WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«опыт коллплексного анализа Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук ЛОКАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЮЖНОЙ КАРЕЛИИ: ОПЫТ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА ...»

-- [ Страница 1 ] --

Локальные исследования

Южной Карелии:

опыт коллплексного анализа

Институт языка, литературы и истории

Карельского научного центра

Российской академии наук

ЛОКАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ЮЖНОЙ КАРЕЛИИ:

ОПЫТ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА

Петрозаводск

УДК 947:81(470.22)

ББК 63.3(2Рос.Кар)

Л73

Издание подготовлено при финансовой поддержке РГНФ,

проект № 14-31-01212 «Комплексное исследование историко-культурной зоны южной Карелии»

Ре це нз ен ты :

д. и. н. Ольга Павловна Илюха к. ф. н. Татьяна Владимировна Пашкова

Н аучные ре дакторы:

к. и. н. Алексей Юрьевич Жуков к. и. н. Юлия Валерьевна Литвин Л73 Локальные исследования Южной Карелии: опыт комплексно­ го анализа / Науч. ред. А. Ю. Жуков, Ю. В. Литвин. Петрозаводск:

Карельский научный центр, 2015. 221 с .

ISBN 978-5-9274-0695-1 В сборник вошли научные статьи исследователей Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН .

В поле зрения авторов находятся история формирования и современ­ ное состояние этнокультурного ареала, расположенного в Южной Каре­ лии, в районе Крошнозеро-Пряжа-Святозеро .

На основе комплекса археологических, исторических, лингвистиче­ ских, топонимических, этнографических и фольклорных данных выяв­ лена динамика взаимовлияния историко-культурных и языковых процес­ сов в зоне межэтнического контактирования карелов-ливвиков и кареловлюдиков. В сборнике опубликованы новые источники, полученные в ходе экспедиции в Пряжинский район 8-12 сентября 2014 г Издание адресовано широкому кругу читателей .



УДК 947:81(470.22) ББК 63.3(2Рос.Кар) ISBN 978-5-9274-0695-1 © Карельский научный центр РАН, 2015 © Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН, 2015 © Коллектив авторов, 2015

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемый читателю сборник научных статей является со­ вместным трудом исследователей Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН. Отправной точкой к его изданию послужила экспедиция коллектива молодых ученых Института в Пряжинский район Республики Карелия 8-12 сентя­ бря 2014 г .

Институт языка, литературы и истории накопил немалый опыт в участии и создании масштабных по исполнению комплексных науч­ ных исследований1. Наработанный в результате комплексный подход и научная методология изучения локальных районов традиционного проживания различных этнических общностей и легли в основу дан­ ного сборника. В его статьях исследуется локальный этнокультурный ареал в «треугольнике» Крошнозеро-Пряжа-Святозеро, расположен­ ный в Южной Карелии .

Выбранное для начальной полевой работы экспедиции про­ странство является уникальным местом компактного проживания карелов-ливвиков и карелов-людиков, пограничной зоной их меж­ этнического контактирования (рис. 1). Условная граница, разделяю­ щая два субэтноса, проходит по оси этого треугольника с вершиной 1 Суйсарь: история, быт, культура / Отв. ред. Т. В. Краснопольская .

В. П. Орфинский. Петрозаводск, 1997; Деревня Юккогуба и ее округа / Отв. ред. В. П. Орфинский. Петрозаводск, 2001; Панозеро: сердце Бело­ морской Карелии / Под ред. А. П. Конкка, В. П. Орфинского. Петрозаводск, 2003; Прибалтийско-финские народы России / Отв. ред. Е. И. Клементьев, Н. В. Шлыгина. М., 2003; История экономики Карелии. Петрозаводск, 2005­



2006. Кн. I-III; История и культура Сямозерья / Отв. ред. В. П. Орфинский .

Петрозаводск, 2008 .

в пос. Пряжа. Так, карелы-ливвики проживают в населенных пун­ ктах, расположенных на берегах оз. Крошнозеро (с. Крошнозеро, деревни Ёршнаволок, Котчура, Гонганалица) и в дер. Маньга. Со­ седние поселения, расположенные на берегах оз. Святозеро (с. Святозеро, деревни Вашаково, Важинская Пристань, Сигнаволок, Пелдожа), заселены преимущественно карелами-людиками. В район­ ном центре пгт. Пряжа в настоящее время проживают как ливвики, так и людики. Многовековое тесное соседство ливвиковского и людиковского карельского населения района воплотилось в их языке, этнической истории и культуре .

Рис. 1. Карта локального этнокультурного ареала (Крошнозеро - Пряжа - Святозеро) Сообразно ведущим характеристикам исследуемой территории определяется основной предмет исследования: история формирова­ ния и современное состояние ареала этнокультурного взаимодей­ ствия карелов-ливвиков и карелов-людиков в указанных границах .

Другим объектом сферы научных интересов авторов статей ста­ ло подведение итогов немалой кропотливой научной работы сво­ их предшественников, ранее изучавших избранную территорию .

Тем самым осуществляется своеобразный мониторинг прошлого и современного состояния вышеназванных процессов и явлений .

Поэтому главная цель совместной работы заключается в выявлении динамики взаимовлияния историко-культурных и языковых процес­ сов в данной зоне межэтнического контактирования. Ее достиже­ нию посвящены статьи в области археологии, топонимии, истории, этнологии, языкознания и фольклористики. Ей служит и общая по­ следовательность статей сборника .

Комплексный подход к научному анализу убедительно выя­ вил точки пересечения материалов каждого из авторов с аналогич­ ными сведениями коллег по сборнику, изучающих те же явления, но с точки зрения собственных научных дисциплин. На данное обстоятельство авторы сборника обращают внимание посред­ ством перекрестных ссылок на соответствующие статьи друг дру­ га. Все исследователи опирались на комплексы археологических, лингвистических, топонимических, этнографических и историче­ ских источников, которые дали возможность на локальном уровне выявить многообразие историко-культурных и языковых процес­ сов, характерных не только для конкретного ареала, но, пожалуй, и для республики в целом. Ш ирокий круг источников включает и уже известные в научной среде материалы, и новые, появившие­ ся как в ходе экспедиции, так и при целенаправленных поисках в архивах. Ряд новых источников - расшифрованные записи интер­ вью авторов с местными жителями по устной истории родных мест и образцы карельской речи - помещен в приложениях к основному тексту соответствующих статей .

Многомерность проблематики потребовала от авторов привлече­ ния разнообразных методик, методов и приемов из богатого научно­ го арсенала каждой из вышеназванных научных дисциплин .





Исследование объектов археологического наследия проводи­ лось поэтапно. Первый, подготовительный этап заключался в сбо­ ре информации о ранее известных на данной территории архео­ логических памятниках и их каталогизации. Второй этап вклю­ чил непосредственно экспедиционные исследования - археологи­ ческую разведку местности. Методика проведения полевых архе­ ологических исследований строго регламентирована специальным Положением2. В ходе разведки осуществлены предраскопочные ме­ роприятия по обследованию территории: визуальный осмотр и фо­ тографирование местности, фиксация естественных повреждений культурного слоя, сбор подъемного материала, снятие GPS коор­ динат объекта. Вскрытие культурного слоя на площади памятни­ ка производилось методом шурфования, т. е. закладывание неболь­ ших раскопов (1 м2).

Весь ход работ тщательно документировался:

сделана фотосъемка, зарисованы профили раскопов, индивидуаль­ ные находки зафиксированы in situ3. При составлении топографиче­ ского плана впервые обнаруженного памятника Маньга 1а использо­ ван стандартный метод топосъемки с применением нивелира. Топоплан памятника является неотъемлемой частью третьего этапа - со­ ставления отчетной документации4, он отражает пространственную ориентировку объекта, необходимую для понимания геоморфологи­ ческой ситуации, рельефа, особенностей памятника и окружающей местности. Дальнейшая работа с коллекциями заключалась в атри­ буции находок с определением их культурной и хронологической принадлежности. Для анализа материалов применен сравнительно­ типологический метод, суть которого состоит в классификации из­ делий: разделении на типы согласно совокупностям присущих им устойчивых признаков и сопоставлении их с существующими типо­ хронологическими шкалами древностей .

Сохраняемая в веках топонимия любого района создает необходи­ мую связь между «дописьменным» этапом его истории и истории края, отраженной в письменных и устных источниках, для Карелии - со времен Средневековья до настоящего времени. Изучение топонимии 2Положение «О порядке проведения археологических полевых работ и составления научной отчетной документации» (Утверждено Постановле­ нием Бюро Отделения историко-филологических наук Российской акаде­ мии наук от 27 ноября 2013 г. № 85) .

3 Т. е. на месте обнаружения с обозначением особенностей их залегания .

4 Вся информация, собранная до и в ходе археологического обследова­ ния памятника, заносится в «Отчет о полевых исследованиях», который направляется в Отдел полевых исследований Института археологии РАН, где проходит экспертизу в Научном Совете и в последующем передается на хранение в Научный архив Института археологии РАН .

исследуемой территории включало в себя два этапа: подготовитель­ ный и аналитический. Подготовительный этап работы представлял собой сбор топонимического материала по разработанному опросни­ ку, привязку географических названий к соответствующим объектам на крупномасштабных картах и, наконец, обработку материалов занесение собранного материала в базу данных ГИС «Топонимия Ка­ релии» и его картографирование. Аналитическая часть работы вы­ полнялась с использованием традиционных для ономастики ме­ тодов исследования: информация, содержащаяся в базе данных, имеет привязку к карте, что позволяет произвести отбор необходи­ мого материала (словообразовательный и статистический методы), получить его отображение на карте и соотнести названия объектов с их физико-географическими характеристиками (этимологический, картографический, дистрибутивный методы). В свою очередь, все это дает возможность выявлять «топонимический словарь» - набор типовых для конкретной территории топооснов и картографировать их, с помощью чего верифицировать уже известные этимологии то­ понимов и предлагать новые этимологические решения, а также ана­ лизировать полученные ареалы бытования конкретных топооснов. В результате анализ названий географических объектов, соотнесенных с картой и рассмотренных в системе, позволил отнести ряд топооснов, представленных в людиковской системе именования географи­ ческих объектов, к разным языковым источникам и сделать выводы о том, кем и когда осваивалась исследуемая территория, каков был ха­ рактер и маршрут освоения .

Изучение истории края в период Средневековья и начала Ново­ го времени опирается как на материалы археологических и топони­ мических исследований, так и особенно и, главным образом, на све­ дения сохранившихся письменных источников. Во главу исследова­ ния истории крестьянского освоения территории Пряжинского рай­ она, складывания здесь местных этнических общностей карелов людиков и ливвиков, динамики их начальной приходской и волост­ ной самоорганизации была поставлена методика комплексного ана­ лиза материалов переписей XVI-XVIII вв. Прежде всего, она вклю­ чала фронтальное извлечение и обработку их данных о районнах Святозера, Святреки, Маньги и Крошнозера. При этом сведения последовательно создававшихся переписей сличались и соотноси­ лись друг с другом, создавая в результате ряд «моментальных сним­ ков» изучаемых локальных районов. В результате выявлялась ди­ намика процессов и явлений с «шагом» примерно в четверть века, т. е. по годам создания самих переписей. К данной методике при­ мыкает специальный источниковедческий метод ретроспектив­ ного анализа, когда анализ материалов более позднего источника позволяет воспроизвести в общих чертах несохранившиеся сведе­ ния более раннего источника, конкретно, изначальный состав мест­ ных вотчин. Табличный метод позволил акцентировать внимание на динамике заселенности избранного района и процесс его карелизации. Благодаря методу структурного анализа выявляется динами­ ка самоорганизации местного населения в области самоуправления, проясняются стадии создания его приходской и волостной структур, выделения новых административных центров. Временные лакуны между переписями заполнялись материалами источников иных ви­ дов и типов .

И х прочному вплетению в ткань исследования способ­ ствовал в том числе историко-типологический метод, когда нахо­ дилось соотнесение сведений этих источников с выявленными по переписям процессами и явлениями. При анализе использовался и источниковедческий хронологический метод: по содержанию не­ датированного источника определялось время его составления, что также позволяло включить его в общий контекст истории. Ком­ плексный подход обеспечивается как твердым соотнесением полу­ чаемых результатов и выводов с результатами и выводами коллег, так и обязательным учетом географических особенностей локаль­ ных местностей .

Относительно молодая специальная историческая дисципли­ на - устная история лежит на стыке собственно истории, этногра­ фии (этнологии) и этносоциологии. Она не только дополняет мате­ риалы официальной, «письменной истории», в центре устной исто­ рии память, которая является субъективным способом фиксирования прошлого и его современной переоценки. Таким образом, методика устной истории выявляет оценочные суждения местных жителей и относительно истории своих поселений, и, в духе этнологии и этносоциологии, по поводу настоящего положения дел и прогнозов на будущее. В данном случае при сборе материала по устной истории по­ селений авторы использовали метод полуструктурированного интер­ вью. В отличие от массовых опросов, которые предполагают «жест­ кую» структуру анкеты и последовательность вопросов, данный метод подразумевает составление тематических блоков с вопроса­ ми, по которым необходимо получить информацию. Подобный под­ ход дает возможность варьировать последовательность вопросов и допускает привнесение в беседу новых тем как интервьюером, так и респондентом. Опорная анкета, разработанная для получения ин­ формации по устной истории поселений, включала в себя несколько тематических блоков. Первый блок имел целью получение биографи­ ческой информации. Он состоял из вопросов о жизни информанта и его семьи в поселке (селе), причинах его переездов, в случае если он покидал населенный пункт. Второй блок был связан непосредствен­ но с устной историей поселения. Он предполагал получение сведе­ ний о наиболее значимых событиях в истории поселка (села), а так­ же о персоналиях, жизнь и деятельность которых была связана с населенным пунктом. Кроме того, этот блок включал в себя вопросы об экономическом развитии, общественной и культурной жизни по­ селка или села (занятиях и промыслах местного населения, промыш­ ленных и сельскохозяйственных объектах, праздниках и памятных датах). На этапе сбора информации использовался также метод на­ блюдения и интервью. Обработка полученных данных включала: рас­ шифровку материалов интервью, выявление тех сюжетов в истории населенного пункта, которые собеседники помнили (сравнительно­ исторический метод, помещающий сведения в общеисторический контекст), проверку материалов на их соответствие с реальным исто­ рическим событием (историко-типологический метод и историко­ генетический подход). Ряд наиболее интересных интервью приводит­ ся в Приложении к статье .

Примененная языковедами методика также состояла из не­ скольких этапов. Первый этап включал в себя разработку во­ просника с целью выявления фонетических и морфологических особенностей, маркирующих пограничные ливвиковские и людиковкие диалекты, а также получения образцов карельской речи. Сво­ бодная беседа на заданную тему (образцы речи) содержала вопро­ сы по устной истории края, топонимике, устному народному твор­ честву. Ответы респондентов позволяют дополнить данные исто­ риков, топонимистов и фольклористов, составляя с ними единый комплекс сведений. Кроме того, анкета предполагала получение био­ графических и социолингвистических данных, которые уточняют современное состояние диалектов карельского языка и оценочное отношение носителей к своему языку. Методы наблюдения (ис­ следование повседневной речи носителей языка) и эксперимен­ та (работа по вопроснику) легли в основу второго этапа работы собственно интервьюирования. Обработка полученных материалов предполагала расшифровку образцов речи и их перевод на русский язык, для дальнейшего использования исследователями, не владе­ ющими карельским языком. Сравнительно-исторический анализ данных позволил зафиксировать отдельные фонетические и мор­ фологические маркеры исследуемых диалектов; выявить исходные формы и причины развития диалектных отличий с учетом ареаль­ ных связей между контактирующими языками; установить терри­ ториальные границы распространения того или иного морфогического и фонетического явлений. Н а данном этапе работали методы систематизации и описания, историко-сравнительный и сопостави­ тельный, метод проведения изоглосс и компаративный метод .

Фольклорной традиции Пряжинского района и ее изучению предыдущими исследователями посвящена завершающая статья сборника. Ее подготовка и написание проходили в три этапа. На первом, подготовительном этапе, проводилась работа с архивны­ ми данными и опубликованными источниками. В результате ста­ ло возможным установить в хронологической последовательности все предпринятые ранее экспедиционные выезды по сбору фоль­ клорного материала на рассматриваемой территории. Применение историко-сравнительного метода (анализ описей архивных коллек­ ций, отчетов собирателей, опубликованных образцов устного народ­ ного творчества) позволило получить представление о бытовавшей здесь ранее фольклорной традиции, ее жанровом разнообразии, наиболее талантливых сказителях. Вторым этапом работы стал экспедиционный выезд с целью сбора фольклорного и этнографи­ ческого материала, образцов карельской речи. При опросе респон­ дентов использовался метод полуструктурированного интервью и метод наблюдения. Заключительный этап работы включал в себя анализ и обработку полевого материала, вследствие чего было по­ лучено представление о современном бытовании фольклорной традиции, а отчасти, и о ее взаимовлиянии с русской традицией. Ис­ пользование сравнительно-исторического, компаративного и сопо­ ставительного методов позволило проследить динамику угасания некоторых жанров фольклора .

Такова общая характеристика примененной в экспедиции 2014 г .

и статьях научной методологии. Остается добавить, что собранные за время экспедиции археологические находки прошли камераль­ ную обработку (очистка, паспортизация с присвоением номеров, за­ несение в коллекционный список) и переданы в Фондохранилище ИЯЛИ КарНЦ РАН. Исторические и лингвистические материалы были расшифрованы и вошли в состав коллекций Фонограммархива ИЯЛИ КарНЦ РАН, а свод топонимических данных дополнил Гео­ графическую информационно-аналитическую систему (ГИС) «То­ понимия Карелии» .

Сборник адресован широкому кругу читателей: научным сотруд­ никам, преподавателям вузов и учителям, студентам, краеведам и всем, кто интересуется историей и культурой Карелии и Севера Рос­ сии в целом .

–  –  –

АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ТЕРРИТОРИИ:

ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ1

В 1950-1990-х гг. на побережьях озер Пряжинского района археологами Н. Н. Гуриной, Г. А. Панкрушевым, Ю. А. Савватеевым и А. М. Спиридоновым обнаружены поселения и отдель­ ные находки эпохи камня, раннего металла, железа. Осущест­ вленное в 2014 г. обследование местности и оценка состояния памятников показали, что часть из них сохранилась и пригод­ на к раскопкам; некоторые находятся под угрозой уничтожения в ходе хозяйственного освоения территорий; другие оказались разрушенными строительной деятельностью .

Ключевые слова: археология Карелии, Пряжинский район, Крошнозеро, Святозеро, Маньга, Пряжинское озеро, Пелдожское озеро, археологическая разведка, мониторинг памятников .

Пряжинский район располагается в центральной части южной Карелии. Почти десятую долю его территории занимают озера, наи­ более крупными из которых являются Сямозеро, Шотозеро и Ведлозеро. В ходе полевых работ 2014 г. обследованы берега озер Крошнозеро, Святозеро, Маньга, Пелдожское и Пряжинское (рис. 1). Все они являются котловинами ледникового происхождения, находят­ ся в средней части водосбора р. Ш уи - притока Онежского озера и принадлежат бассейну Балтийского моря .

Озеро Крошнозеро вытянуто с северо-запада на юго-восток .

Длина береговой линии составляет 24,7 м, длина озера 10,4 км, наи­ большая ширина 1,3 км2. Высота над уровнем моря 94 м БС3. П о­ 1 Статья написана при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14-31­ 01212 «Комплексное исследование историко-культурной зоны южной Ка­ релии» .

2 Озера Карелии: справочник. Петрозаводск, 2013. С. 252-253 .

3 Здесь и далее высота дана по Балтийской системе .

хожую форму имеет оз. Святозеро, протянувшееся с юго-запада на северо-восток. Его длина 7,1 км, наибольшая ширина 3,6 км, а про­ тяженность береговой линии составляет 27 км .

Рис. 1. Карта-схема Пряжинского района с озерами: Крошнозеро, Святозеро, Маньга, Пряжинское и Пелдожское Из оз. Святозеро вытекает протока, соединяющая его с оз. Пелдожским. По продолговатой форме оно напоминает оз. Святозеро, вытянуто в том же направлении, но меньше размером. Длина берего­ вой линии оз. Пелдожского 15,6 км, длина озера 3,7 км, наибольшая ширина 1,5 км. Высота над уровнем моря 132 м БС4 .

Пряжинское озеро вытянуто с юга на север. Его высота над уров­ нем моря 108 м БС. Длина береговой линии составляет 10,9 км, наи­ большая ширина 1,6 км, длина 4,5 км5 .

Небольшой водоем, который часто именуется оз. Маньга, по сути, представляет собой разлив р. Маньги6 Максимальная ши­ рина озера не превышает 1 км, длина береговой линии составляет 4Озера Карелии. Указ. соч. С. 285, 287 .

5 Там же. С. 291 .

6Так разлив назван на современных топографических и интерактивных картах (Google Maps, Yandex Maps) .

приблизительно 2-2,5 км. Река Маньга, длиной 29 км, берет начало в оз. Родинъярви и впадает в р. Святреку .

Берега озер, как правило, невысокие отлогие, песчаные или га­ лечные. Более возвышенный каменистый берег имеет оз. Святозе­ ро. Побережья покрыты кустарником, лиственными породами дере­ вьев или смешанным лесом. У северного берега разлива р. Маньги в пределах дер. Маньги сохранился реликтовый сосновый бор. Бе­ реговая линия озер неровная, зачастую с выступающими мысами и углубленными в материк заливами. На большинстве озер имеются небольшие острова. В прибрежной зоне некоторых водоемов (на­ пример, оз. Крошнозеро), вблизи уреза воды прослежены выходы глин на поверхность, которые могли использоваться в качестве ис­ точников пластичного сырья для изготовления посуды. Так, благо­ приятные природно-географические условия еще в древности сде­ лали эту территорию удобной для проживания человека. В совре­ менности на берегах всех перечисленных озер находятся одноимен­ ные деревни, села, поселки .

Археологическое обследование данной территории проводилось во второй половине XX в. В 1950-1990-е гг. в результате полевых раз­ ведывательных работ открыто 20 объектов археологического насле­ дия (поселения и местонахождения), приуроченных к побережьям озер Крошнозеро, Святозеро, Маньга, Пряжинское и Пелдожское .

Начало истории исследования памятников данной местности свя­ зано с первыми открытиями древних стоянок ленинградским архео­ логом Н. Н. Гуриной на побережье оз. Крошнозеро. В ходе полевых работ 1950-х гг. исследовательница выявила три стоянки каменного века. Наиболее ранняя из них - Крошнозеро II - расположена на за­ падном берегу оз. Крошнозеро, в 150-200 м к югу от дер. Котчуры и датирована эпохой неолита по находкам ямочно-гребенчатой кера­ мики и шлифованного сланцевого топора. Две стоянки эпохи ранне­ го металла, материалы которых содержали фрагменты сосудов с при­ месью асбеста, зафиксированы на юго-западном и восточном бере­ гах озера: Крошнозеро I (около 100 м к югу от дер. Крошнозеро) и Крошнозеро III (северная окраина дер. Ёршнаволок). При этом две из них Н. Н. Гурина застала практически разрушенными: почти всю площадь стоянки Крошнозеро II занимала пашня, а стоянка Крошнозеро I была уничтожена карьером и строящейся мельницей7 .



В 1960-1970-е гг. полевые работы в указанном районе проводились Г. А. Панкрушевым. В 1961 г. он обследовал северное и восточное по­ бережья оз. Маньга. В прошлом берег этого небольшого водоема, ря­ дом с которым сейчас проходит автодорога Р-21, не был так плотно застроен и исследователь осуществил археологическую разведку при­ брежной территории. В ходе нее открыто три стоянки - Маньга I-III и местонахождение Маньга IV. Памятники располагаются на незначи­ тельном расстоянии друг от друга вдоль северной береговой линии оз .

Маньга и на берегу впадающей в него р. Маньги. К сожалению, в от­ чете отсутствовала карта маршрутной разведки, а при описании место­ положения памятников ориентирами зачастую служили несуществую­ щие ныне предприятия (например, старая и новая лесобиржи), что зна­ чительно осложнило поиск археологических объектов8 .

Полученные со стоянок материалы в основном содержали ямочно­ гребенчатую керамику, посуду с примесью асбеста, а также отходы производства - кварцевые отщепы. На стоянке Маньга III найден хо­ рошо обработанный кварцевый скребок9. По находкам керамики ука­ занных двух типов памятники на оз. Маньга следует датировать эпо­ хой неолита - энеолита .

В 1977 г. Ю. А. Савватеев, работая с Г. А. Панкрушевым, обсле­ довал северное побережье Пряжинского озера. На прилегающем к школе-интернату участке берега проходила грунтовая дорога, при шурфовке обочины которой найдены фрагменты ямочно-гребенчатой керамики, что позволило атрибутировать памятник как неолити­ ческую стоянку Пряжа I. Исследователи осмотрели близлежащие 7 Гурина Н. Н. Древняя история Северо-Запада европейской части СССР. Материалы и исследования по археологии СССР. Вып. 87. М.; Л.,

1961. С. 219, 299 .

8Панкрушев Г. А.: 1) Отчет о работе Карельской археологической экс­ педиции в 1961 г. // Научный архив Карельского научного центра РАН (да­ лее - НА КарНЦ РАН). Ф. 1. Оп. 29. № 86. Л. 41-42; 2) Альбом к отчету о работе Карельской археологической экспедиции в 1961 г. // Там же. № 87 .

9Панкрушев Г. А. Отчет о работе... в 1961 г. // НА КарНЦ РАН. Ф. 1 .

Оп. 29. Л. 41-42 .

территории, но безрезультатно: наиболее высокая часть берега, где, вероятнее всего, могли находиться памятники, была занята поселком и плотно застроена10 .

В том же 1977 г., при обследовании окрестностей пгт. Пряжа Г. А. Панкрушевым найдены остатки одиночной полуразрушенной могилы: Пряжа 1, в 1,3 км от федеральной трассы М-18, по направ­ лению к дер. Киндасово. Могила располагалась на правой обочи­ не, за дорожным кюветом. Здесь же собраны кремневая ножевидная пластина, осколки кремня и кварца. Предположительно, на данном месте мог находиться могильник, датировка которого не уточнена11 .

Археологическую разведку прибрежной зоны озер Пелдожского и Святозеро осуществил А. М. Спиридонов в 1980-1990-х гг .

(рис. 2, 3). Ранее на данной территории выявлены единичные наход­ ки: в окрестностях дер. Пелдожи найден шлифованный сланцевый топор, а у с. Прякки - большой шиферный кинжал12. За два полевых сезона 1984-1985 гг. А. М. Спиридоновым зафиксировано восемь па­ мятников на берегу и островах оз. Святозеро (см. рис. 2). Три сто­ янки датированы эпохой неолита - раннего металла (Святозеро I, II,

V) по фрагментам ямочно-гребенчатой керамики и обломкам сосу­ дов с примесью асбеста. На стоянке Святозеро VIII фрагменты сетча­ той керамики свидетельствуют о ее функционировании в эпоху ран­ него металла. Определение времени существования других памятни­ ков (Святозеро III, IV, VI, VII) затруднено, ввиду отсутствия достаточ­ ного археологического материала13 .

1 Савватеев Ю. А.: 1) Отчет о работе Онежско-Беломорского отряда Карельской археологической экспедиции за 1977 г. // НА КарНЦ РАН. Ф. 1 .

Оп. 50. № 182. Л. 8-9; 2) Альбом к отчету о работе Онежско-Беломорского отряда Карельской археологической экспедиции за 1977 г. // Там же. № 183 .

1 Савватеев Ю. А. Отчет о работе... за 1977 г. // НА КарНЦ РАН. Ф. 1 .

Оп. 50. № 182. Л. 8-9 .

1 Гурина Н. Н. Указ. соч. С. 521 .

1 Спиридонов А. М.: 1) Отчет о работе Приладожского отряда Карель­ ской археологической экспедиции летом 1984 г. и альбом к отчету // НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 50. № 837. Л. 9-14; 2) Отчет о работах в составе Водлозерского и Приладожского отрядов Карельской археологической экспе­ диции летом 1985 г. и альбом к отчету // Там же. № 940. Л. 14-15 .

Рис. 2. Карта маршрутной разведки на оз. Святозеро (Спиридонов, 1985) А. М. Спиридонов также исследовал большую часть береговой линии оз. Пелдожского (см. рис. 3). В 1991 г. им открыто поселе­ ние Пелдожское I площадью приблизительно 1000 м2, находящееся в 500 м к югу от дер. Пелдожи на небольшом острове, который мест­ ные жители называют «Островом туриста». Поселение занимает всю возвышенную часть острова размером 60 х 20-60 м. На стоянке за­ ложены два шурфа общей площадью 20 м2. В первом вскрыты очаг, где в углистом слое находились три фрагмента асбестовой керамики, два отщепа кварца и кальцинированная косточка; горн, датирован­ ный по углю II-IV вв. н. э., с остатками железного шлака и кострище .

На памятнике найдены кругло- и ромбоямочная керамика, обломки сосудов с примесью асбеста и органики. Находки из второго шур­ фа представлены немногочисленными фрагментами керамики ука­ занных типов, а также посудой сперрингс14. Таким образом, памят­ ник можно датировать в широком диапазоне эпохой неолита - желез­ ным веком .

Рис. 3. Карта маршрутной разведки на оз. Пелдожском (Спиридонов, 1991) 1 Спиридонов А. М.: 1) Отчет о раскопках на усадьбе Валаамского мо­ настыря и работах в Медвежьегорском и Пряжинском районах Карельской АССР в 1990 г. // НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 6. № 152. Л. 18-21, 25; 2) Альбом к отчету о раскопках на усадьбе Валаамского монастыря и работах в Медвежье­ горском и Пряжинском районах Карельской АССР в 1990 г. // Там же. № 153 .

В ходе экспедиции 2014 г. проведена археологическая разведка прибрежной зоны озер Крошнозеро, Святозеро, Пряжинское, Пелдожское и Маньга в целях выявления объектов археологического наследия, уточнения сведений о них и планирования мероприятий по обеспечению их сохранности. В задачи входило определение ме­ стоположений ранее обнаруженных памятников и оценка их техни­ ческого состояния15. Методика проделанной работы описана в Пре­ дисловии к настоящему сборнику .

Первым пунктом маршрута разведки стало с. Крошнозеро, распо­ ложенное на южном и юго-восточном берегах оз. Крошнозеро в 23 км по автодороге к западу от пгт. Пряжа16. По описаниям Н. Н. Гуриной определены места найденных ею стоянок. Сразу скажем, что на ме­ сте стоянки Крошнозеро I функционировала мельница, затем работа­ ла молокораздача, а в последующем - магазин «Продукты»; ныне па­ мятник утрачен .

Для определения возможного места стоянки Крошнозеро II про­ изведена шурфовка. Шурф 1 (1 м2) заложен в 200 м к юго-западу от крайнего дома дер. Котчуры на заброшенном участке, поросшем раз­ нотравьем, в 40 м к востоку от дороги Котчура-Крошнозеро, на вы­ соте приблизительно 2 м от уреза воды. Под слоем дерна (5-15 см) зафиксирован пахотный слой (17-40 см); культурный слой и находки не обнаружены. Аналогичная ситуация выявлена в шурфе 2 (1 м2) в 160 м юго-западнее указателя «Котчура» (южная окраина деревни), в 50 м на юго-запад от дороги Котчура-Крошнозеро, на заброшенном участке, поросшем разнотравьем, на высоте примерно 2 м от уреза воды. Выяснилось, что памятник разрушен в результате активной хо­ зяйственной деятельности .

Предположительно установлено местоположение стоянки Крошнозеро III - северная часть села, занятая домами и различными постройками хозяйственного назначения. Почвы насыщены же­ лезистыми включениями. При осмотре обнажений берега, канав, 1 Хорошун Т. А. Отчет об археологической разведке в Пряжинском райо­ не Республики Карелия в 2014 г. // Научный архив Института археологии РАН .

1 Карелия: энциклопедия. Петрозаводск, 2009. Т. 2. С. 115; Озера Каре­ лии. С. 252-253 .

обочины дороги признаки культурного слоя не выявлены, находки от­ сутствуют .

Как сказано выше, наиболее полно изучены побережье и остро­ ва оз. Святозеро. Состояние большинства стоянок (Святозеро I, II, V, VII-V III) удовлетворительное и в данное время их сохранности ничего не угрожает (по словам местных жителей, хозяйственная де­ ятельность на этих объектах не ведется). Площадка памятника Святозеро VI в настоящее время часто используется рыбаками и тури­ стами в качестве места для отдыха. Стоянка Святозеро III, ранее за­ фиксированная в пределах с. Святозера, разрушена .

В целях уточнения данных на стоянке Святозеро IV нами зало­ жен шурф площадью 1 м2 в 1 м западнее крайнего северо-западного угла шурфа 1985 г. Под слоем дерна (4-8 см) залегал серо­ коричневый пахотный слой (25-30 см), ниже которого прослежена линза песка светло-красного цвета (прокаленный?) (5-15 см), под ней - культурный слой темно-красного цвета, насыщенный угольками и мелкими кальцинированными косточками (15-35 см);

подстилающий слой - светло-желтый песок вперемешку с галькой .

Находки встречены на глубине 8-60 см от дневной поверхности. В слое дерна и пахоты обнаружены современное стекло и отщепы квар­ цита. Ниже в северно-восточном углу шурфа выявлены скопления на­ ходок, связанные с остатками каменной кладки размером 80 х 50 см, видимо, очага. Инвентарь представлен кремневой пластиной, пятью кварцевыми скребками, четырьмя нуклеусами из кварца, четырьмя отщепами со следами работы (два из кварца, два из сланца) (рис. 4) .

