WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 || 3 |

«ТАТАРСТАНА В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ И ДУХОВНЫХ ТРАДИЦИЙ Очерки КАЗАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 7(470.41) (075.8) ББК 85(2Рос. Тат.)я73 А51 Печатается по рекомендации заседание ученого совета ...»

-- [ Страница 2 ] --

Начало татарской классической драматургии восходит к творчеству Г.Камала (1870-1939). С его именем связан начальный этап становления татарского театра как самостоятельной области искусства. Он не только сам писал пьесы, но участвовал в их постановках как актер и режиссер. Г.Камал получил известность и как художник-карикатурист. Первые дошедшие до нас рисунки сатирического журнала «Яшен» («Молния») и театральные афиши принадлежат кисти этого художника. Много сил и материальных средств вложил Г.Камал в создание первой театральной труппы «Сайяр», возникшей в 1906 году. Занимался Г.Камал и переводами пьес русских и европейских авторов: Островского, Гоголя, Мольера. В его переводах были поставлены: пьесы турецкого автора Н.Камиля «Несчастное дитя», Ж.Б. Мольера «Скупой», «Лекарь поневоле», «Проделки Скапена», Н.В. Гоголя «Ревизор», А.Дюма «Дама с камелиями»

и некоторые другие .

Пьесы Г.Камала теснейшим образом связаны с жизнью татарского народа, поднимают самые животрепещущие проблемы своего времени, показывают психологию, характеры, социальные типы. В сфере внимания драматурга – негативные, иногда комические стороны народного быта. Он высмеивает отжившие порядки, религиозный фанатизм мулл и ишанов, страсть татарских купцов к наживе любыми средствами. Целая галерея сатирических персонажей, до узнаваемости конкретных, проходит перед зрителями в его спектаклях «Первое представление», «Распутство», «Банкрот», «Тайны нашего города», «Ради подарка». Основная идея пьес – обличение морального разложения окружающего его общества и выявление истоков. Являясь своего рода школой воспитания, они выражали неприязнь к человеческим слабостям, высмеивали представителей власти и толстосумов, в лице образованной интеллигентной части общества показывали истинных друзей народа – будущее великой нации .

Первой его пьесой, получившей широкую популярность, стала «Бэхетсез егет» («Несчастный юноша»). В ней повествуется о юноше, посланном в город учиться, однако оступившемся и предавшемся распутству. Завязав связь с женщиной легкого поведения, он опускается и, в конце концов в порыве ревности убивает любовницу, а затем и самого себя. Главная идея произведения – в критике недостатков семейного воспитания, которые приводят человека к безнравственным поступкам .

О стремлении молодежи к театру, культуре и связанных с этим конфликтах повествует другая пьеса Г.Камала «Беренче театр» («Первое представление»). Поводом к ее созданию стало событие в 1909 году, когда группа татарских мулл выступила в газете «Вести» («Тхлимат») с петицией о запрещении театра в среде татар. Главный герой пьесы попадает в смешную ситуацию. Пока он бегал и хлопотал по инстанциям об изгнании труппы из города, все члены его семьи отправляются в театр. И хазрету, собравшемуся за ними в погоню, ничего не остается, как только развести руками, чтобы не стать посмешищем в глазах целого города. Г.Камал показывает бесполезность сопротивления новым формам жизни, которые знаменуют собой прогресс в обществе .

На протяжении более 100 лет остается популярным спектакль «Банкрот»

Г.Камала, обличающий алчность представителей купечества, продажность государственной власти на всех уровнях. Купец Сиразетдин бай, спрятав наличные деньги, инсценирует кражу, объявляет себя банкротом, а затем и сумасшедшим .

И медицинская комиссия, получив свою долю вознаграждения, признает действительным помешательство героя .

Удивительно разнообразны и колоритны социальные типы и психологические характеры в пьесах Г .





Камала. Известно, что драматург находил типажи на улице, на рынке, запечатлевал повадки, манеру ходить и говорить, особенности речи каждого персонажа. Убожество, лживость, примитивизм и ханжество являются объектами осмеивания автора. Г.Камал разрабатывает новый жанр комедии в татарской драматургии. Произведения Камала почти не имеют положительных героев, пародированно представлены все социальные слои. В них нет дидактики, пространных рассуждений, действие разворачивается легко, непринужденно, весело, но в каждой сцене, фразе, манере прочитывается издевка автора, на что зрители реагировали смехом. Автор вводит в свои сочинения язык толпы, элементы народного юмора: нелепицы, алогизмы, вульгаризмы, жаргон. Традиции Г.Камала оказали огромное влияние на все последующее развитие татарской драматургии, от К.Тинчурина и до Т.Минуллина .

В начале столетия заявило о себе множество представителей прозы, в том числе Ф.Амирхан и Г.Исхаки, М.Гафури и Г.Ибрагимов. Яркий след в истории татарской литературы оставил Ф.Амирхан (1886-1926). Сын муллы, он получил хорошее образование, учился в медресе Мухаммадия, серьезно занимался русским языком. По окончании не принял ни сана муллы, ни духовной карьеры, которую прочили ему родители, готовился к поступлению в университет. Однако вскоре его постигло несчастье, он потерял возможность ходить и всю оставшуюся жизнь был прикован к постели. Единственной его радостью стало творчество .

Основная тема писателя – недовольство окружающей действительностью, критика ортодоксальных взглядов старшего поколения и противопоставление им прогрессивных идей современной молодежи. Его герои живут, достигнув высот европейской и русской культуры. Цитируют Пушкина и Тургенева, играют на гитаре и фортепиано, поют романсы. При этом они не отрываются от национальной почвы, не забывают своих традиций, собственной культуры. Его идеалом является человек эрудированный, получивший университетское образование. Писатель мечтает о татарских ученых, композиторах, художниках .

Ф.Амирхан был особо ярым поборником женской эмансипации. Его женские образы привлекательны не только красотой и обаянием, им свойственно чувство собственного достоинства, стремление к равенству. С беспощадным реализмом изобразил он подневольное положение татарской женщины. В рассказе «Кукла» или «Татарка» едва родившаяся девочка становится куклой, игрушкой вначале в семье у родителей, затем мужа и свекра со свекровью. Видя вокруг себя ту же картину, она уже свыклась со своим положением, не может и подумать о том, что она достойна какой-то другой жизни, иной судьбы .

Эта иная жизнь достаточно выразительно и красочно представлена в другой повести Ф.Амирхана «Хаят». В ней повествуется о том, как девушка Хаят из вполне состоятельной благополучной семьи с разрешения родителей едет к русской подруге Кате в гости на дачу. Она поражена лавиной впечатлений, которая обрушилась на нее в гостях у подруги. Семья живет открыто, здесь всегда весело, приезжают друзья и подруги, никто не закрывает лица, не боится взоров мужчин .

В Хаят влюбляется брат Кати Михаил. И это вызывает новый всплеск неведомых ей эмоций. Здесь спорят, поют, играют. Однако по возвращении домой она вновь целыми днями никого не видит и живет лишь воспоминаниями. Но Хаят и помыслить не может о том, чтобы выйти замуж за полюбившегося ей юношу, тем более русского. Также как и все вокруг, она только послушная дочь своих родителей, живет их жизнью и выйдет замуж за того человека, которого они изберут. В заключение ей представляют фотографию будущего мужа, за которого ее сватают. И она вынуждена будет согласиться с волей родителей. Такова участь всех девушек-татарок .

В произведениях Ф.Амирхана нередко предстают два мира, два образа жизни – старый и новый, которые находятся в конфликте между собой. И, естественно, симпатии писателя – на стороне молодого поколения, которое стремится вырваться из тесных рамок ортодоксальных догм, тянется к жизни содержательной и интересной. Конфликт не получает разрешения потому, что для этого требуются коренные социальные реформы. На противопоставлении двух миров строятся также рассказы «Праздник» и «Сон накануне праздника» .

В первом из них повествуется о том, как проводит праздник Курбан-байрам патриархальная семья. Члены ее встают очень рано, к пяти часам свершают омовение. Мужчины едут в мечеть, затем на кладбище помянуть умерших и, наконец, отправляются поздравлять родственников. В каждом доме их усаживают за праздничный стол, обсуждаются какие-то мелкие повседневные дела. Дома их вновь ждет пыхтящий на столе самовар и обильная еда .

Между тем, сын хозяина в некоторых посещаемых им домах видит и иную жизнь. Собравшаяся там молодежь беседует, танцует, весело проводит время. Все нарядны и красивы, девушки и юноши общаются между собой как равные, и ему так хочется быть вместе с ними. Ему обременительны и отвратительны обряды, которые он должен неукоснительно выполнять. Вечером, чтобы развеяться и развлечься, юноша идет в публичный дом, где встречает своего отца. В своем произведении Ф.Амирхан повествует о невозможности счастья в аскетичном мире старотатарского быта. О той же мечте – видеть обновленным татарское общество – пишет Ф.Амирхан и в рассказе «Сон накануне праздника». Герою снится, что он стал большим ученым, и его пригласили на научный симпозиум в иную страну. Там оказалось еще несколько ученыхтатар, которые читали доклады на иностранных языках. А когда во время перерыва он вышел в комнату отдыха, то увидел на столах газеты, журналы на татарском языке и татарскую энциклопедию. Однако, проснувшись, он видит себя в обычной обстановке. И вспоминает, что сегодня праздничный день и что время вставать к утренней молитве, как заведено, ехать на кладбище, а затем к родным на застолье. От всего этого ему становится так тоскливо, что вновь хочется погрузиться в сон .

Еще более широкую панораму новой светлой жизни в будущем представляет повесть Ф.Амирхана «Фаткулла хазрет». В образе человека будущего выводится доктор Ахмет Рахматуллин, предпринявший дерзкий эксперимент – возвращение к жизни своего отца Фаткуллы хазрета, умершего 40 лет назад .

Сюжет повести построен в виде приключений, которые случаются с хазретом в непривычной ему новой обстановке. Он всякий раз с удивлением и неприязнью обнаруживает, что теперь женщины не закрывают лица и находятся в равном положении с мужчинами. Татары ведут светскую жизнь, посещают театры, концерты, интересно проводят вечера, беседуют, читают стихи, танцуют и поют. Каждая семья имеет свой автомобиль или передвигается на самолете (ковре). Общаются люди теперь и по видеотелефону, достаточно нажать кнопку и вызвать нужное лицо. Никто не верит ни в приметы, ни сглазу, ни наговорам знахарей. Фаткулла много скандалит, требует, чтобы женщина знала подобающее ей место, надела покрывало и занялась исключительно домом и детьми .

И когда он от расстройства перестает владеть собой, начинают сказываться старые дурные привычки (от вседозволенности в прошлом). Так, например, зная, что никто его не видит, он обнимает и начинает страстно целовать хорошенькую горничную, пытается торговать тарелками с изречениями из Корана, якобы помогающие от всяких болезней. А когда все это обнаруживается, начинает вести себя еще более странным образом: грубит, истерично скандалит, проклинает. Между тем окружающие его люди терпеливы, интеллигентны, естественны, добры, веселы и непринужденны. Все это показано с юмором, живо, увлекательно, интересно. Не случайно названные произведения относят к списку наиболее популярных сочинений писателя. Важно то, что в отличие от других произведений, конфликт в которых так и не получал разрешения, в повести «Фаткулла хазрет» повествование о новом миропредставлении звучит утверждающе, торжественно. Гимн этому новому образу жизни составляет главный пафос данного произведения .

«В мире больных» – так называется одно из его сочинений, написанных после санатория в Серноводске. Горькое ощущение невозможности жить полноценной жизнью, личная психологическая драма, а также драма таких же, как он, к тому же еще бедных обездоленных, стоящих на более низкой ступени социальной лестницы, накладывает трагический отпечаток на многие произведения писателя. В своих политических статьях в газетах «Эль ислах» и «Гасыр аль джадид» он очень резко высказывается против социального неравенства в обществе, ратует за право всех граждан на знания и труд. Где бы ни был, Ф.Амирхан вел дневник, который позволяет проникнуть в глубины духовной жизни выдающегося писателя и философа, понять его невзгоды, чаяния и надежды. К настоящему времени еще не все наследие Ф.Амирхана дошло до читателя. Обнаруживаются произведения, в которых критически оцениваются происходящие на его глазах события после революции 1917 года. А именно ложное понимание равенства как обезличивание человека, коммунистические идеалы, оглупляющие своим примитивизмом и наивностью. Однако подлинная оценка всего наследия еще впереди .

Ф.Амирхана называют Тургеневым в татарской литературе, по-видимому, имея в виду доминантную тему противостояния отцов и детей, а также повышенное внимание к психологическим стремлениям и духовной жизни интеллигенции своего времени. Вместе с тем, в отличие от Тургенева Ф.Амирхан не стремится показать драматические события, в его произведениях мало действия. Он тяготеет к анализу психологических состояний героя, непростых душевных коллизий. А потому в его прозе больше переживаний, размышлений, романтики, мечты. Отсюда избегание масштабных жанров, преимущественное положение занимают рассказы, новеллы, повести. Его проза интеллектуальна, изящна, тонка, изысканна. Язык отличается возвышенной красотой и глубиной духовного постижения явлений. Вот почему в послереволюционный период и много позже преобладало негативное отношение пролетарской критики к произведениям Ф.Амирхана. В печати его называли буржуазным, интеллигентским писателем. Только с конца 50-х годов начинается подлинное открытие Амирхана – художника и философа, проникновение в мир его мыслей и чувств, осознание разнообразия жанров в его творчестве: от психологической зарисовки до антиутопии .

Наряду с вышеназванными произведениями Ф.Амирхана, видное место в начале века занимает проза Гаяза Исхаки (1978-1954). Его имя долгое время находилось под запретом. Еще в 1918 году он эмигрировал, сначала в Польшу, Францию, Германию, а затем в Турцию, где прожил большую часть своей жизни. Лишь в конце 80-х годов советские граждане смогли ознакомиться с творчеством писателя, оставившего многотомное наследие, ныне открывающееся во всем своем великолепии .

Поражает тематический диапазон автора, многое из которого оказалось не менее актуальным к концу ХХ века. Достаточно назвать проблему положения женщины в современном обществе. В то время, как другие авторы выступили с воззванием эмансипировать женщину, Гаяз Исхаки выводит на авансцену иную, отринутую обществом и потерявшую человеческий облик, опустившуюся женщину-татарку. Не принял автор и большевистские идеи революции 1917 года, и советские идеалы 20х-30х гг., которые были далеки от идей национального возрождения. Более того, в результате многих размышлений автор приходит к выводу о неизбежной гибели нации, о чем повествует его повесть «Ике йз елдан инкыйраз» («Гибель через 200 лет») .

Неблагополучие в семейном воспитании, сложные условия жизни, в которые попадает неокрепшая сознанием молодежь, потеря идеалов и деградация личности – едва ли не самые актуальные проблемы нашего времени. Одним из первых в татарской литературе к ним обратился Г.Исхаки. Так, в рассказе «Девушка с каляпушем» повествуется о совсем еще юной девочке, соблазненной и брошенной приказчиком. В результате, вращаясь в обществе таких же, как она, опустившихся людей, падая все ниже, она попадает в больницу и в муках умирает, заразившись страшной болезнью. Автор размышляет об условиях жизни девочки, после смерти отца воспитывающейся в семье отчима. Недостаток внимания со стороны матери послужил причиной нестойкого характера, одиночества, страсти к приключениям, приведшим ее к трагической развязке .

Произведение привлекает обстоятельностью описания как характера самой героини, так и ее окружения, реалистичностью, глубиной постижения жизни, происходящих в ней процессов. Портрет девушки, вступившей на порочный путь распутства и нищенства, вследствие сложившихся жизненных обстоятельств (сиротство), показан в другом произведении Г.Исхаки «Попрошайка». Писатель ищет пути исправления ситуации и видит их в образовании и культуре .

Не менее актуальными ныне остаются и многие другие проблемы, затронутые в произведениях Гаяза Исхаки в начале века. В частности, проблема межнациональных браков и их последствиях. Об этом повествуется в очень занимательном рассказе Гаяза Исхаки «Ул ле илнмгн иде» («Он тогда еще не был женат»). Герой рассказа – молодой человек, живущий в Петербурге, встретился с русской девушкой, которая пленила его воображение высокой культурой, эрудицией, умом. Она познакомила его с философией, произведениями русских писателей. Ему было интересно с ней, однако она была другой веры, и он не собирался жениться на ней. Его не оставляла мысль найти себе жену в среде татарского общества, в котором он изредка бывал. Но ни одна не могла сравниться ни красотой, ни обаянием с его русской знакомой. Они казались ему невежественными и невоспитанными. И вот однажды русская знакомая посвятила его в свою тайну, она ждет ребенка. Подобно грому среди ясного неба прозвучало для молодого человека это известие. Он обвинил ее в вероломстве, ибо тем самым она навсегда решила его привязать к себе. Он пытается не встречаться с ней более. Но, узнав о рождении сына, возвращается. По прошествии некоторого времени рождается второй ребенок, событие это вновь вызывает в нем бурю протеста. Заканчивается рассказ тем, что он, возвращаясь с работы, невольно оказывается свидетелем того, что она входит в церковь вместе с детьми. Это событие вновь рождает в нем протест: он-то мечтал видеть своих детей мусульманами. Он снова уезжает в деревню к родителям. Но видит там грубость, убогость, которые его тяготят, и вновь возвращается в город .

Становится ясно, что таких конфликтных ситуаций будет еще немало в его жизни. О причинах несовместимости образа жизни, взглядов представителей разных национальностей размышляет Гаяз Исхаки в этом пронзительном по психологической глубине рассказе .

Проблемы разложения общества и деградации личности описаны писателем в рассказе «Сын бая» о юноше, пристрастившемся к табаку и вину. Желая остепенить, родители женят сына, но это усугубляет его положение и приводит к конфликтам в семье. Автор ставит задачу раскрытия психологии, причин постепенной деградации личности под влиянием негативных явлений в окружающем героя обществе. Писатель выдвигает мысль о необходимости социальных преобразований (рассказ «Зиндан»). Вначале Гаяз Исхаки находился под влиянием большевистских идей, однако постепенно перешел на позиции меньшевистско-эсеровского толка .

Еще одна тема, чрезвычайно волнующая писателя – это проблема выживания татарской нации. Речь идет о произведении, которое называется «Гибель через 200 лет». Проблема путей развития тюркских народов и критика российского диктаторства рассматривается и в книге «Идель-Урал» Гаяза Исхаки .

В ней автор показал этапы истории татарского народа, его славное прошлое и подневольное настоящее. Произведение проникнуто желанием видеть свой народ свободным и счастливым. Идеалом писателя является самостоятельное развитие нации, с сохранением менталитета, языка, культуры. Влияние же европейских традиций может иметь место лишь на уровне наиболее прогрессивных явлений, в виде лучших образцов, а не воздействием на всех уровнях, как положительных, так и отрицательных. Той же точки зрения придерживалось все окружение Г.Исхаки за рубежом, где он играл роль лидера, объединившего эмигрантов из татар и башкир. Эти идеи проводятся им во множестве статей по данному вопросу, публикуемых в зарубежной печати .

«Белые пятна» в истории татарского народа Г.Исхаки исследует в романах «Олуг Мухаммед» и «Среди бурь». В противовес официальной в России точке зрения о жестокости и коварстве, чванливости и невежестве татарских ханов в прошлом, автор показывает государственный ум, проницательность, созидательность действий первого хана Олуг Мухаммеда, позволившими ему основать такое сильное и богатое государство, каким было Казанское ханство в XV – начале XVI вв.. О том, с кем быть и на чьей стороне воевать, задумывается офицер во время русско-турецкой войны в романе «Среди бурь». Он живет в России, но турки – его предки, представители одного с ним вероисповедания и тех же традиций .

Произведения Г.Исхаки привлекают внимание широким охватом явлений описываемой действительности, злободневностью конфликтных ситуаций. Героями Г.Исхаки нередко являются несчастные люди, стоящие на низшей ступени социальной лестницы. Выявление причин несчастливых судеб людей, сложный мир духовной жизни личности, непростые психологические и нравственные проблемы становятся объектом внимания этого автора. По значимости тематики и актуальности проблем, по глубине знания пластов национальной действительности, понимания психологии героев он стоит наравне с выдающимися деятелями европейской культуры. Потому его сочинения, написанные в начале века, не теряют своей злободневности и сегодня. Поднимаемые им проблемы затрагивают интересы современного общества, отвечают на волнующие современного читателя вопросы, обретают ныне новое звучание. Кроме того, автору, живущему долгие годы за рубежом, удалось сохранить богатство и красоту, своеобразие и подлинность языка начала века. На примере произведений Г.Исхаки, как и стихов Г.Тукая, можно говорить о красоте и возвышенности национального языка, за который болели и ратовали все выдающиеся представители национальной культуры .

В ХХ веке проводилась политика замалчивания ряда авторов, которые развивали символистские тенденции в художественном творчестве. Это мешало исследованиям, и такие поэты, как Сагит Рамиев и Закир Рамиев (Дэрдменд), стали известны широкому читателю только в 80-х годы. В качестве обвинений выдвигались индивидуализм, присущий их поэзии, удаленность от жизни и чаяний народа, мистицизм и формалистические изыски. Между тем, ближайшее знакомство с творчеством названных авторов позволяет убедиться в их оригинальности, поисках своих тем и своего стиля. В отличие от поэзии Г.Тукая, им более свойственна «чистая» поэзия, с богатой символикой и ассоциативностью, романтической возвышенностью и экспрессией. Их стихотворения порой невелики по объему (иногда двух-четырех, восьмистрочные). Однако обращает на себя внимание глубина и масштабность мысли, кроящаяся за этими лаконичными формами. Велико влияние в их творчестве восточной поэзии Фирдоуси, Омара Хайяма, Низами .

Сагит Рамиев (1880-1926), известный первоначально как публицист и редактор газет «Йолдыз» и «Тан йолдызы» («Утренняя звезда»), с первых статей выступает как страстный защитник трудового народа и общественных интересов. «Та вакыты» (“Заря”) – так называется одно из первых стихотворений поэта, где он провозглашает неизбежное пробуждение от спячки родного народа .

На смену старому призывает построить новый мир. Его неоднократно арестовывают, закрывают то одну, то другую возглавляемые им газеты. Не видя выхода к реальной свободе, он углубляется в свои переживания. В процессе эволюции его творчества можно наблюдать постепенное сгущение темных красок .

Жизнь, в которой он живет, сравнивается им с ночью. И нет конца этой темноте, впереди нет света. Эти ощущения вечной ночи вызывали душевную дисгармонию. Скорбь, страдания, боль звучат, например, в стихотворении, которое так и называется «Минем тн» («Моя ночь»). Неудовлетворен он ни собой, ни окружающими его людьми, ни общественно-политической обстановкой.

Ощущением катастрофы пронизаны многие строки поэта:

Всему конец. Душа мертва. И солнца ясного лучи И кажется, что нет исхода. Не светят мне, а только ранят .

Мне день тяжел и ночь томит, Как будто мир со мной хитрит Часы влачатся будто годы. Землей и солнцем и луною, Горюю я и хмурю бровь, Как будто это и не он, Смотря на мир, что всех обманет. А тень его передо мною .

(«Обманутый») И тогда романтический герой обращается то к природе, то к Богу, чтобы они внесли в его душу успокоение. Эта нервозность, тревожное мироощущение и скорбь создают особую рамиевскую интонацию в татарской поэзии .

Еще одна тема – тема прославления личности как начала и конца мироздания – отличает С.Рамиева от других поэтов его времени. Характерно название некоторых его стихотворений – «Я» («Мин»), «Он» («Ул»), «Син» («Ты»), «Без» («Мы») .

“Я” – говорю я убежденно,- А иногда я умираю, И силу чувствую в душе, И сам себя я не люблю, Цари и боги, и законы Как только «я» свое теряю, Мне сором кажутся уже. Его явлений не ловлю .

–  –  –

Он первый заговорил о роли личности в обществе, личности неповторимой, творческой, которая сама по себе ценна. Проблема духовности личности, обращение к культуре, искусству, которые помогают человеку выжить – в этом он видит один из смыслов жизни человека. С.Рамиев публикует не только стихи, но и статьи, посвященные театру, произведениям Г.Камала, М.Гафури, рецензии на спектакли и концерты современных ему певцов (таких, как Камиль Мутыги или Фатыма Гумерова). С огромной любовью пишет о Г.Тукае, Х.Ямашеве .

Сагид Рамиев одним из первых среди татарских поэтов выступает против войны. Своими переводами некрасовской «Внимая ужасам войны», Демьяна Бедного «Сука с Пушкой», Щепкиной-Куперник «Песня о платье» он выступает против человеконенавистничества, считая, что война несет лишь ужасы и страдания. В последние годы активно участвует в общественно-политической жизни. Открывает все новые газеты, то в Астрахани, то в Уфе, работает в учительском техникуме, служит заведующим отделом просвещения в различных районах губернии. В 1926 году умирает .

Не менее самобытна лирическая поэзия Закира Рамиева, печатавшемся под псевдонимом «Дэрдмэнд» – «Отверженный» (1859-1921). Вначале о нем даже не очень серьезно писали, потому что первые его произведения посвящены природе. Родился он в деревне Жиргэн Стерлитамакского района Уфимской губернии на подступах к Уралу. Дивная природа не могла не пленить тонко чувствующего мальчика – сына известного золотопромышленника на Урале .

Впоследствии поэт унаследует огромное состояние .

Закир Рамиев был широко образованным человеком, учился в Стамбуле .

Его отец имел более 20 приисков и мог позволить сыну заниматься науками .

Мать получила образование в русской школе. Ее родословная берет начало от рода Дашкиных, достаточно известного в России. По свидетельству современников, Закир Рамиев хорошо знал не только поэзию турецких и арабских авторов (Газали, Ибн Рашида, Омара Хайяма, Навои, Физули), но и немецких и французских философов, русских писателей (Гегеля, Канта, Вольтера, Шиллера, Гейне, Дарвина, Спенсера, Толстого). Это был человек редкой эрудиции среди татар своего времени. Его семья содействовала изданию либеральных газет «Вакыт» («Время») и «Шура» («Собрание»), которые сыграли немалую роль в развитии политической и культурной жизни местных татар. Его жизнь и деятельность протекала, главным образом, в Оренбурге и Орске .

Своеобразие Закира Рамиева как поэта заключается не только в том, что он обращается преимущественно к элегической и лирической поэзии, но и в том, что он не принимает революции. С сожалением, ностальгией вспоминает о прошлом, с неприязнью и тревогой смотрит в будущее .

Ликуют ангелы и счастлива страна .

Исходит злобою, плюется сатана .

Молчи, душа моя, стремленья затая!

Ты может быть, жених, но свадьба – не твоя .

На жизненном пиру, – пойми, в конце-концов, – Есть место у тебя: обитель мертвецов .

(«Счастлива страна») А в своем стихотворении «Кораб» («Корабль») автор сравнивает отечество с кораблем, который идет ко дну в штормовую погоду. Революцию поэт сравнивает с бурей, которая ввергает народ в пучину бедствий. После нее останутся лишь одни обломки. Фатальным ощущением крушения проникнуты многие стихи поэта .

Море кругом. Ветер сейчас Грома раскат. Пенит волну Вдали – паруса, корабля И гонит отчизны корабль .

Ночью и днем Кто это нас Волны шумят, Тянет ко дну Темнеет чужая земля. И кличет, нам гибель суля?

(«Корабль») В отличие от Г.Тукая, С.Рамиева и других, которые воспевают человека сильного, способного выстоять в водовороте событий, герой Закира Рамиева слаб. Он не может противостоять этому вихрю чудовищной силы. В грядущих революционных событиях, считает автор, человек – щепка, его сбивают с ног, топчут и обращают в том направлении, куда бегут все. В таком обществе человек не способен прочувствовать и сохранить себя как личность. Он становится таким, как все .

Где же человек может найти гармонию и успокоение? В прошлом, в мечтах и в природе. Только на лоне природы, слушая ее музыку, человек временно обретает душевное равновесие и способен ощутить красоту жизни .

Говоря о картинах природы, восприятии их красот, Дэрдмэнд до тонкостей оттачивает язык, стиль его становится утонченно-нежным и экспрессивным. Порой, как бы играя, любуется красками слов, порой, сгущая смысл, доводит до языка символов. “Поэзия Дардмэнда и символизм” – так называется книга А.М. Саяповой (1997 г.), посвященная творчеству поэта и некоторым его современникам. Это язык, отражающий не явления и события окружающего его материального мира, но чувства, ощущения, философские обобщения. Как пишет А.М.Саяпова, пантеизм, вслушивание в скрытую тайну бытия, повествование о бесконечной изменчивости и непостижимости жизни и образы соловья, бабочки, ветра, любви, как символы обозначенных понятий – все это создает особую атмосферу поэтического мира Дэрдмэнда в стихотворениях «Я не соткал белой ткани», «Лето прошло», «Лежу я на траве», «Хаят». Иной раз поэт обращается к метафоричности и образной емкости фольклора .

