WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Том II Пер Андерс Рудлинг, Тимоти Шнайдер, Гжегож Россолински-Либе СБОРНИК СТАТЕЙ «ОУН И УПА: ИССЛЕДОВАНИЯ О СОЗДАНИИ «ИСТОРИЧЕСКИХ» МИФОВ» Киев – 2012 УДК 329.73(477)(09)(082) ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Письма, написанные после того, как немцы арестовали Бандеру и Стецько были, вероятно, наименее жесткой мерой, благодаря которой ОУН-б пыталась спасти свою революцию и улучшить свои отношения с нацистами. Немцы знали о кампании рассылки писем и сборе подписей под «ходатайством о разрешении на въезд» (98) для Бандеры, но, насколько я могу сказать, немцы оставались холодными и расчетливыми, и не уделяли большого внимания этим массовым мероприятиям .

К моменту написания этой статьи, письма, написанные во время «Украинской Национальной Революции» находились в семи файлах Центрального государственного архива высших органов власти и управления Украины в Киеве (99) и в политических архивах Министерства иностранных дел в Берлине. (100) Файлы в Киеве имеют название «Резолюции, касающиеся провозглашения так называемого «Украинского государства», принятые на Ассамблеях Украинских граждан»

(Постанови зборів громадян у справі проголошення так званої «Української держави») .

Письма собраны в файлы в соответствии с областями, в которых они были написаны. Содержание писем в этой коллекции немного отличается, но все письма были написаны с одной целью: поддерживать существование Украинского государства, провозглашенного Ярославом Стецько 30 июня 1941 года и продление «Украинской национальной революции», которая должна была привести к созданию Украинского государства под контролем ОУН-б .

Семь файлов писем разных размеров. Самый маленький содержит только 65 листов с 30 письмами. Крупнейший имеет 141 лист, или около 80 - 90 писем. Некоторые письма имели лишь несколько строк, (101), а другие - две или три страницы .

(102) Некоторые были изготовлены на пишущей машинке, в то время как другие были рукописными. Некоторые начали с заголовка «заявление», (103), другие - с «разрешения»

(резолюции), (104), в то время как третьи были адресованы напрямую, без заголовка, к «лидеру Организации Украинских Националистов Степану Бандере» (105) или «вождю немецкого народа Адольфу Гитлеру» (106) или «главе правительства Украинского государства Ярославу Стецько» .

(107) Один тонкий файл только из 65 листов содержит письма из Волынской, Житомирской, Киевской, Каменец-Подольской и Станиславской областей. (108) Два файла с письмами из Львовской области охватывают только места, которые начинаются с буквы Б через К и П к Я. Письма из Тернопольской области находятся в трех файлах. Но здесь есть только письма из мест с начальными буквами Б через Д и Ж через Я. Даже с этой простой оценки, очевидно, что многие письма не нашли свой путь ни к одному из архивов. (109) Общее количество писем, написанных в 1941 году, более не может быть установлено. Вполне вероятно, что значительная часть была потеряна во время Второй мировой войны .

Письма, как правило, были подписаны сотнями людей, чтобы передать сообщение, что их политические цели пользуются большой популярностью. Учитывая, что письма были в основном написаны и подписаны в селах со смешанным еврейским, польским и украинским населением, среднее число колеблется от 60 до 500 подписей в населенном пункте, в зависимости от района, в котором они были собраны, указывает на значительную поддержку инициатив ОУН-б в украинском обществе. К количеству подписей следует относиться с осторожностью, однако, так как это было в интересах ОУН-Б, чтобы их число было высоким .

Что интересно, - это количество мест и районов, в которых государственность была провозглашена ОУН-б. По данным группы историков, которую создало Украинское правительство в 1997 году для изучения истории ОУН-УПА, было 213 районов по всей Украине, 187 - в Западной Украине и 26 - в Восточной Украине, в которых ОУН-б в 1941 году проводила революцию, пыталась установить государственность и мобилизовать население писать письма .





(110) Если в каждом из этих районов ОУН-б нашла 8000 сторонников, как это было в Золочевском районе, (111), то в целом ОУН-б была бы в состоянии убедить 1.704.000 людей для поддержки государственного проекта. Учитывая короткий промежуток времени, в котором ОУН-б работа по установлению государственности, «Украинская Национальная Революция» ОУН-б видимо быстро распространилась и закончилась внезапно и исчез из-за конфликта с нацистами .

Для сравнения, в соответствии с подсчётами ведущего члена ОУН-б, Ивана Климова, ОУН-м провозгласила государственность только в двух районах. (112) Число сторонников ОУН-б государства должно быть оценено с осторожностью. Например, к некоторым письмам были добавлены подписи или списки подписей, которые позволяют проверить количество подписей, заявленное в письмах. Другие, однако, без подписей и содержат только утверждение относительно числа людей, которые согласились с их содержанием и должны были подписать их .

Вполне возможно, что члены ОУН-б, собиравшие подписи, преувеличивали их число в некоторых случаях. Тем не менее, можно предположить, что в июле и августе 1941 года в Западной Украине, ОУН-б удалось убедить большое количество людей, чтобы поддержать её «Украинскую Национальную Революцию» .

Бандера, Гитлер, Стецько как идолы революционных масс Основной целью написания писем было поддерживать существование «Украинского государства», создание которое было провозглашено во Львове 30 июня 1941 года. Некоторые письма не имеют стандартной формы. Их авторы используют различные аргументы и стратегии в поддержку ОУН-б государства. Другие письма представляют собой стандартные тексты, перепечатанные с минимальным изменением или вообще без изменений. Они соответствуют модели, положенной в основу «Инструкции к довоенному периоду, времени войны и революции, и первые дни государственного строительства». Самое важное различие между буквами и провозглашенным в «Инструкции», написанной за несколько месяцев до «Украинской Национальной Революции», является введение аргументов, призванных убедить Гитлера или нацистов в необходимости Украинского государства и освобождении Степана Бандеры. В то время, как «Инструкции» были написаны, ОУН-б не предполагали, как революция будет разворачиваться. После того, как она началась, члены ОУН-б адаптировались к ситуации и использовали заседания с целью сбора подписей и призыва население писать «полномочные письма» Гитлеру .

Стандартные письма, вероятно, читались вслух только на собраниях, созванных ОУН-б, кратко обсуждается и не обсуждались вовсе, подписывались и отправлялись.

Вот пример одного из таких нормативных документов:

Мы, граждане села Рудники, были созваны на торжественное собрание, на котором независимое Украинское Государство было провозглашено .

Мы слушали текст провозглашения акта с невыразимым удовольствием: мы гордимся тем, что имеем такого лидера [providnyk] ОУН и всей Украинской Нации, как Степан Бандера. Мы очень благодарны непобедимой Союзнической Немецкой Армии и ее лидеру [Вождю] Адольфу Гитлеру, который помогает освобождению Украинского народа из Еврейско-Московского рабства .

Да здравствует Великая Национал-Социалистическая Германия и ее лидер Адольф Гитлер .

Да здравствует Независимое Украинское Объединенное Государство .

Да здравствует лидер ОУН и всей Украинской Нации Степан Бандера.

(113) Мы находим здесь краткие ссылки на то многое, что имело место во время «Украинской Национальной Революции»:

деятельность ОУН-Б после начала немецко-советской войны, взаимодействие между ОУН-б и местным Украинским населением, политическое настроение в регионах Украины, которые были непосредственно оккупированы нацистской Германией, и популярность Степана Бандеры среди украинцев, которые стремились к созданию собственного государства .

