою ненависть и презрение…» .

«Кодекс чести национал патриота» Молодежной военно-патриотической организации «Третий Рим» также призывает: «Соратник обязан знать историю России, сохранять ее культуру и самобытность и в корне пресекать любые посягательства на их изменения со стороны иноверцев и инородцев. Преследование внешних и внутренних врагов Русской Нации, как бы далеко за пределами России они не находились, – есть дело чести Соратника…» .

Очевидно, что обращение агрессии на иные объекты может повлечь отход от идеологии национализма в связи с утратой первоначального объекта замещения .

3. Выраженная педантичность может пониматься как ригидность, инертность психических процессов, долгое переживание травматических событий, стремление контролировать ситуацию. В сочетании с возбудимостью педантичность указывает на уязвимость, чувствительность человека к негативным фактам, событиям или воздействиям. В литературе также отмечается, что при сочетании педантичности и возбудимости весьма велика вероятность навязчивости .

4. Выраженная дистимность при пониженной тревожности как акцентуации и выявленных средних и повышенных значениях тревожности по методике Спилбергера может означать вытеснение причины определенного дискомфорта, который испытывает лицо, соотнося его с внешней причиной. Например, наличие внутренних негативных переживаний в связи с невозможностью трудоустройства экстремист для себя может объяснять такими внешними факторами, как наполненность рынка труда иностранными работниками и их предпочтительность для работодателя. По замечанию одного из участников группы скинхедов, он стал придерживаться идеологии национализма потому, что «в нашей стране иностранцам предоставляется больше возможностей, им легче устроиться на работу». Для разрешения такого противоречия используются выявленные реакции проекции и замещения .

5. Недиагностированная застреваемость при выраженной проекции предполагает формирование у экстремиста убежденности о наличии у лиц иных национальностей негативных качеств как рациональной основы для их неприятия и самопринятия на этом фоне. Отсутствие выраженной застреваемости не позволяет говорить о наличии у экстремистов чрезмерной стойкости аффекта со склонностью к формированию сверхценных идей. Это означает, что приверженность экстремистской идеологии не является действительным убеждением лица, а навязана ему извне лидером экстремистской группы, другими ее членами и воспринята самим экстремистом как своя собственная .

У лиц экстремистской направленности наблюдается выраженность практически всех форм агрессии и высокие показатели индексов агрессивности и враждебности, определяемые по методике Басса–Дарки. Единственная форма агрессии, которая у лиц, склонных к экстремизму, четко выражена – это чувство вины (см. табл. 5) .

Н.В. Горбунова, Н.О. Свешникова

–  –  –

Повышенный средний ранг по индексам агрессивности и враждебности в группе экстремистов позволяет говорить о том, что агрессивность представляет собой устойчивую черту личности экстремиста, обеспечивающую поведение, направленное на нанесение физического или психического вреда другому человеку или группе .

Кроме того, анализ корреляций механизмов психологической защиты и выраженных форм агрессивности показал, что агрессивность также тесно связана с защитными механизмами. На основе этого можно сделать следующие выводы .

1. Положительная корреляция проекции с физической, вербальной и косвенной агрессией означает, что собственная агрессия зачастую воспринимается самими экстремистами как «ответная мера». Так, в качестве обоснования своей идеологии и оправдания насильственных действий в отношении лиц других национальностей экстремисты говорят о том, что представители отдельных наций торгуют наркотиками, совершают нападения на русских, ведут себя аморально по отношению к русским девушкам и так далее. Агрессивность, таким образом, приписывается иностранцам, чтобы оправдать свою собственную агрессивность или недоброжелательность, которая проявляется как бы в защитных целях .

2. Положительная корреляция замещения с негативизмом означает, что обращение агрессии на лиц других национальностей обусловлено также непринятием личности установленных в социуме норм и правил поведения, принципов равенства и демократии, предоставляющих равные права и возможности всем лицам независимо от расы, национальности, языка, происхождения и так далее .

ВЫВОДЫ

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы .

1. Категория «экстремизм» не имеет четкой юридической дефиниции, в законодательстве она описывается путем перечисления действий, составляющих экстремистскую деятельность. Сущность экстремизма составляет взаимосвязь двух признаков: идеологическая обоснованность и ориентация на применение (или одобрение) насилия .

2. Проблема личности экстремиста в психологии не до конца разработана. В литературе описаны различные типологии личности экстремистов, но выработка единых, в том числе психологических, критериев для установления экстремистской направленности личности представляется затруднительной и подчас невозможной в связи как с отсутствием установления четких границ экстремистского поведения, так и с разнообразием проявлений экстремизма, наличием различных категорий участников экстремистской группы. При этом при юридической оценке лица как экстремиста, а его действий как экстремистских необходимо основываться не только на объективных признаках совершения преступного деяния, относимого к экстремизму, но и значительное внимание уделять субъективной стороне деяния, оцениваемой в том числе и с позиций психологии .

3. С юридической точки зрения основу экстремистской мотивации составляют ненависть лиПсихологические особенности лиц, совершающих преступления экстремистской направленности бо вражда виновных в отношении представителей социальных групп, разделяемых между собой по признакам определенной политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной либо иной принадлежности. С психологической точки зрения доминирующим мотивом поведения экстремиста выступает социальная агрессивность .

4. Для психологической характеристики лиц экстремистской направленности ключевое значение имеют три основных показателя: тип акцентуации, преобладающий механизм защиты и ведущая форма агрессии и особенности их сочетания .

Проведенное нами исследование в общем виде дало представление о психологических особенностях лиц экстремистской направленности, выдвинутые гипотезы нашли подтверждение. Между тем вопросы психологических особенностей экстремистов и механизмов формирования экстремистской мотивации требуют дальнейшего теоретического и практического осмысления и представляют собой перспективное направление юридической психологии .

ЛИТЕРАТУРА

Авдеев Ю.И. Политический экстремизм в современной России // Реформирование России:

1 .

от мифов к реальности: в 2т. Т. 1. / под ред. Г.В. Осипова, В.К. Левашова. М., 2001 .

Гилязев Ф.Г. Проблемы субъективной стороны преступления (социально-психологические и 2 .

уголовно-правовые черты). Уфа, 1986 .

Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями. Саратов, 3 .

1980 .

Зубок Ю.А., Чупров В.И. Молодежный экстремизм: сущность и особенности проявления // 4 .

СОЦИС: социологические исследования. 2008. № 5. С. 37–47 .

Краснов М. Политический экстремизм – угроза государственности // Российская юстиция .

5 .

1999. № 4. С. 4–7 .

Леонтьев А.А. Основы теории речевой деятельности. М., 1974 .

6 .

Мусаелян М.Ф. Криминологические особенности современного российского молодежного 7 .

экстремизма // Российский следователь. 2009. № 10. С. 21-24 .

Мусаелян М.Ф. О личности экстремиста // Военно-юридический журнал. 2010. № 2. С. 20– 8 .

23 .

Никольская И.М., Грановская Р.М. Психологическая защита у детей. СПб., 2006 .

9 .

Пономаренков В.А., Яворский М.А. Сущностная характеристика современного экстремизма 10 .

// Юридический мир. 2008. № 2. С. 41–43 .

Почебут Л.Г. Кросс-культурная и этническая психология: учеб. пособие. СПб., 2012 .

11 .

Сазонов И.А. Политический экстремизм и проблемы его категориального осмысления // 12 .

Вестник Моск. гос. ун-та. 2000. № 2. С. 107–116 .

Сафаров Х.С. Уголовно-правовая природа экстремизма // Гражданин и право. 2010. № 7 .

13 .

С. 85–94 .

Юрасова Е.Н. Психологические особенности лиц, склонных к экстремизму, терроризму 14 .

и ксенофобии // Юридическая психология. 2008. № 4. С. 27–35 .

Т.Ю. ДЯТЧЕНКО, Н.В. ГРИШИНА e-mail: d_tatka@mail.ru Магистерская программа «Общая психология, психология личности»

СООТНОШЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПЛАНОВ

ВЫПУСКНИКОВ С ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ

ИХ РОДИТЕЛЕЙ И УЧИТЕЛЕЙ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Профессиональный выбор – один из приоритетных жизненных выборов, – представляет собой предмет рассмотрения в психологии жизненного пути и экзистенциальной психологии. Выпускники школ стоят перед выбором, одним из самых главных в своей жизни. И именно в этот период нужно решиться, проявить активность и взять на себя ответственность за свой выбор. «С позиций экзистенциального подхода человек ежедневно выбирает и подтверждает свое существование, свое бытие. Этот выбор не может быть сделан раз и навсегда. Быть субъектом своей жизни – это осуществлять выбор субъектной позиции по отношению к своим жизненным задачам и обстоятельствам»

(Гришина 2011). Профессиональные планы детей, как и ожидания родителей относительно этих планов, обусловлены в первую очередь их жизненными установками. Исследования, проведенные ранее, показали, что системы ценностей изменяются от поколения к поколению (Гришина, Лавренчук 2008), и соответственно молодой человек сам строит свой жизненный путь, отличный от значимых взрослых .

Цель нашего исследования: изучение соотношения профессиональных планов выпускников с мнениями их родителей и учителей. Условием превращения той или иной стороны жизни человека, окружающей его действительности в «ценностную», т. е. обладающую для человека особым личностным смыслом, «является ее объективное включение в круг основных детерминант его бытия, в самый механизм его жизнедеятельности в мире» (Леонтьев 1996: 24). Учебно-профессиональная деятельность у выпускников становится главенствующей. Их учебная профессиональная работа сводится прежде всего к социализации.

«Процесс социализации поэтому и возможен, что ребенок становится как бы объектом для самого себя: он должен посмотреть на себя со стороны, оценить свои действия, поступки, соотнести свои возможности с той социальной ролью, с тем типом поведения, который ему «предписывает» жизнь или открыто навязывают взрослые» (Голованова 2011:

288) .

Личностные ценности учеников формируются, в том числе и под воздействием личности самого учителя. Может ли современный учитель с его достаточно прагматичным мировосприятием и мышлением, выполнить ту высокую миссию, которая перед ним ставится? Человеческие ценности

– это то, что труднее всего поддается простой трансляции, передаче от их носителей-воспитателей воспитанникам (Петракова 2000) .

Задачи исследования .

1. Проанализировать представления о профессиональном выборе у учеников, родителей и учителей .

2. Изучить ценностные ориентации учеников, родителей и учителей .

3. Изучить взаимосвязи ценностных ориентаций учеников и родителей и учителей .

4. Изучить различия и сходства в профессиональных планах учеников и представлениях об этих планов родителей и учителей .

5. Изучить взаимосвязи профессиональных планов учеников с их биографическими и личностными особенностями .

В исследовании были выдвинуты следующие гипотезы .

1. Существуют совпадения в представлениях о профессиональном выборе и ценностных ориентациях у подростков, их родителей и учителей .

2. Трансляция ценностных ориентаций подросткам происходит как через родителей, так и через учителей .

3. На выбор профессии ученика оказывают влияние как родители, так и учителя .

Предмет исследования – представления учеников средней школы 11-го класса (выпускников школы), их родителей и учителей о ценностных ориентациях и профессиональном выборе .

Объект исследования – ученики, учителя, родители .

______________

© Т.Ю. Дятченко, Н.В. Гришина, 2013 Соотношение профессиональных планов выпускников с представлениями их родителей и учеников

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 92 человека: 20 учеников 11-го класса средней образовательной школы со своими матерями, 30 учеников 11-го класса и 22 учителя, работающие с этими учениками .

Группа выпускников состояла из 50 человек: 28 мальчиков и 22 девочки, возраст членов этой группы – от 16 до 18 лет, причем средний возраст был 16,5 лет .

Группа родителей состояла из 20 человек, все – матери, отцы участие не принимали. Возраст матерей составил от 37 до 68 лет, средний возраст – 43 года. Средний возраст в группе учителей составил 46,5 лет, причем возрастной разброс был от 31 до 63 лет .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании были использованы следующие методы .

1. Методика «Ценностные ориентации» С. Шварца (в адаптации В.Н. Карандашева) .

2. Биографический опросник – были разработаны опросники для трех групп родителей, учеников и учителей .

3. «Тест жизнестойкости» С. Мадди в адаптации Д.А. Леонтьева .

4. Дифференциально-диагностический опросник Е.А. Климова .

5. Методика диагностики родительского отношения (А.Я. Варга, В.В. Столин) .

Логика анализа и интерпретации результатов исследования была такова: сначала проводилась сравнительная характеристика трех групп участников нашего исследования: учеников, родителей и учителей. Это было сделано для того, чтобы можно было получить общее представление обо всех исследованных группах, увидеть, по каким социальным и психологическим характеристикам они схожи, а по каким различаются. Далее произведен анализ ценностных ориентаций учеников, их сравнение с ценностными ориентациями родителей и учителей, а также показатели жизнестойкости. Сделано это, во-первых, с целью выявления таких психологических характеристик учеников, которые окажутся сходными с аналогичными особенностями родителей. Во-вторых, интересно проанализировать качества, по которым ученики значимо отличаются от своих родителей, и сравнить детей по этим качествам с группой учителей. Ведь не стоит забывать о том, что профессиональные планы детей, как и ожидания родителей относительно этих планов, обусловлены, в первую очередь, некоторыми их жизненными ценностными установками .

Также проводилось сравнение представлений о профессиональных ориентациях детей и изучалась связь этих представлений с аналогичными представлениями родителей о собственных детях и с представлениями учителей о профессиональном выборе учеников. Также анализировались взаимосвязи профессионального выбора детей с социально-биографическими и психологическими факторами с целью понять истоки и причины формирования психологических особенностей, обуславливающих профессиональный выбор у детей, родителей и учителей .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Большинство участников исследования из группы родителей были готовы идти против мнения собственных отца и матери (рис. 1), точно так же, как и испытуемые из группы детей. Думается, что, поскольку испытуемые из группы родителей сами готовы отстаивать собственное мнение, то и аналогичная готовность собственных детей не станет для них неожиданностью, и они будут готовы к ней и примут ее, не провоцируя конфликтов .

–  –  –

Т.Ю. Дятченко, Н.В. Гришина Блок вопросов биографического опросника был направлен на выявление отношения школьников к учебе, к учителям, к любимым и нелюбимым предметам. Мы сравнивали три группы участников исследования .

Рассмотрим результаты по ответам вопрос «Был ли у Вас в школе любимый учитель?» (для группы учеников вопрос звучал как: «Есть ли у Вас в школе любимый учитель?»). На рис. 2 мы видим, что большинство испытуемых в группах сказало о том, что у них был или есть любимый учитель в школе. Однако в группе учителей процент испытуемых, ответивших утвердительно, был выше (86,4%), чем в группах родителей (65%) и учеников (78%). Это вызывает вопросы. Если любимый учитель может оказать большое влияние на становление и развитие личности ученика, а, соответственно и на его профессиональный выбор, значит и на учителей не могли не оказать влияния их собственные учителя. Однако в группе учителей гораздо больший процент испытуемых, у которых, по их признанию, был любимый учитель, по сравнению с аналогичными испытуемыми в группе родителей и учителей. Так не могут ли наши испытуемые из группы учителей приписывать себе большее влияние на учеников, чем оно есть на самом деле, перенося опыт своей учебы в школе на текущую ситуацию?

–  –  –

Нас интересовало, с чем связывают участники исследования причину нелюбви к предмету: с личностью ли учителя или с содержанием самого предмета .

Большая часть родителей (35%) и учеников (42%) видит причину нелюбви к предмету в личности учителя (против 30 и 35% соответственно). В группе же учителей 27,2% испытуемых полагают, что личность учителя влияет на любовь или нелюбовь к предмету и 52%, говорят о том, что причиной этого является содержание самого предмета .

Мы спрашивали о том, какое, на взгляд испытуемых, главное желание их родителей в отношении их жизни (см. табл. 1). В группах родителей и учителей первые места занимают следующие варианты ответов: «чтобы Вы создали счастливую семью» (80% в группе родителей и 66% в группе учеников), «чтобы Вы добились успеха в Вашей работе (45 и 54% испытуемых соответственно) и «чтобы Вы на всю жизнь сохранили близкие отношения с родителями (по 40% испытуемых в обеих группах) .

–  –  –

Соотношение профессиональных планов выпускников с представлениями их родителей и учеников В группе же учителей распределение ответов иное .

На первом месте также стоит вариант «чтобы Вы создали счастливую семью» (82%), однако на втором месте – «чтобы Вы занимались тем, что доставляет удовольствие» (59%) и на третьем – «чтобы Вы добились успеха в Вашей работе» (46%). Получается, что в группах родителей и учеников из первых трех мест 2 желания касаются межличностных отношений и только одно – профессиональной реализации. В группе же учителей, наоборот, 2 главных желания родителей касались профессионального развития и только одно – межличностных отношений .

Далее следовал вопрос «Каково было мнение Ваших родителей о вашем выборе профессии?» .

Так как испытуемые группы учеников учатся в выпускном классе, они уже имеют представление о том, чем им бы хотелось заниматься в дальнейшем. Видно, что когда с профессиональным выбором столкнулись испытуемые из группы родителей, то большинству из них (60%) родители в свое время предоставили право самому решать и определять собственное профессиональное развитие. Вероятно, такое родительское решение далось нашим испытуемым не очень просто, и они не спешат повторять его на своих детях. А потому 62% учеников ответили, что родители поддержали их в профессиональном выборе. Ответы же учителей были распределены поровну между указанными вариантами (по 41%) .

При помощи опросника по выявлению родительского отношения была протестирована группа родителей. Достаточно высокие оценки по шкале «принятие – отвержение» говорят о том, что родители уважают индивидуальность ребенка, одобряют его интересы и планы, стремятся проводить с ребенком много времени. Высокие баллы по шкале «кооперация» показывают заинтересованность родителя в делах и планах ребенка .

Мы провели сравнение ценностных ориентаций у учеников и родителей. Мы предположили, что те параметры, по которым не будет выявлено статистически значимых различий между родителями и детьми, были «транслированы» от родителей к детям, т. е. на их развитие у детей повлияли родители. Но будут выявлены и качества, по которым дети значимо отличаются от родительских представлений. Именно уровень развития этих характеристик мы сравнили в группах учеников и учителей. Мы предположили, что, если они будут схожими, то можно будет сделать вывод о том, какие психологические особенности могли быть восприняты детьми от учителей. И, наконец, наверняка мы обнаружим такие параметры, по которым дети не будут похожи ни на родителей, ни на учителей .

Начнем с рассмотрения степени выраженности различных ценностных ориентаций у детей и сравнения этой выраженности с уровнем развития аналогичных ценностей у родителей. С помощью применения t-критерия Стьюдента для зависимых выборок были выявлены ценностные ориентации, степень развития которых у детей статистически значимо не отличалась от уровня важности аналогичных ценностных ориентаций для родителей: традиции, щедрость, самостоятельность, гедонизм, достижения, власть. Для родителей и детей важность таких ценностных ориентаций, как «традиции», «щедрость», «самостоятельность», «гедонизм», «достижения», «власть», статистически значимо не различается. Поэтому можно предположить, что реализация детьми указанных ценностей в профессиональном выборе не должна привести к конфликту между родительскими ожиданиями и реальным поведением детей. Для родителей и детей статистически значимо различается важность таких ценностных ориентаций, как «конформность», «универсализм», «стимуляция», «безопасность». Для детей более важна, чем для родителей, ценность «стимуляция» и менее важными ценности «конформность», «универсализм», «безопасность», что, безусловно, объясняется возрастными различиями. Между учениками и учителями нет статистически значимых различий по уровню выраженности таких ценностных ориентаций, как «конформность», «универсализм». Поскольку по указанным параметрам дети отличаются от родителей, но не отличаются от учителей, то можно предположить, что при реализации этих ценностей они могут больше ориентироваться на авторитет педагогов. Между учениками и учителями присутствуют статистически значимые различия по ценностным ориентациям «стимуляция» и «безопасность». Поскольку по этим параметрам дети значимо отличаются и от родителей, то можно предположить, что реализация указанных ценностей в поведении может привести к противоречиям как с родителями, так и с учителями .

Основной интерес в нашем исследовании был связан с профессиональными ориентациями детей. Рассмотрим, каким образом сочетались между собой склонность детей к той или иной сфере деятельности и ожидания родителей (см. табл. 2) .

Хочется подчеркнуть тот полученный в исследовании факт, что при оценке склонности учеников к тому или иному виду деятельности учителями не было допущено ошибок в определении степени склонности к виду деятельности «человек – человек». Родителями же подобная ошибка Т.Ю. Дятченко, Н.В. Гришина была допущена. Наше предположение о том, что учителям проще оценить склонность учеников к указанной профессиональной сфере, поскольку они чаще родителей видят детей в кругу сверстников, оказалось верным .

–  –  –

Корреляционный анализ дал нам интересные результаты: склонность учеников к профессиональному выбору сферы «человек – человек» отрицательно коррелирует на уровне р0,01 со склонностью учеников к выбору профессиональной сферы «человек – техника» и на уровне р0,05 с ожиданиями родителей относительно профессионального выбора детьми сфер «человек – техника»

и «человек – человек». Сферы деятельности «человек – человек» и «человек – техника», в определенном смысле, прямо противоположны друг другу, а потому абсолютно логично, что, чем большее предпочтение человек отдает одной из указанных сфер, тем меньшее другой. Это же объяснение подходит и для описания отрицательной корреляции с ожиданиями родителей относительно выбора детьми сферы деятельности «человек – техника». Родители достаточно точно оценили склонность детей выбирать в качестве профессиональной сферу «человек – техника», а потому логично, что чем более склонны родители приписывать своим детям указанный выбор, тем реже дети выбирают прямо противоположную сферу деятельности .

А вот третья корреляция гораздо интереснее. Получается, что чем больше родители ожидают от детей профессионального выбора в сфере «человек – человек», тем менее склонны дети делать указанный выбор. Как мы считаем, объяснение этому мы дали выше: родители достаточно мало видят собственных детей в коллективе, а потому не могут достоверно оценить их поведение в нем .

Также мы получили отрицательную (на уровне р0,01) корреляцию между склонностью выпускника выбирать указанную сферу деятельности и значимостью для человека ценности «универсализм» .

Выраженность Ожидания родителей к параметра выбору детьми сферы жизнестойкости деятельности «Вовлеченность» «человек – худ. образ»

0,449* 0,436*

–  –  –

Рис. 3. Взаимосвязь между склонностью к профессиональному выбору сферы «человек – художественный образ» с различными психологическими характеристиками Получается, что чем важнее для человека понимание, терпимость, благополучие всех людей и природы, тем менее он склонен выбирать сферу профессиональной деятельности «человек – художественный образ». Вероятно, такая взаимосвязь имеет следующее объяснение: человек, у которого высоко развита потребность к развитию собственных творческих способностей, не очень склонен обращать внимание на других людей, скорее, он может быть погружен в себя. Положительная (на Соотношение профессиональных планов выпускников с представлениями их родителей и учеников уровне р0,05) взаимосвязь между выраженностью параметра жизнестойкости «вовлеченность» и склонностью к профессиональному выбору сферы «человек – художественный образ», как нам кажется, вполне объяснима. Человек с развитым компонентом вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности, т. е. выбор деятельности для него определяется в первую очередь удовольствием, которое можно получить от этого вида деятельности. А ни от какой деятельности творческий человек не получит большее удовольствие, нежели от деятельности в сфере «человек – художественный образ», где он имеет все возможности реализовать свой творческий потенциал .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ биографической анкеты показал следующее .

1. Участники из группы родителей оценивали себя как более самостоятельных в детстве по сравнению с участниками из групп учеников и учителей. При этом дети готовы идти против мнения родителей, даже если те будут категорически против их выбора. Родители же, в свою очередь, готовы принять такое отстаивание детьми собственной позиции .

2. У участников всех трех групп в школьное время был любимый учитель, любимый и нелюбимый предмет. Однако видение причины нелюбви к отдельным предметам в группах испытуемых различается. Так, родители и ученики больше склонны причину нелюбви видеть в личности учителя, а учителя – в содержании предмета. Учителя склонны недооценивать роль собственной личности во влиянии на интерес учеников к предмету. А ученики и родители считают, что именно личность учителя в первую очередь способна заинтересовать их в предмете. Ведь неинтересных предметов нет, есть люди, которые не могут донести этот интерес до окружающих. А если ученик не заинтересован в предмете, то маловероятно, что он выберет его для профессионального развития. В то же время, если бы по этому же предмету был другой учитель, вполне вероятно, что и профессиональный выбор ученика был бы другой .

3. Подавляющее большинство родителей и детей практически никогда или редко беседовали / беседуют с учителями о собственном будущем. А, следовательно, именно у родителей, а не у учителей, гораздо больше шансов повлиять на профессиональный выбор детей. Однако учителя утверждают, что беседовали с собственными учителями о будущем гораздо чаще, нежели участники из двух других групп. А это значит, что, исходя из своего опыта, они могут переоценивать собственную значимость в профессиональном выборе учеников, что может повлечь за собой конфликт между учеником и учителем .

4. Родительские желания относительно дальнейшей жизни собственных детей сходны в группах родителей и детей и отличаются от аналогичных желаний в группе учителей. Ценности, которые когда-то передали родители (бабушки и дедушки наших испытуемых учеников) своим детям, были ими успешно приняты и, видимо, стали уже собственными ценностями испытуемых из группы родителей. И именно эти желания они, в свою очередь, транслируют своим детям. А поскольку эти желания в обеих группах совпадают, можно предположить, что расхождения между реальным профессиональным выбором детей и ожиданиями их родителей будут меньше, чем расхождения по аналогичным параметрам между группами учеников и учителей .

Учителя, как и их родители, более важным считают профессиональную реализацию и только потом межличностные отношения. Родители же и ученики относятся к этому прямо противоположно. Такая ситуация не является отрицательной для учеников, поскольку поддержку и понимание они находят в семье, учитель же тот человек, который должен ориентировать их на работу, на получение знаний, на развитие собственных способностей и, в гораздо меньшей степени, на развитие межличностных отношений .

Нынешние ученики нашли у своих родителей гораздо большую поддержку, нежели их родители в своей юности, а также большую поддержку, чем у собственных учителей. Значит, конфликта между детьми и родителями на почве несоответствия ожиданий родителей и реальности удастся избежать, поскольку родители готовы принимать выбор собственных детей. Учителя же принимают такой выбор с гораздо меньшей готовностью, а потому между учителями и учениками возможны напряжения на этой почве .

5. При воспитании детей участники из группы родителей в наибольшей степени выражали такие стили родительского отношения как «принятие» и «кооперация». Родители высоко оценивают интеллектуальные и творческие способности ребенка, поощряют его инициативу и самостоятельность. Можно сказать, что наши испытуемые – дети росли при достаточно благоприятном родительском отношении, что, не может не сказаться на дальнейшей судьбе ребенка и в том числе на

Т.Ю. Дятченко, Н.В. Гришина

том, насколько он будет уверен в своем профессиональном выборе и сможет ли отстоять его, даже если родители и учителя будут против .

Сравнение ценностных ориентаций у учеников и родителей показало, что для детей более важной, чем для родителей являет ценность «стимуляция» и менее важными ценности «конформность», «универсализм», «безопасность». То есть можно сказать о несоответствии поведения детей при реализации указанных ценностей ожиданиям родителей. По уровню выраженности таких ценностных ориентаций, как «конформность», «универсализм», дети отличаются от родителей, но не отличаются от учителей, следовательно, что при реализации данных ценностей они будут больше ориентироваться на авторитет педагогов. По параметрам «стимуляция» и «безопасность» дети значимо отличаются и от родителей и от учителей, т. е. можно предположить, что реализация указанных ценностей в поведении приведет к конфликту как с родителями, так и с учителями .

Анализ корреляционных связей между склонностью к профессиональному выбору сферы «человек – художественный образ» с различными психологическими характеристиками показал, что родители достаточно точно оценили склонность детей выбирать в качестве профессиональной сферу «человек – техника», чем больше родители ожидают от детей профессионального выбора в сфере «человек – человек», тем менее склонны дети делать указанный выбор. Чем важнее для подростка понимание, терпимость, благополучие всех людей и природы, тем менее он склонен выбирать сферу профессиональной деятельности «человек – художественный образ» .

Были изучены представления о ценностях, профессиональных предпочтениях у представителей нескольких поколений – учеников, их родителей и учителей детей. Исследования, проведенные ранее, показали, что системы ценностей изменяются от поколения к поколению. Когда мы задумывали наше исследование, у нас было предположение о том, что в современной школе учителя, порой, лучше знают и понимают ребенка, чем родители. В современной экономической ситуации в России взрослым, чтобы обеспечить достойное содержание своим детям, приходится много работать, что сказывается на внимании к детям, причем ответственность за многих детей берут на себя учителя. Преподаватели знают наклонности детей лучше, акцентируют на этом внимание, таким образом, косвенно мотивируют своих учеников к определенному профилю и профессиональному выбору .