Встречено значительное количество отщепов и осколков кварца (78 шт.), сланца (5 шт.), кремня (1 шт.), кальцинированных косточек (50 шт.). По находкам, полученным из шурфа, время бытования ис­ следованного памятника предположительно относится к каменному веку - мезолиту (V I-V тыс. до н. э.?). Техническое состояние памят­ ника удовлетворительное .

Из выявленных объектов под угрозой разрушения находится един­ ственная на оз. Пелдожском стоянка Пелдожское I (см. рис. 3). Остров располагается в непосредственной близости от рыбоводческого хо­ зяйства, в связи с чем доступ к памятнику затруднен. Не исключена возможная застройка площадки стоянки, что требует проведения до­ полнительных мероприятий по обеспечению сохранности объекта .

Рис. 4. Стоянка Святозеро IV. Находки: 1 - пластина, кремень;

2-3 - скребки, кварц; 4 - нуклеус, кварц; 5 - отщеп со следами работы, сланец Утрачены памятники в окрестностях пгт. Пряжа, расположенно­ го на западном берегу оз. Пряжинского, в 44 км к юго-западу от г. Петрозаводска на автомагистрали М -1817 .

В ходе археологического обследования осмотрены южный и север­ ный участки пгт. Пряжа в окрестностях школы и школы-интерната, а также предположительное место одиночной могилы у карьера по до­ роге на дер. Киндасово. Исследованное западное побережье оз. Пряжинского, где ранее располагалась неолитическая стоянка Пряжа I, полностью застроено. Следы одиночной могилы вблизи дороги Пряжа-Киндасово также не выявлены. На осмотренной территории при­ знаки культурного слоя и находки отсутствовали .

Не более удачными оказались предпринятые мероприятия по ло­ кализации памятников, находившихся на берегу оз. Маньга. При попытке обозначить места стоянок привлекались сведения местных жителей, по сообщениям которых стало известно, что на месте быв­ ших лесобирж расположены жилые сооружения. В действительно­ сти проход к берегу озера оказался закрыт, поэтому в полной мере исследовать территорию не удалось. Между тем, в обнажениях края берега на южной окраине деревни найдены отщепы кварца. Этот участок является местом постоянного пребывания рыбаков и отды­ хающих, рядом располагается свалка бытового мусора, современ­ ное кострище и кладбище. Перечисленные объекты и грунтовая до­ рога нарушили сохранность памятника, однако небольшая площад­ ка со спуском к воде осталась неповрежденной .

На этом месте для идентификации объекта заложен шурф площа­ дью 1 м2. Памятник назван Маньга !а. Вероятно, это древняя стоян­ ка, площадь которой составляет примерно 600 м2. Она расположена на краю древней террасы в 15-20 м от берега, на высоте 4,5-5 м над современным уровнем оз. Маньга. Культурный слой сохранился ча­ стично, находки встречены уже в верхнем слое дерна и серого подзо­ ла на глубине 25 см. В шурфе площадью 1 м2 зафиксирован культур­ ный слой - песок оранжевого цвета мощностью 10-25 см под слоем дерна и серого подзола (13-32 см) на подстилающем светло-желтом песке. Находки представлены четырьмя фрагментами неолитиче­ 1 Карелия: энциклопедия. Т. 2. С. 444 .

ской ямочно-гребенчатой керамики от двух сосудов, двумя скреб­ ками, отщепом со следами работы и нуклеусом из кварца (рис. 5) .

Рис. 5. Стоянка Маньга !а. Находки: 1-2 - скребки, кварц;

3-4 - неолитическая керамика; 5 - нуклеус, кварц Встречено значительное количество кварцевых (43 шт.) и сланце­ вых (2 шт.) отщепов, мелкие кальцинированные косточки (6 шт.) .

Памятник датируется эпохой каменного века - периодом средне­ го неолита (V - рубеж V -IV тыс. до н. э.). В дальнейшем планиру­ ется проведение дополнительных работ с целью уточнения границ памятника и организации мероприятий по его сохранению, так как этот участок входит в зону активной жилищной застройки .

Учитывая интенсивность хозяйственного освоения территории и функционирование на месте стоянок в различное время двух лесобирж, памятники Маньга I-III, по-видимому, утрачены. Между тем, перспективными для археологических разведок являются участки в районе дер. Маньга и вдоль берега р. Маньги .

Таким образом, в результате проведенных в 2014 г. полевых ра­ бот выполнены основные задачи исследования: определены место­ положения известных памятников и осуществлена оценка их тех­ нического состояния. Обследование показало, что в окрестностях деревень Крошнозеро, Маньга и пгт. Пряжа выявленные ранее объ­ екты не сохранились. Памятники на островах оз. Святозеро не под­ вергнуты разрушениям; под угрозой находится поселение на остро­ ве оз. Пелдожского .

Территория Пряжинского района по-прежнему остается перспек­ тивной для проведения археологических исследований. Наиболее тщательно обследованы побережья и острова озер Святозеро и Пелдожского (см. рис. 2, 3), однако разведывательные мероприятия осу­ ществлены более 20 лет назад. Очевидна необходимость в продолже­ нии работ с целью выявления новых памятников и организации мер по защите существующих объектов (Пелдожское I, Маньга !а). Для дальнейших исследований предварительно выбраны участки, связан­ ные с реками Шуя, Святрека, Маньга и внутренними озерами (Шотозеро, Вагатозеро, Шаньгима, Лижменское, Чогозеро и др.) .

Екатерина Захарова Денис Кузьмин

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ЛЮДИКОВСКОЙ ТОПОНИМИИ1

В статье рассматриваются особенности топонимии тер­ ритории расселения одной из групп карельского этноса карелов-людиков. Выявленные разновременные топонимные модели, свойственные различным этническим группам, отра­ жают разные этапы истории освоения исследуемой террито­ рии и свидетельствуют о неоднородности этнической общно­ сти карелов-людиков .

Ключевые слова: топонимия, топонимная модель, карелылюдики, языковые контакты, история освоения территории, формирование языковой общности .

Обращение к топонимии при решении ряда вопросов истории определенной территории как к источнику историко-культурной информации обусловлено большим массивом, устойчивостью во времени и четкой привязкой топонимов к ареалу исследования. На­ звания географическим объектам даются в соответствии с попу­ лярными в определенное время у отдельной языковой общности моделями. Благодаря этому выявление и картографирование топонимных моделей и топоформантов, функционирующих в систе­ ме географических названий региона, позволяет проследить, как, по каким путям и какими этническими группами происходило освоение территории, дает возможность реконструировать истори­ ческие границы территории на разных этапах ее освоения .

Территориально данное исследование включает в себя, поми­ мо административного центра Пряжинского района - пос. Пряжа, 1 Статья написана при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14­ 31-01212 «Комплексное исследование историко-культурной зоны юж­ ной Карелии» и проект № 14-04-00243а «Топонимные модели Карелии в пространственно-временном контексте» .

поселения, расположенные по берегам озер Крошнозеро и Свято­ зеро. Обозначенный ареал является территорией вторичного сбора топонимического материала: планомерный сбор топонимии здесь проводился сотрудниками сектора языкознания Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН (далее ИЯЛИ КарНЦ РАН) с 1970-х гг.; полевые материалы хранятся в На­ учной топонимической картотеке ИЯЛИ и насчитывают около ты ­ сячи единиц хранения. Поэтому целью экспедиции 2014 г., помимо сбора топонимического материала с применением усовершенство­ ванных методик получения ономастической информации, была про­ верка имеющегося в картотеке материала, его соотнесение с картой, а также выявление изменений, произошедших в топосистеме реги­ она за прошедшее время. В ходе полевой работы было опрошено 20 инфомантов из 11 населенных пунктов исследуемой территории, собрано около 300 фиксаций топонимов, которые были занесены в базу данных ГИС «Топонимия Карелии» и геокодированы .

Сравнение материалов предыдущих экспедиций и экспедиции 2014 г. позволяет сделать вывод о том, что изменения в жизни села на территории южной Карелии сказались не самым лучшим обра­ зом и на топонимии. Естественная убыль населения, миграция тру­ доспособного населения в города и более крупные районные цен­ тры, функционирование деревень в качестве дачных поселков для некоренного населения, отсутствие ведения сельского хозяйства и т. д. - все это является причинами исчезновения и забвения микро­ топонимии (названий сенокосов, пастбищ, полей, лесных урочищ и пр.), создававшейся и функционировавшей только в условиях сель­ ской жизни .

По данным языкознания, исследуемый ареал делится на ливвиковское Крошнозерье и людиковское Святозерье, это деление под­ тверждается и на топонимическом уровне. Топонимия кареловливвиков рассматривалась ранее в ряде работ2, поэтому в настоящей 2 Мамонтова Н. Н. Структурно-семантические типы микротопони­ мии ливвиковского ареала Карельской АССР (Олонецкий район). Петро­ заводск, 1982; Муллонен И. И., Мамонтова Н. Н. Топонимия как отраже­ ние этнического прошлого Сямозерья // История и культура Сямозерья / статье предлагается через призму топонимии взглянуть на пробле­ му этнической истории территории расселения карелов-людиков .

Это позволит осветить ряд моментов, связанных с происходивши­ ми в исследуемом ареале этническими процессами, которые и при­ вели в конечном итоге к формированию на территории современно­ го Пряжинского района группы людиков .

Н а протяжении нескольких последних лет в ИЯЛИ КарНЦ РАН создается единственная в России географическая информационно-аналитическая система «Топонимия Карелии», составной частью которой является «Электронный архив людиковской топонимии», насчитывающий в настоящее время око­ ло ш ести тысяч топонимов; всего коллекция топонимов с терри­ тории проживания карелов-людиков составляет приблизительно 10 тысяч единиц хранения. М атериал собирался сотрудника­ ми института в полевых экспедициях на протяжении последних 15 лет как в современных, так и в обрусевш их в XX в. людиковских поселениях. Кроме этого, топонимия ареала расселения людиков собиралась финскими исследователями, прежде всего, В. Ниссиля, во время Второй мировой войны .

Людики - одна из групп карельского этноса, которая сформиро­ валась в центральных частях Олонецкого перешейка (на ОнежскоЛадожском водоразделе) в процессе межэтнического контактиро­ вания местного вепсского населения с продвинувшимися сюда из Приладожья карелами, в административных понятиях - из Корельского уезда России, он же с 1610-х гг. - Кексгольмский лен Швеции .

В научном мире до сих пор нет единого мнения относитель­ но языка данной этнической группы. Российские исследователи относят его к одному из наречий карельского языка, в то время как некоторые финские лингвисты считают его самостоятельным прибалтийско-финским языком3. Необходимо все же отметить, что у людиков не успела сложиться в достаточной мере единая языко­ вая форма, какой является, например, ливвиковское наречие. Так, Под ред. В. П. Орфинского, И. Е. Гришиной, А. П. Конкка, И. И. Муллонен, В. Д. Рягоева. Петрозаводск, 2008. С. 25-38; и др .

3Подробнее см. статью И. Новак настоящего издания .

по данным диалектологии, в средних и особенно в южных говорах людиковского наречия карельского языка наиболее сильно ощу­ щается влияние вепсского языка, в то время как в северных го­ ворах силен собственно-карельский компонент. В средних частях ареала фиксируются отчетливые следы языка карелов-ливвиков .

Кроме этого, в языке людиков на всей территории проживания ощущается значительное русское влияние, что обусловлено мно­ говековым проживанием этой субэтнической группы карельского населения в непосредственной близости от русскоязычных посе­ лений. Исследователями подсчитано, что 59 % всех существитель­ ных и 17 % глаголов в словаре людиковских говоров относятся к русским заимствованиям4 .

Принято также считать, что сам этноним lyydi, lyydikoi имеет русские истоки и восходит к древнерусскому люди, людин ‘чело­ век, вольный человек’5. Эти же истоки имеет и самоназвание груп­ пы ливвиков (liygi(laine), livvikoi), проживающих с запада на сопре­ дельных с людиками территориях. Следует отметить, что людиками (вепс. lydilain’e) называют себя также северные прионежские вепсы и часть носителей средневепсского диалекта, проживающих в не­ посредственной близости от Свири, в южном Присвирье. Данный факт, по мнению И. И. Муллонен, дает основание полагать, что эт­ ноним lyydi распространился в первые века II тыс. по Свири вместе с новгородским освоением и использовался для именования мест­ ных вепсов, которые в то время были основным населением как южного, так и северного Присвирья. В дальнейшем, в ходе карель­ ского продвижения из северо-западного Приладожья в ОнежскоЛадожское межозерье, вепсское население северного Присвирья 4 Suhonen S. Venalaislainojen mukautumisesta lyydiin // Laatokan pirn .

Kotimaisten kielten tutkimuskeskuksen julkaisuja 60. Vapk-kustannus. Hel­ sinki, 1990. S. 175; Lyydilaismurteiden sanakirja / Toim. Juho Kujola. Hel­ sinki, 1944 .

5 Suomen sanojen alkupera. Etymologinen sanakirja. II. SKST 556, Jyvaskyla, 1995. S. 120; Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка .

2-е изд. Т. II. М., 1881. С. 289 .

постепенно ассимилировалось карелами, и данный этноним стал обозначать здесь карелизированных вепсов - ливвиков и людиков6 .

Но вернемся непосредственно к теме нашей статьи. Прежде все­ го следует отметить, что в топонимии исследуемой территории вы­ является несколько пластов географических названий: помимо бо­ лее позднего русского слоя, выделяется значительный массив топо­ нимов прибалтийско-финского происхождения, при этом наравне с карельским присутствует и вепсский компонент. Кроме того, топо­ нимия обозначенного ареала сохраняет также саамский след .

Считается, что наиболее древними из этнически определяемых насельников Карелии являлись саамы, известные также по доку­ ментальным источникам как лопари. Свидетельством этого являют­ ся многочисленные топонимы (главным образом, гидронимы - на­ звания водных объектов) саамского происхождения: оз.7Cuksoilambi (Уссуна),руч. Cuksoja/ Cuksoioja (Уссуна), мыс Cuksoiniemi (Шушки) саам. *cukce ‘глухарь’; г. Kotkadmaged 8 (Пряжа), оз. Kotkazlambi (Тивдия), бол. Kotkassuo (Нимозеро), руч. Kotkudoja (Карташи), мыс Kotkadniemi (Каничева Сельга), зал. Kotkadguba (Каничева Сельга), уг. Kotkadgubannurmet (Каничева Сельга) саам. *kuotko(j) ‘пере­ шеек’; оз. Kuujarvi (Михайловское) саам. *kukkё ‘длинный, дол­ гий’ (ср. сохранившиеся в средневековых письменных источни­ ках более ранние фиксации - Кукозеро, Гулкозеро9, приближенные 6Муллонен И. И. Людики на топонимической карте Карелии // Историко­ культурный ландшафт Северо-Запада. Четвертые Шегреновские чтения .

Сборник статей. СПб., 2011. С. 229-230 .

7 Здесь и далее сокращения географических терминов: оз. - озеро;

о. - остров; бол. - болото; г. - гора; дер. - деревня; зал. - залив; р. - река;

руч. - ручей; уг. - угодье; уроч. - урочище .

8Часть названий на Kotkaz-, Kotkud- могла появиться уже в прибалтийскофинское время (ср. карел. kuotkut, kotkova ‘перешеек’), однако сам геогра­ фический термин был, без сомнения, заимствован карелами в результате контактов с аборигенным саамским населением края .

9 Писцовые книги Обонежской пятины Заонежской половины 1496 и 1563 гг. // Материалы по истории народов СССР. Вып. 1: Материалы по исто­ рии Карельской АССР: Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг .

/ подг. к печ. А. М. Андрияшев; под ред. М. Н. Покровского. Л., 1930 .

к саамскому оригиналу); берегL id ’ manrand (Новиково),руч. Lizmoi z / Lizmoja (Виданы), оз., дер. Lizmejarvi / L izm arv’ (Лижмозеро), оз .

Lidzmindarvi (Лижма), р. Lizmajogi / Lizmanjogi / Верхняя Лижма (Лижмозеро), уг. Lizmanjovennurmet / L izm and’ogel (Лижмозеро), дер. Lidzmi / Lidzminkyla (Лижма), мыс Лижмнаволок (Ватнаволок) саам. lisme ‘ил, тина’, саам. lisma ‘водный мох’; р. Luzm and’ogi (Нимозеро),руч. Luzmanoja (Пелдожа10), оз. Luzmanlambi (Пелдожа), 1 См. статью Т. Хорошун и И. Сумманен об археологических находках на острове оз. Пелдожского в настоящем издании .

Археологи КарНЦ РАН не видят археологических проявлений древне­ саамской культурно-исторической общности до начала первых веков второ­ го тысячелетия нашей эры и связывают ее, таким образом, только со време­ нем Высокого Средневековья (XI-XIV вв.). Стоит все же отметить, что со­ гласно исследованиям скандинавских ученых распространение древнесаам­ ского населения в Швецию в самой узкой части Ботнического залива долж­ но было произойти не позднее 9-10 веков первого тысячелетия (Bergsland K .

Bidragtil sydsamenes historie: Skriftserie. Senter for Samiske studier 1. Tromso, 1995). Именно на эту хронологию указывает анализ закономерностей саам­ ской субстратной топонимии центральных частей Швеции. В связи с этим можно напомнить здесь, что формирование прасаамской языковой общно­ сти происходило в первые века первого тысячелетия нашей эры в условном треугольнике между Белым, Ладожским и Онежским озерами (Saarikivi J .

Saamelaiskielet: Nykypaivaa ja historiaa. Saamentutkimus tanaan. Tietolipas 234 .

Helsinki, 2011. S. 113). С распадом саамского праязыка образовалось два ди­ алекта - северный и южный (Korhonen M. Johdatus lapin kielen historiaan .

Suomalaisen Kiijallisuuden Seuran Toimituksia 370. Helsinki, 1981. S. 49-50) .

К последнему относилось население, осваивавшее в свое время террито­ рии южных частей современной Карелии и Финляндии. Именно носители южного диалекта должны были достигнуть центральных частей Швеции не позднее рубежа 10-11 веков, о чем свидетельствуют данные фонетической адаптации скандинавской топонимии саамами. Указанный факт позволяет осторожно предположить, что освоение древнесаамским населением юж­ ных частей Карелии могло произойти достаточно рано. Только после этого далекие предки нынешних шведских саамов должны были продвинуться на запад, на восточное побережье Ботнического залива, а затем и пересечь его .

В связи с вышеуказанным возникает вопрос, не с распространением ли это­ го населения можно увязывать находки в Святозерской волости, относимые к 4 веку нашей эры?

уг. Luzmanrandu (Пелдожа) саам. lu ’ mm ‘исток реки’; р. N iv a d ’ogi s (Карташи), зал. Nivanguba (Карташи), уг. Nivannurmet (Карташи), оз. Nivalambi / Nivalamb (Юркостров), устье N ivanust’(Шушки), уроч .

N ivand’ogenkorb (Курганова Сельга) саам. щ о ^ е, njaa'vv ‘стрем­ нина, место с течением; небольшой порог’; оз. Oskutjarvi (Намоево), руч. Oskudoja / O skudd’arvenoja (Намоево), г. O skudd’arvensel’ (На­ g моево), г. O skud’ ’ d arvenkriezat(Намоево) саам. vuosku ‘окунь’; оз., дер. Palarvi (Пялозеро), р. P a land’ogi (Пялозеро), яма P a l’ arvenorgo (Пялозеро), оз. Palarvenlambit (Юркостров), саам. p i e ’ll, pielle ‘ухо’ ‘край, бок, сторона’; уг. Ruoksunnurmet / Ruoksu / Ruoksud (Виданы), бол. Ruoksuo (Тавойгора), бол. Ruoksasuo (Кашканы) саам. ruokse ‘мох’; мыс, дер. Siidniemi (Сигнаволок) прасаам .

*sijte‘(зимняя) деревня’; г. Suoluzmagi (Сулажгора) саам. *suoloj ‘остров’; оз. Viiksijarvi (Викшицы; Лижмозеро), зал. Viiksarvenguba (Викшицы), р. Viiksinjogi (Тивдия), зал. Viiksilahti (Тивдия), оз. Viiksilambi (Тивдия), уг. Viiksi (Курганова Сельга), бол. Viiksinsuo (Курганова Сельга), г., уг. Viiksinselga (Юркостров) саам. *vёksi ‘небольшая река, соединяющая два водоема; пролив’ и др .

Возможно, что память о саамском населении исследуемой тер­ ритории хранят также названия с топоосновой Lapin- (карел. lappi ‘саам, лопарь’): уг. Lapinniittu (Святозеро), бол. Lapinsuo (Мошничье), оз. L apind’ arvi (Михайловское), оз. Lapinlambi (Курганова Сельга) и др. В то же время известно, что наименование Lapinkylat букв. «лопарские деревни» закрепилось за рядом людиковских посе­ лений в окрестностях Петрозаводска11. Языковые особенности гово­ ров этих деревень сближаются по ряду признаков с говорами южно­ го ареала собственно-карельского расселения. Данный факт свиде­ 1 Ср.: в 1601 г. лопенин из Ялгубы Гришка Меркурьев с племянником получает от царя Бориса Годунова жалованную обельную грамоту на по­ жизненное освобождение от выплаты податей (Карелия в XVII в. Сбор­ ник документов. Петрозаводск, 1948. С. 15). Но все же лопенин, лопянин по материалам XVI-XVII вв. - житель Лопских погостов, т. е. в подавляю­ щем большинстве случаев - карел; саамов те же источники именовали лопин, лопины. Можно здесь также отметить, что лопью названо людиковское население ряда деревень Шуйской волости и в списке населенных мест 1873 г .

тельствует о связях севернолюдиковского и собственно-карельского ареалов, а также о возможном подселении в среду людиков на опре­ деленном этапе карельского населения из Мяндусельской волости (входила в Семчезерский погост округа Лопских погостов Новго­ родского уезда, затем - Олонецкого), которое использовало приме­ нительно к себе самоназвание lappi ‘лопарь’ ‘карел’, а язык свой именовало «лопарским языком» или lapinkieli «карельский язык» .

Поэтому нельзя исключать, что, по крайней мере, в основе назва­ ния покоса Lapinniittu могло закрепиться прозвище человека или се­ мьи, которая подселилась в Святозерскую волость из окрестностей Петрозаводска. Подобное толкование можно дать и для более юж­ ных названий с атрибутивным элементом Lapin- в бывшей Важинской волости .

Неоднократная фиксация в топонимии исследуемой территории названий саамского происхождения, а также топонимов, указыва­ ющих на саамов-лопарей, позволяет предположить, что автохтон­ ное саамское население здесь было ассимилировано прибалтийскофинскими новопоселенцами в процессе межэтнических контактов .

При этом можно также думать, что местные саамы перешли на один из прибалтийско-финских языков через процесс билингвизма, что, в свою очередь, создало хорошие предпосылки для сохранения ста­ рой саамской топонимии, бытующей на этой территории в средние века, а, возможно, и еще в начале Нового времени .

На смену саамам в Обонежье приходит прибалтийско-финское население, и первенство здесь принадлежало древним вепсам, ко­ торые начали осваивать территории к северу от Присвирья в пер­ вые века II тыс. н. э. «В процессе колонизации древними вепса­ ми Ладожско-Онежского межозерья их этнический ареал к XV в .

охватил обширные земли, включающие территорию современного расселения людиков и ливвиков, сформировавшихся в результате этнического взаимодействия вепсов и пришлых “корельских вы­ ходцев” из северного Приладожья»12. В основе двух карельских на­ речий, ливвиковского и людиковского, хорошо просматривается 1 Жуков А. Ю. Сямозерье в XIV-XVII веках // История и культура Сямозерья. С. 42-43 .

вепсская субстратная языковая основа, при этом именно у людиков сохранился значительный вепсский элемент на всех уровнях языка .

Данные, содержащиеся в средневековых письменных докумен­ тах, «отмечающие невозможность четкого определения границы межи“ Шуйского погоста - основной территории формирования карелов-людиков - по причине того, что шуяне Шуйского, святозерцы Важинского, кижане-кондопожане Кижского погостов (предки со­ временных людиков) и сямозерцы Олонецкого погоста (будущие ливвики) возделывали подсеку по всей чисто условной линии админи­ стративного размежевания этих погостов», позволили А. Ю. Жукову предположить, что «такое „нарушение межи“ на Шуе стало возмож­ ным лишь по той причине, что от Олонца до Кондопоги на местах со­ хранялись кровнородственные и шире - племенные связи местных жителей как прямых потомков древних вепсов: самые северные родо­ вые земли веси протянулись широкой полосой от Сямозерья на запа­ де, через Святозеро и реку Важинку на юге, реку Шую в центре и до северных заливов Онежского озера на востоке»13 .

Несмотря на исторические свидетельства вепсского прошлого исследуемого ареала, выявление вепсских дифференцирующих эле­ ментов в топонимии региона затруднено, поскольку лексика, задей­ ствованная в топонимообразовании, была в значительной мере еди­ на, как в среде вепсского, так и карельского населения .

Тем не менее, на исследуемой территории удается выявить ряд таких топонимических и лексических фактов, распространение ко­ торых в языке и в системе географических названий может указы­ вать на вепсский субстрат в людиковском ареале расселения .

Продуктивны, например, поиск и использование таких топонимных моделей, которые функционировали какое-то ограничен­ ное время и были свойственны какой-либо определенной этниче­ ской или языковой группе. Именно из таких моделей можно из­ влечь информацию о территории и времени существования некой локальной группы населения. Примером такой хронологически 1 Жуков А. Ю. Сямозерье в XIV-XVI веках // История и культура Сямозерья. С. 43 .

обусловленной модели, представленной в Карелии, являются наи­ менования водных объектов (озер и рек) с основой Pyha- ‘святой’ .

Будучи широко известной в северо-западном Приладожье, где в конце I тыс. н. э. сформировалась карельская этническая общность, модель не продвинулась вместе с карельской экспансией на восток и северо-восток. Очевидно, ко времени карельского продвижения на восток она уже утратила в карельской среде свою активность. Ареал гидронимов с основой Pyha- (и русской переведенной Свят-) в Каре­ лии свидетельствует, что данная топооснова представлена на путях вепсского продвижения на север (вдоль водных путей к Беломорью), на восток (по Водле и за водораздел) и на юго-восток (в Белозерье) .

Очевидно, указанная модель связана с вепсским освоением террито­ рии и может рассматриваться как некий маркер такого освоения14, она представлена следующими топонимами: оз. Pyhalambi (Святозеро), руч. Pyhaoja (Святозеро), р. Pyhajogi (Пряжа), оз. Pyhalambi (Пряжа), оз. Pyhailambi (Афанасьева Сельга) и название оз. P yhad’ arvi (рус .

Святозеро), которое легло как в основу одноименного населенного пункта, так и позднее в название Святозерской волости. Следует от­ метить, что среди целого ряда названий прежних волостей южной Ка­ релии, это одно из немногих, которое имеет прибалтийско-финские истоки, в то время как большинство других являются, видимо, са­ амскими по происхождению: ср. Kotkadjarvi (рус. Коткозеро) саам .

*kuotko(j) ‘перешеек’, Kuujarvi (рус. Михайловское) саам. *kukkё ‘длинный, долгий’, Vuohtajarvi (рус. Вохтозеро) саам. *ukti ‘путь, дорога’, Siamajarvi (рус. Сямозеро) саам. *samё ‘саам, лопарь’ и др .

Данный факт, возможно, свидетельствует о достаточно раннем про­ никновении вепсов на эту территорию. Показательно, что на берегу оз. Святозеро фиксируется уже выше упомянутое название поселе­ ния Siidniemi (рус. Сигнаволок), в котором восстанавливается саам­ ская лексема *sijte со значением ‘(зимняя) деревня’ .

Известно, что «зимняя деревня» являлась определенной формой организации и сотрудничества нескольких семейных групп/родов 1 Муллонен И. И. «Святые» гидронимы в контексте вепсско-русского контактирования // Ономастика Карелии: Проблемы взаимодействия раз­ ноязычных ономастических систем. Петрозаводск, 1995. С. 17-27 .

саамского населения. В их пользовании находились «общинные» про­ мысловые угодья, распределение и управление которыми происходи­ ло в зимнее время, когда члены родов собирались вместе для реше­ ния общих организационных и правовых вопросов. По мнению ряда исследователей, появление такой формы организации саамских ро­ довых сообществ относится в разных частях Фенноскандии к пери­ оду Средневековья (800-1150/1300 гг.)15. Можно предположить, что освоение древними вепсами окрестностей оз. Святозеро не было слу­ чайным, поскольку здесь мог находиться некий административный центр саамского населения Онежско-Ладожского межозерья. Таким образом, Святозерье было, видимо, некогда пограничной территори­ ей, что и отразилось в названии P yhad’ arvi, которому свойственна по­ граничная семантика (ср. приб.-фин. pyha ‘граница, ограда’)16 .

Анализ распространения гидронимов на Pyha- / Свят- свиде­ тельствует, что многие из них привязаны к старым границам (фин­ ский историк С. Суванто заметил, что на территории Финляндии и Эстонии гидронимы с основой Pyha- привязаны к древним, восхо­ дящим еще к железному веку, родовым границам17) и могут квали­ фицироваться как пограничные. При этом, как отмечает И. И. Муллонен, этапы семантического развития слова pyha, закрепившегося в качестве гидронимной основы, свидетельствуют о том, что про­ движение вепсской волны на север должно было произойти не позд­ нее рубежа I-II тыс. н. э., в период до вытеснения изначальной се­ мантики (‘граница’ ^ ‘святой’)18 .

Таким образом, название оз. Святозеро (карел. P yhad’ arvi) мог­ ло, видимо, маркировать на рубеже тысячелетий северную границу 1 Halinen P. Arkeologia ja saamentutkimus // Saamentutkimus tanaan. Toim .

Irja Seurujarvi-Kari & Petri Halinen & Risto Pulkkinen. Tietolipas 234. Helsinki:

SKS, 2011. S. 158; Carpelan C. Inarilaisten arkeologiset vaiheet // Inari - Aanaar .

Inarin historia jaakaudesta nykypaivaan. Oulu: Inarin kunta, 2003. S. 70-71 .

1 О «приграничном статусе» бассейна Святозеро-Святреки см. статью А. Жукова настоящего издания .

1 Suvanto S. Satakunnan ja Hameen keskiaikainen rajalaitos. Tampere,

1972. S. 54 .

1 Муллонен И. И. Топонимия Присвирья: Проблемы этноязыкового кон­ тактирования. Петрозаводск, 2002. С. 155 .

вепсского расселения в северном Присвирьи. В дальнейшем эти же «святые межи» использовались в практике административно­ территориального разграничения на северно-присвирские и олонец­ кие погосты и волости в их составе, в т. ч. Святозерскую волость .

В доказательство можно привести и «параллельный» карельский ма­ териал, подтверждающий правоту С. Суванто и И. И. Муллонен. Пер­ воначально в карельском Приладожье озера с названием на Pyha- раз­ межевывали различные группы формировавшегося тогда карельско­ го народа, а затем Великий Новгород приспособил данное разграни­ чение для практики внутреннего церковно-приходского и районного деления Корельской земли на погосты. Так, Пюхяярви-Святозеро (ныне оз. Отрадное) разделяло центральный Городенский и Сакульский погосты; на другом, северном Пюхяярви сходились земли сра­ зу четырех погостов: Городенского, Кирьяжского, Сердовольского и Иломанского; далее, к востоку земли сердовольского Суйстамо (бу­ дущей Суйстамской волости - Suistama pagosth-а Кексгольмского лена) разрезали Соломенский погост надвое: его южная приладожская часть Салми отделялась от Суйстамо озером Пюхяярви в райо­ не Ууксу, а северная часть Суоярви - озерами Исо-Пюхяярви и ПиенПюхяярви южнее верхнего течения «Суи-реки»-Шуи19 .

Не исключено, что освоение вепсами окрестностей Святозера было мотивировано на определенном этапе истории, в том числе и тем, что здесь находился один из «административных» (родовых, племенных) центров саамского населения, где происходило управле­ ние природными ресурсами северо-западного Обонежья и их распре­ деление. Нельзя также исключать, что местная лопь могла уже тогда попасть в зависимые отношения от древних вепсов, которые начали осваивать лопские земли на рубеже тысячелетий .

Важной водной магистралью, ведущей на территорию прожива­ ния средних людиков и далее на север, была в то время р. Важинка 1 Жуков А. Ю. Корельская земля Великого Новгорода - Корельский уезд России - Кексгольмский лен Швеции: эволюция административно­ территориального устройства XII-XVIII вв. // Историко-культурный ланд­ шафт Северо-Запада-2. Пятые Шёгреновские чтения. Сборник статей .

СПб., 2012. С. 152 .

(карел. Vuaz(e)n’ n d ’ogi). На достаточно раннюю освоенность это­ a го водно-волокового маршрута вепсами указывает само название реки, в котором скрывается ныне утраченный вепсским языком ге­ ографический термин v a d ’ - (*vatsV) со значением ‘болотный мас­ z сив, заболоченная территория, довольно обширное болото’20. На про­ должительное использование вепсами этого транзитного маршрута из новгородских земель в Заонежье и далее на север указывает ряд разновременных моделей вепсского происхождения, фиксирую­ щихся вдоль данной водной системы. Среди них, например, модели для называния возвышенных участков местности *Cuhak-, Cuhuk- и Kukuoinhard’ ‘холм, возвышенность’21: ср. г. Cuhakkomagi (Мошничье; Кашканы), бол. Cuhaksuo (Кашканы), руч. Cuhakoja / Cuhakkooja (Кашканы), уг. Cuhakonniityd (Кашканы), уроч. Cuhakonkangaz (Ташкиницы), уг. Cuhakuunsel’ (Ташкиницы); г. Kukuoinhard’ (Мошниg чье), уроч. Kukuohard’unsel’ (Кашканы), уг. Kukuenhard’ (Свято­ g a зеро), г., уг. Kukuunhuar’/ Kukuunhuar’ anmagi / Kukunharj (Михай­ ловское). Возможно, к последней группе относятся также названия возвышенностей Kukoimagi (Виданы) и Kukoisel ’ (Машезеро), под­ g вергшиеся частичному переводу в результате карельской адаптации .

