WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«для определенного дела, образуя кратковременные группировки сотруд­ ников (зона «сотрудничества») ; наконец, по-настоящему интегрирован­ ные в «систему» обязательно ...»

как правило, «тусуются» на уровне эфемерных знакомств (зона «зна­

комств») ; затем приобретают способность быстро находить товарищей

для определенного дела, образуя кратковременные группировки сотруд­

ников (зона «сотрудничества») ; наконец, по-настоящему интегрирован­

ные в «систему» обязательно принадлежат к какой-нибудь сравнительно

стабильной малой группе и довольно редко появляются в местах общих

тусовок, там, где проводят все время новички, где можно встретить мно­

го народа, познакомиться, получить поверхностную информацию типа «где сейшн»,— в зоне «знакомств». Процесс вхождения в «систему» мож­ но считать завершенным, когда человек находит «свою» группу .

Несколько слов в заключение. Мы рассмотрели только одну разно­ видность «системной» символики — «феньки». На самом деле символика здесь гораздо более многообразна: символическую нагрузку несут язык, высказывания, манеры, позы, места встреч и т. д. и т. п. Символика бук­ вально пронизывает все виды «системного» взаимодействия — собствен­ но, это и заставило нас выбрать «систему» как поле исследования сим­ волов. На примере фенек мы постарались проанализировать некоторые аспекты восприятия символов и их воздействия на поведение. Выясни­ лось, что символ служит средством управления поведением отдельного члена «системы» и согласования его поведения с действияхми других «пипл». В самом полном случае можно представить следующую цепочку передачи управленческих сигналов: лидер — «я» — взаимодействующие с ним «пипл». Символ служит средством передачи сигнала .



Манипуляции с символами приводят к сложению социальных связей:

вначале «я» с управляющим ядром группы (ее лидером либо воображае­ мым учителем, на которого можно ориентироваться, подражая ему,— это может быть рок-кумир или мифологический персонаж, например Кришна); затем «я» с остальными членами этой или других групп, т. е .

социальной средой. Отношение «я» — лидер определяет социальный ста­ тус; социальная среда, реагируя на знаки этого статуса, осуществляет его на практике .

Разумеется, управление еще не исчерпывает социальных функций символики. Существует, как известно, система таких функций8. Наши материалы позволяют, например, говорить о таких направлениях функ­ ционирования символики, как «символы и традиция», «символы и внут­ ригрупповая социализация» и т. д. Но все это — темы уже отдельных работ .

8 Байбурин А. К. Некоторые вопросы этнографического изучения поведения//Этнические стереотипы поведения. Л., 1985. С. 7—21 (особ. с. 18, 21) .

М. Л. Б у т о в с к а я

ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ЭТОЛОГИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ И МЕТОДОВ

В АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ

Этологическим источникам информации до сих пор уделялось явно недостаточно внимания в этнографической и антропологической литера­ туре. Такое положение вещей вполне объяснимо и связано с объектив­ ными и субъективными факторами: 1) если о сходстве морфологии гомииид и обезьян можно судить весьматочно, то любые рассуждения о поведении наших гоминидных предков всегда останутся весьма предпо­ ложительными; 2) определенную отрицательную роль здесь сыграли социоэтологические и социобиологические исследования, в которых не­ корректно использовались сведения по этологии животных и человека и которые способствовали пропаганде животной природы человека, а так­ же использовались в политике для обоснования естественности классо­ вого неравенства, расизма и войн \ В настоящее время когда в советской литературе преобладают идеи о биосоциальной* или интегрально-соци­ альной 3 природе человека, у ученых существуют реальные условия для того, чтобы осмыслить этологические материалы, избегая при этом край­ ностей биологизаторства либо социологизаторства .



Цель данной работы — показать перспективность поведенческих ис­ следований применительно к решению антропологических и этнографи­ ческих проблем.

В связи с этим были поставлены следующие задачи:

1) дать общий анализ этологического и социобиологического направле­ ний в исследовании социального поведения человека; 2) показать необ­ ходимость комплексного исследования проблем антропосоциогенеза с учетом этологических материалов; 3) уяснить возможность применения конкретных этологических и социобиологических представлений в антро­ пологии и этнографии .

А. Э т о л о г и я — н а у к а о п о в е д е н и и. Следует сказать, что само слово «этология» использовалось во второй половине XVIII — на­ чале XIX в. только применительно к человеку, «для обозначения и интер­ претации характера путем изучения жестов».4 Как самостоятельная научная дисциплина этология возникла и оформилась в начале XX в .

Вначале она занималась определением и сравнительным анализом раз­ личных стереотипных движений животных и их инстинктов. Возникнове­ ние этого научного направления связано с работами У. Крэйга, Ч. О. Уит­ мена., О. Хейнрота. Вершины своего развития классическая этология достигла в трудах К. Лоренца, Н. Тинбергена, К. фон Фрнша. Несмотря на то что представители классической школы основное внимание уделя­ ли изучению врожденных, генетически обусловленных форм поведения5, необходимо все же отметить, что объектом их исследования являлась целостная система поведения, включающая не только врожденные, но и приобретенные элементы. Этология в современном виде тесно взаимо­ действует со сравнительной психологией и зоопсихологией. В настоящее время можно говорить о формировании своеобразной синтетической науки о поведении, изучающей широкий спектр вопросов, связанных с эволюцией поведения, определением его адаптивной функциональной значимости, исследованием механизмов развития поведения и контроля за отдельными его проявлениями 6. Этологи осознают, что поведение в естественных условиях представляет единый комплекс реакций, нераз­ рывно связанных с морфологией объекта, прежде всего со строением нервной системы7. Происходит явный отход этологов от традиционных исследований в области «эволюции инстинктов». Первоочередная задача исследований этого направления в настоящее время не сводится к опре­ делению того, какая форма поведения и насколько определяется геноти­ пом животного или влиянием внешней среды (напомним, что Л. В. Крушинский вообще считал, что вопрос о врожденных или приобретенных формах поведения попросту лишен смысла) 8. Эта задача скорее может состоять в определении уровня развития поведения, «высоты психики» и способности к определенным действиям у представителей разных таксо­ Ardreij R. The Territorial Imperative. N. Y.: Atheneum, 1966; Morris D. The Na­ ked Ape. N. Y., 1967; Tiger L., Fox R. The Zoological Perspective in Social Science// Perspectives on Human Evolution. N. Y., 1980. P. 348—357 .