Второе письмо, которое я хотел бы представить не является одним из напечатанных, стандартных текстов, оно рукописное, вероятно, разработанное местным человеком с сильной связью с ОУН-б. Письмо написано в очень простом стиле.

Она включает в себя многочисленные грамматические ошибки, которые указывают на то, что автор был крестьянином со слабым пониманием письменного языка:

Лидеру Организации Украинских националистов Степану Бандере .

Объявление Мы, жители деревни Ксаверивка, собрались в воскресенье 19 июля 1941 года на площади, чтобы продемонстрировать перед всем миром, что Украинская Нация борется за свои права и Независимое Украинское Государство .

Мы твердо подчинены Украинскому Правительству, которое было провозглашено во Львове, и мы будем выполнять все приказы верно, которые будут даны нам. Мы обращаемся к лидеру Немецкой Нации, чтобы подтвердить временный совет деревни .

Мы благодарны Немецкой Армии и ее Лидерам. Прежде всего, мы благодарны Канцлеру Адольфу Гитлеру за его команду его героической Армии относительно того, чтобы вытеснить Большевистских Еврейских бандитов и Польских изменщиков, которые угнетали Украинский Народ в тюрьмах и лагерях. Мы встретили Немецкую Армию с большим счастьем, потому что она изгнала бандитскую армию из нашей Украины и освободила нас .

Мы считаем, что Германия не желает поработить Украинскую Нацию и что она делает из Украинского Народа раз и навсегда Нацию воли и дела, которая вступит в борьбу с Еврейским коммунизмом и всеми угнетателями Украинского Народа, кто угнетал Украинский Народ и сильно противостоял Германии и Гитлеру .

Мы просим великого Гения немецкого народа Адольфа Гитлера освободить для нас нашего лидера ОУН Степана Бандеру, возглавлявшего Украинский Народ много лет во время террора, осуществляемого Польшей и Москвой, и мы считаем, что теперь он будет также вести нас по правильному пути, как он делает до сих пор. Украинский Народ и Организация Украинских Националистов верит в свои силы, и в то, что только он, как Лидер Украинских Националистов может вести нас и положить конец всему коммунистическому потоку и сделать сотрудничество с великой Германии это возможным .

Слава немецкой армии!

Слава Фюреру Немецкой Нации Адольфу Гитлеру!

Слава Украине!

Слава Героям! (114) Эти два письма являются показательными относительно других писем, адресованных Бандере, Гитлеру и Стецько. Они дают важную информацию об ОУН-б, а также о психическом и политическом состоянии, в котором ОУН-б пытался столкнуть революционные Украинские массы. Во всех этих письмах мы находим антисемитские отрывки, в которых обсуждается тема освобождения Украины от «Еврейско-Московской оккупации». «Еврейско-Московский» стереотип, который приравнивал всех евреев с коммунизмом, был широко распространен во время "Украинской Национальной Революции". Она была усилена двумя годами советской оккупации и убийством тысяч заключенных, среди них украинцы, по вине НКВД которые оказались во многих западных украинских тюрьмах, а затем закреплена в массовом сознании пропагандистским использованием трупов нацистами и ОУН б. Это презрение к евреям и коммунистам, которые в общественном мнении стали одним и тем же, иногда выражено даже сильнее, чем в письмах, приведенных выше .

В селе Стенятин, например, три сложные письма были написаны Бандере, Гитлеру и Стецьку. (115) Авторы этой переписки называли себя «крестьянами и интеллигенцей». Они выразили глубокую благодарность и восхищение Немецкому Фюреру и его армии. Они считали, что «Великий Вождь Немецкой Нации... навсегда уничтожил врагов наших [Украинского] народа и коммунистическую угрозу для цивилизованного мира». (116) Гитлер освободил их от коммунистического варварства, что позволяет им вернуться в «цивилизованный мир». Эта нацистская мораль на самом деле сделала этот «цивилизованный мир» одним из современных видов варварства, который не влиял на их изъявленное желание стать его частью. Авторы писем восхищались Гитлером за его «непобедимую, всемирно известную армию», его «справедливость», и его волю к освобождению Украинского народа из «ига ЕврейскоМосковских и Польско- Большевистских нечеловеческих существ, палачей Украинского народа». Все письма и встречи, провозглашавшие государственность, заканчивались приветствием вроде «Да здравствует великий вождь и гений Адольф Гитлер!» (117) .

Образ Адольфа Гитлера, проводимый в письмах писателей 1941 года, кажется, соответствует образу, который создавали галицийские крестьяне, предки писателей, по отношению к императорам Габсбургов в 19 веке. Они искренне верили, и ожидали, что Адольф Гитлер прочитает их письма, поймёт их ходатайства, а также защитит их от «всех врагов Украины». Тем не менее, в то время как писатели 19-го века просили императоров Габсбургов, чтобы те защитили их от польских панов, которые держали крестьян в состоянии, сходном с рабством, их коллеги из 20-го века обращались к Гитлеру с ходатайствами расовой направленности .

(118) Тем не менее, справедливый и славный Гитлер, каким он казался «революционным массам», арестовал и заключил в тюрьму Бандеру в Берлине. Это был акт, который массы не одобрили, но не осмелились протестовать. Некоторые авторы писем выразили надежду на то, что «Германия не желает подавлять Украинскую Нацию». Это означает, что, с одной стороны, массы восхищались Гитлером как освободителем, но с другой стороны, они не были уверены в своем отношении к нему и им оставалось только надеяться, что Гитлер «раз и навсегда сделает из Украинского Народа Нацию воли и действия, которая вступит в борьбу против Еврейского коммунизма». (119) Другие письма были открыты в выражении желания, чтобы Бандера вернулся домой. ОУН-б, должно быть, проинформировала авторов и подписавших ареста лидера и убедила их, что только Бандера может привести Украинский народ к независимости. Эти Украинские авторы надеялись, что решающее значение их лидера будет понято «братской Немецкой нацией». (120) ОУН-б брало понятие «одна нация, одна партия, один вождь» из более политически продвинутых фашистских правительств и организаций. (121) Пропаганда на эту тему, похоже, задела за живое крайней мере, людей, писавших и подписывавших письма, которые были, таким образом, невольно привлечены к фашистской идеологии .

Некоторые авторы заявили, что слов было недостаточно, чтобы выразить силу своего восхищения лидером и что их любовь к Бандере был неоценима. Несколькими было указано, что они любят Бандеру с «чистым сердцем крестьянина» - высшая форма любви. Их единственным желанием было быть «верными слугами своего лидера и своего народа». Они хотели быть похожим на него и других великих героев «Украинского народа. (122) С помощью таких чувств, ОУН-б организовала военизированные молодежные организации под именем Степана Бандеры. Дети до 12 лет должны были дать клятву их лидеру. (123) Последний объект восхищения, Ярослав Стецько, изображен в письмах, как известный борец за свободу и ведущая фигура в ОУН. В письмах Стецько приветствуется националистическим салютом. Он является человеком, который провозгласил государственность во Львове и, таким образом осуществил самое революционное действие, модель, которую в настоящее время наследуют в деревнях, поселках и городах по всей Украине. В качестве главного героя 30 июня 1941 года, Стецько вызвал то же восхищение и сыновнюю любовь, как «провиднык». (124)

Заключение

«Украинская Национальная Революция» была хорошо спланированным курсом действий, который, в конечном счете, не удался, потому что ОУН-б не смогла убедить нацистское руководство согласиться на это. Высокопоставленные нацистские лидеры, такие, как Адольф Гитлер и Ганс Франк, были заинтересованы только в экономической эксплуатации, а не политическом сотрудничестве с украинцами. ОУН-б удалось успешно работать только с офицерами или нижестоящими политиками, связанными с абвером и вермахтом .