Степень влияния взрослых – родителей или учителей – в каждом конкретном случае может быть разной и зависит от многих факторов. Важно, однако, то, что взрослые, как и во все времена, продолжают оставаться значимыми фигурами влияния для молодежи .

ВЫВОДЫ

На основе анализа результатов нашего исследования были сделаны следующие выводы .

1. Подтвердилась гипотеза о том, что профессиональные планы выпускников отличаются от представлений об этих планах учителей и родителей выпускников .

2. Не подтвердилась гипотеза о том, что представления учителей о профессиональном выборе учеников более точно отражают профессиональные планы выпускников, чем представления родителей этих учеников .

3. Подтвердилась гипотеза о том, что профессиональные планы выпускников взаимосвязаны с их биографическими и психологическими характеристиками .

ЛИТЕРАТУРА

1. Голованова Н.Ф. Педагогика. М., 2011 .

2. Гришина Н.В. Жизненные сценарии: нормативность и индивидуализация // Психологические исследования. 2011. № 3(17) .

3. Гришина Н.В., Лавренчук С.Ю. Ценностные ориентации личности: семья и поколение // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 12: Психология. Социология. Педагогика. 2008. Вып. 3 .

С. 113–124 .

4. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. № 5. С. 25–26 .

5. Петракова Т.И. Ценностный потенциал базового образования в духовно-нравственном воспитании учащихся. М.: OIMRU, 2000. URL: http://www.oim.ru .

А.А. ЕСЬКОВ, В.А. ДМИТРИЕВА e-mail: onto@psy.pu.ru Специализация «Онтопсихология»

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ

ХАРАКТЕРИСТИКИ НЕВЕРБАЛЬНОГО КОМПОНЕНТА

ИНТЕРСУБЪЕКТНОЙ КОММУНИКАЦИИ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Организм человека создан так, что все процессы, происходящие в нем, имеют свойство непрерывности как в общении со средой, так и внутри себя. Специфика межличностного информационного обмена определяется наличием процесса психологической обратной связи, возникновением коммуникативных барьеров, появлением феноменов межличностного влияния, существованием различных уровней передачи информации, влиянием пространства и времени на передачу содержания информации .

Понятие интерсубъектной коммуникации использовал в своих работах по философии языка К.О. Апель, подчеркивая, что это не просто передача информации, а «медиатор понимания», который выступает фактором достижения согласия. (Апель 1997) .

Мы понимаем под интерсубъектной коммуникацией сложный процесс, включающий в себя взаимодействие, понимание, расшифровку смыслов и значений, презентацию себя как субъекта коммуникации .

Невербальная коммуникация определяется некоторыми российскими исследователями как «система невербальных символов, знаков, кодов, использующихся для передачи сообщения с большой степенью точности, которая в той или иной степени отчуждена и независима от психологических и социально-психологических качеств личности, которая имеет достаточно четкий круг значений» (Лабунская 2009:16–17) .

В западной литературе исследователи приравнивают понятие «коммуникация» к понятию «передача». И предметом их изучения становятся способы, каналы передачи невербальной информации, например поза человека (Биркенбил 2009). Многие исследователи считают, что части тела могут передавать информацию в зависимости от «пропускной способности», т. е. количества различных по значению невербальных сигналов, которые можно послать в единицу времени.(Eckman, Friesen 1976). Аспект невербальной коммуникации, называемый «языком тела» обозначают терминами «кинетика» и «проксемика». Лицо человека – наиболее широко исследуемый канал невербальной передачи эмоций. Именно мимика делает возможным выразить универсальные эмоции такие как: печаль, счастье, отвращение, гнев, удивление, страх и презрение (Ibid). Паралингвистический компонент невербальной коммуникации включает в себя просодические (показатели высоты, тона, длительности, силы звука, тембра голоса, ударения) и экстралингвистические (паузы, психофизиологические проявления человека, плач, кашель, смех, вздох, шепот) феномены, дополняющие значение произносимой речи. Важнейшая особенность невербальной коммуникации состоит в том, что она осуществляется с помощью всех органов чувств: зрения, слуха, осязания, вкуса, обоняния, каждый из которых образует свой канал коммуникации. В онтопсихологическом подходе для описания невербального компонента интерсубъектной коммуникации помимо кинетики, проксемики, мимики, паралингвистической системы вводится понятие «семантическое поле», представляющее собой дистантное общение, механизмы которого до сих пор остаются не до конца изучены, но имеется достаточно обширное описание феноменологии этого явления (Менегетти 2004) .

Практическая значимость исследования заключается в том, что ключ к пониманию невербальной коммуникации в процессе взаимодействия между людьми дает возможность использования и направления этого взаимодействия .

Цель исследования заключалась в экспериментальном исследовании психологических и психофизиологических особенностей невербальной коммуникации при атрибутировании эмоционального состояния. Таким образом, предметом выступили психофизиологические и индивидуальнопсихологические особенностей атрибутировании эмоционального состояния при невербальной коммуникации .

______________

© А.А. Еськов, В.А. Дмитриева, 2013 А.А. Еськов, В.А. Дмитриева Задачи исследования .

1. Экспериментально исследовать использование индивидом невербального поведения и невербальной коммуникации в процессе атрибутирования эмоционального состояния другого человека .

2. Обнаружить взаимосвязи между изменением психофизиологических параметров испытуемых, переживающих эмоции, и испытуемых, атрибутирующих эмоции в процессе невербальной коммуникации .

3. Обнаружить взаимосвязи между точностью атрибуции эмоционального состояния и индивидуально-психологическими особенностями личности .

4. Проанализировать индивидуально-психологические различия респондентов в зависимости от точности атрибуции эмоции другого человека .

Гипотезы исследования .

1. Существуют различные способы передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому: при атрибутировании эмоционального состояния другого человека используется как вербальная информация, так невербальная коммуникация .

2. Можно экспериментально подтвердить использование невербального поведения и невербальной коммуникации в процессе атрибуции эмоции .

3. Существует взаимосвязь между изменением психофизиологических параметров испытуемых в процессе атрибуции эмоций при невербальной коммуникации .

4. Существует взаимосвязь между точностью атрибутирования эмоционального состояния с помощью невербальной коммуникации и индивидуально-психологическими особенностями личности .

5. Существуют индивидуально-психологические различия между респондентами, которые способны точно атрибутировать эмоцию другого человека и теми, кто ошибается в атрибуции эмоции .

Предмет исследования – изучение психофизиологических и индивидуальнопсихологических особенностей атрибутировании эмоционального состояния при невербальной коммуникации .

Объект исследования – невербальное поведение и невербальная коммуникация .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Участники исследования были отобраны на основе критериев физического и психологического здоровья и желания принимать участие в эксперименте. Средний возраст участников исследования – 29 лет .

В выборке для проведения эксперимента принимали участие 40 человек, разделенных на группы: 20 человек, которым предъявлялся разный стимульный материал, передавая определенную информацию (информаторы), и 20 человек, которые интерпретировали состояние информаторов (получатели) .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование проводилось как экспериментальное, методы исследования состоят из двух групп: 1) психофизиологические и 2) методики для оценки индивидуально-психологических особенностей испытуемых и самооценки атрибуции эмоционального состояния другого человека .

Для измерения психофизиологических характеристик участников эксперимента был использован полиграф «Крис» с программным обеспечением «Sheriff», сертифицированный в Российской Федерации .

Были измерены следующие параметры .

1. ФПГ (фотоплетизмограмма) – параметр, представляющий собой надежный индикатор величины эмоционального напряжения, это кровенаполнение в сосудах, отражающее состояние организма в целом .

2. КГР (кожно-гальваническая реакция) – это один из ведущих показателей состояния центральной нервной системы человека в оценке эмоциональной напряженности .

3. АД, ЧСС (артериальное давление, частота сердечных сокращений) .

4. КС (кожное сопротивление, потоотделение) – реакция на новизну информации .

Исследования, полученные с помощью полиграфа, были проинтерпретированы и прошкалированы по 5-балльной шкале профессиональным полиграфологом .

Для оценки индивидуально–психологических особенностей испытуемых и самооценки атриПсихологические и психофизиологические характеристики невербального компонента … буции эмоционального состояния другого человека были использованы следующие методики: диагностика уровня эмпатических способностей В.В. Бойко; методика оценки уровня интуитивности Е.А. Науменко; шкала ситуативной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера в адаптации Ю.Л. Ханина; модифицированный биографический опросник (разработан на кафедре онтопсихологии Н.В. Гришиной). Бланки – для записи самоооценки эмоционального состояния .

В качестве стимульного материала использовались подготовленные вопросы, касающиеся фактов жизни любого человека, а также пять коротких видеороликов различного эмоционально насыщенного содержания: «Цунами» и «Ядерные взрывы» (отрицательные эмоции: страх, тревога), «Дельфины» и «Природа» (положительные эмоции: спокойствие, расслабление), «Автомобиль Мерседес» (противоречивые эмоции: тревогу и расслабление) Экспериментальное исследование состояло из трех частей .

До начала проведения эксперимента были осуществлены измерения психофизиологического состояния испытуемых, также измерение проводилось во время каждого этапа .

В каждом эксперименте участвовали пара информатор и получатель, первоначально участники сидели напротив друг друга (рис. 1) .

Рис. 1. Первая часть эксперимента – вербальное взаимодействие

Первая часть эксперимента – вербальное взаимодействие. Получатель задавал вопросы, на которые информатор отвечал «да», «нет», при этом часть ответов составляла правда, а часть ложь .

Получатель отмечал в специальном бланке, правдив ли, по его мнению, ответ информатора (на основе невербальной информации) .

Вторая часть – наблюдение за невербальным поведением информатора. Перед информатором стоял монитор, на котором ему последовательно предъявлялось два видеоролика положительного и отрицательного содержания. В его задачу входило смотреть видео и чувствовать свое отношение к просмотренному материалу. В момент просмотра за ним наблюдал «получатель». В его задачу входило понять, что чувствует информатор (рис. 2) .

Затем информатор должен был заполнить бланк, где он отвечал на вопросы о том, какие эмоции он испытал во время просмотра. А получатель заполнял бланк, в котором он отвечал на вопросы о том, какие эмоции с его точки зрения испытывал информатор, и каким, по его мнению, мог быть видеоролик .

Рис. 2. Вторая часть эксперимента – наблюдение за невербальным поведением информатора Третья часть эксперимента включала только невербальную коммуникацию. Получатель должен был сидеть спиной к информатору и определять его эмоциональное состояние, только исходя из своих ощущений (см. рис. 3) .

В качестве стимульного материала были использованы 3 видеоролика различного содержания, остальная процедура повторяла вторую часть эксперимента .

А.А. Еськов, В.А. Дмитриева

Рис. 3. Третья часть эксперимента – невербальная коммуникация

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для изучения особенностей психофизиологического реагирования участниками эксперимента на изменение своего эмоционального состояния мы использовали 4 показателя полиграфа, измеряя их последовательно 7 раз: до проведения эксперимента, после проведения первой части эксперимента, после просмотра 1-го видеоролика, после просмотра 2-го видеоролика, после просмотра 3-го видеоролика, после просмотра 4-го видеоролика, после просмотра 5-го видеоролика .

Нами были получены статистически значимые изменения психофизиологических показателей как информаторов, так и получателей в процессе проведения эксперимента. Для сравнения показателей мы использовали метод сравнения средних значений с помощью t-критерия Стьюдента для зависимых выборок .

Все полученные нами данные находятся в пределах нормального эмоционального реагирования здорового человеческого организма, изменения психофизиологического состоянии в процессе проведения эксперимента было возможно выделить только с помощью полной расшифровки данных по каждому испытуемому .

По сравнению с измерениями до проведения эксперимента нами были получены статистически значимые различия в изменении фотоплетизмограммы, кожногальванической реакции, артериального давления, частоты сердечных сокращений, кожного сопротивления всех участников эксперимента .

Наиболее значимые изменения психофизиологических параметров участников вызвал просмотр информаторами третьего видеоролика негативного содержания «Цунами», который был предъявлен в третьей части эксперимента, когда по условиям проведения эксперимента получатель находился спиной по отношению к информатору и не мог наблюдать за изменениями невербального поведения информатора. При просмотре позитивного ролика «Дельфины», когда получатель не мог наблюдать за невербальным поведением информатора, психофизиологические параметры и тех, и других участников эксперимента превысили показатели, измеренные перед началом проведения эксперимента .

Было проведено попарное сравнение психофизиологических показателей информаторов и получателей в процессе проведения эксперимента (см. рис. 4) Для сравнения результатов психофизиологических показателей информаторов и получателей мы использовали t-критерий Стьюдента для сравнения дисперсий двух независимых выборок, предварительно сравнив дисперсии выборок с помощью критерия Ливена .

Нами не было обнаружено статистически значимых различий между изменением психофизиологических параметров информаторов и получателей в процессе эмоционального реагирования на стимулы в 1-й, 2-й и 3-й частях эксперимента. Независимо от использования вербального канала для получения информации, наблюдения за невербальным поведением или попытки установления участниками эксперимента процесса невербальной коммуникации в отсутствии привычных каналов получения информации все измеренные нами психофизиологические показатели информаторов и получателей не обнаружили статистически значимых различий, т. е. происходило сопряженное изменение психофизиологических параметров информаторов и получателей независимо от использования каналов коммуникации .

Все 28 измеренных показателей информаторов и получателей в процессе проведения эксперимента обнаружили практически полную сопряженность в изменении. В некоторых случаях показатели были равны .

Психологические и психофизиологические характеристики невербального компонента … Сопряженное изменение всех психофизиологических параметров испытуемых позволяет нам подтвердить единство поля как взаимодействие между людьми, которое может происходить на неосознаваемом уровне .

Организм – подобен живому зеркалу, которое регистрирует все эмоциональные изменения, полученные в контакте с другим человеческим существом. Познание эмоции, переживаемой другим человеком, возможно не только на вербальном уровне или по внешнему виду другого человека. Познание возможно и на телесном уровне, с помощью всего тела .

Точность ответов получателей в первой части эксперимента определялась на основании совпадения с заданными ответами, во 2-й и 3-й частях эксперимента – на основании контент–анализа ответов получателей .

Среди получателей не было испытуемых, которые дали бы полностью точные ответы, поэтому полное несовпадение ответа содержанию было определено как 1, частичное совпадение ответа и содержания как 2, полное совпадение ответа и содержания как 3 .

Рис. 4. Изменение фотоплетизмограммы, кожно-гальванической реакции, артериального давления и частоты сердечных сокращений, кожного сопротивления информаторов и получателей в процессе проведения эксперимента Анализ содержания ответов получателей и информаторов были сделаны следующие выводы .

1. При использовании одновременно вербальной и невербальной коммуникации наибольшее значение придается мимике и изменениям в речи собеседника .

2. При использовании анализа невербального поведения для атрибуции эмоциональных реакций другого субъекта наибольшее значение придается мимике, изменению вегетативных реакций, кинетике и проксемике, а также появляется интерес к собственным ощущениям .

3. При атрибутировании эмоционального состояния другого индивида в отсутствие привычных каналов коммуникации субъект вынужден обращаться к своим ощущениям и анализу возникших у него образов .

С помощью контент-анализа ответов получателей и информаторов был также подтвержден факт наличия невербальной коммуникации, которая возникает между двумя индивидами в процессе передачи информации. Точная интерпретация информации, которую один субъект передает другому, возможна при использовании нескольких каналов коммуникации, в том числе и семантического поля как действия, которое позволяет устанавливать коммуникацию .

Для проведения корреляционного анализа мы использовали данные, полученные для выборки А.А. Еськов, В.А. Дмитриева получателей (были использованы данные о точности атрибуции эмоции, а также результаты психологических методик, описанных выше). Зафиксированные взаимосвязи говорят о том, что испытуемые получатели, обладающие более развитой эмпатией и более высоким показателем личностной тревожности, смогли точнее определить эмоциональное состояние и содержание видеороликов второй части эксперимента. Гипнабельность оказалась взаимосвязанной с атрибуцией эмоционального состояния информатора и определением содержания негативного ролика «Ядерные взрывы» .

При анализе корреляционных взаимосвязей между точностью атрибуции эмоционального состояния информаторов в третьей части эксперимента и особенностями проявления эмпатии, гипнабельности и интуитивности статистически значимых взаимосвязей нами не было обнаружено .

Была выявлена взаимосвязь на уровне статистической значимости между точностью атрибуции эмоционального состояния информатора и содержания видеороликов третьей части эксперимента и ситуативной и личностной тревожностью участников эксперимента – получателей .

Показатель личностной тревожности участников эксперимента – получателей оказался статистически значимо положительно взаимосвязан с гипнабельностью и эмпатией испытуемых, теми параметрами, которые позволили им определить эмоцию и содержание роликов во второй части эксперимента. Напомним, что личностная тревожность участников эксперимента находится на среднем уровне, и это может расцениваться как полезная тревожность, которая может быть условием развития личности. Тревожность трактуется как обобщенная характеристика психической деятельности, как психодинамическое свойство темперамента. Наше предположение можно проиллюстрировать полученной нами корреляционной взаимосвязью между уровнем личностной тревожности и психофизиологическими показателями при просмотре позитивного видеоролика «Дельфины» .

Разделить испытуемых на 2 группы (более и менее точно атрибутировавших эмоциональное состояние и содержание роликов) по результатам ответов на все три части эксперимента не удалось, так как ответы на разные части эксперимента давались испытуемыми по-разному, поэтому они попадали в различные группы .

По результатам второй части эксперимента нами были обнаружены статистически значимые различия между более и менее точными получателями по следующим переменным: гипнабельность, эмпатия, личностная тревожность .

Полученные различия позволили сделать вывод о том, что при атрибуции эмоционального состояния информаторов во второй части эксперимента получатели больше опирались на наблюдение за информаторами и пытались понять эмоциональное состояние информаторов, используя эмоциональный канал эмпатии. Соответственно участники эксперимента, определившие эмоцию более точно, оказались более гипнабельными, т. е. более внушаемыми. У них оказался статистически значимо более высокий уровень полезной личностной тревожности .

В третьей части эксперимента мы обнаружили статистически значимые различия между более и менее точными получателями по двум переменным: личностная тревожность и установки, способствующие эмпатии .

Личностная тревожность в этом случае характеризует полезный уровень личностной тревожности, который необходим для активной работы человеческой психики, а установки, способствующие эмпатии отражают неосознаваемые установки личности, которые позволяют действовать различным каналам эмпатии, а не только эмоциональной эмпатии .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Нами было проведено экспериментальное исследование невербальной коммуникации и получены неожиданные для нас интересные результаты. Мы привыкли к тому, что придаем нашим представлениям об окружающей действительности первостепенное значение, полностью игнорируя собственные ощущения, которые нам подсказывает наше тело. Но тело – это единственный инструмент для существования души, для того чтобы человек мог реализовать свои мысли, желания, стремления. Не нужно забывать, что человеческий организм – это абсолютный радар широчайшего диапазона, которым мы располагаем для приема, передачи, реагирования, бытия, становления. Человеческий организм способен воспринимать окружающий мир целостно, а не только с помощью мозга. Человек использует ресурсы, данные ему природой, и способен точно уловить любой сигнал, приходящий извне. Почему же тогда человек совершает ошибки? Не всегда мы понимаем, почему совершаем какие-либо действия, которые мы совершать, вовсе не планировали. Как будто кто-то толкает нас на определенные поступки. Иногда достаточно внимательно оглядеться вокруг и увидеть, что кто-то рядом говорит неправду, или пытается молча убедить вас совершить поступок, воПсихологические и психофизиологические характеристики невербального компонента … все вам ненужный. Но изучение этих вопросов – это тема для другого экспериментального исследования .

ВЫВОДЫ

1. При использовании одновременно вербальной и невербальной коммуникации наибольшее значение придается мимике и изменениям в речи собеседника. При атрибутировании эмоционального состояния другого индивида в отсутствие привычных каналов коммуникации субъект вынужден обращаться к своим ощущениям и анализу возникших у него образов .

2. На основании полученных нами данных мы можем сделать вывод о том, что в процессе проведения эксперимента происходило сопряженное изменение психофизиологических параметров информаторов и получателей независимо от использования каналов коммуникации. Изменение психофизиологических параметров, сопровождающее эмоциональное реагирование, может осознаваться индивидом или происходить на бессознательном уровне .

3. При атрибутировании эмоционального состояния другого человека с использованием вербального и невербального каналов коммуникации обнаружены статистически значимые взаимосвязи между точностью атрибутирования состояния и более сильным уровнем рациональной и эмоциональной эмпатии и гипнабельности, ситуативной и личностной тревожности .

4. Более точные в атрибуции эмоционального состояния информатора и содержании видеороликов участники эксперимента оказались более гипнабельными, у них были выше показатели эмоционального канала эмпатии, общие показатели эмпатии, а также показатели личностной тревожности. Личностная тревожность в этом случае характеризует полезный уровень личностной тревожности, который необходим для активной работы человеческой психики .

Человеческий организм способен воспринимать окружающий мир целостно, используя ресурсы, данные ему природой, и улавливать большой спектр сигналов, приходящих к нему из окружающей среды, от других людей. Это «радар широчайшего диапазона», которым мы располагаем для приема, передачи, реагирования, становления, создания собственной истории, и в целом для человеческого бытия .

ЛИТЕРАТУРА

1. Апель К.-О. Трансцендентально-герменевтическое понятие языка // Вопросы философии .

1997. № 1. С. 76–92 .

2. Биркенбил В. Язык интонации, мимики, жестов. СПб., 2009 .

3. Лабунская В.А. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). Ростов-наДону, 2006 .

4. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов-наДону, 2009 .

5. Менегетти А. Образ и бессознательное. М., 2004 .

6. Eckman P., Friesen W. Measuring Facial movement // Environmental Psychology and Nonverbal Behavior. 1976. Vol. 1. Р. 56–75 .

О.В. ИВАНОВА, С.А. МАНИЧЕВ e-mail: viv_olga@mail.ru Специализация «Психология труда и организационная психология»

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ПРОЦЕССА РАЗДЕЛЕНИЯ

ЗНАНИЙ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Знания – один из важнейших стратегических ресурсов, ведущих к повышению производительности и эффективности компании. Уже в наше время происходит переход от экономики, базирующейся на капитале, к экономике, основанной на знаниях, которые, в свою очередь, становятся источником высокой производительности, инноваций и конкурентных преимуществ. Для того чтобы добиться этих преимуществ, необходимо управлять знаниями – интеллектуальным капиталом своей компании. Таким образом, новая концепция управления – это управление знаниями .

Управление знаниями – интегрированный процесс, с помощью которого компания может трансформировать свое интеллектуальное достояние в материальные ценности и который должен способствовать получению сотрудником нужного знания в нужное время (Румизен 2004). Управление знаниями включает в себя несколько основных процессов: развитие нового знания, построение знания, передача знания и его хранение (Boer 2005) .

Феномен, благодаря которому в организации происходит передача знаний между сотрудниками, получил название разделения знаний (организационный шеринг) .

Разделение знаний – процесс передачи и получения знаний между сотрудниками, способствующий появлению у них нового понимания относительно решаемых в организации задач (Червинская, Журавлева 2009) .

Процесс разделения знаний в организации отличается от других организационных процессов (таких как, например, принятие решений, решение проблем, разрешение конфликтов). Этот процесс сквозной в том смысле, что он может оказаться и составной частью упомянутых организационных процессов, и самостоятельным процессом, способствующим эффективному решению проблем за счет создания ценного организационного ресурса – организационных знаний (Wang, Noe 2010) .

Цель исследования – выявление психологической структуры процесса разделения знаний в организации .

В качестве теоретической модели исследования была использована модель голландских ученых Барта ван ден Хофа и Мэрлин Хьюзман (Hoof, Huysman 2008). Эти авторы процесс разделения знаний представляют как трехкомпонентное явление. Структурный компонент определен понятием транзактной памяти (знание о том, к кому в организации можно обратиться в случае возникающей проблемы); когнитивный компонент – это взаимопонимание между сотрудниками; компонент отношений – доверие и хорошие взаимоотношения. Организационная культура, организационная структура и информационные технологии выступают в качестве внешних контекстных переменных. Модель представлена на рисунке .

На основе этой модели авторами (Б. Хофом и М. Хьюзман) был разработан опросник. Переведенная версия опросника была адаптирована для русских компаний и использовалась в исследовании в качестве методического инструмента (Бондаренко 2010:109–124). Опросник позволяет оценить процесс разделения знаний по 7 шкалам .

Три шкалы направлены на оценку характеристик организационного контекста как условий, благоприятных или неблагоприятных для процесса разделения знаний (шкала удовлетворенности организационной структурой, шкала удовлетворенности организационной культурой и шкала удовлетворенности информационно-коммуникационными технологиями в процессе разделения знаний) .

В процессе адаптации из опросника на разделение знаний была исключена шкала «информационные и коммуникационные технологии» как не информативная для использования в русских компаниях. Таким образом, в исследовании в качестве контекстных условий разделения знаний измерялись только удовлетворенность организационной культурой и структурой как факторами разделения знаний .

–  –  –

Четыре шкалы опросника измеряют удовлетворенность сотрудников самим процессом разделения (шкала общей оценки) и его компонентами (шкала удовлетворенности структурным компонентом, шкала удовлетворенности когнитивным компонентом, шкала удовлетворенности взаимоотношениями в процессе разделения знаний .

Задачи исследования .

1. Исследовать взаимосвязь между характеристиками организационного контекста и разделением знаний .

2. Исследовать взаимосвязь между переменными дизайна работы (локальный контекст рабочего места) и разделением знаний в организации .

Гипотезы исследования .

1. Существует взаимосвязь между определенным сочетанием переменных организационного контекста (культура и структура организации) и процессом разделения знаний в организации .

2. Существует взаимосвязь между характеристиками контекста рабочего места – основными показателями работы («ядерными характеристиками», по Р. Хакмену и Р. Олдхему (Hackman, Oldham 1975) разнообразие профессиональных навыков, автономия, обратная связь от работы, значимость задания, завершенность задания) – и процессом разделения знаний в организации .

Объект исследования – представители различных профессиональных групп .

Предмет исследования – разделение знаний между сотрудниками организаций .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В роли испытуемых выступали 110 сотрудников различных организаций, занимающих разные должностные позиции. Возраст испытуемых – от 20 до 59 лет, из них 43 мужчины и 67 женщин .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Организационная культура в нашей работе была исследована с помощью опросника «Рамочная структура конкурирующих ценностей» (Камерон, Куинн 2001) .

2. Организационная структура (тип координации деятельности сотрудников) выявлялась с помощью опросника «Технологии руководства», разработанного на кафедре эргономики и инженерной психологии факультета психологии СПбГУ на основе теории Г. Минцберга (Минцберг 2004) .

3. Для исследования удовлетворенности работой сотрудников была использована адаптированная версия опросника «Диагностика мотивационного потенциала деятельности» Р. Хакмана и Р. Олдхэма (Бондаренко 2011) .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Проверка первой гипотезы

1. В результате факторного анализа (по переменным опросников «Разделение знаний»

Б. Хофа и М. Хьюзман, «Рамочная структура конкурирующих ценностей» К. Камерона и Р. Куинна и «Технологии руководства» Г. Минцберга) были обнаружены определенные характеристики конО.В. Иванова, С.А. Маничев текста, связанные с наличием в организации процесса разделения знаний: технология «взаимное согласование» и неформальные отношения (клановая культура) .

2. В результате сравнения выделенных кластеров (кластерный анализ; t-критерий Стьюдента для независимых выборок) были обнаружены характеристики контекста, связанные с оценкой этих условий как наиболее благоприятных для разделения знаний:

а) «командные работники» имеют самые благоприятные условия для разделения знаний в организации, а именно – нацеленность на результат и неформальные отношения;

б) менее благоприятные условия для шеринга имеет кластер «командных работников» (нацеленность на профессионализм и формальные отношения);

в) наименее благоприятные условия у «конкурентов» (высокая нацеленность на результат и формальные отношения) .

3. Значимых различий между кластерами по уровню разделения знаний обнаружено не было .

4. В результате сравнения кластеров по компонентам шеринга была выдвинута новая гипотеза о взаимосвязи разделения знаний с удовлетворенностью работника основными содержательными характеристиками работы .

Проверка второй гипотезы При обработке эмпирических данных (факторный анализ по всем переменным опросников «Диагностика мотивационного потенциала деятельности» и «Разделение знаний») были обнаружены следующие взаимосвязи дизайна работы и характеристик процесса разделения знаний .

1. Положительная взаимосвязь между разделением знаний и удовлетворенностью сотрудничеством .

2. Отрицательная взаимосвязь между когнитивным компонентом разделения знания и значимостью задания .

На основании сравнения испытуемых по мотивационному потенциалу работы и степени благоприятности условий разделения знаний был выявлен фактор, влияющий одновременно и на мотивационный потенциал работы (дизайн) и на оценку благоприятности условий разделения знаний .

