WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«образовательное учреждение высшего образования «Иркутский государственный университет» Исторический факультет Иркутское областное отделение Русского географического общества Иркутское ...»

-- [ Страница 4 ] --

В 2010 г. профессору Г. Ружа удалось приехать в Иркутск для изучения интересных экспонатов сибирских собраний икон с помощью научных сотрудников Иркутского областного художественного музея Т. А. Крючковой и архитектурноэтнографического музея «Тальцы» И. Н. Буханцовой .

В первом разделе книги «Меднолитые иконы, вставленные в иконную доску, в венгерских собраниях» автор раскрывает богословские и эстетические предпосылки создания русской медной пластики, образцы которой восходят к XI в. [14] .

Второй раздел посвящен рассмотрению самих меднолитых икон, вставленных в иконную доску («врезка»), что характерно для старообрядческой среды, в то время как в канонической иконе металлический оклад имеет декоративную функцию, обрамляя письмо. Часто старообрядческие врезные иконы назывались ставротеками (от греч. staurotheke: stauros «крест» и theke «хранилище», или «Ковчег для Креста» (реже – мощевик), выполненными в форме плоского ящика или ларца для хранения в нем частиц Животворящего Креста Господня и других реликвий .

Также старообрядцы создавали не только медные, но и оловянные «литые иконы», изготовление которых в XVIII в. было запрещено официальным православием. Особое значение они приобрели в Сибири и на Урале в XVIII–XIX вв .

Композиционную основу, соединяющую элементы живописи и медной пластики, составляет иконная доска, служащая декоративным обрамлением врезанным в нее меднолитым иконам. В других случаях живопись и меднолитая (иногда бронзовая) пластика составляют единую систему, равноправную в идейном и композиционном отношениях .

Книга также содержит анализ символического значения икон и технических особенностей в искусстве медного сплава на примере семнадцати великолепных цветных иллюстраций в прекрасно оформленном каталоге альбомного формата. В ней представлены триптих, распятия, реликварий и др. В том числе иллюстрируется процесс реставрации одной из икон .

Популярность русской медной пластики получившей сегодня воплощение в современных врезных бронзовых иконах и иконостасах (ставротеках) прослеживается не только среди искусствоведов, религиоведов, но и просто среди любителей .

Таким образом, актуальность исследования профессора Г .

Ружа заключается не только в том, что раскрываются новые грани в группе меднолитых икон, яркого явления русской художественной культуры, но и в том, что через него укрепляется взаимопонимание и творческие связи между Венгрией и Россией .

Список литературы

1. Белобородов С. А. Старообрядческая иконописная традиция и меднолитейный промысел в Зауралье в XVII – начале XX в. / С. А. Белобородов, Ю. А. Гончаров // Сибирская икона. – Омск : Иртыш-92, 1999. – С. 207–212 .

2. Ружа Г. Влияние иконописи на абстрактно-геометрические тенденции в русском авангарде // Dissertationes Slavicae-Sectio Linguistica. – 1990. – P. 217–221 .

3. Ружа Г. К вопросу о связях русской меднолитой иконы с Венгрией // Икона и образ, иконичность и словесность / под. ред. В. Лепахина. – Москва, 2007. – С. 320–325 .

4. Ружа Г. К историческим связям старообрядчества с Венгрией: несколько старообрядческих икон в венгерских собраниях // Наука и культура России. – Самара, 2007. – Ч. 1 .

5. Ружа Г. Русско-венгерские художественные отношения в средние века / Г .

Ружа. – М., 1975 .

6. A Verescsagin-killts magyarz trgymutatja. – Budapest, 1989. – 99 p .

7. Az ikonfestszet lexikona. Budapest, 2014. – ?





8. Ballagy A. Bcsjrhelyek Oroszorszgban / A. Ballagy. – Budapest, 1888. – 25 p .

9. Gnutova S. Prayers Locked in Bronze. Russian Metal Icons. Museum of Applied Arts / S. Gnutova, Gy. Ruzsa, E. Zotova. – Budapest, 2005. – 18 p. 4

10. Gnutova S. Prayers Locked in Bronze / S. Gnutova, Gy. Ruzsa, E. Zotova. – op. cit 223, № 85 .

11. Ruzsa G. Az ikon: Teolgia, Eszttika, ikonogrfia, ikonolgia, technika / G. Ruzsa. – Budapest, 2012 .

12. Ruzsa G. Die Bedeutung gegossener Metallikonen im religisen Leben // Slavica Gandensia. – 1996. – P. 43–52 .

13. Ruzsa G. Icon and Sermon: Russian Metal Icons / G. Ruzsa. – Budapest, 2015 .

14. Ruzsa G. Holzgefasste Metall-Ikonen in ungarischen Sammlungen / G. Ruzsa. – Gdll : Getterle, 2011. – 52 p .

15. Ruzsa G. The Use and Role of Metals in Art of Russian Icons. Technology, Materials, Symbolism, Sacral References // Slavica. – 2015. – P. 87–111 .

THE QUESTION OF THE HISTORICAL AND CULTURAL LINKAGES

BETWEEN RUSSIA AND HUNGARY (FOR EXAMPLE, RESEARCH ROUGE

OLD BELIEVER'S CAST COPPER ICONS)

O. V. Tarasenko Irkutsk National Research Tecnical University, Irkutsk Abstract. The article analyzes the historical and cultural relations between Russia and Hungary on the basis of common interest in the old believers copper plastic. Attention is paid to the relevance of retaining the afore-mentioned Russian religious heritage .

Keywords: icon, cast copper objects, old, the Austrians, the historical and cultural relationship .

Тарасенко Оксана Владимировна кандидат философских наук, доцент, кафедра искусствоведения, Институт искусства и социально-гуманитарных наук, Иркутский национальный исследовательский технический университет, 664074, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83, e-mail: tarasenkonana3@yandex.ru Tarasenko Oksana Vladimirovna – Candidate of Philosophical Sciences, Associate Professor, Department of Art History of the Institute of Fine Arts, Humanities and Social Sciences, Irkutsk National Research Tecnical University, 85, Lermontova st., Irkutsk, 664047, e-mail: tarasenkonana3@yandex.ru

–  –  –

УДК 330.85

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ПРЕОДОЛЕНИЕ К. МАРКСОМ

ТУПИКОВОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ

ЦИВИЛИЗАЦИИ ВЫХОДОМ НА РАСКРЫТИЕ АЗИАТСКОГО

СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА: К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА

–  –  –

Аннотация. Рассмотрены вопросы, связанные с открытым К. Марксом (1818–

1883) азиатским – не обремененным частной собственностью – способом производства. Познакомившись с российской действительностью, К. Маркс не находит в ее общинных реалиях «частнособственнических инстинктов», которыми преисполнена западноевропейская цивилизация (евроцивилизация): обернувшись формационно «обустроенным» торжеством капитала, она взметнулась классовой борьбой, «пароксизмом» социального неравенства .

Вторым этапом творческой эволюции основоположника научной философии (первый этап теоретической деятельности К. Маркса определен сотворением «Капитала», обосновавшим несостоятельность евроцивилизации) должен был стать анализ цивилизаций, «востребованных» азиатским способом производства. Личная библиотека К. Маркса уже пополнилась до 1500 источников на русском языке, и все шло к тому, чтобы к работе приступить.. .

Ключевые слова: К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, азиатский способ производства, культура, цивилизация, формация, частная собственность, капитал, классовая борьба, кооперация, культурная революция, социализм, образовательная реальность .

Актуальность раскрываемого учения К. Маркса об азиатском способе производства. Общая характеристика. Нами предложена к рассмотрению эволюция научно-философских воззрений К. Маркса, связанная с двумя направлениями его творческой деятельности. Исходное направление – и пока оно основное – осуществляет формационное обоснование сложившейся на базе частной собственности евроцивилизации. Последняя – свидетельствует настоящий текст – обратила прекрасную половину человечества в товар, что, в свою очередь, содействовало закреплению гендерно «отлаженного» социального неравенства. Женщины не были допущены в цивилизационно складывающиеся общественные отношения, ставшие монополией сильного пола; и цивилизация, как мы видим, развернулась мужскими стандартами. Специально не занимаясь отмечаемой стороной социальной проблематики, основоположники научной философии К. Маркс и Ф. Энгельс (1820–1895) дают, вместе с тем, для ее понимания довольно веские основания. И что это так, видно на примере второго этапа научно-общественной деятельности К. Маркса (конец 60-х – начало 80-х гг. XIX в.), обусловленного теоретикопрактическим обеспечением открытого им азиатского способа производства. В статье показано, с каким нескрываемым интересом отнесся уже зрелый, европейски знаменитый ученый к русской общине. Анализ ее проведен в ответном письме К. Маркса активной деятельнице марксистской группы «Освобождение труда» В. И. Засулич (1851–1919) и особенно в «Набросках ответа на письмо В. И. Засулич». Говоря о неприменимости метода «Капитала» к анализу русской общины, К. Маркс, таким образом, открывает отличное от европейского и совершенно на него не похожее цивилизационное ее (т. е. общины) обустройство – русский крестьянский мир. Он живет коллективизмом, используя достижения евроцивилизации, и ему, по К. Марксу, вовсе не следует включаться в перипетии развернувшейся на Западе классовой борьбы. Второй этап интеллектуальной эволюции К. Маркса обретает сегодня неподдельно широкий резонанс в связи с бескомпромиссно обостряющейся – с ее классовым «подтекстом» – «борьбой цивилизаций» из-за стремления каждой из них посвоему обустроить (точнее сказать: перекроить в интересах отдельно взятой «сверхдержавы») человечество. Речь идет о его выживаемости в глобально – фокусом обретающей мощь негативной диалектики – «раскручиваемом» динамонеравновесе. Оперируя духовно постигаемыми глубинами прошлого, К. Маркс определяет коммунизм как важнейшую предпосылку образовательно пролонгируемой общечеловечности. …Ленинское учение о культурной революции – означено в тексте – напрямую использует предваряющую цивилизацию эпоху культурного строительства (где ведущее положение было за представительницами слабого пола) с ее образовательным настроем, чтобы с классовых позиций оценить – и затем подвести к исполнению – встающие перед человечеством проблемы социального равенства, снятия различных форм отчуждения, достижения подлинной дружбы в отношениях между странами и народами .

К. Маркс – Гражданин мира: патриот-интернационалист .

Становление Карла Генриха Маркса – мыслителя и ученого – оказалось обусловленным западной цивилизацией с ее очевидным евроцентризмом, опиравшимся на колониализм Англии, Испании, Португалии, Франции, Голландии и подобных им «прогрессивных соучастников» (что служит показателем преступной деятельности евроцивилизации в отношении «остального человечества»), а также на общественное движение середины – второй половины XIX столетия, когда рабочая Европа решительно заявила о себе антикапиталистическим пролетарским движением. Будучи уроженцем немецкого юго-запада (прирейнская

Пруссия), К. Маркс дорожил малой родиной (приведем его слова:

«…на моей родине – в Трирском округе» [1, с. 403] и сочетал выявляемую к ней сердечность с действенным интернационализмом. Благодаря столь значимому для общего дела амбивалентному самовыражению К. Маркс предстает отнюдь не космополитом, но гражданином мира – вождем антибуржуазного освободительного движения (значит, пафосно произносимые сторонниками К .

Маркса слова о нем: «Гражданин мира!» сопрягаются присутствием малой родины в сердце человека, осуществившего исторически выпавшую на долю борца за счастье простых людей грандиозную перестройку общественного сознания). Как гражданин мира К. Маркс соотносил себя с обездоленными (он и был, метафорически выражаясь, пролетарием умственного труда – человеком, жившим результатами своего духовного багажа) слоями общества, не имеющими подлинного отечества. Зато они, по мысли теоретика революционного переустройства основ неправедной жизни, бескомпромиссной борьбой с власть имущими непременно отвоюют священное право на преображение Земного Шара «свободным трудом свободно собравшихся людей»

(В. В. Маяковский /1893–1930/). И, став владыкой мира, труд объединит их последовательной приобщенностью как к малой родине, так и к Родине Большой. Преодолев монотонность «социального беспросвета», человечество освободится из-под гнета отчуждающе-однообразного повседнева, о чем способен засвидетельствовать веер открывшихся возможностей ходом массовой индивидуализации социума. …Вырабатываемые К. Марксом идеи социального равенства настойчиво овладевали различными плотно обживаемыми территориями ойкумены .

Подспудно оперируя статусом гражданина мира, К. Маркс на деле предстает «региональным» патриотом, содействующим становлению своего жизненно оправданного учения – с российской, китайской, вьетнамской, кубинской и иной спецификой. Глокализующаяся (термин выражает тесную связь глобального и локального) направленность мировоззрения К. Маркса позволила, сопоставив отдельные регионы, выявить их исторически насыщенную специфику .

Частнособственнический «прогон» евроцивилизации. Ее классовая направленность. …К. Маркс – носитель евросознания – с классовых позиций обследовал то, что со временем воспроизвелось содержанием понятия «европейская цивилизация». Суть ее безошибочно «прочитываема» величайшим интеллектуалом. Это позволило ему, формационно «раскроив» евроцивилизацию, выйти на изучение иных – еще не познанных на то время – структур общежития. …Евроцивилизация, по К. Марксу, сформировалась под воздействием частной собственности, считавшейся обязательным ее атрибутом. Звучит несомненно убедительно .

И приглядимся повнимательнее к разбираемой проблематике .

…Вид Homo Sapiens существует двести тысяч лет, из них львиная доля оказалась отведенной культурному строительству. Оно воспроизвелось наработкой жизненных традиций, без которых мы бы исчезли бесследно... Человечеству повезло из-за того, что оно социализовывалось под влиянием природных условий, выражением которых становились приемлемые для нормального существования разбросанные по разным территориям экологические ниши. Одна из них оказалась в Юго-Западной Африке, откуда, считается, вышел «род людской». Кроме того, начальному этапу социализации способствовало стремление наших предков наращивать сплоченность усиливающимся коллективизмом. Она – сплоченность – как форма социализации, по мнению этологов, присуща всему живому. Так, пчелы роятся, муравьев объединяет выстраиваемое ими «общежитие» – «многоэтажно» отлаженный муравейник, высокоорганизованные животные тяготеют к стадности. Названные способы социализации укрепляют жизнедеятельность силою совместно обретаемых инстинктов. Это приводит тот или иной вид к устойчивости, обусловливающей его предкультурное воплощение. Культура же вытекает из сознательного – отсутствующего у животных – отношения к прошлому, и ее надлежит рассматривать – повторимся – как систему нарабатываемых традиций. Приписываемые животному миру неосознаваемые традиции выступают производными от регулярно повторяющихся ритмов природы. Люди также задействованы глобальной ритмикой, воистину для них являющейся системой традиций, определяющей культуру в собственном значении. Будучи «объемно отделанной традицией», культура обретает коллективную направленность: она – важнейший способ творческого применения совместно возводимых традиций. Сказанное наиболее полно отозвалось в среде неоантропов (т. е. деятельностью вида Homo Sapiens). Те же неандертальцы – предшественники людей, не сумев создать культуру, оказались «по ту сторону бытия»... Возникает, однако, вопрос: почему пусть и недостаточно связанные коллективностью неандертальцы исчезли, а, например, муравьи, пчелы, вовсе не знакомые с нею, стабильно переходят из одной геологической эры в другую? По предварительному мнению, биологически менее совершенные обитатели обладают повышенными степенями естественной защищенности, чего не скажешь о их высокоорганизованных – наделенных рацио – «покровителях». Наука, полагаем, расставит здесь точки над i. Сейчас нас интересует другое: куда культура подтолкнула традиционно складывающийся социум и что после этого случилось с нею?

Традиции – выражение устойчивости – очерчены порогом становления социальной формы движения материи. Движение – способ ее существования – включает две стороны: устойчивость и изменчивость. Ведя речь об устойчивости, наполняем ее материальным носителем: им выступает слабый пол. Он весьма заинтересован в ней, поскольку женщины, репродуцируя поколения, формируют устойчивую ячейку зарождающегося общества – семью, без которой социум не способен сорганизоваться. …Слабый пол затверждает устойчивость как одну из двух сторон складывающейся социальной формы движения материи. Но семья – фокус открывающегося общества – далее совершенствует его настрой, проявляющий себя все более отлаживаемой изменчивостью, предметно «раскручивающейся» сильным полом. А создаваемая женщиной «моногамия» оборачивается патриархальной семьей – обустраивается сильным полом, что весьма симптоматично. Мужчины, овладевая культурой, намеренно свертывают традиции, и прогресс как опредмеченная изменчивость начинает занимать ведущее положение в жизни человечества. Оттеснив традиции, прогресс устремлен на реализацию диалектической с ними соотнесенности (выполняя ведущую роль в затверждающейся объективной диалектике). Социально крепнущая диалектика изменчивости и устойчивости выверяет становящуюся с этого времени социальную форму движения материи, и моногамная семья претворяется ее специфическим носителем (попутно заметим: специфический носитель характерен для любой формы движения материи, и без него она не осуществима) .