Двумя основными целями «Украинской Национальной Революции» было создание Украинского государства и очищение своей территории от всех врагов по версии ОУН-б из украинского националистического движения, среди которых были не только евреи, поляки, и русские, но и многие Советские или нелояльные Украинцы. Эти двойные цели прошли долгий путь, чтобы объяснить, почему территории, где произошли погромы, пересеклись с территориями, где государство было провозглашено .

Массовые убийства Евреев были целью и ОУН-б и нацистов, но это произошло не только в Западной Украине. Погромы прошли также в других территориях, в том числе Литве и на северо-востоке Польши, которые были «освобождены» от немцев из советской оккупации. В Западной Украине, однако, погромы произошли также в городах, поселках и деревнях, в которых нацисты никогда не проходили, но где ОУН-б была активной. В некоторых других местах произошли погромы до прибытия нацистов. Это означает, что стремление ОУН-б к бойне евреев во время «Украинской Национальной Революции» было похоже на аналогичное у нацистов .

Этот жестокий антисемитизм, а также общая враждебность по отношению к «врагам Украинского народа», четко выражена в письмах на имя Гитлера, Бандера, и Стцько. Хотя они были пропагандистскими документами, эти письма появилась на свет как результат взаимодействия между ОУН-б и активистов местного украинского населения. Письма были написаны главным образом западными украинскими крестьянами, которых подстрекала или вынуждена это сделать ОУН-б. Письма помогают нам понять, «Украинскую Национальную Революцию» 1941 года и её влияние на население. Эти длинные, индивидуально созданные письма проливают свет на общественное мнение и пропаганду ОУН-б. ОУН-б мобилизовала массы к участию в революции и подстрекала их против евреев, поощряя тем самым антисемитское насилия, которое дало «Украинской Национальной Революции» значительную часть своего импульса. Наконец, в кампания писем показывает, что революционная ОУН-б переоценила свои силы и неправильно истолковала нацистские цели по отношению к Украине, она быстро потерял контроль над революцией и не смогла убедить нацистов созерцать ОУН-б Украинское государство в фашистской Новой Европе .

Письма особенно отличаются фашистскими элементами. В этот период ОУН-б стремилась выступать более эффективно на международной арене, особенно с нацистами. По этой причине при подготовке и проведении «Украинской Национальной Революции» ОУН-б, вероятно, пыталась стать более фашистской, авторитарной, антидемократической, чем оригинальные итальянские фашисты и нацисты. Это была темная сторона истории ОУН-б, что позже попытаются скрыть. Советы, напротив, использовали данные о фашизме ОУН, чтобы очернить не только ОУН и УПА, но все Украинское национальное движение в течение десятилетий после войны .

Фашистские элементы ОУН-б попали под более пристальное внимание ОУН-б членов в их противостоянии с Восточной Украиной .

Евгений Стахив, который в 1941 году принимал участие в одной из «целевых групп», которые шли из генерал-губернаторства в Восточную Украину, чтобы мобилизовать массы для «Украинской Национальной Революции», вскоре понял, что восточные украинцы весьма скептически настроены и характеризовались устойчивостью к ОУН-б и её планам к созданию Украинского государства. Стахив признал, что нельзя было победить их. Следовательно, по его словам, он начал понимать, фашистские, авторитарные и антидемократические стороны ОУН-б. (125) Wernigeroder Str. 17 10589 Berlin, Germany rossolinski@web.de would like to thank Michal Mlynarz, Lida Somchynsky, Per Anders Rudling, and John-Paul Himka for their assistance while I was preparing this article .

ПРИМЕЧАНИЯ:

Bibliography for: "The "Ukrainian National Revolution" of 1941:

discourse and practice of a fascist movement" (1) The abbreviation OUN-B is used to distinguish the Bandera faction of the OUN from the faction led by Andrii Mel'nyk (OUN-M) .

(2) The term "Ukrainian National Revolution" is a propaganda term that the OUN-B used in 1940-41 to describe its plans for the Ukrainian territories after the outbreak of the conflict between Nazi Germany and the Soviet Union. For this reason, in this article, this term is always placed within quotation marks. For use of this term by the OUN-B, see Tsentral'nyi derzhavnyi arkhiv hromads'kykh obiednan' Ukrainy (TsDAHO) f. 1 (Tsentral'nyi komitet kompartii Ukrainy), op. 23, spr. 926, ll. 188, 193 (Postanovy II. Velykoho zboru Orhanizatsii Ukrains'kykh Natsionalistiv, 15, 25). For the alternative "Ukrainian Revolution," see Tsentral 'nyi derzhavnyi arkhiv wshchykh orhaniv vlady ta upravlinnia Ukrainy (TsDAVOV) f. 3833 (Kraewi provid Orhanizatsii ukrains'kykh natsionalistiv na zakhidnoukrains'kykh zemliakh), op. 2, spr. 1, l. 17 (Borot'ba i diial'nist" OUN pid chas viiny). The concept of a revolution, also termed a "national" or "permanent" one, is older than the OUN-B itself. The basic idea of the revolution was that it should liberate the Ukrainians from "occupiers." In 1940-41, however, the OUN-B invested this idea with a fascist, antisemitic, and racial meaning. For the older concepts of revolution, see, e.g., "Permanenma revoliutsiia," Surma 37, 10 (1930): 4-7; and Mykola Stsibors'kyi, "Peredposylka natsional 'noi revoliutsii," Rozbudova natsii 54-55, 7-8 (1932): 161-69 .

(3) Scholars working on this topic have already indicated some overlap between the proclamation of the Ukrainian state and the organization of pogroms and other acts of violence, but to date no one has analyzed them as parts of the same event, i.e., the "Ukrainian National Revolution." See, e.g., Franziska Bruder, "Den Ukrainischen Staat erkampfen oder sterbeni" Die Organisation Ukrainischer Nationalisten (OUN) 1929-1948 (Berlin: Metropol, 2007), 149 .

(4) For violence against Poles in Volhynia and eastern Galicia, see Grzegorz Motyka, Ukrainska partyzantka 1942-1960: Dziatalnosc Organizacji ukrainskich nacjonalistow i Ukrainskiej powstanczej armii (Warsaw: Rytm, 2006); Motyka, Tak Byto w Bieszczadach: Walki polskoukrainskie 1943-1948 (Warsaw: Oficyna wydawnicza Volumen, 1999), 110-15, 125-28; Timothy Snyder, "'To Resolve the Ukrainian Problem Once and for All': The Ethnic Cleansing of Ukrainians in Poland, 1943-1947," Journal of Cold War Studies 1, 2 (1999): 93-100. For the second Soviet occupation of western Ukraine, the brutal conflict between the Soviets and the OUN-UPA, and the terror conducted by the Soviets and the OUN-UPA against the civilian population, see Jeffrey Burds, "AGENTURA: Soviet Informants' Networks and the Ukrainian Underground in Galicia, 1944-1948," East European Politics and Societies 11, 1, (1997): 89-130, here 104-15; and Bruder, Den Ukrainischen Staat erkiimpfen odersterben, 231-32, 261-62. For the murder of Poles after the beginning of World War II and the GermanSoviet war, see Motyka, Ukrainska partyzantka 1942-1960, 71-73, 99and Wladystaw Siemaszko and Ewa Siemaszko, Ludobojstwo dokonane przez nacjonalistow ukrainskich na ludnosci polskiej Wolynia 1939-1945 (Warsaw: Wydawnictwo von borowiecky, 2000), 2:1034-37 .