В результате сравнения выделенных кластеров (типов организационного контекста) по характеристикам опросника «Диагностика мотивационного потенциала рабочей деятельности» был сделан вывод: существует взаимосвязь между благоприятными условиями для разделения знаний и высоким уровнем удовлетворенности сотрудников основными показателями дизайна работы .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты проверки первой гипотезы .

Для проверки гипотезы о взаимодействии определенного сочетания контекстных переменных с уровнем процесса разделения знаний в организации был сделан факторный анализ по переменным опросников «Разделение знаний» Б. Хофа и М. Хьюзман, «Рамочная структура конкурирующих ценностей» К. Камерона и Р. Куинна и «Технологии руководства» Г. Минцберга, а затем испытуемые были поделены на три группы кластерным анализом. Далее полученные группы сравнили, используя t-критерий Стьюдента для независимых выборок .

В результате факторного анализа были обнаружены положительные взаимосвязи .

1. Высоких показателей клановой культуры в комбинации с низкой иерархичностью организации и оценкой сотрудниками своей компании как имеющей благоприятные условия для разделения знаний. Следовательно, наличие в организации благоприятных условий для разделения знаний связано со степенью формальности отношений между сотрудниками (неформальные отношения при клановой культуре и формализованные при иерархической культуре) .

2. Адхократический тип организационной культуры в сочетании со способом координации (типом организационной структуры) «взаимное согласование» связан с когнитивным компонентом разделения знаний. Следовательно, взаимопонимание сотрудников в процессе разделения знаний связано с необходимостью постоянно согласовывать результаты своей работы и «горизонтальными» связями между сотрудниками .

Кластерный анализ был произведен по переменным опросника «Разделения знаний» Б. Хофа и М. Хьюзман (организационная культура и структура), опросника «Рамочная структура конкурирующих ценностей» К. Камерона и Р. Куинна и «Технологиями руководства» Г. Минцберга. В реПсихологическая структура процесса разделения знаний зультате кластерного анализа все испытуемые были разделены на три группы: в первую группу попали 49 человек, во вторую – 20, в третью – 41 респондент .

На основании выделенных контекстных характеристик (культура и структура) каждому кластеру было присвоено название:

первый кластер (сочетание «взаимного согласования» и «стандартизации результатов» как основных способов координации деятельности сотрудников с клановой и адхократической культурой организации) получил название «командные работники»;

второй кластер (сочетание «стандартизации действий» и «стандартизации квалификаций»

как ведущих способов координации с иерархической культурой) – «профессиональные бюрократы»;

третий кластер (комбинация координации методом «стандартизации результатов и «взаимного согласования» с рыночной и иерархической культурой) получил название «конкуренты» .

Для того чтобы описать характеристики каждого из полученных кластеров, мы проводили сравнительный анализ групп с помощью t-критерия Стьюдента для независимых выборок. На основании анализа значимых различий между выделенными кластерами по оценке условий процесса разделения знаний (благоприятных или неблагоприятных) были получены следующие выводы .

1. Наиболее благоприятные условия для разделения знаний в организациях связаны с сочетанием высокой нацеленности на результат и тесными неформальными отношениями (кластер «командных работников») .

2. Менее благоприятные условия для разделения знаний существуют в организациях с сочетанием высокой нацеленности на профессионализм, иерархической культуры и низкой нацеленности на результат («профессиональная бюрократия») .

Для организации, которая относится к типу «профессиональной бюрократии» (Минцберг

2004) характерна сильная ориентация на поддержание высоких профессиональных стандартов работы и малая ориентация на рыночный результат работы, что, несомненно, снижает уровень конкуренции сотрудников и создает условия для их участия в процессе разделения знаний. Условиями, препятствующими процессу разделения знаний, стали высокий уровень автономии каждого сотрудника на своем участке работы и отсутствие необходимости постоянно согласовывать свои решения. Таким образом, в организациях такого типа имеется средний уровень благоприятности условий для разделения знаний .

3. Неблагоприятные условия для разделения знаний связаны с высокой нацеленностью на результат и формальными отношениями сотрудников («конкуренты»). В таких организациях взаимодействия между сотрудниками происходят нерегулярно и носят формальный характер. Высокая ориентация на результат при отсутствии командной работы приводит к конкурентным отношениям между сотрудниками, что затрудняет их участие в процессе разделения знаний .

Таким образом, тип организационного контекста задает условия, т. е. «потенциальную»

возможность процесса разделения знаний в организации .

Возникает вопрос «Насколько этот потенциал реализуется в реальном участии сотрудников в процессе разделения знаний?». Как это ни парадоксально, по интегральной оценке процесса разделения знаний (а не его условий) значимых различий между кластерами не обнаружено. Следовательно, организационный контекст не влияет непосредственно на общий уровень процесса разделения знаний в организации, но может создавать для него благоприятные (или неблагоприятные) условия .

Различия между кластерами (типами контекста) обнаруживаются только в отношении оценок отдельных характеристик процесса разделения знаний. Так, кластер «конкурентов», имеющий самые неблагоприятные условия для разделения знаний, также имеет самые низкие значения по всем характеристикам: сотрудники таких организаций имеют самые низкие значения транзактной памяти и дистантные отношения с коллегами по работе и низкий уровень взаимопонимания в процессе работы. Кластеры «командные работники» и «профессиональные бюрократы», имеющие более благоприятные условия для разделения знаний, по удовлетворенности компонентами разделения знаний не различаются .

Полученные в результате сравнительного анализа компонентов шеринга данные подтверждают полученный ранее вывод о том, что благоприятными условиями для разделения знаний выступают высокий уровень взаимопонимания и взаимного согласования между сотрудниками .

Таким образом, выделенные кластеры испытуемых по общей оценке процесса разделения знаний не различаются. Но интериндивидуальный разброс общей оценки разделения знаний при О.В. Иванова, С.А. Маничев этом остается весьма значительным. Следовательно, существуют другие факторы, влияющие на разделение знаний в организации. Исходя из этого, в ходе исследования была выдвинута вторая гипотеза: таким фактором будет дизайн работы сотрудника, т. е. локальный контекст рабочего места представляет собой условие, определяющее индивидуальные решения работников об участии в процессе разделения знаний и их удовлетворенность этим процессом .

Результаты проверки второй гипотезы .

В работе была использована методика «Диагностика мотивационного потенциала деятельности», которая исследует удовлетворенность сотрудника содержательными характеристиками деятельности на рабочем месте (Hakman, Oldham 1975). По результатам опросника можно рассчитать такой интегративный показатель, как мотивационный потенциал трудовой деятельности, по значению которого можно судить об уровне удовлетворенности сотрудника основными показателями работы в должностной позиции .

При обработке эмпирических данных (факторный анализ по всем переменным опросников «Диагностика мотивационного потенциала деятельности» и «Разделение знаний») были обнаружены следующие взаимосвязи дизайна работы и характеристик процесса разделения знаний .

1. Положительная взаимосвязь между разделением знаний и удовлетворенностью сотрудничеством. Полученный вывод свидетельствует о том, что высокий уровень сотрудничества между работниками способствует разделению знаний между ними .

2. Отрицательная взаимосвязь между когнитивным компонентом разделения знания и значимостью задания. Как известно, успешность выполнения заданий определяется прежде всего когнитивными предикторами, например, профессиональными компетенциями или способностями (Маничев 2011). Полученная отрицательная взаимосвязь говорит о том, что чем значимее для организации задание, тем меньше степень взаимопонимания между сотрудниками. Это объясняется тем, что высоко значимое для организации задание, выполняемое работником, создает ему привилегированное положение: повышенная значимость задания связана с более высоким местом человека в иерархии или с уникальным вкладом специалиста в организацию. Следовательно, привилегированное положение – фактор, сдерживающий разделение знаний с другими сотрудниками, даже несмотря на то, что именно когнитивные характеристики – важнейшие для выполнения заданий .

Полученный вывод согласуется с данными других работ по разделению знаний: так, высококомпетентные сотрудники («гуру»), выполняющие наиболее сложную работу, не очень охотно общаются с новичками или другими работниками .

Таким образом, и вторая гипотеза также подтвердилась частично: дизайн работы (ее мотивационный потенциал) может создавать благоприятные условия для разделения знаний в организации .

На основании сравнения испытуемых по мотивационному потенциалу работы и степени благоприятности условий разделения знаний был выявлен фактор, влияющий одновременно и на мотивационный потенциал работы (дизайн) и на оценку благоприятности условий разделения знаний .

Он получил название фактор организационного контекста .

В результате сравнения выделенных кластеров (типов организационного контекста) по характеристикам опросника «Диагностика мотивационного потенциала рабочей деятельности» был получен вывод: существует взаимосвязь между благоприятными условиями для разделения знаний и высоким уровнем удовлетворенности сотрудников основными показателями дизайна работы .

Например, кластер «командные работники» объединяет сотрудников, высоко оценивающих и условия для разделения знаний в организации, и мотивационный потенциал работы. Таким образом, дизайн работы – один из факторов, влияющих на участие сотрудника в процессе разделения знаний в организации .

Организационный контекст может создавать потенциальные условия для разделения знаний в организации, но для конкретного участия сотрудника в процессе определяющим фактором («спусковым крючком») будет дизайн его работы: то, насколько он может самостоятельно выполнять работу от начала до конца, знает реальные результаты работы и насколько значимы для него эти результаты. Полученный вывод помогает понять, почему в некоторых организациях, где созданы благоприятные условия для разделения знаний, некоторые сотрудники не принимают участие в процессе разделения знаний .

Сдерживающим фактором выступают выявленные особенности работы в их должностных позициях. В дальнейших исследованиях планируется изучение фактора «дизайн работы» более подробно .

Психологическая структура процесса разделения знаний

ВЫВОДЫ

В результате нашего исследования были частично подтверждены обе гипотезы .

1. Обнаружены отдельные характеристики организационного контекста, которые влияют на процесс разделения знаний между сотрудниками – высокий уровень взаимного согласования деятельности и неформальные отношения .

2. Был получен вывод о том, что характеристики организационного контекста влияют на общий уровень процесса разделения знаний не напрямую, а посредством создания благоприятных условий для него в организации .

3. Обнаружен фактор, одновременно связанный как с созданием благоприятных условий для разделения знаний в организации, так и с характеристиками дизайна работы – фактор организационного контекста .

4. Было показано, что на сам процесс разделения знаний влияют некоторые переменные дизайна работы: обнаружены взаимосвязи между удовлетворенностью сотрудничеством и общим процессом разделения знаний в организации, обнаружена отрицательная взаимосвязь между переменной «значимость задания» и когнитивным компонентом разделения знаний .

Таким образом, для участия отдельного сотрудника в разделении знаний необходимы не только благоприятные организационные условия (организационный контекст), но и позитивные особенности дизайна работы (контекст отдельного рабочего места) .

ЛИТЕРАТУРА

Бондаренко И.Н. Адаптация опросника «Диагностика рабочей мотивации» Р.Хакмана и 1 .

Г.Олдхема на русскоязычной выборке // Психологический журнал. 2010. Т. 31. № 3. С. 109– 124 .

Бондаренко И.Н. Личностные детерминанты процессуальной мотивации трудовой деятельности: дис.... канд. психол. наук. М., 2011 Камерон К., Куинн Р. Диагностика и изменение организационной культуры. СПб., 2001 .

3 .

Маничев С.А. Биографический метод прогнозирования профессиональной успешности // 4 .

Актуальные проблемы психологии труда, инженерной психологии и эргономики. М., 2011 .

Вып. 2. С. 285–298 .

Минцберг Г. Структура в кулаке: создание эффективной организации / пер. с англ.; под ред .

5 .

Ю.Н. Каптуревского. СПб., 2004 .

Румизен М.К. Управление знаниями / пер. с англ. М.; 2004 .

6 .

Червинская К.Р., Журавлева А.А. Феномен разделения знаний в организационной психологии // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер.12. 2009. Вып. 1. С. 249–258 .

Boer N.I. Knowledge Sharing within Organizations: а Situated and Relational Perspective. 2005 .

8 .

Hoof B., Huysman M. Managing Knowledge Sharing: Emergent and Engineering Approaches // Information & Management. Amsterdam, 2008 .

Hackman R.J, Oldham R.G. Development of the Job Diagnostic Survey // Journal of Applied Psychology. 1975. Vol. 60. P. 159–170 .

Wang Sh., Noe R.A. Knowledge Sharing: а Review and Directions for Future Research// Human 11 .

Resource Management Review. 2010. Vol. 20, issue 2. June. Р. 115–131 .

С.С. ИВЖЕНКО, О.В. ЗАЩИРИНСКАЯ e-mail: Annex4376@yandex.ru Специализация «Специальная психология»

ОСОБЕННОСТИ РАСПОЗНАВАНИЯ НЕВЕРБАЛЬНЫХ

ПРОЯВЛЕНИЙ ЛЖИ У ПОДРОСТКОВ-СИРОТ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

В современных условиях общения людей возрастает интерес к экспрессивным проявлениям человека и интерпретации содержания невербальной коммуникации (Лабунская 1988; Льюис 2004;

Меньщикова 2005; Фрай 2005; Дюпра 2008;). Актуальность работы обусловлена большим интересом к теме невербальной коммуникации в российских и зарубежных исследованиях. Например, на сегодняшний день, лживость выступает своего рода социальным контекстом, в котором существует подросток с самого детства, что влияет на формирование его мировоззрения. Однако невербальное поведение в процессе осознанного обмана мало изучено в аспекте возрастных изменений человека, условий воспитания. Недостаточно исследований особенностей проявления лжи у лиц с различными отклонениями в психическом развитии .

В современном обществе ложь все чаще воспринимается людьми как вполне нормальное и естественное явление. По данным исследований В.В. Знакова, весьма типично для россиян убеждение, что можно лгать и обманывать, оставаясь при этом честным человеком (Знаков 1999 а, б) .

Ложь естественна и может быть отнесена ко всем сферам человеческой деятельности. Родители лгут детям, дети – родителям, скрывая то, что считают недоступным пониманию, лгут друг другу приятели, преподаватели и студенты, врачи и больные, адвокаты и клиенты, продавцы и покупатели (Экман 2003) .

Хотелось бы отметить проблему исследования лжи в системе социально-психологической адаптации. Несмотря на давнюю традицию, эта проблема до сих пор не получила целостного изучения. Между тем интерес к этой теме в последние годы значительно возрастает в контексте формирования жизненных ориентиров и идеалов молодежи. Однако в научной литературе на сегодняшний день практически отсутствует системное и комплексное исследование взаимосвязи лжи и стратегий поведения, используемых личностью в процессе социально-психологической адаптации .

Изучение представлений и понятий современной молодежи о лжи дает возможность глубже проникнуть в сферу ее нравственных убеждений и тем самым расширить и систематизировать наши знания о психологических особенностях конкретного возрастного периода. Кроме того, исследование специфики взаимосвязи лжи и стратегий поведений становится удобной моделью, раскрывающей условия, факторы и индивидуально-психологические различия формирования системы отношений подростков-сирот к действительности, окружающим людям и к себе. Таким образом, актуальность работы обусловлена необходимостью теоретического и практического осмысления системы представлений подростков-сирот о лжи, выявления их связи с социально-психологическими характеристиками личности и предпочитаемыми стратегиями поведения .

Цель исследования – определить особенности проявления склонности ко лжи у подростковсирот. Задачи исследования .

1. Раскрыть содержание основных теоретических подходов по проблеме феномена лжи .

2. Изучить представления подростков о лжи и отношение к ней .

3. Выявить особенности представлений о лжи подростков-сирот в зависимости от уровня их социально-психологической адаптированности .

4. Рассмотреть феноменологию невербальной коммуникации подростков-сирот .

5. Провести эксперимент с целью выявления особенностей невербального распознавания лжи подростками-сиротами .

Гипотезы исследования включает совокупность следующих предположений .

1. Ложь играет существенную роль в адаптивном поведении личности. Частота, характер и направленность лжи связаны с предпочитаемыми стратегиями поведения в процессе адаптации и обусловлены социально-психологическими особенностями личности .

2. Подростки-сироты распознают ложь лучше, чем нормально развивающиеся сверстники .

3. Существуют значимые различия в структуре представлений о лжи у подростков из школы-интерната и средних общеобразовательных школ .

______________

© С.С. Ивженко, О.В. Защиринская, 2013 Особенности распознавания невербальных проявлений лжи у подростков-сирот Предмет исследования – невербальные характеристики проявления склонности ко лжи у подростков-сирот. Объект исследования – особенности распознавания лжи у подростков, воспитывающихся в условиях учреждения интернатного типа .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Всего в эмпирическом исследовании приняли участие 50 человек – студенческая молодежь юношеского возраста (18–23 года), подростки-сироты из школы-интерната и подростки – ученики общеобразовательной школы. Контрольную группу составили 20 человек, экспериментальную – 20 человек, а экспертная группа включала 10 человек. Возраст подростков, участвующих в исследовании 14–16 лет. Пол детей: в экспериментальной группе мальчиков – 10, девочек 10; контрольной группе мальчиков – 10, девочек – 10. Исследование проводилось в Санкт-Петербурге, в Государственном образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей № 51. В экспериментальную группу вошли подростки-сироты. В контрольной группе подростки, не имеющие нарушений здоровья, ученики Академической гимназии СПбГУ. Продолжительность исследования составила два года в период с 2010 по 2012 г .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Ассоциативный метод на основе применения методики «Черно-белые рисунки поз человека», выполненные Е. Горевой;

2. Метод эксперимента с рисунками;

3. Метод эксперимента с видеороликами;

4. Метод опроса (на основе эмпирического исследования В.В. Знакова);

5. Контент-анализ .

Характеристика и описание методов, методик исследования:

I. В методе эксперимента с рисунками было использовано десять картинок, нарисованных с помощью графического планшета. На пяти из них изображены люди в определенных жизненных ситуациях, проявляющие ложь. На других пяти рисунках – проявление правды. Теперь конкретно о каждом изображении .

1. На первом рисунке два человека сидят напротив друг друга, один из них закрывает рот (ладонь закрывает рот, большой палец прижат к щеке) – это признак лжи .

2. На втором рисунке два человека сидят напротив друг друга, один из них поглаживает волосы (приглаживание волос) – признак лжи .

3. На третьем рисунке девушка и парень сидят напротив друг друга, девушка потирает ухо (почесывание, потирание уха) – признак лжи .

4. На четвертом рисунке два человека сидят напротив друг друга, один из них потирает нос (потирание кончика носа) – признак лжи .

5. На пятом рисунке девушка и парень стоят напротив друг друга, парень потирает шею (почесывание затылка) – признак лжи .

6. На шестом рисунке два человека сидят напротив друг друга, один из них протягивает ладонь (ребром) – признак правды .

7. На седьмом рисунке парень и девушка, парень прикладывает раскрытую ладонь в область сердца – признак правды .

8. На восьмом рисунке два человека, один из них снимает очки, очки находятся в правой руке, вторая рука активно жестикулирует – признак правды .

9. На девятом рисунке девушка стоит напротив парня, у девушки наклон корпуса вперед в сторону собеседника, прямой взгляд на уровне глаз собеседника – признак правды .

10. На десятом рисунке две девушки, которые смотрят друг на друга и искренне улыбаются – признак правды .

II. Во втором методе эксперимента было использовано два видеоролика, снятых в домашних условиях. В этом эксперименте задействованы студенты, согласившиеся на камеру рассказать по одной истории. В одном случае это была правдивая история, в другом лживая. В первом видеоролике парень рассказывает правдивую историю из своей жизни. Во втором девушка рассказывает выдуманную историю. Продолжительность каждого ролика около минуты. Далее вашему вниманию будут представлены тексты правдивой и выдуманной историй .

Содержание правдивой истории: «Здравствуйте, меня зовут Максим. Я расскажу вам как я ездил в отпуск с мамой. Решили мы поехать в Абхазию, в город Гагры, недалеко от Сочи. Было это в С.С. Ивженко, О.В. Защиринская 2005 или в 2006 году. И вот мы приехали, отдыхали там целый месяц и первые две недели вообще отдых был шикарный: солнце, море, горы, все отлично, в общем. Все было спокойно, народ там, в принципе приятный, общительный. Но как бы все знают, что Абхазия граничит с Грузией, особенно два года назад об этом все узнали, после войны. И вот однажды ночью, пришло сообщение о том, что Грузия напала на Абхазию. А мы как раз в это время отдыхали, отдых был в самом разгаре .

Обратно билетов у нас не было. Матери, конечно, было страшно оставаться, но вроде бы все обошлось, правда, над городом летали российские вертолеты, а по ночам ездили огромные эшелоны с военной техникой из России. А однажды ночью началась стрельба, и полдома выбежало в страхе на улицу, мы уже хотели собирать вещи, так как думали, что Грузины подошли вплотную, но как выяснилось, это просто была свадьба у местных жителей. И в итоге все обошлось» .

Содержание лживой истории: «Здравствуйте, меня зовут Даша. Я вам сейчас расскажу историю, за которую мне до сих пор безумно стыдно. Это было, наверное, в классе восьмом. Я пошла в магазин и при входе не взяла корзинку, а магазин был самообслуживания. Мне надо было многомного всего набрать и в итоге у меня были все руки заняты. А несколько пачек сухариков для салата я распихала по карманам, потому что не унесла бы все в руках. На кассе я совершенно забыла про эти сухарики и увидела их только когда пришла домой. Я за них не заплатила, у меня такая паника, я боюсь, что если вернусь в магазин, вызовут милицию. И, в общем, так я и не вернулась в магазин, и не покаялась перед продавщицей, что вот я такая воровка» .

III. Метод контент-анализа состоял из двух этапов. На первом этапе экспертной группе студентов предлагалось ответить на вопрос «Как Вы определяете, когда Вас обманывают? По каким признакам?». Далее, все ответы фиксировались в специальной таблице (всего было дано 52 ответа от экспертной группы). На втором этапе все ответы экспертов мы предложили экспериментальной и контрольной группе в виде специальных карточек. Задание было просмотреть все карточки и разложить их на группы, причем количество групп не оговаривалось. После того как группы были сформированы, участникам задания предлагали назвать эти группы .

IV. Ассоциативный метод на примере использования методики «Черно-белые рисунки поз человека», выполненные Е. Горевой. В качестве стимульного материала исследования были использованы черно-белые рисунки поз человека, выполненные Е. Горевой. Рисунки были выполнены в силуэтной графике и позволяли воспринимать изображенных людей как реально действующих. Каждый человек, изображенный на рисунке, заметно отличался от всех остальных (обладал своей индивидуальностью), но одновременно был похож на других. Рисунки представляли собой не просто какую-то одну отдельно взятую статическую позу, а отражал определенную фазу некоего события: на нем был изображен момент разворачивающегося невербального сообщения, поза человека в ее динамическом аспекте, со своей предысторией и последующим развитием. Именно присутствие в рисунках определенного контекста было особенно значимым для настоящего исследования .

Специфика рисунков и заключалась в том, что каждый из них содержал несколько возможных вариантов прочтения. Главным ориентиром при восприятии респондентами были позы каждого изображенного человека, при этом учитывалось наличие разных жестов, мимики и даже некоторых физиогномических характеристик. Все вышеперечисленные особенности используемого в тестировании стимульного материала позволяли максимально приблизить ситуацию восприятия рисунков респондентами к реальной ситуации взаимодействия людей .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Поза человека на каждом рисунке выступала некоторым условным «паралингвистическим текстом», но могла восприниматься респондентами неоднозначно, поскольку содержала в себе различные возможные варианты ее прочтения (толкования). Та или иная трактовка рисунка позы зависела от психологических особенностей самого интерпретатора его воображения, установок, наблюдательности, опыта, владения некоторыми социальными представлениями и фреймами, а также от его личностной и социальной идентичности, что в целом и составляет паралингвистический дискурс, который помогает человеку ориентироваться в ситуации и вступать в общение. Стимульный материал исследования был подвергнут специальной экспертизе (экспертами выступали психологи, специалисты по невербальной коммуникации, преподаватели и актеры студий театра пантомимы), были определены содержащиеся в рисунках ведущие стилистические маркеры, выражающиеся невербально и позволяющие воспринимающему определять соответствующие стратегии обработки паралингвистического дискурса. Содержащиеся в шестнадцати изображенных позах маркеры по

<

Особенности распознавания невербальных проявлений лжи у подростков-сирот

зволяли, по мнению экспертов, идентифицировать восемь эмоционально-экспрессивных состояний, каждое из которых имело по две дополнительные градации активную и пассивную форму. По сути, это было ведущим принципом формирования стимульного материала: чтобы каждая из поз демонстрировала одно из таких состояний и в целом они охватывали широкий спектр эмоциональных проявлений. Приводим перечень этих состояний с указанием демонстрирующих их поз:

1) радость, чувство удовольствия, получаемые от ощущения превосходства над партнером (позы 1 и 2: первая нескрываемое удовольствие от обмана, активная форма; вторая скрытая ирония, пассивная форма); напряженность, возбуждение, агрессивность (позы 3 и 4: первая скрытая угроза;

вторая возбуждение, открытая угроза);

2) злоба, гнев (позы 5 и 6: первая нескрываемое и неконтролируемое раздражение, активное негодование, попытка оскорбления; вторая пассивное негодование, скрываемое раздражение);

3) спокойствие, расслабленность (позы 7 и 8: первая активный отдых, наслаждение; вторая пассивный отдых, задумчивость, отрешенность);

4) чувства, направленные на себя с жестами-самоадаптерами: любовь/жалость (позы 9 и 10:

первая пассивное самолюбование; вторая активная жалость к себе);

5) печаль (позы 11 и 12: первая пассивная печаль, обессиленность; вторая печаль от усталости и боли, активная форма);

6) отчаяние (позы 13 и 14: первая активная мольба; вторая пассивное отчаяние, безнадежность);

7) страх (позы 15 и 16: первая активная форма, возбуждение, реактивность; вторая пассивная защита) .

V. Метод опроса (был составлен на основе эмпирического исследования В.В. Знакова). В этом методе был представлен ряд вопросов, на которые отвечали контрольная и экспериментальная группы .

В опросе приняли участие 40 испытуемых в возрасте 14–16 лет (20 парней и 20 девушек) – подростки-сироты из школы-интерната, ученики общеобразовательной школы.

Подростки отвечали на следующие вопросы:

1) Скажите, пожалуйста, что такое с Вашей точки зрения ложь, т. е. дайте краткое определение лжи?

2) Как Вы определяете, когда Вас обманывают?

3) Перечислите признаки лжи и проранжируйте их от 1 до 10 (где 1 – самый значимый признак) .

Для анализа эмпирических данных в нашем исследовании использовался факторный анализ .

Он позволил выделить 5 факторов. Корреляция между первым и третьим факторами в контрольной группе статистически значимо меньше (p0,05), чем в экспериментальной. Перечислим все получившиеся факторы. Фактор 1 связан с влиянием на результаты исследования половых различий – влияние пола на распознавание поз человека. Фактор 2 – недоверчивость, так как подростки плохо детектируют ложь. Фактор 3 – распознавание лжи по видео без учета содержания (фактор влияния содержания на качество распознавания лжи). В одном ролике содержание улучшает детекцию лжи, в другом ухудшает. Чем выше оценка успеваемости у подростка, тем ниже значения по фактору, тем хуже подросток детектирует ложь. При высокой склонности подростка ко лжи и низких оценках успеваемости испытуемый лучше детектирует ложь. Фактор 4 – «доверчивость» (доверие взрослому и подростку). Фактор 5 – «ложь в замешательстве». В отдельных ситуациях испытуемые отмечали внутреннее замешательство у участника видеороликов, которые рассказывал лживую историю .

На основании факторного анализа можно утверждать, что при наличии низких оценок в успеваемости и высокие показатели склонности ко лжи, подростки-сироты очень хорошо детектируют ложь. Результаты исследования не позволяют утверждать о превосходстве экспериментальной группы над контрольной группой в распознавании лжи. Качественный анализ ответов респондентов показал, что у подростков-сирот эти результаты лучше, чем у сверстников, воспитывающихся в семье .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Подводя итоги проведенного исследования, необходимо сказать о том, что результаты теоретического анализа проблемы лживости в отечественной и зарубежной литературе свидетельствуют о недостаточной разработанности проблемы лживости, ограниченности как теоретических, так и

С.С. Ивженко, О.В. Защиринская

экспериментальных исследований проявления лживости. Это касается и понимания понятия лживости, причин ее возникновения, определения методов диагностики и взаимосвязи с другими характеристиками личности .

Анализируя возрастные особенности понимания в исследовании, следует отметить тот факт, что причины лживости подростков-сирот меняются с возрастом. Подростки выделили различные виды лжи, преимущественно в зависимости от ее целевой направленности. Своей основной причиной лживости подростки называли страх .