Кроме представленных выше географических названий, на террито­ рии проживания людиков фиксируются и другие топонимы, которые могут быть своеобразными маркерами вепсского прошлого этих зе­ мель, ср. возвышенность Homzomansel’ (Виданы), уроч. Homzoma g (Виданы), уг. Homzomannurmed (Виданы) вепс. hongzom ‘сосновый лес; сосняк’, оз. Kiehkerlambi (вепс. kehker ‘круглый’) (Лижма) и др .

Следующим примером является практически неизвестная каре­ лам топонимная основа Burde- / Purde- ‘родник, ключ’, которая, в свою очередь, исключительно продуктивна в вепсском ареале рас­ селения. Рассматриваемая топонимная модель, как и сама лексема, функционирует, прежде всего, на южных людиковских территориях в бывшей Важинской волости, а также в средней части людиковского ареала: родник A g d ’ amburde (Кашканы), уг. Burdepeldo / Purdepeldo (Кашканы), родник Burde (Яковлевская), уг. Purde 2 Муллонен И. И. Топонимия Присвирья... С. 289 .

2 Там же. С. 162, 166 .

(Лояницы), колодец Purdekaiv (Гижино), уг. Purdeniityd (Ташкиницы),руч., бол., уг. Purdeoja (Лояницы), уг. Purdepalo (Лояницы), г., уг .

Purdesel ’ (Лояницы), уг. Purdesel ’ anniityd (Лояницы), родник Burde g g (Святозеро; Прякки). Кроме этого, единичные фиксации представле­ ны также на территории проживания карелов-ливвиков (ср. уг. Puurde в Самбатуксе) и в русскоязычной топонимии Заонежья (ср. мыс Бурднаволок в Вершуньге), где они также могут рассматриваться в каче­ стве вепсского наследия в топонимии южных частей Карелии .

Еще одним вепсским маркером в топонимии людиков может яв­ ляться тип названий на Kuar- / -kuar(e). На апеллятивном уровне тер­ мин kuar, kuare в значении ‘залив, бухта’ известен только у южных лю­ диков в Михайловском и Согиницком говорах, ср. вепс. kar(a) ‘то же’ .

На вепсских территориях лексема широко представлена в топонимии и в языке средних и северных вепсов. Кроме этого, в форме кара термин функционирует и в топонимии сопредельных ныне русскоязычных территорий Пудожского района Республики Карелия и Ленинград­ ской области. У людиков, помимо Михайловского и Согиниц, модель достаточно продуктивна в топонимии бывшей Святозерской волости, где рассматриваемая лексема фиксируется, в том числе и в качестве де­ терминанта (ср. заливы Kuare, Hiizkuare, Hodarinkuare, R ’ uumoikuare и др.). Данный факт свидетельствует в пользу относительно недавне­ го выхода лексемы kuare из активного употребления .

Одной из причин ее утраты людиками, вероятно, стало усвоение ими севернорусского географического термина губа ‘залив’ (люд. guba), который вытеснил со временем лексему с вепсскими истоками22. В данном случае пока­ зательны названия заливов, где наблюдается присоединение идентич­ ного по семантике детерминанта guba к первоначальному топониму на -kuare: заливы Hodarinkuaranguba (Святозеро), R ’uumoikuaranguba (Святозеро), Kuaranguba (Вашаково), Lotoikuaranguba (Палатозеро), Mudakuaranguba (Палатозеро), Savikuaranguba (Палатозеро). Таким образом, география распространения слова в лексике и в топонимии на территории северного и южного Присвирья (вепс. kar, kara, люд .

kuar, kuare и рус. кара) может свидетельствовать о единых вепсских истоках рассматриваемого типа .

2 Муллонен И. И. Указ. соч. С. 165 .

Для целей выявления субстратных элементов в топонимии на­ глядны также ареально-семантические оппозиции, когда один и тот же признак, положенный в основу названия, выражается разными этноязыковыми группами по-разному. В качестве примера в дан­ ном случае можно привести ареальную оппозицию Rinne- / Rindieи Palte- ‘склон, косогор’. Топооснова Rinne- / Rindie- широ­ ко представлена в топонимии собственно-карельских террито­ рий. Кроме этого, в форме Rindu- / Rindie- она бытует и в смеж­ ном ливвиковско-людиковском ареале (рис. 1), где известна также модель Palte-, которая спорадически фиксируется на самом юге собственно-карельского ареала. В то же время она имеет ши­ рокое бытование на территориях, населенных вепсами. В виде Палтега модель присутствует в топонимии русского Обонежья (рис. 2) .

Таким образом, топонимная модель Rinne- / Rindie- на людиковских территориях может рассматриваться как карельское наследие, в то время как модель Palte- / Палтега - как вепсский маркер .

Ряд географических названий, атрибут которых выражен причасти­ ем Torizie-, представляет собой еще одну карельскую дифференциру­ ющую модель, зафиксированную в людиковской топонимии и непро­ дуктивную в вепсской: оз. Torziilambi (Святозеро), руч. Тережручей (*Torozieoja) (Сулажгора), уг. Torozijanurmet (Карташи), руч. Torzieoja (Декнаволок), берег Torzierand (Мунозеро), руч. Torzijaoja (Мунозеро), руч. Torziioja (Юркостров),руч. Torzoja (Курганова Сельга) и др .

Всего в Карелии зафиксировано более 20 гнезд названий рассма­ триваемого типа, которые представлены, главным образом, в топо­ нимии собственно-карельских территорий. При этом основной аре­ ал названий на Torizija- / Torizie- находится в Приладожской Каре­ лии и к северу от нее. На карельские корни модели указывает и сам глагол torista со значением ‘греметь’, от которого образовано I при­ частие актива. Основным мотивом номинации названий данного типа стал громкий звук, издаваемый водой: ср. oja virdoaa torizoo ‘ручей гремит’ (Суоярви)23 .

2 Karjalan kielen sanakirja. VI / Toim. P. Virtaranta, R. Koponen, M. Torikka, L. Joki. Helsinki, 2005. S. 388 .

Рис. 1. Ареал модели Rinne- / RindieКарта распространения названий данного типа (рис. 3) свидетель­ ствует о том, что модель Torizija- / Torizie-, появившаяся в Приладожской Карелии, распространяется оттуда вместе с карельской экспан­ сией на обширные территории, вплоть до финляндской Лапландии на севере, Белого моря на северо-востоке и Онежского озера на востоке .

В современной Карелии модель представлена наиболее активно в за­ падных частях Беломорской Карелии, а также в юго-восточной Ка­ релии - на людиковско-собственно-карельском пограничье. Данный факт подтверждает буферный вепсско-карельский характер формиро­ вания людиковского ареала .

Рис. 2. Ареал модели Palte- / Палтега Появление обозначенной топонимной модели в Карелии может быть связано с окончательной передачей Корельского уезда под власть Швеции в 1617 г. Результатом этого стал значительный от­ ток карельского населения в Россию, в том числе и на территорию Карелии, продолжавшийся вплоть до Кардисского мира 1661 г. Ви­ димо, эта же волна карельской миграции из Приладожья принесла с собой и названия данного типа в людиковский ареал расселения. Об относительно недавнем появлении названий на Torizija- / Torizieуказывают также незначительные размеры многих объектов с рассматриваемои топоосновои

Рис. 3. Ареал карельской топоосновы Torisija- / Тереж-

2 Кузьмин Д. В. Карельский след в топонимии Заонежья // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера (Материалы IV Между­ народной научной конференции «Рябининские чтения-2003»). Петроза­ водск, 2003. С. 303-307 .

Еще одним собственно-карельским маркером в топонимии людиковского ареала могут быть названия, в которых в качестве атри­ бутивной части закрепилось прилагательное d ’ rk(e) / jyrk(e) ‘кру­ y той (склон, берег)’. Согласно данным словаря людиковских гово­ ров, указанная лексема фиксируется только в Тивдии25.

В топони­ мии ареал названий, содержащих данный атрибут, несколько шире:

о. D ’ rksuari (Пряжа), г. D ’ rkmagi (Кашканы), г. D ’ rkammagi y y y (Соломенное), дер. Jyrkanmagi (Юркостров), пастб. Jyrkanocca (Галлезеро), уг. Jyrkanpeldo (Кескозеро), г. Jyrkaine (Кескозеро). Та­ ким образом, продуктивность рассматриваемой лексемы в языке и в топонимии собственно-карелов и карелов-ливвиков и немногочис­ ленные фиксации ее на территории людиковского ареала расселе­ ния позволяют говорить о ее карельских корнях .

В системе именования географических объектов исследуемого ареала выявляется также ряд других дифференцирующих карель­ ских тополексем, свидетельствующих о карельских связях с обозна­ ченной территорией. Среди них, например, названия с топоосновами Kumbu- ‘горка’, Polv(uo)i- ‘изгиб, поворот’, Kyber- / Kybar- ‘кри­ вой’, Ciirakko- ‘крачка’, Leht- / *Lehto- ‘лиственный лес’, -vuara ‘воз­ вышенность’ и др., основной ареал которых охватывает территорию проживания собственно-карельского населения, ср. уг. Kumbahot (Виданы), оз. Polvuoilambi (Пелдожа), г. Kybarmagi (Маньга; Важинская Пристань), оз. Kyberlambi (Половина), бол. Ciirakkosuo (Сюрьга), г. Villavuara (Виданы), г. Sviezavuara (Лехнаволок), мыс Lehtniemi (*Lehtoniemi) (Лехнаволок) и др .

Сплав двух этнических и языковых компонентов - собственно­ карельского и вепсского происходил на севере и юге людиковской тер­ ритории неравномерно. Об этом свидетельствует, например, распро­ странение топонимов, оформленных локативным суффиксом -la / -l (рис. 4). В ареале проживания карелов-людиков зафиксировано все­ го несколько топонимов -l-ового типа. На юге людиковской террито­ рии в низовьях рек Усланка и Важинка названия на -la / -l образуют ареальное единство с южным Присвирьем, т. е. с территорией рассе­ ления вепсов (ср. названия поселений Kinul, P irkl’ Sagil, Tuoskal) .

a, 2 Lyydilaismurteiden sanakirja / Toim. Juho Kujola. Helsinki, 1944 .

Рис. 4. Топонимы -l-ового типа в людиковском ареале У средних же людиков истоки данной модели несколько иные, свя­ занные, по всей видимости, с освоением современных людиковских территорий собственно-карельским населением (ср. деревни Nuamoil, Kokoil, бол. Mizulaizensuo *Mizul в окрестностях Видан, тоня Piccelanabai (*Piccolan-) в Руднаволоке, часть дер. Галлезеро - Okulail). В данном случае обращает на себя внимание про­ зрачность топооснов, зафиксированных именно в топонимии указанных территорий, что, несомненно, свидетельствует об отно­ сительной молодости этих наименований, в отличие от названий поселений на юге людиковского ареала, где этимология топонимов затемнена. Таким образом, распространение этой суффиксальной модели у средних и северных людиков отражает, видимо, позднее точечное собственно-карельское внедрение в западное Обонежье .

Подтверждением этого является и фиксация на территории Намоевского сельского совета топоосновы Karjaizen- ‘карельский’: де­ ревни Karjaizenkyla (рус. Карельская деревня) и Karjaizenniemi (рус .

Карельский Наволок), а также, возможно, тоня Karjaine в Сопохе в бывшем Вороновском сельском совете .

Иную ареальную характеристику имеет зафиксированный в топо­ нимии людиков формант -(l)isto (изначально патронимический), ко­ торый выполнял функцию обозначения коллективности: ср. дерев­ ни Hedotisto, Simanisto, часть с. Святозеро - Voronisto, уроч. Alahisto (Виданы) (рис. 5). Что касается функционирования рассматривае­ мого суффикса в карельской топонимии, то он известен, главным образом, в названиях домов и поселений в ограниченном ареале на юге Карелии. Кроме территории людиков, топонимы на -(l)isto представлены более широко в ареале расселения карелов-ливвиков в Видлицком и Сямозерском кустах поселений в Олонецкой Каре­ лии. Исходя из этого, можно, видимо, предполагать, что проникно­ вение суффикса -(l)isto в людиковскую топонимию может быть свя­ зано с отселением на определенном этапе истории населения с вы­ шеуказанных ливвиковских территорий .

О ливвиковско-людиковских связях свидетельствует также ряд других топонимических моделей. Среди них, например, названия с детерминантом -vana: уг. Papinvana (Пряжа), уг. Kapsinanvana (Сюрьга). В людиковских говорах рассматриваемая лексема фик­ сируется только в значении ‘полынья; (длинная узкая) щель’26 .

2 Мамонтова Н. Н., Муллонен И. И. Прибалтийско-финская географи­ ческая лексика Карелии. Петрозаводск, 1991. С. 100 .

Рис. 5. Топоформант -(l)isto в топонимии карелов-людиков В топонимии значение данного термина иное, ср. ливв. vana ‘низина, небольшое болото, заросшее травой; ложбина, по дну которой течет ручей’27. В то же время, в языке карелов-людиков фиксируется синони­ мичный рассматриваемому термин vanandeh в значении ‘болотистое 2 Рукопись Диалектологического словаря карельской географиче­ ской терминологии / сост. Д. В. Кузьмин [хранится в секторе языкознания ИЯЛИ КарНЦ РАН] .

место, поросшее травой (часто косят)’, ср. также ливв. vanandeh ‘за­ болоченная низина или лощина; сырое место’28. Основной массив на­ званий этого типа фиксируется в восточных частях ливвиковского ареала, главным образом, на сопредельной с людиками территории бывшей Коткозерской волости. Данный факт позволяет сделать вы­ вод, что появление названий с детерминантом -vana в ареале прожи­ вания людиков в Святозерской волости может быть увязан с отселе­ нием карелов-ливвиков на исследуемую территорию .

Кроме вепсских и карельских названий-меток, в топонимии ис­ следуемого ареала обнаруживается еще ряд моделей, которые мо­ гут быть свидетельством освоения современной людиковской тер­ ритории представителями других этнических групп. Так, мож­ но предположить, что вместе с карелами на территорию современ­ ной Карелии из Приладожья переселялось также финское населе­ ние, результатом чего стало появление, в том числе и в ареале рас­ селения карелов-людиков, этнонимических названий с основой Ruocin- (ruocc(i) ‘финн, выходец из Ш веции’) и Hamehen- (hamehемлянин, выходец из Хяме’): луда Ruocinluodo (Виданы), зал .

Ruocinlahti (Петрушин Наволок), мыс Ruocinniemi (Пертнаволок), г .

Ruocinkumbu (Галлезеро), г. Hamehenselg (Пряжа), г. Hamehenselga (Пелдожа). Подтверждением правомерности такого предположе­ ния может служить, например, указ царя Бориса Годунова 1599 г .

об освобождении от выплаты налогов жителей Корельского уез­ да, в том числе уже проживавших здесь финнов и шведов (“латы­ шей Финские и Свейские земли”)29. Позднее, в связи с передачей Корельского уезда Швеции, часть этого финского населения могла переселиться оттуда и на территорию современной Карелии. На это указывает, например, ареал некоторых топонимных моделей, а так­ же наличие лексики, содержащейся в названиях, не характерной для 2 Рукопись Диалектологического словаря карельской географиче­ ской терминологии / сост. Д. В. Кузьмин [хранится в секторе языкознания ИЯЛИ КарНЦ РАН] .

2 История Карелии с древнейших времен до наших дней / под ред .

Н. А. Кораблева, В. Г. Макурова, Ю. А. Саватеева, М. И. Шумилова. Петро­ заводск, 2001. C. 137 .

карельской топонимии в целом: ср. руч. Someroja, бол. Someronsuo приб.-фин. somero ‘песок’ (Кашканы), руч. Haigaraoja приб.-фин .

haikara ‘аист, цапля’ (Кашканы), мель Cerkovanhiede (Пряжа), рыб .

угодье Hiede (Пелдожа) приб.-фин. hieta ‘песок’; оз. H a izd ’ arvi приб.-фин. haisu ‘неприятный запах, вонь’ (Лижма), оз. Viaralambi приб.-фин. viara ‘кривой, изогнутый’ (Машезеро) и т. д .

Карелы-людики являются наиболее русифицированной группой карельского этноса. Это связано, прежде всего, с тем, что именно эта группа карельского населения на протяжении нескольких сто­ летий проживала на русско-карельском пограничье, являясь своео­ бразной буферной зоной, препятствующей проникновению русско­ го влияния на другие карельские территории. Выше уже было отме­ чено, что более половины всех существительных, зафиксированных в словаре людиковских говоров, имеют русские истоки30. Данный факт проявляется и на уровне топонимии, хотя, следует отметить, что в целом на территории исследуемого региона русских по проис­ хождению топонимов, по сравнению с апеллятивной лексикой, все же не так много, а карельские по происхождению географические названия составляют здесь основной костяк топонимии .

Большинство географических названий, в которых выступает лек­ сика русского происхождения, является достаточно поздним топо­ нимическим слоем. При этом большая их часть появилась, видимо, только в XX в.: озера Plessilambit карел. plessi ‘открытое место без растительности’; зал. Peskuguba карел. pesku, pesk ‘песок; песча­ ный’ + карел. guba ‘залив’; бол. Prosekansuo карел. prosekk ‘просе­ ка’; уг. Puustaine карел.puust ‘залежь, пустошь’;уг. Savinanpolossat карел. polossa ‘полоса поля’; протока Uudd’ rvenkanau карел .

a kanau ‘прокопанная канава, прокоп’; пороги Zapan’ orogat карел .

p zapan ’ ‘плавучее заграждение в виде бона’ + карел. porog ‘порог в реке’; порогPlotinkoski карел.plotin ‘запруда, плотина’; г. Peskmagi, уг. Peskpoldot карел. pesk ‘песок; песчаный’; уг. Hodarinlogo ка­ рел. logo ‘ложбина между двух возвышенностей; низина; крупная яма’; бол. R u d n ’ akansuo карел. rudn’ akk ‘рудник’; уг. Brodapeldo карел. broda ‘брод’; борIinakanbora карел. bora ‘бор’ и др .

3 Suhonen S. Ibid. S. 175 .

Однако среди заимствованных из русского языка лексем есть и такие, появление которых в топонимии карелоязычных территорий связано с более ранним периодом. Среди них, например, лексема dubrov ‘сенокосная лужайка; место без деревьев, поросшее невысо­ кой травой’31, ср. рус. диал. дуброва ‘1. Лужайка, на которой скошена трава; 2. Нераспаханное поле; 3. Трава’32. Русскоязычный термин до­ статочно рано фиксируется на прибалтийско-финских территориях в южном Приладожье, ср. дер. Дуброва, упомянутая в 1500 г. в Городенском погосте Ладожского уезда (окрестности города Ладога)33. Таким образом, можно предположить, что термин dubrov мог проникнуть в южные части карелоязычных территорий с юга, возможно, из рус­ ского Присвирья. Единичные случаи бытования термина фиксируют­ ся и в вепсской топонимии Ленинградской области. В апеллятивной лексике и в топонимии карельских территорий термин фиксирует­ ся только у карелов-людиков: уг. Dubrov (Виданы), уг. Dubrovanobod (Тивдия) .

Только в людиковской топонимии встречается и русский по про­ исхождению термин *gladin / latin: бол. Gladinasuo (Лижма), уг .

Kozanlatin (Лижмозеро). В основе названий лежит русская лексе­ ма лядина ‘1. Участок в лесу, расчищенный под посев; подсека; 3 .

Лесная поляна с мелким кустарником или зарастающая лесом де­ лянка’, известная во всех русских говорах южных частей Республи­ ки Карелия34. Следует отметить, что рассматриваемый русский по происхождению термин фиксируется на карельских территориях также достаточно рано, уже в 1500 г., ср.: дер. М егра за Лядиною, починок над озером над Ламбитским, упомянутая в Ровдужском 3 Рукопись Диалектологического словаря карельской географиче­ ской терминологии / сост. Д. В. Кузьмин [хранится в секторе языкознания ИЯЛИ КарНЦ РАН] .

3 Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей. II. СПб.,

1995. С. 8 .

3 Переписная окладная книга Водской пятины 7008 (1500) г. // Времен­ ник Московского общества истории и древностей. М., 1851. Кн. 11. С. 1 .

3 Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей. III .

СПб., 1996. С. 175 .

погосте (совр. Рауту, Реутово)35. В русских говорах Карелии фик­ сируется и лексема росстань ‘перекресток двух или нескольких дорог’36, которая также представлена в топонимии людиковского ареала: перекрестки Selginrostan ’ (Виданы), N iizd ’arvenrostan’ (Ви­ даны) и др .

Достаточно рано проникает в Карелию и русский топонимиче­ ский формант -щина, который был усвоен карелами в форме -sin(a) при активном взаимодействии прибалтийско-финской и русской топонимических систем. Сам суффикс -щина является относи­ тельно молодым на новгородских землях и начал распространять­ ся здесь, в том числе и в Карелии, только после завоевания Нов­ города Москвой, с конца XV в.3 В людиковской топонимии назва­ ний географических объектов с топоформантом -sin(a) немного, при этом большинство из них фиксируются в восточной части ареала, на карельско-русском пограничье. Наиболее активна данная модель в топонимии с. Соломенное, в котором проживало как карельское, так и русское население.

Видимо, именно отсюда модель проникает вглубь людиковского ареала на территорию Святозерской волости:

уг. O n ’ ’ousinanniittu (Лижма), уг. Harakousin (Виданы), уг. Vierousin n (Викшицы), уг. Prickujoussin (Половина), уг. Vasil’oussina (Лехнаволок), уг. Лайтювщина (Руднаволок), уг. Бардовщина (Трифоннаволок) и др .

Таким образом, проникновение рассмотренных выше русских заимствований на апеллятивном и топонимическом уровнях мож­ но объяснить, прежде всего, контактами карелов-людиков с рус­ ским населением юга Карелии, которые усилились в XVIII-XIX вв., в связи с постепенной ассимиляцией восточных частей лю­ диковского ареала. При этом сохранение брачно-родственных, 3 Переписная окладная книга по Новугороду 7008 г. Вотской пятины .

Корела с уездом // Временник Московского общества истории и древно­ стей. М., 1852. Кн. 12. Материалы. С. 83 .

3 Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей. V СПб.,

2002. С. 563 .

3 Кузьмин Д. В. Истоки форманта -sina в карельской топонимии // Прибалтийско-финское языкознание: сб. статей, посвящ. 80-летию Г. М. Керта. Петрозаводск, 2003. C. 63-64 .

экономических и культурных связей между карелами и русскими, видимо, способствовало проникновению все новых и новых заим­ ствований в язык людиков. Но количество русских заимствований в лексике и в топонимии местного населения находится в прямой за­ висимости от удаленности того или иного населенного пункта от крупных дорог и районных центров, население которых является в значительной мере этнически смешанным .

Подводя итог, можно отметить, что рассмотренные выше модели именования географических объектов отражают разные этапы исто­ рии освоения территории проживания карелов-людиков, подтверж­ дая тем самым гипотезу о былой этнической неоднородности насе­ ления данного ареала. Эта неоднородность проявляется именно в фиксации в топонимии региона разновременных топонимных мо­ делей, свойственных различным этническим и субэтническим груп­ пам, которые на разных этапах истории принимали участие в фор­ мировании этнической общности карелов-людиков. К сожалению, процесс этот так и остался незавершенным, причиной чему явилось как активное русское внедрение в связи с промышленным освоени­ ем края, так и связанный с этим процесс ассимиляции людиков .

Алексей Жуков

СТАНОВЛЕНИЕ ПРИХОДОВ И ВОЛОСТЕЙ

В СВЯТОЗЕРСКО-ПРЯЖИНСКОМ

И КРОШНОЗЕРСКОМ АРЕАЛАХ

МЕЖЭТНИЧЕСКОГО КОНТАКТИРОВАНИЯ

ЛИВВИКОВ И ЛЮДИКОВ В XV-XVIH ВВ .

Сквозная тема статьи - освоение района Святозеро-Пелдожа-Пряжа-М аньга-Крош нозеро в бассейне среднего течения Ш уи вепсскими и карельскими переселенцами с важинскоолонецких земель и карельского Приладожья и складывание в данном ареале местных этнических общностей кареловливвиков и карелов-людиков. В работе доказывается, что дан­ ный длительный процесс, пережив опустошение Первой и Второй шведских интервенций, послужил базой для появле­ ния здесь локальной пограничной зоны активного этнокуль­ турного взаимодействия и взаимовлияний формировавшихся ливвиков и людиков между собой и с соседями .

Ключевые слова: община, приход, волость, освоение, гра­ ница, вепсы, карелы, ливвики, людики, межэтническое кон­ тактирование, этнокультурное взаимодействие .

Значительный интерес у исследователей вызывает проблематика этнической истории. Для Карелии весьма актуально изучение вопро­ сов о путях становления новых этнических общностей: собствен­ но карелов, карелов-ливвиков и карелов-людиков, русского суб­ этноса поморов. Но если в историографии этногенезу поморов, на­ пример, посвящено большое число аналитических работ, то в ис­ следовании генезиса карельских этнических групп у историков преобладали скорее описательные, очерковые композиции, с упо­ ром на сюжеты о переселении карелов на восток края1. Между тем, 1См., напр.: ЖербинА. С. Переселение карел в Россию в XVII веке. Пе­ трозаводск, 1956; Бернштам Т. А. Поморы. Формирование группы и си­ стемы хозяйства. Л., 1978 (в т.ч. историография и библиография по проязыковеды предложили филологическое решение проблемы станов­ ления ливвиков и людиков, проведя широкий сравнительный анализ современного языкового материала прибалтийско-финских народов и сохранившихся следов древней топонимии края2. Кроме того, у исследователей ИЯЛИ и их коллег из других научных учреждений гуманитарного профиля накоплен значительный опыт комплексно­ го изучения небольших районов проживания людиков и ливвиков, их этнической истории и этнокультурного взаимодействия3 .

Сложность в подходе историка к изучению динамики станов­ ления ливвиков и людиков заключается в том, что среди множе­ ства источников X V -X V III вв. не находится материалов, которые однозначно доказывали бы, что на такой-то территории в данное время формировались или уже проживали эти этнические группы, так как в них отсутствуют сами этнонимы ливвики и людики. Сле­ довательно, необходимо применить надежную методику отслежи­ вания «скрытого» процесса этногенеза. Она может базироваться только на привлечении и фронтальном анализе многочисленных блеме); Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох: очерки социальной и аграрной истории XVII века. Петрозаводск, 1998; Жуков А. Ю. Карелия в системе межэтнических отношений Русского Севера в XV-XVI вв. // Кон­ тактные зоны в истории Восточной Европы: перекрестки политических и культурных взаимовлияний. М., 1995. С. 82-93; Его же. Этносоциальные истоки генезиса поморов. XV-XVI вв. // Межкультурные взаимодействия в полиэтничном пространстве приграничного региона. Петрозаводск, 2005 .

С. 85-91, а также обобщающую монографию: История Карелии с древней­ ших времен до наших дней. Петрозаводск, 2001 .

2Бубрих Д. В. Происхождение карельского народа. Повесть о союзнике и друге русского народа на севере. Петрозаводск, 1947; Муллонен И. И. То­ понимия Присвирья: проблемы этноязыкового контактирования. Петроза­ водск, 2002; Прибалтийско-финские народы России. М., 2003 .

3 Суйсарь: история, быт, культура / Отв. ред. Т. В. Краснопольская, В. П .

Орфинский. Петрозаводск, 1997; История и культура Сямозерья / Под ред .

В. П. Орфинского, И. Е. Гришиной, А. П. Конкка, И. И. Муллонен, В. Д .

Рягоева. Петрозаводск, 2008. Недавно вышел сборник научных работ В. П .

Мироновой (Миронова В. П. Фольклорные традиции Ведлозерья. Петроза­ водск, 2013), погружающий фольклорную традицию Ведлозерья в окружа­ ющий историко-культурный и этнический контекст .

сведений массового характера. Таковыми являются переписи писцовые и переписные книги, создававшиеся примерно раз в чет­ верть века. Все вместе они обеспечивают необходимую частот­ ность последовательного ряда «моментальных снимков» исследу­ емых этнических ареалов .

В статье на основе анализа переписей изучается история осво­ ения района Святозеро-Пелдож а-Пряж а-М аньга-Крошнозеро в бассейне среднего течения Ш уи вепсскими и карельскими пересе­ ленцами с важинско-олонецких земель и карельского Приладожья, исследуется динамика складывания в данном ареале местных этни­ ческих общностей карелов-ливвиков и карелов-людиков, а также определяются причины появления здесь пограничной зоны их ак­ тивного этнокультурного взаимодействия и взаимовлияния .

Прежде всего следует сказать, что во времена Средневековья и начала Нового времени исследуемый район Святозеро-Пелдожа-Пряжа-М аньга-Крош нозеро не представлял собой какого-либо ярко выраженного географического и административного единства .

Вместе с тем, развертывание этнических процессов привело к тому, что именно здесь сложилась пограничная зона довольно интенсив­ ного взаимодействия карелов и вепсов. Она ярко проявилась в про­ цессе формирования карелов-ливвиков и карелов-людиков и в их дальнейшем устойчивом этнокультурном контактировании. Дан­ ное положение недвусмысленно доказывают материалы языкове­ дов и фольклористов, зафиксированные в статьях авторов данного сборника. Удивительно уже то, что первоначально, в первые века II тыс. н. э. район этот вообще не входил в зону колонизационных устремлений древних карелов. Судя по топонимам, здешнее мало­ численное население относилось либо к саами, либо к веси (древ­ ним вепсам)4. Причины появления на территории исследуемого Пряжинского района локального ареала активного контактирова­ ния скрываются прежде всего за естественным фактором его гео­ графического местоположения, а уже вслед за этим - в истории его долгого освоения и группирования местных жителей по приходам и волостям .

4Подробнее в статье Е. Захаровой и Д. Кузьмина настоящего издания .

С точки зрения географа, район от Святозера, Пелдожи и Пряжи на востоке до Крошнозера на западе лежит на западных скатах во­ дораздельной Олонецкой возвышенности и в ближних к ним мест­ ностях. Он как бы «объединяет» - довольно умозрительно, с на­ тяжкой - ряд озер с южными притоками р. Ш уи в ее среднем тече­ нии. Так, оз. Крошнозеро через р. Матчелицу и оз. Миккельское пи­ тает р. Миккельскую, впадающую в Ш отозеро (разлив р. Шуи). К востоку от Крошнозера бассейн Святреки связывает другие мест­ ности: на юго-востоке района она вбирает воды озер Святозеро и Пелдожское, далее к северу, через правый приток Ш аньгу - озер Пряжинское и Шаньгима, а через левый приток Маньгу - озер Родинъярви и Маньга; наконец, оставляя по правую руку оз. Чогозеро, Святрека впадает в Шую. В свою очередь, Шуя принадлежит бас­ сейну Онежского озера. Для краткой зарисовки важны еще три мо­ мента. Река Маньга является как бы связующим звеном между дву­ мя местными озерно-речными системами, поскольку исток Маньги оз. Родинъярви находится в непосредственной близости от Крошнозера и его южного притока Ламминоя, а ее устье - рядом с устьем Шаньги. Во-вторых, западными притоками бассейн Крошнозера гра­ ничит с верховьем бассейна р. Видлицы - озерно-речной системой Ведлозера. В-третьих, добавим «след человека»: издавна речной путь по Маньге дублировался с юга проселочной дорогой от Ведлозера че­ рез Крошнозеро и Маньгу к узловой Пряже; ныне - это шоссе Р-21 .

Кроме того, имелись и два надежных сухопутных пути от Олонца и верховий Важинки к Святозеру и до Пряжи, а далее - к устью р. Шуи;

из них Олонецкую дорогу ныне повторяет трасса М-18 .

Налицо принципиальная схожесть географической карты с эт­ нической: у Крошнозера и в Маньге живут ливвики, на Святозере и Пелдожском - людики, а в центре Пряжинского района - Пря­ же - наблюдается чересполосное проживание ливвиков и людиков5 .

Далее, к западу и югу от линии Крошнозеро-Святозеро ле­ жат бассейны притоков Ладожского озера - рек Видлицы и Олонки, а также Важинки, которая, впрочем, впадает в р. Свирь, 5 Данные языковедов: см. статьи И. Новак и А. Родионовой настояще­ го издания .

соединяющую Онежское озеро с той же Ладогой. Таким образом, небольшой географический обзор приводит нас к выводу о том, что избранная территория является периферийной для бассей­ на Онежского озера и «кросс-периферийной» - для бассейна Ла­ дожского. Соответственно данной «окраинной географии», замед­ ленно шло и освоение территории южных притоков среднего тече­ ния Шуи: видимо, Олонецкий водораздел затруднял крестьянампереселенцам интенсивно осваивать северные земли, не снабжен­ ные надежной сквозной водной коммуникацией меридианного на­ правления. Путь веси вверх по Важинке на Святозеро, а далее к Сямозеру, однако, прослеживается по вепсским топонимам (напр., показательно-вепсские термины kukoinhard'a и cuhak (cuhuk) отме­ чали возвышенности-гребни и холмы, а kar(a) - заливы6). Озеро Сямозеро связано также со средним течением Ш уи р. Сяпся (впадает в Вагатозеро - другой разлив Шуи). Иными словами, путь по Важинке через Святозеро приводил к окраинному Сямозерью .