(5) Other scholars have studied these documents, but as far as I know nobody has given them adequate attention. See, e.g., Frank Grelka, Die ukrainische Nationalbewegung unter deutscher Besatzungsherrschaft 1918 und 1941/1942 (Wiesbaden: Harrassowitz, 2005), 271-73. Grelka argues that in July and August 1941 the OUN-B had little support in western Ukrainian society. To justify this view, Grelka cited much too low a number of people signing the resolutions: he estimates "an average of no more than 60 per district" (Get. Bezirk, Ukr .

pavit or rajah) in Ternopil" oblast, referring to the document "Plebitsytova aktsiia" in TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 32. Here Grelka mistakes 60 signatures for a village in Ternopil" oblast to refer to an entire district, which usually comprised dozens of villages. This same file also includes a list of 71 villages from Zboriv district in L'viv oblast. The village with the lowest number of signatures on this list is Popolivka, with 53, and the one with the highest number is Ozirna with 1,045. Most others lie somewhere between 53 and 1,045 per village. The number of signatures collected in a district was therefore much higher than 60. In Zolochiv district alone, for instance, the OUN-B collected 8,000 signatures. See TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 34, l. 40 .

(6) Frank Golczewski, "Die Kollaboration in der Ukraine," in Kooperation und Verbrechen: Formen der "Kollaboration" im ostlichen Europa 1939-1945, ed. Christoph Dieckmann, Babette Quinkert, and Tatjana Tonsmeyer (Gottingen: Wallstein, 2003), 162; R. Lisowi, Rozlam

v OUN (Krytychni narysy z nahody dvatsiatylittia zasnuvannia OLIN) (s.l.:

Vydavnytsvo Ukraina, 1949), 38-40 .

(7) For the ideology of the OUN, see Bruder, Den Ukrainischen Staat erkampfen oder sterben, 37-48; and Alexander J. Motyl, The Turn to the Right: The Ideological Origins and Development of Ukrainian Nationalism, 1919-1929 (New York: Columbia University Press, 1980), 163-69 .

(8) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 7, 1.2 (Draft of the constitution of a Ukrainian state) .

(9) Ibid. For a more detailed characterization of natsiokratiia, see Bruder, Den ukrainischen Staat erkampfen oder sterben, 34-35 .

(10) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 7, ll. 2, 7 .

(11) Ibid., l. 7 .

(12) The term "integral nationalism" became popular among historians of nationalism in the 1940s. Integral nationalism has been associated with the OUN and the Ukrainian nationalist movement since

studies such as John Armstrong's Ukrainian Nationalism (New York:

Columbia University Press, 1955), 19-21. To some extent, this is a problematic connection. The term "integral nationalism" was invented by the protofascist French monarchist Charles Maurras. Like Maurras, the OUN claimed that the nation is a "prior condition of every social and individual good" but the OUN did not claim, for example, that the "traditional hereditary monarchy" is a necessary condition for a state, as Maurras did. For this and several other reasons, the Ukrainian nationalist movement and in particular the OUN in the 1920s, 1930s, and 1940s can by no means be reduced to integral nationalism. Nor did contemporary ideologists of Ukrainian nationalism, like Dmytro Dontsov, who inspired the OUN in the 1920s and 1930s, use this term. Dontsov frequently characterized Ukrainian nationalism as being fascist and nationalistic, claiming that it belonged to the family of European fascist movements .

From the contemporary point of view, Armstrong's Ukrainian Nationalism is a problematic study. It is partially based on interviews with OUN activists and UPA veterans and misses many important archival documents that were not accessible during the Cold War. Due to his method of investigation, Armstrong misses such crucial events as pogroms against the Jews in western Ukraine in the summer of 1941 and the ethnic cleansing of the Polish population by the UPA in Volhynia and Galicia in 1943-44. On Charles Maurras and integral nationalism, see Steve Bastow, "Integral Nationalism," in World Fascism: A Historical Encyclopedia, ed. Cyprian P. Blamires (Santa Barbara, CA: ABC-CLIO, 2006), 1:338. On Dontsov, see Tomasz Stryjek, Ukrainska idea narodowa okresu miedzywojennego: Analizy wybranych koncepcji (Wrodaw: FUNNA, 2000), 118-19, 132, 139-40, 143-51; Taras Kurylo and John-Paul Himka, "Iak OUN stavylasia do ievreiv: Formulovannia pozytsii na tli katastrofy," Ukraina moderna 13, 2 (2008): 264; and Motyl, The Turn to the Right, 68, 71-85 .

(13) Motyl, The Turn to the Right, 163-69. Heorhii Kas"ianov, in an article about the ideology of the OUN ("Ideolohiia OUN: Istorykoretrospektyvnyi analiz," Ukrains "kyi istorychnyi zhurnal 1 [2004]: 38-41), recently came to a similar conclusion. Kas"ianov's study emphasized the uniqueness of the OUN and underestimated ideological transfer from outside, quoting dubious semi-scholars from the OUN like Petro Mirchuk .

The study lacks a sufficiently analytical approach, although it does provide a few useful interpretations of Ukrainian ideology .

(14) Daniel Ursprung, "Faschismus in Ostmittel- und Siidosteuropa:

Theorien, Ansatze, Fragestellungen," in Der Einfluss yon Faschismus und Nationalsozialismus auf Minderheiten in Ostmittel- und Siidosteuropa, ed. Mariana Hausleimer and Harald Roth (Munich: IKGSVerlag, 2006), 22. For the peculiarities of East European fascism, see also Stephen FischerGalati, "Introduction," in Who Were the Fascists?

Social Roots of European Fascism, ed. Stein Ugelvik Larsen, Bernt Hagtvet, and Jan Petter Myklebust (Bergen: Universitetsforlaget, 1980), 351-53 .

(15) For the incorporation of the League of Ukrainian Fascists into the OUN in 1929, see Frank Golczewski, Deutsche und Ukrainer 1914Padeborn: Schoningh, 2010), 550; Oleksandr Panchenko, Mykola

Lebed" (zhyttia, dial'nist; derzhavno-pravovi pohliady) (Kobeliaky:

Kobeliaky, 2001), 15 .

(16) Excellent discussions of the theory of fascism, in addition to characterizations of fascism and fascist movements, can be found in Michael Mann, Fascists (Cambridge: Cambridge University Press, 2004), 1-23; Roger Eatwell, Fascism: A History (London: Chatto and Windus, 1995), 3-12; Roger Griffin, The Nature of Fascism (London: Pinter, 1991), 1-19; Jerzy W. Borejsza, Schulen des Hasses: Faschistische Systeme in Europa (Frankfurt am Main: Fischer TB, 1999), 54-56;

Stanley G. Payne, A History of Fascism, 1914-1945 (Madison: University of Wisconsin Press, 1995), 3-19, 26-52; and Wolfgang Wippermann, Faschismus: Eine Weltgeschichte vom 19. Jahrhundert his heute (Darmstadt: Primus, 2009). For the influence of fascism on East Central and Southeastern Europe, see Ursprung, "Faschismus in Ostmittel-und Sudosteuropa," 9-52 .

(17) The other Ukrainian term for leader--vozhd'--was reserved for Andrii Mel'nyk after the Second General Congress of the OUN on 27 August 1939. Therefore, the OUN-B, to distinguish its Fuhrerprinzip from that of the OUN-M, called Bandera providnyk. For more on this congress, see Golczewski, Deutsche und Ukrainer 1914-1939, 943-44 .