Ложь у подростков-сирот в школьных ситуациях взаимодействия с другими детьми и педагогами может рассматриваться как способ ориентировки на сверстника или взрослого .

Анализ половых различий показывает, что у мальчиков преобладает количество ответов, в которых причиной лжи указывается стереотипная реакция на определенную ситуацию, а девочки в большей степени, чем мальчики, считают, что ложь появляется в ситуациях, угрожающих какимлибо образом личности .

Анализ представлений, школьников о феномене лжи говорит, о том, что современные подростки при определении лжи акцентируют внимание не на вреде, приносимом, ложью другому человеку. Главное для них – объективная характеристика содержания этого психологического феномена и субъективная оценка качеств личности лжеца .

Личностные особенности подростков-сирот действительно оказывают влияние на их отношение ко лжи. Подростки, имеющие неадекватный уровень самооценки более склонны ко лжи .

Невербальные средства коммуникации не менее важны в процессе общения, чем вербальные и несут огромный объем информации. На наш взгляд, средства невербальной коммуникации, как своеобразный язык чувств (телодвижений) – это такой же продукт общественного развития, как и язык слов. Особенностью языка телодвижений является то, что его проявление обусловлено импульсами нашего подсознания, и отсутствие возможности подделать эти импульсы позволяет нам доверять этому языку больше, чем обычному речевому каналу общения .

В процессе практики подростки не раз отмечали, что чтение невербальных сигналов оказывается важнейшим условием эффективного общения. Это помогает им понять разнообразную информацию о состоянии человека. В первую очередь они обращают внимание на компоненты невербальной коммуникации, мимика, жесты, позы, походка. Все перечисленное помогает им распознавать ложь .

В начале работы мы предположили, что подростки-сироты распознают ложь лучше, чем обычные подростки. В ходе практической части мы искали этому подтверждение, но явных признаков не было. Эти признаки хорошо просматривались в методиках по распознаванию правды и лжи на картинках и видеороликах. Просматривая видеоролики без звука, подростки-сироты давали более точные результаты. Такая же тенденция была и с рисунками. Группа испытуемых, по сравнению с экспертной группой, очень точно называла признаки, по которым рисунок относился либо к «правде», либо ко лжи. Но для большего доказательства, мы считаем, что нужно в несколько раз увеличить выборку, чем мы и собираемся заниматься в будущем .

Еще одним моим предположением было то, что изучение невербальных особенностей позволит составить психологический портрет личности. Мы можем узнать о темпераменте человека, эмоциональном состоянии в момент коммуникации, выяснить его личностные свойства и качества, коммуникативную компетентность, социальный статус, получить представление о его лице и самооценке .

В индивидуальной беседе подростки признавались, что часто сталкиваются с тем, что речь человека не совпадает с его движениями, мимикой, жестами и т. д. В методике с рисунками нужно было сказать, что изображено «правда» или «ложь», но испытуемые не только правильно отвечали, а еще придумывали истории к каждому рисунку. В итоге, каждая картинка приобретала логический смысл, а людям на изображениях приписывался определенный статус. Все это, на наш взгляд, доказывает, что по нескольким невербальным проявлениям можно создать впечатление о человеке. При этом люди могут использовать множество комбинаций телодвижений, по которым можно распознавать их правдивость или лживость поведения .

Подводя итоги проведенного исследования, считаем необходимым остановиться на следующих положениях .

Результаты теоретического анализа проблемы лживости в отечественной и зарубежной литературе свидетельствуют о недостаточной разработанности этой проблемы, ограниченности как теоретических, так и экспериментальных исследований проявления лживости. Это касается и понимания понятия лживости, причин ее возникновения, определения методов диагностики и взаиОсобенности распознавания невербальных проявлений лжи у подростков-сирот мосвязи с другими характеристиками личности .

Представленные особенности лживости подростков-сирот не исчерпывают актуальности проблемы выявления и интерпретации ее особенностей. Заслуживает внимания дальнейшее изучение лживости в половозрастном аспекте, в зависимости от природных предпосылок, а также с учетом различных отклонений в психическом развитии .

ВЫВОДЫ

Результаты теоретического анализа проблемы лживости в отечественной и зарубежной литературе свидетельствуют о недостаточной разработанности этой проблемы, ограниченности как теоретических, так и экспериментальных исследований проявления лживости подростков-сирот, воспитывающихся в условиях учреждений интернатного типа. Это касается и понимания понятия лживости, причин ее возникновения, определения методов диагностики и взаимосвязи с другими характеристиками личности .

Проведенное экспериментальное исследование и анализ полученных результатов подтвердили правильность выдвинутой гипотезы и позволили сделать следующие выводы .

1. Ложь играет существенную роль в адаптивном поведении личности в подростковом возрасте. Частота, характер и направленность лжи связаны с предпочитаемыми стратегиями поведения в процессе адаптации и обусловлены социально-психологическими особенностями личности .

2. Качество распознавания лжи у подростков-сирот выше и лучше, чем у обычных подростков .

3. Существуют значимые различия в структуре представлений о лжи у воспитанников школыинтерната и подростков из общеобразовательных школ .

4. Подростки 14–15 лет вполне адекватно и типично (вне зависимости от возраста и пола) понимают и интерпретируют понятие «ложь». В целом, подростками ложь воспринимается как неправда, искажение истины, которое может выражаться в вербальной или невербальной формах .

5. Подростки-сироты выделяют различные виды лжи, в зависимости от ее целевой направленности: ложь в целях самозащиты, оправдательная ложь, ложь ради шутки, ложь из зависти и мести, ложь для самовосхваления, ложь ради удовольствия. Подростки указывают, что ложь присуща всем или многим людям: «неотъемлемое качество всех людей», «поступок, без которого не может обойтись каждый человек» .

6. Невербальные средства коммуникации для подростков-сирот не менее важны в процессе общения, чем вербальные и несут огромный объем информации .

7. На основании факторного анализа можно утверждать, что при наличии низких оценок в успеваемости и высокие показатели склонности ко лжи, подростки-сироты при этом очень хорошо детектируют ложь. Результаты исследования не позволяют утверждать о превосходстве экспериментальной группы над контрольной группой в распознавании лжи. Качественный анализ ответов респондентов показал, что у подростков-сирот эти результаты лучше, чем у сверстников, воспитывающихся в семье .

ЛИТЕРАТУРА

Дюпра Ж. Ложь // пер. с франц. Д.И. Соловьева. М., 2008 .

1 .

Знаков В.В. Западные и русские традиции в понимании лжи. Размышления российского 2 .

психолога над исследованиями Пола Экмана // Экман П. Психология лжи. СПб., 1999 а. С. 243–268 .

Знаков В.В. Классификация психологических признаков истинных и неистинных сообщений в коммуникативных ситуациях // Психол. журн. 1999 б. Т. 20, № 2. С. 54–65 .

Лабунская В.А. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). Ростов-наДону, 1988 .

Льюис М. Исследуем ложь: Теории, практика обнаружения / пер. с англ.; под ред .

5 .

Майкла Льюиса, Кэролин Саарни. СПб., 2004 .

Меньщикова Е.В. Изучение отношения ко лжи старших дошкольников и младших 6 .

школьников: дис. … канд. психол. наук. М., 2005 .

Фрай О. Детекция лжи и обмана. СПб., 2005 .

7 .

Экман П. Психология лжи. СПб., 2003 .

8 .

Т.В. КЕЙСЕВИЧ, Е.В. ЗИНОВЬЕВА e-mail: tamara-ykutiy@yandex.ru Бакалавриат

СЕМЕЙНЫЕ УСТАНОВКИ НА ВНЕШНОСТЬ И ОТНОШЕНИЕ

МОЛОДЫХ ЖЕНЩИН К СВОЕМУ ФИЗИЧЕСКОМУ Я

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

На сегодняшний день среди факторов, влияющих на формирование отношения к своему физическому Я, чаще всего выделяют: культурные стереотипы, общественные нормы, героев произведений литературы и искусства, средства массовой информации (СМИ). Особая роль отводится родителям, родственникам и другим значимым для человека людям, так как именно семья – важнейший первичный институт социализации ребенка. Несмотря на это, в отечественной литературе недостаточно исследований по изучению конкретных способов и механизмов (целенаправленных и неосознаваемых), посредством которых осуществляется влияние семьи на формирование отношения к своему физическому Я. Можно предположить, что семейное влияние на формирование отношения к своей внешности у ребенка многокомпонентное и оказывается многими способами, как вербально, так и невербально. Некоторые авторы, изучающие такого рода влияние, дают ему свое собственное название, например: «родительские послания» (Берн 2006), «семейные девизы» (Пезешкиан 1993), или «интроекты» в теории жизненных сценариев Ф. Перлза (2007), но суть механизма влияния одна

– это семейные установки, которые могут предопределять многие аспекты жизни ребенка, а впоследствии и взрослого человека .

В нашей работе исследовался один из таких механизмов – семейные установки на внешность (или родительские послания), цитируемые «значимыми другими» (Мясищев 1995; Салливан 1999, и др.), в контексте их влияния на формирование отношения к своему физическому Я у молодых женщин .

Известно, что девочки, а впоследствии молодые женщины, наиболее восприимчивы, чувствительны к высказываниям в отношении собственной внешности. Отчасти это может быть связано с различными гендерными схемами – механизмами, посредством которых формируются жизненные позиции, выстраивается картина мира ребенка, присваиваются убеждения о себе, о других, в зависимости от своей половой принадлежности (Бем 2004). Эти схемы прививаются родителями и другими близкими с самого рождения ребенка. Так, к примеру, девочке стараются привить не только личностные качества, интеллектуальные, но и учат следить за своей внешностью (наряжают в красивые платья, бантики и т. д.), а в отношении воспитания мальчиков большее внимание уделяется развитию умственных способностей или личностных качеств («будь сильным духом, смелым»). Таким образом, возможно, что собственная внешность для мальчиков станет менее значимой сферой, нежели развитие других качеств. В связи с этим возможно предположить, что, так как с детства девочку «учат быть красавицей», она будет наиболее восприимчива к высказываниям о своей внешности. Даже если в семье не принято уделять большое значение внешности, то существуют культурные и социальные стереотипы «о стройной фигуре, идеальных пропорциях и т. д.», транслируемые в СМИ .

В 2000 г. в Медицинском университете Астаны А.М. Асылбековой был проведен опрос (участие приняло 1000 девушек), который показал, что 62% девушек не довольны своей фигурой; 5 респонденток из 10 сказали, что «сидят» на диете, а 38% «сидят» на диете постоянно. Наименее популярной частью тела оказалась талия, которую «ненавидят» 68% респонденток, а также бедра – их не любят 57%. Более половины опрошенных также недовольны своей грудью, лицом, шеей, кистями рук и пальцами, зубами, волосами и ногами. Единственная часть тела, заслужившая хорошее отношение, – это руки и «стройные лодыжки», которыми удовлетворены у себя 61% девушек (Асылбекова 2000) .

Считается, что сфера телесности обладает высоким уровнем интимности и говорить открыто, особенно в семейных системах, о теле и внешности у окружающих не принято, поэтому родители, выражая отношение к этой теме, могут использовать пословицы, поговорки, цитаты из фильмов и крылатые выражения в качестве альтернативы прямым высказываниям, особенно если они содержат негативный оттенок (например: «слон в посудной лавке», «плоская как доска»). Однако эти выскаТ.В. Кейсевич, Е.В. Зиновьева, 2013 Семейные установки на внешность и отношение молодых женщин к своему физическому Я зывания в большей мере представляют собой символ, чем знак, поскольку смысл их намного шире, чем транслируемое значение. Они зачастую воспринимаются не в прямом значении. Намек, заключенный в пословице, вступает как средство опосредованного влияния на сознание человека, и могут восприниматься на более глубинном уровне и оставлять свой след на всю оставшуюся жизнь (Савина 2007) .

Цель исследования – изучить связь семейных вербальных установок на внешность с отношением к своему физическому Я молодых женщин .

Для решения поставленной цели были выдвинуты следующие задачи:

1) провести теоретический анализ литературы по проблемам исследования Я-концепции, физического Я, анализ понятия «семейная установка на внешность», в том числе встречающихся в литературе его аналогов;

2) проанализировать существующие высказывания в виде пословиц, поговорок, крылатых выражений о внешности, выделить из них наиболее часто используемые в семьях и описать их структуру;

3) исследовать семейные вербальные установки на внешность, транслировавшиеся в родительских семьях молодых женщин;

4) исследовать отношение молодых женщин к своему физическому Я, в аспекте удовлетворенности собственным телом (разными его частями) и внешностью в целом, а также с точки зрения значимости внешности как ценности;

5) проанализировать и описать особенности взаимосвязей отношения к своему физическому Я с семейными установками на внешность .

Гипотезы исследования .

1. Семейные установки на внешность, транслируемые членами семьи, связаны с отношением к своему физическому Я молодых женщин .

2. Семейные установки на внешность, акцентирующие внимание на теле с негативным оценочным компонентом, связаны с конфликтным отношением к своему физическому Я .

Предмет исследования – связь между семейными установками на внешность и отношением к своему физическому Я молодых женщин .

Объект исследования – семейные установки на внешность и отношение к своему физическому Я молодых женщин .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для изучения влияния семейных установок на отношение к своему физическому Я было обследовано 65 девушек в возрасте от 17 до 24 лет, студенток и учащихся старших классов. Средний возраст составил 20,4 года .

Представленная выборка была сформирована нами, исходя из того, что именно в период от 17 до 24 лет у человека формируется относительно устойчивый набор убеждений о своей внешности, который непосредственно отражается на поведении человека, в частности, на его действиях/бездействии по отношению к своей внешности. Такой поведенческий аспект в большей степени формируется в соответствии с «устоявшимися» когнитивным и эмоционально-оценочным компонентами установок на свою внешность .

Выбор молодых женщин обусловлен тем, что девочки, а впоследствии женщины наиболее восприимчивы и чувствительны к высказываниям о своей внешности. Кроме того, среди девушек возросло число заболеваний, связанных с неудовлетворенностью собственной внешностью (например, анорексией) .

26 из 65 девушек принимали участие дистанционно (методики отправлялись по Интернету), и в 39 случаях девушки заполняли методики при личной встрече. Весь стимульный материал предлагался испытуемым в распечатанном виде на листах формата А4. В целом на заполнение всех методик девушке требовалось 20–47 минут. Все испытуемые находились в состоянии бодрствования, без явных психосоматических расстройств или заболеваний, характеризовали свое настроение словами «спокойствие», «любопытство», «интерес», «готовность к работе» .

Из 65 девушек 4 состоят в официальном браке, 11 девушек в гражданском браке, и у 32 есть молодой человек, с которым они состоят в близких отношениях .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследовались: семейные установки на внешность, транслировавшиеся в семьях девушек (анТ.В. Кейсевич, Е.В. Зиновьева кета «Семейные установки на внешность»); удовлетворенность своей внешностью («Анкета внешности» Л.В. Куликова, Н.П. Орловой); наиболее значимые, приоритетные ценности (методика «Свободный выбор ценностей» Е.Б. Фанталовой); уровень самооценки и уровень притязаний (методика «Исследование самооценки» Дембо-Рубинштейн, модификация А.М. Прихожан); степень удовлетворенности как отдельными частями тела, так и внешностью в целом (тест «Цветоуказания на неудовлетворенность собственным телом» (ЦНСТ) В.Г. Сахаровой). Для обработки данных были применены контент-анализ, методы математико-статистической обработки: кластерный анализ, дискриминантный анализ, непараметрический метод сравнения двух независимых выборок – Uкритерий Манна–Уитни .

Первое, что предлагалось заполнить участникам – Анкета «Семейные установки на внешность». По ходу заполнения анкеты у испытуемых не раз возникало удивление или реакция смеха на некоторые высказывания о внешности. На просьбу объяснить причину смеха или удивления отвечали: «Впервые вижу такую пословицу», «Кто вообще может такое говорить своим детям?!», «Да-да, мне такое постоянно говорили», «Никогда такое не буду говорить своим детям!», «Да кто же из человека вырастет, если ему такое говорить?». Кроме того, у некоторых испытуемых (не более 12%) возникали трудности при ответе на вопрос «Кто именно цитировал высказывания?», однако, только в одном случае девушка не смогла вспомнить, кто конкретно из близких цитировал высказывания .

Далее испытуемым предлагалась методика «Свободный выбор ценностей». После заполнения всего предлагаемого стимульного материала, эту методику характеризовали как самую «сложную» и «трудоемкую». После методики «Свободный выбор ценностей» девушкам предлагалось заполнить методику «Исследование уровня самооценки и уровня притязаний» .

Для выполнения теста ЦНСТ на листе формата А4 предлагалось раскрасить изображение женщины с выбором из 5 цветных карандашей, следуя инструкции («Используйте цвет, когда Вас крайне удовлетворяет/не удовлетворяет часть (части) тела») .

Исследование проходило в три этапа. На первом этапе нами были выявлены и описаны проблемы, существующие в области изучения факторов, влияющих на формирование отношения к своему физическому Я, а также сформулированы и логически обоснованы используемые термины в этом исследовании. На втором этапе – инструментальном, – была разработана анкета «Семейные установки на внешность» для выяснения цитировавшихся в семье высказываний о внешности. При разработке анкеты с помощью экспертной оценки нами был составлен перечень наиболее типичных высказываний в виде пословиц, поговорок, крылатых выражений о внешности. В дальнейшем высказывания были обозначены термином «семейная установка на внешность», проведено предварительное описание возможных различий в содержании данных установок .

Понятие «установка» было использовано нами, так как такие высказывания имеют когнитивный, эмоционально-оценочный, поведенческий компоненты. Когнитивный компонент – передается идея о том, важнее ли внешность, по сравнению с умственными способностями или какими-либо качествами личности, стоит ли на нее обращать внимание, – убеждения о внешности. В большей степени сказываются на восприятии своей внешности представления о ней, «образе себя». Эмоционально-оценочный компонент – проводится явная или скрытая оценка. В большей степени отражается на уровне самооценки, самоотношения, в структуру которого входят самоуважение, самопринятие и пр. Поведенческий компонент – «руководство к действию». Передается идея о ценности или незначимости внешности, и как следствие – побуждает девушку к тому, чтобы постоянно следить за своей внешностью (диеты, фитнес, косметические процедуры и т. д.) или не обращать на нее внимание. От степени удовлетворенности зависит активность в установлении контактов, в том числе и с противоположным полом .

Семейная установка на внешность может быть дихотомического вида («Не ищи красоты, а ищи доброты») или однонаправленного («Слон в посудной лавке», «Плоская как доска»); быть положительной («Коса–девичья краса», «Комсомолка, спортсменка и просто красавица») или отрицательной («Внешность обманчива», «Кожа да кости»), а также в зависимости от контекста, положительной или отрицательной («Длинная как шпала») .

Далее был проведен анализ существующих методов и методик, направленных на диагностику отношения к своей внешности, самооценку своих качеств, определения значимых ценностей .

Третий этап включал в себя применение отобранных методов и методик на целевой аудитории, сбор эмпирических данных, использование математико-статистических методов для обработки данных, описание результатов исследования .

Семейные установки на внешность и отношение молодых женщин к своему физическому Я

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В ходе исследования были получены следующие результаты:

Семейные установки на внешность чаще всего транслируются матерями и бабушками (рис.1) .

–  –  –

Чаще всего транслируются высказывания о внешности однонаправленного вида и содержащие оценку в скрытой форме. Среди них самые популярные: «Красота требует жертв» (80%), «Кожа да кости» (53,8%), «Осиная талия» (47,7%), «Внешность обманчива» (47,7%), «Коса–девичья краса»

(44,6%), «Хорошего человека должно быть много» (40%) .

Среди высказываний дихотомического вида самые популярные такие высказывания, как «Встречают по одежке, провожают по уму» (80%), «Сила есть, ума не надо» (56,9%), «Не родись красивой, а родись счастливой»(44,6%) .

В ходе качественного анализа результатов теста ЦНСТ В.Г. Сахаровой, который позволяет определить по 5-ти балльной шкале степень неудовлетворенности собственным телом, где 4 и 5 – неудовлетворенность частью (частями тела), 3 балла – нейтральное отношение, 1 и 2 – удовлетворенность частью (частями тела), было обнаружено, что максимальными баллами чаще всего оцениваются: талия (32 из 65), грудь (30 из 65), бедра (29 из 65) и ягодицы (26 из 65) (рис. 2) .

–  –  –

Среди частей тела, получивших наименьшее количество баллов (1 и 2) – губы и глаза (по 48 человек), плечи (45 человек), волосы и шея (по 43 человека), уши и кисти (по 40 человек) (рис. 3) .

Т.В. Кейсевич, Е.В. Зиновьева

–  –  –

Максимальное количество оценок, отражающих нейтральное отношение к частям тела (по 3 балла), получили голени (20 человек), уши (17), руки (16), подбородок (15 человек) .

Данные, полученные по методике «Свободный выбор ценностей», свидетельствуют о том, что у большинства девушек (41 из 65), наряду с высокой оценкой (от 8 до 10 баллов, сред. = 9,02) значимости умственных способностей и личностных качеств (искренность, скромность, доброта, жизнерадостность, дружелюбие, доброжелательность, веселость) присутствуют низкие (от 1 до 4 баллов, сред. = 3,12) или средние (от 5 до 7 баллов, сред.=3,12) показатели, ценности внешности .

Из оставшихся 24 девушек: для 17 – внешность выступает значимой ценностью (от 8 до 10 баллов, сред. = 8,57), тогда как умственные способности имеют низкую значимость (от 0 до 4 баллов, сред. = 2,39), качества личности имеют большую значимость, чем умственные способности, но низкую/равную значимость с ценностями, касающимися внешности (средние и высокие показатели от 5 до 10, сред. = 8,13) .

Кроме того, все эти девушки отметили в анкете, что слышали от своих близких хотя бы одну из следующих однонаправленных высказываний: «Коса–девичья краса», «Внешность обманчива», «Осиная талия», «Плоская как доска», «Кожа да кости», «Слон в посудной лавке», «Длинная как шпала». Кроме того, большинство из этих 17 девушек (11 из 17) имеют низкую самооценку (от 10 до 44 баллов по методике Дембо-Рубинштейн) по шкалам «Стройная фигура», «Внешность», «Женственная фигура», «Уверенность в себе» .

Далее для уточнения роли высказываний о внешности на отношение к своему физическому Я был проведен кластерный, дискриминантный и сравнительный анализ .

На первом этапе нами был использован кластерный анализ. В результате чего было проведено деление общей выборки на две группы. Для уточнения критериев, по которым было проведено деление на группы, был применен дискриминантный анализ (ДА) .

Была выделена только одна функция, иначе – один критерий для деления на группы на основании выбора высказываний о внешности: собственное значение составило 4,410a, процент объясненной дисперсии составил 100, как и кумулятивный; каноническая корреляция равнялась 0,903 В этом случае критерий отнесения в первую группу – это «выбор» 8 следующих высказываний о внешности:

«Не родись красивой, а родись счастливой»;

«Плоская как доска»;

«Куда тебе худеть, тебе еще рожать»;

«Волосы – не зубы, отрастут»;

«Комсомолка, спортсменка и просто красавица»;

«Костями гремишь»;

«Слон в посудной лавке»;

«Длинная как шпала» .

Объединение этих пословиц происходило пошагово, т. е. на каждой «ступени» присоединялась одна установка, затем другая и т. д .

Приведем результаты кластерного анализа, когда 8 установок объединились в одну группу на основании выбора высказываний о внешности. Нормированные коэффициенты соответствовали следующим семейным вербальным установкам на внешность: «Не родись красивой, а родись счастСемейные установки на внешность и отношение молодых женщин к своему физическому Я ливой» – 0,389, «Плоская как доска» –,582, «Куда тебе худеть, тебе еще рожать» –,665, «Волосы – не зубы, отрастут» –,630, «Комсомолка спортсменка и просто красавица» –,573, «Костями гремишь» –,451, «Слон в посудной лавке» –,418, «Длинная как шпала» –,885. То есть в первую группу (45 человек) были отнесены те испытуемые, которым в детстве говорили именно эти 8 высказываний о внешности (эта группа будет иметь значение –1,378), тем, кому не говорили – во вторую группу (20 человек) (значение +3,101). Как мы видим, большинство высказываний однонаправленные, и ставят акцент на теле, на его характеристиках: рост, вес, пластичность, фигура .

Далее для сравнения выделенных групп был применен непараметрический U-критерий Манна–Уитни. По результатам можно говорить о статистически достоверных различиях (р0,033) между группами: в первой группе девушек уровень притязаний к своей женственности (женственной фигуре) выше, кроме того, для девушек из первой группы большую значимость имеют такие ценности, как искренность (р0,076) и самоуважение (р0,091), тогда как для второй группы большее значение имеет чувство юмора (р0,021) .

Первая группа девушек испытывает большее недовольство своими кистями рук (р0,034), чем девушки из второй группы. Кроме того, девушки из первой группы хотели бы многое изменить в своей внешности (р0,044) .

На уровне тенденции обнаружены различия в отношении девушек к своей талии (р0,065), лица (р0,098) и ягодиц (р0,085) .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Как выяснилось, основная зона конфликта (по результатам теста ЦНСТ) в отношении своего физического Я для девушек этого возраста – талия, грудь, бедра, ягодицы. Также можно говорить о том, что данные параметры в определенной степени характеризуют понятие «женская фигура». То есть можно предположить о наличии у девушек определенного эталона «женской» (женственной) фигуры, несоответствие с которым вызывает определенную степень фрустрации .

Сопоставление данных по методике «Свободный выбор ценностей» и анкете «Семейные установки на внешность» свидетельствует о том, что транслировавшиеся в детстве дихотомические высказывания о внешности, могут привести к тому, что внешность как ценность будет оцениваться как менее значимая, чем «Ум» и «Душа»; и, напротив, если девушки не слышали в свой адрес дихотомических высказываний, то значимость внешности увеличивается, и даже может оцениваться выше, чем «Ум» и «Душа» .

Анализируя полученные данные в результате применения U-критерия Манна–Уитни (и статистически достоверные и на уровне тенденции), мы пришли к выводу, что девушки из первой группы, т. е. те, которые слышали в свой адрес высказывания «Плоская, как доска», «Длинная как шпала», «Куда тебе худеть, тебе еще рожать», «Слон в посудной лавке», по сравнению с девушками из второй группы (т. е. с теми, кто не слышал этих высказываний), в большей степени недовольны своей внешностью, в частности лицом, талией и ягодицами; они больше, чем девушки из второй группы, хотели бы что-либо изменить в своей внешности, что также может свидетельствовать о более конфликтном отношении к своему физическому Я .

Изменения эти, скорее, направлены в сторону большей женственности фигуры, что подтверждает более высокий уровень притязаний по параметру женственная фигура .

Что касается сферы ценностей, то для девушек первой группы более значимы ценности, связанные с отношением как к себе самим, так и к другим людям (такие ценности, как искренность и самоуважение) .

В целом, полученные результаты иллюстрируют тот факт, что замечания о внешности и теле (в частности, в виде пословиц и поговорок), высказываемые родителями, могут оказать влияние на восприятие и отношение детей к своей внешности, своему телу. Особенно родителям надо быть аккуратными в использовании поговорок, содержащих негативный оценочный компонент. Данные высказывания о внешности, сказанные в адрес своих детей «просто так» или даже в целях заботы, могут в дальнейшем привести к конфликтному отношению к своему физическому Я и неудовлетворенностью собой .

ВЫВОДЫ

1. На сегодняшний день в литературе имеется несколько понятий, включающих в себя представление о своем теле и отношение к нему. Это такие понятия, как «физическое Я», «образ телесного Я», «телесная Я-концепция», «образ тела», все они зачастую употребляются как синонимы. В Т.В. Кейсевич, Е.В. Зиновьева нашем исследовании мы выбрали понятие «физическое Я» .

2. Обнаружены значимые однонаправленные семейные установки на внешность, в которых делается негативный акцент на характеристиках тела (рост, вес, фигура, пластичность): «Плоская как доска»; «Куда тебе худеть, тебе еще рожать»; «Костями гремишь»; «Слон в посудной лавке»;

«Длинная как шпала» .

3. Девушки, слышавшие в детстве такого рода высказывания, имеют более высокий уровень притязаний по шкале «Женственная фигура» (р0,033), большую неудовлетворенность по отношению к некоторым частям тела (кисти (р0,034), талия (р0,065), ягодицы(р0,085)), большее желание что-либо изменить в своей внешности, по сравнению с девушками, не слышавшими в семье именно этих высказываний .

4. Семейные установки на внешность чаще всего транслируются матерями (67,7%) и бабушками (29,2%) .

5. Семейные установки на внешность дихотомического вида, с акцентом на личностных и интеллектуальных качествах могут привести к формированию определенной иерархии ценностей, а именно – ценность внешности будет менее значима по сравнению с умственными способностями и положительными личностными качествами (искренность, доброта, веселость, жизнерадостность, скромность, доброжелательность, дружелюбие). Семейные установки на внешность однонаправленного вида могут привести к тому, что внешность будет более приоритетной ценностью по сравнению с умственными способностями .