Как на символы периферийного положения уже нашего района укажем на гидронимы Святозеро и Святрека, в котором 'Свят-' древнерусский перевод не менее древнего прибалтийско-финского понятия pyha в значении граница. Таким же символом окраинно­ го положения избранного района служит лимноним Чогозеро («Оз .

в углу») - название самого северного из местных озер. Ближайший аналог - прионежское Чогозеро, маркировавшее самый северный «угол» средневекового Остречинского погоста-района. На остречинское концевое Чогозеро древневепсские крестьяне попадали с верхней Свири по Ивенке и ее притоку Шапше. Подобно им и важинская весь шла по Важинке через водораздел на озера Святозеро, Пелдожское и далее к устью Святреки (рядом с Чогозером). Выра­ женный топонимами «приграничный статус» территории предпола­ гал не только географическое раздвоение на две озерно-речные си­ стемы - Крошнозерско-Миккельскую и Святозерско-Святорецкую, но и разграничение историческое: административное и этническое, 6Муллонен И. И. Топонимия Присвирья... С. 162-164 и рис. 13 (с. 163);

Муллоннен И. И., Мамонтова Н. Н. Топонимия как отражение этническо­ го прошлого Сямозерья // История и культура Сямозерья. С. 31 (и карта) .

которое стало складываться еще с Новгородского этапа истории Се­ верной России .

Но вернемся к историко-географическому обзору. Святрека впа­ дает в Шую чуть ниже дер. Киндасово. Само Киндасово существова­ ло еще во время переписи Юрия Константиновича Сабурова 1496 г. .

именуясь починком (новым поселением) Н а Ш уе реце на Итнаволоке (1 дв. кр.7). По переписи Андрея Лихачева и подьячего Ляпуна Добрынина 1563 г. оно уже называлось дер. Н а Ш уе реце в Киндасове (4 дв. кр.), а по переписи Андрея Васильевича Плещеева и подьячего Семейки Кузьмина 1582/83 г. - дер. Что был починок на реке на Ш уе (3 дв. кр.). К северу находится Кутижма на р. Кутижме (впадает в среднюю Ш ую с севера, пониже Святреки); на середину XVI в. - это четыре новых починка (5 дв. кр.): В Кутежме, В Нутежме ж, два В Кутежме ж 8. Поселения стоят на восточной окра­ ине другого района - ливвиковского Сямозерья. Ниже будет прове­ ден анализ данных переписей, позволяющий утверждать, что часть будущих сямозерцев продвигалась к Сямозеру из бассейна рек Олонки и Мегреги, в том числе через Святозеро-Святреку .

А ниже от устьев Святреки и Кутижмы, по нижнему течению Шуи лежали земли Никольского Шуйского погоста. Здесь в районе устья Ш уи сложился главный коммуникационный, прежде всего, водно­ волоковой узел всего Онежско-Ладожского Межозерья, а в XVII в. и всей российской части Карелии; исторически Петрозаводск 7Здесь и далее сокращения: дв. кр. - двор крестьянский; дв. боб. - двор бобыльский (бобыль - общинник, не имевший крестьянского надела зем­ ли, а в волостях Беломорского Поморья - доли в общинном морском про­ мысле); дв. п. - двор пуст; м. дв. - место дворовое, как правило, пепелище;

дер. - деревня; поч. - починок; пуст. - пустошь; кр. - крестьянин, крестья­ не; коп. - копна(ы) сена .

8 Писцовая книга Обонежской пятины 1563 г. // Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. / Материалы по истории народов СССР / Под общ. ред. М. Н. Покровского. Л., 1930. Вып. 1. [Далее - ПК 1563 г.] .

С. 58, 64; Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины 1582/83 г.: Заонежские погосты // История Карелии XVI-XVII вв. в доку­ ментах / Asikirjoja Karjalan historiasta 1500- ja 1600-luvuilta. Петрозаводск;

Йоэнсуу / Joensuu; Petroskoi, 1993. III [Далее - ПК 1582 г.]. C. 44 .

унаследовал главные направления шуйских коммуникаций9. Святозеро и Пряжа входили в систему этих шуйских путей. Не случайно первая государственная, обслуживаемая ямщиками дорога в Оло­ нецком уезде Олонца шла к Святозеру, затем - к Пряже и к устью Шуи, а от него - по воде и сухопутью в Заонежье. Так, в 1661 г. оло­ нецкий воевода Т. В. Мышецкий выдал майору Малафею Бахтеярову и прапорщику Демиду Стасову подорожную о помощи им в пути:

«от Олонца по дороге до Святозера, и до Шуйского, и до Кижского погостов, и до Великогубского конца по ямам ямщиком, а где ямов нет, всем людям без омены [без исключения - А. Ж.]... то есте дава­ ли... по подводе человеку с проводником, а водяным путем суденко з гребцы и с кормщиком»10. Дорожная часть пути не заканчивалась Святозером, а шла через Пряжу в центр Шуйского погоста - просто тут еще не имелось ямов. Поэтому другая подорожная 1661 г. требо­ вала от шуян предоставить посыльному поручику Агапиту Щ етини­ ну «подводы с сан[я]ми, а летним путем подводу с седлом, с уздою и с проводником»11. В начале XVIII в. по этой дороге добирался на шуйские Петровские заводы (ныне - Петрозаводск) царь Петр I12 .

Одновременно Ш уйский погост являлся географически цен­ тральным для карелов-людиков: они формировались на всей его территории, а к северу от него - в примыкавшей к нему в районе Кондопоги западной половине Спасского Кижского погоста, к запа­ ду от Шуйского - в Рождественском Олонецком (Пряжа-Пелдожа), к югу - в Воскресенском Важинском (Святозеро и бассейны Важинки и других притоков Свири) .

Центрально-географическое положение Шуйского погоста, эт­ ническая история шуян, как и этническая история примыкавших 9 История Петрозаводска: власть и горожане. Петрозаводск, 2008 .

С. 25-28 .

1 Российская государственная библиотека. Отдел рукописей. Ф. 532 .

Основное собрание древнерусских грамот и актов. Оп. 2. Д. 1394. Л. 1 об .

Черновой отпуск .

1 Там же. Л. 1а об. Черновой отпуск .

1 О поездках Петра I на заводы по материалам устной истории от со­ временных жителей Пряжинского района см. статью А. Савицкого и Ю. Литвин настоящего издания .

к нему Кижского, Олонецкого и Важинского погостов, в том чис­ ле и района бассейна Святреки прекрасно согласуются с точными данными переписей XV I-X VII вв. о типах хозяйственного освое­ ния и природопользования, издревле сложившихся среди местных жителей. Дело в том, что писцовые книги учитывали не только на­ селение, но и сельскохозяйственные и промысловые занятия, поэ­ тому именно на основе переписей для каждого из погостов писа­ лись сотные грамоты с общим перечнем налогов, приходивших­ ся на жителей. Например, для определения налогов с подсеки и лес­ ных сенокосов писцы дворцовых Заонежских погостов указывали площадь погостов - в верстах «вдоль и поперек», - всегда, кроме случая с Шуйским погостом .

В переписях дается разъяснение невозможности определить его площадь. Так, в сохранившемся отрывке первой писцовой книги дворцовых Заонежских погостов писцов Леонтия Аксакова и Афана­ сия Жеребятичева 1584/85 г. сказано: «рубежи» (границы) Шуйско­ го погоста неопределимы, потому что в широкой порубежной лес­ ной полосе и шуяне, и их соседи Кижского, Олонецкого и Важинского погостов «пашут лешую пашню [возделывают подсеку - А. Ж.] хто где поспел», поэтому и лес между погостами «не делен». И в случае с сенокосами писцы указали на ту же причину невозможности опре­ делить границы для разверстки сенокосов между порубежными де­ ревнями этих погостов, отчего местные «порубежные жители» пред­ почитают сами ежегодно «ровнять» покосы между собой13, так как, отметим уже мы причину «ровнения», - состав семей и их хозяй­ ственные возможности изменялись год от года. Поэтому же, когда по­ сле страшного «разорения» от интервентов, в 1615-1618 гг. писцы Петр Воейков и Иван Лговский не только переписали население Заонежских погостов, но и особенно тщательно и придирчиво проверя­ ли права на владения угодьями местных хозяйственных субъектов, то в отношении границ и порубежной подсеки и сенокосов Шуйского и 1 Российский государственный архив древних актов [Далее - РГАДА] .

Ф. 1209. Поместный приказ, вотчинная канцелярия, вотчинный департа­ мент. Оп. 3. Д. 16932. Писцовая книга дворцовых Заонежских погостов 1584/85 г. Фрагмент. Подлинный список. Л. 185 об.-186 .

смежных с ним Кижского, Олонецкого и Важинского погостов они вынужденно повторили все прежние утверждения14 .

Внутри же самого Шуйского погоста такой свободный порядок природопользования всеми без исключения шуянами распростра­ нялся даже на рыбные ловли в многочисленных озерах и реках по­ госта. Поэтому уже в писцовой книге 1563 г. писец А. Лихачев отме­ тил полное признание данного факта государством: по челобитью шуян «даны те озера и речки в оброк. всем царя и великого кня­ зя крестьяном и монастырским, и своеземцом без омены». Писец лишь предписал «верстатись им угодьи и оброком пообежно повытно», т. е. самим распределять доли-«выти» угодий и налогов, в соот­ ветствии с определенной им налоговой нагрузкой (в обжах) по каж­ дой боярщине-общине15. И наоборот, в отношении олонецких сямозерцев, или промыслов кижан на Онежском и других озерах писец скрупулезно определил доли каждой боярщины или вотчины в рыб­ ном промысле - по числу неводов и «участков», приходившихся на их деревни и общины16 .

В переписях не зря отмечены деревенские участки природополь­ зования. Такое положение могло возникнуть в том случае, если был известен основатель поселения, а окрестными угодьями продолжа­ ли владеть проживавшие здесь же его прямые потомки. И действи­ тельно, переписывая Заонежские погосты, писцы не раз называли селения в манере «Ивашково сиденье» или «Сенкино посиденье»: в новгородской традиции сиденье (посиденье) равнозначно терминам починок и заимка, распространенным во Владимиро-Суздальской (Московской) Руси. Такие по типу новгородские названия широ­ ко бытовали в переписях Олонецкого погоста, Пудожского края, 1 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 8554. «Книга Новгородцкого уезда Олонеским дворцовым погостом писма и меры Петра Ивановича Воейкова да диака Ивана Лговского 124-го и 125-го году, да туто же книга писма и меры одново диака Ивана Лговского заонежскому Андомскому пого­ сту да Оштинскому стану дворцовым же погостом 127-го году», 1615/16­ 1616/17 - 1618/19 гг. Подлинник. [Далее - ПК 1615-18 гг.]. Л. 154 .

1 ПК 1563 г. С. 123-124 .

1 Там же. С. 58, 62, 64, 74-75 (Олонецкий погост), 129, 131, 134-137 (Кижский погост) .

Заонежского полуострова, т. е. везде, - и вновь кроме Шуйского по­ госта. Отсутствие здесь деревень-посидений означает, что основа­ ние их было делом не отдельного человека, а большого коллективаобщины .

Приведенный точный материал переписей XV I-X VII вв. позво­ ляет нам прийти к выводу о том, что природопользование и даже основание деревень в Шуйском погосте носило ярко выраженные архаичные черты, поддерживаемые жителями веками. Они четко, выпукло обозначились в одинаковом подходе и к установлению гра­ ниц в виде широкой лесной полосы между погостами, и к разработ­ ке подсеки и сенных угодий «хто где поспел», и рыболовных про­ мыслов «всем без омены», и даже к основанию деревень. Традиции эти более всего соответствуют условиям родоплеменного строя, не­ жели более поздним межобщиным отношениям, системно разви­ вавшимся в орбите феодализма. С нашей точки зрения, родопле­ менные традиции принесли в Прионежье переселенцы с коренных земель веси в Присвирье: в X III-X IV вв. у веси еще сохранялись многие родоплеменные черты и особенности. Российская государ­ ственность в форме Великого Новгорода, затем Московской держа­ вы данные традиции признала, поэтому они и дожили до XVII в.1 7 Население непосредственно примыкавшего к Шуе бассейна Святреки отчасти придерживалось шуйских правил при разработ­ ке подсеки и сенокоса. В отличие от него, жители КрошнозерскоМиккельской водной системы данных традиций не придержива­ лись: здесь, как и на Сямозере, по крайней мере, уже в XV I-X VII вв .

господствовал участковый принцип природопользования. И с точ­ ки зрения истории, как социально-политической, так и этнокультур­ ной, все Средневековье и начало Нового времени изучаемый район не представлял единства. Его западная и центральная части входи­ ли в Рождественский Олонецкий погост, а восточное Святозеро - в Воскресенский Важинский погост .

1 Жуков А. Ю. Традиционное природопользование крестьян западного Прионежья (на примере Шуйского погоста в XIII-XVIII вв.) // Современ­ ная наука о вепсах: достижения и перспективы (памяти Н. И. Богданова) .

Петрозаводск, 2006. С. 213-215 .

По новгородской традиции центры погостов-районов также на­ зывались погостами. Олонецкий и Важинский погосты-центры яв­ лялись одними из древнейших на древневепсских землях. Они су­ ществовали по крайней мере в середине XIII в. и как таковые были зафиксированы в приписке «А се Обонезьскыи ряд» к знамени­ тому Уставу князя Святослава Ольговича: Во Олонци и На Свири (в новгородской Кормчей книге, ее сохранившийся экземпляр на пергамене создавался не позднее 1280-х гг.)18. Там же значится по­ гост В Юсколе - это центр будущей Юксольской волости Остречинского погоста; очевидно, центр в самих Остречинах возник позд­ нее19. Центры названы географически, по местности, а не по именам древневепсских старейшин (как на коренных землях веси), потому что их погосты-районы сами являлись результатом тогдашних коло­ низационных усилий вепсских общин по освоению северной пери­ ферии своих земель .

Только впоследствии, но также в новгородское время, очевидно, в X IV -X V вв. очередь дошла до крестьянского освоения более се­ верных окраин. Во всяком случае, найденная при раскопках в Нов­ городе грамота на бересте № 131 (XIV в.) упоминает шуйскую ар­ тель рыбаков и сямозерцев, которые приехали в Новгород погово­ рить с вотчинником об уплате податей20. По времени составления она относится к этапу наиболее масштабной новгородской колони­ зации Севера его знатью и епархией21. Например, посаднику Ива­ ну Григорьевичу (умер в 1467 г.) и его вдове боярыне Настасье (о ней подробнее речь пойдет ниже) в Обонежье принадлежали вот­ чины на Водле, на Свири и Ояти в Пиркинском погосте, в Олонец­ ком погосте, в том числе на Сямозере, в Шуйском погосте (по пе­ реписи 1563 г.)22. Их месторасположение полностью совпадает с географией вотчин, которые в XIV в. посетил сборщик боярских 1 Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв. М., 1976. С. 147-148 .

1 Там же. С. 148 .

2 Арциховский А. В. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1953-1954 гг.). М., 1958. С. 68-71 .

2 Бернадский В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV в. М.; Л.,

1961. С. 53, 57, 74 .

2 ПК 1563 г. С. 57-58, 64-65, 77, 119, 168-170, 175-182 .

податей грамоты на бересте № 131. Поэтому мы пришли к выво­ ду, что на бересте зафиксированы владения семьи боярского рода Захарьевичей - прямых предков посадника Ивана Григорьевича23 .

Боярщины-общины на этих землях и описала перепись 1563 г., прав­ да, «письмо» Олонецкого погоста сохранилось не полностью .

А Святозеро - северную окраину Важинского погоста и буду­ щую зону проживания людиков - перепись 1563 г. зафиксировала в качестве боярщины Оксиньинской М икитины жены Есипова. Надо сказать, что земли Важинского погоста оказались поделены в целом поровну между двумя главными политическими группировками ве­ чевой республики Великого Новгорода. К прусско-плотницой груп­ пировке принадлежали названная Аксинья, жена боярина Микиты Есиповича Василистина, и посадник Иван Захарович Овчинов, к со­ юзным же между собой Сланинскому и Неревскому концам Новго­ рода - Микита Афанасьевич Грузов и Никита Лаврентьев24. Через Аксинью, как видим, первая властная группировка контролирова­ ла водно-сухопутный путь с Важинки через водораздел на Святозеро. По берегам важнейшей торговой трассы Шуи, в Шуйском по­ госте также наблюдалось принципиальное равенство: Славну и Неревский конец представляли М. А. Грузов и «дуэт» Никиты Лаврен­ тьева и Кузьмы Вангина (с общими деревнями), против них «игра­ ли» боярин Лука Федоров и Настасья, вдова Ивана Григорьевича из прусско-плотницкой группировки25 .

В 1478 г. вел. князь Иван III Васильевич упразднил независи­ мость Великого Новгорода, и земли новгородских светских вотчин­ ников стали государевыми. В московскую перепись Ю. К. Сабуро­ ва 1496 г. Аксиньинская община-боярщина состояла из 11 живущих деревень. К середине XVI в. возник ряд починков, в том числе и На Важенской дороге (ныне дер. Важинская Пристань)26: уже тогда 2 Жуков А. Ю. Сямозерье в XIV-XVII вв. // История и культура Сямозерья. С. 41-59 .

2 Жуков А. Ю. Самоуправление в политике России: Карелия в XII - на­ чале XVII в. Петрозаводск, 2013. С. 198 .

2 Там же. С. 197 .

2 ПК 1563 г. С. 89-90 .

между Святозером и Важинами имелся сухопутный путь, который и поныне ведет к Верхним Важинам в верховье Важинки. По дороге, очевидно, и происходила постоянная «подпитка» деревень Святозера вепсами (позднее - карелизировавшимися вепсами) из важинского Присвирья. Ее причинами можно предположить и освоение зе­ мель, и наследственные права владения, и брачные связи27 .

Основной корпус деревень Святозерской общины сложился в XV - первой половине XVI в. В дальнейшем этот состав изменял­ ся незначительно. Мы проследили его судьбу с конца XV по нача­ ло XVIII вв., оформив результаты в Таблицу 1 Приложения, поэтому отсылаем читателя к нему28. Конечно, для начального этапа корпус еще подвижен вследствие продолжавшегося внешнего и внутрен­ него освоения района. Вместе с тем укажем, что в дальнейшем до­ вольно компактно расположенная Святозерская община-боярщина смогла сохранить обособленное положение: в XVI в. святозерцы объединились в приход, в начале XVII в. - в «выставку-волостку», а в начале XVIII в. - уже в отдельный погост .

Интересно, что еще в переписи 1563 г. Аксиньинская боярщина называется «волостька» и «волость», - и не случайно. Главное из­ менение в бывшей боярщине состояло в том, что к 1563 г. в первой деревне На Свято-озере встала церковь во имя св. Николая. Ины­ ми словами, между 1496-1563 гг. возникла Никольская Святозерская волость Важинского погоста. Следующая перепись 1582 г. вы­ делила Святозерскую волость под особым заголовком «Оксиньинская волость Микитины жены Есипова»29. Последняя перепись, как и перепись 1615-1618 гг., последовательно отражали состоя­ ние Пряжинского района в Первую шведскую интервенцию конца 1570-х -1595 гг. и Вторую шведскую интервенцию 1610-х-1617 гг .

Для нас анализ их сведений важен для обоснования положения о приходе переселенцев-карелов в запустевшие деревни .

2 ПК 1563 г. С. 89-90 .

2 В последнем столбце Таблицы 1 помещены данные за 1707 г. и отме­ чено нынешнее положение, в том числе карельские названия, предоставлен­ ные одним из авторов данного сборника топонимистом Д. В. Кузьминым .

2 ПК 1582 г. С. 87-115 .

Во время опустошительного рейда 1581 г. «немецких людей»шведов по Онежско-Ладожскому Межозерью30 центр волости П о­ гост на озере на Святе был сожжен полностью. Пепелища отме­ чали место Никольской церкви, четырех дворов священника и при­ чта и пяти келий мирской богадельни (ранее в них жили «нищие, питались от церкви Божьей»). Интервенцию 1610-х гг. сам погост смог пережить: на нем стояли возрожденная церковь, во дворах поп, причт, а в келье - нищие31. Судьба соседней дер. У погоста на озере на Святе также трагична: в 1582 г. - 2 дв. кр. и 7 м. дв. (дворы сожг­ ли, людей убили шведы); в 1610-х гг. - дер. Н а погосте в на Святеозере, 2 дв. кр. и 2 м. дв. (но без указания шведов: видимо, места дворовые - следы предыдущего опустошения). Далее, в Таблице 1 мы объединяем это поселение с дер. 1496 и 1563 гг. Н а Святе же озере (во дв. Якушко Нефедьев), так как на 1582 г. иных «продолжа­ телей» последней деревни не выявлено .

Затем, после поселений погоста в 1563 г. записана дер. Н а Святе же озере в Каряндеси словет Олешькин наволок, жильцы Ивашка Ер­ молин, Сенка Яковлев и Микитка Иванов. А по переписи 1582 г. два первых крестьянина жили в дер.

Бородин наволок на Святе-озере:

они были убиты шведами, остались пепелища (2 м. дв.); в 1610-х гг. это Бородин наволок, а Бурдаево тож на Святе-озере: 1 дв. кр. .

1 дв. боб. и 4 м. дв. (вина шведов не указана)32. Третий жилец, М и­ китка, видимо, имел сына Тимошку, который по 1581 г. проживал в новой дер. Керан-наволок: его убили шведы, а двор сожгли. Во всяком случае, по всей совокупности сведений, методом исключе­ ния, мы не можем сопоставить Тимофея и Керан-наволок никак иначе. В 1610-х гг. его Керен-наволок возродился (1 дв. кр., 2 кр.)33 .

Но, как помним, в 1563 г. уже существовал и поч. Н а Керендизнаволоке (живут «Микулка пасынок да Ивашка Малой», отчества 3 Карты шведских походов в Северную Россию в Первую шведскую интервенцию. см.: Kirkinen H. Karjala idan ja lannen valissa. Helsinki, 1976 .

II. Karjala taistelukenttana. S. 123, 134-135 .

3 ПК 1582 г. С. 105; ПК 1615-18 гг. Л. 906 об.-907 .

3 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 910 об .

3 ПК 1582 г. С. 105; ПК 1615-18 гг. Л. 908-908 об .

не указаны). И оказывается, в Бородине наволоке проживали так­ же «на тех же местех на Лубеникех»: отмечены 4 м. дв. сожженных шведами убитых жильцов, в том числе Ивашки Яковлева: видимо, он и являлся Ивашком Малым 1563 г.)34, - поэтому перепись 1582 г .

и не фиксировала отдельно «продолжателя» починка: он вошел в Бородин наволок (местность в Лубениках) (Таблица 1) .

Другую связку селений 1563 г. представляют дер. Н а Святе же озере на Круговое горе (жили Бориско Самсонов, Харитонко И ев­ лев, Гришка Ларионов и Федотко Сысоев) и запустевший поч. На Святе-озере над Лысковскою горою в концы Самсоновской, т. е .

починок поставлен около первой деревни, названной по отчеству жильца. В 1582 г. починок превратился в пуст. Самсонова на Лысковой горе на Святе ж, жил Самсонко Васильев (отец Бориса, умер в 1562/63 г.). Деревня же распалась надвое: во-первых, дер .

Н а Святе же озере Васьяна Савостьянова на Курьевой горе (1 кр .

дв. и 2 м. дв. Харитонка Иевлева и Степанка да Савки Харитоно­ вых - сожжены, жильцов убили шведы), - а во-вторых, дер. Осташа Савостьянова на Святе ж 35 с 2 дв. кр., Михалки Ларивонова и м. дв. Федки Сысоева, но он жив, живет тут же, у Ю рка Сусенова. В 1610 -х гг. деревни вновь объединились: Н а Святе же озере Вокья Савастьянова на Курьеве горе (1 дв. кр., 1 дв. п.) записана вместе с дер. Осташа Савастьянова на Святе ж озере (1 дв. кр., 1 дв. п.)36 .

Следующая дер. На Святе же озере в Петрокове наволоке ныне словет Кетроев наволок в 2 дв. кр. Иванки Ортема [так в тексте А. Ж.] и Луки Федорова, в 1582 г. под названием дер. Пракой-наволок стояла пустой, с двумя м. дв. Иванка Ортемова и брата Луки Федоро­ ва: дворы сожгли, людей убили шведы; в 1610-е гг. она превратилась в пуст. Что была деревня Прокой-наволок (2 м. дв., дворы сожгли, лю­ дей убили шведы)37 .

3 ПК 1563 г. С. 90; ПК 1582 г. С. 106 .

3 Севастьян - отец основателя деревни Василия-Васьяна и АстафияОсташа, дед Самсона, прадед Бориса .

3 ПК 1582 г. С. 106-107; ПК 1615-18 гг. Л. 911 об.-912 об .

3 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 910 об .

После Петракова (Кетроева) наволока писец перешел к описа­ нию Салмы - пролива между Святозером и Пелдожским. Дер. На Свете же озере в Салме Гришкинская, жили Микитка Микитин, его брат Онашко и Омелец Максимов; по соседству располагалась дер. Н а том же озере в Наволоке с Онтонком Микитиным. В 1582 г .

А. В. Плещеев объединил их в одну дер. На Салме: всего 2 дв. кр .

Юшки Онтонова и Гришки Микитина и 4 м. дв. - шведы убили пяте­ рых крестьян, в том числе вышеназванных Микитку и Онанка Микитиных и Омельянка Максимова, а дворы сожгли. В 1610-х гг. де­ ревня превратилась в пуст. Что была деревня На Салме с 8-ю м. дв .

(вновь уничтожили шведы), но П. Воейков дал льготу на 3 года но­ вому крестьянину, который здесь ставил двор и поднимал пашню38 .

Третью пару деревень 1563 г. На том же озере в Салме (во дв. Якуш Ларивонов) и На том же озере в Салме же Осташевская (во дв. Да­ нилко Ларивонов) мы сравниваем методом исключения только с одной деревней 1582 г. На Святе же Лахта Губа с 1 дв. кр. и пятью м. дв. (в том числе Микитки Ларивонова) - дворы сожгли, людей убили шведы .

В 1610-х гг. деревня погибла: пуст. Что была деревня на Святе ж озе­ ре Лахта Губа с 6-ю м. дв. погибших от шведов жителей39. С топони­ мом ‘губа’ связано еще одно название. Это поч. Захарьина Губа 1582 г .

с 1 м. дв.: он не идентифицируется ни с одним из поселений 1496­ 1563 гг. ни по названию, ни по бывшим его жильцам братьям Захарьи­ ным; в 1610-е гг. - это пуст. Что был починок Захарьина Губа, «а ныне»

в нем ставится 1 дв. кр.40 Местоположение давно запустевшего поселе­ ния не определено, помещено в конце Таблицы 1 .

Особенность всех этих названий в том, что в совокупности они маркируют на еще одно направление освоения Святозера - с вос­ тока, игравшее вспомогательную роль. Губа (залив) - название, ко­ торое было характерно для заливов Онежского озера и деревень по его берегам, его заимствовали и карелы-людики; собственно, в за­ падном Прионежье губами маркируется территория проживания лю­ диков (отчасти - и ливвиков). Русифицированный же термин 'лахта' 3 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 911-911 об .

3 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 911 .

4 ПК 1582 г. С. 105; ПК 1615-18 гг. Л. 908 .

восходит к вепсской и карельской лексеме laht, lahti в значении за­ лив4. Название деревни Лахта Губа - тавтология, фиксирующая, впрочем, подселение с востока в изначально вепсские деревни В Салме. Коренные жители и часть переселенцев Оставшевской деревни погибли в 1581 г., но ее новый единственный жилец Ивашка Елиза­ ров (перепись 1563 г. не отметила ни одного Елизара или Елизаро­ ва) смог передать в названии деревни смешанное обозначение залива .

Нынешнее ее карельское название Lahtenkyla не поддерживает вто­ рую часть ‘губа’. Конечно, мы не можем сказать, насколько эти пе­ реселенцы были уже «карелизированы». Но наше предположение об «онежском следе» усиливается наличием Захарьиной Губы - почин­ ка, не существовавшего в 1563 г.: в данном случае, новое поселение не нуждалось в двойном этническом маркере ‘лахта губа’, переселен­ цы Захарьины сразу избрали онежский топоним губа .

Дер. Н а том же озере словет на Наволоке (жил Алексийко Прокофьев) к 1582 г. обрела «имя»: Тарасков наволок - 1 дв. кр. и 4 м. дв. трех братьев Алексеевых и их дяди Ондрюшки Прокофьева (убиты шведами, дворы сожжены); в 1610-е гг. в Тараскове наволоке стоял 1 дв. кр., и рядом пять м. дв., жильцов убили «немецкие и ли­ товские люди». Первые - шведы, а вторые - это казаки-«черкасы»

из Речи Посполитой42 .

4 Например, на востоке Карелии в Водлозерье господствуют «лахты»:

водлозеры-русские наследуют и первопоселенцам-вепсам, затем обрусев­ шим, и пришедшим сюда собственно русским из новгородских земель. О губе и вепсско-карельской лексеме laht, lahti см.: Муллонен И. И. Топони­ мия Присвирья... С. 165 .

4 ПК 1582 г. С. 107; ПК 1615-18 гг. Л. 912 об. «Черкасы» («литовские люди») - это украинские (запорожские) казаки полковника Барыша Польца, подданные Короны Польской (с ее сечевых земель под Киевом Вели­ кого княжества Литовского), нанятые шведами в 1613 г. для продолжения своей интервенции на севере России. Черкасы прошли кровавым рейдом по деревням через Андому, Каргополь, Холмогоры, Сумской острог (но все эти остроги и крепости русские отстояли), были разбиты на Падмозере у Толвуйского острога и окончательно - под Олонецким острогом, у олонецкого села Горы и у свирской Сермаксы в 1614 г. русскими каза­ ками и ногаями под командованием ногайского мурзы на русской службе Наконец, отмечены два запустевших к 1496 г. поселения На Святе ж озере в Кедровом наволоке. К 1563 г. возродились: 3 дв. кр., жили в том числе Матвейко Микулин и Микулка Федоров. В 1582 г. - это дер .

Корендин наволок: 4 дв. кр., но они поставлены «внове» (видимо, по­ сле сожжения шведами старых), 1 м. дв. (сожжен, убиты), а возроди­ ли деревню их сыновья Васюк и Яков Матвеевы и Иванко Микулин;

в 1610-х гг.: дер. Коредин наволок в 2 дв. кр., 1 дв. боб.43 В переписи 1707 г. она названа дер. Коренин наволок, а в переписи 1726 г. - дер .

Кореика, а Вашиков наволок тож (ныне - Вашаково). В 1707 же году перепись впервые назвала дер. Кара (ныне - часть дер. Вашаково)44 (см.: Таблица 1) .

В заключении А. Лихачев описал починки. Кроме вышеприве­ денных, отмечен поч. На Калмой-лахте в 3 дв. кр., жили в том чис­ ле Гришка Яхнов и его брат Якуш. К 1582 г. поч. Колма-наволок, что жил Родивонко да Тимошко Яковлевы запустел (причина не указана), а к 1610-м гг. и вовсе превратился в пустошь с тем же названием45 .

Поч. Палва на Святе же в 1582 г. запустел: 2 м. дв. (сожжены, жиль­ цов убили шведы); к 1610-м гг. он возродился: дер. Что был починок Палва на Святе ж озере в 1 дв. кр.46В 1582 г. отмечены два починка на

Сигнаволоке, восходящих по составу жильцов к Сиг-наволоку 1563 г.:

поч. Сиговой наволок и [поч.] Сигов наволок (по 1 дв. кр.); в 1610-х гг .

Барая Кутумова (История Карелии с древнейших времен до наших дней .

С. 117 (карта), 118-119). Карты шведских и черкасского походов в Север­ ную Россию во Вторую шведскую интервенцию см. также: Kirkinen H .

Ibid. S. 134-135, 256, 272 .

4 ПК 1582 г. С. 105; ПК 1615-18 гг. Л. 907 об .

4 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 8579. «707-го году. Книга переписная Алексея Федоровича Головина да Андрона Васильевича Апрелева за их руками». 1707 г. Подлинник [Далее - ПК 1707 г.]. Л. 404-404 об.; РГА­ ДА. Ф. 350. Ландратские книги и ревизские сказки. Оп. 2. 1719-1763 гг .

Сказки и переписные книги I-III ревизий. Д. 2371. 1726 г. «Книга имянная Олонецкого уезда о душах мужеска полу в Высший Сенат погостом, которые приписаны к Олонецким Петровским и ко всем заводам». Под­ линник. Л. 111-112 .

4 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 909 об .

4 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 909 .

П. Воейков их объединил в одну дер. Что был починок Сиговой наво­ лок да починок Другой Сиговой наволок в 4 дв. кр., отметив, что раньше они были расписаны на два починка, «а по сказке крестьян и по осмо­ тру» другого починка «не сыскано», и теперь они «списаны вместе»47 .

Наконец, вышеотмеченный поч. 1563 г. Н а Важенской дороге в 1582 г. назван починком Важинская пристань: он запустел, его един­ ственного жильца в 1581 г. убили шведы, а двор сожгли; в 1610-е гг. это уже дер. Что был починок Важенская пристань в 2 дв. кр.4 8 Последним в 1563 г. указан поч. Н а Сюрине горе (Иванко Трофи­ мов, Поташко Трофимов и др.), в 1582 г. он стал дер. На Святе же Корья гора: 2 дв. кр. (крестьяне «хоромы ставят ново») и 4 сожжен­ ных м. дв. пяти убитых шведами крестьян, в том числе Поташка да Ивашка Трофимовых; в 1610-е гг. Н а Святе же Корья гора, а Сюрья тож: 3 дв. кр. и 4 дв. боб. - оно стало самым крупным (кроме по­ госта) поселением Святозерской волости49. Обратим внимание, что переданное кириллицей вепсское 'сюрья'50 .

