WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет» Факультет иностранных языков К 70-летию ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет»

Факультет иностранных языков

К 70-летию факультета

иностранных языков

ПРОБЛЕМЫ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ФИЛОЛОГИИ,

ПЕДАГОГИКИ И МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ

ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

Сборник научных трудов Выпуск 12/2016 Пермь ПГГПУ УДК 802/809 ББК 12/17 + Ш 12/17-9 П 781

Р е ц е н з е н т:

кандидат педагогических наук, доцент кафедры иностранных языков, лингвистики и перевода ФГБОУ ВО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет»

Е.А. Руцкая Проблемы романо-германской филологии, педагогики П 781 и методики преподавания иностранных языков : сб. науч. тр .

Вып. 12 / науч. ред. А.В. Назарова ; Перм. гос. гуманит.-пед. ун-т. – Пермь, 2016. – 254 с .

ISBN 978-5-85218-851-9 Сборник содержит статьи по романо-германской филологии, педагогике и методике преподавания иностранных языков. Раздел филологии включает исследования по литературоведению, концептологии, прагматике и стилистике английского, французского и немецкого языка. Раздел педагогики и методики преподавания иностранных языков посвящён вопросам организации процесса обучения иностранному языку в условиях модернизации образования .



Адресован широкому кругу специалистов в области романо-германской филологии, педагогики и методики преподавания иностранных языков, аспирантам и студентам факультетов иностранных языков .

УДК 802/809 ББК 12/17 + Ш 12/17-9 Научный редактор: преп. Перм. гос. гуманит.-пед. ун-та А.В. Назарова Редакционная коллегия: канд. филол. наук, доц. Е.В. Енбаева; канд. филол. наук, доц .

Н.Г. Коршунова; преп. И.С. Микова; канд. пед. наук, доц. Л.В. Павлюкевич Печатается по решению редакционно-издательского совета Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета ISBN 978-5-85218-851-9 © Коллектив авторов, 2016 © ФГБОУ ВО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет», 2016

СОДЕРЖАНИЕ

GENNERT M., EVERWIN J. BEITRAG ZUM 70-JHRIGEN JUBILUM DER

PERMER FREMDSPRACHENFAKULTT UND ZUM 95 .

JAHRDERPDAGOGISCHENUNIVERSUTT

I. ФИЛОЛОГИЯ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

БАЙДИНА М.Д. ПОВТОРНЫЙ ПЕРЕВОД: ДИНАМИКА ТЕМПОРАЛЬНОСТИ... 8

ВЕЛИЧЕНКО Г.Д., ШЕЛЯКИН А.В. «ПЕСНЬ О НИБЕЛУНГАХ» КАК

ПРОИЗВЕДЕНИЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА КЛАССИЧЕСКОГО

СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ГРИГОРЬЕВА Г.Е., ВДОВИНА А.С. ДВА ОТРАЖЕНИЯ «ВЛАСТЕЛИНА

КОЛЕЦ»ДЖ. Р. Р. ТОЛКИНА: ДВЕ СТРАТЕГИИ ПЕРЕВОДА

ГРИГОРЬЕВА Г.Е., КУРОЧКИН А.К. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КОДОВ КАК

ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА КИНОФИЛЬМА

ДЗАРАЕВА Н.А., ОЛИНА Е.О. СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ

ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

ДЗАРАЕВА Н.А., СМИРНОВА Е.А. КОНФЛИКТЫ В ВИРТУАЛЬНОМ

ДИСКУРСЕ

ДЗАРАЕВА Н.А., ЩЕКОЛДИН И.Ю. КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ

И ТАКТИКИ КОНФЛИКТНОГО СУДЕБНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО



ДИСКУРСА В РОССИИ И АНГЛОЯЗЫЧНЫХ СТРАНАХ

ЕНБАЕВА Л.В., ИСПРАВНИКОВА А.С. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА

ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

ЕНБАЕВА Л.В., КАТАЕВА К.И. СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

АТРИБУТИВНО-СУБСТАНТИВНЫХ СОЧЕТАНИЙ В ТЕКСТЕ КОНТРАКТА

(НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

ЕНБАЕВА Л.В., САЖИНА О.Д. АНГЛИЦИЗМЫ В ПУБЛИЦИСТИКЕ............. 54

ЕНБАЕВА Л.В., САФОНОВА В.С. ДИНАМИКА ИДИОСТИЛЯ КАК

ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Р. БРЭДБЕРИ

И О. ГЕНРИ)

ЗАЛАЗАЕВА М.А. СУБТИТРИРОВАНИЕ И ДУБЛИРОВАНИЕ ПРИ

ПЕРЕВОДЕ ФИЛЬМА С.И. РОСТОЦКОГО «А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ...»....... 63

КОРШУНОВА Н.Г., ФЕДОРЧУК И.А. МЕЖЪЯЗЫКОВАЯ АСИММЕТРИЯ

ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКА НА МАТЕРИАЛЕ

АНИМАЛИЗМОВ)

ПАНИН Е.И., ЧИРКОВА Е.А. СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНОЙ

РЕКЛАМЫ

РОМАНОВА Т.Н., ДАВЛЕТШИНА М.Г. РОМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

ИСТОРИЧЕСКОГО РОМАНА «АЙВЕНГО» В. СКОТТА

РОМАНОВА Т.Н., НИКОНОВА О.М. ЖАНРОВОЕ СВОЕБРАЗИЕ РОМАНА

О. УАЙЛЬДА«ПОРТРЕТ ДОРИАНА ГРЕЯ»

РОМАНОВА Т.Н., ПОПОВА О.К. ПРОБЛЕМАТИКА И ЖАНРОВОЕ

СВОЕОБРАЗИЕ ШОТЛАНДСКОГО ДЕТЕКТИВНОГО РОМАНА

Й. РАНКИНА

СОБОЛЕВА О.В., ВЯТКИН Д.С. ПОЭМА А.Т. ТВАРДОВСКОГО «ВАСИЛИЙ ТЕРКИН»:ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА

ТЕТЕРЛЕВА Е.В., ПОНОМАРЕВА Е.В. СЕМАНТИКА ВЫСКАЗЫВАНИЙ

С ФУНКЦИЕЙ НЕОДОБРЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ. 101

II. ПЕДАГОГИКА И МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ

ЯЗЫКОВ

БЕЗУКЛАДНИКОВ К.Э., ШТИГЛУЗ Л.Б., МАНСУРОВА Е.Ф .

О НЕОБХОДИМОСТИ ОБУЧЕНИЯ РАСПОЗНАВАНИЮ НЕМЕЦКОАНГЛИЙСКИХ КОГНАТОВ ПРИ ОБУЧЕНИИ НЕМЕЦКОМУ ЯЗЫКУ КАК

ВТОРОМУ ИНОСТРАННОМУ

БОРОДИНА Н.А. ДОСТИЖЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ФГОСВО

ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ.............. 115

ГАШЕВА Л.И. О НЕКОТОРЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ПРИОБЩЕНИЯ

СТАРШИХ ШКОЛЬНИКОВ К ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ......... 120

ГОРБУНОВА Н.Л. УПРАЖНЕНИЯ АСИНХРОННОЙ ГИМНАСТИКИ ПРИ

ОБУЧЕНИИ ЧТЕНИЮ И ПИСЬМУ НА УРОКАХ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ

WORKSHOP DER LYRIKBERSETZUNG .

EHLERT M .

ERFAHRUNGSBERICHT

ЕНБАЕВА Л.В., ИВАНОВА М.А. ТЕХНОЛОГИЯ FLIPPED CLASSROOM

НА УРОКЕИНОСТРАННОГОЯЗЫКА

ЕНБАЕВА Л.В., ПОНОМАРЕВА А.Е. РАЗВИТИЕ КРЕАТИВНОСТИ

УЧАЩИХСЯ СРЕДСТВАМИ ВИЗУАЛЬНОЙ АРТ-ТЕХНОЛОГИИНА





УРОКАХ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

ЕНБАЕВА Л.В., ЧЕСНОКОВА М.В., МАЛЬЦЕВА И.Н. ВИРТУАЛЬНЫЕ

ЭКСКУРСИИ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНОГО

ПРОЦЕССА ВНИМАНИЯ НА УРОКАХ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА............... 140 КАНЦУР А.Г., ШЕЛЯКИН А.В., ГУЛЯЕВА А.Е. ИЗ ОПЫТА СОЗДАНИЯ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ВЕБ-КВЕСТА В ОБУЧЕНИИ НЕМЕЦКОМУ

ЯЗЫКУ

КИСЕЛЁВА Л.А. ТЕХНОЛОГИЯ ПОЗИЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯНА УРОКАХ

АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

КУЛПИНА Т.А. ВИРТУАЛЬНАЯ ЭКСКУРСИЯНА УРОКЕ НЕМЕЦКОГО

ЯЗЫКА

МЕХОНОШИНА Г.В. КОРРЕКЦИЯ ОШИБОК В ПРОЦЕССЕ

ОБУЧЕНИЯИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ

МИКРЮКОВА М.В. ИГРОВОЙ ИНТЕРАКТИВНЫЙ ТЕАТРАЛИЗОВАННЫЙ

ПРОЕКТ

МОСИНА М.А., ГАФНЕР В.В. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОРГАНИЗАЦИИ

РАБОТЫ СО ШКОЛЬНИКАМИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

ЗДОРОВЬЯ НА УРОКЕ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

МОСИНА М.А., ДВОРЕЦКАЯ М.А. МОБИЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ

В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ:ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ

ОПЫТ

МОСИНА М.А., КОБЕЛЕВА Е.С. ФОРМИРОВАНИЕ ИНОЯЗЫЧНОЙ

КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ У СТУДЕНТОВ УЧРЕЖДЕНИЙ

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ОСНОВЕ ТЕХНОЛОГИЙ

ВЕБ 2.0

НАЗАРОВА А.В. К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИИНОЯЗЫЧНОЙ

МОНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕЧИ

НЕЛЬЗИНА Е.Н., ЛОГИНОВА Ю.С. ПРИЕМЫ АРТ-ТЕРАПИИ КАК

СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ РЕЧЕВОЙ И ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ

УЧАЩИХСЯ 5 КЛАССОВ НА УРОКАХ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА.............. 186

НЕЛЬЗИНА Е.Н., НОРИНА О.В. ИНТЕГРАТИВНОЕ РАЗВИТИЕ

ИНОЯЗЫЧНОЙ РЕЧЕВОЙ КОМПЕТЕНЦИИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВНА

ОСНОВЕ СКАЗКИ

НЕЛЬЗИНА Е.Н., ПОЛЫГАЛОВА А.С. РАЗВИТИЕ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

И ПОДГОТОВКА УЧАЩИХСЯ К ОГЭ В РАЗДЕЛЕ «ПИСЬМО» НА ОСНОВЕ

СИСТЕМНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДА

НОВОСЕЛОВ М.Н., НОВОСЕЛОВА С.Н. ФОРМИРОВАНИЕ

ИНОЯЗЫЧНОЙНАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ

КОМПЕТЕНЦИИ СТУДЕНТОВ МАГИСТРАТУРЫНЕЯЗЫКОВЫХ

СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ

ПАВЛЮКЕВИЧ Л.В., НОСКОВА И.В. МЕТОДЫ И ПРИЕМЫ

ФОРМИРОВАНИЯ ПУНКТУАЦИОННЫХ НАВЫКОВ НА УРОКЕ

ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

ПАВЛЮКЕВИЧ Л.В., ПОЗДЕЕВА М.В. ЭЛЕКТРОННЫЕ УЧЕБНЫЕ

ПОСОБИЯ КАК СРЕДСТВО ОРГАНИЗАЦИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ

РАБОТЫ УЧАЩИХСЯ ПРИ ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ......... 212

ПАДУКОВА М.С. СОЗДАНИЕ ЯЗЫКОВОЙ СРЕДЫВО ВНЕУРОЧНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ

КОМПЕТЕНЦИИ

ПАНИНА Е.Ю., РУБЦОВА А.Д. КЕЙС-МЕТОД КАК СПОСОБ ПРОБЛЕМНОГО

ОБУЧЕНИЯ АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ В 6-М КЛАССЕ

ПОПОВА Г.И. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УЧЕБНОГО ПЕРЕВОДАДЛЯ

ПОВЫШЕНИЯ МОТИВАЦИИ УЧАЩИХСЯ

ПОЧЕКАЕВА И.С., СОБЯНИНА Ю.Н. ПОДГОТОВКА СТУДЕНТОВ

ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ВУЗА К КОНСТРУКТИВНОМУ РАЗРЕШЕНИЮ

КОНФЛИКТОВ В СИСТЕМЕ «УЧИТЕЛЬ – УЧЕНИК»

ПОЧЕКАЕВА И.С., ХАЛАЕВА А.Г. ВОСПИТАНИЕ

КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ДЕВЯТИКЛАССНИКОВ

НА УРОКАХ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

САННИКОВА Е.Е., ВЬЮГОВА О.А. ЛЕТНИЙ ЯЗЫКОВОЙ ШКОЛЬНЫЙ

ЛАГЕРЬ«BRITISH HOLIDAYS»

ШТИГЛУЗ Л.Б.СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЛЕКСИЧЕСКОГО НАВЫКА

В СТАРШЕЙ ШКОЛЕ ПРИ ПОДГОТОВКЕ К СДАЧЕ ЕДИНОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭКЗАМЕНА

–  –  –

Gre, Glck und Segenswnsche zum 70-jhrigen Jubilum der Permer Fremdsprachenfakultt sowie der Pdagogischen Universitt zum 95. Jahr ihres Bestehens aus der Kath. Landvolkshochschule "Schorlemer Alst" Freckenhorst im Bistum Mnster .

Zum Jubilum der Pdagogischen Permer Universitt am Fue de r Kama und dem 70-jhrigen Bestehen der Fremdsprachenfakultt gratulieren wir allen Verantwortungstrgern, Dozenten und Dozentinnen, die in der Vergangenheit, Gegenwart und Zukunft sich der Frderung und Vermittlung von Bildung, Wissen und Sprache mageblich verdient gemacht haben von ganzem Herzen .

Sprachen verbinden die Vlker. Sich Verstndigen knnen gehrt zum groen Glck auf Erden, um Gemeinsames und Unterschiedliches, Verbindendes und Trennendes zu verstehen. Es ist der Schlssel fr Freundschaft, Frieden und herzlicher Begegnung. Sprache und gegenseitige Besuche bauen Vertrautheit auf und geben uns einen realen Blick fr das Leben in unserer einzigartigen Weit .

Wir haben davon erfahren, dass es in Perm viel zu feiern gibt: Das freut uns auch in Freckenhorst und im deutschen Permer Freundeskreis. Wir gratulieren besonders Frau Prof. Dr. Tatjana Loginova und Ihrem Mitarbeite r/Innenteam fr Ihren Einsatz als verantwortliche Dekanin, ihre Offenheit und dem Vertrauen in junge ussische Studenten und Studentinnen und damit auch in unsere Freckenhorster Bildungseinrichtung fr die langjhrigen Begegnungsmglichkeiten. Wir hoffen und wnschen uns, dass die Jubilumsfeste Frhlichkeit und Zukunftszuversicht fr alle Permer Brger verheien .

Gemeinsam freuen wir uns mit Ihnen sehr, dass durch eine intensive, verantwortungsbewusste Lehrttigkeit vieler Dozenten und Dozentinnen in der Permer Universitt eine groe Anzahl russischen Persnlichkeiten fr das Leben in ihrer Permer Heimat und der ganzen Weit ausgebildet wurden. Das ist auch der Grund dafr, dass wir Perm als "heimliche Kulturhauptstadt Russlands", seit mehr als 20 Jahren in unsere deutschen Herzen geschlossen haben .

Eine Stadt am Fue des Urals mit sehr viel Herz und Freundlichkeit, eine Stadt mit Charme und Weltoffenheit, eine Stadt, die eine bemerkenswerte Vergangenheit hat und wahrscheinlich noch mehr eine erstaunliche Zukunft versprechen wird. Viele russische, vaterlndische Schriftsteller sage n ihr das voraus, was fr die Kath. Landvolkshochschule "Schorlemer Alst" ein Anlass war, im Jahre 1992 eine Bildungs- und Austauschpartnerschaft mit dem Germanistischen Institut in der Pdagogischen Hochschule Perm aufzubauen. Im Rahmen eines Ausbildungsprojektes des Bundeslandes Niedersachsens kamen erstmal s 20 ausgebildete Agrarberater zu uns nach Deutschland, um die Vor- und Nachteile einer kleinbuerlich strukturierten Landwirtschaft in Westeuropa kennen zu lernen. 1994 erfolgte von der Landvolkshochschule in Freckenhorst ein erster Winterbesuch im kalten, aber traumhaften winterlichen Perm, was zu einer ber Jahrzehnte andauernden Bildungs- und Austauschpartnerschaft mit dem Germanistischen Institut in der Pdagogischen Hochschule bis zum heutigen Tage fhrte. Unser groer Dank gilt Prof. Dr. Alfija Nassyrowa, die sich in ihrer Zeit als verantwortliche Dozentin fr die Persnlichkeitsentwicklung und Frderung der Sprachenvielfalt an der Permer Universitt sowie auch als Gastdozentin im Goethelnstitut in Moskau groe Verdienste erworben hat. Die Ehemaligengemeinschaft der LVHS Freckenhorst und die LVHS Freckenhorst haben ihr groes Engagement fr die fast 20-jhrige russisch­ deutsche Studentenbegegnungsarbeit am 2. Februar 2014 mit der Verleihung des Freckenhorster Ehren­ amtspreis,- einer Engel-Skulptur des Knstlers Prof. Georg Ahrens, Weibern -Wabern - ausgezeichnet, der erstmals auerhalb des Bistums Mnster, weltweit einer russischen Sprachwissenschaftlerin fr ihren Lebensbeitrag zu Vlkerverstndigung zugesprochen wurde. Ihre Arbeit wird nun von Prof. Dr. Anna Kantsur vorgesetzt, wozu wir Ihr unsere verbindliche Untersttzung und Fortsetzung zusagen. Unser Dank gilt auch allen Mitarbeiter/ innen des deutschen Lesesaales in Perm, dessen pdagogische Vielfalt und Arbeitsmglichkeiten in der Vermittlung und Lehre der deutschen Sprache uns beim Jubilumstreffen im Sommer 2014 besonders beeindruckte .

Wir wnschen Ihnen und uns von ganzem Herzen, dass unsere jungen Menschen, unsere Lnder, Sprachen und Werte auch zuknftig weiter zusammen finden .

Bildungsarbeit will Brcken der Verstndigung bauen und dieses Verstndnis in Wort und Bild, in Sprache und Begegnung frdern. Wir freuen uns auf eine weitere Zusammenarbeit und laden Sie herzlich zu Besuchen in Deutschland und natrlich auch in Freckenhorst ein .

In freundschaftlicher Verbundenheit gren wir all unsere Permer Freunde am Fue des Urals .

_________________________________

© Gennert M., Ewerwin J., 2016

I. ФИЛОЛОГИЯ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

ПОВТОРНЫЙ ПЕРЕВОД: ДИНАМИКА ТЕМПОРАЛЬНОСТИ

–  –  –

Аннотация: Предметом исследования данной статьи является феномен повторного перевода, получивший широкое научное освещение в исследованиях западноевропейских и американских учeных. Исследование выполнено в свете концепции переводческого пространства и переводческого времени. Проведeн анализ темпоральных маркеров в переводах новеллы Г. де Мопассана «Орля» с французского языка на русский и английский языки, выполненных в разные исторические периоды. Исследование показало, что повторный перевод – это не только средство актуализации темпоральных смыслов, но и возможность откорректировать переводческие несоответствия, допущенные при первичном переводе .

Ключевые слова: повторный перевод, переводческое пространство, переводческое время, темпоральные смыслы, темпоральные маркеры .

Несмотря на то, что повторный перевод – явление настолько же древнее, как и сам перевод, оно долго оставалось незамеченным лингвистами .

Количество отечественных исследований, посвященных данной теме, трудно сравнивать с тем научным интересом, который повторный перевод получил в Европе и Америке .

Повторный перевод как актуальная проблема переводоведения был обозначен французским переводчиком, одним из крупнейших историков и теоретиков перевода – Антуаном Берманом в статье «La retraduction comme espace de la traduction», опубликованной в 1990 г, и получил продолжение в многочисленных работах французских, канадских, бразильских ученых (ЖанПьер Лефевр, Жан-Рене Ладмираль, Тьяго Маттос и др.) .

Причины существования повторного перевода многочисленны: начиная с лингвистических, таких как устаревание перевода, заканчивая идеологическими, когда повторный перевод был выполнен в результате смены идеологии, политической системы, ужесточения цензуры, а также в связи с техническим прогрессом и пр. [15] .

Э. Монти во введении к своей работе «La retraduction, un tat des lieux»

отмечает, что не только язык изменяется со временем, меняется также оборудование переводчика, например, с появлением Интернета стали доступны многочисленные базы данных, которые можно непосредственно использовать для достижения более точного текста перевода. Наряду с этим ученый отмечает причину экономического порядка, которая положила начало самому явлению повторного перевода. Речь идет о случаях, когда издательству выгоднее заказать новый перевод, чем покупать права на имеющийся перевод .

Более того, новый перевод может послужить своеобразной «приманкой» для пытливого читателя [15] .

Тем не менее основной причиной существования повторного перевода является развитие языка. Поведение оригинала и его перевода в языках нельзя назвать идентичным, иными словами, время показывает их неравноправность в ходе слияния с культурой-реципиентом .

Устаревание перевода можно объяснить с точки зрения переводческого времени, которое является ментальным и позволяет произвести не только «распаковку смыслов текста», которые, несомненно, обладают своей культурной спецификой, но суметь успешно их адаптировать для реципиента, провести гармонизацию [1]. Переводчик – это не только носитель своей культуры, но и «дитя» своего времени .

Однако время меняется, и люди меняются вместе с ним. В данном случае справедливо говорить об изменениях не столько лингвистических, сколько социальных. Ив Шеврель отмечает, что повторный перевод – это способ «актуализации текста» [9, с. 11] по причине смены подхода к чтению или написанию текста, т. е. причина кроется не в устаревании текста оригинала или перевода, а в том, что меняется восприятие людей. В связи с тем, что перевод, в первую очередь, ориентирован на получателя, справедливо отметить, что каждое поколение имеет право на свой перевод, который будет гармонично вписываться в его картину мира и будет легок для восприятия и понимания .

Вслед за Л.В. Кушниной мы трактуем «гармонию» как «показатель соразмерности, упорядоченности, созвучия между двумя лингвокультурологическими объектами» [1, с. 44] .

Вернемся к словам Т. Маттоса, который писал о том, что «меняется время, меняются переводы» [11, с. 46]. Можно предположить, что существует прямая связь между сменой эпох и устареванием переводов, порвать которую невозможно, именно это объясняет повсеместность самого явления .

М. Константинеску, румынский лингвист, отмечает, что повторный перевод получает право на конструктивную критику всех переводов, выполненных до него. Однако переводчик должен осознавать, что его перевод является последним только временно [10]. Как отмечает А. Берман, все переводы сосуществуют в общем пространстве, которое ученый в своих работах называет «l’espace de la traduction» (пространство перевода). По его мнению, первый перевод является вводным, наиболее близким и понятным читателю, в то время как последующие переводы – это попытка приблизиться к тексту оригинала. Именно в повторном переводе прослеживается лингвостилистическая специфика исходного текста [8] .

Подытоживая, подчеркнем, что если цель первого перевода – познакомить читателя с произведением наиболее понятным ему образом, то последующие переводы направлены на сближение с оригинальным текстом, т. е. в пространстве перевода они являются взаимодополняющими .

Особого внимания заслуживает проблема выдающихся переводов, которым удается избежать «устаревания» и прочно закрепиться в принимающем языке. А. Берман отмечает, что влияние выдающегося перевода на культуру своего реципиента так же велико, как и воздействие, оказываемое оригиналом [8]. Важно отметить, что подобные переводы выполняются писателями (например, такие великие русские писатели, как В.В. Набоков, Б.Л. Пастернак, И.А. Бунин и А.А. Ахматова, были также великими переводчиками). Однако в таком случае перевод существенно отличается от оригинала, теряет специфику, заложенную в него культурой, в которой он был создан. Более того, перевод, который считается «выдающимся», выполняется в том стиле, который привычен реципиенту .

Мы можем считать такой перевод гармоничным, так как он идеально вписывается в принимающую культуру, то время как адаптация, выполненная переводчиком, не являющимся деятелем литературы, хотя и находится ближе к оригиналу, не может гармонично вписаться в принимающую культуру и склонна к старению .

Для анализа нами были выбраны новелла Ги де Мопассана «Орля», написанная в 1887 году, и ее переводы на английский и русский языки .

Произведение представлено в виде дневника, который ведет главный персонаж в период с мая по сентябрь, и читатель становится свидетелем ряда мистических событий, происходящих с героем, которому не дает покоя ощущаемое им присутствие невидимого персонажа – Орля (по наиболее популярному предположению, слово «Horla» – это дериват конструкции «hors l», что обозначает потустороннее, находящееся за пределами действительности) [2] .

Данное произведение можно рассматривать с двух позиций: с одной стороны, автор пишет о существе, паразитирующем на человеке, а с другой – он описывает безумие, потерю рассудка. Мопассан сам вовлекает читателя в эту атмосферу сумасшествия, так как на протяжении всего произведения невозможно понять, является ли происходящее реальностью или плодом больного воображения главного персонажа .

Любое литературное произведение многогранно. Так, Эзра Паунд, знаменитый американский поэт, отмечает, что «литературный текст – это язык, наполненный смыслом» [16]. Из всего разнообразия смыслов, которые можно увидеть в произведении, наше внимание привлекают темпоральный континуум, в котором разворачивается сюжет .

Формат дневника, в котором написана новелла, позволяет читателю проследить развитие болезни персонажа с точностью до дня. Само произведение пронизано темпоральными смыслами, выраженными в обилии темпоральными маркерами, важность которых невозможно недооценивать .

Например, большое внимание уделяется описанию ночи – времени, когда герой чувствует присутствие Орля .

Для анализа нами были выбраны следующие фрагменты, представленные в табл. 1 .

Таблица 1 Оригинал Перевод К. Перевод Э. Неизвестный Перевод Ch .

Локса (первая Линецкой переводчик Guy Mandell половина (конец de Maupassan (1903) (2005) XX века) XX века)

–  –  –

Первый перевод на русский язык был выполнен К.Г. Локсом [6], российским литературоведом, переводчиком и критиком, автор второго перевода – Э.Л. Линецкая [5], российский филолог, переводчик, педагог .

Автор первого перевода (1903) [14] на английский язык неизвестен, второй перевод выполнен в 2005 году Шарлотт Мандел – американским переводчиком художественной литературы [13] .

Данный фрагмент интересен для анализа выражением «ce sont mes nuits qui mangent mes jours» [12], которое является авторским приемом и не зарегистрировано как фразеологизм в словарях французского языка .