(18) TsDAHO f. 1, op. 23, spr. 926, ll. 199-202, 207 .

(19) Ibid., l. 199. This salute later embarrassed the OUN. In postwar publications reprinting the resolutions of the Second General Congress of the OUN-B in April 1941, the resolution about the fascist salute was deleted from the text. Compare, for example, OUN v svitli postanov Velykykh zboriv (s.l.: Zakordonni chastyny Orhanizatsii ukrains'kykh natsionalistiv, 1955), 44-45, with the original publication Postanovy II: Velykoho zboru Orhanizatsii ukrains 'kykh natsionalistiv of 1941 in TsDAHO f. 1, op. 23, spr. 926, 1. 199 .

(20) TsDAHO f. 1, op. 23, spr. 926, ll. 190-93 .

(21) For a rethinking of these elements of fascism in the OUN, see O. I. Steaniv, "Za pravvl'nvi pidkhid," in Ideia i chyn. no. 2 (1943): 22. For a resolution to collect and remove from circulation documents which discussed the involvement of Ukrainian militia in the pogroms of 1941 and their assistance to the Germans in the shooting of Jews, see Kurylo and Himka, "Iak OUN stawlasia do ievreiv," 260. See also the document itself: TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 43, 1.9 (Nakaz ch. 2/43). On the

process of "democratization," see David R. Marples, Heroes and Villains:

Creating National History in Contemporary Ukraine (Budapest: Central European University Press, 2007), 194-96 .

(22) Grelka, Die ukrainische Nationalbewegung, 269 .

(23) On the "Generalplan Ost," see Czeshw Madajczyk, "Vom Generalplan Ost zum Generalumsiedlungsplan," in Der "Generalplan Ost"." Hauptrichtungen der nationalsozialistischen Planungs- und Vernichtungspolitik, ed. Mechtild Rossler and Sabine Schleiermacher (Berlin: Akademie, 1993), vii. For Hitler's attitude toward Eastern Europeans and Ukraine, see Czeshw Madajczyk, Vom Generalplan Ost zum Generalumsiedlungsplan (Munich: Saur, 1994), 23-25; and Henry

Picker, Hitler Tischgesprache: Im Fuhrerhauptquartier 1941-1942 (Bonn:

Athenaum, 1951), 50-51, 69, 115-16 .

(24) Hans Werner Neulen, An deutscher Seite: Internationale Freiwillige yon Wehrmacht und Waffen-SS (Munich: Universitas, 1992), 17 .

(25) Rolf-Dieter Muller, An der Seite der Wehrmacht: Hitlers auslandische Heller beim "Kreuzzug gegen den Bolschewismus" 1941Berlin: Links, 2007), 194 .

(26) Andreas Kappeler, "Hans Koch (1894-1959)," in Osteuropdische Geschichte in Wien: 100 Jahre Forschung und Lehre an der Universitat, ed. Arnold Suppan, Marija Wakounig, and Georg Kasmer (Innsbruck: Studien, 2007), 243; Philipp-Christian Wachs, Der Fall Theodor Oberlander (1909-1998): Ein Lehrstuck deutscher Geschichte (Frankfurt am Main: Campus, 2000), 55-71 .

(27) Kappeler, "Hans Koch," 243; Ray Brandon, "Hans Koch," in Handbuch der volkis chen Wissenschaften, ed. Ingo Haar and Michael Fahlbusch (Munich: K. G. Saur, 2008), 329-32 .

(28) Mykola Klymyshyn, V pokhodi do voli (Detroit: Ukrainska knyharnia, 1987), 293-94 .

(29) The Ukrainians called the battalions Druzhyny ukrains "kykh natsionalistiv (Brotherhoods of Ukrainian Nationalists). See John A .

Armstrong, Ukrainian Nationalism (New York: Columbia University Press, 1963), 74; and I. K. Patryliak, Viis "kova diial'nist" OUN (B) u 1940-1942 rokakh (Kyiv: Instytut istorii Ukrainy, 2004), 274-88 .

(30) Klymyshyn, for example, mentions meeting with such a Ukrainian soldier working in the Abwehr (V pokhodi do voli, 322-23). On the recruitment of Ukrainians for the Abwehr, see Andrii Bolianovs 'kyi, Ukrains 'ki viis 'kovi formuvannia v zbroinykh sylakh Nimechchyny (1939L'viv: L'vivskyi natsional'nyi universytet lm. Ivana Franka, 2003), 53-54 .

(31) Klymyshyn, Vpokhodi do voli, 297-301 .

(32) Motyka, Ukrainska partizantka 1942-1960, 93. According to another estimate, there were between 5,000 and 7,000 OUN-B members in the "task forces"; compare Oleksii Leonidovych Khodanovych, "Viis'kovo-politychna diial'nist' pokhidnykh hrup OUN na terytorii Ukrainy v roky Druhoi svitovoi viiny" (unpublished dissertation available in Natsional'na biblioteka Ukrainy ira. V. I. Vernads'koho, 2006) .

(33) Armstrong, Ukrainian Nationalism, 84-85. An autobiographical description of the organization and functioning of the pokhidni hrupy can be found in Klymyshyn, V pokhodi do voli, 315-53. This recollection is, however, as Klymyshyn himself admits, whitewashed of every dark spot at the request of Stepan Bandera (V pokhodi do voli, 333) .

(34) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 45, ll. 1-2.5,000 in Volhynia, 13,000 in Galicia, and 1,200 in L'viv .

(35) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 45, l. 2 .

(36) Ibid., spr. 69, 11. 23-28 (Propahandyvni Vkazivki na peredvoennyi chas, na chas viiny i revoliutsii ta na pochatkovi dhi derzhavnoho budivnytstva) .

(37) Ibid., II. 23, 25-28. The OUN-B modified, for example, the hymn of the European prole tariat, "The Internationale," for use in its "national revolution." See ibid., 1.25 .

(38) Ibid., 1. 24; ibid., op. 2, spr. 1, l. 80 (Borot'ba i diial'nist" OUN pid chas viiny). In Ukrainian Vbyvaite vorohiv, shcho mizh vamy--zhydiv, i seksotiv. This slogan was developed for factory workers .

(39) Ibid., op. 1, spr. 69, 1.26 .

(40) Ibid., 1.43 .

(41) Ibid., 1.26 .

(42) Ibid., 1.27. For details on how the OUN-B wanted to control the political situation in the Ukrainian state, see ibid.,op.2, spr.1, l1.44-45 .

(43) Ibid., op. 2, spr. 1, 11. 15-89 .

(44)Ibid.,op.1,spr.15,1.7(Internal telegram of the OUN,31July 1941) (45) Ibid., op. 2, spr. 1, l. 32 .

(46) Ibid., Il. 22, 31-32, 83 .

(47) TsDAHO f. 1, op. 23, spr. 926, ll. 188, 193 .

(48) TsDAVOV f. 3833, op. 2, spr. I, l. 2 .

(49) TsDAHO f. 1, op. 23, spr. 926, l. 189; Klymyshyn, V pokhodido voli, 303-4, 311-13 .

(50) Armstrong, Ukrainian Nationalism, 77 .

(51) Ibid., 79-80 .

(52) "Aufzeichnungen des Vortragenden Legationsrats Grosskopf," Akten zur deutschen Auswartigen Politik 1918-1945, Serie D, Band XIII, ed. Walter Bussmann (Gottingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1970), 167See also Bundesarchiv Berlin-Lichterfelde (BA Berlin-Lichterfelde) R .