…Социальная форма движения – прежде чем ей состояться – имела за собою более чем 150 тыс. лет предысторического наполнения. Это убедительно свидетельствует о том, что жизненно оттачиваемый «социальный материал» снимал все случайности ее неадекватного развертывания. Но фактор убедительности уступил место неопределенности, «всплывшей» под натиском цивилизации – «устроителя» социальной формы движения. Данное положение подлежит специальному разбору – контекстом учения К. Маркса об обществе. Следует отметить, что формационная теория развития К. Маркса с ее классовой составляющей не обязательно должна носить – как это вышло на деле – глобализующийся характер. Осознавая сие, К. Маркс не мог не понимать, что универсализация европеизма осуществилась за счет рывков, показателем которых стало формационное торжество цивилизации .

Под влиянием открытого Западом слаженного общемирового прогресса приглушались остальные «острова цивилизации» (а их, по современным данным, свыше двадцати). К. Маркс, разработав учение о преодолении формационно «затачиваемого» прогресса, нашел его (т. е. преодоление) в классовой борьбе – с осуществлением того социального равенства, которое опредмечивает пролетарская революция .

Вместе с мудрыми наставниками продолжаем обсуждать тему частной собственности. Отмечаемый выше вариант развития К. Марксу и его сторонникам казался наиболее приемлемым. Вместе с тем мысль К. Маркса «распечатывалась», условно говоря, турбулентной духовностью (все более овладевавшей сознанием неутомимого труженика), и он искал разумный выход для погрязшей формационными тупиками пресловутой евроцивилизации. …Снова обратимся к частной собственности, заявившей о себе «жизненными еврооборотами». Став фундаментом западной цивилизации, частная собственность как «всемирноисторический фактор» в его «прибавочно-стоимостном амплуа»

всесветно экстраполировалась... К. Маркс внимательно исследует стимулирующую капитал частную собственность, рассматривая его в качестве универсального манипулятора рабочей силой. Рост капитала обусловлен присвоением его владельцем отчуждаемой от тружеников прибавочной стоимости (иначе говоря, капиталист обогащается за счет прибавочной стоимости – способа «вполне законного» ограбления широких слоев населения). Но можно возразить: эксплуатация процветала и до наступления цивилизации. С этим трудно спорить, так как издревле сложившаяся «формула» противостояния «мы и они» выражала типичный образ жизни «дикарей» (мы закавычили «дикарей» как не совсем адекватную характеристику первобытного социума, ибо культура обустраивается гомосапиентизацией «сословия дикарей»). Более того, братьев по древу рода Homo – неандертальцев – свели на нет неоантропы, а это – мы с вами (поскольку, однако, ДНК человека включает «неандерталоидное присутствие», выходит, осуществлялось не только «кровавое», но и мирное «переваривание» неандертальцев гомосапиентным окружением). Как бы то ни было, всяческие противоречия между «нами» и «ими» усиливали социотрадиции, воспроизводящие вехи культурного строительства, где, повторяем, главное заключалось в становлении моногамной семьи. И эта задача решалась – как мы отметили – плавным течением первых полутораста тысяч лет жизни вида Homo Sapiens. «Цитируемое» время, связав первобытный коллектив узами социального равенства, в итоге закрепило его моногамной семейственностью. В этом суть охватившего человечество культурного строительства (плавно – за счет «моногомизации» – направляющегося к «цивилизационным берегам»). Оно усиливается массовым коллективизмом, заглушающим попытки индивидуализации. Но именно коллективизм с его свершившейся моногамностью подталкивает широкие слои населения к цивилизации, которая, противостоя культуре, преодолевает традиции всеобъемлющими достижениями прогресса. Главное в нем – творчество, «легализуемое» массовой индивидуализацией. Не «скатись»

культура к «семейному обиходу», вряд бы случились массовая индивидуализация и связанный с нею прогресс. Однако истории претит сослагательное наклонение, и разделение социума на «мы» и «они» твердо приобщало людей – и речь здесь преимущественно ведем о евроцивилизации – к частной собственности .

Частное владение успешнее «произрастает» оттеснением коллективизма индивидуализированной репрезентативностью социума .

…Путь к частной собственности пролегал через то, что Ф .

Энгельс назвал «всемирно-историческим поражением женского пола» [2, с. 60]. Поражение женского пола – своеобразное преддверие к утверждаемой цивилизацией частной собственности как виду приватного владения одушевленным (или неодушевленным) «материалом». Этот «материал», «арендно» предоставленный третьему лицу (или «корпоративу»), приносит его владельцу «товарное довольствие»: очевидную прибыль. …Созданная культурными усилиями прекрасного пола моногамная семья вследствие его поражения становится патриархальной. Ею овладевает сильный пол, зависающий складывающейся цивилизацией над достижениями теперь уже культурного (т. е. насыщенного женственностью) прошлого. Этими цивилизационно вбрасываемыми подвижками обусловлено становление частной собственности как постоянно воспроизводимого внутрисемейного взаимоотношения мужчин и женщин; и ведущее положение здесь – за сильным полом. Зарождаясь в недрах моногамной семьи, частная собственность предстает «всеобъемлющим» феноменом – ликом женщины. Цивилизационное строительство «освятило» рабство представительниц слабого пола в качестве своеобразного закона общежития. Кстати, отметим: борьба К. Маркса за эмансипацию женщин включает осознание им исторической роли представительниц слабого пола в организации того, что сегодня запечатлелось часто повторяемым «слоганом»: «Социальная форма движения материи». Но в своем главном труде «Капитал» основоположник научной философии генезис капитализма, вырастающего из частной собственности, прямо не связывает с делением общества на сильный и слабый пол. Это выходит за рамки исследовательской программы, разработанной великим ученым. Вместе с тем соратник К. Маркса Ф. Энгельс в книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства», соединив «великое поражение женского пола» с «цивилизационным вторжением» на его территорию мужчин, раскрыл – повторимся – источник частной собственности в усилении женского неравенства. Отмечаемая линия у К. Маркса и Ф. Энгельса не получила прямого развития, но они понимали важность исследований в этом направлении .

Вклад Н. Я. Данилевского в раскрытие цивилизационного пути человечества. В 1869 г. появляется весьма представительный труд отечественного ученого и мыслителя Н. Я. Данилевского (1822–1885) «Россия и Европа», рассматривающего общество как единство качественно различных культурно-исторических типов, наполняющих взращиваемые на их основе иные цивилизации. В этом «реестре» Европе отведена важная, но не исключительная роль. Помимо европейской существуют другие цивилизации, такие, к примеру, как молодая российская .

Н. Я. Данилевский подчеркнул ее непреходящее значение. Предшествовавшие Н. Я. Данилевскому славянофилы и западники не видели в России той оригинальности, которую нашел в ней «поздний любомудр». После Н. Я. Данилевского цивилизационную тематику осваивают О. Шпенглер (1880–1936), А. Д. Тойнби (1889–1975) и другие обществоведы. В этой связи, очевидно, не будучи знакомыми с трудом Н. Я. Данилевского, К. Маркс и Ф. Энгельс, идя тем же путем, высказывают по-своему интересные – и мы стараемся на них задержать внимание читателя – суждения о перспективах все еще становящегося человечества .

Эволюция взглядов основоположников научного мировоззрения на роль различных видов собственности в цивилизационных преобразованиях. К. Маркс о русской общине в связи с открытием азиатского способа производства. Так, 6 июня 1853 г. (т. е. за несколько лет до издания вышеназванного труда Н. Я. Данилевского) Ф. Энгельс пишет К. Марксу: «Отсутствие частной собственности на землю действительно является ключом к пониманию всего Востока. В этом основа всей его политической и религиозной истории» [3, с. 221]. Причину этого Ф. Энгельс находит в климате и почве. Идею друга подхватывает К. Маркс, выразив статьей «Британское владычество в Индии» положение о «системе сельских общин» как «своеобразной социальной системе» [4, с. 134]. Ее своеобразие выводит К. Маркса на открытие азиатского способа производства, о чем свидетельствует вышедший в 1859 г .

труд классика «К критике политической экономии». «В общих чертах, – констатирует К. Маркс, – азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначить как прогрессивные эпохи экономической общественной формации» [5, с. 7]. Интересующий нас азиатский способ производства рассматривается еще по аналогии с производственными установками евроцивилизации, что не проясняет общественно-производственной направленности его выбора. Тем не менее он заявил о себе обусловливающей его общественной собственностью на средства производства (а иначе – полагаем – быть не может, хотя в советской обществоведческой литературе однозначное истолкование «азиатского способа производства» не привилось). Но коли это так, женщины на Востоке на равных с мужчинами выстраивали общую для устойчивости и изменчивости систему связей, и азиатский способ производства корректировал схему формационного расклада общества. …Весьма показательными для К. Маркса являются «Письмо В. И. Засулич»

(1881) и «Наброски ответа на письмо В. И. Засулич» (1881). В них К. Маркс отвечает на вопрос русских марксистов о путях развития России. Ответное письмо К. Маркса, пролежав без движения десятилетия, опубликовано в 1924 г. – после Великой Октябрьской социалистической революции. Приходится сожалеть об этих «цветах запоздалых»... В письме «дорогой гражданке» К. Маркс высказывает важное положение о возможном совершенствовании русской общины. Он пишет: «Анализ, представленный в “Капитале”, не дает … доводов ни за, ни против жизнеспособности русской общины. Но специальные изыскания, которые я произвел на основании материалов, почерпнутых мной из первоисточников, убедили меня, что эта община является точкой опоры социального возрождения России, однако для того чтобы она могла функционировать как таковая, – завершает свою мысль К. Маркс, – нужно было бы прежде всего устранить тлетворные влияния, которым она подвергается со всех сторон, а затем обеспечить ей нормальные условия свободного развития» [6, с. 137] .

Из приводимого текста следует: 1) К. Маркс не считает «Капитал»

«компетентным источником» в раскрытии русской общины; 2) община «является точкой опоры социального возрождения России». Открыто признав неприменимость «Капитала» к изучению общинного хозяйствования, строгий ученый очерчивает приложимость своего эпохального труда лишь к евроцивилизации. Русскую общину, которая, возможно, для К. Маркса стала бы «первоисточником» в «прочтении» азиатского способа производства, он проанализировать не успел. Тем не менее обнадеживает его заявление об общине – знаменателе отечественного возрождения .

В подготовительных материалах к рассматриваемому письму эта проблема оригинально истолкована. К. Маркс отмечает, что в России «…земля никогда не была частной собственностью русских крестьян» [7, с. 400]. Сельская община «может постепенно освободиться от своих первобытных черт и развиваться непосредственно как элемент коллективного производства в национальном масштабе. Именно благодаря тому, что она является современницей капиталистического производства, она может усвоить его положительные достижения, не проходя через все его ужасные перипетии» [Там же, с. 401]. Приводимое положение содержит программу не только экономического становления России, но приоткрывает горизонты ее внеформационного совершенствования. В самом деле, с какой формацией соотносима русская земледельческая община, если она преисполнена «первобытных черт»

[7, с. 401], в которых отсутствует любая цивилизационная составляющая? К. Маркс склоняется к мысли о том, что стране нет резона переходить на рельсы капитализма. Однако он не абсолютизирует свое видение дальнейшего пути России, но лишь стремится осмыслить ее «пореформенный предел» с целью возможной привязки его (т. е. дальнейшего пути) к соответствующему «формационному амплуа». Задача не из легких. Не оттого ли группа «Освобождение труда» Г. В. Плеханова (1856–1918) подвергла замалчиванию «несвоевременные размышления» пророка пролетарской духовности? Русская община является тем, что дискредитирует современный К. Марксу капитализм: «… перед ней капитализм – в состоянии кризиса, который окончится только уничтожением капитализма и возвращением современных обществ к “архаическому” типу общей собственности. … Итак, не следует особенно бояться слова “архаический”» [Там же, с. 406]. Значит, русская община (а также общинный уклад) не вписывается в известные К. Марксу формации: она отдалена от них иной жизненной плоскостью .

Конечно, было бы странно видеть в приводимых словах К. Маркса некий некролог формационному промеру общества. Но и не заметить того важного обстоятельства, согласно которому К. Маркс отходит от евроцентризма, также было бы неправомочно. Это кажущееся раздвоение научного сознания К. Маркса связано с его преодолением абсолютизации европейской цивилизации; и азиатский способ производства закрепляет в сознании К. Маркса поливариативность законов истории. С одной стороны, К. Маркс вскрывает жизненную состоятельность и неповторимость евроцивилизации. Но в итоге оказывается, что ее формационный срез поглощается той архаикой, которая обладает достоинствами вечной новизны .

Можно сказать, что включенность – благодаря В. И. Засулич – К. Маркса в «русские дела» несомненно расширила ранее сложившиеся у него представления о поступательности производства: производство постоянно прогрессирует, но это не значит, что решаются социальные вопросы, связанные с утверждением равенства, поисками смысла жизни. Возводя социальную архаику до уровня современности, К. Маркс стимулирует пересмотр времени с позиций стягивающей его статической концепции; и сельская община, включающая прошлое, настоящее и будущее, обретает «жизненную вечность». Она оттесняет с ведущего положения (выражающую суть евроцивилизации) формационность и становится очевидным: человечество, если оно стремится выжить, не должно – и этим отличается общинное хозяйствование – отстраняться от земли, даже если она предстает ноосферно сорганизованной. В другом месте подготовительных материалов к ответу на письмо В. И. Засулич архаику сельской общины К. Маркс характеризует как коммунистическую. Он пишет: «…форма коммунистической собственности в России есть наиболее современная форма архаического типа, который, в свою очередь, прошел через целый ряд эволюций» [7, с. 413]. Из этого также можно сделать вывод о том, что коммунизм для К. Маркса служит характеристикой всей человеческой истории. «Капитал» К. Маркса – великое произведение, вскрывающее несостоятельность евроцивилизации. Оно провидчески очерчивает путь более совершенного обустройства общества, связанного с достижением социального равенства, и азиатский способ производства переносит нас в иную «цивилизационную конъюнктуру». Здесь значимым является то, что мы должны проследить соотношение устойчивости, представленной слабым полом, и изменчивости, воплощенной мужским началом, с целью выявления важного положения о том, почему внеевропейские цивилизации, выдержав испытание временем, не скатились на «частнособственническое довольствие» – не обустроились за счет низведения представительниц слабого пола до «товарного прозябания». Взывая к прошлому как к современности, К. Маркс видит в нем условие социального возрождения на неизменной основе подлинной человечности, и архаика здесь всплывает повсеместно продлеваемой жизнедеятельностью .

От азиатского способа производства – к образовательной тематике. Выше было сказано, что, согласно К. Марксу, евроцивилизация сложилась на базе частной собственности. Развивая это положение, мы попытались уточнить время становления частной собственности, и оно – повторимся – совпало с генезисом цивилизации. Но именно в этом периоде, согласно Ф. Энгельсу, женский пол подвергся мужской кабале. Этим потрясающим историческим фактом обусловлена спецификация феномена частной собственности. Она получает у К. Маркса свернутое выражение, так как не является значимой в распределении уже сложившихся классовых ролей. Анализируемый К. Марксом капитал безразличен к манипулируемому им человеческому труду, и «женский стимулятор» генезиса частной собственности утрачивает силу. Но чисто человеческий аспект рассматриваемой тематики имел для К. Маркса непреходящее значение, о чем свидетельствуют его постоянные усилия, направленные на рассмотрение положения женщин при капитализме. Придавая особое значение женскому вопросу, К. Маркс открывает перспективу обнаружения его сути с позиций азиатского способа производства .

Действительно, если при этом способе производства частная собственность отсутствует, значит женщина не испытывает того унижающего ее достоинство воздействия, какое сказалось на ней в ходе отмеченного выше поражения слабого пола. Равенство мужского и женского начал, подчеркиваем мы, возможно в условиях возвращения населения к – используя выражение К. Маркса – «коммунистической собственности» [7, с. 412]. О ней с определенностью свидетельствует К. Маркс, отмечая, что грядет «кризис, который кончится уничтожением капитализма и возвращением современного общества к высшей форме наиболее архаического типа – к коллективному производству и коллективному присвоению» [Там же, с. 408]. Но именно коллективизм как проводник коммунистической собственности – по К. Марксу – обеспечивает паритет в отношениях между мужской и женской составляющими народонаселения. В этой связи представляется интересным указать на подспудно владеющий сознанием К. Маркса взгляд на образование, сыгравший значимую роль в осмыслении надстроечных явлений, соотносимых с разрабатываемой К. Марксом диалектикой базиса и надстройки .