Таков состав Святозерской боярщины, затем Святозерской воло­ сти. Анализ писцового делопроизводства доказывает, что именно в 4 ПК 1582 г. С. 105-106; ПК 1615-18 гг. Л. 908 об.-909 .

4 ПК 1582 г. С. 105; ПК 1615-18 гг. Л. 908 об .

4 ПК 1582 г. С. 106; ПК 1615-18 гг. Л. 910 .

5 Вепсская топооснова surj передается как сюрья в поздних топонимах, в ранней передаче - сурья (Муллонен И. И. Топонимия Присвирья... С. 61 (и таблица). Но поздняя передача й звучит уже в 1563 г. в названии Сюрина гора. Вместе с тем даже в 1582 г. главная деревня в Лососинской боярщине Настасьи Ивановой жены Григорьева называлась У Лососина озерка, в Сурье тож, след Игнатка Ки[ри]лова; но тогда же в Олонецком погосте суще­ ствовали дер. На Сюрьинской горе на реке Мегреге и пуст. На Сурье СеливанкаНикифорова (ПК 1582 г. С. 39, 46, 140). Затем, в написанной местными олончанами в 1667 г. «Переписной книге корельских выходецев» в названи­ ях мегрегских деревень везде значилась сюрья: На Сюрьи-речке Федоров на­ волок; В концы Сюрьи; На Сюрьи ж (РГАДА. Ф. 137. Боярские и городовые книги. Оп. Поместный приказ. Д. 3. Переписная книга карел-зарубежных выходцев в Олонецком и Заонежских погостах Олонецкого уезда, 1667 г .

Подлинник [Далее - ПК 1667 г.]). Видимо, XVI в. и, может быть, первая половина XVII в. являлись рубежным временем, когда происходила замена формы сурья на сюрья .

последние десятилетия XVI - начале XVII вв. коренное население Святозера понесло тяжелейшие потери, причиненные шведами. П о­ страдали и карелы, которые успели переселиться на запустевшие земли, пополняя поредевшее местное население. Но, конечно, наи­ больший ущерб нанес рейд 1581 г. На карте финского исследовате­ ля Хейкки Кирконена этот рейд показан не полностью: от завоеван­ ного в 1580 г. города Корела (Кексгольм, ныне Приозерск) через Ла­ дожское озеро на Салми, от него - удар через Тулмозеро по Семчезеру и Сельгам, затем интервенты повернули на юг, опустошая весь западный берег Онежского озера до истока Свири, по ней вниз до Пиркинич, а оттуда нанесли два удара - по Олонцу и Сермаксе, - и возвратились в захваченный Корельский уезд (у шведов - Кексгольмский лен)51. Наши данные позволяют утверждать, что первый раз шведы разделились в Шуйском погосте: часть из них двинулась по Шуйской дороге, опустошая бассейн Святреки, в том числе Святозеро, а далее вышла к Сямозерью .

Может быть, название дер. Пракой-наволок (вместо ПетраковКетроев наволок) тоже отражало этнический процесс - начало при­ хода на Святозеро первых карелов. Перепись 1563 г. не назвала ни одного из святозерцев корелянином, т. е. карелом из Корельского уезда. Поэтому есть основание полагать, что первые карелы приш­ ли на Святозеро между 1563 г. и 1581 г. - годом жестокого шведско­ го рейда; они не только подселялись, но и сумели основать починок .

И действительно, начало массовому бегству карелов из Корельского уезда положили кровавые шведские рейды туда с 1570-х гг.52 - тог­ да, видимо, первые карелы-переселенцы и пришли на Святозеро, пользуясь путем по Маньге .

К сожалению, кроме полных данных за 1610-е гг., мы не име­ ем других переписей Святозерской волости XVII в. Впрочем, из­ вестно, что карелы переселялись на Святозеро и после Столбовского мира со Швецией 1617 г. Например, в «Списке» перебеж­ чиков из Кексгольмского лена в Россию по сыску Ивана Ушакова 5 Kirkinen H. Ibid. S. 123 .

5 История Карелии с древнейших времен до наших дней. С. 104, 136-137 .

и подьячего Богдана Воломского 1627/28 г. (приложен к «Донесе­ нию» о перебежчиках от 1629 г., ранее 30 июня, новгородских во­ евод боярина кн. Дмитрия Михайлович Пожарского и Моисея Фе­ доровича Глебова) читаем: «Онофрейко Тимофеев с семьей из Корельского уезда Шуйстамского погоста [Суйстамо - А. Ж. ] деревни Савины Вараки вышел в 130-м [1621/22] году в Святозерскую во­ лость; Федка Иванов с семьей из Новгородского уезда Лопских по­ гостов деревни Кебет-озеро от разоренья сшел в Корельский уезд Сердовольский погост, в деревне Карбозеро жил 6 лет, вышел в 134-м [1625/26] году в Святозерский погост; Федка Иванов с се­ мьей из Корельского уезда Иломанского погоста деревни Макулы вышел в 135-м [1626/27] году в Святозерский погост в деревню Мелентейкову [? - видимо, местное название]»53 .

В данном источнике понятия волость и погост синонимичны и конкретно обозначают выставку-волостку Святозеро Важинского погоста. «Выставкой-волосткой Святозерской» волость стала по «Жалованной грамоте» ей царя Михаила Федоровича 1617/18 г. Н о­ вый статус в рамках местного самоуправления означал, что теперь старосты центрального Важинского погоста не имели права распре­ делять среди святозерцев и взыскивать налоги, отправлять за их счет различные государственные повинности, а также не могли контро­ лировать местное землепользование и промысловые угодья. Все эти важнейшие взаимоотношения Святозерской общины с государством и внутри выставки переходили теперь в руки самих святозерцев, к их самоуправлению в лице избранных старост и «лучших людей» .

Ранее такие же широкие права выставки-волостки получило самоу­ правление Сямозерской и Шимозерской волостей, освобожденных от власти старост Олонецкого и Оштинского погостов. Впрочем, все выставки остались в границах своих погостов54. Самоуправ­ лению выставок, конечно, было выгодно зазывать на пустующие 5 РГАДА. Ф. 96. Сношения со Швециею. Оп. 1. 1629 г. Д. 1. Л. 356-358 (донесение), 375-376 (сведения о Святозерской волости в приложенииСписке») .

5 ПК 1615-18 гг. Л. 72-93 (Сямозеро), 666 об.-701 (Шимозеро), 906­ 916 об. (Святозеро) .

земли переселенцев: общие размеры налогов определяли нечастые переписи, а в годы между ними чем населеннее становилась во­ лость, тем меньшая сумма налогов приходилась на каждую семью .

Несомненно, данная неизменная политика государства усиливала приток карелов .

Самостоятельный статус давал возможность святозерскому са­ моуправлению даже «припрятывать» у себя до следующей общей переписи переселенцев-карелов. Так, из локальной переписи каре­ лов - «зарубежных выходцев», проведенной по указу царя в Оло­ нецком уезде в 1667 г., узнаем, что святозерцы назвали только две такие семьи карелов, да и те являлись бедняками (жили «на подво­ рье», без своих дворов и земельных участков), а других «корелских выходцев на пашне и в тягле у них нет»55. Невероятно, чтобы на Святозеро не приходили карелы, массою бежавшие из Кексгольмского лена во время Русско-шведской войны 1657-1659 гг. и оставленные в России по Кардисскому миру 1661 г. (ниже мы приведем примеры из той же переписи по соседнему Олонецкому погосту: ему посвя­ щено более половины всего источника). Просто последняя обще­ государственная перепись прошла в 1646-1648 гг., она взяла в на­ логовое «тягло» всех тогдашних жителей, их земли и угодья, и до следующего общего «письма» (в Олонецком уезде пройдет только в 1678 г.) святозерцы не желали себе никакого нового «тягла». Они могли скрывать карелов и потому, что по переписи 1640-х гг. у них имелись пустоши и пустые деревни, облагавшиеся малым налогом5 6 (см.: Таблица 1). Очевидно, что на эти запустевшие земли прежде 5 ПК 1667 г. Л. 113-113 об .

5 Сведения о святозерских пустошах сохранились: РГАДА. Ф. 1209 .

Оп. 1. Кн. 980. «Книги переписные государевым царевым и великого кня­ зя Алексея Михайловича всея Русии Новгородского уезду Заонежским по­ гостам черным волостям, деревням и митрополичьим, и манастырским вот­ чинам, и в них дворам и крестьянским и бобыльским, переписи Ивана Про­ хоровича Писемского да подьячего Якова Еуфимьева 156 и 155 году, а что в котором погосте сел государевных и починков и в них дворов крестьянских и бобыльских, и во дворех людей по имяном и з детми, и з братьею, и с пле­ мянники, и со внучатами, и с подсоседники, то писано в книге сей имянно», 1646/47-1647/48 г. Подлинник [Далее - ПК 1646-48 гг.]. Л. 558-558 об .

всего и селились беглецы-карелы, пользуясь их льготным налого­ обложением .

Отдельными погостами Святозеро и Сямозеро стали при Петре I, по переписи 1709 г.5 До этого к концу XVII в. определился и новый центр Святозерской выставки дер. Погоское Поле. По архивным ис­ точникам, впервые «Погоцкое Поле» значилось в «крепости» (дол­ говой закладной расписке) от 9 мая 1699 г.: местный крестьян Карп Федотов занял 1 рубль у Дмитрия Андреева, а в случае неуплаты от­ давал свою «деревню» (т. е. хозяйство с двором и участком), кото­ рую до этого купил у племянницы; в 1715 г. эту долговую распис­ ку подал на Карпа посадский человек Макарий Петров сын Воронов58. «На посад» могли записываться не только горожане Олонца, но и деревенские жители уезда, имевшие торговый промысел. Инте­ ресно, что в переписи 1707 г. впервые значилась дер. Воронова, ко­ торая следовала сразу после погоста Погоское поле, т. е. находилась рядом с ним .

А в Погоском поле в 1707 г. стояла церковь с привычным для святозерцев посвящением престола св. Николаю. Правда, к Пер­ вой ревизии начала 1720-х гг. Никольская церковь была заменена на Ильинскую, но ко Второй ревизии 1749 г. святозерцы вернулись к традиционному для них престольному почитанию св. Николая59. По подсчетам, в конце XVIII в. в Святозерском приходе Святозерского погоста Петрозаводского уезда Олонецкой губернии окормлялось 5 ПК 1707 г. Л. 430-430 об. (Святозерский погост), 339-459 об. (Сямозерский погост). Шимозерская выставка не стала отдельным погостом .

5 РГАДА. Крепостные книги местных учреждений XVI-XVIII вв .

Оп. 1. Д. 7753. Книга збору крепостных дел надсмотрщика Ивана Поно­ марева старых крепостей генваря с 1 числа 1715 году», 1717 г. Подлинные списки. Л. 17 об.-18 .

5 ПК 1707 г. Л. 430-431; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 2374. «Книга Олонец­ кого уезду церковником и других чинов разночинцом, которые во 231 году не положены». 1722/23 г. [Далее - ПК 1722/23 г.]. Подлинник. Л. 20; РГАДА .

Ф. 350. Оп. 2. Д. 2384. «Книга переписная Новгородской губернии по городу Олонцу и его уезду имеющимся при соборной, приходских и ружных церк­ вах, также и при монастырех действительным священно- и церковнослужи­ телям и их детем, учиненная в 1749 году». Подлинник. Л. 12 об .

1248 прихожан, проживавших в 154-х дворах. При этом в уезде на приход приходилось в среднем 915 прихожан и 108 дворов: Свято­ зерский приход оказался в 1,3-1,5 раза крупнее «среднестатистиче­ ского» .

Итак, проясняется история складывания этнической группы карелов-людиков на Святозере. Несмотря на два страшных опусто­ шения в годы Первой и Второй шведских интервенций, Святозерская волость, а затем выставка-волостка Святозеро смогла быстро пополниться переселенцами на свои запустевшие земли и угодья .

Одновременно действовали причины, характерные и для более ран­ него времени: еще не выбранный до конца потенциал освоения святозерских земель, наследственные права владения и брачные связи .

С запада в волость приходили карелы, а с юга, по сквозной доро­ ге с Верхних Важин к Важинской Пристани - и вепсские (карелизировавшиеся) переселенцы из присвирских важинских волостей .

Все вместе они вскоре в XVII-XVIII вв. превратились в святозерскую группу карелов-людиков, носителей южнолюдиковского диа­ лекта людиковского языка, - с говором, схожим с южнолюдиковскими говорами важинского Присвирья .

Остальные деревни бассейна Святреки входили в Олонецкий по­ гост. К сожалению, перепись 1563 г. по Олонецкому погосту сохра­ нилась не полностью, и мы не знаем по данному источнику ни их состав, ни к какой именно боярщине они принадлежали. Правда, имеется существенная зацепка: в 1563 г., среди новых починков бо­ ярщины «Настасьинской Ивановы жены Григорьева» значатся не только вышеназванные починки на Кутижме, но и большой поч .

Мангинской (4 дв., 6 кр.); в 1582 г. он указан как пустая дер. Манга наМ ангинском озере с 11-ю м. дв.: дворы сожгли, жильцов убили шведы в рейд 1581 г. К 1615-1618 гг., по окончании Второй швед­ ской интервенции, деревня возродилась: М анга на горе на М анге, 4 дв. кр., 1 дв. боб., но также и 1 дв. п., 5 м. дв. - жильцов уби­ ли, дворы сожгли «литовские люди» - черкасы. К названию имеет­ ся приписка о том, что в прежней переписи она названа «на озере на Манге»; наконец, сообщено, что от этой деревни приданы сенокосы в 14 коп. к дер. Другие Пелдушам (на оз. Пелдожском) и 9 коп. к дер. Другой Булмаевой (Эссойла, Настасьинская боярщина на Сямозере)60 .

Последнее весьма примечательно. Во-первых, в этих олонецких деревнях население (в отличие от шуян) допускало перераспределе­ ние сенокосов писцом. Во-вторых, изучая ранее Сямозерье, мы вы­ яснили, что перераспределение сена осуществлялось строго в преде­ лах общин - бывших боярщин. Так, к дер. на восточном берегу Сямозера Сямозерский погост из Настасьинской общины приписали се­ нокосы бывших ее же деревень Инжунаволок (на западном берегу) и Руги (на северном)61. На примере Маньги обнаруживается связь оло­ нецких деревень бассейна Святреки с олонецким Сямозерьем и опре­ деляется последний новгородский вотчинник - это Настасья, вдова боярина Ивана Григорьевича. Получается, что бассейн СвятозераСвятреки контролировала не только славнинская Аксинья, но и Н а­ стасья из прусско-плотницкой группировки Великого Новгорода .

Вновь мы видим весьма ревнивое отношение новгородского бояр­ ства к вотчинным успехам друг друга; собственно, и в целом полити­ ческий паритет в вечевой республике базировался на равенстве эко­ номического могущества представителей обеих группировок .

К сказанному добавим, что к востоку, в соседнем Шуйском пого­ сте «славная и богатая Настасья» владела лососевым промыслом боярщиной из деревень на оз. Лососинное с реками Лососинница и Нигиница (Лососинка и Неглинка), т. е. землями нынешнего Пе­ трозаводска с округой, а к западу - многими деревнями Сямозерья: Гал-(Гар-)наволок (Сямозерский погост), Н а Сямозере Безсуньевых и На Сямо ж озере Бучмуевых (Эссойла) и др.62 После кон­ фискации Иваном III вотчинной собственности новгородской знати, между 1542 и 1551 гг. именно на землях Настасьинской общины на Сямозере встала Успенская церковь, следовательно, образовалась государева Успенская Сямозерская волость. О сямозерской Успен­ ской церкви известно также по Жалованной грамоте новгородского 6 ПК 1563 г. С. 64; ПК 1582 г. С. 48; ПК 1615-18 гг. Л. 69 об .

6 История и культура Сямозерья. С. 103-106 (Приложение 8) .

6 ПК 1563 г. С. 119 (Лососинное); История и культура Сямозерья .

С. 55-58 (состав деревень Настасьинской боярщины в Сямозерье) .

архиепископа Александра от 25 апреля 1577 г. ее причту: храм был поставлен при владыке Феодосии II (возглавлял новгородскую ка­ федру с 18 июня 1542 г. по июнь 1551 г., когда был избран митро­ политом «Московским и всея Русии»); во-вторых, церковь являлась выставкой от главной олонецкой церкви - «старые церкви Рожде­ ства святей Богородицы»63. Возможно именно поэтому святорецкие потомки настасьинских крестьян не ставили собственную церковь:

они могли быть и прихожанами Успенской церкви, и соседней святозерской Никольской. И данные обстоятельства долгое время пре­ пятствовали им объединиться в отдельный общий приход, а одной волостью они так и не стали .

Но пока восстановим состав настасьинских деревень, применив метод ретроспективного анализа материалов по Олонецкому пого­ сту из двух переписей - 1582/83 и 1615-18 гг. В первой из них опи­ сание государевых земель не подразделялось на волости и бывшие боярщины. Зато в следующей переписи список святорецких дере­ вень помещен под отдельным заголовком: «В том же Олонецком по­ госте отхожие деревни на Святе-озере, от Олонца 50 верст» [так в тексте. Видимо, Святозеро и Пелдожское воспринимались одним озером - А. Ж.]. Ш есть из этих 10 поселений не идентифицируются с деревнями переписи 1582/83 г., являясь новыми, а четыре вполне определяются, - поэтому начнем с них .

Кроме проанализированных сведений о Маньге, обе переписи раскрывают судьбу Пелдожи, Пряжи и Киндасово. В 1582/83 г. дер .

Пелдожа на озере на Святе стояла пустой: деревню сожгли (23 м .

дв.!) и всех крестьян убили шведы; в 1615-18 гг. - это уже живущая дер. Пелтушь на озере на Святе: 3 дв. кр., 2 дв. боб. и 3 дв. п. (жиль­ цы убиты шведами), ей придано 5 коп. сена из дер. «Ватесалмы»

(она же - В Ахтесалмы на речке Иве у озера у Вангоды, ныне - это 6 ПК 1563 г. С. 57; Материалы по истории Карелии XII-XVI вв.: Сбор­ ник документов. Петрозаводск, 1941 [Далее - Материалы]. С. 252-253;

История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. (с приложениями) .

М., 2006. С. 331 .

Нижняя Салма на оз. Вагатозеро, разливе р. Шуи), - т. е. сенокос из деревни все той же Настасьинской сямозерской общины64 .

Деревня На Пряже-озере в 1582 г. имела 1 дв. кр., 1 дв. боб., 4 м. дв. (сожжены, людей убили шведы); в 1615-18 гг.: 3 дв. кр .

(люди «охудали» от шведов, освобождены на два года от налогов) и 2 м. дв. (шведы), придано 9 коп. из дер. Что была пустошь на реке на Шуе, а Киндасово тож. Само Киндасово описывалось в соста­ ве Сямозерской волости, имело 1 дв. кр. и 4 м. дв. (сожжены, люди убиты «литовскими людьми»-черкасами)65 .

Наконец, в 1582 г. описана некая пуст. Что была деревня Син­ да ж на реке на Шуе: 3 м. дв. (сожжены, людей убили шведы);

в 1615-18 гг. - это пуст. Киндош на реке на Ш уе66. Определение ее местоположения затруднено, видимо, она связана с Киндасово; пе­ реписью 1628-1631 гг. Киндошь отнесена к «пустошам, старым пу­ стотам непаханным»67 .

До своего запустения Пелдожа предстает огромной для тех лет деревней. У нас нет сомнений, что основание ее относится, по край­ ней мере, к XV в., а значит, Пелдожа являлась основным поселени­ ем Настасьинской вотчины в бассейне Святреки. По сравнению с ней, Пряжа выглядит обычной деревней. Может быть, она возникла XVI в., может быть, и ранее - все это гадательно, - главное же за­ ключается в том, что Пряжа располагалась в стороне от основной водной коммуникации, поэтому пока не развивалась так бурно .

Остальные местные деревни возникли на рубеже XV I-X VII вв .

В их названиях значатся имена основателей поселений. Дер. В Пелдушах Харитоново Посиденье на Святе-озере, Филипповская тож:

2 дв. кр. (живут братья Харитоновы, следовательно, ее основал их отец Харитон), 2 м. дв. (сожжены, людей убили шведы); придано 2,5 коп. из сямозерской дер. Н а Гал-наволоке Кирилловской 6 ПК 1582 г. С. 48; ПК 1615-18 гг. Л. 67-67об., 75 .

6 ПК 1615-18 гг. Л. 68-69 .

6 Там же. Л. 69; ПК 1582 г. С. 48 .

6 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 308. «Книги Новгородцкого уезда Заонежским дворцовым погостам, и монастырским вотчинным землям писма и меры Микиты Федоровича Панина да подьячего Семена Копылова 136 и 137 году». [1628-1631 гг.]. Подлинник [Далее - ПК 1630 г.]. Л. 109 об .

Якушева, а Качина т о ж 68. Такая приписка сена выглядит исключе­ нием, потому что дер. Кирилловская входила в общину Княщину, бывшую совместную вотчину Тимофея Матвеевича Малого Грузо­ ва из Славнинского конца Великого Новгорода и Якова, Василия и Спиридона Слизиных, представлявших союзный Славне Неревский конец столицы вечевой республики69. Впрочем, дер. Харитоновская являлась новой, а земли дер. Кирилловской лежали смежно с наста­ сьинским Сямозерским погостом, и может быть, именно поэтому возник данный казус .

Пуст. Фомино Созоново Посиденье получила 4 коп. из настасьин­ ской дер. В Картине-наволоке в Сапсе (полное правильное назва­ ние: На Сямозере в Варгине наволоке на Сяпсине, а Середняя Каргино тож - район нынешнего Шап-наволока на Сямозере)70. Дер .

Тимохи Харитоново Посиденье на озере на Святе имела 1 дв. кр., 1 дв. п. и 1 м. дв. (сожгли, семью убили шведы), придано 2 коп. из дер. Булмаево (настасьинской Эссойлы)71. Видимо, Тимофей - так­ же сын вышеназванного Харитона .

Следующее название выглядит странным: дер. Другие Пелтуши у Свято-озера, починокМ англинской тож, 3 дв. кр., 1 м. дв. (сожг­ ли, семью убили шведы), - но это не Маньга, поскольку именно из дер. М анга на озере наМ анге было придано 14 коп. сена к этим Дру­ гие Пелтуши72. Очевидно, смысл названия в том, что Другие Пелту­ ши были основаны выходцами из Маньги, являлись ее починком. И последняя новая дер. Родионово Посиденье в Пелтушах у Святаозера, 2 дв. кр., 2 м. дв. (сожжены, люди убиты шведами)73 .

Сведения переписей доказывают тесную связь «отхожих дере­ вень на Святозере» с настасьинскими деревнями Сямозерской воло­ сти. По-существу, мы описываем одну большую крестьянскую На­ стасьинскую общину, состоявшую из деревень северной окраины 6 ПК 1615-18 гг. Л. 65 об.-66 .

6 История и культура Сямозерья. С. 49-53 .

7 ПК 1615-18 гг. Л. 66, 78 .

7 Там же. Л. 66 об.-67 .

7 Там же. Л. 67 об .

7 Там же. Л. 68. Писец не указал сена, приданного или полученного от какой-либо деревни .

Олонецкого погоста. Жители общины жестоко пострадали в годы двух шведских интервенций. Как и в случае со Святозерской во­ лостью, от полного запустения ее спасало подселение в ее дерев­ ни карелов, очевидно, по Мангинской коммуникации и, в меньшей степени, карелизировавшихся вепсов, отчасти - важинских (но их, прежде всего, «перехватывала» Святозерская община), отчасти мегрегских. Последний маршрут требует обоснования .

Дело в том, что Настасьинская вотчина в Олонецком погосте не ограничивалась только северной окраиной. Она включала общины и в его центре (деревни на р. Олонке), и на западе (на Видлице и Эняйоки), и, наконец, на востоке - на Мегреге с притоком Самбатукса. Последнее для нас весьма важно, поскольку раскрывает связь Мегреги с северной общиной. Хотя перепись 1563 г. не сохранила состав сямозерских деревень Настасьинской боярщины, но писец твердо (дважды!) именовал обобщенно ее жителей: «Настасьинской волостки мегръжаны» и «настасьинские мегържаны»74, тем самым утверждая, что ее сямозерцы являлись переселенцами из ее же бо­ ярщины на Мегреге .

Данные именования никак не связаны с сямозерским мысом Мягр-наволок, поскольку все три его деревни, «предки» нынешней Курмойлы, относились к боярщине Княщина75. Зато одна из дере­ вень «настасьинских мегръжан» Безсуеньевых (1582 г.), она же На Сямо-озере Безсуньевых, а Есуевых тож (1617 г.) [ныне - Эссойла] по родовому прозвищу в названии имеет прямую аналогию с пуст. Заречье Текуевская, Езсуева тож на реке на М егреге (1617 г.) .

Эта мегрегская деревня запустела уже к 1582 г., возможно, ее жи­ тели переселились на Сямозеро. А вообще на Мегреге рядом сто­ яли три Ти(е)куевские деревни, в первой из которых, На Низу Тикуевская на реке на Мегре, проживал староста76. По средневековой традиции, местное волостное самоуправление обычно возглавлял 7 ПК 1563 г. С. 64. Другое обобщенное именование: «настасьинские сямозерцы» - по озеру (Там же. С. 58) .

7 История и культура Сямозерья. С. 87 (Таблица 1) .

7 ПК 1582 г. С. 39, 42 (Ти(е)куевские деревни), 43 (Безсуньевых на Сямозере); ПК 1615-18 гг. Л. 75 об .

глава рода, житель «старшей» деревни. Можно предположить, что мегрегский Ти(е)куевский род выделил из своей среды семью Безсуньевых-Езсуевых для закрепления рода на северной окраине .

Кстати, в одной из настасьинских же деревень на Видлице, в дер. На Видлице-речке в 1563 г. проживал Онтонко Иванов Телскуев с внуком Максимкой; в 1582 г. - это Тилкуев наволок на Видлицах же11. Мо­ жет быть, перед нами пример широкого освоения одним родом про­ странств в рамках своей, такой же «распространенной» боярщины .

Продолжим аналогии. До 1563 г. возникли починки на северовостоке Настасьинской общины В Кутежме, В Нутежме ж, В Кутежме ж, В Кутежме ж [ныне - Кутижма], а на Мегреге стояла новая дер. Кутежна (1617 г.). Через столетие, по переписи 1707 г. - это дер .

Куйтежна Самбатукской волости [ныне - Куйтежа]78. Возможно, святозерский поч. На Сюрине горе 1563 г. имеет аналогию с дер. На Сюрьинской горе на реке Мегреге (1582 г.)79. Она не встречается в сохра­ нившемся фрагменте описания боярщин Олонецкого погоста 1563 г.;

методом исключения можно предположить, что деревня принадлежа­ ла Настасьинской боярщине на Мегреге, описание которой не сохрани­ лось. Возможно, в данном случае мы также имеем дело с переселени­ ем с берегов Мегреги, но крестьяне выбрали место на Святозере с при­ вычным им ландшафтом и условиями хозяйствования .

Север Олонецкого погоста осваивался не только карелами из Корельского уезда, но и с юга погоста, с олонецкими потомками вепсских первопоселенцев. Возможно, для этого последние поль­ зовались протекавшей рядом Важинкой. Во всяком случае, обсле­ довавшие Важинско-Святозерско-Шуйскую коммуникационную трассу топонимисты реконструируют на ней целый ряд вепсских топонимических моделей, причем относительно поздних, на уровне микротопонимии80. А, например, перепись 1582 г. указала на той же 7 ПК 1563 г.С. 57; ПК 1582 г. С. 47 .

7 ПК 1563 г.С.64; ПК 1615-18 гг. Л. 75 об.; ПК 1707 г. Л. 293-294 .

7 ПК 1563 г.С. 90; ПК 1582 г. С. 39 .

8 Муллонен И. И. Формирование диалектнойкарты карельского язы­ ка // Финно-угорские языки и культуры в социокультурном ландшафте Мегреге единственного «Тараску корелянина» в дер. Порзосово Ершово на реке М егре81; данное «этно-окрашенное» прозвище предпо­ лагает вепсский состав остальных окрестных мегрегцев .

Наконец, уже прямые исторические доказательства «мегрегского следа» мы находим в волостном оформлении бассейна Святреки. Впервые ясно видимый след этот оставила Перепис­ ная книга карелов - «зарубежных выходцев» 1667 г. Конечно, ис­ точник указал не всех карелов-переселенцев. Но в нем впервые отражено внутреннее деление Олонецкого погоста на станы (объ­ единения волостей), а последних - на волости. Впервые же ука­ заны новые волости, в том числе все святорецкие. Столь важные сведения переписи мы оформили в Таблицу 2 Приложения. В ней серым фоном отражены новые единицы внутреннего администра­ тивного деления погоста, а курсивом выделены изучаемые воло­ сти и деревни. В таблице представлены все 7 третей погоста и Сямозерская выставка-волостка. Они объединяли старинные госу­ даревы и новоотписанные от митрополита в 1648 г. волости. Из первых - это Стародворцовая треть, 3 трети - бывшие деревни Конюшенного пути (Верховская Мегрегскя треть, Середняя Мегрегская треть, Низовская Путиловская треть); вторые 3 трети объединяли волости бывшей Софийской вотчины (Новоотписанная Верховская треть, М ундинская треть и Новоотписанная Низовская треть). Всего в переписи 1667 г. представлено 36 волостей, в том числе 19 новых волостей; при этом 5 волостей были разде­ лены между этими третями в силу чересполосного расположения волостных земель и деревень .

«Олонецкие отхожие деревни на Святозере», не будучи объеди­ ненными в одну волость, тем не менее с середины XVII в. состав­ ляли уже несколько местных крохотных волостей, которые входи­ ли в состав больших олонецких волостей и станов (объединения волостей). Так, деревни на притоке Мегреги р. Самбатуксы состав­ ляли Самбатукскую («Самакукскую») волость, входившую в состав России. Материалы V Всероссийской конференции финно-угроведов. Пе­ трозаводск, 25-28 июня 2014 г. Петрозаводск, 2014. С. 43 .

8 ПК 1582 г. С. 40 .

Верховской Мегрегской трети. Но из переписи 1667 г. выясняет­ ся, что тогда же и настасьинская дер. М аньга входила в эту Самбатукскую волость, так как о семье одного из карелов-переселенцев под Маньгой написано: «Поселились вновь: урочище на Курселги от Манги на 2 версты»82. Тогда же новые Пряжская (Пряжинская) и Пелдожская волости входили в Середнюю М егрегскую треть83 .

Для нас совершенно очевиден тот факт, что межобщинные связи «настасьинских мегръжан» долго сохранялись, и в XVII в. и даже в XVIII в. они отнюдь не забывались .

Так, перепись 1707 г. фиксировала местные олонецкие деревни:

в Самбатукскую волость Верховской Мегрегской трети входила дер .

Маньга84; в составе Середней Мегрегской трети: Пряжезерская во­ лость из дер. Пахомова Гора, Середняя Пряжа, Павлова и Логино­ ва Сельга; Пелдожская волость включала дер. Харитонова (пуста), Пахомово поселенье, Пелдожа, Мануйлова и Баенное озеро; новую Киндасовскую волость образовали дер. Киндасовская волость, На Святе-реке, Рига-селга, Нини-селга, Мая-селга85. К окончанию же Северной войны со Ш вецией (до 1722 г.) все волости района Пелдожа-П ряжа-М аньга-Киндасово приписали к объединенной Георги­ евской Самбатукской волости86 .

По переписи 1749 г. состав и подчиненность четырех волостей вновь изменились. Они вышли из Самбатукской волости. Мангинская волость Верховской Мегрегской трети состояла из дер. Мангинская волость, Афонасьева Сельга, Габанова, Никонова Сельга и Новая Заживка; остальные вернулись в Середнюю Мегрецкую треть: Пряжезерская волость (Пахомова, Середняя Пряжа, Павлово, Рига-селга, Баенное озеро, Мая-селга, Логинова Сельга и Нини-селга), Киндасовская волость, в которой осталась только од­ ноименная деревня, и Пелдожская волость (Пахомово поселенье, 8 ПК 1667 г. Л. 58 .

8 Там же. Л. 64 об.-65 .

8 ПК 1707 г. Л. 296-297 .

8 Там же. Л. 304-312 об .

8 ПК 1722/23 г. Л. 3-7 об Пелдожа, Мануйлова, Новая Заживка, Ребята, Остров, Иваново, Машуково, Каски-наволок, Кукойла, У Мельницы)87 .

Незавершенность внутренних административных преобразо­ ваний бассейна Святреки отражало и приходское развитие. Толь­ ко к концу XVIII в. здесь появился Пряжинский приход. Конеч­ но, это свидетельствует о том, что Пряжа наконец-то выделилась среди местных поселений в консолидирующий центр. Но Пряжинский приход Петрозаводского уезда составляли всего 619 прихожан в 103 дворах. По «населенности» он далеко уступал не только Святозерскому приходу, но даже на треть - «среднестатистическому»

в уезде. Остальные жители, следовательно, по-прежнему окормлялись в соседних приходах .