В дальнейшем планируется продолжение исследований отношения к своему телу (внешности) в контексте семейного влияния, – в частности, будет изучаться влияние семейных табуированных тем, связанных с телом, на восприятие и отношение молодых женщин к собственному телу .

ЛИТЕРАТУРА

Асылбекова А.М. Отношение девушек первокурсниц к своему телесному Я: магистерская дис .

1 .

Астана. 2000, – http://collegy.ucoz.ru/publ/93-1-0-7558 .

Бем С. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. М., 2004 .

2 .

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 2007 .

3 .

Мясищев В.Н. Психология отношений / под ред. А.А. Бодалева. М.; Воронеж, 1995 .

4 .

Пезешкиан Х. Основы позитивной психотерапии. Архангельск, 1993 .

5 .

Перлз Ф. Гештальт-семинары / пер. с англ. М., 2007 .

6 .

Савина Е.А., Дегтяренко Ю.Д. Житейская психология в пословицах и поговорках // Человек .

7 .

2007. № 6. С. 23–29 .

Салливан Г.С. Интерперсональная теория психиатрии. М.; СПб., 1999 .

8 .

А.А. КИРИЛЛОВА, Р.А. БЕРЕЗОВСКАЯ e-mail: alexandra.kirillova@mail.ru Магистерская программа «Психология менеджмента»

УРОВЕНЬ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ

КАК ФАКТОР ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ

ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Психология профессионального здоровья для России – относительно новое, но активно развивающееся научно-практическое направление современной психологической науки. Среди профессиональных групп особое внимание привлекает педагогическая деятельность, для которой характерен высокий уровень стрессогенности, связанный как с условиями осуществления, так и с содержанием работы современного преподавателя .

Эта профессия относится к социономическому типу, т. е. эта деятельность педагога предполагает постоянную и активную включенность в различные коммуникационные процессы. Важную роль в обеспечении эффективных социальных взаимодействий играет эмоциональный интеллект и эмоциональная компетентность. Вопрос о соотношении понятий «эмоциональный интеллект» и «эмоциональная компетентность» дискуссионный. В нашей работе мы рассматриваем их как самостоятельные конструкты, придерживаясь точки зрения, в соответствии с которой интеллект, как адаптационная способность человека к окружающей среде, устойчив и трудно поддается развитию в отличие от компетентности как совокупности знаний, умений, навыков, совершенствующихся на протяжении всей жизни (Хуторский 2002; Сёмина 2010). В качестве методологического основания исследования используется концепция эмоциональной компетентности, предложенная И.М. Юсуповым и Г.В. Юсуповой (2009). Авторы изучают эмоциональную компетентность как профессионально важное качество профессионала, которое можно развивать в ходе его профессиональной деятельности, и определяют ее как «группу развивающихся способностей к саморегуляции и регуляции интерперсональных отношений путем понимания собственных эмоций и эмоций окружающих» (Юсупова 2006). Структура эмоциональной компетентности представлена на рис. 1.(Юсупов И.М., Юсупова Г.В. 2009:142) .

–  –  –

Рис. 1. Функциональные блоки и базовые компоненты эмоциональной компетентности Анализируя существующие на сегодняшний день теоретические концепции и подходы по психологии профессионального здоровья, мы выявили неоднозначность и неопределенность знаний в этой области науки. Осуществляя попытку систематизировать существующие на сегодняшний день научные работы по выбранному направлению, нами выделены этапы в развитии отечественной психологии профессионального здоровья; проанализированы критерии и выделены факторы профессионального здоровья (внутренние, внешние, личностные, организационные и профессиональные); проведен качественный анализ определений понятия «профессиональное здоровье». Так, например, результаты проведенного контент-анализа показали, что этот термин рассматривается как часть предметной области психологии: авторы изучают его со стороны основных психических явлений: свойств, состояний, процессов. Установлено, что в значениях термина отражаются основА.А. Кириллова, Р.А. Березовская, 2013 А.А. Кириллова, Р.А. Березовская ные принципы системного подхода в психологии (системность, сложность, динамика, многомерность), обозначается связь профессионального здоровья с особенностями профессиональной деятельности (работоспособностью, надежностью, эффективностью деятельности, профессиональным долголетием) .

В результате проведенного анализа существующих значений понятия «профессиональное здоровье» в нашем исследовании в качестве рабочего использовалось определение профессионального здоровья, предложенное Л.М. Митиной, поскольку оно наиболее полно отражает все рассмотренные нами аспекты этого термина. Автор рассматривает здоровье профессионала как «способность организма сохранять и активизировать компенсаторные, защитные, регуляторные механизмы, обеспечивающие работоспособность, эффективность и развитие его личности во всех условиях протекания профессиональной деятельности» (Митина 1998) .

Проанализировав особенности профессиональной деятельности преподавателей высших учебных заведений (постоянная коммуникация, высокий уровень переживания ответственности, стрессогенные условия труда и др.) и изучив имеющиеся на сегодняшний день теоретикометодологические основания психологии профессионального здоровья и эмоциональной компетентности, было обнаружено, что на сегодняшний день не существует исследований по изучению вклада эмоциональной компетентности в состояние здоровья преподавателей .

это положение и определило цель нашего исследования, которая заключается в изучении особенностей профессионального здоровья преподавателей высшей школы в зависимости от уровня их эмоциональной компетентности. Также нами были сформулированы гипотезы исследования .

Общая гипотеза – высокий уровень эмоциональной компетентности обусловливает высокий уровень профессионального здоровья преподавателей высшей школы .

Частные гипотезы .

1. Чем выше уровень развития базовых элементов эмоциональной компетентности (рефлексия, эмпатия, регуляция отношений, саморегуляция), тем меньше уровень развития профессионального выгорания у преподавателей .

2. Чем выше уровень развития саморегуляции и рефлексии у преподавателей, тем выше их профессиональная активность .

3. Чем выше уровень когнитивного блока (рефлексия, эмпатия) эмоциональной компетентности, тем выше увлеченность работой и удовлетворенность трудом .

В соответствии с целью и гипотезами были поставлены следующие задачи .

1. Оценить эмоциональную компетентность преподавателей высшей школы .

2. Оценить особенности профессионального здоровья преподавателей высшей школы .

3. Изучить связи между показателями профессионального здоровья и эмоциональной компетентностью преподавателей высшей школы .

4. Сравнить особенности профессионального здоровья, эмоциональной компетентности в зависимости от факультета, стажа, пола, должности преподавателей высшей школы .

Предмет исследования – критерии профессионального здоровья (профессиональная активность, удовлетворенность трудом, увлеченность трудом, эмоциональное отношение к работе, стратегии преодоления проблемных ситуаций, профессиональное выгорание), эмоциональная компетентность и ее структурные компоненты (рефлексия, эмпатия, саморегуляция, регуляция отношений, когнитивный, поведенческий, интерперсональный, интраперсональный блоки) .

Объект исследования – преподаватели высшей школы .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В качестве респондентов в нашем исследовании принимали участие преподаватели СанктПетербургского государственного университета (общее количество – 68 человек; из них 27 женщин и 41 мужчина; средний возраст 52 года; 36 преподавателей факультета философии и 32 – с физического факультета). Выборку составили преподаватели, имеющие должность профессора, доцента, старшего преподавателя и ассистента .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для решения поставленных исследовательских задач использовались количественные методы психологии, а именно респондентам было предложено ответить на вопросы следующих анкет и методик:

опросник поведения и переживания, связанного с работой (AVEM), разработанный Уровень эмоциональной компетентности как фактор профессионального здоровья … У. Шаршмидт и А. Фишер, в адаптации на русской выборке Т.И. Ронгинской (2002) .

Утрехтская шкала увлеченности работой, разработанная У. Шауфели и адаптированная на русскоязычной выборке Д.А. Кутузовой (2006) .

анкета для изучения особенностей профессионального здоровья, разработанная сотрудниками кафедры психологического обеспечения профессиональной деятельности факультета психологии СПбГУ (Никифоров Г.С., Березовская Р.А., Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С., 2011) .

методика «Эмоциональная компетентность» И.М. Юсупова и Г.В. Юсуповой (2006) .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Согласно данным, полученным в ходе исследования, установлено, что у преподавателей высшей школы индекс эмоциональной компетентности находится на среднем уровне, т. е. респондентам свойственно регулировать свои эмоциональные состояния, осознавать не только свои чувства, но и эмоциональные проявления окружающих, проявлять сочувствие, поддерживать коллег, студентов. Из всех структурных компонентов наиболее выражен показатель эмоциональной компетентности «рефлексия» (М=32,61; =3,99), т. е. преподаватели умеют отслеживать, рационально осмысливать свои эмоции и мотивы действий. При этом, однако, несмотря на умение понимать свои эмоции, преподаватель контроль над своим эмоциональным состоянием осуществляет не всегда: компонент «саморегуляция» не только наименее выражен в нашей выборке (М=29,64; =4,18), но имеет и наименьшее максимальное значение из рассматриваемых показателей эмоциональной компетентности .

При оценке уровня развития блоков эмоциональной компетентности, образующихся путем сочетания базовых компонентов (рис.1), обнаружено, что наиболее высокие значения получены по «интраперсональному блоку» (М=61,82; =6,31), который включает в себя саморегуляцию и рефлексию. Таким образом, для наших респондентов свойственно стремление к осознанию своих эмоций, целей, системы ценностей, самоконтролю и самомотивации. Относительно низкий уровень развития по сравнению с другими блоками получен по «когнитивному блоку» эмоциональной компетентности (М=41,80; =4,27): можно предположить, что преподаватели достаточно часто сталкиваются в своей жизни (в том числе и в профессиональной деятельности) с такими ситуациями, когда им сложно понять, проинтерпретировать как собственные эмоции, так и эмоции окружающих людей .

Профессиональное здоровье преподавателей высшей школы характеризуется достаточно высокой профессиональной активностью, увлеченностью работой, профессиональными притязаниями, переживанием чувства профессиональной востребованности. Также особенностями профессионального здоровья выступают невысокая удовлетворенность реализацией профессионального потенциала, невысокий уровень чувства социальной поддержки и способность поддерживать дистанцию по отношению к работе (табл. 1). Такое соотношение показателей профессионального здоровья позволяет отнести преподавателей к группе риска с вероятностью развития синдрома профессионального выгорания. При этом одним из основных возможных факторов риска профессионального здоровья будет так называемый кризис гратификации: реакция преподавателей на несоответствие между высокими профессиональными притязаниями и энергетическими затратами и заниженной оценкой собственного профессионального успеха, недостаточной удовлетворенностью трудом .

Также стоит отметить, что для здоровья преподавателей свойственны следующие особенности:

достаточно высокая физическая и психическая активность, устойчивая работоспособность, отсутствие хронических и частых сезонных заболеваний, активные действия по поддержанию здоровья;

средний уровень развития профессионального выгорания;

наличие неопределенности поведения преподавателей в ситуациях поражений и неудач (присутствие как конструктивных, так и неконструктивных копинг-стратегий);

невысокая удовлетворенность реализацией профессионального потенциала и чувство успешности в профессиональной деятельности; невысокий уровень чувства социальной поддержки в профессиональном сообществе .

А.А. Кириллова, Р.А. Березовская

–  –  –

Изучая особенности эмоциональной компетентности и профессионального здоровья преподавателей, интересно было посмотреть, есть ли различие в изучаемых показателях у респондентов в зависимости от факультета, должности, стажа и пола. Сравнение особенностей профессионального здоровья и эмоциональной компетентности преподавателей высшей школы показало статистически значимые различия среди преподавателей, работающих на разных факультетах (табл. 2): преподавателям философского факультета свойственна более выраженная эмпатия, рефлексия, регуляция отношений, эмоциональная компетентность и меньший уровень выгорания. Для преподавателей физического факультета характерен более высокий уровень работоспособности и удовлетворенности профессиональной деятельности .

Таблица 2. Значимые различия показателей профессионального здоровья и эмоциональной компетентности преподавателей философского и физического факультетов (p0,05)

–  –  –

Прежде чем исследовать причинно-следственные связи между эмоциональной компетентностью и профессиональным здоровьем, мы посмотрели, существуют ли взаимосвязи между компонентами этих показателей. При анализе взаимосвязи обнаружено 65 статистически значимых корреляционных связей, 16 из которых имеют уровень статистической значимости р0,01.

Рассмотрим компоненты эмоциональной компетентности и показатели профессионального здоровья, имеющие наибольшее количество связей:

с индексом эмоциональной компетентности положительно связаны такие показатели профессионального здоровья, как внутреннее спокойствие и равновесие, эмоциональное благополучие и профессиональное выгорание, физический уровень здоровья, стратегическое планирование, увлеченность деятельностью, профессиональная активность и удовлетворенность трудом;

наибольшее количество связей с различными показателями профессионального здоровья преподавателей имеет такой базовый компонент эмоциональной компетентности, как саморегуляция: у преподавателей с развитыми навыками саморегуляции наблюдается тенденция к Уровень эмоциональной компетентности как фактор профессионального здоровья … более высоким значениям самооценки своего физического здоровья, эмоционального благополучия, удовлетворенности трудом и более низкому уровню выгорания;

интраперсональный блок эмоциональной компетентности, состоящий из саморегуляции и способности к рефлексии, имеет положительные корреляционные связи с профессиональной активностью, увлеченностью и удовлетворенностью преподавателями своей работой, а также с уровнем профессионального выгорания и использованием эффективных стратегий преодоления проблемных ситуаций .

Однако полученные корреляционные связи не свидетельствуют о существовании причинноследственных отношений между эмоциональной компетентностью и профессиональным здоровьем .

Для проверки предположения о том, что компоненты эмоциональной компетентности определяют профессиональное здоровье преподавателей, мы провели регрессионный анализ с использованием пошагового метода, результаты которого позволяют говорить о том, что эмоциональная компетентность вносит вклад в изменчивость основных критериев профессионального здоровья преподавателей. Так, нами обнаружено, что предиктор профессионального выгорания – это низкие значения по интраперсональному и когнитивному блокам, а также низкий уровень эмоциональной компетентности в целом; в качестве предиктора удовлетворенности трудом выступает высокий уровень рефлексии; предикторами профессиональной активности будут высокий уровень саморегуляции и рефлексии; а предиктором общей увлеченности – высокий уровень эмпатии .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В задачи нашего исследования входило изучение особенностей эмоциональной компетентности и профессионального здоровья преподавателей высшей школы. Результаты показали «средний»

уровень развития эмоциональной компетентности у преподавателей. Среди наших испытуемых практически нет людей с минимальными значениями по блокам эмоциональной компетентности, что свидетельствует о существующих навыках управления своим эмоциональным состоянием. Тем не менее в выборке присутствуют респонденты, у которых показатели по блокам эмоциональной компетентности находятся на уровне «ниже среднего». Полученные данные позволили выделить «группу риска» среди преподавателей, в поведении которых проявляется неспособность в стрессовых и нестандартных ситуациях отслеживать и понимать собственные эмоциональные проявления .

Таким образом, результаты говорят о необходимости развития навыков эмоциональной компетентности с использованием тренингов, индивидуальных консультаций, релаксационных занятий для преподавателей .

Также наши исследования показывают, что в целом профессиональное здоровье преподавателей можно оценить как «хорошее», так как практически все показатели здоровья имеют средний уровень выраженности. Однако, как и в случае с эмоциональной компетентностью, анализируя особенности профессионального здоровья преподавателей, на фоне в целом благополучной картины можно выделить группу риска. К ней мы отнесли тех преподавателей, которые имеют низкие значения по тем или иным показателям здоровья (например, по показателям «самочувствие», «спокойствие», «ресурсно-инвестиционный копинг», «социальная поддержка» и др.). Таким образом, по наличию группы риска можно сказать о том, что среди преподавателей есть те, состояние здоровья которых можно считать «удовлетворительным» или «неудовлетворительным». Полученные эмпирические данные позволяют говорить о необходимости продолжения исследования и разработке программ и рекомендаций по сохранению состояния здоровья преподавателей .

В ходе проведения сравнительного анализа между преподавателями физического и философского факультетов по уровню выраженности эмоциональной компетентности и профессионального здоровья нами не было выявлено статистически достоверных различий между мужчинами и женщинами, а также между преподавателями, имеющими различный профессиональный статус. На наш взгляд, полученные данные можно объяснить небольшим общим объемом нашей выборки и, соответственно, малым количеством респондентов в каждой группе. Несомненно, этот факт представляет ограничение нашей работы и требует продолжения изучения .

В целом, результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что эмоциональная компетентность – один из существенных личностных конструктов, который напрямую связан с состоянием профессионального здоровья преподавателей высшей школы. Подтверждение такого факта важно, поскольку научных исследований по изучению профессионального здоровья в соотношении с эмоциональной компетентностью преподавателей высшей школы на сегодняшний день очень мало. Тем не менее, несмотря на важность и актуальность полученных результатов, проведенное исследование является только основой для дальнейших исследований. Поставленные выше задачи А.А. Кириллова, Р.А. Березовская и ограничения проведенного исследования основополагающие для последующих научных работ .

ВЫВОДЫ

В результате исследования установлено следующее .

1. Уровень развития эмоциональной компетентности у преподавателей высшей школы находится на среднем уровне; в структуре эмоциональной компетентности наиболее сформированы интраперсональный блок, т. е. способности к осознанию, осмыслению собственных состояний, а также самоконтроль и самомотивация .

2. Профессиональное здоровье преподавателей может быть охарактеризовано как «хорошее»:

с одной стороны, у преподавателей достаточно высокая профессиональная активность, увлеченность работой, профессиональные притязания, переживание чувства профессиональной востребованности; средний уровень развития профессионального выгорания. Но, с другой стороны, установлено наличие неопределенности поведения преподавателей в ситуациях поражений и неудач;

невысокая удовлетворенность реализацией профессионального потенциала и невысокий уровень чувства социальной поддержки. Показано, что перечисленные особенности профессионального здоровья могут рассматриваться как факторы развития профессионального выгорания .

3. У преподавателей с высоким уровнем эмоциональной компетентности наблюдается статистически значимая тенденция к высоким значениям по таким показателям профессионального здоровья, как физический уровень здоровья, профессиональная активность, удовлетворенность трудом, и к низким значениям по профессиональному выгоранию. При этом результаты регрессионного анализа позволяют говорить о том, что эмоциональная компетентность вносит вклад в изменчивость основных критериев профессионального здоровья преподавателей. Предикторами уровня профессионального выгорания выступают показатели общего уровня эмоциональной компетентности, а также интраперсонального и когнитивного блоков; предикторами увлеченности трудом – уровень эмпатии; удовлетворенности преподавателями своим трудом – уровень рефлексии; профессиональной активности – уровень саморегуляции и рефлексии .

4. Установлены значимые различия между преподавателями разных факультетов. Преподавателям философского факультета свойственна более выраженная эмпатия, рефлексия, регуляция отношений, эмоциональная компетентность и меньший уровень выгорания; для преподавателей физического факультета характерен больший уровень работоспособности и удовлетворенности от профессиональной деятельности .

Различия в показателях профессионального здоровья и эмоциональной компетенции по полу, должности и стажу не выявлены .

Таким образом, на основании полученных выводов исследования общую гипотезу о том, что эмоциональная компетентность оказывает влияние на состояние профессионального здоровья преподавателей высшей школы, можно считать подтвержденной. Частные гипотезы о причинноследственной связи между компонентами эмоциональной компетентности и профессионального здоровья подтвердились частично .

ЛИТЕРАТУРА

Кутузова Д.А. Организация деятельности и стиль саморегуляции как факторы профессионального выгорания педагога-психолога: дис. … канд. психол. наук. М., 2006 .

Митина Л.М. Профессиональное здоровье учителя: стратегия, концепция, технология // 2 .

Народное образование. 1998. № 9. С. 166 – 170 .

Рогинская Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях// Психологический журнал .

3 .

2002. № 3. С. 85–95 .

Сёмина Л.В. К вопросу о формировании когнитивной компетентности в самостоятельной 4 .

работе студентов // Вестник Моск. гос. обл. ун-та. 2010. № 1. С. 223–225 .

Хуторской А.В. Ключевые компетенции и образовательные стандарты // Доклад на отделении философии образования и теории педагогики РАО 26 апреля 2002. Центр «Эйдос» .

– http://www.eidos.ru/journal/2002/0423.htm .

Юсупов И.М., Юсупова Г.В. Тест эмоциональной компетентности // Журнал для психологов: Социальный психолог. 2009. № 1(17). С. 141–149 .

Юсупова Г.В. Состав и измерение эмоциональной компетентности: дис … канд. психол .

7 .

наук. Казань, 2006 .

Ю.В. КОЛОС, М.В. ДАНИЛОВА e-mail: Juliasha-MJ@yandex.ru Специализация «Психология развития и дифференциальная психология»

ВЗАИМОСВЯЗЬ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК У СТУДЕНТОВ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Об актуальности представленной темы свидетельствует тот факт, что в наше время широких возможностей далеко не все используют выпадающие им шансы, немногие развивают свои способности до возможного максимума. В период ранней взрослости перед человеком стоит много различных жизненных задач, которые для успешного решения требуют от человека развития определенных качеств личности и способностей. Наибольшего развития качества личности и способности достигают у самоактуализирующейся личности, которая стремится к более полному выявлению и развитию своих психологических возможностей, ресурсов и потенциалов. Согласно концепции Э. Эриксона, оптимальным результатом развития в период ранней взрослости, выступает достижение близости: душевная теплота, понимание, доверие, способность делиться своими достижениями с окружающими. По мнению Б.Г. Ананьева, в период взрослости развитие человека как субъекта деятельности приобретается в достижении им трудовой и умственной зрелости (Ананьев 2010) .

В границах деятельности выстраиваются в иерархию ценности, выражающие неповторимость личности, актуальный жизненный мир. Полагаясь на свой опыт, разум и чувства, зрелая личность формулирует для себя крупномасштабные цели (Порхачева, Джус 2008). Период ранней взрослости также можно назвать периодом начинаний. Во всех областях взрослой жизни, будь то личная жизнь или профессиональная, молодой человек стоит в самом начале пути. Это начало, безусловно, связано с определенными планами и надеждами, большинство которых сложилось еще в юношеский период. Однако эти надежды по своей сути – мечты, которые необходимо осуществить, чтобы достигнуть желаемого. Поэтому одна из наиболее важных задач молодой личности – необходимость увязать мечту и реальность, желаемое и действительное (Реан 2007). В период ранней взрослости происходит становление основных компонентов личности – характера, направленности, мировоззрения, самосознания – как целостных системных образований. Эти сложные компоненты личности составляют психологические предпосылки вступления мужчины или женщины в самостоятельную жизнь (Рыбалко 2001) .

Своеобразие периода ранней взрослости заключается в том, что в это время происходит активное включение в жизнь общества через развитие и использование способностей в профессиональной деятельности. А это предполагает более высокий уровень воспитанности человека как личности и субъекта учебно-познавательной деятельности, формирование их основных компонентов – характера, способностей, социальной и профессиональной направленности, ценностных ориентаций и самосознания. Их тесная взаимосвязь необходима, поскольку определение жизненной позиции, выбор специальности и реализация способностей требуют направленных усилий личности, достаточно развитых волевых черт характера, социальной зрелости (там же) .

Проблему самоактуализации как одну из важных психологических задач взрослого человека изучали такие зарубежные и отечественные ученые, как А. Маслоу (2009), К. Роджерс (1994), Э. Фромм (Фрейджер, Фейдимен 2008), К. Гольдштейн (Холл, Линдсей 2008), А. Адлер (Психология личности… 2000), Д. Бюдженталь (2001; 2009), В. Франкл (1990), А.А. Бодалев (2007), Б.С. Братусь (Куликов 2009), А.Н. Леонтьев (2007), Д.А. Леонтьев (1987), В.А. Петровский (Куликов 2009), В.Э. Чудновский (2001; 2006) .

Понятие самоактуализации появилось в гуманистической психологии. Впервые этот термин ввел Курт Гольдштейн. Он рассматривал самоактуализацию как фундаментальный процесс в каждом организме, который может иметь как позитивные, так и негативные последствия для индивидуума. По К. Гольдштейну организм управляется тенденцией актуализировать свои индивидуальные способности в наибольшей степени. Основное положение теории Гольдштейна: индивид мотивируется не многими, а одним главным мотивом – самоактуализацией (самореализацией). К. Роджерс, например, полагает, что в каждом есть стремление становиться компетентным и способным на столько, насколько только это возможно для нас биологически. По мнению Адлера, человеку ______________

© Ю.В. Колос, М.В. Данилова, 2013 Ю.В. Колос, М.В. Данилова свойственно сравнивать себя с непостижимым идеалом совершенства, испытывая при этом чувство собственной недостаточности (Психология личности… 2000) .

Маслоу сформулировал характеристики, в которых проявляется самоактуализация:

1) полное принятие реальности и комфортное отношение к ней (не прятаться от жизни, а знать, понимать ее);

2) принятие других и себя («Я делаю свое, а ты делаешь свое. Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям. И ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям. Я есть я, ты есть ты. Я уважаю и принимаю тебя таким, каков ты есть»);

3) профессиональная увлеченность любимым делом, ориентация на задачу, на дело;

4) автономность, независимость от социальной среды, самостоятельность суждений;

5) способность к пониманию других людей, внимание, доброжелательность к людям;

6) постоянная новизна, свежесть оценок, открытость опыту;

7) различение цели и средств, зла и добра («Не всякое средство хорошо для достижения цели»);

8) спонтанность, естественность поведения;

9) юмор философского плана;

10) саморазвитие, проявление способностей, потенциальных возможностей, самоактуализирующее творчество в работе, любви, жизни;

11) готовность к разрешению новых проблем, к осознанию проблем и трудностей, к осознанию своего опыта, к подлинному пониманию своих возможностей, к повышению конгруэнтности .

Таким образом, самоактуализацию можно рассматривать как процесс реализации себя, поиск и утверждение своего пути в этом мире, своих ценностей и смысла своего существования. Все это обусловливает возрастание актуальности проблемы самоактуализации личности. Самоактуализация

– процесс, включающий в себя здоровое развитие способностей людей, что бы они могли стать тем, кем могут стать .

Целью нашей работы стало изучение включенности параметров самоактуализации в характеристики личностной сферы у студентов в период ранней взрослости .

В связи с этим перед нами стояли следующие задачи .

1. Исследование эмоционально-личностных характеристик в период ранней взрослости .

2. Исследование компонентов самоактуализации студентов .

3. Анализ взаимосвязей параметров эмоционально-личностных характеристик и компонентов самоактуализации .

4. Изучение влияния параметров эмоционально-личностных характеристик студентов на основные показатели их самоактуализации .

Основная гипотеза состоит в том, что разные параметры самоактуализации по-разному включены в структуру личностных характеристик у мужчин и у женщин. Половая специфика интегрированности самоактуализационных и личностных характеристик выражается в большей представленности связей у женщин, относящихся к эмоциональной сфере личности .

Предмет исследования – взаимосвязь самоактуализации и эмоционально-личностных характеристик у студентов в период 18–25 лет .

Объект исследования – эмоциональная сфера личности, параметры самоактуализации мужчин и женщин в возрастной период ранней взрослости .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняло участие 60 человек (31 женщина и 29 мужчин) в возрасте от 18 до 25 лет. Испытуемые – студенты разных специализаций различных вузов Санкт-Петербурга .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для решения задач исследования использовались следующие методики .

Для исследования личностных характеристик были использованы: методика многофакторного исследования личности Р. Кеттелла, опросник Айзенка, шкала самооценки тревожности Ч.Д. Спилбергера, методика изучения застенчивости Е.П. Ильина, тест «Самооценка» Н.М. Пейсахова, особенности самоактуализации изучались с применением самоактуализационного теста (САТ) Э. Шострома .

Взаимосвязь самоактуализации и эмоционально-личностных характеристик у студентов Полученные данные были обработаны с помощью программы математической статистики SPSS с использованием таких видов анализа, как первичные описательные статистики, сравнительный анализ средних по t-критерию Стьюдента, корреляционный и регрессионный анализ .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В результате по тесту Кеттелла были получены данные о том, что в целом личностные характеристики у мужчин и женщин в период ранней взрослости находятся в пределах возрастной нормы. Достоверные различия по t-критерию Стьюдента между мужчинами и женщинами выявлены по трем факторам: эмоциональная устойчивость (С, р = 0,013), прямолинейность (N, р = 0,010), напряженность (Q4, р = 0,032) .

Показатели нейротизма (тест Г. Айзенка) у мужчин и женщин находится на разных полюсах средних значений, и у женщин его значения достоверно выше (р 0,001) .

