WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«В РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ Л. П. КАРСАВИН А. С. Хомя ов. Фра менты «Церковь осуществляет в жизни познание Бога, т. е. догмат, и жизнь возводит в догмат, но эта жизнь есть ее ...»

4. МНЕНИЯ О СЛАВЯНОФИЛЬСТВЕ

В РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ

Л. П. КАРСАВИН

А. С. Хомя ов. Фра менты

«Церковь осуществляет в жизни познание Бога, т. е. догмат,

и жизнь возводит в догмат, но эта жизнь есть ее жизнь, этот

догмат есть ее мысль, тожество их в самосознании Церкви». —

Так писал Ю. Ф. Самарин, повторяя идею А. С. Хомякова, кото

рого можно и должно назвать его учителем *. Именно А. С. Хо

мяков с необычайной ясностью и действенностью выдвинул и с несокрушимой диалектической силой развил учение о единстве Церкви, не позволяющее разрывать догму и жизнь. Но Хомя ков же, усматривая последнее и несомненное обоснование исти ны в «живознании» или вере, возможной лишь в Церкви, отста ивал и права человеческого искания. «Человек, — писал он Самарину, — не имеет права отступиться от требований науки .

Он может от утомления закрыть глаза, насильно наложить на себя забвение, но последующий за этим мир есть гроб поваплен ный, из которого не выйдет никогда ни жизни, ни живого» ** .

Христианин должен стать живым членом единой и единствен ной Православной Церкви. Он должен как бы осуществить эту Церковь в себе, что совершается, конечно, ее же благодатью в его свободе. Но осуществление Церкви столь же есть дело жиз ни, сколь и дело познания. И если сейчас мы, устрашенные «одиннадцатым гонением», действительно хотим спасти — не Церковь, разумеется, ибо ее не одолеют не только люди, но и сами врата адовы, но — самих себя для Церкви, если мы хотим уберечь себя и русский народ от ослепления и гибели в кромеш ной тьме бесцерковности, — мы должны оцерковляться, т. е .



* Под влиянием главным образом Хомякова Самарин коренным об разом переработал свою диссертацию о Стефане Яворском и Фео фане Прокоповиче. См.: Завитневич В. З. А. С. Хомяков. Киев,

1902. Т. I. Кн. 2. С. 996 сл .

** Сочинения А. С. Хомякова. Т. VIII. С. 259 .

осуществлять в себе церковное и, значит, Божье не делом од ним а еще и мыслью, без коей нет и дела. … Церковь зовет нас к постижению ее догм и ждет от нас этого постижения, ибо без него не полна наша церковная жизнь. Она указывает нам и путь наших свободных исканий в освоении ее учения и предания, остерегая от внецерковных, инославных и субъективных поисков и традиций, связуя истину с жизнью в ней, в Церкви, — с таинствами, культом и доброделанием. Едва ли надо настаивать на том, что сейчас особенным значением об ладает учение о самой Церкви, — наименее догматически раз работанное и уже подвергаемое сомнительным или еретическим толкованиям. Вселенскую догму о Церкви может полнее разъ яснить только сама Вселенская Церковь. Обязанность же каж дого из нас стремиться к осмыслению Православной догмы, т. е. установленного непререкаемо, и к исканию вселенского в церковном предании. И здесь перед нами прежде всего встает предание нашей Русской Церкви, т. е., вернее, — Православное вселенское Предание в понимании его Русской Церковью. Это предание должно быть основою и началом всех наших индиви дуальных исканий и размышлений. И его попытался выразить А. С. Хомяков. Кто же такой этот отставной штаб ротмистр, которого Ю. Ф. Самарин решился назвать «учителем Церкви», что встречает некоторое сочувствие в среде русских иерархов? и каково его отношение к преданию Церкви?

К великому стыду русских людей, надо сознаться, что они злостно, хотя, может быть, большею частью бессознательно, за молчали и основательно забыли Хомякова. Произведения его не читаются, за исключением некоторых стихотворений патрио тического характера, попавших в хрестоматии. Его «Семирами ды», во многих отношениях замечательного обзора всемирной истории, его исторических, философских и публицистических статей, писем и заметок не знают .