Пусть друга нет в стране ни одного кругом, Но вся страна тебе не может быть врагом .

Или:

Хорошим с низостью не надобно водиться, А то, что хорошо, то низким не годится .

Природа, нация, отечество и связанные с ними чувства – вот приоритеты, которые воспеваются в поэзии Дэрдмэнда, ибо отечество всегда остается самым дорогим, что есть у человека на земле. И в описании подобных чувств обращает на себя внимание огромный накал эмоций .

Если я за родительский дом отдаю, Ни на миг не задумавшись, душу свою,– Для отчизны, где я и родился и рос, Я бы жизнь свою в жертву с восторгом принес .

(«Для отчизны, где я родился») Названные авторы составили цвет литературы начала века. Это был невиданный дотоле всплеск общественного сознания, политической энергии, творчества. Время выдвинуло таланты, каждый из которых выделился неповторимой творческой индивидуальностью. У каждого из них своя тема, свой стиль, свой голос в общем хоре. Вот почему, хотя они и представляли одно поколение, каждый имел свой взгляд на жизнь, отразил интересующий его срез действительности. А все вместе сказали свое слово о времени и о себе .

*** В первые послереволюционные (20-е) годы татарских писателей охватило движение за новую пролетарскую литературу. Подобно тому, как в Петрограде, Москве вырастают все новые направления, течения, группы, в Казани заявляют о себе группы «Октябрь», СУЛФ (Левый фронт), татарское отделение РАПМа, Ассоциация крестьянских писателей. Но подобно тому, как в центре России им не суждено было сказать новое слово в литературе, так и здесь эти ассоциации не породили шедевров, составивших события в литературной жизни местного края. Наиболее значительной оказалась деятельность писателей, не вошедших в вышеназванные ассоциации. Это – Г.Ибрагимов, Х.Такташ, А.Кутуй, Ш.Камал, М.Амир. Основные темы этого периода: страницы истории татарского народа, тяжелое положение его в прошлом, события революции и гражданской войны, рождение новой социалистической действительности, запечатление характера героя своего времени. Во второй половине 30-х годов широко зазвучала тема коллективизации, сложные процессы перестройки сознания, как в городе, так и на селе .

В области поэзии огромную популярность приобрело творчество Хади Такташа (1901-1931). Его жизнь является типичной для послереволюционной действительности. Родился он в деревне Сыркыды Тамбовской губернии .

Не получил систематического образования. Первые годы учился в деревенском медресе, а затем вынужден был податься на заработки в город. Окончил педагогические курсы, учительствовал. Переехав в Оренбург, сотрудничал в газете «Юксыллар сузе» («Слово трудящихся»). Настоящая творческая деятельность началась в Казани после революции 1917 года .

Главная тема поэта – протест против социальной несправедливости и старых устоев жизни. Но на первом плане – не сама борьба, а психологические, нравственные переживания, связанные с неприятием зла. В его стихах не встретить широкой панорамы событий, определенных имен. Его герой – романтик, мечущийся в тисках бесправия и гнета. Яркий пример – стихотворение «Газраилы», в котором поэт выражает протест против жестокостей империалистической войны. Главный герой – ангел добра и созидания, столкнувшийся с силами смерти и разрушения. В борьбе с ними он бессилен и складывает крылья. Сложенные крылья – символическое воплощение гибели героя .

Близкая тема прослеживается в трагедии «Сыны земли» (1921 г.). Гневное обличение средневековой морали и протест против угнетения человека выразился в восстании Кабила и его возлюбленной Аклимы. Бунт Кабила направлен и против неба, и против несправедливости на земле, где царят мрак, голод, бесправие. Герой погибает, потому что силы неравны, но в произведении содержится призыв к борьбе. Трагедия героя – в одиночестве. Выразителем авторской мысли становится образ Идеи, устами которой провозглашается вызов Богу как виновнику всех бед на земле. «И наступит день, когда рухнут небеса и троны. И женщина встанет с мужчиною рядом». Космичность масштабов, философская значимость, взаимосвязь вселенского космоса с человеком – вот новое ощущение, отличающее поэзию Х.Такташа от поэтов-современников .

От мифологических, абстрактно-символических образов поэт постепенно переходит к реалистическим. С 1922 года и до конца жизни поэт живет в Казани, общается и Г.Ибрагимовым, Г.Камалом, Ш.Камалом, К.Наджми. Создает стихи, воспевающие родную природу и труд рабочего человека. Иногда в его стихах революция выступает в виде стихии, несущей катастрофу («Вулканы») .

Постепенно образы хаоса вытесняют тема созидательного труда, здоровый народный юмор («Страсть», «Ответ Чемберлену», «Провокатор»). Все более его поэзия приобретает публицистические черты. Тема революций, борьбы двух миров, прославление героя, истории становится главной в таких его сочинениях, как «Века и минуты» (одна из первых поэм, посвященных В.И.Ленину), «Письма в грядущее», «Деревня Сыркыды», «Мукамай». Еще одна тема – моральный облик советского человека – отразилась в стихах «Товарищи», «Алсу», «Исповедь», «Утерянная красота». В них воспевается стойкость, мужество, духовная красота и нравственное совершенство человека будущего .

«Письмо в грядущее» – последняя поэма автора, написанная в жанре писем, адресованных будущему поколению. Прямое обращение к читателю, задушевный разговор с ним – один из излюбленных приемов Х.Такташа. Автор показывает героические будни своего современника, пытается заглянуть в будущее, размышляет о месте своего времени в истории. Такая форма задушевного лирического диалога с человеком будущего уже прозвучала к тому времени у Маяковского («Во весь голос»), характерной становится эта интонация для поэзии Твардовского. Следует обратить внимание на то, что в поэзии Такташа велико влияние стиля В.Маяковского, что сказывается в гражданственности, публицистичности звучания, а также проявлениях юмора и сатиры на современное мещанство. С другой стороны, творчество Х.Такташа испытало на себе влияние С.Есенина с его трогательной любовью к родному краю, идеализацией патриархального быта, пронзительной проникновенностью чувства («Тоска», «Я из тамбовских лесов уезжаю») .

Обращается поэт и к прозаическим жанрам, и к драматургии. Известны его юмористические рассказы «Пожалуйста», «Солнце не смеется и не улыбается» .

Обаятельны лирические этюды в прозе о молодежи, ее порывах, стремлениях, страсти («Зимняя песня», «Последняя улыбка»). Он автор романа «Ветер зари»

о заблуждениях и испытаниях молодого интеллигента, нашедшего путь к счастью среди борцов за революцию. Роман не лишен автобиографичности, но не закончен. Тема классовой борьбы на селе показана в пьесах «Зарытое оружие» и «Камиля». Однако лучшей остается до сих пор поэзия Х.Такташа. Именно здесь проявились присущие ему обаяние и новаторские черты, позволившие ему занять подобающее место в истории татарской литературы .

Наиболее значимо в области татарской прозы в 20-е – начале 30-х годов творчество Галимжана Ибрагимова (1887-1938). Именно ему удалось глубоко и масштабно показать революционные события в национальной истории. Как М.Горький в русской литературе, Г.Ибрагимов в татарской ставит задачу воплощения переломных периодов в жизни народа, а именно революции и гражданской войны, социалистического строительства и коллективизации. Его первые произведения, написанные в начале века – «Угасший ад», «В море», «Любовь-счастье» – отмечены романтическими чувствами. В центре – образ героя, не находящего счастья в окружающей его жизни. В море и морской стихии ищет он ощущения духовной свободы («Море»). В любви, природе и искусстве видит он источник вдохновения и внутренней гармонии человека. Но в 1912 году Г.Ибрагимов создает свой первый роман «Молодые сердца», в основу которого положена трагическая судьба любящих друг друга Зии и Марьям. С этого времени осуществляется переход к реалистической прозе, с пристальным вниманием к судьбам людей и социальным конфликтам. Зия, окрыленный идеалом любви, решает посвятить себя искусству. Однако этого не понимают окружающие их люди. Многое приходится преодолеть им в стремлении завоевать мечту .

Но и герой, и его возлюбленная гибнут в этой борьбе .

Романтической иносказательностью отмечен и роман «Сказание о красных цветах», повествующем о жизненном пути друзей-одноклассников .

Он начинается с символического пролога, в котором говорится о старикестраннике, подарившем рассказчику семена красных цветов. Странник умирает, оставляя свои цветы – символ появления отважных героев. Однако последующее повествование отмечено реалистической традицией. Жизнь предстает во всем многообразии коллизий: в борьбе, труде, общении с природой и окружающими героев людьми, с развитием и изменением общественных взглядов .

Жившие в одной деревне, юноши в процессе революционных событий избрали разные жизненные пути. Один из них прошел путь белогвардейца и был казнен, другой – революционера и также погиб, а третий – простого солдата, затем труженика и очевидца многих событий, не примкнувшего ни к какому лагерю и вернувшегося домой инвалидом. Повествование ведется от лица последнего, Солтана, человека трезвого, умного, тяжело переживающего происходящие на его глазах события .

Далее создаются романы «Новые люди», «Наши дни», «Глубокие корни» .

В них герои отличаются непростой судьбой, живут напряженной, насыщенной жизнью. Каждое произведение захватывает драматизмом происходящих событий. Героев в романах довольно много. О каждом из них автор повествует обстоятельно, показывая панораму жизни от рождения и до последних дней. Его произведения насыщены множеством социальных типов, характеров, их взаимоотношений с обществом. Большое место занимают картины природы и фольклорные мотивы. Впечатляет глубокое знание жизни, как в городе, так и на селе, умение показать психологию человека. Яркий пример – роман «Наши дни», в котором показано постепенное пробуждение сознания разных слоев общества – интеллигенции, рабочих, студенчества – в годы революции 1905 года. Образы положительных героев выявляются в процессе столкновения с образами врагов. Сюжет многопланов, большое место отведено лирическим переживаниям героев. Внутри социальных прослеживается несколько частных конфликтов, связанных с личными взаимоотношениями персонажей. Наряду с драматическими, лирическими, эпическими образами, проявляются пантеистические настроения и народный юмор. Привлекает масштабность замысла .

Не случайно «Наши дни» замысливались как эпопея, и позже была написана вторая часть книги, ныне утерянная. Обращает на себя внимание умение Г.Ибрагимова откликнуться на самые актуальные проблемы своего времени .

Например, после трагедии в Поволжье 1921-1922 гг., в 1929 году он пишет повесть «Эдмнр» («Голод») об ужасах голодающей деревни и нравственной деградации личности в тяжелых условиях современной действительности .

А в 1926-1928 годах создает роман «Глубокие корни» о классовой борьбе на селе в условиях продразверстки. «Фахри убили», – так начинается роман. Последующие события представляют собой описание и анализ причин совершенного преступления. Сюжет изобилует неожиданностями. В его развитие вовлекаются все новые герои, и в истории каждого из них прослеживается целая жизнь .

В романе присутствуют признаки детективного жанра. Однако, роман Г.Ибрагимова представляет широкую панораму жизни и социальных типов, что выходит за рамки названного жанра. Г.Ибрагимова по широте охвата описываемых событий и глубине выявления социальных проблем сравнивают с М.Горьким .

Примечательно, что определенный вклад Г.Ибрагимов внес в развитие казахской литературы. В 1923 году он создает роман «Дочь степи», в котором дает картину междоусобной межплеменной борьбы, изматывающей силы казахского народа на протяжении нескольких столетий. Нравы, быт казахов, экзотика и поэзия степи слились в романе с глубокой социальной проблематикой .

В произведении повествуется о том, как любимая дочь Сарсем бая рода Сарманов красавица Карлыгач посмела отказаться от помолвки (состоявшейся еще в младенческом возрасте) с Калтаем из рода Караайгыр. Она полюбила умного и храброго Арслана, возвратившегося в родные края из ссылки. В атмосфере непримиримой междоусобной борьбы Карлыгач и Арслан гибнут. Но они – предвестники новых отношений, которые приходят в деревню. Вслед за ними и другие поднимаются на борьбу против сложившихся порядков .

Деятельность писателя не ограничивается литературным творчеством .

Широкую известность Г.Ибрагимов получил как ученый, историк, общественный деятель, лингвист, исследователь и критик татарского языка и литературы .

Под его руководством издавались произведения татарских писателей, совершенствовались язык и орфография. В 1925 году он становится первым председателем Академического центра при Наркомпросе. Г.Ибрагимов выступал с публицистическими статьями, размышлял о пролетарской литературе, об общественном значении литературы и искусства, о роли художника в обществе, о традиции и новаторстве. Одним из первых высоко оценил поэзию С.Рамиева и Дэрдмэнда, объявив их выразителями оригинальных этических воззрений .

В статье «Национально-культурная автономия и социалисты-революционеры»

выдвинул лозунг национальной автономии. Многие передовые идеи писателя настороженно были встречены представителями власти. В 1927 году Г.Ибрагимов заболел болезнью легких. Несколько лет находился на лечении в Крыму .

Там он создает новые редакции некоторых своих произведений, заканчивает вторую и третью части романа «Наши дни» (ныне утерянные). В 1937 году был арестован, в 1938 году умер в тюремной больнице .

В наши дни деятельность и творчество Г.Ибрагимова оцениваются неоднозначно. К примеру, отрицательно сказалась на развитии литературы поддержанная им инициатива перевода национального языка с арабского шрифта на латиницу, а затем на кириллицу. Сомнительными ныне представляются провозглашенные им идеи прогрессивности так называемой пролетарской литературы и теории социалистического реализма. Тем не менее, его вклад как ученого, писателя, общественного деятеля трудно переоценить, а его литературное творчество становится образцом для подражания. Современная тематика с широким отражением важнейших социальных процессов, глубокое знание жизни и психологии классов, многоплановость и панорамность стали эталоном, на который ориентировались татарские писатели во все последующие годы .

Традиции Г.Ибрагимова особенно явны в творчестве Шарифа Камала (1884-1942) и Мирсая Амира (1907-1980). Несмотря на то, что Ш.Камал – сын муллы, а М.Амир родился в крестьянской семье, оба прошли тяжелый путь людей труда. Первый среди шахтеров и на рыбных промыслах, второй в крестьянской среде глубоко прониклись нуждами и заботами трудового человека .

Общее в их произведениях – отражение социальных конфликтов и постепенное пробуждение революционного сознания народа. Однако, если основная идея сочинений Ш.Камала – трагические судьбы в неблагополучном обществе и поиск выхода из тяжелых условий бесправия и гнета, то М.Амир более склонен к описанию процессов социального преобразования и радости духовного обновления. Если герои Ш.Камала еще только пробуждаются к классовой борьбе, то герои М.Амира – выразители нового классового сознания, героиреволюционеры, носители советской морали, его (ее?) духовных ценностей .

Приведем несколько сюжетов из произведений Ш.Камала .

После беспросветной тяжелой работы мукомол жестоко мучает и избивает свою жену. В результате побоев она умирает, а муж от угрызений совести сходит с ума. Таков сюжет раннего рассказа Ш.Камала «Пробуждение». А вот сюжет более крупного сочинения «В вороньем гнезде», повести, переделанной позднее в пьесу. Выражая протест против представляющей угрозу жизни условий труда, шахтеры решают начать забастовку. Чтобы сорвать забастовку, администрация устраивает взрыв на шахте, обрекая на гибель зачинщиков беспорядков. Картина жизни на рыбных промыслах составляет сюжет еще одного очень популярного произведения «Акчарлаклар» («Чайки») Ш.Камала. В основу положен сюжет из жизни отходников, крестьян, отправляющихся из деревни в город на заработки. Однако плата за тяжкий труд была столь мизерной, что человек едва мог прокормить себя. Вот почему не смогли соединить свои судьбы Гариф и Газиза в «Акчарлаклар», ибо Гариф вынужден был скитаться с одного места на другое в поисках лучшей доли. Но важно то, что рабочие начинают понимать, кто повинен в их бедности. Автором проводится мысль о необходимости борьбы за свои права .

Самым монументальным является роман «Тан атканда» («На заре»), в котором показана картина распада фронта империалистической войны и классовая борьба в период революции 1917 года. Роман строится на противопоставлении рабочих железнодорожных мастерских и крупного капиталиста Бикмухаметова, вокруг которых группируются эсеры – меньшевики (в образе Сафина) и интеллигенция (учитель Фазлуллин, журналист Нагим Кабир), выступающие за национальное единение и национальную культуру. Широко представлены образы большевиков – вчерашних солдат, возглавивших революцию .

В 1936 году Ш. Камал создает свое вершинное произведение «Когда рождается прекрасное» о зарождении коммуны и классовой борьбы на селе. Богатое событиями, оно представляет яркие типы и характеры, трудности процессов социальных преобразований, насилия и террор, характерные для жизни того времени. Но наиболее широко процесс коллективизации с ее противоречиями и сложностями показал М.Амир в романах «Парень из нашей деревни» и «Агидель». Мастерски раскрывается автором психология крестьянина, который от смирения и покорности приходит к мысли о необходимости перемен. Наряду с гражданственной позицией на передний план выступают моральные коллизии; раскрываются лирические чувства с отношением к семье, природе, религии. Образы становятся более полнокровными и жизненными. Особенностью прозы М.Амира является юмор. Он проявляется в сценах обличения старых порядков и мелкособственнической психологии части крестьян. Автор смеется, повествуя о мещанских наклонностях некоторых положительных героев. Мягко, добродушно показывает автор казусы во взаимоотношениях лирических персонажей и в народно-массовых сценах. Всюду присутствует амировская интонация, ироничная, остроумная или мягкая, задушевная. Не чуждо комическое и Ш.Камалу. Но у него оно находит проявление на уровне едкой сатиры в комедии «Хаджи эфенди женится». В ней выведен образ старого муллы, который в погоне за молодой невестой получает свою собственную жену. Необыкновенно колоритен главный герой пьесы, в манере, речи, поведении которого узнаются хитрые, ловкие и коварные представители духовной элиты .

Среди сочинений 30-х годов следует особо выделить творчество Аделя Кутуя (1903-1945). В центре его внимания – психологические процессы, происходящие в сознании современной интеллигенции. Актуален образ эмансипированной женщины, ставшей полноправным членом общества. В центре самого популярного произведения писателя «Неотосланные письма» образ Галии, вышедшей замуж, но вынужденной расстаться с мужем из-за различия взглядов и разности характеров. Основой конфликта является противопоставление эгоистичного, думающего лишь о собственном благополучии Искандера и живущей заботами семьи, детей и окружающих ее людей Галии. Роман написан в эпистолярном жанре, что придает особую душевность, интимность интонации. Ярко выраженное романтическое мироощущение проявилось в отсутствии внешнего богатого событиями действия, в сосредоточении внимания на психологических переживаниях. Глубокий анализ духовной жизни героев, фиксирование тончайших эмоциональных нюансов их психологии – главное достоинство произведения. Новизна прозы А.Кутуя – в запечатлении духовной жизни современной интеллигенции. Морально-нравственные искания, проблемы семейных взаимоотношений, поднимаемые в произведении, создали ему широкую популярность. Нравственная проблематика стала стержневой и в таких сочинениях писателя, как «Талантлар ватаны» («Отечество талантов», 1937 г.), рассказах «Солтанын бер коне» («Один день Султана»), «Нишлэргэ?»

(«Что делать?»,1940 г.), «Выждан газабы» («Мученики совести», 1930 г.) и др .

Традиции Г.Камала на современном материале развивает в 20-30-е годы замечательный драматург Карим Тинчурин (1887-1938). Он также начинает свою карьеру с актерской деятельности в театре. Затем становится режиссером и драматургом, хорошо знает сцену, законы театра. Пишет и драмы, и трагедии .

Однако наиболее популярным жанром остается в театре комедия. В отличие от писателей-современников, К.Тинчурин более тяготеет к описанию смешных сторон дореволюционной и советской действительности, высвечивает те негативные явления, которые препятствуют прогрессивному развитию общества .

Пародия на чиновничество, буржуазные и мещанские нравы, бюрократизм и схоластику составляет главный пафос многих произведений этого автора .

С большой долей сарказма развенчивает он внешне благообразную, но внутренне бездуховную сущность своих героев, занимающих довольно высокие посты в обществе. Актуально и по сей день звучит, например, пьеса «Американец». Студент университета Искандер, в поисках необходимой ему ценной рукописи, выдает себя за ученого из Америки. Проникая в дома высокопоставленных особ, он становится свидетелем мелких и низких поступков хозяев, которые сами разоблачают друг друга. Их интересы скрещиваются в связи с желанием выдать дочерей за богатого американца. Достав обманным путем раритеты, студент исчезает, оставляя «героев» в полной растерянности. Автор разоблачает мнимую воспитанность важных барышень, стремящихся не отстать от культуры Запада .

Тем более беспощадно разоблачение пороков в комедии «Без ветрил»

(«Жилкнсезлр» 1926). Произведение охватывает события 1910-1926 гг. Все было ясно до того, как появились большевики. Дети фабриканта-богача Нуретдина и их друзья учились в гимназиях, университетах, постигали науку и культуру. Революционные же события 1917 года разделили их на различные партии, направили одних против других. Дискредитируются такие понятия, как ученость, интеллигентность, образование и культура. На поверхности оказываются порой неграмотные, но ловкие проходимцы. Завершилось все выдвижением большевика Сангата и нэпмана Зайнутдина, в руках которых сосредоточилась власть. Катаклизмы и разлад царят во всех сферах жизни нации .

Важное достижение Карима Тинчурина в театре – это создание совместно с композитором С.Сайдашевым музыкально-драматических пьес. Если ранее музыка в театре вводилась эпизодически и ограничивалась народной мелодией или ее обработкой, то теперь музыка служит важной характеристикой народного быта, героев и ситуаций. Наряду с народной песней, танцами широко зазвучала оригинальная авторская музыка с включением новых жанров: хора, увертюры, арий, дуэтов, дивертисментов и сюит. В спектаклях «Голубая шаль»

(1923), «Потухшие звезды» («Снгн йолдызлар» 1926), «Родина», «На Кандре»

музыка становится неотъемлемой частью спектакля, открывая новую традицию в татарском театре .

Создателем историко-революционной драмы в театре является драматург и режиссер Тази Гиззат (1895-1955). Его цель – показать процесс изменения психологии личности в результате революционных преобразований. Главное действующее лицо – народ и его предводители как сознательные творцы истории. Его привлекает гуманистическое содержание социалистической идеологии, которая не только «выпрямляет» человека, но и дает смысл и цель жизни .

«Драматургию Гиззата, – пишут авторы «Истории татарской советской литературы», – по праву можно назвать драматургией положительного героя»1 .

Уже само название одного из главных произведений писателя «Потоки»

(воплотившем основные принципы его историко-революционной драматургии), свидетельствует о той неукротимой стихии, которая сметая все на своем пути, несет движение народных масс. Та же тема борьбы за новую жизнь звучит в его пьесах «Наемщик», «Искры», «Бишбуляк». Еще одна тема, нашедшая отражение в его творчестве – великая преобразующая роль труда, радость созидания, воспитывающая цельный героический характер .

В центре таких пьес, как «Славная эпоха», «Фархиназ» – партийные и хозяйственные руководители, всецело отдающие себя любимому делу. Им свойственны упорство и целеустремленность. Вместе с тем, они понимают свои ошибки, стараются вовремя их исправить. Главное же – исполнить поставленную партией задачу. Так в искусство входит конкретная народно-хозяйственная жизнь, с ее проблемами, планами, перспективами. Литература рассматривается как часть идеологической работы, воспитывающая советское общество в духе социализма, патриотизма и интернационализма. В предвоенные годы появляются первые произведения жанра историко-биографического и исторического романа. А.Файзи создает роман «Г.Тукай», в котором осмысливается многотрудная жизнь и духовная эволюция великого поэта. В 1936 году публикуются романы «Муть» и «Мухаджиры» М.Галяу о татарах, в 90-е годы XIX столетия эмигрировавших в Турцию .

Следует сказать, что татарская литература в 30-е годы понесла большие потери. Репрессиям были подвергнуты лучшие представители национальной интеллигенции. Это Г.Ибрагимов, К.Тинчурин, М.Амир, М.Галяу. Была оборвана жизнь тех, кто наиболее смело шел по пути исканий, освоения новых История татарской советской литературы. М., 1965, с.488 .

идей и образов, новых жанров и форм в воплощении действительности, шел впереди своего времени. Таким образом, литература предвоенного периода – весьма пестрое явление, в котором есть и определенные достижения, и явные недостатки. Вульгарно-социологические тенденции, проявившиеся в ряде произведений, не способствовали художественной значимости, направленности на общечеловеческие ценности. И потому имели сиюминутный успех и впоследствии исчезали из репертуара .

*** Новый этап в развитии татарской литературы начинается в период Великой Отечественной войны и послевоенные годы. Главной темой, как и в других областях, становится защита Родины, мужество и стойкость советского солдата .

Одними из первых откликнулись на запросы нового времени драматурги Р.Ишмурат и Тази Гиззат. «Возвращение» – так называется одна из пьес Р.Ишмуратова, повествующая о солдате, возвратившемся инвалидом с войны и ищущем свое место в послевоенной действительности. Пройдя через сложные психологические испытания, герой остается в строю, продолжает жить и приносить пользу. В пьесах Тази Гиззата «Сильнее смерти», «Ночной сигнал», «Священное поручение» показаны герои на фронте и в тылу, совершающие героические подвиги, преодолевая страх и отчаяние .

Не только описывает, но и сам совершает героический подвиг Лауреат Ленинской премии поэт-патриот Муса Джалиль (1906-1944). Находясь в концлагере и тюрьмах Тегель и Моабит, он стал участником антифашистского подпольного движения и окончил жизнь на гильотине; однако, пройдя все ужасы и страдания войны, не потерял мужества и стойкости. Свидетельством тому являются 125 стихотворений, оставшиеся в двух сборниках под названием «Моабитская тетрадь». Стихи, рожденные в тюремной камере, несут печать долгих размышлений над всем тем, свидетелем чему он стал со своими соратниками, товарищами по борьбе – двенадцатью мужественными солдатами, казненными вместе с ним .

Размышлениями о смысле жизни и долге перед Родиной, болью за свой народ проникнуты такие стихи, как «Сон в тюрьме», «Ты забудешь», «Последняя обида», «Мечта» и др. Скорбные чувства преодолеваются волей к жизни, жаждой сопротивления в стихах «Сталь», «Дороги», «Не верь», «Другу». Главное в них – не события, а чувства, вскрывающие истоки подвига. Тема героизма смыкается с философской идеей бессмертия или жизни после смерти. Это – размышления о назначении человека и поэта: человек, создавший нечто важное – не умрет. Вера поэта в победу была столь велика, что он говорит о ней как о свершившемся факте («Красная гвоздика», «Навстречу радости», «Цветы»). «Моабитская тетрадь» содержит ряд стихотворных памфлетов, в которых Джалиль обличает социальное и нравственное зло фашизма. Для этого он прибегает к гиперболе и фантастике («Каменный мешок», «Волшебный клубок») .

Самое поразительное – стойкость, героизм, неукротимая воля к жизни, которые не покидают поэта до последних мгновений перед казнью .

Стихи о любви – еще одна важная тема тетрадей, в которых передается боль разлуки («Ты забудешь», «Любимой») и радость чистого, нежного чувства («Одной девушке», «Костяника»), воспевается животворная сила любви .

В символической форме эта тема раскрывается в стихотворении «Рубашка» .

Лирические монологи иногда строятся как прямое обращение к конкретному лицу – любимой, друзьям, близким .

Несмотря на трагедию своего времени, стихи Джалиля не лишены юмористического начала. Иногда они построены в виде изящной миниатюры («Беда», «Соленая рыба»), иногда в форме баллады, в основу которой положена какая-нибудь шуточная история. Стихи Джалиля – своего рода летопись войны в стихах, в которой запечатлены суровые испытания, история борьбы и подвига и думы сражающегося народа. Это – одна из вершин поэзии военных лет .

Мужественные, ответственные за судьбы Родины, кристально чистые в нравственном отношении люди являются героями военной и послевоенной прозы Абдрахмана Абсалямова (1911-1980). Формирование героического характера, отражение романтики подвига стало темой его известного романа «Газинур». В центре повествования – подлинная история Газинура Гафиатуллина, повторившего подвиг Александра Матросова. О любви Газинура и Миннури, прозванной «колючей розой» за острый язык, гордыню и непокорный нрав, о первом свидании, о ревности Газинура рассказано с мягким лиризмом и оттенком юмора. Ярко обрисованы фронтовые будни: подлинные факты из жизни героя (Газинур – певец-импровизатор) дополнены вымыслом. На последних страницах описан подвиг героя, обессмертивший его имя .