Сегодняшняя картина образовательной реальности – под марксистским углом зрения. На раннем этапе культурного строительства, которым определяется процесс последующего цивилизационного совершенствования человечества, преимущественно женскими усилиями закладываются основы широко затем заявившего о себе образования. Суть его сводится к тому, что социально воспроизводимая устойчивость – а это женская половина населения – стремится усилить устойчивость приобщением «мужской половины» человечества к набирающим мощь традициям общежития. Образование с неизбежностью обретает практически-духовную «стилистику», объединяющую человечество в единое целое. Последнее становится таковым ввиду все более усиливающейся амбивалентной соотносимости в отношениях между социальными устойчивостью и изменчивостью. С одной стороны, как было отмечено, традиции спешат завершиться моногамной семьей и тем самым предвосхитить цивилизацию; с другой – указанное предвосхищение напрямую связано со становлением субъектной репрезентативности индивида, которая обнаруживает себя прорывающейся к свету духовностью. Обращаясь к ней, образование по-настоящему связывает культуру и цивилизацию. Тяготея к культуре как источнику своего становления, образование стремится облагородить ею цивилизационное обустройство поднимающегося общества. И здесь оно вступает в мало примиримое противостояние с растущими достижениями цивилизации. Эти достижения в основном связаны с массовоиндивидуализированным и преодолевающим традиционализм сознанием. Кроме того, образование в своем стремлении институционализироваться выводит на общий уровень культурные традиции и цивилизаторский прогресс. Однако цивилизация, как мы знаем, своим скептическим отношением к устойчивости (претворенной женским началом) оставила ее за бортом складывающихся общественных отношений. Цивилизация низвела образование до сугубого прагматизма. Это свидетельствовало о том, что оно, утрачивая творческий настрой, обслуживало цивилизацию в ее «потребительском истеблишменте». Под его воздействием сложилось универсальное потребительство, интенсифицировавшее цивилизацию высотами НТР. При этом планка общей образованности упала до уровня «масскультовских преференций» .

Классово структурированная цивилизация лишила образование самостоятельности. Обслуживая цивилизацию, образование на довольно продолжительное время вынуждено было следовать требованиям власть имущих. Это выразилось в том, что оно, утрачивая андрагогическую насыщенность, сжимало климат эпохи тисками социодуховной ограниченности – неизбежным следствием однобокого цивилизационного совершенствования. Да и совершенствование ли это, коль скоро общество впадает в глобально охватываемый динамонеравновес и человеческое самоотчуждение пронизывает все уровни жизнедеятельности как отдельного человека, так и значительных групп населения?

…Образовательный подъем, открывшийся началом культурного строительства, сорганизован слабым полом как выражением преемственности в отношениях между родителями и детьми. С наступлением цивилизации образование поглощается классовостью, настаивающей прежде всего на обучающе-воспитательном преломлении образовательной реальности. Это связано с тем, что прогресс подталкивает «цивилизаторство» к прикладному выбору. В результате сорганизовываемые достижения сводятся к капитализированному потребительству. Капитал как способ манипуляции человеческим трудом видит в работнике лишь средство собственного «совершенствования», т. е. роста прибыли в глобальном измерении, и он – бесчеловечен. Усиливая воздействие на социум, капитал «железной пятою» «утюжит» его: опускает ниже достойного – общечеловечного – уровня. Борьба с капиталом настроена на преодоление потребительства как нормы жизни. Если она окажется успешной, место капитала займет свободный труд и человек раскрепостится: преодолеет отчуждающие его ложные нормы жизни. Но выход за пределы отчуждения неизбежно выталкивает цивилизацию из игры. Общество как носитель цивилизации сохраняется, но настаивает на коренных изменениях. Суть их – достижение социального равенства .

…Евроцивилизация, обусловленная частной собственностью, носителем которой – неоднократно отмечено выше – стал факт поражения женского пола, изначально пошла по ложному пути. И хотя она определила становление социальной формы движения материи, последнее приобрело одностороннюю направленность:

устойчивость в этом движении, представленная женским началом, не нашла паритетного с мужским интересом воплощения .

Разбалансированность в сфере социального движения порождает иллюзорно-компенсаторный феномен христианской религии, направленный на преодоление исторических тупиков, допускаемых ходом цивилизационного обустройства социума. Но иллюзия не способствует конструктивному решению проблемы. Двигаясь мужскими стандартами, евроцивилизация, спровоцированная капиталом, подводит народонаселение земного шара к вселенскому тупику. Анализируя капитал, К. Маркс делает научный вывод о замене всего того, что связано с социальным неравенством – а это уже не только Европейский континент, но многие территории за его пределами, новой – внеформационной – реальностью, именуемой коммунизмом. Его генезис восходит к общинному прошлому, преисполненному (выводящими на одну плоскость мужское и женское начала) образовательными ценностями. Наша современность (образовываясь контекстом марксистского мировоззрения там, где в ней господствует социальное равенство) в своих общечеловечных проявлениях последовательно претворяет заветы Учителя. Образованию здесь отводится главенствующая роль. Оно становится не только социальным институтом, но обретает надынституционализированный вес, вбирая высшие духовные ценности и равномерно наделяя ими приобщающиеся к толерантному сосуществованию группы населения .

Будучи духовной опорой совершенствующейся человечности, образование усиливает приобщение молодежи к идеалам социального равенства, внутреннюю связь поколений. Осознавая значение открытого К. Марксом азиатского способа производства, мы горды стремлением К. Маркса изучить указанный способ прежде всего на трудовой ниве дорогого нам Отечества .

Заключение. Ленинская культурная революция: ее образовательное самоутверждение. Отталкиваясь от научных высот, выстроенных К. Марксом, подчеркнем образовательную составляющую деятельности основоположника научной философии, благодаря которой социальные перемены фиксируются культурнореволюционным измерением. В раскрытии этой проблематики особую роль приобретает ленинское учение о культурной революции, конспективно воспроизводимое одной из последних работ вождя – статьей «О кооперации». В ней В. И. Ленин (1870–

1924) утверждает: «… мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм» [8, с. 370]. «Эта коренная перемена, – продолжает Владимир Ильич, – состоит в том, что … у нас действительно теперь центр тяжести работы сводится к культурничеству» [Там же, с. 376]. Рассматриваемое культурничество служит образовательной основой кооперирования отечественного крестьянства. «При условии полного кооперирования, – завершает свое рассуждение В. И. Ленин, – мы бы уже стояли обеими ногами на социалистической почве» [Там же] .

Однако «… полное кооперирование невозможно без целой культурной революции» [Там же]. На деле В. И. Лениным предложена установка на выработку образовательно воспроизводимых традиций, руководствуясь которыми кооперируемое крестьянство – под руководством рабочего класса и Коммунистической партии – осуществляет построение нового мира. Заданная В. И. Лениным программа культурной революции, диалектически соотносясь с критикой К. Марксом капиталистического строя (вызывающего губительное самоотчуждение индивида и социума), а также обусловливаемой частной собственностью евроцивилизации, приобретает всемирно-историческое значение в условиях образовательно развернувшегося ноосферного строительства. Современное инновационно воспроизводимое образование тяготеет к точечному освоению ноосферы – с перспективой ее глобального развертывания в условиях непременного торжества грядущего социального равенства. И человечеству, если оно стремится выжить, иного не дано .

–  –  –

Abstract. The issues associated with open Karl Marx (1818–1883) Asian – not burdened private property – means of production. Acquainted with the Russian reality, Marx finds in her community realities “private-property instincts”, which is of Western European civilization (evasivelythe): turning formational “a” Festi-tion of capital, it has raised the class struggle, the “paroxysm” of social inequality. The second stage of creative evolution, the founder of scientific philosophy (the first phase of theoretical activity K. Marx defined the creation of Capital, to justify the failure of the evrotsivilizatsii) was to be the analysis of civilizations, “in demand” Asian mode of production. The private library of Karl Marx has replenished up to 1500 sources in the Russian language, and all went to the fact that to begin work.. .

Keywords: K. Marx, F. Engels, V. I. Lenin the Asiatic mode of production, culture, civilization, formation, private property, capital, class struggle, cooperation, cultural revolution, socialism, the educational reality .

Коноплёв Николай Сергеевич – доктор философских наук, профессор, кафедра философии и методологии науки, исторический факультет, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К.

Маркса, 1-411, тел.:

8(3952)334372, e-mail: nikolay.konoplev@gmail.com Konoplev Nikolay Sergeevich – Doctor of Philosophy Sciences, Professor, Department of Philosophy and Methodology of Science, Faculty of History, Irkutsk State University, 1-411, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)334372, e-mail: nikolay.konoplev@gmail.com УДК 17.021.2

САКРАЛИЗОВАННАЯ ФАНТАСТИКА

«МАСТЕРА И МАРГАРИТЫ» – ОРИГИНАЛЬНЫЙ ОПЫТ

ФИЛОСОФИИ ЧЕЛОВЕКА

–  –  –

Аннотация. Анализируется философско-антропологическая концепция, представленная в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Раскрывается смысл религиозно-фантастического контекста произведения в авторском обосновании противоречивости природы личностных свойств человека .

Ключевые слова: сакральность, реальность, индивидуализм, коммунитарность, личность .

В романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» воспроизводятся два времени и три мира: реальный мир Москвы, современной писателю, древний мир провинции Римской империи (Ершалаим) – реальные миры и времена – и сверхъестественный мир, взятый хотя и в его фрагменте (деятельности сатанинского начала), но не лишенный при всех его универсально фантастических свойствах экзистенциально значимых для реального бытия характеристик, охватывающих всю гамму проявлений и отношений между полюсами добра и зла. Значение и назначение каждого из миров неоднопорядково как в художественно-генетическом, так и в философском смыслах. Дело в том, что в романе репрезентировано уже «сверхновое» время с его удивительными и трагическими гуманитарными коллизиями, связанными с уникальной обстановкой ранней истории Советской России, обстановкой, как бы резко вырвавшей регион из уже, хотя и вечно угрожающей, но в общем пока «утихомиренной» буржуазности европейского мира. Здесь возникли весьма конфликтные и напряженные «гуманитарно-гуманистические» условия осуществления и самоосуществления человека, в которых напряженно реализовались, с одной стороны, претензии на некоторый абсолютистский властный авангардизм, с другой – часто искусственный «ответный» массовый энтузиазм в стремлении не отстать от авангарда. Все это обостряло уже небезызвестный в истории гуманитаристики конфликт между справедливостью и подделками под нее, волюнтаристской практикой административно-командной стороны и потребностью реального учета возможностей, представляемых действительностью. Поэтому-то центральное место в романе принадлежит отображению и изображению мира реальности; остальные миры изобразительно и концептуально пронизывают реальный мир с целью достичь углубленного проникновения в его проблемность и обеспечить предельно насыщенную художественность в выражении этой проблемности .

Здесь, пожалуй, излишне говорить о замечательном авторском мастерстве, проявившемся в сценически буквально зримом представлении такого синтеза. Дело, однако, далеко не исчерпывается результатами художественной изобразительности и выразительности. Знаменательный герой романа «в романе» – Иешуа (он же Га-Ноцри) выступает олицетворением коммунитарной установки в истолковании перспектив общественного человеческого бытия. Любая власть для него означает насилие, а потому он ожидает исчезновения кесарей, императоров и наступления царства истины и справедливости. Общая основа таких ожиданий для него состоит в доверии к людям, а также в неколебимой вере в то, что все люди добрые. Прокуратору он замечает: «Беда в том… что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей» [1, с. 22]. А на вопрос Пилата о том, добрый ли человек Иуда из Кириафа, отвечал: «Очень добрый и любознательный человек… он выказал величайший интерес к моим мыслям, принял меня весьма радушно…» [Там же, с. 26]. Именно эти раннехристианские убеждения привели Иешуа к неминуемой казни .

В целом это и есть позиция абстрактного и утопического коммунитаризма, которая своим полным рассогласованием с практикой, а тем более с политической и военной жизнью, вызывает со стороны Пилата оценку Га-Ноцри как сумасшедшего бродячего философа. Совсем других взглядов, естественно, придерживается Понтий Пилат. Принадлежа к одной из ведущих групп римской общественной иерархии и занимая высокий пост правителя (прокуратора) в Иерусалиме (Ершалаиме), он, с одной стороны, – неуклонный исполнитель устремлений и заказов римской власти, с другой – умный, коварный и жестокий политик, вынужденный занимаемой должностью к лицемерию и продажности. Носитель подобных характеристик, он далек от реализации каких-то христианизированных добродетелей. Ему близки, скорее, такие античные черты, как мудрость, отвага, боевое содружество, прочно основанные на эгоцентризме. Словом, это характеризует данного героя как яркого носителя и выразителя черт индивидуально-личностных, субъективистских, т. е. индивидуалистических и эгоцентрических черт гражданина античного типа .

Отмеченные характеристики каждого из героев, конечно же, нельзя воспринять как безусловные, и противоположность персонажей также относительна. Оба проявляют личную содержательность, ум, тонкую психологическую проницательность и определенное взаимоуважение, несмотря на принципиальную разницу статуса: один (Пилат) – высокопоставленный государственный администратор, предельная надзорная и судебная инстанция; другой (Иешуа) – скромный арестант-проповедник, решительно не понимающий всей опасности своего положения .

Соответственно, первый имел все возможности проявить ко второму пренебрежение и безразличие, а второй мог бы впасть в униженное заискивание перед могучим владыкой. Однако вместо этого в ситуации допросного диалога он держался с достоинством, умно и стойко .

Римско-имперская субъектность Понтия Пилата – это не все, что характерно для него. В ходе допроса в нем начинает проглядывать «общечеловеческая» человечность, свойственная Иешуа, когда Пилат постепенно осознает невиновность Иеушуа и, следовательно, необходимость предотвратить его казнь после подписания приговора. Значит, Пилат все-таки способен как-то воспринять точку зрения Иешуа в вопросе об истине и справедливости общественного бытия. Под ними Иешуа имеет в виду жизненную свободу, т. е. личный выбор и гармонию в личном самоуправлении, когда предмет заботы всех – личность, а она заинтересована в благе всего общества. Не случайна для Пилата и часто повторяемая им характеристика своей должности как проклятой, так как она полностью отрицает такие установки. Это-то и выражает незакрытость субъектности Пилата для общечеловеческой коммунитарности. Когда же справедливость при помощи психологического давления на иудейского первосвященника отстоять не удается (а от военного принуждения Пилат отказывается из-за сомнительности его успеха и почти полной вероятности осложнения политической обстановки в Ершалаиме), то прокуратору остается типичный для политика шаг – тонкая организация и осуществление тайного убийства Иуды. Это, конечно, компенсация слабая, но все-таки знаковая в плане неоднозначности натуры прокуратора. Кроме того, к этому прибавляется еще и то, что он способен признать общую гуманитарную одаренность Иешуа (знание языков, психологическую чуткость) .

Итак, оказывается, что Пилат отнюдь не чужд (по Булгакову) коммунитарных ценностей гуманного соучастия в судьбе человека и справедливости при всем своем римско-кесаревском шовинизме .

Что же касается Иешуа, то он при своей приверженности к абстрактной и утопической коммунитарности – глубоко личностная фигура: он верен своему филантропическому мировоззрению, мужествен в его отстаивании и последователен, а также свободен и смел. Вот почему в романе осуществлена полная художественно-эстетическая да и, как будет показано далее, философская мотивация возможности и даже необходимости возобновления и продолжения встречи Пилата и Иешуа в будущем вечном космическом существовании .

Но сложный концепт коммунитарности в его единстве с личностностью проведен через все действие романа и его коллизии .

При этом талантливо «ухваченными» автором, диалектически включенными в этот концепт оказываются элементы негативности. Эти элементы выглядят, с одной стороны, как подавленная личностность, а с другой – как суррогатный коммунитаризм. Последуем путем авторского анализа .

Вот перед нами судьба героини поначалу реального мира – Маргариты. Маргарита – красивая женщина, яркая, одаренная натура, которая, по замечанию автора, обладает в жизни всем («у нее есть все»): состоятельный муж, богатство, казалось бы, содержательная и интересная жизнь. На деле же, до встречи с Мастером, у нее нет ничего. Прежде всего она лишена пространства любви (мужа она не любит). Но тогда ни она не обладает синергийным воздействием на других, ни окружение этим же способом не воздействует на нее. Отсутствует и заметная, отвечающая ее потенциальной одаренности деятельность. Словом, бесцветное, блеклое существование, которое, по меркам неприхотливой публичности, может выглядеть высоконормативным. Все решительно меняется только благодаря встрече с Мастером и прохождению бала у Сатаны. Изменение оказалось возможным лишь с переходом Маргариты вместе с Мастером, благодаря Сатане, в мир космического бессмертия, вечности .

