WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ОБРАЗОВАНИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ С.И.Черных главный редактор, доктор философских наук, доцент Н.В.Наливайко заместитель главного редактора, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Новосибирский государственный аграрный университет

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ 2017. Т. 7. № 2

ОБРАЗОВАНИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

С.И.Черных

главный редактор,

доктор философских наук,

доцент

Н.В.Наливайко

заместитель главного редактора,

доктор философских наук, профессор В.И.Панарин ученый секретарь, доктор философских наук, доцент Редакционная коллегия Т. А. Арташкина доктор философских наук, кандидат педагогических наук, профессор, ФГАОУ ВО «Дальневосточный федеральный университет» (Владивосток, Российская Федерация) К. К. Бегалинова доктор философских наук, профессор, НАО «Казахский национальный исследовательский технический университет имени К. И. Сатпаева» (Алматы, Казахстан) Р. В. Гурина доктор педагогических наук, профессор, ФГБОУ ВО «Ульяновский государственный университет» (Ульяновск, Российская Федерация) А. С. Денисов доктор технических наук, профессор, ректор ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный аграрный университет» (Новосибирск Российская Федерация) А. Ш. Иргашев доктор ветеринарных наук, профессор, первый проректор – проректор по учебной работе, Кыргызский национальный аграрный университет имени К. И. Скрябина (Бишкек, Кыргызстан) Эдгар О. Клозе доктор естественных наук, профессор, член Европейской академии естественных наук (Берлин, Германия) Стефан Констанчак доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой этики, институт философии, Зеленогурский университет (Зелена-Гура, Польша) В. И. Кудашов доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии ФГАОУ ВО «Сибирский федеральный университет» (Красноярск, Российская Федерация) К. Г. Кязимов доктор педагогических наук, профессор ОУП BO «Академия труда и социальных отношений»



(Москва, Российская Федерация) Перикл Павлидис кандидат философских наук, ассистент-профессор, преподаватель Салоникийского университета имени Аристотеля (Салоники, Греция) Т. С. Панина доктор педагогических наук, профессор, руководитель Института дополнительного профессионального образования (Центр) ФГБОУ ВО «Кузбасский государственный технический университет им. Т. Ф. Горбачева» (Кемерово, Российская Федерация)

–  –  –

Арпентьева М.Р (Калуга, Российская Федерация). Базовые принципы как метатехнологии социально-психологического консультирования. Часть 2

Горбухова М. Ю., Скубневская Т.В (Барнаул, Российская Федерация). Проблемы российской высшей школы в контексте ситуации в системе высшего образования в мире

Кудашов В. И. (Красноярск, Российская Федерация), Черных С. И. (Новосибирск, Российская Федерация), Яценко М. П., Рахинский Д.В. (Красноярск, Российская Федерация). Аксиологические трансформации в глобальном образовании как следствие информационных технологий

Кязимов К. Г. (Москва, Российская Федерация). Инновационная образовательная среда вуза как условие подготовки квалифицированных кадров

Табакаев Ю. В., Краснова Н. Н. (Горно-Алтайск, Российская Федерация), Кузьменко К.А. (Барнаул, Российская Федерация). Актуализация комплексной методологии в философии права, конституционном законодательстве и в правовом образовании

Кузьменко К.А. (Барнаул, Российская Федерация). Правовая безопасность в юридическом образовании и в системе конституционного законодательства

Раздел II. ПЕДАГОГИКА Чирков С.В., Перепелкин А. П., Агафонова О.В. (Новосибирск, Российская Федерация). Использование BPM-систем в прикладной информатике в математической экономике



Шинделов А. В., Шинделова О. С., Шмидт Л. В. (Новосибирск, Российская Федерация). Внедрение эколого-технологических составляющих в подготовку специалистов государственного и муниципального управления

Рождественская В. В., Чудинова Ю. В., Бутова О. В., Шипилина Г. В., Черданцева И. В. (Томск, Российская Федерация). Разработка практических рекомендаций по совершенствованию системы аграрного образования в Томской области с учетом требований предъявляемых к кадрам АПК

— 942 — Игошин В. И. (Саратов, Российская Федерация). Курс математической логики в системе среднего профессионального образования

Бугакова Н. Ю., Даниленкова В. А., Титова И. В. (Калининград, Российская Федерация). Методика ситуационного SWOT-анализа для разработки концепции нормативно-правового методического обеспечения экологической образовательной среды морского технического университета

Косорукова И. В., Пылаева А. В., Емельянова М. А. (Нижний Новгород, Российская Федерация). Обучение оценщиков в России: проблемы и перспективы

Карамышев Н.П. (Москва, Российская Федерация). Сельский микробизнес в условиях концентрации агропромышленного комплекса Алтайского края

Сергеев С. С. (Новосибирск, Российская Федерация). Динамика критериев научного знания и современное образование

Мутных Т. А. (Тара, Российская Федерация). Особенности среды вуза в малом городе, обеспечивающие развитие общих и профессиональных компетенций выпускников

Гусейнова Е. Л., Тынчеров К. Т. (Октябрьский, Российская Федерация). Развитие профессиональных компетенций студентов на примере изучения технической дисциплины

Павлюченко К. В. (Тара, Российская Федерация). Организация подготовки специалистов на отделении СПО в Тарском филиале ФГБОУ ВО «Омский ГАУ»

Старцева О. Г., Захаров А. В. (Уфа, Российская Федерация). Информационно-аналитическая система поддержки процессов организации дистанционного обучения студентов

Соколова О. В. (Орел, Российская Федерация). Исследование феномена профессиональной культуры специалиста по социальной работе в пенитенциарном учреждении

Хорват О. В. (Воронеж, Российская Федерация). Развитие креативного мышления личности в процессе иноязычного образования как фактор повышения конкурентоспособности будущих специалистов

Раздел III. ПСИХОЛОГИЯ

Шемякина И. Е., Конова Т. А., Кобякова М. В. (Тюмень, Российская Федерация). Личностные ориентации курсантов военного института

Гуща Р. А. (Новосибирск, Российская Федерация). Физическая подготовка курсантов военных вузов с позиции соматического воспитания

Зарукина Е. В. (Санкт-Петербург, Российская Федерация). Игровое социальное имитационное моделирование в подготовке кадров для инновационной экономики

Пичугин А. П., Шабанов А. Г., Решетников В. С., Кузнецова Л. А. (Новосибирск, Российская Федерация). Совершенствование методической работы по психофизиологической подготовке спортсменов-фехтовальщиков





Меньшиков П. В. (Калуга, Российская Федерация). Комплекс характеристик учебного взаимодействия в психологическом исследовании

Положение о порядке направления, приема, оформления и регистрации рукописей для публикации

–  –  –

Tamara A. Artashkina Doctor of Philosophical Sc., Candidate of Pedagogical Sc., Professor at Far Eastern Federal University (FEFU) (Vladivostok, Russian Federation) Kalimash K. Begalinova Doctor of Philosophical Sc., Professor of Kazakh National Research Technical University named after K. I. Satpayev (Almaty, Kazakhstan) Rosa V. Gurina Doctor of Pedagogical Sc., Professor at Ulyanovsk State University (Ulyanovsk, Russian Federation) Alexander S. Denisov Doctor of Engineering Sc., Professor, Rector of Novosibirsk State Agrarian University (Novosibirsk, Russian Federation) Аlmazbek Sh. Irgashev Doctor of Veterinary Sc., Professor, Vice-Rector of Kyrgyz National Agrarian University named after K. I. Skryabin (Bishkek, Kyrgyzstan) Edgar O. Klose Doctor of Natural Sc., Professor, Member of the European Academy of Natural Science (Berlin, Germany) Stefan Konstanczak Doctor of Philosophical Sc., Professor, Head of the Department of Ethics, Institute of Philosophy, University of Zielona Gora (Zielona Gora, Poland) Viacheslav I. Kudashov Doctor of Philosophical Sc., the Head of the Department of Philosophy at Siberian Federal University (Krasnoyarsk, Russian Federation) Karl G. Kiazimov Doctor of Pedagogical Sc., Professor of Academy of Labour and Social Relations (Moscow, Russian Federation) Periclis Pavlidis Candidate of Philosophical Sc., Assistant Professor of Aristotle University of Thessaloniki (Saloniki, Greece) Tatiana S. Panina Doctor of Pedagogical Sc., Professor, Chief of the Institute of Further Training (Centre) of T. F. Gorbachev Kuzbass State Technical University (Kemerovo, Russian Federation) Vladimir I. Parshikov Doctor of Philosophical Sc., professor, Vice-Chancellor, Chief of the Institute of Further Training in Novosibirsk state Agrarian University (Novosibirsk, Russian Federation) Nadezda Pelcova Doctor of Philosophical Sc., Professor of Karlov University (Prague, Czech Republic)

–  –  –

Arpentieva M. P. (Kaluga, the Russian Federation). Basic principles as metatechnologies of counseling. Part 2............ 948 Gorbukhova M. Iu., Skubnevskaia T. V. (Barnaul, the Russian Federation). The problems of higher education institutions in Russia in the context of worldwide higher education

Kudashov V. I. (Krasnoyarsk, the Russian Federation), Chernykh S. I. (Novosibirsk, the Russian Federation) Iatsenko M. P., Rakhinsky D.V. (Krasnoyarsk, the Russian Federation). Axiological transformation in global education as a consequence of information technologies

Kiazimov K. G. (Moscow, the Russian Federation). Innovative university education environment as a condition of training professional staff

Tabakaev Iu.V., Krasnova N. N. (Gorno-Altaisk, the Russian Federation), Kuzmenko К.А. (Barnaul, the Russian Federation). Significance of integrated methodology in philosophy of law, Constitutional Law and legal education....... 985 Kuzmenko К.А. (Barnaul, the Russian Federation) Legal security in legal education and in the system of Constitutional Law

II. PEDAGOGICS

Chirkov S. V., Perepelkin A. P., Agafonova O. V. (Novosibirsk, the Russian Federation). Business process management system in applied informatics and mathematical economics

Shindelov A. V., Shindelova O. S., Schmidt L. V. (Novosibirsk, the Russian Federation). Modules related to environment and agricultural technologies in training specialists of public administration

Rozhdestvenskaia V. V., Chudinova Iu.V., Butova O. V., Shipilina G. V., Cherdantseva I. V .

(Tomsk, the Russian Federation). Development of guidance on improvement of agricultural education in Tomsk region taking into account the requirements for human resources in agribusiness

Igoshin V. I. (Saratov, the Russian Federation) Module «Mathematical logics» in the system of vocational training...... 1018 Bugakova N. Iu., Danilenkova V. A., Titova, I.V. (Kaliningrad, the Russian Federation). Situational SWOT–analysis used for development of the concept of standard and legal methodological support of ecological and educational environment of marine technical university

— 945 — Kosorukova I. V., Pylaeva A. V., Emelianova М. А. (Nizhny Novgorod, the Russian Federation) Training brokers in Russia: problems and outlooks

Karamyshev N. P. (Moscow, the Russian Federation). Rural microbusiness in the agribusiness cluster of the Altai territory

Sergeev S. S. (Novosibirsk, the Russian Federation). Change of scientific knowledge criteria and modern education

Mutnyh T. A. (Tara, the Russian Federation). Peculiarities of University environment that provide development of students’ general and professional competencies

Guseynova E. L., Tyncherov K.T. (Oktyabrskiy, the Russian Federation). Development of students’ professional competences on the example of studying technical modules

Pavliuchenko K. V. (Tara, the Russian Federation). Organization of training specialists at the Deaprtment of Vocational Training at Tara branch of Omsk State Agrarian University

Startseva O. G., Zakharov A. V. (Ufa, the Russian Federation). Information and analytical systems of students’ distance learning support

Sokolova O. V. (Orel, the Russian Federation). Phenomenon of social worker’s professional culture in detention centre

Khorvat O. V. (Voronezh, the Russian Federation). Creative thinking development in foreign language education as a factor of professional success

III. PSYCHOLOGY

Shemyakina I. E., Konova T. A., Kobyakova M.V (Tyumen, the Russian Federation). Valuable orientations of students of the military institute

Gushcha R. A. (Novosibirsk, the Russian Federation). Physical training of cadets of military higher education institutions from the view of somatic education

Zarukina E. V. (St. Petersburg, the Russian Federation). Game social simulation modeling in training of personnel for innovative economy

Pichugin, A.P., Shabanov A. G., Reshetnikov V. S., Kuznetsova L.A (Novosibirsk, the Russian Federation) .

Improvement of methodological work on psycho-physiological training of fencers

Menshikov P. V. (Kaluga, the Russian Federation). Characteristics of educational interaction in the context of psychological research

Provision on submitting, accepting and registration of the manuscripts in the peer-reviewed journal Professional education in the modern world

–  –  –

Перед Вами второй номер журнала «Профессиональное образование в современном мире» .

Как и в прежнем номере, его структура состоит из трех разделов: философия, педагогика, психология. Основной массив статей составляют работы, посвященные практическим проблемам развития и совершенствования отечественного образования в его среднем и высшем звеньях .

Какие новости нас ждут во втором, третьем и четвертом кварталах 2017 года? Мы перевели журнал на новый сайт, организованный с помощью Ассоциации научных редакторов изданий (АНРИ), руководимый О. В. Кириловой. Мы специально указываем этот сайт здесь для облегчения поиска материалов журнала заинтересованными лицами: http://profed.nsau.edu.ru. Это первое .

Второе. 23–24 ноября 2017 г. будет проходить юбилейная, пятая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием. На этот раз предлагается тема «Проблемы и перспективы управления российским образованием: состояние, технологии и риски».

На обсуждение выносятся следующие вопросы:

– Методологические проблемы управления российским образованием .

– Мировой опыт управления образованием .

– Интеграция бизнеса и образования – новые тенденции в развитии образования .

– Корпоративное образование: экономические и социальные аспекты .

– Перспективы управленческих новаций в реорганизации российского образования .

– Новые организационные формы в структуре российского образования .

– Эффективность управления наличной системой российского образования .

– Управление развитием ДПО – технологии и риски .

– Дополнительное образование: опыт и перспективы внедрения профессиональных стандартов .

Подробная информация о конференции будет размещена на сайте журнала в июне 2017 г .

И последнее. Надвигается новая аккредитация журналов ВАК согласно приказу Минобрнауки от 12 декабря 2016 года № 1586. Соответственно возможны некоторые изменения, о которых Вам, уважаемые авторы, мы будем сообщать .

–  –  –

М.Р.Арпентьева Arpentieva,M.R .

Калужский государственный университет (КГУ), Kaluga state University (KSU), Kaluga, Калуга, Российская Федерация Russian Federation Аннотация. Статья посвящена анализу основ- Abstract. The article analyzes the basic principles ных принципов социально-психологического кон- of socio-psychological counselling as a practice helps сультирования как практики помогающих меж- interpersonal relationships and being its subjects. The личностных отношений и бытия его субъектов. author discusses the main problems of the customers Рассматриваются базовые проблемы клиентов, related to violations of their intrapersonal and interсвязанные с деформациями их внутриличностных personal relationships, and relations to his own life (exи межличностных отношений, а также отно- istence) in General. Relying on the tetrad of principles шений к собственной жизни (бытию) в целом. of psychological counseling highlighted in the K. R. RogОпираясь на тетраду принципов психологиче- ers school, the author examines their manifestations ского консультирования, выделенную в школе and features in three basic aspects of the measurement К. Р. Роджерса, осуществлено исследование форм of the consultative interaction. There are traditionих реализации и специфики в трех основных из- ally three such dimensions: power, competence, and мерениях взаимодействия консультанта и клиен- love.

Each of these dimensions is associated with a та: преобразовательном (власть), понимающем particular intention of the counselling relationship:

(компетентность), отношенческом (любовь). transformational, dialogical and relational. Within Каждое из этих измерений связано с той или иной each of these intentions of the basic principles of counинтенцией консультативных отношений: преоб- selling, manifest themselves as certain meta-technology разовательной, диалогической и отношенческой. or group of meta-technology. In addition, the author В рамках каждой из этих интенций основные considers the principles of counseling in relation to принципы консультирования реализуются как the life of the consultant and the client in General, as те или иные метатехнологии или группы мета- “meta-technologies of life” .

технологий. Кроме того, автор рассматривает принципы консультирования по отношению — 948 — Арпентьева М. Р. Базовые принципы как метатехнологии социально-психологического консультирования Arpentieva М. R. Basic principles as meta-technologies of socio- psychological consulting. Part 2 к жизнедеятельности консультанта и клиента в целом как «метатехнологии жизни» .

Ключевые слова: эмпатия, принятие, конгру- Key words: empathy, acceptance, congruence, conэнтность, конкретность, метатехнологии, прин- creteness, meta-technology, principles, intention, transципы, интенции, преобразование, отношения, formation, relationship, competence .

компетентность .

Для цитаты: Арпентьева М. Р. Базовые принци- For quote: Arpentieva М. P. [Basic principles as metaпы как метатехнологии социально-психологиче- technologies of socio- psychological consulting. Part 2.] ского консультирования // Профессиональное Professionalnoe obrazovanie v sovremenom mire = Proобразование в современном мире. Т. 7. 2017. № 2. fessional education in the modern world, 2017, Vol. 7 .

С. 948–957. DOI: 10.153/ PEMW20170202 № 2. pp. 948–957. DOI: 10.153/ PEMW20170202 .

В разной мере на этической основе строятся все человеческие взаимоотношения, однако в психологическом консультировании они выступают как основа безопасности и успешности помощи .

Перед каждым клиентом при встрече с консультантом встает ряд важных вопросов:

1) Могу ли я доверять этому человеку? Движим ли он профессиональными мотивами, нравственными ценностями и доброй волей или, наоборот, отчужден и находится во власти депрессии, безразличия, переживает состояние психологического выгорания или десакрализации, руководствуется ли он конструктивными или деструктивными в отношении помощи побуждениями? Захочет ли он мне помочь?

2) Есть ли у него реальная возможность вникнуть в мою жизненную ситуацию? Понимает ли он реальные обстоятельства жизни других людей? Поймет ли он меня, сможет ли? Нет ли у него достаточно сильных внешних и внутренних ограничений и барьеров понимания? Насколько полно и глубоко он понимает себя, других людей и мир?

3) Будет ли он отвечать мне с той степенью эмпатии и включенности, которые помогут мне?

Сможет ли он быть моим помощником на пути решения стоящих передо мною проблем? Не бросит ли он меня «на полпути», наедине с моими проблемами и тайнами, нерешенными или еще незаданными вопросами?

Ответы на эти вопросы и составляют основу этического слоя взаимодействия в консультировании .

Соблюдение этических принципов своей работы – один из основных критериев профессионализма консультанта.

Прежде чем приступить к работе, консультант должен отдавать себе отчет в возможности того, что движущее им стремление помочь клиенту может оказаться выражением бессознательных деструктивных мотиваций, создающих конфликт интересов в консультировании, а также приводящих к психологическому выгоранию и профессиональным деформациям:

1) любопытство как следствие информационной депривации или иных нарушений взаимодействия с собой и миром, нетерпимость к неопределенности и навязчивый поток мыслей как следствие переживания состояния одиночества и изоляции; получение внимания как следствие эмоциональной депривации или иных нарушений взаимодействия с собой и миром;

2) обретение власти, авторитарность и иные нарушения взаимодействия вплоть до эксплуатирующего манипулирования и открытого диктата в отношении форм поведения клиента и его решений, отношений к себе и миру, ценностей и их иерархии;

3) обретение репутации «эффективного разрешителя проблем», поддержка нарциссизма консультанта, его потребности в подтверждении его чувства нужности; стремление к «спасению»

клиента, недооценка ресурсов и способностей клиента быть здоровым и счастливым, самостоятельно находить пути решения проблем, так называемый «комплекс Мессии», который проявляется установкой: «Вы не сможете справиться с этим, я сделаю это для вас»;

4) стремление подтвердить собственную уникальность, получить от мира разрешение на нее, а также подтверждение собственной значимости как следствие сниженной само-ценности и неподтвержденности, неинициированности самого консультанта, стремление полностью соответствовать или, наоборот, демонстрировать противоположность образу своего предшественника, что является признаком манипуляции консультантом со стороны клиента, а также наличие проблем в сфере профессиональной идентичности и отношений с коллегами .

— 949 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Таким образом, психологическое консультирование как процесс помощи строится на выраженной этической основе. Одно из базовых требований к профессионалу состоит в необходимости знать границы своих профессиональных возможностей. Ограничения накладываются не только школой и методом, но и разного рода нравственно-психологическими проблемами специалиста .

С клиентами, контакт с которыми вероятно будет несвободен от «засорения» этими проблемами, консультанту лучше не работать. В этом смысле, как полагают многие исследователи консультирования и психотерапии, нет проблемы «клиент – не клиент», есть проблема «консультант – не консультант» [1]. Психолог нуждается в том, чтобы быть свободным от тенденции к манипулированию окружающими людьми, уметь распознавать и пресекать таковые у других, сохраняя в напряженном поле своих и чужих переживаний и осознаний равновесие, добиваясь преобразования шаблонов межличностного и внутриличностного реагирования, повышения социально-психологической компетентности (компетентности в других людях и ситуациях) клиентов в межличностных ситуациях, а также повышения их компетентности в самих себе. Общим, транстеоретическим, принципом работы психолога с клиентом является конфронтация как фрустрация обыденных, повседневных способов общения, понимания и реагирования клиента. Однако и само «увлечение» фрустрацией «ради фрустрации», разрушения стереотипов клиента может быть в значительной степени патогенным, поэтому, становясь профессионалом, психолог нередко «перестает быть человеком». Защита от этого – нравственные императивы общечеловеческого и этического типа. В противном случае реальной и достаточно распространенной опасностью в этой ситуации становится возникновение психологической зависимости клиента от психолога и наоборот. Уже в начале ХХ века было подмечено, что психологическая помощь может приводить к этой зависимости не в меньшей степени, чем иные лекарственные средства .


Одна из профессиональных болезней – желание выступать в роли пророка и волшебника, переоценка своих возможностей – на практике приводит к инфантилизации больного, затягиванию консультирования, деформированию его зависимости от специалиста. Идеал помощи не в предоставлении клиенту «психологических протезов», а в обеспечении его средствами для самостоятельной борьбы с трудностями. Излишнее внимание «теплым, душевным отношениям» может создавать преграды для эффективного психотерапевтического процесса, созданию неосознаваемых дополнительных «контрактов» патогенного типа. Таким образом, еще одним способом исследования и формирования профессионализма – непрофессионализма психолога может выступить анализ профессиональных ошибок и иллюзий, профессиональных «мифов»

(«наивных представлений») .

В ходе непосредственного взаимодействия нарушениями и ошибками консультанта могут также считаться:

– нарушение позиции «эстетической вненаходимости» (способности воспринимать клиента как некоторую завершенную, эстетическую целостность) и потеря «как если бы» – условия в процессе эмпатического понимания – полная идентификация с клиентом, поглощенность его переживаниями, чувствами и мыслями;

– переход от понимающей, фасилитирующей (помогающей проявлению и осмыслению переживаний) установки к советам и «воздействию на клиента», индоктринация – стремление научить клиента собственному видению проблемы, а не выслушивание и понимание;

– неустойчивость собственной позиции, «силовые игры» с клиентом и недоучет силы и наличия «диалогической интенции» клиента – его действительного желания решить проблемы и т. д .

Опираясь на анализ современных исследований, можно выделить несколько типичных ошибок консультанта:

1) стремление использовать клиентов в своих интересах и желание как можно дольше продлить контакт с «выгодным» или поддерживающим самооценку консультанта клиентом, подталкивание и манипулирование клиентами в направлении к своим целям, лежащим как внутри, так и вне поля консультативного взаимодействия, отягощенность консультанта «большими личными проблемами»

(часто свойственна консультантам, у которых все клиенты «говорят на одну тему»);

2) оценка эффективности помощи по ее «эффективности» как эффектности или драматичности («силе катарзиса»), стремление «подвесить» клиента, введя его в состояние интенсивного болезненного переживания безнадежности, потери и фрустрации, для чего часто используется введение клиента в «трансовое» состояние; манипуляции с целью повышения активности клиенАрпентьева М. Р. Базовые принципы как метатехнологии социально-психологического консультирования Arpentieva М. R. Basic principles as meta-technologies of socio- psychological consulting. Part 2 тов (с другой стороны, желанием повышения активности клиента малокомпетентные терапевты довольно часто могут мотивировать, например, свое стремление узнать о клиенте больше, чем он готов рассказать, использование клиента в сексуальных целях и т. п.);

3) негибкая ориентация на одну технологию и стратегию (неминуемо приводящая к обнаружению огромного числа «глубинных сопротивлений» клиента), отсутствие серьезной проработки индивидуального и профессионального опыта; навязывание клиенту собственной системы ценностей и норм, пример – слишком частая интерпретация причин и мотивов поведения клиентов, допросы и длительные расспросы клиента о незначительных для него деталях, на основании которых позже делается вывод о сути «проблемы» клиента, за которыми обычно стоит либо попытка неумелой демонстрации собственной компетентности, либо излишне сильно выраженное желание «помочь»

другому, «решить проблему»;

4) отсутствие личного, человеческого участия, профессиональный цинизм и склонность осуждать клиента (иногда проявляется как полное отсутствие желания слушать клиента: на стадии выслушивания такому консультанту постоянно «все понятно», на следующих стадиях – он обычно предпочитает говорить сам, проявляет неискренность, неаутентичность и неконгруэнтность, избегает самораскрытия и взаимного раскрытия) и др.;

5) широко распространенный миф о том, что опытный психотерапевт понимает пациента безошибочно и быстро, формирует у начинающих консультантов убеждение в том, что пациенты и супервизоры ждут от них «такого же» немедленного и точного понимания. Однако если консультант ведет себя правильно, соблюдает этические нормы и придерживается профессиональных норм, лишь некоторые пациенты препятствуют такому пониманию («сопротивление»), другие же ведут себя так, чтобы быть понятыми, что, вероятно, отвечает потребности в определенности, свойственное и консультантам. Однако преждевременные или навязчивые усилия к пониманию часто ведут к тому, что интерпретации могут, что называется, «браться с потолка», удовлетворяя те или иные потребности консультанта, не связанные с процессом консультирования. Поэтому толерантность к непониманию также важна, как и стремление понять: на каждой из стадий процесса этот вопрос решается по-своему;

6) существует целый ряд «трудных» клиентов, которые могут проявлять активное сопротивление, упорное молчание, демонстрировать отсутствие мотивации, проявлять надоедливость, досаждая консультанту. Однако поведение, вызывающее у консультанта особенно сильные реакции, часто обнаруживает свойства и характеристики специалиста, которые тот не принимает, не признает и не понимает в себе, не любит самого себя. Так, сверхтребовательные клиенты, которые кажутся всегда недовольными собой и окружающими, часто напоминают специалисту о собственной «требовательной натуре», побуждающей клиента к пониманию, изменению, активности и любви к жизни. Наиболее сложные ситуации консультирования подчеркивают «белые пятна» и зоны внутренних конфликтов самого консультанта как профессионала, причем не только те, что уже созрели и осознаны им, но и те, что только пробиваются в поведении и отношениях человека .