О выпускниках средней школы, о молодежи повествует другой его роман «Орлята». Сначала школьные будни и горячие споры о своем призвании. Дальше Великая Отечественная война, боевое крещение, фронтовая дружба, связывающая татарского юношу Галима Урманова, грузина Георгия Ломидзе и русского солдата Андрея Верещагина. Как участник войны, А.Абсалямов достигает достоверности и точности в описании фронтовых событий. И это – одна из сильнейших сторон абсалямовской прозы наряду с исследованием характеров героев .

Годы Великой Отечественной войны и борьбы против фашизма являются одной из главных тем прозы Наби Даули (1910-1989). Известный поэт, автор множества сборников стихов «Счастье» (1937), «Алый цветок» (1939), «Думы»

(1940), «Сорок стихов» (1941), Наби Даули в послевоенные годы пишет выдающиеся произведения в прозе «Между жизнью и смертью» и «Разрушенный бастион». Сам участник войны, узник лагеря смерти, он от лица участника событий с пронзительной правдивостью воспроизводит нечеловеческие муки и страдания людей, находящихся по ту сторону линии фронта .

В центре татарской литературы послевоенного десятилетия наряду с фигурой воина-победителя – поиски положительного героя мирного строительства. Ими стали бывшие фронтовики, занятые работой по восстановлению разрушенного хозяйства, а также женщина-труженица, на своих плечах вынесшая тяготы последствий войны, оставшейся сильной, мужественной, самоотверженной. Об этом повествуют романы «Честь» Г.Баширова, «Чистая совесть»

и «Минникамал» М.Амира, рассказы Ф.Хусни, А.Еники, А.Шамова. Жизнь татарского колхоза «Чулпан» в годы Великой Отечественной войны показана в романе Г.Баширова «Честь». По-разному относятся к работе колхозники, не устраивает людей и председатель колхоза Сайфи, разбазаривающий колхозное добро. Центральным в романе становится образ Нафисы, потерявшей на фронте мужа, но в труде, любимом полезном деле находящей силы для продолжения жизни. В борьбе с трудностями обретается цельность натуры, высокие нравственные и профессиональные качества, позволившие ей впоследствии возглавить колхоз. Роман был удостоен Государственной премии и переведен на несколько языков, благодаря чему с книгой ознакомился широкий круг читателей разных национальностей .

Наряду с производственной в послевоенной прозе получила освещение тема морального климата в обществе и проблемы интеллигенции. В драме это – «Алсутанг» Т.Гиззата, в прозе «Марево» А.Еники, «Огонь неугасимый»

А.Абсалямова. Ярким достижением этого периода стал роман А.Абсалямова «Белые цветы». Свежо, интересно прозвучал этот роман после многочисленных произведений производственного и патриотического содержания, наводнивших литературу 40-50-х годов. Стремление к достижению производственных успехов сменилось как-то очень резко, неожиданно интересом к духовному миру и психологическим проблемам современной личности. Привлекла читателя тема личности в такой сложной и важной для человека профессии, как медицина .

В противостоящих друг другу образах профессора Абузара Тагирова и добивающегося этого звания Янгуры, автор показывает два противоположных отношения к труду. Профессор Тагиров всей душой болеет за своих пациентов, высокими профессиональными качествами и преданностью своему делу, оптимальной отдачей стремится помочь больным, спасти их жизни. Янгурой, напротив, движут карьерные соображения. Он деятелен, активен, целеустремлен, если это дает личную выгоду или способствует повышению по службе. За внешней обходительностью, а порой и острым умом скрываются равнодушие к людям, стремление жить в свое удовольствие. Важно, что характеры героев выявляются косвенно через восприятие их молодым ассистентом Тагирова Гульшагидой. Читателя привлекают ее сложные психологические искания, настойчивое желание найти свое место в жизни. Большое внимание в романе уделено лирической линии, связанной с взаимоотношениями Гульшагиды с сыном профессора Тагирова и Янгурой. Все эти особенности выделяют роман Абсалямова, он оказался наиболее популярным среди произведений 50-х–начала 60-х годов. Наблюдение за жизнью интеллигенции, обращенность к городской тематике и морально-психологическая проблематика, поставленная в романе, обуславливают завершение одного и начало другого периода в истории татарской литературы .

Особое место в литературе послевоенного времени принадлежит писателю Н.Исанбету (1899-1990), создавшему необъятное наследие, как по количеству литературных произведений, так и по видам и жанрам. Только пьес написано более тридцати. Определенная часть его драматургии, развивая традиции Г.Камала и К.Тинчурина, направлена на осмысление пороков общества: чванства, тупости, бюрократизма («Портфель», «Культурный Шангерей»). Другая часть раскрывает исторические и фольклорные образы в художественной культуре. Поражает масштаб охвата писателем истории и культуры, проникновение в жизнь, мысли, философию таких корифеев, как революционер Мулланур Вахитов, поэт-патриот Муса Джалиль, писатель XIII века, автор поэмы «Юсуф и Зулейха» Кул Гали, первая женщина-актриса татарского театра Сахибджамал Гизатуллина-Волжская («Гламал”). Не сходит со сцены и его комедия «Ходжа Насретдин», привлекая зрителей остроумием и находчивостью героя, неукротимой энергией и жизнелюбием в самых сложных жизненных ситуациях .

Волнуют автора и нравственные проблемы, а именно ответственность за прожитую жизнь и поступки, мораль в семейных взаимоотношениях («Зифа», «Райхан»). Пишет он и сказки для детей, такие, как «Куян мааралары» («Заячьи происшествия»), «Мыраубатыр». Н.Исанбет собрал, обработал и издал трехтомник пословиц и поговорок татарского народа. Все это наследие ныне подготовлено к изданию в 30-ти томах и составляет золотой фонд татарской литературы .

Нужно сказать о том, что в сочинениях 40-50-х гг. наблюдается определенная приверженность производственной и социально-политической тематике. В основе большинства произведений – описание успехов социалистического строительства, подвиги в годы Великой Отечественной войны, восстановление народного хозяйства в послевоенные годы. Основные герои – борцы, патриоты, защитники и строители социалистического отечества. Это единообразие тематики не могло не сказаться в определенной степени и на единообразии стиля .

В нем больше общих черт, нежели индивидуальных. Порой трудно отличить стиль одного писателя от другого. Наблюдается интерес к событийности; недостает глубокого проникновения в характеры героев. Четко прочерчивается демаркационная линия между положительными и отрицательными образами, народом и его явными или скрытыми врагами. И никаких сомнений в правильности избранного пути. Еще долго в татарской, и не только татарской, литературе будут фигурировать председатели колхозов и секретари райкомов, возглавившие героическую борьбу за утверждение социализма. И это понятно, таков был социальный заказ партии и правительства .

*** В центре внимания авторов 60х-90х годов не столько социальнополитические события, сколько нравственные, этические, философские и экологические проблемы. Звучит в эти годы и тема индустриализации, технической революции, тема Великой Отечественной войны. Однако на переднем плане не героические подвиги, а психология личности, сложные процессы духовной жизни человека. И эта обращенность к человеку, его духовности, культуре – одно из главных завоеваний литературы последней трети ХХ века. Возникает множество ярких индивидуальностей. Наряду с позитивными, раскрываются негативные стороны современной действительности. Критическому анализу подвергаютя культ личности и репрессивные методы руководства партии .

Злободневной выступает экологическая тема. Имеется в виду экология не только природная, но и национально-историческая, связанная с потерей языка, культуры, национальных традиций и устоев. И город, и деревня утратили фольклорные традиции, особенности национального быта. Авторы выступают не только бытописателями, проповедниками, но и историками, философами, этнографами-фольклористами, исследователями, опирающимися на документальные материалы .

Нравственная, экологическая и философская проблематика 60х-90х гг .

раскрывается в творчестве многих поэтов, писателей, драматургов. Это Х. Туфан и С.Хаким, Г.Ахунов и М.Магдеев, А.Гилязев и Д.Валеев, В.Нуруллин и Зульфат. Наиболее ярко указанные тенденции выражены в творчестве А.Еники (1909-2000) и Т.Минуллина (1935-2011) .

Творчество А.Еники обращает на себя внимание в послевоенные годы такими рассказами, как «Девочка», «Мать и дочь», «Только на час», «Красота», «Курай», «Кто поет», «Колокольчик» и др. Первая книга рассказов А.Еники вышла в 1947 году. Она сразу обратила на себя внимание нетрадиционностью подхода к военной тематике. В его произведениях нет военных действий, героических подвигов. «Война и судьба человека … как ведут себя люди в самых драматических ситуациях интересует писателя», – верно подмечает особенности военной прозы А.Еники Г.Халит1. Главное в сюжете – анализ души, внутренний мир человека, строй его чувств, проблемы нравственности. Так, например, в рассказе «Девочка» повествуется о солдате, находящемся на передовой, который в момент боя вдруг обнаруживает плачущего ребенка. Невзирая на то, что его наверняка ждет наказание, а, быть может, и расстрел, он, не раздумывая, берет на руки ребенка и идет по направлению к станции. Там женщина, мечущаяся в поисках ребенка, бросается к солдату, хватает дитя и бежит, забывая спросить, кто ее спаситель. А солдат тем временем возвращается в роту и за мужественный поступок прощается командиром. Или в рассказе «Глядя на горы» с глубоким сочувствием описывает А.Еники думы старых родителей, потерявших всех своих сыновей на фронте и в горести доживающих свой век в деревне. Но вдруг жизнь их озаряется вспышкой света. Как оказалось, один из сыновей женился, и в семье родился ребенок. Сын, умирая, завещал семье возвратиться к его старым родителям .

Халит Г. «Тлпчнлек hм злнучн талант». Казан утлары. 1969, № 3, 112 б .

Серия рассказов автора посвящена теме одиночества, которое делает человека ущербным, лишает его будущего, смысла жизни («Тайна сердца», «Одиночество»). Тема душевной красоты, которая наполняет человека подлинным содержанием, раскрывается автором в рассказах «Красота», «Медный колокольчик», «Мелодия». Эти рассказы особенно красочны, психологически тонки, язык музыкален. В его произведениях нет четкого разделения на положительные и отрицательные образы, в каждом герое он стремится найти ростки гуманности. Но в сферу его обличения входят такие пороки человечества, как расчетливость и карьеризм («Сердце знает»), мещанство («Шутка», «Одиночество»), лицемерие и беспринципность, которые разъедают души и ставят человека на грань моральной деградации («Ночная капель»). В рассказе «Совесть» А.Еники одним из первых затрагивает тему репрессий. Главный герой Хабиб Юлдашев, любящий девушку Хафизу, с которой вместе работает на заводе, делится с ней своими сомнениями относительно прогрессивности коллективизации и организации колхозов. Через Башира, недруга Хабиба, о его высказываниях узнают в органах безопасности .

Хабиба начинают вызывать на допросы. Все от него отворачиваются; морально раздавленный, разуверившийся в подлинности чувств самого дорогого человека, одинокий, он вынужден уйти с работы. О каком бы небольшом событии ни писал А.Еники, он всюду стремится заглянуть в самую суть явлений, раскрыть философию жизни. Наибольшей симпатией автора пользуются люди пожилые, мудрые, стремящиеся передать свой опыт, традиции детям. Особенно тепло описана главная героиня «Невысказанного завещания» Акаби (Белая бабушка), которую назвали так за ясный ум и чистую душу. Она живет в деревне одна. У нее есть дети: один – врач, другой – инженер, третий – офицер, четвертый – крупный ученый. Но все они в городе. И только когда ей уже совсем занемоглось, она по совету соседей дает в город телеграмму, и дети увозят ее к себе. Однако уж очень одиноко ей в городе. У сыновей русские жены, дети не знают татарского языка, ей даже поговорить не с кем. Правда, друг семьи – поэт, когда бывает в гостях, зайдет, непременно спросит о здоровье, поговорит с ней о жизни. А в остальное время она лежит одна со своими мыслями. Иногда пытается что-то объяснить детям, порывается распорядиться немудреным наследством: старинным бархатным калфаком, расшитым мелким жемчугом, красочным поясом с орнаментом, серебряными монистами. Но в глазах ее детей и внуков – это никому не нужная старая рухлядь, и после смерти матери они сдают все это в театр в качестве реквизита .

Основная идея произведения – потеря связи между поколениями, а потому забвении языка, традиций, предпочтении сугубо материальных интересов. А материальное благополучие без духовной жизни ущербно. Главное завещание автора – «не потушить огонь очага, связать поколения»1. Проза Еники привлекает романтической интонацией, светлой печалью, полутонами тонкими нюансами. Не случайно многие названия музыкальны. Касается автор и самой музыки, его повесть «Гуляндам» повествует об истории первой любви композитора С.Сайдашева .

По А.Еники «Человек красив или некрасив в зависимости от сотворенных им дел, и главное, как он относится к другим людям и к любви»2 .

Наряду с А.Еники необычайно велика популярность драматурга Туфана Минуллина (1935-2011). В таких произведениях, как «Здесь родились, здесь и выросли», «Фундамент», «Дочки-матери» Т.Минуллин затрагивает проблему некрепких устоев семьи, духовной ущербности молодого современника, которые ведут к конфликтам и трагедиям. Корень зла – в разорванности связей между поколениями, в отчуждении от национальных традиций и культуры .

В результате родители и дети перестают понимать друг друга, человек лишается цели и смысла жизни. Яркий пример – «Нигез ташы» («Фундамент»). Престарелый отец велит жене дать телеграмму в город детям, чтобы те приехали проститься. Дети, думая, что отец умирает, отпрашиваются с работы и спешно прибывают в родительский дом. Вначале изумление, а затем и ярость овладевает ими, когда они видят отца и мать в полном здравии. Они обвиняют отца в том, что он сорвал их с места, позвал не по делу. Между тем, отец хочет узнать, как и чем живут его дети, какие ценности усвоили, словом, какой нравственный фундамент он заложил. И в недоумении убеждается, что в городе они Сверигин Р., Хатипов Ф. Тормыш моын тою. А.Еникинын портретына штрихлар .

Казан утлары 1978, № 1, с.128 .

Там же .

растеряли все то доброе, подлинное, что он в них пытался вложить. Ни один из них не созидает, они лишь потребляют. Т.Минуллин разоблачает нравственные уродства городской жизни, сосредоточенность на материальном благе, потерю духовности и идеалов .

Еще более глубоко эта тема раскрывается в повести «Здесь родились, здесь – выросли». Обличительна сама речь молодых героев: полурусскаяполутатарская, изобилующая сквернословием. Цинизм, отчужденность от собственной истории, идеалов и духовности, жизнь одним днем – вот что становится объектом протеста писателя, содержанием его драматургии .

Острой темы межнациональных браков касается Т.Минуллин в пьесе «Ильгизар+Вера». Все хорошо было в деревне, татары дружно жили бок о бок с русскими до тех пор, пока не нарушена была традиция однонациональных браков. Ситуация резко изменилась уже с момента свадьбы русской девушки Веры и татарина Ильгизара. Непримиримость сторон обнаруживается уже за свадебным столом, когда на одном конце приглашенные русские гости, а на другом – татары, стараясь перекричать друг друга, поют каждый свои песни .

А затем, рассорившись и подравшись, расходятся по домам. Татарская женщина по традиции ведет скромный образ жизни, посвящает себя семье, мужу, послушно следуя его советам. Не так ведет себя Вера, захватывающая инициативу в семье, диктующая свою волю не только мужу, но и его старикам-родителям .

Конфликтная ситуация, все более углубляясь, приводит к разводу, и Вера, забрав ребенка, возвращается к родителям. Пьеса заставляет задуматься о том, что традиции, исторический уклад жизни, менталитет нации – это очень значимые понятия, без учета которых семья не может быть счастливой. Не только бытовые, межличностные проблемы интересуют Т.Минуллина. В пьесе «лдермештн лмндр» («Альмендер из деревни Альдермеш») он достигает уровня философского осмысления жизни, поднимает общечеловеческие проблемы. Антитеза жизнь–смерть, смысл бытия и небытия, след человека на земле – на этих понятиях сосредотачивается внимание драматурга в данном произведении .

Т.Минуллина и некоторых других татарских писателей беспокоит забвение не только языка, традиций, но богатейшего поэтического, устного и музыкального фольклора. Татарский народ очень многолик, пестр по национальнотерриториальному составу. Свои особенности имеет фольклор сибирских, астраханских, пермских татар-мишарей, татар-кряшен. Каждый из них – уникален, его исчезновение ведет к оскудению культурных ценностей. Однако именно эта угроза нависла в ХХ столетии над фольклором вообще. В одной из последних пьес Т.Минуллина «Гергори кияулэре» («Зятья Григория») отец девушки обещает руку дочери тому, кто возьмет ее согласно обычаям по всем правилам свадебного обряда с этапами сватовства, поисков и выкупа невесты, свадебными песнями, плясками и т.д. Однако во всей деревне не нашлось человека (даже среди пожилых), которые бы достоверно знали эти обряды. У зрителя возникает ощущение огромных потерь, которые несут люди ежедневно в эпоху цивилизации .

В целом, какую бы пьесу мы ни взяли, всюду Туфан Минуллин ставит актуальнейшие проблемы, волнующие нашего современника. Вот почему его пьесы столь популярны и приоритетны в репертуаре татарских драматических театров. Они составляют едва ли не половину репертуара театра имени Г.Камала .

Можно говорить о школе Т.Минуллина в современном театре, воспитавшем целое поколение артистов театра .

Философская проблема смысла человеческой жизни стоит в центре творчества Д.Валеева. Прозаик, драматург, публицист, философ, он видит смысл жизни в осуществлении добрых дел, стремлении помочь людям найти опору, дорогу к счастью, красоте, справедливости. Его герой – человек, живущий не мелкими эгоистическими интересами, но большими добрыми делами. Его цель – установить на земле мир, красоту, справедливость. «Каждая книга для меня, – пишет Д.Валеев, – это попытка докричаться до человека, открыть дверь в какую-то новую, совершенно незнакомую жизнь, которой я еще никогда не жил». О безнравственности и беспринципности, о каменной стене равнодушия, о лабиринте без выхода в современном мире пишет автор в таких произведениях, как «Охота убивать». «Бьют за талант, за художественное инакомыслие, – пишет Д.Валеев, причем бьют не только живых, но … поднимают руку и на мертвых»1 .

Высокая идея преображения современной жизни в цветущий сад, стремление по мере возможности помочь людям подвигают его героев Магфура Самигуллина («Пророк из Казанского Заречья») и Асхата Галимзянова («Третий человек или Небожитель») одного – сажать яблони, другого – все свои сбережения отдавать детскому дому .

Однако не только посторонние, но и члены семей его героев не понимают своих близких, считая их ненормальными. Несмотря на это, его герои сеют семена добра. Они, конечно, не смогут преобразить мир. Но если таких людей будет больше и если хоть кому-то станет лучше, жизнь прожита не зря, – считает писатель. Диас Валеев делит все человечество на три типа: микрочеловека, макрочеловека и мегачеловека. В общей толпе он ищет человека – пророка. Но в основном на его пути встречаются микролюди, со своими эгоистическими интересами и мелкими делами, люди, не способные отдать свою жизнь за идеалы, счастье всего человечества. Его волнует проблема, кто сильнее: обстоятельства или человек2 .

Мастером деревенской прозы называют М.Магдеева (1930-1995). В романах «Фронтовики», «Там, где слетаются журавли», «Человек уходит – песня остается» привлекает глубокое знание жизни татарской деревни. В произведениях М.Магдеева, как правило, множество героев, событий. Но главная проблема, которая его волнует – утрата национальных духовных ценностей, которая ведет к деградации личности и общества. Индустриализация привела к разрушению прежних богатств экологии и культуры, деревня уже не притягивает новые поколения ни самобытностью, ни кладезем фольклорных традиций, ни природной экологией .

Как автор деревенской прозы начинал свою литературную деятельность Аяз Гилязов (1928-2002). В 1948 году он поступил в Казанский университет, а 1950 г. был осужден за «антисоветскую пропаганду». После освобождения в 1955 году продолжил учебу, затем работал сотрудником журналов «Чаян»

Валеев Д. Охота убивать. Казань, 1995, с.28 .

Валеев Д. Истина одного человека или путь к сверхбогу. - Казань, 1994 .

и «Азат хатын», редактором журнала «Совет эдэбияты». В 1963 году окончил высшие курсы литературного института им. А.М.Горького. В его произведениях «За околицей зеленые луга», «Три аршина земли», «В чьих руках топор»

критически осмысливается советская действительность, показывается нравственная деградация личности, одиночество, трагедия интеллигента в условиях таталитарной системы. С особой остротой звучит проблема человеческих пороков в повести «В пятницу вечером», драмах «Цветут подсолнухи» и «Надеемся вернуться». В романе-воспоминании «Давайте помолимся» описывается тюремный быт и бесправие заключенных, ужасы сталинской эпохи. Той же теме посвящены и знаменитые «Колымские рассказы» Ибрагима Салахова .

Древняя история периода протобулгар и древнебулгарского государства привлекает внимание татарского писателя, прозаика Нурихана Фаттаха (1928г.). Автор популярных книг «Итиль – река течет», «Летящие стрелы» показывает быт и нравы народа той поры, миропонимание и обряды, историю войн и взаимоотношений между поколениями. Автора характеризует глубокое знание истории, археологии, культуры, которые он изучает по документальным источникам (архивным и научным), что придает его произведениям не только художественную, но и научную ценность. Его традиции были продолжены младшим современником – писателем-прозаиком М.Хабибуллиным (род.1939 г.), который обратился к истории Великой Булгарии VI-VII веков («Кубрат хан», «Послу смерти нет») и истории взаимоотношений Русского государства с Казанским ханством XVI века («Сююмбике и Иван Грозный»). Тема Казанского ханства и более поздняя история татарского народа, в частности, проблемы советской действительности, история мусульманского движения, репрессий 30х-50х гг. широко прозвучала в творчестве Р.Баттулы («Сююмбике»), Р.Мухаммадиева («Сират Купере») и некоторых других .

Многое можно сказать о прозе таких авторов, как Н.Гиматдинова, В.Нуруллин, Зульфат, поднимающих проблемы духовного растления личности в современный период. Наряду с деревенской прозой татарские писатели обращаются к духовному миру среднего слоя, интеллигенции, ученых, а проблем здесь достаточно .

Итак, татарская литература в целом развивается в ногу со временем. Она имеет общие с другими национальными литературами недостатки, но и значительные достижения. Она активно вторгается в жизнь, отражает ее болевые проблемы. По литературным памятникам ХХ века можно судить об эволюции мировоззрения и эстетических взглядов татарского народа. Это энциклопедия его жизни, раскрытая талантливыми авторами. Татарская литература дала необычайно ярких, выдающихся деятелей, которые не только отражали важнейшие события истории, но и вели за собой в будущее. Лучшие произведения продолжают волновать читателей злободневностью отражаемых событий .

А некоторые из них мы открываем заново, находя в них немало самых актуальных и ныне проблем .

§2.Основные этапы профессиональной музыкальной культуры Татарская профессиональная музыка получила возможности для своего развития лишь с открытием национальных музыкальных учебных заведений и национального театра. В 1922 году на базе музыкального училища РМО (Русского Музыкального Общества) открывается Восточный музыкальный техникум. Директором назначается замечательный педагог, скрипач и дирижер А.А.Литвинов. В течение небольшого периода А.Литвинову удалось создать достаточно сильный профессорско-преподавательский состав, в основном из выпускников высших музыкально-учебных заведений. Фортепианное отделение, например, представляли профессора К.А.Корбут и О.О.Родзевич, а также преподаватели М.А.Пятницкая, Л.М.Юрьева, позже В.П.Фрейман, Е.Р.Касриэльс, А.В.Чернышева. Струнно-смычковое отделение – профессора А.А.Литвинов, А.М.Васильев, преподаватели А.Л.Поляков, позже И.В.Аухадеев .

Отделение сольного пения Е.Г.Ковелькова, Ф.А.Ошустович, О.В.Молоткова .

Духовое отделение – А.М.Друтин, Л.М.Шлеймович, М.А.Глазырин. Теорию музыки и сольфеджио вели В.И.Виноградов, А.Ф.Бормусов, Р.Л.Поляков, А.А.Рожковский. Гордостью техникума стал симфонический оркестр под управлением А.А.Литвинова, в исполнении которого звучали симфонии Моцарта, Бетховена, Чайковского. Силами учащихся оперного класса и симфонического оркестра осуществляется постановка опер «Фауст» Гуно, «Русалка» Даргомыжского. Определенные условия были созданы для учащихся – татар. Для них было открыто подготовительное отделение, составлялись специальные учебные планы. Уже в 1925 году учащиеся татары составляли 14% от общего числа .

Многие выпускники техникума составили впоследствии славу национальной музыкальной культуры. Это будущие композиторы Н.Жиганов, Ф.Яруллин, З.Хабибуллин, А.Ключарев, инструменталисты М.Баталов, Х.Батыршин, Х.Губайдуллин, Х.Фазлуллин. Отделение сольного пения закончили З.Байрашева и М.Рахманкулова, Г.Сулейманова и Г.Кайбицкая. Курс музыкальной грамоты для татар и татарский хор все эти годы вел композитор С.Габаши .

В эволюции национального профессионального музыкального творчества в ХХ столетии можно выделить три периода. Первый период (20е – начало 30х годов) связан с жизнью и деятельностью основоположников профессиональной музыкальной культуры Татарстана С.Габаши и С.Сайдашева. Они известны созданием советской массовой песни, прикладной музыки и жанра национальной музыкальной драмы. Второй период (40е–50е годы) примечателен освоением новых для татарской музыки жанров оперы, балета и программносимфонической музыки. Наиболее яркие композиторы данного периода Н.Жиганов, Ф.Яруллин, М.Музафаров, А.Ключарев, Дж.Файзи. В третий период (60-90гг.) получают развитие жанры концерта, симфонии и камерноинструментальной музыки, связанные (помимо Н.Жиганова) с творчеством Р.Яхина, А.Монасыпова, Ф.Ахметова, Р.Белялова, Р.Еникеева, Ш.Шарифуллина и мн. др. Каждый из периодов отражает наиболее актуальные проблемы своего времени .

В 20-е – начале 30-х гг. широко развернулась деятельность известного народного музыканта и композитора С.Габаши. Его имя нередко встречается в афишах и анонсах то как дирижера объединенного татарского хора музыкального, педагогического и театрального техникумов, то как композитора, то как лектора и музыкального публициста по вопросам татарской музыки. Он выступает и как пианист в концертах, исполняя собственные сочинения и как аккомпаниатор, и как автор музыкальных спектаклей «Зулейха», «Тахир и Зухра», «Буз егет». Известен он и как фольклорист. Первым из татарских музыкантов предпринимает экспедиции по районам Татарстана с целью собирания фольклора, расшифровывает записи, классификацирует по жанрам, использует и в собственных сочинениях. В 1925 году, в содружестве еще с двумя композиторами В.И.Виноградовым и Г.Альмухамедовым, создает первую татарскую оперу «Сания» (имя девушки), а в 1930 – «Эшче» («Рабочий»). В первой из них композитор обратился к характерному для татарского театра сюжету о бесправном положении женщины в патриархальной семье. В опере повествуется о любви Сании и бедного крестьянского юноши Зии, счастью которых противостоит отец, готовящий дочь в невесты богатому жениху. Музыкальным номерам Сании, решенным в духе распевных протяжных народных песен озын кой, противопоставляется речитативно-декламационная партия отца девушки Зарифа. Кульминацией является центральная ария Сании перед побегом, где показана широкая гамма чувств от тоски и отчаяния до счастливого упоения, когда она мысленно представляет свою свадьбу с любимым. Развязкой является трагическая сцена убийства Зии, решенная инструментальными средствами .

В основе сюжета оперы «Эшче» – революционные события 1905-1907 гг .

(либретто М.Гафури). В произведении повествуется о бедном крестьянине Нигмате, в поисках заработка отправившемся вначале на золотые прииски, затем на завод, познавшем тяготы эксплуатации и сознательно включившемся в революционную борьбу. Героико-эпическая по жанру, она вбирает в себя черты лирико-психологической драмы. В ней пять актов и в каждом из них новое место действия. Первый акт экспонирует образ Нигмата и его деревенское окружение, показывает прощание героя с семьей. Действие второго акта происходит на золотых приисках. Третий – развертывается на заводе, куда переходит в поисках лучшей доли Нигмат. Четвертый – экспозиция образов контрдействия – сцена бала в доме хозяина завода. И пятый – народное восстание на площади .