К. Н. Бестужев Рюмин, которого нельзя заподозрить в склон ности к преувеличениям и увлечениям, писал, что «стыд и срам русской земле, что до сих пор в Москве Собачья Площад ка, где жил Хомяков, не зовется Хомяковской, и не стоит на ней его статуя. Хомяков! да у нас в умственном развитии равны с ним только Ломоносов и Пушкин!» *1, но где уже нам вспоми нать о словах Бестужева, раз нам нужно помнить о Добролюбо вых, Чернышевских, Шелгуновых и Елисеевых? Много идей, * Шмурло Е. Очерк жизни и научной деятельности К. Н. Бестужева Рюмина. С. 236, 286. Цитирую по названной выше книге Завитне вича (Т. I. С. 656) .

высказанных Хомяковым, вошли в состав русского историчес кого, философского и богословского миросозерцания, потеряв связь с его именем. Кто помнит, что Хомяков впервые выдви нул живознание и веру как высшее основание истины, что он всегда отстаивал значение непосредственного восприятия, кото рое можно назвать и «интуитивизмом»? Его помнят как чудака славянофила, смущавшего обывателей своей мурмолкой, и, отожествляя славянофильство с известным из вторых или тре тьих рук И. С. Аксаковым, полагают, что Хомяков отрицал всякий национальный смысл деятельности Петра Великого, от вергал необходимость «прогресса» и неумеренно превозносил русскую старину. Из него делают ура патриота, ради этого даже забывая об известном его стихотворении к России:

Но помни: быть орудьем Бога Земным созданьям тяжело;

Своих рабов Он судит строго, — А на тебя, увы, так много Грехов ужасных налегло .

В судах черна неправдой черной И игом рабства клеймена, Безбожной лести, лжи тлетворной И лени мертвой и позорной И всякой мерзости полна!

О недостойная избранья, Ты избрана. Скорей омой Себя водою покаянья, Да гром двойного наказанья Не грянет над твоей главой! 2 Хомяков, этот замечательный диалектик, чему, как засвиде тельствованному Герценом, приходится поверить, был славяно филом, а славянофильство — вариант немецкого романтизма и шеллингианства. Если Хомяков опровергал Гегеля, так только потому, что исходил из Шеллинга. Такова ходячая схема. Она не очень хорошо согласуется с отзывами самого Хомякова, ко торого подозревать в неискренности, самолюбии и безотчетнос ти нельзя, о германской философии в целом и о Шеллинге в частности. С Шеллингом Хомяков лично познакомиться стре мился, желая узнать, «может ли он понять христианство»; по знакомившись же, утвердился, что он и Неандер — «решитель ные шмерцы». Так же, как и родственный Хомякову по своим устремлениям Ф. И. Тютчев, Хомяков ясно видел водораздел между Шеллингом и христианством .

Если даже допустить обычное объяснение генезиса славя нофильства, являющееся не чем иным, как ученическим при менением квазиисторического объяснения, которое доныне гос подствует в европейской науке, остается без ответа весьма су щественный вопрос: почему славянофилы близки именно к не мецкой романтике и к Шеллингу? Где начало «избирательного сродства»? Впрочем, я ошибся, — такой вопрос не только оста ется без ответа, но даже и не возникает .



И это вполне естествен но, ибо «историческое» или «генетическое» объяснение пони мает все как арифметическую сумму или механический агрегат «влияний». «Влияния» отыскиваются, а то, что испытывает их, — исчезает, вместе же с ним исчезают (конечно, только с поля зрения «историка») все новое, самобытное, всякая воз можность органического развития. Современный исторический метод является методом борьбы «с самопроизвольным зарожде нием», методом отрицания нового и творческого, в конце кон цов — перенесением в область человеческой жизни самых гру бых форм дарвиновского эволюционизма. А так как занимаются подобными объяснениями люди, по большинству философии не понимающие и даже философских книг не читавшие, все выхо дит по видимости очень ясным и гладким. А что, если дело об стояло несколько иначе? Ведь не лишено вероятий такое, напри мер, построение. Еретическая, т. е. разлагающая себя, мысль Запада подошла, и преимущественно в протестантизме, как ереси в известном смысле предельной, к самоуничтожению. Но именно благодаря этому она в романтизме и главным образом в шеллингианстве была неудавшейся попыткой Запада вернуться в православие, ему неведомое, но до некоторой степени им пре дугадываемое. Естественно, что одновременно (и не случайно одновременно) возрождавшееся православное самосознание рус ских людей сочувственно откликалось на обращение Запада к Истине и осваивало восполнявшие русский ее аспект западные аспекты .