Итак, первоначально местности в бассейне Святреки (Пелдожа, Пряжа, Маньга) характеризовались их включенностью в об­ ширные вотчинные владения Настасьинских боярщин, раскинув­ шихся протяженной полосой от Мегреги и Самбатуксы через бас­ сейн Святреки к Сямозерью. И во времена Великого Новгорода, и в Московский период истории данная причина прямо приводила к усилению межобщинных связей внутри этой бывшей вотчины. Кро­ ме того, Святорецкий район находился на разветвленной и оживлен­ ной водной коммуникации. Опустошения военного лихолетья ста­ вили район в те же условия открытости к принятию переселенцев, что и соседнее Святозеро. Все эти факторы приводили к заселению деревень представителями отличающихся друг от друга этнических общностей, в различных пропорциях. Последнему способствовал и административно-территориальный фактор, являвшийся одновре­ менно и причиной, и следствием отсутствия внутренней приход­ ской и волостной консолидации. Лишь к концу XVIII в. среди мест­ ных селений начал выделяться такой центр - Пряж а, но только на уровне прихода. Эти весомые причины и привели в конечном итоге 8 РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 2378. «Книга переписная мужеска полу душ Новгородцкой губернии Олонецкого уезду, приписанных к Петровским за­ водам государственным крестьяном, которые в прежную перепись писа­ лись государственными же крестьяны, учиненная в 749-м году», 1749 г .

Л. 1-35 об .

к нынешнему чересполосному проживанию здесь и людиков, и ливвиков. Вместе с тем, те же факторы усиливали языковые процессы взаимодействия местных говоров друг с другом, равно как и взаи­ мовлияния с соседними говорами. Данные ярко проявляющиеся эт­ нокультурные особенности территории и поныне воспроизводят си­ туацию пограничности, стыка двух карелоязычных групп .

Географически, с запада общий Святозерско-Святорецкий вод­ ный бассейн граничит с общим бассейном оз. Крошнозеро р. Миккельская, а конкретно, с землями бывшей Крошнозерской во­ лост и. При этом, если на карелоязычном Святозере господствует карело-людиковский язык, а карелоязычные жители святорецких зе­ мель представлены и ливвиками, и людиками, то крошнозерцы яв­ ляются носителями карело-ливвиковского языка. Их говор близок к говору соседей-ведлозерцев. Ведлозеро находится западнее Крошнозера и принадлежит к бассейну р. Видицы. Во времена Великого Новгорода Видлица являлась «рубежной рекой» во внутриадминистративном делении вечевой республики: ее бассейн в целом отде­ лял территорию Обонежского ряда от Корельской земли. В начале

Московского периода истории практически ничего не изменилось:

по-прежнему Видлица находилась на рубеже между Заонежскими погостами Новгородского уезда и Корельским уездом. Но затем, в 1580-1595 и с 1610 г. по 1710 г. (а официально по 1721 г. - год Ништадского русско-шведского мира) бассейн Видлицы стал северным участком границы России. Все зафиксированные выше «карель­ ские выходцы» бежали из Кексгольмского лена (Корельского уез­ да) Ш веции через земли именно Видлицкого бассейна. Следова­ тельно, Крошнозерская волость подходила почти к самому русскошведскому рубежу .

В комплексном исследовании об истории и культуре Сямозерья мы уже рассмотрели подробно и историю крошнозерских деревень в X V -X V II вв., и историю самой Крошнозерской волости88. Оста­ новимся кратко лишь на важных и основных моментах, непосред­ ственно относящихся к теме данной статьи .

8 История и культура Сямозерья. С. 59-66, 69-73, 95-99 (Таблицы 5 и 6) .

По крайней мере, с XV в. до середины XVII в. земли бассейнов шуйского Крошнозера и ладожской Видлицы составляли владения Новгородской епархии - Дома св. Софии. Находясь под твердым управлением новгородского архиепископа (с 1589 г. - митрополи­ та), все земли владыки на Олонце объединялись административно в Олонецкий стан с центром на Ильинском погосте на Олонце; прак­ тически они находились на правах вотчины. Иногда московские государи и новгородские владыки обменивались своими землями .

Именно так произошло в 1648 г., когда для создания «полков нового строя» в Заонежских погостах царь Алексей Михайлович обменял свои земли, «село Королево да село Тесово з деревнями и с пустошми, с пашнею и со всеми угодьи и з доходы» на весь Олонецкий стан митрополита Авфония89. С тех пор церковно-вотчинные крошнозерцы и видличане стали государевыми; уже в середине XVII в. воз­ никла Крошнозерская волость .

В переписи 1646-48 гг. волость еще отсутствовала. Ее первое упоминание находим в челобитье солдата Крошнозерской волости, который просил дать ему в распашку урочище у Перозера, за кото­ рую крошнозерцы платят в Новоотписанной (от митрополита) Вер­ ховской трети как с четверти веревки [доли в общинном «вервном»

раскладе: община - это «вервь» - А. Ж.]90. Источник не датирован, но его крайние даты определимы. Нижняя - после января 1654 г., так как челобитье написано на имя царя Алексея Михайловича «всея Великия, Малыя и Белыя Росии самодержца», а данный титул заменил собой прежний «всея Русии» сразу после Переяславской Рады 9 января 1554 г. Верхняя дата - 1666 г., когда в уезде отмени­ ли солдатскую службу. Следовательно, Крошнозерская волость воз­ никла в промежутке 1649-(1654)-1666 гг. Но своей церкви волость не имела и в XVIII в. Очевидно, крошнозерцы являлись прихожана­ ми Никольской церкви Ведлозерской волости .

По всей видимости, приходское единство ливвиков Ведлозера и Крошнозера опиралось на главный путь пополнения населения 8 Карелия в XVII в. Сборник документов. Петрозаводск, 1948 [Далее Карелия в XVII в.]. С. 71-72 .

9 Там же. С. 76 .

Крошнозера «карельскими выходцами» - от границы через Тулмозеро и Ведлозеро. Но вообще долговременный процесс становления ливвиков следует начинать с его предыстории. Ее освещают более ранние источники, прежде всего Писцовая книга Корельского уез­ да 1500 г. Анализ ее данных показывает, что со времени «старого письма» (первой переписи 1480-х гг.), и особенно в войну «за Вы­ борг», почти на всей территории Корельского уезда (создан по «но­ вому письму» в 1500 г.) наблюдалась убыль населения и количества единиц налогообложения (обжей, луков), - везде, кроме двух окра­ инных погостов: северного Ильинского Иломанского и самого вос­ точного Воскресенского Соломенского (Салми). А именно, населе­ ние выросло на 6 % на Иломанце и на 8,6 % в Салми; те же процен­ ты дает рост луков. При этом количество деревень в обоих погостах выросло на треть: на 38 % в Иломанском и на 33 % в Соломенском;

кроме того, в деревнях росло число дворов - на 3,2 % и целых 34 % соответственно91 .

Проанализированные данные переписи 1500 г. открывают для нас два важных факта. Во-первых, к началу XVI в. в Соломенском и Иломанском погостах еще не завершился внешний процесс их экс­ тенсивной колонизации (рост числа деревень), но уже тогда шел и внутренний процесс интенсивного освоения (увеличение «дворности» деревень): на Иломанце он только начался, а в Салми давно окреп. Во-вторых, наш анализ указывает на тот факт, что на севере и востоке Корельского уезда концентрировалось население, которое в скором будущем двинется дальше, на север к Белому морю и на вос­ ток на Олонец и Шую. Пример раннего переселения карелов дает нам история олонецкой Тулмозерской волости (ныне земли Тулмозера, как и Ведлозера и Крошнозера, входят в Пряжинский район) .

Земли вокруг Тулмозера принадлежали софийскому Олонецко­ му стану, они граничили с Соломенским погостом. Почти все его земли в новгородское время также принадлежали Дому св. Софии, но не позднее 1500 г. великий князь Иван III их конфисковал. Со­ седний же Олонецкий стан остался «за владыкою». Фиксируя стан, 9 Полностью подсчеты см.: Жуков А. Ю. Самоуправление в политике России. С. 414-415 (Таблица 1) .

перепись Заонежских погостов 1563 г. отметила: «А се тое ж воло­ сти владычни деревни на Туле-озере Соломенского погоста, а тя­ нут к Олонцу», - и далее, среди более чем трех десятков новых тулмозерских деревень записана: «Да была деревня У часовни, а ныне поставлена церковь выставка Никола чудотворец на архиепискупля земле»92. Получается, что новгородские архиепископы не сми­ рились с потерей салминских владений и стали переманивать быв­ ших софийских салминцев, заселяя ими слабо освоенные и пусту­ ющие северные территории софийского Олонецкого стана. Но и ка­ релы из Салми не остались аморфной массой: в одной из тулмозерских деревень они поставили часовню, став часовенным приходом .

Затем, накопив известный достаток, вместо часовни они постави­ ли и содержали за свой счет Никольскую церковь со священником и причтом, превратившись в церковный приход, а значит, приступили к самоорганизации в Тулмозерскую волость .

Архиепископ Александр признал статус волости за Тулмозером своей Жалованной грамотой олонецким церквам от 17 сентября 1580 г.: он указал выставочной церкви св. Николая Тулмозерской воло­ сти платить подати отдельно от становой (главной) Ильинской церк­ ви на Олонце93. Так к концу XVI в. завершился долгий, почти столет­ ний путь становления Никольской Тулмозерской волости на когда-то пустовавших северных олонецких землях. Интересно и престольное посвящение данной церкви чудотворцу Николаю, покровителю всех находящихся в пути. Никольские церкви часто стояли в селениях на торговых путях (в Святозере на Важинско-Шуйском пути, например), также св. Николай почитался поморами, промышлявшими в море. Но тулмозерский пример указывает на то, что такие церкви ставили и в местах переселения, - по большому счету, типологически, имела ме­ сто все та же ситуация «путешествования» .

В доказательство приведем еще один пример из истории начала становления ливвиков на территории вотчинного Олонецкого стана 9 Переписная окладная книга по Новугороду 7008 г. Вотской пятины .

Корела с уездом // Временник имп. МОИДР. М., 1852. Кн. 12. Материалы [Далее - ПК 1500 г.]. С. 180-188; ПК 1563 г. С. 71-73 .

9 Материалы, 1941. С. 272-273 .

новгородского владыки. Когда во время еще Первой шведской ин­ тервенции поток карелов из захваченного шведами Корельского уез­ да хлынул на восток, прежде всего в Заонежские погосты и особен­ но в ближайший Олонецкий, то первой же поставленной в погосте церковью стала Никольская на Ведлозере - в дер. Н а том же Видлоозере Кондуша Кондратовская Сергейка Кирилова з братьею, а Вохто-губа тож. Так между 1584 и 1615 гг. возникала уже вторая на пути следования карелов на север Олонецкого погоста Николь­ ская Ведлозерская волость94. Очевидно, что беглецам-переселенцам было не до торговли, да и находились они на северо-западе Оло­ нецкого погоста, вдалеке от торговых путей. Поэтому данные пре­ стольные никольские посвящения ни в коем случае нельзя считать попыткой обезопасить себя на торговых трассах, как на Святозере .

Это реакция переселенцев на ситуацию нахождения в чужой досе­ ле местности, вдали от родных мест, в которой веками жили предки и где имелась системная защита с помощью «родных святынь». Те­ перь же, на новом месте безопасность возлагалась как бы «по спе­ циализации» на св. Николая, покровителя путников .

Отметим еще одно важное обстоятельство, связанное с общей этнической историей Салми, Видлицы и Крошнозера. Дело в том, что зоной формирования карелов-ливвиков являлся не только Оло­ нецкий погост, но и Соломенский. Выше мы обратили внимание на наличие деревень Настасьинской вотчины на олонецкой р. Видлице и в верховье Эняйоки, а также на переселение сюда «мегрежан» .

Но эта обширная приладожская боярщина утвердилась и в сосед­ ней Корельской земле: в Соломенском погосте ей принадлежала дер. Ряймола нареце на Яне и некоторая доля в большом софийском селе Яная Весь на реце на Яне («вопче со владыкою»)95. (Ныне - это Ряймяля на р. Эняйоки и южная окраина Салми в ее устье.) Несо­ мненно, связи настасьинских салминцев внутри данной обширной 9 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 8551. «Список с писцовых книг Заонежских погостов митрополичьим, монастырским, поместным землям писма и меры князя Петра Воейкова да дьяка Ивана Лговского 124 и 125 году», 1615-1618 гг. Подлинник [Далее - ПК 1615-18 гг., вотчин.]. Л. 3-62 об .

9 ПК 1500 г. С. 180, 182-183 .

приладожской боярщины воплощались как в их контактах по ли­ нии запад-восток (Эняйоки-М егрега), так и в северном направле­ нии, через Тулмозеро, Ведлозеро и Крошнозеро с «настасьинскими мегрежанами» Сямозерья .

Но вернемся к истории собственно Крошнозерской волости .

Крошнозеро пострадало в годы двух интервенций не менее силь­ но, чем бассейн Святозера-Святреки или соседнее Ведлозеро. Посуществу, полузаселенными стояли только районы Крошнозера и Ершнаволока (Лучково посиденье или Кижский наволок). Так же как и более восточный бассейн Святреки, Крошнозеро было откры­ то для заселения. И уже перепись 1582 г. отмечает две новые дерев­ ни: Новоприбылых в Крошне-озере Васюка Люкьянова, что был по­ чинок и Новоприбылых в Крошне, что был починок, Васюка Кузмина - в обоих по 2 м. дв. (дворы сожжены, жильцы убиты шве­ дами). Следовательно, новопоселенцы-карелы прибыли сюда до 1581 г. Мы маркируем приход карельских переселенцев на Крошнозеро 1570-ми гг., началом кровавых шведских рейдов в Корельский уезд и массового бегства карелов оттуда96. В 1610-х гг. положе­ ние улучшилось ненамного: в первой дер. Новоприбылых в Крошниозере Васюка Люкьянова, что был починок, у часовни стоял 1 дв. кр .

и 1 дв. боб., а дер. Новоприбылых в Крошне, что был починок, Васю­ ка Кузмина стояла пустой97. Из названия первого поселения следует, что между интервенциями «новоприбылые» карелы смогли поста­ вить часовню. Эта дер. Василия Лукьянова с часовней и стала кон­ солидирующим центром будущей Крошнозерской волости .

В 1630 г. данная дер. Новоприбылых в Крошне-озере Васюка Лутьянова у часовни была уже самой крупной и записана самой пер­ вой на Крошнозере: 4 дв. кр., 8 кр.; дер. В Крошне-озере Лучково, и Кижской наволок тож (Ершнаволок) имел 5 дв., и тоже 8 кр.; в дер. Новоприбылых в Крошне Васюка Кузмина стоял 1 дв. (2 кр.)98 .

Впрочем, успехи в освоении Крошнозера в составе митрополичьей 9 История Карелии с древнейших времен до наших дней. С. 104, 136-137 .

9 ПК 1582 г. С. 71; ПК 1615-18 гг., вотчин. Л. 58 об.-59; История и куль­ тура Сямозерья. С. 95-96, 98 .

9 ПК 1630 г. Л. 656-657 .

вотчины были незначительны, и к переписи 1646-48 гг. волость при­ шла с тем же составом деревень, при этом была приписана к новой, но отдаленной от Крошнозера «Туозерской» (Утозерской) волости в верховьях Олонки («реки Верхний Олонец»), имевшей Ильинскую церковь99. Данное обстоятельство, думается, и объясняет факт на­ хождения уже Крошнозерской волости в Новоотписанной Верхов­ ской трети бывших владений Дома св. Софии на Олонце. Перепись 1707 г. оставила Крошнозеро в той же трети, тогда волость состо­ яла всего из трех деревень (Спиридонов наволок, Савин наволок и Павой-гора, в которых стояло всего 6 дв.)100 .

Несомненно, в середине XVII - начале XVIII вв. наблюдалась стагнация динамики освоения берегов Крошнозера. С нашей точ­ ки зрения, причины кроются не только в непродуманной приписке волости к отдаленным и чужим им волостям верховий Олонки, но и в том, что Крошнозеро воспринималось переселенцами некоей «транзитной зоной», открывающей затем путь по рекам Миккильской и Маньге в более освоенные и богатые волости вдоль Шуи, включая, кстати, Сямозеро и Святреку. Начало с 1703 г. приписных работ на Петровских заводах также не способствовало хозяйствен­ ному росту Крошнозера .

После окончания Северной войны и приписки к заводам, в 1726 г .

на волость распространили рекрутскую повинность: она состояла уже из 9 деревень (Спиридонов наволок, Ершойла, Сосновая Ламба, Кочюра, Холмы, Мачозерская волость, Келлю-наволок, Нини-селга, Сярги-лахта, Угмойла) и, главное, ее передали другой новоотписанной Мундинской трети101. Последнее решение оказалось более чем логичным: в данной трети собрались волости западного края бывшей софийской вотчины, в том числе Тулмозерская и Ведлозерская (см .

Таблицу 2). Укрупнение Крошнозерской волости, ее заселенности, 9 ПК 1646-48 гг. Л. 90 об.-93 об .

10 ПК 1707 г. Л. 349-349 об .

11 РГАДА. Ф. 350. Ландратские книги и ревизские сказки. Оп. 2 .

Д. 2369. 1726 г. «Книга имянная в Высокий Сенат Олонецкого уезду о ду­ шах мужеска полу, которые расположены на полки». Подлинник. Л. 680 об.-688 об подтверждает правильность данного административного шага. П о­ этому к 1748 г. и приписка не изменилась, и состав волости вновь расширился: Спиридонов наволок, Ершойла, Кочюра, Холмы, Со­ сновая Ламба, Пеллюв-навалок, Нини-селга, Сярги-лахта, Угмойла, Харитонова Селга, Пихта-лахта, Парикова Селга, Кукозеро, Чикова, Герсюла, Савин-селга102 .

К тому времени проблема переселения карелов из отбитого у Шве­ ции Корельского уезда давно утратила актуальность и в дело вступи­ ли благоприятные факторы внутреннего развития без больших войн, с упорядоченным, прогнозируемым рекрутским набором и, видимо, сложившейся на основе сравнительного достатка внутренней мигра­ ции в составе трети. Отсутствие же в волости отдельного прихода даже к концу XVIII в. говорит о том, что Крошнозеро по-прежнему удерживалось в видлицко-ведлозерской орбите освоения .

Долговременные связи с Ведлозером и привели к тому, что в Крошнозерской волости сложилась группа карелов-ливвиков, чей говор наиболее близок к ведлозерскому .

Мы рассмотрели историю возникновения и начального разви­ тия приходов и волостей в местностях Святозеро-Пелдож а-Пряж а-М аньга-Крош нозеро, а отчасти, и Сямозерья (особенно дер .

Киндасово), местности Каскес-наволок-Афанасьева Сельга, Ведлозерья и Тулмозера. Все вместе ныне они составили террито­ рию Пряжинского района Республики Карелия. Выяснилось, что с точки зрения географии данные местности объединяются в два озерно-речных бассейна (системы): Святозерско-Святорецкий и Крошнозерско-Миккельский; своеобразным мостом между ними служила р. Маньга. Сообразно данной географии и шло заселе­ ние и освоение данного района южных притоков Ш уи в ее сред­ нем течении. В исследуемое время X V -X V III вв. фиксируются три района освоения: Святозерский, Пряжинско-Пелдожский (с Маньгой) и Крошнозерский. Мы выделяем три маршрута прихода 1 2 РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 2376. «Книга переписная мужеска полу 0 .

душ Новгородцкой губернии Олонецкого уезду ведения Олонецкой воевоцкой канцелярии государственным, монастырским и помещищьим крестьяном», 1748 г. Подлинник. Л. 442-473 .

сюда переселенцев из более южных вепсских и западных карель­ ских районов: по Важинке и водораздельному сухопутью осваива­ лось важинское Святозеро; бассейн олонецкой р. М егреги стал в основном базой для заселения Святорецкой озерно-речной систе­ мы (включая Маньгу); Крошнозеро и та же М аньга с более юж­ ными деревнями ее притока осваивалась карелами со стороны Корельского уезда через Тулмозеро и Ведлозеро. Также карелы про­ ходили и восточнее, к Святозеру, Пелдоже и Пряже. Конкретные выводы мы сделали в конце описания каждой из исследованных местностей. Но все эти «локальные истории» объединяет наибо­ лее критичное для местного населения время Первой и Второй шведских интервенций. Именно тогда были заложены основы по­ явления на территории Пряжинского района общностей ливвиков и людиков, складывания здесь пограничной зоны их межэтническо­ го контактирования. На базе хозяйственно-географического рай­ онирования, путей и районов миграции, зарождения новой этни­ ческой картины и складывались здесь первые церковные приходы и отдельные небольшие волости: Никольская Святозерская, Пряжинская, Пелдожская, Киндасовская, М ангинская и Крошнозерская (с часовенным приходом). Из них святорецкие волости дол­ го поддерживали приходские и волостные связи с мегрегскими во­ лостями и приходами. Приходское отделение произошло к концу XVIII в., с выделением нового местного центра Пряжа .

Конечно же, по сравнению с оставшимся вепсским юго-западным Прионежьем, ныне Пряжинский район является, безусловно, национально-карельским. Данному непреложному положению спо­ собствовала различная степень интенсивности двух процессов этни­ ческой миграции: маршрут карелов-переселенцев с запада оказал­ ся более весомым, нежели южное направление вепсской миграции .

Поэтому с точки зрения наших локальных исследований, Пряжинский район в целом предстает логично сформированным компакт­ ным административно-территориальным образованием из старин­ ных вепсских северных окраин Важинского и Олонецкого погостов времен Великого Новгорода, скрепленных в конце XV I-X VIII вв .

превалировавшим карельским этническим компонентом .

Прилож ение Таблица 1 1496-1563 гг. 1582 г. 1610-е гг. 1646^18 гг. 1707 г. (и ныне) Деревня На Свято-озере: На озере на Святе место Святозерский по­ Погоское поле церковь Никола Чюдотво- церковное, что была цер­ гост, церковь Нико­ (ныне: кар. Pogoste, рец, выставка ковь Николы Чюдотворца лы Чюдотворца с. Святозеро)

–  –  –

II. Верховская Верховская Мегрег­ На Метре реке Артулы; Ньоралицы; Миккулская; Неккулы;

Мегрегская ская треть Мартулы; На Сюрьи речке Федоров наволок; В концы Сюрьи;

треть На Сюрьи ж; На Мегреге реке Толвоева

–  –  –

ПРЯЖА, СВЯТОЗЕРО И КРОШНОЗЕРО

В ЗЕРКАЛЕ УСТНОЙ ИСТОРИИ1

На примере поселений Пряжа, Святозеро и Крошнозеро авторы исследуют вопрос сохранения жителями памяти об истории своей малой родины и, в связи с этим, об их оценках ее настоящего и будущего. Сбор материала и его интерпрета­ ция проводились в соответствии с методами устной истории .

Избранный для исследования метод полуструктурированного интервью широко распространен в социологии, но он подхо­ дит и для задач устной истории. В Приложении даны расшиф­ ровки наиболее информативных интервью .

Ключевые слова: устная история поселений, Карелия, Пряжинский район, воспоминания, полуструктурированное ин­ тервью .

Среди разнообразных исторических источников особое место занимают материалы по устной истории. Методика устной истории наиболее удобна в исследовании проблематики истории повседнев­ ности, а также личностных аспектов в изучении событий недавнего прошлого, отношения людей к настоящему и прогнозированию бу­ дущего. Субъективные знания интересны и тем, что позволяют су­ дить о наиболее актуальных для людей сюжетах .

Статус научной дисциплины устная история приобрела лишь в середине XX в. Это произошло во многом благодаря деятельности профессора Колумбийского университета Аллана Невинса, кото­ рый понимал под устной историей сбор и использование воспоми­ наний участников исторических событий. Однако термин вскоре рас­ пространился на различные виды устных свидетельств о прошлом и 1 Статья написана при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14-31-01212 «Комплексное исследование историко-культурной зоны южной Карелии» .

исследования, написанные на их основе2. Значительный вклад в ста­ новление устной истории как научной дисциплины внесли историки П. Томпсон (Великобритания) и М. Фриш (США), литератор и исто­ рик А. Портелли (Италия), антрополог Я. Вансина (Бельгия) и др .

В нашей стране устойчивый интерес к устной истории проявился в конце 1980-х - начале 1990-х гг.3 Вместе с тем подходы, разраба­ тываемые данной научной дисциплиной, использовались сотрудни­ ками ИСТПАРТа еще в 1920-1930-е гг.: тогда в основном записыва­ лись воспоминания участников трех российских революций, а так­ же Первой мировой и Гражданской войн. Сбор воспоминаний был частью массового историко-культурного движения в нашей стране, получившего широкое распространение в 1920-е гг. Многие тысячи этих записей сохранили отечественные архивы, в том числе десят­ ки их хранятся в Научном архиве КарНЦ РАН. В секторе истории ИЯЛИ КарНЦ РАН с записями устных свидетельств давно и успеш­ но работает Е. Ю. Дубровская4 .

Одним из направлений в рамках данной дисциплины являет­ ся устная история поселений, которая получила наибольшее рас­ пространение в США, Великобритании и Северной Ирландии, А в­ стралии5. Среди отечественных исследователей, внесших вклад 2 Теория и методология истории [Электронный ресурс]. Волгоград,

2014. URL: http://www.socionauki.ru/book/files/tmh/335-355.pdf (дата обра­ щения: 05.02.2015) 3 Среди отечественных специалистов следует отметить В. М. Виногра­ дова, Т. М. Горяеву, В. Д. Дувакина, М. В. Лоскутова, М. Я. Рожанского, А. В. Рябова, Д. П. Урсу и др .

4 См., напр.: Дубровская Е. Ю. 1) Память о Первой мировой войне в фольклорных записях 1930-х годов, сделанных в Карелии // Россия в вой­ нах: к 100-летию Первой мировой и 75-летию Второй мировой войн. Ма­ тер. Всерос. науч.-практ. конф. Стерлитамак: изд-во Башкирского гос .

ун-та, 2014. C. 58-62; 2) «Во солдатушки военные, во матросушки побед­ ные...» (Первая мировая война в фольклорных источниках из Научного ар­ хива Карельского НЦ РАН) // Живая Старина. 2014. № 4. C. 17-21 и др .

5 В качестве примера можно привести сборник «Living Atlanta: An Oral History of the City, 1914-1948», объединивший около 200 интервью, по­ священных различным аспектам повседневной жизни горожан Атланты в в становление устной истории поселений, необходимо упомянуть А. Ю. Чистякова. Его исследовательский интерес связан с устной историей Санкт-Петербурга и Ленинградской области6. В Карелии по данной тематике вышла статья А. А. Савицкого, она посвящена устной истории с. Ш елтозеро7 .

Сбор сведений по методу полуструктурированного интервью осу­ ществлялся в поселке Пряжа - районном центре, а также крупных старинных селах Святозеро и Крошнозеро. Уникальная этническая история и культура, связанная с пограничным положением исследуе­ мого региона, являются своего рода его визитной карточкой. Нас же, прежде всего, интересовал вопрос о сохранении сельскими жителя­ ми памяти об истории своей малой родины, знании событий отдален­ ного и недавнего прошлого, персоналий, рожденных в этих краях или внесших вклад в его развитие .

За период экспедиции (08.09.2014-12.09.2014) нами опрошено методом полуструктурированного интервью 16 уроженцев Пряжинского района разного возраста (1938-1990 г.р.), из них пятеро про­ живали в Пряже, четверо в Крошнозере и трое в Святозере. Поч­ ти все они временно переезжали в Петрозаводск для обучения в ву­ зах или учреждениях среднего профессионального образования .

Четыре информанта родились в Пряжинском районе, но постоян­ но проживают в Петрозаводске. Часть опрошенных работает в об­ разовательных и дошкольных заведениях, учреждениях культуры .

период между I и II мировых войн (См.: Living Atlanta: An Oral History of the City, 1914-1948 / C. M. Kuhn, H. E. Joye, E. B. West. University of Georgia Press, 2005. 432 s.) .

6 Чистяков А. Ю. 1) Устная история г. Новая Ладога и его окрестностей // Устная история в Карелии: сборник научных статей и источников. Петро­ заводск, 2008. Вып. 4. С. 52-56; 2) Современные проблемы этнографиче­ ского изучения Северо-Запада России // Университеты в образовательном пространстве региона: опыт, традиции и инновации: Материалы научно­ методической конференции (21-23 ноября 2007 г.). Петрозаводск, 2007 .

Ч. 2. С. 176-178 .

7Савицкий А. А. Устная история села Шелтозеро [Электронный ресурс] // Кижский вестник. № 12. Петрозаводск, 2009. URL: http://kizhi.karelia.ru/ library/vestnik-12/1073.html (дата обращения: 15.02.2015) Большинство респондентов участвуют в общественно-политической и культурной жизни родных мест .

Разговор о прошлом мы чаще всего начинали с просьбы рас­ сказать о «возрасте» населенного пункта, кем и когда он был осно­ ван, деятельность каких исторических личностей была с ним свя­ зана, а далее просили охарактеризовать текущую социально­ экономическую обстановку .

Пряжа - старинное карельское село, расположенное на бе­ регу оз. Пряжинского в 44 км к юго-западу от Петрозаводска .

В письменных источниках дер. На Пряже-озере Олонецкого по­ госта (района) впервые зафиксирована в переписи Писцовой книги 1582-1583 гг.8 Этимология топонима до сих пор не ясна .

Наиболее правдоподобной выглядит версия, в соответствии с ко­ торой свое название Пряжа получила по фамилии одного из ее первых жителей - Васко Иванова Прягаева9. Жители поселка в своих рассказах чаще всего упоминают другую версию, в со­ ответствии с которой Пряжа получила свое название благодаря Петру: «Я помню почему Пряжа называется Пряжей. Потому что там Петр Первый когда-то (улыбается). Ну, он везде же ездил, как Вы понимаете, и всему давал свои наименования. Значит, что Пряжа очень длинный поселок, как пряжа, как нитки пряжи» (респондентка 1982 г.р., г. Петрозаводск). Участники опроса, впро­ чем, единодушно отмечают легендарный характер данной версии и все же неизменно ее упоминают. Сомнения жителей в правди­ вости своей версии более чем оправданы, ведь царь Петр I Алек­ сеевич занял российский престол лишь в 1689 г., а его поездки в Карелию на Петровские заводы (ныне - Петрозаводск) состоя­ лись еще позднее. В то же время, маршрут поездок царя проле­ гал по пряжинским и святозерским местам.

Совершенно очевид­ 8Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины 1582/83 г.:

Заонежские погосты // История Карелии XVI-XVII вв. в документах / Asikirjoja Karjalan historiasta 1500- ja 1600-luvuilta. Петрозаводск; Йоэнсуу / Joensuu; Petroskoi, 1993. III. С. 48 .

9 См. подр.: Керт Г. М., Мамонтова Н. Н. Загадки Карельской топони­ мии. Петрозаводск, 1982. С. 75 .

но, что для них представления о связи истории малой родины с фигурой первого российского императора представляют опреде­ ленную культурно-историческую ценность, даже без твердого осно­ вания в прошедшей действительности. Поэтому данное высказыва­ ние представляется сложным комплексом из народного истолкования (этимологии) названия Пряжа и исторического факта посещения этих мест, хотя бы проездом, реальным историческим персона­ жем, царем Петром. Кстати, почти по всему Европейскому Северу России в преданиях устной истории царь Петр I выступает в роли некоего «демиурга» или «культурного героя» - начинателя всякого крупного дела10. Следовательно, приведенное мнение является ти­ пичным для жителей Севера; ниже его подтверждает и пример из Святозера .

Правление Петра I трудно назвать благодатным периодом для российских крестьян, в частности, жителей Пряжинской воло­ сти. Ряд дополнительных повинностей, особенно крепостниче­ ская приписка к заводским работам, за счет которых обеспечи­ вались нужды технической модернизации государства и расходы военного времени, легли на плечи сельских жителей. Смена чи­ сто деревенского уклада жизни на деревенско-заводской явилась сильным потрясением для жителей волости11. Кроме того, Петр I единственный правитель российского государства, с кем местное население могло общаться лично. Общение с Петром, участие в его проектах и замыслах равнозначно включению этих мест в «боль­ 1 См. об этом: Живов В. М. :1) Государственный миф в эпоху просвеще­ ния // Из истории русской культуры. Т. IV. М., 1996. С. 657-681; 2) Культур­ ные реформы в системе преобразования Петра I // Там же. Т. III. М., 1996 .

С. 528-583; Жуков К. С. Петр Великий - культурный герой Петербурга // Журнал социологии и социальной антропологии. 2001. Т. IV, № 2 .

С. 136-145; Теребихин Н. М. Петр I - культурный герой и ономатет Русского Севера // Живое слово Русского Севера: Сб. ст. Архангельск, 1998. С. 20-31;

Тульчинский Г. Л. Постимперская культура как ресурс и барьер инноваци­ онного развития // Семиотика культуры: антропологический поворот. СПб.,

2011. С. 119-122 .

1 Балагуров Я. А. Приписные крестьяне Карелии в XVIII-XIX вв. Пе­ трозаводск, 1962. С. 121 .

шую» историю государства, поэтому данные события не могут не представлять особой культурно-исторической ценности даже для современных жителей, по прошествии трех веков .

Между тем, конкретных исторических сюжетов, связанных с де­ ятельностью царя и его сподвижников в Карелии, в исторической памяти нынешних жителей Пряжи нами не выявлено. В рассказах информантов отсутствуют описания поиска мест для пушечных за­ водов, основания новых производств, привлечения местных ж и­ телей к тяжелым работам в ущерб нуждам сельскохозяйственного производства и рыбного промысла. Однако фигура императора при­ сутствует в топонимических преданиях о Пряже, которые содержат набор мифологических и фольклорных мотивов. Кроме того, зна­ чительное влияние на историческую память жителей Пряжи ока­ зывают современные средства массовой информации, склонные приписывать многие значительные события личности Петра I. Она является одной из наиболее известных карельским краеведам и журналистам исторических фигур .