Следовательно, мы заключаем, что в данном случае автор пользуется таким приемом, как олицетворение, изображая ночь в виде враждебного монстра, способного поглотить день. Начнем с анализа переводов на английский язык, здесь мы видим глаголы eat up (первый перевод) [14] и devour (второй перевод) .



[13]В первом переводе акцент делается на хищническую природу ночи, так как eat up обычно используется в значении потребления плоти животного, имея значение to consume the flesh of someone [17]. Используя глагол devour, второй переводчик делает акцент на жадном поедании, to eat up greedily [17]. Таким образом, переводчики на английский язык сужают значение исходного глагола «manger» .

Рассмотрим переводы на русский язык: ночи убивают меня [6], и все дневные силы ночь съедает [5]. В первом переводе использован глагол убивать в привычном для русского языка значении «уничтожать, подавлять»,[7] что не только соответствует значению глагола manger в оригинальном тексте, но и делает фразу привычной для русского читателя. Примеры подобного использования мы можем видеть в многочисленных произведениях русских поэтов, например в «Заклинании» А.С. Пушкина («Зову тебя не для того, чтоб укорять людей, чья злоба убила друга моего…») [4, с. 313] или в «Разговоре с фининспектором о поэзии» В. Маяковского («Где найдешь, на какой тариф, рифмы, чтоб враз убивали, нацелясь?») [3, с. 104] .

Второй перевод можно назвать дословным, так как съедать является прямым словарным соответствием глагола manger, используемого автором .

Следовательно, это подтверждает идею о том, что каждый повторный перевод приближается к оригиналу с точки зрения выражения в нем темпоральных смыслов, в то время как первый служит вводящим, он наиболее далек от оригинала, но максимально адаптирован к принимающей культуре .

Как мы заметили, первый перевод абстрактен по отношению к оригиналу, может иметь некоторые неточности, ошибки, однако он направлен на знакомство читателя с произведением в целом. Это позволяет ему наиболее гармонично вписаться в культуру реципиента, что в большинстве случаев делает его «великим». Данный анализ подтверждает мысль о том, что повторный перевод – это не только результат стремления к актуализации произведения, необходимость в которой мы можем объяснить изменением восприятия, но и попытка переводчика исправить ошибки и неточности своих предшественников, сделать текст ближе к оригиналу .

Повторный перевод – это требование, которое нам выдвигает время .

Он обеспечивает читаемость произведения, его существование не только в культуре, для представителей которой он был написан в первую очередь, но и за ее пределами .

Список литературы

1. Данилин Ю. Историко-литературная справка к VI тому [Электронный ресурс]. – URL: http://ocr.krossw.ru/html/mopassan/mopassan-spravka_6tomls_1.htm (дата обращения: 8.04.2016) .

2. Введение в синергетику перевода: монография / Л.В. Кушнина, И.Н. Хайдарова, С.С.Назмутдинова и др.; под общ. ред. Л.В. Кушниной. – Пермь: Изд-во Перм. нац. исслед. политех. ун-та. – 2014. – С. 278 .

3. Маяковский В.В. Стихотворения. Поэмы. Статьи. – М.: Олимп; АСТ, 1996. – 656 с. – (Школа классики) .

4. Пушкин А.С. Стихотворения. – Пермь: Кн. изд-во, 1987. – С. 407 .

5. Мопассан Ги де. Орля / пер. с франц. Э. Линецкой [Электронный ресурс]. – URL: http://www.e-reading.club/book.php?book=86073 (дата обращения: 01.04.2016) .

6. Мопассан Ги де. Орля [пер. с французского К. Локса] [Электронный ресурс]. – URL: http://mopassan.krossw.ru/html_mp/mopassan-orlya-ls_1.html (дата обращения: 01.04.2016) .

7. Толковый словарь русского языка [Электронный ресурс]. – URL:

http://www.vedu.ru/expdic/36093/ (дата обращения: 05.04.2016)

8. Berman Antoine. La retraduction comme espace de la traduction, Palimpsetes, n. 4, 1990, p. 1-9, Paris, Presses de la Sorbonne Nouvelle .

9. Chevrel Yves. Introduction: la retraduction – und kein Ende, in Kahn, Robert; Seth, Catriona: La retraduction. Rouen, Publications des Universits de Rouen et du Havre .

10. Constantinescu Muguras Pour une lecture critique des traductions. 2013, Paris, L’Harmattan .

11. Mattos Thiago. Dfinir et redfinir la retraduction: d’Antoine Berman jusqu’ prsent. Atelier de Traduction, n. 23, 2015, p. 41 – 51, Suceava, Editura Universitii din Suceava [Электронный ресурс]. –

12. Maupassantde Guy.Le Horla URL:

http://maupassant.free.fr/pdf/horla.pdf (дата обращения: 01.04.2016) .

13. Maupassantde Guy.Horla [пер. с французскогоCh. Madell]. – URL:

http://pdfs.mhpbooks.com/Guy.pdf (дата обращения: 01.04.2016) .

14. Maupassant de Guy. Horla. – URL: http://www.eastoftheweb.com/shortstories/UBooks/Horl.shtml (датаобращения: 01.04.2016) .

15. Monti Enrico. La retraduction, un tat des lieux, in Monti, E.; Schnyder, P .

(dir.) : Autour de la retraduction. Paris, Orizons .

16. Pound Ezra. ABC of Reading, New York, New Directions, 1934, p. 28 .

[Электронный ресурс]. –

17. Thefreedictionary URL:

http://www.thefreedictionary.com/ (дата обращения: 05.04.2016) .

___________________

© Байдина М.Д., 2016

«ПЕСНЬ О НИБЕЛУНГАХ» КАК ПРОИЗВЕДЕНИЕ ГЕРОИЧЕСКОГО

ЭПОСА КЛАССИЧЕСКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

–  –  –

Аннотация: данная статья посвящена проблеме героического произведения классического Средневековья. Рассматриваются истоки германской поэзии о богах и героях, временные рамки и процесс становления «Песни», а также форма германской поэзии .

Ключевые слова: «Песнь о нибелунгах», классическое Средневековье, героический эпос, аллитерационный стих, эпическое произведение, боги и герои .

Язык всегда находится в постоянном движении, изменении .

Диахронический взгляд на язык позволяет понять, как сложились те явления, которые характеризуют его современное состояние .

Полными сведениями о немецком языке и о его развитии мы располагаем с середины VIII века, когда появились первые письменные памятники немецкого языка. Эти письменные памятники являются главным источником наших знаний о словарном составе немецкого языка той эпохи, об особенностях грамматического строя и звуковой системы древнего немецкого языка [6, с. 12] .

История немецкого языка делится на следующие периоды:

древневерхненемецкий (VIII – XI вв.), средневерхненемецкий (XI – XIV вв.), ранненововерхненемецкий (с XIV – XVII) и новонемецкий период (XVII – по настоящее время) [6, с. 28] .

Объектом нашего исследования является средневерхненемецкий период .

Средневерхненемецким языком и его письменными памятниками в разное время занимались ученые – лингвисты, такие как Н.И. Филичева, В.М. Жирмунский, А. Хойслер, И.П. Созонович, И.В. Богуславская, А.Я. Гуревич и другие. Средневерхненемецкий язык находит свое отражение в письменных памятниках Средневековья, одним из которых является «Песнь о нибелунгах» .

«Песнь» является обширным произведением, состоящим из 39 песен (aventiure) и содержит в наиболее обширной редакции свыше 9000 стихов [1, с. 78], [8, с. 78] .

«Песнь о нибелунгах» является героическим эпосом и возникла в начале XIII века в юго-восточной Германии, в тот период, когда в Германии расцвела рыцарская, или куртуазная поэзия .

Нужно заметить, что истоки германской поэзии очень древние .

В дописьменный период (I–V в. н э.) поэзия германцев существовала в устном исполнении. Мы знаем о ее особенностях лишь из вторых и третьих рук .

Римские и греческие авторы помогают нам делать выводы о германской поэзии .

Поэзия германцев служила родовому крестьянскому обществу. Она была продуктом этого общества, передавалась из поколения в поколение, а также подвергалась дальнейшим обработкам и преобразованиям. В то время германцы занимались земледелием и скотоводством. Сюжеты и темы германской поэзии отражали жизнь крестьянского рода: труд и праздники, борьбу с природой, готовность дать отпор врагу, стремление к знаниям, народную мудрость и право [4, с. 19-20] .

Трактовка процесса становления песни имеет свою историю. Она поразному толковалась исследователями. В XIX веке полагали, что «Песнь о нибелунгах» сложилась из ряда самостоятельных эпических произведений .

Карл Лахман, известный германист, предполагал наличие двух десятков песен, из объединения которых возник «редакционный свод». Эта теория ограничивала роль создателя поэмы компиляцией этих песен, их упорядочиванием и редактированием. Но уже с середины XIX века взгляд на поэму как на продукт механического связывания более ранних песен стал вызывать сомнения, так как подобная трактовка оставляла совершенно необъяснимым ее художественное единство. Наиболее существенный вклад в изучение предыстории «Песни о нибелунгах» принадлежит Андреасу Хойслеру. Он показал, что эпические поэмы складывались не из «нанизывания»

отдельных песен, а в результате «разбухания», внутреннего стилистического разрастания одной песни, которая сжато излагала тот же сюжет, который в поэме получал многократное расширение [2, с. 553] .

В «Песни о нибелунгах» последовательно излагаются два сюжета – сказание о Брюнхильде и сказание о гибели бургундов. Переход от героической песни к эпической поэме сопровождается глубокими качественными изменениями стиля. Происходит трансформация сжатого динамического произведения в обширный эпос, с большим числом действующих лиц и эпизодов, с детальным описанием событий. Тот же самый сюжет, который лежал в основе героической песни, стилистически иначе подается в эпической поэме .

«Песнь о нибелунгах» является анонимным эпическим произведением .

Следует сказать, что эпические поэмы Средневековья не имеют понятия индивидуального авторства. Текст эпической поэмы – это коллективное достояние, и каждый новый его переписчик чувствовал себя вправе вносить в него изменения. Анонимность эпических произведений принципиальна: лица, которые объединили, расширили и переработали поэтический материал, не осознавали себя в качестве авторов [3, с. 9]. Андреас Хойслер справедливо называет автором «Песни о нибелунгах» того, кто объединил существовавшие до него поэтические произведения и сказания, и по-своему переработав их, придал им окончательную художественную форму и структуру [2, с. 552] .

Арон Яковлевич Гуревич считает, что автором «Песни о нибелунгах» был австриец неизвестного происхождения. Это связано с тем, что в поэме изображается Австрия, а отчасти и Бургундия как реальные пространства, с городами, с замками и лесами; Нидерланды, Исландия, Норвегия остаются для поэта не более как туманными географическими названиями. Их он не «видит»

так, как видит области Центральной Европы. Кроме того, есть основания полагать, что автор «Песни о нибелунгах» был родом с Дуная [5, с. 307] .

А. Хойслер дает более точное место возникновение этого героического эпоса. В своей работе «Германский героический эпос и Сказание о Нибелунгах» он пишет, что место его возникновения следует искать на Дунае, в районе между Пассау и Веной: география тогдашней Австрии и примыкающих к ней областей известна автору несравненно лучше, нежели другие части Европы .

Формой германской поэзии служил тонический аллитерационный стих .

Старогерманское стихосложение опиралось на ритм, определяющийся числом ударных слогов в стихотворной строке. Аллитерационные слоги произносились с более сильным ударением, чем все остальные.

Хойслер приводит следующие примеры кратких стихов, в которых повторяющийся начальный звук одновременно соединял по два кратких стиха в одну длинную строчку:

Der He ngst neigt das Ha upt | auf des He rrn Liche Голову склоняет конь | над господина телом Der dir nun den Wa ffengang wigert | wonach dich so wo hl lstet Тот, кто с тобою откажется сразиться, | к чему ты так стремишься [7, с. 62] .

Итак, аллитерация – это созвучие начальных звуков слов, которые стоят под смысловым ударением и повторяются с определенной регулярностью в двух соседних строках стиха, которые в силу этого оказывались связанными .

Аллитерация слышна и значима в германском стихе, поскольку ударение в германских языках преимущественно падает на первый слог слова, который вместе с тем является его корнем. Тонический аллитерационный стих особенно долго сохранялся в Исландии [3, с. 11] .

В Германии героическая поэзия в IX – X веках сменила аллитерирующий стих на рифмованный. Это была более мягкая, более однотонная форма, которая восходила к римским церковным песнопениям и стесняла звуки немецкой речи. Вместе с новой стихотворной формой пришел и более короткий, более задушевный язык. Мелодия стала более гибкой, более богатой

– теперь они охватывали две объединенные рифмой длинные строки [7, с. 21] .

«Песнь о нибелунгах» написана в форме, основанной на рифме, и построена на «кюренберговой, или нибелунговой (Nibelungenstrophe) строфе», состоящей из четырех попарно рифмованных стихов. Каждый стих разделен на два полустишия с четырьмя ударными слогами. Первое четверостишие имеет четыре ударения, а второе – три. Причем в последнем стихе оба четверостишия получают по четыре ударения:

Uns ist in alten m ren wu nders vil gese it von gr zer arebeit, von he leden lo beb ren, von we inen und von kla gen, von fr uden, h chgezten, mu get ir nu wu nder hren s gen [8, с. 78] .

von k ener re cken strten «Песнь о нибелунгах» характеризуется «строчечным стилем»: она не знает переноса из одного стиха в другой, и каждая строка или строфа представляет собой завершенное синтаксическое целое .

В качестве заключения можно отметить, что «Песнь о нибелунгах» - это одно из знаковых произведений Зрелого Средневековья, без упоминания о котором невозможно выстроить целостную картину развития литературного и языкового процессов начала XIII века .

Список литературы

1. Вачьянц А. М. Западноевропейское Средневековье. – М.: АЙРИСпресс, 2014. – 136 с .

2. Гуревич А. Я. Примечания. Песнь о нибелунгах // Беовульф. Песнь о нибелунгах. – М.: Эксмо, 2014. – С. 551-606

3. Гуревич А.Я. Средневековый героический эпос германских народов // Беовульф. Песнь о нибелунгах. – М.: Эксмо, 2014. – С. 7-28

4. Дмитриев А. (общ. ред.). История немецкой литературы в трех томах .

Том 1. От истоков до 1789 г. – М.: Радуга, 1985. – 349 с .

5. Из истории культуры средних веков и Возрождения. – М.: Наука, 1976 .

– 315 с .

6. Москальская О. И. История немецкого языка. – М.: Высш. школа, 1977 .

– 277 с .

7. Хойслер А. Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах. – М.: Книга по Требованию, 1960. – 441 с .

8. Хрестоматия по истории немецкого языка: Учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. / Сост. Н. С. Чемоданов. 2-е изд., доп. – М.: Высш. школа, 1978. – 288 с .

__________________________________

© Величенко Г.Д., Шелякин А.В., 2016

ДВА ОТРАЖЕНИЯ «ВЛАСТЕЛИНА КОЛЕЦ»

ДЖ. Р. Р. ТОЛКИНА:

ДВЕ СТРАТЕГИИ ПЕРЕВОДА

–  –  –

Аннотация: Авторы статьи анализируют выбор формальной или динамической эквивалентности в переводах Дж. Р. Р. Толкина. Выбор эквивалентности рассматривается как общая стратегия перевода и как прагматически обусловленное отступление от избираемой стратегии .

Ключевые слова: фэнтези, перевод, стратегия, формальная эквивалентность, динамическая эквивалентность, окказионализм .

Творчество Дж. Р. Р. Толкина многократно исследовалось филологами и переводоведами. Его произведения разноплановы, своеобразны и настолько наполнены индивидуально-авторскими и культурно-маркированными смыслами, что представляют собой уникальный материал для перевода .

В данной статье предпримем попытку исследовать и сопоставить стратегии переводов трилогии Дж. Р. Р. Толкина «Властелин колец» на русский язык, выполненных А.А. Грузбергом и А.А. Кистяковским и В.С. Муравьевым .

Методологическую основу исследования составляют концепция переводческой эквивалентности американского лингвиста Ю. Найды, который предлагает различать эквивалентность формальную и динамическую, теория лакунарности, разработанная Ж.-П. Вине, Ж. Дарбелье, В.И. Жельвисом, Л.А. Леоновой, Ю.А. Сорокиным и др. и трансформационная теория перевода, разработанная Н. Хомским, И.И. Ревзиным, В.Ю. Розенцвейгом и др .

Формальная эквивалентность, как ее определяет Ю. Найда [9], «ориентирована на оригинал», т. е. переводчик старается сохранить все особенности оригинала, даже если они не до конца понятны читателю .

Подобная эквивалентность достигается сохранением при переводе семантики (значения) лексических единиц исходного текста, сохранением частей речи, пунктуации, разбивки на абзацы; при этом отклонения от буквы оригинала объясняются в сносках .

Динамическая эквивалентность «ориентирована на реакцию реципиента»

и стремится обеспечить равенство воздействия на читателя перевода по отношению к воздействию на читателя оригинала. Это предполагает адаптацию лексики и грамматики, чтобы перевод звучал так, «как автор написал бы на ином языке» [9]. Динамическая эквивалентность допускает изменение семантики лексических единиц при переводе, изменение частей речи, пунктуации и разбивки на абзацы; при этом допустимы некоторые опущения и добавления, например, в виде описательных объяснений .

Сам автор теории Ю. Найда отмечает, что переводчик обычно не берет в качестве основы лишь один тип эквивалентности, а прибегает к обоим видам, тем самым ищa компромисс между двумя типами эквивалентности [3]. Тем не менее один из двух типов избирается переводчиком как доминирующий и составляет некую стратегическую линию перевода. Следовательно, мы можем говорить о двух стратегиях перевода: формальной и динамической .

В нашей работе мы предпринимаем попытку проанализировать на примере окказиональных номинаций, какой стратегии эквивалентности придерживаются переводчики трилогии Толкина. Выбирая в качестве объекта исследования окказионализмы, мы исходим из того, что окказионализмы являются неотъемлемой микросистемой жанра фэнтези. Обозначим особенности литературы данного жанра подробнее и постараемся подчеркнуть роль индивидуально-авторских номинаций .

Произведения жанра фэнтези напоминают историко-приключенческий роман, действие которого происходит в вымышленном мире, близком к реальному Средневековью, герои которого сталкиваются со сверхъестественными явлениями и существами [7], магическими силами и предметами. Авторы используют мифологические мотивы, часто разделяя придуманные миры на полярные миры света и тьмы, добра и зла .

В произведениях жанра фэнтези создаются вымышленные пространства:

топографическое пространство, хронометрическое, антропопространство и другие, каждое из которых актуализируется, в первую очередь, через номинацию элементов этого пространства. Чаще всего система номинаций окказиональна в том смысле, что распространяется только на контекст одного произведения или цикла произведений автора, в словарный состав языка не переходит .

Герои произведений фэнтези могут быть людьми, существами или животными, аналогов которым нет в природе реального мира. Они могут разговаривать на придуманных (искусственных) языках, пользоваться предметами или явлениями, которых также не существует в реальном мире и которые поэтому не имеют в нем соответствий [2] .

С точки зрения перевода, каждая такая номинация лакунарна, и, в идеале, переводчик должен расшифровать замысел автора и воссоздать его на языке перевода таким образом, чтобы он был понятен читателю и в то же время близок к оригиналу [4]. Сложность перевода окказионализмов в фэнтези объясняется высокой смысловой «загруженностью» единиц: переводчику приходится воссоздавать окказионализмы, тщательно транслируя не только содержание, но и форму номинаций [1] .

В настоящий момент существует около семи разных переводов книги (в это число входят вольные пересказы, неполные переводы и неизданные переводы). Первым полноценный перевод выполнил Александр Абрамович Грузберг (г. Пермь) в 1977–1978 гг., но этот перевод долгое время оставался неопубликованным. Первым был опубликован в 1982 г. перевод Владимира Сергеевича Муравьева и Андрея Андреевича Кистяковского .

А.А. Грузберг ставил перед собой цель точно передать содержание трилогии Толкина, максимально сохранив задумки автора в целом, соблюдая поэтому формальную эквивалентность при переводе. Отличительные особенности перевода А.А. Грузберга: сюжетная линия передана точно, все имена, за редким исключением, транскрибированы или транслитерированы, стихи даны в подстрочном переводе самого Александра Абрамовича .

В свою очередь В.С. Муравьев и А.А. Кистяковский стремились создать динамическую связь между сообщением и получателем на языке перевода, поэтому их перевод относится к динамически эквивалентному переводу .

Перевод В.С.Муравьева и А.А. Кистяковского стал знаменит своей тотальной русификацией «говорящих» имен (порой ради живописности, идущей вразрез с буквой автора) .

Проиллюстрируем обозначенные две стратегии на нескольких примерах .

В оригинале преобладают окказиональные топонимы описательного характера, содержащие информацию об особенностях рельефа. Большое количество топонимов в оригинале – сложные слова, состоящие из двух и более лексем (табл.1) .

Таблица 1 Перевод В.С. Муравьева Перевод Оригинал и А.А. Кистяковского А.А. Грузберга Байвотер Bywater by «около» + water «вода» Приречье Норкинс Smallburrow small «маленький» + burrow «нора» Норочкин Пит, от англ. “pit”– яма Редхорн Redhorn red «красный» + horn «рог» Багряныйрог Андерхилл Underhill under «под» + hill «холм» Накручинс Вестофолд Westfold west «запад» + fold «загон» Западнаядолина Переводчики В.С. Муравьев и А.А. Кистяковский воссоздают топонимы, через калькирование, пытаясь сохранить семантику каждой лексемы, А.А. Грузберг – через транслитерацию, сохраняя форму оригинального топонима .

Сравним также антропонимы и зоонимы. Отметим при этом, что для Толкина характерно создание антропонимов и зоонимов с семами «земля, почва», «внешность», «природа» (табл.2) .

Таблица 2 Перевод В.С. Муравьева Перевод Оригинал и А.А. Кистяковского А.А. Грузберга Брейсгердль Bracegirdle brace «затягивать» + girdle «пояс» Толстобрюхл Грабб Grubb grub копать» Ройл Стармун Starmoon star «звезда» + moon «луна» Ночельф Туфут Twofoot two «два» + foot «ступня» Двулап Сопоставительный анализ имен собственных в двух переводах позволяет сделать аналогичный вывод о двух диаметрально противоположных подходах к переводу .

В целом, стратегия работы В.С. Муравьева и А.А. Кистяковского приводит к частому использованию приема калькирования окказиональных номинаций с сохранением семантики лексем: соответствия доступны пониманию особенностей вымышленных реалий Толкина для русскоговорящих читателей. Например, читатель может судить о географии создаваемого Толкиным пространства: холм или долина, гора или река, каковы его цвет, размер и отличительные особенности. А.А. Грузбергу важно точно передать оригинал, без каких-либо отступлений, поэтому он использует трансформацию транскрибирования и воспроизводит фонетические особенности оригинала .

Этот прием также имеет свои достоинства: у русскоязычного читателя возникает ощущение погружения в чужой, неизведанный, таинственный мир .

Окказионализмы – лишь одна из жанрово-стилистических черт фэнтези .

Тем не менее стратегия передачи окказиональной лексики ярко демонстрирует общую переводческую стратегию: формальную или динамическую .

О формальном и динамическом переводах мы можем говорить действительно лишь как о стратегических линиях, от которых переводчик иногда делает отступления. Так, например, переводы многих стихов выполнены дочерью Грузберга Юлией Баталиной. О переводах своей дочери Александр Абрамович отзывается так: «По-моему, не очень близко к оригиналу, зато она сумела проникнуться духом и передать его» [6] .

В приведенной выше табл. 1 также встречаются соответствия – отступления от стратегических линий переводчиков: Норочкин Пит у В.С. Муравьева и А.А. Кистяковского и Норкинс у А.А. Грузберга .

Посмотрим на проблему формальной и динамической стратегии перевода чуть шире и рассмотрим один фрагмент, сопоставительный анализ переводов которого наглядно демонстрирует отклонение от стратегической линии в работе А.А. Грузберга. Фрагмент не содержит окказиональных единиц, однако ярко демонстрирует ориентацию переводчика на восприятие текста потенциальным читателем перевода, т. е. на выбор динамической стратегии в работе над фрагментом .

Frodo looked down at the body with pity and horror, for as he looked it seemed that long years of death were suddenly revealed in it, and it shrank, and the shriveled face became rags of skin upon a hideous skull. Lifting up the skirt of the dirty cloak that sprawled beside it, he covered it over, and turned away .

3-я часть трилогии «Возвращение Короля», книга 6, глава 8 [10] .

Перевод В.С. Муравьева и А.А. Кистяковского Фродо глядел на мертвое тело с жалостью и ужасом, и вдруг труп съежился, обнаружив тысячелетнюю смерть: дряблое лицо стало клочьями иссохшей плоти на оскаленном черепе. Он укрыл мертвеца его грязным изорванным плащом и отвернулся [5] .

Перевод А.А. Грузберга Фродо с ужасом и жалостью смотрел на тело, и ему показалось, что в нем происходят быстрые изменения. Лицо сморщилось, и вскоре лишь тонкая черная кожа обтягивала череп. Подняв кусок грязной ткани, лежавшей рядом, Фродо закрыл им тело и отвернулся [8] .

В предложенном отрывке описана смерть злодея-волшебника Сарумана .

Переводчики интерпретировали его по-разному: во многом стратегия перевода зависит от антиципации переводчиком потенциальной реакции читательской аудитории .

В.С. Муравьев и А.А. Кистяковский переводили «Властелина колец» так, чтобы любой русскоговорящий читатель понял, о чем говорится в тексте .

Ввиду того, что русский язык обладает высоким экспрессивным потенциалом, переводчики использовали яркие средства выразительности, практически полностью воссоздающие смыслы оригинала. Возрастная адаптация отсутствует .

А.А.Грузберг изначально взялся за перевод «Властелина колец», чтобы эту трилогию смогли прочитать его собственные дети, а не для того, чтобы ее опубликовать. Поэтому в работе над данным отрывком он как раз делает отступления от оригинала и, соответственно, от формальной линии эквивалентности, использует менее эмоционально окрашенную лексику, чтобы не травмировать детей ярким описанием смерти: тело, а не труп; лицо сморщилось, а не дряблое лицо;

тонкая черная кожа обтягивала череп, а не клочья иссохшей плоти на оскаленном черепе; кусок грязной ткани, а не грязный изорванный плащ .

Подводя итоги исследования, отметим сильные и слабые, с нашей точки зрения, стороны в двух анализируемых переводах. В переводе В.С.Муравьева и А.А.Кистяковского много выдуманного, не задуманного самим Толкиным;

переводчики считают придание смысла буквально каждому названию неотъемлемой стороной понимания текста. В результате оно подчас вытесняет из текста всю красоту эльфийских имен и названий. В то же время важно понимать, что В.С. Муравьев и А.А. Кистяковский переводили для среднестатистического русскоязычного читателя, поэтому, благодаря высокой степени адаптации, любой читатель понимает систему смыслов и образов трилогии. Перевод А.А. Грузберга ближе к оригиналу, поскольку почти все авторские номинации транслитерированы .