Что касается Мастера, то он полностью утратил жизненные силы и вдохновение для творчества в борьбе со «стертым» и одноразмерным коммунитаризмом в виде литературного критиканства по поводу его творчества, и ему остается только принять предложение Воланда на приобретение бессмертия в космическом бытии, где ожидается возможность личностно-человеческой реализации совместно с Маргаритой .

А разве редактор М. А. Берлиоз не ориентирует поэта Ивана Бездомного переделать в предъявленной поэме образ Христа (слишком живой образ) в духе требований того же безликого коммунитаризма? Ответ очевиден, в том числе потому, что Воланд непременно наказывает тех, кто отрицает вариативность и вероятностность событий либо превращает некоторое знание в веру, которой должны следовать окружающие. Дух зла, всесильный и вневременной, оказывается у М. А. Булгакова защитником людской заинтересованности в человечности и субъектности проявлений и поступков. Это потому, что, по концепции романа, преградить дорогу людям, творящим зло, необходимо безотлагательно и притом совершенно явственным злом. Бог для такой миссии выглядит не только весьма проблематичным и нединамичным, но и понятийно недиалектичным.

Другое дело дьявол:

он неистощимо деятелен, вездесущ и, действуя по отношению ко злу воинствующим отрицанием, получает непременный положительный результат. Розыгрышу, шельмованию, издевкам и даже смерти подвергаются не только посредственность, всякая недобросовестность, мошенничество и недобропорядочность, но и положительные люди (вспомним бал у Сатаны). Другая сторона диалектичности инстанции зла в том, что (в художественном, конечно, плане) наказания следуют от реальных, хотя и превращенных лиц (Коровьева, Азазелло, Бегемота), действующих в реальных обстоятельствах, чаще всего превращенных в буффонаду .

Если же попытаться дать общее заключение о назначении сакрализованного компонента фантастики романа, то ясным представляется следующее: решая проблему сочетания коммунитарности и индивидуальности личности, автор благодаря именно этому фантастическому компоненту показывает состояние этой проблемы в рамках громадной исторической перспективы: от эпохи первоначального становления христианства до московского быта начала – середины XX в. Причем действительная история в мировом и российском масштабах каких-то существенных достижений в решении этой проблемы не демонстрирует. И более того, этих успехов не ожидается в обозримом будущем. Но самое важное, по мнению автора, в том, что двигаться в направлении упрочения и углубления личностности и коммунитарности как единого качества, говорящего о совершенстве человека, все равно необходимо, ибо от этого зависит цивилизационный успех в целом. Вот почему в лунной дорожке космической вечности снова беседуют об этой проблеме Пилат и Иешуа .

Но и в реальном мире романа достигнут, хотя, быть может, весьма скромный, но все же результат: Иван Николаевич Понырев (бывший поэт Иван Бездомный), благодаря влиянию своего учителя – Мастера, давно не пишет плохие стихи, в противном случае он остался бы в армии отстаивающих коммунитаризм примитивной и безличностной среды. Вместо этого он теперь профессор института истории и философии, и от серьезной занятости его отвлекает только неврологический приступ, связанный с памятью сложного единения индивидуальности и коммунитарности, единения, которое пробудили Мастер с его романом о прокураторе Иудеи, Маргарита и силы Сатаны .

В целом же можно утверждать, что сакрально-волшебная фантастика романа М. А. Булгакова достигает блестящего синтеза ряда функций «метахудожественного» плана, таких как философско-мировоззренческая, логико-аналитическая, критическиполемическая, футурологическая. Усиливая и развивая друг друга, эти функции превращают роман в человековедческое художественно-философское исследование, актуализирующее личностную проблематику, задающее высокие и современные требования к самоосуществлению человека и преобразованию условий его бытия .

Список литературы

1. Булгаков М. А. Мастер и Маргарита / М. А. Булгаков. – Киев : Молодь, 1988. – 349 с .

SACRALIZED FANTASY OF “THE MASTER AND MARGARITA” –

ORIGINAL EXPERIENCE OF PHILOSOPHY OF THE HUMAN PERSON

–  –  –

Abstract. The philosophical-anthropological concept, which is presented in M. A .

Bulgakov's novel “The Master and Margarita”, is analyzed. The sense of a religiousfantastical context of the work in author's justification of discrepancy of the nature of personal properties of the human person is revealed .

Keywords: sacrality, reality, individualism, communitarianity, personality .

Мальчуков Валерий Алексеевич – доктор философских наук, профессор, кафедра философии и методологии науки, исторический факультет, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К.

Маркса, 1-411, тел.:

8(3952)334372, e-mail: philosophy@chair.isu.ru Malchukov Valery Alekseevich – Doctor of Philosophy Sciences, Professor, Department of Philosophy and Methodology of Science, Faculty of History, Irkutsk State University, 1-411, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)334372, e-mail: philosophy@chair.isu.ru

Мальчукова Нина Валерьевна – доктор философских наук, доцент, кафедры философии и методологии науки, исторический факультет, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1-413, тел.:

8(3952)334372, e-mail: ninamalchukova@mail.ru Malchukova Nina Valerievna – Doctor of Philosophy Sciences, Associate Professor, Department of Philosophy and Methodology of Science, Faculty of History, Irkutsk State University, 1-411, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)334372, e-mail: ninamalchukova@mail.ru

УДК 316.42:1

РАЗРАСТАЮЩЕЕСЯ УПРАВЛЕНИЕ

КАК НООСФЕРНЫЙ ВЫЗОВ СОВРЕМЕННОМУ

ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ: К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА

–  –  –

Аннотация. Предложено онтологическое обоснование управления за счет усиления социальных реалий в процессе становления ноосферы – уникальной формы движения материи. Оперируя отражательно воспроизводимой информацией, управление, воодушевляемое успехами НТР, направляет их на глобализующийся синтез биосферы и достижений интеллекта; и – показано в тексте – складывающаяся ноосфера сначала точечно, а затем всеохватно поставит в зависимость от планеты Земля околосолнечное пространство с целью оградить его от неумолимых ударов Космоса. …Уже сегодня есть над чем задуматься .

Ключевые слова: отражение, информация, движение, устойчивость, изменчивость, управление, социум, ноосфера, труд, новый человек, андрагог, образование, прогностика, классическая картина мира, метисированная духовность .

Отражательные предпосылки управления. Если мы посмотрим, как сказываются итоги процесса управления на сфере общественных отношений, определяющей судьбу отдельного человека, то – полагаем – это связано с характеризующей наше общество горизонтальной – экзистенциально-ролевой – его составляющей .

Хотелось бы выразить мнение о вертикально воспроизводимом – сущностном – срезе управления. Что это такое? На наш взгляд, только «вертикалью» раскрывается управление – целенаправленное действие: обеспеченный знанием поступок. Выходит, знание – искомая суть (или в данном случае – сущность) управления .

Оно, однако, мгновенно испаряется, если оказывается расторгнутой его связь с инфомассивом, преимущественно локализованным отмечаемой «горизонталью». Выходит, управление – такая социально организуемая поступочность, претворение которой связано с интенсивной пульсацией в сторону опережающего отражения. Соотносясь с ним в границах духовности (которая одна только способна «опредмечивать» опережающее отражение), информация обращается знанием. Знание тут же содействует продолжению управления, вследствие чего оно (т. е. знание) оказывается поступочно проявленным набором ролевых установок .

Растворяясь в них и утрачивая свою уникальность, знание неизбежно «оседает» «горизонталью»: оно просто-напросто «отлагается» памятью как спрессованной информацией. …Движение информации в сторону опережающего отражения завершается ее переводом в знание как в фокус управления. Но управление – всегда материально действенно. А коли так, знание – через управление – объективируется серией поступочно выстраиваемых фактов, преобразовывающих реальную действительность (к примеру, систему общественных отношений, выходящую на более высокую ступень развития). Следует отметить: информация и знание – амбивалентно сопряжены. Это значит, что они воспроизводят вполне определенные уровни отражения, лежащего в фундаменте здания материи. При этом информация прежде всего связана с отражением, воспроизводимым настоящим моментом времени. Знание же, как мы помним, «зависает» опережающим отражением, которому нет места в реальной действительности. Но когда знание в ней появляется, оно, незамедлительно подвергаясь своеобразному остракизму, «стелится» информацией. Информация же актуализует человеческое существование широким потребностным полем .

Социальная сторона управления. Управляя, мы неизбежно держим себя на пульсе одновременности, т. е. связываем воедино прошлое, настоящее и будущее, соответствуя статической концепции времени. Применительно к социуму это важно иметь в виду, поскольку международный капитал главные усилия направляет на превращение человека в набор функций, «ярко»

запечатлеваемый шлейфом тянущегося от «золотого миллиарда»

масскульта. Раскрытие же каждым из нас самого себя в личностном преломлении возможно благодаря временному «подтексту», за счет чего, восстанавливаясь, происходит отторжение сил капитала. И здесь успешно актуализуемы управленческие перипетии!

Говоря так, мы настаиваем на том, что действенное управление – это в ценностном измерении подлинно общечеловеческая акция .

Антигуманное же, ущербное управление в современных условиях непременно отождествляется с международным капиталом .

Последний прежде всего направлен на разнос личности и не может служить братскому единению людей в сфере общественных отношений. Капитал дезорганизует управление: свертывает его пресечением рассмотренной выше «вертикали», и управление зависает хаосом. Поскольку капитал – способ социальной дезориентации, он направлен на ущемление жизненного потенциала подавляющей части общества и поощрение той его «малости», которая этим капиталом – орудием манипуляции результатами общественно воспроизводимого труда – владеет, – так вот, ввиду того что капитал принципиально антиобщественен, управление при его посредстве коллективно собранным трудом – это псевдосоциально «протянутая» манипуляция. Но что ни говори, манипуляция ведь тоже управление, опирающееся на опережающеотражательную обработку информации. Продукт обработки – знание – в совершенстве проводит «манипуляторские игрища» .

Но знание, сосредоточенное на них, лишь обесценивает капиталом общественный труд. Отсюда управление как манипуляция «накачивает» управленцев негодными приемами по созданию социального отчуждения. Действительно, информация как компонент социального управления может быть отрицательной в случае ее завербованности капиталом.

Однако нужно помнить:

управление обретает подлинно социальную выразимость, адресную принадлежность, если оно, преодолевая «манипуляторство», соответствует совершенствующимся общественным отношениям .

Отсюда можно говорить о том, что управление лишь сегодня предстает в качестве того «глобального фактора», опираясь на который, человечество оказывается способным элиминировать капитал, выйти на уровень той космической репрезентативности, когда управление по-настоящему претворится «фактором глобальности» (воспроизводящим в данном случае более совершенный уровень существования человечества) – важнейшим компонентом становящейся (благодаря синтезу биосферы и техносферы) ноосферной формы движения материи .

Управленческо-идеологический настрой. И здесь управление как условие общечеловечески значимой производственной деятельности непосредственно обретает «идеологические взвихрения» .

Это свидетельствует о том, что управление – интеллектуально сорганизованная деятельность – страстно заинтересовано в своем мировоззренческом выборе: заряжаясь мировоззрением, управление отстаивает его истинность, а следовательно, как бы само убеждается в том, что оно действительно является управлением, а не средством манипулирования жизненно актуальными человеческими ценностями. Также управление насыщается «идеологемностью» (т. е. «идеологическими выжимками»), что вполне соответствует его общественно нагруженной – в ее классовой «обертке» – репрезентативности. Отсюда идеология связана с управлением на всем протяжении существования «гражданской разнородности» как предпосылки обоснования общественного неравенства. Снимая вопрос о природном неравенстве, которое в социально обустроенном мире не играет сколько-нибудь существенной роли, мы хотим подчеркнуть: управление обществом – это процесс, синтезирующий природное и общественное в человеке условиями его естественноприродного существования, когда происходит массовая индивидуализация социума без того, чтобы обернуться широкомасштабной деперсонализацией личности .

Деперсонализация подталкиваема воздействием НТР, подменяющим бытообустроенным комфортом естественновоплощаемую коллективность – конкретно проявляемую форму социальности .

Отметим также: управление, связанное с «расфасовкой» индивидуального, социального и общественного (общественное нами рассмотрено как высшее на сегодняшний день выражение социальности: дело в том, что социальность сама по себе не содержит индивидуального начала, которое подвержено здесь неизбежной редукции; что касается общественных отношений, они, наоборот, складываются в условиях диалектической соотнесенности наличных единичного, в данном случае индивидуально человеческого, и общего /отсюда общественное как его проявление – качественно более совершенное, нежели социальное/, характеризуемого довольно высоко развитой коллективностью),– это всегда организация подлинно коллективной человечности. Управление своим «аутентичным разворотом» достижимо исключительно в условиях, когда в человеке единичное (личностная неповторимость), особенное (социальная типология индивида) и общее (групповая, стратная, коллективная составляющая человеческой воспроизведенности) имеют основанием, выразимся так, естественноприродный конгломерат, или, другими словами, отложившуюся длительными временами (т. е. геологическими эрами) «стихию Космоса». Но, как мы упомянули, под влиянием НТР создана искусственная природа, представленная «техногенностью». Она-то, собственно, и осуществляет деперсонализацию личности под воздействием возрастающего влияния гиподинамии. Если управление не учитывает ее отрицательного воздействия на жизнедеятельность каждого взятого в отдельности человека, такое управление, устраняющее возможность человека в реализации его естественной потребности в труде (а гиподинамия – результат физически-трудового бездействия человека), незаметно сливается с манипуляцией; и отличие управления от манипуляции приобретает ценностный окрас .

Это в свою очередь служит показателем того, что управление прежде всего получает этическое обеспечение: главным в управлении является то, что содействует становлению коллективистски выдержанной, физически полноценной личности. Управление – это способ объективно проведенного человеческого совершенствования, когда последнее настраивает как отдельного индивида, так и коллектив на то, чтобы осуществить трудовое, а стало быть, производственное (т. е. связанное с развертыванием полноценно-личностного самовыражения, а не такого, когда бы личность «функционально рассыпалась» – выступала «приводным ремнем» капитала; последний, как известно, «вьет из человека веревки» – превращает его в набор функций, тем самым приурочивая к «одномерности») достижение поставленной и ценностно претворяемой цели .

…Приближается ноосфера, а с нею – новый человек! Эта цель получает предметно настроенное гуманистическое подтверждение .

Но выставляемое нами опредмечивание указанного «гуманизма», которым характеризуются общественные связи, – это ведь и есть грамотно уловленное управление, всем ходом своей поступочности отодвигающее от себя манипуляцию (которая «сдабриваема»

нажимом капитала) и обустраивающее тот или иной конкретный регион (чаще всего им является местность /например, родное Прибайкалье с его «саянскими выступами», Горный Алтай – «предтеча» отечественного Беловодья, Москва, однако не как «вселенский Вавилон», а как средоточие возвышающего народы мира интернационализма/, население которой, свободное от «мегаполисной зашоренности», имеет возможность предстать в «диалогизированном исполнении») «ноосферными очертаниями» (попутно отметим: употребляемые нами «ноосферные очертания» – метафора для ноосферной формы движения материи, которая вполне зримо овладевает нами; вехами ее служат: 1) становление инфомассива /до наступления НТР его не существовало – были лишь «информационные ручейки»/, 2) торжество глобалистики /глобалистику мы здесь рассматриваем контекстом человеческого освоения космоса, но не как нечто такое, что подлежит актуальному – исходя из сегодняшних противоречий – преодолению/, 3) формирование планетарно осуществляющейся виртуальной реальности /«виртуал» складывается под воздействием перехода информации в инфомассив, наложением внутреннеощущаемой человеческой деятельности на внешнерепродуцируемую объектную данность/, 4) заполнение околоземного пространства «паутиной» – интернетом). …«Аутентичное»

управление «провоцирует» общественные отношения на становление ноосферы и ее специфического носителя – нового человека. Этот новый человек – действительно новый: он смотрит на мир в единстве своих рациональных и вероисповедных духовных интенций. Показателем его «внутреннего сдвига» является виртуализированный выход нынешнего нового человека (благодаря чему он и «засвечивается» новизной) на реальность вообще, т. е .