По мысли Хомякова, в древней Руси «стихия народная не враждовала с общечеловеческим даже тогда, когда общечелове ческое приходило к нам с клеймом иноземным», но после Фло рентийского собора 1439 года, после засилия латинства в Поль ше и явно обнаружившейся в Швеции, Прибалтике и Польше ненависти к русскому, естественно разразилась борьба русской стихии с европеизмом. «Борьба 1612 года была не только борь бой государственной и политической, но борьбою духовной .

Европеизм с его злом и добром, с его соблазнами и истиною, яв лялся в России в образе польской партии. Салтыковы и их то варищи были представителями западной мысли»; и еще теперь одному из их потомков кажется, будто вся беда России в том, что в ней не воцарился королевич Владислав. Это были люди «нравственно низкие» и «изменники». Но и то и другое — «толь ко историческая случайность… В сущности же их направление, произведенное случайным ожесточением народного начала, стеснявшего свободу мысли человеческой, было не совсем непра во». Потому оно и сохранилось. «Худшая сторона его выража лась в таких людях, как развратный беглец и клеветник Кото шихин, или как Хворостинин, который говорил, что “Русский народ так глуп, что с ним жить нельзя”; но лучшая сторона того же требования находила сочувствие в лучших и благород нейших душах. Нет сомнения, что оно должно было получить со временем свои законные права — быть может, оно должно было впасть в крайность, потому что вызвано было противопо ложной крайностью» .

И действительно, победив в Петре, «одном из могуществен ных умов», в Петре, который «ударил по России как страшная, но благодетельная гроза» и «пробудил» Россию к силе и к «со знанию силы», западническое течение от крайности не удержа лось. И таким образом «совершился в России… разрыв» целост ности ее культуры * .

Хомяков вовсе не отрицает великих ценностей западной культуры, хотя и ясно видит, что в ней «душа убывает». Он учитывает пользу, неизбежность и естественность увлечений западной культурой: такова необходимая судьба годов учениче ства. Но он не закрывает глаза и на отрицательные стороны процесса, резко и глубоко критикует современное ему прекло нение перед немецкою образованностью. Он настаивает на том, что пора кончить ученичество и обратиться к органическому процессу, который не отрицает всего чужого, но исходит из своего. Просвещение, «перенесенное как готовый плод, как вещь, как формула из чужой стороны… не понимает ни жизни, из которой оно возникло, ни своей зависимости от нее; оно во обще ни с какой жизнью и ни с чем живым сочувствовать не может. Ему доступны только одни результаты, в которых скры вается и исчезает все предшествовавшее им жизненное движе ние». Ведь и «Запад создан не наукой, а бурной и треволненною историею… Это, конечно, говорится не в попрек, а в похвалу» .

Заимствуемое Россиею у Запада просвещение на Западе орга нично, хотя уже и обнаруживает симптомы упадка, у нас же — только «сухая формула». Плоды западнической умственной де * См.: Соч. Т. I. С. 155 сл., 180 сл. Подобное изложение и цитаты у Завитневича: Т. I. С. 719 сл .

ятельности русских людей после Петра «легко упрячет любой немец в какую нибудь карманную книжку» * .