6 (Reichsministerium fur die Besetzen Ostgebiete)/150, 11. 4-5 (Rucksprache mit Prof. Dr. Koch am 10.7.1941); and Kost' Pankivs'kyi, Vid derzhavy do komitetu (New York Toronto: Zhyttia i mysli,1957),30-32 .

(53) Iaroslav Stets'ko dubbed the arrest of Stepan Bandera a "confiscation" (TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 6, l.2) .

(54) Ibid., spr. 5, l.3 (from the proclamation act signed by Iaroslav Stets'ko) .

(55) Ibid., 1.3 .

(56) Ibid., spr. 4, l. 6 (Minutes of the proclamation ceremony) .

(57) Ibid., spr. 57, l. 17 (Autobiographies of well-known OUN members); Bruder, Den ukrain ischen Staat erkampfen oder sterben, 150 .

(58) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 4, l. 7 .

(59) Myroslav Kal'ba, U lavakh druzhynnykiv (Denver: Vydannia

Druzhyn ukrains'kykh nat sionalistiv, 1982), 9-10; BA Berlin-Lichterfelde:

NS 26 (Hauptarchiv NSDAP)/1198, I. 1 (Information leaflet no. 1, 1 July 1941) .

(60) BA Berlin-Lichterfelde: NS 26/1198, ll. 1, 12 (Niederschrift uber die Rucksprache mit den Mitgliedem des ukrainischen Nationalkomitees und Stepan Bandera von 3.7.1941) .

(61) Ibid., l. 2 .

(62) Ibid., ll. 1-3. For Sheptyts'kyi's pastoral letter, see OUN v svitli postanov Velykykh Zboriv (s.l.: Zakordonni chastyny Orhanizatsii Ukrains'kykh Natsionalistiv, 1955), 58 .

(63) For an OUN-B instruction to erect triumphal arches, see TsDAVOV f. 4620, op. 3, spr. 379, l.34 (Instruktsiia propahandy, ch. 1) .

For pictures and descriptions of triumphal arches, see V .

Cherednychenko, Natsionalizm proty natsii (Kyiv: Politvydav Ukrainy, 1970), 93; Grelka, Die ukrainische Nationalbewegung, 256; Archiwum Wschodnie (AW) II/737, l.25; and the cover of Aleksandr Diukov, Vtorostepennyi vrag: OUN, UPA i reshenie "evreiskogo voprosa" (Moscow: Regnum, 2008) .

(64) BA Berlin-Lichterfelde: R 58 (Reichssicherheitshauptamt)/214, Ereignismeldungen UdSSR, Berlin, 17 July 1941, no. 25, l. 202 .

(65) TsDAVOV f. 4620, op. 3, spr. 379, l. 34 .

(66) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 15, l. 4 (Zvit pro robotu v spravi orhanizatsii derzhavnoi administratsii na tereni Zakhidnykh oblastei Ukrainy). For a photo of Sheptyts'kyi with a swastika badge on his coat during the revolution, see B. E Sabrin, Alliance for Murder: The NaziUkrainian Nationalist Partnership in Genocide (New York: Sarpedon, 1991), 172 .

(67) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 45, l.3. By claming that he "saw Bandera twice under the gallows unconquerable and loyal to the idea," Klymiv meant the trials against the OUN in 1935-36 in Warsaw and in 1936 in L'viv, at which Bandera was sentenced to death but was said not to have expressed any fear. At the second trial the death penalty was changed to life imprisonment .

(68) The picture of a German officer and two men in plain clothes at the podium is printed in Cherednychenko, Natsionalizm praty natsii,

93. For the date of this event, see TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 15, l. 15 .

(69) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 22, ll. 1-3 .

(70) Ibid., op. 3, spr. 7, l. 26 .

(71) Ibid., op. 1, spr. 10, l. 4 (A list of deputies of the Ukrainian government abroad) .

(72) BA Berlin-Lichterfelde, R 58/214, Ereignismeldungen UdSSR .

Berlin, 4 July 1941, no. 12, I. 69. On the Council of Seniors, see also TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 15, l.3 .

(73) On all the projects of the state apparatus drafted by Stepaniak, see Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii (GARF) f .

R-9478 (Glavnoe upravlenie po bor'be s banditizmom MVD SSR), op. 1, d. 136, ll. 14-15. On Stepaniak's communist activities in the 1930s, see ibid., l. 10 .

(74) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 9, 11. 1, 3 (Copy of the minutes of the meeting of the Administration of Ukraine). Ukrainian postavyty spravupo nimets "ky. Ibid., 1.1. For a very similar statement about dealing with the "non-Ukrainians" in "Ukraine," see ibid., spr. 69, 1.36 .

(75) On the pogroms in western Ukraine, see Dieter Pohl, "AntiJewish Pogroms in Western Ukraine--A Research Agenda," in Shared History--Divided Memory: Jews and Others in Soviet-Occupied Poland, 1939-1941, ed. Elazar Barkan, Elizabeth A. Cole, and Kai Struve (Leipzig: Leipziger Universitatsverlag, 2007), 305-13; and Gabriele Lesser, "Pogromy w Galicji Wschodniej w 1941 r," in Ternary polskoukrainskie, ed. Robert Traba (Olsztyn: Wspolnota Kulturowas Borussia, 2001), 103-26. Similar waves of pogroms also broke out shortly after the start of the German-Soviet war in northeastern Poland and in Lithuania .

For pogroms in Poland, see Andrzej Zbikowski, "Pogroms in Northeastern Poland--Spontaneous Reactions and German Instigations," in Shared History--Divided Memory, 315-54. For pogroms in Lithuania, see Christoph Dieckmann, "Lithuania in Summer 194l--The German Invasion and the Kaunas Pogrom," in Shared History--Divided Memory, ed. Barkan, Cole, and Struve, 355-85 .

(76) The pogrom started on 30 June 1941 or even before. For testimonies that date the beginning of the violence to 1 July 1941, see Kurt I. Lewin, Przezytem: Saga Swietego Jura spisana w roku 1946(Warszawa: Zeszyty literackie, 2006), 56-57; and ZIH 229/54, Teka Lwowska, 1.2. For the course of the pogrom in L'viv, see Christoph Mick, "Ethnische Gewalt und Pogrome in Lemberg 1914 und 1941," Osteuropa 53, 12 (2003): 1810-11, 1824-29; Hannes Heer, "Einubung in den Holocaust: Lemberg Juni/Juli 1941," Zeitschrift fur Geschichtswissenschafi 49 (2001): 410, 424; Bruder, Den ukrainischen Staat erkampfen oder sterben, 140-50; Grelka, Die ukrainische Nationalbewegung, 276-86; Dieter Pohl, Nationalsozialistische Judenverfolgung in Ostgalizien 1941-1944: Organisation und

Durchfuhrung eines staatlichen Massenverbrechens (Munich:

Oldenbourg, 1997), 60-62; and Wachs, Der Fall Theodor Oberlander (1909-1998), 71, 78-80. For posters and other OUN-B propaganda in L'viv during the pogrom, see Jan Rogowski, "Lwow pod znakiem swastyki: Pamietnik z lat 1941-1942" (unpublished manuscript) in Zaklad narodowy im. Ossolinskich in Wroclaw, 16711/II, 10; Lewin, Przezylem, 65; Eliyahu Yones, Die Strasse nach Lemberg: Zwangsarbeit und Widerstand in Ostgalizien 1941-1944 (Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch, 1999), 18; and Diukov, Vtorostepennyi vrag, 47-52 .