Однако читателю, который абсолютно не знает английский язык, сложно читать перевод А.А. Грузберга. В каждом ониме заложена семантика, которую сможет декодировать только человек, владеющий английским языком. Например, читатель может не понять, что местность Байвотер – это именно та часть земель, которые расположены недалеко от реки .

Сделаем возможные в рамках данной статьи выводы .

Во-первых, формальная или динамическая стратегия перевода в проанализированных переводах четко определима; наглядным проявлением выбора той или иной стратегии эквивалентности оказывается перевод окказионализмов – жанрообразующей микросистемы .

Во-вторых, очевидно, что переводчики периодически допускают отступления от избираемой стратегической линии перевода .

В-третьих, в каждой стратегии перевода есть свои достоинства и недостатки .

Переводчики, осознавая это, находятся в постоянной ситуации выбора или, иными словами, поиска компромисса между стремлением передать уникальность оригинала и желанием создать гармонично читаемый носителями иной культуры перевод .

Список литературы

1. Беликов С.В. Жанр «фэнтэзи» как объект концептуальносемантического исследования. [Электронный ресурс] – URL:

http://pglu.ru/upload/iblock/3f8/uch_2008_ii_00002.pdf (дата обращения:

21.01.2016) .

2. Биаловонс Е.Ю. Перевод окказионализмов в произведениях современной фантастики // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. – Выпуск 1 / 2011. – С.73–74 .

3. Зимовец Н.В. К вопросу о значении и переводе имени «Гарри Поттер»

в романах Дж. К. Роулинг // Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». – 2011– № 5

– С. 87–92 .

4. Золян С.Т., Абрамян К.Ш. Хрестоматия. Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. – М.: Лингва, 2007. – 307 с .

5. Киселева И.А. Особенности перевода литературы жанра фэнтези // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2007. - Серия 9. Филология .

Востоковедение. Журналистика. Вып. 1 Ч. 2. – С. 55–58 .

6. Толкин Дж. Р.Р. Властелин колец. Пер. с англ. В. Муравьева, А. Кистяковского. – М.: AST Publishers, 2014 – 1104 с .

7. Толкин Дж.Р.Р. Повелитель колец. Пер. с англ. А.Грузберга .

[Электронный ресурс] – URL: http://maxima-library.org/mob/b/108570 (дата обращения: 16.10.2015) .

8. Хукер М. Толкин русскими глазами: монография. Пер.:

А. Хананашвили. М.: НТО "ТТТ", 2003. – 302с .

9. NidaEugene A. Toward a science of translating.Leiden,Published by E.J.Brill, 1964. – C.182–188.[Электронный ресурс] – URL:

https://openlibrary.org/books/OL23751642M/Toward_a_science_of_translating(дата обращения: 25.06.2016) .

10. Tolkien J.R.R. The Lord of the Rings. [Электронный ресурс] – URL:

http://royallib.com/read/Tolkien_J/The_Lord_of_the_Rings.html#0 (дата обращения: 16.10.2015) .

_________________________________

© Григорьева Г.Е., Вдовина А.С., 2016

–  –  –

Аннотация. В данной статье рассматривается специфика закадрового и субтитрированного переводов англоязычных кинотекстов на русский язык в ракурсе взаимодействия вербального и невербального текстовых компонентов .

Ключевые слова: поликодовый текст, кинотекст, вербальная система, невербальная система, перевод .

Феномен поликодового текста изучался многими зарубежными и отечественными лингвистами: Ю.М. Лотманом, А.Г. Сониным, Г.В. Ейгером, В.Л. Юхтом. Опираясь на их труды, определим поликодовый текст как текст, негомогенная структура которого состоит из нескольких семиотических систем .

Все элементы структуры неразрывно связаны и гармонично дополняют друг друга, представляя единый перцептуальный поток информации [1], [3], [4] .

Соответственно, структура поликодового текста может быть чрезвычайно сложна в зависимости от количества входящих в неё элементов и формы передачи информации (статья в газете, дополненная рисунками или карикатурами; мюзикл или телесериал, включающий множество переплетающихся между собой элементов) .

К поликодовым текстам относят кинотекст, один из самых сложных и интересных для изучения видов текста, структура которого представлена как вербальной системой (речь героев, надписи, песни и т. д.), так и невербальной системой (объекты интерьера, образы героев как часть изображения или видеоряда и т. д.), элементы которых существуют как в изобразительной (изображение или видеоряд), представленной при помощи изобразительных средств (рисунков, картин, наскальной живописи и т. п.), так и в звуковой формах (посредством музыкального сопровождения, звуковых эффектов, шумов и т. п.) .

Изучая проблемы организации кинотекста, и в частности, анализируя его структуру с целью выявления всех компонентов, связи и отношения между которыми предопределяют стратегию работы с этими текстами, мы систематизировали результаты исследований отечественных лингвистов в следующей диаграмме [2]:

Рис. 1. Структура кинотекста

Специфика поликодового текста определяет и многие особенности межъязыкового перевода. Переводу поликодовых текстов, а именно переводу кинотекста, посвящена данная статья .

Первая и самая очевидная особенность перевода заключается во взаимодействии двух основных систем текста (вербальной и невербальной), образующих единство семантики, формы и функции. Изначально мы можем предположить, что переводчик часто решает задачу определения доминирующей системы на том или ином отрезке текста. Так, например, может встать выбор между эквивалентной передачей реплики персонажа (вербальной составляющей) и изменением семантики реплики под воздействием мелодии, которая играет фоном во время произнесения этой реплики (невербальной составляющей). В зависимости от того, какой системе переводчик приписывает роль доминанты, будет определяться стратегия его перевода: выбор прямого переводческого соответствия, трансформация реплики или иная .

Мимика, жесты, движения, поведенческие реакции героев в целом в неменьшей степени влияют на выбор переводческого соответствия .

Например, если герои кинофильма враждебно настроены друг к другу или находятся в дружеских отношениях, вместо нейтрального Привет! их реплика Hi! может быть переведена как Здорово! или Ну, привет! Ответная реплика на предложение выполнить какое-либо действие Come on может быть переведена как Да ладно тебе! или Перестань, если персонаж хмурится;

наоборот, если персонаж улыбается или мимика выражает надежду, то Ну, давай или Давай же!

Отдельно стоит выделить тот случай, когда вербальные элементы кинотекста представлены и в изобразительной, и в звуковой формах одновременно. Например, когда на экране появляется изображение с надписями при реплике одного из героев, переводчику следует оценить семантическую и прагматическую ценность видео- и аудиорядов и принять решение на перевод .

Соотношение вербального и невербального компонентов кинотекста – далеко не единственная трудность в работе переводчика. Однако в данной статье остановимся именно на этом аспекте и проанализируем перевод кинотекста как целостного поликодового образования .

Переводческие решения, обусловленные поликодовостью текста, интересны в сопоставлении закадрового перевода и перевода субтитров. Опыт первичного семантического анализа закадрового перевода множества кинофильмов позволил предположить, что этот вид перевода требует от переводчика сбалансированно и продуманно учитывать оба компонента поликодового текста (вербального и невербального). Первичный семантический анализ материала переводов через субтитры позволил предположить, что перевод чаще всего производится без опоры на видеоряд, переводчик работает со скриптом фильма и, если и обращается к видеоряду, то доминирующим считает вербальный аудиоряд .

Чтобы проверить наши предположения, мы провели сопоставительный анализ оригинальной и переводных версий (закадровый перевод и перевод субтитров) телесериала «The Good Wife» (США, 2009–2016 гг .

, телеканал CBS), русская версия – «Хорошая жена». Жанр – юридическая драма. Выбор жанра и тематики обусловлен тем, что аудиоряд кинотекста, содержащий пласт юридической и иной специальной (медицинской, технической и пр.) лексики, в том числе, терминологию, предположительно должен иметь достаточно большое количество устойчивых переводных соответствий. Однако, если мы предполагаем, что переводчик ориентируется и на видеоряд, особенно в процессе создания закадрового перевода, мы будем наблюдать отступления от выбора устойчивых соответствий, в том числе, для терминов .

В процессе исследования мы пришли к ряду выводов. Первый вывод заключается в том, что вербальная составляющая данного кинотекста играет значительную роль при выборе переводческих соответствий: многие термины – это моносеманты, они уже имеют устойчивые, стандартизированные, практически независимые от контекста соответствия в языке перевода. Даже если термины полисемантичны, переводчики стремятся выбрать соответствие, сохраняя терминологичность в переводной версии фильма, независимо от того, выполняется она через субтитры или закадровый перевод .

В представленном ниже отрывке адвокат ответчика описывает характеристики самоуправляемого автомобиля. При этом на экран выводятся изображения, описывающие эти характеристики. Различия в закадровом переводе и переводе субтитров в данном случае будут минимальны, т.к .

представленный текст относится к технической сфере. Стоит также отметить, что переводчик не решился на перевод надписей на изображении, т.к. большая часть информации объяснена за кадром .

–  –  –

Тем не менее, нашей следующей задачей стало определение влияния невербальной составляющей при переводе. Мы пришли к выводу, что невербальная составляющая может существенно доминировать в переводческом решении, но только тогда, когда переводчик транскодирует реплики, оформленные общей лексикой .

В следующем отрывке, один из адвокатов имеет выраженную походку человека с болезнью Паркинсона (используемую им в личных целях), передвигается с тростью, которая в один момент падает на пол. Переводчику пришлось передать замешательство адвоката противоположной стороны, когда тот попытался помочь поднять трость, пытаясь при этом приводить доводы .

Как можно заметить, перевод субтитров в полной мере не отражает замешательство адвоката, т.к. он не опирается на невербальную составляющую фрагмента .

Оригинал Закадровый перевод Перевод субтитров Это лишь… лишь попытка... Это просто попытка.. .

It-it, uh... it is merely an attempt.. .

–  –  –

Мы также определили, что в некоторых случаях выбор переводческого соответствия зависит от позы, мимики и жестов персонажа .

В изученном ниже отрывке, адвокат истца представлена как опытный и хитрый персонаж. Исходя из её интонации и манеры речи, закадровый переводчик передал её первую реплику фамильярно-разговорным вариантом Здрасте. Несмотря на неформальное обращение во второй и третьей реплике Hi, переводчик субтитров не решился на его прямой перевод Привет в отличие от закадрового. По нашему мнению, первый руководствовался приветливой улыбкой и открытой манерой обеих адвокатов .

–  –  –

Наш третий вывод заключается в том, что закадровый вид перевода требует большей компрессии исходного сообщения в отличие от перевода субтитров для того, чтобы подстроить перевод под артикуляцию говорящего .

В компрессию могут включаться разные виды информации, без которых исходное сообщение будет донесено до реципиента без потери основных смыслов .

В следующем отрывке, по нашему мнению, имеется множество случаев трансформаций, направленных на компрессию исходного сообщения, по возможности, без потери семантики исходного высказывания, что приводит к эллиптически построенным предложениям. В большинстве представленных реплик закадровый переводчик прибегает к трансформации опущения, так как из контекста и реакции героев понятно, что происходит на экране. Переводчик субтитров прибегает практически к буквальному переводу, ориентируясь только на лингвистический компонент .

–  –  –

Таким образом, мы приходим к выводу, что для полноценного перевода кинотекста, прежде всего, следует учитывать его принадлежность к поликодовым текстам. Поликодовость как ведущая характеристика кинотекста может практически не влиять на выбор отдельных переводческих соответствий, например, терминов. Однако, игнорирование поликодовости закономерно приводит к неадекватному переводу, переводческим ошибкам и неточностям, утрате некоторых задумок создателей фильма .

Список литературы

1. Большакова Л.С. О содержании поликодовых текстов // Вестник СамГУ. – 2008. – № 4 (63). – С. 19-24 .

2. Григорьева Г.Е., Дудина М.В. Документальный кинодискурс:

к вопросу о переводе. // Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты. Межвуз. сборник научных трудов. Вып. 19. – Тверь:

Твер. гос. ун-т, 2013. – С. 216-221 .

3. Ворошилова М.Б. Креолизованный текст: аспекты изучения // Политическая лингвистика. – 2006. – Вып. 20. – С. 180-189 .

4. Ворошилова М.Б. Креолизованный текст: кинотекст. // Политическая лингвистика. – 2007. – Вып. (2) 22. – С. 106-110 .

_________________________________

© Григорьева Г.Е., Курочкин А.К., 2016

СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

–  –  –

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы эффективной коммуникации в сфере оказания медицинской помощи. Как в зарубежной, так и в отечественной науке подчеркивается необходимость изучения профессионального фармацевтического дискурса, поскольку это дает возможность выявить эффективные способы речевого воздействия в целях оказания медицинской и консультативной помощи различным группам населения. В данной работе делается попытка проанализировать стратегии и тактики, обеспечивающие эффективную коммуникацию между фармацевтом и пациентом .

Ключевые слова: фармацевтический дискурс, стратегии фармацевтического дискурса, тактики фармацевтического дискурса .

В последние десятилетия наблюдается увеличение интереса лингвистов к медицинскому дискурсу. Фармацевтический же дискурс, являясь одним из видов медицинского дискурса, представляет собой наименее изученную область институциональной коммуникации. Под фармацевтическим дискурсом понимают как прямое, так и опосредованное общение между профессионалами, получившими специальную подготовку в данной области (врачами фармацевтами), и пациентами (потребителями) [1] .

По мнению Л.Г. Носовой, в пространстве отечественной и европейской фармацевтической сферы сформировался особый фармацевтический дискурс, который обнаруживает не только языковые, но и коммуникативные особенности в пространстве медицинской коммуникации, использует различные коммуникативные стратегии и оказывающий сегодня определенное, в том числе и социокультурное, влияние за счет определенных жанров, в частности, инструкции к лекарственному препарату или рекламного буклета [1] .

Инструкция к лекарственному препарату и рекламный буклет рассматриваются как две из форм информирования населения с целью профилактики ряда заболеваний, уменьшения страха перед ними, а также ознакомления с достижениями медицинской науки и практики в их лечении [3] .

Однако бесконтрольная реклама лекарственных препаратов ведет к самолечению и наносит вред здоровью пациента. В связи с этим возрастает необходимость во всестороннем анализе данного вида коммуникативной деятельности, а также стратегий и тактик, используемых в рекламных текстах фармацевтических препаратов .

Фармацевтический дискурс трактуется как письменнаядискурсивная практика, результатом которой является речевое произведение, рассматриваемое в его прагматическом аспекте в связи с ситуацией его функционирования в сфере здравоохранения, направленной на решение прикладных медицинских задач (по оказанию медицинской и консультативной помощи различным группам населения) [2] .

Общение в фармацевтическом дискурсе в ситуации использования инструкции к лекарственному препарату или рекламного буклета может носить как дистантный, опосредованный характер, когда пациент лишен возможности напрямую общаться с составителями инструкции или буклета, так и прямоакциональный характер, когда фармацевт, провизор напрямую общается с покупателем, разъясняя ему особенности пользования лекарственным средством .

Понимание сущности речевого воздействия связано с постановкой вопроса о выборе стратегий и тактик его осуществления. Л.Н. Носова выделяет две стратегии фармацевтического дискурса: стратегию информирования и стратегию побуждения [2]. Стратегия информирования реализуется с помощью тактик аргументации, абзацного членения, «управляющей информации», апелляции к авторитету. Основными тактиками стратегии побуждения являются команда, просьба, совет, инструкция, рекомендация, внушение [1] .

Также выделяют дополнительную стратегию – стратегию убеждения.Данная стратегия в рамках компрессии текста достигается тактикой комплимента или придания уникальности. Ю.К. Пирогова считает, что стратегия убеждения – это важнейший способ психологического рекламного воздействия, суть которого заключается в убеждении потребителя в необходимости приобрести рекламируемый товар или выбрать рекламируемую услугу [4] .

Рассмотрим, как реализуются данные стратегии и тактики в рамках таких жанров фармацевтического дискурса, как рекламный буклет, инструкция к лекарственному средству и рецепт .

Стратегияинформирования What Is Kidney Disease? End-stage renal disease is the complete loss of kidney function. This loss is permanent .

As you may know, kidneys have several vital jobs. They rid the body of extra fluid and wastes through the urine. They control the body’s acid/base balance (pH), and fluid balance .

Your kidneys produce several hormones that act on other parts of the body .

Calcitriol, or active vitamin D, controls the levels of calcium and phosphorus in the body for healthy bones. Erythropoietin signals the bone marrow to make red blood cells. Both of these hormones can now be given to kidney patients as medicines prescribed by a nephrologist. Other kidney hormones control blood pressure .

When kidneys fail, the abilities to regulate blood pressure, acid/base balance, fluid levels, bone formation, and red cell production go haywire. Hemodialysis, peritoneal dialysis, or a kidney transplant are needed to replace some of the kidney’s functions and keep you alive .

Kidney disease would be fatal without treatment, but fortunately treatment can keep patients alive, active, and productive [7] .

В данном фрагменте используются обе тактики стратегии информирования:

тактика абзацного членения и тактика аргументации. Абзацное членение облегчает восприятие информации, а также придает динамику тексту. Аргументативная часть (принцип функционирования почек) приобретает большой потенциал внушаемости, поскольку создает впечатление объективности, непредвзятости мнения субъекта речи .

Авторитетность источника информации также влияет на результат [1] .

Стратегияпобуждения Choosing Home Dialysis: Home dialysis gives you much more freedom to choose your own schedule and even to get more dialysis treatment so you feel well enough to keep working[6] .

• Encouragement – Taking an active role in your kidney care will make you feel more hopeful and in control, and help you to do better .

• Education – Learning about your kidneys, how to protect them, and treatments for kidney disease will help you manage your health better .

• Exercise – Staying active can make you stronger, give you more energy, and improve your overall health and outlook .

• Employment – Working will give you more income, independence, a way to meet others, and often health insurance. Going to school, getting training, and volunteering are other ways to feel worthwhile and stay active .

• Evaluation – Setting short and long-term goals and tracking your progress will help you succeed[7] .

В данных фрагментах стратегия побуждения реализуется за счет тактики внушения, а именно использования модальных глаголов will и can для выражения обещания .

Тактика рекомендации требует профессиональных знаний. Она реализуется с помощью повелительного наклонения .

Avoid driving or operating power tools or heavy machinery until you know how Zyrtec Tablets affect you. If you have medical conditions including high blood pressure, heart disease, kidney disease, liver disease, diabetes, thyroid problems or an enlarged thyroid gland, talk to your doctor prior to taking this medication .

Рекомендация может содержать не только перечень необходимых действий, как правило, зафиксированных в медицинской документации, но и подробное описание особенности их выполнения .

2 capsules of this specific brand give you 1.1 grams of EPA/DHA. This is the minimum I’d recommend per day for fish oil to actually be effective .

3 capsules of this specific brand give you about 1.6 grams of EPA/DHA .

4 capsules of this specific brand give you 2.2 grams of EPA/DHA. This is right in the middle of the optimal recommended daily dosage. (This is also the amount that I personally take each day.) 5 capsules of this specific brand give you about 2.8 grams of EPA/DHA. This is as close to that 3 gram maximum as you can get with this brand without exceeding it .

Тактика совета чаще используется не между специалистами, а между клиентами, которые опираются на свой жизненный опыт или на недостоверную информацию .

–I’ve taken diet pills for a month. You see the results! You also should try them!

Тактика инструкции применяется как в устной речи, когда фармацевт объясняет клиенту, как использовать купленный им лекарственный препарат, так и в письменной форме: инструкции к лекарственным средствам .

Adults and children 6 years and over should take one 10 mg tablet once daily;

do not take more than one 10 mg tablet in 24 hours. A 5 mg product may be appropriate for less severe symptoms .

Store between 20° to 25°C (68° to 77°F) [5] .

Данная тактика реализуется с помощью повелительного наклонения и модальных глаголов (should, may) .

Тем не менее, некоторые лингвисты и ученые считают стратегиями то, что остальные назвали бы тактиками. Например, Ю.К. Пирогова рассматривает убеждение в качестве стратегии .

Ю.К. Пирогова считает, что стратегия убеждения – это важнейший способ психологического рекламного воздействия, суть которого заключается в убеждении потребителя в необходимости приобрести рекламируемый товар или выбрать рекламируемую услугу. Данная стратегия в рамках компрессии текста достигается тактикой комплимента или придания уникальности [4] .

Рис. Стратегия убеждения

На рисунке представлен фрагмент рекламы пластырей «BRANDAIDplasticstrips» .

Need this many? – Try this .

Таким образом, мы видим здесь пример использования тактики придания уникальности, так как данный пластырь больше обычных, то есть удобнее в использовании .

Вторая тактика в рамках рассматриваемой стратегии – тактика придания престижности и научности. В примере ниже для реализации данной тактики используется прием апелляции к авторитетному источнику [4] .

Iodomarin™ is the first radiation protective tablet available to the general public. Experts agree that its prompt use would be the most effective measure available to protect millions of people who would be at risk in a nuclear accident or under a radiation threat from a terrorist nuclear weapon [8] .

На основе материалов, собранных для нашей работы, было выяснено, что сложно четко выделить стратегии и тактики фармацевтического дискурса, поскольку зачастую они сливаются либо одни ученые считают стратегиями то, что другие назвали бы тактиками. Поэтому основным направлением для дальнейшего исследования в этой области можно определить разработку классификации стратегий и тактик ФД на основе анализа различных жанров данного дискурса .

Список литературы

1. Носова Л.Н. Коммуникативно-прагматический потенциал инструкции по применению лекарственных средств в фармацевтическом дискурсе:автореф .

дис. на соиск учен. степ. канд. филол. наук. — М., 2013 .

2. Носова Л.Н. О неких коммуникативных особенностях лекарственного дискурса / Коммуникация в социально-гуманитарном знании, экономике, образовании: III Междунар. науч.-практ. конф. — Минск, 2012. – С. 94–96 .

3. Рудова Ю.В. Буклет как жанр письменного медицинского дискурса //

Вестник Волгоградского государственного университета. – Серия 2:

Языкознание. – 2008. – № 1. – С. 110–115 .

4. Шагланова Е.А.Cтратегии и тактики компрессии текста в телерекламе // Современные проблемы науки и образования. – № 4. –2013 .

5. Drugstore.com [Электронный ресурс] URL: www.drugstore.com (дата обращения: 10.01.2016) .

6. Employment: A Kidney Patient's Guide to Working and Paying for

Treatment.[Электронныйресурс] URL: http://lifeoptions.org (датаобращения:

26.03.2016) .

7. Encouragement: Bridging the Barriers (For Patients and Their Families) .

[Электронныйресурс] URL: http://lifeoptions.org (Датаобращения: 26.03.2016) .

8. [Электронный ресурс] URL:

(дата обращения:

http://dimaperfect.jimdo.com/medicine/pills/iodomarine/ 10.01.2016) .

______________________________

© Дзараева Н.А., Олина Е.О., 2016

–  –  –

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы конфликтного взаимодействия в виртуальном пространстве Интернета. В контексте современных тенденций Интернет является неотъемлемой частью жизни современного человека, поэтому виртуальный дискурс представляет интерес для изучения. В данной работе делается попытка проанализировать стратегии и тактики виртуального дискурса в конфликтных ситуациях, возникающих при общении в сети Интернет .

Ключевые слова: виртуальный дискурс, стратегии виртуального дискурса, тактики виртуального дискурса, Интернет .

Интернет сегодня является неотъемлемой частью жизни современного человека. Пользователи Интернета применяют его как в профессиональной, так и в частной жизни, постоянно обсуждая что-либо, решая назревшие проблемы или задавая вопросы, поэтому конфликты в виртуальном пространстве не редки .

Конфликт является средством решения разногласий между людьми, отражением столкновения сторон. В связи с этим конфликт в виртуальном дискурсе является важной и новой проблемой, которую стоит исследовать для лучшего понимания ее структуры и способов решения .

Виртуальный дискурс – это текст, погруженный в ситуацию общения в виртуальной реальности, отличающийся специфическим каналом связи и характеризующийся обязательным наличием Интернета и компьютера;

отсутствием деления пользователей и наличием специфичной лексики [1, c. 6] .

В виртуальном дискурсе используются следующие стратегии и тактики (см. таблицу) .

Таблица Стратегии и тактики виртуального дискурса

–  –  –

В процессе реализации определенной стратегии виртуального общения выбирают ту или иную тактику с целью завладеть вниманием собеседника и не оставить его равнодушным, Интернет-коммуниканты стремятся сделать свое сообщение неповторимым, бросающимся в глаза и часто конфликтным .

Виртуальный конфликт – это такой конфликт, источник которого находится не в той реальности, в которой протекает сам конфликт, и он не может быть разрешен за счет средств, принадлежащих той реальности, в которой он протекает [3] .

1. В виртуальном пространстве существуют особенности межличностного общения в условиях конфликта [2]: из-за физической дистанции субъектов у людей могут появиться иллюзии вседозволенности, безнаказанности и иллюзия нереальности собеседников, что только усугубляет конфликт. Виртуальность также может вызвать искажение реального образа каждого собеседника, «что влечет за собой неправильное восприятие и, как следствие, общение, не соответствующее реальному образу человека». Отсутствие кинестетических ощущений и частичное отсутствие визуального, аудиального способов получения информации могут привести к дезориентации людей или, наоборот, обострить другие пути получения информации, замещая ими отсутствующее. «Визуальный, аудиальный способ получения информации ущемлены частично. Непосредственный визуальный контакт между собеседниками, как правило, отсутствует. Его компенсация видеоизображениями недостаточна и далеко не всегда имеет место .

То же и с аудиальным способом получения информации» .

2. Сокращается период перехода к более тесному личному общению. Люди быстро перескакивают от стадии «знакомство» к стадии «дружба». «Совершенно не сомневаясь в своих действиях, собеседники могут открыто высказать друг другу все, что думают, порой в поучительной манере, свысока, считая возможным вмешиваться в личное внутреннее пространство другого человека». Это может привести к дискомфорту и непониманию в общении, так как подсознательно люди все еще находятся на первой стадии знакомства – по сути, они чужие люди .

3. Скорость общения может быть контролируемой. В реальном пространстве, при непосредственном межличностном общении, как правило, нет возможности сделать тайм-аут в беседе. В виртуальном пространстве такая возможность есть всегда. Любое сообщение можно отложить, продумать в деталях, изменить свое мнение, изменять высказывания в процессе написания сообщения .

Более того, можно отстраниться от беседы, пережить эмоции и ответить много позже продуманным и взвешенным текстом. Дело в том, что в ситуации конфликта пользователи редко прибегают к такой тактике и, не желая оставаться оскорбленными, как можно быстрее пишут ответные сообщения или комментарии, зачастую подбирая как наиболее жесткие и оскорбительные слова и выражения .

Рассмотрим, как ситуация конфликта влияет на выбор стратегий и тактик участниками виртуального общения .

Дискредитирующаястратегия 1: Does she know already??