«Истинное просвещение есть разумное просвещение всего духовного состава в человеке или народе», т. е. религиозное, православное просвещение. И оно то и есть «тот живой корень, из которого развиваются и наукообразное знание и так называ емая цивилизация или образованность; она сама есть жизнь духа в ее лучших и возвышеннейших стремлениях. Просве щение есть общее достояние и сила целого общества и целого народа. Этой силой отстоялся русский народ от многих бед в прошлом, и этой силой будет крепок он в будущем… Русское просвещение — жизнь России ** .

Похожи ли эти слова на буку славянофильство, которою рус ские западники еще доныне пугают своих младенцев? Наивны ли они? Скажу больше — оспоримы ли они, если взять их в об щей форме? Конечно, их не могли и не могут отвергнуть и опровергнуть никакие западники. Оспаривание их возможно только путем доказательства того, что русский народ никакой самобытностью не обладает, что он — «народ исторический», а история его какое то дьявольское наваждение .

Разница между западниками и Хомяковым заключалась в следующем. — Хо мяков и в русском настоящем (даже в 40 е и 50 е годы) усмат ривал «живую личность русского народа, через которую един ственно делается нам доступным человечество, ибо помимо ее человечество есть только идея отвлеченная, или числительное скопление личностей» ***, «интернационал», как мы бы сказали теперь. Он ощущал ценность и значение этой личности, и пото му, что сам был стихийный, кондовый русский человек, и пото му, что сознавал связь русского народа с Православной Вселен скою Церковью, которая по обетованию Христа не погибнет .

западники были слепы и глухи и к православному и к русско му, т. е. не были подлинно русскими и православными людьми, а… западниками, либо, латинствующими, либо неверующими .

Случилось так — не будем говорить почему, — что западни ки победили, им удалось «европеизировать» самое русскую го сударственность, доведя ее до идеально сухой формулы комму низма. Бороться с Хомяковым и его традицией они не могли, ибо за Хомяковым была правда, но они могли обессиливать пи тавшую его идеи среду приманкою своей «сухой формулы» и * Там же. С. 47 сл. 181 сл .

** Там же. С. 26 сл .

*** Там же. С. 76 сл .

могли его и его продолжателей осмеять и замолчать *. Един ственный и естественный союзник Хомякова, православный русский народ, указанными уже условиями исторического раз вития был поставлен в невозможность бороться с барином ин теллигентом иначе как путем пассивного сопротивления и — к великому нашему сожалению — бунта. «Народ крепко держал ся за свою старину… Общество, прислушиваясь к голосу своих передовых людей, употребляло умственные силы на борьбу с невежеством, на изучение Европы, а народ все более и более отклонялся от него, не сознавая ясно, что за кажущимся неве жеством кроются настоящие живые силы» ** .

* Не обошлось дело и без… худшего. — Насаждавший в русской исто риографии германский родовой быт С. М. Соловьев дает единствен ный отрицательный и всею совокупностью наших сведений обли чаемый как ложный и пристрастный отзыв о Хомякове. Я приведу его, чтобы пояснить, как некоторые «русские» люди могли отве тить на приведенные выше слова Бестужева Рюмина. — «Хомяков низенький сутуловатый, черный человечек, с длинными черными косматыми волосами, с цыганской физиономией, с дарованиями блестящими, самоучка» (Х. учился у некоторых профессоров Мос ковского университета, у П. С. Щепкина, Мерзлякова и др., был вольнослушателем Московского университета и сдал экзамен на степень кандидата математических наук; обширные и глубокие познания Х. по лингвистике, истории, философии едва ли нужда ются в подтверждении), «способный говорить без умолку, с утра до вечера» (видимо, справедливо) «и в споре не робевший ни перед какой уверткой (?), ни перед какой ложью: выдумать факт (?), процитировать место писателя, которого никогда не бывало» (все другие отзывы говорят о противоположном) «— Хомяков и на это был способен. Скалозуб (??) прежде всего по природе, — он готов был всегда подшутить над собственными убеждениями, над убеж дениями приятелей. Понятно, что в нашем зеленом обществе, не имевшем средств оценить истинное знание» (С. таким образом оце нил ложность ссылок и цитат Х. задним числом), «добросовест ности и скромности, с последним неразлучных, Хомяков прослыл гением; это вздуло его самолюбие» (требует подтверждения), «сде лало его раздражительным (?), неуступчивым, завистливым» (?), злым (?)» (Из неизданных бумаг С. М. Соловьева // Русский вест ник. 1896. Апрель. С. 6 сл.; цитовано Завитневичем (Т. I. С. 5 сл.) .