According to Diukov, some soldiers of the Nachtigall battalion participated in the violence in L'viv as well (Vtorostepennyi vrag, 71-72) .

Eyewitnesses saw soldiers from the Nachtigall battalion beating Jews on 1 July in the yard of the prison on Zamarstynivs'ka Street (AZIH, 30/12242, Zygmunt Tune, 1; Lewin, Przezytem, 61) .

(77) Mick, "Ethnische Gewalt und Pogrome in Lemberg 1914 und 1941," Osteuropa 53, 12 (2003): 1825. During this pogrom, 4,000 Jews were killed. In addition, on 5 July, between 2,500 and 3,000 Jews were shot by the German task forces. Cf. Pohl, Nationalsozialistische Judenverfalgung in Ostgalizien 1941-1944, 61, 69. Between 25 and 28 July 1941 another pogrom, dubbed the "Petliura days," occurred in L'viv .

Several hundred Jews were killed, mainly by Ukrainian militiamen and Ukrainian peasants who came to L'viv from adjacent villages to take part in the violence. Cf. AZIH, 301/230, Jakub Dentel, 2; AZIH, 301/1864, Salomon Goldman, 5; AZIH, 301/4654, Henryk Szyper, 11; AZIH, 301/1584, Izak Weiser, 1; AZIH, 302/26, Lejb Wieliczker, 21; AZIH, 301/4944, Jan Badian, 1-6; AZIH, 301/1117, Leonard Zimmerman, 1;

AZIH, 301/1801, Henryk Baldinger, 1-4; and AZIH, 301/2278, Lucyna Hallensberg, I .

(78) Dieter Pohl, "Anti-Jewish Pogroms in Western Ukraine," in Shared History--Divided Memory, ed. Barkan, Cole, and Struve, 306 .

(79) TsDAVOV f. 3833, op. 2, spr. 1, l.32 .

(80) Ibid., ll. 62, 64. All Ukrainian men between 18 and 50 who were obliged to join the militia were to have been divided into professional militiamen who were employed full-time and reserve forces ("volunteer members"--chleny-dobrovol'tsi) who earned a living elsewhere but could be mobilized at any time .

(81) Ibid., l.62 .

(82) For the activities of the Ukrainian militia during the pogrom, see Yones, Die Strasse nach Lemberg, 18-19; AZIH, 301-1809, Jaroslaw Korczynski (Zeznania ocalalych Zydow), 1; AZIH, 301/4654, Henryk Szyper, 6; AZIH, 301/1864, Salomon Goldman, 1; AZIH 229/22, Maurycy Allerhand (Teka Lwowska), 1; and AZIH: 229-54, Teka Lwowska, 1 .

For general accounts of the Ukrainian police forces during World War II in Ukraine, see Dieter Pohl, "Ukrainische Hilfskrafte beim Mord an den Juden," in Die Tater der Shoah: Fanatische Nationalsozialisten oder ganz normale Deutsche? ed. Gerhard Paul (Gottingen: Wallenstein, 2002), 202-34; and Gabriel N. Finder and Alexander V. Prusin, "Collaboration in Eastern Galicia: The Ukrainian Police and the Holocaust," East European Jewish Affairs 34, 2 (2004): 95-118. For information on German assistance in anti-Jewish measures, see Patryliak, Viis "kova diial "nist" OUN (B) u 1940-1942 rokakh, 232 .

(83) TsDAVOV f. 3833, op. 2, spr. 1, ll. 60, 62 .

(84) On the antisemitism of the OUN-B leader Iaroslav Stets'ko, see Karel C. Berkhoff and Marco Carynnyk, "The Organization of

Ukrainian Nationalists and Its Attitude toward Germans and Jews:

Iaroslav Stets'ko's 1941 Zhyttiepys," Harvard Ukrainian Studies 23, 3/4 (1999): 149-84. For the activities of the Ukrainian militia, see Pohl, Nationalsozialistische Judenverfolgung in Ostgalizien, 46 .

(85) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 12, l. 10 (Telegram of Iaroslav Stets'ko to Stepan Bandera, no. 13, 25.6.1941) .

(86) U.S. Holocaust Memorial Museum, Record Group (USHMM RG) 31.018M, reel 20; Upravlinnia sluzhby bezpeky Ukrainy v Rivens'kii oblasti (USB v Rivens'kii oblasti), no. 19090, t. 3, ll. 3, 3v., 100, 101. On the militia, see also Pohl, Nationalsozialistische Judenverfolgung in Ostgalizien, 46 .

(87) According to Dmytro Honta, the printer of the posters, ten Jews were forced to help print the propaganda posters: see his "Drukarstvo Zakhidnoi Ukrainy pidchas okupatsii," Konkurs na spohady, Oseredok Ukrainian Cultural and Educational Centre Winnipeg, ll. 14-16 .

Some of the posters are in the collection of TsDAVOV. See TsDAVOV f .

3822, op. 1, spr. 63, ll. 112-14 .

(88) "Akt prohloshennia Ukrains'koi derzhavy," Samostiina Ukraina, 10 July 1941, 1 .

(89) "Sviatochna akademiia," Ukrains'ke slovo, 24 July 1941, 1 .

(90) BA Berlin-Lichterfelde: NS 26/1198, ll. 1-5, 10 .

(91) Ibid., ll. 9-12 .

(92) The OUN-B member Volodymyr Stakhiv sent to "Your Excellency" Adolf Hitler on 23 June 1941 an official letter in which he informed Hitler that the OUN believed that the Jewish-Bolshevik impact on Europe would soon be checked and that the "recreation of an independent national Ukrainian state in the terms of the Brest-Litovsk peace treaty will stabilize the national [volkisch] New Order." In the name of the OUN leader Stepan Bandera, Stakhiv also sent out a memorandum about the resolution of the Ukrainian question. See Bundesarchiv Koblenz R 43 II (Reichskanzlei)/1500, l. 61, memorandum on ll. 63-77. The OUN-B member Rikhard (Riko) Iaryi also sent a telegram from Vienna to Berlin; he assured Hitler of the OUN-B's loyalty, its readiness to struggle together with the "glorious German Wehrmacht" against "Muscovite Bolshevism," and its willingness to mobilize more Ukrainians living in Germany who could fight for the "liberation of Ukraine" and "finish with the chaos in Eastern Europe." See TsDAVOV f .

3833, op. 1, spr. 22, l. 10 .

(93) BA Berlin-Lichterfelde: NS 26/1198, ll. 12-14 .

(94) Bruder, Den ukrainischen Staat erkampfen oder sterben, 135 .

(95) Ibid., 137. Franziska Bruder, "'Der Gerechtigkeit dienen': Die ukrainischen Nationalisten als Zeugen im Auschwitz-Prozess," in Im Labyrith der Schuld: Tater--Opfer--Anklager, ed. Irmtrud Wojak and Susanne Meinl (Frankfurt am Main: Campus, 2003), 138, 148 .

(96) Diukov, Vtorostepennyi vrag, 66 .

(97) Ievhen Stakhiv, Kriz' tiurmy, pidpillia i kordany (Kyiv: Rada, 1995), 99-100 .

(98) BA Berlin-Lichterfelde, R 58/217, Ereignismeldungen UdSSR, Berlin, 10 September 1941, no. 79, 1. 10; Berlin-Lichterfelde, R 58/216, Ereignismeldungen UdSSR, Berlin, 9 September 1941, no. 78, 1. 355 .