Изучение самооценки показало, что у женщин этот показатель составляет 65,32 балла (ст.откл.=11,7), у мужчин – 66,38 балла (ст.откл.=9,1) и соответствует высоким показателям в соответствии с нормативными данными, представленными в тесте Н. М. Пейсахова. Сравнительный анализ по t-критерию Стьюдента достоверных различий по параметрам самооценки между полами не выявил .

Анализ параметров по шкале самооценки тревожности Спилбергера показал что личностная тревожность и у мужчин (ср.знач.=38,79; ст.откл.=4,7) и у женщин (ср.знач.=44,58; ст.откл.=8,5) выше, чем ситуативная (у мужчин ср.знач.=33,93; ст.откл.=6,2; у женщин ср.знач.=37,68;

ст.откл.=8,1), но оба параметра находятся в пределах средних значений. Сравнительный анализ по

t-критерию Стьюдента выявил достоверные половые различия по обоим параметрам тревожности:

ситуативная тревожность (р = 0,051), личностная тревожность (р = 0,002), которые оказались выше у женщин .

Анализ параметра застенчивости показал, что у женщин степень выраженности застенчивости 22,03 балла (ст.откл.=9,2), у мужчин – 19,76 балла (ст.откл.=8,0), при максимально возможном результате в 78 баллов, свидетельствующем о высоком уровне застенчивости. Сравнительный анализ по t-критерию Стьюдента достоверных различий в показателях застенчивости между мужчинами и женщинами не выявил .

На рис. 1 представлены данные изучения уровня самоактуализации у студентов .

–  –  –

Рис.1. Данные средних значений самоактуализационного теста для групп по полу У женщин выражены такие компоненты, как самопринятие, самоуважение, гибкость поведения, у мужчин – самопринятие, самоуважение, гибкость в поведении и ориентация во времени .

Сравнительный анализ по t-критерию Стьюдента выявил достоверные различия между мужчинами и женщинами по двум параметрам, таким как принятие агрессии (р = 0,050) и познавательные потребности (р = 0,036) .

Межфункциональные связи показателей самоактуализации и личностных характеристик студентов представлены на рис.2 .

Ю.В. Колос, М.В. Данилова

–  –  –

В таблицах 1 и 2 представлены данные регрессионного анализа, проведенного в группах мужчин и женщин .

Таблица 1. Параметры, влияющие на самоактуализацию женщин

–  –  –

На компонент «Самопринятие» с долей совокупного влияния в 83% влияют следующие параметры: застенчивость, ситуативная тревожность, мечтательность (развитое воображение) (М), доминантность (Е). На компонент «Гибкость поведения» с уровнем выраженности 55% влияют застенчивость и радикализм. На компонент «Самоуважение» с уровнем выраженности 70% влияют самооценка и ситуативная тревожность .

–  –  –

На компонент «Самопринятие» с уровнем выраженности 51% влияют такие компоненты, как общительность (А) и эмоциональная устойчивость (С). На компонент «Самоуважение» с уровнем выраженности 48% влияет уверенность в себе (О). На компонент «Гибкость поведения» с уровнем выраженности 74% влияют следующие параметры: эмоциональная устойчивость (С), восприимчивость к новому (радикализм) (Q1), смелость (Н), дисциплинированность (самоконтроль) (Q3), дипломатичность (N). На компонент «Ориентация во времени» с уровнем выраженности 80% влияют следующие параметры: общительность (А), самостоятельность (самодостаточность) (Q2), застенчивость и ситуативная тревожность .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Таким образом, анализ личностных характеристик по результатам тестов Р. Кеттелла и Г. Айзенка показал, что различия между полами касаются в основном эмоциональной сферы. Женщины более мечтательны, идеалистичны, откровенны, не сдержаны эмоционально, тревожны, активны, с Ю.В. Колос, М.В. Данилова высоким творческим потенциалом. Мужчины, в свою очередь, более реалистичны, спокойны, сдержаны, честолюбивы, трезво смотрят на вещи .

Показатели самооценки и у мужчин, и у женщин свидетельствуют о том, что они реалистично относятся к своим успехам и возможным неудачам на пути достижения поставленных целей .

Однако то, что и личностная, и ситуативная самооценка тревожности у женщин выше, чем у мужчин, свидетельствует, что женщины предрасположены воспринимать достаточно широкий круг ситуаций как угрожающие, в том числе для собственного престижа, самооценки, самоуважения, тогда как мужчины характеризуются не только большей эмоциональной устойчивостью, личностной реалистичностью, но и более конструктивным и обстоятельным отношением в неопределенных или опасных ситуациях .

Изучение застенчивости как эмоционально-личностного и коммуникативного компонента личности, активно влияющего на ее развитие и самореализацию свидетельствует о том, что в целом у мужчин и женщин не возникает больших трудностей в установлении межличностных контактов, они достаточно активны в разных сферах жизнедеятельности, а проявление этого качества в период ранней взрослости в большей мере может быть обусловлено не половыми, а индивидуальноличностными характеристиками .

Что касается уровня самоактуализации, то у студентов в период ранней взрослости он выражен достаточно явно (рис. 1). Мы можем здесь сказать, что женщины позитивно себя воспринимают и гибки во взаимодействии с окружающими людьми. Мужчины себя также высоко оценивают, гибко реализуют свои ценности в поведении и живут настоящим, т. е. переживают настоящий момент своей жизни во всей его полноте. Однако мужчины в сравнении с женщинами способны более естественно принимать свое раздражение, гнев и агрессивность, а также у них более ярко проявляется стремление к приобретению знаний об окружающем мире .

Анализ взаимосвязей между эмоционально-личностными характеристиками и компонентами самоактуализации показал, что компоненты самоактуализации у женщин активно интегрированы в структуру черт личности (рис. 2, а). У женщин такие компоненты личности, как высокая самооценка, экстраверсия, эмоциональная устойчивость, высокий самоконтроль, смелость способствуют развитию самоактуализации, а такие как тревожность, неуверенность в себе, подозрительность способствуют возможному проявлению таких качеств, как замкнутость, нежелание идти на контакт, приводящие к одиночеству и, как крайний вариант – к потере взаимосвязей с социумом .

У мужчин (рис. 2, б) компоненты самоактуализации менее включены в структуру черт личности. Для них наиболее важна способность жить настоящим, переживать каждый момент жизни во всей его полноте, ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего, видеть свою жизнь целостной .

В результате проведенного регрессионного анализа было установлено, какие личностные характеристики влияют на наиболее выраженные параметры самоактуализации у мужчин и у женщин (табл. 1 и 2) .

Как упоминалось выше, у женщин наиболее выражены следующие компоненты самоактуализации: самопринятие, гибкость поведения, самоуважение. Изучение степени влияния личностных характеристик на их формирование показало, что такие коммуникативные черты личности, как робость, застенчивость, с одной стороны, и высокая доминантность, с другой, препятствуют формированию самопринятия у женщин, а богатое воображение, как выраженность интеллектуальных свойств, способствуют развитию этого компонента самоактуализации. Снижает самопринятие у женщин и высокая ситуативная тревожность, входящая в эмоциональную сферу личности .

Склонность женщин к более быстрому и адекватному реагированию на изменяющуюся ситуацию проявляется при выраженных способностях к анализу и принятию нового опыта, а также при низкой степени застенчивости. Формированию самоуважения у женщин в большей мере способствуют эмоциональные свойства личности: высокая самооценка и эмоциональная устойчивость при столкновении со стрессовыми ситуациями .

У мужчин три первых места среди показателей самоактуализации занимают «Самопринятие», «Самоуважение» и «Гибкость поведения», «Ориентация во времени» .

На формирование самопринятия, самоуважения и ориентации во времени влияют коммуникативные и эмоциональные свойства личности. Принятие себя у мужчин обусловливается общительностью и эмоциональной стабильностью в поведении и взаимодействии с людьми. Формированию самоуважения способствуют такие черты личности, как спокойствие и уверенность в себе. На компонент «Ориентация во времени», отражающий способность жить настоящим и видеть свою жизнь целостной, влияют ориентация на собственное мнение, самостоятельность в поведении и принятии Взаимосвязь самоактуализации и эмоционально-личностных характеристик у студентов решений и отсутствие тревожности при возникновении неординарных и даже опасных ситуаций .

Гибкость поведения зависит сразу от выраженности трех личностных свойств – интеллектуальных, эмоциональных и регуляторных. Способность к быстрому и адекватному реагированию на изменяющуюся ситуацию зависит от степени выраженности аналитичности мышления, расчетливости, эмоциональной устойчивости, активности и самоконтроле поведения .

ВЫВОДЫ

Таким образом, проведенное исследование позволило сделать следующие выводы .

1. Различия по личностным характеристикам между полами касаются в основном эмоциональной сферы. Женщины более мечтательны, идеалистичны, откровенны, не сдержаны эмоционально, тревожны, активны, с высоким творческим потенциалом. Мужчины, в свою очередь, более реалистичны, спокойны, сдержаны, честолюбивы, трезво смотрят на вещи. Самооценка и застенчивость в этот период, очевидно, в большей мере обусловлены не столько с половыми характеристиками, сколько индивидуально-личностными особенностями .

2. В целом, у студентов в период ранней взрослости достаточно выражен уровень самоактуализации. Такие компоненты самореализации, как самопринятие, самоуважение и гибкость поведения, проявляющиеся у женщин, позволяют им позитивно воспринимать себя и быть гибкими во взаимодействии с окружающими людьми. Самопринятие, гибкость в поведении, ценностные ориентации и ориентация во времени, характерные компоненты самореализации мужчин, свидетельствуют о высокой самооценке, гибкой реализации своих ценностей в поведении, умении во всей полноте воспринимать и переживать настоящий момент своей жизни .

3. Половая специфика включенности параметров самоактуализации в личностную сферу проявляется в том, что у женщин выявлено большее количество взаимосвязей между личностными характеристиками и компонентами самоактуализации, у них больше связей с параметрами эмоциональной сферы личности. Для женщин наиболее значимый компонент самоактуализации – независимость в своих поступках, стремление руководствоваться собственными целями, убеждениями, установками и принципами. Для мужчин наиболее важна способность жить настоящим, переживать каждый момент жизни во всей его полноте, ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего, видеть свою жизнь целостной .

4. Влияние личностных характеристик на параметры самоактуализации проявляется в соответствии с половой спецификой. Так на параметры самоактуализации у женщин влияет больше личностных характеристик, чем у мужчин. Причем на самоактуализацию женщин в большей степени влияют характеристики коммуникативных, эмоциональных и интеллектуальных свойств, тогда как на самоактуализацию мужчин – коммуникативных и регуляторных .

Данные, полученные в исследовании, можно использовать в психологическом консультировании и психологическом сопровождении студентов и молодежи при принятии важных решений в основных возрастных задачах и осуществлении жизненных выборов, связанных с личностным, социальным и профессиональным развитием .

–  –  –

14. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990 .

15. Фрейджер Р., Фейдимен Д. Большая книга психологии. Личность. Теории, упражнения, эксперименты. СПб., 2008 .

16. Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности: 2-е изд. М., 2008 .

17. Чудновский В.Э. О некоторых прикладных аспектах проблемы смысла жизни // Мир психологии. 2001. № 2 .

18. Чудновский В.Э. Становление личности и проблема смысла жизни. М., 2006 .

А.И. КОЛЬЦОВА, А.Ю. ПАСТОРОВА e-mail: 8718025@gmail.com Специализация «Психология социальной работы»

ОТНОШЕНИЕ К ДЕТЯМ С ОСОБЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ

У ШКОЛЬНИКОВ РАЗНОГО ВОЗРАСТА

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

В разных сферах современного общества появляется все больше информации о людях с особыми потребностями (также в литературе можно встретить понятие «люди с ограниченными возможностями здоровья»), в частности, о детях. Эта тема не только перестала быть «закрытой», но и актуализировалась: особенно в сфере образования и воспитания. Изменения в российской системе образования и обществе привели к закреплению идеи о возможности совместного обучения детей с ограниченными возможностями здоровья и нормативным развитием как одной из форм образования. Такая форма получила название «интегративное» образование (Зайцев 1999). Мировая практика интеграции показывает, что дети, с раннего возраста научившись доброжелательному взаимодействию и сотрудничеству со сверстниками с особыми потребностями, не страдают «психологией расизма» и в подростковом, и в старшем возрасте, имеют меньше предрассудков и стереотипов (Васильева 2006) .

Одно из важнейших условий при расширении пространства для развития интегративного обучения и воспитания – формирование толерантного отношения в обществе к лицам с ограниченными возможностями. Общество должно предоставить любому человеку право выбора вида образования в зависимости от его интересов, потребностей, возможностей .

В последнее время наравне с понятием интеграции существует понятие инклюзии. Концепция интеграции отражает создание специальных условий для детей с особенностями развития в существующей системе образования. То есть при объединении обычных детей и их сверстников с ограниченными возможностями для последних не создаются изолированные учреждения, а необходимые им специальные условия и адаптивно-развивающая среда организуются, например, в системе массового образования. Концепцией включения (инклюзии) предполагается создание школы для всех учащихся в соответствии с потребностями всех и каждого и обеспечение обществом возможностей для более полной реализации своих потребностей (Крестинина, Салтыкова 2009). Включение (инклюзия) дает возможность всем детям принимать участие не только в образовательных, но и в социальных программах. Инклюзивный подход предполагает более широкий круг действий и инициатив .

Процесс интеграции или инклюзии – довольно сложное явление; именно из-за его сложности возникает необходимость изучения таких феноменов, сопровождающих этот процесс, как эмпатия и толерантность .

Психологи неоднозначно трактуют содержание понятия «эмпатия». В связи с этим в работах многих исследователей эмпатия рассматривается под терминами «социальная сензитивность», «доброжелательность», «чуткость», «доверительность», «эмоциональная идентификация», «гуманные отношения», «сопереживание», «сочувствие». В самом общем виде она определяется как способность индивида эмоционально отзываться на переживания других людей и предполагает субъективное восприятие другого человека, проникновение в его внутренний мир, понимание его переживаний, мыслей и чувств (Г. Олпорт, Д.Б. Эльконин). Толерантность также представляет собой сложное, противоречивое явление. В качестве составных частей трактовки толерантности рассматриваются понятия допущения, понимания, принятия, терпимости, устойчивости. В основе определения понятия толерантности лежат те или иные ее аспекты, в результате чего толерантность определяется как: активная позиция личности, индивидуальное свойство, личное качество, черта характера, мировоззрение, система взглядов, моральное правило, отношение, практика поведения, психоэмоциональная устойчивость личности, способность, тип социальных отношений. Пусковой механизм появления и проявления толерантности/интолерантности – это обнаружение различий между людьми, группами, государствами, культурами и способ реагировать на них: «война» или «мир»

(Валитова 1999). Предполагается, что толерантность позволяет человеку принимать «чужое» (другое, иное, отличное), не теряя при этом собственной идентичности .

_____________

© А.И. Кольцова, А.Ю. Пасторова, 2013 А.И. Кольцова, А.Ю. Пасторова Таким образом, как толерантность, так и эмпатия — сложные, многоаспектные и многокомпонентные феномены, формирующиеся в детстве и подростковом возрасте. При этом лишь небольшое количество обнаруженных литературных источников, в которых представлены исследования эмпатии и толерантности у подростков касаются изучения их отношения к людям с особыми потребностями. Этим аспектам инклюзивной формы образования в системе массовых школ и посвящено данное исследование .

Цель исследования – изучение отношения к сверстникам с особыми потребностями у школьников. Задачи исследования – выявление возрастных особенностей эмпатии и толерантности у детей школьного возраста, на примере учеников 4-х, 9-х и 11-х классов. Гипотезы исследования – существуют возрастные особенности проявления эмпатии и толерантности, причем, чем старше школьники, тем выше у них уровни эмпатии и толерантности .

Предмет исследования – характеристики эмпатии и толерантности, а именно «принятие людей с особыми потребностями», «осведомленность о людях с особыми потребностями», «общий уровень эмпатии», «доброжелательное отношение к другим», «показатель доверия» .

Объект исследования – учащиеся 4-х, 9-х и 11-х классов школ Санкт-Петербурга .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 135 детей, посещающих 4-е, 9-е и 11-е классы гимназий № 209, Центрального района и № 196 Красногвардейского района города Санкт-Петербурга, из них:

42 человека – ученики четвертых классов (14 мальчиков и 28 девочек); 46 человек – ученики девятых классов (16 мальчиков и 30 девочек) и 47 человек – ученики одиннадцатых классов (23 мальчика и 24 девочки). Выборки учеников 4-х, 9-х и 11-х классов были гомогенны по следующим характеристикам: образовательный уровень гимназий, социальный статус и уровень успеваемости учеников. Эти выборки также предварительно сравнивались по показателю «Наличие в близком окружении людей с особыми потребностями» и значимо не различались по изучаемому признаку .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Методика И.М. Юсупова «Диагностика уровня поликоммуникативной эмпатии» (Диагностика… 2002). Показатели: «шкала достоверности» и «общий уровень эмпатии»;

2. Методика «Диагностика доброжелательности Кэмпбелла» (Фетискин, Козлов, Мануйлов 2002). Показатель: «доброжелательное отношение к другим»;

3. Методика «Экспресс-диагностика доверия Розенберга» (Фетискин, Козлов, Мануйлов 2002) .

Показатель: «показатель доверия»;

4. Методика Б. Борьесона (Borjeson 1974) «Опросник отношения к детям с особыми потребностями» (Перевод и адаптация И. А. Чистович и Е. В. Кожевниковой). Показатели: «принятие людей с особыми потребностями» и «осведомленность о людях с особыми потребностями»;

5. Методы математической обработки: U-критерий Манна–Уитни, многофакторный ANOVА, коэффициент r-корреляции Спирмена .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Вначале было проведено сравнение 4-х, 9-х и 11-х классов по показателю «наличие в близком окружении людей с особыми потребностями» (см. таблицу). Оказалось, что по данному показателю значимых различий между выборками не обнаружено. По показателю «принятие людей с особыми потребностями» ученики 11-х классов получили значимо более низкие баллы по сравнению с учениками 4-х и 9-х классов на высоком уровне значимости. При этом ученики 4-х и 9-х классов между собой значимо не различаются. По показателям «шкала достоверности» и «общий уровень эмпатии» ученики 4-х классов значимо отличаются от старшеклассников (9-е и 11-е классы). Также четвероклассники значимо отличаются от девяти- и одиннадцатиклассников по показателям «доброжелательное отношение к другим» и «доверия». Негативное отношение к другому со стороны мальчиков детерминируется возрастом испытуемых: чем старше возраст, тем резче проявляется негативное отношение среди мальчиков к человеку с особыми потребностями (r=0,527, p 0,05). В свою очередь, негативное отношение к человеку с особыми потребностями будет обусловливать снижение общей эмпатии (r=0,762, p 0,05). Общий уровень эмпатии девочек взаимосвязан с наличием или отсутствием в их близком окружении людей с особыми потребностями (r=0,562, p 0,05) .

То есть можно предположить, что чем больше девочки знают о людях с особыми потребностями, тем они более склонны к сочувствию по отношению к таким людям .

Отношение к детям с особыми потребностями у школьников разного возраста Результаты сравнения характеристик толерантности и эмпатии у школьников 4-х, 9-х и 11-х классов

–  –  –

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ полученных данных показал, что уровень принятия людей с особыми потребностями у учеников четвертых классов оказался достоверно выше (p0,001), чем у старшеклассников (9-х и 11-х классов). А по показателю «принятие людей с особыми потребностями» ученики 11 классов получили значимо более низкие баллы (р0,001) по сравнению с учениками 4-х и 9-х классов .

По-видимому, дети возраста 10–11 лет наиболее открыты к окружающим, более склонны к сочувствию по отношению к другим людям, чем подростки (ученики средней и старшей школы). Это отчасти подтверждается тем, что общий уровень эмпатии достоверно выше именно у четвероклассников (р0,001). Кроме того, ученики средней и старшей школ (9-е и 11=е классы) продемонстрировали склонность давать социально приемлемые ответы (по шкале достоверности), в то время как ученики четвертых классов отвечали то, что думали на самом деле .

Также стоит отметить, что мальчики (из 4-х, 9-х, 11-х классов) продемонстрировали значимо более высокий уровень доверия по сравнению с девочками (р0,001). Возможно, это связано с тем, что мальчики этого возраста более любопытны и подвижны, а девочки более осторожны .

И у мальчиков и у девочек обнаружены статистически значимые положительные взаимосвязи: между критериями «шкала достоверности» и «общий уровень эмпатии» (p0,05) и между критериями «доброжелательное отношение к другим» и «показатель доверия» (p0,05). Направленность мальчиков на позитивные отношения к другому, как обнаружено, взаимосвязана со снижением уровня позитивного интереса к другому с возрастом, что в итоге, по-видимому, будет обусловливать негативное отношение к детям с особыми потребностями. Кроме того, негативное отношение к другому со стороны мальчиков взаимосвязано с возрастом испытуемых: чем старше возраст, тем резче проявляется негативное отношение среди мальчиков к человеку с особыми потребностями. У девочек повышение уровня информированности взаимосвязано с высоким уровнем эмпатии к детям с особыми потребностями. При этом общий уровень эмпатии девочек взаимосвязан с наличием или отсутствием в их близком окружении людей с особыми потребностями. То есть те девочки, которые близко знакомы с такими «особенными» людьми, показали более высокий общий уровень эмпатии. Кроме того, общий уровень эмпатии находится во взаимосвязи с принятием людей с особыми потребностями и с показателем доверия. Можно предположить, что чем выше у ребенка показатель доверия, тем выше его общий уровень эмпатии, а следовательно, тем лучше его принятие людей с особыми потребностями .

ВЫВОДЫ

Таким образом, учащиеся 4-х классов показали значимо более высокую степень принятия людей с особыми потребностями, эмпатии, доверия и доброжелательного отношения к другим по сравнению с учащимися более старшего возраста (с возрастом эти показатели снижаются), а также лучшую информированность о детях с особыми потребностями. При этом ученики 4-х классов значимо меньше заботились о социальной приемлемости своих ответов. Лучшая информированность четвероклассников о детях с особыми потребностями может быть связана с тем, что в этом возрасте ученики еще более отзывчивы и любознательны, а следовательно более восприимчивы к получе

<

А.И. Кольцова, А.Ю. Пасторова

нию информации такого рода. Они еще более открыты к окружающим, более склонны к сочувствию по отношению к другим людям .

Было обнаружено также, что негативное отношение к другому со стороны мальчиков взаимосвязано с возрастом испытуемых: чем старше возраст, тем резче проявляется негативное отношение среди мальчиков к человеку с особыми потребностями. Возможно, это объясняется переходом в подростковый возраст, когда мальчики могут становиться более агрессивными, ориентированными на самих себя, а не на окружающих, и именно поэтому наблюдается снижение их эмпатийных реакций. Мальчики-подростки находятся как бы в промежуточном, пограничном положении между различными возрастными группами, что накладывает определенный отпечаток на психику человека и может выражаться в повышенной тревожности, эгоцентричности, неконтактности в общении и агрессивности. Отношение девочек к детям с особыми потребностями в целом зависит от информированности о людях с особыми потребностями. То есть можно предположить, что чем больше девочки знают о людях с особыми потребностями, тем более они склонны к сочувствию по отношению к таким людям. Вероятно, это связано с большей склонностью девочек заботиться о ком-либо .

В заключение можно предположить, что дети младших классов с большей готовностью отнесутся к появлению в классе учеников с ограниченными возможностями здоровья, а для старшеклассников работа по принятию ими особых учеников должна различаться для мальчиков и девочек. Девочкам поможет информирование их о ровесниках с особыми потребностями, а мальчики, по-видимому, будут сохранять некоторую социальную дистанцию с такими одноклассниками, если их знакомство с ровесниками с особыми потребностями произойдет в старших классах .

ЛИТЕРАТУРА

1. Валитова Р.Р. К истории понятия толерантности. М., 1999 .

2. Васильева Е.Н. К проблеме возрастной сензетивности в проявлении эмпатии у детей дошкольного возраста. М., 2006 .

3. Зайцев Д.В. Образовательная интеграция детей с ограниченными возможностями. Саратов, 1999 .

4. Диагностика эмоционально-нравственного развития / ред. и сост. И.Б. Дерманова. СПб.,

5. Крестинина И.Л., Салтыкова М.А. Проблемы интегрированного обучения лиц с особыми образовательными потребностями. М., 2009 .

6. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М., 2002 .

7. Borjeson В. Samhallsforandringar och brottislighet. Stockholm, 1974 .

Н.Ю. КРУТИЦКАЯ, В.Е. ВАСИЛЕНКО e-mail: ninа_krutitskaya@mail.ru Дополнительная образовательная программа профессиональной переподготовки

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

СЕЛЬСКИХ И ГОРОДСКИХ СТАРШИХ ДОШКОЛЬНИКОВ,

ПОСЕЩАЮЩИХ ГДОУ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Актуальность исследования обусловлена тем, что дошкольный возраст – это период первоначального фактического склада личности, и важнейшим фактором развития личности становится социальное взаимодействие. В процессе социального взаимодействия определяющее значение играют эмоции. Эмоциональная сфера человека представляет собой сложную регуляторную систему, и нарушения в этой сфере препятствуют свободному взаимодействию личности с окружающим миром, приводят к отклонениям в личностном развитии, стимулируют появление соматических расстройств. Корни большинства эмоциональных проблем взрослых кроются в детском и подростковом возрасте. В эти периоды психика человека наиболее сензитивна как к травмирующим воздействиям, так и к усвоению тех или иных способов эмоционального реагирования и поведения .

Эмоциональный опыт ребенка, т. е. опыт его переживаний, может иметь как позитивную, так и негативную окрашенность, что оказывает непосредственное влияние на его актуальное самочувствие. Современные научные данные убедительно показывают, что результат положительнонаправленного детского опыта: доверие к миру, открытость, готовность к сотрудничеству обеспечивает основу для позитивной самореализации растущей личности (Кошелева 2000) .

Для психического здоровья детей необходима сбалансированность положительных и отрицательных эмоций, обеспечивающая поддержание душевного равновесия и жизнеутверждающего поведения (Костерина 1999; Кошелева 2000) .

Новизна нашего исследования заключается в многостороннем сравнительном анализе эмоционального развития сельских и городских детей, посещающих государственные дошкольные учреждения (ГДОУ). Особенности личностного и эмоционального развития ребенка, проживающего в сельской и городской местности, во многом определяются окружающей его социокультурной средой. Воздействие факторов этой среды влияет на развитие личности в целом и в частности на ее эмоциональное развитие .

Ключевые моменты эмоционального развития ребенка старшего дошкольного возраста (5–7 лет) – освоение социальных форм выражения эмоций, вербализация своего эмоционального состояния. Благодаря речевому развитию эмоции становятся осознанными, формируется чувство долга, получают дальнейшее развитие эстетические, интеллектуальные, праксические и моральные чувства, чувство юмора. Ребенок овладевает умением сдерживать бурные, резкие выражения чувств, эмоций; развивается эмпатия. Возникают высшие чувства – любовь и привязанность; становятся более глубокими чувства гордости и самоуважения (это – одно из эмоциональных компонентов самооценки ребенка, во многом мотивируют его поведение). Эмоции представляют собой показатель общего состояния ребенка, его психического и физического самочувствия. Появляется логика чувств, формируются устойчивые эмоциональные комплексы. Основные эмоциональноличностные проблемы дошкольников: страхи, повышенная тревожность, агрессивность и конфликтность .

Для эмоционального развития детей важны как положительные, так и отрицательные эмоции .

Развитие эмоций происходит как их дифференциация, как обогащение переживаний. Дифференциация эмоций и обогащение переживаний связаны с общим развитием личности ребенка, расширением круга явлений, вызывающих эмоциональный отклик (от врожденной органической потребности – до взаимоотношений с другими людьми, оценки собственных поступков, восприятия событий общественной жизни). Однако только дифференциацией эмоций невозможно определить полноту взаимоотношения отрицательных и положительных эмоций в эмоциональной сфере личности .

Б.Г.Ананьев указал на проблему поляризации чувств, описал их амбивалентность (Ананьев 1980) .

Амбивалентность эмоций – внутреннее противоречивое эмоциональное состояние или переживание, связанное с двойственным отношением к человеку, предмету, явлению, характеризуется его одновременным принятием и отвержением. Амбивалентность эмоций и чувств достаточно рано ______________

© Н.Ю. Крутицкая, В.Е. Василенко, 2013 Н.Ю. Крутицкая, В.Е. Василенко проявляется у детей. Важно исследовать не только роль «отрицательных» и «положительных» эмоций в развитии и регуляции деятельности и поведения ребенка, но и роль их соотношения в развитии эмоциональной сферы детей (Орехова 2008) .

Мало исследованы также и инверсии эмоций. Инверсия – процесс и результат перестановки или переворачивания, вплоть до противоположности мотивов, установок, желаний, реакций, и др .