В центре оперы – образ Нигмата – вначале забитого крестьянина и послушного рабочего, постепенно прозревающего и осознающего необходимость борьбы за справедливость и свободу. Его сольные высказывания – кульминационные центры каждого акта. Его партия пронизана духом народной песни озын кой, есть в ней и цитаты из фольклора. Наряду с этим, наблюдается расширение интонационной сферы за счет героической трансформации лирических жанров и привлечения новых, таких, как баит, песня-призыв (сада), революционная песня-марш. Его образу свойственен широкий разлив чувств от скорбного прощания с семьей, через прозрение, к пафосу революционной борьбы. Акты построены в виде масштабных сцен со свободным чередованием арий, ансамблей, хоров, речитативов. Арии Нигмата сопровождаются хором народа. Противоположный лагерь представлен также широко: танцами, хорами, оркестровыми эпизодами с лейтмотивами, хоралом и царским гимном («Боже царя храни»), парадной военной музыкой и национальным религиозным песнопением. Имея немало достоинств, оперы имеют и недостатки, многие из которых были общими для всего периода так называемой песенной оперы 20-х – нач. 50-х годов. Многие исследователи говорят о стилевой пестроте и рыхлости музыкальной драматургии сочинений. В них все время возникают новые темы, но отсутствует их развитие. Есть в операх и лейтмотивы, которые повторяются, но не разрабатываются. Еще не освоены приемы оперносимфонического письма, использование бытовых жанров не способствовало динамике развития конфликтов, характерна растянутость ряда сцен. Создание опер коллективом авторов также не способствовало успеху. Все это явилось причиной скорого исчезновения сочинений из репертуара, хотя отдельные фрагменты – арии Сании, Нигмата – пользуются популярностью и нередко исполняются в концертах .

Одним из центров национальной музыкальной культуры в 20-30 годы становится татарский государственный драматический театр. Образованный на базе труппы «Сайяр», он в 20-30 годы переживает период расцвета, связанный с деятельностью выдающихся драматургов К.Тинчурина и Т.Гиззата. В 1922 году в его труппу влились ставшие впоследствии известными актеры: С.Байкина, Н.Таждарова, Н.Сакаев, Г.Уральский, Ш.Шамильский и нек.др. С музыкальнодраматическим театром связана творческая деятельность композитора Салиха Сайдашева. В 1922 году он становится заведующим музыкальной частью и дирижером оркестра театра. С этого времени наблюдается расцвет нового жанра музыкальной драмы. Первые музыкальные драмы С.Сайдашева «Башмагым» («Башмачки», 1922), «Казан солгесе» («Казанское полотенце», 1923), «Сунгэн йолдызлар» («Потухшие звезды», 1926), «Галиябану» («Имя девушки», 1926) содержали, главным образом, обработки татарских народных песен. И только начиная с драмы «Зэнгэр шэл» («Голубая шаль», 1926) К.Тинчурина, а затем – «Наемщик»

(1928 г.) Т.Гиззата, происходит становление новых форм национального музыкального творчества – арий, дуэтов, увертюры, балетной сюиты, которые заявили о принципиально ином назначении музыки в спектакле. В некоторых пьесах такое количество музыки, что их с полным правом можно было бы назвать операми с разговорными диалогами. Заслуга С.Сайдашева состоит в необычайном расширении сферы образов татарской музыки. Широко зазвучала гражданственная лирика С.Сайдашева. Традиционные фольклорные жанры обогатились новыми интонациями и ритмами революционной песни – марша, советской массовой песни, ораторской декламацией. Это сообщило настроения энергии, собранности, гордого достоинства и волевого порыва. Несмотря на то, что его драмы повествуют о тяжелом положении народа, в каждом такте музыки ощущается стремление к новой жизни, свободе, счастью. Одной из особенностей музыки С.Сайдашева, как впрочем, и С.Габаши, является ее открытость как к музыке Востока, так и музыке Запада. Симбиоз средств и приемов татарской музыки с ориентальной, восточной, внес прихотливость, чувственность, знойную негу в такие музыкальные номера, как «Адриатическое море» из драмы «Настоящая любовь» или «Восточная сюита» из драмы «Тахир и Зухра». Впервые татарская музыка зазвучала в исполнении большого симфонического оркестра. Монодийная в своей основе, она обогатилась развитым гармоническим сопровождением с элементами полифонии, т.е. стала многоголосной .

Рассмотрим в качестве примера музыкальную драму «Зэнгэр шэль»

(«Голубая шаль»). Герой музыкальной драмы Булат после долгих скитаний в поисках заработка возвращается в родную деревню. В подарок возлюбленной Майсаре он привозит голубую шаль. Молодые готовятся к свадьбе, однако Майсару выбирает четвертой женой местный ишан. Никто не может противостоять его воле. Во время одной из встреч Булата и Майсары их застает дядя девушки Зиганша. В нечаянной схватке Булат убивает его и вынужден скрываться в лесу. В музыке драмы обращают на себя внимание два слоя интонаций .

Ишан обрисован мелодией старинного напева «Мухаммадия», звучащей монотонно и примитивно, благодаря многократному повторению одних и тех же интонаций. Мелодиями в стиле народных песен и танцев, обогащенных ритмами и призывными интонациями революционных маршевых песен, показаны в музыке образы народа и его предводителя Булата. Призывные декламационные фразы в характере ораторской речи и лирическая задушевность присущи его первой арии «В край родной возвратился я», в которой он выражает радость от встречи с друзьями (I акт). Бунтарем, зовущим на борьбу за народное счастье, предстает Булат в III акте. В песне «Дремучий лес», пронизанной напряженными размышлениями и выражением протеста против угнетателей, к нему присоединяется хор таких же, как он, беглецов. Завершается сцена общим хором и буйной пляской, выражающими готовность к борьбе. В финале герой освобождает Майсару .

Близка по содержанию и еще более насыщена музыкальными номерами драма «Наемщик» Т.Гиззата, поставленная в 1928 г. Молодой крестьянин Батыржан, возмущенный невыносимо тяжелым положением крестьян, вместе с другом Александром решают поднять восстание и пойти навстречу Пугачеву .

Однако неожиданно в доме помещицы, куда Батыржан пришел проститься с любимой девушкой Гульюзум, в схватке он ранит сына помещицы Аскара, домогавшегося любви Гульюзум. Батыржана заковывают в цепи и отправляют вместо помещичьего сына в солдаты. Таково содержание драмы, в музыке которой также вырисовывается конфликт между образом жизни народа и бытом помещицы. И если сцена в доме бала помещицы обрисована сюитой бальных танцев, изысканно-томных или торжественно-блестящих, то переживания героев переданы в сольных высказываниях – ариях, наполненных глубоким лирическим чувством. Уже в первой песне Батыржана «Мы встаем с зарей» с хором крестьян, отправляющихся на работу, создается величественно-приподнятый, гордый образ героя. Еще более мужественно звучит его ария в последнем действии «Ты прощай, любимый край», в которой он выражает печаль по поводу расставания с односельчанами, но не сломлен духом. Его друзьям удается освободить героя, и Батыржан присоединяется к восставшим. Яркую характеристику получает в произведении возлюбленная Батыржана Гульюзум. Две ее арии передают различные состояния. В первой арии «Утром рано на заре», исполняемой перед встречей с Батыржаном, выражены томление и любовные грезы девушки.

Сложная двухчастная форма передает частую смену настроений:

мелодия звучит то мечтательно-нежно, то лукаво, то безудержно-весело. Иного характера вторая ария Гульюзум. Объятая беспокойством за судьбу Батыржана, она вынуждена развлекать гостей песнями и плясками. Потому так печально, задумчиво звучит запев и контрастно разгулен припев, поддерживаемый хором гостей .

Многие спектакли ныне потеряли былое значение, но музыка С.Сайдашева продолжает жить на концертной эстраде, постоянно звучит на радио, телевидении. Она передает тот дух оптимизма, радости, счастья, который испытывал народ в годы первых пятилеток, строительства новой жизни. Не потерял своего значения сегодня и знаменитый его «Марш Красной армии», полный бодрости и оптимизма, торжественной приподнятости, которые были свойственны мироощущению народа в первые годы советской власти .

*** На качественно новую ступень поднимается татарская музыка во второй половине 30-х – 50-е годы. В 1934 году при Московской консерватории открывается татарская оперная студия, поставившая своей задачей повышение квалификации молодых музыкантов-исполнителей и композиторов под руководством ведущих профессоров. Особенность обучения заключалась в том, что учебный процесс сочетался с творческой практикой. Параллельно с постановкой голоса, обретением технических навыков, разучивались романсы и песни, арии из опер. В первый год изучались отдельные арии, затем небольшие сцены, и многие к концу обучения были готовы исполнить целые партии. Наряду с такими уже известными певцами, как С.Садыкова, Г.Кайбицкая, М.Рахманкулова, А.Измайлова, в Москве стажировалась и молодежь – М.Булатова, У.Альмеев, Ф.Насретдинов, Х.Забирова, не уступая им в уровне вокального мастерства .

В 1935 году при студии была организована литературная секция, в задачи которой входили переводы на татарский язык текстов романсов и опер русской и зарубежной классики, а также создание оригинальных оперных либретто. Руководителем ее был назначен Муса Джалиль. Каждое либретто обсуждалось на совместном заседании и рекомендовалось композиторам. М.Максуд приступает к созданию либретто оперы «Кара йозлэр», Э.Камал – «Туй», М.Джалиль – либретто оперы «Алтынчэч», А.Файзи – либретто оперы «Качкын» и балета «Шурале». В задачи группы композиторов входило получение знаний по теории, гармонии, полифонии, инструментовке, овладение основами композиторской техники, и создание оперно-балетного репертуара. К работе над оперой и балетом были привлечены слушатели студии С.Сайдашев, З.Хабибуллин, Ф.Яруллин, Дж.Файзи и обучающиеся в самой консерватории М.Музафаров и Н.Жиганов. Столь большое внимание к проблеме музыкального образования дало свои результаты. В 1938 году оказалось возможным открытие национального оперного театра, в 1938 же году возникла Татарская филармония, в 1939 году был создан Союз композиторов Татарстана. Еще ранее, в 1937 году возник Ансамбль песни и танца, позже влившийся в состав филармонии .

Почти одновременно в татарской музыке конца 30-х – 50-х гг. сложилось два направления: классическое и романтическое. Первое из них явилось отражением оптимистического мировосприятия, которое было связано с прославлением героики борьбы и труда. Другое – оказалось направленным на анализ личностных переживаний и порождено неудовлетворенностью смутной атмосферой современной действительности. Представителями первого направления следует назвать прежде всего Н.Жиганова, а также А.С.Ключарева, М.Музафарова, Дж.Файзи. Второе получает развитие в творчестве Ф.Яруллина и Р.Яхина .

Становление Назиба Гаязовича Жиганова (1911-1988) как композитора происходило в конце 30 – начале 40-х гг. ХХ столетия. Его творчество берет начало в период социалистического строительства 30х и продолжается до политической оттепели и перестройки 60х-80х гг. Будущий композитор родился в Уральске. Родители его были репрессированы, он воспитывался в детских домах. В 1926 г. приехал в Казань и поступил в Казанский музыкальный техникум. После реорганизации этого учебного заведения в объединенный техникум искусств Н.Жиганов в 1929 г. уезжает в Москву и поступает вначале в музыкальное училище, а затем сразу на III курс Московской консерватории. Еще в стенах Московской консерватории он одним из первых обратился к таким жанрам, как прелюдия и сонатина для фортепиано, квартет, опера и симфония .

Это были новые жанры для татарской музыки, требующие принципиально иного музыкального мышлениия, приемов развития и музыкально-выразительных средств. Дипломной работой по окончании консерватории стала опера «Качкын». В 1939 году в татарском театре оперы и балета была поставлена вторая опера «Ирек» («Свобода»). Подлинно классическими становятся сочинения Жиганова 40 – 50-х гг. "Алтынчеч"(1941), "Тюляк"(1943), "Джалиль"(1954) .

Н.Жиганов внес много нового в татарское музыкальное творчество .

Он расширил тематику музыкально-драматических произведений. Наряду с революционными, ввел исторические сюжеты, повествующие о борьбе булгарского народа против татаро-монгольских завоевателей в XIII веке. Находит в его произведениях воплощение легендарно-сказочная тематика, вырастающая из народных эпических сказаний. Важное место в операх Н.Жиганова получает современная тема, связанная с героическими подвигами народа в годы Великой Отечественной войны и восстановления народного хозяйства. В центре опер – конфликтная драматургия, связанная с противопоставлением народа и внешних врагов. Наряду с центральным социальным вырисовывается личный конфликт. Широко показаны в его операх любовно-лирические образы, сказочные мотивы, быт народа, образы природы. Одной из особенностей оперного творчества Н.Жиганова является драматургическая многоплановость. Образы врагов сопровождаются нарочитой амелодичностью, декламационностью интонаций или напряженными, угрожающе-зловещими оркестровыми лейтмотивами. Характеры положительных героев показаны в значительных по масштабам ариях и выразительных ариозо. Наиболее ярким сочинением предвоенного периода в развитии татарской оперы стала «Алтынчэч» (1941, либр.М.Джалиля) .

Экспозиция и завязка главного социального конфликта происходит в Прологе. Во время празднества в булгарском селении (в честь рождения Джика, младшего внука предводительницы рода Тукзак), происходит нашествие вражеского войска монголов. В неравном сражении гибнут все девять сыновей и внуки Тукзак. Удается спасти лишь самого младшего внука Джика. Посадив его вместе с матерью в лодку, она отправляет их вниз по реке. Монгольский хан в ярости приказывает ослепить ее, отрезать ступни ног и прогнать в степь. Проходит 20 лет. Джик вырастает в лесу. Его кормят птицы и звери. Однажды он встречает девушку по имени Алтынчеч. Возле ключа девушки собирают ягоды, среди них Алтынчеч. Заблудившись в лесу, она встречает красивого юношу, о котором рассказывает с восторгом подругам. Найдя у ключа золотой волос, хан требует разыскать и привести к нему Алтынчеч (в переводе Алтынчеч – золотой волос). Джик спасает девушку, он разгоняет ханских воинов и провожает девушку в селенье. Две картины первого акта становятся экспозицией лирической линии оперы (Джик-Алтынчеч) и завязкой побочного конфликта (Хан – Алтынчеч). Во 2 действии происходит случайная встреча Джика и Тукзак, в которой, наконец, проясняется история Джика. И все-таки ханским воинам удается похитить Алтынчеч. Первая картина третьего акта происходит в ханском шатре, куда доставляют Алтынчеч. Звучит восточная музыка, являются послы с подарками. Однако девушка все отвергает. Сцена боя с врагом и победа Джика во второй картине 3 акта являются развязкой конфликта и финалом оперы .

Основой драматургического конфликта становится сопоставление двух интонационных сфер: первая связана с характеристикой булгарского народа, вторая – с ханом и его окружением. Воплощением патриотизма, символом Родины-матери выступает в опере глава рода Тугзак. В ее образе выражены сила духа, народная мудрость и, вместе с тем, материнская ласка и теплота. Открывающая увертюру фанфарная тема боевого призыва пронизывает далее партию Тукзак и сцены героической борьбы народа и Джика. Следующая за ней во вступлении тема колыбельной в плавном триольном ритме становится основой темы плача, страданий народа. Две арии Тукзак вырастают из вышеназванных тем. Первая ария в прологе «Бескрайня степь», исполненная гордости за богатырей, строится в квартовых интонациях темы призыва, а вторая ария во 2-ом акте «Как у волжских берегов», в которой она вспоминает гибель своих сыновей и обращается к внуку с просьбой отомстить врагам, построена на теме народной песни «Крик гуся», которая очень близка интонациям темы плача из вступления .

Полны обаяния лирические страницы оперы, связанные с образами Алтынчеч и Джика. Алтынчеч – воплощение женственности и красоты, идеала прекрасного. Вот почему так хрупки, прозрачны фактурно-гармонические краски и роскошны тембры в оркестровом сопровождении. А интонации народной песни органично сплавлены с утонченно-изысканным речитативом и блестящей оперной колоратурой. Важным номером в ее музыкальной характеристике является открывающая первую картину первого акта речитатив и ария «Друзья – подруженьки». Восхищение и удивление, очарование и волнение, которые испытывает девушка при встрече с Джиком, передаются частой сменой мелодико-ритмического рисунка. В мелодии арии чередуютсч плавный распев в характере озын кй и легкая на стаккато оживленная речитация, внезапные паузы и устремлено-восходящие мелодические ходы. Ария построена в трехчастной форме с проникновенно-нежными крайними разделами и эмоционально-возбужденной серединой. Начальная тема арии становится одним из лейтмотивов Алтынчеч и возникает во вступлении к первой картине, в сцене с Ханом, в сцене с Джиком. Тема звучит преимущественно в высоком регистре деревянно-духовых на фоне трепетного звучания струнных .

Выразительны дуэты Джика и Алтынчеч. Темы их также приобретают значение лейтмотивов. Первый из дуэтов волнообразным мелодическим рисунком и ритмической фигурой напоминает народную песню «Крик гуся». Она далее широко развивается в любовной сцене Алтынчеч и Джика во втором акте. Важное значение в последующем получает еще одна тема, появляющаяся во вступлении ко второму акту и далее широко развивающаяся во втором дуэте – сцене прощания Алтынчеч и Джика. Ее иногда называют темой лебедей. Однако суть ее – клятва верности. Джик стреляет из лука по пролетающим мимо лебедям. На землю падают три ослепительно сверкающих золотых пера, которые он дарит Алтынчеч. Алтынчеч клянется ему в верности и обещает, что с помощью этих перьев призовет лебедей в случае несчастья ему на помощь. В основе темы следующего дуэта «Лебедь мой, ко мне лети» лежит начальная интонация народной песни «Галиябану» (имя девушки). Однако возникающие в продолжение темы широкие интервалы-переклички имитируют лебединые зовы. Ощущению светлых окрыленно-радужных настроений свободного парения способствует сопровождение в прозрачном тембре струнных и деревянно-духовых. Этот лейтмотив неоднократно возникает далее и в партии голоса, и в партии оркестра. Например, в финале третьего акта, когда, почуяв беду (крылья потемнели), она сзывает лебедей на помощь Джику. Во второй картине третьего акта в момент победы над врагом, когда прилетевшие птицы ослепляют блеском своих перьев ханских воинов, тема звучит гимнично, в ритмическом увеличении .

Джик – дитя природы, вскормленное лесом. Его первая характеристика дана в Арии из второй картины первого акта на слова «Кара урман» («Дремучий лес»). В ней Джик обращается к взрастившей его природе со словами благодарности, его волнует вопрос: откуда он родом, и кто его родители. Эпически широкая, распевная, она сочетает в себе прихотливую мелизматику озын кой с одической торжественностью гимна. В оркестровом сопровождении слышны то шелест листьев и журчание ручья, то таинственные звуки леса, то пение соловья. В отражении фантастических образов композитор широко пользуется приемами, сложившимися в русской сказочной опере: трели струнных, обороты деревянно-духовых, напоминающих крик кукушки, звуки кларнета с форшлагами, имитирующие крик совы, мрачные унисоны виолончелей и контрабасов .

Полны жизнерадостности, бьющего через край веселья народные сцены в опере, изображающие праздничное торжество в честь рождения Джика .

Безысходностью, горем пронизана музыка в сцене казни Тугзак. Торжественно звучание хора народа в заключение оперы. Обращает на себя внимание жанровое разнообразие хоров то гимничных, то заздравных, то в характере стенаний– плача, то в характере охотничьих фанфар .

Образу народа противопоставлен Хан с военноначальником Урмаем и богатырем Колупаем. Основополагающее значение в их характеристике получают два лейтмотива в оркестре: первый – напыщенный, грозный (сопровождающий каждое появление Хана), в виде нисходящей целотоновой гаммы, каждый звук которого подчеркнут опеваниями. Второй, характеризующий борца-богатыря Колупая, в нисходящей цепочке тритонов является выражением тупой примитивной силы. Обе темы звучат в тембре низкой меди. Есть у Хана в первой картине первого акта единственное Ариозо «Всех я победил, всех я полонил, но душе моей все нет покоя». Это – исповедь уставшего, обремененного военными походами, грозного властителя. В музыке исповедь передана средствами свободно-развертывающегося мрачного речитатива – монолога. Торжественнонапыщенны хоры воинов, в жанре хвалебного гимна: они сопровождаются блестящими тембрами меди и глиссандо флейт. Особо хочется выделить высокий уровень симфонического письма. Оркестровая партия наравне с вокальной является важным средством характеристики героев и быта. Выразительна музыка заморских гостей и восточных пленниц. Динамичны инструментальные эпизоды, рисующие музыку боя. Важно, что в своем сочинении Н.Жиганов нашел новые образы, новые темы и воплотил их во многом новыми средствами .

Не случайно опера «Алтынчеч» была удостоена Государственной премии .

Еще одной вершиной в оперном творчестве Н.Жиганова является опера «Джалиль» 1954 г. (либретто А.Файзи). Поэтической основой оперы послужили стихи поэта из Маобитской тетради. О своей жизни, борьбе ведет повествование сам поэт. Он мысленно переживает все, что с ним произошло со дня ухода на фронт. Однако не внешние события, а внутренние переживания поэта являются главным объектом внимания композитора. Жанр оперы в связи с этим можно определить как монологическую оперу-поэму. Исследователи выделяют в музыке оперы три конфликта. Первый раскрывается в противопоставлении народ – враги. Особенностью его является то, что образы врагов конкретно не показаны в музыке. Контробразами становятся картины народного бедствия и страданий героя, в которых широкое претворение получают темы войны, темы гнета, ритмы тревоги и хроматически сползающие гармонические последования. Они символизируют собой тьму, жестокость, насилие, окружающие Джалиля. Второй – побочный конфликт – находит проявление в противостоянии Джалиля – Канзафарова. Мужество, героизм Джалиля противопоставляются трусости, предательству Канзафарова. Этот конфликт начинается со второй и получает развитие в третьей и шестой картинах. И третий конфликт, выражающийся в противопоставлении Джалиля, надевающего маску предателя, и народа, по существу, ложный, раскрывается в пятой картине. Образы сквозного действия – Джалиль и его друзья – олицетворяют собой живое воплощение человеческих чувств, образы контрсквозного действия не имеют индивидуальных характеристик и охарактеризованы темами обобщенного плана1 .

Опера открывается прологом. Оркестровое вступление экспонирует основной музыкальный образ оперы – тему поэта. Сценическое действие связано с мрачной камерой тюрьмы Моабит, в которой томится приговоренный к смерти поэт. Уходят последние часы жизни. Центральная ария этой сцены «Песни мои» раскрывает устремленность поэта в прекрасное будущее, вопреки трагическим обстоятельствам. Солнечно-светлая, привольно льющаяся мелодия контрастирует с сумрачным по хроматике оркестровым фоном. А дальше действие переключается в план воспоминаний. Первая картина показывает Джалиля в кругу семьи: сборы и последние часы перед расставанием. Кульминацией картины является лирический дуэт с женой (на словах «Я с тобою рядом»), эмоционально-приподнятая главная тема которого становится далее лейтмотивом любви. Завершается сцена арией «Прощай, Казань», сочетающей в себе огромную внутреннюю силу, мужественную патетику с трепетной нежностью лирического чувства. Начиная со второй картины, Джалиль показан на фронте Касаткина Г.Я.Драматургия оперы «Джалиль» Н.Жиганова//Сб. науч. работ Казанской консерватории. - Казань, 1967 .

в окружении друзей в условиях фронтового быта. По просьбе друзей Джалиль сочиняет письмо казанским девушкам. Рождается хор, полный удали и размаха .

Вершина сцены – героический дуэт Джалиля с Журавлевым, оба объяты общими чувствами преданности Родине и привязанности друг другу. Завершается сцена симфоническим антрактом «Бой», после которого происходит перелом в судьбе поэта. Третья картина – это случайная встреча с Канзафаровым, который, стараясь избавиться от раненного Джалиля, стреляет, но промахивается .

Четвертая картина – сцена в концлагере, где Джалиль для тог, чтобы сохранить себе жизнь и иметь возможность продолжать борьбу, соглашается на сотрудничество с фашистами. Пятая картина – сцена встречи с заключенными, которые, узнав о предательстве Джалиля, осыпают его градом оскорблений и камнями .

Во всех названных сценах все более весомую роль получает тема врагов, сгущая драматическое и трагическое настроение в опере. Шестая картина – «Новогодняя елка» в доме Джалиля в Казани, где происходит встреча Канзафарова с женой Джалиля. С этой сцены все более активно звучание лейтмотивов поэта, любви, творческого бессмертия. В финальной сцене 7 картины сконцентрирован наиболее значительный материал, характеризующий Джалиля. Образ поэта встает во всем своем величии и непобедимости. Оркестровая партия, насыщенная лейтмотивным развитием, является своеобразной симфонией основных идей оперы. Опера получила Государственную премию, она была поставлена на сцене Большого театра в Москве и в пражском театре оперы и балета в Чехословакии .

Н.Жиганов является автором первых классических произведений в жанре программно-симфонической музыки в 40-е–50-е годы. Его симфоническая поэма «Кырлай» (1946 г.) написана по сказке Г.Тукая «Шурале». Поэма построена в динамически трактованной сонатной форме со вступлением и заключением .

Две темы составляют материал вступления: волшебная хрупкая, прозрачная первая, которую можно назвать темой пробуждающейся природы, и вторая, близкая по характеру старинным протяжным, ассоциирующаяся с образом самой деревни Кырлай, ее народом. Созерцательного характера вступление сменяется необузданной, стремительной главной партией. Угловатая, колючая в жанре скерцо, она является характеристикой Шурале. Исполненная эпической широты и богатырской мощи, побочная партия раскрывает мужественный образ Блтыра. Разработка сонатной формы – это поединок Шурале и Блтыра с модификацией и драматизацией вначале главной, а затем побочной тем. Реприза сочинения целиком построена на теме Блтыра. В унисон струнных и в сопровождении тромбонов она звучит широко и торжественно. Завершается поэма кодой, образно и тематически перекликающейся со вступлением. И вновь тема Кырлая «поет» об извечной красоте природы и силе человеческого разума .

Жанровая ветвь татарского симфонизма представлена в «Сюите на татарские темы» Н.Жиганова, написанной в 1949 году. Образы родной природы, размышления о судьбах народа, события недавних военных лет, праздничные бытовые сцены составляют содержание данного сочинения. Каждая часть имеет название и в основе каждой из них лежит разработка какой-либо народной песни .

Первая часть с зажигательной плясовой в крайних частях и лирической народной песней «Райхан» в среднем разделе напоминает игры, пляски, веселый хоровод. Картина дремучего леса – пристанища беглецов и бунтарей – является содержанием следующей второй части «Кара урман» («Дремучий лес»). Она построена в форме вариаций на народную протяжную песню того же названия, со вступлением и заключением изобразительного плана. Скерцозна третья часть «Зариф», основанная на шуточной татарской песне «Безухий Зариф» .

Легко, изящно, с юмором звучит она в неожиданных сопоставлениях нарочито высоких и низких тембров и синкопированном аккордовом сопровождении .

Привлекает масштабностью, подлинно симфоническим развитием четвертая часть «Уфа–Челябе» («Уфа–Челябинск») с темой народной плясовой «УфаЧелябинск» в крайних разделах и деревенским напевом «Арча» («Арск») в среднем .

Драматическую линию татарского симфонизма открывает еще одно произведение Н.Жиганова – увертюра «Нафиса» (1952 г.). Сюжетно она перекликается с оперой «Намус» и первоначально была написана как вступление к ней .

Однако оказалась столь емкой, что впоследствие стала самостоятельным сочинением. В центре – образ советской женщины, испытавшей все тяготы военных лет: потерю близких, трагедию семьи, но не потерявшей мужества, стойкости, душевной красоты. Большое место занимают в произведении тревожные, беспокойные ритмы, диссонансные скандирования, отражающие драму жизни .

И на этом фоне звучат основные темы увертюры: тема Нафисы, Хайдара, народа. Театральная зримость сочетается в ней с психологической выразительностью, связанной с переживаниями героини оперы .