2 Беляев Д. К. Современная наука и проблемы исследования человека//Вопр. фи­ лософии. 1981. № 3. С. 3—16; Ефимов Ю. И. Философские проблемы теории антропо­ социогенеза. Л., 1981 .

3 Орлов В. В. Материя, развитие, человек. Пермь, 1974; Зубов А. А. Общие пред­ посылки гоминизации/'/Вопр. антропологии. 983. Вып. 71. С. 29—41 .

4 Thorpe W. Н. Animal Nature and Human Nature. L.; N. Y., 1974. P. 147 .

' Понов L. IT. Этология — ее истоки, становление и место в исследовании пове­ дения. М., 1975 .

6 Дьюсбери Д. Поведение животных. Сравнительные аспекты. М., 1981 .

7 Мантейфель Б. П. Экологические и эволюционные аспекты поведения животных Л., 1987 .

8 Крушинский Л. В. Предисловиг//Шовен. Р. Поведение животных. М., 1972 .

С. 5—8 .

нов (по мнению А. Н. Северцова, их можно рассматривать как врожден­ ные9), а также степени вариабельности этих действий, которая не может быть наследственной. Нужно помнить, что способность к определенным формам поведения детерминирована наследственно в значительной мере потому, что она определяется «строением и функциями организма и его морфо-функциональными особенностями» 1 * 0 .

Б. С о ц и о б и о л о г и я — к о м п л е к с н а я д и с ц и п л и н а, и з уч а ю щ а я э в о л ю ц и ю г р у п п о в о г о п о в е д е н и я. В последние несколько десятилетий в качестве самостоятельного направления созда­ на наука об эволюции группового поведения животных и человека — со­ циобиология. Она представляет собой вариант синтеза естественнонауч­ ных и исторических дисциплин, популяционной генетики, синтетической теории эволюции, этологии, психологии, физической антропологии и эт­ нографии. Цель социобиологии — изучить биологические основы соци­ ального поведения, «выяснить его видовую специфику и проследить гене­ зис и эволюцию от простых форм организации до человека»11. Почва для развития этой дисциплины была подготовлена работами В. Гамиль­ тона, Л. Тайгера и Р. Фокса, Р. Александера1. Социобиология оконча­ тельно оформилась в самостоятельное научное направление с выходом в свет книги Е. Вильсона «Социобиология: новый синтез», представленной в виде двух разделов: социобиологии животных и социобиологии челове­ ка. В качестве универсальной, всеобщей закономерности социального поведения животных и человека социобиологи выдвигают эволюцию пу­ тем естественного отбора. Их теория основывается на четырех основных парадигмах: Г) гены — звено в цепи естественного отбора (эгоизм ге­ нов); 2) эволюционно-стабильные стратегии; 3) альтруизм; 4) родст­ венный отбор и итоговая приспособленность1. Основные проблемы эво­ люции социального поведения многие исследователи этой школы пыта­ ются решить с позиций индивидуального отбора; они представляют ес­ тественный отбор как постоянную борьбу особей за сохранение и рас­ пространение их генов в последующих поколениях1. Некоторые ученые не просто недооценивают роль группового отбора в социальной эволю­ ции животных и человека, но и полностью ее отрицают. Такова, напри­ мер, позиция Р. Довкинса 1. Именно в его трудах в крайней форме про­ явилась тенденция к поискам материальных носителей социального по­ ведения, характерная для всего социобиологического направления. По его мнению, в процессе эволюции отбираются не популяции и даже не отдельные особи, а гены. Организм — «колония» генов, а люди — «живые машины», созданные генами1. Сущность борьбы за существование сво­ дится Р. Довкинсом к понятию агрессивных взаимодействий между осо­ бями, обусловленным эгоизмом их генов .

Социобиология человека помимо общих задач предполагает также исследование «степени человеческой адаптации к современной культуре и выявление филогенетических следов, присущих человеку как зоологи­ ческому виду, не устранимых под влиянием культуры»1. Хотя социо­ 7 биологи и подчеркивают, что их исследования далеки от вульгарно-ре­ дукционистских идей ранних социоэтологов, в которых человеческое по­ 9 Северцов А. Н. Эволюция и психика. М, 1922 .

1 Мантейфель Б. П. Указ. раб. С. 10 .

" Wilson Е. О. Sociobiology: The New Synthesis. Cambridge, Mass., 1975. P. 4 .

1 Hamilton W. D. The Genetical Evolution of Social Behavior//J. Theor. Biol. V. 7 .

1964. P. 1—16, 17—52; Alexander R. D. The Evolution of Social Behavior/./Ann. Rev .

Ecol. Syst. V. 5. 1974. P. 326—383; Tiger L., Fox R. The Imperial Animal. St. Albans, 1974 .

1 Wind J. Sociobiology and the Human Sciences: An Introduction/ J. Human Evol .

V. 13. 1984. P. 3—24 .

1 Alexander R. D. Op. cit.; Wind P. Man’s Selfish Genes, Social Behavior and Ethics//Social. Biol. Struct. V. 3. 1980. P. 33—41 .

15 Dawkins R. The Extended Phenotype. The Gene as the Unit of Selection. Oxford;

San Francisco, 1981 .

1 Idem. The Selfish Gene. Oxford, 1977. P. 2. 49 .

1 Wilson E. 0. Op. cit. P. 548 .

ведение откровенно сводилось к биологическим корням 13, тем не менее их представления об отсутствии качественной разницы между социаль­ ным поведением у животных и человека по сути дела представляют ти­ пично редукционистский генетический подход к изучению человека как общественного организма1а. В социобиологических исследованиях в трансформированном, модернизированном виде вновь появляется социал-дарвинистская трактовка общественных отношений: «Не нужна ника­ кая другая теория, отличная от дарвиновской, для объяснения развития и сохранения основных общих черт человеческой социальной организа­ ции» 1 Такая трактовка, несомненно, является следствием универсали­ 20 .

зации теории итоговой приспособленности и всеобщего стремления всех живых организмов, включая человека, к достижению максимального репродуктивного успеха и применения этих концепций для объяснения всех сторон человеческой жизни — от индивидуального до государствен­ ного уровня21 .