Часто именно незнание правил и принципов консультирования, а также рассогласование «канонических» для консультанта и/или клиента представлений о ситуации консультирования и реальной ситуации взаимодействия клиента и консультанта вызывают возникновение субъективно трудных ситуаций .

Изучение нами консультативных процессов и анализ данных опросов консультантов и клиентов по поводу трудных ситуаций, возникающих в моменты работы консультантов с клиентами, в том числе ситуаций взаимного или одностороннего непонимания субъектами психотерапевтических отношений себя и друг друга, показало, что наиболее сложные проблемы возникают на стадии конфронтации [1].

Как правило, это проблемы:

1) взаимного или одностороннего непринятия клиентов и консультантов: сверхтребовательности клиентов и «целительного насилия» в отношении клиента со стороны консультанта;

2) непонимания и отсутствия эмпатии как реального присутствия клиента и консультанта в ситуации консультирования, слабой или чрезмерной мотивации клиента и консультанта;

3) неискренности как неконгруэнтности и неаутентичности, сопротивления клиента, осознания этого сопротивления клиентом и консультантом;

— 951 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2

4) арефлексивности и неконкретности взаимодействия: «наивность» и шаблонность отношений к клиенту .

Важными принципами преодоления трудностей взаимодействия, деструктивных установок и ошибок, альтернативой распространенным профессиональным болезням могут быть [1; 2]:

1) активное, заинтересованное и уважительное слушание и реагирование на высказывания, осознания и переживания клиента как стремление понять клиента и трансляция этого стремления клиенту;

2) конгруэнтность как сочетание искренности и гуманности, попыток спрятаться за профессиональную или иную роль, блокировать те или иные переживания и их выражение у себя и клиента;

3) использование себя как «средства» помощи: консультанту можно и нужно прояснять, сочувствовать, подтверждать, просить подтверждения, мобилизуя в собеседнике его личностные ресурсы, а также активно вовлекая свои собственные ресурсы («полноценное функционирование»);

4) умение превращать трудные и проблемные ситуации, конфликты в конфронтацию, создавая ситуации «прорывов», «переходов» – успешности консультирования .

В целом в процессе работы консультант может позволить себе выбрать практически любую модель взаимодействия, если будут выполняться следующие взаимосвязанные условия:

– уважение и принятие клиента, признание его «всеобщей человечности»;

– эмпатичность и высокая степень осознания консультантом того, что именно он делает, как то или иное слово, поступок могут быть услышаны, поняты клиентом;

– конгруэнтность консультанта, поведение и переживания которого соотнесены между собой и с той системой жизненных ценностей, которую он разделяет;

– стремление к точности и конкретности высказываний, «говорение от себя» в диалоге с Другим .

Практически с клиентом можно делать «все», не забывая о простом человеческом уважении к нему, его способностям к личностному росту и изменению, его переживаниям. Даже открытая провокация и насмешка над клиентом могут быть целительны, если они продуманы и терапевт сумел «транслировать» клиенту свое принятие и заинтересованность. Большую роль здесь играет уверенность консультанта в собственных силах. Как правило, она положительно коррелирует с эффективностью психологической помощи .

5) важным принципом профилактики возможных ошибок помощи, в том числе недопонимания, является провоцирование и изучение «диалогической интенции клиента», его готовности и серьезности намерений решать проблемы .

В современном консультировании наиболее известной является тетрада принципов психологического консультирования, выделенная в школе К. Р. Роджерса. Если рассмотреть особенности их проявления в разных сферах – измерениях консультативных отношений, можно сформулировать ряд метатехнологий консультирования. Как известно, базовые принципы психологического консультирования были соотнесены К. Р. Роджерсом и его учениками с основными характеристиками повседневных взаимодействий (отношений) [2]. Повседневные отношения рассматривались как дисгармоничные, десакрализованные (аномичные), приводящие к нарушениям и мешающие развитию отношений человека с собой и миром .

Таблица № 1. Принципы психологического консультирования Повседневность (патогенная) Консультирование (развивающее) Условное принятие как непринятие, ненависть или Безусловное принятие, любовь и терпимость (тоотчуждение, нетерпимость, нетолерантность, дру- лерантность), я и другой выступают как цели, увагой и я выступают как средства достижения цели, жение, видение Бога в себе, другом и мире, транснеуважение, персональный контакт как контакт персональный контакт как контакт внутренних социальных масок и ролей сущностей – душ – людей Оценочное понимание, нерефлексивное, неосоз- Безоценочное понимание, эмпатия, дар сочувствия наваемое, барьеры и блокады понимания – не осоз- и рефлексии, осознанность, преодоление и исследонающее понимание происходящего, гипотетичность вание блокад и барьеров понимания, эмерджентность понимания, связь понимания с причинами и лежа- понимания, финитизм понимания (связь с результащими в основе опыта исходными представления- тами, в том числе целями понимания) (накопление ми и переживаниями (воспроизведение опыта) опыта)

–  –  –

Окончание табл. 1 Неискренность, лживость, несоответствие себе Искренность, честность, прямота, соответствие себе и миру, перманентная конфликтность, самонеэф- и миру, умение и стремление разрешать конфликты, фективность и социальная неэффективность, не- самоэффективность и социальная эффективность, конгруэнтность и неаутентичность конгруэнтность и аутентичность Неконкретность как деперсонализированность Конкретность как персонализированность – обраи отсутствие обращенности, общение с фанто- щенность к конкретному собеседнику, предметность мами собственного опыта, беспредметность как обсуждения, его нефатичность, непрерывность и цефатичность, прерывность и фрагментарность вза- лостность, персонифицированность как личностная имодействия, деперсонифицированность как от- представленность, включенность в диалог с собеседчужденность и личностная непредставленность ником Рассмотрим теперь «отношенческое» измерение или интенцию консультирования. Важно также отметить, что самопомощь и взаимопомощь, добровольческое, бескорыстное, в том числе внепрофессиональное, служение окружающим – важный ресурс исцеления: «дела любви» позволяют переживать свою значимость и нужность, компетентность и мудрость, удивление и жизненный интерес, чувство принадлежности и самостоятельности: «Если ваши страдания непереносимы, постарайтесь облегчить жизнь другого человека и подарить ему надежду .

Поднимите его над суетой, чтобы он почувствовал, что не одинок в своем страдании», «дарите надежду, когда сами нуждаетесь в ней… в моменты беспомощности и безнадежности, когда молитвы остаются без ответа, а страхи воплощаются в жизнь, наше спасение – это отношения с окружающими» [3, p. 60]. Таким образом, помогающие отношения не настолько асимметричны, как это принято считать: развиваются все его участники, хотя и по-разному и в разной мере. Это и есть краткая суть социально-психологического консультирования .

Таблица № 2. Отношенческая интенция и принципы психологического консультирования Повседневность (патогенная) Консультирование (развивающее) Неполноценное функционирование и отказ от са- Самореализация, полноценное функционирование, мореализации, эгоцентризм и зависть, экзистенци- свобода от зависти и эгоцентризма, иных личностальная пустота, нереализованность, непростроен- ных проблем как реализованность, экзистенциальность внутренних и внешних границ, накопление ная исполненность, служение как реализация преди исправление ошибок, «слепых пятен», «отработка назначения, единство персонального и социального грехов» и иных личностных и межличностных про- интереса с интересом души блем Предательство, излишнее доверие или недоверие, Доверие, проверяемое и сверяемое, готовность коротсутствие проверки и изменений – неготовность ректироваться и изменяться, отказ потакать грехам изменяться и корректироваться, потакание грехам и ошибкам других, «сочувствовать» тем, кто разрудругих, жаления (индивидуальные и коллектив- шает себя и других, отказ от сговоров, «вторая деные), сговоры и т. д., зависимость жизни от окружа- мократия» как изменение мира через самого себя ющего социального мира, иерархия и лоурархия как изменение снизу вверх Соперничество, отношения как преодоление пре- Конфронтация и сотрудничество и сотрудничество пятствий и создание препятствий себе и друг другу как помощь в реализации другим (совместное разпассивная и активная агрессия – злоба, фрустрация витие), взаимный выигрыш, отсутствие злобы, отпуи мстительность, желание выиграть любой ценой, скание злобы, напряжение без агрессии, продуктивдаже проиграв), удержание злобы и невозмож- ная агрессивность как концентрированное усилие ность концентрации Помощь «убогим», принижение «выскочек», компен- Истинные отношения (нефиктивные), ресакралисации, преференции и иные средства «уравнивания зация, самоценность и ценность других, умение прав», «демократии», «легитимности» и «справедли- различить «червя» и «Бога» в себе и других, фасивости», деление людей на «больших» и «маленьких», литация, активизация, посредничество и медиация, комплексы Ионы или Икара, комплексы неполно- изменения отношения (ценностей), отношения нужценности и раздутое чувство собственной важности, ные, осмысленные, развивающиеся, поддерживаюсозависимость, разрушающие ценности отношения – щие ценности, чистота отношений, пост, нравствендесакрализация и развращение, фикции и анти-фик- ная культура, игнорирование фиктивных отличий ции отношений, принцип желаний и внимание к существенным, принцип реальности — 953 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Таблица № 3. Преобразовательная интенция и принципы психологического консультирования Повседневность (патогенная) Консультирование (развивающее) Неграмотное применение поощрений и наказаний, Компетентность в использовании наказаний и поиспользование власти «ради самой власти» или ощрений, использование конфронтации («наплевать страх власти и избегание наказаний и поощрений, в суп клиента») в виде парадоксальной и молчалистремление «удержать маятник» событий и свойств, вой фрустрации-поддержки, усиление и угашения выделив только одну часть реальности и игнорируя (учет и использование целостности жизни и ее «мадругую, избегание мыслей о последствиях и причи- ятниковых» и рефлексивных механизмов преобранах, увлеченность желаниями, «административный зования), использование синергетических и финивосторг» как наслаждение властью, «полевое пове- тистских феноменов (паралеллирования и гистедение», шатание между позициями хозяина и раба резиса, взаимного усиления, саморазворачивания событий) Принуждение и страх власти, вынужденная беспо- Конструктивная – целеориентированная и ценностмощность или бред всевластия, асимметрия и ма- но заданная (защищающая) агрессия, осознанность нипуляция, неподтверждение и отказ подтверждать жизни и признание агрессии, готовность просить окружающих, активная и пассивная агрессия как прощения у себя и мира, осознание страхов жизни буллинг / сталкинг и газлайтинг, наслаждение и об- и смерти, а также выбора, вынужденная спонтанлегчение своих страхов – жизни и смерти от страда- ность и подтверждение, осознание власти клиентом, ний других, неготовность просить прощения у себя подтверждение как самоутверждение и утверждеи мира ние мира – поддержание достоинств других и себя Собственность и собственничество, страх нехватки, Профессиональная дистанция и взаимное расделение на жертв и завоевателей. рабов и хозяев, крытие, уважение чужого пространства и чужого париев и звезд, повседневное предательство как времени, сокрытие тайн клиента и охрана собобвинения в использовании, обмане и т. д., растрез- ственных тайн, отсутствие страха нехватки («лювонивание чужих тайн, сплетни – преследования, бовь и время – противоположны» и т. д.), отказ от чрезмерная привязанность, ревность и созависи- обвинений в адрес других и самого себя, отказ от мость и эксплуатация, страх и попытки вторжения предательств и сохранение любви и поддержки и страх – попытки навязчивого присутствия (пресле- другого независимо от обстоятельств и «выгоды», дования), отсутствие самоценности отсутствие страха ненужности, страха быть помехой и преследования – переживание признанности и самоценности Вина и месть, присвоение власти и ответственности, Трансляция ответственности, свобода как ответее узурпация или отказ от ответственности, «право- ственность, покрытие «грехов» и добровольные вые дискуссии» о грехах и ошибках других, гордыня жертвы как способы «выхода из круга мести» (иги асимметрии ответственности, обвинение других норирующая или принимающая «остановка»), оти себя, осуждение и самоосуждение как уничтоже- сутствие осуждения и покрытие грехов, освобожние и самоуничтожение. Отсутствие культуры на- дение от них принятием и прощением прошлого силия и культуры свободы, деформации отношений («И смыл с себя я грех твой»). Культура насилия власти и неумение отпускать контроль над собой и культура свободы, умение отпускать и умение и миром быть свободным Таблица № 4. Диалогическая интенция и принципы психологического консультирования Повседневность (патогенная) Консультирование (развивающее) Сны неведения, иллюзия всезнания и нарциссизм, Открытость воспитанию и обучению в отношении иллюзии справедливости и т .

д., имитации незнания, себя и других, проницательность и «ученое незнадефокусировка и стереотипия («эвристическая» ние», открытость, фокусировка, ценностное или дуи нравственная аномия), уменьшение информации, ховное знание («одухотворенный разум»), включая закрытость, открытость воспитанию и обучению прозорливость, осознание и расширение границ в отношении себя и других, сужение границ ком- компетентности, принятие нового знания с любопетентности, «распад», выгорание и профессио- вью без страха навсегда утратить жизненные опональные деформации, страх понимания как потери ры, «запрос на доступ к информации» и «ожидание опор, «сование носа не в свои дела», принуждение самораскрытия», «взаимное раскрытие», инициак самораскрытию, стремление «подловить» клиента тива самораскрытий и доступность консультанта, и остаться недоступным, страх разрушения опыта ценность и уверенность в собственном опыте

–  –  –

Окончание табл. 4 Жертвоприношение и создание «козла отпущения», Умение недеяния, бездействия, тишины – молчаколлективная расправа над «козлом отпущения» ния, доверие к клиенту как к эксперту и следоваидентифицированным пациентом») ради ощуще- ние за ним, метаумения, остановка круга насилия ния чувства власти и «оплаты» собственных грехов, усилием понимания происходящего («усилие к побессознательность и ее имитация ради безнаказан- ниманию»), ответственность за понимание, отказ ности, триумф невежества и ненависть «к слишком от бессознательности в пользу вежества, мудрости, умным» и иным образом отличным от «серой мас- проясненности внутри и вне человека, развитие без сы», непринятие или полная зависимость от чужого страха и постоянной оглядки на страхи окружаюмнения, стремление к немедленному пониманию, щих, «принятие во внимание» чужого мнения, отдопрашивание и дезинтегрирующая аналитика («ин- сутствие принуждения и обязательств понимания, терпретации с потолка») неторопливость, интегрирующие впечатления, их возвращение клиенту Экстатическая дистанция и этическая вненаходи- Эстетическая дистанция, толерантность к неопремость, жизнь желаний и норм – основа понимания деленности, совместный творческий поиск и рутинжизни – прошлое и будущее, ожидание чуда, поиск ная работа рефлексии и осознания, эстетическая магических средств, отказ от собственных усилий вненаходимость определяют понимание ценности к пониманию, неготовность понимать и избегание и нужды настоящего, расширение контекста инопопонимания, страх и фрустрация неопределенности, нимания, отказ от индоктринации и работа в поле сужение контекста инопонимания, индоктринация понятий и представлений самого клиента или паи бегство пациента в здоровье, эксперименты над радоксальная индоктринация как инициация переклиентом и миром, отчужденные знания и умения проверки доктрин клиента самим клиентом, экспириентальное знание Неумение прямо и искренне говорить, неумение го- Умение говорить прямо и называть вещи своими ворить вежливо и соблюдать этические нормы диа- именами, честность, вежливость и такт, соблюделога, злоупотребление «раскомплексованностью», ние этики диалога, помощь в поиске инопонимания, демонстрация «духовности», «свободы от предрас- приращение информации, диалог, умение признасудков» и т. д., сломанный телефон, сталкинг как вать ошибки и «поражения» в диалогах с психопапопытка управления чужим «имиджем» и т. д., хам- тами и иными любителями «фантомов»

ство, психопатизация и социопатизация Следующая интенция – преобразовательная. Преобразовательная интенция характеризует особенности отношений власти, принятия и оказания воздействия на мир и от мира .

Для человека современности это одна из наиболее проблемных интенций взаимодействия:

сложившейся «культуры насилия», как и «культуры свободы», у человечества практически нет .

Следующая интенция – диалогическая или понимающая. В рамках этой интенции реализуются метатехнологии, отвечающие на вопрос о том, каким образом возможно понимание себя и мира, каковы способы этого понимания и взаимопонимания .

Выводы. Традиционно выделяются три ведущих измерения консультативных помогающих отношений: власть, компетентность, любовь. Каждое из этих измерений связано с той или иной интенцией консультативных отношений: преобразовательной, диалогической и отношенческой .

В рамках каждой из этих интенций основные принципы консультирования проявляются, как было показано, как те или иные метатехнологии или группы метатехнологий .

Кроме того, данные принципы могут быть рассмотрены по отношению к жизнедеятельности консультанта и клиента в целом как «метатехнологии жизни». Таким образом, выделенные ранее метатехнологии можно обнаружить как осевые ориентации в общей системе жизненных ориентаций специалиста [4; 5] .

Таблица № 5. Жизненные ориентации и принципы психологического консультирования Повседневность (патогенная) Консультирование (развивающее) Недовольство жизнью, жизнеотрицание, ограни- Удовольствие жить, жизнеутверждение, избыток, ченность, нехватка, отсутствие благоговения перед благодарность, благоговение перед жизнью и мирожизнью и неблагодарность зданием, его частями — 955 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Окончание табл. 5 Профессиональные и личностные деформации, Развитие, преодоление трудностей, внутренний попсихосоматические и психические нарушения, вы- кой и уверенность в гармонии мира, гармоничность горание и дисгармоничность миропонимания и жиз- жизнедеятельности недеятельности Несчастье, прерывистая и ломаная идентичность, Счастье, гармония, целостность и непрерывность ненужность и отверженность, незначимость, «го- жизнедеятельности и бытия, участие как партисилодные игры» – социальный каннибализм, эгоцен- пация, социальное служение и взаимопомошь, перетризм и маргинализация, «лоскутность» сознания живание и осознание – опыт нужности, ценности и ценностей (веры) и любви Отчуждение от мира, слабость и зависимость, Единство с миром, диалог с «мировой душой», пристремление диктовать миру, примат правового про- родой и обществом, родом, семьей, другими, собой, извола, разделение и асимметрия профессиональ- примат этических основ жизнедеятельности, гармоного и непрофессионального мира ния и взаимосвязь профессионального и непрофессионального мира Поскольку все эти принципы не вырабатываются сразу, но формируются и развиваются путем прохождения профессионала через множество жизненных, семейных и профессиональных, повседневных и трансординарных проблемных и кризисных ситуаций, поскольку супервизоров и профессионалов в сфере консультирования и психологии в России в целом не так много и еще меньше тех, кто занимается самосупервизией или изучает супервизию, процент «адекватных» консультантов весьма невелик [6]. Большая часть специалистов симулирует названные качества, на деле реализуя повседневные шаблоны и скатываясь в самый «низ» собственного и коллективного бессознательного: «Распни его!». Если проанализировать процессы профессионализации и депрофессионализации консультантов России, то можно сказать, что последняя превалирует. Наши исследования в сфере супервизии и самосупервизии профессионалов, осуществленные в начале XXI века [6; 7], в том числе первое в России монографическое исследование, посвященное супервизии, не только не потеряли актуальности, но, напротив, демонстрируют нарастающий разрыв в сфере профессиональной компетентности и подготовленности зарубежных и отечественных специалистов, противоречие между имеющимся опытом супервизии и ее исследований и реальной практикой, избегающей прибегать к супервизорской помощи. Одна из причин – отсутствие индигенных моделей психологической помощи и индигенных моделей ее супервизорского сопровождения .

Россия – страна, люди которой нуждаются не просто в улучшении качества их жизни, но в поиске и осуществлении подходов к совладанию с многочисленными страданиями, которыми переполнена жизнь клиента и самого консультанта [8; 9; 10] .

Страдание клиента, как и страдание консультанта, не является простой суммой психологических и нравственных «ошибок», напротив, оно есть своеобразный путь человеческой души, преодолевающей в своем развитии подчас непреодолимое и немыслимое. Это не просто попытка выжить в условиях, в которых выживание невозможно, как об этом писали А. Кемпински и Р. Д. Лейнг, это развитие и совершенствование в условиях, не предназначенных для жизни [11; 12]. Это обретение свободы и любви там, где есть лишь рабство и отчужденная ненависть, это более или менее уверенный путь к единству со всем миром .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арпентьева М. Р. Взаимопонимание как феномен межличностных отношений. Saar-brucken: Lambert Academic Publishing, 2016 .

2. Rogers C. On becoming a person. New York, Boston: Mariner Books, 1995 .

3. Vujicic N. Life without limits: inspiration for a ridiculously good life. New York: Random House, Crown Publishing Group, 2010 .

4. Арпентьева M. Р. Взаимопонимание в психологическом консультировании: процессы и компоненты .

Калуга: КГУ им. К. Э. Циолковского, 2014 .

5. Арпентьева М. Р. Взаимопонимание как феномен межличностных отношений в психологическом консультировании. Калуга: КГУ им. К. Э. Циолковского, 2017 .

6. Минигалиева М. Р. Супервизия как процесс взаимопонимания. Калуга: КГПУ, 2002 .

7. Минигалиева М. Р., Золотарева Т. Ф. Основы психологической самопомощи социального работника. М.: Изд-во МГСУ, «Союз», 2001 .

— 956 — Арпентьева М. Р. Базовые принципы как метатехнологии социально-психологического консультирования Arpentieva М. R. Basic principles as meta-technologies of socio- psychological consulting. Part 2

8. Бондаренко А. Ф., Федько С. Л. Тенденции индигенизации и их осмысление в современной консультативной психологии // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2014. № 5(28) [Электронный ресурс]. URL: http://mprj.ru (дата обращения: 10.05.2016) .

9. Henrich J., Heine S. J., Norenzayan A. The Weirdest People in the World? // Behavioral and Brain Sciences. 2010. № 33. P. 61–135 .

10. Kim U., Yang K.-Sh., Hwang K.-K. Indigenous and Cultural Psychology: Understanding People in Context. Springer US, 2010 .

11. Кемпински А. Экзистенциальная психиатрия. М–СПб.: Университетская книга, Совершенство, 1998 .

12. Laing R. The Divided Self: An Existential Study in Sanity and Madness. New York: Penguin Psychology, 1965 .

REFERENCES

1. Arpentieva M. R. Understanding as a phenomenon of interpersonal relations. Saarbrucken: Lambert Academic Publishing, 2016. (In Russian)

2. Rogers C. On becoming a person. New York, Boston: Mariner Books, 1995 .

3. Vujicic N. Life without limits: inspiration for a ridiculously good life. New York: Random House, Crown Publishing Group, 2010 .

4. Arpentieva M. R. Understanding in psychological counseling: processes and components. Kaluga state University named. K. E. Tsiolkovsky, 2014. (In Russian)

5. Arpentieva M. R. Understanding as a phenomenon of interpersonal relations in psychological counseling .

Kaluga, KGU. K. E. Tsiolkovsky, 2017. (In Russian)

6. Minigalieva M. R. Supervision as a process of understanding. Kaluga: KSPU, 2002. (In Russian)

7. Minigalieva M. R., Zolotarevа T. F. Fundamentals of psychological self-help social worker. M.: Publishing house MGSU “Union”, 2001 .

8. Bondarenko A. F., Fed’ko S. L. Trends indigenisation and their reflection in contemporary counseling

psychology // Medical psychology in Russia: electron. scientific. journal. 2014. N5(28) [Jelektronnyj resurs]. URL:

http://mprj.ru (acsess 10.05.2016). (In Russian)

9. Henrich J., Heine S. J., Norenzayan A. The Weirdest People in the World? // Behavioral and Brain Sciences. 2010. № 33. P. 61–135 .

10. Kim U., Yang K.-Sh., Hwang K.-K. Indigenous and Cultural Psychology: Understanding People in Context. Springer US, 2010 .

11. Kempinski A. Existential psychiatry. M-SPb.: University book, Excellence, 1998. (In Russian)

12. Laing R. The Divided Self: An Existential Study in Sanity and Madness. New-York: Penguin Psychology, 1965 .

Информация об авторе Information about the author Арпентьева Мариям Равильевна – доктор пси- Mariam R. Arpentieva – Doctor of Psychological Sciхологических наук, доцент, профессор кафедры ences, Associate professor, Professor at the Chair of психологии развития и образования, руководитель Kaluga K. E. Tsiolkovsky State University Psychological лаборатории психолого-педагогического сопрово- Development and Education .

ждения семьи и детства Центра социально-гуманитарных исследований, Калужский государственный университет имени К. Э. Циолковского .

Принята редакцией 6.12.2016 Received 6 December 2016

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОЙ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ В КОНТЕКСТЕ СИТУАЦИИ

В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В МИРЕ

RUSSIAN HIGHER EDUCATION INSTITUTIONS PROBLEMS IN THE CONTEXT OF

WORLDWIDE SITUATION IN TERTIARY EDUCATION SYSTEM

–  –  –

берлинской встречи министров образования европейских стран, является участником Болонского процесса, то есть встраивается в общеевропейскую систему высшего образования .

Постановка задачи. Задача изучения исследований зарубежных и отечественных авторов – выяснить направление вектора развития системы высшего образования в Европе и в мире в целом, найти подтверждение либо опровержение нашего понимания проблем, которое в основном основано на эмпирических данных, и на этом основании – наметить возможные пути решения сложных задач, с которыми ежедневно сталкивается каждый профессионал в области высшего образования в нашей стране .

Методология и методика исследования. Исследование проблем, стоящих перед российской системой высшего образования в контексте общемировых тенденций, предусматривало опору на основные принципы диалектического метода, предполагало использование таких принципов диалектического метода, как объективность, историзм, диалектическая противоречивость и системность. Обращение к работам как российских, так и зарубежных авторов, посвященным системе высшего образования, – необходимое условие объективности результатов исследования. В статье рассматривается история и истоки возникновения такого общеевропейского явления, как Болонский процесс. Проблемы в системе высшего образования России охарактеризованы на основании присущих ей противоречий .

Место, роль и проблемы, стоящие перед российской системой высшего образования, рассматриваются во взаимосвязи и взаимосоотнесенности как с другими подсистемами социокультурной системы страны, так и с системой высшего образования в Европе и в мире. Системный подход позволил интерпретировать сложные взаимосвязи системы высшего образования как подсистемы социокультурной системы общества .

В статье использовались такие общенаучные методы исследования, как анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия и др., а также такие эмпирические методы, как описание и сравнение .

Результаты. Как известно, целью Болонского процесса, который стартовал в 1999 году, является сближение и гармонизация систем высшего образования стран Европы для создания единого европейского пространства высшего образования, а также активизация европейской системы высшего образования в мировом масштабе в соревновании с Соединёнными Штатами и Японией .

В Европе, как и в мире в целом, пристальное внимание уделяется развитию высшего образования, как той роли, которую оно играет в глобальном масштабе, так и в рамках отдельно взятой страны .