Работа в жанре программно-симфонической музыки подготовила композитора к написанию симфонии. Если первая половина творческой жизни Н.Жиганова (1936-1954) была посвящена освоению жанра оперы (всего их семь), то вторая половина (1968-1988) связана главным образом с созданием симфонии. Всего им написано 16 симфоний, и это достаточно весомая часть его наследия. В них можно наблюдать широкий охват явлений как истории, так и современности. Одни симфонии звучат эпическим повествованием о судьбе народа, другие – лирическим или философским осмыслением истории и современности, третьи воссоздают драматические страницы войны. Но всюду ощутимо авторское присутствие. «Сабантуй» – так называется его Вторая симфония, достаточно емко представляющая сущность его эпико-драматических и лирико-драматических концепций. Красочные фанфары труб, открывающие симфонию, вводят слушателя в атмосферу торжественного празднества, а сменяющая их могуче-унисонная тема тромбонов воспринимается как обобщенный образ народа-богатыря.

Средний раздел первой части рисует картины природы:

мирный простор полей, звенящий, напоенный солнцем воздух и льющуюся песнь жаворонка. Вторая часть – это зажигательная народная пляска, воспроизводящая один из эпизодов празднества. Но и здесь в кульминации, в мощном победном звучании появляются богатырская тема и фанфары из первой части .

В иную сферу переключает слушателя музыка третьей части. Боль пережитого, картины далекого, но не забытого прошлого рождают печаль. В течение мелодии этой части чувствуется скрытая напряженность. Состояние внутренней сосредоточенности вновь нарушают вторгающиеся звуки празднества. Это начало четвертой части. Слышится вальсовый аккомпанемент, одна простодушная, плавно скользящая мелодия сменяется другой. Постепенно слух начинает улавливать тревожные ноты, вальс звучит жутко, механистично, незаметно перерастая в зловещий марш. Но и сквозь него пробиваются мужественные мелодии народного склада .

В музыке огромного эмоционального накала ощущается и сопротивление злу, разрушению, и вера в народ, его могучую силу. Когда вновь возвращается «песнь жаворонка», снова восстанавливаются свет, покой и тишина. Таким образом, не закрывая глаза на существование в мире трагедии, зла, композитор славит красоту и радость жизни. Н.Жиганов за симфонию «Сабантуй» вновь получает Государственную премию. И в последующих симфониях, показывая разные стороны жизни в прошлом и настоящем, Н.Жиганов верит в добро, светлое будущее своего народа .

Одновременно с Н.Жигановым в 30е годы формируется целое поколение молодых композиторов-выпускников, главным образом, татарской оперной студии при Московской консерватории. Это А.Ключарев и М.Музафаров, Дж.Файзи и З.Хабибуллин. Каждый из них внес свой вклад в историю татарской музыки. Велика роль в развитии музыкальной культуры 30-60х годов пианиста, аккомпаниатора, фольклориста и композитора Александра Сергеевича Ключарева (1906-1972). Многие годы он был связан творческими узами с Ансамблем песни и пляски РТ, заведовал кабинетом народного творчества, создал первые произведения в области программно-симфонической и камерноинструментальной музыки, стал автором самых популярных татарских массовых песен .

На республиканском конкурсе в 1953 г. А.С.Ключареву неожиданно были присуждены все три премии за песни «Волжские волны» (стихи М.Хусаина), «Весенняя песня» (стихи М.Садри) и «Наши друзья» (стихи М.Хусаина). Позже премией была отмечена еще одна песня композитора «Родина моя – Татарстан», ставшая на долгие годы музыкальной эмблемой республики. После величайшего напряжения всех духовных и физических сил в годы войны, после победоносного завершения одной из трагичнейших страниц истории народа, радостным и героическим было ощущение в послевоенный период. Жизнь казалась праздником в сравнении с тем, что пережил народ в недавнем прошлом .

Выразителем названных настроений стал наряду с другими А.С.Ключарев. Новые черты в его песнях-романсах «Весенняя песня», «Волжские волны», «Жду тебя», «Утренняя песня» – энергичные завоевания диапазона, мелодические ходы по широким интервалам, гармоническая экспрессия .

Из симфонических произведений на татарском национальном материале следует назвать, прежде всего, симфоническую сюиту «Галиябану» (особенно часто звучат в концертах части «Деревенский напев» и «Золото-серебро»), симфоническую сюиту «Су буйлап» («По бережку»), «Сюиту на темы народов Поволжья» и «Волжскую симфонию» (1955 г.). Одна из особенностей творчества А.С.Ключарева заключается в сочетании особенностей татарского фольклора с лирической и эпически-раздольной русской народной песней. И это не случайно, потому что основная идея таких его сочинений, как «Волжская симфония» и «Сюита на темы народов Поволжья», – это идея дружбы народов, живущих большой и единой семьей на берегу великой реки. До сих пор сохраняет свое место в репертуаре оркестров «Волжская симфония». В ней повествуется об историческом прошлом края, о героизме и дружбе народов, живущих по берегам реки Волги, о счастливом радостном настоящем и светлом будущем. Новыми не только для композитора, но и всей татарской симфонической музыки рассматриваемого периода (40-50-х гг.) стали монотематические принципы построения. Из темы вступления вырастает большая часть тематического материала всей симфонии. Важным завоеванием композитора стало овладение симфоническим типом драматургии. Для самого композитора создание в 1955 г .

«Волжской симфонии» явилось значительной вехой, а может быть, и высшим достижением .

Прежде всего, А.С.Ключарев внес неоценимый вклад в татарскую фольклористику. Результатом его деятельности в этой области стали два монументальных сборника татарских народных песен, первый из которых был опубликован в 1941 г., а второй – в 1955. Сборники представляют классические образцы татарской песни, впервые получившие наиболее адекватную расшифровку .

Особенно это касалось сложной и прихотливой по орнаментике протяжной народной песни озын кой, импровизационная природа которой с трудом поддавалась нотной записи. Композитору удалось бережно передать глубинные особенности каждого жанра и специфические приемы исполнения. В предисловии им предпринята попытка научной классификации и исторического изучения жанров народной песни, а также описание отличительных свойств каждого из них. Впервые в сборник вошли образцы мелодий этнической группы сибирских татар, весьма специфичные по интонационным и ритмическим свойствам. Этот пласт в национальной фольклористике еще не был предметом изучения .

Не менее плодотворной была деятельность А.С.Ключарева в качестве художественного руководителя Ансамбля песни и танца Республики Татарстан, образованного в 1937 г. Эту должность он занимал дважды – в начале 40-х гг .

и в 50-е – начале 60-х гг. Велика его роль в создании репертуара для этого коллектива. До сих пор популярны его вокально-хореографические композиции «Сегодня праздник», «Сабантуй», «Аулак ой» («Посиделки»). Большой популярностью в концертных программах пользовались его хоровые обработки народных песен. Бережная передача сущностных признаков фольклора, неназойливое обрамление одноголосной мелодии выдержанными аккордами и полифоническими подголосками позволяют сохранить первозданность и красоту .

Нетрадиционно обращение композитора к танцевальному фольклору различных этнических групп татар, проживающих на огромной территории от Закавказья до Сибири. Блестящий дар пианиста-импровизатора позволил ему выступать самому в концертах в качестве аккомпаниатора известным певицам М.Рахманкуловой, М.Булатовой, скрипачу З.Хабибуллину, гармонистам Ф.Туишеву, Ф.Биккенину. Он умел обрамлять самобытные мелодии красочным инструментальным фоном, придавая им блеск жемчужин в золотой оправе .

На цитатном материале построено большинство симфонических и камерноинструментальных сочинений Ключарева .

Рядом с А.Ключаревым творит еще один в свое время очень популярный композитор Дж.Файзи (1910-1973). Наряду с сочинительством, занимался он и фольклором, собирал и записывал народные мелодии. Являясь в 60-е гг. сотрудником фольклорного кабинета при Институте языка, литературы и истории Казанского филиала Академии наук СССР, Дж.Файзи стал автором замечательного сборника народных мелодий под названием «Халык жуhрлре», что означает «Народные жемчужины» (1971 г.). В отличие от А.С.Ключарева, Дж.Файзи проявляет интерес к более поздним пластам фольклора: скорым, смешанным, такмакам, хороводным (эйлэн-бэйлэн). Те же пласты привлекают композитора в творчестве – обработках, песнях, музыкальных комедиях. Композитор иногда вводит цитаты, однако ему свойственно творческое отношение к фольклору и приспособление его к новым условиям .

В большей степени Дж.Файзи – лирик, склонный к выражению простых человеческих чувств и переживаний. Образы любви с зарождением чувств, волнением, радостью или печалью чутко и естественно выражены в его песняхромансах. Композитору не свойственны бурные проявления эмоций, мелодика его произведений проста и безыскусна, звучит в характере элегии или серенады, романса или городской лирической песни. Особенно любимы были его песни «Лесная девушка» на стихи Х.Такташа, с которой он вошел в профессиональную музыку, и «Песня жизни» из одноименного спектакля М.Амира. В отличие от объективной по тону лирики С.Сайдашева, лирика Дж.Файзи более изысканна, восторженна, романтически возвышенна .

Вершиной творчества композитора стала музыкальная комедия «Башмачки», прославившая его далеко за пределами Татарстана. Произведение написано по классической комедии Х.Ибрагимова того же названия (либретто Т.Гиззата) В нем повествуется о том, как обанкротившийся купец Каримбай решает выдать свою дочь Сарвар за богатого и старого купца Зию Гафурова, и в качестве залога привозит ей подарок жениха – атласные башмачки. Однако возлюбленный девушки Сарвар бедный студент Галимжан, похитив башмачки, расстраивает сделку. После целого ряда приключений ему и его помощнице свахе Джихан удается добиться желаемой помолвки. Главным открытием композитора стало комедийное воплощение традиционной темы бесправного положения женщины-татарки в патриархальной семье, ранее она решалась в жанре трагедии или мелодрамы. Новшеством в музыке Дж.Файзи явилось рождение бытовых комедийных образов. Юмористическое начало, свойственное татарскому народу, еще не получало столь яркого воплощения в вокальной музыке. Интонационными истоками этой группы образов стали скорые, такмаки и обрядовый фольклор. Эффект пародирования достигается композитором способом утрирования таких характерных черт жанра такмака, как подскоки и притопы, преломления их в буйных ритмах разудалого молодецкого пляса .

Ограниченность, примитивизм персонажей подчеркнуты небольшим (квартовым или квинтовым) диапазоном мелодии, архаичностью ангемитонных интонаций, нарочитой упрощенностью ритмических и гармонических средств. Старинная народная песня «Течет река Белая» с лихими раскачиваниями и ритмом пляса рисует «жизнелюбивый» облик купца Каримбая. Старинный такмак с однотактовым мотивом и его многократным настойчивым повторением лежит в основе куплетов сыщиков. Комедийную характеристику получает партия жениха Зии Гафурова, навеселе подъезжающего к дому невесты для знакомства .

Комическая песня «Жизнэкэй» («Зятюшка») становится музыкальной характеристикой зятя Сарвар Вафы, который также неравнодушен к Сарвар и страдает от крутого нрава жены. Колоритен комический образ изобретательной и ловкой свахи Джихан, помогающей молодым преодолеть возникшие на их пути трудности .

Особое место в истории татарской музыки 30х-40х гг. принадлежит Фариду Яруллину (1914-1943). Сын известного народного музыканта и композитора Загидуллы Яруллина, он прожил очень недолгую жизнь. До войны учился в Казанском музыкальном техникуме, татарской оперной студии при Московской консерватории, успел сочинить около 20 песен, 3 романса, несколько камерно-инструментальных сочинений, сонату для виолончели и симфонию. Его дипломной работой по окончании оперной студии стал первый татарский балет «Шурале». Композитор успел завершить клавир балета. Началась война, Ф.Яруллин ушел на фронт. А в 1943 году – погиб в возрасте 29 лет, так и не увидев свой балет на сцене. Его инструментовку завершили московские композиторы В.Власов и В.Фере. Написанный на либретто А.Файзи и Л.Якобсона и в хореографии известного балетмейстера Л.Якобсона балет был поставлен не только в Казани, но и в Петербурге (1950 г.), в Москве (1955 г.), а также в Германии, Польше, Болгарии, Румынии и мн.др. странах .

Произведение создано по мотивам татарских народных сказок и поэме Г.Тукая «Шурале». В нем повествуется о девушке–птице Сююмбике, попавшей в логово Шурале, и юноше Блтыре, спасшем ее от злой нечисти. Уже начало балета создает драматическую ситуацию. На лесную поляну выходит Блтыр, но неожиданно начавшаяся буря отбрасывает его в чащу леса. Из дупла огромного старого дуба выползает Шурале, просыпается вся подвластная ему нечисть. Начинается шабаш. С появлением первых лучей солнца лесные обитатели исчезают. Над лесом пролетает стая птиц: опустившись на опушку, они сбрасывают крылья, и, превратившись в девушек, играют, а затем разбегаются по лесу. Незаметно Шурале похищает крылья одной из них. Нарезвившись девушки улетают, а Сююмбике, не найдя своих крыльев, попадает в лапы Шурале. Он начинает ее неистово щекотать. Появившийся Блтыр в поединке побеждает Шурале. Он защемляет ему пальцы, Шурале посылает проклятья Сююмбике и Блтыру .

Начинается балет с лирической темы Блтыра, которая получает лейтмотивное значение. В основе темы – мелодия в духе протяжной с обилием орнаментики, импровизационностью. Однако ярко выраженная устремленность мелодического рисунка, четкие ритмические опоры и весомость основных звуков вносят мужественную патетику. Далее следует симфоническая картина «Буря», в которой закладываются ведущие мотивы образов контрдействия: гаммообразные и хроматические пассажи, угловатые неуклюжие ходы, резкие гармонические и тональные сопоставления. В следующем затем номере под названием «Шурале просыпается» впервые возникает лейтмотив Шурале, представляющий собой сочетание двух коротких мотивов со скандированием, один из которых построен по увеличенному трезвучию, другой – по пентатонике. В завершении номера является еще один лейтмотив в колючих стаккато низких регистров. В результате создается образ игривый и одновременно зловещий. Особенностью этого персонажа татарских народных сказок является страсть к щекотке, которая доводит человека до обморока или смерти. Характеристика его продолжается далее в «Вариациях Шурале». Гротескный характер образа достигается включением в жанр вальса несвойственных ему размашистоугловатых скачков и тяжеловесных на слабые доли аккордов (синкоп). Шурале окружает свита лесных чудищ, представленная в музыке сюитой из четырех танцев: «Пляски джинов», «Пляски ведьм», буйного «Танца шайтана» и «Общей пляски». Каждый из названных персонажей получает не просто жанровый номер, но яркую колоритную характеристику. Колюча, забавна тема карликовджинов, обольстительно-вкрадчива тема ведьм, необузданно-темпераментна пляска Шайтана, воинственно-наступателен «Общий танец» нечисти. Сюита из подвижных легких лирических танцев экспонирует далее позитивную линию спектакля – образы девушек-птиц. То плавно-покачивающаяся, то устремленопарящая тема «Вальса» сменяется торжественно-горделивой темой «Выхода Сююмбике». Пленительна, задумчива «Баллада Сююмбике», выражающая томление и любовные грезы девушки .

Вторая половина первого акта несет функции завязки и развития драматического конфликта. Противоборство вначале Сююмбике и Шурале, а затем Шурале и Блтыра сопровождается столкновением трех лейтмотивов героев .

В ней три волны развития. От трепетно-нежного в экспрессивное и драматическое перерастает звучание лейтмотива Шурале, все более мужественное, героически-приподнятое звучание приобретает лейтмотив Блтыра .

Второе действие состоит из двух картин: первая рисует «Возвращение Блтыра и Сююмбике» в деревню, а вторая показывает свадебное торжество в честь обручения. Но и эти сцены связаны с развитием главного конфликта .

В них неожиданно вторгаются лейтмотивы Сююмбике и Шурале (сцена подбрасывания крыльев), которые являются связующим звеном между первым и третьим актами.

Композитор использует в этих сценах две народные песни:

«Мэхэббэт жыры» («Песня о любви») в сцене возвращения Блтыра и Сююмбике и «Тафтиляу» в «Танце девушек с покрывалом». Но обе эти темы значительно модифицированы, и из лирико-эпических превращены в мечтательнотрепетные, романтические. Красочно, пряно гармоническое сопровождение .

Колоритны свадебные танцы, основанные на развитии бойкой, задорной пляски «Тутуруш», также преобретающей комедийные черты. В разгар свадьбы Шурале подбрасывает крылья Сююмбике. Еще не осознавая происходящего, но обрадованная Сююмбике надевает крылья и улетает. Блтыр отправляется на поиски Сююмбике .

Лесные сцены третьего акта вновь представляют зрителю образы лесной нечисти и Сююмбике, попавшей в их логово. Звучащая в ней сюита нечисти в сущности повторяет материал первого акта. Однако стержнем ее становится новая тема «Шествия нечисти» в характере наступательного гротескного марша, рисующего их торжество и буйную радость .

Итак «Шурале» – одно из главных достижений музыки татарских композиторов. В нем много оригинального, нового. Наряду с традициями русской школы и Чайковского широко претворены тенденции современного автору музыкального творчества: достижения Прокофьева, Стравинского, Бартока. Поражает целеустремленность симфонического развития, когда каждая сцена – логическое звено в разработке конфликта. Наиболее оригинально в музыке отражение фантастических образов с выявлением повадок, темперамента, портретной узнаваемостью персонажей. Признаки романтического направления заключены в воплощении исключительных героев в исключительных обстоятельствах, обращенности к идеальным возвышенным или сниженно-гротескным образам. Фантастика и особая изысканная лирика – главные достижения автора, позволившие ему значительно расширить арсенал музыкально-выразительных средств. Не случайно балет получил столь широкую известность, а автор в 1958 году посмертно удостоен Государственной премии им.Г.Тукая .

В 50-80-е годы романтическое направление развил в национальной музыке Р.Яхин (1921-1994). Выпускник Московской консерватории по двум специальностям – фортепиано и композиции – он оставил значительное наследие .

Более 300 романсов и около 100 инструментальных миниатюр. Крупные формы представлены одним фортепианным концертом и двумя сонатами для фортепиано. Так же, как Ф.Яруллина, его не привлекают социальные проблемы, борьба народов. Содержание его произведений – это мир интимных лирических настроений, повествования о любви, печали и страданиях в разлуке, размышления о жизни, месте поэта в обществе. Психолого-романтический характер образов навеян явно традициями Чайковского, Рахманинова. Композитор раздвигает жанровый диапазон татарской музыки, вводя наряду с романсом-песней и романсом-элегией романс-серенаду, лирико-драматические и трагические романсы-монологи. Большой диапазон, широкая интервалика, свободное сочетание декламационности с напевностью, многообразие ритмических формул и импровизационность в развертывании формы сообщают особую атмосферу разлива чувств яхинских романсов. Будучи пианистом, композитор большое внимание уделял фортепианному сопровождению романсов. Его фортепианные партии получают значение самостоятельных, несущих важную смысловую нагрузку, инструментальных миниатюр. Разнообразны и достаточно сложны приемы пианистической техники, предъявляющие высокие требования к исполнителю .

Способствует эмоциональной напряженности экспрессия гармонического языка, фактурная многоплановость в таких произведениях, как «Забыть не в силах»

(на ст. М.Нугмана), «Твои глаза» (ст.А.Саттарова), «Тебя желанней нет»

(ст.А.Ерикея), «В душе весна» (ст.Г.Насретдинова), «Волны – волны»

(ст.М.Джалиля), «Не улетай, соловей» (ст.Г.Зайнашевой). Драматическая гражданственная лирика представлена в его романсах «Поэт» на ст.Г.Тукая и цикле «Из Моабитской тетради» на ст.М.Джалиля .

Очаровательны, романтически взволнованны, трепетны его инструментальные миниатюры, многие из которых представляют собой выразительные лирические романсы для фортепиано, это поэмы о любви и печали. Он явился создателем многих новых жанров татарской камерно-инструментальной музыки, таких как «Поэтическая картина», «Музыкальный момент», «Вальсэкспромт», «Песня без слов», «Ноктюрн», «Скерцо». Р.Яхин является зачинателем еще одного жанра в татарской музыке – фортепианного концерта, выделяющегося новым строем образов. Концерт привлек внимание слушателей патетической приподнятостью, скрытым драматизмом, романтическим пафосом;

созданный вскоре после окончания войны в 1950 году, он нес в себе отзвуки пережитого тревожного времени. Концерт Р.Яхина вдохновил на создание концертов для разных инструментов многих композиторов, в частности М.Музафарова .

Итак, завершая раздел, посвященный истории татарской музыкальной культуры 30х-60х годов, невозможно не сказать о творчестве такого популярного в народе композитора, как Мансур Ахметович Музафаров (1902-1968) .

Сын известной поэтессы Марьям Музафаровой, он получил хорошее образование. Учился в медресе, учительской школе, классе кларнета в Восточном музыкальном техникуме, затем на этнографическом отделении Московской консерватории. Впоследствии занимал должность музыкального редактора на татарском радио, закончил свою деятельность профессором Казанской консерватории. В памяти студентов и всех тех, кто его знал, М.Музафаров остался добрым, улыбчивым, влюбленным в жизнь человеком .

В первый период своего творчества – 20-30-е гг. – он писал в основном обработки и песни. Вместе с А.С.Ключаревым выступил в эти годы самым большим мастером названных жанров, особенно первого из них, выдвинув два типа обработок. Первый тип гармонического или фигурационного аккомпанемента с обыгрыванием основных звуков гармонической вертикали был свойственен обработкам умеренных и скорых песен, таких как «Кубэлэгем» («Бабочка»), «Эрбэт»

(«Кедр»), «Эсилэсе – Василэсе» (имена девушек), «Фазыл чишмэсе» («Родник Фазыла»), до сих пор сохранивших свое значение в репертуаре Ансамбля песни и танца РТ. Второй тип – полифонического склада с элементами имитационного и подголосочного развития тематических элементов, более индивидуализированный, чутко откликающийся на эмоциональные нюансы текста – характерен для обработок протяжных и полупротяжных, таких как «Сибелэ ччк» («Осыпаются цветы»), «Аллюки» («Колыбельная»), «Язда була» («И весной и осенью»), «Агидель буйлары» («У прекрасной реки Агидели»)1 .

Едва ли не самым популярным жанром в творчестве композитора становится советская массовая песня. К ней он обращается на протяжении всей своей жизни, чутко откликаясь на запросы времени. В первый период еще сохраняется суровая гражданственность, связанная с маршевыми ритмами революционных песен. Но уже в конце 30-х гг. появляется больше задушевности, окрыленности, молодого задора. Опираясь на интонации протяжной и скорой, он расширяет их диапазон, интервалику, сообщает парящий ликующий характер, воспевая любовь и радость жизни. Именно так звучат его песни «По ягоды», «Соловей», «Юноши и девушки». Ему принадлежит честь создания самого известного в 30-е гг. романса на стихи А.С.Пушкина «Не пой, красавица, при мне»

(1936 г.). Эпическую масштабность, торжественную гимничность обретают его песни 50-60-х гг., такие как «Менрг идеУрал тауларына» («Взобраться бы на горы Урала»), «Туган як» («Родная сторона»), «Мин тормышка гашыйк»

(«Я в жизнь влюблен»), «Башка бернид киркми» («Больше ничего не нужно»). В них повествуется о любви композитора к родному краю, раздумьях о смысле человеческой жизни, вечных и подлинных ценностях. Величавость, весомость каждой интонации, медленный темп, размеренность, широкий мелодический разлив придают песням характер монолога-размышления. Замечательны тексты песен, почерпнутые из лучших образцов татарской классической поэзии Г.Тукая, С.Хакима, Г.Зайнашевой .

Доминантный период в творчестве композитора – 40-50 гг. – представлен сложными масштабными жанрами оперы и программно-симфонической поэмы .

Обращение к опере было связано с необходимостью обеспечения репертуаром создаваемый татарский оперный театр. Кроме того, композитор почувствовал О творчестве композитора см. монографию К.Тазиевой «Мансур Музафаров». – Казань, 1994 .

в себе силы для решения более сложных задач и освоения крупных форм .

Он написал две оперы – «Галиябану» на сюжет классической драмы М.Файзи (1939 г.) и «Зульхабира» (либретто А.Файзи, 1943). Обе оперы повествуют о судьбе татарских девушек, насильно выдаваемых замуж, и борьбе молодых людей против патриархальных устоев. В операх музыкальным темам народного склада или цитатам из фольклора в характеристике положительных героев противопоставляются темы инструментального склада с угловатыми интонациями, хроматическими пассажами и резко диссонирующими аккордами в характеристике отрицательных персонажей .

Что касается симфонических поэм, то они были вдохновлены рядом сочинений мемориального характера в русском советском музыкальном творчестве. Достаточно вспомнить произведения Ю.Шапорина. Д.Шостаковича, Г.Свиридова, посвященные памяти С.Разина и Е.Пугачева, С.Есенина и В.Маяковского, а также ленинской тематике. Первая из симфонических поэм, написанных М.Музафаровым в 50-е гг., «Памяти Г.Тукая» (1952) посвящена выдающемуся татарскому поэту. Вторая – «Памяти Мулланура Вахитова» (1957) революционеру-большевику. В произведениях показана тяжелая атмосфера дореволюцонного прошлого, первых лет революции и гражданской войны, представлены лирические портреты героев, их стремление к защите интересов Родины и родного народа. Призывные фанфары во вступлении, моторная такмаковость в главной и эпически широкая распевность в побочной – преимущественный тематизм симфонических сочинений композитора. В обеих поэмах использованы цитаты – «Смело, товарищи в ногу» в «Памяти Мулланура Вахитова» и «У могилы матери» в «Памяти Габдуллы Тукая». Оба сочинения написаны в сонатной форме с развернутым вступлением и экспозицией основных тем, разработкой главной и побочной партий, динамической репризой. Основными приемами развития выступают пассажные и фигуративные продолжения тем, ритмические увеличения и звучание их в контрапункте. За эти поэмы композитор был удостоен Государственной премии. Симфонические поэмы М.Музафарова получили широкое признание вследствие отражения актуальных для своего времени идей. Ощущение напряженной предгрозовой и грозовой атмосферы тех лет, постоянная готовность к борьбе и защите Родины, патриотические настроения были присущи психологии масс на всем протяжении истории страны Советов. Достаточно вспомнить многочисленные песни о партии, Родине, войне и мире: официальная идеология приветствовала сочинения подобного рода. Народ искренне верил в существующую угрозу извне. Эти настроения и были переданы композитором .

Последующий период – конец 50-х – 60-е гг. – ознаменован созданием новых для композитора жанров – двух скрипичных концертов (1959 и 1961 гг.) .

Начало жанру скрипичного концерта в татарской музыке было положено А.С.Леманом в 1950 г. Однако М.Музафаров дал иную, романтическую интерпретацию сольного концерта. Если в других крупных сочиненииях композитор откликался на политические события своего времени, то в скрипичных концертах затронул вечные философские проблемы. Они отражают мир героев М.Музафарова: чистых, порывисто-трепетных, чувствительных к красоте и мучительно ищущих пути к истинному, доброму в этом непростом тревожном мире. Их отличает восторженная эмоциональность, окрыленность, динамизм .

Образы концертов содержат множество нюансов в одном настроении, темы привлекают широким разливом чувств, мелодической щедростью, импровизационной свободой в развитии. Композициям концертов присущи черты рапсодичности. От сосредоточенно-углубленного раздумья (вступление) через восторженный прорыв чувств (1 часть) и эпизоды пейзажного плана (2 часть) к праздничному ликованию в финале – такова линия развития образов. Большинство тем – протяжные, широкого дыхания – разворачиваются непринужденно, свободно. Концерты М.Музафарова развивают романтическое направление в симфоническом жанре и потому являются несомненным достижением как в творчестве самого композитора, так и в истории татарской музыки .

*** Новыми тенденциями отмечено музыкальное искусство 60-х-80-х годов .

Это связано с т.н. потеплением политического климата в стране, когда стало возможным отражение негативных сторон в развитии советского общества .

Еще одной причиной резких сдвигов в области содержания и средств музыкальной выразительности стало открытие целого пласта современной музыки, связанной с творчеством композиторов современной европейской школы и русского андеграунда. Огромный интерес композиторов национальных республик вызвала новая техника додекафонии, серии, сонористики, алеаторики, конкретной и электронно-компьютерной музыки, коренным образом обновившие арсенал средств. Открытие в 1945 году Казанской государственной консерватории стимулировало появление новой плеяды национальных композиторов. Здесь работали выдающиеся педагоги – А.С.Леман (зав. кафедрой композиции), С.А.Казачков (зав. кафедрой хорового дирижирования), Я.М.Гиршман и Г.Я.Касаткина (в различные годы зав.кафедрой теории и истории музыки), Ю.В.Виноградов (теоретик, композитор), В.Г.Апресов (зав.кафедрой фортепиано). Ректором консерватории на протяжении более 40 лет был композитор Н.Г.Жиганов. В стенах консерватории сформировалась не только мощная группа татарских композиторов – Ф.Ахметов, М.Яруллин, Р.Еникеев, Х.Валиуллин, Э.Бакиров, Р.Белялов, но и ведущие композиторы республик Мордовии, Удмуртии, Марий Эл, Чувашии. Важную роль в интенсификации творчества татарских композиторов сыграло учреждение в 1967 году симфонического оркестра Татарской филармонии. Его художественным руководителем на протяжении многих лет был известный дирижер Натан Рахлин. К 60 годам в консерватории сформировалась крепкая школа исполнителей – инструменталистов .