Отрицательное и несправедливое отношение к Хомякову в семье Соловьевых, как видно из обвинения Хомякова Вл. Соловьевым в «шаткости исторических представлений», видимо, наследственно См.: Завитневич. Т. I. С. 2, 1123, примеч .

** Бестужев Рюмин К. Теория культурно исторических типов. Пере печ. во II издании «России и Европы» Н. Я. Данилевского. 1889 .

С. 560 .

Итак, А. С. Хомяков основательно забыт. Но надо вспомнить духовный облик этого человека, одного из гениальнейших рус ских людей. Он был цельным человеком, поражавшим разносто ронностью своей кипучей деятельности, вопреки его прославлен ной «лени». Страстный охотник, великолепно разбиравшийся во всех тонкостях спорта, сельский хозяин, изобретавший какие то новые сельскохозяйственные машины и изыскивавший но вые способы «накатывать» зимнюю дорогу, он увлекается и ме дициною — ведет ожесточенную борьбу с холерой. Он пишет и составляет проекты наиболее разумного освобождения кресть ян и реформ в судопроизводстве, старается установить правиль ное понимание русской общины. И он ведет со своими друзьями действительно бесконечные споры по истории, философии, бо гословию, языковедению и т. д. Под его воздействием развива ется Ю. Ф. Самарин. Его знаниям «завидует» Погодин. Ибо Хо мяков, конечно, не ученый специалист, но он и не дилетант .

Можно теперь смеяться над многими его этимологиями, над превращением англичан в славян угличан. Но не следует забы вать, что современные ему ученые лингвисты в этом от него не отличались. Почему ученому Костомарову можно простить его теорию происхождения славян русских, а Хомякову нельзя?

Конечно, знаменитая «Семирамида» устарела во многом (не бо лее, впрочем, чем «Философия истории» Гегеля). Но понима ние Хомяковым задач и методов истории, его исключительное умение раскрыть диалектическую связь между самыми разно образными явлениями ставят его выше большинства современ ны нам историков, не говоря уже о теоретиках исторической науки. Хомяков первый вскрыл в религиозном процессе суще ство процесса исторического. Его знания в области богословия и истории Церкви бесспорны. Он впервые поставил на настоя щую почву вековой спор православия с инославием и сумел за ставить Запад прислушаться к голосу Русской Церкви .

Хомяков цельный человек. Но он человек сдержанный и скромный. Его «Церковь одна», его три брошюры анонимны .

Он пишет их по чувству долга, стараясь не показать себя. Он скромен потому, что не только целен, но и целомудрен в самом точном и глубоком смысле этого слова. На первый взгляд чита телю написанного он кажется тусклым. Но при ближайшем углублении в него обнаруживается, что в этой видимой тускло сти есть своя подлинная красота и ровное свечение, что за этой «тусклостью» диалектика, шутя преодолевающая величайшие трудности и подлинное целомудрие .