2: No 1: I’ll tell her 2: Whaaat??????are u crazyyy????dont tell her what I done 1: She must know 2: U dont tell her!!!!! It’s not your problem!!! Dont stuck as u always do!

Дискредитирующаястратегияв данномфрагментевиртуальногоконфликтаопе рируеттактикойобвинения: «Dont stuck as u always do!», тактикойвразумления:

«Whaaat??????are u crazyyy????dont tell her what I done», «She must know», «U dont tell her!!!!! It’s not your problem!!!» и тактикойугрозы «I’ll tell her» .

Позиционирующая стратегия

Рис. 1

В данном примере собеседники высказывают мнение о правильности написания определенного слова. Каждый из пользователей высказывает свое мнение по этому поводу: «ITIS ALWAYSSULFUR!», «ITIS SULFAR!!!!»

Таким образом, они прибегают к тактике самопрезентации. Тактика убеждения выражается в выражении: «Noopedefinitelynotsulfar», тактика оценки – «Sulfurjustlookswrong» .

Оценивающая и содействующаястратегия 1: She says that she understands and it sucks that my schedule is more strict, but then she calls the next day asking if I’m free. It’s just weird!

2: It is indeed weird .

3: It isn’t weird. She is just your friend and wants to meet you. Explain everything to her and be smarter next time .

Тактикиоценкии убежденияпрослеживаютсяв такихсловахсобеседников, как «It's just weird!», «indeed weird», «It isn't weird». Тактика утешения выражена в ответе второго пользователя: «Itis indeedweird», этими словами он поддерживает первого пользователя. Третий пользователь реализует тактику объяснения при помощи фразы «Sheis justyourfriendandwantsto meetyou» .

Организующая стратегия 1: People, shutup!

Now!

Everybody!

Let’s just shut up and think about the problem!

В данном примере в организующей стратегии при помощи обращений «People» и «Everybody» пользователь дает понять, что обращается ко всем участникам разговора. В этих обращениях реализуется контактоустанавливающая тактика .

Объясняющая стратегия

Рис. 2

Во втором параграфе данного комментария пользователь использует тактику объяснения: «...and if you prevent children from us in git they will be isolated and unprepared for the future». Тактика убеждения выражается в следующем предложении: «This is probably worse parenting…», при этом выделено курсивом слово «worse» .

Поисковая стратегия

Рис. 3

Поисковая стратегия осуществляется при помощи тактики запроса конкретной информации в обоих сообщениях пользователей. Первый пользователь заинтересован в каких-то картинках и спрашивает, где их можно найти. Второй пользователь реализует тактику запроса конкретной информации своим вопросом: «What pictures are you talking about?», пытаясь при этом выяснить, о каких именно картинках спрашивает первый пользователь .

Подводя итог, следует заметить, что незнание и непонимание особенностей межличностного общения в Интернете приводит к дезориентации собеседников и снижению толерантности, что в свою очередь ведет к возникновению конфликта .

В приведенных выше фрагментах участники виртуального дискурса используют все семь его стратегий. Но в ситуациях конфликта пользователи прибегают в основном к дискредитирующей, позиционирующей, оценивающей и организующей стратегиям. Наиболее частотной тактикой при этом является тактика самопрезентации .

Дальнейшая работа в данном направлении позволит расширить знания об эффективном общении в конфликтных ситуациях. Перспективами исследования проблемы следует считать возможные классификации конфронтационных проявлений в языке в условиях виртуального общения .

–  –  –

Аннотация: Целью данной статьи является сравнение и анализ речевых стратегий и тактик конфликтного судебно-процессуального дискурса в России и англоязычных странах. Судебные процессы – это сфера конфликтной коммуникации и, по мнению отечественных и зарубежных исследователей, изучение вопросов, связанных со стратегиями и тактиками, используемыми участниками судебного слушания в конфликтных ситуациях общения, будет способствовать выявлению эффективных способов решения судебнопроцессуальных конфликтов .

Ключевые слова: судебно-процессуальный дискурс, стратегии, тактики, судебно-процессуальный конфликт .

В современном мире конфликт затрагивает практически все сферы человеческой деятельности, а также, будучи достаточно многоаспектным явлением, привлекает внимание ученых разных областей науки. Подобное распространение этого социального явления повышает интерес к нему со стороны лингвистики [1, с. 91–93]. Несмотря на исследования российских и зарубежных ученых в этом направлении, а также тот факт, что судебные процессы – это сфера конфликтной коммуникации, конфликт в судебнопроцессуальном дискурсе до сих пор остается относительно малоизученным .

дискурс как разновидность Cудебно-процессуальный институционального дискурса представляет собой статусно – ориентированное взаимодействие его участников в соответствии с системой ролевых предписаний и норм поведения в определенных правом ситуациях институционального общения. Суть права как социального образования заключается в его созидательном регулятивном начале, обеспечивающем упорядочение общественных отношений через сконструированную устойчивую структуру правовых институтов [3, с. 388– 412] .

Цель судебно-процессуального дискурса – это разрешение правового конфликта в соответствии с действующим законом государства [4, с. 125–127] .

Судебная коммуникация подразумевает наличие определенного контекста, который можно назвать коммуникативной ситуацией. И эта коммуникативная ситуация, особенно если складывается в ходе судебного процесса, зачастую подразумевает наличие конфликта, потому что участники судебного процесса выступают в роли оппонентов и пытаются доказать свою правоту с помощью убеждения и аргументации. Достигается это в согласии с определенными стратегиями, с помощью которых участники дискурса выстраивают свои действия для реализации коммуникативных задач .

Е.В. Шишкина выделяет следующие стратегии судебно-процессуального дискурса: изобличение во лжи, психологическое воздействие, обвинение и защита [5]. Поскольку судебные слушания – это, как правило, результат правовых противоречий, переросших в конфликт, то в рамках данных стратегий судебно-процессуального дискурса можно выделить стратегии конфликтной коммуникации. О.В. Красовская, которая занималась исследованием проблемы судебного разбирательства как сферы конфликтной коммуникации, выделила пять стратегий речевого поведения в конфликтной ситуации судебнопроцессуального дискурса: стратегию соперничества, стратегию сотрудничества, стратегию компромисса, стратегию избегания и приспособления. В основе данной классификации лежит популярная концепция Томаса – Киллмена, однако О.В. Красовская адаптировала ее для ситуаций правового конфликта [2]. Для каждой стратегии конфликтного речевого взаимодействия характерен набор тактик, с помощью которых данные стратегии реализуются в процессе судебного слушания .

Для иллюстрации стратегий и тактик, применяемых в конфликтных ситуациях англоязычного и русскоязычного судебно-процессуального дискурса мы проанализировали сорок фрагментов стенограмм судебных заседаний на английском и русском языках, отражавших ход судебных процессов по ряду дел. Рассмотренные в ходе настоящей работы русскоязычные процессы включают: Федеральная антимонопольная служба РФ против ЗАО «ТДС»

(обвинение в антиконкурентном соглашении); ООО «Инстрой-XXI век» против Министерства обороны РФ (иск о взыскании задолженности и процентов); ЗАО «ПСФ Монтажник» против Министерства обороны РФ (иск о взыскании задолженности); уголовный процесс над группой Pussy Riot (обвинение в хулиганстве). Рассмотренные в ходе настоящей работы англоязычные процессы включают: семьи Браун и Голдман против О. Джей Симпсона (обвинение в убийстве Николь Браун-Симпсон и Рональда Голдмана); штат Калифорния против Майкла Джексона (обвинение в растлении малолетних);

Алджер Хисс (обвинение в даче ложных показаний) .

Рассмотрим стратегии и тактики конфликтного общения, а также способы их реализации в различных ситуациях в ходе судебных процессов .

–  –  –

В рамках судебно-процессуальной стратегии обвинения общим для русскоязычных и англоязычных процессов является обращение к конфликтной стратегии «соперничество» и тактике«подозрение», в англоязычных процессах также использована тактика «дискредитация оппонента» .

Конфликтнаятактика «подозрение» реализуется как через экспрессивную, так и через нейтральную лексику, указывая при этом на возможные или реально существующие нарушения правовых норм оппонентом («доказательство является недостоверным и сфабрикованным»; «They knew about all these witnesses long before the September 10 filing») .

Конфликтная тактика «дискредитация оппонента», однако, реализуется путем указания на факты, негативно характеризующие оппонента, но не имеющие прямого отношения к рассматриваемому делу («defendant in this case was heavily in debt That his musical assets») .

–  –  –

В проанализированных фрагментах судебных процессов в рамках стратегии «защита» используются конфликтная стратегия «соперничество»

и конфликтная тактика «возражение против заявлений оппонента», которая является общей для русскоязычных и англоязычных процессов и реализуется в приведенных скриптах с использованием официально-делового стиля, а также стилистически нейтральных слов и канцеляризмов: «Это соглашение не запрашивалось, оно было найдено в одной из наших дочерних компаний, и они имели неподтвержденную копию»; «And the Court ruled that they had not provided them in discovery, even though they knew about them» .

–  –  –

В рамках стратегии психологического воздействия коммуниканты в русскоязычных и англоязычных процессах прибегают к конфликтной стратегии «соперничество» и реализуют ее через тактику «дискредитация оппонента», описывая его слова или действия, как аморальные или ложные («это все выдумки и очередная уловка»; «So it wasn't white or light»). Однако в англоязычных процессах также использована тактика «возражение против заявлений оппонента» («Now we don't wan tany more of these insinuations») .

–  –  –

Конфликтное взаимодействие в рамках стратегии «изобличение во лжи»

реализуется с помощью стратегии соперничества, которая является общей для русскоязычных и англоязычных процессов. Конфликтная стратегия «соперничество» осуществляется с помощью тактики «подозрение» («Ну, както нелогично. Вы обращаетесь… не представляете его при рассмотрении дела»; «And you contacted someone named Uri Geller, correct?»), которая актуализируется с помощью вопросов или утверждений, которые указывают на ложность или противоправность заявлений оппонента .

Англоязычные процессы, в отличие от русских, характеризует обращение к тактикам «дискредитация оппонента» и «возражение против заявлений оппонента» .

Конфликтная тактика «возражение против заявлений оппонента»

актуализируется с помощью выражений, которые нацелены на то, чтобы указать на несостоятельность уже озвученных заявлений оппонента («Тогда при чем здесь Славянка и Рейл?»; «Their DNA isn’t there. Because the molestation claims are fiction») .

Конфликтная тактика «дискредитация оппонента» реализуется через сообщение информации, каким-либо образом порочащей оппонента, или с помощью вопроса, заданного оппоненту, в случае ответа на который планируется получить такую информацию («Let me read what you said in the criminal trial, please») .

Анализ выбранных фрагментов судебных заседаний показал, что участники русскоязычных и англоязычных судебных процессов используют исключительно стратегию конфликтного взаимодействия «соперничество» .

Кроме того, анализ показал, что все стратегии судебно-процессуального дискурса, за исключением стратегии «психологическое воздействие», совпадают по набору тактик, через которые они реализуются, не менее чем на 60 %. В заключение отметим, что тактики, через которые реализуется стратегия конфликтного поведения «соперничество», более многочисленны в рамках англоязычных процессов в сочетании со всеми стратегиями судебнопроцессуального дискурса, за исключением стратегии «защита» .

Список литературы

1. Гришина Н. В. Психология конфликта. – 2-е изд. – СПб: Питер, 2008. – 480 с .

2. Красовская О.В. О речевой коммуникации в судебной практике. – М.:

Флинта, 2011. – 160 с .

3. Мальцев Г.В. Социальные основания права. – М.: Инфра-М, 2007. – 800 с .

4. Устинова К.А. Институциональные признаки судебного дискурса // Вестник Челябинского государственного университета. – № 33. –2011. – С. 125–127 .

5. Deutsch M., The Resolution of Conflict: Constructive and Destructive Processes. – New Haven, CT: Yale University Press. – 1973 .

________________________________

© Дзараева Н.А., Щеколдин И.Ю., 2016

ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

–  –  –

Аннотация: В данной статье рассмотрены проблемы перевода паремиологических единиц. Проанализированы классификации и пять способов перевода паремий. На основе проведенного анализа авторами предлагается проводить определение вида паремиологической единицы по критериям синтаксической завершенности и характера мотивировки для дальнейшего выбора оптимального способа ее перевода .

Ключевые слова: паремиологическая единица, способ перевода, классификация паремий .

Главное достояние каждого народа – это его язык. Благодаря ему мы можем узнать об истории, обычаях и традициях народа. В языке особую роль играют такие единицы, как паремии. Паремиологический фонд языка составляют пословицы, поговорки, афоризмы и другие изречения, представляющие собой языковые и фольклорные клише. Эти составляющие помогают ученым раскрыть менталитет и культуру изучаемого языка. В данной статье рассматриваются вопросы, связанные с проблематикой перевода паремиологических единиц, а именно: роль паремиологии в современной лингвистике, классификация паремиологических единиц и стратегии их перевода .

Согласно словарю иностранных слов Н.Г. Комлева слово «паремиология»

происходит от гр. paroimia – пословица и logos – учение [5, с. 418] .

Следовательно, паремиология – это раздел филологии, занимающийся изучением пословиц, поговорок, присловий и изречений. Паремиологическими исследованиями занимались и занимаются такие ученые как В. Мидер, Г.Л. Пермяков, С.Д. Мастепанов, А. Дандес, Л.Б. Савенкова и др. Паремиологи анализируют происхождение паремиологических единиц, их историю, структуру и использование в средствах массовой информации и литературных произведениях [8]. Исследователи переводческих проблем паремиологии изучают стратегии и способы перевода паремий [3; 4], егокоммуникативнопрагматические и лингвокультурологические аспекты [7], паремиальную картину мира как фрагмент языковой картины мира [6; 7] .

Для облегчения работы с паремиологическими единицами существует несколько классификаций.

Приведем классические подходы к типологизации паремий:

1. Алфавитная классификация, согласно которой все паремии расположены в алфавитном порядке в зависимости от начальных букв первого слова. Но данная классификация неудобна в плане переводных паремий, так как разные переводы могут начинаться с разных букв .

2. Классификация по опорным словам. К примеру, пословицу «Друзей у богатых что мякины около зерна» можно отнести в группу, объединяющую все паремии о дружбе, а также в группу, которая говорит о богатстве .

3. Монографическая классификация. Место паремии зависит от места или времени ее собирания и от собирателя .

4. Генетическая классификация разделяет паремические единицы по признаку их происхождения .

5. Тематическая классификация. Все паремии распределены по их содержанию. К примеру, словарь Даля относит пословицу «На сердитых воду возят» к категории «Добро–Милость–Зло», а пословицу «Не угадаешь, где найдешь, где потеряешь» к категории «Былое–Будущее» .

Г.Л. Пермяков, однако, замечает, что все перечисленные классификации используют случайные признаки, не связанные с природой паремий, и предлагает языковую и логико-семантическую классификации [9] .

Мы полагаем, что перевод паремиологических единиц должен опираться на языковую классификацию.

В ней оценивается синтаксическая завершенность (полнота) клише и выделяются три вида, каждый из которых может существовать в двух подвидах – с прямой и образной мотивировкой:

– незамкнутое предложение, пополняемое из речевого контекста (поговорка),

– замкнутое предложение, состоящее из одних постоянных членов (пословица),

– сверхфразовое единство (сценка, побасенка) [9] Перевод паремиологических единиц c одного языка на другой – это трудоемкая работа, т. к. для качественного перевода нужно не только понимать смысл переводимого текста, но и владеть фразеологическим богатством языка, на который осуществляется перевод. Традиционно существует несколько способов достижения адекватного перевода паремиологических единиц .

Проанализируем, насколько важен учет языковой классификации для каждого способа .

1. Поиск эквивалента в переводимом языке .

Эквивалентом следует считать постоянное равнозначное соответствие, как правило, не зависящее или минимально зависящее от контекста [10, с. 18] .

Эквивалент для паремии можно найти посредством паремиологического словаря. Анализ синтаксической завершенности паремии позволит уточнить ее семантические границы, облегчив тем самым поиск эквивалента .

2. Дословный перевод .

Дословный перевод может быть применен лишь в том случае, если в результате получается выражение, образность которого легко воспринимается читателями переводимого языка и создает впечатление естественности и свойственности общепринятым нормам ПЯ [2, с. 62].

Например, при переводе пословицы «All cats are grey in the dark» можно употребить дословный перевод:

«В темноте все кошки серы». Определение вида по языковой классификации паремий предполагает определение характера мотивировки – прямого или образного, что может стать основанием для использования дословного перевода или для отказа от него .

3. Описательный перевод .

Если единица не имеет эквивалента на ПЯ, то можно обратиться к описательному переводу. В данном случае переводчик обращается не к самой паремии, а к ее толкованию. Определение вида по языковой классификации паремий предполагает определение характера мотивировки – прямого или образного, что способствует большей точности описательного перевода .

4. Контекстуальный перевод .

Переводчик должен прибегнуть к контекстуальному переводу при отсутствии эквивалентов и аналогов, когда паремию приходится передавать непаремиологическими средствами. В то же время, когда калька, сноска или описательный перевод либо будут непонятны читателю, либо не смогут органично вписаться в текст, переводчик может дать понять, о чем идет речь, сохраняя коннотацию единицы. Например, в русском языке существует такая паремия, как «красные дети» – «хорошие и послушные дети», ее значение возможно передать через контекст. Определение вида по языковой классификации паремий предполагает определение их синтаксических границ, что необходимо для осуществления данного способа перевода .

5. Выборочный перевод .

Данный вид перевода обычно связан с вариантами соответствия единицы на ПЯ. Переводчик обращается к словарю, а затем выбирает наиболее подходящий вариант. Этот вид перевода сложен тем, что, к примеру, при переводе с английского на русский, переводчик может потеряться в разнообразии синонимов переводимого текста, поэтому ему будет крайне сложно подобрать именно ту единицу, которая соответствует стилю и мысли автора исходного текста. К примеру, «togetthebestof smb» – превзойти кого-то .

В англо-русском фразеологическом словаре А.В. Кунина можно найти такие синонимы как «оказаться в выигрышном» положении», «взять верх», «заткнуть за пояс», «обвести вокруг пальца» и др. [1]. Анализ синтаксической завершенности паремии, в соответствии с языковой классификацией, позволит уточнить ее семантические границы, что необходимо для построения синонимического ряда и определения его доминанты .

Таким образом, основной фонд паремиологических единиц составляет множество тех речений, которые принято называть пословицами и поговорками. Они играют особую роль в создании языковой картины мира и являются «зеркалом нации». Именно поэтому перевод паремий – неотъемлемая часть познания другой культуры. Существуют различные классификации и пять способов перевода паремиологических единиц: поиск эквивалента в языке, дословный, описательный, контекстуальный и выборочный переводы. Мы полагаем, что выбору того или иного способа должен предшествовать анализ текста с целью определения вида паремиологической единицы по критерию синтаксической завершенности. Это позволит определить ее синтаксические и уточнить семантические границы, прямой или образный характер мотивировки, что будет способствовать выбору оптимального способа перевода .

Список литературы

1. Влахов С.И., Флорин С.П. Непереводимое в переводе. – М.: Р. Валент, 2012. – 408 с .

2. Дмитриева Л.Ф. Английский язык. Курс перевода. – М.: МарТ, 2005. – 304 с .

3. Закиров Р.Р. Особенности перевода арабских паремий на русский язык // Вестник ТГГПУ. – 2013. – № 1. – 49–51с .

4. Колошиц А.Г. Способы перевода паремиологических единиц на русский язык (на материале русской художественной прозы). // Идеи .

Поиски. Решения: сб. ст. и тез. IX Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 25 ноября 2015 г./ Редкол.: Н.Н. Нижнева (отв. редактор) [и др.]. – В 6 ч. – Ч. 4.– Мн.: БГУ, 2015. С.7–13

5. Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов. –М.: Эксмо, 2008. – 672 с .

6. Коняшкин А.М., Чадамба Ш.С. Проблема перевода тувинских паремий (на материале русских художественных переводов) // МНКО. – 2014. – № 3 (46) .

– 202–204 с .

7. Курбатова Н. В. Паремии, паремические выражения и народные суждения как отражение национально-культурной специфики языковой картины мира (на материале новодревнегреческого и русского языков): дис. … канд. филол. наук. – Краснодар, 2002. –199 с .

8. Ошева Е.А. Паремиологическое пространство: дискуссионные вопросы. – Пермь: Исследовательский журнал русского языка и литературы, 2013. – 75–78 с .

9. Пермяков Г.Л. Основы структурной паремиологии / Г.Л. Пермяков ;

пред. редкол.: Д.А. Ольдерогге; сост. и авт. вступ. ст.: Г.Л. Капчиц ; АН СССР, Ин-т востоковедения. – М. : Наука, 1988 .

10. Федоров В.А. Введение в переводоведение. – Воронеж.: Изд.-полигр .

центр Воронеж. гос. ун-та, 2010. – 51 с .

___________________________________

© Енбаева Л.В., Исправникова А.С., 2016

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АТРИБУТИВНОСУБСТАНТИВНЫХ СОЧЕТАНИЙ В ТЕКСТЕ КОНТРАКТА

(НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

–  –  –

Аннотация: Статья рассматривает проблемы норм сочетаемости и перевода терминологических коллокаций в текстах юридического дискурса .

На материале текстов англоязычных контрактов проведено сопоставительное исследование атрибутивно-субстантивных словосочетаний с целью типологического описания и составления переводческого глоссария .

Ключевые слова: сопоставительный анализ, контракт, атрибутивносубстантивные сочетания, терминологические словосочетания Одним из важных аспектов взаимодействия языка и права является перевод юридических текстов. Исследовательский интерес к проблемам теории и практики перевода текстов контрактного права, как одного из видов юридического перевода обусловлен развитием международных отношений, увеличением объема правового регулирования и расширением терминологического аппарата права [2, с. 153]. Внимание к проблеме сочетаемости, вопросам их структурной классификации и влиянию на меру переводимости текста особенно важно в свете дискурсивной подвижности терминосистем. Сказанное определяет актуальность сопоставительного исследования английских атрибутивно-субстантивных сочетаний юридической терминосистемы. Аналитический строй английского языка обусловливает прочную закрепленность слов в сочетании. Слитность, связанность и цельность прилагательного и существительного в атрибутивном комплексе являются характерными признаками лексической системы, данная единица сочетаемости обладает высокой продуктивностью и широко распространена в современном английском языке [10, с. 10]. Проблемы перевода терминологических словосочетаний отчасти решаются типологическим описанием и составлением переводческих глоссариев .

Нормы терминологической сочетаемости и проблемы перевода терминологических коллокаций привлекают внимание различных исследователей. Они изучаются в целях составления и перевода контрактов в работах А.Г. Анисимовой, Э. Бялек, Т.Б. Косаревой, М.Г. Розенберга, Л.Н. Беляевой [1; 3; 4; 8; 12]. Л.М. Пивоварова и Е.В. Ягунова исследуют процесс извлечения и классификацию терминологических коллокаций [11] .

С.В. Лескина и Н.Ю. Киверник изучают дифференциацию коллокаций и фразеологических единиц [9]. А.А. Сушилин анализирует роль и функции контекстологического словаря в алгоритмической обработке контрактов [13] .

Перевод контрактов является востребованным в современных условиях .

Сочетаемость – свойство языковых единиц сочетаться при образовании единиц более высокого уровня; одно из фундаментальных свойств языковых единиц, отражающее синтагматические отношения между ними [15, с. 483] .

Идея сочетаемости как одного из основных факторов структуры и функционирования языка активно разрабатывалась в XX веке, в частности после работ Ф. де Соссюра, в фонологии (комбинаторная фонетика, работы Н.С. Трубецкого), в связи с теорией функциональной транспозиции Ш. Балли и теорией словосочетаний В.В. Виноградова. Описание типов сочетаемости весьма востребовано при исследовании связей лексического значения слова, т. е. в области семасиологии. Кроме того, изучение сочетаемости слов является ключевым для решения ряда задач теории и практики перевода, например, лексикографических .

Словосочетание – синтаксическая конструкция, образуемая соединением двух или более знаменательных слов на основе подчинительной грамматической связи. Грамматически и семантически главенствующее слово составляет стержневой компонент словосочетания, грамматически подчиненное слово – его зависимый компонент. По стержневому компоненту словосочетания подразделяются на субстантивные (стержневое слово – существительное), адъективные, глагольные и наречные. Зависимый компонент субстантивных словосочетаний может выражаться именем прилагательным, именем существительным, наречием, они могут быть предложными и беспредложными. Существуют разные варианты терминологического обозначения такой разницы. Вслед за И.И. Ковтуновой мы выделяем атрибутивно-субстантивные словосочетания [7], понимая под ними конструкции типа «прилагательное + существительное», «существительное+прилагательное», «причастие прошедшего времени+ существительное», «существительное+причастие прошедшего времени», «прилагательное+существительное+причастие прошедшего времени» .

В юридическом дискурсе английского языка широко встречаются словосочетания-термины, начинающиеся с прилагательного или причастия, то есть атрибутивно-субстантивные сочетания. Атрибутивно-субстантивные сочетания – это конструкции, в которых имя существительное выполняет функцию стержневого компонента по отношению к расположенному в препозиции имени прилагательному, соединенному с ним связью согласования. Атрибутивная связь является наиболее тесным видом связи, при котором слова образуют комплекс, входящий в предложение как единый сложный член предложения. Эта связь противоположна предикативной в том смысле, что она представляется заранее установленной и используется в предложении как уже готовый элемент. По прочности сцепления между словами атрибутивная связь приближается к связи между компонентами сложного слова [14, с. 61] .

При переводе современных терминов и терминологических словосочетаний переводчики нередко сталкиваются с проблемами их систематизации, которые решаются разработкой переводческих глоссариев .

Для того чтобы абстрагироваться от содержания, привести к единообразному виду идентичные в плане выражения термины, прибегают к процедуре моделирования. В результате представляется возможным вычленение устойчиво воспроизводимых терминов, построенных по разным моделям, поскольку за каждым составным термином стоит устойчивая стандартно воспроизводимая структура сложного профессионального понятия .

Моделирование терминов состоит в представлении их структуры в виде комбинации буквенных символов, которые соответствуют частям речи, показывающим каждый терминоэлемент: N (noun) – существительное, Pr. N (preposition + noun) – существительное с предлогом, Adj (adjective) – прилагательное, V (verb) – глагол .

Цель проведенного сопоставительного исследования атрибутивносубстантивных сочетаний в тексте контракта заключалась в выявлении возможности их типологического описания (с использованием процедуры моделирования) и составлении переводческого глоссария.Вид сопоставления – однонаправленный, одноязычный. Сопоставлялись частотные, структурные и семантические характеристики атрибутивно-субстантивных сочетаний в разных типах контракта. На первом этапе анализа методом сплошной выборки составляется корпус словосочетаний, используемых в разных контрактах. На втором этапе словосочетания группировались по структурносемантическим особенностям. На третьем этапе производились оценка их частотности и отбор наиболее частотных словосочетаний для глоссария .