Обращаясь к Болонскому процессу, уместно, однако, особо подчеркнуть, кто был его инициатором, в чьих интересах началась в 80-е годы XX века реструктуризация системы высшего образования в Европе. Согласно материалам европейских [1; 2; 3] и российских [4; 5] исследователей, направления реформирования системы высшего образования в Европе были разработаны в недрах такой организации, как Европейский круглый стол промышленников (ЕКС) .

Так, статья финского исследователя И. Кауппинена [2] посвящена вопросу участия ЕКС в реструктуризации системы образования в Европе. Особое внимание уделяется документам, принятым ЕКС, и опубликованным в 80-е годы прошлого века. Автор подчеркивает тот факт, что реструктуризация системы образования в Европе отражает интересы транснациональных корпораций на европейском уровне .

И. Кауппинен, в частности, отмечает: «Широко признано, что транснационализация высшего образования …занимает одно из центральных мест, имеет стратегическое значение, даже если деятельность университетов в большой степени регулируется и финансируется внутринациональными органами», а также: «Несмотря на то что национальные правительства продолжают играть роль в управлении высшим образованием, государственно-центричный подход становится всё более проблематичным» [2] .

Таким образом, на что особо указывает О. Четверикова [4], реформы, проводимые в рамках Болонского процесса в Российской Федерации, прежде всего отвечают не национальным интересам, а интересам транснациональных корпораций. Совершенно очевидно, что эти интересы не совпадают. Серьезные опасения сообщества преподавателей российских университетов вызваны тем, что результаты перманентного «реформирования» высшего образования в России не будут благоприятны для развития российского общества .

— 959 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Реформирование европейской системы высшего образования было продиктовано серьезным отставанием Европы от США и Японии в плане экономического развития, в этой связи задачей ЕКС было обеспечение тесной связи системы подготовки высококвалифицированных специалистов с потребностями промышленных предприятий и корпораций по примеру успешного функционирования университетов США. Однако проблема состоит в том, что цели в сфере подготовки специалистов с высшим образованием, продиктованные заказчиками, то есть ЕКС, сводятся к трансляции студентам только определенного набора компетенций. Очевидно, что промышленники любого уровня в круг основных компетенций не включают такие традиционные для российского образования задачи, как формирование мировоззрения будущего специалиста на основе системы гуманитарных ценностей и национальной культуры. Таким образом, за рамками интересов заказчиков реформирования остаются основные гуманитарные дисциплины университетов .

Современный рынок не заинтересован в воспитании человека с высокими уровнем гуманитарной культуры, поскольку на рынке, будь то базар, где торгуют фруктами и овощами, либо рынок труда, на первом месте стоит вопрос: сколько вешать в граммах? Если компетенции специалиста можно оценить, например, через систему тестов, то нравственную позицию, уровень сформированности гуманитарной системы ценностей личности нельзя положить на весы. В связи с этим необходимость таких «компетенций» отпадает сама собой .

Инициировав общеевропейскую перестройку по образу и подобию системы высшего образования Соединённых Штатов и Японии, авторам этого проекта (ЕКС) необходимо отслеживать ход процесса развития как в Европе, так и в мире в целом. Международная группа исследователей (Р. Шендел, Т. Маккоуэн и М. Окетч) Института образования Университетского колледжа Лондона (UCL) провела работу по изучению роли высшего образования в активизации экономического развития, а также определила проблемы, решение которых требует серьезных усилий. Несмотря на то что в фокусе их исследований были развивающиеся страны, на наш взгляд, выводы, к которым они пришли, имеют общее значение [6; 7; 8] .

Говоря об изменении роли высшего образования в современном мире, Тристан Маккоуэн [6, с. 13], один из членов группы, в частности, отметил, что она претерпевает значительные изменения .

Произошло изменение отношения к высшему образованию как к предмету элитного потребления .

После второй мировой войны наблюдался бурный рост числа высших учебных заведений, который, однако, начиная с 70-х и до 90-х годов ХХ века сменился снижением. Оно было вызвано сокращением финансирования этого сектора. К началу текущего века, по мнению Т. Маккоуэна, экономисты начинают понимать значимость развития высшего образования для экономики, поскольку в его учреждениях идет подготовка профессионалов высокой квалификации .

Кроме общеизвестных и признаваемых всеми функций передачи профессиональных знаний и ведения научно-исследовательской работы, не менее значимой, хотя и не до конца осознаваемой властями отдельных государств, является функция содействия общественному развитию того сообщества, на территории которого находится высшее учебное заведение [6, с. 15]. Высшее учебное заведение в этом смысле является институтом сохранения интеллектуального потенциала и культурного наследия, или «пространством критической рефлексии, где подвергаются критике проявления несправедливости» [там же, с. 17] .

Социальная функция может рассматриваться и более узко, то есть как муниципальная, так как интеллектуальными и материальными ресурсами университета может пользоваться та территория, на которой он находится. Заметим, что с одной стороны, это очевидно, но с другой стороны, например, политика ликвидации «неэффективного» университета в городе, где он является единственным высшим учебным заведением, приводит к упадку не только в области образования, но, самое главное, к снижению социокультурного уровня территории в целом .

Рассматривая тенденции, характерные для современной сферы высшего образования в Европе и мире, Т. Маккоуэн отмечает так называемый резкий рост его массовости (massification) как одну из наиболее очевидных. Эта глобальная тенденция обусловлена как демографическими изменениями, так и рынком труда, где всё более востребованы специалисты с высшим образованием .

Одной из заметных тенденций является также всё укрепляющаяся связь системы высшего образования с рынком, то есть его коммерциализация (moving of higher education towards the market) .

По мнению Т. Маккоуэна, это обусловлено тем, что в современных сложных экономических услоГорбухова М. Ю., Скубневская Т. В. Проблемы российской высшей школы в контексте ситуации.. .

Gorbukhova, M. Iu., Skubnevskaya, T. V. Russian higher education institutions problems in the context of worldwide.. .

виях снижается государственное финансирование вузов, что приводит к тому, что университеты всё в большей степени прибегают к частным источникам финансирования, и в этой связи также наблюдается рост количества частных высших учебных заведений. Коммерциализация «изменила университеты» [7]. В исследовании Маккоуэна-Шендел-Окетча отмечается, что проведенный ими анализ не позволяет положительно либо отрицательно оценить характер этой тенденции ввиду недостаточного объема исследований и фактических данных с мест [6, с. 56–58] .

Ключевой и также неоднозначной по своему характеру тенденцией является глобализация (globalization) системы высшего образования, интернационализация университетов. Она вызвана различными причинами и проявляется по-разному в зависимости от конкретной страны. Так, для некоторых стран привлечение иностранных студентов является источником дополнительного дохода, для других – на первом месте стоит академическая мобильность студентов и преподавателей, для третьих, добавим, это показатель престижности высшего учебного заведения .

Проблеме интернационализации было посвящено исследование, проводимое в рамках Европейского парламента [9], авторы которого указывают на сложности, которые возникают в связи с тем, что университеты тех стран Европы, в которых не было традиции обучать иностранных студентов, в условиях интенсивной академической мобильности сталкиваются с серьезными трудностями:

«Глобализация нашей экономики и общества повлияла на интернационализацию высшего образования, а также на рост значимости знания. Она [интернационализация] объясняется динамичными и постоянно возникающими сочетаниями политических, экономических, социокультурных и академических условий» [9]. В то же время авторы признают, что существуют региональные и национальные различия между вузами и программами, что даже в условиях интернационализации «не существует единой модели, которая подошла бы всем» .

В условиях глобализации, интернационализации и погони за студентами университеты подвержены «своего рода лихорадке международных рейтингов» [6] .

Отметим в этой связи, что возможность сравнения и интерес к тому, как оценивается конкретный университет экспертами, совершенно понятен, однако даже неспециалисту ясно, что эксперты зачастую политически и финансово ангажированы, и если, например, даже такие крупные и авторитетные университеты, как МГУ им. М. В. Ломоносова или МВТУ им. Н. Э. Баумана, известные своими достижениями в области научных исследований и всемирно признанными учёными, их выпускниками и преподавателями, занимают места во второй и третьей сотне университетов мира [9], то и сами эксперты, и их оценки вызывают большое недоверие. Кроме того, как указывает в своей статье Э. Хейзелкорн, сеть элитных университетов действительно извлекает значительную выгоду из высоких рейтингов, которые привлекают большое количество студентов из стран со всего мира, в то время, как «учебные заведения, которые не входят в эту сеть, в значительной степени изолированы от возможностей и финансирования» [3] .

Каковы же, по мнению экспертов, проблемы, стоящие перед высшим образованием в мире?

Т. Маккоуэн образно сравнивает решение этих проблем с жонглированием тремя шариками одновременно. К основным он относит равное право на получение высшего образования, повышение качества образования и его адекватное финансирование. «Даже в странах с высоким доходом,– отмечает эксперт, – решение этих проблем очень сложно» [7] .

Факты говорят о том, что несмотря на общий рост количества студентов в мире, доля студентов из семей с низким доходом не увеличивается. Продолжает сохраняться гендерное неравенство в высшем образовании. С одной стороны, в университетах обучается больше женщин, чем мужчин, но сохраняется значительный диспаритет внутри дисциплин, кроме того, в некоторых странах есть серьёзные социальные проблемы неравенства, связанные с религиозной принадлежностью, национальностью, языком и т. п. Можно утверждать, что система высшего образования сегодня характеризуется высокой степенью неравноправия .

Проблема качества образования, как уже отмечалось, одна из важнейших. Рост числа студентов приводит к перегрузке инфраструктуры и материальной базы государственного университета, недостатку преподавателей и, как следствие, перегрузке работающих преподавателей, что сказывается на качестве лекций и вызывает проблемы во взаимодействии преподаватель-студент в ходе учебного процесса. Что касается негосударственных и частных вузов, то, как отмечает Т. Маккоуэн, «быстро развивающийся частный сектор высшего образования трудно поддаётся — 961 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 регулированию в плане качества обучения. Среди тех, кто предоставляет такие услуги [частные учреждения высшего образования], трудно обеспечить качественные дипломы» [7] .

Серьёзной проблемой системы высшего образования является финансирование. Во всём мире расходы на содержание высших учебных заведений – всё обостряющаяся проблема .

Группа исследователей Р. Шендел, Т. Маккоуэн и М. Окетч сделала свои выводы на основании изученных материалов, в которые не была включена информация о системе высшего образования в Российской Федерации и странах бывшего СССР, в большей степени рассматривая ситуацию с высшим образованием в так называемых развивающихся странах. Со своей стороны, А. Паттерсон (Англия) в своей статье указывает на те же проблемы системы высшего образования и в Европе [10] Он пишет: «Университеты в континентальной Европе сталкиваются с тремя основными вызовами: значительный рост и расширение, диверсификация [то есть «многообразие»] и массовость .

«Расширение» означает значительное увеличение числа студентов в большинстве европейских стран». «Многообразие» продиктовано тем, что «все современные общества сегодня разнообразны, даже тогда, когда они этнически более или менее однородны, поскольку социальные и экономические различия существуют и будут существовать в будущем». Тенденция к многообразию будет расти в связи с глобализацией .

Что касается так называемой «массовости», она означает переполненность и перегруженность университетов, в которых в результате становится «тяжело работать и учиться». Увеличение числа студентов из других стран за счёт растущей тенденции к академической мобильности «создаёт ситуацию, к которой университеты часто не готовы» [10] .

А. Паттерсон также говорит о том, что одновременно с процессами диверсификации, массовости и расширения европейские университеты сталкиваются с серьезной проблемой недофинансирования, решение которой государства пытаются найти в реструктуризации систем высшего образования. «Европейское высшее образование будет претерпевать комплекс сложных и стрессогенных изменений. …бюджетные ограничения в ближайшее время никуда не исчезнут. Следовательно, университетам придется находить новые источники финансирования» [10]. На проблему недостаточного финансирования университетов Словакии (так же как и 27 университетов Европейского Союза) указывают в своей статье В. Чибакова и Л. Чибак. Авторы связывают ее с общемировым и европейским кризисом, который «обесценил годы экономического и социального прогресса и вскрыл структурную слабость европейской экономики» [11] .

Наши европейские коллеги критически относятся к процессу, связанному с изменяющимися условиями функционирования университетов, к изменению роли преподавателя, который всё больше превращается в работника сферы услуг. Кроме того, различия в уровне привлекательности дисциплин и специальностей приведут, по мнению А. Паттерсона, к внутриуниверситетским конфликтам. Даже западноевропейские исследователи процессов в системе высшего образования, у которых опыт реструктурирования системы больше и богаче, чем у нас в России, не рискуют делать прогнозы, к каким результатам в итоге приведут вышеперечисленные изменения и как университеты 21 века смогут сохранить свою традиционную роль центров широкого гуманитарного образования и совместить ее с требованиями рынка .

Краткий обзор результатов исследования роли и проблем системы высшего образования в Европе и мире в целом как в развитых странах с богатыми традициями, так и в странах, которые только выстраивают систему высшего образования, убедительно показывает, что сложности и проблемы в функционировании высшего образования Российской Федерации, в целом, и отдельных высших учебных заведений, в частности, практически идентичны общемировым .

Необходимо, однако, подчеркнуть, что материалы российских исследователей, посвященные процессам и проблемам, которые характерны для отечественного высшего образования, значительно отличаются от процитированных выше западных исследований. Основное отличие – глубокая озабоченность, серьезные претензии со стороны ученых, преподавателей университетов к тому направлению, в котором движется перманентный процесс реформирования. Это в первую очередь связано с тем, что российские традиции высшего образования основаны на понимании того, что образование – это не просто передача профессиональных, научных знаний, но пространство, в котором в ходе творческого взаимодействия преподавателя и студента идет сложный процесс

–  –  –

встраивания последнего в гуманитарную и профессиональную культуру, то есть не просто подготовка узкого специалиста, но формирование человека будущего .

В ходе реформирования системы высшего образования, а именно, встраивания ее в общеевропейскую, тесно привязанную к рынку, диктуемую потребностями транснациональных корпораций в условиях когнитивного капитализма, необходимо не просто ввести понятные в Европе ступени подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием – бакалавриат и магистратуру. Реформирование российской системы требует от ее главных субъектов перестройки менталитета, причем в экстремальных условиях «быстрого развертывания» .

Как известно, менталитет отдельного человека и определенного профессионального сообщества не может измениться настолько быстро. Профессиональное сообщество работников системы высшего образования – это преподаватели и ученые, то есть высокообразованные, квалифицированные люди. Нет сомнения, что их мнение о направлении и качестве реформ продиктовано не просто эмоциями, но представляет собой экспертное мнение «с мест», к которому необходимо прислушаться инициаторам и руководителям процесса реформирования. Однако на протяжении всего периода «реструктуризации», «реформирования» и «модернизации» эти процессы идут независимо как от экспертного сообщества ученых – преподавателей вузов, так и от всего российского общества в целом .

Показательно, что из множества статей и материалов, посвящённых современному положению дел в российском высшем образовании, только в незначительной части оно оценивается положительно или нейтрально. Важно отметить, что авторы исследований называют прямо противоположные причины такой невысокой оценки: одни (их значительное меньшинство, то есть три из приведённых в списке литературы источников – [12], [13] и [14]), считают, что кризис российского высшего образования связан с недостаточно быстрым переходом к общеевропейским стандартам, с торможением процесса усилиями педагогического сообщества российских вузов или с неквалифицированным руководством этим процессом управленческим аппаратом вузов .

Другие (это 13 источников из приведенного списка литературы – [4; 15–26]) полагают, что недостаточно обдуманный переход к реформированию российской системы высшего образования по образцу европейской не был подкреплен ни теоретически, ни экономически, а самое главное, не согласуется с социокультурными реалиями и национальным менталитетом, кроме того, по мнению О. Четвериковой, он является опасным для будущего нашей страны [4] .

Результатом реформ явилась ситуация, когда «в нашей стране кризис образования имеет двойную природу: с одной стороны, он является проявлением глобального кризиса, а с другой – результатом процесса модернизации системы российского образования» [15, с. 115]. Таким образом, в системе высшего образования идет «всё ускоряющийся процесс накопления противоречий» [там же, с. 117] .

Эти противоречия порождают проблемы внутри системы, о которых с озабоченностью говорят представители различных вузов. Можно сказать, что проблем в отечественной системе образования на современном этапе ее развития множество. Не претендуя на всеобъемлющий обзор, назовем некоторые из самых сложных .

Одной из существенных проблем, которая связана с экономической ситуацией в стране, является устаревшая материально-техническая база основной части вузов, не соответствующая современным технологиям, что не позволяет готовить специалистов современного уровня .

Серьезной проблемой можно назвать «замену ценности образования ценностью диплома о высшем образовании» [16, c. 28], что свидетельствует о девальвации знаний в обществе, где невостребованными становятся высококвалифицированные специалисты по широкому спектру специальностей .

Острая проблема – общее снижение интеллектуального уровня студентов, что отчасти связано с системой среднего образования, введением ЕГЭ, нарушением преемственности звеньев системы образования в целом Преподаватели иностранных языков, например, наблюдают удручающую картину, когда студенты в общей своей массе не могут увидеть причинно-следственные связи в несложном тексте, не умеют построить связное логичное высказывание из 12–20 предложений не только на иностранном, но даже на русском языке, не имеют элементарных навыков работы с литературой .

— 963 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 В качестве одной из существенных проблем, которые тормозят развитие системы высшего образования, нужно назвать неадекватное управление. О. С. Сухарев совершенно справедливо характеризует управление как «важнейший фактор дестабилизации состояния системы… [который] может приблизить ее к кризису» [17, с. 3] .

С проблемой управления тесно связана одна из самых серьезных проблем – бюрократизация, которая за последние несколько лет достигла невиданных масштабов и представляет собой грозную силу, разрушающую систему [18; 19; 20]. Процесс бюрократизации исключает возможность «доверительного интеллектуального общения преподавателя со студентами, [когда] всё остальное может быть только надстройкой над этим главным звеном учебного процесса и лишь обслуживает его» [19] .

И, наконец, к числу проблем, характерных для нынешнего состояния высшего образования, следует отнести снижение социального статуса и недооценку роли преподавателя вуза, значительное падение престижа преподавателей в обществе в целом. Это обусловлено рядом причин, но в первую очередь сведением «науки и образования исключительно к экономическим задачам, …к коммерциализации образовательных услуг и научных разработок», это означает превращение науки и образования «в примитивные, вспомогательные, обслуживающие капитал и приспосабливающиеся к нему организации» [17, с. 5] .

Высшая школа на нынешнем этапе не в состоянии играть ту социальную роль, которую традиционно делегирует ей общество,– роль центра развития культуры, если преподаватели из активных, творческих субъектов образования превратились в экономических аутсайдеров .

Выводы. Подводя итоги обзора материалов, посвященных высшему образованию, можно утверждать, что ситуация и проблемы в системе высшего образования в России, с одной стороны, идентичны общеевропейским и общемировым, поскольку обусловлены тем, что страна присоединилась к Болонскому процессу. С другой стороны, особенности, характерные для традиционной российской системы высшего образования, в ряде случаев вступают в противоречие с целями и задачами ее реформирования и вызывают появление дополнительных проблем .

В этой связи можно привести слова А. А. Овсянникова: «Проблемы системы высшего образования принципиально вневедомственны, общесоциальны. системны. …развитие системы образования сдерживается (более того, система разрушается) из-за нарастания двух общесоциальных проблем – снижение ценности человеческого капитала; снижение потребности (спроса) на профессионализм» [21, с. 84–85] в современном российском обществе. Это означает, что к преодолению проблем нужно подходить с системных позиций, принимая во внимание не только экономику, но и сложные взаимодействия и взаимовлияние всех подсистем культуры, увязанных с образованием, в первую очередь национальный менталитет и социокультурные традиции, а также экономическую ситуацию в стране .

Организаторам реструктуризации системы высшего образования важно осознать, что планы и перспективы ее развития в первую очередь должны соответствовать интересам социокультурного и экономического развития Российской Федерации, которые, что совершенно очевидно, не совпадают с интересами и планами транснациональных корпораций. Организаторам реформ необходимо отдавать себе отчет в том, что успех процесса в значительной степени зависит от всех субъектов образования, следовательно, необходимо изменить взгляд на преподавателей, превратив их из социальных аутсайдеров в активных сторонников. Российская система образования имеет богатые и славные традиции, укорененные в менталитете народа. Это означает, что при ее реформировании и модернизации важно понимать, что следует отказаться от привычки разрушения всего старого до основания .

Подводя итоги, уместно привести еще одну цитату из документа «Интернационализация высшего образования», подготовленного по заданию Комиссии по культуре и образованию Европарламента. Вывод авторов документа в связи с проблемой интернационализации и, шире, реструктуризации национальных систем высшего образования, на наш взгляд, совершенно очевиден: «Важно уделять основное внимание партнерству и сотрудничеству, одновременно признавая и уважая различия …в потребностях, целях и интересах партнера, а также учитывая преобладающие экономические и культурные условия. Европа сможет только тогда стать примером, когда она проявит желание признать, что она может научиться у других. Она предлагает важную, но не единственно возможную модель модернизации высшего образования» [9] .

— 964 — Горбухова М. Ю., Скубневская Т. В. Проблемы российской высшей школы в контексте ситуации.. .

Gorbukhova, M. Iu., Skubnevskaya, T. V. Russian higher education institutions problems in the context of worldwide.. .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Kauppinen I., Coco L., Choi H., Brajkovic L. Blurring Boundaries and Borders: Interlocks Between AAU Institutions and Transnational Corporations [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate .

net/publication/284367406_Blurring_Boundaries_and_Borders_Interlocks_Between_AAU_Institutions_and_ Transnational_Corporations (дата обращения: 25.11.2016) .

2. Kauppinen I. The European Round Table of Industrialists and the restructuring of European higher education [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/265340941_The_European_

Round_Table_of_Industrialists_and_the_restructuring_of_European_higher_education (дата обращения:

2.12.2016) .

3. Hazelkorn Е. Reflections on Global problems of Higher Education: a European Perspective [Электронный ресурс]. URL: https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fwww.nafsa.org%2F_%2FFile%2F%2Freflections_ on_global.pdf&name=reflections_on_global.pdf&lang=en&c=585febda6b31 (дата обращения: 13.12.2016) .

4. Четверикова О. О дивный новый мир [Электронный ресурс]. URL: http://www.nakanune.ru/ articles/111511 (дата обращения: 26.11.2016) .

5. Животовская И. Г. Три десятилетия реформ образования в Европе: Особенности модернизации образовательной системы [Электронный ресурс]. URL: http://inion.ru/files/File/APE_2013_2_Zhivotovskaya .

pdf (дата обращения: 19.11.2016) .

6. Oketch, McCowan, and Schendel The Impact of Tertiary Education on Development: A Rigorous Literature Review [Электронный ресурс]. URL: http://eppi.ioe.ac.uk/cms/Portals/0/PDF%20reviews%20and%20 summaries/Tertiary%20education%202014%20Oketch%20report.pdf?ver=2014–06–24–161044–887 (дата обращения: 25.11.2016) .

7. Tristan McCowan On higher education [Электронный ресурс]. URL: https://www.youtube.com/ watch?v=7Rrfccz4z7I&t=21s (дата обращения: 13.11.2016) .

8. Шендел Р., Маккоуэн Т., Окетч М. Экономический и неэкономический эффект высшего образования в странах с низким доходом // Международное высшее образование. 2014. № 77. С. 11–13 .

9. De Wit H., Hunter F., Howard L, Egron-Polak E. Internationalisation of Higher Education // Policy Department B: Structural and Cohesion Policies – European Union. 2015. [Электронный ресурс]. URL: http:// www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/STUD/2015/540370/IPOL_STU(2015)540370_EN.pdf (дата обращения: 25.11.2016) .

10. Patterson A. The Role of Higher Education Institutions in Modern Society. [Электронный ресурс]. URL:

http://conf.vntu.edu.ua/humed/2006/txt/06apims.pdf (дата обращения: 4.12.2016) .

11. Cibkov V., Cibk. Management in the Tertiary Education System in the European Union and in the Slovak Republic in the Second Decade of the 21st Century [Электронный ресурс]. URL: http://www.meste.org/ konf/Arhiva/Man_2012/pdf/RADOVI/Cibakova-Cibak.pdf (дата обращения: 3.12.2016) .

12. Современная система высшего образования в России: вчера, сегодня, завтра. [Электронный ресурс] .

URL: http://www.kp.ru/guide/sovremennoe-vysshee-obrazovanie.html (дата обращения: 25.11.2016) .

13. Гребнев Л. «Анти-Болонья»: позиция или поза? // Высшее образование в России. 2005. № 9.– С. 8–14 .

14. Новикова В. М. Проблемы и перспективы российского высшего образования // Вестник МГИМуниверситета. 2012. № 6. С. 282–285 .

15. Куренная А. Ф. Актуальные проблемы высшего профессионального образования в России и современном мире // Известия Саратовского университета. Новая серия. Сер. Акмеология образования .

Психология развития. 2013. Т. 2. Вып. 1(5). С. 114–118 .

16. Яо Л. М. Проблемы высшего образования в современном российском обществе // Современные проблемы науки и образования. 2009. № 6–2. С. 28–31 .

17. Сухарев О. С. Дисфункция образования и науки России: траектория преодоления // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 1(238). С. 2–17 .

18. Кочетков М. В. Инновации и псевдоинновации в высшей школе // Высшее образование в России .

2014. № 3. С. 41–47 .

19. Мамедов О. Главный в вузе – преподаватель // Академия. 2015. № 3 [Электронный ресурс]. URL:

https://www.facebook.com/yuri.tumanyan/posts/827511363977503 (дата обращения: 22.11.2016) .

20. Владимиров А. Проблемы современного высшего образования. В сетях бездны. [Электронный ресурс]. URL: http://communitarian.ru/publikacii/obrazovanie/problemy_sovremennogo_vysshego_ obrazovaniya_v_setyakh_bezdny/ (дата обращения: 21.11.2016) .

21. Овсянников А. А. Система образования в России и образование России // Мир России. Социология .

Этнология. 1999. № 3. Том 8. С. 73–132 .

22. Давыдов Ю. Болонский процесс. Миф или реальность? // Высшее образование в России. 2005 .

№ 10. С. 3–11 .

— 965 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2

23. Запесоцкий А. Ставка – будущее России. Болонский процесс – азартная игра // Высшее образование в России. 2005. № 9. С. 3–8 .

24. Карманова Д. Кризис российского высшего образования: к проблеме аспектизации [Электронный ресурс]. URL: http://journal-labirint.com/?p=522 (дата обращения:19.11.2016) .

25. Рыжов В. П., Терешков В. В., Каширина Н. А., Марьев А. А. Об оценке эффективности работы преподавателей в свете введения эффективного контракта // Высшее образование в России. 2015. № 10 .

С. 16–26 .

26. Филатов С. В. Болонский процесс и кризис системы высшего образования России // Развитие современного образования: теория, методика и практика: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф .

(Чебоксары, 29 мая 2016 г.) / редкол.: О. Н. Широков [и др.]. Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016 .

№ 1 (7). С. 45–46 .