Святозеро и Крошнозеро - села далеко не новые. Деревни на Крошне-озере Олонецкого погоста и на Свято-озере Важинского погоста впервые упоминаются в Писцовой книге 1563 г.1 2 Вопрос о происхождении этих названий вызывает не меньше дис­ куссий, чем в случае с Пряжей, при этом бытуют взгляды о причаст­ ности к истории сел первого российского императора. Так, распро­ странено мнение, что именно Петр I назвал оз. Святым, а дер. Святозером. Беседы с жителями показали их знакомство с этой «святой»

версией: «1582-1583 год воспоминания идут. А так уже разные идут. Что Петр I проезжал по нашим местам. Попросил воды, ему дали. Зачерпнули воды, он ковшик взял и не видит, такая чи­ стая вода была... Потом говорят, что на одном из островов он ру­ бил и попала щепка, поранил руку, опустил руку в озеро - вылечил .

1 Писцовая книга Обонежской пятины 1563 г. // Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. / Материалы по истории народов СССР / Под общ. ред. М. Н. Покровского. Л., 1930. Вып. 1. С. 66, 74, 89. Об эти­ мологии названий Святозеро и Крошнозеро см. статью Е. Захаровой и Д. Кузьмина настоящего издания .

В общем, разные сказания есть» (респондентка 55-60 лет13, с. Святозеро; интервью 7 Приложения). Примечательно, что в отличие от Пряжи, на Святозере всплывают обрывки преданий о конкрет­ ных случаях во время пребывания царя в селе. Таким образом, здесь миф о Петре-демиурге снабжен «доказательствами из жизни» - о былом присутствии царя в Святозере .

В Святозере и Крошнозере временные рамки основания сел, на­ званные респондентами, приближены к принятым в исторической науке14. Это, на наш взгляд, объясняется в первую очередь тем, что среди наших собеседников в Крошнозере были знатоки истории края, а в Святозере работники сферы образования и общественные деятели. Те же из респондентов, чья профессиональная деятель­ ность или научный интерес не связаны с историей и культурой род­ ного поселка или села, чаще всего признавались в незнании ими по­ добных исторических фактов .

Послепетровский период в рассказах наших респондентов со­ вершенно не упоминается. Очевидно, новая приписка, уже к Алек­ сандровскому заводу при Екатерине II не являлась для жителей

Онежско-Ладожского Межозерья чем-то принципиально новым:

крестьянско-заводской уклад жизни приписных крестьян в целом воспроизводил прежние порядки времен Петра I .

Вопросы о традиционном укладе жизни в поселке (села), заня­ тиях его жителей увязывались респондентами с советской эпохой .

Наиболее близкая к настоящему времени действительность XX в .

предстает в виде описания конкретных сюжетов, при этом меняет­ ся тон наших собеседников, они становятся более серьезны и сдер­ жанны .

1 Год рождения не был назван. Здесь и далее: возраст указан со слов ин­ тервьюера .

1 Совпадение «по веку» создания источников, хотя на самом деле Святозеро и Крошнозеро упоминаются в тех частях переписи, где речь идет о селениях, существовавших еще в предыдущую перепись 1496 г. Таким образом, строго научно мы должны отнести возникновение поселений на Святозере и Крошнозере, по крайней мере, к XV в. (см. статью А. Жукова в настоящем издании) .

В целом, сама эпоха трактуется как тревожное время. Для этого есть основания в истории самого района. В 1937-1938 гг. аресту под­ верглась часть работников Пряжинского лесопромышленного хозяй­ ства, в том числе директор В. С. Бауэр. Оперативные и следствен­ ные мероприятия проводились сотрудниками НКВД в рамках дела о «контрреволюционной деятельности» бывших членов ВКП(б) в об­ ласти лесной промышленности15. В те же годы расследовалось дело шпионско-диверсионной организации на Сямозерской тракторной базе Пряжинского района. Среди причин возбуждения дел фигуриро­ вало распространение идей о силе финляндской армии, слабой подго­ товке и недостаточной оснащенности советских вооруженных сил16 .

Репрессии коснулись семей некоторых информантов. Одна из них делилась воспоминаниями: «Мама работала у меня в связи, и отец у меня был сначала в связи, он был начальником почты. Потом уже, когда войну прошел, как сказать, период (вздыхает) года примерно.. .

в 43 году Николай, тогда получается после Николая у нас дед попал под репрессии. Т а к. р а з. после войны, после в о й н ы. попали под сталинские репрессии и Николай, то есть сын. Сын и отец, мой дед»

(респондентка 50-55 лет, г. Петрозаводск; интервью 5 Приложения) .

Одно из центральных мест в истории нашей страны занимает Великая Отечественная война. Память о ней, наличие достоверных знаний о событиях тех лет и интерес к ним во многом характеризу­ ют как менталитет отдельно взятого человека, так и состояние исто­ рической памяти общества в целом .

Пряжинский район в 1941 г. после тяжелых боев подвергся окку­ пации финляндскими войсками. Пряжа была переименована в Теру, и около трех лет она носила это название. Население Пряжинского района по-разному переживало тяготы военного времени. Часть жителей была эвакуирована, многие в Архангельскую область .

Сторожилы поселка, детьми побывавшие в эвакуации, делились отрывочными воспоминаниями: «Дак с Петрозаводска на баржах 1 Советская лесная экономика. Москва - Север. 1917-1941: Сборник документов и материалов / Сост.: В. Г. Макуров, А. Т. Филатова. Петроза­ водск, 2005. С. 303-304 .

1 Советская лесная экономика... С. 303-304 .

потом уехали. Мать говорила... В Архангельской области были .

... Только помню, что мать поваром там работала. В военной сто­ ловой. Ну, она военнообязанна, как считали. Она там работала. А мамина сестра, это тетя, работала на лесопилке. Вот опилок при­ несет, блины д е л а е м. Нечего было кушать. У всех же горе было .

. Ну, а я-то маленькая была, три года было, дак» (респондентка 1938 г.р., пос. Пряжа; интервью 1 Приложения) .

Часть населения оставалась на оккупированной территории. Дол­ гое время советские граждане, проживавшие в годы войны на окку­ пированной территории, старались не обсуждать данные страницы своей биографии. Исходя из полученных нами сведений, это верно для тех случаев, когда кто-либо из членов семьи занимал администра­ тивную должность.

Тогда на данную тему мог быть наложен запрет:

«Это вообще. Мои родственники они постоянно: молчать! Не разго­ варивать, не говорить лишнего ничего. Это было уже за в е д е н о. У меня отец все-таки начальник почты был» (респондентка 50-55 лет, г. Петрозаводск; интервью 5 Приложения). В целом, ограничения на обсуждение периода оккупации не существовало, но вспоминали о нем неохотно: «Так у нас, кто? Дедушка, да бабушка. А чего, это в о т. запрет делать? Если вся деревня знала, что м ы. вся деревня была в оккупации!» (респондентка 1940 г.р., с. Святозеро) .

Информантами отмечалось терпимое отношение финнов к ка­ рельскому населению: «А как финны относились к местному на­ селению, которое не в лагере было?» «Нет, к карелам относились нормально». «Лояльно?» «Да, нормально относились к карелам .

Н о. (улыбнулся) среди карелов тоже было всякого» (респондент 1954 г.р., с. Крошнозеро; интервью 9 Приложения). В одном из рас­ сказов подчеркивалось негативное отношение к населению, оста­ вавшемуся на оккупированной территории со стороны местных жи­ телей: «Зато кто был в эвакуации, все время меня дразнил, вы - ок­ купанты, вы под финнами жили. Так а что? Если полгода было мне, да брату два с половиною, д а к. Все равно, видишь, “оккупанты”»

(респондентка 1940 г.р., с. Святозеро) .

Знания о военном периоде у респондентов, рожденных в конце 1970-х - начале 1980 гг., оказались менее полными, подчас данная тема была для них не знакома или малоинтересна: «Бои-то были, по-моему, в районе Пряжи. До Петрозаводска практически финны дошли. А таких определенных мест не знаю... Вот сейчас говорите, мне что-то стыдно становится, что я не знаю. Такие вещи. Надо все же найти время и почитать» (респондент 1978 г.р., г. Петрозаводск;

интервью 6 Приложения); «Я честно просто говорю, что мне это неинтересно. И у нас никогда в семье такого не было, ой, бабушка, расскажи, как вы в войну там... О, мы там, внученька...» (респондентка 1982 г.р., г. Петрозаводск; интервью 8 Приложения) .

Отметим, что учителя и некоторые деятели культуры в силу про­ фессиональной специфики обсуждают данную тему более откры­ то. Часть респондентов разного возраста признались, что не слыша­ ли об оккупации поселка или путались при ответе на вопрос о том, под властью германских или финляндских войск находилась терри­ тория Пряжинского района. Вместе с тем такие случаи следует при­ знать исключительными .

Упоминания заслуживает сюжет, связанный с сохранением памяти о М. В. Мелентьевой. Увековечивание памяти героев военного време­ ни являлось стандартной и эффективной коммеморативной практи­ кой в советский период истории. Мария Владимировна Мелентьева, уроженка Пряжи, 25 сентября 1943 г. за проявленное мужество была посмертно удостоена звания Героя Советского Союза, награждена орденом Ленина, орденом Красной звезды. Ее именем названы Пряжинская средняя школа, улицы в Пряже и Петрозаводске, буксирный пароход17. Дом, в котором она проживала, сохранен в качестве музея .

Подвиг М. В. Мелентьевой в советское время широко обсуждался на школьных уроках. Нашел он отражение и в литературе. Не случайно поэтому М. В. Мелентьева упоминается почти всеми опрошенными жителями Пряжи, в ответ на просьбу назвать известных и выдающих­ ся людей, живших в селе. В редких случаях информанты оказались не в состоянии рассказать хоть что-нибудь о ней и ее вкладе в победу .

В качестве положительных моментов советской эпохи респон­ денты называли наличие местных производств, обеспечивавших население рабочими местами. Особого упоминания в этом ключе, 1 Имена героев на карте Петрозаводска. СПб., 2013. С. 22 .

как правило, заслуживает активная деятельность звероводческого совхоза «Святозерский», промышленного комбината, занимавше­ гося изготовлением лодок-пряжинок. Данные воспоминания часто переплетаются с оценкой текущей социально-экономической ситу­ ации. При этом зачастую советскому времени отдается явное пред­ почтение .

Одна из тем интервью была связана с обсуждением культур­ ной и религиозной жизни в поселке в советское время. По дан­ ным наших собеседников, последняя никогда полностью не оста­ навливалась, отсутствовали и преследования верующих. Люди старшего возраста, особенно женщины, являлись более активны­ ми в соблюдении религиозных обрядов. Жители Пряжи, Святозера и Крошнозера вспомнили следующие религиозные празд­ ники: Рождество (7 января18); Сретение Господне (15 февраля);

Масленицу; Вход Господень в Иерусалим или Вербное воскресе­ нье; Воскресение Христово или Пасха; День Святой Троицы; П о­ кров Пресвятой Богородицы (14 октября), престольные праздники:

«А народ посещал церковь, открыто это делали? Или это не поо­ щрялось?» «Так пожилые которые ходили, так и ходили. Старушки вот говорят, а что, говорят, нам сделают?» (респондентка 1940 г.р., с. Святозеро); «Terunkyla, Suavankyla, Keskikyla. Это по-карельски .

А как Suavankyla это как будет, не знаю даже сказать.. А се­ редина Пряжи - это Oinaspyhapaivy, это значится Oinas - это Ан­ дрей19. Андреев день. Так надо сказать вот. Вот делилось раньше так. Праздники справляли в середине, в одном конце и в другом кон­ це20. Разные дни были» (респондентка 1938 г.р., пос. Пряжа); «Хо­ дили в церковь. До сих пор ходят. А чего? Ну, может быть, когда-то там, еще меня не было в живых, в эти года, когда там начались цер­ ковь ликвидировать - тогда, конечно. А потом же уже в наше вре­ мя, после войны, там все же это начало налаживаться» (респондент 1954 г.р., с. Крошнозеро; интервью 9 Приложения) .

1 Все даты приведены по григорианскому календарю; даты переходя­ щих церковных праздников не указаны .

1 Oinas (кар.) - баран. Oinaspyhapaivy - Баранье воскресенье .

2 Имеются в виду разные части пос. Пряжа .

В семьях, принадлежащих к партийной номенклатуре, возника­ ли конфликты на религиозной почве, особенно между поколения­ ми: «А в нашей семье этого не было, потому что папа партийный был, чтобы ни иконы, ничего не было. Мы не знаем. Папа, может быть, и крещеный был, бабушка ничего не говорила» (респондентка 55-60 лет, с. Святозеро; интервью 7 Приложения) .

Светские праздники: День защитника Отечества (23 февраля), Международный женский день (8 марта), Праздник весны и труда (1 мая), День победы (9 мая) отмечаются в семьях практически всех информантов .

Однородным в рассказах информантов предстает послевоен­ ный период советской истории. Никто из наших собеседников не останавливался на периоде руководства страной Н. С. Хрущевым, Л. И. Брежневым, и даже эпоха реформ 1985-1991 гг. не занимает в воспоминаниях значительного места .

Схожим образом обстоит дело и с повествованиями, посвящен­ ными постсоветскому времени. 1990-е гг. стали периодом ухуд­ шения социально-экономической ситуации в Пряжинском районе .

Кризисные явления в экономике района нашли свое отражение в за­ крытии предприятий. Результатом этого стало сокращение рабочих мест и ухудшение благосостояния населения. В этот период переезд в Петрозаводск в поисках работы становится для жителей Пряжинского района частью новой реальности .

Остановимся на причинах, побудивших информантов переехать на постоянное жительство в Петрозаводск. Эти мотивы демонстри­ руют типичную для постсоветского пространства модель миграци­ онного поведения. Кроме того, новоявленные горожане имеют осо­ бый взгляд на жизнь родного поселка или села .

Как показывают многочисленные исследования, проводимые в России, основной причиной миграции по-прежнему остается поиск наиболее выгодных экономических условий, таких как занятость на рынке труда, более высокая заработная плата, возможность получить новую профессию, повысить квалификацию. В основном, центра­ ми притяжения мигрантов выступают большие и крупные города. В эти города мигрирует население малых и средних городов, а также из сельской местности21. В Карелии таким центром притяжения являет­ ся Петрозаводск .

Территориальная близость города, наличие в нем заведений среднего и высшего профессионального образования, более широ­ кие, по сравнению с поселком, возможности для профессиональной реализации являлись определяющими причинами для переезда не­ которых респондентов в Петрозаводск. Кроме того, они подчерки­ вали более высокий уровень жизни в столице: «Да, большинство в Петрозаводск, в Санкт-Петербург уезжают. Какие, может, безда­ ри остались (улыбнулся). Ну не б е з д а р и. Те, может, кто хочет боль­ ше себя реализовать, Пряжа, она не дает тех, т о г о. Потенциала там нет, нет там такой работы, нет там таких, допустим, институтов каких-то, организаций. Наверное, так. Хотя предполагаю, что там должны быть какие-то предприятия, на которых можно и работать, и зарабатывать, и себя реализовывать» (респондент 1978 г.р., про­ живает в Петрозаводске; интервью 6 Приложения); «Ну, насколь­ ко вот я понимаю, то что может дать городская жизнь человеку, это какое-то благоустройство там в квартире, это всё и в поселках есть теперь, в деревнях. Что касается зарабатывания денег... Например, я, закончив университет, с трудом представляла, что я могла бы де­ лать в. Святозере (респондентка 1982 г.р., проживает в Петроза­ водске с 2000 г.; интервью 8 Приложения) .

Можно констатировать убежденность большинства респонден­ тов, переехавших в город, в отсутствии рабочих мест в родных се­ лах, возможностей для культурного отдыха, низком качестве жиз­ ни населения: «Я думаю, что там (в Пряже - Ю. Л.) делать нече­ го. Там скучно (улыбнулась), даже я не езжу. С теми людьми, с ко­ торыми в детстве я дружила, начинает уже м о л о д е ж ь. Дискотек у нас нету, а есть местный бар. Два даже теперь. Что делать? Только пить» (респондентка 1990 г.р., проживает в Петрозаводске). Один 2 Глазкова Л. А., Реш О. В. Социологический анализ миграционных процессов большого города [Электронный ресурс] // Современные ис­ следования социальных проблем. 2012. № 2. URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/sotsiologicheskiy-analiz-migratsionnyh-protsessov-bolshogo-goroda (дата обращения: 03.02.2015) из наших собеседников, проживающий в городе несколько лет, объ­ яснял свое желание переехать в Петрозаводск более высоким уров­ нем и качеством жизни в городе: «В Пряже потому что как-то куль­ турная жизнь мне не нравилась, хотя не многим она отличалась от Петрозаводска (улыбнулся), но в Петрозаводск как-то больше тяну­ ло» (респондент 1978 г.р., проживает в Петрозаводске; интервью 7 Приложения) .

Не все информанты проявили себя сторонниками городской жиз­ ни с присущим для нее ритмом социальных процессов. Старожил пос. Пряжа подчеркнула различия в ритме жизни города и дерев­ ни: «Городские более к а к - т о. дерзкие (смеется). Или как правиль­ но сказать?.. Ну, город есть город. Везде надо успеть, везде надо то­ ропиться. Бегут, бегут, бегут. Не знаю, куда торопятся. А мы тут размеренной жизнью такой живем. А теперь так вообще, на старо­ сти уже» (респондентка 1938 г.р., пос. Пряжа; интервью 1 Прило­ жения) .

Среди тех, кто предпочел городу жизнь в поселке или селе, ока­ залось немало молодежи. Они рассказывали: «Так я и работала в Пе­ трозаводске. И жила в Петрозаводске. А толку-то? Городская жизнь как-то не по мне. Я почти всю жизнь жила в д е р е в н е. Городская жизнь, я шесть лет в городе прожила, и поняла, что это невозможно больше такое (улыбнулась)» (респондентка около 30 лет, пос. Пряжа;

интервью 4 Приложения); «Я жила в городе. Но это буквально, навер­ ное, было год, полгода. И как-то все равно тянет обратно (улыбнулась). Города, где вот ритм жизни, там бешеный ритм жизни. Там нуж­ но везде успевать, везде где-то себя проталкивать постоянно как-то вот. А тут как-то поспокойнее» (респондентка 25-30 лет, пос. Пряжа) .

Среди преимуществ сельской жизни указывались близость к приро­ де, возможность возделывания земли и занятия рыбным промыслом;

подчеркивалось и положительное влияние самой окружающей обста­ новки, неспешного течения деревенской жизни. В большей степени это свойственно нашим собеседникам из сел Святозеро и Крошнозеро. «Здесь красиво! И здесь воздух чище, как говорится. И в о о б щ е .

и народ такой более-менее нормальный народ такой. Это в другое ме­ сто уехать, там, черт его знает, его, народа, не знаешь. А здесь я всех знаю: меня знают все, и я всех знаю» (респондент 1954 г.р., с. Крошнозеро; интервью 9 Приложения) .

За словами о близости информантам более размеренного ритма и образа жизни могли стоять иные мотивы, послужившие причиной возвращения в родной поселок или село. Для молодежи они были связаны со сложностью трудоустройства в городе и, как следствие, материальными трудностями: «Своего жилья нет, и работу нормаль­ ную сложно найти, и не хватает постоянно. Ну, проблемы были в общем, безденежье одно. И как бы думаю вот, чем платить там дядетете каким-то за съем, поеду-ка я в свой дом бесплатно жить. А уж какая-нибудь работа-то найдется» (респондентка около 30 лет, пос .

Пряжа; интервью 4 Приложения) .

Можно предположить, что в большинстве случаев ключевое зна­ чение при выборе места жительства имели не только стечение об­ стоятельств и материальные трудности, но и склад характера само­ го человека, его жизненные устремления, определяющие во многом его способность обосноваться в городе или сохранить привержен­ ность именно к сельскому укладу .

Итак, материалы исследования дают представление об иерар­ хии комплекса знаний местным населением о наиболее актуаль­ ных сюжетах исторического прошлого родного края. Но в целом эти сюжеты выборочны и фрагментарны. Наряду с достоверной информацией интервью изобилуют утвердившимися в массовом сознании образами и «штампами». Исследованные устные сви­ детельства говорят о том, что наиболее актуальными для жите­ лей до сих пор являются судьбоносные, одновременно - трагич­ ные этапы в жизни страны: петровское время, период репрессий 30-х гг. XX в., Великой Отечественной войны. Сюжеты эти при­ обрели черты культурно-исторической самоценности, причем для рассказов о «раннем времени» - почти вне связи с прошедшей дей­ ствительностью .

Повествование о дореволюционном времени представляется од­ нородным по восприятию респондентов периодом, почти всегда приобретая ясно осознаваемые ими мифологические черты. По фак­ ту - это народная этимология названий своих селений и обрывки ранее бытовавших в полной форме преданий об основании деревень и деятельности главного «культурного героя» царя Петра I. Они типологически едины для жителей всего Европейского Севера. В них первый российский император предстает реформатором, твор­ цом Новой эпохи, основателем городов и поселков. В этом смысле петровская эпоха является фундаментальной парадигмой русской исторической мифологии .

Лучше дело обстоит с информированностью о реалиях XX в .

Оперирование конкретными историческими фактами данного пе­ риода связано с тем, что трагичные события 1930-х гг., период Ве­ ликой Отечественной войны являются частью семейной биографии респондентов, а не только потому, что данные страницы истории от­ носятся к недавнему прошлому .

В целом, избранные респондентами сюжеты по устной истории края свидетельствуют о феномене избирательности исторической памяти, что требует дальнейшего, более глубокого исследования, прежде всего за счет расширения эмпирической базы .

–  –  –

I. Респондентка 1938 г.р., уроженка пос. Пряжа, пос. Пряжа. ФА 376222 .

- А известно ли Вам что-то о жизни своей семьи в годы Великой Отечественной войны?

В Пряже оккупированной дак мы не были. Мы были в эвакуации .

- А кто оккупировал: финны, немцы?

2 Здесь и далее - место проведения интервью; номер записи, хранящей­ ся в Фонограммархиве ИЯЛИ КарНЦ РАН .

Вот уж этого не знаю, к т о. Не знаю. Велели уехать. Дак с Пе­ трозаводска на баржах потом уехали. Мать говорила .

- А куда уехали?

В Архангельской области были .

- А Вы помните немножко этот период жизни?

Нет. Только помню, что мать поваром там работала. В военной столовой. Ну, она военнообязанна, как считали. Она там работала. А мамина сестра, это тетя, работала на лесопилке. Вот опилок прине­ сет, блины делаем.... Нечего было кушать. У всех же горе было .

... Ну, а я-то маленькая была, три года было, дак... .

- А Вы в каком году вернулись в Пряжу, в 44-м, получается?

А не знаю, в каком вернулась.... Не знаю. Я еще там в Мед­ вежьегорске была в санатории, рахитом заболела. После санатория потом мы домой поехали. И через Эссойлу приехали на поезде или как там, я не знаю даже. А нужно ехать, в э т о т. с Эссойлы в Кин­ дасово приехали. А потом через Нисельгу сюда. Я еще всё говори­ ла, где ваша Карелия?.. .

- А у Вас был в жизни, может быть, такой момент, что Вас приглашали по работе или возможность была переехать в город или другой населенный пункт?

Нет, я не хотела никуда.... На технолога предлагали учиться, когда в пекарне работала. И то, как-то по работе не могла уехать, и так и осталась. Конечно, училась бы д а л ь ш е. так, может, работала бы где-нибудь не тут... .

- А в Петрозаводск ездите?

Так в Петрозаводск ездим. Конечно, рядом тут, дак .

- А там как себя чувствуете? Безопасно или, может быть,. .

Нет! Там боюсь. Там, если я приеду, дак. Куда надо иду, да и всё, до свидания. Обратно, домой (смеется). Обратно домой... .

- Люди отличаются в городе и Пряже, на Ваш взгляд?

Так а! Конечно, отличаются. (Задумалась) Более к а к - т о. Город­ ские более к а к - т о. дерзкие (смеется) Или как правильно сказать?

... Ну, город есть город. Везде надо успеть, везде надо торопить­ ся. Бегут, бегут, бегут. Не знаю, куда торопятся? А мы тут размерен­ ной жизнью такой живем. А теперь так вообще, на старости уже .

II. Респондентка 1939 г.р., уроженка дер. Маньга, пос. Пряжа .

ФА 3764 .

- А вот такой вопрос. В Пряже Вы с какого времени живете?

Ну живу давно. Я уже здесь ж и в у. с какого г о д а. с 58 года .

Так можно сказать. Я здесь училась, в интернате тут жила. Потом я здесь на работу устроилась. На работу, да замуж вышла в Пряже .

Так я в деревне жила.. .

- А что здесь за интернат был?

Школа-интернат. В школе учились, а жили здесь в интернате .

... Детей я не знаю сколько там было. Школ-то не было в дерев­ нях, только было первых четыре класса, и то в одной хатке четы­ ре класса в одном помещении было - первый, второй, третий, чет­ вертый. У одного пение, у второго - рисование, у третьего - чисто­ писание и. Пение и всё один учитель. А потом пятый класс - уже сюда23 переводили .

- Преподавание на каком, на русском языке велось?

Ну, первые четыре класса на финском языке .

- А у Вас были какие-то трудности с переходом на русский язык, например?

Ну, особых трудностей не было. Молодые были, так быстро за­ поминали. Дак в смешанных деревнях там тоже встречались рус­ ские еще так .

- То есть Вы русским языком уж е владели на тот момент?

Ну да, да, понимали. Потому что мы во время войны на Урале были в Молотовской области24, там же тоже русские были. Мы эва­ куированные были. Я-то в 39 году родилась, а война-то финская уже началась в 40 что ли году. Так всю войну там были. А потом война закончилась, приехали сюда обратно в свои дома. Поэтому там уже русские были, так мы немножко, наверное, впетрили, хоть малень­ кие были. Что-то схватывали .

- А кем была Пряжа оккупирована - финнами, немцами?

2 В пос. Пряжа .

2 Пермская область, 1940-1957 гг. Молотовская область .

Ну 39 год25, наверное, финны.. .

- Вы вернулись после войны в свой дом? Он не был сожжен или разрушен оккупантами там?

Он был разрушен. Снаряд попал в угол дома и э т о т. развалю­ ха там была. Жить было негде, мы в этой развалюхе жили. Угол был развален. Холод. Ремонтировать нечего, отца-то уже нету, муж­ чин там мало. Кое-как что-то там. Финны приехали откуда-то нем н о. Или приехали, или оставшись были (задумалась). Несколько финнов-мужиков. Так они мне помогали немножко латать этот дом, так в этом доме и жили .

- А что за мужики-финны, которые переехали? Военнопленные что ли?

Нет, они с Ленинградской области. Ингерманландцы .

- Так они как политические ссыльные были?

А не знаю, не могу сказать. Они тут жили-работали вместе со всеми. Несколько семей тут было .

- Мож но сказать, что ры ба была подспорьем в послевоенный период и позднее?

Ну конечно, на чем еще жить? Рыба да картошка... .

- А что еще сажали, наряду с картошкой?

Овощи: морковь, репу, турнепс. Э т у. что сами не ели, так скота держали. Корову, у каждого старались корову иметь. Дети на этом и жили .

- А у Вас была корова?

Была корова .

- Одна?

Одна корова. Дай Бог одную... маленькие дети были, так делали сено корове, так сложно было (пауза) женщинам стоговать, да ко­ сить, дак всё. Одними силами.... В хозяйстве всегда в этих домах были. Что-нибудь было. У нас, например, как я сюда пришла, замуж вышла, так у них всегда были свинья. Помню, и коза была... .

- А в настоящий момент традиция держать животных уже утрачивается, я вижу .

2 Пряжа была оккупирована в 1941-1944 гг .

Ну, сейчас нигде ничего не посётся, люди разленились, ничего не надо, деньги получают более или менее хорошие и за счет этого жи­ вут, покупают в магазинах. Раньше денег не было, и люди мучились от недостатков всяких и старались сами для себя наживать что-то. И сено, и садить, и всё-всё-всё. И скотинку, если заимеют, тоже, и ско­ тинку как-то содержат. А теперь ничего не надо.... Всё заросло травой, бурьяном трава. Всё заброшено. Как в совхозе, так и частни­ ков нет никого. Вот такие еще содержат, восьмидесятилетние стару­ хи, втянувшись с детства. Так вот и ходим тут на п о л я. Так бы мне, что там, мне на жрачку тоже. Пенсию получаю, так хватило было. Но просто как-то жалко. Земля пустует: что-то покидаешь, что-то вырас­ тишь. Что не себе, так внучке.... У меня у самой внучка есть. Я го­ ворю, вот бабушки не будет, так сходи вон картошечки, вон в поле хо­ рошая. Бабушка! Забудь про это ты про всё. Что нам надо, мы купим .

Она так говорит, - мы купим. Но ей 29 лет, тоже врачом работает. Мы купим. И ты ничего не сади, бабушка. Так я себе не хочу, сидеть у окна ждать, когда меня смерть возьмет. Копошишься, быстро время летит и с людьми встретишься, и. А так, в четырех стенах пробуй-ка целые дни сидеть (улыбнулась). В магазин, да сиди. Разжиреешь, по­ том двигаться не сможешь. Движение - есть жизнь .

- А вот вы помните какие-нибудь праздники, памятные даты, которые отмечались? Ну, с детства и до сегодняшнего дня .

Ну, религиозных праздников я не помню. А вот э т и. т а к и е .

Первый май, да День победы - вот эти праздники, к о т о р ы е. май­ ские, да.... Ну, религиозных праздников тут особо и не заметишь, что отмечают. Пекут там что могут, пироги, да кто другое там... .

Отмечали, в которые религиозные, якобы нельзя там трудиться, больше отдыхать, да печь, да кушать. Да вот это всё. Да не знаю больше ничего такого .

- А на Новый год елку ставили?

На Новый год? Ну, когда мы дети уже школьного возраста, то, конечно, ставили. Мы домой приносили елочки кое-какие. Правда игрушек-то не было таких, так домашние такие: из газеты, да из чего-то т а м. игрушки навешивали, лепили лодочки разные, да что попало там навешаешь. Это было, да .

III. Респондентка, г.р. не указала, 25-30 лет .

Уроженка пос. Пряжа, пос. Пряжа .

ФА 3761 .

- А не могли бы Вы назвать нескольких известных жителей Пряжи?

Из современников я бы назвала Савельева Александра Яковлеви­ ча, который я в л я е т с я. Ну, он вообще работал в органах очень дол­ гое время. Он, по-моему, подполковник, если я не ошибаюсь сейчас .

Но при этом он автор гимна Пряжинского района. И он сам карел, такой очень сам по себе интересный человек, на мой взгляд. А по­ том... Светлана Ивановна Меркоева. Она не карелка, но она такая очень волевая женщина. Она долгое время была заместителем гла­ вы администрации.... Из исторических личностей, прям из исто­ р и ч е с к и х. Помимо всем известных, героя Советского союза М а­ рии Мелентьевой, например, да? Из купечества тоже с территории нашей. Но это давно... Мирон Смирнов, который очень большой вклад внес в развитие Сямозера, деревни. Он был очень предприим­ чивым человеком. Он первый сделал первую лесопилку, в Финлян­ дии построил. То есть он начал налаживать торговые отношения. И он образовал библиотеку в Сямозере, то есть такой, способствовал народному просвещению.... Это конец XIX - начало XX века .

Потом из исторических еще л и ч н о с т е й. Я даже вот так затруднюсь сказать Вам еще кого-то из истории. Из современников, к т о. кого я считаю лично такими интересными личностями, это Алиса Пе­ тровна Губарева, но она из деревни Колатсельга. Она потрясающий человек, вообще, на мой взгляд, просто уникальный. У нее свой небольшой музей семьи, в Колатсельге в доме родительском. Из деревни Сергилахта есть бабушка прекрасная, Анна Васильевна Ко­ бру. Она такая, вечный двигатель, она собирает историю края Сямозерского... Валерий Яковлевич Кононов - спортсмен, тре­ нер многолетний... Еще я бы назвала Столярова Николая Дми­ триевича, который держит питомник собак в Кудаме. Потому что очень такой социальный предприниматель. У него свой гостевой дом «Тихое озеро». В Кудаме. Они с семьей прямо этим занима­ ются. И он очень поддерживает сам поселок, он много сделал для инфраструктуры поселка. Ну, то есть элементарные вопросы света, воды, электричества. Ну, то есть такие вопросы.... Есть еще интересный человек. Ну, как бы разные интересные истории людей. В Ведлозере живет семья Макаровых. И вот у Макарова са­ мого 14 детей. И они занимаются боксом. Он тренер по боксу... .

Волков Александр Лукич - поэт, переводчик. Он уже тоже в годах совсем.... Он перевел порядка 75 поэтов, именно русских поэтов, на карельский язык и это очень, очень большая работа, на самом деле. Он сам пишет стихи и переводит еще классику на карельский язык. Меньше знаю, наверно, промышленников. Ну вот тех, кто за­ нимается в такой области деятельности .

- А вот какие в Пряже на данный момент распространены заня­ тия, промыслы, профессии? Чем люди занимаются? Чем себя обе­ спечивают?

В Пряже есть зверофабрика.... На самом деле, это один из не­ многих зверосовхозов, которым удалось пережить лихие 90-е и вот потом тяжелые 2000-е.... Еще есть, конечно, ряд совхозов: Эссойльский совхоз, ну, комбинат, и Ведлозерский молочный комби­ нат.... Ведлозеро работает со «Славмо».... Но на не очень вы­ годных для себя условиях, конечно. То есть они могли б ы. Ну, сей­ час такая конкуренция, на самом деле, что не могли бы. Потому что, если рынок уже освоен одной компанией очень серьезно. Потом, значит, конечно, это сфера услуг, которая очень сильно получает­ ся, да, то есть. Это и образовательная сфера, ну, муниципальных учреждений сеть. Это культура, образование, дополнительное обра­ зование. Плюс сфера услуг, конкретно, магазины. Магазинов боль­ ше стало гораздо... .