В результате если прежние десятилетия в истории татарской музыки были связаны с разработкой преимущественно музыкального театра, то 60-80-е годы в большей степени развиваются жанры симфонии и камерно-инструментальной музыки. Многообразны стилевые ориентации композиторов. Если ранее стилевые направления менялись через десятилетия, то ныне характерно сосуществование нескольких стилей в одновременности, более того, в творчестве одного и того же композитора .

Наиболее ярким представителем данного периода является А.З.Монасыпов (1925-2009 г.). Алмаз Закирович Монасыпов родился в Казани 11 июля 1925 года в семье известного рода Шарафов. Его отец был репрессирован, когда мальчику было шесть лет. В одиннадцатилетнем возрасте Алмаз поступает в музыкальную школу в класс виолончели Р.Л.Полякова. Через четыре года у него же продолжает обучение в музыкальном училище. Там Алмаз Монасыпов успел проучиться лишь два с половиной года. По достижении призывного возраста его отправляют вначале в Ульяновское пехотное училище, а затем в действующую армию. Однако в боевых операциях ему участвовать не пришлось. Война закончилась, когда их часть зенитной артиллерии стояла под Ригой. По возвращении в Казань в 1945 году он поступает в только что открывшуюся Казанскую государственную консерваторию в класс виолончели замечательного музыканта А.В.Броуна. Окончив консерваторию с отличием, работает в оперном театре, филармонии, в музыкальной школе, училище. А в 1956 году во второй раз заканчивает консерваторию уже как композитор по классу профессора А.С.Лемана. В качестве дипломной работы представляет две части симфонии «Муса Джалиль» .

В последующие годы А.Монасыпов осваивает дирижерское искусство в классе И.Э.Шермана в аспирантуре, которую заканчивает в 1964 году .

С 1959 по 1970 годы он – дирижер театра оперы и балета им.М.Джалиля, в 1970-71 годах – дирижер симфонического оркестра Татарской государственной филармонии. С 1968 по 1973 годы занимает должность старшего преподавателя кафедры композиции Казанской государственной консерватории .

С 1972 года живет и работает в Москве .

В первых инструментальных сочинениях 50-х годов – Сонате для скрипки с фортепиано (1954 г.) и Романсе для виолончели (1957) – композитор следует романтической традиции, близкой С.Рахманинову и Р.Яхину. В созданной в 1960 году «Балетной сюите» ощутимы новые ориентиры, в частности, на музыку С.Прокофьева – с обострением мелодико-гармонического языка и пародированием классических жанров. И только в Первой симфонии (1963 г, фа минор) стиль Монасыпова становится вполне самобытным и оригинальным. Жанр симфонии, как наиболее способный к выражению философско-драматических замыслов, приобретает ведущее значение в творчестве композитора .

В Первой симфонии фа минор раскрывается проблема становления личности. Благородным стремлениям и лирически возвышенным чувствам противостоят ирония, скепсис. Борьба этих противоположных начал составляет драматическую концепцию произведения. Герой в результате преодоления сомнений, скепсиса, разъедающей иронии приходит к высотам человеческой духовности. Жанр симфонии, в связи с данным содержанием, можно определить как лирико-психологическую монодраму. В сочинении установился характерный для композитора тип одночастной композиции с важным смысловым значением вступления и оригинально трактованной сонатной формой. Уже во вступлении противопоставление героико-драматической и лирической темы с одной стороны и иронически-мефистофельской с другой носит остроконфликтный характер. Они дают импульс главным темам симфонии и интонационно связаны с ними.

Образный контраст внутри экспозиции сонатной формы заключен:

между двумя темами главной (беспокойно пульсирующей и величаво героической), между динамической главной и лирической побочной, и между положительными темами главной и побочной с одной стороны и скерцозной заключительной – с другой. В остродраматической разработке участвуют не только темы экспозиции, но и вступления, отчего она отличается многотемностью. Контраст вносит новый эпизод в разработке «Аndante sognando», который является лирической трансформацией скерцозной заключительной. Реприза – не традиционное повторение основных тем, а итог развития, выраженный сближением тем – главной, побочной и эпиграфа. Сравнительно развернутые масштабы каждого раздела сонатной формы позволили композитору обозначить их как отдельные части цикла. В результате в симфонии совмещаются сонатная и контрастно-составная формы. Своеобразие симфонии – и в монотематических принципах построения тем, в огромной роли монологических эпизодов, необычных жанровых сочетаниях. В построении тем обращает на себя внимание претворение элементов архаических пластов фольклора – песни призыва (сада), молитвы, мунаджата. Опора на древние пласты фольклора и новое современное прочтение их элементов – своеобразное качество стиля А.Монасыпова, повлекшее за собой целое направление т.н. новой фольклорной волны в татарской музыке. В симфонии определились такие качества стиля, как драматическая и трагедийная тематика, конфликтная драматургия, одночастность, минимализм, ритмическая рефлексия, широкое использование альтерированных (чаще пониженных) ладов, сплошная полифонизация фактуры, рождающая терпкие гармонические сочетания нередко с уменьшенными квинтой и октавой. Эмоциональная напряженность достигается сложной полифонией фактурнотембровых пластов. Каждая группа оркестра рассматривается как самостоятельная, на различных этапах выполняющая основную драматургическую функцию, велика роль ударных инструментов. Симфония сразу обратила на себя внимание экзальтированной эмоциональностью образов и непривычной диссонантностью средств. Подобное прочтение одночастной формы и поэмность станут характерными для всего симфонического творчества композитора .

Созданная в 1968 году Вторая симфония ре минор программна. Задумана она была первоначально в качестве третьей части незаконченной дипломной двухчастной симфонии. Однако стилистически столь резко отличалась от первых двух, что композитор назвал ее симфонией №2 «Муса Джалиль». В отличие от многочисленных произведений других авторов, воспевающих героический подвиг татарского поэта, А.Монасыпов ставит задачей воплощение его внутренней трагедии. В симфонии два конфликта. Один – внешний, вырастающий из противопоставления образов героя и врагов, второй – внутренний, связанный с психологическими переживаниями самого поэта, вынужденного скрывать свое истинное лицо под маской предателя. Драматургия симфонии складывается из взаимодействия трех групп образов. Первая, являющаяся во вступлении – это философские раздумья автора, перерастающие впоследствии в комментарии, выражающие сочувствие или обличение в зависимости от характера развития событий. Этот голос благодаря монологичности и опоре на семантику вздоха, тревоги, отчаяния или иронии всегда узнаваем. Второй пласт образов, репрезентантом которого выступает главная партия и построенный на ней большой первый раздел разработки – это тема насилия, неумолимая, жесткая, агрессивная, движущаяся сплошным потоком и постепенно достигающая уничтожающе-грозной силы. В основу темы положена серия. Альтернативой ее выступает экспрессивная лирика побочной, как образ протеста страданий и боли. Разработка строится по волновому принципу. Особенностью разработки этой симфонии является введение новой темы «маски», основанной на интонациях духовного напева «Бедвам» в гротескном преломлении. Полиритмия, политональность, додекафония, кластеры, алеаторика, сонористика – все эти приемы впервые были применены в татарской музыке А.Монасыповым во Второй симфонии. Партитура и сегодня вызывает ощущение опуса, рожденного в наши дни. Она оказалась столь оригинальной и образно-выразительной, что на ее основе в 1971 году на сцене татарского театра оперы и балета балетмейстером Д.Ариповой был поставлен одноактный балет «Бессмертная песня» .

В своей Третьей симфонии (1974 г., ми минор) А.Монасыпов вновь обращается к конфликтной теме добра и зла в современном мире. Симфония открывается вступлением с печальным монологом на интонациях тяжкого вздоха в соло альтовой флейты. Из нее далее вырастают лирические темы симфонии .

Контрасты и конфликты в этой симфонии проявляются не только на уровне разделов и партий, но и внутри главной. На методично повторяющееся остинато фортепиано и ударных в нижних пластах фактуры накладывается крайне экспрессивный монолог струнных в верхних голосах. Постепенное присоединение все новых инструментов создает ощущение неумолимо надвигающейся и расширяющейся в пространстве грозной стихии. Образы страдания дважды прерывают поток зла в ритме сигнала SOS. И все же, пройдя через эту стену зла, едва проявляющая признаки жизни тема героя обретает силу. Сложная конфликтность экспозиции достигает нового уровня драматического накала в разработке. В противостояние с остинатной темой пассакальи вступают побочная, тема альтовой флейты, и новая тема хорального склада, вырастающая оплотом нравственной опоры героя. Образы грядущей радости и света утверждаются в освобожденных от «оков» остинато темах главной и побочной в репризе. Сложна жанровая составляющая тематизма в одновременном звучании нескольких разнохарактерных пластов. Огромный импульс напряженности возникает в сочетании экспрессии мунаджата с силой мысли монолога, в многослойной полифоничности, мелодической и ритмической прихотливости .

Каждый фрагмент логически выверен и является либо вариантом, либо трансформацией, либо сплавом предыдущих тем. Ювелирная разработка каждого фрагмента, каждой интонации позволяет с неослабевающим вниманием следить за интеллектуальной работой композитора. Подобной аналитичности мышления на микроинтонационном уровне татарская музыка еще не знала. Нетрадиционна разрабатываемая в симфониях трагическая концепция в целом .

Композитор обращается и к иным жанрам: песням, романсам, фортепьянным циклам, программно-симфонической миниатюре. Тонкая наблюдательность, запечатление отдельных мгновений проходящей перед нами быстротечной жизни примечательны в фортепианных циклах «Пять лирических пьес и Марш» (1972 г.) и «Мозаика» (1975 г.). Лирические пейзажи, бытовые зарисовки, поэтические фантазии, юмористические сценки – мир образов его фортепьянных пьес. Подчеркнутое внимание к деталям, лаконичность форм, графичность фактуры, острая характеристичность образов несколько напоминают «Мимолетности» С.Прокофьева .

Поисками новых звучаний привлекают другие инструментальные миниатюры А.Монасыпова, написанные в те же годы. Импрессионистический пейзаж с рафинированно-изысканным очарованием испанского тембрового и ладогармонического колорита представлен в «Концертино-серенаде» для скрипки с оркестром (1973 г.). Не менее интересен опыт медитативно-философской лирики в духе «Аве Мария» на национальной почве в «Вокализе» для голоса с фортепиано (1975 г.) .

Но особенно велико количество созданных им романсов и песен, многие из которых вошли в сборники «Только ты» («Син генэ»), «Мечты»

(«Хыяллар»), «Казаным». Есть в них песни гражданственного содержания («Татарстан – край родной», «Моя Казань», «Солнечный Татарстан»), драматические монологи («Встаньте, Джалильцы», «Последняя песня»), зарисовки из детской жизни («Спи, сынок», «Веселые друзья»). Наиболее привлекателен мир поэтических лирических настроений с признаниями в любви, радостью встреч, печалью разлук, милыми сердцу воспоминаниями. Они отмечены глубокой искренностью чувств, интимной доверительностью интонаций, тонким ощущением нюансов текста. Импровизационного склада мелодия сочетает в себе напряженную декламацию со свободным парением мелодической кантилены. Достаточно назвать «Приди ко мне», «Нет сил тебя забыть», «Быть может, нам не встретиться», «Точки», «Горизонт» и др. Изобретательна фактура сопровождения, в которой множество выразительных деталей, терпких диссонирующих гармоний и изысканных полифонических сплетений голосов. Одним из первых А.Монасыпов ввел в татарскую музыку эстрадно-джазовые ритмы и интонации. Влияние их – в ярко выраженной интонационно-ритмической экспрессии, терпких диссонантных гармониях, значительной роли ударных. Дело в том, что в послевоенные годы в Казань из Шанхая прибыла группа джазовых музыкантов во главе с О.Лундстремом. Новая музыка буквально захватила молодежь, среди ее поклонников был и А.Монасыпов. С Олегом и Игорем Лундстремами его связывала долгая и близкая дружба. Позже вершинным произведением в этой области стала вокально-симфоническая поэма «В ритмах Тукая»

(1975 г.). Композитор поставил задачу соединения принципов серьезной академической музыки и эстрадно-массовых жанров. Этим обусловлен и необычный состав, сочинение написано для тенора, ансамбля скрипок, электрогитар, фортепиано, органа и ударных. Не лирика, как это было принято ранее, а бунтарская поэзия Г.Тукая, полная молодого задора, злой иронии или вызывающей дерзости оказалась здесь на первом плане. Вот почему столь динамичны и остры ритмы, чеканны мелодии, импульсивна декламационность, преобладающая над пением. Но, разумеется, в целом содержание шире. Всего в цикле 7 частей .

Одни звучат проникновенным повествованием о неразрывности поэта со вскормившей его землей (1 часть «Родная земля», 3 часть «Родная деревня») .

Другие – передают тоску и одиночество бредущего по тернистым дорогам жизни поэта (5 часть «Потерянная надежда). Третьи – полны сарказма в обличении лжи и ханжества (4 часть «Раскаяние и просьба об отпущении грехов», 6 часть «Не знал я»). Четвертые – исполнены веры в добро, звучат гимном природе и человеку (2 часть «Чтобы тронуть душу народа», 7 часть «Эта черная туча над головой пройдет»). Цикл содержит цитаты из классической музыки, но в основе сочинения – мунаджат, значительно переосмысленный благодаря синтезу его с эстрадно–джазовой и политической песней. Композитор неслучайно назвал свое сочинение вокально-симфонической поэмой. Все части интонационно связаны и основная мелодико-ритмическая формула каждый раз получает новую жанровую трансформацию .

В связи с этим (как и с другими, впрочем, сочинениями композитора) хотелось бы упомянуть о такой особенности его творчества, как связь с музыкой Востока, которая выразилась в мелодической пряности, импульсивной прихотливости ритма, в подражании тембровым особенностям древних инструментов, ведущей роли ударных, использовании экспрессивных ладов и гармоний. Примечательно также обращение к архаическим пластам эпического фольклора и культовым жанрам .

Уже после переезда композитора в Москву состоялась премьера его Четвертой симфонии «Дастан» (1978 г.), которая вновь привлекла внимание необычным поворотом в эволюции жанра. Если в первой симфонии была поставлена тема личности, а во второй и третьей – взаимоотношения личности и общества, то в Четвертой – композитор обращается к анализу проблем общенациональных. Автора интересует история и трагическая судьба родного народа .

К исторической теме в симфоническом жанре и ранее обращались такие композиторы, как М.Музафаров, Н.Жиганов, А.Ключарев. Однако, если их сочинения пронизаны оптимистическим пафосом, то концепция А.Монасыпова достаточно печальна (следует заметить, что первым прервал традицию тенденциозного освещения национальной истории Ф.Ахметов в симфонии «Казань»). Повидимому, настоящее народа не внушает композитору оптимистических прогнозов. Симфония вновь открывается прологом с проведением и контрапунктическим сплетением нескольких разнохарактерных тем, из которых вырастает далее материал основной части. Сумрачно, но мягко, доверительно, как дума о минувшем звучит главная тема у солирующего фагота. Но уже во втором вариантном проведении этой темы вступают антогонисты – унисоны басов, квартово-параллельное движение валторн, которые приводят к изломанногротескной теме флейты пикколо. И с каждым новым вариантно-вариационным проведением этой темы все более наступательный, а порой, и грозный характер приобретает музыкальное развитие. Но этой вакханалии противостоит мощное, расширенное ритмически, усиленное динамически и темброво звучание главной партии у валторн, скрипок и альтов. Постепенно затухая и просветляясь, она не теряет своей внутренней силы. Показательны жанровые решения основных образов: призыв, гротескный танец, плач, хорал .

Новый жанр в татарской музыке открывает «Музыкальное приношение С.Сайдашеву», написанное в 1990 году. Четыре части, исполняющиеся без перерыва («Начало», «Триумф», «Жизненная драма», «Признание») раскрывают размышления о непростой судьбе одного из самых популярных татарских композиторов. Сочинение задумывалось как музыкальное оформление фильма о Сайдашеве, позже выстроилась самостоятельная концепция. Суть ее, по признанию самого композитора, состоит в воспроизведении собственного видения портрета С.Сайдашева и проистекает из стремления отдать дань восхищения его феноменальным дарованием. Естественно, что в «Приношении…» звучат подлинные темы из произведений С.Сайдашева .

Симфонической поэмой «Идель-йорт» назвал А.Монасыпов свое новое сочинение для оркестра, прозвучавшее в Казани в 1994 году. «Идель-йорт» означает в переводе Отечество, Родной дом. В произведении повествуется о настоящем Родины и судьбе народной. Стоит обратить внимание на роль гротескных образов .

Они проявлялись и раньше. Однако перед слушателями «Идель-йорт» предстает порой марионеточный театр, в котором действуют не люди, а маски, и ими руководят не подлинные чувства и переживания, а имитация .

Оригинальна задача, поставленная автором в созданном в 1998 году Концерте-рапсодии «Кряшен моннары» для тенора и сопрано в сопровождении оркестра народных инструментов. Пять частей цикла объединены общим сюжетным развитием. Впервые в профессиональную музыку введены подлинные напевы кряшенской этнической группы татар, которые выделяются архаичностью звучания, близостью к обрядовому фольклору (утраченного основной группой татар в связи с принятием ислама) и хоровой (гетерофонной) манерой исполнения. Само введение этой группы фольклора в профессиональную традицию и обогащение ее интонациями и ритмами ХХ века является открытием А.Монасыпова .

Тенденция к драматизации, расширению форм привела к созданию масштабных вокально-симфонических поэм лирико-экспрессивного плана в романсах последнего периода, некоторые из них опубликованы в сборнике «Новый Рамай». Экзальтированная чувственность ощутима в парящей интонационности монологического или диалогического плана с неожиданными переходами из очень низкого регистра в высокий и, наоборот, в свободной импровизационности, трудно фиксируемой в нотах изощренной мелизматикой. Мелодическая прихотливость сочетается с ритмической усложненностью. Преобладают синкопированные ритмы, характерна нерегулярность, часто меняется темп. Ритм в результате почти невозможно высчитать, его надо почувствовать. Вот почему музыка А.Монасыпова почти всегда вызывает исполнительские трудности, с которыми справляются лишь талантливые артисты .

Итак, какого бы уровня ни коснулись, всюду новые парадигмы. Впервые объектом отражения становятся негативные стороны современной действительности. Герои – не титаны, ведущие народ, а одиночки, сосредоточившие в себе болевые вопросы своего времени. Композитор не прославляет, а исследует, не повествует, а обличает, не радуется, а глубоко страдает. Гражданский героический пафос, легенда, сказка уступили место философски углубленной манере высказывания, острой психологической напряженности образов. Взамен популярным в прежние годы протяжной и скорой извлекаются автором из забвения древние пласты фольклора – заклички, баиты, мунаджаты, образцы коранического книжного пения. Композитор не только возрождает исконно национальные традиции, но обогащает их современными средствами ХХ столетия .

Вышеназванные стилевые параметры очень напоминают неоромантические тенденции в современном творчестве. Об этом свидетельствует и конфликтная ситуация личности в обществе, и сосредоточение внимания на сложных внутренних душевных коллизиях, и уход в собственный мир игры или фантазии, и отмеченное обращение к прошлому, стремление почувствовать дыхание давних времен, музыки предков. Перечисленная совокупность средств и приемов также свидетельствует о романтической традиции. Но все эти идеи обогащены средствами современной музыки ХХ в. с ее нервно взвинченными, беспокойно рефлексирующими ритмами, неуютной аскетичностью средств и ярко выраженной гармонической экспрессией. Творчество А.Монасыпова оказало огромное влияние на все последующее развитие национального музыкального искусства конца ХХ – начала ХХI века .

Помимо конфликта между личностью и обществом в творчестве композиторов 60-90х годов возникает еще одна очень важная тема – это тема становления личности и адаптации ее в современном мире. Эта общечеловеческая для нашего времени тема имеет некоторые специфические нюансы в условиях национальной действительности. 400 летний период несвободы не мог не сказаться на самочувствовании нации. Проблема выживания нации, воспитание героической личности, обретение подлинной свободы стали на повестку дня в 80-90-е годы. Все эти проблемы имели долгую историю, и они не могли не волновать лучших представителей национальной культуры. Наиболее близки идеи свободы, а также сохранения национальной и культурной самоидентичности оказались композитору Ренату Еникееву (род. в 1937 году) .

Р.Еникеев – выходец из рода мурз, т.е. дворянского происхождения. Его дед со стороны матери является двоюродным братом знаменитого татарского поэта Габдуллы Тукая, а мать – его двоюродной племянницей. Со стороны отца

– фамилия Еникеевых «восходит к именитому роду правителей и военачальников Каргалинского Темниковского княжества». Родственниками по этой линии являются писатель А.Еники и известная скрипачка З.Шахмурзаева (отец которой приходился двоюродным братом отцу Р.Еникеева). Его отец работал в издательстве и умер, когда мальчику было всего один год. Ренат с детства проявлял музыкальные способности, самостоятельно научился играть на гармони .

А когда решил поступить в музыкальную школу по классу фортепиано, его не приняли. Только благодаря вмешательству преподавателя Н.Н.Карукес, которая смогла разглядеть в нем талант, он был взят через год и показал вскоре замечательные успехи. Уже в школе будущий композитор начал сочинять пьесы. Педагог бережно относилась к его опусам, всячески способствовала сочинительским талантам, подарила ему книгу о композиции М.Ф.Гнесина. В школе он проучился всего четыре года, но уже способен был поступить в Казанское музыкальное училище. Это произошло в 1952 году .

В музыкальном училище он занимается на теоретико-композиторском отделении в классе Ю.В.Виноградова, который дал ему замечательную школу .

Под руководством Ю.В.Виноградова он проштудировал всю историю гармонии, музыкальной формы, продолжал сочинять. Все это позволило ему в 1956 году поступить в Казанскую государственную консерваторию в класс композиции Альберта Семеновича Лемана. После завершения консерватории некоторое время работает на радио, затем музыкальным руководителем драматического театра им.Г.Камала, где когда-то работал С. Сайдашев. В союзе композиторов было предложено подготовить к изданию трехтомник произведений С.Сайдашева, за что он с удовольствием взялся. Эта замечательная музыка так запала в память, что позже он посвятил известному композитору собственное фортепианное приношение, которое назвал «Сайдашстан». Двадцать пьес сборника представляют собой авторскую инструментальную интерпретацию вокальных сочинений композитора. Оставив почти неизменным тематический материал, в большинстве тональный план, он дал им современное гармоническое, фактурное обрамление и иную форму, показав собственное прочтение известных мелодий .

Творческие принципы Р.Еникеева установились довольно рано еще в период учебы в консерватории. С самого начала его более всего привлекают две области – камерная и симфоническая музыка. Как пианисту, ему в большей степени близки фортепианные сочинения. Множество фортепианных пьес, альбом «Тюркские напевы» и несколько сонатин написаны им для детей. Композитор немало способствует воспитанию средствами национальной музыки пианистических навыков у учащихся музыкальных школ. Центральные сочинения зрелого периода в камерной музыке для взрослых – три сонаты, три квартета, трио, большое количество скрипичных пьес и ансамблей, романсы и песни .

Высшие достижения в области симфонической музыки – Скрипичный и Фортепианный концерты, «Поэма памяти Мусы Джалиля», Рапсодия для оркестра .

Если обозначить доминантную тему композитора – то это будет трудный процесс самоутверждения личности. Развитие музыкальных образов внутренне драматично и направлено от тяжких раздумий к утверждению силы, воли, мужества. Идеей же предстает глубокая вера в высшие возможности человека .

Композитору свойственна исповедальность, и его сюжеты – это внутренние психологические борения с постепенным утверждением разума и мудрости .

Образы Р.Еникеева – мир азартной игры, на первом плане волевое преодоление и трудное обретение оптимизма. Если у Р.Яхина пианистическая палитра красочна, тонка, поэтична, то пианизм Р.Еникеева жесткий, моторный, темпераментный. Главный герой его произведений – мыслитель, целостная личность, принимающая жизнь такой, какая она есть: со злом, добром, страданиями и радостями. Но процесс развития образов – сплошное преодоление, шаг за шагом обретение победы над собой и своими слабостями. Его идеал – видеть современника сильным, ярким, могучим; главное в его музыке – утверждение воли .

Композитор предпочитает классические жанры, такие как соната, сонатина, партита, концерт, токката, пассакалья. Его музыкальному мышлению присущи объективность и рационализм, четкое построение формы. Преобладают моторные токкатно-экзерсисные или скерцозные жанровые формулы, велика роль фигуративности, пассажности в фактуре и приемах развития. Наступательность, решительность, бурный темперамент отличают главные темы Р.Еникеева. Лирические эпизоды отмечены некоторой отстраненностью, порой холодностью, импрессионистической окрашенностью. Это либо какая-то ностальгическая, медитативная созерцательность, либо раздумья с напряженными поисками выхода. Они чаще импровизационного склада с интонациями вздохов, вопросов, печальные или жалобные с обилием орнаментики. В них более всего проявляются традиции озын кой (протяжной), но в новом освещении; вместо эпической широты мы слышим насыщенные внутренней напряженностью, экспрессивные эмоции. Сопровождение лирических тем представляет собой застывшие квартово-секундовые диссонантные аккорды в прозрачной фактуре .

Следует обратить внимание на очень ясные четкие формы композитора:

период квадратной структуры, трехчастность, репризная двухчастность .

Из больших форм, на уровне части – сонатная, вариационная, фуга. Ощущение формы идеально. Но тональный план волен, нетрадиционен. Эта нарочитая тональная смелость и некоторый эпатаж – своебразный метод воплощения противоборства, которым изобилуют образы композитора. Важное средство построения и развития формы – ритм, подвижный, бурный, динамичный, либо безостановочно четкий, либо перебиваемый синкопами. Фактура – преимущественно полифонична с нередко расходящимся в правой и левой руке движением голосов. Но особенно интересны и непривычны для татарской музыки ладогармонические конструкции Р.Еникеева. По гармонической изобретательности, дерзости и смелости, наверное, ему нет равных в татарской музыке. Все названные приемы весьма напоминают язык С.Прокофьева. И это не случайно, оба композитора развивают на разной национальной почве одно направление, получившее название неоклассицизм .

Кроме сложных форм композитор обращается к популярной ансамблевой музыке. Своими камерными пьесами – Ариэттой, Арией, Юмореской, Романсом, Вальсом-скерцо композитор показал, что умеет писать не только драматические масштабные циклы, но и простые, доступные любому исполнителю лирические, одухотворенные тонкой поэзией, популярные пьесы. Итак, какой бы уровень семиотической иерархии мы не рассматривали, всюду возникают новые смыслы и идеи, темы и образы, выразительные средства и приемы. Еще не было в татарской музыке подобной энергетики с моторностью и токкатностью, таких вольностей в гармоническом языке и столь разнообразных методов полифонической работы. Впервые широко представлены ансамблевые камерные жанры .

Следует выделить еще одну важную тему, волнующую композиторов 70-80-х годов и продолжающую волновать современников по сию пору – это проблема самоидентификации нации с обращением к историческому прошлому и возрождением исконных народных традиций. Память о прошлом оказалась востребованной в конце 90-х годов в связи с эпохой перестройки, возвращением ислама и обновлением мышления современного общества. Еще Алмаз Монасыпов в 70-е годы в своих сочинениях одним из первых привлек внимание к жанрам книжного пения, мынажатам, баитам, и еще более древним пластам кряшенского фольклора календарно-обрядового круга. В эти же годы фольклористы М.Нигметзянов, Н.Альмеева, Н.Шарифуллина, К.Хуснуллин приступают к изучению этих жанровых разновидностей и включают их в свои сборники татарских народных песен. Возрождение древних слоев фольклора и претворение их в профессиональном музыкальном творчестве – такую задачу поставил перед собой в то время еще молодой композитор Шамиль Камилевич Шарифуллин (1949-2007) .

Его творческие принципы сложились в 70-80-е годы прошлого столетия, на гребне огромного интереса к отечественной истории и древней культуре .