(99) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 29-35 .

(100) There are only four letters in the Politische Archiv des Auswartigen Amtes, R 105191 (Akten betreffend Ukraine: Lage der Volksdeutschen. Gebietsanspriiche Rumaniens. Ukr. Nationalbewegung, Denkschrift z. Entwicklung d. ukr. Gebiete). I cannot say how many letters were actually sent to Berlin .

(101) For example, TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 29, l. 4 (Letters from Iavlon'ka, Raznychi, and Tel'chi) .

(102) For example, ibid., spr. 31, ll. 29-30 (Letter from Steniatyn to Stepan Bandera, 19 July 1941) or spr. 30, ll. 8-9 (Letter from Barani Peretoki to Iaroslav Stets'ko) .

(103) Ibid., spr. 31, l. 1. The handwritten letter is titled Zaiava da Uriadu Iaroslava Stets'ka .

(104) Ibid., spr. 29, ll. 2-3 (Resolution from the village of Elblanivka, 13 July 1941). Here and below, these citations are example texts .

(105) Ibid., l. 13 (Letter from the village of Ksaverivka, 19 July 1941) .

(106) Ibid., spr. 31, l. 36 (Letter from Steniatyn to Adolf Hitler, 19 July 1941) .

(107) Ibid., spr. 29, l. 9 (Letter from the village Ksaverivka to Iaroslav Stets'ko, 18 July 1941) .

(108) Ibid., spr. 29 .

(109) Letters and telegrams from various places declaring loyalty to the OUN-B government and the new administration as well as several descriptions of celebrations of the proclamation of the Ukrainian state are in ibid., spr. 15 .

(110) "Zvit robochoi hrupy istorykiv pry Uriadovii komisii z vyvchennia diial'nosti OUN i UPA," www.ukrainepoland.com/u/publicystyka/publicystyka.php?id=3480 (accessed 24 February 2009); TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 45, l. 2. See also "Zvit pro robotu v spravi orhanizatsii derzhavnoi administratsii na tereni Zakhidnykh oblastei Ukrainy," TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 15, ll. 1-4 .

(111) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 34, l. 40 (Report from the meeting of Ukrainian citizens of Zolochiv district) .

(112) Ibid., spr. 45, l. 2 (Ivan Klymiv's report to the leadership of the OUN) .

(113) Ibid., spr. 29, l. 1. The text of the letter from the village of Rudnyky was used with small modifications in letters from other places like Omel'no, Kulikovychi, Iavlon'ka, Raznyi, Tel'chi, etc. See ibid., ll. 1, 4Ibid., ll. 13-14. A list of 80 signatures is affixed to the letter .

The same letter was also ad dressed to Iaroslav Stets'ko and signed by 75 people (ibid., ll. 9-12) .

(115) Ibid., spr. 31, ll. 29-30, 36-37, 31-32, respectively .

(116) Ibid., l. 36. In another part of the same letter the enemies are called "bestial Asiatics" (zizvirili aziaty) .

(117) Ibid .

(118) Regarding plenipotentiaries in 19th-century Galicia and the Habsburg empire, see John Paul Himka, Galician Villagers and the Ukrainian National Movement in the Nineteenth Century (Basingstoke, UK: Macmillan, 1998), 20-21 .

(119) TsDAVOV f. 3833, op. 1, spr. 29, ll. 13-14 .

(120) Ibid., spr. 31, l. 36 .

(121) Ibid., op. 2, spr. 1, l. 85. In the Ukrainian language of the OUN-B, Odyn narid--odyn provid--odna vlada .

(122) Ibid., op. 1, spr. 31, l. 29 .

(123) Ibid., spr. 12, l. 15 .

(124) Ibid., spr. 31, l. 31 .

(125) Ievhen Stakhiv, interviewed by author, Berlin, NJ, 11 November 2008 .

Grzegorz Rossolinski-Liebe "The "Ukrainian National Revolution" of 1941: discourse and practice of a fascist movement". Kritika .

FindArticles.com. 05 Apr, 2012 .

СОДЕРЖАНИЕ

Вступительное слово. Ещё раз об исторической правде и построении современной Украины. Вадим Колесниченко

Об автору. Пер Андерс Рудлинг (Per Anders Rudling)

Интервью с доктором Пером Андерсом Рудлингом на темы коллаборационизма, военных преступлений и национальной памяти, записанное Кристофером Хейлом от 29 января 2012 года

Пер Андерс Рудлинг. ОУН, УПА и Холокост:

исследование о создании исторических мифов................21 Об авторе. Тимоти Д. Шнайдер (Timothy D. Snyder)

–  –  –

Об авторе. Гжегож Россолински–Либе (Grzegorz Rossoliski-Liebe)

Гжегож Россолински–Либе. Прославление фашизма и военной преступности в Эдмонтоне. Политический миф и культ Степана Бандеры в мультикультурной Канаде

Гжегож Россолински–Либе. «Степан Бандера: жизнь украинского революционного ультранационалиста и память о нем, 1909-2009 гг.» (конспект лекции)

Гжегож Россолински–Либе. «Украинская Национальная Революция» 1941 года: дискурс и практика фашистского движения»

Серия «ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА»

Том ІІ

–  –  –

СБОРНИК СТАТЕЙ «ОУН И УПА:

ИССЛЕДОВАНИЯ О СОЗДАНИИ «ИСТОРИЧЕСКИХ»

МИФОВ»

Корректоры: О. Верховых, К. Аверина, А. Голембиовская

–  –  –



Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«Бытие 1:26 Искусство жить вместе Книга о том, как жить вместе в браке. www.ingvar.torvik.net pdf-file также доступна на румынском языке перевод Ална Кунашко Искусство жить вместе. Примечание автора Эта книга основана на главных Библейских правилах для нашей жизни. Е...»

«3 См.: Leone P. L. M. L'encoinio di Nicefo.ro Gregora per il re di Cipro (Ugo IV di Lusignano) // Byzantion. 1981. T. 51. Fasc. 1. P. 211—224. См.: Treu Л1 Die Gesandtschaftsreise des Rhetors Theodulos Magistros // Jahrbucher fur ciassische Philologie. Leipzig, 1902. Suppl.—Bd. 27....»

«Михаил Викторович Зыгарь Вся кремлевская рать. Краткая история современной России Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11973425 Вся кремлевская рать: Краткая история современной России...»

«Развиваются также и лингвистическая, социолингвистическая и прагматическая составляющие коммуникативной компетенции.Кроме того, ведущие выполняют и то же задание, что и остальные студенты, а именно: — подстрочный перевод предложенного преподавателем стихотворения на русский язык — письменная медиация. Возможно...»

«ББК 411 ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ К.Н. ЛЕОНТЬЕВЫМ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ "ТРИЕДИНОГО ПРОЦЕССА" Г. М. Дробжева Кафедра истории и философии, ТГТУ Представлена профессором А.А. Слезиным и членом редколлегии профессором В.И. Коноваловым Ключевые слова и фразы: боль; "вторичное упрощение"; идея; "первоначальная простота"; прогресс; р...»

«92 маршрут запорожье расписание до кладбища full version Download: 92 маршрут запорожье расписание до кладбища full version Выполните вход в вашу сетевую учетную запись Rockstar Games Social Club...»

«Язык SQL Вводная лекция Введение в теорию баз данных Е. П. Моргунов Сибирский государственный университет науки и технологий имени академика М. Ф. Решетнева г. Красноярск Институт информатики и телекоммуникаций emorg...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.