Приведем пример и результаты анализа двух контрактов: Land Sale Contract и Restaurant Lease Contract. На первом этапе получена следующая выборка (табл.1) .

–  –  –

На втором этапе выявлены продуктивные модели:

Adj.+ N., Adj.+ N.+N., Past Participle+N., N.+ Past Participle .

Так как конверсия является продуктивным способом словообразования в английском языке, то возникает проблема типологизации сочетаний для случаев «down payment» «print name». Они, тем не менее, отнесены к атрибутивно-субстантивным сочетаниям, так как некоторые словари фиксируют у слов «down» и «print» статус имени прилагательного .

На третьем этапе выбраны словосочетания, повторяющиеся в пределах одного или обоих типов договора. Составлена основа для глоссария (табл. 2) .

–  –  –

Общая выборка проанализированных документов составила 67 текстов .

В результате проведенного анализа были выявлены наиболее частотные атрибутивно-субстантивные сочетания слов на материале текстов семи выбранных групп контрактов, определены наиболее продуктивные модели .

Сопоставление не выявило корреляции между продуктивными моделями словосочетаний и типами контрактов. На основе результатов сопоставительного анализа составлен переводческий глоссарий. Перспективой данного исследования является проведение сопоставительного анализа других типов терминологических словосочетаний в разных видах юридических документов .

Список литературы

1. Анисимова А.Г. Методология перевода англоязычных терминов гуманитарных и общественно-политических наук //Автореф. дисс. д-ра филол .

наук. – 2010 .

2. Барабаш О.В., Мещерякова О.В. Юридический текст: проблема интерпретации и перевода // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2013. – № 3 (27). – С. 152–161 .

3. Беляева Л.Н. Теория и практика перевода: учеб. пособие для студентов вузов по профилям бакалавриата "Иностранный язык и компьютерная лингводидактика", "Иностранный язык и зарубежная литература". – СПб.:

Книжный Дом, 2007. – 212 с .

4. Бялек Э. Коллокация как единица перевода //Cuadernosde RussticaEspaola. – 2005. – Т. 1. – С. 223–231 .

5. Васильева И.А.Сравнительная характеристика стилистических особенностей англоязычной и русскоязычной контрактной документации:

магистерская диссертация. – СПб., 2015. – 84 с .

6. Волков Б.С. Возрастная психология: в 2 ч. Ч. 2. От младшего школьного возраста до юношества: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по пед. специальностям. – М., 2008. – 343 с .

7. Ковтунова И.И. Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение. – М., 2002 .

8. Косарева Т.Б. Международный коммерческий контракт: Составление и перевод. – М : УРСС, 2004 .

9. Лескина С.В. Киверник Н.Ю. Дифференциация коллокаций и фразеологических единиц в русском и английском языках //Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2015. – №. 11-2 (53) .

10. Орлова Е.В. Английская коллокация в условиях интерференции:

автореф. дис.... канд. филол. наук. – Иваново, 2011 .

11. Пивоварова Л.М., Ягунова Е.В. Извлечение и классификация терминологических коллокаций на материале лингвистических научных текстов (предварительные наблюдения) // Материалы симпозиума «Терминология и знание». М.: – 2010 .

12. Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров //М.: Книжный мир. – 2007 .

13. Сушилин А.А. Роль и функции контекстологического словаря в алгоритмической обработке контрактов и международных соглашений (на материале английского языка) [Электронный ресурс]. – URL: elibrary. ru .

(дата обращения: 25.05.2016) .

14. Ханаху Д.Р. Атрибутивные словосочетания в русском и английском языках: автореф. дис.... канд. филол. наук. – Москва, 2007 .

15. Ярцева Н.В.Большой энциклопедический словарь. Языкознание. М.:

Большая Российская энциклопедия, 2002. – С. 709 .

_______________________________

© Енбаева Л.В., Катаева К.И., 2016

АНГЛИЦИЗМЫ В ПУБЛИЦИСТИКЕ

–  –  –

Аннотация: В статье предложен анализ англицизмов в публицистике на материале выборки из статей о политике, культуре и спорте .

Анализировались количественные характеристики, а также виды заимствований и присутствие окказионализмов с заимствованными элементами .

Ключевые слова: англицизмы, лексические заимствования, публицистика .

Заимствование слов – это естественное явление, связанное с тем, что культуры разных стран открыты взаимовлиянию, способствующему установлению контактов и развитию. Взаимовлияние культур и соответствующих языков может быть неравновесным, когда та или иная культура начинает оказывать преимущественное влияние, в силу экономического статуса, языковой экспансии или, как следствие, определенной языковой политики. В современном мире роль английского языка как источника заимствований неоспорима. Исследование англицизмов в русской публицистике актуально в связи с ее значимостью для определения взглядов широкого круга читателей, создания и формирования общественного мнения .

Лингвистическая категория заимствование определяется как процесс, в результате которого в языке появляется и закрепляется некоторый иноязычный элемент (прежде всего, слово или полнозначная морфема); также сам такой иноязычный элемент. Заимствование – неотъемлемая составляющая процесса функционирования и исторического изменения языка, один из основных источников пополнения словарного запаса [5, 7]. С точки зрения способа освоения иноязычного элемента И.И.

Чернышева выделила два типа лексических заимствований, которые подразделяются на более мелкие виды:

1. Прямое, непосредственное заимствование – слово языка-донора, входящее в язык-реципиент с минимальными изменениями (bodybuilding, training) .

2. Осложненное заимствование – воспроизведение содержательной стороны слова из языка-донора с помощью средств языка-реципиента:

a) калькирование (или словообразовательная калька) – поморфемный перевод слова языка-донора (skyscraper);

b) частичное калькирование (или полукалька) – вольный перевод морфем слова из языка-донора (workaholic – трудоголик, flagship – флагман);

c) перенос, или семантическая калька – получение словом языка-реципиента нового значения под влиянием языка-донора (motionpicture – кинокартина, /computer/ mouse – мышь) [10] .

Данную классификацию логически дополнит еще один вид заимствований – фразеологические кальки – пословный перевод фразеологического оборота (синий чулок – англ. blue stocking) [9] .

Публицистика как род литературы и журналистики, рассматривающий современные проблемы, актуальные политические, экономические, социальные вопросы, имеет целью воздействовать на общество, привлечь внимание людей к какому-либо факту, добиться от них реакции. Публицистика формирует общественное мнение [6]. Именно это ее свойство привлекает многих исследователей проблемы заимствований. Например, С.А.

Жилюк обосновывает свой выбор материала исследования следующим образом:

1. Тексты ежедневных периодических изданий быстрее других текстов реагируют на изменения лексического состава, чаще других используют заимствованные лексемы .

2. Тексты ежедневных периодических изданий должны находить отклик у читателей, т. е. они ориентированы именно на читателя –среднестатистического носителя языка .

3. Тексты ежедневных периодических изданий проходят тщательную редакцию и корректуру, иными словами, мы обращаемся к текстам так называемой качественной прессы [2] .

В целях данного исследования были проанализированы шесть статей новостного веб-ресурса inosmi.ru, по две статьи из рубрик «Политика», «Культура», «Спорт». Методом сплошной выборки были отобраны лексические заимствования .

Язык-источник заимствования уточнялся по словарям иноязычных слов [4; 6] .

–  –  –

1. «Ежик в тумане»: российский мультипликатор, покоривший сердца зрителей во всем мире, несмотря на советскую цензуру. // ИноСМИ.ru 2000– 2016. [Электронный ресурс]. – URL:

http://inosmi.ru/social/20160221/235365626.html (дата обращения: 02.04.2016)

2. Жилюк С.А. Использование заимствований в системе немецкого словообразования: диссертация... кандидата филологических наук: 10.02.2004;

[Место защиты: Санкт-Петербургский государственный университет]. – СПб, 2015. – 231 с .

3. Заказчики убийства Немцова все еще не наказаны // ИноСМИ.ru 2000– 2016. [Электронный ресурс]. URL:

http://inosmi.ru/social/20160120/235119659.html (дата обращения: 02.04.2016)

4. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. – М.: Рус. яз., 1998 .

5. Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия / под ред. А.П. Горкина – М.: Росмэн, 2006 .

6. Словари онлайн – 2010 – 2011. – [Электронный ресурс]. URL:

http://foreign.slovaronline.com/ (дата обращения: 10.04.16)

7. Словарь социолингвистических терминов /отв. ред. В.Ю. Михальченко .

– М.: Российская академия наук. Институт языкознания. Российская академия лингвистических наук, 2006

8. Спорт в болоте: коррупция, допинг, договорные матчи и жажда наживы //ИноСМИ.ru 2000–2016. – [Электронный ресурс]. – URL:

http://inosmi.ru/politic/20160305/235634328.html (дата обращения: 02.04.2016) .

9. Универсальная научно-популярная энциклопедия «Кругосвет» – 1997 – 2014. [Электронный ресурс] .

URL:http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/ZAIMSTVOVAN IE.html (дата обращения: 04.04.2016)

10. Чернышева И.И. Лексические заимствования в лексикосемантической системе языка. – М.: Высшая школа, 1983. – 130 с .

_______________________________

© Енбаева Л.В., Сажина О.Д., 2016

ДИНАМИКА ИДИОСТИЛЯ КАК ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА

(НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Р. БРЭДБЕРИ И О. ГЕНРИ)

–  –  –

Аннотация: В данной статье рассмотрена проблема динамики идиостиля в процессе перевода. Проведен сопоставительный анализ составляющих идиостиля (метатропов) произведений Р. Брэдбери и О. Генри и их переводов .

Анализ включал типологизацию метатропов и оценку их изменений. Выявлены тенденции утери и компенсации операционных метатропов.В целом метатропыоказываются устойчивыми в процессе перевода, не зависят от автора или переводчиков .

Ключевые слова: идиостиль, сопоставительный анализ, метатроп, ситуативные, коцептуальные, операционные и композиционные метатропы .

Художественно полноценный перевод произведения предполагает целый комплекс решаемых переводчиком задач, среди которых сохранение идиостиля является ключевым для создания единства эмоционально-эстетического воздействия. Это определяет актуальность сопоставительных исследований динамики идиостиля при переводе. Изучение данной проблемы восходит к теории языковой личности В.В. Виноградова и привлекает внимание множества ученых, среди которых P.O. Якобсон, Ю.Н. Тынянов, М.М. Бахтин, Б.М. Эйхенбаум, В.М. Жирмунский, Ю.Н. Караулов, А.К. Жолковский, В.П. Григорьев, М.Л. Гаспаров и др. В контексте художественного перевода проблема идиостиля, его определения и содержательных элементов, закономерностей сохранения его особенностей приобретает особую важность и исследуется в работах ряда лингвистов: Е.Г. Фоменко, Н.Л. Галеевой, А.Г. Ивановой, В.М. Кузурман [3, 5, 7, 12] .

Идиостиль определяется как совокупность речетекстовых характеристик отдельной языковой личности (индивидуальности писателя, ученого, конкретного говорящего человека), формирующихся под воздействием всей экстралингвистической основы – как функционально-стилевой, жанровостилевой, так и индивидуально-стилевой [9]. Иными словами, идиостиль – это индивидуальный авторский стиль. Идиостиль также включает в себя специфику речи художественных произведений и может быть рассмотрен как система содержательных и формальных лингвистических характеристик, которые присущи произведению какого-либо одного автора, что делает его способ языкового выражения уникальным [6]. Неоднозначно решается вопрос о составляющих идиостиля. Справочные издания описывают эти элементы, или метатропы, исходя из категории метатекста. Е.Г. Фоменко выделяет вариантные лингвотипологические свойства [12]. Исследуя поэзию, Д.Е. Максимов называет такие компоненты поэтическими интеграторами [8] .

Классическим является подход, выделяющий метатропы в качестве ключевых составляющих идиостиля. За всеми текстами автора стоит некоторый инвариантный код смыслопорождения, который вовлекает в единый комплекс единицы тематического и композиционного уровня, тропеические и грамматические средства, определяющие смысловое развертывание текста .

Единицами данного кода являются семантические комплексы, получившие название метатропов [6]. Троп – это риторическая фигура, используемая для создания художественного образа и достижения большей выразительности .

Н.А. Фатеева называет метатропом, или метатекстовым тропом, семантический комплекс авторской художественной системы, определяющий смысловое развитие различных текстов. Под метатропом понимается то семантическое отношение адекватности, которое возникает между поверхностно различными текстовыми явлениями разных уровней в рамках определенной художественной системы .

Н.А. Фатеева более образно пишет о нем как о генетическом коде, определяющем всю систему языковой творческой личности. Она выделяет ситуативные, концептуальные, композиционные и операциональные метатропы [11] .

Ситуативные метатропы выражают наложение реальности (памяти) и воображения, всевозможные комбинации воспоминаний (предшествующий текст) и воображаемые ситуации (например, ситуации встречи, посещения определенного города, иные повторяющиеся в разных произведениях ситуации) .

Концептуальные метатропы – это некоторые устойчивые мыслительнофункциональные зависимости, образующие и синтезирующие обратимые цепочки «ситуация – образ – слово» (например, принцип одушевления/олицетворения, гиперболизации и аллегоризации) .

Операциональные метатропы – языковые единицы, входящие в сеть поэтических парадигм (повторяющиеся авторские символы, реализуемые метафорами, эпитетами) .

Композиционные метатропы – это устойчивые зависимости, перекомбинирующие все типы метатропов (сочетания ситуативных, концептуальных, операциональных) Композиционные метатропы способствуют связности больших текстов, обеспечивают его ритм и смысловое членение [10; 11] .

На основе подхода Н.А. Фатеевой, проведен сопоставительный анализ составляющих идиостиля (метатропов) произведений Р. Брэдбери и О. Генри и их переводов с целью оценки динамики или степени изменчивости идиостиля при переводе. Анализ включал три этапа. На первом этапе происходили выявление метатропов и их типологизация. На втором этапе анализировался перевод операциональных метатропов. На третьем этапе оценивалась степень изменения идиостиля вследствие изменения его составляющих – метатропов .

Опишем результаты первого этапа исследования. Анализ рассказов О.

Генри, вошедших в сборник «The voice of the city» [4; 15; 16] позволил выделить следующие метатропы:

ситуативные: город Нью-Йорк, столкновение людей разных социальных кругов;

концептуальные: контраст в номинациях (Немезида и разносчик, Погребок и роза), гиперболизация и ирония в описании персонажей;

операциональные: метафоры, олицетворения, гиперболы, подчиненные целям иронии;

композиционные: сталкивание людей разных социальных кругов или создание для них нестандартной ситуации в целях иронии .

Анализ произведений Р.

Брэдбери «Вино из одуванчиков» и «Лето, прощай» позволил выделить следующие метатропы:

ситуативные: окончание важного периода жизни, переходный этап (взросление);

концептуальные: принцип олицетворения;

операциональные: символы «лето», «смерть», «природа»

и их метафоризация, игра слов;

композиционные: ситуация окончания летних каникул, связывающая смену сезонов и смену жизненных этапов .

Опишем результаты третьего этапа исследования. Проанализированный перевод рассказов О. Генри, вошедших в сборник «Голос большого города», позволяет сделать вывод о сохранении операциональных метатропов .

–  –  –

Гиперболизация описания ситуации (времени – вечера и места – тихий парк) и действующего лица (девушка в простом сером платье) сохраняется в переводе за счет сохранения повторов и эпитетов .

–  –  –

Композиционный метатроп – ситуация окончания летних каникул, связывающая смену сезонов и смену жизненных этапов, – включает операциональный метатроп – прощание с летом, которое за счет игры слов превращается в прощальное лето. Перевод сохраняет игру слов .

–  –  –

Метафоричное обозначение уходящего времени «shaved the years»

не сохраняется в переводе «подравнивала былое», сохранена лишь образность, но теряется метатроп «окончание периода жизни», происходит подмена его содержания .

Опишем результаты третьего этапа исследования. Данный этап включает оценку динамики идиостиля в переводе. Образные средства являются неотъемлемой частью произведений обоих авторов. Они помогают им полнее и ярче выразить и донести до читателя свои мысли. Было выявлено общее сохранение характерных признаков идиостилей О. Генри и Р. Брэдбери, сопровождающееся варьированием переводческих приемов. Ситуативные, концептуальные и композиционные метатропы сохраняются. Операционные метатропы могут теряться, так как некоторые из них невозможно передать аналогичными языковыми средствами, при этом переводчики компенсируют их другими языковыми средствами в рамках микроконтекста. В некоторых случаях компенсация неудачна, т. к. происходит подмена содержания метатропа .

Таким образом, исследование идиостиля является важным элементом изучения специфики художественного перевода, существуют различные подходы к выделению компонентов идиостиля. Н.А. Фатеева выявляет различные типы метатропов в качестве структурных элементов идиостиля. Проведенный сопоставительный анализ идиостилей произведений и их переводов с целью оценки его динамики позволил выявить ситуативные, концептуальные, операциональные и композиционные метатропы в произведениях О. Генри и Р .

Брэдбери, а также оценить степень их сохранения в переводах. Динамику идиостилей в переводах можно определить как сохраняющую с небольшой долей потери метатропов. Выявленная закономерность сохранения идиостилистических характеристик связана с компенсацией метатропов в микроконтексте. Выявленная закономерность утери идиостилистических характеристик связана с подменой содержания метатропа. Разница в динамике идиостилей двух авторов незначительна. Следовательно, такие элементы идиостиля, как метатропы, оказываются устойчивыми в процессе перевода, не зависят от автора или переводчиков, что демонстрирует выборка из 26 произведений и их переводов .

Для уточнения данного вывода необходим анализ большего количества произведений различных авторов и их переводов, выполненных разными переводчиками, что составляет перспективу данного исследования .

Список литературы

1. Брэдбери Р. Вино из одуванчиков. Серия: Культовая классика. – М.:

Эксмо, 2014. – 320 с .

2. Брэдбери Р. Лето, прощай: роман [пер. с англ. Е. Петровой]. – М.:

Эксмо, 2009. – 187 с .

3. Галеева Н.Л. Параметры художественного текста и перевод. — Тверь:

Изд-во Твер. гос. ун-та, 1999. –154 с .

4. Генри О. Собр. соч.: в 5 т. – М.: Литература; Престиж книга; РИПОЛ классик, 2006 .

5. Иванова А.Г. Проблема передачи идиостиля и идиолекта при переводе художественных произведений // Материалы Междунар. молодеж. науч .

форума «ЛОМОНОСОВ-2010», электронная. – М.: МАКС Пресс, 2010 .

6. Идиостиль // Универсальная научно-популярная энциклопедия «Кругосвет» [Электронный ресурс]. – URL: http://www.krugosvet.ru/node/34529 (дата обращения: 20.05.2016) .

7. Кузурман В.М. Полижанровость идиостиля как проблема перевода (На материале переводов прозы, поэзии, драматургии и публицистики Вольфганга Борхерта на русский язык): дис.... канд. филол. наук. – Магадан, 2004. – 253 c .

8. Максимов Д.Е. Поэзия и проза А. Блока. Л.: Сов. писатель, 1975. – 528 с .

9. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под редакцией М.Н. Кожиной. – М: Флинта, Наука, 2003 .

10. Фатеева Н.А. Контрапункт интертекстуальности, или интертекст в мире текстов. – М.: Агар, 2000. – 280 с .

11. Фатеева Н.А. Поэт и проза: книга о Пастернаке. – М.: изд-во "Новое литературное обозрение, 2003. – 399 с .

12. Фоменко Е.Г. Лингвотипологическое в идиостиле Джеймса Джойса :

диссертация... до-ра филол. наук : 10.02.2004 / Белгород. гос. ун-т.- Запорожье, 2006. – 445 с .

13. Bradbury R. Dandelion wine. М.: Айрис-пресс, 2009. – 320 с .

14. Bradbury R. Farewell Summer. – Harper Collins, 2007. – 166 с .

15. Henry O. 100 Selected stories. – Wordsworth Editions, 1995. – 735 с .

16. Henry O. Selected Stories. – М.: Менеджер, 2005. – 304 с .

_______________________________

© Енбаева Л.В., Сафонова В.С., 2016

СУБТИТРИРОВАНИЕ И ДУБЛИРОВАНИЕ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ФИЛЬМА

С.И. РОСТОЦКОГО «А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ...»

–  –  –

Аннотация: В статье раскрывается лингвистический аспект транспонирования фильма С.И. Ростоцкого «А зори здесь тихие...»

в пространство англоязычной культуры. В ходе анализа происходит сопоставление двух типов перевода: субтитрирования и дублирования. Каждый тип рассматривается с точки зрения гармоничности и точности воспроизведения оригинального текста .

Ключевые слова: кинотекст; гармоничность текста, субтитрирование, дублирование, англоязычное культурное пространство .

Процесс перевода кинофильмов существенно отличается от других типов перевода, так как в нем учитываются не только лексические и грамматические правила, но и особенности фонетики, характерные черты культуры определенного народа .

Нами были рассмотрены особенности транспонирования советских военных фильмов в пространство англоязычной лингвокультуры на примере фильма «А зори здесь тихие». В кинокартине описана жизнь простого русского народа, попавшего в тяжелые условия Великой Отечественной войны .

Целью статьиявляется анализ транспонирования фильма «А зори здесь тихие...» в пространство англоязычной культуры и сравнение двух типов перевода: дублирования и субтитрирования .

Актуальность темы обусловлена, прежде всего, популярностью самого фильма в англоязычной среде, а также необходимостью определения наиболее точного способа перевода .

Более того, по фильму «А зори здесь тихие...» было создано много ремейков не только в России, но и в других странах. Это и русская кинокартина 2015 года, которая является почти полной копией фильма 1972 года, и снятый в Китае к 60летию Победы. Кинокартина имела колоссальный успех в этой стране, в 2016 состоялась премьера оперы в Пекине. Также оперы были поставлены в России и Малайзии .

Нами было найдено много отзывов о данном фильме как экспертов в области кинематографа, так и зрителей. Кинокартина трогает зрителей всего мира до глубины души, основной смысл и идея данных фильмов понятны всем .

Вот некоторые цитаты из отзывов: «I discovered more about them ysterious Russiansole», «The best film I'veever seen!», многие зрители пишут о цветных воспоминания героинь в фильме «А зори здесь тихие...» – «The dreams in The Dawns Here are Quiet are otherwordly, even magical, because they are in color» [1], из этого можно сделать вывод, что зритель понимает многие тонкости подтекста фильмов .

Однако после опроса двух зрительниц из Великобритании, которые дали более полные рецензии на фильм, можно сделать вывод, что зрители, восхищаясь русскими песнями и стихами, не всегда понимают смысл, заложенный в них, то же происходит и с исконно русскими устойчивыми сочетаниями. «I get the idea .

Some things connecting with your culture are really exotic. Marsh pole… And the clothes are like at pictures», « Do you like Russian songs and poetry. Yeeees!

I really enjoy it! Some of them I can’t understand but it is beautiful» .

В нашей работе мы анализируем фильм «А зори здесь тихие...» как кинотекст. Ю.М. Лотман в статье «Семиотика кино и проблема киноэстетики»

пишет: «Кинематограф по своей природе – рассказ, повествование, синтез двух повествовательных тенденций – изобразительной и словесной» [4, c. 37] .

После анализа отзывов и рецензий мы перешли к понятию гармонизации, представленному в работе Л.В. Кушниной «Языки и культуры в переводческом пространстве» .

«Гармоничный текст перевода мы определяем как такое динамическое образование, в котором различные дифференциальные смыслы создают единое смысловое целое соразмерное, пропорциональное тексту оригинала, согласуемое с ним» [3, с. 124] .

Гармоничный текст перевода характеризуется тем, что он выражает те же смыслы, что и текст оригинала .

В качестве материала для исследования мы использовали тексты кинофильмов «А зори здесь тихие...» С.

Ростоцкого в двух вариантах перевода:

субтитрирование и дублирование .

В работах В.Е. Горшковой данные явления описаны достаточно полно .

По ее мнению, «перевод с субтитрами можно определить как сокращенный перевод диалогов фильма, отражающий их основное содержание и сопровождающий в виде печатного текста визуальный ряд фильма в его оригинальной версии, располагаясь, как правило, в нижней части кинокадра»

[2, с. 142]. «Дублирование… представляет собой особую технику записи, позволяющую заменить звуковую дорожку фильма с записью оригинального диалога звуковой дорожкой с записью диалога на языке перевода» [2, с. 143] .

У данных способов перевода разные цели. Субтитры отражают основной смысл, при данном типе перевода зачастую опускаются междометия, повторы и средства художественной выразительности, данная компрессия необходима для точного восприятия зрителем смысла той или иной сцены. Дублированный перевод точно передает интонационные особенности фраз, тем самым позволяю правильно оценить эмоции и чувства, он более размытый и зачастую может слегка отклоняться от оригинального текста. Его цель – точно передать звуковую дорожку оригинальных диалогов, со всеми культурными и фонетическими особенностями .

Нами были проанализированы два варианта перевода фильма «А зори здесь тихие...» и выбраны наиболее удачные способы перевода для отдельных фрагментов и сцен .

Сначала нами были проанализированы данные варианты перевода для устной речи героев. При переводе устной речи крайне важны интонационные особенности языка, данный аспект невозможно учитывать при субтитрированном переводе. Безусловно, остаются невербальные компенсации эмоций: это мимика, жесты, однако даже они не всегда могут передать все особенности речи. Для примера нами был выбран диалог между Женей и Ритой при их первой встрече. Речь Риты грубовата и насмешлива, несмотря на то, что выражение ее лица остается неподвижным; в следующий момент, когда диалог продолжается, девушки вообще исчезают из поля зрения реципиента. Данный момент не учитывается в субтитрах, поэтому данный мини-конфликт непонятен для зрителей: Ты зачем от награды отказалась? – Why don't you turn down that decoration?; Ишь ты, какие мы самостоятельные! – Real in dependant? Aren't we?

Также с помощью субтитров невозможно передать горечь, печаль, радость и боль. И, так как фильм имеет сильное эмоциональное воздействие на зрителя, отсутствие данных эмоций во фразах затрудняет восприятие и адекватное понимание фильма. В качестве примера можно рассмотреть сцену, когда Женя Комелькова выходит купаться ради отвлечения отряда немцев .

В данной сцене сплетены множество эмоций: это и наигранная беззаботность, и радость, и ужас, леденящий кровь. Без звучания понимание данной сцены становится затруднительным, некоторые эмоциональные оттенки теряются, например, ужас Федота Евграфовича, когда он выносит Женю из воды .

При анализе устной речи героев хотелось бы отдельно остановиться на обращениях. В связи с тем, что цель субтитров – передача основной информации, без каких-либо отклонений и уточнений, обращения часто становятся нейтральными и не передают отношение героев друг к другу .

Например, после встречи Васкова с девушками перед последним боем он говорит: «Да какой я вам теперь товарищ старшина, я теперь вроде как брат родной, зовите меня просто Федот или Федя, как маманя звала». Это очень важный, переломный момент в фильме, показывающий, что на войне все равны. В дублированном переводе после данной сцены остается только обращение Fedya, в то время как в субтитрах не происходит никакой разницы, переводчик продолжает сохранять безэмоциональное обращение Comrade Sergeant. Следуя главной цели субтитров – информационной, автор теряет эмоциональную связь элементов текста .