Согласно ей, политические процессы рассматриваются с точки зрения эволюционной теории и сводятся к борьбе за репродуктив­ ный успех, а вся политическая система — как проявление соревнования за высокий иерархический статус22. Указанные закономерности совер­ шенно идентифицируются со стремлением животных к доминантному по­ ложению. Высказываются предположения, близкие к представлениям психологического расизма, о том, что богатство и слава в современном обществе являются аналогами силы в популяциях животных, а «миллио­ неры являются продуктом естественного отбора»2. 3 Следует сказать, что тезис «отбором в процессе эволюции отбираются преимущественно доминантные особи» несостоятелен не только по отно­ шению к человеку. Об этом свидетельствуют практические результаты многолетних наблюдений за поведением приматов, а также теоретические положения о важной роли разнокачественных особей в группе24. Этоло­ гия приматов накапливает также и сведения, заставляющие подвергнуть сомнению представления о тесной связи доминантного статуса и макси­ мального репродуктивного успеха особей25. Характерная ошибка социобиологов— полнейшее игнорирование различий в функционировании си­ стем разного уровня и особых законов, действующих на каждом из них, зачастую направленных на достижение целей, принципиально отличных от целей, преследуемых на высшем или более низком уровне. Очевидно, что социальная структура групп скорее всего не может передаваться ге­ нетически на индивидуальном уровне не только у человека, но и у прима­ тов26. Значительную роль в характеристике социальной системы играют ее специфическая, конкретная история и условия, в которой эта система существует. Уникальная способность человека к образованию макропо­ пуляций, не имеющих аналогов в животном мире, несомненно, является качественной особенностью, игнорируемой социобиологами .

В. Т р у д о в а я т е о р и я а н т р о п о с о ц и о г е н е з а и т е о р и я г е н н о - к у л ь т у р н о й к о э в о л ю ц и и ( д в а в з г л я д а на п р о ­ и с х о ж д е н и е ч е л о в е к а и о б щ е с т в а ). Теория генно-культур­ 1 Ardrey R. Op. cil.; Morris D. Op. eit 1 Lumsden С. /., Wilson E. O. Promethian Fire. Cambridge; London, 1983. P. 5 .

2 Tiger L., Fox R. The Zoological Perspectives in Social Science. P. 348 .

2 Western J. D., Strum Sh. C, Sex Kinship and the Evolution o Social Manipulation//Ethol. & Sociobiol. V. 4. 1983. P. 19—28 .

22 Tiger L., Fox R. The imprial Animal. P. 43, 51 .

2 Lockard J. S, Studies of Human Social Signals: Theory, Method and Data//The Evolution of Human Social Behavior. N. Y.; Oxford, 1980. P. 1—31; Рощин С. К. Пси­ хологическая наука и расизм/'/Расы и общество. М., 1982. С. 147—190 .

2 Chance М. R. A. The Organization of Attention in Groups//Methods of Inference from Animal to Human Behaviour. Chicago, 1976. P. 213—236; Bernstein I. S. Dominan­ ce: the Baby and the Bathwater//Behavior and Brain Sciences. V. 4. 1981. P. 419 .

2 Saayman J. S. Behaviour of the Adult Males in a Troop of Freeranging Chacma Baboons (P. ursinus)//Folia primatol. V. 15. 1971. P. 36—57; Shively C,, Clarke A. S., King N., Schapiro S., Mitchell G. Patterns of Sexual Behavior in Male Macaques/'/Amer .

J. Primatol. V. 2. № 4. 1982. P. 373—384 .

2 Cranach M. V. Inference from Animal to Human Behaviour: Conclusions//Methods of Inference from Animal to ITuman Behaviour. P. 355—389 .

ной коэволюции активно развивается К. Ламсденом и Е. Вильсоном 2 и 7 ставит целью выявление основных закономерностей эволюции человека под действием биологических и социальных факторов. В этом плане она имеет несомненное сходство с идеями наших отечественных исследова­ телей о едином, взаимосвязанном процессе антропосоциогенеза282 Тео­ .

рии аптропосоциогенеза и генно-культурной коэволюции имеют, однако, ряд принципиальных различий. Для социобиологов характерно механи­ стическое, упрощенное представление о сущности данного процесса: он сводится к эволюции разума (mind) и культуры. Постулируется сущест­ вование дискретных единиц культурного наследования — «культургенов», или «меме» 2. Генно-культурная коэволюция происходит на основе Э определенных эпигенетических правил, представляющих собой, по мне­ нию К. Ламсдена и Е. Вильсона, «любую закономерность во время эпи­ генеза, которая канализирует развитие анатомических, физиологических, поведенческих признаков в конкретном направлении. Эпигенетические правила — генетические в своей основе в смысле, что их природа зависит от ДНК» 30. Последнее положение тесно переплетается с другим пред­ ставлением этих исследователей — о том, что чисто культурная, нена­ следственная передача информации — «неправдоподобная альтернатива генетическому наследованию»31. Авторы видят сущность сложного про­ цесса антропосоциогенеза только в изменениях человеческого генотипа .

Подобный редукционизм объясняется вульгарными материалистически­ ми установками К. Ламсдена и Е. Вильсона. Социобиологи рассматривают эволюцию человеческого общества как эволюцию куль­ туры (единственного специфического, с их точки зрения, человеческого качества). В результате вопрос о переходе от биологического к социаль­ ному заменяется вопросом «о становлении не общества, а культуры» 32 .

Позиция К. Ламсдена и Е. Вильсона по вопросу о роли индивидуаль­ ного и группового отбора в антропосоциогенезе принципиально отлича­ ется от позиции советских ученых. Все социальное поведение и общест­ венные отношения, по мнению К- Ламсдена и Е. Вильсона, хорошо ин­ терпретируются сквозь призму индивидуальных интересов и устремле­ ний, а следовательно, аптропосоциогенез сводится к эволюции путем индивидуального отбора. Следует, однако, сказать, что подобные пред­ ставления разделяются не всеми социобиологами. Например, Д. Фриман признает, что наряду с индивидуальным, несомненно, происходит и груп­ повой отбор 33. Он совершенно правильно отмечает, что группа столь же первична, как и отдельная особь, и многие феномены теряют смысл, если их анализировать в понятиях соревнования между отдельными особями .