постижение мира в его одновременностном – опять-таки с позиций статической концепции времени – «исполнении». Действительно, феномен виртуала, «обустраиваемый» внешне- и внутреннеощущаемой естественной человеческой природой, способен помочь индивиду охватывать мир в его глубинном и «экзистенциальном» промерах. Это связано с тем, что прогоняемая внутренними ощущениями информация, которая в сфере человеческой духовности оборачивается верой (т. е. тем, что лишено непосредственно вербальной репрезентативности), свидетельствует о «потустороннем» мире, не содержащем, однако, ничего мистического и на деле «зацикливающимся» конкретно «встроенными» в него реальной действительностью законами природы, общества, «индивидуальной завершенки». …Стремление каждого из нас овладеть «виртуальностью» сродни ясновидению. Разница же в том, что виртуальная реальность – подспорье в проведении управления, обращенного к внутреннему миру индивида (находящегося «здесь и теперь»). А, к примеру, «прорицательная» Ванга лишь констатирует случившееся или же то, что вдруг произойдет. «Виртуал» здесь отсутствует: его место наполняет «запредел», содержание которого – вне проверки. Ясновидение, следовательно, приурочено к тому, что «не от мира сего»: оно затушевывает возможность его земного объяснения и – в рассматриваемом отношении – пребывает вне связи с управлением. Это не значит, конечно, что ясновидение подлежит отрицанию, но, скорее, служит показателем того, что, при определенных условиях, его можно использовать в управлении. С этой целью ясновидение «окуриваемо» виртуализацией (за неимением возможности обсудить это положение мы не станем более его затрагивать) .

Завершая методологическое рассмотрение проблемы управления, мы видим, что оно (т. е. управление) направлено на разверстку общественно-воспроизводимой изменчивости, наиболее конструктивный носитель которой – новый человек как воплощение трудового измерения системы общественных отношений, вбираемой ноосферой. Новый человек, будучи адаптирован ноосферой (отсюда его «новизна» как воплощение того, что делает индивида естественно приобщенным к тому разворачивающемуся глобальному синтезу биологических и технических реалий, под влиянием которых человеческие телесность и природа /природа здесь – совокупность внешних и внутренних ощущений/ все более сближаются с духовной составляющей субъекта деятельности), содействует охвату ею внутренних слоев нашей планеты с целью более успешного управления планетарными структурами. Полагаем, так рассматривал В. И. Вернадский ноосферу – геологическую эру, опираясь на которую, осуществится наработанное новым человеком планетарное самоуправление .

При таком понимании управления становится очевидным, что оно также напрямую содействует переводу социальной изменчивости в организацию ноосферной формы движения материи, отбрасывая малейшие потуги отождествления себя с манипуляцией – способом организации капитала как выразителя несправедливых отношений во взаимодействии «золотого миллиарда» и «остального человечества». …Итак, труд вызывает к жизни разноаспектные виды управления; наиболее совершенный из них – научное. В ценностном «измерении» управление всегда тяготеет к общечеловечности, действенно подталкивая ее к складывающейся ноосферной форме движения материи .

Но все равно – станем трудиться! …Связывая управление с улучшением условий труда, мы принимаем положение, согласно которому совершенствование орудий труда отодвигает непосредственное участие в нем человека: труд, особенно в условиях НТР, интенсивно подменяем работой (работа здесь – сполна реализуемая духовная деятельность; но человеку, наряду с работой, должен соответствовать труд – физически выраженная целеположенная деятельность, без которой индивид телесно утрачивает себя). Работа как результат перенесения собственно трудовых – физических – усилий с человека на технику заманивает его в «манипуляционный котел». Но индивид, повторимся, (независимо от степени участия в «классовых разборках») всегда надлежит быть приобщенным к труду. В этом сказывается здоровый образ жизни, от которого современное человечество все более отходит, подталкиваемое достижениями научно-технического прогресса (НТП). «Заражаясь» вышеупомянутой гиподинамией, люди непроизвольно манкируют управлением – позволяют капиталу манипулировать собой .

Управленческая деятельность В. И. Ленина (1870–1924). Сказанное мы прежде всего хотели бы применить к России. Ибо ее трагедия – наша беда. …Случилось нечто примечательное началом XX в., когда произошел Великий Октябрь. Суть его простая – всемирно-историческим «поступком», которым предстал пролетарский переворот в России, продемонстрировалась (независимо от всех печальных отклонений) социальная защищенность человека труда. О необходимости ее внедрения в жизнь говорили многие, включая социалистов-утопистов, но всесветным прецедентом социальная защищенность обернулась благодаря бескомпромиссной борьбе большевиков за подлинно трудовое (исключающее махинации с общественным сознанием) управление масштабными производственными процессами. Революция в нашей стране стала закономерным подспорьем дальнейшего совершенствования взаимосвязи культуры и цивилизации .

…В России издревле господствовал общинный строй – показатель превалирования культурно слаженных (ввиду того, что культура – это прежде всего накапливание коллективистски «добываемых» жизненных традиций) общественных отношений над цивилизационными, приуроченными к купле-продаже рабочей силы, «замашками». Управление в условиях общинного коллективизма – явно одномерное: оно связано с локализацией потребностей общины наработанными ею же традициями и усиливает их. Понадобилось развертывание субъективного фактора, чтобы преодолеть общинно-управленческий застой. Этот фактор развернулся усилением семьи, отодвигающей назад традиционную отечественную общинность .

Влияние государства сказывалось в том, что оно, начиная с петровских реформ (XVIII в.), «растаскивало» «традиционализм» «обуржуазиванием» семьи. И «распустившаяся» цивилизация вступает в свои права: она, как это и присуще ей, начинает превалировать над культурой – совокупностью (как мы уже сказали) жизненно значимых традиций. Реформа 1861 г. содействовала усилению капитализации России с переводом управленческих установок на новый, многомерный, уровень: управление устремляется к тому, чтобы, выводя цивилизацию (т. е. капитализм и сопутствующие ему буржуазные отношения) на более прогрессивные рубежи, не позволить общине с ее культурными традициями слишком отставать от стремительного бега времени. Однако у царских реформаторов – примером могут служить новации П. А. Столыпина (1862–1911) – мало что выходило: культурные традиции, носителями которых были крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения России, начали девальвироваться из-за насаждения правительством слоя деревенских кулаков. Управление, предназначенное для поддержания гармонии между цивилизацией и культурой, зачастую не выдерживало испытания временем и свертывалось хаосом (о манипуляции здесь разговора быть не может, поскольку она обретает власть с безраздельным поглощением общества капиталом). С установлением советской власти управление – ее прерогатива. В. И. Ленин глубоко осознавал: без культурной революции тупиковая ситуация во взаимоотношениях между культурой и цивилизацией сохранится надолго, страна распадется .

Он предложил выход планом ГОЭЛРО. Это был гениальный, соответствовавший социалистическим устремлениям народа управленческий прорыв. Его значение в том, что на основе цивилизационно направленной индустриализации произошло формирование социалистической нации как квинтэссенции общества (попутно отметим, что прежде в России так и не дооформилось общество: оно складывается на паритетных между культурой и цивилизацией началах, а это, как мы помним, было пресечено неумением царизма – условиями наступающего в начале ХХ в. империализма – управлять страной), усиленного становящимся на единстве многочисленных этносов советским народом .

Связанное с применением диалектики во взаимоотношениях между культурой и цивилизацией (способом ее достижения у нас предстала индустриализация, нашедшая себя сталинскими пятилетками) советское (прежде всего исходящее от партгосаппарата, не имеющее, впрочем, отношения к тоталитаризму) управление находило в их синтезе непременное условие для достижения всенародного благополучия созданием (в социальном отношении) однородного общества, высшим выражением которого становился единый советский народ. Это управление, опираясь на трудовой энтузиазм десятков миллионов людей, открывало перспективы как советскому коллективизму, так и отдельно взятой личности. Такое ему удавалось благодаря четко проводимой классовой позиции (не терпящей компромиссов с разлагающей «рядовое сознание» буржуазной идеологией), а также атеистической духовности (как форме обыденного сознания, опирающегося на присущую каждому из нас веру – результат внутреннеощущаемой человеческой деятельности), завершающейся массово воспринимаемым учением о культе личности (учение о культе личности, как и любое вероисповедное /отнюдь не содержащее религиозной – ведь религия не самоценный компонент веры, хотя религия как бы имплицитно наличествует в вере, что обусловливает ее, т. е. религии, земную природу /учение/ носящее, правда, посюстороннюю, а не «трансцендентную» направленность/, следует рассматривать не отвлеченно, но конкретно-исторически;

коль скоро мы так к нему подойдем, станет очевидным громкий управленческий резонанс затрагиваемого учения: будучи идеологически отточенной формой духовности, оно содействовало весьма адекватно воспроизводимой целеположенности, которой всякий раз руководствовалось социальное управление в мире классового противостояния двух непримиримых – социалистической и капиталистической – систем) .

Трудности социалистического планирования. Выше мы попытались очертить положительный настрой социалистического управления. Но следует сказать о трудностях его исполнения .

Обращая главное внимание на формирование новой, социалистической, общности– советского народа, это управление не уделяло должного внимания тому, как поэтапно произвести синтез цивилизации и культуры, чтобы результаты труда населения имели достойного их конкретного потребителя. Другими словами, в борьбе за достижение конечной цели (а ею всегда было построение коммунистического общества в нашей стране) социалистическое управление отодвигало на задний план повседневные потребности отдельного гражданина – участника великого действа по претворению светлого завтра.

Но так жить можно было до определенного времени, насыщаемого трудовым энтузиазмом:

время завершилось, когда иссяк энтузиазм. Социалистическое планирование не занималось состыковкой содержания великих идей, обращенных в завтра, с потребностями пребывающих тогдашними – и довольно жесткими – условиями рядового труженика, коллектива (общества в целом). Смазывание этой стороны в планировании обычно объясняли противостоянием с миром капитала, необходимостью защиты Родины и другими важными, актуальными причинами. Но управление от этого страдало. Оно не выполняло возложенных на него исторических обязанностей .

Подчиняясь государственному планированию, управление общественными процессами в нашей стране – вольно или невольно – «ущемлялось» неравновесностью, неумением оценить глобально воспроизводимую ситуацию. От управления требовалось обосновать несостоятельность имевшего место «коммунистического забегания»... Было ли тогдашнее – 1990-е гг. – положение безнадежным, если на него взглянуть управленчески? С уверенностью можно констатировать: положение действительно осложнилось, но не до обвала... Просто власть пала ниц, и ее всякий мог примерить на себя. Так оно и случилось: медленно власть поползла в руки тех, кто решил нажиться на ней. Социалистическое управление стало заменяться манипулированием, заметный шаг в осуществлении которого – так называемая приватизация результатов советского хозяйствования. Осуществив ее, власть имущие сомкнули манипулирование обманом масс. Сегодня достаточно хорошо просматривается состояние, в котором находится страна: коллективное производство подорвано, общество как единый советский народ – вместе с разрушением социалистической нации – ликвидировано, мощный суперэтнос – слаженное единство всех населяющих великую страну этнических образований – утратил статус самодостаточности, вместо него – прозябающее невзгодами «этнонародонаселение». Раздробленная на части некогда великая держава – будто втянутая океаном Атлантида – затаилась небытием. …Управление дало сбой из-за несоответствия планирования тем задачам, которые предстояло решать .

Выводим структуру управления: первый ее компонент – «виртуализированный настрой ситуации управления». Остается раскрыть условия становления управления, его структуру. Управление, как это явствует из изложенного, осуществимо лишь контекстом самореализации социальной формы движения материи: оно – важнейший компонент ее (т. е. самореализации) и ни в коей мере откуда-то извне в социум не вносимо. Но если мы принимаем это положение, становится очевидным: за пределами социальной формы движения материи (которая способна к самореализации благодаря лишь ей присущему опережающему отражению действительности /вследствие чего последняя оказывается выносимой будущим за пределы настоящего – в одновременность/) управление отсутствует. Оно также сводится на нет в случае подмены его вышеупомянутым манипулированием – деструктивной имитацией управления. Управление необычайно хрупко – в полном соответствии со случайностью (пусть и необходимо детерминированной) проявления социальной формы движения материи. Дело в том, что неопределенность «прогона» социальности «уготована» ее местом в движении – единственном способе существования материи: социальная форма движения материи как объемно воспроизводимая жизнь зациклена на выявлении специфики изменчивости – важнейшей стороны движения. Это и позволяет социальной форме движения улавливать то будущее, которое наплывает на социум ноосферной формой движения материи – пока в ее «штучном раскладе». Присутствие будущего в нас – показатель того, что мы всерьез заняты анализом изменчивости, которая «методично» вбирает в себя устойчивость – также основную (хотя и ведомую изменчивостью) сторону движения .

Парадокс заключается в том, что хрупкость социальной формы движения материи значительно понижается, если опирающееся на целеполагание управление находит вполне материальное прикрытие в виде предметно воспроизводимой устойчивости .

Последняя здесь уже не противостоит изменчивости, как это было до становления социальной формы движения материи (а тем более до организации ноосферы). В рассматриваемом случае мы имеем не противоборство устойчивости и изменчивости как сторон движения: мы наблюдаем их «гармоническую уединенность»

под сенью управления. Значит, на уровне социальной формы движения материи движение как способ ее существования содержательно заменяется управлением: сделав акцент на целеположенно выполнимое опережающее отражение, мы невольно вытеснили движение управлением. Такое допустимо всем ходом событий и исключительно – приходится настаивать на этом – в границах социальной формы движения материи, где движение стремится обнаружить инобытийность своего самовыражения, и представившийся случай – отмеченным фактом актуальности применения управления – вполне оправдывает указанное допущение. Управление – как и социальная форма движения – хрупко из-за своего стремления заместить движение, когда бы управление предстало не только его фокусом, но и чем-то таким, что позволяет реальной действительности выразить себя реальностью вообще (идентифицируемой в данном случае с феноменом виртуала). Хрупкость управления, далее, обусловлена тем, что, поскольку оно преимущественно опирается на изменчивость как ведущую сторону движения, последняя, характеризуя разбегание Вселенной, в чем-то существенном неопределенна – в данном случае неравновесна – из-за случайности своей заангажированности временем. Известно, что время – воспроизводимая сознанием изменчивость, и за пределами социальной формы движения материи ему попросту нет места. Но если это так, то время как изменчивость, пролонгирующая управление, неизбежно его локализует высшим уровнем материи, который, будучи осоциаленно прочерченной квинтэссенцией материи, настаивает на собственной уникальности, а следовательно, неповторимости. Неповторимость придает изменчивости (которая, как мы видим, «проговариваема» временем) хрупкость ее «временного исполнения» .

Отмечая, что управление «замещает» собою движение, мы подчеркиваем важное положение, согласно которому неопределенность (а следовательно, неустойчивость, незащищенность) Вселенной наиболее адекватно воспроизводима социальной сферой .

Действительно, структурированность социальной формы движения материи такова, что преимущественное значение в ней приобретает динамика неравновесности, тесно связанная с конечнопреходящим характером всего живого. Вывести из-под удара социальную форму движения спешит управление (если только оно не оборачивается манипуляцией). Оно весьма дружелюбно к ней настроено благодаря направленности к динамичноравновесному «причалу», где социум, поддерживаемый управлением, ассоциируется с воссоздаваемой при его участии ноосферной формой движения материи. Управление, как мы помним, берет на себя нагрузку по замещению движения во вновь складывающихся условиях, когда взаимоотношения между устойчивостью и изменчивостью (которыми выстраивает себя движение) обретают динамичную неравновесность ввиду становящегося рацио (предметным «аналогом» которого служит управление) .

Управление – это «щуп» рацио для обретения социумом предметной закрепляемости социальной формы движения материи .

Преодолевая движение как способ существования материи в отдельно взятом, конкретном, ее измерении (здесь это – социальная форма движения), управление не растворяет его небытием, но усиливает той жизненностью, опираясь на которую размахом опережающего отражения, движение впервые обретает смысл:

«проклевывается» осознающим свое «историческое предначертание». Нужно заметить: объективная реальность (она же материальная действительность), достигая уровня сознательного самопретворения, объективно (т. е. в качестве объекта) предстает исчерпанной и вынуждена возвращаться к исходному – «апейронному» (Анаксимандр /ок. 610 – ок. 540 до н. э./) состоянию: в «чистое ничто» как «завуалированное нечто» (ведь «апейрон» в сегодняшнем его преломлении – это всегда переход мира из его бытийной неопределенности в программно упорядоченное развитие, характеризуемое возрождающимся субъектом, издалека напоминающим «переселение душ»). Это также во многом разъясняет причину нынешнего хрупко-неравновесного состояния социума. Отсюда управление – нечто противостоящее хаосу, который, очевидно, в отдаленном будущем аннигилирует Вселенную (отметим попутно: манипуляция – на уровне социума – своим противостоянием управлению «сподоблена» аннигиляции) .