Для современных точек зрения на инверсию эмоций характерен подход к рассмотрению инверсии как механизма психологической защиты. В случае физического или психического травмирования происходит смещение страха или других отрицательных эмоций с одного объекта на другой, или замена отрицательной эмоции на положительную. Как механизм психической защиты инверсия эмоций повышает устойчивость к стрессам, травмирующим ситуациям, смягчает межличностные конфликты (там же). По мнению И.В. Дубровиной, именно социальные факторы, такие как педагогическая несостоятельность семейного и школьного воспитания, приводят к инверсии, отвержению детьми социальных ценностей (Дубровина 2010) .

Проблеме эмоций уделяли внимание отечественные и зарубежные психологи (И.А. Сикорский, Н.Н. Ланге, В.В. Зеньковский, А.В. Запорожец, Л.И. Божович, В.К. Вилюнас, Я. Рейковский, Е.П. Ильин (2008), В. Вундт, Э. Титченер, Т. Циген, У. Джеймс, К. Ланге, Ч. Дарвин, К. Изард (1980) и др.). Психологи внесли огромный вклад в теоретическое и экспериментальное изучение эмоций и чувств (Леонтьев 1981; Щетинина 1984; Кошелева, Перегуда, Шаграева 2003;

Изотова, Никифорова 2004), хотя еще очень много нерешенных проблем .

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что пять-семь лет – это возраст, когда ребенок начинает осознавать себя среди других людей, когда он выбирает позицию, из которой будет исходить при выборе дальнейшего поведения .

Цель исследования – сравнительный анализ эмоционального развития сельских и городских детей старшего дошкольного возраста, посещающих ГДОУ .

Задачи исследования .

1. Выявить особенности идентификации эмоций и степень дифференцированности – обобщенности эмоциональной сферы у старших дошкольников из сельского и городского ГДОУ .

2. Выявить уровень тревожности и социальные переживания детей старшего дошкольного возраста .

3. Изучить представления родителей об эмоциональных особенностях их ребенка .

4. Проанализировать различия в показателях эмоциональной сферы у мальчиков и девочек, а также с учетом наличия сиблингов у детей .

5. Провести сравнительный анализ уровневых и структурных характеристик эмоциональной сферы детей из сельского и городского ГДОУ .

Гипотеза исследования. Городские старшие дошкольники, посещающие ГДОУ, отличаются более высоким уровнем идентификации эмоций и в то же время более высокой тревожностью по сравнению с сельскими детьми, посещающими ГДОУ .

Предмет исследования – различия в уровневых и структурных характеристиках эмоциональной сферы сельских и городских старших дошкольников, посещающих ГДОУ .

Объект исследования – эмоциональные особенности сельских и городских старших дошкольников, посещающих ГДОУ (идентификация эмоций, амбивалентность эмоций, инверсии, тревожность, социальные переживания) и представления родителей об эмоциональных особенностях детей .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Экспериментальное исследование было проведено в ноябре 2011 г. – январе 2012 г. в двух группах ГДОУ № 104 Невского района Санкт-Петербурга и одной группы ГДОУ деревни Янино (Ленинградская область). В исследовании приняли участие 50 детей (25 детей – из сельского детского сада, 25 детей из городского детского сада) и 50 родителей (из них 24 родителя девочек и 26 – мальчиков). Исследование проводилось в возрастной категории: 5–7 лет. Средний возраст сельских детей – 6,1 год, средний возраст городских детей – 5,7 лет .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Использовались следующие психодиагностические методы .

1. Методика Е.И. Изотовой «Эмоциональная идентификация» с целью выявления особенностей идентификации эмоций различных модальностей у детей дошкольного возраста .

Сравнительный анализ эмоционального развития сельских и городских старших дошкольников…

2. Методика «Домики» О.А. Ореховой с целью изучения степени дифференцированностиобобщенности эмоциональной сферы детей, шкалы актуальных ценностей, предпочтений определенных видов деятельности .

3. Тест тревожности Р. Тэммл – М. Дорки – В. Амен с целью определения уровня тревожности детей .

4. Методика «Оцени поведение» А.Л. Венгера с целью изучения социальных переживаний ребенка старшего дошкольного возраста на основе его способности оценивать поведение по заданным моральным критериям и нормам .

5. Анкета-опросник для родителей Е.И. Изотовой с целью изучения степени участия родителей в эмоциональном развитии детей и их представлений об эмоциональных особенностях их ребенка .

Методы математико-статистической обработки данных

1. Описательные статистики .

2. Многофакторный дисперсионный анализ по факторам:

место проживания (село, город);

пол (мальчики, девочки);

взаимодействие этих двух факторов;

наличие сиблингов .

3. Корреляционный анализ, по Спирмену, по двум выборкам:

дети из сельского детского сада;

дети из городского детского сада .

4. Факторный анализ с применением варимакс-вращения .

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведенное исследование частично подтвердило выдвинутую гипотезу и позволило сформулировать следующие выводы .

1. Показатели восприятия и понимания эмоций у дошкольников находятся на среднем уровне. Наименее сформирована идентификация эмоций – ее показатели оказались ниже среднего уровня. Так, из 10 фотографий с различными эмоциями дети идентифицировали в среднем всего 4 эмоции (1 – высший уровень, 2 – средний уровень, 3 – низкий уровень, т. е. чем меньше значение, тем выше уровень сформированности показателей) .

Рис. 1. Средние показатели идентификации эмоций у сельских и городских дошкольников По оси абсцисс – место проживания; по оси ординат – средние показатели эмоций Значимых различий в показателях восприятия и понимания эмоций детьми из сельского и городского ГДОУ не выявлено. Показатели идентификации эмоций у детей из городского ГДОУ выше, чем у детей из сельского ГДОУ (p0,05) (см. рис.1) .

2. Общие показатели амбивалентности и инверсии ниже среднего уровня. Показатели амбивалентности выше у сельских дошкольников по сравнению с городскими (p0,05) (рис.2) .

Н.Ю. Крутицкая, В.Е. Василенко 60% 50% 40%

–  –  –

10% 0% Рис. 2. Сравнительный анализ проявления амбивалентности у сельских и городских детей По оси абсцисс – амбивалентности (от 0 до четырех); по оси ординат – численность детей (в%) Общие показатели степени приемлемости позитивных эмоций у дошкольников (счастье, справедливость, дружба, доброта, восхищение) выше среднего уровня. Показатели степени приемлемости негативных эмоций у дошкольников (горе, обида, ссора, злоба, скука) находятся на среднем уровне. Статистически значимые различия выявлены только в оценке показателя «счастье» .

Для сельских детей понятие «счастье» более позитивно окрашено, чем для городских (p=0,01) .

Выявлено, что 8% сельских и 48% городских детей характеризуются дифференцированной эмоциональной сферой, – они проявили дифференциацию эмоциональных категорий позитивного и негативного содержания при раскрашивании. 92% сельских детей и 62 % городских детей имеют от одной до четырех амбивалентностей. 60% сельских и 80% городских детей – дети с инверсиями в эмоциональной сфере, проявляющиеся при раскрашивании эмоциональных категорий позитивного и негативного содержания .

3. Средний показатель тревожности у дошкольников сельского ГДОУ соответствует высокому уровню тревожности, а у дошкольников городского ГДОУ – среднему (рис. 3). Но это различие не будет статистически достоверным по данным дисперсионного анализа .

Рис. 3. Диаграмма степени проявления тревожности (средние показатели тревожности) у сельских и городских детей

4. Проведенное исследование показало, что общие показатели социальной нормативности находятся на среднем уровне. При этом показатели уровня социальной нормативности выше у дошкольников городского ГДОУ, что статистически значимо (p0,05) (рис. 4), т. е. дети городского детского сада более адекватно оценивают поведение других детей по заданным моральными критериями нормам .

5. Выявлено, что степень участия родителей в эмоциональном развитии детей сельского и городского ГДОУ выше среднего уровня. Но, несмотря на общую тенденцию, степень участия отдельных родителей в эмоциональной жизни детей минимальная, что отражается в их ответах по анСравнительный анализ эмоционального развития сельских и городских старших дошкольников… кете-опроснику. Значимых различий в показателях участия родителей в эмоциональном развитии детей в сельском и городском ГДОУ не выявлено (см. рис. 5) .

6. Дисперсионный анализ не показал влияния факторов пола ребенка, наличия у него сиблингов и взаимодействия факторов пола и места проживания (село или город) на показатели эмоционального развития детей .

–  –  –

7. Структура взаимосвязей показателей эмоционального развития детей из сельского ГДОУ отличается низкой степенью интеграции (8 взаимосвязей), а структура взаимосвязей показателей эмоционального развития детей из городского ГДОУ отличается более высокой степенью интеграции (21 взаимосвязь). При этом у городских детей наряду с инверсиями системообразующим выступает показатель социальных переживаний, который у сельских детей не имеет ни одной значимой взаимосвязи. Таким образом, социальная нормативность интегрирована в структуру эмоциональной сферы у городских детей в отличие от сельских. Эти данные позволяют говорить о большей зрелости эмоциональной сферы у городских дошкольников .

8. Факторный анализ, проведенный по данным всей выборки для получения общей картины о специфике эмоциональной сферы дошкольников, выявил три фактора, которые были названы:

амбивалентность – инверсия (включает в себя общие показатели амбивалентности и инверсии, а также показатели дифференцированности–обобщенности эмоциональной сферы – обида, ссора, злоба, скука, дружба, степень социальной нормативности, восхищение, справедливость);

распознавание эмоций (включает восприятие, понимание, идентификацию эмоций и тревожность);

благоприятный эмоциональный климат в семье (степень включенности родителей в эмоциональное развитие детей, а также показатели дифференцированности–обобщенности эмоциональной сферы – счастье, восхищение, справедливость) .

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Основные результаты исследования следующие: показатели восприятия и понимания эмоций у старших дошкольников находятся на среднем уровне; наименее сформирована идентификация эмоций, при этом городские дети отличаются более высоким уровнем идентификации эмоций;

сельские дети имеют более высокие показатели амбивалентности эмоций; уровень социальной нормативности выше у городских дошкольников; не выявлено влияния факторов пола и наличия сиблингов на показатели эмоциональной сферы. Выявлено, что для 60% сельских и для 80% городских дошкольников характерны инверсии в эмоциональной сфере .

По данным нашего исследования мы не можем говорить о более высокой тревожности городских детей: значимых различий не выявлено, при этом у сельских детей выявлен высокий уровень тревожности, а у городских – средний. Эти данные требуют дальнейшего уточнения и, возможно, связаны со спецификой семейной ситуации у сельских и городских детей. Новизна нашего исследования заключается в сравнении эмоционального развития сельских и городских детей. Полученные результаты говорят о том, что особенности окружающей среды и социума оказывают влияние на Н.Ю. Крутицкая, В.Е. Василенко развитие эмоциональной сферы детей, что проявилось в показателях идентификации эмоций, амбивалентности эмоций .

Проведенное исследование показало, что степень участия родителей в эмоциональном развитии детей сельского и городского ГДОУ выше среднего уровня. Но несмотря на общую тенденцию, степень участия отдельных родителей в эмоциональной жизни детей минимальная, что отражается на эмоциональном развитии их детей, а также способствует возникновению проблем в детскородительских отношениях .

Анализ взаимосвязей между показателями эмоционального развития в сельской и городской местности позволяет говорить о большей зрелости эмоциональной сферы у городских дошкольников (у этой группы детей социальная нормативность интегрирована в структуру эмоциональной сферы в отличие от сельских). В то же время более интегрированная структура взаимосвязей эмоциональных показателей у городских детей может быть связана и с большей шаблонностью, стереотипностью в их ответах, что, в свою очередь, можно объяснить большим влиянием в городе на детей средств массовой информации) .

Результаты факторного анализа подтверждают, что распознавание эмоций – отдельный фактор, включающий восприятие, понимание, идентификацию эмоций. При чем в этот фактор входит также тревожность. Таким образом, показано, что тревожность взаимосвязана с распознаванием эмоций: более тревожные дети распознают эмоции лучше. Другой фактор составили амбивалентность и инвертированность эмоциональной сферы, а также социальная нормативность. Это можно объяснить тем, что проявления амбивалентности и инверсии связаны с процессом усвоения ребенком социальных эталонов. Чем более затруднен процесс социализации, тем более инвертированной и амбивалентной может оказаться эмоциональная сфера дошкольника. И, наконец, выделился третий фактор – «благоприятный эмоциональный климат в семье». Его компоненты говорят о взаимосвязи включенности родителей в эмоциональное развитие детей и дифференцированности позитивных эмоций у детей .

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения его результатов для психологической работы с детьми, направленной на развитие их эмоциональной сферы .

ВЫВОДЫ

Таким образом, гипотеза нашего исследования подтвердилась только в части идентификации эмоций (выше у городских детей), а в части тревожности получены результаты, обратные ожидаемым .

Отметим также, что развитие ребенка теснейшим образом взаимосвязано с особенностями мира его чувств и переживаний, эмоции влияют на познавательные процессы, поведение ребенка, определяя направленность его внимания, особенности восприятия окружающего мира, логику суждений, эмоции являются индикатором состояния ребенка. Сама по себе эмоциональная сфера качественно не развивается, ее необходимо развивать. И главными помощниками в этом должны быть родители и воспитатели ГДОУ .

–  –  –

Е.Р. КУПЕР, Т.В. КОРНЕВА e-mail: ekaterinacooper@gmail.com Магистерская программа «Социология и психология здоровья»

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ

ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЖЕНЩИН

В КОНТЕКСТЕ РАННЕГО ВЫЯВЛЕНИЯ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

По данным Всемирной Организации Здоровья (2011) смертность от онкологических заболеваний составляет 7,6 млн человек в год и занимает второе место в мире среди неинфекционных заболеваний. У женщин рак молочной железы (РМЖ) стоит на первом месте среди онкологических заболеваний и составляет 19,3% от общего числа заболевших (Семиглазов, Топузов 2009). Около 66%, женщин, страдающих РМЖ, не подозревают о существовании факторов риска заболевания (Пак, Рассказова, Ермощенкова 2010) .

Социально-психологическая проблематика, связанная с РМЖ, весьма разнообразна. Известно, что представление женщин о РМЖ, в большинстве случаев недостаточно реалистичное и сопровождается появлением мифов и негативных установок. В результате происходит искажение образа болезни и как следствие – неадекватное представление о процессе лечения и возможностях исхода заболевания (Cooper, Faragher 1993; Демин 1998; Чулков, Моисеенко 2009). Представления о РМЖ в российской культуре, с одной стороны негативны и травматичны, а с другой, высоко стигматизированы. Это приводит к информационному вакууму и обращению за помощью на поздних стадиях заболевания. Отмечено, что в настоящее время в 80% случаев РМЖ выявляется больной самостоятельно, в 10% – при врачебном осмотре и только в 10% – при маммографии. Выявляемость заболевания в целом по стране низкая – 18%, а показатель запущенности (на III и IV стадии), напротив, высокий – около 40%. Отсюда высокие показатели смертности от РМЖ: летальность на первом году с момента установления диагноза равна 11,9% (Корженкова, Долгушин, Полунина 2010) .

Отсутствие в нашей стране массовых скрининговых программ, поведенческих интервенций и программ первичной профилактики рака молочной железы приводит к более позднему выявлению заболевания и, как следствие, развитию более тяжелых форм РМЖ у женщин .

Настоящая работа относится к междисциплинарным исследованиями, выполненным на стыке медицины, психологии и социологии, теоретическую парадигму которых составляет биопсихосоциальная модель. В этой теории здоровье женщин связано с их внутренним психоэмоциональным состоянием и с особенностями внешней среды, отраженной в социально-демографических показателях (Гурвич 1998) .

В результате анализа большого литературного массива теоретических и эмпирических исследований здоровьесберегающего поведения был выявлен перечень факторов, которые, по мнению различных авторов, значимые и связанны с медико-социально-психологическими характеристиками онкологического заболевания.

Все факторы были разделены на блоки здоровьесберегающего поведения:

демографический – возраст, этническая принадлежность, вероисповедание;

социальный – образование, профессия, условия проживания и удовлетворенность ими, семейное положение и количество детей;

биологический – генетическая предрасположенность, применение гормональных препаратов, кормление грудью ребенка, стадия РМЖ;

поведенческий – ведение здорового образа жизни, курение, потребление алкоголя, участие в скрининговых программах РМЖ, скорость обращения к врачу при подозрении на образование в молочной железе;

изучения информированности – оценка программ первичной профилактики и общей информированности женщин о проблеме РМЖ в России, место получения информации и отношение к ней;

психологический – уровень эмоционального интеллекта, алекситимия, направленность локуса контроля .

______________

© Е.Р. Купер, Т.В. Корнева, 2013 Е.Р. Купер, Т.В. Корнева Цель исследования – определить социально-психологические и личностные характеристики, влияющие на здоровьесберегающее поведение в целом и, в частности, на время обращения к врачуонкологу у женщин с диагнозом РМЖ .

Задачи исследования .

Исследовать социально-демографические особенности женщин с диагнозом РМЖ .

Исследовать психоэмоциональные особенности женщин с диагнозом РМЖ .

Изучить связь между уровнем алекситимии и уровнем эмоционального интеллекта и локусом субъективного контроля .

Изучить связь между особенностями психоэмоциональной сферы женщин и временем обращения к врачу-онкологу, а также выявлением стадии заболевания РМЖ у женщин .

Гипотезы исследования .

1. Существует социальные детерминанты здоровьесберегающего поведения у женщин с диагнозом РМЖ .

2. Уровень алекситимии больных РМЖ связан с уровнем эмоционального интеллекта и локусом субъективного контроля .

3. Существует зависимость между психоэмоциональными особенностями личности и временем обращения к врачу-онкологу и, как следствие, выявлением стадии РМЖ у женщин .

Предмет исследования – социально-демографические и личностные характеристики женщин, больных РМЖ .

Объект исследования – женщины с диагнозом рак молочной железы .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 87 женщин с диагнозом РМЖ в возрасте от 32 до 82 лет, находящихся на лечении в онкологическом отделении СЗГМУ им. И.И. Мечникова. 85% испытуемых жительницы Санкт-Петербурга, 15% больных РМЖ постоянно проживают в других регионах Российской Федерации. Подавляющее большинство женщин считают себя принадлежащими к русской национальности –73,56%. 65% респондентов не придают значения своей национальной принадлежности, 27% считают, что национальность важна в определенной мере, остальные 8% женщин придают ей большое значение. 44,30% пациенток достигли пенсионного возраста и не заняты в трудовой деятельности, остальные женщины работают в различных сферах, при этом ни одну из этих сфер нельзя выделить в качестве преобладающей. Половина больных женщин с заболеванием РМЖ состоят в официальном браке (51,72%), однако можно говорить, что без партнера проживает только треть респондентов. Большая часть испытуемых (73,81%) считает, что их образ жизни до возникновения РМЖ можно назвать здоровым и не находят рациональных объяснений для возникновения подобного заболевания .

Распределение по стадиям заболевания испытуемых говорит о том, что большинство женщин обращаются на тех стадиях заболевания, когда появляются симптоматические признаки визуальные или болевые (см. табл. 1). Исключение составляют две группы женщин .

1. Женщины без видимых симптоматических признаков, у которых заболевание было обнаружено случайно (например, при диспансеризации) .

2. Женщины, которые обращаются на поздних стадиях при яркой симптоматической картине и сложном клиническом протекании. Однако при этом они максимально откладывают поход к врачу или осуществление самого лечения. Именно эта группа женщин представляет собой «мишень»

для нашего психологического исследования, поскольку, вероятно, их поведение обусловлено психоэмоциональными личностными особенностями и, как следствие, деструктивное для них самих .

Сравнивая распределение по стадиям заболевания и среднему времени отложенного обращения к врачу за помощью, от первых симптомов до похода к специалисту, можно проследить тенденцию увеличения стадии развития РМЖ в зависимости от времени пролонгации обращения .

В процессе исследования было выявлено несколько случаев, когда женщины, зная о диагнозе РМЖ, откладывали лечение на несколько лет, тем самым доводили заболевание, игнорируя симптомы, до распада тканей молочной железы, что, в свою очередь, приводит к осложнениям, например анемии .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании были использованы клинико-психологический метод (наблюдение, клиническая беседа) и психодиагностический метод, с помощью которых определялись социальные Социально-психологическая детерминация здоровьесберегающего поведения женщин… характеристики, личностные особенности и базовые психоэмоциональные характеристики, которые могли влиять на время обращения женщины к врачу-онкологу после обнаружения опухоли молочной железы .

–  –  –

Клиническая беседа проводилась в форме полуструктурированного интервью. Длительность интервью варьировалась от 30 до 70 минут .

Разработанная схема интервью, включала блоки вопросов по следующим темам: 1) социально-демографический блок, 2) сильные стрессовые эмоциональные переживания, непосредственно перед началом болезни и способы совладания с ними; 3) процесс обнаружения заболевания и постановки диагноза; 4) эмоциональные переживания, сопровождающие процесс простановки диагноза; 5) уровень информированности о проблеме РМЖ; 6) социально-психологическая оценка собственного статуса «онкологического больного» в рамках отношений с окружающими; 7) отношение к происходящему в настоящий момент и повседневные переживания; 8) индивидуальная оценка существующих скрининговых программ рака молочной железы; 9) психолого-диагностический блок включал оценку личностных и эмоциональных особенностей с помощью методики для измерения уровня субъективного контроля, Торонтской алекситимической шкалы (Ересько, Исурина, Койдановская 1994); опросника эмоционального интеллекта «ЭмИн» (Люсин, 2004) .

После обработки полученных данных, информация была категоризированна в зависимости от ответов респондентов. Проведение исследования было одобрено Этическим Комитетом СПбГУ факультета психологии в декабре 2012 г .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Для подтверждения поставленных гипотез, был установлен ряд признаков для математического анализа полученного массива данных .

Статистический анализ данных по шкалам «Время обращения» и «Стадия» позволил сделать вывод об отсутствии нормального распределения, что было подтверждено с помощью критерия Колмогорова-Смирнова (p0,05) .

В изученной группе больных средние значение по шкале «Время обращения» составило 4,8 месяца, а максимальное значение 42 месяца. Эти данные отражают стандартную практику обращения к врачу, в случае собственного обнаружения или подозрения на РМЖ. Большая часть женщин обращается к специалистам своевременно (не позднее двух месяцев после возникновения подозрения на онкологическое заболевание) .

Исследование подтвердило существование взаимосвязи между временем обращения и стадией онкологического заболевания. Позднее обращение пациенток за квалифицированной помощью существенно снижает эффективность лечения, и, соответственно понижает статистические шансы пациенток пройти пяти- и десятилетние пороги выживаемости .

С помощью математического анализа было обнаружено статистически значимая связь между временем обращения и такими факторами, как образование и наличие детей .

Для подтверждения первой гипотезы был использован метод однофакторного дисперсионного анализа. Среди всего массива социальных факторов полученных в результате проведенного полуструктурированного интервью были найдены различия по шкалам наличия детей и уровню образования (см. табл. 2 и 3) .

Е.Р. Купер, Т.В. Корнева

Сравнение средних в группах женщин с различным количеством детей .

Для анализа были определены 4 группы, по признаку «наличие и количество детей»: 1 – женщины, не имеющие детей; 2 – женщины, имеющие одного ребенка; 3 – женщины, имеющие двух детей; 4 – женщины, имеющие трех и более детей .

Таблица 2. Сравнение время обращения к врачу в группах с различным количеством детей

–  –  –

Из выше представленного анализа данных следует, что существуют статистически значимые различия между 1-й группой (женщины, не имеющие детей) и остальными группами (женщины, имеющие одного ребенка и более) по признаку время отложенного обращения к врачамспециалистам. Женщины, заботясь о своей семье и чувствуя ответственность за детей, более склонны к участию в скрининговых программах, а также более серьезно относятся к проблеме своего здоровья, в частности, это проявляется в своевременном обращении к врачам-специалистам .

Сравнение средних в группах женщин с различным уровнем образования .

Для анализа были определены 4 группы, по признаку «уровень образования»: 1 – среднее (полное) общее образование; 2 – среднее профессиональное; 3– высшее профессиональное; 4 – два и более высших образований .

Таблица 3. Сравнение время обращения к врачу в группах с различным уровнем образования

–  –  –

Из табл. 3 можно сделать вывод о существовании различий между группами 1–2 и 3–4 на высоком уровне статистической значимости, это означает, что группа женщин получивших высшее образование быстрее обращаются к врачам за медицинской помощью .

Для установления связи уровня алекситимии больных РМЖ с уровнем эмоционального интеллекта и локусом субъективного контроля был проведен статистический анализ данных диагностики эмоционального интеллекта (ОЭИ – общий эмоциональный интеллект, МЭИ – межличностный эмоциональный интеллект, ВЭИ – внутриличностный эмоциональный интеллект, ПЭ – пони

<

Социально-психологическая детерминация здоровьесберегающего поведения женщин…

мание эмоций, УЭ – управление эмоциями); результатов измерения уровня алекситимии и локуса субъективного контроля (ИО – шкала общей интернальности, ИС – шкала интернальности в семейных отношениях, ИМ – шкала интернальности в области межличностных отношений, ИЗ – шкала интернальности в отношении здоровья и болезни). Результаты представлены на рис 1 .

Распределение по всем шкалам по критерию Колмогорову-Смирнову соответствовало нормальному (p 0,05) .

С помощью корреляционного анализа r- Пирсона для метрических переменных была обнаружена сильная взаимосвязь (r=-0,63) между уровнем алекситимии (ТАШ) и общим эмоциональным интеллектом (ОЭИ) на высоком уровне статистической значимости (p0,01). Это означало, что пациентки – алекситимики оценили свои навыки выражения и работы с эмоциями ниже, чем пациентки в среднем по группе .

Рис. 1. Корреляционная плеяда № 1

Чем выше уровень межличностного эмоционального интеллекта (МЭИ), тем ниже уровень алекситимии на высоком уровне статистической значимости (r = -0,6; p 0,01). Такая же тенденция взаимосвязи сохранилась для шкалы понимания эмоций (ПЭ) (r = -0,54; p 0,01), шкалы внутриличностного эмоционального интеллекта (ВЭИ) (r = -0,48; p 0,01) и уровня алекситимии .

Было установлено отсутствие связи между уровнем алекситимии и показателями самооценки способности УЭ. Пациентки с высоким уровнем алекситимии, описывая свою жизнь в рамках эмоциональных переживаний, говорили о выражении эмоций как «о контроле, о постоянном сдерживании и не выражении своих текущих переживаний». Данный факт представляется интересным для дальнейшего исследования .

Высокая обратная корреляционная связь была обнаружена между уровнем алекситимии и ИО пациенток с РМЖ (r = -0,59; p 0,01). Таким образом, чем выше уровень алекситимии, тем выше экстернальность. Подобные выводы были сделаны на материалах других научных исследованиях (Nelson, Cohen 1993; Коростелева, Ротенберг 1993; Коркина, Елфимова 2003) .

Статистически достоверные связи были установлены между показателями уровня алекситими и результатами, полученными с помощью методики УСК. А именно, высокая отрицательная связь (r = -0,53, p 0,01) была выявлена со значениями по шкале интернальности в семейных отношениях (ИС) и (r = -0,45; p 0,05) со значениями по шкале интернальности в области межличностных отношений (ИМ) .

На высоком уровне статистической значимости (p 0,01) была установлена связь между ИО и ОЭИ (r = 0,49), т. е. люди, отличающиеся интернальным локусом контроля, как правило, обладают более высоким эмоциональным интеллектом. Многочисленные исследования показали, что интерналы более уверенные в себе, более спокойные и благожелательные, более популярные в сравнении с экстерналами. Их отличает более позитивная система отношений к миру и большая осознанность смысла и целей жизни. Уровень ИО коррелирует с показателями МЭИ (r = 0,38; p 0,05), и шкалой понимание эмоций (r = 0,37; p 0,05) .

Е.Р. Купер, Т.В. Корнева

Для подтверждения третьей гипотезы и оценки взаимосвязи времени отложенного обращения к врачам-специалистам и психологических характеристик женщин с диагнозом РМЖ был использован корреляционный анализ r-Спирмена для ранговых переменных .

В результате проведенного анализа (рис. 2) была обнаружена сильная взаимосвязь (r = 0,79) между временем обращения к врачу-специалисту и алекситимией (ТАШ) на высоком уровне статистической значимости (p 0,001). Это означает, что пациентки – алекситимики обращаются к врачам-специалистам существенно позже, чем пациентки в среднем по группе. Таким образом, такая связь подтверждает вторую гипотезу .

Были выявлены высокие отрицательные корреляционные связи времени обращения и структурных элементов эмоционального интеллекта, а именно общего эмоционального интеллекта (r = p 0,01), шкалы понимание эмоций (r = -0,52; p 0,01), внутриличностного эмоционального интеллекта (r = -0,48; p 0,01), межличностного эмоционального интеллекта (r = -0,33; p 0,05), шкалы управления эмоциями (r = -0,28; p 0,05) .