Представляется совершенно очевидным, что групповой отбор на опре­ деленной стадии биологической эволюции начинает играть значительную роль. Он не вытесняет индивидуальный отбор, а выступает с ним в тес­ ном единстве. Кажущиеся противоречия функционирования этих двух типов отбора в действительности лишь повышают гибкость функциони­ рования живых систем на более высоком, популяционном уровне .

Не видят К- Ламсден и Е. Вильсон и принципиальных различий в протекании эволюционных процессов на разных этапах антропосоцио­ генеза. Они рассматривают естественный отбор как единственную дви­ жущую силу даже при решении вопросов происхождения речи, сознания, абстрактного мышления и культуры. Влияние социально-экономических отношений не учитывается даже при обсуждении вопроса становления 2 Lumsden С. М., Wilson Е. О. Genes, Mind and Culture. The Coevolutionary Pro­ cess Cambridge, 1981 .

2 Семенов Ю. И. Предпосылки становления человеческого общества//История первобытного общества. Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. М., 1983 С. 228—292; Ефимов Ю. И., Мозолев А. П. и др. Современный дарвинизм и диалек­ тика познания жизни. М., 1985 .

2 Lumsden С. М., Wilson Е. О. Genes, Mind and Culture. P. 368; Dawkins R. The Selfish Gene .

3 Lumsden C. /., Wilson E. O. Genes, Mind and Culture. P. 370 .

3 Wilson E. O. Op. cit .

3 Семенов Ю. И. Указ. раб. С. 240 .

3 Freeman D. G. Human Sociobiology: A Holistic Approach. N. Y., 1979. P. 121 .

Homo sapiens. В концепции генно-культурной коэволюции отсутствуют представления об изменении характера эволюционного процесса, темпах естественного отбора, нет представлений о перестройке самих эволюци­ онных процессов (эволюции факторов эволюции) 34. Трудовая теория антропосоциогенеза в этом плане представляет собой прямую противо­ положность теории генно-культурной коэволюции. Напомним, что в со­ ветской науке решение проблемы происхождения человека традиционно являлось сферой взаимодействия естественных и общественных наук35 .

В настоящее время при анализе движущих сил и факторов антропогене­ за советские исследователи, как правило, детально рассматривают взаи­ модействие двух типов отбора: биологического и социального — в раз­ ные периоды человеческой эволюции36. В качестве основной причины преобразования биологической формы движения материи в социальную видят труд осознанный, целенаправленный, не закрепленный на основе генетической памяти. Исследователи прослеживают возникновение ново­ го механизма передачи опыта и навыков из поколения в поколение — механизма «коллективной памяти»373 Ее носителем становится индиви­ .

дуум— субъект, а не его генотип. В настоящее время в советской науке признаются нецелесообразность обсуждения вопроса о четкой грани между животными и человеком и невозможность провести границу меж­ ду биологическими формами и «мыслящей материей» 3. АнтропосоциоS генез рассматривается как сложный многофазный процесс, сопряженный с дифференциацией действия движущих сил на его отдельных этапах, связанных с разнообразным типом снятия биологического социаль­ ным 30. При этом становление и развитие социальной формы движения материи связывается не с «отбрасыванием» предшествующей стадии, а с ее диалектическим отрицанием, включающим в себя и накопление пред­ шествующих качеств, и редукцию40. Сущность процесса антропосоциоге­ неза наиболее убедительно продемонстрирована сторонниками интег­ рально-социального подхода к изучению человека41: благодаря трудовой деятельности человек не только выделился из животного мира, по и об­ рел новую (социальную) форму бытия; вместе со становлением челове­ ческого общества возникла и новая форма движения материи — соци­ альная. Как справедливо констатирует А. А. Зубов, «мы называем чело­ века социальным существом потому, что определение эволюционного положения объекта дается по высшему достигнутому им уровню, а не по сумме пройденных уровней»42 .

Г. Э т о л о г и я — с п о с о б изучения биологических предпосылок антропосоциогенеза .

Совершенно очевидно, что отечественные ученые не игнорируют роль естественного отбора и биологических компонентов антропосоциогенеза .

В советской литературе детально исследуются и анализируются возмож­ ные биологические предпосылки антропосоциогенеза. Однако в отличие от соцнобиологических в этих исследованиях отмечается существенная разница между сущностью социального в человеческом обществе и его биологическими предпосылками43. Важной предпосылкой гоминизации, по-видимому, следует считать повышение роли этологической, ненаслед­ 34 Завадский К. М., Колчинский Э. И. Эволюция эволюции. Л., 1977 .

3 Рогинский Я Я. Проблемы антропогенеза. М., 1969; Алексеева Л. В. Стадная жизнь приматов и проблема возникновения первобытного общества//Биологичеекие предпосылки гоминизации. М., 1976. С. 43—54; Шмальгаузен И. И. Пути и закономер­ ности эволюционного процесса. М., 1983 .

3 Ефимов Ю. И. Указ, раб.; Семенов Ю. И. Указ. раб .

3 Моисеев H. II. Человек, среда, общество. М., 1982. С. 117 .

3 Там же. С. 114 .

3 Ефимов Ю. И.. Мозолев А. П. и др. Указ. раб. С. 256 .

4 Там же. С. 281 .

4 Орлов В. В. Указ, раб.; Зубов А. А. Указ. раб .

42 Зубов А. А. Указ. раб. С. 30 .

4 Тих Н. А. Предыстория общества. Л., 1970; Файнберг Л. А. У истоков социогенеза. М., 1980; Бутовская М. Л. Этологические механизмы некоторых форм группово­ го поведения приматов как предпосылка антропосоциогенеза. Автореф. дне.... капд .

ист. наук. М., 1985 .

ственной информации в жизни приматов. Передача ненаследственной информации у птиц и млекопитающих из поколения в поколение дока­ зана многочисленными работами эволюционистов, этологов, психологов и получила название «сигнальной преемственности»44 .