Хомяков не выносил шаблонных и авторитарных утвержде ний, безапелляционных высказываний, за которыми скрыва лись умственная лень и тупое равнодушие. Часто он начинал оспаривать тех, кто, по видимому, лишь повторял его собствен ные мысли. Слушатели же думали, что он оспаривает себя са мого. Он оказался веселым и насмешливым, хотя и не всегда был таковым. Во время севастопольской осады, в период тяже лых разочарований, на одном вечере, в приятельском кругу, Хомяков был как то особенно весел и беспечен. Настроение его в эту минуту так резко расходилось с тоном общества, что ос корбило кого то из близких его друзей, который не без досады обратился к нему с упреком: «Не понимаю, как вы можете сме яться, когда у всех скребет на сердце и обрывается голос от сдерживаемого плача», — Хомяков опустил голову, лицо его приняло выражение серьезное, но в то же время радостное, и, наклонившись к тому, кто сделал упрек, он сказал ему тихо, почти шепотом: «Я плакал про себя 30 лет, пока вокруг меня все смеялось; поймите же, что мне позволительно радоваться при виде всеобщих слез к спасению» *. Слово у Хомякова не расходилось с делом. Он истово соблюдал обряды и посты Пра вославной Церкви. Он не только верил, а и жил по вере, осуще ствляя то самое единство постижения и деятельности, которое сам называл и уяснял живознание, или веру. Он был действи тельно живым членом Православной Русской Церкви, раскрыв шим в себе ее настоящее и прошлое, ее существо. И уже это одно заставляет нас внимательно вдуматься в его слова о Церк ви и ее учении **. Разумеется, его «Опыт о Церкви» есть его ин дивидуальный труд, а не само учение Вселенской Церкви. Цер ковь как таковая своего суждения не высказала. Однако нельзя обойти вниманием целый ряд весьма знаменательных фактов .

С одобрения одного из крупнейших русских богословов, мос ковского митрополита Филарета, уже в 1863 г. «Православное обозрение» начало печатать богословские сочинения Хомякова .

Один из сотрудников этого журнала о. А. М. Иванцов Платонов видел в трудах Хомякова «наиболее полное выражение широ * Предисловие Самарина ко II т. Сочинений Хомякова. С. XIII сл .

** «Нет сомнения, что глубоким воззрением на предмет христиан ской веры он обязан весьма обширному, продолжительному и доб росовестному изучению Слова Божия и писаний отеческих, и не только этому, но и внутреннему практическому усвоению Истины Христовой сердцем и жизнью». Слова проф. прот. А. В. Горского (Богословский вестник. 1900. № XI. С. 521) .

кой православной русской мысли, обогащенной результатами современного научного знания, и приведшей эти результаты к одним общим началам, — началам не произвольно измышлен ным, а искони представляющим коренное убеждение право славного русского человека» 3. По мнению редакции, сочинения Хомякова «возбуждают богословскую мысль к самостоятельной работе, они указывают ей новые пути исследования, по кото рым оно смело и свободно может идти, не опасаясь уклониться от неизменных начал православия». Проф. Н. П. Барсов в ста тьях своих в «Христианском чтении» решается сопоставить труды Хомякова с творениями св. Афанасия Великого, Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского 4. Барсов говорит об «апостольских» и «святоотеческих» чертах бого словствования Хомякова. Само собой разумеется, что мы при нимаем эти отзывы. равно как и отзывы многих иерархов, не за мнение Церкви, а за то, чем они являются на самом деле, — за мнения отдельных, хотя и компетентных представителей Церк ви и православного богословия .

Мы не скрываем, что в «Трудах Киевской Духовной Акаде мии» проявилось и другое, более сдержанное и опасливое отно шение к сочинениям Хомякова 5. Но нельзя не отметить любо пытного факта — Хомяков читал свой «Опыт» двум сельским батюшкам, и они заявили, что только при этом чтении они по няли некоторые таинства, особенно миропомазание, а то, созна вались батюшки, «в семинариях да и в книге Евсевия никакого ясного смысла мы не получили» * .

Кажется, что всем сказанным достаточно выясняется смысл и значение переиздания «Опыта», недавно переведенного на не мецкий язык **, и нам не представляется смелым связывать наши чаяния на дальнейшее развитие православного русского богословия с возвращением к богословской традиции Хомяко ва. Во всяком случае, она более надежный руководитель, чем дилетантские опыты или смелые построения Соловьева и его последователей. Переиздаваемое сочинение Хомякова в руко писи озаглавлено «Церковь одна»; название «Опыт катехизи ческого изложения учения о Церкви» принадлежит издателям сочинений Хомякова: в «Православном обозрении» в 1864 г .

труд озаглавлен «О Церкви». Когда написан «Опыт», с точнос * Русский архив. 1884. Кн. 2. С. 324 сл. См.: Завитневич. Т. I .

С. 35—49; Т. 1. Ч. 2. С. 1043—1051 .