REFERENCES

1. Kauppinen I., Coco L., Choi H., Brajkovic L. [Blurring Boundaries and Borders: Interlocks Between AAU Institutions and Transnational Corporations]. Available at: https://www.researchgate.net/ publication/284367406_Blurring_Boundaries_and_Borders_Interlocks_Between_AAU_Institutions_and_ Transnational_Corporations (accessed November 25, 2016) .

2. Kauppinen I. [The European Round Table of Industrialists and the restructuring of European higher education]. Available at: https://www.researchgate.net/publication/265340941_The_European_Round_Table_ of_Industrialists_and_the_restructuring_of_European_higher_education (accessed December 2, 2016) .

3. Hazelkorn Е. [Reflections on Global problems of Higher Education: a European Perspective]. Available at: https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fwww.nafsa.org%2F_%2FFile%2F%2Freflections_on_global .

pdf&name=reflections_on_global.pdf&lang=en&c=585febda6b31 (accessed December 13, 2016) .

4. Chetverikova O. [Oh, brave new world]. Available at: http://www.nakanune.ru/articles/111511 (accessed November 26, 2016) (in Russ.) .

5. Zhivotovskaya I. G. [Three decades of education reforms in Europe. Peculiarities of educational system modernization]. Available at: http://inion.ru/files/File/APE_2013_2_Zhivotovskaya.pdf (accessed November 19, 2016) (in Russ.) .

6. Oketch, McCowan, and Schendel [The Impact of Tertiary Education on Development: A Rigorous Literature Review]. Available at: http://eppi.ioe.ac.uk/cms/Portals/0/PDF%20reviews%20and%20summaries/ Tertiary%20education%202014%20Oketch%20report.pdf?ver=2014–06–24–161044–887 (accessed November 25, 2016) .

7. T r i s t a n M c C o w a n [On higher education]. Available at: https://www.youtube.com/ watch?v=7Rrfccz4z7I&t=21s (accessed November 13, 2016) .

8. Schendel R., McCowan T., Oketch М. [Economical and non-economical effect of higher education in low income countries]. Mezhdunarodnoye vyssheye obrazovaniye = International Higher Education, 2014, No. 77 .

pp. 11–13 (in Russ.) .

9. De Wit H., Hunter F., Howard L, Egron-Polak E. [Internationalisation of Higher Education]. Policy Department B: Structural and Cohesion Policies. European Union, 2015. Available at: http://www.europarl.europa .

eu/RegData/etudes/STUD/2015/540370/IPOL_STU(2015)540370_EN.pdf (accessed November 25, 2016) .

10. Patterson A. [The Role of Higher Education Institutions in Modern Society]. Available at: http://conf .

vntu.edu.ua/humed/2006/txt/06apims.pdf (accessed December 4, 2016) .

11. Cibkov V., Cibk. [Management in the Tertiary Education System in the European Union and in the Slovak Republic in the Second Decade of the 21st Century]. Available at: http://www.meste.org/konf/Arhiva/ Man_2012/pdf/RADOVI/Cibakova-Cibak.pdf (accessed December 3, 2016) .

12. Modern system of higher education in Russia: yesterday, today, tomorrow. Available at: http://www.kp.ru/ guide/sovremennoe-vysshee-obrazovanie.html (accessed November 25, 2016) (in Russ.) .

13. Grebnev L. [“Anti-Bologna”: position or pose?]. Vyssheye obrazovaniye v Rossii = Higher Education in Russia, 2005, No. 9. pp. 8–14 (in Russ.)

14. Novikova V. M. [Problems and prospects of Russian higher education]. Vestnik MGIM-universiteta = MSIM-universty Bulletin, 2012, No. 6. pp. 282–285 (in Russ.) .

15. Kurennaya A. F. [Urgent problems of higher education in Russia and in the modern world]. Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Ser. Akmeologiya obrazovaniya. Psikhologiya razvitiya = Saratov University Review. New Series. Ser. Education acmeology. Development psychology, 2013, Vol. 2, Issue 1(5). pp. 114–118 (in Russ.) .

16. Yao L. M. [The problems of higher education in modern Russian society]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya = Current Problems of Science and Education, 2009, No. 6–2. pp. 28–31 (in Russ.) .

17. Sukharev O. S. [Dysfunctioning of education and science in Russia: course of overcoming]. Natsionalnye interesy: prioritety i bezopasnost = National Interests: Priorities and Security, 2014, No. 1(238). pp. 2–17 (in Russ.) .

— 966 — Горбухова М. Ю., Скубневская Т. В. Проблемы российской высшей школы в контексте ситуации.. .

Gorbukhova, M. Iu., Skubnevskaya, T. V. Russian higher education institutions problems in the context of worldwide.. .

18. Kochetkov M. V. [Innovations and pseudo-innovations at higher education school]. Vyssheye obrazovaniye v Rossii = Higher Education in Russia, 2014, No. 3. pp. 41–47 (in Russ.) .

19. Mamedov O. [The main person at university is a teacher]. Akademiya = Academy, 2015, No. 3. Available at: https://www.facebook.com/yuri.tumanyan/posts/827511363977503 (accessed November 22, 2016) (in Russ.) .

20. Vladimirov A. [Modern higher education problems: In the toils of the abyss]. Available at: http:// communitarian.ru/publikacii/obrazovanie/problemy_sovremennogo_vysshego_obrazovaniya_v_setyakh_bezdny/ (accessed November 21, 2016) (in Russ.) .

21. Ovsyannikov A. A. [The system of education in Russia and Russia formation]. Mir Rossii. Sotsiologiya .

Etnologiya = The World of Russia. Sociology. Ethnology, 1999, No. 3. Vol. 8. pp. 73–132 (in Russ.) .

22. Davydov Yu. [Bologna process. myth or reality?] Vyssheye obrazovaniye v Rossii = Higher Education in Russia, 2005, No. 10. pp. 3–11 (in Russ.) .

23. Zapesotsky A. [The future of Russia is a stake. Bologna process is a game of chance]. Vyssheye obrazovaniye v Rossii = Higher Education in Russia, 2005, No. 9. pp. 3–8 (in Russ.) .

24. Karmanova D. [Russian higher education crisis: on the problem of aspectizing]. Available at: http:// journal-labirint.com/?p=522 (accessed November19, 2016) (in Russ.) .

25. Ryzhov V. P., Теreshkov V. V., Каshirina N. А., Маryev А. А. [On the assessment of the effectiveness of teachers’ work in the light of effective contract introduction]. Vyssheye obrazovaniye v Rossii = Higher Education in Russia, 2015, No. 10. pp. 16–26 (in Russ.) .

26. Filatov S. V. [Bologna process and the crisis of higher education system in Russia]. The Development of modern education: theory, methodology and practice: Procedings of the VII International scientific-practical Conference (Cheboksary, May 29, 2016). Edit. Board: O. N. Shirokov et al., Cheboksary: TsNS “Interaktiv plyus”, 2016, No. 1 (7). pp. 45–46 (in Russ.) .

Информация об авторах Information about the authors Горбухова Мария Юрьевна – кандидат философ- Mariia Iu. Gorbukhova – Candidate of Philosophy, ских наук, доцент, кафедра иностранных языков Associate Professor at the Chair of Foreign Languages естественных факультетов ФГБОУ ВПО «Алтайский of Natural Sciences Faculties at Altai State University государственный университет» (656049 г. Барнаул, (61 Lenin av., 656049 Barnaul, e-mail: mag6549@ пр. Ленина, 61, e-mail: mag6549@yandex.ru). yandex.ru) .

Скубневская Татьяна Валентиновна – кандидат Tatiana V.

Skubnevskaia – Candidate of Pedagogпедагогических наук, доцент, заведующая кафе- ics, Associate Professor, Head of the Chair of Forдрой иностранных языков естественных факульте- eign Languages of Natural Sciences Faculties at Altai тов ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный уни- State University (61 Lenin av., 656049 Barnaul, e-mail:

верситет» (656049 г. Барнаул, пр. Ленина, 61, e-mail: skubnevskaya@gmail.com) .

skubnevskaya@gmail.com) .

Принята редакцией 5.01.2017 Received 5 January 2017

–  –  –

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ГЛОБАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ

КАК СЛЕДСТВИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

AXIOLOGICAL TRANSFORMATION IN GLOBAL EDUCATION AS A CONSEQUENCE

OF INFORMATION TECHNOLOGIES

–  –  –

В.И.Кудашов Kudashov,V.I .

Сибирский федеральный университет, Красноярск, Siberian Federal University, Krasnoyarsk, Russia, Российская Федерация, e-mail: vkudashov@mail.ru e-mail: vkudashov@mail.ru С.И.Черных Chernykh,S.I .

Новосибирский государственный аграрный универ- Novosibirsk State Agrarian University, Novosibirsk, ситет, Новосибирск, Российская Федерация, e-mail: Russian Federation, e-mail: 2560380@ngs.ru 2560380@ngs.ru М.П.Яценко Iatsenko,M.P .

Сибирский федеральный университет, Красноярск, Siberian Federal University, Krasnoyarsk, Russian Российская Федерация, e-mail: mikhailyatzenko@ Federation e-mail: mikhailyatzenko@yandex.ru yandex.ru Д.В.Рахинский Rachinsky,D.V .

Красноярский государственный аграрный Krasnoyarsk State Agrarian University, Krasnoyarsk, университет, Красноярск, Российская Федерация, Russian Federation, e-mail: siridar@mail.ru e-mail: siridar@mail.ru .

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы Abstract. The article focuses on the problems of naотечественного образования на современном эта- tional education at the current moment. The authors пе. Раскрываются перспективы повышения каче- make case about the outlooks of improving the qualства образования на основе новейших технологий. ity of education based on the most technologies. The При этом доказывается, что внедрение информа- authors outline that application of information techционных технологий является мощным средством nologies enhances the quality of training of specialists повышения качества подготовки специалистов taking into account the obvious fact that social instituс учетом того очевидного обстоятельства, что tions have a high degree of originality and uniqueness социальные институты обладают высокой сте- and require development of specific technologies for пенью неповторимости и уникальности и тре- each of them. Full socio-philosophical analysis of the буют разработки специфических технологий role of information in global education implies invesприменительно к каждому из них. Полноценный tigation of the peculiarities of education as a part of социально-философский анализ роли информации society. The thing is that research devoted to the role, в глобальном образовании предполагает иссле- place and outlooks would depend on solution of social дование особенностей самого образования как problems, education problems as an important social части социума. Дело в том, что любые исследо- institute. This means that any actions on directing the вания, посвященные роли, месту и перспективам information flows in education should follow the naинформации, так или иначе будут зависеть от tional idea, as the education system becomes a reason уровня решения социальных проблем вообще и обра- and a consequence of all social transformations. In зования как важнейшего социального института other words, the education system is closely connected в частности. Это означает, что любые действия with sustainability of society; however, it has its own по направлению потоков информации в образо- peculiarity specified by concrete education activity .

вательном процессе должны согласовываться Modern global education differs from the traditional с общенациональной идеей, поскольку система one (Soviet), in the way knowledge is delivered on the образования всегда является и причиной, и след- broader spectrum. The authors pay attention to the ствием всех социальных трансформаций. Другими mechanism of knowledge delivering and qualitative — 968 — Кудашов В. И., Черных С. И., Яценко М. П., Рахинский Д. В. Аксиологические трансформации.. .

Kudashov V. I., Chernykh. S.I., Iatsenko M. P., Rachinsky D. V. Axiological transformation in global education.. .

словами, образовательная система тесным об- characteristics of new information that should become разом связана с устойчивостью всего общества, the bridge to the new knowledge by means of applicaоднако имеет свою особенность, детерминиро- tion new ways of information transmission. Due to the ванную спецификой конкретной образовательной fact that information technologies are widely applied, деятельности. Современная глобальная школа teachers should deliver knowledge not only by means отличается от традиционной, советской, в част- of classroom studies but using university and global ности тем, что трансляция знаний ведется по information nets .

более широкому спектру. Представляет интерес как сам механизм трансляции знаний, так и качественные характеристики новой информации, которая должна стать своеобразным мостиком в новое знание, используя в обучении новые каналы передачи информации. В условиях активного применения информационных технологий наряду с традиционными авторскими программами преподаватели могут и должны доносить знания не только посредством аудиторных занятий, но и путем использования как локальных (вузовских), так и глобальных информационных сетей .

Ключевые слова: глобальное образование, ин- Key words: global education, information technoloформационные технологии, прагматизация об- gies, the pragmatism of education, the education sysразования, образовательная система, качество tem, the quality of education .

образования .

Для цитаты: Кудашов В. И., Черных С. И., Яцен- For quote: Kudashov V. I., Chernykh. S.I., Iatsenко М. П., Рахинский Д. В. Аксиологические ko M. P., Rachinsky D. V. [Axiological transformation трансформации в глобальном образовании как in global education as a consequence of information следствие информационных технологий // Про- technologies]. Professionalnoe obrazovanie v sovreфессиональное образование в современном мире. menom mire = Professional education in the modern Т. 7. 2017. № 2. С. 968–975. world, 2017, Vol. 7, no 2, pp.968–975 .

DOI: 10.153/ PEMW20170204 DOI: 10.153/ PEMW20170204 Введение. В последние десятилетия по проблемам теории ценностей и ценностного исследовательского подхода появилось значительное количество работ, которые, однако, не в состоянии адекватно отразить те принципиальные социальные трансформации, которые несут в себе современные глобализационные процессы для образовательной сферы. В первую очередь возникают вопросы, связанные с определением ведущей методологии, позволяющей исследовать проблемы теории ценностей и ценностного подхода, которые в современном мире могут решаться, опираясь на определенные аксиологические установки .

Фундаментальным для понимания аксиологии является категория «ценность», которая соединяет в себе знания о предмете через призму отношения к нему. Это свойство выдвинуло категорию «ценность» в качестве ведущей для многих наук о человеке, занимая особое место в современной философии. Данный подход акцентирует внимание на социальной природе категории «ценность», потому что объясняет довольно широкий спектр его применения, включая все многообразие понятий и явлений действительности, которые могут и должны оцениваться с точки зрения традиционных понятий .

Одной из самых больших катастроф современного человечества является крушение системы сложившихся ценностей, что проявляется, в частности, в их обессмысливании. Все это приводит к утрате всего спектра чувств по отношению не только к прошлому, но и к настоящему. Проблема усугубляется тем фактом, что ценностные трансформации происходят в духовной сфере, усиливая чувство трагичности происходящего. Кроме того, духовная катастрофа чаще всего предшествует другим социальным катастрофам, поскольку сложившаяся аксиологическая шкала помогает задавать четкий алгоритм на будущее. Поскольку подобные ценности созданы самими людьми, то подобное обесценение ценностей встречалось в истории как целых народов, так и отдельных индивидов. Подобные разломы в истории воспринимались как совершенно естественные и отражаISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 лись в образовательной системе конкретной страны. Это следствие их свободы, когда появляется возможность выбрать какой-либо путь социального развития или отказаться, выбрав другой. Такое изменение или смена ценностей сплошь и рядом наблюдается в течение жизни и отдельных народов и особенно актуализируется в условиях протекания насильственной глобализации, основанной на вестернистской аксиологической шкале .

Постановка проблемы. Для современного этапа развития нашего общества, равно как и для любого переломного момента в истории человечества, ключевой является переоценка ценностей, которые выступают фундаментом человеческого бытия, с их помощью осуществляется прогрессивное развитие общества. Последнее десятилетие Россия оказалась перед выбором между исторически обусловленной формой российской демократии и формой демократии западного типа. В обществе происходит опасный процесс манипулирования сознанием народа и насаждения чуждых ему культурных ценностей, при этом открыто принижается и искусственно искажается тысячелетняя культура России, ее народные традиции и нравственность. Реформаторские неудачи списываются на народный менталитет, который служит хранителем реального исторического опыта .

Духовный ценностный кризис тем отличается от экономических, экологических, политических кризисов, что здесь «…человек как бы потерял самого себя, то, с чем он себя идентифицировал, веровал, что то, что является для него ценностью, это и есть он сам в его глубинном существе, и, потеряв которое, как бы впору уже покончить с этой жизнью, ставшей пустой, лишенной сути своей» [1, c. 143]. Ситуация усугубляется тем, что в национальные системы образования вносятся чуждые ей догмы, которые вступают в противоречие с исторически сложившейся аксиологической системой. Тем более что в качестве образца преподносятся человеконенавистнические теории, где, как в концепции Милтона Фридмана, пропагандируется худшее в человеке: «Обычное состояние человечества – это тирания, рабство и страдания. Западный мир XIX века и начала XX представляет собой разительное исключение из этой тенденции исторического развития» [2, с. 43] .

Несмотря на сильнейшее давление, отечественная система образования сохранила свои традиции. Для большинства концепций – просветительских, рационалистических, коммунистических, религиозных – человек как высшая ценность остается точкой отсчета. Однако абстрактно выраженный принцип гуманизма может приводить к таким последствиям, о чем не подозревали его теоретики. Дело в том, что гуманизм и гуманизация могут вести при соответствующем обучении и воспитании к высотам духовного просветления или в бездну самоценности индивидуального бытия. Так, А. Корольков справедливо подчеркивает, что пути гуманистического прогресса оказались разными, но духовная катастрофа, к которой эти пути привели, довольно однотипна [3, c. 246–248] .

Далее автор утверждает, что «…пока духовное здоровье русского человека будет определяться его произвольным выбором, при том что информационная машина государства, вся система воспитания будет насаждать бездуховные или исторически чуждые русскому человеку ценности, ни о каком здоровье отдельных людей и нации в целом говорить не приходится… Чужебесие в духовной сфере более губительно, чем в телесной» [4, c. 21]. Все это играет принципиальную роль для становления новой, глобальной системы образования .

Современный глобальный этап системы образования характеризуется попыткой нивелирования всех проявлений идентичности в национальных школах, которые выступают в роли объектов, в отличие от политики колониальных держав предыдущих веков, не направленных на переделку парадигмальной инфраструктуры жизнеустройства конкретных народов, их ценностных систем, картины мира, образа жизни. Как отмечает М. П. Яценко, «Трансформация исторического прошлого, выступающая как оправдание глобализации, предшествовала фальсификации истории в условиях европоцентризма» [5, c. 102] .

Сегодня во главу угла поставлена задача насильственного навязывания именно вестернистской ценностной системы, игнорируя образ жизни и формы общественной и политической организации народов. Главной задачей в этом плане является «…изменение самого менталитета, ментальной или парадигмальной основы жизнеустройства всего незападного мира (это примерно 4/5 всего человечества)» [6, c. 26]. Это в полной мере проявляется в образовательной системе, которая в значительной степени подчинена западной системе ценностей .

Методология исследования. Результаты. По нашему мнению, главная проблема, с которой сегодня сталкивается отечественная система образования, обусловлена оптимальным взаКудашов В. И., Черных С. И., Яценко М. П., Рахинский Д. В. Аксиологические трансформации.. .

Kudashov V. I., Chernykh. S.I., Iatsenko M. P., Rachinsky D. V. Axiological transformation in global education.. .

имодействием между общечеловеческими ценностями и сложившимися традициями в области образования и воспитания. Сторонники либерального курса в российском образовании уверены, что общечеловеческие ценности являются высшим критерием для всех остальных ценностей и всячески стараются провести эту идею в учебный материал. Существование общества обусловлено культивированием принципа приоритета общечеловеческих ценностей, и данный тезис представлен в виде аксиологического императива, «…без осуществления которого человечество прекратит свое существование» [7, c. 96–97]. Навязывание системы ценностей, не учитывающей сложившийся опыт, может спровоцировать множество конфликтов, о чем свидетельствует мировая история последних десятилетий .

Проблема состоит в том, что идеология единого, глобального образования базируется на «универсальной» и «единственно верной» системе ценностей, одинаково пригодной и обязательной для всех народов. Игнорируется тот факт, что ценности и идеи прав человека, политической демократии и рыночной экономики представляют собой изобретения, сформулированные западным человечеством в течение последних двух-трех столетий, в конкретных социокультурных, политико-культурных реальностях западного мира. Это было сделано на основе особой, характерной только для западного мира мировоззренческой парадигмы для защиты своего образа жизни, жизнеустройства, ценностей и принципов, которые в неоконсервативно-фундаменталистской трактовке приобрели предельно идеологизированный характер. Любой индивид всегда смотрит на социальный мир через сформированную систему ценностей. Важнейшим фактором, детерминирующим когнитивную работу учащегося с учебной информацией, признаются социальные ценности .

В сравнении с теми блоками информации, которые тесно связаны с индивидуальными и психологическими особенностями индивида, субъективность оценок формируется под непосредственным влиянием социальных ценностей .

У человечества имеется некоторый комплекс основополагающих ценностей, от которых зависит само его выживание, и они в полной мере должны быть представлены в образовательной системе для встраивания в глобальный мир. Будущие поколения должны быть готовы решать сложнейшие общечеловеческие проблемы: предотвращение всеобщей термоядерной войны;

противостояние природным катаклизмам; защита природной среды существования человека и т. д .

Тем не менее даже этот весьма узкий круг ценностей понимается разными народами по-разному .

Например, США отказываются подписывать Киотский протокол, в то время как подавляющее большинство государств, независимо от формы политического устройства, считают необходимым подписать и соблюдать его принципы. По мнению же американцев, приверженность подобным экологическим принципам противоречит их национальным интересам. Если большинство стран, рассматривая человеческую жизнь как высшую ценность, в законодательном порядке отменили смертную казнь, то в отдельных штатах США осуществляются казни даже детей. Опасность подобного развития наглядно демонстрирует необходимость раз и навсегда избавиться от связи правового мышления с индивидуализмом, что позволило бы направить справедливое стремление к его преодолению, а также стремление к практическому осуществлению идеи общественности в регулируемое правом русло [8, c. 157] .

Одной из наиболее сложных социальных проблем, принципиально влияющих на формирование новых отношений в системе образования, является маргинализация части населения. Специфика этого явления в современном мире не обязательно подразумевает прозябание в беспросветной нищете. «Речь идет о людях, которые не могут найти себе места в «информатизированной» экономике, по разным причинам конфликтуют с принятой большинством системой ценностей и общественных отношений» [9, c. 16] .

В условиях постмодерна все чаще появляются образовательные концепции, в которых вообще отрицается необходимость ценностной системы, в результате чего нравственный релятивизм легко переходит в нигилизм. Все это приводит к серьезным последствиям, причиной которых является деградация тех общественных реалий, которые основаны на христианской системе ценностей, в первую очередь феномена нравственно и социально ответственного индивида. «В данных условиях становится все яснее, что человечество способно выжить, лишь воссоздав и поставив в центр своего существования систему абсолютных ценностей» [10, c. 7] .

— 971 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Ведущей тенденцией современности, которая принципиальным образом влияет на систему образования, является антропологизация аксиологии в социальной философии, в то время как вся сфера познания аксиологизируется. Ведущим тезисом либеральной аксиологии является утверждение человека как «меры всех вещей», но не столько в гносеологическом смысле, как полагал Протагор, сколько в онтологическом. Ситуация с ценностями в современном либеральном мире довольно убедительно описывается Ж. Бодрийяром, который декларирует ее как вирусную стадию диффузии ценностей, когда невозможно «провести расчеты в терминах прекрасного или безобразного, истинного или ложного, доброго или злого», когда «добро не располагается более по ту сторону зла» и когда «ничто не имеет определенного положения в системе абсцисс и ординат»

[11, c. 10–11] .

Аксиологические трансформации в глобальном образовании во многом обусловлены информационными технологиями, тем более что в современном глобальном обществе требуется не соответствие исторической действительности, а умение подстроиться под потребителя, предлагая ему рекламируемый товар. В образовательной системе подобные тенденции проявляются в том, что любое историческое событие может приниматься или не приниматься современным обществом в качестве значимого факта, чтобы стать источником исторической и социальной идентификации, хотя сам исторический факт никогда не может быть лишен своих пространственных характеристик. Более того, в современной ситуации для представителей различных культурных или национальных общностей, проживающих на территории одной страны, в качестве первоосновы национальной идентичности выбираются разные исторические события, что провоцирует конфликты различных вариантов социальной памяти. В условиях смены социокультурной парадигмы Й. Розен предлагает рассматривать «сложившуюся ситуацию в качестве кризиса социальной памяти, который наступает при столкновении исторического сознания с опытом, не укладывающимся в рамки привычных исторических представлений, что ставит под угрозу сложившиеся основания и принципы идентичности» [12, с. 16]. В образовательной сфере информатизация на базе историзации представляется некой культурной стратегией преодоления разрушительных последствий травмирующего опыта путем придания событию «исторического» смысла. Образование как сложный, разнородный, внутренне противоречивый процесс требует качественно новых организационных подходов и мощностей государственного аппарата на базе новейших информационных технологий .

Принципиальное значение в этом плане играет исторический тип мышления, который выступает хранителем аксиологической шкалы системы образования, представляющей конкретный регион .

Однако проблема состоит в том, что аксиологическая шкала современной школы формируется субъектами глобализации посредством телевизионных СМИ, которые искажают сложившуюся систему ценностей, презентуя в качестве кумиров недостойные образцы. По мнению В. И. Кудашова, «…в этом и есть опасная суть дегуманизации истории как неотъемлемой части общенациональной культуры» [13, с. 46]. Современные информационные технологии формируют облегченный путь познания и бытия, доказывая, что сегодня можно «…внезапно оказаться в центре всеобщего внимания, стать составной частью обыденного сознания. Как следствие, понятие «зрелище»

стало центральной категорией в жизни общества, а индивиды должны научиться играть в таком зрелище определенную роль» [14, с. 152–153]. Информатизация позволяет внушать учащимся не только ложные, но и довольно опасные идеи: «С точки зрения господствующей элиты нет никакой принципиальной разницы в типе государственного устройства, поскольку монархия, диктатура, либеральная демократия – это лишь тот или иной способ воспроизводства власти действующей элиты. В каждую эпоху, в каждой культуре, традициях и обстоятельствах один из них оказывается наиболее эффективным и адекватным» [15, с. 13] .

Возрождение системы образования в цивилизационном контексте, базирующейся на аксиологической шкале, требует учета глубины имперской традиции в отечественном историческом сознании. «Наращивание индивидуальной и коллективной субъектности, объема ответственности – стержневой исторический процесс… Обживая родовые формы сознания, человек дорастает до ответственности перед своими предками и потомками… В государстве, через служение государю, человек впервые освобождается от социальных культурных детерминант своего рождения, получает возможность сформировать ответственность за историческую судьбу всего народа. В империи как высшей форме государственной организации человек субъективирует весь человеческий мир»

— 972 — Кудашов В. И., Черных С. И., Яценко М. П., Рахинский Д. В. Аксиологические трансформации.. .

Kudashov V. I., Chernykh. S.I., Iatsenko M. P., Rachinsky D. V. Axiological transformation in global education.. .

[16, с. 20]. В. К. Кантор высказывает важную мысль: «Преобразование провинциальной Московской Руси в великую европейскую державу – путь от ксенофобии к всемирности, от националистической патетики к правосознанию и развитию личностного начала, от харизматического всевластия к юридическому регламенту, охватывающему все стороны общественной жизни» [17, с. 107] .