Освоение такой экстрагенетической информации осуществляется путем имитации и по­ дражания, представляющих особый механизм научения, имеющий место наряду с условно- и безусловно-рефлекторным45. Явление научения тес­ но связано с механизмом запечатления (и человек не исключение из об­ щего правила). Суть этого процесса сводится к тому, что особи способны перенять определенные формы поведения лишь в конкретные периоды своего онтогенеза. Явление сигнальной преемственности тесно взаимосвя­ зано с генетической нормой реакции, определяющей конкретные периоды восприимчивости к обучению определенной форме поведения (в отличие от утверждения социобиологов о том, что наследуется способность к об­ учению определенной форме поведения, по-видимому, следует признать, что у животных существуют генетически фиксированные сроки восприя­ тия определенных типов информации, но ни в коем случае не предраспо­ ложенность к конкретным формам поведения). В процессе эволюции, вероятно, происходило удлинение чувствительных периодов, связанных с освоением протокультурных традиций, применением орудий, усовер­ шенствованием методов защиты от хищников, добычи и обработки кор­ ма. Яркий тому пример — разнообразный возрастно-половой состав ак­ тивно обучающихся особей в колониях макаков и шимпанзе464 Явление .

сигнальной преемственности и резкое увеличение роли прижизненного опыта в сравнительном ряду у приматов, по нашему мнению, наглядно подтверждают идею A.. Зубова о неизбежности перехода от генетиче­ ского способа фиксирования информации к новому, более совершенно­ му — на основе памяти 4 .

Как правило, антропологи и философы рассматривают групповой от­ бор в качестве важнейшей движущей силы гомннидпой эволюции 48. Эту точку зрения разделяют в настоящее время и некоторые социобиологи49 .

Она в значительной степени подтверждается данными этологии прима­ тов .

Важным фактором группового отбора уже на уровне низших узконо­ сых обезьян выступает этологический механизм деления групп. Как по­ казали длительные исследования степени генетического разнообразия макаков резусов на межгрупповом уровне, основная генетическая диф­ ференциация происходит вследствие распада и образования групп50. Как ни парадоксально, но именно группы, связанные между собой общей предковой единицей, оказывались в генетическом и морфологическом отношениях наиболее различными. Стало ясно, что при делении групп у макаков особи распределяются не случайно, а концентрируются по матрилинейному принципу. Длительно существующие генеалогии делятПромптов А. Н. Очерки по проблеме биологической адаптации поведения во­ робьиных птиц. М.; Л., 1956; Лобашев.A Е. Сигнальная наследственность; исследо­ i .

вания по генетике. Л., 1961. С. 3—11; Мантейфель Б. П. Указ. раб. С. 111 .

45 Фирсов Л. А. Высшая нервная деятельность обезьян и проблемы антропогенеза//Физиология поведения. Нейробиологические закономерности. Л., 1987. С. 639—71 1 .

46 Tsumori A. Newly Acquired Behavior and Social Interactions of Japanese. Monkeys//Social Communication Among Primates. Chicago, 1967. P. 207—219; McGrew W. C., Roger M. E. Chimpanzees, Tools and Termites; New Record From Gabon// Amer. J. Primatol. V. 5. 1983. P. 171—174 .

47 Зубов А. А. Указ. раб. С. 38 .

4 Его oice. Антропогенез как фаза эволюции живого мпра//Биологические пред­ посылки гоминизации. М., 1976. С. 7—20; Алексеев В. П. Становление человечества .

М., 1984 .

4 Alexander R. D., Borgia G. Group Selection. Altruism and the Levels of Orga­ nization of Life//Ann. Rev. Ecol. & Syst. V. 9. 1978. P. 449—474; Melotti U. Competi­ tion and Cooperation in Human Evolution//!he- Mankind Quarterly. V. 25. Ah 4. 1985 .

p ppp_352 5 Chep'ko-Sade D. Monkey Group Splits Up//New Sei. V. 82. Ah 1153. 1979 .

P. 348—350; Cheverud J. M., Dow M. M. An Autocorrelation Analysis of Genetic Varia­ tion Due to Lineal Fission in Social Groups of Rhesus Monkeys//Amer. J. Phvs. Anthropoi. V. 67. № 2. 1985. P. 113—122 .

ся строго по линиям доминирования: высокоранговые особи входят в одну группу, низкоранговые—в другую. Таким образом, этологический механизм деления групп не только играет решающую роль в обеспечении максимального морфологического разнообразия двух дочерних групп, но и обеспечивает их исходные социальные различия. В то же время сход­ ство протокультурных традиций у дочерних групп сохраняется, и, таким образом, обеспечивается максимально разнообразная база (социальная и генетическая) для сохранения ценных традиций и передачи их потом­ ству .

Деление группы у макаков, с нашей точки зрения, может рассматри­ ваться как модель аналогичного процесса в популяциях ранних гоминид .

Этологические механизмы, обеспечивающие создание максимального ге­ нетического различия дочерних групп, представляют собой предпосылку зарождения новых социальных закономерностей, оказывающих сущест­ венное влияние на интенсификацию группового отбора .

В процессе прогрессивной эволюции в направлении гоминизации большую роль могла сыграть дифференциация поведения особей на ин­ дивидуальном уровне, связанная с уникальностью их прижизненного опыта в сочетании с индивидуальными психическими задатками. Инди­ видуализация поведения способствовала повышению пластичности функ­ ционирования группы в целом и обеспечивала определенный запас адап­ таций к изменяющимся условиям среды. Тенденция к развитию индиви­ дуализации поведения прослеживается в сравнительном ряду приматов .

Каждая особь в группе в течение жизни выполняет различные функции и играет разные социальные роли. Подростки и взрослые особи образу­ ют независимые иерархические системы; при достижении половой зре­ лости часть особен определенного пола (самцы у макаков, самки у шим­ панзе) покидают натальную группу и переходят в чужую, где вынужде­ ны «завоевывать» себе статус. Период достижения половой зрелости — наиболее ответственный в жизни особи .

В это время она должна утвер­ дить свои позиции в группе. Не случайно именно на этот период прихо­ дится пик социальной, исследовательской и половой активности у при­ матов. Особые требования предъявляются к лидеру группы. От него требуются не только способность к регуляции внутригрупповых отноше­ ний, инициатива выбора направления движения при переходах, уме­ ние защитить группу в случаях опасности, но и целый ряд индивидуаль­ ных качеств: сообразительность, умение контактировать со всеми членами группы, инициативность. Последние черты поведения лидера в процессе эволюции приобретают особое значение. Например, у антропоидов не­ подчиненные особи подстраиваются под поведение вожака и следят за любыми его действиями, а сам лидер группы постоянно привлекает вни­ мание других особей51. Одним из наиболее эффективных средств такого рода выступают видоспецифические демонстрации и необычные формы поведения .