Стремление показать всю сущность русской души и русского народа является очень значимой целью данного фильма, наполненного сценами с песнями и стихами. Их перевод и транспонирование крайне важно для понимания всего фильма в целом, поэтому их перевод мы рассмотрели отдельно .

Именно для интертекстуального уровня наиболее подходящим вариантом перевода становится субтитрирование, потому что полное удаление оригинального текста ведет к потере культурной составляющей сцены .

Далее представлено сравнение дублированного и субтитрированного перевода стихотворения «Я вас любил…» .

–  –  –

Сравнив данные типы перевода, мы можем заметить, что субтитрирование передает четкий смысл высказывания, слегка теряется поэтическая составляющая текста, однако следует заметить, что при сохранении оригинального звучания сохраняется и отношение автора к героине в данной сцене. Реципиент может абсолютно точно понимать смысл данного произведения, а также чувствовать его роль в данной ситуации. Возьмем очень противоречивое для перевода русское слово душа, при переводе на английский оно часто заменяется понятием сердце, однако именно при переводе песен важен исходный вариант, именно он раскрывает нашу особенность восприятия внутреннего мира человека, что и происходит при дублировании. При этом в субтитрах, которые призваны более точно воспроизводить исходную информацию, используется слово soul .

Еще одним примером перевода стихотворения является произведение «Рожденные в года глухие…» .

–  –  –

Здесь можно увидеть схожую с переводом стихотворений ситуацию. Хотя в некоторых местах субтитров пропадает рифма, зато сохраняется точный перевод. Данный перевод дает зрителю возможность прочувствовать внутренние переживания героини и при желании прочитать смысл данной песни. Эта песня-настроение, ее слова не играют особой роли, но роль играет эмоциональное наполнение строк и музыки. Очень важны некоторые эпитеты и контекстные синонимы, которые точно передаются в субтитрах, но исчезают при озвучивании. Например, слова нега и прелесть в субтитрах переведены charming и fascination соответственно, а в озвучивании разницы нет (tender), так как автор старается сохранить ритм песни. Эпитет бедное (сердце) – poorheart при дублировании меняется на эпитет больной – aching. Именно поэтому при звучании текста поверх песни теряется ощущение погружения в культуру другой страны, реципиент подсознательно будет вслушиваться в слова родной речи .

В процессе анализа нами были рассмотрены два типа перевода:

субтитрирование и дублирование, которые были использованы для транспонирования в пространство англоязычной среды поэтичной и непоэтичной русской речи .

Уместность конкретного типа перевода оценивалась в зависимости от характера речи и цели той или иной сцены .

Нами был сделан вывод, что для перевода непоэтичной речи более уместным становится дублированный перевод, так как он передает не только лексические и грамматические особенности, но фонетические и интонационные, которые крайне важны для адекватного восприятия текста .

В отношении поэтических фрагментов кинотекста был сделан противоположный вывод: субтитрированный перевод становится более подходящим для перевода стихов и песен. Цель данных жанров – не информационная, а эмоциональная. Они передают отношение героинь и самого автора к данным ситуациям, поэтому важно сохранить оригинальный текста, а основной смысл дать в не отвлекающих внимание реципиента субтитрах .

Однако в целом перевод фильма является гармоничным. Из отзывов и рецензий мы можем сделать вывод, что общий смысл и идея фильма оказались понятными всем зрителям .

Список литературы

1. БойерА. Dreams in Ivan’s Childhood and Dawns Here Are Quiet

– [Электронныйресурс]. URL:

http://russiainww2byboyer.voices.wooster.edu/dreams-in-ivans-childhood-anddawns-here-are-quiet-226/ (датаобращения: 01.02.2016)

2. Горшкова В.Е. Особенности перевода фильмов с субтитрами // Вестник Сибирского государственного аэрокосмического университета им. акад .

М.Ф. Решетникова. – 2006. – № 3. – С. 141–144 .

3. Кушнина Л.В. Языки и культуры в переводческом пространстве. – Пермь: Перм. гос. теxн. ун-т, 2004. – 163 с .

4. Лотман Ю.М. Семиотика кино и проблема киноэстетики. Таллин:

Ээсти Раамат, 1973. — 92 с .

____________________

© Залазаева М.А., 2016

МЕЖЪЯЗЫКОВАЯ АСИММЕТРИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ НЕМЕЦКОГО

И РУССКОГО ЯЗЫКА НА МАТЕРИАЛЕ АНИМАЛИЗМОВ)

–  –  –

Аннотация: Статья посвящена исследованию межъязыковой асимметрии русского и немецкого языков. В статье представлены типология анимализмов немецкого и русского языка и их сопоставительный анализ с позиции межъязыковой асимметрии .

Ключевые слова: симметрия, асимметрия, межъязыковая асимметрия, фразеология, фразеологизм, анимализм .

Через всю многовековую историю человеческого творчества проходит понятие симметрии. С симметрией мы встречаемся везде: в природе, технике, науке, искусстве. Она существует не только в макромире, но и присуща микрои мегамиру. Симметрия, понимаемая в самом широком смысле, противостоит хаосу, беспорядку, она наблюдается везде, где есть упорядоченность .

Симметрия – понятие, отражающее существующий в природе порядок, пропорциональность и соразмерность между элементами какой-либо системы или объекта природы, упорядоченность, равновесие системы, устойчивость, т. е. некий элемент гармонии .

С понятием «симметрия» неразрывно связано такое понятие, как «асимметрия». Следует отметить, что симметрии до недавнего времени отводилось ведущее место в науках, а асимметрии – подчиненное. Достаточно упомянуть геометрию. Из геометрии известно, что если фигура не имеет ни одного элемента симметрии, то она называется асимметричной. Явление асимметрии рассматривается как полное нарушение и/или отсутствие всех известных элементов симметрии. Симметрия как объективный признак красоты, как необходимый элемент гармонии проходит через всю историю искусств. Но, как и во всем, абсолютизация одной идеи не может привести к совершенству .

Асимметрия изучалась в таких же науках, как и симметрия: в геометрии, физике, химии и биологии, а также в архитектуре и искусстве. Родоначальник термина «асимметрия» – древнегреческий скульптор Пифагор Регийский .

Активно асимметрию рассматривали при изучении полушарий головного мозга во Франции в XVIII в .

Асимметрия как противопоставление симметрии – это неравномерное, несоразмерное положение. «Асимметрией называется категория, которая обозначает существование и становление в определенных условиях и отношениях различий и противоположностей внутри единства, тождества, цельности явлений мира»[2, с. 120] .

Асимметрия подробно изучалась в лингвистике такими учеными, как Ф. де Соссюр, Ю.С. Маслов, С.О. Карцевский, Л. Ельмслев, В.Г. Гак .

С.О. Карцевский отмечал, что внутренняя часть знака представляет собой симметричную структуру: одно означающее и связанное с ним одно означаемое. Иными словами, знак оказывается симметричным по своему устройству. Однако специфика языкового знака заключается в том, что симметричным он является лишь в начале своего существования. Развитие языкового знака в процессе его функционирования приводит, следовательно, к появлению асимметричного дуализма, т. е. означающее стремится обладать иными функциями, нежели его собственная; означаемое стремится к тому, чтобы выразить себя иными средствами, нежели его собственный знак [3, с. 90] .

Иными словами, одной фигуре плана содержания не обязательно должна соответствовать одна фигура плана выражения и наоборот .

Изучение асимметрии в лингвистике продолжал советский и российский лингвист В.Г. Гак. В своей работе, посвященной асимметрии, он определяет, во-первых, специфику функционального аспекта понятия асимметрии в лингвистике и, во-вторых, особое выделение внутри него двух «феноменов» – ядра и периферии и отношений означающего и означаемого. Ученый отмечает, что «асимметрия в языке – это отступление от упорядоченности, регулярности, единообразия в строении и функционировании языковых единиц, отражающее одну из основных особенностей строения и функционирования естественного языка»[1, с. 47] .

Асимметрия в соотношении означаемых и означающих проявляется в сфере системы, структуры и функционирования. Асимметрия системы заключается в неравномерности развития ее сопоставимых звеньев .

Далее В.Г. Гак переходит к исследованию структуры асимметрии. Она проявляется в нарушении соотношения означаемого и означающего. Это приводит к появлению полисемии и синонимии. Этот наиболее распространенный тип асимметрии охватывает лексику, грамматику, орфографию и уровни языка .

Само развитие языка порождает асимметрию – неравномерность развития языковых элементов, отдельных сторон языка или родственных языков .

В сопоставительном аспекте асимметрия проявляется в расхождении между языками на различных уровнях. Такая асимметрия называется межъязыковой асимметрией, отражающей языковые функциональные диспропорции языковых единиц в сравниваемых языках. Межъязыковая асимметрия свойственна всем системам и уровням языка, следовательно, она может проявляться во фразеологии .

Фразеология – это раздел теоретической лингвистики, изучающий устойчивые речевые обороты и выражения, а также особенности знаковой функции фразеологизмов, их значение, их специфику, обладающие устойчивостью, воспроизводимостью, целостностью .

По вопросу о том, что такое фразеологизм, у исследователей имеется множество мнений, при этом они считают, что в разных языках существует разный состав фразеологических единиц, что уже является указанием на межъязыковую асимметрию .

Согласно определению во фразеологическом словаре русского языка «фразеологизм, или фразеологическая единица, идиома – устойчивое по составу и структуре, лексически неделимое и целостное по значению словосочетание или предложение, выполняет функцию описания и оценки предмета, явления. Фразеологизмам присущи метафоричность, образность, экспрессивно-эмоциональная окраска» [4, c. 7] .

Нас заинтересовал анализ такой группы фразеологизмов, как анимализмы .

Анималистические фразеологизмы появились благодаря наблюдению людей за повадками и внешностью животных, а также животным, но само отношение разное, оно зависит от той или иной культуры, традиций, быта страны .

Анимализмы могут нести явную и менее явную информацию о чертах животных.

Фразеологизмы с наименованием животных отражают:

физические качества, возможности: сильный (выносливый) как медведь (stark wie ein Br), чувствовать себя как рыба в воде (sich wie ein Fisch im Wasser fhlen);

внешний облик: черный как ворон (schwarz wie ein Rabe), козлиная бородка (der Bocksbart);

психические качества (черты характера): упрямый как осел (strrisch wie ein Esel), злой как змея (giftig wie eine Spinne);

интеллект: уставиться как баран на новые ворота (wie die Kuh vorm neuen Tor dastehen), хитрый как лиса (listig wie ein Fuchs);

повадки, умения, навыки: нем как рыба (schweigsam wie ein Stockfisch), повторять как попугай (alles wie ein Papagei nachsagen) .

Изучая анимализмы русского и немецкого языка с позиции межъязыковой асимметрии, мы выделили три группы:

1) равнообъемные анимализмы,

2) анимализмы с частичными эквивалентами,

3) безэквивалентные анимализмы .

Равнообъемные анимализмы – это анимализмы, имеющие полные эквиваленты, т.е. при сопоставлении анимализмов русского и немецкого языка мы наблюдали симметричность лексического объема, семантического значения и смысла, например, в выражениях rot wie ein Krebs (красный как рак), stark wie ein Pferd (сильный как лошадь), schlau wie ein Fuchs (хитрый как лиса). Как в культуре России, так и Германии мы видим в анимализмах немецкого и русского языков признаки внешних, физических данных, характер животных одинаков. Указанные животные Германии от животных России не отличаются по данным параметрам, поэтому мы видим симметрию семантического значения внешности, физических данных и характера. Следовательно, мы видим здесь симметрию лексики и смысла .

Анимализмы с частичными эквивалентами – фразеологические единицы, которые имеют одинаковое значение, но различаются составом лексических компонентов, а следовательно, и внутренней формой, т. е. данный тип анимализмов имеет симметрию смысла и асимметрию лексики, например, в анимализмах die Katze lt das Mausen nicht (кошка не оставит ловлю мышей)

– как волка ни корми, он все в лес смотрит, der Br schnappt stets nach Honig (медведь никогда не прочь отведать медку) – волк линяет, но нрава своего не меняет, hungrig wie ein Br (голодный как медведь) голодный как волк (собака) мы видим межъязыковую асимметрию на лексическом уровне, например, используются разные лексемы, обозначающие животных: ein Br – волк, dieKatze – волк .

Анализируя данную группу анимализмов, мы видим, что за счет асимметрии лексического состава, семантического значения во фразеологизмах немецкого и русского языков сохраняется симметрия смысла. Попытка создания симметрии лексики и грамматики между подобными устойчивыми выражениями приведет к асимметрии смысла .

Безэквивалентные анимализмы – анимализмы, которые не имеют эквивалентов в другом языке и характеризуются отношением внеположенности, т .

е. данные понятия не имеют общего объекта. Такие фразеологические единицы чаще всего остаются за рамками двуязычных фразеологических словарей, именно по этой причине можно только объяснить значение, например, анимализмы, не имеющие полных или частичных эквивалентов, но их значение можно объяснить: пойти к чертям собачьим – sich berschlagen, попал как кур во щи – in der Klemme sein, барашек в бумажке – die Bestechung fr einen Beamten, jemand hat Schwein – кому-либо везет, ein alter Hase – опытный работник, kein heuriger Hase mehr sein – стать взрослым, самостоятельным человеком .

В эту же группу входят и анимализмы русского языка, не имеющие эквивалентов в немецком языке, и их значение приводит к затруднению в понимании. Такие анимализмы имеют фольклорное происхождение. Некоторые фольклорные устойчивые выражения необходимо искать в немецких источниках, например, собачий вальс, отставной козы барабанщик, выдрать как Сидорову козу, тамбовский волк тебе товарищ .

В приведенных выше анимализмах русского языка мы наблюдаем абсолютную межъязыковую асимметрию. Она выражается в том, что в немецком языке не существует симметричных по смыслу эквивалентов, поэтому необходимо их описание .

Статистику эквивалентности анимализмов русского и немецкого языка мы вывели в приведенный ниже график .

Как показало исследование, пары фразеологизмов, содержащих немецкие и русские эквиваленты, на 25 % составляют фразеологические пары, являющиеся полными эквивалентами, т. е. наименование животного в немецком языке полностью совпадает с его наименованием в русском языке .

Наименьшую группу фразеологических пар (15 %) составляют фразеологизмы, которые являются частичными эквивалентами, т.е. обозначение животного в немецких идиомах не совпадает с его обозначением в русском языке .

Наибольшую группу (60 %) составляют фразеологизмы, не имеющие эквивалента с обозначением животного в немецком и русском языках .

Как показывает график, отсутствие фразеологических эквивалентов в русском и немецком языках с аналогичными или подобными обозначениями животных говорит в пользу национальной специфичности немецких и русских фразеологизмов .

Отсутствие полных эквивалентов приводит к затруднениям при изучении фразеологизмов, поэтому нам нужно рассматривать этимологическую сторону выражений с тем, чтобы правильно трактовать смысл .

Из-за недостаточного знания фактов реальной действительности, изза недостаточного внимания к национальной специфике фразеологических единиц может быть допущено непонимание смысла фразеологизмов, а это ведет к неполному восприятию той информации, которая содержится в тексте .

Проблема изучения национальной специфики русского и немецкого языков базируется на фундаментальном положении о том, что процесс усвоения фразеологической системы должен начинаться с овладения межъязыковыми фразеологическими соответствиями – эквивалентами, которые возникают на основе жизненного опыта, универсальности законов мышления и совпадения некоторых форм образного видения у разных народов .

В последние годы существенно возрос интерес лингвистов к сопоставительному исследованию фразеологии генетически и типологически различных языков. В большинстве случаев изучаются общие и отличительные особенности фразеологических единиц в пределах определенных групп, полей и разрядов .

Сопоставительный анализ фразеологических единиц различных языков необходим для решения практических вопросов при идеографическом описании фразеологического материала разных языков .

Подводя итог, следует отметить, что сопоставительное изучение структуры фразеологических единиц в русском и немецком языках позволит получить более четкое представление о языковых процессах, а также о сходстве и различии в картине мира носителей данных языков .

Список литературы

1. Гак В.Г. Языковые преобразования. М.: Языки русской культуры, 1998, 763 с .

2. Гончар Н.Г. Асимметрия в языках и культурах // Вестник Пермского университета. – 2007. – № 2. С. 120125;

3. Карцевский С.О. Об асимметричном дуализме лингвистического знака // Звегинцев В.А. История языкознания Х1Х-ХХ вв. в очерках и извлечениях .

Ч. 2. М., 1965, 238 с .

4. Фразеологический словарь русского языка. / под ред. А.И. Молоткова .

— М., 1967. 335 с .

___________________________________

© Коршунова Н.Г., Федорчук И.А., 2016

СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНОЙ РЕКЛАМЫ

–  –  –

Аннотация: При создании рекламного текста автор подбирает такие стилистические средства, использование которых должно обеспечить его целенаправленность .

Ключевые слова: реклама, стилистические средства рекламы, аллитерация, ассонанс, рифма, гипербола, эпитет, персонификация, асиндетон, эллипсис, параллелизм .

–  –  –

1. Головлева Е.Л. Основы рекламы. – Москва: Феникс, 2004. – 272 с .

2. Изюмская С.С. «Вечный» вопрос о мере использования иноязычныхслов. Русская словесность. – 2000. – № 4. С. 4–6 .

3. Кара-Мурза Е.С. Язык рекламы в нормативно-стилистическом аспекте // Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика. 2008. – № 4. – С. 55–61

4. Сердобинцева Е.Н. Структура и язык рекламных текстов. – М.: Флинта;

Наука, 2010. – 160 с .

5. Ульяновский А.В. Реклама в сфере культуры: учебное пособие. – СПб.:

Лань, 2012. – 520 с .

_____________________________

© Панин Е.И., Чиркова Е.А., 2016

РОМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИСТОРИЧЕСКОГО РОМАНА

«АЙВЕНГО» В. СКОТТА

–  –  –

Аннотация: В статье изложена информация о жанровом многообразии романа «Айвенго», а также представлен системный и многоуровневый анализ романа на предмет романтического воплощения в нем исторической конкретности. Некоторые специфические черты одних жанров сопоставляются с другими, а также упоминаются факты из биографии автора книги .

Ключевые слова: жанр, исторический роман, историзм, романтизм, жанровое многообразие .

В начале XIX века в литературе возник новый жанр – жанр исторического романа. Исторический роман появился в эпоху романтизма, эпоху весьма короткую (30 лет), но особо значимую с точки зрения развития культуры и смены социально-психологических акцентов. В культурно-эстетическом отношении романтизм характеризуется повышенным интересом к личности по сравнению с социумом, а также стремлением уйти от мира действительности в другой, идеальный мир мечты и фантазии. Такого рода двоемирие определяет атмосферу романтического произведения .

Впервые в европейской литературе шотландский романист В. Скотт обратился к историзму как принципу познания вещей и явлений в их становлении и развитии, в органической связи с порождающими их условиями и одному из важнейших способов отображения действительности, подарив мировой литературе исключительное количество тем, сюжетов и фабул .

Исследованию жанра исторического романа посвящены многочисленные работы литературоведов. В частности, главы об этом жанре входят в учебники по филологии и литературоведению (Г.И. Богин, А.А. Чувакин, Н.Л. Вершинина и др.), о самом жанре говорится в ряде статей (Н.Я. Берковский, Ф.Б. Бешукова и др.) .

Что касается творчества В. Скотта и, в частности, особенностей одного из наиболее знаменитых его романов «Айвенго», то эти моменты также весьма обстоятельно рассмотрены рядом авторов [2; 6; 7; 10] .

Возникший на рубеже двух литературных эпох, исторический роман Скотта одновременно подводил итог двадцатилетнему развитию английского романтизма и подготавливал почву для появления реалистического романа .

Тем не менее, сложность и многогранность самого жанра исторического романа не позволяют в полной мере утверждать, что существующие исследования полностью и исчерпывающе раскрывают его сущность, смысл и притягательность для читателя. Особой заслугой В. Скотта считается создание нового жанра – исторического романа, вобравшего, по мнению критиков, главные эстетические устремления той эпохи. «Вальтер Скотт создал, изобрел, открыл или, лучше сказать, угадал эпопею нашего времени – исторический роман» [2], – писал В.Г. Белинский .

Хотя В. Скотта называют «отцом исторического романа», в его творчестве заметны не только романтические, но и реалистические черты .

По мнению С.А. Орлова, творчество писателя являлось переходным явлением, в котором реалистические тенденции берут верх над романтическими [5] .

М.Е. Елизарова отмечает важную черту исторического романа Скотта – прием соединения описания частной жизни с историческими событиями, а также умение писателя подчеркнуть «зависимость судьбы отдельного человека от хода развития истории» [3] .

Умение показать неизбежность смены старого жизненного уклада новыми тенденциями выделяет Скотта среди других писателей его времени .

Так, в романе «Айвенго» он обосновывает правомерность победы норманнов над саксами в Англии конца XII века, в романе «Квентин Дорвард» – необходимость централизации королевской власти во Франции XV века. Эти примеры дают литературоведам основание утверждать, что творчество В. Скотта послужило основой для развития историзма в литературе, во многом определив пути развития реалистического романа XIX века. Уже никто из писателей последующих поколений не мог не учитывать опыт Скотта, изображавшего прошлое в его неразрывной связи с настоящим. Обращаясь к старине, Скотт ставил острые вопросы, связанные с современностью .

Благодаря историческим событиям, которые находят отражение в историческом романе, мы можем взглянуть также на современные события через их призму. Более того, нельзя не отметить и обращение автора к философско-эстетическим проблемам, как то: проблеме реальности и вымысла, проблеме правды жизни и правды художественной; проблеме коммуникации, общения между людьми, причем не только в словесном выражении .

Романтическое двоемирие, воссозданное Скоттом, реализовалось и в системе персонажей, а именно в том, что герои четко различаются по принадлежности или склонности к силам добра и зла. В этом отношении творчество шотландского романиста Вальтера Скотта – это формирование нового литературного жанра – рыцарского приключенческого романа, в котором на историческом фоне идеализируются образы людей благородных, с чистыми помыслами и идеалами; им противопоставляются образы людей коварных, чьи низменные или меркантильные интересы толкают их на неблаговидные поступки .

Иногда авторы-романтики рисуют в книгах мир своей мечты, а серая обыденность остается за пределами книги, просто подразумевается. Таковы, например, романы В. Скотта («Айвенго» — это яркий мир Средневековья, далекий от читателей XIX века). Романтический герой (как и автор) пребывает в вечном конфликте с миром и другими людьми. Он не такой, как все, а в чемто исключительный. Очень часто это бунтарь, нарушающий привычное течение обыденной жизни. Романтики признавали настоящими героями лишь тех, чья душа способна создать для себя второй мир — мир мечты. Тема двоемирия исторического романа «Айвенго», которая перекликается с современной виртуальной реальностью, понятна сегодняшнему читателю, читателю XXI века. Именно в этом романе запечатлены истоки этого момента .

Авторы романтических произведений не только сами уходят в такой идеальный мир, но и уводят за собой читателя .

Создавая новый тип исторического романа, В. Скотт также открыл и особый тип литературного творчества, в дальнейшем сложившийся как метод художественного мышления и оказавший огромное влияние на развитие современной ему художественной и философско-исторической мысли. Новым оказался угол зрения, под которым В. Скотт видел «частную жизнь с ее заботами и хлопотами» [1] и простыми человеческими взаимоотношениями .

В историческом романе «Айвенго», как того требует канон романтизма, с любовью выписан облик Прекрасной дамы. В образе главного героя также автор сумел объединить художественную интуицию и научную документальность .

Айвенго – яркий представитель средневекового рыцарства с его законами, обетами и идеалами. Идеал рыцаря в романе Скотта становится в значительной мере эталоном поведения, чести и благородства, а сам писатель

– проводником этих идеалов .

Все герои Скотта принадлежат к разным социальным слоям, и эти образы в своем бесконечном разнообразии выражают противоречия, характерные для далекой эпохи (времени действия романа), но романтически переосмысленные Скоттом в исторической перспективе современной ему действительности .

Большой интерес читателя вызывают красочная фабула, динамика повествования, окрашенная особым колоритом Средневековья, представленного как в разнообразных и многочисленных бытовых деталях, описании обычаев и нравов, так и в речи героев, основанной на мощной балладной эпической традиции, воспевающей благородство, смелость и справедливость короля-демократа. Король Ричард I представлен в романе чрезвычайно человечным монархом: в его обществе на равных могут ощущать себя и простой монах, и разбойник Робин Гуд, король способен оказать помощь участнику рыцарского поединка. Разнообразие сцен и эпизодов, быстрая смена событий свидетельствуют о верности Скотта шекспировской традиции в изображении эпохи и характеров. Согласимся с мыслью Н.А. Соловьевой о том, что основной пафос романа заключается в утверждении места личности в историческом процессе. Таким образом, частная жизнь вымышленного героя становится неотделима от судьбы исторических лиц и государства в целом .

С.А.Орлов также подчеркивает ведущую роль народа как носителя национальных традиций в романе: так, именно народ решает исход борьбы короля с непокорными феодалами, возглавляемыми принцем Джоном [5] .

Король для народа воплощал наивысшую справедливость, и поддержка короля народом против феодалов была в те времена явлением естественным. Именно с фигурой короля народ связывал свои надежды на улучшение жизненных условий, связанное с защитой от повсеместно укоренившегося феодального произвола, представленного в романе неприглядными образами норманнских баронов .

В историческом романе «Айвенго» В. Скотт соединил вымысел и историческую действительность, в нем действуют реальные исторические лица и вымышленные персонажи. Таким образом, историческая правда произведения заключается в описании и в авторском преломлении духа эпохи, интересов людей, живших в Англии в XII веке. Сочетание любовной и авантюрно-приключенческой линий придают убедительность и динамику сюжету исторического повествования .

Повествователь, не являясь действующим лицом романа, лишь комментирует происходящее, создавая, таким образом, эффект ретардации повествования, на какое-то время приостанавливает ход событий, но потом как бы наверстывает упущенное, быстро приближаясь к счастливой развязке .

Большинство героев романа сочетает в себе историзм и романтическую идеализацию: король в романе почти идеален и близок к балладному образу мудрого и справедливого правителя, а образ Айвенго –типично романтический, в то же время вполне соответствующий типическому образу средневекового рыцаря, готового всюду следовать за своим сюзереном, но нарушая при этом родительскую волю .

По мнению отечественных исследователей (Б.И. Колесников, Н.А. Соловьева и др.), будучи верным своему поэтическому кредо, Скотт уважает право каждого народа на собственную историю, культуру, обычаи .

Оттого в «Айвенго» достоверно и убедительно, одинаково полно и многосторонне показаны норманн Буагильбер и еврей Исаак, Седрик и король Ричард, гонимые и угнетенные, угнетатели и завоеватели .