Современный глобальный мир доказывает необходимость возвращения к подобным формулам, которые аккумулировали бы весь противоречивый исторический опыт России. Важную мысль в этом отношении высказал М. Мамардашвили: «Молодые люди, которые жили не эту жизнь и не так… в историческом смысле лишние. Поэтому А. С. Пушкин чуть ли не собственноручно, единолично хотел создать историю в России, пытаясь на деле доказать свою антитезу некоторым мыслям П. А. Чаадаева. Например, утвердить традицию семьи как частного случая, дома, стен обжитой культуры, «малой родины». Как автономного и неприкосновенного исторического уклада, в который никто не может вмешиваться, ни царь, ни церковь, ни народ… И принес себя в жертву своему принципу» [18, с. 185] .

Парадигма историчности формировала убеждения и коллективную идентичность для осуществления единого переживания общих убеждений, предметов веры, однако, по мнению В. Семенкова, время идей как предметов веры прошло. «Парадигма современности, в свою очередь, формирует дискурс. В рамках такой парадигмы мы дистанцируемся от общности переживания, так как в приватной сфере мы не должны быть носителями убеждений, но мы должны быть в согласии с самим собой, адекватны окружающему миру» [19, с. 56]. Аксиологические проблемы современной системы образования детерминированы также тем фактом, что пропагандистская кампания под лозунгом «за правду истории» породила новую мифологию, направленную на духовно-ценностную ориентацию, дезориентацию общественного сознания .

Можно констатировать, что до той поры, пока система неизменна, новая информация преподносится таким образом, чтобы в очередной раз утвердить структуру ценностно-нагруженных категорий. Это в полной мере касается и феномена глобализации в его культурном и цивилизационном контекстах: «В настоящее время для современного российского общества одной из высших ценностей стал успех, выраженный прежде всего в материальном достатке, карьере и социальном призвании» [20, с. 116] .

Выводы. Одним из следствий формирующегося глобального образования являются аксиологические трансформации национальных образовательных систем, решить которые можно на базе внедрения новейших информационных технологий. Информация может выступать в качестве фактора оправдания глобализации, представляя собой неореалистский вариант исторического познания, который предусматривает некоторый идеальный проект истории, предполагающий всеобщие для всех времен и народов закономерные исторические фазы, где игнорируется социокультурная идентичность объектов глобализации. Многополярный мир отрицает неконструктивное, насильственное навязывание своей системы ценностей всему мировому сообществу, вплоть до потери ими своей социокультурной идентичности. Именно в таком мире у России есть шанс не утратить свой суверенитет и идентичность, а сохранение и развитие национальной культуры будет способствовать этому процессу .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Абишева А. К. О понятии «ценность» // Вопросы философии. № 3. 2002. С. 143 .

2. Восканян М. Монополизация свободы // Однако. 2011. 2 мая. С. 43 .

3. Корольков А. А. Духовный смысл русской культуры. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2006 .

С. 246–248 .

4. Корольков А. А. Духовная антропология и тенденции современного образования // Теория и история .

2004. № 3. С. 21 .

5. Яценко М. П. Исторические аспекты глобализации как управляемого процесса // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2009.№ 110. С. 102 .

6. Гаджиев К. С. Заметки о метаморфозах либеральных ценностей // Вопросы философии. 2008. № 5 .

С. 26 .

7. Столович Л. Н. Об общечеловеческих ценностях // Вопросы философии. 2004. № 7. С. 96–97 .

8. Франк С. Л. К проблематике социального права // Вопросы философии. 2007. № 1. С. 157 .

— 973 — ISSN 2224-1841 (печатный) Профессиональное образование в современном мире. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2

9. Загладин Н. Глобальное информационное общество и Россия // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 7. С. 16 .

10. Киселев Г. С. Смыслы и ценности нового века // Вопросы философии. 2006. № 4. С. 7 .

11. Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. М.: Добросвет, 2000. С. 10–11 .

12. Розен Й. Утрачивая последовательность истории (некоторые аспекты исторической науки на перекрестке модернизма, постмодернизма и дискуссии о памяти). М., 2001. Вып. № 7. С. 16 .

13. Кудашов В. И. Деидеологизация российской истории // Теория и история. 2007. № 1. С. 46 .

14. Кельнер Х., Зофнер Х. – Г. Культурная глобализация в Германии. Многоликая глобализация. М.:

Аспект Пресс, 2004 .

15. Леонтьев М. В. Идеология суверенитета // Однако. 2013. Август–сентябрь. С. 13 .

16. Валитов И. Одна культура одна история // Однако. 2011. 5 мая. С. 20 .

17. Кантор В. К. Российская империя против российского хаоса. К проблеме имперского сознания в России. М.: РОССПЭН, 2008 .

18. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. М.: Прогресс, 1990 .

19. Семенков В. Е. Философия как идеология: о возможных модусах идеологической проекции философского знания // Credonew. 2006. № 3 (47). С. 56 .

20. Малимонов И. В., Синьковская И. Г., Рахинский Д. В., Король Л. Г. Влияние экономических факторов на демографический процесс рождаемости в современном обществе // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение // Вопросы теории и практики .

2015. № 11 (61). В 3-х ч. Ч. II. C. 114–118 .

REFERENCES

1. Abisheva A. K. [On the concenpt of values]. Voprosy filosofii = Problems of Philosophy, 2002, no. 3. p. 143 (in Russ) .

2. Baudrillard J. Prozrachnost zla [Transparency of the evil]. Moscow, Dobrosvet Publ., 2000. pp. 10–11 .

3. Valitov I. [The same culture and the same history]. Odnako = Otherwise, 2011, May 5.p. 20 (in Russ) .

4. Voskanyan M. [Freedom monopoly]. Odnako = Otherwise, 2011, May 2. p.43 (in Russ) .

5. Gadzhiev K. S. [Remarks on transformation of liberal values]. Voprosy filosofii = Problems of Philosophy, 2008, no. 5. p. 26 (in Russ) .

6. Zagladin N. [Global information society in Russia]. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya = World economy and international relations, 2005, no. 7. p. 16 (in Russ) .

7. Kantor V. K. Rossiyskaya imperiya protiv rossiyskogo khaosa. K probleme imperskogo soznaniya v Rossii [The Empire of Russia against the Russian khaos. Revisiting the problem of imperious attitude of mind]. Moscow, ROSSPEN Publ., 2008. 107 p .

8. Kelner H. Kulturnaya globalizatsiya v Germanii. Mnogolikaya globalizatsiya [Cultural globalization in Germany. Multifaced globalization]. Moscow, Aspekt Press, 2004. pp. 152–153 .

9. Kiselev G. S. [Meanings and values of new century]. Voprosy filosofii = Problems of Philosophy, 2006, no .

4. p. 7 (in Russ) .

10. Korolkov A. A. [Spiritual antropology and tendencies in modern education]. Teoriya i istoriya = Theory and history, 2004, no. 3. p. 21 (in Russ) .

11. Korolkov A. A. Duhovnyy smysl russkoy kultury [Spiritual nature of Russian culture]. St. Petersburg, RSPU Press, 2006. pp. 246–248 .

12. Kudashov V. I. [Deideologization of Russian history]. Teoriya i istoriya = Theory and history, 2007, no .

1. 46 p. (in Russ) .

13. Leontev M. V. [Sovereignty ideology]. Odnako = Otherwise, 2013, August-September. p. 13 (in Russ) .

14. Malimonov I. V. [Impact of economic factors on demographic process in the society at the current stage] .

Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kulturologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki = Historical, Philosophical, Political and Law science, Cultural science and Art. Theoretical and practical problems, 2015, no. 11 (61), part II. pp. 114–118 .

15. Mamardashvili M. K. Kak ya ponimayu filosofiyu [How I understand Philosophy]. Moscow, Progress Publ., 1990. 185 p .

16. Rozen Y. Utrachivaya posledovatelnost istorii (nekotorye aspekty istoricheskoy nauki na perekrestke modernizma, postmodernizma i diskussii o pamyati) [Loosing the line of history (some aspects of History on the crossing of modernism, post-modernism and discussion about the memory)]. Moscow, 2001, no. 7. 16 p. (in Russ) .

17. Semenkov V. E. [Philosophy as an ideology: on possible modes of ideological views of philosophical axiology]. Credonew, 2006, no. 3 (47). 56 p. (in Russ) — 974 — Кудашов В. И., Черных С. И., Яценко М. П., Рахинский Д. В. Аксиологические трансформации.. .

Kudashov V. I., Chernykh. S.I., Iatsenko M. P., Rachinsky D. V. Axiological transformation in global education.. .

18. Stolovich L. N. [On people’s values]. Voprosy filosofii = Problems of Philosophy, 2004, no. 7. pp. 96–97 (in Russ) .

19. Frank S. L. [Revisiting the problems of social law]. Voprosy filosofii = Problems of Philosophy, 2007., no .

1. 157 p .

20. Iatsenko M. P. [Historical aspects of globalization as a manged process]. Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A. I. Gertsena = Bulletin of Russian State Pedagogical University, 2009, no. 110. 102 p. (in Russ) .

Информация об авторах Information about the author Кудашов Вячеслав Иванович – доктор фило- Vyacheslav I. Kudashov – Doctor of Philosophic Sc., софских наук, профессор, заведующий кафедрой Professor, the Head of the Chair of Phlosophy at Siфилософии, Сибирский федеральный универси- berian Federal University (79 Svobodny Av., 660041 тет (Красноярск, 660041, пр. Свободный, 79, e-mail: Krasnoyarsk, e-mail: vkudashov@mail.ru) .

vkudashov@mail.ru) .

Черных Сергей Иванович – доктор философских Sergey I. Chernykh – Doctor of Philosophic Sc., Assoнаук, доцент, заведующий кафедрой философии, Но- ciate Professor, the Head of the Chair of Philosophy at восибирский государственный аграрный универси- Novosibirsk State Agrarian University (160 Dobrolyuboтет (Новосибирск, 630039, Добролюбова, 160, e-mail: va Str., 630039 Novosibirsk, e-mail: 2560380@ngs.ru) .

2560380@ngs.ru) .

Яценко Михаил Петрович – доктор философских Mikhail P. Iatsenko – Doctor of Philosophic Sc., Proнаук, профессор, профессор кафедры глобалистики fessor at the Chair of Global Studies and Geopolitics at и геополитики, Сибирский федеральный универси- Siberian Federal University (79 Svobodny Av., 660041 тет (Красноярск, 660041, пр. Свободный, 79, e-mail: Krasnoyarsk, e-mail: mikhailyatzenko@yandex.ru) .

mikhailyatzenko@yandex.ru) .

Рахинский Дмитрий Владимирович – кандидат Dmitriy V. Rakhinskiy – Candidate of Philosophic Sc., философских наук, доцент, доцент кафедры ино- Associate Professor at the Chair of Foreign languages странных языков и профессиональной коммуни- and Professional communication at Krasnoyarsk State кации, Красноярский государственный аграрный Agrarian University (82 Mira Av., 660017 Krasnoyarsk, университет (Красноярск, 660017, пр. Мира, 82 e-mail: e-mail: siridar@mail.ru) .

siridar@mail.ru) .

Принята редакцией 10.02.2017 Received 10 February 2017

–  –  –

КязимовК.Г. Kiazimov,K.G ОУП ВО Академия труда и социальных Academy of Labour and Social Relations, Moscow, отношений, Москва, Российская Федерация, the Russian Federation, e-mail: karl35@mail.ru e-mail: karl35@mail.ru Аннотация. В статье анализируются проблемы Abstract. The paper analyzes the problem of training подготовки квалифицированных кадров в учрежде- of professional staff in vocational schools. The author ниях профессионального образования (УПО). По- shows that labour market in Russia is full of specialказано, что отечественный рынок труда перегру- ists with high education whereas it lacks the specialists жен специалистами с высшим образованием, при with vocational education especially trained workers .

этом не хватает специалистов со средним про- The students graduated from vocational schools are фессиональным образованием, особенно квалифи- employed out of their qualification in many regions of цированных рабочих. Во многих регионах страны the country. This makes difficult their further career половина выпускников УПО трудоустраивается and professional growth. The author sees the reproducне по полученной специальности (профессии), что tion of specialists, their distribution among the regions, затрудняет их дальнейший профессиональный branches and industries as an important condition of и социальный рост. Утверждается, что важней- innovative economy. The paper analyzes the problems, шим условием развития инновационной экономи- which make training of professional staff difficult. The ки является воспроизводство квалифицированных author makes conclusion that further development of специалистов, их распределение по территориям, vocational education contributes to development of eduотраслям и сферам деятельности и эффектив- cational cluster in the region (a complex of vocational ное использование. Проанализированы проблемы, schools joined according to branch characteristics and которые затрудняют подготовку квалифициро- partner relations with enterprises) and innovative eduванных специалистов. Делается вывод, что даль- cation environment that provides training of highlyнейшее развитие профессионального образования qualified professionals and responses quickly to the обуславливает необходимость создания в регионах needs of the regions. Following the view of scholars to образовательного кластера (совокупность взаи- the concept “innovative education environment”, the мосвязанных УПО, объединенных по отраслевому author reviews innovative education environment as признаку и партнерскими отношениями с пред- a set of special conditions where teachers’ professional приятиями отрасли) а в вузах – инновационной activity and students’ learning and education activity образовательной среды, способной на основе част- are carried out accompanied by innovations introducно-государственного партнерства обеспечивать ing and application. University innovative education подготовку квалифицированных кадров и более environment can operate ef ficiently on the basis of четко реагировать на потребности экономики humanistic, strategic, system and structural, innovaрегионов. На основе анализа взглядов ученых на tive, synergetic, competency-based and cultorological понятие «инновационная образовательная среда» approaches. Successful operation of the university eduдается авторское определение инновационной cation environment requires strategic management of образовательной среды – это совокупность специ- university development, quality control of vocational ально созданных условий, в которых осуществля- education, improving professional expertise of teachется профессиональная деятельность педагогов ers, development of the basic educational programmes, и учебно-воспитательная деятельность студен- complex methodological support, application of comтов и обеспечивается генерирование и внедрение puter technologies and formation of corporate culture инноваций. Показано, что успешное функциони- in the university. The author highlights the staged,

–  –  –

Введение. В регионах страны накопились проблемы, которые затрудняют подготовку квалифицированных кадров в учреждениях профессионального образования (УПО):

– дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы на рынке труда;

– качество и структура подготовки выпускников УПО не отвечает требованиям инновационной экономики;

– слабая связь УПО с региональными рынками труда, вследствие чего многие выпускники испытывает сложности с трудоустройством по полученной профессии (специальности);

– низкая конкурентоспособность на рынке труда выпускников УПО;

– развитие профессионального образования сдерживается отсутствием научно обоснованного прогноза кадровой потребности в регионах страны .

Изложенные проблемы обуславливают необходимость создания в вузах инновационной образовательной среды, способной на основе частно- государственного партнерства обеспечивать развитие профессионального образования и более четко реагировать на потребности экономики регионов .

Постановка задачи. В настоящее время в комплексе мер по реализации компетентностного подхода к подготовке квалифицированных кадров большое значение имеет формирование инновационной образовательной среды вуза как условие подготовки квалифицированных кадров .

Обоснованию понятия «инновационная образовательная среда» и формированию такой среды в вузах посвятили свои исследования многие зарубежные и отечественные ученые, в том числе А. М. Новиков, Л. И. Холина, В. Л. Кургузов, Е. А. Шмелева, Т. Парсонс, Н. Сорер, В. А. Козырев и другие. Вместе с тем пока отсутствуют научно обоснованные рекомендации по формированию инновационной образовательной среды вуза как условие подготовки квалифицированных кадров .

Целью исследования является разработка этапов, условий и мероприятий для формирования и успешного функционирования инновационной образовательной среды вуза .

— 977 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются: средовой, гуманистический, стратегический, системно-структурный, инновационный, синергетический, компетентностный и культурологический подходы .

Основными методами исследования явились: анализ литературы по проблеме исследования, методы сравнительного и системного анализа, экспертные вопросы и анкетирование, эксперименты и личный опыт автора .

Информационной базы исследования явились зарубежные и отечественные научные публикации и монографии по проблемам формирования инновационной образовательной среды, материалы научно-практических конференций, законодательные акты и нормативные документы Правительства РФ и Минобрнауки России .

Результаты. Правительством РФ, федеральными органами, субъектами РФ разработаны и реализуются нормативные акты по проблемам совершенствования подготовки квалифицированных кадров, формируется национальная система квалификаций, осуществляется компетентностный подход к подготовке кадров, внедряются профессиональные и государственные образовательные стандарты .

Высшее образование имеет целью обеспечение подготовки высококвалифицированных кадров по основным направлениям общественно полезной деятельности в соответствии с потребностями общества и государства, удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии, углублении и расширении образования, научно-педагогической квалификации [1] .

Важнейшим условием развития инновационной экономики является воспроизводство профессионально компетентных рабочих и специалистов, их распределение по территориям, отраслям и сферам деятельности, рациональное и эффективное использование прежде всего молодежной составляющей [2]. Федеральным законом «Об Образовании в РФ» поставлена задача реализации компетентностного подхода в подготовке кадров. Результатом деятельности вузов должны становиться не только профессиональные знания, навыки и умения, но и профессиональные и общекультурные компетенции выпускников .

Однако анализ показывает, что в вопросах подготовки квалифицированных кадров в учреждениях профессионального образования (УПО) имеются проблемы:

– дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы на рынке труда;

– качество и структура подготовки выпускников УПО не отвечает ребованиям инновационной экономики;

– слабая связь УПО с региональными рынками труда, вследствие чего многие выпускники испытывает сложности с трудоустройством по полученной профессии (специальности);

– низкая конкурентоспособность на рынке труда высвобождаемых работников, безработных граждан и молодежи, не имеющей профессионального образования;

– недостаточное развитие внутрифирменного обучения персонала;

– высокий удельный вес слабо механизированных и неэффективных рабочих мест;

– развитие профессионального образования сдерживается отсутствием научно обоснованного прогноза кадровой потребности в регионах страны .

Эксперты утверждают, что отечественный рынок труда перегружен специалистами с высшим образованием: их в 4,5 раза больше, чем необходимо. При этом не хватает специалистов со средним профессиональным (в 2 раза) и начальным профессиональным образованием (в 6–7 раз) [3] .

Во многих регионах половина выпускников УПО трудоустраивается не по полученной специальности (профессии), что затрудняет их дальнейший профессиональный и социальный рост. Среди причин трудностей профессионального роста представители различных групп молодежи называют не только недостаточный уровень навыков, умений (30%) и квалификаций (26,1%), но и отсутствие возможностей повышать квалификацию (33,4%) или получать востребованное молодежью профессиональное образование (15%) [4] .

Американские исследователи отмечают, что перепроизводство юристов на 1% тормозит экономическое развитие страны. По данным отечественных и зарубежных специалистов, в результате недоиспользования потенциала молодежи наша страна также теряет значительную величину ВВП .

Важно внедрить механизм квотирования рабочих мест для молодежи, осуществить поддержку — 978 — Кязимов К. Г. Инновационная образовательная среда вуза как условие подготовки квалифицированных.. .

Kiazimov K.G. Innovative university education environment as a condition of training professional staff работодателей, создающих рабочие места для молодежи, ввести компенсационные меры, стимулирующие работодателей на обучение и трудоустройство молодежи и уязвимых категорий населения .

Главное условие снижения молодежной безработицы – повышение качества молодой рабочей силы, соответствие ее профессионального состава структуре экономики регионов. Проблема осложняется тем, что отечественная система профессионального образования пока отстает от требований инновационной экономики .

Профессиональное образование – вид образования, направленный на приобретение учащимися в процессе освоения основных профессиональных образовательных программ знаний, умений, навыков и компетенций определенного уровня и объема, позволяющих вести профессиональную деятельность в определенной сфере и (или) выполнять работы по конкретной профессии или специальности [5] .

В этих условиях приоритетом для вузов становится дальнейшее развитие инновационной научно-образовательной структуры, так как «российские вузы находятся на стыке инновационных процессов и необходимости подготовки к исследованиям, разработке и применению наукоемких технологий по всем отраслям знаний» [6] .

Очевидно, что дальнейшее развитие профессионального образования обуславливает необходимость создания в регионах и в каждом учебном заведении инновационной образовательной среды, способной на основе частно- государственного партнерства обеспечивать развитие профессионального образования и более четко реагировать на потребности экономики регионов .

В условиях глобализации в развитых странах мира на первое место выходят кластеры – системы взаимосвязей форм и организаций, значимость которых как целого превышает простую сумму составных частей. Кластер (английское cluster скопление) – это группа соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга [7]. Образовательный кластер – совокупность взаимосвязанных УПО, объединенных по отраслевому признаку и партнерскими отношениями с предприятиями отрасли [8] .

Практика зарубежных стран показывает, что интеграция в образовательном кластере означает не только формальное объединение различных структур (УПО – наука – производство), но и нахождение новой формы объединения их потенциалов с целью достижения большого эффекта в решении поставленных задач. Сетевая форма реализации образовательных программ обеспечивает возможность освоения учащимися знаний, навыков, умений и компетенций с использованием ресурсов нескольких УПО, осуществляющих образовательную деятельность .

Модернизация профессионального образования ставит вопросы развития особой среды взаимодействия, которая сочетала бы в себе гуманистические технологии, позитивные отношения с коллегами, направленные на повышение качества подготовки кадров .

Во многих педагогических исследованиях под образовательной средой понимается совокупность условий: образовательная среда – совокупность неких условий (Л. И. Холина); среда вуза – совокупность условий, средств и факторов вузовской жизнедеятельности студентов и преподавателей (В. Л. Кургузов); среда есть совокупность условий, в которых разворачивается образовательный процесс и с которыми вступают во взаимодействие субъекты этого процесса [9] .

Инновационная среда – «совокупность всех субъектов и объектов, прямо или косвенно участвующих в образовательных процессах, либо заинтересованных в них, либо влияющих на них» [10] .

В работе Е. А. Шмелевой отмечается, что «формирование инновационной среды направлено на развитие инновационного потенциала, необходимого для генерирования новых идей, создания новых продуктов, технологий, продвижения фундаментальных и прикладных исследований в разных отраслях знания, в том числе педагогического, на развитие инновационной активности личности как основного критерия готовности к инновационной деятельности в профессиональной сфере» [11] .

С учетом вышеизложенного под инновационной образовательной средой вуза автор понимает совокупность специально созданных условий, в которых осуществляется профессиональная деятельность педагогов и учебно- воспитательная деятельность студентов и обеспечивается генерирование и внедрение инноваций .

— 979 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Назрела необходимость создания в вузе инновационной образовательной среды, способной использовать не только их внутренний потенциал, но и потенциал работодателей и образовательного кластера регионов, формировать у выпускников общие и профессиональные компетенции, творческие способности, а у преподавателей – компетентность, способность создавать интеллектуальную научно-образовательную продукцию .

Формирование такой инновационной среды обеспечит переход от взаимодействия на уровне конкретной образовательной организации с конкретными партнерами к сетевому взаимодействию вузов, реализующих аналогичные профессиональные образовательные программы, с ведущими работодателями региона .

Основные этапы формирования инновационной образовательной среды вуза:

– определение потребностей вуза в актуальных новшествах и инновациях;

– сбор информации, анализ ситуации, выбор и разработка нововведений;

– реализация обоснованных и разработанных инноваций в учебном процессе .

Практика показывает, что образовательная среда вуза будет инновационной, если в основу ее построения будут заложены следующие выработанные наукой и практикой управленческие, педагогические, материально-технические подходы и условия:

– средовой подход – как теория и технология опосредованного управления (через среду) процессами формирования и развития личности индивидуума;

– гуманистический подход, согласно которому стратегической целью образования является развитие и формирование личности, а обучение и воспитание становятся средством достижения этой цели;

– стратегический подход путем целенаправленного взаимодействия субъектов управления по качественному преобразования образовательной среды вуза и превращению ее в инновационную среду на основе выявления и учета тенденций ее развития;

– системно-структурный метод, рассматривающий изучаемые явления во всем многообразии, взаимосвязи и в единстве их составляющих;

– инновационный подход как механизм развития образовательной системы, ее направленность на создание инновационных образовательных продуктов;

– синергетический подход, предполагающий учет самоорганизации педагогического и студенческого коллективов, осмысление и рассмотрение профессионального образования как открытой, саморазвивающейся системы;

– компетентностный подход, предполагающий формирование у студентов и учащихся общекультурных, профессиональных и социальных компетенций, а у преподавателей – соответствующих профессиональных компетентностей;

– культурологический подход, предполагающий учет закономерностей развития личности, опору на общечеловеческие основы культуры .

Успешное функционирование инновационной образовательной среды вуза может осуществляться на основе реализация следующих мероприятий .

1. Стратегическое управление развитием вуза как целенаправленная комплексная деятельность по разработке и реализации стратегий развития и созданию условий, обеспечивающих достижение целей развития вуза .

Опыт работы передовых отечественных и зарубежных вузов показывает, что основными направлениями стратегического управления вузом являются:

– переход от оперативного управления к управлению стратегиями развития;

– осуществление компетентностного подхода к подготовке квалифицированных кадров на основе сотрудничества с работодателями и социальными партнерами;

– повышение профессиональной компетентности преподавателей и руководителей вузов .

2. Управление качеством профессионального образования .

Под управлением качеством профессионального образования студентов автор понимает планомерный и целеустремленный процесс воздействия на условия, обеспечивающие формирование у выпускников общепрофессиональных, профессиональных и общекультурных компетенций .

Для решения проблем формирования этих компетенций необходимо использовать три основные модели управления качеством подготовки специалистов, основанные на следующих методах и подходах: оценочный подход управления качеством деятельности вуза (SWOT-анализ); концепКязимов К. Г. Инновационная образовательная среда вуза как условие подготовки квалифицированных.. .

Kiazimov K.G. Innovative university education environment as a condition of training professional staff ция, основанная на принципах Всеобщего менеджмента качества (TQM); подход, основанный на требованиях стандартов качества ISO 9000:2000 .

Модель управления, основанная на оценочном подходе, предполагает систематическое проведение самооценки для выявления сильных и слабых сторон деятельности вуза, а также положительных и отрицательных факторов его развития .

Модель менеджмента, основанная на принципах TQM (всеобщего управления качеством), использует метод оценок, применяющий более глубокий анализ деятельности вуза. Модель предполагает наличие у вуза сформулированной миссии, стратегических целей, выработанных в результате всесторонних исследований потребностей работодателей. Всеобщий менеджмент качества предполагает процессный подход к деятельности вуза, использует ряд специфических и эффективных методов и инструментов управления качеством.

По версии стандарта ИСО-9000 система качества понимается как система менеджмента качества, состоящая из трех подсистем:

управления качеством, система обеспечения качества и система подтверждения качества .

3. Повышение профессиональной компетентности преподавателей и внедрение инновационных образовательных форм, методов, средств и технологий обучения .

Минобрнауки разработало профессиональный стандарт преподавателя по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры и дополнительным профессиональным программам. Профессиональный стандарт устанавливает единые требования к содержанию, качеству педагогической деятельности, оценке уровня квалификации педагогов при приеме на работу и при аттестации, планированию карьеры, а также к формированию должностных инструкций и разработке ФГОС .