** Oestliches Christentum / Herausg. von N. von Bubnow und Hans Eh renberg. Bd. II. Munchen: Beck, 1925 .

тью установить нельзя. Самарин сообщает, что «А. С. Хомяков долго держал его в портфеле», и считает его «несомненно»

«первым трудом автора по части богословия». Первые сведения об «Опыте» относятся к 1854 г .

В письме к Ю. Ф. Самарину Хомяков хлопочет об издании греческой рукописи, будто снабженной им «маленьким предис ловием по латыни». Эта рукопись и есть «Опыт», который Хо мяков называл своим «Исповеданием» и на который смотрел как на завещание Валуева, «который меня понудил этим за няться в надежде на доброе воздействие на Англию». Упомина ние об Англии (переписка с Пальмером началась в 1844 г.) и Валуеве, который «никогда не расставался» с рукописью или списком и, может быть, перевел или заказал перевести «Опыт»



на греческий язык по согласию с автором, а умер в 1845 г., по зволяют датировать рукопись приблизительно 1844—1845 го дом. В 1845—46 она ходила по рукам в Москве вместе с рус ским «переводом», причем имя автора оставалось неизвестным .

В 1847 году Хомяков читал ее в Эмсе Гоголю и Жуковскому .

Однако при жизни Хомякову не удалось напечатать ее ни Рос сии, ни за границей. Он смог лишь утешиться одобрением неко торых духовных лиц (митр. Филарета), нашедших, впрочем, «Исповедание» «к тиснению неудобным и стеснительным». Мо жет быть, и мистификация с греческим языком была вызвана желанием облегчить напечатание * .

Переиздавая «Опыт» по последнему собранию сочинений Хо мякова (Т. II. М., 1900. С. 1—26), мы решили в примечаниях сопроводить его параллельными местами из других трудов и писем автора. Надеемся, что это будет несколько способство вать уяснению сжатого изложения «Опыта», хотя в выборе па раллельных мест и было необходимо по возможности себя огра ничить .

* Cм.: Завитневич. Т. I. Ч. 2. С. 1034—1043 .






Похожие работы:

«Содержание ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Актуальность Программы Цели и задачи Программы Особенности организации образовательного процесса Формы организации образовательного процесса Формы подведения итогов реализации программы Ожидаемый результат УЧЕБНО-ТЕ...»

«НЕВОТОН-аква АППАРАТ ДЛЯ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ПОЛИВА -аква РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ 1. СОБИРАЕМ, НАСТРАИВАЕМ И ЗАПУСКАЕМ СИСТЕМУ АВТОМАТИЧЕСКОГО ПОЛИВА РАСТЕНИЙ НЕВОТОН-аква Надолго уезжая из дома, очень часто приход...»

«Государственное казенное общеобразовательное учреждение Ростовской области "Специальное учебно – воспитательное учреждение закрытого типа для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением"Согласовано: Согласовано: "Утверждаю": Директор "Ростовской областной Протокол заседания Зам. директора по УВР...»

«Стоит ли наказывать ребёнка? Наказание — это самая крайняя мера, которая применяется по отношению к детям только в тех случаях, когда все остальные способы для установления дисциплины оказались недейственными.Считается, что наказание долж...»

«Педагогика общеобразовательной школы ПЕДАГОГИКА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ Венгер Анастасия Давидовна учитель начальных классов МБОУ "Белькачинская ООШ" с. Белькачи, Республика Саха (Якутия) ОБУЧЕНИЕ ЯКУТСКОМУ ЯЗЫКУ В ШКОЛАХ С РУССКИМ ЯЗЫКОМ ОБУЧЕНИЯ Аннотация: в статье описываются проблемы преподавания якутского языка в...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНОПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФАКУЛЬТЕТ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ ДЕТСТВА Кафедра дошкольной педагогики и психологии Выпускная квалификационная работа ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОПЕД...»

«Печатается по рекомендации отдела сертификации и методического сопровождения образовательного процесса Университета Программа одобрена на заседании кафедры социально-художественного образования 27 августа 2018 г., протокол №13 Реценз...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.