Но для нас отмечаемое «противостояние» весьма актуально: оно позволяет человечеству нерушимо сохраняться, правда уже не социальной формой движения материи, а – ноосферной с ее последовательным выходом за пределы Земли. Итак, вселенский статус ноосфере придаст усиливающееся управление. Одной «ногой» оно упирается в социум, другой – затверждается (обостряющей его хрупкость) ноосферой. Одновременно с этим, однако, управление обретает мобилизующую его подвижность, обусловливаемую все более растущим воздействием «оттачивающейся» ноосферы – области материальных структур, где неизмеримо расширен интеллектуальный потенциал (выстраивающий управление в качестве «хитроумного»). Следовательно, управленческая гибкость «нисходит» к нам из «горнего будущего» – с «высот» опережающего отражения, которое своей целеположенностью решительно выталкивает современное человечество на антиэнтропийную (преодолевающую вселенский хаос) стезю .

Структура управления, как можно видеть из сказанного, опирается на изменчивость – сторону движения как способа охвата реальной действительности границами настоящего времени (в отражательном плане «настоящему времени» соответствует кибернетический уровень отражения). Вместе с тем рассматриваемая структура тесно связана с опережающим отражением – хранителем будущего. Будущее столь же реально (даже, выразимся так, предметно реально), как и настоящее (а также прошлое, «воздетое» памятью). Предметная реальность будущего «скрашена» одновременностью, выводящей нас во вневременность (под нею мы понимаем такой «временной авуар», который наполнен совместной работой внешних и внутренних ощущений; обычное же время – результат только внешнеощущаемой человеческой деятельности). Мы видим, что основа структуры управления – это противоречивая соотнесенность двух уровней отражения – кибернетического и опережающего, где ведущее положение занимает опережающее отражение как опредмеченное будущее (его опредмеченностью здесь выступает «одновременностно» заявленная целеположенность). Оперируя предметной основой структуры управления, нетрудно разглядеть ее очертания. Правда, они предстают довольно эфемерными из-за того, что «плавают» во времени, которое в рассматриваемом отношении приобрело независимое от изменчивости положение (на деле же время – субъектно задействованная проекция реально воспроизводимой изменчивости; оно порывает с изменчивостью в условиях личностно «обведенного» творчества) .

Говоря об основах структуры управления, мы показали, что оно как воплощаемая поступочностью индивидуализированная духовность «обкатано» совместной деятельностью разума (опирающегося на внешние ощущения) и веры (делающей ставку на «внутреннеощущаемую откровенность»). Вера-то и придает структуре управления вышеупомянутую эфемерность. Обращаясь к ней, мы хотим уловить исходный компонент структуры управления. Им, по нашему мнению, выступает виртуализированный настрой ситуации управления.

Мы помним, что «виртуал» – это «выныривающий» из одновременности (лучше сказать:

из условно воспроизведенной вневременности) иллюзорный, но вместе с тем опредмеченный действенной человечностью (т. е .

вполне объективно «преподанный») мир. «Виртуализированный настрой ситуации управления» как основной компонент управления ответственен за всю структуру анализируемого феномена .

Поскольку, как мы помним, «виртуал» «завербован» ноосферой, указанный компонент структуры управления раскрывает взаимосвязь внутреннего мира индивида (основа чего – человеческая телесность) с его (т. е. этого мира) поступочной воплотимостью (чем запечатлевается связь индивида с окружающей реальной действительностью), устремляющейся к тем «горним мирам», которые фактически присутствуют «во мне», являясь ничем иным как нарабатываемой индивидом совместно с другими людьми ноосферной формой движения материи. Анализируемый компонент управления вскрывает динамично-равновесное состояние системы, воспроизводящей личностную воплощенность в ее стремлении целеположенно приобщиться к «несвоевременной нездешности», т. е. к тому, что связывает нас с перспективами вхождения в ноосферу; он, далее, выявляет центр Вселенной, который подвластен управлению (но не манипуляции, которая стала бы для него гибельной) и, следовательно, отводит ее от опасности предстать поглощенной хаосом (Вселенная же под влиянием управления не оказывается во власти «аннигилирующей сингулярности»). Раскрываемый компонент управления характеризует выверяемый живой жизнью синтетический сплав различных срезов реальности вообще (включая реальность как таковую /представляемую реальной действительностью/, а также продуцируемые одновременностью различные ее субъектные модификации), деятельность которых диалектически согласуется с высшей целью сущего (выражаемого сферой общественных отношений) – утверждением чаемой человечеством универсальной толерантности. Отсюда исходный, раскрываемый нами компонент управления несет прямо-таки непомерную нагрузку и по необходимости оформляет структуру управления в виде шара (или же некоего сфероида); сам он пребывает в центре шара, другие элементы структуры расположены по орбитам. Они преформистски и одновременно эволюционно-становленчески раскручивают содержательно-исходный компонент как центральный в управленческой иерархии. Последняя явно неэнтропийна и синергетически «зависшая». Доводя до известной полноты развертывание центрального компонента управления, мы намерены уточнить его (т. е. данного компонента) связи с уже раскрытыми основаниями управления. Выше речь шла об его отражательной основе. Мы постарались показать, что управление – поступочное действо, осуществимое в присущем лишь человеку охвате целеположенности – «предметном репрезентировании» опережающего отражения (недоступного животным, у которых целеполагание «обрывается» инстинктами). Закрепляясь поступочностью, управление использует ее как результат совместной эволюции труда и отражения. Более того, интересующее нас управление – та же поступочность, где трудовая составляющая наличествует в снятом виде. Но она, как мы себе это представляем, растворяя опережающее отражение (за счет чего и сама «пасует снятостью»), неизбежно оборачивается предметной воплотимостью. И мы опять обращаемся к труду – жизненной предпосылке управления. Труд выстраивает здание социальной формы движения материи, специфическим носителем которой является моногамная семья (или человек – субъект системы общественных отношений), «воспитывающая» общество коллективно стянутой «производственной закалкой». Складывающийся трудом человек как материальное основание социальной формы движения материи – это та реальная действительность, которая, объективируясь плавным течением жизни, устремлена к тому, чтобы вызреть самоценной субъективностью. «Припечатывая» свои надежды субъективностью, мы отчетливо представляем: до ее вызова к жизни в мире – объективной действительности – господствовала регуляция: результат совокупного действия законов природы. С приобщением к ней «субъектности» безликая регуляция уступает место подлинно человечному управлению, выстраивающему реальную (но теперь уже личностно насыщенную) ситуацию в ее комплиментарной соотнесенности с объектной данностью. И – мы отмечали: основанием управления выступает не вещность, но ее субъектный аналог, отражательно воспроизводящий изменчивость «призрачностью» мерцающего времени .

…Возвращаясь к центральному компоненту структуры управления, мы делаем добавление к ранее характеризуемому его содержанию (это поможет нам яснее представить другие «части» «управленческой вязи»). Оно состоит в том, что управление – при всей его субъектной «защемленности» – решительно заявляет о себе благодаря объективно организующемуся труду .

Труд переводит регуляцию в управление, настраивая его на раскрутку субъективных (таких как справедливость, добро, честь, благо, достоинство) ценностей. Будучи, как отмечалось, целеположенным, труд содействует тому, что управление в границах субъективной выраженности мира вытесняет движение с занимаемых им позиций (и это вполне оправдано ввиду того, что оно прежде всего связано с раскрытием реальной действительности;

последняя же, как мы пытались показать, переводит движение в управление, и это говорит о том, что различие между объективным и субъективным довольно условно). Вытеснению сопутствует также отмеченная выше виртуализация, во многом перекраивающая границы между объективным и субъективным .

«Образование» – следующий компонент анализируемой структуры управления. В этой связи мы должны помнить: центральный компонент структуры управления, который, вроде, нереален и в то же время «предметно зачищен» (стало быть, объективирован ситуацией управления), усиливает свои перспективы присутствием движущегося вкруг него по орбите другого компонента – образования. Под образованием мы понимаем статус личностного самовыражения, преисполненного результатами жизненного выбора, а следовательно, умением осуществлять активное управление (включая «властвование» над самим собой). Примером действенности образования – компонента структуры управления – может служить становление в каждом из нас того содержательного начала, которое связываем с понятием «андрагог» .

Андрагог – человек, осуществивший жизненный выбор: он последовательно, как бы подспудно, совершенствуется. Его внутренний рост непосредственно вытекает из жизненного выбора, в результате чего индивид обретает личностный порыв: усиливает творческое постоянство (заметим в скобках: далеко не каждый способен утвердиться личностью; значит – лишь «избранные» /но «избранным» может оказаться каждый из нас/ несут на челе своем печать творчества). Образование как компонент структуры управления, выстраивая личностную позицию «управляющего», придает ей ценностный антураж: под его воздействием сохраняется глубокая связь между реальным социумом и складывающейся ноосферой. Андрагогический настрой личности, исходя из обрисованной выше природы андрагога, подталкивает ее к морально обусловливаемому развертыванию своего «Я». Это значит: личность оттого и предстает ею, что она одновременностью воссоединяет прошлое, настоящее и будущее. В силу этого творческий потенциал личности становится метисированно насыщенным [1]. Метисация осуществляет личностное самовыражение в его одновременностной цельности, завершенности. Это связано с тем, что метисация, выполняемая диалогом (но к нему не сводимая), наиболее перспективно осваивает ноосферу в аксиологическом измерении. Метисированная духовность, вбирая различные временные пласты, успешно уводит их – сферой одновременности – во вневременность. Вследствие этого ценностное освоение ноосферы осуществляется в творческом ключе: речь идет о том, что метисация с неизбежностью приобщает нас к будущему. Это будущее, выстраиваемое данным изложением, оборачивается именно ноосферной формой движения материи. Готовясь к ее пришествию, мы и выстраиваем отлаженную систему управления, разбираем ее структуру, ищем место человека в современном, виртуализующемся, мире (несущем «горний» отблеск – «благую весть» о ноосфере) .

…Андрагогически репродуцируемое образование как компонент структуры управления, втягивая феномен виртуала, сближает земную жизнь человечества с ноосферой – и в этом заключено совершенно новое, не похожее на прежнее, содержание управления. С одной стороны, управление, касающееся земных реалий, – это то, чем мы руководствуемся в нашем «бытопроизводственном мелкотемье»; с другой – образование, выходя на освоение ноосферы, предлагает сообществу глобально «взвинченное» управление. Важный, но несколько содержательно абстрагированный компонент структуры управления находит в своем «преемнике» – образовании – достаточно емкую конкретизацию собственных возможностей, связанную с тем, что образование, определяемое жизненным выбором личностно настроенного индивида, не может быть отодвинуто различными проявлениями хаоса от «управленческого ража». Наоборот, андрагогически осуществляемый жизненный выбор наполняет управление живительной силой, скрепляющей общество индивидуализированными (но обретающими коллективную прорисовку) ценностями. Такое происходит потому, что свершающаяся в условиях НТР массовая индивидуализация социума и сопутствующая ей широкая деперсонализация личности – все это погашается за счет стянутой общинностью (коллективизмом) андрагогинностью .

…Ноосферная форма движения материи настраиваема информационно насыщенными человеческими ценностями (где «естественность» человека, усиленная совершенствующейся семейной бытоукладностью – клеточкой естественного же коллективизма – ничем не может быть заменена), а не продуктами технического прогресса, подменяющими собой подлинное братство (вследствие чего «вспыхивает» упомянутая выше деперсонализация личности). Возлагаемая на образование нагрузка видится также в том, что, опираясь на него, человечеству удастся синтезировать все более расходящиеся друг по отношению к другу культуру и цивилизацию. Единение их, достигаемое в природночеловеческих условиях под влиянием удовлетворительно реализуемой гендерной проблематики, – важная заявка на вхождение коллективно «сверстанных» личностей в «покои» ноосферы .

…Образование, как это видно из сказанного, – необычайно динамичный компонент структуры управления. Под влиянием образования управление становится жизненной потребностью как отдельной личности, «подбрасывающей» себя осуществлением жизненного выбора к высотам индивидуальной самореализации, так и человечества в целом, пристрастно возглашающего призыв ко всеобщему братству. Решение отмечаемого противоречия также поспособствует единению культуры и цивилизации. Образовательный подъем управления в снятом виде демонстрирует виртуализированную направленность сферы общественных отношений. Содержание ее (т. е. виртуализированной направленности) является своеобразным мостом связи между социальной и ноосферной формами движения материи. Возведение указанного моста – этим ведь и увлечено управление, возвестившее о себе временем «пробуждения» социальной формы движения материи, – облегчает человечеству приобщение – и пусть это не покажется странным – к своим внутренним запросам. Их, полагаем мы, люди еще не сумели «расфасовать», исходя из собственно взаимных интересов. …Образование, становясь социальным институтом, придает управлению подлинную человечность .

Завершающий компонент структуры управления – «прогностика». Итожа содержание образования, мы выходим на следующий, последний, компонент структуры управления – прогностику. Если образование – нечто субстанциальное и возложенная на него нагрузка вскрывает онтологический статус управления, то прогностика имеет функциональную направленность: она – скорее способ выравнивания пути, которым следует управление. Прогностика методологична и вместе с тем оказывается гносеологически оснащенной. Она непосредственно вытекает из того жизненного выбора, который специфицирует преисполненную творчеством неповторимую индивидуальность, именуемую – мы вновь повторимся – личностью. Занятое ею образование утверждает жизненный статус личности. Без этого «смазываются» его – образования – онтологические «очертания». Они действительно «стушевываются» наплывающей поисковой ситуацией, устремленной к тому, чтобы открыть новые онтологические горизонты образованию. Оттого прогностика – это и функция образования, и способ его преодоления во имя – еще раз укажем на это – открываемого с помощью прогностики неизведанного мира (попутно отметим: мир этот – ноосфера). Как уже неоднократно отмечалось, сей мир не за горами, и его очевидность воспринимаема вне всякой прогностики. Роль прогностики – усилить личностное самовыражение индивида в его андрагогической целеположенности. Это позволит ему совершенствовать осуществленный зрелостью и отмеченный выше жизненный выбор. Связывая прогностику с андрагогичностью, мы полнее выявляем специфику образования: настаиваем на том, что оно имплицитно содержит в себе сопричастность к ноосфере. Как такое может произойти? Ответ на этот вопрос «прокручивает» прогностика – важный компонент структуры управления. Прежде всего она – и в этом сказывается ее «гносеологизм» – фокусирует амбивалентной соотнесенностью рацио и веру, определяющие нашу духовность (кроме них она ничего другого не содержит; но бесчисленные взаимодействия рацио и веры сорганизовывают духовно насыщенную личность). Воссоединив рацио и веру (выполнение чего возложено на «виртуал», совмещающий внешнеощущаемый, занятый инфообработкой макровоспроизводимой «земной тверди», и внутреннеощущаемый /«освещающий» трансцендентный, представленный микромиром срез реальности как таковой/ виды чувственной деятельности), прогностика оперирует уже не «чистой» гносеологией (прочно связавшей себя исключительно с рацио), но постижением (в котором вера проявляет себя наряду с рацио, расширяя его горизонты интуитивным спектором). Опираясь на постижение, личностное «Я» емко анализирует приводящее к стрессу противостояние между естественной и искусственной человеческими природами (искусственная природа – та, что воплощена достижениями цивилизационного обустройства социума). Указанное противостояние воистину универсально ввиду того, что численный состав человечества движется сегодня «глобальным периметром». Прогностика, как это видно, расширяет возможности индивидуального самовыражения: личность начинает соотносить свое потребностное поле с объективно сорганизовываемыми точками роста. Оперирование ими выводит личность на самоуправление. Последнее, с неизбежностью объективируясь, может быть охарактеризовано в качестве управления .

Отмечая постиженческую направленность прогностики, мы с помощью этой важнейшей ее составляющей производим корректировку образования результатами андрагогической саморефлексии. Последняя вбирает, выразимся так, свет далекой звезды (который мы отождествляем с ноосферой) и, «взбадриваемая» им, содействует тому, что образование свой управленческий потенциал связывает с формированием нового человека. Прогностика здесь оказывается задействованной на выполнение такой взаимосвязи между гендерно отлаженной андрагогичностью (подталкивающий личностный потенциал под «статус» нового человека) и образованием, производя которую, она (т. е. прогностика), выдвигая вперед «гендерный фактор» (делающий паритетными отношения между полами, а тем самым удобно воссоединяющий культуру /которая как совокупность традиций успешнее закрепляема «слабым полом», естественно связанным с репродуцированием поколений/ и цивилизацию, определяемую мужскими стандартами – двигателями социального прогресса), подталкивает управление на духовно-предметное обеспечение ожидаемого, ноосферно-обновляющегося бытообустройства. Прогностика в ее постиженческом воплощении несет функциональную нагрузку – обслуживает образование. Вместе с тем она как компонент структуры управления затверждает онтологический статус данной структуры за счет того, что «вбирает» будущее. «Вызволяясь» ею, оно под воздействием прогностическо-постиженческих мотивов вливается в образовательную сферу. Прогностика, как мы можем наблюдать, и сущностна, и «располагается» явленностью. Укрепляя социальный статус управления, она предметно расширяет его «поглощением» ноосферной реальности .