Преподаватель должен уметь переводить в учебную информацию последние достижения науки и практики в области преподаваемой дисциплины .

Труд работников в сфере образования, имеет свои специфические особенности, которые отличают его от труда работников производственной сферы и сферы услуг, так как он прямо и непосредственно направлен на создание необходимого людям духовного продукта – общественно значимого блага – и на воспроизводство квалифицированной рабочей силы для всех отраслей народного хозяйства. Известно, что преподавательским трудом производятся такие ценности, которые не создаются другими видами профессиональной деятельности. Мотивация деятельности преподавателя во многом иная, нежели просто плата за оказанные услуги» [12]. В этой связи важное значение имеет стимулирование и мотивация труда преподавателей и студентов, их вовлечение в фундаментальные и прикладные исследования .

4. Осуществление межпредметных связей. Инновационная образовательная среда должна способствовать совершенствованию преподавания различных курсов и дисциплин. Большие резервы кроются в осуществлении межпредметных связей, которые являются основой для формирования единого интегрального пространства УПО за счет междисциплинарного переноса знаний [13] .

Можно рекомендовать выработанные наукой и практикой следующие основные условия эффективного осуществления межпредметных связей: формирование у студентов целостного представления об их будущей профессиональной деятельности за счет междисциплинарного применения знаний; организация модульного обучения в процессе преподавания дисциплин .

Межпредметная интеграция дает возможность создания методических разработок и глоссария, позволяющих реализовать указанное положение .

5. Комплексное учебно-методическое обеспечение учебного процесса. Особенности формирования общих и профессиональных компетенций выпускников обуславливают необходимость разработки комплекса инновационных средств обучения. Эффективной формой осуществления этих связей является разработка учебного комплекта для студентов и учебно-методических пособий для преподавателей. Основное содержание профессионального обучения обеспечивает учебник, а конкретизацию и дифференциацию содержания обучения обеспечивают другие средства (учебные пособия, справочники, монографии, электронные издания и т.п.), которые вместе с учебником составляют учебный комплект .

Содержание инновационных учебников должно представлять собой систему переработанных, преобразованных научных и эмпирических знаний, отражающих совокупность дидактически отобранных элементов социального опыта. Эти новые явления, вызванные тенденцией к системности и иерархизации, необходимо учитывать при разработке инновационных учебников и взаимосвяISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 занных с ним средств обучения. Инновационные учебники должны разрабатываться специально для бакалавров, а для магистрантов – по укрупненным группам родственных специальностей, что позволит значительно сократить количество издаваемых учебников и повысить научный уровень их содержания .

Например, разработанный автором комплект средств обучения магистрантов по дисциплине «Рынок труда и занятость населения» включает: учебники «Рынок труда и занятость населения»

и «Социальное партнерство», в том числе и электронные учебники; учебно-методические комплексы по этим дисциплинам; соответствующие учебные пособия, тесты и слайды для студентов;

основные образовательные программы; практические пособия для преподавателей; монографии по проблемам профессионального образования, рынка труда, занятости населения, социального партнерства .

Особенностью учебника «Рынок труда и занятость населения» [14] является то, что он содержит материал не только по рынку труда, но и по проблемам занятости, профориентации, профессионального обучения и трудоустройства соискателей рабочих мест. В учебнике анализируются различные точки зрения на проблемы занятости и рынка труда, что способствует формированию творческого мышления и более системное освоение магистрантами взаимосвязанных проблем профессионального образования, занятости, рынка труда и качества рабочей силы .

6. Применение компьютерных технологий в учебном процессе .

Применение компьютерных технологий открывает перспективы в организации подготовки специалистов широкого профиля. Такое обучение ставит своей целью не простую передачу знаний, а формирование знаний, умений и компетенций, основанных на механизмах памяти и мышления .

Мультимедийные технологии позволяют интегрировать практически все используемые человеком способы обмена информацией, а также обогащать их возможностями хранения больших массивов информации и интерактивного доступа к элементам информации .

В процессе практического обучения должны закрепляться знания, навыки, умения и компетенции, полученные при изучении дисциплин, расположенных в педагогическом сценарии как линейно, так и концентрически, в зависимости от сложности материала .

7. Разработка основных профессиональных образовательных программ (ОПОП). Введение ФГОС для всех уровней профессионального образования, разработанных на основе модульнокомпетентностного подхода, изменяют нормативную базу профессионального образования и дают вузам свободы в формировании содержания и организации учебного процесса. ОПОП в условиях внедрения ФГОС содержат инвариантную и вариативную части. Структуру и содержание вариативной части программ образовательные учреждения должны разрабатывать самостоятельно, ориентируясь на потребности экономики регионов .

На лекциях и семинарских занятиях преподаватели должны использовать в разных сочетаниях:

инновационные, блочно-модульные, мотивационные, индивидуальные, проблемные, личностноориентированные, дистанционные образовательные технологии и электронное обучение .

Наше исследование показало, что модель формирования профессиональной компетентности выпускников должна включать два этапа. На первом этапе – обучение в вузе – происходит начальная стадия формирования основ их будущей профессиональной компетентности, освоение знаний, навыков, умений, профессиональных и общекультурных компетенций, гуманитарное развитие, ценностные установки и профессиональная мотивация. Природа компетентности работника такова, что она, являясь продуктом профессионального образования в вузе, не прямо вытекает из него, а является следствием дальнейшего саморазвития и опыта трудовой деятельности .

Поэтому на втором этапе для достижения профессиональной компетентности выпускникам необходим опыт трудовой деятельности по полученной специальности .

8. Инновационная образовательная среда вуза должна располагать современной учебно-материальной базой и информационной инфраструктурой как совокупность кабинетов, лабораторий, учебно-методических и технических средств, обеспечивающих высокий уровень оснащенности информационно- коммуникационными технологиями всех студентов и преподавателей .

9. Формирование корпоративной культуры в вузе .

Рассмотрение профессионального образования в контексте проблем развития культуры обуславливает необходимость учета аспектов культурологического подхода. Необходимо создать — 982 — Кязимов К. Г. Инновационная образовательная среда вуза как условие подготовки квалифицированных.. .

Kiazimov K.G. Innovative university education environment as a condition of training professional staff условия, при которых каждый педагог и студент будет понимать свою роль, осуществлять поступки в соответствии с корпоративными, общечеловеческими и нравственно-этическими нормами .

Практика передовых вузов выработала следующую примерную систему элементов корпоративной культуры в вузе:

– нравственно-этический климат и состояние трудовой дисциплины;

– профессиональная и социальная ответственность руководства и преподавателей;

– социальная ответственность работодателей и заказчиков кадров;

– удовлетворенность сотрудников работой и гордость за ее результаты;

– участие преподавателей и студентов в общественной и инновационной деятельности;

– стимулирование и мотивация профессиональной деятельности и стремление повышать качество работы;

– проявление профессиональной и социальной компетентности и стремление к профессиональному росту, преданность коллективу, его миссии и традициям .

10. Превращению вуза в инновационную образовательную среду способствует реализация стратегических программ путем реализации социального партнерства .

11. Важным обстоятельством являются повышение ответственности работодателей за профессиональный и карьерный рост выпускников, своевременное трудоустройство и адаптация, организация наставничества, практик и стажировок и эффективная занятость выпускников по полученной специальности (профессии) .

12. Необходимым условием успешного функционирования инновационной образовательной среды вуза является также обеспечение безопасности учебно-воспитательного пространства и безопасности жизнедеятельности студентов и преподавателей .

Выводы. Результирующим показателем эффективности функционирования инновационной образовательной среды вуза являются социальная и профессиональная компетентность педагогического коллектива и высокий уровень профессиональной подготовки выпускников .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Федеральный закон от 29 декабря 2012 года N273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» .

URL: http://www.rg.ru/2012/12/30/obrazovanie-dok. (дата обращения: 18.09.2015) .

2. Кязимов К. Г. Компетентностный подход к подготовке квалифицированных кадров для инновационной экономики. М.: АТиСО, 2013 .

3. Полина Сапаниди. Молодежь на рынке труда // Человек и труд. 2011. № 4. С. 52–56 .

4. Горшков М. К. Молодежь РФ: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010 .

5. Кязимов К. Г. Воспроизводство квалифицированных кадров для инновационной экономики. М.:

АТиСО, 2014 .

6. Мишуткина О. В. Особенности профессиональной подготовки студентов вуза к профессиональной деятельности в условиях технопарка // Известия высших учебных заведений. 2013. № 3. С. 212–223 .

7. Громыко Ю. В. Что такое кластеры и как их создавать? // Альманах «Восток». 2007. Вып. 1. [Электронный ресурс]. URL: http://www.situation.ru/app/j_artp_1178.htm (дата обращения: 02.01.2010) .

8. Образовательный кластер «Инфокоммуникации и связь Республики Татарстан» [Электронный ресурс]. URL: http://mcrt.tatar.ru/rus/info.php?id=124497 (дата обращения: 02.01.2010) .

9. Козырев В. А. Высшее образование России в зеркале Болонского процесса. СПб.: Изд-во РГПУ им .

А. И. Герцена, 2005 .

10. Новиков А. М. Педагогика: словарь системы основных понятий. М.: ИЭТ, 2013 .

11. Шмелева Е. А. Инновационная образовательная среда вуза: пространство развития // Научный поиск. 2012. № 1(3). С. 14–17 .

12. Парсонс Т., Сорер Н. Научная дисциплина и дифференциация наук // Научная деятельность:

структура и институты. М.: Прогресс, 1980 .

13. Берулава М. Н. Интеграционные процессы в образовании. Бийск: НИЦ БИГПИ, 1994 .

14. Кязимов К. Г. Рынок труда и занятость населения. М., Перспектива, 2011 .

–  –  –

2. Kiazimov K. G. Kompetentnostnyy podhod k podgotovke kvalifitsirovannyh kadrov dlya innovatsionnoy ekonomiki [Competency-based approach to training qualified staff for innovative economy]. ATSO, 2013. p.32

3. Sapanidi P. [Young generation at the labour market]. Chelovek i trud = A man and labour, 2011, no.4 .

pp.52–56 (in Russ) .

4. Gorshkov M. K. Molodezh RF: sotsiologicheskiy portret [Young people of Russia: sociological review] .

Moscow, 2010. pp.174–175 .

5. Liazimov K. G. Vosproizvodstvo kvalifitsirovannyh kadrov dlya innovatsionnoy ekonomiki [Reproduction of qualified staff for innovative economy]. Moscow, ATSO Press, 2014. p. 31

6. Mishutkina O.V. [Peculiarities of students’ professional training for professional activity in technopark] .

Izvestiya vysshyh uchebnyh zavedeniy = Bulletin of higher institutions, 2013, no.3. pp. 212–223 (in Russ) .

7. Gromyko Iu. V. What the clusters are and how they are formed? Almanakh “Vostok” = Almanaс “Vostok”, 2007, no.1. Available at: http://www.situation.ru/app/j_artp_1178.htm (accessed January 2, 2010) .

8. Educational cluster “Infocommunication and connection of Tatarstan. Available at: http://mcrt.tatar.ru/ rus/info.php?id=124497 (accessed January 2, 2010) .

9. Kozyrev V. A. Vysshee obrazovanie v Rossii v zerkale Bolonskogo protsessa [Higher education in Russia in the view of Bologna process]. St. Petersburg, RSPU Press, 2005. 429 p .

10. Novikov A. M. Pedagogika: slovar systemy osnovnyh ponyatiy [Pedagogics: dictionary of the main concepts] .

Moscow, IET Publ., 2013. 137 p .

11. Shmeleva E.A. [University innovative educational environment: the space of development]. Nauchnyy poisk = Research, 2012, no. 1(3). pp. 14–17 .

12. Parsons T., Soarer N. Nauchnaya distsiplina i differentsiatsiya nauk [Research discipline and science differentiation]. Nauchnaya deyatelnost: struktura i instituty [Research activity: structure and institutes]. Moscow, Progress Publ., 1980. p. 28 .

13. Berulava M. N. Integratsionnye protsessy v obrazovanii [Integrative processes in education]. Biysk, 1994 .

14. Kiazimov K. G. Rynok truda i zanyatost naseleniya [Labour market and employment]. Moscow, Perspektiva Press, 2011 .

Информация об авторе Information about the author Кязимов Карл Гасанович – доктор пед. наук, про- Karl G. Kiazimov – Doctor of Pedagogical Sc., Profesфессор, лауреат премии Президента РФ в области об- sor, Education Award Holder of the President of Russia, разования, ОУП ВО «Академия труда и социальных Academy of Labour and Social Relations (90 Lobachevsотношений» (Москва, ул. Лобачевского, 90, e-mail: kogo Str., Moscow; e-mail: karl35@mail.ru) .

karl35@mail.ru) .

Принята редакцией 21.02.17 Received 21 February 2017

–  –  –

АКТУАЛИЗАЦИЯ КОМПЛЕКСНОЙ МЕТОДОЛОГИИ В ФИЛОСОФИИ ПРАВА,

КОНСТИТУЦИОННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И В ПРАВОВОМ ОБРАЗОВАНИИ

SIGNIFICANCE OF INTEGRATED METHODOLOGY IN PHILOSOPHY OF LAW,

CONSTITUTIONAL LEGISLATION AND LEGAL EDUCATION

–  –  –

комплексная методология, основные методологи- legislation, legal education, integrated methodology, ческие подходы. basic methodological approaches .

Для цитаты: Табакаев Ю. В., Краснова Н. Н., For quote: Tabakaev Iu. V., Krasnova N. N., KuzКузьменко К. А. Актуализация комплексной ме- menko K. A. [Significance of integrated methodology тодологии в философии права, конституционном in philosophy of law, constitutional legislation and законодательстве и в правовом образовании // legal education]. Professionalnoe obrazovanie v sovreПрофессиональное образование в современном mennom mire = Professional education in the modern мире = профессиональное образование в совре- world, 2017, Vol. 7, no. 2, pp. 985–990 .

менном мире, Т. 7. 2017, № 2. С. 985–990. DOI: 10.153/ PEMW20170206 DOI: 10.153/ PEMW20170206 Введение. Возрастание значимости применения комплексной методологии в философии права, конституционном законодательстве и в правовом образовании, с одной стороны, обусловлено широтой и значимостью правовой сферы усложняющегося общества и необходимостью оптимального государственного управления на базе основного закона страны в интересах ее граждан .

С другой стороны, во всем мире – и Россия не является исключением – нарастают опасности и риски в сферах социального управления и национальной безопасности. Обычными стали войны за передел мира, связанные с разрушением государств и их правовых систем. В динамичной правовой реальности России также нарастают риски ее дестабилизации под воздействиями как извне, так и изнутри. Например, нарастают риски: в области охраны природных ресурсов страны как главной среды существования людей на территории государства; по вопросу укрепления принципов территориальной целостности страны; в области обеспечения жизненно важных прав человека – на достойное образование, здравоохранение, трудоустройство, жилищно-коммунальное обеспечение, высокий уровень культурного развития и т. д .

Чтобы адекватно оценить сложнейшую нарастающую динамику социально-правовых отношений, необходимо подойти к ее оценке целостно, с социально-философских позиций, на базе комплексной, интегративной и практико-ориентированной методологии .

Постановка задачи. Определить содержание и роль комплексной научно-философской методологии в современной философии права, в конституционном законодательстве и в правовом образовании .

Методология. Поскольку данная статья носит научно-теоретический характер, в ней за основу авторами принимается холистический подход [1; 2], который в целом опирается на философскую системно-диалектическую методологию. Такая комплексная методология исходит из приоритета целого по отношению к части и включает несколько взаимосвязанных подходов: диалектический, системный, структурно-функциональный, глобальный (системно-экологический), компаративистский, структурно-организационный. В статье применена теоретическая основа синтетического дуализма [3; 4] .

Результаты. Нарастание рисков и опасностей в социально-правовой сфере, в конституционном законодательстве может быть обусловлено рядом факторов, в том числе противоположных .

Это, например:

1) несовершенство самой Конституции, принятой в переходный период и не вобравшей в себя принципы стабильного существования государства и его граждан в новых социальных условиях:

это приводит к необходимости или улучшения общественной жизни в обход основного закона, или к трансформации самой Конституции РФ [5; 6];

2) нарушение исходных устоев в целом оптимальной социальной жизнедеятельности страны, закрепленных в Основном законе государства и уставных законодательствах субъектов РФ, которое может происходить в результате действия определенных деструктивных социальных сил;

3) наличие сильных и слабых сторон в действующей Конституции: при этом одни социальные силы, действующие в интересах большинства трудящегося населения страны, будут опираться на сильные стороны конституционного законодательства, развивать их и в то же время противодействовать слабым сторонам; другие, деструктивные социальные силы будут действовать в противоположном направлении .

— 986 — Табакаев Ю. В., Краснова Н. Н., Кузьменко К. А. Актуализация комплексной методологии в философии.. .

Y. V. Tabakaev, N. N. Krasnova, K. A. Kuzmenko Significance of integrated methodology in philosophy of law, constitutional.. .

Сложность анализа динамики правового поля государства обусловлена и тем, что современное глобализирующееся общество включает разные структурно-организационные уровни [7; 8] .

Главными из них по отношению к отдельным странам являются уровни: государственный, межгосударственный (международный) и глобальный (социосферный). С другой стороны, современные страны также в большинстве своем сложно организованы, включают несколько основных уровней (подуровней) внутри себя. Это государство в целом, а внутри него – классы и другие социальные слои; социальные группы; отдельные индивиды, люди как члены данного общества. Все эти уровни сложно и разнообразно взаимодействуют между собой .

Поэтому современное состояние философско-правовых, конституционных проблем и вопросов правового образования требует соответствующих исследовательских подходов, которые в целом могут быть разделены на частные (парциальные) и целостные (холистические, комплексные, интегративные) [1; 2; 3; 4; 8; 9; 10]. Так, если применяются частные подходы, они опираются на разные частные теоретические позиции, на многообразную правовую практику. Следовательно, при этом возникает множество вариантов решения одних и тех же проблем. Например, критическая оценка Конституции, конституционного законодательства и конституционных прав граждан может осуществляться по разному.

А именно:

– можно во всем обвинять законодателей за разработку и принятие в принципе несовершенной Конституции;

– обвинять население страны, не воспользовавшееся своими правами на достойное существование, апеллировать к известному выражению «Народ заслуживает той власти, которую имеет»;

– учитывать быструю смену внутренних и внешних социальных отношений и при этом инерционность правовой системы, конституционного законодательства, которые не успевают отразить в своем концептуальном ядре реальные социальные изменения;

– выявлять нарушение связи конституционного законодательства с исконными традициями жизни народа, приводящее к социальной нестабильности;

– упрекать законодателей в отсутствии прогностического подхода, видения перспектив общественной жизни и неразработанности стратегии и тактики социального бытия, сведенной к плоскопримитивным «дорожным картам» сиюминутного назначения .

Соответственно, в зависимости от изначальных позиций парциального рассмотрения вопросов (каждая из которых содержит рациональные аргументы) будут предлагаться разные пути решения .

На практике также возможно совокупное воздействие разнообразных социальных факторов и рисков внешнего и внутреннего порядка, что приводит к ряду неадекватных решений, в том числе во властных структурах, законодательных и исполнительных органах .

Но далее с необходимостью встает проблема наиболее верного выбора варианта, необходимого для принятия окончательного вердикта. Вполне логично, что такое решение следует искать с позиции рассмотрения социосистемы как целого, а не отдельных социально-правовых вопросов, рисков – в структуре и динамике этой целостности. И тогда мы закономерно приходим к комплексному подходу в познании правовой реальности, вопросов конституционного законодательства и к необходимости иметь специалистов-правоведов с соответствующим уровнем профессиональной подготовки .

Как известно, методология представляет собой учение о наиболее общих методах познания и преобразования предмета исследования, а также теорию метода; включает как всеобщие способы познания (философская методология), так и их специфику в определенных областях, в том числе в правоведении и юриспруденции (философско-правовая и научная правовая методология) [11; 12] .

По мнению ведущих специалистов, адекватно применяемая методология в философии права, в теории государства и права и в конституционно-правовой практике на предмет использования, исполнения и соблюдения конституционного законодательства, силы закона имеет очень важное значение [13; 14; 15]. В современных условиях можно признать эффективным комплексное применение нескольких методологических подходов, таких как диалектический, системный, структурно-функциональный, компаративистский, структурно-организационный и глобальный (при изучении взаимодействий законодательств зарубежных стран с российским законом). Обозначим общее содержание каждого методологического подхода .

— 987 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 Диалектический подход определяет исследование общих процессов развития законодательства и истории развития проблемы с выявлением противоположностей и общих тенденций развития .

Системный подход ориентирует на целостное рассмотрение российского права и конституционного законодательства как сложноорганизованных закономерно преобразующихся систем и как важнейших частей общей социальной системы (общества) .

Структурно-функциональный подход является эффективным при его применении к вопросам структуры права, законодательства, конституционной юстиции и функциональных сторон каждой части структуры .

Глобальный подход к познанию теории и юридической практики в сфере конституционного законодательства России заставляет изучать предмет в его сложных отношениях с конституционными законами других стран и с международным правом. Например, при данном походе исследуемая российская система права и законодательства может быть принята как центральная, а окружающие правовые системы других государств, с которыми она взаимодействует, рассматриваться как правовая социосреда планеты. При более широком научно-философском рассмотрении этот подход также может быть обозначен как системно-экологический .

Компаративистский (сравнительный) подход важен тем, что благодаря ему может применяться сравнение отечественного и зарубежного законодательства; учредительного и текущего законодательства; отечественных правовых систем и конституционного законодательства в разное историческое время (в досоветский, советский и постсоветский периоды) .

Структурно-организационный подход в философии и теории права позволяет рассматривать правовую систему и законодательство России как сложноорганизованные сущности на разных уровнях организации: индивидуальном, групповом, государственном, международном. Данный подход в изучении конституционного законодательства ориентирует на взаимосвязанное рассмотрение ряда уровней: 1) законодательной базы союзов государств (например, Евросоюза, Евразийского экономического союза), 2) конституционных законодательств отдельных зарубежных стран,

3) федеральной Конституции РФ, 4) уставных законодательств субъектов РФ .

Также в современных исследованиях получает признание философско-теоретический принцип синтетического дуализма, согласно которому следует обосновывать не столько первичность/ вторичность материальных или идеальных основ общества, сколько их постоянное взаимодействие с возможными изменениями приоритетных взаимодействий в разных социально-исторических, социально-культурных и социально-природных условиях. Этот теоретико-методологический подход позволяет в значительной мере интегрировать главные достижения диалектико-идеалистического и диалектико-материалистического направлений при анализе развития и социально-политических, социально-правовых идей и общественно-экономических отношений, а также идей образования [4] .

Это задает равновеликое значение факторов материального характера (финансово-экономических, природно-географических, этнических) и идеальных факторов (правовых, политико-правовых, идеологических, мировоззренческих, духовно-нравственных) не только в теории права, но и в юридической практике. В целом же в исследовании современных усложняющихся социально-правовых отношений актуализируются научно-философские принципы единства мира, холизма, социального детерминизма, единства логического и исторического в социальных процессах .

Выводы. Современное российское общество находится в состоянии повышенной динамики социальных и социально-правовых процессов в условиях глобализации. В нем действуют внутренние риски, обусловленные исторически недавним распадом СССР, переходным периодом и значительной степенью неопределенности социально-экономических основ нынешнего российского государства. Также имеют место международные факторы опасности: нарастание очень сложных и неоднозначных глобализационных процессов при определенной утрате социально-правовой самостоятельности отдельных государств мира, в том числе и России, а также продолжающаяся, по С. Хантингтону, борьба цивилизаций [16] .

Поэтому чтобы эффективно управлять частями (разными сферами общественной жизни, решать множество конкретных вопросов), надо понять динамику целого на основе комплексной методологии и общей теории. Для этого необходимо следующее: 1) уделить особое внимание специалистов социогуманитарного профиля и правоведов на философию права, теорию и методологию права, особенно применительно к конституционному законодательству; 2) понимать и принимать — 988 — Табакаев Ю. В., Краснова Н. Н., Кузьменко К. А. Актуализация комплексной методологии в философии.. .

Y. V. Tabakaev, N. N. Krasnova, K. A. Kuzmenko Significance of integrated methodology in philosophy of law, constitutional.. .

положение о том, что опорой для практического решения ключевых вопросов правовой жизни страны является развитое правосознание населения, поскольку даже идеально выстроенное законодательство не будет реализовано, если не пройдет через сознание граждан соответствующей страны; 3) в образовательной практике определить особую актуальность правового образования и правового воспитания на основных уровнях – профессионального юридического образования (при подготовке методологов и практиков, специалистов по конституционному законодательству) и общего правового образования и воспитания широких слоев населения начиная со школы .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ушакова Е. В. Парциальность и холизм в современных науке и образовании // Философия образования. 2008. № 3(24). С. 41–48 .

2. Рецензия на книгу профессора В. Н. Никитенко «Холизм и образование» / Н. В. Наливайко, Е. В. Ушакова // Философия образования. 2016. № 6. С. 170–176 .

3. Паршиков В. И. Актуальные вопросы развития отечественного профессионального образования // Профессиональное образование в современном мире. 2012. № 1. С. 3–8 .

4. Кулипанова Н. В., Орлова Н. П., Ушакова Е. В., Паршиков В. И., Наливайко Н. В. Философия права и философия образования: познавательно-практические аспекты взаимодействия // Профессиональное образование в современном мире. 2011. № 3. С. 16–25 .

5. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. URL: www.consultant.ru (дата обращения: 03.10.2013) .

6. Авакьян С. А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М.: РЮИД «Сашко», 2000 .

7. Яценко М. П. Глобализация как форма организации исторического процесса: сущность и проблемы // Профессиональное образование в современном мире. 2011. № 1. С. 53–59 .

8. Панарин В. И. Отзыв на монографию «Переходность в системе социально-природного существования: философско-методологический анализ» // Профессиональное образование в современном мире. 2015 .

№ 2. С. 197–198

9. Алексеев С. С. Общая теория права: В 2-х т. М.: «Юрид. литература», 1982 .

10. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности: методологические проблемы современной науки. М.: Наука, 1978 .

11. Никифоров А. Л. Философия науки: история и методология. М.: Дом интеллектуальной книги, 1998 .

12. Правовая методология // Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских .

М.: Инфра-М, 2001 .

13. Тихомиров Ю. А. Теория закона. М.: Наука, 1982 .

14. Эффективность закона: Методология и конкретные исследования / отв. ред. В. М. Сырых, Ю. А. Тихомиров. М.: БЕК, 1997 .

15. Хабриева Т. Я., Чиркин В. Е. Теория современной конституции. М.: Норма, 2007 .

16. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2015 .

REFERENCES

1. Ushakova E. V. [Partiality and holism in modern science and education]. Filosofiya obrazovaniya = Philosophy of Education, 2008, no. 3 (24). pp. 41–48 (in Russ) .

2. Nalivayko N. V., Ushakova E. V. [Review of the book written by Professor V. N. Nikitenko “Holism and Education”]. Filosofiya obrazovaniya = Philosophy of Education, 2016, no. 6. pp. 170–176 (in Russ) .