Степень индивидуализации поведения у наших предков, вероятно, находилась в прямой зависимости от той социальной роли, которую вы­ полняла в группе конкретная особь. Эта тенденция, несомненно, полу­ чила свое дальнейшее развитие у гоминид .

С изучением индивидуальных особенностей поведения и выяснением роли отдельных особей в функционировании группы тесно связан вопрос о происхождении альтруизма. Сторонники социобиологического подхода сводят проявление актов альтруизма к реализации интересов отдельной особи, связанных с максимальным сохранением и распространением соб­ ственных генов в последующих поколениях52. Полностью отсутствуют представления о том, что особь может вести себя двояко — отстаивая личные интересы (как независимая единица) и в ущерб им (как часть единого целого). Основные усилия социобиологической теории направ­ лены на поиски «генетического компонента» в определении механизмов 5 Chance М. R. A. Attention Structures as the Basis of Primate Rank 1 O rders// Man. V. 2. 1967. P. 503—518 .

52 Wilson E. O. Op. cit.; Dawkins R. The Extended Phenotype .

3 Советская этнография, № 5 33 альтруистического поведения (не только у животных, но и у человека) .

Модели родственного альтруизма основаны на допущении возможности увеличения частоты «генов альтруизма» в популяции53. Своп модели соииобиологи подкрепляют трактовками антропологического и этнографи­ ческого материала; объясняя причины, по которым родственникам во многих культурах отводятся особые привилегии, Д. Фриман исходит из концепции совпадения культурного и генетического родства 54. Этот ис­ следователь связывает высокий уровень взаимопомощи и альтруизма в Японии с «якобы высоким уровнем генетической гомогенности японцев»;

сходным образом он объясняет и обычай усыновления взрослых мужчин в Японии55* Подобные построения не соответствуют реальным научным .

фактам. Известно, что японская нация не может считаться исходно ант­ ропологически однородной. Несмотря на единый, достаточно консолиди­ рованный антропологический тип, в ней выделяются отдельные локаль­ ные варианты (в частности, уроженцы островов Рюкю, Хоккайдо, Сико­ ку) ьь. Отсутствуют какие бы то ни было представления о волнах эмигра­ ции и инфильтрации на Японские острова .

Модель реципрокного альтруизма подчеркивает неизменную взаим­ ную выгоду такого поведения у животных и человека и также отстаива­ ет существование генетического компонента этого типа поведения57 .

Думается, альтруизм можно представить себе как действия особей, направленные на благо всей группы. Его происхождение может быть связано с эволюционной тенденцией к повышению индивидуальной раз­ нокачественное™ особей в группе. Для группы в целом полезными ока­ зывались не только молодые и энергичные особи, но и детеныши, стари­ ки. Старые особи выполняли функцию передачи накопленного группово­ го опыта, а детеныши представляли своеобразный резерв, от сохранения которого зависело будущее существование группы. Несомненно, под­ держка старых и калек в значительной мере определялась личными ка­ чествами этих особей, их умением и желанием активно участвовать в функционировании группы .

Часто эволюцию человеческого поведения в направлении альтруизма и коллективизма изображают как преодоление противоречий «животно­ го индивидуализма»585 Думается, это не совсем справедливо. Биологи­ .

ческий «коллективизм» выражен у обезьян достаточно отчетливо: многие их действия связаны с поддержанием группового единства и обеспечени­ ем стабильных внутригрупповых отношений. На это направлены дей­ ствия контролирующего животного, буферы агрессии, забота о чужих детенышах, кооперация и взаимопомощь. Существенную роль в разви­ тии альтруизма могли сыграть способность к опознанию родственных особей и развитие значительных индивидуальных привязанностей. Ана­ лиз поведения обезьян позволяет предположить наличие реальных пред­ посылок, делающих более понятной возможность сохранения калек, ста­ риков и детей у наших далеких предков даже в периоды неблагоприят­ ных природных условий. Лишь значительно позднее, с развитием морали и нравственности, мог появиться истинный альтруизм — как сознатель­ ное действие, уникальный социальный феномен5. 8 При изучении биологических предпосылок антропосоциогенеза пер­ спективным может оказаться метод функциональных аналогий. Некор­ ректное применение данного метода в социобиологических исследова­ ниях не должно служить причиной для отказа от него. Ошибки социо­ биологов связаны были отнюдь не с использованием метода функцио­ 5 Alexander R. D. Op. cit .

54 Freeman D. G. Op. cit .

5 Ibid. P. 124 .

о6 Левин М. Г. Этническая антропология Японии. М., 1971. С. 203 .

5' Trivers R. L. The Evolution o Reciprocal Altruism//Quarterlv Review of Biology V. 46. 1971. P. 35—57 .

5 Семенов Ю. II. Указ. раб .

5 Эфроимсон В. П. Эволюционно-генетическое происхождение альтруистических эмоций//Научная мысль. Вести. Агентства печати «Новости» (АПН) Вып 11 М

1968. С. 27—41 .

нальных аналогий, а скорее с их общетеоретическими установками:

сведением высших уровней интеграции к низшим (поиски основы соци­ ального поведения человека и животных в генотипе отдельных особей), поиском аналогий между социальным поведением человека и животных на основе сходства среды обитания (при этом не учитывалось то обстоя­ тельство, что основой окружающей среды у человека всегда выступают социально-экономические отношения и культура) .

Этологические материалы могут способствовать решению широкого спектра вопросов истории первобытного общества, связанных с его за­ рождением и самыми ранними этапами развития: о взаимоотношениях между полами, родственных связях, иерархической структуре праобщины, возникновении истинного альтруизма, повышении роли отдельной особи в группе, путях возникновения инцест-табу, принципах взаимоот­ ношений между соседними группами. Объективное исследование отоло­ гических данных для выявления биологических предпосылок антропосоциогенеза имеет не только научное, но и идеологическое значение, по­ скольку позволяет выдвинуть конкретные аргументы против теорий, био­ логизирующих человеческие общественные отношения .