Также были установлены взаимосвязи времени обращения и общей интернальности на уровне высокой статистической значимости (r = -0,68; p 0,01). Чем ниже уровень субъективного контроля над своими действиями, значимыми жизненными событиями у женщин с диагнозом РМЖ, тем продолжительнее время обращения к врачу–специалисту .

Шкалы интернальности в области межличностных отношений (r = -0.53) и интернальности в семейных отношениях (r = -0,57) находятся в корреляционной зависимости со временем обращения к врачу (p 0,01) .

Рис. 2. Корреляционная плеяда № 2

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Существуют многочисленные исследования, где было показано однозначное соответствие между временем обращения к врачу и стадией онкологического заболевания. Этот факт очевиден вследствие анализа этимологии онкологического заболевания и его процесса развития без медицинских интервенций. В исследованной выборке женщин, страдающих раком молочной железы, также присутствует взаимосвязь между временем обращения и стадией заболевания. Позднее обращение пациенток за квалифицированной помощью существенно осложняет ход и протекание лечения, а также ухудшает прогноз .

Для нашей страны весьма характерно использование народной медицины (например, лечение заболеваний груди с помощью листьев капусты), а также низкая информированность о проблеме РМЖ и как следствие канцерофобия. Эти культурные особенности в сочетании с определенными психологическими характеристиками составляют существенные факторы позднего обращения к врачу .

Представляется особенно важным обратить внимание на индивидуально-личностные особенности пациенток. Одной из наиболее ярких представительниц женщин с низким уровнем общего эмоционального интеллекта (ОЭИ= 47) была пациентка Л., которая, осознавая свою болезнь, на протяжении 4 лет не обращалась за помощью к специалистам. Следствием этого стала IV стадия Социально-психологическая детерминация здоровьесберегающего поведения женщин… РМЖ. По результатам психологической диагностики эта испытуемая продемонстрировала низкий уровень по всем факторам эмоционального интеллекта и высокий уровень алекситимии .

В результате корреляционного анализа была обнаружена сильная взаимосвязь между уровнем (ТАШ) и ОЭИ. Это означает, что пациентки-алекситимики оценили свои навыки выражения и работы с эмоциями ниже, чем пациентки в среднем по группе. Поскольку и уровень алекситимии и эмоциональный интеллект – факторы, отражающие эмоциональную сферу человека, но рассматривают ее с разных сторон континуума «выражение эмоций», подобная корреляция очевидна .

ОЭИ – общая характеристика навыков эмоциональной сферы, которая включает в себя набор различных детерминант эмоционального поведения. Алекситимия же выступает также интегральной оценкой эмоционального выражения. Очевидно, что существование связи между алекситимией и общим эмоциональным интеллектом, обусловило наличие корреляционных связей с другими структурными элементами эмоционального интеллекта .

Наибольший интерес представил факт отсутствия связи между уровнем алекситимии и способностью к управлению эмоциями. Пациентки с высоким уровнем алекситимии, описывая свою жизнь при эмоциональных переживаниях, часто говорили о выражении эмоций как «о контроле, о постоянном сдерживании и не выражении своих текущих переживаний». Такой факт представляется интересным для дальнейших исследований в области психологической профилактики .

Уровень алекситимии сильно взаимосвязан с другими структурными элементами методики УСК. А именно, высокая отрицательная связь (r = -0,53, p 0,01) была выявлена со значениями по шкале ИС и (r = -0,45; p 0,05) со значениями по шкале ИМ .

Были выявлены корреляционные связи между уровнем ИО и МЭИ, а также общей интернальности и шкалой понимания эмоций. Из полученных данных следует, что существуют статистически значимые различия между группой женщин, не имеющих детей, и остальными группами (женщины, имеющие одного ребенка и более) по признаку время отложенного обращения к врачамспециалистам. Этот факт можно проинтерпретировать, как высокую значимость социальной роли женщины как матери и жены. Женщины, заботясь о своей семье и чувствуя ответственность за детей, более склонны к участию в скрининговых программах, а также более серьезно относятся к проблеме своего здоровья, в частности, это проявляется в своевременном обращении к врачамспециалистам .

Результаты исследования показали, что женщины, получившие высшее образование быстрее обращаются к врачам за медицинской помощью. Такие различия могут быть объяснены теорией классового градиента здоровья, которая говорит о том, что люди с более высоким социальным статусом, в том числе и образованием, легче воспринимают программы профилактики, информирования и различных интервенций в сфере здравоохранения, а также более склонны к ответственному поведению в сфере здоровья (Гурвич 1998) .

Наиболее важным представляется обнаружение взаимосвязи между временем обращения к врачу-специалисту и ТАШ на высоком уровне статистической значимости (p 0,01). Это означает, что пациентки-алекситимики обращаются к врачам-специалистам существенно позже, чем пациентки в среднем по группе. Этот результат должен быть учтен при разработке программ профилактики РМЖ .

Факт более позднего обращения женщин с высоким уровнем алекситимии за специальной помощью может быть проинтерпретирован, как минимум, двумя способами. Либо женщины, плохо дифференцирующие свои эмоции, неумеющие их выражать и прорабатывать, не ощущают своего тела и не придают значимости происходящим с ним изменениям. Либо уровень подавленной фрустрации и тревоги настолько высок, что неумение справляться с такими уровнями стресса, не позволяет им осознать и начать взаимодействовать с возникшей проблемой. В любом случае представляется очень важным измерять уровень алекситимии у женщин в группе риска, поскольку это существенно осложняет процесс выявления и лечения РМЖ .

Исследование показало взаимосвязь показателей алекситимии, эмоционального интеллекта и времени обращения за специальной помощью .

Также установлены взаимосвязи времени обращения и показателей общей интернальности .

Чем ниже уровень субъективного контроля над своими действиями, значимыми жизненными событиями у женщин с диагнозом РМЖ, тем продолжительнее время обращения к врачу – специалисту .

Субшкалы методики УСК (интернальность в области межличностных отношений и интернальность в семейных отношениях) продемонстрировали корреляционные связи с переменной времени обращения к врачу-онкологу на уровне высокой статистической значимости (r = -0.53, p 0,01; r = -0,57, p 0,01). Особо интересной представляется последняя рассмотренная связь, ведь есЕ.Р. Купер, Т.В. Корнева ли женщина высоко оценивает свою ответственность за семью, то она быстрее обратиться к врачу и приложит все силы для скорейшего выздоровления. Такие женщины показывают высокую мотивацию и нацеленность на успех в лечении, потому что именно от них «зависит счастье их семьи» .

Этот факт необходимо учитывать в программах информирования, где можно представить женщину в группе риска в качестве исполнительницы социальной роли «хранительницы домашнего очага», матери и жены .

ВЫВОДЫ

1. Уровень образования и наличие детей существенно влияет на время обращения к врачамспециалистам .

2. Уровень алекситимии больных РМЖ связан с общим эмоциональным интеллектом, а также его структурными элементами .

3. Уровень алекситимии взаимосвязан с общей интернальностью пациенток с РМЖ, интернальностью в семейных отношениях и интернальностью в области межличностных отношений .

4. Время обращения к врачу связано с уровнем алекситимии больных РМЖ .

5. Выявлены высокие отрицательные корреляционные связи времени отложенного обращения и структурных элементов эмоционального интеллекта .

6. Время обращения связано с уровнем общей интернальности, а также с показателями по шкалам интернальности в области межличностных отношений и интернальности в семейных отношениях .

–  –  –

Е.Л. ЛЕТЯГИНА, М.В. ГАЛИМЗЯНОВА e-mail: thezobr@rambler.ru Бакалавриат

ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ У ВЗРОСЛЫХ В СВЯЗИ

С СУБЪЕКТИВНЫМИ ПЕРЕЖИВАНИЯМИ ДЕТСТВА

И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫМИ ОРИЕНТАЦИЯМИ

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Тема смерти всегда была особо значимой для человека. Однако в современном обществе о смерти говорить не принято, поэтому тема смерти, скорее, запретная. Несмотря на то что человек может избегать мысли о смерти, отношение к ней в любом случае воздействует на его жизнь. Изучением отношения к смерти и ее роли в жизни человека занимались такие исследователи, как С. Гроф, Э. Кюблер-Росс, Д.А. Леонтьев, Д. Макленнон, У. Проктор, Д. Темплер, В. Франкл, З. Фрейд, Э. Фромм, Д. Хэлифакс, И.Ялом и другие. Множество исследований было направлено на то, чтобы выделить различные виды отношения к смерти, найти различия между ними. Например, Д. Макленнон изучал отрицание смерти, Д. Темплер занимался сравнением отношения к смерти у людей разного возраста, пола и уровня религиозности (Templer 1970; McLennan 1992) .

Многие экзистенциалисты считают, что столкновение со смертью – наиболее позитивная реальность самой жизни. Оно делает человека подлинным, реально существующим. Осознание смерти дает человеку возможность найти свой индивидуальный смысл, свое понимание жизни. Конечность человеческого существования ведет к осмысленности (Мэй 2005). В работах Г. Крайг и Д. Бокума говорится, что чем больше человек принимает смерть, тем больше человек принимает жизнь. При этом люди, имеющие ясную цель в жизни, меньше боятся умереть. Следует разделять боязнь смерти как таковой и боязнь возможных связанных с ней болезненных ощущений (Крайг, Бокум 2005) .

Важно то, что между отношением к смерти и различными особенностями жизни человека существуют определенные взаимосвязи. Например, исследования Д. Темплера показали наличие следующих закономерностей: показатель тревожности по поводу смерти положительно коррелирует с наличием психопатологии; у глубоко верующих людей показатель тревожности по поводу смерти ниже, чем у неверующих; показатель тревожности по поводу смерти имеет незначительную тенденцию уменьшаться с возрастом; существует корреляция между показателями тревожности по поводу смерти у родственников, показатели тревожности по поводу смерти у женщин несколько выше, чем у мужчин (Templer 1970) .

В качестве наиболее значимых сфер для формирования отношения к смерти исследователи чаще всего выделяют опыт детства и смысложизненные ориентации. На ранних стадиях развития у человека формируется отношение к жизни, к окружающему миру, многое из того, что закладывается в это время, определяет дальнейшее развитие (Рыбалко 2001). По мнению З. Фрейда, страх смерти не имеет смысла для ребенка (Фрейд 1990). Для ребенка смерть – в первую очередь явление окружающего мира, вызывающее интерес. Исследования Л.И. Анцыферовой показали, что для формирования адаптивного отношения к смерти особо важны качества автономии и инициативы Независимость снижает влияние стереотипов, дает возможность понимания своего места в жизни. Зависимость же грозит тем, что окружающий мир в связи с изменениями, сопровождающими процесс развития человека, будет вызывать чувство напряжения, а в такой ситуации у человека может сформироваться направленность на смерть как на единственный способ избежать страха опасности .

Смысложизненные ориентации важны при изучении формирования отношения к смерти в контексте воздействия осмысленности жизни на ее направленность, в то время как потеря смысла связана с потерей интереса к жизни. Отчаиваясь найти смысл жизни, люди могут использовать различные способы «притупить сознание бытия». Это может проявляться в апатии, нечувствительности. Крайним способом «притупления сознания бытия» – самоубийство (Франкл 1994). Вопрос нахождения смысла каждый человек решает по-своему. По мнению И. Ялома, чтобы избежать отрицания смысла, человек должен поставить перед собой двойную задачу. Для начала ему необходимо изобрести проект смысла жизни, достаточно убедительный для поддержания жизни, а затем – забыть о факте изобретения и убедить самого себя, что он просто открыл смысл жизни (Ялом 1999) .

______________

© Е.Л. Летягина, М.В. Галимзянова, 2013 Е.Л. Летягина, М.В. Галимзянова В качестве одного из самых значимых периодов для формирования отношения к смерти можно назвать раннюю взрослость. Жизненные планы и ценности на этом этапе отличаются подвижностью, особо актуальной становится проблема поиска смысла жизни, остро проявляется противоречие между необходимостью жизненного выбора и нехваткой опыта. Более глубоким становится самовосприятие человека, строится собственный образ жизни (Реан 2002). Временная перспектива на этом этапе расширяется, ускоряется субъективная скорость течения времени, появляется необходимость в подведении итогов, чаще всего впервые возникают мысли, что еще недостаточно сделано (Эриксон 2006). Идея необратимости времени способствует обращению к теме смерти, конечности жизни. Также на этом этапе может происходить возрождение детских страхов .

В 2012 г. нами проводилось исследование, целью которого было изучение взаимосвязи между отношением к смерти у взрослых, субъективными переживаниями детства и смысложизненными ориентациями .

Задачи исследования – изучение отношения к смерти у взрослых, изучение субъективных переживаний детства, смысложизненных ориентаций и взаимосвязи между отношением к смерти, субъективными переживаниями детства и смысложизненными ориентациями .

Гипотеза исследования – предположение о том, что отношение к смерти взаимосвязано с субъективными переживаниями детства и смысложизненными ориентациями Предмет исследования – отношение к смерти у взрослых во взаимосвязи с субъективными переживаниями детства и смысложизненными ориентациями .

Объект исследования – отношение к смерти у взрослых .

ВЫБОРКА УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие 60 человек в возрасте от 19 до 25 лет (средний возраст – 22 года), из них 35 женщин (или 58,3% от общей выборки) и 25 мужчин (или 41,7% от общей выборки). На момент проведения исследования 27 человек имели высшее образование (или 45% от общей выборки) и 33 человека имели неполное высшее образование (или 55% от общей выборки) .

МЕТОДЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Опросник «Осознание собственной смерти» В. Уордена и У. Проктора; анкета «Отношение к жизни и смерти» А.А. Бакановой; «Шкала тревожности по поводу смерти» Д. Темплера (Templer 1970); опросник отраженного родительского отношения А.Я. Варга и В.В. Столина, модифицированный Е.В. Романовой и М.В. Галимзяновой; опросник «Взрослый о родителях» (модификация опросника «Подростки о родителях» Л.И. Вассермана, И.А. Горьковой, Е.Е. Ромициной); опросник «Детско-родительские отношения и субъективные переживания» М.В. Галимзяновой и тест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева .

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучение отношения к смерти у взрослых показало, что смысл смерти 78% респондентов видят в итоге, завершении жизни («смерть – момент определения ценности жизни», «смысл в том, чтобы понять, чего стоила твоя жизнь»); а 36 % респондентов – в переходе на какой-либо новый этап развития («смысл в смерти в том, чтобы покончить с земным существованием»). 89 % опрошенных рассматривают смерть как стимул для роста, развития («времени мало, нужно успеть побольше»), т. е. смерть выступает стимулом для повышения плодотворности жизни. Важно отметить, что только 18 % испытуемых хотели бы знать дату собственной смерти, при этом 86% отмечают, что знание о смерти изменило бы их жизнь .

При размышлении о смерти, респондентам чаще всего представляются: ритуальные атрибуты смерти (кладбище, могила, похороны) – 54%, мифические атрибуты смерти («смерть с косой», вороны, кресты) – 59, физические атрибуты смерти (кровь, кости, разложение) – 31, метафоры смерти (вакуум, ночь, мрак) – 17% .

При анализе средних значений показателей тревожности по отношению к смерти было установлено, что испытуемые, в целом, не склонны к депрессиям (средние значения показателей частоты депрессий – 41,1%), мысли о смерти у испытуемых появляются нечасто (39,3%), страх смерти у испытуемых выражен несильно (35,6%), мысли о самоубийстве возникают редко (26,4 %). Важно отметить, что по всем шкалам данной методики у женщин средние значения показателей выше, чем у мужчин .

Отношение к смерти у взрослых в связи с субъективными переживаниями детства …

Также испытуемым было предложено ответить на вопрос о наличии у них рискованного опыта о том, как они этот опыт оценивают, насколько сильное влияние он оказал на их дальнейшую жизнь. Наличие рискованного опыта отмечают 27 % респондентов. Было установлено, что рискованный опыт вызывает у испытуемых сильные переживания (69,2%). При этом, они склонны воспринимать его, скорее, как положительный (54,3%) и сильно повлиявший на их жизнь (66,9%) .

Таким образом, было установлено, что в целом испытуемые не сильно боятся смерти, считают ее естественной и неизбежной, не испытывая при этом чувства обреченности. Мысли о самоубийстве у них возникают нечасто, а мысли о смерти способствуют формированию отношения к жизни как к особой ценности .

Изучение субъективных переживаний детства показало, что в целом испытуемые считают, что родители в детстве их поддерживали, интересовались их жизнью, относились к ним уважительно, редко наказывали, не ограничивали и не унижали их .

В результате анализа средних значений показателей, отражающих субъективные переживания, связанные с отношением родителей в детстве, было установлено, что в целом испытуемые считают, что их часто хвалили и словесно поддерживали (61,7%), а наказывали их нечасто, и степень жесткости наказаний была невысокой (23,8 и 23,3% соответственно) .

Также испытуемые отмечали, что в детстве несильно переживали из-за отвержения, покидания, предательства со стороны матери (20,2%, 29,3, 18,4% соответственно) и отца (29,4%, 34,9 и 19,3% соответственно). Интересно, что унижение испытуемые в значительно большей степени ощущали со стороны отца (42,7%), чем со стороны матери (19,8%), однако все эти значения находятся на уровне ниже среднего .

Показатель степени поощрения самоконтроля родителями у мужчин выше, чем у женщин (35,8 и 32,8% соответственно). Эти показатели невысокие, можно сказать, что испытуемые считают, что проявление их эмоций в детстве не сильно ограничивали. Несправедливость респонденты ощущали больше со стороны отца (42,2%), чем со стороны матери (22,6%). А показатели критичности родителей различаются незначительно (34,8 % у матери и 35,5% у отца) .

В целом, респонденты больше чувствовали удаленность от отца (35,6 %), чем от матери (29,7%), при этом недостаток внимания со стороны отца они также ощущали сильнее (33,5 и 28,6% соответственно) .

В результате анализа средних значений показателей, отражающих особенности восприятия взрослыми людьми отношения к ним их родителей, особенности поведения родителей по отношению к ним, а также поведенческих стереотипов, которые, по мнению испытуемых, родители проявляли в общении с ними, было установлено, что испытуемые чувствовали, что родители понимали и поддерживали их, испытывали по отношению к ним дружеские чувства и уважали их индивидуальность (92,5%). Испытуемые полагают, что родители были заинтересованы в их делах, сочувствовали, доверяли им, высоко оценивали их способности (59,9% со стороны отца и 64,9% со стороны матери). Причем у женщин показатели кооперации выше (70,6% с матерью и 77,3% с отцом), чем у мужчин (59,5 и 44,4% соответственно). То есть женщины в большей степени чувствовали поддержку родителей, чем мужчины. Также испытуемые чувствовали стремления родителей удовлетворить их потребности, оградить от трудностей жизни (58,8% у матери, 51,7% у отца) Большую строгость, дисциплину в воспитании, по мнению испытуемых, проявляла скорее мать (43,9%), чем отец (36%). При этом испытуемые чувствовали, что родители считали их приспособленными к жизни, способными, достаточно зрелыми для своего возраста (отношение как к неудачнику со стороны матери 6%, со стороны отца 5,4%) .

В результате анализа средних значений показателей, отражающих особенности общения с родителями в детстве, было установлено, что в целом респонденты больше чувствовали поддержку и понимание матери (70,1%, у отца – 58,1%), она больше интересовалась их делами, проводила с ними больше времени, хвалила их. По мнению испытуемых, родители не были к ним чересчур требовательными и не наказывали их слишком часто (33,3% для отца, 41,3% для матери), отношение к ним родителей не было враждебным (20% для матери, 22% для отца). Также они были последовательны в своих действиях, доводили до конца все дела, определенным одинаковым способом реагировали на действия ребенка (непоследовательность матери 26,5%, отца – 32,5%) Средние значения показателей автономности матери и отца находятся на уровне выше среднего (53,3 и 58,2% соответственно). Нужно заметить, что у мужчин показатели автономности и от матери (61,5%), и от отца (64,3%) выше, чем у женщин (45,5 и 52,9% соответственно). То есть, женщинам в детстве предоставляли меньше свободы, их больше контролировали, особенно матери, а мужчинам в детстве больше позволяли делать то, что они хотят .

Е.Л. Летягина, М.В. Галимзянова Изучение смысложизненных ориентаций показало, что в целом испытуемые склонны к осмыслению своей жизни, у них сформированы достаточно четкие планы на будущее, они получают удовольствие от жизни, считают себя вполне успешными и считают себя ответственными за события собственной жизни .

В результате анализа средних значений показателей, отражающих особенности смысложизненных ориентаций, было установлено, что и у мужчин, и у женщин существует вполне определенная направленность в жизни, планы на будущее (71,7 и 68,5% соответственно), они получают удовольствие от процесса своей жизни, умеют жить настоящим (70,5 и 69,5% соответственно), считают свою жизнь достаточно продуктивной (58,6 и 57,1% соответственно). Также испытуемые склонны верить в свои силы и возможность влиять на события собственной жизни (у мужчин 67,5, у женщин 66,1%), также испытуемые, скорее всего, воспринимают себя ответственными за то, что происходит в их жизни (71,6% у мужчин и 71,1% у женщин). Общая осмысленность жизни находятся на достаточно высоком уровне и у мужчин, и у женщин (71,0 и 70,3% соответственно). Это может говорить о том, что испытуемые задумываются о том, как и для чего они живут, о своем поведении и своих поступках, отмечают значимые события своей жизни, задумываются о будущем и то, чего они хотят достичь .

Стоит отметить, что по всем шкалам данной методики значения показателей у мужчин выше, чем у женщин .



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



Похожие работы:

«МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ С.А. Дудина, И.К. Пятало, Н.А. Чебышев ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ Первый год специальной подготовки Москва, 2011 г. Дудина Светлана Александровна – старший тренер детского конноспортивного комплекса "Чудо кони", Йошкар-Ола. Пятало Игорь Кимович – курс-дизайнер FEI. Чебышев Николай Алексеевич – су...»

«Рекомендации для родителей по развитию читательского интереса у ребёнка В современном мире былой авторитет книги постепенно уступает место компьютерным играм и просмотру видео. И как результат — узкий кругозор, ограниченный словарный запас и проблемы в школе, которые неизбежно ведут к проблемам в дальнейш...»

«ФГБОУ ВО "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Н.БУРДЕНКО" МИНЗДРАВА РОССИИ Посвящается 100-летию Воронежского государственного медицинского университета им. Н.Н. Б...»

«Министерство Образования Российской Федерации УрФУ Физико-Технологический институт Реферат Самоменеджмент на тему: "Освоение способов и методов решения проблемных ситуаций" Студент: Волков Г. А. Руководитель: Доцент педагогических наук Кузина Л. Л. г. Екатеринбург 2014г. Содержание Введение Теоретическая час...»

«Annotation Гарри Поттеру предстоит четвёртый год обучения в Школе чародейства и волшебства "Хогвартс". Новые заклинания, новые зелья, новые учителя, новые предметы. Всё это знакомо, и Гарри с нетерпением ожидает начала учебного года. Но на школу внезапно обрушивается потрясающая новость: в этом году в Хогвартсе бу...»

«Оригинал: http://www.nytimes.com/2015/01/11/magazine/a-russian-soldier-vanishes-inukraine.html?hp&action=click&pgtype=Homepage&module=second-column-region®ion=topnews&WT.nav=top-news&_r=0 ! Поиски Петра Хохлова Российский солдат пропал на Украине В результате см...»

«Народное воспитание и преемственность поколений.План: 1 Понятие о преемственности, ее значение. 2 Многообразие проявлений преемственности. 3 Народ как творец педагогической культуры. Преемственность условие непрерывного развития. Определенный порядок, определенная последовательность перехода от одного к другому, от предшестве...»

«С.А.Зелинский Мирские проповеди. Том 2 Оглавление Оглавление Вступление Проповедь 1. (34). ВАШЕ ПОДСОЗНАНИЕ Проповедь 2. (35) . ПРАВДА О ТЕЛЕВИДЕНИИ Проповедь 3. (36). ТАЙНА ХРИСТОВА Проповедь 4. (37). ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ Проповедь 5. (38). ПРАВИЛО ОШИБКИ Проповедь 6. (39). О НАШИХ СТРАСТЯХ Проповедь 7. (40). ПУТЬ К БО...»

«20180331 Пасхальные Выходные– Голгофа Исход 12:21-51/Числа 28:16-25/Иисус Навин 5:2-6:1/ Числа 28:16-17 В первый месяц, в четырнадцатый день месяцаПасха Господня. И в пятнадцатый день сего месяца праздник; семь дней должно есть опресноки. Числа 28:25 И в седьмой день да будет у вас священное собран...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор МАОУ "Школа №3 города Белогорск" Т.С. Мохова _ Приказ от " 31" августа 2018 г. № 170 УЧЕБНЫЙ ПЛАН муниципального автономного общеобразовательного учреждения "Школа №3 города Белогорск" на 2018-2019 учебный...»

«ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ "ИНСТИТУТ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ" http://www.art-education.ru/AE-magazine/ №3, 2011 психолого-педагогические исследования Бережная Мария Сергеевна, доктор педагогических наук, кандидат...»

«Sri Swami Ramdas IN QUEST OF GOD "Divine life society" Sivananda Press, Durban Шри Свами Рамдас В ПОИСКАХ БОГА Первая часть трилогии "В поисках Бога", "По пути с Богом", "Божественная жизнь"Перевод с английского: О.В. Кирпичникова (Ма Ананди) © Anandashram, Kanhangad, Kerala, India ©...»

«А.В. Болотнов Томский государственный педагогический университет Отражение индивидуальных особенностей ментально-психологического подстиля публичной языковой личности в дискурсивной практике Аннотация: В статье с позици...»

«follaut_4mody_na_stroitelstvo_saraya.zip * Вы должны запускать Инициализацию G2M после каждого обновления!!! Вопрос: у меня нет голодиска с настройками g2m. # Мод уже включает в себя все что имеется в моде G2M Fish Farm. Все что в папке Data в архиве берем и помеща...»

«Моя биография Андрей Шляхов Главная бабушка Советского Союза Долгая жизнь и короткая любовь Татьяны Пельтцер Издательство АСТ Москва УДК 821.101.1-1-31 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Ш70 Шляхов Андрей Левонович. Ш70 Главная бабушка Советского Союза / Андрей Шляхов. — Москва: Издательство АСТ, 2017. — 320 с. — (Моя био...»

«Instructions for use Ванновский И ЯПОНИЯ Ирина п. l{ожеВНИl{ова Александр Алексеевич Ванновский (существуют разночтения этой фаМИJJИИ: Ванновский и Вановский, написанные рукой самого АJJександра АJJексеевича; мы считаем праВИJJЬНЫМ придерживаться написания Ванновский, как он сам писаJJ в ПОСJJедние годы жизни) РОДИJ...»

«Титульный лист Форма методических рекомендаций Ф СО ПГУ 7.18.3/40 Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Кафедра психологии...»

«Максим Кузнецов Игорь Симдянов Санкт-Петербург "БХВ-Петербург" УДК 681.3.06 ББК 32.973.26-018.2 К89 Кузнецов, М. В. К89 Самоучитель PHP 5/6 / М. В . Кузнецов, И. В. Симдянов — 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: БХВ-Петербург, 2008....»

«ПРИНЯТО УТВЕРЖДАЮ На педагогическом совете заведующий МАДОУ "9 "сентября 2015г "Детский сад №6" _ /А.В.Истомина/ ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МАДОУ "Детский сад №6" ОГЛАВЛЕНИЕ № Наименование разделов Стр. ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ПРОГРАММЫ 4 I. ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ 4 1. Пояснит...»

«Пекарская Ирина Владимировна, Попова Елена Григорьевна АЛГОРИТМ В ЛИНГВИСТИКЕ: К ПРОБЛЕМЕ ТИПОЛОГИИ И СИСТЕМНОГО ОПИСАНИЯ Статья посвящена проблеме освоения иностранными студентами норм русской орфографии. Приводится классификация алгоритмов, используемых в методике преподавания русского языка, предлагаются табличные алгоритмы, разр...»

«Філософія  159 Мозговая Т.А. Национальный педагогический университет имени М.П. Драгоманова "НЕБЫТИЕ И ВРЕМЯ" В ЯПОНСКОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ В статье осуществлена попытка сравнить восточную и западную модель мышления на примере японского и западноевропейского типа рациональности. Утверждается, что проблема н...»

«Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования "Академия подготовки главных специалистов" "Утверждаю" ректор АНО ДПО "Академия ГлавСпец" Алексеев В.М. 1 сентября 2016 г. УЧЕБНЫЙ ПЛАН И РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Дополнительное профессиональное образование Профессиональная пе...»

«РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УЧЕБНО-НАУЧНОПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС" РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ Под науч...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.