Его творческая деятельность многогранна. На протяжении 30 лет он расшифровал и записал более 200 народных напевов, что уже представляет собой солидное наследие, составил Антологию татарской народной песни, программу для музыкальных школ «Татарская народная музыка», собрал и опубликовал сборник всех текстов и мелодий древнего баита «Сак-Сок». Однако главная сфера его деятельности – композиторское творчество .

Два периода следует выделить в творчестве композитора – камерный (1973-1981 гг.) и симфонический (1982-2007 гг.). Пограничьем между первым и вторым периодами стала учеба в аспирантуре в Москве, после чего он, продолжая работу в жанрах хоровой музыки, смелее обращается к симфоническому жанру. Сочинения, которыми он обратил на себя внимание в первый период, стали хоровые концерты «Мунаджаты» (1975) и «Авыл койлэре» («Деревенские напевы» 1977) а сареllа. За эти сочинения ему присуждена была в 2005 году Государственная премия имени Г.Тукая. Итогом работы с фольклорными жанрами стали также такие произведения камерной музыки, как 10 пьес для трио под названием «Булгарские мелодии» (1987) и 10 пьес для фортепиано под названием «Борынгы халык моннары» (“Старинные народные мелодии” 1991) .

Симфонический период открывается второй симфонией «Диалоги сфер» (1980) .

Затем пишет Концерт для симфонического оркестра «Джиен» («Праздник», 1988), за которыми следуют балеты « Песнь о цветке» и «Сказание о Юсуфе» .

Завершают период симфонические сочинения последних лет «Татарские танцы» (2005) и «Деревенские буколики» (2006) .

Главным достижением Ш.Шарифуллина в первый период стали хоровые опусы и, прежде всего, произведения в жанре хорового концерта а сареlla. Они были исполнены в Москве, Петербурге, США, Франции, Финляндии, Болгарии и прославили его далеко за пределами Татарстана, а «Мунаджаты» даже вызвали сенсацию в европейском музыкальном мире после того, как прозвучали по просьбе Папы Римского в Ватикане. Одним из новшеств композитора стало обращение к почти забытым жанрам мусульманского книжного пения .

Предметом интереса оказались мишарские песни и мунаджаты, почти не присутствовавшие в сочинениях композиторов старшего поколения. В филологических словарях жанр мунаджата определяется как разговор с Богом, содержащий жалобу на свою судьбу. В них действительно присутствует обращение к Богу либо с раскаянием о свершенных грехах и просьбой об их отпущении, либо с жалобой на несовершенства этого мира, на отсутствие в нем добра и справедливости, счастья и радости. Призыв о помощи и слабая надежда выражены в достаточно печальных, монотонно-медитативного склада напевах небольшого амбитуса в напряженной ритмике. Звучащие в размере на 5\8 или 7\8, они сплошь синкопированы. При простоте (поступенности) мелодической линии своеобразно импульсивным выступает ритм, в этом особенность. Жанр дает огромные возможности для варьирования и разработочных редукций. Еще один жанр, весьма интересующий автора – это древние булгарские напевы .

В эпоху средневековья еще не было разделения на этнические группы татар, фольклор был общетюркским, и эти архаичные образцы-заклинания, обрядовые, календарные или свадебные, деревенские напевы и протяжные лирические песни – в сфере внимания, обработок и сложнейшей композиторской работы Ш.Шарифуллина. Повествование о жизни и чувствованиях предков, особенности ментальности татар в прошлом – объект внимания композитора. Кто мы, каковы наши ценности, что мы потеряли и что приобрели – так можно было бы сформулировать разрешаемую им проблему. Она очень сложна, философски емка и неоднозначна. Но сама идея достаточно нова и интересна .

Две образные сферы особенно увлекают музыканта – это народ философствующий и народ веселящийся. В языческие времена и в начальные периоды после принятия ислама татарское общество весьма занимали этические проблемы. Само содержание Корана с разделением всех деяний человека на харам (запретные действия) и халял (разрешенные), общее воспитание, построенное на его догматах, требовало соблюдения этических норм. Возвышенность, сдержанность, целомудрие и глубокая вера в правоту деяний Аллаха или языческих богов ощущается в древних жанрах народного творчества, и эта гармоничность, совершенство чувства и мысли, а также стройность формы покоряли. Он был уверен в том, что никто не может превзойти образцы, созданные самим народом, и потому своим священным долгом считал донесение их до следующих поколений. Следует обратить внимание на интерес композитора к многочисленным этническим разновидностям татарского фольклора – песням и пляскам не только мишарей и кряшен, но и астраханских, ногайских, сибирских, крымских татар. Эти группы фольклора почти не привлекали ранее внимание композиторов: изучался и использовался фольклор исключительно казанских татар. Преобладала идея разделения в проблеме идентификации. Ныне же все более провозглашается идея общности, идея объединения .

Две трети наследия Ш.Шарифуллина составляют произведения, созданные на фольклорном материале. Но откуда у человека, рожденного в далеком селе Фараб близ Чарджоу в Туркмении, такое блестящее знание татарского фольклора, в столь древних, подлинно оригинальных образцах?

По признанию самого композитора, истоки в семье, и, прежде всего, в песнях бабушки Каримовой Халимы Алимджановны, которые врезались ему в память своей неизбывной печалью и необыкновенной красотой. Бабушка была родом из села Старая Кулатка Ульяновской области, росла в семье муллы, в свое время получила достаточно хорошее по тем временам образование. Голодные 20-е годы вынудили семью переселиться в Туркмению. По-видимому, содержание религиозных книг и их напевы остались в памяти бабушки, а Шамиль был очарован этими песнями. Особенно ему нравились мунаджаты, которые бабушка часто пела, когда ей было грустно, или на кладбище у могилы дедушки. Позже он приобрел магнитофон “Романтика” и почти все записал, а, будучи взрослым, расшифровал эти напевы. Отец Шамиля также был поклонником народных песен, исполнял их на скрипке и мандолине. Первоначально Шамиль учился на баяне в классе Плетнева Василия Павловича, отца будущего известного пианиста и дирижера Михаила Плетнева. В период учебы в музыкальном училище даже удостоился третьей премии, участвуя в конкурсе баянистов Поволжъя. На 4 курсе консерватории Ш.Шарифуллин наконец осуществил заветную мечту и предпринял поездку в деревню своей бабушки в Ульяновскую область. Он нашел там целую улицу Каримовых, записал много песен. После окончания консерватории определился научным сотрудником в кабинет музыки народов Поволжъя. В течение нескольких лет выезжал с экспедицией в татарские деревни и привез огромное богатство, из которого затем черпал музыкальные идеи в своем творчестве. Несомненно, обращению к древним пластам фольклора способствовал А.Монасыпов, его учитель композиции в консерватории, который не только приветствовал начинания Ш.Шарифуллина, но и сам использовал названные жанры в своих произведениях. Между педагогом и учеником установилось полное взаимопонимание, их дружба длилась и все последующие годы. Собственно, А.Монасыпов первым принял на себя главный удар ревнителей идеологии атеизма и партийности в национальном искусстве. Его произведения, как и сочинения Ш.Шарифуллина, неохотно, с большим трудом включали в программы концертов пленумов и съездов, дабы не вызвать гнева властей. И все-таки, в произведениях Ш.Шарифуллина постепенно утверждается и свое направление, которое позже назовут неофольклоризмом. Народные песни и работа с ними завладевают молодым композитором всецело. Но что он делает с народными напевами?

Циклические формы его концертов и ансамблей состоят из нескольких (от 3 и до 12) разнохарактерных номеров. И медитативного лирического или эпического склада части чередуются с зажигательными, искрящимися весельем и юмором такмаками (плясовыми песнями) и деревенскими напевами. Циклы в целом объединены либо сюжетом, либо интонационной близостью номеров .

Финальная часть имеет обобщающий характер и объединяет в себе некоторые главные темы цикла. Форма внутри частей почти исключительно трехчастна с развивающей серединой. И если в экспозиции основная тема изложена в соло или унисон с минимальным остинатным фоном, то развитие тем получает вариантное и полифоническое развитие со сменой тонального плана, гармонического обрамления и использованием современных методов письма с многозвучными аккордами, кластерами, элементами алеаторики и сонористики .

Авторские модификации темы в средних разделах являются новыми вариантами уже имеющихся вариантов и получают изобретательное тонально-гармоническое освещение. Методы изложения и развития лирических песен и мунаджатов отличаются от такмаков и деревенских напевов. Если в эпических разделах развиваются образы глубоких раздумий с постепеным усилением напряженности философской мысли, то в хороводных или плясовых преобладают неуемная энергия, игровые формы интонирования, вводятся юмористические элементы на скороговорке. Привлекает в них ритмическая энергия, виртуозность, бурный темперамент. При крайней простоте ладового и интонационного строения тем удивительно изобретательны методы работы в роскошной полифонической форме с постоянно вариантно пульсирующим движением музыкальной мысли. В результате, если сам напев отличается некоторой унылостью и печальной покорностью, то развитие напева в авторской интерпретации обретает множество новых оттенков: от ритуальной статичности и молитвенной созерцательности до взрыва эмоций и взбудораженной мистической экзальтации. И все это в рамках хоровой партитуры а сареlla .

Исключительно оригинальны симфонические произведения, в каждом из них ставятся какие-то новые задачи. Так, например, в симфонической картине «Джиен» («Праздник») современными музыкально-выразительными средствами передана картина праздничного гуляния с играми, плясками, шутками, состязаниями батыров и скачками. Неуемной радостью, энергией пронизана разработка народных песен «Сабантуй», «Безухий Зариф» и некоторых других в духе «Озорных частушек» Р.Щедрина. В симфонических произведениях широко представлена сонористика и алеаторика, порой сопровождающиеся криком, топанием, свистом. Используются специфические приемы звукоизвлечения (древком смычка по струнам, щипком на струнах фортепиано), комические эффекты с контрастным сопоставлением «бухающих» медных и «хохотом» высоких деревянно-духовых, изобретательными стреттами и политональными наложениями. Изображение музыки космоса, заоблачных сфер с плывущими сонорными эффектами и отсутствием четко оформленных тем можно наблюдать во Второй симфонии, которая так и называется «Диалоги сфер». Оригинально воплощение поэзии и музыки латиноамериканских народов майя и кечуа в балете «Песнь о цветке». Итогом увлечения древней татарской поэзией XIII века стал балет «Сказание о Юсуфе», написанный по одноименной поэме Кул Гали. Любопытно, что между древними латиноамериканскими народами и татарами обнаружились удивительные культурные параллели .

К сожалению, оба балета остались незавершенными, хотя множество фрагментов, исключительно ценных по музыке, исполняется в концертах .

Из произведений второго периода особенно значимы, на наш взгляд, последние симфонические опусы «Татарские буколики» и «Татарские танцы». Зарисовка картин из жизни татарской деревни с утра до вечера – является содержанием симфонического цикла под названием «Татарские буколики». В нем 7 частей, раскрывающих основные эпизоды быта татарской деревни. В первой части передается рождение утренней зари, во второй – отправление на работу, в третьей – посиделки пожилых женщин, в четвертой – любование картинами природы, в пятой – пересуды невесток, в шестой звучит «Колыбельная»

и в седьмой показан «Аулак й» – отдых после тяжелой работы. Непритязательные сценки из народной жизни, но сколько в них одухотворенной поэзии и тонкой наблюдательности, восхищения, очарования, красоты. «Я был потрясен: таких широкомасштабных разработок в татарской музыке еще не создавалось», – свидетельствует и дирижер камерного оркестра Республики Татарстан Рустем Абязов. В основу каждой части положен народный напев, но он как бриллиант в золотой оправе переливается красками. Работа композитора заключена в воссоздании роскошного обрамления с голосами природы, ритмом труда, радостного оживления, всеобщего веселья. Аромат природы и быта татарской деревни переданы тончайшими нюансами полифонической фактуры с трепетными тремоляндо струнных, прозрачными аккордами деревяннодуховых, вариантными перекличками отголосков тем, элементами сонористики и алеаторики .

Симфоническую разработку танцевального фольклора различных этнических групп татар Ш.Шарифуллин ставит задачей в цикле «Татарские танцы» .

В ней 12 частей, в которых разрабатываются танцевальные мелодии крымских, ногайских, сибирских татар, татар-мишарей и татар-кряшен. Вспоминаются в данной связи «Венгерские танцы» И.Брамса и «Славянские танцы» А.Дворжака, в которых когда-то тоже была поставлена задача показать дух и традиции своего народа всему человечеству. Ш.Шарифуллин замечательно чувствует ментальные особенности каждой из групп, использует близкие их народным инструментам тембровые краски, претворяет в музыкальных фресках особенности темперамента и психологию нации. Идеей создания этих произведений, по признанию самого композитора, явилась «необходимость объединения всех перед лицом общей угрозы национальному существованию и выживания в этом непростом современном мире. Лучшей или более гениальной формы, чем фольклор народа, для передачи особенностей его национального духа, мировоззрения, философии и мировосприятия общечеловеческая мировая культура пока не нашла. И это то, – считает композитор, – что будет интересно узнать людям в любой точке земного шара» .

Итак, композитор, несомненно, имеет свои темы и сюжеты, раскрывает актуальные проблемы и идеи, создает новые жанры и формы, оригинальный и неповторимый музыкальный язык. Претворяя историю и быт народа, доносит до современного поколения богатейшие традиции прошлого. Философская проблематика, связанная с размышлениями о многообразии мира, противоречивости и сложности этнических процессов; утверждение национальной самобытности культуры и поиски корней; влечение к народной архаике, открытие неисследованных пластов и обогащение их остросовременными музыкальновыразительными средствами; взаимопроникновение коренных национальных признаков и новейших приемов музыки ХХ века в гармонии, фактуре, ладовых новациях; разработка новых жанров хорового концерта и симфонической картины – все это позволяет поставить имя Шамиля Шарифуллина в ряд композиторов-классиков, необычайно раздвинувших представления о национальной ментальности и возможностях татарской музыкальной культуры .

Таким образом, в музыкальном творчестве 60-90х годов, помимо неоромантизма, зарождаются такие новые направления, как неоклассицизм, неофольклоризм и, так называемое, третье направление. Неофольклоризм проявляется в подчеркнутом внимании к архаическим пластам фольклора, к таким, например, как баит, мынажат, коранические молитвенные песнопения. Однако последние обогащаются новейшими средствами современной музыки ХХ века с отказом от традиционной тональности, лада, использованием всех 12 ступеней хроматической системы, сложными фактурными наложениями, полиритмией и т.д. Это направление было заложено А.Монасыповым и Ш.Шарифуллиным, а далее продолжено такими композиторами, как Р.Калимуллин и М.Шамсутдинова. Обращенность к истории глубокой древности, размышления об истоках культуры, сюжеты и образы Древней Булгарии, отражают неофольклорные сочинения Р.Калимуллина: симфоническая поэма «Булгар», Вторая соната, Поэма для голоса и двух флейт «И после нас нужно счастье», рок-опера «Крик кукушки». Слушая эти произведения, невольно возникают ассоциации с древними памятниками булгарских городов, картинами бескрайних просторов, духом старины. Основная идея этих произведений в осознании великой самоценности культуры нации, показ того духовного потенциала, который в нем заложен и является залогом будущего развития .

Равновесие между разумом и чувством, возвращение объективного отношения к жизни, интерес к практике инструментальной музыки барокко и классицизма, строгость архитектоники, подчеркнутая рациональность в выборе средств, камерные замыслы характерны для неоклассицизма, представителем которого является Р.Еникеев. Третье направление, предполагающее синтез классической музыки и джаза (или рока), пожалуй, наиболее характерен для Р.Белялова в его фортепианных концертах и каприччио для двух фортепиано .

Еще ранее это направление было начато А.Монасыповым в эстрадных песнях, романсах и вокально-симфоническом цикле «В ритмах Тукая» 1975 г. Для этого направления в целом характерна обращенность к молодежи, открытость к массовым жанрам, гармоническое мироощущение, воплощение стремительности жизненных процессов. Сочетанием неофольклорных тенденций и Третьего направления привлекает музыка М.Шамсутдиновой и, в частности, произведение под названием «Дастан о Булгарах». Это сочинение возникло на основе праздничного шоу (представления к 1000-летию принятия ислама), в котором была поставлена задача воссоздания фольклора и быта булгар с историей ее завоевания и упадка. В нем соединены элементы конкретной музыки (с запечатлением стонов, вздохов, картин разрушения и распада) с молитвенными песнопениями средневековья и стилем современного рока. Ей это необходимо для создания духа прошлого и ощущения сопричастности истории с современностью. Вот так своеобразны и новы поиски современных композиторов. Композиторы как бы стремятся обрести точку опоры в этом сложном неустойчивом мире. Одни находят ее в обращенности к истокам, другие – в гармоничности классического искусства, третьи в общительности массовой культуры. Все это – свидетельства непростых исканий в современном творчестве татарских композиторов .

§3. Изобразительное искусство в ХХ столетии Профессиональное изобразительное искусство в Татарстане сложилось лишь в ХХ веке. В своем развитии оно вобрало в себя, с одной стороны, традиции народного декоративного искусства, а с другой, – развивалось под влиянием русской и зарубежной школы живописи. Примечательно, что татарское изобразительное искусство в прошлом не допускало изображение человека .

В местной интерпретации ислама бытовало мнение о том, что изображение сокращает жизнь человека, изымает из него душу. Поэтому в народном изобразительном творчестве господствовало искусство орнамента с использованием растительно-цветочных мотивов и полихромией в вышивке, кожаной мозаике, шамаилах и книжной графике. Художественное значение имела татарская арабская каллиграфия. Переписывание книг было любимым занятием татар. В роли переписчиков нередко выступали известные ученые и религиозные деятели .

В качестве украшений вводились элементы растительно-цветочного орнамента, красочные виньетки и декоративные заставки. Искусство каллиграфии нашло свое воплощение и в таком виде мусульманского искусства, как шамаили. Это картины с изречениями из корана, молитвами, афоризмами или поэтическими строками, которые играли роль оберегов и вывешивались на самых почетных местах в доме. Шамаили исполнялись масляными красками на оборотной стороне стекла и подсвечивались фольгой. Каллиграфическое письмо в них соседствовало с изображением минаретов и киблы – мусульманских символов. В стенах казанского университета в 1842-53 гг. на восточном факультете орнамент и каллиграфию преподавал Мухаметгали Махмудов. И сам он создал высочайшие образцы искусства каллиграфии и книжной миниатюры, предваряя тексты декоративными заставками, украшая их мотивами растительно-цветочного стиля и розетками. Искусство каллиграфии и татарский орнамент стали одной из составляющих в формировании национального изобразительного искусства. Другой составлящей явился опыт русских художников, живших и работающих в Казани в ХIХ – началеХХ века. В университете существовала кафедра изобразительного искусства, с преподаванием (для всех студентов) уроков рисования. Здесь работали видные педагоги, сами замечательные художники Л.Д.Крюков, Э.П.Турнерелли, А.Н.Ракович, которые оставили работы с изображением архитектурных видов Казани, ее истории и портретов современников .

Систематическое художественное образование в Казани началось с открывшейся в 1895 году Художественной школы. Школа имела четыре отделения: живописное, граверное, архитектурное и скульптурное. Здесь преподавали педагоги, имевшие высшее художественное образование. Особой популярностью пользовалось живописное отделение, на котором работали известные педагоги Н.Н. Белькович, Г.А.Медведев, И.А. Денисов, а с 1908 года Н.И Фешин, П.П. Беньков, П.С.Евстафьев. Они воспитали таких учеников, как Д.Д.Бурлюк, А.М. Родченко, К.К.Чеботарев, А.Г. Платунова, Н.М.Сапожникова, впоследствии прославивших казанскую школу живописи. На отделении архитектуры, создателем и руководителем которого был К.Л. Мюфке, работали П.И.Абрамычев, Ф.Р.Амлонг, М.С.Григорьев. Граверное отделение возглавлял Ю.И.Тиссен, среди учеников которого стали известны Л.Ф.Овсянников и П.М.Дульский .

Во главе скульптурного отделения стояли П.В.Дзюбанов и В.С.Богатырев .

Уроженцем Елабуги является знаменитый художник-пейзажист И.И.Шишкин, творчество которого тесно связано с природой родного края .

Главой Казанской школы живописи становится Н.И.Фешин (1881-1955) .

Выпускник Казанской художественной школы, он продолжил далее образование в Петербургской Академии художеств, а затем вернулся в Казань и стал не только замечательным художником, но и педагогом, воспитавшим значительное количество учеников. Наиболее ярко Н.И.Фешин проявил себя в жанре портрета и бытовой картины. Художнику принадлежит целая галерея портретов современников. В первые годы советской власти он пишет портреты революционных деятелей: В.И.Ленина, К.Маркса, А.В.Луначарского. Особенно популярен был портрет А.В.Луначарского. Проницательно передан художником сложный внутренний мир наркома просвещения, высокий ум и интеллигентность, и вместе с тем какое-то внутреннее едва уловимое раздражение и неудовлетворенность. Психологически выразительны его портреты отца, С.М.Адоратского, М.Г.Медведева, Н.М.Сапожниковой. Замечательны тонкостью колорита его пейзажи-настроения. С первого же тематического полотна «Черемисская свадьба» он обратил на себя внимание особым размахом, темпераментом, умением организовать и выявить характеры, ярким броским колоритом и первозданностью образов. Его картина «Обливание» (1913) продолжила эту традицию, заявив об индивидуальном стиле и самостоятельных творческих принципах художника. В праздник Ивана Купалы в народе имела место традиция обливания. Это был обряд и в то же время радостное событие, всех охватывало ощущение обновления. И вот это состояние заразительного веселья замечательно передано в картине. Она эмоциональна, звучна, динамична. Впечатление отлетающих брызг, промокшего и прилипшего к телу белья, возбуждение, охватившее всех, передано Фешиным. С одной стороны он выступает здесь продолжателем традиций передвижников, а с другой – имеет свою особенность;

сырость красок, широкие экспрессивные мазки, сложность колорита. Исследователи называют его создателем нового направления в русской живописи – стиля модерн. Нужно сказать, что настоящий художник неотделим от своего времени. Думается, и Фешин вольно или невольно в своей картине сумел передать вот это ощущение всеобщего подъема, которым было охвачено большинство в начале века. И вместе с тем, в картине передана некая дикая первозданность, свойственная провинциальной глубинке .

Еще одна объемная по размеру картина называется «Бойня». В ней изображены работники, с обычной деловитостью разделывающие туши животных, пятна крови на стенах и на полу. Картина производит жутковатое впечатление. Она написана в 1914 году, и, по мнению исследователей, скорее передает ощущение той хладнокровной и жестокой бойни, которая явила собой для народов первая мировая война. Совершенно иного характера картина художника «Портрет Вари Адоратской». На картине показана сидящая на столе девочка в белом платье. Колорит картины светлый, радужный. Она вызывает ассоциацию с «Девочкой с персиками» В.Серова. Однако настроение задумчивости, какое-то недетское выражение лица, беспорядок на столе выявляют внутреннее беспокойство .

Вторым ведущим живописцем казанской школы был П.П.Беньков (1879Так же, как и Фешин, он проявил себя художником-портретистом. Два типа портретов выделяет С.Червонная в творчестве П.П.Бенькова – интимные лирические, печальные или нежные (портрет жены, портрет Т.А.Фирсовой) и запечатление сильных и страстных натур со сложной судьбой (портрет Г.Ибрагимова, портрет В.И.Ленина)1. Написал Беньков в 20-е годы галерею портретов татарских трудящихся: «Татарин-грузчик», «Татарка-пряха», «Портрет старика-татарина», проявив, таким образом, одним из первых интерес к национальной тематике. Однако художник еще не мог проникнуться особенностями характера, психологией этого народа. Темный колорит, обремененные тяжким трудом люди, скуластые лики, узкий разрез глаз, атрибуты домашнего быта свидетельствуют об этнографическом подходе к изображению жизни иного народа .

Гораздо ближе ему, а потому и звучат естественнее пейзажи, портреты и бытовые сцены из русской жизни. Яркий пример – картина «На террасе», где на фоне спокойного деревенского пейзажа сидит девушка, читающая книгу .

Червонная С.М. Искусство Советской Татарии. - М., 1978. - С.41. В написании данной главы автор работы опиралась на некоторые положения публикаций С.М.Червонной, А.Б.Файнберга, Д.К.Валеевой, Д.И.Ахметовой и нек. др .

Мягкие переходы неярких красок рождают ощущение уюта, гармонии, тишины. К сожалению, и Н.И.Фешин и П.П.Беньков в 20-е годы уехали из Казани .

Фешин эмигрировал в Америку, где и прожил оставшуюся часть жизни, рисуя сцены и портреты из жизни аборигенов Америки (умер в 1955 году). П.П.Беньков жил и работал в Самарканде .

В 20-е годы важное место в искусстве Татарстана заняла графика. Именно в графическом искусстве шли поиски новых тем и образов, отражающих революционный порыв и те грандиозные перемены, которые происходили в жизни страны. Разгорается борьба различных направлений, претендующих на авангардную роль в пролетарском искусстве. В Казани, так же как и в Москве, Петербурге, организуются разного рода художественные объединения. Одно называлось «Подсолнечник» (1918), другие – «Всадник» (1920-27), «ТатАХРР» (татарская ассоциация художников революционной России) (1923-32 гг.), «Сулф» или «ТатЛеф» .

Дольше всех просуществовал ТатАХРР, который был создан по инициативе П.А.Радимова. Цель художников этой ассоциации – запечатлеть величайший момент истории в его революционном порыве. Объектом их изображения была современная действительность с образами красноармейцев, быта рабочих, крестьян, портретами деятелей революции и героев труда. Они выезжали на фабрики, заводы, стройки, в деревню, запечатлевая страницы истории. Примечательны названия картин: «Молотобойцы», «Электростанция», «Кузница». Одним из наиболее активных художников этого направления был Г.А.Медведев, написавший ряд работ на историческую и революционную темы: «Основание Казани», «Поход Степана Разина», «Обстрел Казани с Верхнего Услона», «Грузчики на Волге» .

ТатАХРРовцы проявляли особый интерес к жизни других народов Поволжья: марийцев, чувашей, мордвы. К числу достижений Г.Медведева следует отнести картину «Исследователь мордовского языка и быта М.Е.Евсеньев за работой по собиранию мордовских песен и преданий» (1926). Другой достаточно яркий представитель ТатАХРРа В.К.Тимофеев четыре года ездил в марийскую АССР, где написал 100 картин. Наиболее колоритна – «Марийская свадьба» (1920). Самобытно искусство еще одного представителя этого периода, возглавившего группу «Подсолнечника» К.К.Чеботарева. Ассоциация, объединившая преимущественно молодежь, выражала негативное отношение к искусству прошлого как рутинному и изображало лишь революционную современность. К.Чеботаревым написано монументальное панно с названиями фрагментов «Раб», «Марсельеза», «Рабочий», «Крестьянин», «Большевик», немало картин, звучащих в плакатном стиле: «Красная Армия», «Два портрета Ленина». Для его манеры письма характерны: резкая угловатость контуров, напряженность ритмов, динамика, экспрессия, созвучные поэзии любимого им В.Маяковского. Яркими представителями ТатЛефа были художники Ф.Ш.Тагиров и председатель его А.Н.Кашаев. Работая по большой части в книжной и журнальной графике, они также развивали плакатный стиль, пользовались приемом фотомонтажа .

Одним из первых татарских художников, получивших образование в Казанском художественном училище, стал Баки Идрисович Урманче (1897-1990) .

После окончания школы в Казани он едет в Москву во ВХУТЕМАС, получает образование на двух отделениях – скульптуры в мастерской А.Голубкиной и живописи – у П.Шевченко, сотрудничает в газетах и журналах, пишет книгу о преподавании детям изобразительного искусства (1924) .

В 1926 году возвращается в Казань. Работает завучем и преподавателем художественной школы. Организует художественно-керамические мастерские, руководит секцией искусства и читает лекции в Доме татарской культуры. Создает картины «У сепаратора», «Женщина в желтом», «У переправы», «Пьют чай». Картины сразу обратили на себя внимание яркостью колорита, опорой на национальные традиции, стремлением художника запечатлеть психологию представителей своего народа, особенности уклада жизни, быт, характер. Полихромность, опирающаяся на сочетание желтого, зеленого, красного, голубого, весьма напоминают полихромию татарской вышивки. В образах татарских женщин передается не только скромность, простота, но и внутренняя духовность, доброта, спокойная сдержанность, присущие им, несмотря на тяжелые условия жизни .