Д. П о в е д е н и е человека (этнорасовые аспекты) .

Любые исследования поведения человека традиционно вызывали и вы­ зывают бурные научные дискуссии по вопросу о его врожденном (био­ логическом по сути) или приобретенном характере. Крайняя биологизация человеческого поведения, предложенная в работах некоторых классических этологов и их популяризаторов60, сыграла чрезвычайно от­ рицательную роль, породив в целом негативное отношение к этологии че­ ловека не только у философов, но и у социологов, антропологов, этно­ графов. В настоящее время некоторые сходные концепции развивают в своих работах социобиологи. Они справедливо указывают на существо­ вание врожденной способности человека к обучению в процессе онтоге­ неза, однако понимают это явление слишком буквально: человек, с их точки зрения, запрограммирован на обучение четко предопределенным вещам: полигамии, доминированию мужчин над женщинами, проведе­ нию церемоний инициации61. В качестве врожденного человеческого при­ знака выделяются страх перед пресмыкающимися и тяготение к среде обитания, напоминающей по типу парковую саванну62. Признание био­ логической детерминации основ человеческого социального поведения привело социобиологов к частичному или полному отрицанию влияния социоэкономических условий на формирование культуры, идеологии и морали. Такие позиции независимо от личной установки исследователей, по справедливому замечанию Д. К. Беляева, неизбежно ведут к расиз­ му 63 .

Значительный интерес для антропологов и этнографов могут пред­ ставлять исследования невербальной коммуникации человека и процесса раннего онтогенеза социального поведения. Исследования данного на­ правления в недалеком будущем, по-видимому, позволят реально прояс­ нить вопросы о существовании исходного единства проявлений элемен­ тарных эмоций у представителей всех рас, вероятность их модификаций на межэтническом уровне; о существовании исходных меж- и внутрирасовых врожденных различий уровня поведенческой адаптации. Рассмот­ рим подробнее намеченные этологами пути решения указанных проблем .

Исследования проявлений эмоций в эволюционном аспекте традици­ онно связаны с детальным изучением морфологии элементов поведения, в основе которой лежат механизмы двигательной координации. По фор­ ме многие элементы поведения оказываются сходными у разных видов .

Но при межгрупповом сопоставлении значительно более важным бывает установить причины проявления этих элементов и пути их интеграции в 6 Lorenz К. On Aggression. L., 1966; Ardrey R. Op. cit.; Morris D. Op. cit .

5 Lockard J. S. Op. cit.; Borgia G. Human Aggression as a Biological Adaptation// The Evolution of Human Social Behavior. New York; Oxford, 1980. P. 165—192 .

6 Wilson E. O. Biophilia. Cambridge, Mass.; London, 1984 .

6 Беляев Д. К. Указ. раб .

3* 35 иерархическую организацию поведенческих систем64. И. ван Хуфф про­ следил существование гомологической связи целого ряда мимических выражений человека и обезьян. Прежде всего это касается проявлений тревоги, угрозы, злости, улыбки, смеха. Исследования И. ван Хуффа указывают на значительную долю генетического компонента в выраже­ нии элементарных эмоций. К сожалению, этологи как правило уделяют слишком мало внимания вопросу о различиях между эмоциями и пове­ дением, зачастую смешивая данные понятия или полагая, что эмоции составляют основную причину выражения конкретного поведения05 .

Поразительно сходно развитие основного репертуара эмоциональ­ ных выражений у слепоглухонемых детей — представителей разных р ас66. Существует, по-видимому, значительное сходство и в восприятии эмоций людьми разных культур, даже если они до этого не контактиро­ вали между собой67. Демонстрация общих видоспецифических для че­ ловека мимических выражений, имеющих универсальный характер, не означает полного отсутствия культурных различий. Они, несомненно, имеют место и «связаны со степенью проявления и условиями, при кото­ рых эмоции проявляются,— с правилами их применения» 686 9 .

Различия между человеком и остальными приматами в проявлении мимических выражений носят принципиальный характер: у обезьян ми­ мика используется для регуляции социальных отношений, ее основная функция состоит в передаче информации об отношении демонстратора к объекту; у человека же мимика отражает его восприятие среды или под­ крепляет и дополняет вербальную коммуникацию. Исследование эволю­ ции мимики представляет собой один из наиболее удачных примеров, демонстрирующих возможность и необходимость применения этологических методов исследования для решения антропологических и этногра­ фических задач. Данные И. ван Хуффа и других авторов заставляют избегать категоричных утверждений о культурной регуляции эмоций и отсутствии универсальных символов эмоций для человечества в целом, получивших, к сожалению, определенную популярность среди этногра­ фов 66 .

Интересные исследования невербальной коммуникации детей прове­ ли некоторые этологи и социобиологи, изучив реакцию новорожденных на изменение окружающей среды. В результате были выявлены устойчи­ вые различия по степени возбудимости у представителей основных чело­ веческих рас: новорожденные европеоиды и негроиды легко начинали плакать, их было трудно успокоить, тогда как монголоиды демонстри­ ровали прямо противоположную реакцию. В дискомфортных ситуациях (когда новорожденным затыкали нос рукой или клали в неудобную позу, направляли в глаза яркий свет) европеоиды и негроиды оказывали активное сопротивление, а монголоиды спокойно продолжали лежать, не пытаясь изменить положение тела, переключались на дыхание ртом, быстрее прекращали моргать при ярком свете7. Межэтнические разли­ чия отмечены по степени адаптации младенцев к окружающей среде .

Сравнение детей японцев, китайцев и навахо выявило повышенную чув­ ствительность и раздражимость у японских детей; по адаптации к свету, реакции на затыкание носа, скорости успокоения японские дети больше 64 Ekman Р. Cross-Cultural Studies of Facial Expression//Danvin and Facial Expres­ sion. N. Y., 1973. P. 169—222; Hooff J. A. R., van. The Comparison of Facial Expression in Man and Higher Primates. Methods of Inference from Animal to Human Behaviour .

Chicago, 1976. P. 165—196 .

6 Masters R. D. Beyond Reductionism: Five Basic Concepts in Human Ethology// Human Ethology, Claims and Limits of a New Discipline. Cambridge, 1979 P 265— 284 .