- А у Вас в семье был скот какой-то домашний?

Да, у нас держали мы, с папой, с мамой, держали хрюшек. Ку­ рочки у нас долго, у нас последние, наверное, года два или три нету курочек только.... Корову мы не держали никогда.... Потому что мы жили в квартире, то есть у нас не свой дом был, поэтому это было неудобно. А вот со стороны мужа, они держали и коров, и по­ росят, и кур и кого они только не держали... .

- А вообще в Пряже держат коров, овец?

Сейчас вообще я даже не знаю. Сейчас, мне кажется, и нету прак­ тически... .

- А с чем это связано?

Я думаю, что это связано с тем, что поменялся образ жизни определенным образом. Е с л и. если как бы женщина оставалась дома и следила за хозяйством, то, понятное дело, она могла содер­ жать и скотину, кормить ее, ну, в нужный момент ухаживать за ней.... Хотя многие вот работали и держали скотину, и были паст­ бища и за ними следили. А сейчас куда вывести корову, вот здесь в Пряже... .

- Какие отмечаете праздники, памятные даты?

Не знаю, в нашей семье, это так принято, что у нас вот, у нас Н о­ вый год, Рождество. У меня в семье 8 марта, но это как бы так. Ну, как бы, просто все знают, что 8 марта. Также и 23 февраля.... Это дань, это дань такая. То есть нету там стола какого-то, собрания се­ мейного.... А в м а е. 9 мая, сейчас уже меньше. Потому что, ког­ да бабушка еще была живая, мы ходили на парад обязательно всег­ да. И вот это все посещали. А сейчас как бы, н у .

- То есть это больше для ветеранов делается?

Я думаю, что да. На самом деле, я вот считаю, что это такой праздник. Я вот его очень сильно чувствую. Я знаю, что это празд­ ник. Я, например, к о г о. Ну, всех своих я поздравляю. Но, прежде всего, это в семье. Это как бы история каждого человека в отдель­ ности, несмотря на то, что это история всей страны. И с е й ч а с. то есть, еще просто мы находимся в такой ситуации, ну, в такой рабо­ чей, когда мы, например, должны там присутствовать. И я считаю, что это может только изменить как бы к худшему, потому что дети, например. У нас очень сильное патриотическое воспитание. Это я по себе знаю, и не только, а вообще по школьникам. То есть как бы и по школе, и по школьной программе, например. То есть они идут и идут как бы осознанно, что это 9 мая, что это праздник прямо. Но у нас26 вот прямо, то есть ч т о б ы. Мы вспоминаем обязательно всех там своих, свою родню, кто погиб в войне. Но вот так, чтобы это праздник был, у нас нет... .

2 Респондентка имеет в виду свое детство .

- А Вам известно, как Ваша семья была затронута в годы Вели­ кой Отечественной войны?.. .

Бабушка моя была в финском плену. Она была вот в лагере в Пя­ том поселке .

- В Петрозаводске?

Угу. Бабушка да. Дедушка у меня моложе бабушки, он поэтому как бы не застал войну вообще. Ааа, и всё, больше с моей сторо­ ны семья никак. Ну, то есть вся семья была в тылу. И все пахали .

Вот бабушка, и ее мама, получается, прабабушка Катя, они вот на­ ходились в лагере. И ее сестра Татьяна. Ну, получается, моя бабуш­ ка двоюродная .

- А как-то Вам доводилось обсуждать с бабушкой это событие из ее жизни?

Да, приходилось. Еще когда я в школе училась, я просто жила в Северодвинске, и я с бабушкой переписывалась письмами. И я вот ее спрашивала, и она писала мне письма о том, как это было, вооб­ ще рассказывала м н е. Бабушка не очень любила об этом говорить, на самом деле. Но это было просто как бы труд. Много труда. Обыч­ ная работа, но только со статусом того, что ты в лагере. Больше ни­ чего. Ну, она вот тоже всякие стишки писала, которые они исполня­ ли, частушки. Вот такого плана рассказывала. Рассказывала, как она пошла на работу первый раз. То есть она стала работать, когда е й .

Ну, они подделали документы на два года получается, чтобы она стала старше, чтобы она могла работать и зарабатывать .

- Это было после войны уже?

Это было во в р е м я. Да! Это было после войны сразу же... .

Потом она устроилась на лесозаготовки, там очень много работала .

Потом в кочегарку, и, короче, там она очень много работала. А шко­ лу она не закончила, хотя училась на отлично, но пришлось уйти просто работать... .

- У Вас в селе есть церковь. Вы или члены Вашей семьи посеща­ ете церковь?

Нет. Ни моя семья, ни Лешина семья27... .

2 Семья супруга респондентки .

- А вообще как-то среди односельчан чувствуется, например, рост религиозных настроений?

Нет, нет. Здесь всё нормально в этом плане вообще, я считаю. П о­ тому что как бы. Здесь такой батюшка. Он с одной стороны, стран­ ный, с другой стороны - и странный, и хороший менеджер. Он очень хорошо организовал приход, у него много прихожан. Повыси­ лось значительно, конечно, количество. Много проектов стали ре­ ализовывать, именно с православной тематикой, в том числе. Не с каким-то давлением, а вот просто вот. Это же нормально абсолютно .

Люди, каждый привлекает к себе людей по интересам по схожим. И поэтому они приходят, им там комфортно, уютно и хорошо. Пусть .

Почему нет, если людям там хорошо? Я, например, не против. Но да, есть такое, рост есть. Сам приход развивается. Во-первых, они благоустраивают территорию поселка, что немаловажно. Они ста­ ли разбираться с вопросами вообще вот этих памятников, вот, кото­ рые часовни, и забирать в собственность церкви, и приводить их в порядок, потому что государство не может себе позволить это сей­ час сделать. То есть, я считаю, что в этом есть вклад в сохранении истории, прежде всего. Ну мы с батюшкой поддерживаем хорошие отношения. И мероприятия, которые мы проводим28, связанные, ну, то есть связанные по темам, мы обязательно его зовем, зовем при­ хожан... .

IV. Респондентка, г.р. не указала, около 30 лет, родилась в Прибалтике, пос. Пряжа .

ФА 3763 .

- А какие есть профессии в Пряже? Чем люди занимаются? Как на жизнь зарабатывают?

Профессии? В Пряже? Да, как и везде, одна торговля! Ну, конеч­ но же, есть и культура: куда без нее. Вот. (Пауза). Есть водителиперевозчики, без них никуда.... Есть медицина. Пожарные. Работ­ ники всяких учреждений банка. Через которых там платежи пере­ водятся. Бухгалтера, которые нам зарплату переводят. Тоже без них 2 Респондентка работает в Этнокультурном центре «Elama» в пос. Пряжа .

никуда. Учителя, педагоги. Педагоги дополнительного образования .

Которые не только там математике учат, но и творчески развивают де­ тей. Это очень важно. (Пауза). Ну, так по мелочи остальное .

- А фермеры, крестьянство?

А! Ф е р м е р ы. Ну, фермеры у нас, частных фермеров-то у нас мало как бы. А ЗАО «Пряжинское» вот есть, тоже оно очень расши­ ренное, большое. Там и молочные изделия - коров содержат, и пуш­ нину, ну, и песцы, лисы, норки. Они еще хлеб, хлебобулочные из­ делия делают. То есть три таких больших направления. По-моему, три. В общем, да, они хорошо развиваются. У них свои трудности, конечно.. .

- А вообще много людей покупают дома, которые раньше жили не в Пряже, а начинают жить в Пряже?

Я думаю, да! Год прожив в Пряже, я поняла, что здесь яблоку не­ где упасть. И весь берег уже застраивается. И если думать в даль­ нейшем о строительстве собственного дома, т о. только если он ле­ тающий будет (смеется).... Но весь центр точно. Видно, что одни стройки, стройки, стройки. Особенно вот если проехаться в конец Пряжи, по правой стороне по линии берега там застраивается очень активно.... Ну, у нас 50 на 50. У нас дом и в этом доме квартира и почти нет соседей. Дом деревянный и мы довольны своим жильем .

- А приусадебный участок у вас есть?

Есть, небольшой. Но надо руки на это вкладывать .

- А как Вы думаете, когда была Пряжа основана? Или с какого времени она упоминается, существует? Может, не надо точную дату, просто век мож но.. .

Нет, не думаю. Это надо у знающих людей или в архиве посмо­ треть, когда была основана.... Я должна была помнить эту дату, поскольку праздновали и День рождения района Пряжинского и День рождения Пряжи был. А сколько вот лет е й. Вот всегда эти даты у меня в одно ухо влетит, в другое вылетит.... Мне кажется, лет... Ну, триста не может быть, нет. Знаю, что Крошнозеру четыре­ ста с чем-то. Это я хорошо помню. А Пряже не помню. Честно. Еще слишком мало живу, чтоб запомнить (улыбается) .

- А вот почему такое название - Пряжа?

Вот это интересный вопрос. Я слышала много версий. Одна ин­ тересней другой. В общем, сначала рассказывали, что будто Пряжа, сама деревня, к а к. ну, как пряжа вьется.... З а т е м. еще какая-то версия была, вот я ее не помню. А третья - она более правдоподобная .

(Вспоминает) Что Петр Первый здесь запрягал лошадей, коней, когда ездил из Петрозаводска в Питер что ли или куда-то вот. И вот запря­ гал, ну потому что вот была упряжка, запряжка, и вот поэтому и на­ звали Пряжа. Ну, мне эта версия больше нравится (улыбается)... .

- А у Вас в жизни наверняка был такой период, когда Вы, скажем, учились, и у Вас была возможность остаться в Петрозаводске?

Так я и работала в Петрозаводске. И жила в Петрозаводске. А толкуто. Городская жизнь как-то не по мне. Я почти всю жизнь жила в дерев­ не... И с детства заложилась вот эта свобода, свежий воздух, приро­ д а. Т а м. Деревенская жизнь. Городская жизнь. Я шесть лет в горо­ де прожила, и поняла, что это невозможно больше такое (улыбается) .

Своего жилья нет, и работу нормальную сложно найти, и не хватает по­ стоянно. Ну, проблемы были в общем, безденежье одно. И как бы ду­ маю вот, чем платить там дяде-тете каким-то за съем, поеду-ка я в свой дом бесплатно жить. А уж какая-нибудь работа-то найдется .

- Нашлась?

Да, работа нашлась чудесным образом. В принципе, я жизнью до­ вольна, что это уехала с города. Так-то всё слава Богу (улыбнулась) .

- А вообще можно так сказать, что из Пряжи молодежь уез­ жает в Петрозаводск или в крупные города другие?

Ну... тут... Молодежь уезжает, чтобы получить образование. Здесь же только школа, одиннадцать классов. И, естественно, все выпускни­ ки уезжают, чтобы получить там среднее, высшее образование. Вот .

А там уже, конечно, зависит от того, какие цели поставлены у моло­ дых и. Ну, или дело случая, наверно. Что на кого он выучится. Вы­ учится он на педагога, а ему тут, в Пряже, хорошее место предложат, да дома живи. Ну, может,... Ну, как бы, я считаю, что лучше согласить­ ся, чем где-то в городе непонятно где жить, там, в незнакомых местах, каких-то детей там городских избалованных учить (смеется). Ну вот .

Как-то т а к. Если у человека есть цель, каким-то супер-инженером стать, и он, только, там, в Москву хочу, всё! Н у,. он пусть добивается .

Молодец. Чем сидеть в деревне. Некоторые говорят, вот там, что в де­ ревне делать. В деревне жизнь как бы поспокойнее, но все равно хва­ тает своей суеты на любой работе. В культуре так вообще .

V. Респондентка, г.р. не указала, 50-55 лет. Уроженка пос. Пряжа, г. Петрозаводск. ФА 3754 .

- Не могли бы Вы немного рассказать, где работали Ваши роди­ тели, мама, например?

Я не про маму, я по деду лучше скажу. У меня дед был председа­ телем колхоза «Красная Пряжа».... Просто период в жизни был очень сложный, поэтому, как с к а з а т ь. всё в жизни шло немножко закрыто. Сталинский период. Естественно, репрессии, и он попал под репрессии. На него, точнее мне бабушка рассказывала, что на него наговорил в о б щ е м. н у. такой м у ж ч. даже знали, кто до­ нес. Они знали, кто донес. И забрали, что забрали? Сараи забрали с с е н о м. Просто семья была большая, держали много скота. Работа­ ли очень много. И. как бы в о т. вот э т о. как с к а з а т ь. У трудо­ любивых всё было. Выкарабкивались.... И вот они достойно дер­ жались и что-то там на него наговорили. Сначала на брата мамино­ го, то есть его сына. Сын попал под репрессии, дед попал под ре­ прессии. Мужское поколение. И в итоге увезли его, даже м а. это, бабушка моя искала его, где он похоронен? Где он пропал? Она не нашла.... Пришло, что он умер и всё .

- И получается бабушка с мамой с Вашей там продолжали жить?

Ну, еще была война. Во время войны был финский штаб в на­ шем доме.... Дом занимал большую площадь. Вот сейчас на ме­ сте этого д о м а. Дом разваливаться стал. Я еще детей своих вырас­ тила в этом доме. Там нас жили три семьи в этом доме. Представь, три семьи в этом доме. Так там еще был сарай, там и скот держали .

Еще я тоже скот держала. Я держала свиней, курей.... Скот-то и сейчас держат, вот и коз держат люди. Крупный рогатый не держат .

... Там стоят два дома на этом месте, дома моих дочерей .

Ну, в принципе, у бабушки я была любимицей. Бабушка у меня карелка была такая. Умела г а д а. умела колдовать, говорят. Умела, заговоры знала, она очень много всего знала такого, что вот из тра­ диций.... И то, что я пишу загадки сейчас, как я отношусь к Киндасову, к киндосовским сказкам, которые кто как только не назы­ вает. Это сказки. М ама мне рассказывала сказки, самые настоящие сказки, просто их надо понимать.... Еще маленькие мы говорили по-карельски, большие, когда уже выросли, перестали. Я вот, счи­ тай, в 15 лет, если я уехала из дома в Р о с [с и ю ],. туда, учиться в среднюю полосу, в Россию и всё. Я стала язык забывать. Я приезжа­ ла и слушала, я понимала уже не всё. А когда язык изучала, засыпа­ ешь так ночью и снится. И снится речь карельская... .

- У Вас есть какие-то предположения, откуда такое название Пряжа?

Пряжа? Так пряжа - э т о. На сайт войдите, там очень хорошо всё написано. Три деревни было.... Говорят, что Петр ехал, ска­ зал, какая пряжа! Но. Назвал Пряжей. Но точной версии же нету все равно.... Потому что три деревни подряд шли.... Одной де­ ревни по второй, там они носили имена, по-моему,... мужичков, ко­ торые, видимо, там первые дома построили29. А по одной деревни не с м о г л и. ничего никто не может сказать.... Мамина сестра у меня жила в т р е т ь е й. вернее как, мама жила в последней деревни, через деревню,... и мама частенько говорила, что там мне нужно было молоко носить, когда корова тельная была, сходи в Savinkyla, Savinkyla30- эта деревня, то вот отнеси тетке молоко (смеется)... .

- А мама где работала, когда в Пряж у приехали?

Так, мама работала у меня в связи, и отец у меня был сначала связи, он был начальником почты. Потом уже, когда войну прошел, как сказать, период (вздыхает) года п р и м е р н о.... в 43 году Н и­ колай, тогда получается после Николая у нас дед попал под репрес­ сии. Т а к. р а з. после войны, после в о й н ы. попали под сталин­ ские репрессии и Николай, то есть сын. Сын и отец, мой дед... .

2 Имеются в виду деревни Павлово и Пахомово, зафиксированные в Писцовой книге XVII в .

3 Правильно: Soavonkyla .

Мои были в эвакуации, а дом был занят под штаб финнов. Расстре­ ливали. Даже вот это место я. как раз в о т. там сейчас у нас ниче­ го даже, ничего на этом месте у нас нет, там только камни у нас ле­ жат. Вот. На том месте расстреливали людей, и потом уже, это, даже закапывали. И потом уже раскапывали и, это, в братской могиле .

Вот такое место. Но, с другой стороны, мои-то знают31. Мои-то все знают, все, что там было .

- А кого расстреливали? Партизан или, может, местных жи­ телей?

Красноармейцев. Финны-то на местных, в принципе, не наезжа­ ли. В деревнях нет, потому что им же жить надо было, кормиться. А кто их кормить будет, если не жители?.. .

- А, может, Вам доводилось слышать какие-то разговоры одно­ сельчан о жизни в оккупации? Обычно эта тема умалчивается, не­ охотно говорят .

Конечно! Это вообще, мои родственники они постоянно, мол­ чать! Не разговаривать, не говорить лишнего ничего. Это было уже заведено. Даже эти, совдеповские все вот речи, у меня отец был все-таки начальник почты был, он себя считал таким продвинутым .

Приезжий. И были постоянно скандалы с бабушкой. Потому что он антирелигиозную пропаганду, а у меня бабушка верующая была, икона висела, она молилась. Бабушка у меня периодически уходила к другой дочери, в другую деревню... .

- А религиозные праздники, там, Вербное воскресенье, Пасха отмечались? Насколько широко?

Раньше все праздники, всё религиозное чтилось. И почему как бы вот. Да и были только религиозные праздники. Д р у г и е. Совет­ ских праздников, я, например, не помню. Бабушка отмечала только религиозные. И традиции были определенные... .

- Как вообще складывались отношения с приезжими людьми, ко­ торые приезжали работать, там на лесозаготовки или по управ­ ленческой линии?

3 Респондентка имеет в виду своих детей, которые продолжают жить в родовом доме в Пряже .

У нас в Пряже же не было лесозаготовок. Лесозаготовки шли в Чалне.... А в Пряже было заведено так.... Брали жильцов, вот был наш, свой дом и там специально была комната, куда пускали вот этих людей, которые приезжали в Пряжу, и чтобы они могли жить. Я прекрасно даже помню двух, две семьи, которые жили там у нас.... Если кто-то что-то имел, он всегда делился (улыбается) .

Характер все равно карелов, хоть и говорят, они такие закрытые, они не жадные, они просто осторожные очень. Они осторожные .

- А общественная жизнь как развивалась?.. .

Вот общественная жизнь, мне кажется, началась с того времени, вот к о г д а. открылся сейчас Этнокультурный центр, а люди не име­ ют общественной жизни. Понимаете? Вот проблема.... Вот раз­ говаривала с одной (сотрудницей этнокультурного центра - Ю. Л.)... Она и говорит, как-то людей притянуть надо, чтобы они хотели чего-то.... Я говорю, очень закрытый народ, как-то живут в своем мире, очень тяжело вытаскивать... .

- А вот как Вы считаете, приезжая в Пряжу, какие места в са­ мой Пряже надо посетить в первую очередь?

Озеро! Озеро! И нужны лодки, чтобы людей возить по озеру .

Чтобы они понимали, насколько оно у н а с. драгоценное .

VI. Респондент 1978 г.р., уроженец пос. Пряжа, г. Петрозаводск. ФА 3753 .

- А часто Вы бываете сейчас в Пряже?

По-разному. Летом почаще, наверное. Зимой, за зиму, может, один-два раза... Вообще, основная масса людей, которые т а м .

как сказать д а ж е. не знаю, как их охарактеризовать. Да, большин­ ство в Петрозаводск, в Санкт-Петербург уезжают. Вот один (друг респондента - Ю. Л.), кто еще остался. Какие, может, бездари оста­ лись (улыбнулся). Ну не бездари.... Те, может, кто хочет боль­ ше себя реализовать, Пряжа, она не дает тех, т о г о. Потенциала там нет, нет там такой работы, нет там таких, допустим, институтов каких-то, организаций. Наверное, так. Хотя предполагаю, что там должны быть какие-то предприятия, на которых можно и работать, и зарабатывать, и себя реализовывать... .

- А, может, что-нибудь знаете об истории села вашего? Ска­ жем, в период Великой Отечественной войны .

(Задумался). Бои-то были, по-моему, в районе Пряжы. До П е­ трозаводска практически финны дошли. А таких определенных мест не знаю.... Вот сейчас говорите, мне что-то стыдно стано­ вится, что я не знаю. Такие вещи. Надо все же найти время и почи­ тать.... То есть как, я там больше (в Пряже - Ю. Л.) не прожи­ ваю. Может, ближе к пенсии вернусь, как пенсия будет. Если она будет (смеется) .

- В принципе идея есть такая?

Ну, вообще, хотелось бы. Мне деревня ближе, чем город. Поэто­ му и здесь живу в Сулажгоре, на окраине, ближе к лесу. Так и выби­ р а л и. Точнее, как выбирали. Я настаивал на этом (смеется). Чем на Древлянке или на Кукковке .

... Как закончил строительный техникум, вернулся в Пряжу .

После первого рабочего дня в ЖКХ понял, это не дело, надо что-то двигаться как-то вперед. И поступил в университет. Так как стро­ ительный техникум у меня был, то есть, поступил на ПГС32... .

Первый день, когда я поработал там, пришел в ЖКХ, меня отпра­ вили, мастер говорит, там забор, причем это была весна, май или как-то так. Забор, говорит. Там сугробы по пояс. Говорит, вот там есть бревна. Их надо оттуда выковырять, потому что завтра приез­ жает покупатель. На эти бревна. Меня поставили туда с таким алка­ шом, с перегара дикого такого.... Мы выковыривали эти бревна из-под снега. И вот я как сейчас помню, сидим, перекур. То есть я курю, он с такой беломориной, плюется, матерится и хает руковод­ ство всех и всё подряд. Я смотрю на него и думаю, представил себя на его месте через десять лет. Мне эта перспектива не понравилась (смеется). Я пошел сразу же собрал документы, и в этот же год я по­ дал на ПГС учиться.... Подал документы на ПГС, уже поступил .

3 Специальность «Промышленное и гражданское строительство» на строительном факультете ПетрГУ (с 1.09.2014 г. - Институт лесных, инже­ нерных и строительных наук ПетрГУ) .

Мне предложили в банк работать... типа дополнительного офиса Национального банка.... Закончил ПГС, поступил на экономиче­ ский, так как планировал работать дальше в банковской сфере... .

Ну вот не знаю, сколько там проучился. Может, год-полтора. П о­ знакомился с девушкой здесь в Петрозаводске, так как я часто сюда приезжал, в Петрозаводск, к друзьям, которые остались со строи­ тельного техникума. В Пряже потому что как-то культурная жизнь мне не нравилась, хотя немногим она отличалась от Петрозаводска (улыбается), но в Петрозаводск как-то больше тянуло.... Пару лет, наверное, поездил туда в Пряжу, потом нашел здесь вот работу, в Петрозаводске .

VII. Респондентка, г.р. не указала, 55-60 лет, уроженка с. Ведлозеро, с. Святозеро .

ФА 3767 .

- Можете назвать каких-либо известных, выдающихся жите­ лей Святозера?

Так вот Чеснакова, сказительница, говорим, да? А, кто там еще известный у н а с. Вот у меня список сказителей Святозерского края, тут даже моя бабушка... Терентьева Наталья Васильевна .

... Филиппова Анна, а Чеснаковы обе - Анна и Анастасия... .

Константин Гордеев, Хякки Гордиев - это прадедушка мой, скази­ тель. Наталья-то бабушка моя, Терентьева. А это ее отец. Он в 42 г .

погиб, умер в Архангельской области, в эвакуации были .

- А сколько ему лет было на тот момент?

Так он с [18]87 г. 42-й. Так считайте сами .

- 55 .

Папа тоже умер у меня в 64 года. Молодой. Поэтому я говорю, что, как б ы. Бабушка у меня жила со мной. Когда дети у меня были, она помогала мне детей поднимать. И т а к. Если брать совет­ ское время, вот у н а с. А, я отдала в Музей. Там, значит, все наши работники победители соц[иалистических] соревнований, всё, зна­ чит. Валентина Ивановна - депутат была Верховного Совета, Саве­ льева. Раиса Митрофанова, Раиса Сергеевна - д е п у т а т. О й. де­ легат XXVI, по-моему, съезда была.... Людмила М и хай ловн а .

о й. Фадеева, тоже знаменита. В общем, наши такие победонос­ цы села в то время, советского еще, социалистического труда счи­ талось. Отдала, у меня был большой, как е г о. как бы совхоза по­ четная, книга почета. Всё разгромили у нас там, совхоз-то. И как бы мне в руки попала книга, я говорю, дайте мне в Музей... .

- А какие праздники отмечались?

Ну, я не скажу, что в то время мы отмечали. Мы даже Пасху не знали. Ну как. Красили яйца. Я помню, на моей памяти. А больше ничего. Я помню только еще мамина мама, они жили отдельно, в домике. Она всё крестилась и молитвы сидит там читает. А в на­ шей семье этого не было, потому что папа партийный был, чтобы ни иконы, ничего не было. Мы не знаем. Папа, может быть, и кре­ щеный был, бабушка ничего не говорила. Но в то время, сами зна­ ете, что этого ничего не говорили. А что? Наши советские празд­ ники все отмечали. А вот Пасху, только яйцо [красили]. А как вот раньше было. Вот начищали эти дома, как все чистили. Почитали по-старинному. В нашей семье этого не было .

- А на Новый год елку ставили?

На Новый год елку обязательно ставили.... На Новый год, на 9 мая, на 1 мая. Демонстрации.... На ноябрьские тоже праздни­ ки. Это мы всегда выступали, у нас концерты были в клубе.... А это я в Петрозаводске, здесь-то не было демонстраций, это когда в Петрозаводске училась.... А как помню, на каждый праздник на­ ряды шили, женщины (смеется). Теперь уже не надо шить ничего .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«28 Глобальный мир: проблема управления А. Н. Чумаков Общественное сознание в целом и индивидуальное в частности за редким исключением весьма инертны . Они оперируют по большей части стереотипами и начинают реагировать на происходящие пер...»

«Министерство культуры Ростовской области Ростовский областной дом народного творчества Декупаж. Оформление изделий в технике декупаж. Методическое пособие для руководителей кружков и студий ДПИ Ростов-на-Дону Сод...»

«УкрАинский кризис 2014 г.: ретроспективное измерение Матвеев Владимир Александрович – доктор исторических наук, автор более 200 научных публикаций, 8 монографий . специализируется по проблеме российской...»

«Шульженко Ю.Л. Тезисы Теория отечественного самоуправления (дореволюционный период).1. Термин "самоуправление" возник в XVII в. в Англии. В середине XIX в. его заимствует Германия, с 1860 г. он стал использоваться в России. Активная научная разработка этой проблематики в нашей стране началась во второй половине X...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) История слободской Украины наименование дисциплины (модуля...»

«НАГУАР Заира Казбековна ТИПОЛОГИЯ  НВЕКТИВНОЙ  ЕКСИКИ И Л В РАЗНОСИСТЕМНЫХ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, НЕМЕЦКОГО И АДЫГЕЙСКОГО ЯЗЫКОВ) 10.02.01  - русский язык; 10.02.20 - сравнительно-историческое, тип...»

«УДК 26(470.32) МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВЕНСТВА В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв. (по материалам Тамбовской и Воронежской губерний) В.Н. Фурсов, Е.А. Ледовских Кафедра истории России, ФГБОУ ВПО "Вороне...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Сочинский государственный университет туризма и курортного дела Администрация г. Сочи Очерки истории Большого Сочи В 4 томах Том 1 183...»

«Д.Е. Алимов ПОТЕСТАРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В СЛАВЯНСКОМ МИРЕ В IX–X ВВ.: В ПОИСКАХ "ПРОСТОГО ВОЖДЕСТВА"* Последние 10–15 лет стали временем значительных перемен в интерпретации процессов возникновения и развития догосударственных политических (потестарных) структур в слав...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Глава 1. История развития психолого-педагогических методов диагностики в специальной психологии 1.1. Развитие психолого-педагогических методов исследования за рубежом 1.2. Развитие психолого-педагогических методов исследования в России Глава 2. Теоретико-методологические основы психолого-пе...»

«Византийский В р е м е н н и к, том VII Г. И. И Б Р А Г И М О В КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ В ТУРЦИИ В XV—XVI вв. Государство турок-османов образовалось в Малой Азии в X I I I в. как государство феодальных разбойничьих завоевателей. Об этих первых тур­ ках, обосновавшихся сперва вблизи Анкары после пожалования им военноленног...»

«О.В. Гисем ИСТОРИЯ УКРАИНЫ УЧЕБНИК ДЛЯ 7 КЛАССА общеобразовательных учебных заведений Рекомендовано Министерством образования и науки Украины ТЕРНОПОЛЬ НАВЧАЛЬНА КНИГА — БОГДАН УДК 74.266.3 ББК 63.3 (4 Укр.) Г 46 Рекомендовано Міністерством освіти і науки України (наказ Міністерства освіти і науки України від 20.07.2015 г. №777) ВИДАНО ЗА РАХ...»

«"ВОЗВРАЩЕНИЕ" РЕЛИГИИ И КОНФЛИКТНАЯ СИТУАЦИЯ МИРОУСТРОЙСТВА Р. Робертсон Главным вопросом данной статьи является то, как религия за последние годы стала важнейшей темой в мировой политике и международных отношениях, не в последнюю очередь потому, что религия оказалась в центре некотор...»

«Problemy istorii, lologii, kul’tury Проблемы истории, филологии, культуры 3 (2018), 30–46 3 (2018), 30–46 © The Author(s) 2018 ©Автор(ы) 2018 DOI: 10.18503/1992-0431-2018-3-61-30–46 ПОГРЕБЕНИЕ I в. н.э. ИЗ УСТЬ-АЛЬМИНСКОГО НЕКРОПОЛЯ (ЮГО-ЗАПАДНЫЙ КРЫМ) А.А. Труфанов*, В.И. Мордвинцева** Труфанов, Мордвинцева * Институт археологии Крыма Р...»

«Вестник МГИМО-Университета. 2017. 4(55). С. 83-98 ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СТАТЬИ DOI 10.24833/2071-8160-2017-4-55-83-98 СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ И ТАКТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ О.А. Колобов Нижегородский государственный университет им. Н.И....»

«24 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ 18. Dwyer T. Media Convergence. UK, McGraw-Hill, 2012.19. Gregory R. J. Leveraging the Corporate Brand. USA, McGraw-Hill, 1997.20. Jenkins H. Convergence? I diverg...»

«Министерство образования Российской Федерации Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Детско-юношеская спортивная школа"Рассмотрено и одобрено на заседании пед. Утверждаю: совета. Директор МБОУ ДОД "ДЮСШ" Протокол №1 /Т.А. Маркина/ "28" августа 2015 г. Об...»

«А.В. Виноградов Притяжение Азии. Китайский опыт для России Период истории, когда Россия вместе с Китаем была частью монгольского политического пространства, коренным образом изменил судьбу русской цивилизации. С этого момента в борьбе с вторгшейся азиатской идентично...»

«Вестник Томского государственного университета Культурология и искусствоведение. 2018. № 29 УДК 7.094 DOI: 10.17223/22220836/29/5 К.А. Воротынцева, Е.В. Маликов МИФ И ПОВЕСТВОВАНИЕ В БАЛЕТЕ В...»

«ПАССИОНАРНОСТЬ И СУДЬБЫ НАРОДОВ Яков Басин Как показывает история человечества, ни историки, ни философы, ни политические деятели, – никто из интеллектуалов, пытавшихся заглянуть в будущее, даже ближайшее, и предсказать развитие мировых событий, не добились успеха. Политические событи...»

«Тур На недельку в Израиль Общая информация Кол-во дней: 8 дней / 7 ночей Заезды: Любой день недели Проживание: 8 дней (7 ночей) в Нетании или Тель-Авиве Тель-Авив, Яффо Иерусалим или Вифлием+Иерусалим Христианский Экскурсии: Галилея Христианская Программа тура Прибытие в аэропорт Бен Гурио...»

«ТЕМА НОМЕРА: "КРАВ МАГА — ИСКУССТВО НЕ БЫТЬ ЖЕРТВОЙ" История "Крав Мага". Жизнь Основателя Ими Лихтенфельда. "Крав Мага" была создана Ими Лихтенфельдом, который разработал эту систему в период его военной карьеры в каче...»

«УДК 930.253 Б.С. Каганович, Л.Б. Вольфцун РАИСА БЛОХ В 1930-е ГОДЫ Новые материалы* Долгое время имя и творчество талантливой поэтессы и историка-медиевиста Раисы Ноевны Блох (1899–1943), с начала 1920-х гг. жившей за границей и погибшей в нацистском ко...»

«За нашу Советскую Родину! ВОЕННО ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ОРГАН МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР ГОД И З Д А Н И Я Д В А Д Ц А Т Ь ПЕРВЫЙ 600054г. Владимир Прос;. С т р о и т с я 'л. г. иМОТЕМ • • : ДЕКАБРЬ ИЗДАТЕЛЬСТВО "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА" МОСКВА — 1979 с о 2) е ? ж л н и е A. ГРИБКОВ — Дальнейшее укрепление единства государств — участ...»

«t-z-n.ru ДЕЛО О ПРОПАЖЕ МОЛОКА И ШАГОВОМ НАПРЯЖЕНИИ Знакомьтесь с героями нашей истории: Чудаковатые сыщики – их имена засекречены, но в научном мире они известны как Шеф и Коллега. Плащи и кепки – дань детективному жанру. Большая линза Френеля в руке Шефа – от привычки обращать внимание на мелочи. Пастушок – простодушный деревенский жи...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.