Затем арест и ссылка, после которой Баки Урманче надолго расстается с Татарстаном. С 1941 по 1948 год он работает в Алма-Ате, где и пишет портреты Джамбула, Абая, Мухтара Ауэзова. С 1949 по 1952 гг. живет в Узбекистане, в Самарканде, затем в Ташкенте. Одна из ярких работ этого периода – «Сбор винограда». С 1956 года в Ташкенте открывает скульптурное отделение в институте искусств. В 1958 году возвращается в Казань, где живет до конца своих дней. Умер художник в возрасте 93 лет в 1990 году .

С 1959 по 1979 гг. им создано большое количество скульптурных работ, портреты корифеев татарской литературы и искусства: Кул Гали, Каюма Насыри, Ш.Марджани, С.Рамиева, Дэрдмэнда, Г.Тукая, портреты героев труда, революционных деятелей, композиторов, исполнителей. Особенно близок художнику был образ Тукая, увековечиванию которого он посвятил немало работ. Это и художественная графика, иллюстрации к произведениям поэта, оформление мемориального комплекса в селе Кырлай в виде скульптуры сидящего Тукая и персонажей его сказок, разбросанных по всему парку. Работа была закончена в 1976 году. Творил Урманче-скульптор в мраморе, бронзе, бетоне. Но особенно хорошо чувствовал дерево. В дереве созданы его лучшие скульптуры – «Сагыш» («Раздумье»), «Язгы м» («Весенняя мелодия»), «Сююмбике». Художник стремится передать не только внешнее сходство выдающихся представителей татарской интеллигенции, но главное в характере, психологическую выразительность, духовную устремленность своих героев. Эта внутренняя динамика и одновременно обобщенное (целостное) прочтение образа (он не стремится выделить какие-то особые черты характера) делают его скульптуры эталоном видения того или иного представителя культуры, своего рода точкой отсчета, из которой далее формируется видение художников следующих поколений .

Работал в эти годы Баки Урманче и в живописи. Интересен по концепции цикл «Воспоминания», в трех картинах которого предстают панорамы Булгар, Свияжска и Казанского Кремля как символов отечества. Преимущественное звучание желтого, зеленого и голубого цветов также символично, как цвет неба, травы и солнца, с которым неразрывно связан образ Родины. Замечательны его картины «В предгорьях Урала», «Сенокос в Салтыке», «Сабантуй» с использованием традиций древних восточных миниатюр и народного искусства. В них и изящество, и декоративность, и монументальность. Композиции некоторых картин имеют перспективу, уходящую вверх. Не чужды художнику поиски новых выразительных средств и приемов. Наряду с традицией восточной миниатюры, можно наблюдать влияние импрессионистического стиля, например, в акварелях («Липы желтеют», «Лукенино», «Март») а также черты экспрессивной выразительности («Кривая яблоня»). Однако эти поиски накладываются, в целом, на реалистический метод изображения действительности. Большое внимание художник в последние годы уделяет исторической картине. Это «Приезд ибн Фадлана в Булгары» или панорамы Казани периода Казанского ханства в XV веке и др. И в них он стремится передать колорит эпохи через этнографические приметы, показать особенности быта, уклада, одежды .

Нужно сказать, что Баки Урманче был очень богато одаренной личностью. Он не только скульптор и живописец, но и каллиграф, и специалист по древним рукописям, музыкант, певец, знавший множество народных песен, мастер, сам сконструировавший скрипку. Он автор театральной живописи и коллекционер рисунков национального костюма. Художник прожил огромную жизнь, оставив немеркнущее художественное наследие. Основоположник национального изобразительного искусства, давший жизнь многим его жанрам и видам, он может быть поставлен в один ряд с Г.Тукаем в литературе и С.Сайдашевым в музыке .

*** С первых дней Отечественной войны 1941 года многие художники Татарстана влились в ряды Красной Армии. В трудных условиях фронтовой жизни они не расставались с альбомом, фиксируя свои наблюдения. Портреты своих товарищей, батальные сцены, последствия разрушения сел и городов, образы героев-победителей – все привлекало их внимание. Многие образы и сюжеты становились основой картин в послевоенный период .

«Три фронтовых альбома» Х.Якупова (1919-2010) – своего рода летопись военных лет, в большинстве заполненная карандашными набросками с натуры .

Некоторые картины носят сюжетный характер. «После изгнания фашистов», «Дети», «Перед прорывом», «Форсирование Днепра». Они замечательны не только документальной правдивостью, но и мастерством точного рисунка, эмоциональной насыщенностью. Серия карандашных портретов «Иван Хитров», «Колька», «Петя-солдат», «Старшина Гуль» была выполнена в эти годы художником Л.Фаттаховым. Но у этого художника образы даны с добродушным юмором. Х.Якупов и Л.Фаттахов стали ведущими в изобразительном искусстве Татарстана в послевоенный период. Оба художника еще до войны (в 1935-39 гг.) закончили Казанское художественное училище. Затем ушли на фронт. Широкую известность получили в послевоенный период, пройдя тяжелую школу жизни, изучив ее не по книгам. И первая принесшая им известность работа была выполнена совместно. Это «Подписание В.И.Лениным декрета об образовании ТАССР» (1950). Умение строить композицию, психологическая разработанность характеров принесли успех. Авторы были удостоены государственной премии СССР .

В дальнейшем каждый из них пошел по своему пути. Х.Якупова привлекает преимущественно тема подвига – революционного, ратного или трудового. В его творчестве доминируют сюжетно-тематические композиции и образы сильных, мужественных людей. Характерны многофигурные композиции с психологически емкой характеристикой каждого действующего лица. Яркий пример – «Перед приговором» (1954). Х.Якупов одним из первых обращается к образу поэтапатриота М.Джалиля в живописи. В картине сказались уроки Б.В.Иогансона, у которого он стажировался в Москве. В ней противопоставлены герой и враги .

Но Якупов не окарикатуривает врагов, как это часто было в подобных сюжетах, а показывать их сильными противниками. И тем самым подчеркивает величие, нравственную силу героя. Джалиль прост, естественен, но бесстрашен, оттого спокоен и решителен. Напротив нервны, беспокойны позы врагов. Их линии согнуты и беспорядочны, что как бы предвещает поражение .

Драматичны картины «Главные силы входят в прорыв», «Взятие Ельца» .

Внутренне напряжена фигура Джалиля в картине «Камера» (1948). Пишет художник и на бытовые темы, например «Чествование матери-героини» (1957), «Весна на Волге» (1959). Однако более интересны его драматические картины .

Они сумрачны по колориту, в них преобладают темно-синий, коричневый, черный тона. Драматические сюжеты доминируют в иллюстрациях, книжной графике художника, например, иллюстрации к произведениям М.Гафури («Опозоренная»), Ш.Камала («В вороньем гнезде»), А.Файзи («Пугачев в Казани») .

Создает иллюстрации к произведениям Пушкина, Толстого, Короленко, Тукая .

Круто меняются тематика и стиль его произведений в т.н. пестречинский период (1958-65 гг.). Х. Якупов крупным планом показывает рядовых представителей татарского народа, собирает материал в татарской глубинке. Каждое лето с 1960 по 1963 год он выезжает в колхоз им. Вахитова Пестречинского района и пишет портреты передовиков труда. В таких картинах, как «Портрет знатной свинарки Галиуллиной» (1960), «Передовые животноводы-пастухи Ш. и Г.Шакировы» (1964), «Сильные люди», примечательно сочетание сюжетнотематической картины и группового портрета. Становится яркой, красочной цветовая гамма, большое значение приобретает пейзаж. Здесь его также привлекают люди сильные, с обветренными, загорелыми лицами, общительные, энергичные, героические. Проникают в произведения данного периода национальная полихромия, радужность, праздничность красок .

Стремлением откликнуться на социальный заказ своего времени обусловлена серия картин на революционную тему «Сходка казанских студентов .

Год 1887-й», «Пролог». В картинах показана сходка студентов, сдавших свои студенческие билеты в знак протеста против слежки тайной полиции. Выразительно композиционное решение масштабной тематической картины «Казанские студенты. Год 1887-й». В центре покрытый зеленым сукном стол с восседающим ректором, над ним огромный портрет царя с красной драпировкой, а с обеих сторон по диагонали расположены фигуры возбужденных студентов .

Каждый из них со своим характером, своим психологическим состоянием. Однако объединенные революционным порывом, они составляют единое целое, устремленное к центру. Необычно введение декоративного начала в произведениях на историко-революционную тему. Здесь вновь сказались традиции народного орнаментально-декоративного искусства .

Продолжает в 70-е годы волновать художника и военная тематика .

В 1972 году Х.Якупов пишет триптих «Полет на свободу», посвященный подвигу М.П.Девятаева. Первая часть картины называется «Концлагерь Заксенхаузен», вторая – «Побег с острова Узедом», третья – «Здравствуй, Родина»

(четвертой предстает портрет самого героя М.Девятаева). И вновь драматическая ситуация, напряженные ритмы светотеней, мрачный колорит. Но в них больше конструктивного начала и символики: решето колючей проволоки, печь с вьющимся из трубы черным дымом, прорезывающие темноту лучи прожектора. За всем этим – широкий круг ассоциаций. Х.Якупов является создателем т.н .

«сурового стиля» в татарской живописи. Его приметы сказываются в отсутствии большого количества персонажей, преобладании жесткого мазка, конструктивной четкости линий, резких контрастов .

Большое место в последний период занимают путевые зарисовки, городские пейзажи, натюрморты, портреты. Художник много ездит, многое видит, и каждая страна предстает в его картинах в определенной палитре. Преобладание голубого, синего цветов можно наблюдать в картинах, посвященных Средиземноморью – Стамбулу, Неаполю, Венеции. Желтые цвета присущи картинам, написанным по впечатлениям от Кореи. Приметы, с одной стороны, сурового стиля, а с другой – декоративного проявляются в картинах «Челнинские красавицы», «Раздумье (Живые и мертвые)» «Лесная сказка», «Фрукты на красном фоне» и некоторых других .

Иной круг тем, сюжетов, иная палитра отличает творчество современника и друга Х.Якупова Лотфуллы Фаттахова (1918-1981). Ценнейшие качества этого художника – неистощимый оптимизм, глубокая человечность и искренность .

У него есть работы на военные и революционные темы, но особенно уютно Л.Фаттахов чувствует себя в жанре бытовой картины. Приподнято, эмоционально, романтично звучат полотна «Революционный комиссар Мулланур Вахитов» и «В первые годы Советской власти», посвященные революции. Вихрем красок, движений, ритмов привлекает внимание одна из лучших работ художника «Сабантуй». Она запечатлевает кульминационный момент праздника – борьбу батыров. Всплеску человеческих чувств, как бы, вторит налетевший ветер, разметавший полотенца на шесте. Яркое цветовое решение с сочетанием красного, зеленого, голубого и белого, создают настроение праздничности .

Картина имеет круговую композицию, создающую иллюзию вовлеченности в действие и зрителя. Характерное для художника юмористическое начало сказалось в обращенности одного из участников к зрителям с подмигиванием, как бы приглашая включиться в общее веселье .

Состояние упоения работой запечатлено в картине «Свежие срубы». Прототипом центрального образа плотника является земляк художника Идрис Бадретдинов, уважаемый сельчанами за золотые руки и веселый характер. Ярко проявляется колористический дар живописца, передающего многообразие оттенков снежной белизны, тонкую градацию цвета. Юмор часто присутствует в полотнах Л.Фаттахова, в таких картинах, как «Болельщик» (1954), «Пока мама не видит» (1956), «Мама на лекции» (1959). Вообще, дети и молодежь – частые герои его произведений. И здесь игра, звучность красок сочетаются с проникновенным лиризмом и тонкой наблюдательностью. Преимущественные сочетания цвета – голубой, синий, белый, зеленый – цвета неба и растительного мира. Писал Л.Фаттахов иллюстрации, графические рисунки, но преимущественная тематика их – быт, юмор. Замечательны иллюстрации Л.Фаттахова к татарским народным сказкам. Названные художники оказали влияние на многих своих современников в последующие годы .

Вместе с татарскими художниками в Казани в послевоенные годы творит большая группа русских художников. Многие из них приехали из Москвы, Ленинграда, некоторые после завершения учебы на Украине и в Прибалтике. Одной из главных тем художников становится тема индустриального труда. Характерна эта тема, например, для А.П.Бурлая («Восстановители Днепрогэса»

(1950), «Строительство Каховской ГЭС», «Нефть пошла»). Романтика трудового подвига привлекает В.Н.Скобеева «Чайки над Камой» и «Дорога». Ведущим мастером индустриального и городского пейзажа стал Н.Д.Кузнецов: «В далекий путь», «На узловой станции», «Весна на транспорте». Многообразно воспета в его картинах Казань: «Казанский Кремль», «Казань – порт пяти морей» .

Старейшим художником пейзажистом является К.Максимов, запечатлевающий волшебную красоту нетронутой природы: опушку леса, буйную красочность цветов и ягод. Эпически звучат его «Сосновый лес», «Борбеломошник». Лирическое звучание свойственно пейзажам-настроениям С.О.Лывина, натюрморты преобладают в творчестве Е.В.Зуева («Дары леса», «Плоды земли»). Необычайно колоритны его натюрморты с изображением национальных традиционных блюд (очпочмак, чак-чак) и национальных атрибутов татарского жилища. К обобщенному прочтению сюжетов стремятся М.Хайретдинов, И.Халиуллов, И.Рафиков .

В области графики помимо названных художников, особенно интересны работы Б.М.Альменова и Т.Хазиахметова. Для Б.М.Альменова характерно обращение к творчеству Г.Тукая, над образами которого он работал с перерывами около 30 лет. Ему свойственно отчетливое преподнесение каждого предмета, персонажа. С большим вниманием он воспроизводит окружающую обстановку

– то березовая роща, то вид на село Кырлай, утопающий в зелени садов, то темные заросли с таинственными обитателями леса. Якупова, Фаттахова, Альменова сближает реальная трактовка сказочных персонажей и яркость красок, вносящих волшебство, очарование. Иначе решает свои работы график Т.Хазиахметов. Он стремится к декоративности, орнаментальному построению композиции, узорчатости, плоскостному изображению с ювелирной отделкой деталей. Наряду с традициями татарского народного искусства, в его произведениях сказались и традиции национального орнамента, восточной книжной графики, восточной миниатюры .

*** В 60-90 годы сложилась яркая группа художников, стремящихся к преодолению стереотипов традиционно-реалистического прочтения сюжетов .

Смысловая многозначность образов, философское отношение к жизни, ассоциативность мышления характерны для этих художников. В их картинах можно наблюдать совмещение исторических и временных пластов, жанровый синтез, слияние современных изобразительных техник и примитива народного творчества. Таковы поиски художников И.Зарипова, А.Абзгильдина, Ш.Шайдуллина и некоторых других .

Узорчатая трактовка композиционных решений, сочная гамма тонов, своей раскраской напоминающая татарские народные вышивки, характерна для живописи Ильдара Зарипова (1939-2012 г.). Вначале основные темы И.Зарипова были связаны с изображением будней татарской деревни и людей труда, ведущим был бытовой жанр. Тепло домашнего очага, прочность семейных уз, благосостояние и красоту жизни прославлял он в таких полотнах, как «Лето», «Папа», «Дома», «Нефтяник Ахат абый», «Шатлык» («Радость»). Художнику свойственно романтическое начало, поэтическое восприятие действительности. Плотность, густая пастозность фактуры, интенсивность красочной гаммы, основанной на созвучии близких тонов, особенно любимых им красного, золотистого, определяют горячий колорит многих его произведений. Постепенно диапазон его творчества расширяется, возникают исторические картины, портреты, натюрморты, иногда соединяемые им в одном произведении. В последние десятилетия возрастает роль философских, аллегорических, условных по содержанию картин. Обращает на себя внимание цикл «Татарские мадонны», в которых татарские женщины показаны пышнотелыми, иногда обнаженными на фоне пейзажа или интерьера деревенского дома в гармонии с окружающей их тишиной и покоем. Эффектна выразительность самой поверхности фактуры шероховатого красочного слоя. Разнообразно варьируются в его картинах орнаментальные мотивы в виде цветочных узоров и лепестков, характерных для народного искусства. Ритмически слаженные композиции отличаются плавной уравновешенностью частей. Чаще в основе строго фронтальной композиции лежит центрический принцип: главное изображение в центре, а по бокам или гирляндой вокруг него – фоновое обрамление, пейзаж или бытовой антураж. Все большее внимание автора в последние годы его жизни привлекает золотистый цвет. При кажущемся постоянстве творческой манеры, приверженности к определенному кругу излюбленных сюжетов из крестьянской жизни, искусство мастера не остается неизменным, он чутко откликается на требования времени .

Поэтическое ликующее восприятие жизни, выраженное звонкостью красок, отличает полотна Ш.Шайдуллина (род. в 1947 г.). Уроженец деревни, он немало картин посвятил изображению природы родного края («Осень в Кукеево», «Возвращающееся стадо»). Прежде всего, его талант проявился в искусстве живописного портрета и автопортрета, где художник проявляет себя как тонкий психолог и романтик, прославляющий в человеке дерзновенное творческое начало. Оригинально введение в портретный жанр натюрморта и пейзажа с теплым колоритом. Серьезное внимание он уделяет тематической картине. В многофигурных композициях, построенных в пленерном окружении («Под яблоней», «Сабантуй», «Праздник в моей деревне»), ярче проявляются декоративные качества живописи Ш.Шайдуллина, максимальный накал буквально пылающих красок.

В последние годы обнаруживается тяготение к более масштабным композициям, автор решает все более сложный спектр проблем:

философских, исторических, экологических, социальных, нравственных. Художник в таких картинах–триптихах, как «Народный поэт», «Драгоценная земля», «Пробуждение», повествует о вечных ценностях жизни: неразрывности духовных связей поколений, мудрой старости и мечтающей юности, об истоках духовной и нравственной силы народа. Эмоциональный накал, многогранность замысла обусловили полифоническое звучание картин с синтезом приемов европейской живописи с традициями орнаментальных красочных ковровых композиций, с их плавностью и симметрией ритмических построений. Сам художник свидетельствует о том, что стремится рассказать о природе нации, ее духовной жизни, сохранении духовной культуры, традиций, истории. При этом придает особый смысл красочности .

Приемы монументальной живописи сказались в работах Абрека Абзгильдина (род. в 1937 г.). Уже в первых работах художника, созданных после окончания отделения монументального искусства в художественном институте им. Сурикова (например, фресках Молодежного центра) привлекла внимание динамичность композиций с усложненным движением фигур, звучным контрастным цветовым решением. И созданной затем картине «Сон Тукая» свойственна масштабность, фресковость, сочетание множества планов – исторических, биографических, психологических. Это фантастический ансамбль, воспроизводящий эпизоды из жизни Г.Тукая, историю его взаимоотношений с окружением, персонажами его стихов. Холодновато-голубой колорит картины звучит печальной поэмой несостоявшихся надежд Тукая. В картине изображено все то, что не имел поэт при жизни. Наряду с образом Тукая, его поэзией, одна из главных тем его творчества – «Сабантуй». Симфонией жизни и судьбы народа звучит это монументальное панно, в разных планах которого отражены традиционные виды состязаний: бег в мешках, купание коней и скачки, борьба на бревне, бег с яйцами в ложках, ведрами, полными водой, музыка и пляски .

Вместе с картинами празднества есть в нем присущая художнику нотка печали .

Об этом свидетельствуют худые с выдающимися скулами лица, скованность поз, томительно-грустные глаза. В беге с завязанными глазами в мешках искусствоведы находят аллегорическую мысль о бегстве в неизвестное, которое прошел народ в недавнем прошлом. В последние годы художник также тяготеет к триптихам. «Эпохи – люди» – так называется его триптих с запечатлением выдающихся представителей науки, искусства и революционных деятелей .

Триптихами являются его картины: «Художник», посвященный кончине и творчеству Баки Урманче, «Памяти Тарковского и Параджанова», «Музыка» .

Интересны поиски художника Р.Кильдибекова (род. в 1934 г), работающего то в технике примитивной архаики, то экспрессивной осязаемости предметов Петрова-Водкина, то абстракционизма П.Пикассо. Обращает на себя внимание многообразие тем, разрабатываемых художником. Это – каменные соборы, как будто застывшие в музыке, он их так и называет «Гармония в камне». Портреты современников очень проницательные, запечатлевающие некоторые глубинные доминантные черты характеров. Городские и деревенские пейзажи, которые трактуются автором как пейзажи-настроения: то блеклые желто-коричневые, то голубовато-синие, то белые и золотистые, то зеленые и яркие. Особая атмосфера завораживающего таинства с использованием национальных орнаментальных мотивов отличает группу персонажей татарской народной сказки: «Шурале», «Айсылу», «Камыр Батыр», «Гульчачак». Немалый интерес представляют философские картины Р.Кильдибекова, с многозначным прочитыванием сюжета, картины, содержащие сложные раздумья о судьбах народа. «Откуда мы пришли и куда мы путь вершим», – так можно было бы озаглавить суть размышлений автора в картинах «Разговор», «Чтение Корана», «Вязанка хвороста» и нек.др. На первом плане – отягченные судьбой женщины с усталыми лицами в напряженных позах, старики с детьми. Есть в них щемящая интонация тревоги, суровая драматическая нота, сказывающиеся в темном колорите картин с преобладанием сложного смешанного цвета, и застывшим бесконечным пейзажным фоном .



Pages:     | 1 || 3 |


Похожие работы:

«ЭКСПЕДИЦИЯ ВО МРАК II ЧАСТЬ ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ПРОПАСТЬЮ 5. В ЧЕЛЮСТЯХ СИНЕГО ДРАКОНА 1. БЕЗДОННЫЕ ВЕРТИКАЛИ Говоря о подземном мире, нельзя не сказать о воде. С каждым метром в глубину земли вода набирает силу, пока совсем не воцарится в пещере, заполнив ее до потолка. Сифоны. Сколько раз они останавливал...»

«1 Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение Центр развития ребенка-детский сад №2 МО Усть-Лабинский район ТЕМА: "Кладовая полезных штучек" или развитие любознательности и самостоятельности детей старшего дошкольного возраста в разных видах деятельности".Авторы опыта: Нещеретова Татьяна Анатольевна, ст...»

«ТОКАРЕВ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ФОРМА ДЕСАКРАЛИЗАЦИИ И РАЦИОНАЛИЗАЦИИ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ (ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЙ КОНТЕКСТ) Специальность 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«Платформа SAP BusinessObjects Business Intelligence Версия документа: 4.2 – 2015-11-12 Руководство по развертыванию вебприложений для Windows Содержимое 1 История документа.............................................»

«ТНИИЯЛИ. Вып. XVI. Кызыл. 1973. С. 276—277; Моллеров H. М. История братства. РСТК и ТНР. Исторический очерк. Кызыл. 1989. Портников В. Смерть государства//Независимая газета. 11 октября 1994. ЦГА РТ, хранилище № 2. Ф. 50. Оп. 2. Д. 3. Вайнштейн С. И. Мир кочевников центра Азии. М., 1991. Марков Г. Е. Кочевники Азии....»

«С. Г. Веригин УДК 94(480) Сведения об авторе Веригин Сергей Геннадьевич – доктор исторических наук, профессор Петрозаводского государственного университета. E-mail: verigin@psu.karelia.ru СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКИЕ ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСУ ДЕМАРКАЦИ...»

«Библиотечка военно-исторического журнала "Орловский военный вестник" Выпуск 7 75 лет со дня освобождения Ливен УДК 82-1+94(47)+355/359+908(470+571) ББК 84(2р)6 С 30 Серийное оформление обложки: Александр Ухин Редакционная коллегия Выпуска № 7 Библиотечки ОВВ: С.А. Ветчинников, В...»

«М.Ю. Сафаров г. Омск Омский государственный историко-культурный музей-заповедник "Старина сибирская" В ряду берзовских некрополей – как существующих, так и утраченных – этот, безусловно, занимает особое место. Участок территории с нечтной стороны ул. Сенькина за Богородице-Рождественской церковью, носящий с с...»

«84 Motolinia T. Op. cit. P. 85; Chapman A. M. Op. cit. P. 127. 85 Motolinia T. Op. cit. P. 176; Torquemada J. Op. cit. V. 4. P. 352. 86 Anavalt P. Op. cit. P. 39. 87 Garibay A. M. C. Vida economica de Tenochtitlan. Mexico, 1961. P. 176, 178. Известны no меньшей мере три названия накидок:...»

«1 7(10) Образование взрослых, или Кому нужна андрагогика? Результаты первого этапа "Primus inter pares" Образование В течение 2008г . планируется провести 3-4 заседания научного кафе с рассмотрением следующих вопросов: Ключевая терминология, подходы и тенденции в Как можно и...»

«КОРНАУХОВА ТАТЬЯНА ВЛАДИМИ ТВОРЧЕСТВО П.И,ВЕЙНБЕРГА В КОНТЕКСТЕ РУССКО-АНГЛИЙСКИХ ЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЕЙ XIX НАЧАЛА XX ВЕКА 10.0].01 Русская литература Автореферат диссертации на...»

«Задания муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по истории 2017-2018 учебный год 8 класс Продолжительность олимпиады: 90 минут. Максимально возможное количество баллов: 100 Код участника: Заполните таблицу. В гр...»

«Её литературное творчество в конце XIX – начала ХХ века неизменно находило отклик в сердцах сотен и сотен тысяч россиян и зарубежных ценителей сатиры и юмора, толерантно преодолевая интеллектуальные планки эстетических и сословных границ. Наде...»

«Тур выходного дня ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ ПРОВИНЦИАЛЬНОСТЬ Бодензее ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ ПРОВИНЦИАЛЬНОСТЬ. БОДЕНСКОЕ ОЗЕРО Тур выходного дня с прилетом в Цюрих 4 дня / 3 ночи ЦЮРИХ — ШАФФХАУЗЕН (музей IWC) КОНСТАНЦ (Германия) ФРИДРИХСХАФЕН (Германия) (Музей Цеппелин)...»

«Социология управления © 1996 г. А.А. МЕШКОВ ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ИННОВАЦИИ В АМЕРИКАНСКОЙ СОЦИОЛОГИИ Мешков Александр Александрович аспирант социологического факультета МГУ и...»

«УДК 26(470.32) МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВЕНСТВА В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв. (по материалам Тамбовской и Воронежской губерний) В.Н. Фурсов, Е.А. Ледовских Кафедра истории России, ФГБОУ ВПО "Воронеж...»

«О РОЛИ вООРуЖЕННЫх СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАцИИ в МИРОтвОРчЕСКОЙ ДЕятЕЛьНОСтИ Олег Леонидович Салюков ГЛ А ВНОКОМ А Н Д У ЮщИй С У ХОП У Т НЫМИ ВОйСК А МИ, Г ЕНЕРА Л-ПОЛКОВНИК История развития человечества знает немало примеров создания межгосударственных ор...»

«Тепцов В. По истокам Кубани и Терека // Сб. материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1892. Вып. 14. Фиркович А. Археологические разведки на Кавказе // Русское археологическое общес...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2010 История №4(12) УДК 94(47).083 М.В. Грибовский ПРОФЕССУРА И СТУДЕНЧЕСТВО В ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННОМ РОССИЙСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ: ГРАНИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ* Рассматривается проблема взаимоо...»

«Журналистика россии: исторический опыт и традиции СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые исследователи Материалы XI международной конференции студентов и аспирантов 5 – 7 м а р т а 2 0 1 2 г. Журналистика россии: исторический опыт и традиции...»

«Вестник ПСТГУ Трубенок Елена Александровна, Серия V. Вопросы истории аспирант Московской государственной и теории христианского искусства консерватории им. П. И. Чайковского 2014. Вып. 2 (14). С. 105–116 etrubenok@yandex.ru ПАРАФРАЗИР...»

«"Издательство ФАИР" Москва 2011 УДК (036) pocket guide ББК 26.89 (4Вел) SWITZERLAND Б51 Sixth Edition 2008 Reprinted 2009, 2010 Written by Ken Bernstein Updated by David Dalton Series Editor: Tony Halliday Berlitz Publishing,...»

«Рассмотрев классификации аналитических документов, предложенные Н. А. Гайдамакиным и А. П. Сеитовым, можно сделать следующий вывод . Классификация Н. А. Гайдамакина является более наглядной, чёткой, так как он логично делит документы на две о...»

«Министерство образования Российской Федерации Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Детско-юношеская спортивная школа"Рассмотрено и одобрено на заседании пед. Утверждаю: совета. Директор МБОУ ДОД "ДЮСШ" Протокол №1 /Т.А. Маркина/ "28" августа 2015 г. Образо...»

«Автор: Михалевич Маргарита учащаяся 9 класс Руководитель: Савина Елена Михайловна учитель географии МОУ "СОШ с.Тепловка Новобурасского района Саратовской области" ИСТОРИЯ СТРАНЫ: СУХИЕ ФАКТЫ И СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.