6 Eibl-Eibesfeldt I. Similarities and Differences Between Cultures and Expressive Movements//Nonverbal Communication. N. Y.; L., 1972. P. 297—314 .

6 Ekman P. Op. cit .

6 Hooff 1. A. R., van. Op. cit. P. 182 .

69 Birdwhistell R. L. The Kinesic Level in the Investigation of the Emotions//Expression of the Emotions. N. Y., 1963. P. 123—139 .

70 Freeman D. A. Op. cit. P. 146 .

походили на навахо, чем на китайцев. Существование межэтнических различий в общении матерей с младенцами описано Д. Фриманом71 .

Матери-англичанки чаще общались с детьми с помощью вербальной коммуникации, и дети реагировали на это, активно двигая руками и но­ гами, а матери-навахо отличались исключительной молчаливостью, для привлечения внимания младенцев они использовали глаза, и дети ответ­ но реагировали взглядом, но оставались при этом неподвижными .

В настоящее время трудно отрицать существование врожденных ра­ совых различий по способности к адаптации, связанных с исходной сте­ пенью развития психомоторики и физической координацией. Негроиды по этим показателям значительно опережают монголоидов и европеои­ дов; новорожденные африканцы способны держать голову и даже пыта­ ются ползти в первые сутки своей жизни, они раньше начинают ходить (в среднем на месяц по сравнению с европеоидами и на два — с монго­ лоидами) 7а. Несомненно, индивидуальные врожденные особенности по­ ведения оказывают влияние на формирование определенного психологи­ ческого типа у представителей разных этнических групп. Зависимость вариаций в форме проявления улыбки, злости, легкости полового воз­ буждения от этнической принадлежности у представителей одной расы признается в настоящее время большинством этологов и социобиоло­ гов73. Как писал в своей классической работе Я- Я. Рогинский, «психо­ логический тип эскимоса иной, чем индейца дакота, тип андаманского пигмея отличен от типа туземца Австралии арунта, но решающая роль этих отличий нс может быть установлена без анализа, истории их форми­ рования, не говоря уже о значении социально-экономической формации и сводимых к ней взаимоотношений между членами коллектива»74. Среда способна оказать огромное влияние на формирование определенного психологического типа. Известно, что принципиальные различия психи­ ческого типа могут иметь место у близких в антропологическом отно­ шении этносов (например, у коряков и тунгусов) 7 .

Подводя итоги, следует сказать, что этология может способствовать не только анализу предпосылок антропосоциогенеза, но и решению во­ просов, связанных с поведением человека современного вида. Теорети­ ческим фундаментом этологии человека в настоящее время являются признание принципиальных различий между функцией и причиной, эмоцией и поведением, недопустимость сведения социального уровня организации к сумме поведения отдельных индивидуумов76. В свете этих представлений человеческие общности неправомерно сопоставлять с группами животных вследствие принципиальных различий, лежащих в основе формирования этих структур. По справедливому замечанию Дж. Крука, «человеческая общность формируется на базе лингвистиче­ ских, общественных и моральных норм. С самого рождения человеческое поведение канализируется и структурируется этими нормами»77. Этологические методы позволяют выявить качественную специфику человече­ ского поведения на всех уровнях: надпопуляционном, групповом и инди­ видуальном. Подробный этологический анализ особенностей человече­ ского поведения может оказаться продуктивным при исследовании этни­ ческих стереотипов поведения, невербальной коммуникации и целого ряда других вопросов антропологии и этнографии .

7 Ibidem .

7 Ibid. P. 157 .

7 Ruse AL Sociobiology: Sense or Nonsense? Boston; London; Dordrecht; 1979.;

Freeman D. G. Op cit. P. 150 .

7 Рогинский Я. Я. О психотехническом исследовании разных племен и народов// Наука о расах и расизм (Тр. НИИ антропологии при МГУ. Вып. IV). М., 1938. С. 99 .

7 Там же .

7 Masters R. D. Op. cit .

7 Crook 1. H. Problems of Inference in the Comparison of Animal and Human So­ cial Organizations//Methods of Inference from Animal to Human Behaviour. P. 237—






Похожие работы:

«Че Анна Александровна Веселый этикет Программа обучения этикету воспитанников 9-13лет 18.01.2014 КГКУ Детский дом №10 Че А.А., воспитатель Одобрена методическим объединением воспитателей от 24.01.2014. Директор КГКУ Детский дом №10 Т.В. Маразанов...»

«МБОУ ООШ с.Гвардейское Красноармейского района Саратовской области ПРАЗДНИЧНОЕ МЕРОПРИЯТИЕ Подготовила: Петаева И.П. 2016г.ПОЛОЖЕНИЕ:.Дата проведения:1 октября. Время проведения:10.00-11.30ч. У...»

«Общероссийская общественная организация "Федерация психологов образования России" Департамент образования города Москвы Московский городской психолого-педагогический университет Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г.Белинского Институт практической психологии и психоанализа Кафедра танцевально...»

«Многофункциональный пылесос VAX 6151 SX ИНСТРУКЦИЯ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ Внимательно прочитайте инструкцию перед эксплуатацией пылесоса. Сохраните инструкцию для дальнейшего использования.1. Контрольный список деталей, которые идут в комплекте с Вашим пылесосом VAX 6151 SX 1. Моторный блок 12. Универсальная насадка для сухой и 2. Блок конусного фильт...»

«Рекомендации родителям Советы социального педагога родителям 1. Проанализируйте вашу собственную систему ценностей в отношении воспитания детей. Способствует ли она одаренности и реализации личности в обществе?2. Будьте честными. Все дети весьма чувствительны ко лж...»

«Методическая служба Воспитательная служба Вторая Санкт-Петербургская Гимназия СОВРЕМЕННЫЙ КЛ АС С НЫ Й РУ КОВ ОД И Т ЕЛ Ь (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ, ) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Санкт-Петербург ББК-74.202.8 Д-44 Печатается по р...»

«корректировку внесённых данных по мере обновления или изменения внесенной информации.1. Во время первичной настройки системы (до начала учебного года) классные руководители осуществляют деление класса на учебные подгруппы в соответствии с учебным процессом.2. Ответ...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.