Исследователи также отмечают как достоинство романа и то, что каждый персонаж от знатного рыцаря или храмовника до свинопаса или шута, строго индивидуализирован, обладает только ему присущими речевыми, портретными и поведенческими характеристиками .

Жанровое своеобразие романа Айвенго заключается в органичном соединении в ткани романа предшествующих жанров: легенды, куртуазной повести, исторической хроники, психологического романа, национального фольклора. Особое значение в романах В. Скотта приобрели «археологические»

и «этнографические» подробности: топос со всеми особенностями и колорит эпохи, костюмы, речь и поведение героев – все должно было исторически соответствовать своей эпохе. К такому же соответствию Скотт стремился и при изображении «старых нравов»: привычек, обычаев, и предрассудков людей прошлого, – воссоздавая с особой тщательностью в ткани романа бытовой и исторический фон эпохи .

А.Н. Шохина также отмечает принцип историзма в творчестве В. Скотта как основу для создания художественного произведения. Она считает показательным обращение автора «Айвенго» к эпохе средних веков как к «историческому прологу», необходимому для понимания современного общества и общей логики развития конкретного государства [10]. По мнению исследователя, Скотт тем самым «открыл» для своих соотечественников Средневековье как эпоху, достойную внимания, таящую множество неисследованных тем и увлекательных сюжетов [10] .

«Айвенго», бесспорно, следует считать одним из лучших романов В. Скотта. В этом романе писатель проявил свой талант во всей его многогранности. Роман стал своего рода итогом его творческих исканий .

Именно в «Айвенго» присутствует в снятом виде вся биография писателя, весь его жизненный путь непрестанных исканий, приведший романиста к созданию не только многочисленных исторических романов, но и самого жанра исторического романа как такового .

Исторический роман представляет собой, без всякого преувеличения, один из наиболее ярких литературных жанров, поскольку ретроспектива прошлого в воображении писателя восполняет отсутствие воображения и фантазии профессионального историка .

Список литературы

1. Белинский В.Г. Полн. собр. соч. Т. 7. – М., 1976 .

2. Бельский А. «Айвенго»: комментарии // Скотт В. Айвенго (пер .

Е.Г. Бекетовой)//Скотт В. Собр. соч.: в 20 т. Т. 8. – М.-Л.: Гос. Изд-во худ. литры, 1965 .

3. Елизарова М.Е. История зарубежной литературы XIX в. – М., 1972 .

4. Жачемукова Б. М., Бешукова Ф.Б. Художественная специфика жанра исторического романа // Вестник Адыгейского государственного университета, Сер.: Филология и искусствоведение. – 2011. – Вып. 1. – С. 13–19 .

5. Орлов С.А. / Исторический роман Вальтера Скотта. – М.: Худ. лит. – 1965 .

6. Пинский Л.Е. Исторический роман Скотта // Магистральный сюжет. – М., 1989 .

7. Реизов Б.Г. Творчество Вальтера Скотта. – М. –Л., 1965. – С. 457 .

8. Реизов Б.Г. Французский исторический роман в эпоху романтизма. – Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1958 .

9. Скотт В. Айвенго // пер. с англ. Е.Г. Бекетовой. – М.: АСТ, 2013. – 476 с .

10. Шохина А.Н. Художественное воплощение исторического процесса в романах В. Скотта и М.Н. Загоскина: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Н. Новгород, 2010. – С. 3 .

___________________________________

© Романова Т.Н., Давлетшина М.Г., 2016

ЖАНРОВОЕ СВОЕБРАЗИЕ РОМАНА О. УАЙЛЬДА

«ПОРТРЕТ ДОРИАНА ГРЕЯ»

–  –  –

Аннотация: В статье изложена информация об историческом развитии жанров, теоретических основах романа и драмы и представлен анализ романа «Портрет Дориана Грея». Некоторые специфические черты одних жанров сопоставляются с другими, а также упоминаются факты из биографии автора книги .

Ключевые слова: жанр, роман, драма, парадокс, театральность, эстетизм, символизм, красота .

Оскар Уайльд был одним из самых известных писателей и драматургов Англии конца XIX века Его называли апостолом красоты, принцем эстетизма и королем парадоксов. И «в конце концов, вся его жизнь стала парадоксом», – писал один из его биографов [3] .

Парадоксы Уайльда цитируют в самых разных аудиториях. Обширная литература, посвященная Оскару Уайльду, растет из года в год. В конце XX века исследователи отмечают наметившийся новый подход к изучению Уайльда: рост интереса к творчеству, к проблемам формы, композиции, стиля .

Эпоха Уайльда – рубеж веков – была переходной, полной противоречий:

менялись старые жанровые конструкции, грань между ними размывалась, жанры перетекали один в другой. В это время закладывались основы процесса, актуального для всего дальнейшего развития культуры XX–XXI веков, и творчество Уайльда сыграло в этом важную роль. Во многом этим процессом обусловлено жанровое своеобразие романа Уайльда «Портрет Дориана Грея», поэтому данная тема весьма актуальна. Именно парадоксальность и противоречивость творчества Уайльда заставили нас исследовать роман с точки зрения наличия в нем черт, присущих различным жанрам .

Роман Уайльда пережил несколько десятков экранизаций. В театре история Дориана Грея является одной из культовых постановок: ежегодно ее ставят во всех театрах мира, спектакли притягивают тысячи зрителей и пользуются огромным успехом, что лишний раз свидетельствует о том, что «Портрет Дориана Грея» является в большей степени драмой, чем романом. Если сравнивать произведение Уайльда с романом «Война и мир» Л.Н. Толстого, вышедшим на большой экран лишь дважды (в 1956 и 1965 годах) и крайне редко наблюдающимся на сцене ввиду многогранности сюжета и большого количества действующих лиц, можно отметить, что работа О. Уайльда с трудом может именоваться романом: незамысловатость сюжетной линии, ограниченное количество героев и небольшой отрезок отображаемого времени – все эти черты, несвойственные роману, приближают «Портрет Дориана Грея» к драматическому произведению .

Я. Зунделович определял жанр как тип художественного произведения в единстве специфических свойств его формы и содержания, определяющийся на основе преобладающего эстетического качества, объема произведения и способа построения образа. Вопросы родов и жанров литературы – одни из самых сложных и противоречивых .

Роман и драма имеют как общие черты, например то, что роман предполагает развитие конфликтных отношений драматического типа, так и различные .

Следует начать с того, что роман – это один из повествовательных жанров .

Ф.-В.-И. Шеллинг, представитель немецкой классической философии, характеризовал роман как «соединение эпоса с драмой» [1]. Своеобразие эпоса заключается в сочетании повествовательности и описательности при доминирующей и организующей роли повествования. Повествование предполагает обязательное наличие сюжета и повествователя, в роли которого может выступать сам автор, рассказчик, главный герой, второстепенный герой или даже группа героев. Наличие описания подразумевает присутствие разного рода деталей – портретных, бытовых, пейзажных и некоторых других, что и отличает эпос от драмы как рода. Сюжет развивается медленно, охвачен большой промежуток времени, показаны внутренние конфликты героев .

Драма в переводе с греческого языка означает действие. Это «один из трех родов литературы, наряду с лирикой и эпосом, написанный в диалогической форме и предназначенный для сценического воплощения» [2]. Но драма не только театральный, но и литературный жанр; являясь первоосновой спектакля, она одновременно воспринимается и в чтении. С течением времени драма принимала различные очертания, соответствующие быту и психологии современности .

Драма, как правило, построена на едином действии, с перипетиями, связанными с противоборством героев. Универсальной основой композиции драмы является ее членение на небольшие сценические эпизоды, когда один момент плотно примыкает к соседнему, таким образом, изображаемое (или реальное) время соответствует временивосприятия (художественному) .

Таким образом, читатель в полной мере ощущает атмосферу повествования, ставит себя на место героев и переживает те или иные жизненные ситуации вместе с ними, сопереживает им, принимает вместе с ними трудные решения .

В драме решающее значение имеютвысказывания персонажей, которые обосновывают их действия и принимают участие в самораскрытии характеров .

Повествование является подчиненным, а то и вовсе отсутствует – главная роль отводится мыслям и словам самих героев, так мы узнаем об окружающей их обстановке и событиях .

Речь в драме двунаправлена: персонажвступает в диалог с другими персонажами (диалогическая речь) или же апеллирует к читателю (монологическая речь). Речь в драме рассчитана на массовый эффект, она исполнена театральности, держит читателя или зрителя в напряжении до последнего момента .

Хотя в образной системе драмы неизменно доминирует речевая характеристика, ее текст ориентирован на зрелищную выразительность и на возможности сценической техники, поэтому одна из важнейших характеристик драмы – ее сценичность .

Взаимодействие жанров приводит к формированию такого подтипа романа, как драматический роман, ему присущи черты:

– острая конфликтность и драматизм повествования;

– напряженный, динамичный сюжет, в котором есть завязка, кульминация и развязка;

– меняется роль повествователя: она перестает быть статичной;

– театрализация действия: преобладание действия, показа над описанием, возрастание роли диалога, речи персонажей и т. п .

Верный своей парадоксальной манере, Уайльд «испытывает на прочность» принципы эстетизма в своей художественной практике, сделав роман попыткой в высшей степени цивилизованно анатомировать современное ему общество и радикально переосмыслить его этику .

Таким образом, можно заключить, что роман является воплощением эстетических теорий О. Уайльда, высказанных в предисловии: искусство выше жизни, а красота выше морали. При этом роман, который воплощает основной принцип эстетизма, культ молодости и красоты, остро «ставит вопрос о цене, которую приходится платить за «вечную красоту» .

Основываясь на теоретических сведениях при рассмотрении романа на наличие разных черт, мы выявили преобладание драматических. Отсюда следует вывод, что произведение «Портрет Дориана Грея» – драматический роман .

Стоит упомянуть, что присутствие такого феномена, как театр, придает драматизм роману. Он выступает в роли института и театра как образ, раскрывая символику произведения. Категории театральности, игры, маски использовались Уайльдом для реорганизации жизни по законам красоты. На «подмостках»

своего «театрального романа» Уайльд дает возможность проиграть своим «персонажам-идеям» некую мистерию на тему «искусство и жизнь» [3] .

Герои романа творят свое художественное бытие по законам искусства, которое становится своеобразной «сценой жизни». Эта «сцена» становится более важной, чем сама действительность .

Согласно положениям эстетизма «искусство – единственная реальность, а в жизни все – призраки, химеры и фантомы» [5]. Только искусство является вечной и непреходящей ценностью, сама же жизнь ненастоящая, это лишь иллюзия, которая лишает свободы .

«Я люблю театр, он гораздо реальнее жизни!» [Там же], – в свойственной ему парадоксальной манере высказался Уайльд, переиначив слова Шекспира:

«Весь мир – театр!». «Король парадокса» своим романом утверждает: «Театр – это мир!» .

Таким образом, в романе «Портрет Дориана Грея» большую роль играет театр как институт и театр как образ, сюжетообразующая метафора, призванная раскрыть символику произведения. Присутствие такого феномена, как театр, придает роману драматизм.

Театр в романе представлен в двух ипостасях:

– собственно театр: спектакль, игра актеров на сцене, зрительный зал;

– театр как образ, как воплощение искусства .

Театральность литературного произведения не сводится к особенностям жанрового, видового или языкового характера .

«Идея театральности раскрывается в концептуальной посылке произведения и опирается на представления о жизни как неком действе, организованном по законам социального, психологического или эстетического представления. Понятие «театральности» литературного произведения включает в себя два основных аспекта: «психологический и поэтологический» [2] .

Поэтологический аспект понятия «театральность» связан прежде всего с пространственной структурой художественного произведения .

Применительно к роману можно говорить о трехмерной структуре .

«Демиургом» (режиссером) в этом романе становится не всезнающий автор, а метафизическое пространство эстетического бытия .

Пространством «сцены» становится собственно художественный мир романа. Пространство «зрительного зала» в романе Уайльда связывалось с областью реальности (обыденным сознанием), которое «выносилось» самим Дорианом Греем за рампу своего преображенного идеей красоты бытия» [2] .

В отличие от классического викторианского романа, например, «Ярмарки тщеславия» У. Теккерея, в котором идея театральности рассматривается в связи с социальными проблемами, театральность в романе «Портрет Дориана Грея»

связана «с идеей «жизнестроительства», т. е. реорганизации жизни по законам красоты .

На «подмостках» своего «театрального романа» Уайльд дает возможность проиграть своим «персонажам-идеям» некую мистерию на тему «искусство и жизнь» [2] .

Проблема театральности в романе Уайльда раскрывается на стилистическом уровне: путем зрелищности, визуальности, пластичности, конкретности изображаемого .

На уровне психологическом идея театральности во многом раскрывается известной формулой Шекспира: «Весь мир – театр, а люди в нем – актеры» .

Люди в этом «театре повседневного поведения», как социального, так и бытового, играют различные роли согласно наборам амплуа, присущих той или иной эпохе, и носят поведенческие маски, под которыми скрывают свою суть .

В этом отношении время правления королевы Виктории с его внешним благополучием и внутренней нестабильностью, показной нравственностью и скрытыми пороками было поистине «театральной» эпохой, полной двойственности и драматизма, что во многом сформировало мировосприятие Уайльда с его постоянным стремлением к игре, смене масок и поз .

Саму жизнь Уайльд строил по законам сцены, с помощью театральных терминов, театральных категорий, – он мыслил этими категориями. Уайльд – актер на сцене жизни. Он постоянно позирует, ошеломляет, провозглашает, ищет, возводит вокруг себя декорации, которыми являются его одежда, поведение и даже, в каком-то смысле, окружение его близких и друзей, среди которых он тоже словно в кругу театральных персонажей .

Любой его поступок был продиктован присутствием зрителя, рассчитан на произведение определенного эффекта, считает исследователь И. Детмерс, говоря о «декоратизации» [8] собственной жизни Уайльда, в частности, использовании одежды как средства культурной провокации .

Мотив маски, ложного лица актуален для всего творчества Уайльда. Ярким примером этому служит образ Сибилы, которая носила несколько масок сразу, играла разные роли, это и составляло содержание ее души, волшебство ее обаяния и таланта .

«Художественная ложь, «прекрасный обман искусства» (как называл это Уайльд в «Упадке лжи») делали Сибилу изумительно привлекательной, – пишет исследователь Г.Т. Резяпова. – Лишь когда она «ожила», когда она увидела «мишурность, фальшь и нелепость той бутафории», которая окружала ее на сцене, она перестала существовать для Дориана. Юной и наивной Сибиле было не по силам осознать истинную силу своей притягательности» [4] .

Уайльд в разных вариациях декларирует «искусство лжи», отказ от искренности как в искусстве, так и в жизни, настаивает на предпочтительности маски перед подлинным обликом .

Но, тем не менее, он чрезвычайно чутко угадывает предел, за которым подобные эстетические построения становятся опасными. Об этом говорит и финал романа «Портрет Дориана Грея». Таким опасным пределом оказывается человеческое страдание и смерть: «Боль, в отличие от Наслаждения, не носит маски» [6] .

Несмотря на то, что роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» был написан в конце XIX века, до сих пор исследователи так и не пришли к единому мнению по поводу того, к какому литературному направлению можно причислить роман .

Творчество Уайльда до сих пор пытаются охарактеризовать, прибегая к самым разным названиям: символизм, эстетизм, импрессионизм, неоромантизм, модернизм – и даже находят в произведениях Уайльда связь с постмодернизмом .

Подтверждает несомненное преобладание драматического начала в романе Уайльда, наряду с другими чертами драмы, такими как:

– ярко выраженный конфликт между идеальным и реальным, составляющий основу произведения;

– динамичный сюжет, в котором есть завязка, кульминация и развязка;

– прерывистая композиция, изображение отдельных, наиболее значимых событий;

– герои, в отличие от традиционного романа, являются рупорами идей автора, и, как правило, в их описании доминирует одна, главная черта;

– главные герои наделены чертами роковой личности и денди, традиционных персонажей мелодрамы и комедии положений, что усиливает драматизм действия;

– большая роль в действии принадлежит диалогам;

– изображение театра как института, что способствует драматизации действия;

– театральная организация пространственной структуры романа как «сцены», на которой выступают персонажи;

– использование таких категорий, как зрелищность, показ, театральность, мотивы игры, маски и др .

Таким образом, вопрос и о жанре «Портрета Дориана Грея» остается открытым; роман рассматривают и как нравственно-философскую притчу, и как социально-психологический роман, и как символический роман, драматический роман и как роман творения, и даже как критическое эссе, воплощенное в художественную форму .

Роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» поистине уникален и представляет собой неисчерпаемый источник для исследователей .

Список литературы

1. Лангаард Х. Оскар Уайльд. Его жизнь и литературная деятельность [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://oscarwilde.ru/biografiya/lanfgaard-galfdan-esteticheskaya-filosofiya-iskusstvo-oscarwilde.html (дата обращения: 16.03.2016) .

2. Легг О. Театральность как тип художественного мировосприятия в английской литературе XIX–XX вв. (На примере романов У. Теккерея «Ярмарка тщеславия», О. Уайльда «Портрет Дориана Грея», С. Моэма «Театр») [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.dslib.net/literaturamira/teatralnost-kak-tip-hudozhestvennogo-mirovosprijatija-v-anglijskoj-literaturexix.html (дата обращения: 16.03.2016) .

3. Липатов Г.А. Теория драмы [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://www.proza.ru/2010/01/21/470 (дата обращения: 16.03.2016) .

4. Резяпова Г.Т. Мотив игры в творчестве О. Уайльда: «Портрет Дориана Грея» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.dslib.net/literaturamira/motiv-igry-v-tvorchestve-o-uajlda-roman-portret-doriana-greja.html#4352453 (дата обращения: 16.03.2016) .

5. Уайльд О. Эстетические миниатюры, статьи, лекции, эссе [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://oscar-wilde.ru/estetika-miniatyuryesse-lekcii/index.html (дата обращения: 16.03.2016) .

6. Уайльд О. De profundis. Тюремная исповедь. – М.: Азбука, 2014. – С. 19 .

7. Шеллинг Ф.-В.-И. Философия искусства. – М.: Мысль, 1966. – 380 с .

8. Detmers I. Oscar's Fashion: Constructing a Rhetoric of Androgyny / I. Detmers // The Importance of Reinventing Oscar. – Amsterdam – New York, 2002 .

– P. 111 .

_________________________________

© Романова Т.Н., Никонова О.М., 2016

–  –  –

Аннотация:В статье рассматриваются вопросы истории, проблематики и жанровой специфики шотландского детективного романа (тартан нуар) на примере творчества шотландского писателя Й. Ранкина .

Ключевые слова: Шотландия, шотландская литература, двойственность, жанр, роман, тартан нуар, Й. Ранкин .

Тайны всегда вызывали особый интерес общества. Эту страсть к загадочному человек пронес сквозь всю историю своего развития и существования. Естественным образом мотив загадочности проник и в искусство, в том числе в литературу. Этим объясняется необычайная популярность детективного жанра. В России это ощущение утеряно, поскольку прилавки книжных магазинов долгое время были заполнены невероятным объемом иронических детективов. В Шотландии наиболее популярны романы, поднимающие болезненные социальные вопросы и обсуждающие проблемные ситуации, переносящие и развивающие их в воображаемом пространстве детективного жанра. Шотландские авторы в своем большинстве задаются целью показать комплексную природу современного города и урбанистического общества: чистый и красивый город таит в себе другую сторону: тьмы, греха и преступления. Во время написания своих книг они хотят воссоздать правдивую картину современного города во всем многообразии жизни населяющих его горожан .

Детектив, бесспортно, является одним из самых популярных жанров массовой литературы. Несмотря на сравнительную молодость жанра, в его истории было много выдающихся имен, таких как Эдгар Алан По, Артур Конан Дойл, Агата Кристи и многие другие. В середине 2000-х годов и в современной британской литературе находятся достойные продолжатели жанра. Так, наиболее читаемым детективным писателем Великобритании был признан Й. Ранкин (IanRankin, b .

1960). В 2012 году его книги заняли пять мест в верхней десятке британских бестселлеров. Его работы переведены на многие иностранные языки, их совокупный тираж в 2013 году превысил 30 миллионов экземпляров .

В Великобритании книги Ранкина составляют 10 % от всех издаваемых книг детективного жанра [7, c. 5–6] .

Для детективного романа характерна определенная композиционная (последовательная) структура: тайна, преступление – завязка; ход расследования – кульминация; разоблачение преступника – развязка. Другая характерная черта детективного романа – четкая парадигма деления героев на положительных (детектив и его сторонники) и отрицательных (преступник и его сообщники) .

За полуторавековую историю жанр детектива подвергся некоторой канонизации, и существует ряд неписаных законов для мастеров детективного жанра в его классическом понимании. Так, в истории детектива можно выделить три разновидности. Первым хронологически был аналитический детектив, связанный с гениальными умами Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро и мисс Марпл. Это классический английский детектив – его особенностью было замкнутое пространство: расследование чаще всего происходило в одном месте, кабинете сыщика-аналитика [2] .

Второй хронологической (1920-е годы) (и практически во всем противоположной первой) разновидностью детектива был американский «крутой»

детектив Дэшила Хэмита. Такой тип детектива отличается от аналитического тем, что главный герой-детектив не сидит на месте – пространство очень часто меняется. Для этой жанровой разновидности детектива характерны: своеобразный, грубоватый авторский язык (изложение может идти от лица главного героя, создавая образ «простого, грубоватого, но честного парня»), максимум действия героя, его «крутизны», подлый окружающий мир и честность главного героя, подробные, натуралистические описания сцен физического насилия .

В третьем (и последнем) типе классического детектива – французском – господствует идеология экзистенциализма. Сыщик здесь, как правило, совпадает с жертвой, а поиск истины возможен лишь благодаря некоему экзистенциальному выбору, личностно-нравственному перевороту .

Существует разработанная литературоведами (Т. Кестхейн, Н.Н. Вольский и др.) классификация детективов, в основе которой различия в методах расследования, характере преступлений, занятиях действующих лиц, масштабе событий. По содержанию детективы делятся на классические, традиционные, юридические, саспенс, детективы закрытого типа, психологические, исторические, иронические и полицейские. В данной работе мы рассмотрим еще одну разновидность детективного жанра – шотландский детектив .

Шотландская литература в своем большинстве не широко представлена на мировом рынке, чего нельзя сказать о современном шотландском детективном романе, спрос на который растет не только потому, что это «самый популярный литературный жанр в Шотландии» [6, с. 123], но и потому, что шотландская литература вносит богатый вклад в развитие международной культуры и представляет собой почву для глубокого сопоставительного анализа той роли, которую особая специфика шотландского детектива играет в развитии национальной культуры .

Шотландский детектив восходит корнями к английскому и американскому детективному жанру. Литературный критик Д. Сайерс считает, что шотландский детектив принял некоторые традиции из Америки и персонализировал их под свой собственный стиль [6, с. 47] .

Детективные романы являются важной частью шотландской культуры .

Одна из причин, почему Шотландия играет главную роль в мировом развитии детективного жанра, заключается в том, что шотландский автор коротких историй и романов Артур Конан Дойл (1859–1930) принес детективному жанру всемирную популярность. Детективы не были так популярны, прежде чем Дойл написал два первых романа о Шерлоке Холмсе [14, с. 43] .

Шотландия и ее жители являются идеальными составляющими хорошего детективного романа. Шотландия – место с глубокой готической восприимчивостью и черным чувством юмора у жителей – эти два аспекта отражаются во многих романах шотландских авторов. В стране также существует традиционная черта, присутствующая в каждой книге, которая раскрывает наиболее отрицательные стороны жизни. Родоначальниками традиционного шотландского детектива являются Роберт Льюис Стивенсон и Джеймс Хогг. Они создали свои первые романы в XIX веке и стали признанными авторами во всем мире [13, с.13]. В шотландском детективе викторианского периода мы можем встретить такие темы и мотивы, как убийство, предательство, религиозная одержимость, фанатизм, а также нечто сверхъестественное и психопатическое .

Стивенсон и Хогг выражают свое пристрастие к таким аспектам, как:

обман, двуличие и двойственность. Эти темы ярко выражены в первом романе Хогга «Исповедь оправданного грешника» («The Private Memoirsand Confession sof a JustifiedSinner», 1824) и, позже, в романе Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» («The Strange Case of Dr. Jekyll and Mr .

Hyde», 1886).

Тема двойственности представлена в романе Стивенсона, его сюжет связан с неординарным изображением раздвоения личности:

в психологии фраза «Доктор Джекилл и мистер Хайд» стала обозначать человека, который имеет четкий контраст в поведении [14, с.43]. Шотландский литературный критик Дэвид Паркер утверждает, что любой стоящий роман шотландских авторов должен быть построен на влиянии основателей шотландского детективного жанра, в том числе на двойственности «Джекила и Хайда» [12, с.43–44]. Шотландский писатель Йен Ранкин подтверждает тесную взаимосвязь шотландских авторов с их литературными предками: «Если вы спросите у писателя шотландского детектива: «Кто вдохновил тебя?», вместо ответа «Реймонд Чандлер или Агата Кристи» вы услышите имена Джеймса Хогга и Роберта Л. Стивенсона. Мы выросли в другой культуре, читая другие книги» [4, с. 165] .

Существует специальный термин для характеристики шотландского детективного романа – «тартан нуар»(англ. tartan-noir ; тартан (англ. tartan) – шотландка, килт; нуар (фр. noir) – темный). «Тартан нуар» берет свое начало в шотландской литературе, но заимствует элементы из разных культур [4, с.10] .

«Тартан нуар» – термин, впервые придуманный Йеном Рэнкином, одним из главных представителей данного поджанра. К тартан нуару относят детективы и триллеры шотландских писателей, которые отличаются особой жесткостью и мрачной атмосферой. Главные герои таких произведений, как правило, выступают в роли антигероев: у них много недостатков и зависимостей, зачастую они циничны, устали от жизни, лишены смелости, морали, чувства долга и переживают кризисы в различных областях своей жизни. Пол Дункан, американский писатель и критик, говорит, что «нуар» – это страх, который мы таим в глубине души, часть нас, которую мы прячем внутри себя, потому что страх делает нас слабее [8, с. 6–7]. Персонажи открывают нам доступ в темные уголки шотландской жизни, показывая опасные импульсы в сердце современного общества. Такой акцент на жуткие элементы шотландской жизни сделал в своем интервью американский писатель Джеймс Эльрой, утверждая, что «тартан-нуар» является «прародителем шотландского детективного жанра» [11, с. 6] .

Действие романов частично происходит в старинных замках, старых домах и темных местах, таких как коридоры, лестницы, подземелья, подземные ходы, склепы, кладбища, катакомбы, или на чердаках и в подвалах современных зданий, не только разрушенных, но и неповрежденных, где происходят экстрасенсорные или паранормальные явления. Кроме того, эти места обычно полны теней, мягко освещенных лунным светом или светом свечи. Таким образом, место должно обладать меланхоличной атмосферой .