Управление – в связи с изменчивостью как стороной универсального движения. Рассматриваемая картина свидетельствует о том, что управление выражает свои интересы вскрытием перспектив изменчивости – такой стороны движения, которая оформляется, обретает структуру, встраивающейся в нее информацией. Изменчивость как сторона движения «маячит» благодаря информации. Будучи «заложником» отражения, информация проявляется структурированием движения. Его «структурированная востребованность» – оборачивается изменчивостью. Структура же управления – не что иное как «социально оборудованное управление». В то же время (и мы это отметили) управление как социально (за счет опережающе-отражательного контекста) «сформулированная» изменчивость – это уже не просто изменчивость, определяющая универсальное движение в качестве единственного способа существования материи. Мы ведем речь о том, что управление (с его сопричастностью с социумом и опережающим отражением, которое опредмечивается результатами целеположенности) выступает изменчивостью и одновременно ее субстратным носителем (могущим отождествиться с устойчивостью) .

Управление – следует это повторить – отождествляемо с движением уровня его социальной формы .

Раскрывая структуру управления, мы различили ее основные компоненты, характеризующие реальную действительность стремлением качественно перестроиться – произвести синтез с более совершенным человеческим бытием – ноосферой (осторожно, но настойчиво – «фактором точечности», заявляющей о себе изменением повседнева). Забегая далеко вперед, управление настраивает жизненную пульсацию в сторону благополучного приобщения социума к новым естественным (и вместе с тем более совершенным) человеческим ценностям, окрыляемым глобально совершенствующимся витком жизненного цикла и направленным к «дивным космическим изыскам» .

Поговорив о хрупкой (ввиду тог, что ее перспективы во многом еще туманны) и одновременно достаточно эластичной (из-за сопричастности с ускользающей неизведанностью событийной волной) структуре управления, мы «утвердили» ее компоненты и сделали попытку раскрыть их, подчеркивая роль изменчивости – главного «фактора» становления управления (попутно усилим повторением теоретически важный аспект изложения: современная теория управления, как только что мы сказали, делает упор на раскрытие изменчивости как сути движения; «управление» в классической картине мира /оперирующей атомом как условием ее, включая сюда социальный срез, «процветания»/ – и в этом его историческая ограниченность – низводит. изменчивость/ до «комментирования» устойчивости; и совершенствующаяся методология призвана, как мы попытались показать, преодолеть отмеченную историческую «недоработку») .

Список литературы

1. О метисации см. : Коноплёв Н. С. Историческая выводимость восточносибирской – метисированной – духовности: К постановке вопроса // Россия и Восток: взгляд из Сибири : материалы и тез докл. к ХI Междунар. науч.-практ. конф .

Иркутск, 13–16 мая 1998 г. В 2 т. / под ред. В. И. Дятлова, В. П. Олтаржевского. – Иркутск, 1998. – Т. 1. – С. 36–40 .

–  –  –

Abstract. The proposed ontological Foundation of governance through strengthening the social realities in the process of formation of the noosphere – a unique form of matter in motion. In terms reflective of the reproducible information management, encourage the success of NTR and directs them to a globalizing synthesis of the biosphere and achievement of the intellect; and is shown in the text – the emerging noosphere first point, and then inclusive put in dependence on the planet Earth, the solar space in order to protect it from the relentless attacks of the Cosmos.... Today there is something to ponder .

Keywords: reflection, information, traffic, stability, variability, management, society, noosphere, work, new people, an andragogist, education, prognostika, the classical picture of the world, metilirovanne spirituality .

Самоходская Мария Николаевна – преподаватель, Иркутский региональный колледж педагогического образования, 664074, г. Иркутск, ул. 5-я Железнодорожная, 53, тел.: 8(3952)412282, e-mail: philosophy@chair.isu.ru Samokhodskaya Maria Nikolaevna – Lecturer, Irkutsk Regional College of Pedagogic Education, 53, 5th Zheleznodorozhnaya, Irkutsk, 664074, tel.: 8(3952)412282, email: philosophy@chair.isu.ru Коноплёв Николай Сергеевич – доктор философских наук, профессор, кафедра философии и методологии науки, исторический факультет, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К.

Маркса, 1-411, тел.:

8(3952)334372, e-mail: nikolay.konoplev@gmail.com Konoplev Nikolay Sergeevich – Doctor of Philosophy Sciences, Professor, Department of Philosophy and Methodology of Science, Faculty of History, Irkutsk State University, 1-411, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)334372, e-mail: nikolay .

konoplev@gmail.com УДК 130.3+612.82:62-50

ЧЕЛОВЕК КАК ПСИХОСОМАТИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО:

ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ И ЕЕ ПАРАДОКСЫ

–  –  –

Аннотация. Раскрываются возможности субстанциализма и функционализма как основных способов решения психосоматической проблемы; как философско-методологической основы моделирования интеллекта; как ориентиров в дискуссии о переносе сознания на отличный от биологического носитель .

Ключевые слова: психосоматическая проблема, субстанциализм, функционализм, трансгуманизм, искусственный интеллект .

Психосоматическое единство человека – это взаимосвязь и взаимовлияние его телесной и духовной (мыслительной, волевой, эмоциональной) составляющих, причем взаимосвязь не только духовных и нейрофизиологических процессов, но и духовных, нейрофизиологических и телесных процессов в целом. Взаимосвязь, требующая, таким образом, наряду с учетом роли органов чувств, выступающих каналами получения и переработки информации в духовной деятельности, учета и роли телесной реализации, а именно физической, двигательной активности человека. Проблема психосоматического единства человека всегда находилась и находится в центре внимания не только философских, но и религиозных концепций, поскольку вне ее разрешения оказывается невозможно решить такие важнейшие антропологические проблемы, как природа, сущность и существование человека. В настоящее время в философии актуальность выявления специфики взаимосвязи и взаимовлияния телесной и духовной составляющих человека обусловлена, в частности, необходимостью решения проблем моделирования интеллекта, а также развитием дискуссии по поводу возможностей переноса сознания на отличный от биологического носитель в рамках трансгуманизма .

Уже в античной философии складываются два способа решения психосоматической проблемы: в первом духовная составляющая трактуется как некая субстанция, получающая воплощение в теле человека, и в таком случае обладающая некоей изначальной независимостью от него и от физического мира в целом;

во втором она рассматривается как производная от физического мира, в результате чего проблема природы и сущности этой составляющей предстает здесь как психофизическая, а позже как психофизиологическая проблема. Таким образом, если первый способ реализует субстанциализм в решении психосоматической проблемы, то второй обусловливает развитие функционализма .

Очевидно, что если рассматривать психосоматическую проблему как проблему взаимосвязи и взаимовлияния телесной и духовной составляющих в человеке, то наиболее продуктивным и реалистичным в ее решении будет выступать функционализм. В настоящее время он получает развитие в отечественной философской традиции в рамках функционально-информационного подхода к объяснению духовной деятельности (например, в работах Д. И. Дубровского), а также в аналитической философии (например, в работах Д. Деннета) .

Установки функционализма позволяют, в частности, учитывать данные философско-антропологических, антропологических, психологических, физиологических исследований, касающихся особенностей формирования и развития интеллектуальных способностей человека, которые указывают на особую значимость для реализации этих способностей как в филогенезе, так и в онтогенезе, двигательной активности человека. В филогенезе для становления и развития мышления важными, в частности, оказываются прямохождение человека и, как следствие, развитие руки (перпендикулярное положение большого пальца по отношению к другим) и мелкой моторики. В онтогенезе в развитии интеллекта особенно важным оказывается развитие моторных способностей ребенка, отставание в котором влечет за собой и отставание в интеллектуальном развитии. Подчеркивая важность моторики в гармоничном развитии ребенка, физиотерапевт Г. Доман, например, вводит такое понятие, как «физический интеллект» [2]. Двигательная активность также сохраняет свою значимость в процессах мышления и при достижении человеком взрослого состояния. В этом отношении интересны биографические свидетельства таких выдающихся личностей, как В. Моцарт, А. Эйнштейн, Ч. Дарвин о том, что разрешение наиболее сложных проблем и формирование творческих идей происходило у них именно в момент совершения прогулки [1]. Здесь можно также вспомнить и Аристотеля, который имел обыкновение прогуливаться с учениками во время чтения лекций, из-за чего позже последователи его учения были названы перипатетиками .

Применение эволюционного подхода к объяснению происхождения человека и его психики, реализующееся в философских и конкретно-научных исследованиях, позволяет утверждать, что формирование и развитие чувственно-образного, сенсорного механизма воспроизведения действительности становится возможным благодаря развитию способов освоения пространства у живых организмов, теснейшим образом связанному с развитием форм их двигательной активности. Сформировавшийся таким образом на уровне высокоорганизованных животных чувственнообразный механизм воспроизведения действительности выступает затем своеобразной базой формирования рациональнологического механизма воспроизведения действительности у непосредственных предков человека – прегоминид и дальнейшего его развития у человека .

Значимость чувственности, сенсорики для реализации рациональности сохраняется и в онтогенетическом развитии человека .

Разумеется, это не означает, что рациональность можно неким индуктивным образом вывести из чувственности, но указывает на то, что чувственность выполняет некоторую стимулирующую функцию в отношении рациональности, хотя это и не исключает в свою очередь обратного влияния рациональности на чувственность. При этом в объяснении работы чувственно-образного механизма воспроизведения действительности оказывается важным учет не только его внутренней реализации, т. е. физиологии высшей нервной деятельности, но и внешней, т. е. особенностей двигательной активности человека. Это в свою очередь свидетельствует о том, что человек выступает как особое психосоматическое единство не только с позиций влияния психики на его телесную организацию (наиболее распространенное истолкование понятия «психосоматика»), но и влияния его телесной организации на протекание психических процессов, и в таком случае следует иметь в виду, что органом мышления человека выступает не только мозг, но и в целом тело человека .

Таким образом, очевидно, что функционализм позволяет органично воспринять данные конкретно-научных исследований о взаимосвязи телесного и духовного в человеке, а это в свою очередь свидетельствует о своеобразной эволюции решения психосоматической проблемы в рамках функционализма от Античности к современности. Интересным же парадоксом этой эволюции является возможность постановки вопроса о том, можно ли вообще избежать субстанциальности при решении психосоматической проблемы, притом что субстанциализм и функционализм как способы решения психосоматической проблемы представляют собой разнонаправленные подходы .

В этом отношении оказываются показательными, во-первых, понятие инварианта, а во-вторых, принцип изофункционализма систем как базисные в рамках функционализма. Объяснение сознания, а затем и поиск возможностей его моделирования всегда так или иначе были связаны с выявлением неких его инвариантных, константных структур. Показательными в этом отношении являются представления, например, о порождающей грамматике [9] или о существовании некоего языка мысли как способе осуществления мыслительных процессов [4; 10]. Хотя в настоящее время данные представления серьезно критикуются, поскольку утверждается, что процессуальность сознания выступает как параллельно распределенная переработка информации, в которой невозможно выделить предельную определяющую ее структуру, понятие инварианта тем не менее не теряет своей актуальности, проявляя себя в анализе кодовых зависимостей мыслительных процессов, вне определения которых моделирование интеллекта выглядит весьма проблематичным [3] .

Принцип изофункционализма систем, утверждая, что один и тот же набор функций может быть воспроизведен системами с разными физическими свойствами, потенциально, таким образом, содержит в себе момент субстанциальности, так как реализация того или иного набора психических функций выступает здесь, в принципе, как независимая от своего материального носителя. Следует заметить, что существование систем интеллектного управления, в той или иной степени выполняющих эти функции, демонстрирует определенную правомерность данного принципа. Однако если иметь в виду, что психическая составляющая человека во всей полноте функциональных проявлений оказывается теснейшим образом как на микро- (молекулярногенетическом), так и на макроуровне (уровень телесной реализации человека в пространстве) связана с его телесной составляющей, то становится очевидной вся сложность его реализации .

Если с учетом изложенного рассматривать возможности моделирования чувственно-образной составляющей интеллекта в частности, а также возможности ее моделирования в единстве с рациональной составляющей, становится очевидным, что они мало реализуемы в рамках так называемого нисходящего подхода к разработке искусственного интеллекта, который на первый план выдвигает символьное моделирование высших психических функций. Однако недостаточной здесь будет и методология только восходящего, или биологического, подхода, ориентированного на создание искусственных интеллектуальных систем (например, нейронных сетей), повторяющих в своей структуре и функционировании естественные, биологические системы .

Наиболее продуктивным в данном случае следует считать гибридный подход, опирающийся на комбинацию нейронных и символьных моделей. В то же время надо иметь в виду, что гибридный подход фиксируется при моделировании психических процессов преимущественно на внутренних (нейрональных) механизмах их реализации, т. е. фактически работает только в рамках парадигмы «психика – мозг» и не учитывает в их реализации роль телесного фактора в целом. В результате становится ясным, что применение данного подхода к моделированию чувственнообразной составляющей интеллекта также имеет свои ограничения. Можно предположить, что данные ограничения будут сняты в процессах развития интеллектуальной гуманоидной робототехники. Однако если иметь в виду, что, несмотря на достижения в области исследований психической деятельности человека, имеющиеся знания о взаимосвязи психических и нейрофизиологических, психических и телесных процессов все же отличаются существенной неполнотой, то предсказать, когда и как будут сняты эти ограничения, оказывается достаточно непросто .

Что же касается переноса сознания на отличный от биологического носитель, то необходимо отметить, что такой перенос, так же как и создание искусственного интеллекта, является проектом будущего и в таком случае выступает объектом дискуссии, прежде всего научно-философской. Вместе с тем в рамках дискуссии значимыми оказываются и результаты художественного творчества, например фантастического и научно-фантастического .

Художественное осмысление данных проблем предстает как своеобразный мысленный эксперимент, который позволяет оценить возможные последствия реализации научных и научнофилософских проектов. В этом смысле интересными являются романы С. Лема «Солярис» и В. Пелевина «S. N. U. F. F.». В них одними из главных героев являются нечеловеческие системы, которые, демонстрируя психическое поведение, тождественное человеческому, а именно способность выходить за рамки заданного, осуществлять целеполагание, самоуправление и эмоциональнокогнитивную оценку окружающего и самооценку, такой тождественности с человеком в своей физической (субстратной) и физиологической организации не имеют (в «Солярисе» это – Хари, сотворцами которой выступают психолог Крис Кельвин и плазменный океан, а в «S. N. U. F. F.» – это Кая – сура, «суррогатная женщина», «самоподдерживающаяся биосинтетическая машина класса “премиум 1”» [6, c. 71]). В данном случае получает развитие принцип изофункционализма систем, согласно которому один и тот же набор функций может быть воспроизведен системами с разными физическими свойствами. Так, Хари – «образ, записанный языком нуклеиновых кислот на многомолекулярных асинхронных кристаллах» [5, с. 177] и перенесенный плазменным океаном на другой материальный носитель, неизвестный науке, но имитирующий физическую организацию человека вплоть до молекулярного уровня [6, с. 99–101]; а материальным субстратом Каи являются «самовосстанавливающаяся квазиорганическая наноткань» [7, с. 74] и электронно-механическая составляющая [Там же, c. 71] .

Художественная форма развития принципа изофункционализма систем позволяет представить ситуацию, когда не просто одна или несколько психических функций человека, а вся его психика оказывается воспроизведенной на отличном от его природного субстрате. Здесь не объясняется, как именно становится возможным такое воспроизведение (в то время как для науки такое объяснение является принципиальным), однако показывается, с какими серьезными проблемами может столкнуться не только контактирующий с результатами данного воспроизведения человек, но и сам результат этого воспроизводства [более подробно об этом см. 5]. Причем далеко не последнее место в основаниях формирования этих проблем занимает специфика психосоматики человека .

Таким образом, ясно, что вообще исключить субстанциальность при решении психосоматической проблемы не представляется возможным. Однако при этом следует иметь в виду, что любые достаточно сильные допущения субстанциальности, проявляющиеся как в утверждениях некоей базисной инвариантности, константности, статичности духовной составляющей, так и в утверждениях ее независимости от тела и физического и социального мира, можно считать необоснованными. Ведь сознание и психика человека, личности, рождаясь и функционируя в точке пересечения наследственности, среды и воспитания [8], всегда выступают как уникальный многоуровневый информационный процесс, который невозможно адекватно представить в категориях статичности и изоляционизма .