3. Parshikov V. I. [Actual issues of the development of national professional education]. Professionalnoe obrazovanie v sovremennom mire = Professional education in the modern world, 2012, no. 1. pp. 3–8 (in Russ) .

4. Kulipanova N. V., Orlova N. P., Ushakova E. V., Parshikov V. I., Nalivayko N. V. [Philosophy of law and the philosophy of education: cognitive-practical aspects of interaction]. Professionalnoe obrazovanie v sovremennom mire = Professional education in the modern world, 2011, no. 3. pp.16–25 (in Russ) .

5. The Constitution of the Russian Federation (amended on December 30, 2008) Consultant Plus. Available at: 10/03/2013 / www.consultant.ru

6. Avakian S. A. Konstitutsiya Rossii: priroda, evolyutsiya, sovremennost [The Constitution of Russia: nature, evolution and current situation]. Moscow, “Sashko” Publ., 2000. 528 p .

7. Iatsenko M. P. [Globalization as a form of organization of the historical process: nature and problems] Professionalnoe obrazovanie v sovremennom mire = Professional education in the modern world, 2011, no. 1. pp.53–59 (in Russ) .

— 989 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2

8. Panarin V. I. [Review of the monograph “Transition in the system of social and natural existence: a philosophical and methodological analysis”]. Professionalnoe obrazovanie v sovremennom mire = Professional education in the modern world, 2015, no. 2. pp.197–198 (in Russ) .

9. Alekseev S. S. Obshchaya teoriya prava [General theory of law]. Moscow, Yurid. Literatura Publ., 1982 .

360 p .

10. Iudin E. G. Sistemnyy podhod i printsip deyatelnosti: metodologicheskie problem sovremennoy nauki [The system approach and the principle of activity: the methodological problems of modern science]. Moscow, Nauka Publ., 1978. 391 p .

11. Nikiforov A. L. Filosofiya nauki: istoriya i metodologiya [Philosophy of Science: history and methodology] .

Moscow, 1998. 280 p .

12. Sukharev V. E. Bolshoy yuridicheskiy slovar. Pravovaya metodologiya [Large legal dictionary. Legal methodology]. Moscow, Infra-M Publ., 2001. 703 p .

13. Tikhomirov Iu. A. Teoriya zakona [Theory of Law]. Moscow, Nauka Publ., 1982. 257 p .

14. Syrykh V. M., Tikhomirov Iu. A. Effektivnost zakona: metodologiya i konkretnye issledovaniya [Effect of the law: methodology and case studies]. Moscow, BEK Press, 1997. 211 p .

15. Khabrieva T. Ia., Chirkin V. E. Teoriya sovremennoy konstitutsii [Theory of the modern constitution] .

Moscow, Norma Publ., 2007. 319 р .

16. Huntington S. The Clash of Civilizations. – Moscow: AST, 2015. – 576 p .

Информация об авторах: Information about the authors Табакаев Юрий Васильевич – доктор философ- Iury V. Tabakaev – Doctor Philosophical Sc., Profesских наук, профессор, заведующий кафедрой фило- sor, the Head of the Chair of Philosophy and Law at софии и правоведения ФГБОУ ВО «Горно-Алтайский Gorny Altay State University (e-mail: kfls@gasu.ru) государственный университет» (Горно-Алтайск, ул .

Ленкина, 1, e-mail: kfls@gasu.ru) .

Краснова Наталья Николаевна – аспирант каф. Natalia N. Krasnova – PhD-student at the Chair of философии и правоведения, Горно-Алтайский госу- Philosophy and Law at Gorny Altay State University дарственный университет (Горно-Алтайск, ул. Ленки- (e-mail: natalya-krasnova-69@mail.ru) .

на, 1, e-mail: natalya-krasnova-69@mail.ru) .

–  –  –

К.А.Кузьменко Kuzmenko,K.A .

Адвокатская палата Алтайского края, Bar Association of the Altai territory Barnaul, Барнаул, Российская Федерация, Russian Federation, e-mail: kkuzmenko22@gmail.com e-mail: kkuzmenko22@gmail.com Аннотация. В данной статье правовая безопас- Abstract. The author sees legal security as a branch of ность рассматривается как отдельная отрасль national security. The paper explores the phenomenon национальной безопасности. Исследуется фено- of legal security in the constitutional legislation and мен правовой безопасности в конституционном grounds the significance of including compulsory modзаконодательстве. Обосновывается важность ules on legal security in legal education. The author включения обязательной учебной дисциплины по analyzes essential interrelation of new branches in the правовой безопасности в юридическое образование. sphere of security seen as legal security and safety of Анализируется сущностная взаимосвязь новых education. In a complex society of the XXI st century, отраслей в сфере безопасности – правовой безопас- changes are rapidly growing and lead to social instaности и безопасности образования. В сложно- bility. Public administration, including by means of организованном обществе XXI века изменения legislation, is complicated, as the law itself can also быстро нарастают и приводят к социальной be destabilized for a number of reasons and sometimes неустойчивости. Государственное управление, loses its basic function of ensuring stability and a deв том числе с помощью права, законодательства cent standard of living. On the one hand, these new усложняется, поскольку само право также мо- processes require theoretical development and practical жет дестабилизироваться по ряду причин и по- implementation of issues of ensuring legal security. On рой утрачивает базовую функцию – обеспечения the other hand, there is a need for special training in стабильности и достойного уровня жизнедеятель- the legal education of professional cadres in the field ности населения. С одной стороны, эти новые of legal security .

процессы требуют теоретической разработки и практической реализации вопросов обеспечения правовой безопасности. С другой стороны, появляется необходимость специальной подготовки в юридическом образовании профессиональных кадров в области правовой безопасности .

Ключевые слова: правовая безопасность, кон- Key words: legal security, constitutional legislation, ституционное законодательство, юридическое legal education, security of education .

образование, безопасность образования .

Д л я ц и т а т ы : Куз ь ме н к о К. А. Правовая F o r q u o t e : K. A. Kuzmenko [Legal seбезопасность в юридическом образовании и curity in legal education and in the sys в системе конституционного законодательства// tem of constitutional legislation]. P r o f e s Профессиональное образование в современном sionalnoe obrazovanie v sovremenom mire = Professional education in the modern world, 2017, мире. Т. 7. 2017. № 2. С. 991–996 .

Vol. 7, no 2, pp. 991–996 .

DOI: 10.153/ PEMW20170207 DOI: 10.153/ PEMW20170207 Введение. Актуальность исследования проблем правовой безопасности обусловлена рядом факторов. Уже сама постановка проблемы выделения из общей сферы безопасности социума — 991 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 и государства такой ее части, как правовая безопасность, является индикатором того, что современное общество растет, усложняется, все быстрее изменяется и в нем политико-правовые процессы приобретают критическую для социальной организации подвижность. В ряде стран система социального управления, базой которого является политико-правовая подсистема, оказывается крайне нестабильной. Проблеме правовой безопасности как особого вида безопасности, которая начинает активно изучаться лишь с конца XX века, посвящены труды многих правоведов, юристов, таких как А. В. Александрова, В. Г. Беляева, М. А. Воронцовой, А. Ф. Галузина, З. Н. Каландаришвили, И. А. Мингес, А. Н. Рыбалки, А. А. Фомина и др. [1; 2; 3]. Это обусловлено тем, что структурногенетической частью управления является право, которое должно в современных условиях все более пристально изучаться с позиций его оптимальности, устойчивости, стабилизации – не только правовой сферы, но и остальных видов общественных отношений .

Соответственно, в конце ХХ века возникает жизненно важная проблема: правовой безопасности государств и общества в целом – как органичная часть современных проблем социального управления. Но поскольку данная область знания еще довольно молодая, в ней естественно возникает много важных, но нерешенных вопросов. Например, это базовые вопросы о месте и роли правовой безопасности в общей системе безопасности социума, прежде всего в системе государственной и национальной безопасности. Также возникают вопросы о соотношении родственных видов безопасности, допустим, правовой и юридической. Среди проблем правовой безопасности ключевыми оказываются вопросы безопасности в сфере конституционного законодательства и права, которые связаны с ядром социально-государственного управления. Также встает проблема подготовки специалистов в данной области, в связи с чем вопросы безопасности напрямую начинают смыкаться с вопросами юридического образования и образования в целом. В социальнофилософском аспекте актуализируются вопросы соотношения философии права (в части правовой безопасности) и философии образования (в части юридического образования) и т. д .

В данной статье поставлена более узкая цель: рассмотреть проблему правовой безопасности и ее место в юридическом образовании (с позиций философии образования) применительно к системе конституционного законодательства .

Постановка задачи. В соответствии с целью определены задачи: 1) выявить место и роль правовой безопасности в общей системе знаний о безопасности; 2) исследовать с современных позиций феномен правовой безопасности; 3) обосновать необходимость специальной подготовки юристов по правовой безопасности в профессиональном юридическом образовании, особенно применительно к конституционному законодательству как ядру правовой системы общества, с позиций философии образования .

Методология. В статье применены диалектический, системно-философский, синергетический подходы, а также общенаучные методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, сравнения, аналогии, интеграции знаний .

Результаты. Место и роль правовой безопасности в общей системе знаний о безопасности .

Исследование проблем социальной безопасности в современных науках приобретает повышенную актуальность. Традиционно ключевыми считались области: 1) государственной безопасности (обеспечивающей защиту государственного строя, прочность государственного управления и военной сферы) и 2) национальной безопасности (стоящей на защите населения страны). Однако в настоящее время предпочтение отдается второй области. Разработана Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) [4]. В Концепции под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации .

Но уже с конца ХХ века формируется более широкое понимание предмета. Разрабатывается целый ряд новых направлений и сфер безопасности, которые рассматриваются в разных науках и отраслях практики. В Концепции национальной безопасности РФ от 1997 г. дано общее направление:

рассматривать национальные интересы России многогранно, как совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах [4; 5] .

— 992 — Кузьменко К. А. Правовая безопасность в юридическом образовании и в системе конституционного.. .

K. A. Kuzmenko Legal safety in legal education and in the system of constitutional legislation Сегодня в теоретическом, образовательном и практическом аспектах безопасность рассматривается как междисциплинарная область, где формируется ряд важных отраслей: экономическая, экологическая, информационная, международная, внутриполитическая, военная, религиозная, правовая безопасность и т. д. [5; 6]. Разрабатываются межпарадигмальные подходы и концепции в сфере безопасности, глубоко изучаются процессы социального дисбаланса, нестабильности, определяются главные риски и опасности, которые формируются условиями жизни человека и человечества в новых условиях общества XXI века с разнородными характеристиками – информационного, глобально-потребительского, техногенного общества [1; 7]. Авторы отмечают возрастание роли правовой безопасности в условиях обострения внутригосударственных, межгосударственных и межнациональных конфликтов. Чтобы глубже понять проблему, соотнесем в ней общее и частное, т. е. вопросы общей социальной безопасности и ее отдельных сфер .

Феномен правовой безопасности в современном знании. Остановимся на предмете нашего исследования – такой отрасли общей безопасности, как правовая безопасность. Как отмечает ряд ученых (А. Ф. Галузин, А. А. Фомин и др.), это направление в отечественной науке, сформировавшееся на рубеже XX–XXI вв., быстро показало свою актуальность [1; 3]. Особенный интерес приобрели вопросы о связи правовой безопасности с Конституцией Российской Федерации, шире – с конституционным законодательством в целом .

Исследования показывают, что право на безопасность напрямую не закреплено в Конституции РФ. Но оно косвенно вытекает из статей Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина. Отражаются определенные характеристики безопасности в обществе и государстве. Это, например, состояние правовой (юридической) безопасности личности и ее физической безопасности (ст. 20–23), информационной безопасности (ст. 24, 29), экономической безопасности (ст. 34, 35), финансовой безопасности (ст. 75), экологической безопасности (ст. 58) и т. п. В Федеральном законе «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ также не содержится четкого определения безопасности [8]. Но такое определение содержалось в утратившем силу Законе РФ «О безопасности» от 1992 года, где безопасность определялась как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [9] .

А. Ф. Галузин дает развернутое научное определение предмета: «Правовая безопасность – это осуществляемая в правовой системе и посредством права, законодательства о видах безопасности социально-правовая система обеспечения (осуществления, охраны, защиты) и обеспеченность правового положения (статусов, состояний, условий, правоотношений, режимов, правопорядка… и т.п.) субъектов (личность, общество, государство) права, в котором они гарантированно и на свой риск, самостоятельно и совместно противодействуют (предупреждают, нейтрализуют, устраняют) опасностям, прежде всего социально-правовым (правонарушениям), обеспечению и обеспеченности (материализации) их законных прав, свобод, интересов – видов безопасности личности, общества, государства или видов национальной безопасности» [1]. Однако автор отмечает еще достаточно высокую степень неизученности данной комплексной отрасли безопасности и права, в том числе по вопросу места и роли правовой безопасности среди других форм и видов общей безопасности .

Большая часть авторов склоняется к тому, что это определенный вид социальной безопасности и (или) национальной безопасности. Однако другие авторы, напротив, считают правовую безопасность наиболее фундаментальной. З. Н. Каландаришвили и М. А. Воронцова пишут: «Правовая безопасность является основой и необходимым требованием всех других видов безопасности .

Трудно представить осуществление и соблюдение любого другого вида безопасности без опоры на правовое регулирование и нормативно-правовой массив, регламентирующий данные правовые отношения. Таким образом, правовая безопасность затрагивает все сферы жизнедеятельности человека, общества и государства, что подчеркивает ее особую значимость для каждого члена общества и государства в целом» [2]. Существуют также дискуссии по поводу соотношения правовой и юридической безопасности, Так, А. А. Фомин понимает под юридической безопасностью государства положение, при котором субъективные права и законные интересы государства защищены на должном уровне [3] .

В своих дальнейших рассуждениях мы примем наиболее устоявшуюся точку зрения, согласно которой правовая безопасность – это определенный вид национальной безопасности, сформироISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 вавшийся в правовой сфере. Полагаем, что в праве – это наиболее общая и теоретичная форма безопасности, тогда как юридическая безопасность – более частная и прикладная, практико-ориентированная форма .

Необходимость подготовки специалистов в области правовой безопасности в профессиональном юридическом образовании. В настоящее время правоведами признается, что правовая безопасность – это неотъемлемая форма безопасности в системе правовых, а также общесоциальных отношений (поскольку последние в целом также регулируются правом). Однако в правовом образовании эта значимая область еще не нашла должной реализации. По нашему мнению, это определяет необходимость разработки специальной учебной вузовской дисциплины «Правовая безопасность», прежде всего на юридических факультетах университетов и в отраслевых вузах юридической направленности, например в системе МВД России .

В работе «Общая теория прав человека» отмечается следующее: правовая безопасность нормативно контролирует те условия и способы жизнедеятельности, которые необходимы для нормального функционирования индивида, общества, государства [10]. Правовая безопасность, таким образом, отражает сущность социально-правового предназначения прав, свобод, законных интересов человека и гражданина, общества в целом .

По нашему мнению, особую роль в образовании и в реальной общественной жизни правовая безопасность играет в системе конституционного законодательства [11; 12] .

Е. С. Аничкин, специалист по конституционному законодательству, отмечает следующее. Хотя конституционное законодательство не обозначено в Конституции РФ в качестве отдельной отрасли российского законодательства (в ст. 71–72), оно является общепризнанным, выступает в качестве «нормативного ядра» федерального и регионального законодательства [11, с. 89–90] .

Т. Ж. Жунусканов пишет, что в теории конституционного права выделяют от восьми до шестнадцати подотраслей конституционного законодательства (в связи с этим отметим, что даже неоднозначность выделения подотраслей свидетельствует об актуальности исследования данного феномена). Главными подотраслями являются: комплексная правовая характеристика российского государства (основы конституционного строя); законодательство об основах правового положения человека и гражданина; основа федеративного устройства; организация и функционирование органов государственной власти (например, институт парламентского права); основы местного самоуправления [12, с. 3]. Считаем, что недостаточная определенность места, роли, общей структуры конституционного законодательства в правовой системе современного государства приводит к разным трактовкам содержания конституционного законодательства. Это же создает реальные опасности для нормативно-правового ядра всей системы законодательства и для прочности оснований конституционного строя страны .

Следовательно, проблема правовой безопасности в сфере конституционного законодательства России также имеет фундаментальное значение. Поэтому она должна всесторонне рассматриваться еще в период вузовского образования в специальных вузовских дисциплинах. Возможно, что в будущем возникнет необходимость и соответствующей юридической специальности. Если же система юридического образования недостаточно структурирована и системно организована, то это создает опасности для самого образования, т.е. возникает серьезная проблема безопасности в сфере юридического образования, а также в сфере образовательной политики. Такого рода проблемы исследует ряд специалистов в области философии образования – С. В. Камашев, Н. В. Наливайко, В. И. Панарин, В. И. Паршиков, А. В. Пугачев, Е. В. Ушакова, С. И. Черных и др. [13; 14; 15; 16; 17] .

Их опыт может оказаться весьма полезным при изучении проблем безопасности правового образования. Здесь начинается непростое, но эвристичное взаимодействие таких отраслей философии, как философия права и философия образования по рассматриваемым вопросам .

Заключение. Таким образом, в данной статье мы определили ряд актуальных вопросов исследования правовой безопасности в современном обществе. Раскрыта прямая связь отмеченного феномена с общей безопасностью социума в таких формах, как социальная, государственная и особенно национальная безопасность. Выявлена сущностная связь правовой безопасности с современным правом и законодательством страны. Обосновывается, что в связи с важной практической ролью правовой безопасности в жизни современного общества, особенно в системе конституционного законодательства, на юридических факультетах университетов и в юридических — 994 — Кузьменко К. А. Правовая безопасность в юридическом образовании и в системе конституционного.. .

K. A. Kuzmenko Legal safety in legal education and in the system of constitutional legislation вузах следует ввести отдельную учебную дисциплину «правовая безопасность». Особое внимание следует уделить правовой безопасности в сфере конституционного законодательства, поскольку последнее является ядром всей правовой системы государства и от его безопасного состояния зависит безопасность жизнедеятельности граждан в Российской Федерации .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Галузин А. Ф. Правовая безопасность как самостоятельный вид безопасности // Право и политика .

2007. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://www.center-bereg.ru/m2964.html (дата обращения: 12.01.2017) .

2. Каландаришвили З. Н., Воронцова М. А. К вопросу о правовой безопасности личности // Евразийский юридический журнал. 2012. № 7. С. 49–52 .

3. Фомин А. А. Юридическая безопасность государства как особого субъекта российского права // Право и политика. 2005. № 6. С. 49 .

4. Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации». Текст Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) [Электронный ресурс]. URL: http://www.scrf.gov.ru/Documents/Decree/2000/24–1.html (дата обращения:

15.01.2017) .

5. Жинкина И. Ю. Стратегия безопасности России: проблемы формирования понятийного аппарата .

М.: РНФ, 1995 .

6. Иващенко Г. В. О понятии «безопасность» // Credo. Теоретический философский журнал. № 4 (22)’00 [Электронный ресурс]. URL: http: www.orenburg.Ru/culture/credo/24/ (дата обращения: 19.01.2017) .

7. Данько А. В. Безопасность государства, общества и личности: сб. науч. тр. М.: ДА МИД России, 2002 .

8. Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности»

(действующая редакция, 2016) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_108546/ (дата обращения: 20.01.2017) .

9. Федеральный закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2446-I «О безопасности» (утратил силу) [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10136200/ (дата обращения: 12.01.2017) .

10. Общая теория прав человека / отв. ред. Е. А. Лукашева. М.: Норма, 1996 .

11. Аничкин Е. С. Конституционное законодательство Российской Федерации: Понятие, признаки, источники // Правоведение. 2006. № 4. С. 89–96 .

12. Жунусканов Т. Ж. Конституционное право и конституционное законодательство в системе права и законодательства современного государства: Общий обзор. Вопросы теории. (На примере Российской Федерации и Республики Казахстан) // Право: современные тенденции: материалы II Mеждунар. науч. конф .

(г. Уфа, апрель 2014 г.). Уфа: Лето, 2014. С. 1–11 .

13. Камашев С. В. Методологические проблемы исследования безопасности образования // Философия образования. 2013. № 2 (47). С. 112–118 .

14. Камашев С. В., Косенко Т. С., Наливайко Н. В., Ушакова Е. В. Специфика и тенденции развития образования в условиях современной глобализации // Философия образования. 2015. № 4 (61) .

С. 144–155 .

15. Кулипанова Н. В., Орлова Н. П., Ушакова Е. В., Паршиков В. И., Наливайко Н. В. Философия права и философия образования: познавательно-практические аспекты взаимодействия // Профессиональное образование в современном мире. 2011. № 3. С. 16–25 .

16. Черных С. И., Паршиков В. И., Панарин В. И. Конкурентоспособность российского образования на мировом рынке образовательных услуг // Профессиональное образование в современном мире. 2014 .

№ 3. С. 22–31 .

17. Пугачев А. В. Онтологические и аксиологические аспекты взаимодействия социальных институтов образования и права // Философия образования. 2013. № 2 (47). С. 30–35 .

REFERENCES

1. Galuzin A. F. Legal Security as an independent type of security // Law and Politics. 2007. № 12. URL:

http://www.center-bereg.ru/m2964.html

2. Kalandarishvili Z. N., Vorontsova M. A. To the question of the legal security of personality // Eurasian juridical journal. 2012. № 7. P. 49–52 .

3. Fomin A. A. Legal Security of the State as a Special Subject of Russian Law // Law and Politics. 2005 .

№ 6. P. 49 .

— 995 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2

4. Presidential Decree of January 10, 2000, № 24 “On the Concept of National Security of the Russian Federation”. The text of the National Security Concept of the Russian Federation, approved by Presidential Decree № 1300 of December 17, 1997 (as amended by Presidential Decree № 24 of January 10, 2000). URL: http://www .

scrf.gov.ru/Documents/Decree /2000/24–1.html .

5. Zhinkina I. Yu. The strategy of Russia’s security: the problems of the formation of the conceptual apparatus. Moscow: RNF, 1995. 118 p .

6. Ivashchenko G. V. On the № tion of “security” // “Credo”. Theoretical Philosophical Journal. № 4 (22)‘00 .

URL: http: // www. Orenburg. Ru/culture/credo/24/

7. Danko A. V. The Security of the State, Society and Personality / Sat. Sci. Tr. Moscow: The Ministry of Foreign Affairs of Russia, 2002 .

8. Federal Law of the Russian Federation of 28 December 2010 № 390-FZ “On Security” (current version, 2016). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_108546/

9. Federal Law of the Russian Federation of March 5, 1992 № 2446-I “On Security” (lost force). URL: http:// base.garant.ru/10136200/

10. General theory of human rights / Otv. Ed. E. A. Lukasheva. Moscow: Norma, 1996 .

11. Anichkin E. S. The Constitutional Legislation of the Russian Federation: Concept, Signs, Sources // Jurisprudence. 2006. № 4. P. 89–96 .

12. Zhunuskanov T. Zh. Constitutional Law and Constitutional Legislation in the System of Law and Legislation of the Modern State: General Overview. Questions of theory. (On the example of the Russian Federation and

the Republic of Kazakhstan) / Law: current trends: Materials II International. Sci. Conf. (Ufa, April 2014). Ufa:

Summer, 2014. Р. 1–11 .

13. Kamashev S. V. Methodological problems of studying the safety of education // Philosophy of Education. 2013. № 2 (47). P. 112–118 .

14. Kamashev S. V., Kosenko T. S., Nalivayko N. V., Ushakova E. V. Specificity and tendencies of the development of education in the conditions of modern globalization // Philosophy of Education. 2015. № 4 (61) .

P. 144–155 .

15. Kulipanova N. V., Orlova N. P., Ushakova E. V., Parshikov V. I., Nalivayko N. V. Philosophy of law and the philosophy of education: cognitive-practical aspects of interaction // Professional education in the modern world. 2011. № 3. C. 16–25 .

16. Chernykh S. I., Parshikov V. I., Panarin V. I. Competitiveness of Russian education on the world market of educational services // Professional education in the modern world. 2014. № 3. P. 22–31 .

17. Pugachev A. V. Ontological and axiological aspects of interaction between social institutions of education and law // Philosophy of Education. 2013. № 2 (47). P. 30–35 .

–  –  –

процессы на базе новых информационных техно- project teaching methods based on the use of the conлогий, и недостаточным уровнем применения textual approach, aimed at resolving contradictions современных методик подготовки. Выдвигается indicated .

идея разработки проектной методики обучения, основанной на использовании контекстного подхода, направленной на разрешение обозначенного противоречия .

Ключевые слова: BPM, BPMS, Share Point, K2, Key words: BPM, BPMS, Share Point, K2, contexконтекстное обучение, новые информационные tual learning, IT, business processes, methods of mathтехнологии, бизнес-процессы, методы матема- ematical analysis .

тического анализа .

Для цитаты: Чирков С. В., Перепелкин А. П., For quote: Chirkov, S. V., Perepelkin, А. P., AgaАгафонова О. В. Использование BPM–систем в fonova, O. V. [Business project management systems прикладной информатике и математической эко- in applied informatics and mathematical economics] .

номике // Профессиональное образование в со- Professionalnoe obrazovanie v sovremenom mire = Professional education in the modern word, 2017, Vol. 7, временном мире. Т. 7. 2017. № 2. С. 997–1002 .

no 2, pp. 997–1002. DOI: 10.153/ PEMW20170208 DOI: 10.153/ PEMW20170208 Введение. Федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования по управленческим направлениям подготовки бакалавров важную роль отводят умению проектировать, разрабатывать бизнес-процессы на основе методов математической экономики в области своей профессиональной деятельности с использованием современных информационных технологий. Так согласно ФГОС ВО по направлению подготовки 38.03.02 «Менеджмент», объектами профессиональной деятельности бакалавров являются процессы управления организациями различных организационно-правовых форм; процессы государственного и муниципального управления. Для бакалавров направления подготовки 38.03.03 «Управление персоналом» стандартом определено, что они должны знать основы организационного проектирования системы и процессов управления персоналом, быть готовы к осуществлению организационно-управленческой, информационноаналитической и проектной деятельности. Бакалавры, обучающиеся по направлению подготовки 38.03.04 «Государственное и муниципальное управление», должны, в соответствии с ФГОС ВО, уметь моделировать административные процессы и процедуры в органах государственной власти, обладать способностью применять информационно-коммуникационные технологии в профессиональной деятельности с видением их взаимосвязей и перспектив использования. Направление подготовки 38.03.05 «Бизнес-информатика» предполагает проектирование архитектуры предприятия, стратегическое планирование управления предприятием, аналитическую поддержку процессов принятия решений для управления предприятием .

Однако практика показывает, что порой техническое и методическое обеспечение не успевает меняться в соответствии с требованиями современного общества к организации бизнес-процессов в области управления. Таким образом, возникает необходимость в совершенствовании как технического (программного) обеспечения процесса подготовки бакалавров управленческих направлений, так и содержания и методики обучения информационным технологиям и математической экономике указанных студентов вуза [1] .