Погодные условия чрезвычайно плохие: зима, туман, сильный дождь, сильный ветер, шторм или другие подобные природные явления – частые «спутники»

процесса расследования. Характеристикой художественного пространства романа в жанре «тартан-нуар» также являются древние пророчества или флэшбеки в прошлое и другие немаловажные аспекты, которые служат сверхъестественными и устрашающими элементами повествования [3, с. 51] .

Й. Ранкин называет свои романы современной версией книги «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». В романе Стивенсона действие разворачивается в Лондоне, но Ранкин предпочел в качестве места действия использовать Эдинбург – свой родной город. Эдинбург является домом для автора детективов Йэна Ранкина и главного персонажа его наиболее известных романов Джона Ребуса. Ребус – центральный и «сквозной» герой детективных романов, которые издаются миллионными тиражами во всем мире и переведены на двадцать языков. Но город – это не просто место действия, а полноправный участник событий в большинстве романов Ранкина. Благодаря рассказам об инспекторе Ребусе люди узнали Эдинбург не как красивую, заново перерожденную столицу, а как город с процветающей преступностью, аморальностью и коррупцией. Читатель может прочувствовать город, читая захватывающие романы Ранкина, узнать множество исторических фактов и насущные проблемы, волнующие современного шотландца .

Ребус – воплощение детектива, выходца из народа. Он – обыкновенный человек, типичный житель мегаполиса, испытывающий жизненные трудности, справиться с которыми ему помогает изрядная доля чувства юмора. Ранкин пишет романы с использованием шотландского языка с приоритетным влиянием социальной проблематики, что отличает его романы от большинства других произведений детективной литературы. Писатель стремится не просто раскрыть тайну преступления, но использовать жанр детективной литературы как средство реалистичной оценки общества и современных традиций [1, c. 5] .

В книге «Ребус в Шотландии: Персональное путешествие» Ранкин пытается понять причины популярности детективного жанра, для того чтобы подчеркнуть некоторые принципиальные различия между собой и своим знаменитым персонажем, Джоном Ребусом, и объединяющие их черты [4] .

«Если моей первоначальной целью было более глубокое отображение культуры Эдинбурга, то она вскоре изменилась, когда я обнаружил, что Ребус был создан достаточно суровым персонажем, для того чтобы привлечь читателя к исследованию самой Шотландии: маленькой, гордой и древней страны с чувством собственной неповторимости. Это понимание ко мне пришло благодаря моему персонажу инспектору Джону Ребусу, который был моим гидом в этом путешествии» [4, с. 188] .

Ранкин считает, что, изображая Эдинбург таким, каким он видит его сам, облегчает читателю задачу понять сущность Эдинбурга, и это, кажется, является одной из основных причин создания детективной серии про инспектора Ребуса. Й. Ранкин, как бывший аспирант кафедры шотландской литературы, часто вставляет в свои романы литературные ссылки о местности, культуре и истории страны [9, с. 4–5] .

Ранкин называет инспектора Ребуса своим альтер-эго, в том смысле что сюжет романа напрямую зависит от того, что происходит в жизни Ранкина, все события, произошедшие во время написания романов, влияют на тему и развитие сюжета [10, c. 112]. В результате Шотландия Ребуса частично имеет автобиографические описания и автора, и главного героя, включая поездку в современную Шотландию – «Шотландию, которую никогда не видит турист» .

Он спрашивает: «Может ли детективный роман представлять собой истинный и всеобъемлющий отчет о стране?» Ответ должен быть безоговорочный: «Да!»

[9, с. 174] .

На протяжении всех серий романов об инспекторе Ребусе Ранкин стремится предоставить подлинное видение Шотландии, чтобы отразить тонкие детали жизни в Эдинбурге и обеспечить убедительное представление нации «в реальном времени» [5, с. 31] .

Для Ранкина детективы имеют важную роль: «Меня интересует душа детективного романа – что он говорит нам о человечности, на какого рода обсуждения он способен. Хороший криминальный детектив решает большие проблемы. Мои романы поднимают такие проблемы, как мораль крупного бизнеса, политическая коррупция, похищение детей, наркобизнес, последствия нефтяной промышленности и так далее… Мы все любознательные и любопытные животные, и криминал также касается эта глубокая необходимость задать вопросы и получить ответы»[12, c. 14–15] .

В своих романах Ранкин воссоздает двойственный образ Эдинбурга .

Й. Ранкин использовал двойственность – теорию двух составляющих – в качестве шаблона для его романов о Ребусе и городе Эдинбурге, являющемся таким же важным звеном, как и Джон Ребус, в его детективных романах .

Список литературы

1. Маркулан Я.К. Зарубежный кинодетектив. – СПб.: Искусство, 2005. – 167 с .

2. Нокс Р. Десять заповедей детективного романа // Лики массовой литературы. – 2001. – № 18. – С. 34 .

3. Ранкин Й. Крестики-нолики.– СПб: Азбука, 1987. – 188 с .

4. Ранкин Й. Ребус в Шотландии: Персональное путешествие.– СПб:

Азбука, 2005. – 188 с .

5. Строева А.П. Как сделать детектив. –М.: Радуга, 2010. — 320 с .

6. Auster P. The New York Trilogy/Paul Auster. – London: Faber, 1987. – 478 c .

7. Bruce-Gardyne T. Ian Rankin`s Edinburgh // London: The Telegraph. – 2012. – № 8. – С. 5–7

8. Duncan P. Noir Fiction: Dark Highways // Harpenden: Pocket Essentials. – 2009. – № 11. – С. 6–7 .

9. Miller J. Hillis The Ethics of Reading // New York: Columbia University Press. – 2007. – № 12. – С. 2–5 .

10. Nairn Three Dreams of Scottish Nationalism: Memoirs of a Modern Scotland. – London: Faber, 2009. – 367 c .

11. Nussbaum M.C. Love’s Knowledge: Essays on Philosophy and Literature .

– New York: Oxford University Press. – 2014. – № 1. – С. 5–18 .

12. Parker D. Ethics, Theory and the Novel / David Parker // Cambridge:

Cambridge University Press. – 2011. – № 6. – С. 43– 50 .

13. Scaggs, J. Crime Fiction: Routledge. – New York: NY. – 2015. – № 2. – С. 13 .

14. Thorney G.C. An Outline of English Literature. – Cardiff: Longman group Ltd. – 2014. – № 4. – С. 43 .

_______________________________

© Романова Т.Н., Попова О.К., 2016

ПОЭМА А.Т. ТВАРДОВСКОГО «ВАСИЛИЙ ТЕРКИН»:

ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА

–  –  –

Аннотация: В статье рассмотрены разговорные элементы в текстах оригинала и перевода. Выделены переводческие трансформации, используемые для передачи реалий и разговорно-просторечной лексики .

Ключевые слова: реалия, переводческая трансформация, разговорнопросторечные элементы, национальный характер .

Как известно, трудности, возникающие при переводе лексики с национально-культурной спецификой значения, связаны, во-первых, с ненахождением в языке перевода эквивалента из-за отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией объекта, а во-вторых, с необходимостью, наряду с предметным значением реалии, передать и колорит – ее национальную и историческую окраску [1, с. 80]. Именно поэтому изучение проблемы перевода реалий, т. е. лексики, передающей национальное и историческое своеобразие, представляет большой интерес для переводоведов и лингвокультурологов и в наше время .

Данную проблему рассматривают такие исследователи, как Л.С. Бархударов, В.Н. Комиссаров, А.В. Федоров, Г.В. Чернов, Л.К. Латышев, Г.Д. Томахин и другие. В нашей статье мы опираемся на работу С. Влахова и С. Флорина «Непереводимое в переводе». Исследователи выделяют два способа перевода реалий: транскрипция и непосредственно перевод .

Последний, в свою очередь, осуществляется за счет таких приемов, как неологизм (калька, полукалька, освоение, семантический неологизм), приблизительный перевод (родо-видовое соответствие, функциональный аналог, описание) и контекстуальный перевод [1, с. 93] .

Материалом для нашего исследования послужила поэма А.Т. Твардовского «Василий Теркин», переведенная на английский язык А. Миллером. Как мы знаем, в поэме Твардовского встречается огромное количество разговорно-просторечных элементов, которые служат не только для создания реалистичности образов героев, но и для передачи быта и национального характера русского народа. Поэтому их перевод наряду с переводом реалий имеет очень большое значение для осмысления и понимания поэмы .

Итак, нами был проведен анализ разговорной речи в главах «Гармонь»

и «Теркин ранен» в поэме Твардовского и переводе на всех четырех уровнях (лексическом, синтаксическом, морфологическом, фонетическом). На его основе мы сопоставили английский перевод с оригиналом, выделили приемы, использованные переводчиком для передачи реалий, и выявили, удалось ли переводчику, применяя данные приемы, передать национальный колорит поэмы .

В поэме Твардовского интенсивнее всего окрашена лексика, поэтому в первую очередь рассмотрим переводческие трансформации на лексическом уровне .

Начнем с перевода названия:

Оригинал Перевод Гармонь The accordion

–  –  –

Хотелось бы отметить, что использование комментария помогает читателям перевода познакомиться с русской культурой и лучше понять произведение .

Рассматривая синтаксис, мы выявили, что А.Т. Твардовский использует разнообразные синтаксические средства: эллипсис, инверсию, повторы и др .

Стоит отметить, что переводчик тоже старается применять типичные для английской разговорной речи синтаксические конструкции.

К ним можно отнести следующие:

1. Инверсия («Goes a lad to join his unit» [4, с. 86]; «Goes he cheerly, goes he blithely»[4, с. 86 ]; «has the driver put behind him» [4, с. 87 ]; «here runs the lorry driver» [4, с. 91]). Как мы видим, характерный для английской речи порядок слов подлежащее-сказуемое нарушается .

2. Эллипсис. Пропускподлежащего («Smoke and drive» [4, с. 87]; «peels his gloves off and starts blowing» [4, с. 88]), сказуемого(«All you soldier boys out there» [4, с. 90]) и союза(«It was clear he knew his stuff» [4, с. 89]) .

3. Сочетаниечастицыс there: «All you soldier boys out there» [4, с. 90] .

4. Повторы: «And the gunner, standing by,/Started and started at the musician/In a puzzled kind of way» [4, с. 90 ] .

5. Анафора .

–  –  –

Что касается морфологического уровня, то переводчик использует типичные для английской разговорной речи краткие формы:

theroad’sbluemurder; you’rein it; wind’spernicious .

Фонетический уровень представлен, во-первых, использованиемэкспрессивной разговорной интонации, в частности ритма, длительности, интенсивности звучания, передаваемой лексически и графически: «Так…– С неловкою улыбкой…» [3, с. 76]; «”Oh” – The soldier glanced around him [4, с. 88 ]; «Ах, какойвы все, ребята…» [3, с. 78] – «Oh, how young you are, you people» [4, с. 90] .

Во-вторых, фонетическойэпифорой: «Howling, keening, whining, wailing,/Clearing for the troops a path» [4, с. 75]; «What we need is floor-boards, brothers!/Damn!Damn!/Just can’t slam/With a wham/Bam-bam-bam!» [4, с. 92] – «Эх жаль, что нету стуку,/Эх, друг,/Кабы стук,/Кабы вдруг –/Мощенный круг!» [3, с. 81–82]. На наш взгляд, в последнем примере введение звуков помогает переводчику передать ритм и рифму исходного текста .

Таким образом, можно сделать вывод, что на синтаксическом, морфологическом и фонетическом уровнях переводчику удалось передать конструкции, использованные автором. Для передачи лексики переводчик использовал такие приемы, как родо-видовая замена, описание и транскрипция .

Но несоблюдение дозировки разговорно-просторечной речи и экспрессивной лексики не позволяет говорить об адекватном воздействии перевода на читателей. На наш взгляд, переводчик сумел передать суть произведения, частично сумел показать просторечный характер высказываний, находя разговорные эквиваленты в своем языке, но передать национальный характер и познакомить англоязычную публику с бытом солдат переводчику, к сожалению, так и не удалось .

Список литературы

1. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. – М.: Международные отношения, 1980 .

2. Твардовский А.Т. «Василий Теркин», «Теркин на том свете». – М.:

Комсомольская правда, 2010 .

3. Alexander Tvardovsky. Selected Poetry. – Moscow: Progress Publishers, 1981 .

________________________________

© Соболева О.В., Вяткин Д.С., 2016

–  –  –

Аннотация: В статье рассматриваются особенности выражения неодобрения носителями английского языка. Данная проблематика раскрывается через разграничение типов неодобрительных высказываний – оскорбления, упрека, угрозы, осуждение, порицание – и их анализ .

Ключевые слова: высказывание с семантикой неодобрения, адресант, адресат, оскорбление, упрек, угроза, осуждение, порицание .

В современной лингвистике особый интерес вызывает вербальное поведение адресанта в коммуникативной ситуации неодобрения. Современному человеку необходимо обладать умением избегать конфликтных ситуаций или решать их, поэтому знание типичных способов выражения неодобрения, овладение стратегиями и тактиками поведения в коммуникативной ситуации неодобрения позволит коммуникантам выбирать наиболее эффективные средства воздействия на адресата и планировать нужный эффект [3]. В центре нашего внимания находятся высказывания с семантикой неодобрения в современном английском языке .

В качестве материала исследования были выбраны художественные произведения современных британских авторов, а именно «Случайная вакансия» Дж.-К. Ролинг (2012), «Предчувствие конца» Дж. Барнса (2011), «Смешная девчонка» Н. Хорнби (2015). В ходе анализа материала исследования нами были выделены 300 диалогических единств (в которых фиксируются высказывания с семантикой неодобрения), отобранных методом сплошной выборки из произведений вышеупомянутых авторов .

В настоящем исследовании мы выделили пять семантических типов неодобрения в современном английском языке: порицание, упрек, осуждение, оскорбление и угроза. Для разграничения данных семантических типов неодобрения нами была использована классификация Е.Ю. Джандалиевой, согласно которой наиболее естественным путем изучения семантики «эмотивно-оценочной модальности представляется рассмотрение образующих ее чувств-отношений как психических универсалий в форме набора релевантных параметров этих отношений, содержащих ряд взаимодействующих переменных, в том числе субъект, объект и характер отношения, место, время и способ его проявления, социальные роли субъекта и объекта» [3], и И.Ю. Русановой [5], которая добавляет к классификации Е.Ю. Джандалиевой [3] такой тип неодобрения, как угроза .

Стоит отметить, что все конструкции, входящие в коммуникативнофункциональное поле неодобрения, дают огромное количество реализаций .

Выбор тех или иных средств из поля неодобрения объясняется стратегическими и тактическими намерениями коммуниканта .

Опираясь на исследование Е.Ю. Джандалиевой, проведенное на материале немецкого языка, мы проанализировали высказывания с функцией неодобрения в современном английском языке .

Проведенный анализ показал, что англоязычные адресанты для выражения своего отрицательного отношения к поведению собеседника в 62,8% случаев прибегают к такому типу неодобрительных высказываний, как оскорбление. Стоит отметить, что данный семантический тип неодобрения характеризуется наибольшей конфликтностью и завышенной чувственной напряженностью. В основе концепта оскорбление лежит устойчивый этнический стереотип, который аккумулирует совокупность этнокультурных представлений о путях видоизменения социального «портрета» языковой личности в негативную сторону. Таким образом, речевой акт оскорбление это набор речевых и языковых тактических средств, описывающих негативную речевую модель лица, противоположную этносоциальному идеалу, представленному в лингвокультуре как образец для подражания [2] .

Было установлено, что при оскорблении воздействие осуществляется при помощи пяти способов:

1. Посредством представления интересов институционального носителя более высокого социального статуса (совет):

Oh, and by the way. He’s going to be getting a job. Old Pizza Face there .

( Да, между прочим: этот у нас пойдет работать. Пицца-Тупица) (J.K. Rowling, с. 6) В данном примере между говорящим и реципиентом установлена иерархическая система подчинения. Адресант, в данном случае это отец, наделен статусом вышестоящего, поэтому он может позволить себе не только давать советы адресату, своему сыну, но и оскорбительно отзываться о нем (Old Pizza Face). За счет подобной системы подчинения реципиент не имеет возможности возразить адресанту или ослушаться его .

2. Посредством маскировки или неоправданного возложения на себя полномочий институционального носителя приоритетного социального статуса (хамство):

The great hermaphrodite sits quiet and still. Moustachioed, yet largemammaried, scientists remain baffled by the contradictions of the hairy man-woman .

( Большой гермафродит, как мумия, сидит. Усы и крупные молочные железы:

научный мир теряется в догадках относительно противоречивой женскомужской природы.) (J.K. Rowling, с. 89) В приведенном примере адресант сознательно пренебрегает социальными нормативами речевого поведения, чем нарушает правила общественной нравственности. Подобные высказывания характеризуются случайным выбором объекта морального воздействия (в данном случае высказывание направлено в адрес одноклассницы говорящего) .

3. Посредствомсредстваргументации (шантаж):

It was take redundancy or we’ll sack you. ( Либо соглашайтесь, говорят, на сокращение, либо вышвырнем вас к чертовой матери) (J. Barnes, с. 134) Отличительной чертой данного типа воздействия является тот факт, что реципиент не имеет возможности противостояния, т.к. адресант, имея более высокий социальный статус, лишает реципиента реализации его свободы действий. В данной ситуации реципиент оскорблен тем, что адресант (начальник) предопределил его поведение условиями шантажа, чем незаслуженно ограничил его право на свободу выбора действий .

4. Посредством применения физического или психического насилия (угроза):

I’ll pay someone to punch the fucker’s fat face through the back of his neck .

(Найму кого-нибудь, чтоб этому гаду зенки из жирной морды через затылок вышибли!) (J.K. Rowling, с. 253) .

В данном случае адресант морально подавляет адресата, отчего последний вынужден следовать указаниям адресанта. Оскорбительная составляющая подобного воздействия заключается в незаслуженном подавлении сознания адресата .

5. Посредством отказа от предоставления должного внимания и заботы, на которые рассчитывало лицо, или посредством безразличного к нему отношения (недоверие):

Tha’ great smug basturd. ‘Tryin’ ter crowbar in ’is son. ( Сытый, самодовольный ублюдок хочет сынка своего протащить.) (J.K. Rowling, с. 168) .

Оскорбительным для адресата в данном случае является не сам речевой акт, а несоответствие между ожиданиями и реальностью .

На втором месте по частоте употребления англоязычными адресантами стоит такой тип неодобрения, как упрек (20,1 %). В ситуациях упрека говорящий занимает приоритетную позицию, поэтому он считает себя вправе упрекнуть своего собеседника, высказать свое неудовольствие по поводу совершенного промаха со стороны адресата, который, в свою очередь, занимая низшую позицию, обязан послушаться адресанта [4] .

Типичныеформулыупреков:

Why didn’t you come to the funeral? (Что же ты не пришел на похороны?) (J. Barnes, с. 76) .

Или даже просто:

Что же ты? (Поскольку повод для упрека предполагается известным, нет необходимости в его вербальной экспликации) .

По этой же причине упрек может быть выражен невербально, поскольку нет необходимости эксплицитно указывать на повод для упрека .

Рассмотрим пример, когда пациентка, недовольная лечением, упрекает доктора:

You’re makin’ me bloody worse. This in’t right. I’ve come to you for help. It’s your job... it’s your... ( От вас один вред. Где такое видано! Я за помощью пришла. А вы обязаны… ваше дело…) (J.K. Rowling, с. 93) Из приведенного выше примера видно, что семантика упрека парадоксальна. Особенности данного речевого акта в большой степени связаны с внутренними установками говорящего. Лишь сам упрекающий может знать, что именно он хотел сказать своим молчанием, изменилось ли его хорошее отношение к упрекаемому и т. д .

Угроза как тип речевого акта представляет собой запугивание, посредством которого говорящий стремится изменить поведение своего собеседника, и по степени употребляемости занимает третье место среди англоязычных адресантов (18,6 %). С помощью угрозы, которая в большинстве случаях следует после неисполнения требований, адресант старается вызвать чувство страха последующего наказания у адресата, подчиниться воле говорящего и выполнить действие, идущее вразрез с интересами и желанием адресанта [4]. В случае неисполнение требования, по которым следует угроза, говорящий оставляет за собой право применения определенных санкций.

Чаще всего угроза выражается через условные предложения, как в следующем примере:

If he wants to smoke, he can pay for it out of his own wages. No more pocket money. (Если хочет курить, пусть платит из своих. От меня больше ни гроша не получит) (J.K. Rowling, с. 15) В большинстве случаев угрозы исходят от лиц, занимающих более приоритетную или значимую позицию в обществе и имеющих больше прав, возможностей и власти, чем их собеседники, или от лиц с равными возможностями и социальным статусом.

Например, разговоротцаи сына:

If I hear you’ve breathed a word of what goes on in this house I haven’t I’ll skin you alive, d’you hear me? ( Если кому-нибудь сболтнешь, что говорится у нас в доме… я покамест… я с тебя шкуру заживо спущу, понял?) (J.K. Rowling, с. 147) .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Суицидальное поведение как проявление девиантности у подростков Чебан А.Ю. аспирант кафедры Общей психологии ЮУрГУ, г.Челябинск Рычкова Л.С. д.м.н., проф. кафедры Общей психологии ЮУрГУ, г.Челябинск По данным детского фонда ООН за последние годы значительно увеличилось число суицидальных...»

«Просветители в каркаралинской степи http://inkaraganda.kz/articles/141742 Индустриальная Караганда. 2016. 2 июля (№ 85). С. 4 . Автор: Юрий ПОПОВ 90 лет назад поклонник казахских кюев, первый народный артист Республики Казахстан Александр Викторович Затаевич путешествовал по...»

«ПРАВИЛА ПРОЖИВАНИЯ И КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ Данные правила устанавливают внутренний распорядок проживания, пользования имуществом отеля и объем предоставляемых услуг . Деятельность отеля регулируется Постановлением Прави...»

«Управление образования и молодежной политики администрации Сборник материалов прогулочной группы "Радость" Лето-2016 ДДТ Воротынского района муниципального района Воротынского муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования Дом детского творчества Воротынског...»

«муниципальное дошкольное образовательное учреждение детский сад № 42 "Родничок" Ярославского муниципального района Консультация для воспитателей на тему: "Использование мнемотехники в развитии речи детей" (из опыта работы...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка" Факультет естествознания У П БГ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ Й ПЕДАГОГА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РИ...»

«Акафист святителю Варсонофию, епископу Тверскому, Казанскому чудотворцу Кондак 1 Возбранному святителю и чудотворцу Варсонофию составим похвалу, яко усердному молитвеннику нашему и скорому помощнику. Ты же, свят...»

«Памяти Юло Сирка (1935—2011) 15 декабря 2011 г. на семьдесят седьмом году жизни скончался Юло Сирк (lo Sirk), крупный исследователь австронезийских языков, старший научный сотрудник отдела языков народов Азии и Африки Инстит...»

«Н. В. Богомолов МАТЕМАТИКА.ЗАДАЧИ С РЕШЕНИЯМИ Часть 1 УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ПРИКЛАДНОГО БАКАЛАВРИАТА 2-е издание, исправленное и дополненное Рекомендовано Учебно-методическим отделом высшего образования в качестве...»

«gdz_po_anglijskomu_yazyku_7_klass_spotlight_uchebnik_perevod_tekstov_str.zip Замок неразговорчивый дель литейный Цвет пополуночи бежевый . Богоборческий живчик 10 баббит карпюк решебник выигрыш стандарта. Пальмира windows x...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Сибайский институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Башкирский государственный университет" Кафедра иностранных языков / 50 Педагогический факультет УТ...»

«"Принято" "УТВЕРЖДАЮ" На педагогическом совете Директор МБОУ СОШ № 10 МБОУ СОШ № 10 Протокол №7 _/Е.С. Кубынина/ "29"августа 2016 г "СОГЛАСОВАНО" Общешкольным родительским комитетом Положение введено в действие пр...»

«Рабочая программа по предмету искусство (музыка) 1 класс Пояснительная записка Программа разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, Концепции духовнонравственно...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (СПбГУ) ПРИКАЗ №. О методическом обеспечении государственной итоговой аттестации в 2019 году (Р2.2685*) В соответствии с приказом от 30.08.2018 №8577/1...»

«Содержание Шри Чайтанья Чаритамрита. Ади-Лила. Том 2. Гл.8-17 Глава восьмая. Автор получает приказ Кришны и гуру Глава девятая. Исполняющее желания древо преданного служения Глава десятая. Ствол, ветви и побеги древа...»

«АСТ Москва УДК 811.111(075.4) ББК 81.2Англ-9 А64 Английский язык. 4 книги в одной : А64 разговорник, англо-русский словарь, русско-английский словарь, грамматика. – Москва : АСТ, 2015. – 288 с. – (4 книги в одной). ISBN 978-5-17-089399-7 Книга представляет собой современный тип самоучителя и состоит из 4 частей, содержащих самые нужные...»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Гимназия №2" Программа внеурочной деятельности "Занимательный русский язык" 6 класс (1 час в неделю) Уровень образования:...»

«Предисловие Данное руководство объясняет функции MUT-III, операционные процедуры, и другую связанную информацию. Читая это руководство, Вы получите полное представление о функциях и особенностях работы MUT-III и V.C.I. Ввиду того, что существуют разбежности в электронной системе управления автомобиля и...»

«УДК: 796.01 НЮНЯЕВ Иван Валерьевич ТЕХНОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ РАБОТОСПОСОБНОСТИ СТУДЕНТОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДИКИ ОПТИМИЗАЦИИ ДЫХАНИЯ 13.00.04 теория и методика физического вос...»

«ОСНОВНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ БАКАЛАВРА по направлению 44.03.01 Педагогическое образование профиль Географическое образование Б. 1.10.1 Модуль "Общегеографический". Землеведение Приложение 1 Типовые задания для проведения процедур оценивания результатов освоения дисциплины в...»

«Конкурс сочинений к 150-летия со дня выхода в свет социальнопсихологического романа Ф.М.Достоевского "Преступление и наказание" Имя: Екатерина Фамилия: Поталуева Класс: 12 класс, Даугавпилсская средняя школа № 9 Телефон: 25127648 E-mail: pigota10@inbox.lv Учитель: Игорь Шторм Сочинение. Представление Достоевского о святости на пример...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГ...»

«1. Изучение проблемы задержки психического развития (ЗПР). Задержка психического развития – понятие, сложившееся в отечественной психологии в 60-х гг. XX в. Дети с задержкой психического развития существовали всегда. Но почему за последние 10 лет не только все стали говорить про этих детей, но их вдруг как бы стало очень мно...»

«Аналитический отчет по результатам проведения региональной диагностической работы по оценке метапредметных результатов освоения обучающимися основных общеобразовательных программ 2016-2017 учебный год (входная диагностика, сентябрь 2016г.) 5 класс Диагностическая работ...»

«Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Психологический институт Российской академии образования" Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный психолого-педагогический университет" Ассоциация Понимающей психотерапии МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕР...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.