Постановка задачи. Большое внимание необходимо уделять осознанию сущности и значения информации в развитии современного общества, способности проводить исследования и анализ рынка информационных систем и информационно-коммуникационных технологий, инноваций в экономике, управлении, а также выбору рациональных информационных систем и IT-решений для управления бизнесом .

Для понимания характера этих изменений и определения их содержания проведем анализ проблем повышения эффективности, с которыми сталкиваются компании, и способов их решения на базе информационных технологий .

Методология и методика исследования. Решение задач, связанных с подготовкой конкурентоспособных специалистов в области управления, невозможно без эффективного обучения стуЧирков С. В., Перепелкин А. П., Агафонова О. В. Использование bpm–систем в прикладной.. .

Chirkov, S. V., Perepelkin, А. P., Agafonova, O. V. The use of bpm systems in applied informatics and mathematical.. .

дентов управленческих направлений высших учебных заведений информационным технологиям и математической экономике, которое должно отражать специфику будущей профессиональной деятельности студентов .

Современная образовательная парадигма рассматривает студента в качестве субъекта познавательной деятельности, направлена на самореализацию его личности, основана на активной творческой деятельности обучающихся .

В связи с усилением роли информационного аспекта жизни общества возрастает количество людей, занятых в сфере информационной деятельности, что особенно актуально для области управления .

Таким образом, теоретико-методологическую основу исследования составляют концепции контекстного обучения, а также научные труды в области использования средств новых информационных технологий в обучении .

В работе применялись следующие методы исследования: изучение и анализ психолого-педагогической, методической и специальной литературы; изучение и обобщение передового педагогического опыта; анализ ранее выполненных исследований по близкой тематике; общенаучные методы анализа, синтеза .

Результаты. Важной задачей для любой компании является повышение ее эффективности за счет увеличения плодотворности работы ее бизнес-единиц, уменьшения количества потребляемых ресурсов, повышения продуктивности работы управленческих команд, сокращения избыточных управленческих звеньев и функций, повышения взаимодействия и слаженности работы разных бизнес-единиц для достижения общих целей [2; 3; 4; 5]. С этой целью все больше компаний применяют BPM (Business Process Management или Business Perfomance Management) концепцию управления процессами в качестве средства для улучшения результатов производительности бизнеса и повышения операционной гибкости [5; 6; 7]. Понятность и наглядность бизнес-процессов компании осуществляется за счет их моделирования с помощью формальных нотаций и использования специального программного обеспечения, возможности динамического изменения их моделей силами участников и с использованием программных систем. Подход BPM тесно связан с BPMS (Business Process Management System) технологической составляющей BPM, представляющей собой систему управления бизнес-процессами .

Существует большое количество разнообразных BPM-систем, обладающих теми или иными преимуществами и недостатками. Однако в нашей работе мы остановимся на рассмотрении и сравнении SharePoint и K2, т. к. с нашей точки зрения они наиболее эффективно позволяют решать задачи, связанные с процессами управления организацией, в частности бизнес-процессами .

В последнее время отмечается возрастающая популярность SharePoint среди компаний. В значительной степени это вызвано его доступностью за счет возможности бесплатного использования базового пакета SharePoint Foundation.

Несмотря на то что версия SharePoint Foundation 2013 распространяется бесплатно, она обладает значительными возможностями:

централизованное хранение документов, совместное редактирование и поддержка версий документов;

общие (совместные) календари, контакты, задачи;

новости, форумы, вики, доски обсуждений, опросы;

просмотр и редактирование документов через веб-интерфейс;

возможность удобного поиска не только по содержимому портала, но и по файлам, находящимся в папках общего доступа в сети;

брендинг (встроенные и дополнительные темы);

мультиязычность;

управление доступом к содержимому вплоть до каждого элемента;

возможность упорядочения и обработки информации для дальнейшего математического анализа в рамках реализации задач процессов управления;

аудит, аналитика, статистика;

работа через мобильные устройства (планшеты, смартфоны) [8] Для программной реализации бизнес-процесса, как правило, создается рабочий процесс (Workflow). При реализации рабочих процессов, имеющих сложную логику, с использованием — 999 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2 средств SharePoint разработчику необходимо как минимум обладать базовым уровнем подготовки в области программирования на платформе.NET. При построении рабочих процессов, обладающих сложной логикой, с использованием K2 в большинстве случаев знания в области программирования не требуются, т. к. логика рабочего процесса строится на основе использования готовых компонентов (Activities, Events), настройка которых производится с помощью специальных визардов .

Такой подход позволяет без особых усилий покрыть большинство потребностей. В SharePoint, не прибегая к написанию кода, возможно создать лишь достаточно простые рабочие процессы, как правило, обладающие линейной логикой .

Само построение рабочего процесса в K2 более гибкое, наглядное, понятное и может производиться без установки специализированного программного обеспечения непосредственно в браузере с использованием веб-интерфейса (Designer). Также с этой целью можно использовать K2 Studio или Visual Studio .

В SharePoint построение рабочих процессов производится с использованием специальной программы SharePoint Designer .

Дополнительно к уже перечисленному можно добавить, что K2 включает технологию быстрого создания пользовательского интерфейса на основе веб (Smartforms) .

Также стоит отметить важную особенность K2 возможность работать с данными из различных источников (SQL-Server, Oracle, Active Directory, Web-services, WCF и др.) с использованием технологии Smart Objects .

В свою очередь для разработки форм и их последующей кастомизации в SharePoint порой необходимо выполнять много рутинной работы по редактированию XSLT-разметки. В итоге кастомизация форм в SharePoint проходит гораздо сложнее и требует больше усилий .

Для построения отчетов, позволяющих наглядно представить результаты работы, SharePoint, на наш взгляд, проще и обладает большими возможностями в плане построения графиков, семафоров .

В K2 этот механизм по умолчанию не предусмотрен, однако имеется возможность интеграции с технологией MS Reporting, использование которой предоставляет большие возможности для наглядного представления и построения отчетов. Однако MS Reporting, как и платформа K2, является платным программным обеспечением, что делает их менее предпочтительными по сравнению, например, с Sharepoint Foundation, распространяемым бесплатно .

Таким образом, если организация может позволить выделить на автоматизацию своих бизнеспроцессов достаточные средства, то с этой целью предпочтительнее использование платформы K2. В противном случае хорошей альтернативой выступает SharePoint Foundation. Также в силу ряда причин нам видится оправданным использование SharePoint для обучения построению бизнес-процессов в вузах. Это позволит лучше понимать принципы построения бизнес-процессов, что в дальнейшем позволит без особых усилий и в кратчайшие сроки перейти к использованию других BPMS, в том числе и K2. Как уже было сказано выше, использование SharePoint обусловливает необходимость владения студентами базовыми знаниями в области программирования и потребует внесения изменений в программы дисциплин курса информатики в вузе. А весь спектр компетенций, которым необходимо владеть менеджеру, занимающемуся управлением и автоматизацией бизнес-процессов компании, достаточно широк и требует знаний и умений из различных областей как менеджмента, так и информатики и информационных технологий .

Разработчикам курсов, методистам, преподавателям при создании и реализации проектов, основанных на использовании концепции BPM, необходимо учитывать и постараться отразить в их содержании следующие проблемные области управления:

рассогласование стратегии и текущей деятельности;

локальность оптимизации;

низкая оперативность реагирования;

низкая надежность управленческих решений;

низкие темпы улучшений;

скрытые знания;

недостижение поставленных целей [2] .

Выводы. Изменение содержания подготовки по дисциплинам информатической направленности нами видится в использовании заданий, целью которых является разработка информационЧирков С. В., Перепелкин А. П., Агафонова О. В. Использование bpm–систем в прикладной.. .

Chirkov, S. V., Perepelkin, А. P., Agafonova, O. V. The use of bpm systems in applied informatics and mathematical.. .

ных проектов, максимально приближенных к реальной профессиональной деятельности будущих бакалавров управленческих направлений, основанных на использовании концепции BPM. Указанное изменение, на наш взгляд, соответствуют компетентностной парадигме и реализуется в русле контекстного обучения при изучении информационных технологий [9; 100; 111] .

ФГОС ВО по управленческим направлениям подготовки бакалавров важную роль отводят умению проектировать, разрабатывать бизнес-процессы в области своей профессиональной деятельности с использованием современных информационных технологий. В связи с этим большое внимание необходимо уделять осознанию сущности и значения информации в развитии современного общества, способности проводить исследования, в том числе и математические, и анализ рынка информационных систем и ИКТ, инноваций в экономике, управлении, а также выбору рациональных информационных систем и IT-решений для управления бизнесом. SharePoint и K2 наиболее эффективно позволяют решать задачи, связанные с процессами управления организацией, в частности, бизнес-процессами. Использование SharePoint для обучения построению бизнеспроцессов в вузах позволит студентам лучше понимать принципы построения бизнес-процессов, что в дальнейшем позволит без особых усилий и в кратчайшие сроки перейти к использованию других BPMS, в том числе и K2 .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Калязина Д. М., Соколов Н. Е., Федорова А. Е. Обоснование выбора платформы для обучения студентов экономических вузов основам Business process Management // Известия вузов. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2014. № 4 (32). С. 211–218 .

2. Духонина О. В., Горянский П. С. Business Performance Management: сущность и перспективы // Финансовая газета (Региональный выпуск). 2004. № 3 (480). С. 15 .

3. Одинцов Б. Е., Романов А. Н. Проблемы создания информационных систем управления эффективностью бизнеса // Вестник Финансового университета. 2014. № 6. С. 22–36 .

4. Чеботарев В. Г., Громов А. И. Эволюция подходов к управлению бизнес-процессами // Бизнесинформатика. 2010. № 1. С. 14–21 .

5. Визгунов А. Н. Ключевые характеристики преобразования бизнес-процессов предприятия // Вестник ННГУ. 2013. № 2–1. С. 224–229 .

6. Gartner IT Glossary. Business process management (BPM) [Электронный ресурс]. URL: http://blogs .

gartner.com/it-glossary/business-process-management-bpm/ (дата обращения: 11.11.2016) .

7. Управление эффективностью бизнеса. Концепция Business Performance Management / Е. Ю. Духонин, Д. В. Исаев, Е. Л. Мостовой и др.; под ред. Г. В. Генса. М.: Альпина Бизнес Букс, 2005 .

8. SharePoint бесплатно = SharePoint 2013 Foundation [Электронный ресурс]. URL: http://www.inspe .

kz/microsoft/sharepoint/foundation.html (дата обращения: 11.11.2016) .

9. Чирков С. В. Технология обучения информатике студентов экономического направления в вузе:

автореф. дис. … канд. пед. наук. Красноярск, 2013 .

10. Вербицкий А. А. Контекстно-компетентностный подход к модернизации образования // Высшее образование в России. 2010. № 5. С. 32–37 .

11. Вербицкий А. А. Проблемы развития профессионального образования с позиций теории контекстного обучения // Инициативы XXI века. 2009. № 1. С. 37–40 .

REFERENCES

1. Kaliazina D. M., Sokolov N. E., Fedorov A. E. [Grounds of the platform for teaching students the fundamentals of Business process Management in economic institutions]. Izvestiya VUZov. Povolzhskiy region .

Gumanitarnye nauki = Proceedings of the universities. Volga region. Humanitarian sciences, 2014, no. 4 (32) .

pp.211–218 (in Russ) .

2. Dukhonina O. V., Goriansky P. S. [Business Performance Management: nature and prospects]. Finansovaya gazeta (Regionalnyy vypusk) = Financial newspaper (Regional Issue), 2004, no. 3 (480). p. 15 (in Russ) .

3. Odintsov B. E., Romanov A. N. [Problems of information systems and business performance management]. Vestnik finansovogo universiteta = Bulletin of Financial University, 2014, no. 6. pp.22–36 (in Russ) .

4. Chebotarev V. G., Gromov A. I. [Evolution of approaches to business process management]. Biznesinformatika = Business Informatics, 2010, no. 1. pp.14–21 (in Russ) .

5. Vizgunov A. N. [Key features of business processes transformation]. Vestnik NNGU = Bulletina of NNSU, 2013, no. 2–1. pp.224–229 (in Russ) .

— 1001 — ISSN 2224-1841 (печатный) енане аане еенн е. 2017. Т. 7. №2 ISSN 2224-1841 (print) Professional education in the modern world, 2017, Vol. 7, no. 2

6. Gartner IT Glossary. Business process management (BPM) Available at: http://blogs.gartner.com/itglossary/business-process-management-bpm/

7. Dukhonin E. Iu., Isaev D. V., Mostovoy E. L. and others Upravlenie effektivnostyu biznesa. Kontseptsiya Business Performance Management etc [Management of business efficiency. The concept of Business Performance Management]. Moscow, Alpina Business Books Press, 2005. 269 p .

8. Vizgunov A. N. Vizgunov A. N. [Key features of business processes transformation]. Vestnik NNGU = Bulletin of NNSU, 2013, no. 2–1. pp.224–229 (in Russ) .

9. http://www.inspe.kz/microsoft/sharepoint/foundation.html

10. Chirkov S. V. Tekhnologiya obucheniya informatike studentov ekonomicheskogo napravleniya v vuze. Diss .

kand. ped. nauk [Technology of teaching Computer Science students from Economic majors. Cand. ped. sci .

thesis]. Krasnoyarsk, 2013 .

11. Verbitsky A. A. [Context-dependent and competency-based approach to the modernization of education] .

Vysshee obrazovanie v Rossii = Higher education in Russia, 2010, no. 5. pp 32–37 (in Russ) .

12. Verbitsky A. A. [Problems of professional education development from the viewpoint of the contextual learning theory]. Initsiativy XXI veka = Initiative of the XXI century, 2009, no. 1. pp. 37–40 (in Russ) .

Информация об авторах Information about the authors Чирков Сергей Витальевич – к. п. н., ФГБОУ ВО Sergey V. Chirkov – Candidate of Pedagogics, AssociНовосибирский ГАУ», экономический факультет, ate Professor at the Chair of Accountancy and Informaкафедра бухгалтерского учета и автоматизиро- tion processing at Economic Faculty of Novosibirsk ванной обработки информации, доцент кафедры State Agrarian University (160 Dobrolyubova Str., (630039, г. Новосибирск, ул. Добролюбова, 160, 630039 Novosibirsk, tel.: 267–58–22, 8913–203–85–72;

e-mail: Kaf-aoi418@mail.ru). e-mail: Kaf-aoi418@mail.ru) Перепелкин А. П. – ПАО «МДМ Банк», отдел си- A.

Perepelkin – chief engineer and programmer at стем электронного документооборота и внутренних the Department of Information technologies (16 Doкоммуникаций департамента информационных тех- brolyubova Str., Room 219, 630039 Novosibirsk, tel:

нологий, главный инженер-программист (630009, 8913–385–42–24; e-mail: anatoly2678@gmail.com) г. Новосибирск, ул. Добролюбова, 16, каб 219, e-mail:

anatoly2678@gmail.com) .

Агафонова О. В. – к. э. н., ФГБОУ ВО «Новосибир- Olga V. Agafonova – Candidate of Economics, Associский ГАУ», экономический факультет, кафедра бух- ate Professor, the Head of the Chair of Accountancy and галтерского учета и автоматизированной обработки Information processing at Economic Faculty of Novosiинформации, заведующая кафедрой (630039, Ново- birsk State Agrarian University(160 Dobrolyubova Str., сибирск, ул. Добролюбова, 160, e-mail: Kaf-aoi418@ 630039 Novosibirsk, tel.: 267–58–22, 8913–740–25–99, mail.ru). e-mail: Kaf-aoi418@mail.ru Принята редакцией 26.01.2017 Received 21 January 2017

–  –  –

ВНЕДРЕНИЕ ЭКОЛОГО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СОСТАВЛЯЮЩИХ

В ПОДГОТОВКУ СПЕЦИАЛИСТОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО

И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

MODULES RELATED TO ENVIRONMENT AND AGRICULTURAL

TECHNOLOGIES IN TRAINING SPECIALISTS OF PUBLIC ADMINISTRATION

–  –  –

Введение. В последние годы в аграрном секторе Российской Федерации достигнуты значимые результаты, однако ситуация в сельской местности по-прежнему остается сложной: продолжаются процессы депопуляции сельских территорий, разрыв в уровне жизни сельского и городского населения остается значительным. Широкое применение агроиндустриальных технологий породило новые вызовы: усилились экологические риски, разрушается уклад жизни сельского населения, его история, культура и традиции. Все это имеет серьезные негативные последствия для страны в целом, поэтому проблема возрождения и устойчивого развития села приобретает сегодня приоритетное значение и общенациональный масштаб. Устойчивое развитие сельских территорий и разработка подходов к устойчивому развитию сельских территорий являются основными задачами во всем мире. Многие проблемы, касающиеся устойчивого развития сельских территорий, актуальны и для стран Европейского Союза, и для России: консервация земель, отток населения в сельской местности, утрата традиций на селе, загрязнение и потеря биоразнообразия, разница в доходах сельского и городского населения. Россия признала необходимость особых усилий, направленных на устойчивое развитие сельских территорий: политика правительства должна помочь в создании условий, позволяющих предоставить дополнительные возможности для получения доходов на селе. В последние годы активно формируется политика устойчивого развития сельских территорий: принята Концепция устойчивого развития сельских территорий на период до 2020 г., разрабатываются и вступают в силу соответствующие федеральная, региональные и муниципальные программы [1]. Реализация этих программ требует компетентного кадрового сопровождения .

Отсутствие специалистов широкого профиля, понимающих взаимосвязи между многогранными проблемами сельских территорий и владеющих инструментами комплексного развития сельских территорий, является одним из главных факторов, препятствующих переходу сельских территорий на путь устойчивого развития. Причем дефицит данных специалистов в России существует практически на всех уровнях административно-территориального управления: федеральном, региональном, муниципальном и поселенческом. От профессиональной компетентности, личностной и социальной зрелости специалистов такого рода во многом зависит успех становления и развития устойчивого сельского хозяйства и сельских территорий. Опыт подготовки управленцев по устойчивому развитию сельских территорий имеется в странах Запада и Европы. Университеты Германии, Великобритании, Дании, Австралии, Чешской Республики и других зарубежных стран реализуют магистерские программы по устойчивому сельскому хозяйству и развитию сельских территорий, тогда как для российских вузов данное направление является принципиально новым .

Поэтому подготовка эффективных кадров в области устойчивого развития сельских территорий – задача достаточно актуальная. Данное стремление заложено в реализацию международного проекта Erasmus+ «Устойчивое сельское хозяйство и развитие сельских территорий», целью которого является разработка магистерской программы по устойчивому сельскому хозяйству и развитию сельских территорий .

Международный проект «Устойчивое сельское хозяйство и развитие сельских территорий»

(SARUD) реализуется в Новосибирском ГАУ с октября 2015 года. Этот проект финансируется Европейским Союзом; в его консорциуме 34 участника, среди которых в качестве ассоциированных членов выступают Министерство сельского хозяйства РФ, управления по сельскому хозяйству регионов России (Омск, Тамбов, Улан-Удэ), а также некоммерческие организации. Целью проекта является совместная разработка магистерской программы «Устойчивое сельское хозяйство и развитие сельских территорий». Проект определяет вузы РФ, в которых разрабатывается и внедряется магистерская программа, в числе которых Новосибирский ГАУ. Помимо этого, ряд сельскохозяйственных вузов РФ принимают участие как партнеры-консультанты, среди них сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева, ответственная за контроль качества проекта, а также создание платформы знаний по устойчивому развитию сельских территорий .

Постановка задачи. Разрабатываемой стратегией аграрного образования до 2030 г. предусмотрено создание и внедрение модельной магистерской программы по устойчивому развитию — 1004 — Шинделов А. В.., Шинделова О. С., Шмидт Л. В. Внедрение эколого-технологических составляющих.. .

A. V. Shindelov, O. S. Shindelova, L. V. Shmidt Modules related to environment and agricultural technologies in training.. .

сельских территорий и территорий опережающего развития, их распространение в аграрных образовательных учреждениях. Для разработки и внедрения магистерской программы «Устойчивое сельское хозяйство и развитие сельских территорий» в соответствии с принципами Болонской конвенции поставлены следующие задачи для вузов РФ:

а) анализ регионального рынка труда и потребности в квалифицированных специалистах в сфере устойчивого сельского хозяйства и развития сельских территорий;

б) разработка требований к подготовке специалистов и определение целевой группы обучающихся;

в) внедрение междисциплинарного подхода (экономика, экология и возобновляемые ресурсы, социальная сфера);

г) разработка учебных модулей, аккредитация магистерской программы и распространение результатов проекта .

При этом необходимо сформировать гибкий учебный план, который сочетал бы в себе дисциплины управленческого, социально-экономического и эколого-технологического характера .

Задача настоящей статьи – раскрыть структуру разрабатываемого учебного процесса по подготовке управленцев в области устойчивого развития сельского хозяйства и сельских территорий .

Методика и методология. При разработке учебного плана проведен анализ реализуемых магистерских программ по устойчивому развитию сельского хозяйства и сельских территорий, применяются следующие методы научного познания: анализ, сравнение данных, обобщение и прогнозирование наиболее востребованных компетенций .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Тематическое планирование по Музыке 7класс № п/п Тема урока. (страницы учебника) Художественно-педагогическая идея урока, раздела Планируемые результаты (в соответствии с ФГОС) Понятия Предметные результаты УУД Личностные результаты 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. Классика...»

«Гимназист Ноябрь, 2017 С Днём матери!В этом выпуске: Календарь памятных дат Нам есть кем гордиться! Есть мнение. Последнее воскресенье ноября—замечательный повод признаться очередной раз в любви самым Как сделать жизнь гимна4 дорогим и любимым людям, нашим мамам! День зиста интереснее? матери в этом году гимназия отметила ш...»

«Содержание 1. Целевой раздел 1.1. Пояснительная записка.1.2. Цели и задачи реализации Образовательной программы 1.3. Принципы и подходы к формированию Образовательной программы.1.4. Общая характеристика Образовательной программы.1.5. Состав участников образовательного пр...»

«Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования Детская школа искусств № 7 им. Г.М. Балаева а в ае ал ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ.Б ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА.М по учебному предмет...»

«Особенности развития мелкой моторики рук у детей младшего дошкольного возраста Подготовила: воспитатель Арион М.Г. Уважаемые родители! Сегодня мы поговорим с вами о разных способах развития мелкой моторики у детей. Мелкая моторика является Важным фактором в развитии ребенка. Что же такое мелкая моторика? Мелкая...»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, ПЕДАГОГИКИ И СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ (Новосибирск, 15 февраля 2017 г.) НОВОС...»

«СВЯТЫЕ ОТЦЫ И ДУХОВНЫЕ НАСТАВНИКИ, ЦИТАТЫ ИЗ ТРУДОВ КОТОРЫХ ПРИВОДЯТСЯ В РАБОТЕ Августин Аврелий (353–430), епископ Иппонский (Северная Африка). Под влиянием св. Амвросия Медиоланского обратился ко Христу, крестился в 387 г., принял монашество в 388 г. В 395 г. посвящен в сан епископа. Агапит Нило Столбенский (1805–1849), архиман...»

«ПОДВИЖНАЯ ИГРА "ВЫЗОВ НОМЕРОВ" Инвентарь: конусы. Цель: развивать быстроту реакции, ловкость. Подготовка Ход игры Правила Дети строятся в три колонны Педагог называет номера Ребенок, выполнивший (команды) и рассчитываются по (не п...»

«УДК 376.1 ЛОГОПЕДИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДЕТЕЙ С ОВЗ В ИНКЛЮЗИВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ Залилова Р.Р., учитель-логопед МОБУ СОШ. E-mail: rezeda4587@mail.ru, с. Наумовка, Стерлитамакский район Республики Башкортостан. Аннотация. В статье рассматрив...»

«Бюджетное образовательное учреждение города Омска "Центр творческого развития и гуманитарного образования "Перспектива" Опыт проектирования уроков и творческих заданий по русскому языку в логике ФГОС Омск, 2017 г. сборник конспектов уроков по русскому языку, тв...»

«САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ "ДЕТСКАЯ ШКОЛА ИСКУССТВ №13 КУРОРТНОГО РАЙОНА" Дополнительная предпрофессиональная общеобразовательная программа в области музыкального искусства "Хоровое пение" Пред...»

«yarmarka_talantov_konkurs_scenarij.zip (к Петрушке) Отвечай скорее, не твоя затея? Петрушка: Да признаюсь вам друзья! Ну, конечно же моя! Ветер мне шепнул на ушко Что придут сюда подружки. Да вот они уже сидят, И так песню с...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Наименование учебного предмета: музыка Уровень общего образования: основное общее образование, 6 классы Учитель: Курочкина Виктория Геннадьевна Срок реализации программы: 2018 – 2019 учебный год Колич...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя школа №6 города Димитровграда Ульяновской области" ПОРТФОЛИО для проведения анализа профессиональной деятельности Абрамовой Ларисы Юрьевны учитель высшая квалификационная категория Март, 2018 год Разделы 3-6 Документы и...»

«УДК 81’367 + 81’373.42 Ю. Н. Адова Новосибирский государственный педагогический университет ул. Вилюйская, 28, корп. 3, Новосибирск, 630126, Россия luglia@mail.ru МЕНТАЛЬНЫЙ МОДУС КАК МОДУСНАЯ КАТЕГОРИЯ Статья посвящена дискуссионному вопросу об объеме понятия "ментальный модус". Актуальность данной темы опреде...»

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ ЮГО-ЗАПАДНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ №1280 ДОШКОЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ. ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА Составила: Абдуллина Н.А. ХИТРАЯ ЛИСА (стар...»

«Внутренняя рецензия на образовательную программу "Судомоделирование" Структура и содержание дополнительной образовательной программы педагога Личмана Павла Викторовича соответствует основным современным требованиям. Титульный лист оформлен согласно требуемым стандартам. Информационная карта характеризует образовате...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение Николаевская средняя общеобразовательная школа Татарского района Новосибирской области Рабочая программа индивидуальных занятий с учащимися по физике "ЧТО МЫ ЗНАЕМ О НЕБЕСНЫХ ТЕЛАХ?" 8-9 кл...»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение школа № 755 "Региональный центр аутизма" Василеостровского района Санкт-Петербурга Принято и рекомендовано Утверждено к использованию Приказом ОУ №101-ОД педа...»

«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕСУРСНЫЙ ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ КОМПЛЕКСНОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВАМИ АУТИСТИЧЕСКОГО СПЕКТРА СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ III ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ autism.mgppu@gmail.com www.autism-frc.ru www.facebook.com/autism.mgppu www.vk.com/autism_frc Москв...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию ФГБОУ ВПО "Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева"...»

«ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ. 201 5. № 4 85 УДК 37.013.42 ББК Ч466.64+Ч420.068 ГСНТИ 14.35.09 Код ВАК 13.00.02 Галагузов Алексей Николаевич, доктор педагогических наук, доцент, кафедра психологии и социальной педагогики, Институт социального образования, Уральский государственный педагогический университет; 620017, г. Екатер...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.