Список литературы

1. Дилтс Р. «Путь размышлений» Дарвин [Электронный ресурс] / Р. Дилтс. – URL: http://nlp-ist.narod.ru/docs/materials/dilts_darwin.Html .

2. Доман Г. Гармоничное развитие ребенка / Г. Доман. – М. : Аквариум, 1996. – 448 с .

3. Дубровский Д. И. Сознание, мозг, искусственный интеллект // Искусственный интеллект: Междисциплинарный подход / под ред. Д. И. Дубровского, В. А. Лекторского. – М. : ИИнтеЛЛ, 2006. – С. 75–89 .

4. Лекторский В. А. Философия, искусственный интеллект и когнитивная наука // Искусственный интеллект: Междисциплинарный подход / под ред .

Д. И. Дубровского, В. А. Лекторского. – М., 2006. – С. 12–21 .

5. Мальчукова Н. В. Проблема Другого в романах С. Лема «Солярис» и В. Пелевина «S. N. U. F. F.» [Электронный ресурс] // SUMMA LEMOLOGIAE 2014. – URL: http://bvi.rusf.ru/lem/sl2014.htm .

6. Лем С. Солярис. Непобедимый. Звездные дневники Ийона Тихого / С. Лем. – М. : Правда, 1988. – 480 с .

7. Пелевин В. S. N. U. F. F. / В. Пелевин. – М. : Эксмо, 2012. – 608 с .

8. Ушинский К. Д. Педагогическая антропология // Педагогические сочинения. В 6 т. / сост. С. Ф. Егоров. – М. : Педагогика, 1990. – Т. 5. – 528 с .

9. Хомский Н. Язык и мышление / Н. Хомский. – М. : Изд-во МГУ, 1972. – 123 с .

10. Fodor J. The Language of Thought / J. Fodor. – Harvester, 1976. – 68 p .

–  –  –

Abstract. Possibilities of substantialism and functionalism as main ways of the solution of psychosomatic problem; as philosophical and methodological basis of modeling of intelligence; as reference points in discussion about transfer of consciousness on a matter which is differed from biological one are revealed .

Keywords: psychosomatic problem, substantialism, functionalism, transhumanism, artificial intelligence .

Мальчукова Нина Валерьевна – доктор философских наук, доцент, кафедра философии и методологии науки, исторический факультет, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1-411, тел.:

8(3952)334372, e-mail: ninamalchukova@mail.ru Malchukova Nina Valerievna – Doctor of Philosophy Sciences, Associate Professor, Department of Philosophy and Methodology of Science, Faculty of History, Irkutsk State University, 1-411, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)334372, e-mail: ninamalchukova@mail.ru УДК 266.2; 266.3

К ВОПРОСУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХРИСТИАНСКИХ

МИССИОНЕРОВ В XIX В .

М. С. СТАРОДУБЦЕВА Курский государственный университет, г. Курск Аннотация. В статье раскрывается деятельность двух выдающихся христианских миссионеров XIX в.: русского православного подвижника Макария (Глухорева) и Вильяма Бомпса, епископа Атабаски, р. Маккензи и Юкона (Канада). Автор выявляет основные направления и показывает особенности деятельности каждого из миссионеров; представляет результаты их деятельности и устанавливает ее влияние на социум .

Ключевые слова: христианство, Русская православная церковь, Англиканская церковь, миссионерство, коренные народы .

В XIX в. миссионерство стало одним из важных направлений в деятельности христианских церквей. Русская православная церковь, Римская Католическая церковь и Англиканская церковь активно организовывали свои миссии. Так, в это время Русская православная церковь учреждала миссии преимущественно среди «инородческого» населения Российской империи. Католическая церковь и Англиканская церковь проводили миссионерскую работу в миссиях, большая часть из которых была организована среди коренного населения Северной Америки .

В настоящее время результаты миссионерской деятельности церквей оцениваются по-разному. Зачастую здесь наблюдаются прямо противоположные точки зрения. Например, российский исследователь Д. В. Городенко подчеркивает «заметную роль»

Православной церкви в просвещении и приобщении коренного населения Обь-Иртышского Севера к православной вере, в его обучении грамоте и в целом в культурном росте данного региона [7, p. 56]. Напротив, в «Докладе Королевской Комиссии по коренным народам» (Канада) признается негативная роль церквей, Католической и Англиканской, в истории коренных народов Канады, так как они совместно с канадским правительством в рамках кампании «резидентских школ» уничтожали обычаи, языки, традиции и веры этих народов [Ibid, p. 269] .

Учитывая имеющееся противоречие, возникает необходимость исследовать миссионерскую деятельность христианских церквей на примере деятельности конкретных миссионеров: русского православного подвижника Макария (Глухарева) и миссионера Англиканской церкви Вильяма Бомпса. Это делает возможным получить объективную картину миссионерской деятельности христианских церквей в XIX в. и дать им адекватную оценку .

Преподобный Макарий (Глухарев) является основателем Алтайской миссии, в которой он трудился 14 лет в период с 1829 по 1844 г. Миссия действовала в южной части Томской губернии (Бийский и Кузнецкий уезды) Российской империи, где в XIX в. проживали до 40 тыс. местных инородцев, в том числе представители коренного населения: теленгуты (телеуты) и кумандинцы [2, c. 27–28] .

Главную цель своей миссионерской деятельности преподобный Макарий видел в утверждении христианской и апостольской церкви, котора, «собирая всех в союз единства» [1, с. 12], направляет к «любви Божией», которая есть «любовь к Богу и человекам» [Там же, с. 5]. Этой целью были обусловлены основные направления Алтайской миссии: проповедничество, организация миссионерских станов, обучение грамоте детей и взрослых, переводческая деятельность, благотворительность, попечение о повседневной жизни местного населения .

Проповедничество носило общественный характер. Проповедуя среди местного населения, преподобный старался чаще бывать в местах его общественных сборов, например, там, где алтайцы собирались для сбора ясака. Для проповедничества были организованы «походные церкви», которые давали возможность совершать богослужения в тех местах, где жили новообращенные христиане [2, с. 38] .

«Надежную поддержку миссионерскому делу» [2, с. 41] преподобный Макарий видел в обучении детей и взрослых. С этой целью в Майме он открыл «общую школку». Затем школа была устроена в Улале. В 1840 г. в Майме была открыта «женская школка» [Там же]. Необходимо подчеркнуть, что большое значение в школьном деле преподобный придавал обучению на родном языке [Там же, с. 42] и обеспечению качественными учебниками. В связи с этим им был написан учебник «Начальное учение человеком, хотящим учитися книг Божественного писания» с приложением русско-славянской азбуки .

Важными для миссии были переводческая деятельность и книгоиздание. В этой связи были переведены на язык телеутов и изданы церковные книги (Евангелия, молитвословы, псалмы и т. д.) [Там же, с. 39–40]. Также преподобный планировал перевести на родной язык местного населения тексты христианского богослужения .

В рамках благотворительного направления миссия занималась лечением больных. С этой целью в 1838 г. на Майме были открыты богадельня и больница для приюта бездомных и сильно больных [2, с. 37] .

Большое внимание в миссии уделялось попечению о повседневной жизни местных христиан. Миссионеры проводили специальные занятия по обучению хлебопашеству и огородничеству; женщин учили прядению [Там же, с. 36]. Миссия поддерживала нуждающихся земледельческими орудиями и домашним скотом. Часто такие занятия проводились в рамках воскресных собеседований, которые устраивались после богослужений [Там же, с. 38] .

В целом миссия оказала существенное влияние на местное население, что прежде всего выразилось в его окончательном переходе к оседлому образу жизни; повысился культурный уровень населения: изменился внешний вид и здоровье, были ослаблены «вредные обычаи» в традиционных семейных отношениях, телеуты начали больше заботиться о детях [Там же, с. 74] .

Почти одновременно с преподобным Макарием вел миссионерскую деятельность Вильям Бомпас – один из выдающихся «апостолов» Канадского Севера, епископ Атабаски, Реки Маккензи и Селкрика (Юкона). Он посвятил миссионерству более 40 лет своей жизни, проповедуя в наиболее отдаленных северозападных районах Канады, где проживали представители коренного населения этой страны– индейцы и эскимосы .

Миссионерская деятельность епископа Бомпаса осуществлялась в следующих направлениях: евангелизация местного населения, обучение детей, переводческая деятельность и книгоиздание, организация миссий .

Евангелизация (то же христианизация) коренного населения преследовала несколько целей. С одной стороны, она была направлена на формирование паствы, что в условиях интенсивного роста Англиканской церкви в Канаде в начале XIX в. было крайне необходимо [6, с. 162]. С другой стороны, являясь важной составляющей правительственной политики «оцивилизовывания» индейцев, евангелизация была нацелена на преодоление нравственных пороков коренного населения, а именно любви к азартным играм, шаманских практик, бедности и нечистоплотности. В этой связи епископ регулярно посещал индейские стоянки и места проживания эскимосов, жил вместе с индейцами в их палатках, следовал за ними во время охоты и рыбалки, сопровождал эскимосов во время их торговли с «Компанией Хадсон Бэй» [5, p. 114] .

Важным направлением своей деятельности епископ признавал обучение детей. Так, в 1865 г. он открыл в форте Нормане (река Маккензи, север Великой Медвежьей реки) миссионерскую школу для детей-сирот, которые остались без родителей в результате эпидемии скарлатины [Ibid, p. 58]. Элементарным обучением индейских детей он занимался и во время своего первого визита на форт Симпсон (река Маккензи) [Ibid, p. 107]. В 1874 г .

здесь были организованы дневные занятия по пению и ритмике [4, p. 27]. В целом к концу 70-х гг. XIX в. в школах, расположенных на территории епископии Атабаски, обучались 100 индейских детей [5, p. 182]. В начале XX в. была открыта школа в Каркросе (Юкон) [4, p. 173–178]. Необходимо отметить, что большой вклад в обучение индейских детей внесла супруга епископа – Шарлотта Бомпас [Там же] .

С евангелизацией и обучением была тесно связана переводческая деятельность. В этой связи епископом Бомпасом были составлены четыре букваря на языках индейцев Тени (Невольников), Медведей, догрибов и тукудх. С целью религиозного просвещения им были переведены на индейские языки многие религиозные книги, а также составлена «Книга молитв» на языке чипеваев [5, p. 337] .

Не менее важным направлением миссионерской деятельности епископа Бомпаса была работа в миссиях. Им были организованы такие миссии, как Тукудх-миссия (территории Йокона); Миссия реки Макекнзи (форт Норман); Миссия Большого Невольничьего Озера (Форт Рае); Атабаска-миссия (форт Чипеваен) [Ibid, p. 181–182] .

В целом, оценивая результаты своей деятельности, епископ Бомпас отмечал изменение нравственного состояния индейцев: у них появились «доброта и любовь и другие плоды праведности»

[Ibid, p. 367], «кровопролитие и насилие почти неизвестны им»

[Ibid, p. 368], индейцы стали отказываться от шаманских практик .

Также важным результатом миссионерской деятельности епископа Бомпаса можно признать распространение грамотности среди индейцев. Во время путешествия по отдаленным северным территориям Мирной Реки, где проживали индейцы тукудх, епископ увидел, что индейцы учили читать друг друга [5, p. 207]; также он отмечал, что они «торопятся учиться с жаждой» [Ibid, p. 368] .

Таким образом, исходя из изложенного выше, можно заключить, что деятельность каждого из миссионеров имела как большое церковное, так и социальное значение. Выполняя задачи, которые ставили перед миссионерами их церкви, они организовывали новые церковные приходы, занимались евангелизацией и религиозным просвещением населения. В тоже время их деятельность характеризуется положительной социальной направленностью. Необходимо отметить их большой вклад в просвещение, распространение грамотности, в сохранение родных языков и укрепление самосознания тех народов, среди которых они проводили миссионерскую работу .

Список литературы

1. Городенко Д. В. Образование народов Севера как фактор развития поликультурного пространства региона (На примере Ханты-Мансийского автономного округа – Югры) / Д. В. Городенко. – Нижневартовск : Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2013. – 143 с .

2. Макарий (Глухарев), архим. Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между евреями, магометанами и язычниками в Российской державе / Макарий (Глухарев), архим. – М. : Тип. А. И. Снегиревой, 1894. – 131 с .

3. Харлампович К. В. Архимандрит Макарий Глухарев. По поводу 75-летия Алтайской миссии / К. В. Харлампович. – СПб. : Тип. М. Меркушева, 1905. – 129 с .

4. Archer S. A. A Heroine of the North. Memories of Charlotte Selina Bompas (1830–1917). Wife of the first Bishop of Selkirk (Yukon) / S. A. Archer. – Toronto: The MacMillan Company of Canada Limited, 1929. – 187 p .

5. Cody H. A. An Apostol of the North. Memories of the Right Reverend William Carpenter Bompas / H. A. Cody. – London: Seeley & Co. Limited, 1908. – 386 p .

6. Encyclopedia Canadiana. The Encyclopedia of Canada. Ed. J. E. Robbins .

Vol. 1 / J. E. Robbins, ed. – Ottawa : The Canadiana Company, 1957. – 356 p .

7. Report of the Royal Commission on Aboriginal Peoples (Canada). Vol. 1. Looking for wardlookingback. – Ottawa : The Commission on Aboriginal Peoples, 1996. – 575 p .

–  –  –

Abstract. This paper presents the missionary activity of the illustrious Christian missionaries of the XIX century, such as Russian Orthodox saint Makariy (Glukchorev) and William Carpenter Bompas, Bishop of Athabasca, Mackenzie River and Yukon (Canada). The author indicates the principal pathways and a number of features of each missionaries’ activity; shows its results and reveals its influence to the society .

Keywords: Christianity, Russian Orthodox Church, Church of England in Canada, missionary, aboriginal peoples .

Стародубцева Марина Станиславовна – кандидат педагогических наук, доцент, кафедра теологии и религиоведения, Курский государственный университет, 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33, тел. 8(4712)70-05-38, e-mail: info@kursksu.ru Starodubtсeva Marina Stanislavovna – Сandidate of Pedagogical Sciences, associate Professor of Theology and Religious Studies, Kursk State University, 33, Radischeva st., Kursk, 305000, tel.: 8(4712) 70-05-38, e-mail: info@kursksu.ru УДК 322.2

ГОСУДАРСТВО И ПРАВОСЛАВИЕ

НА ПУТИ СПАСЕНИЯ РУССКОЙ ДУХОВНОСТИ

–  –  –

Аннотация. Рассматривается политика Российского государства в отношении религии. Исследуется кризис российской духовности, и намечаются пути выхода из него. Показана роль православия как хранителя культурной и религиозной идентичности русского народа. Анализируется качество современной православной церкви в лице РПЦ МП и старообрядчества .

Ключевые слова: религиозный конфликт, государственная политика, православие, Русская православная церковь, старообрядчество, государство, национальная идея, культурный национализм, национальная идентичность, культурная идентичность .

Современная религиозная ситуация в мире побуждает исследователей к более тщательному изучению конфессиональных особенностей религиозных групп и процессов их взаимодействия между собой. На фоне религиозных конфликтов, разгорающихся в Европе и на Ближнем Востоке, Россия находится в выгодном положении. Несмотря на плюрализм религий, Российское государство никогда не допускало глобальных конфликтов на этой почве. Политика государства в отношении религии на разных этапах развития России складывалась по-разному. В царские времена государственной религией было православие, представители мировых религий не ущемлялись (за исключением старообрядчества), ограничивались в правах некоторые сектанты, но это не приводило к религиозным конфликтам. Советское правительство поставило все конфессии в один ряд и сделало попытку их уничтожить. Сплоченные общей проблемой, религиозные группы стремились выжить в это непростое время, но никаких религиозных противоречий между их представителями не было .

В XX в. православие, как и любая другая религия, оказалось вне закона, что стало большой трагедией для русского народа .

Разрушались традиционные быт и культура российского сообщества, скрепленные нравственным началом, в роли которого выступала православная вера. В условиях отсутствия религиозной веры образовался духовный и экзистенциальный вакуум, исчезла русская национальная идея. Между тем вера является неотъемлемым атрибутом человечества. Ее отсутствие может привести к негативным последствиям. Вместо веры на первый план выступают новые идеалы и ценности, подчас не вполне моральнонравственного характера .

В постсоветское время декларируется свобода совести и вероисповедания. Мировые религии, секты и деноминации имеют одинаковые права и обязанности и подвергаются преследованию только в случае нарушения прав человека. В современной России эта тенденция продолжает существовать, обретая некоторые особенности .

Государственная политика современной России нацелена на создание «духовных скреп». Основой этой духовности неофициально (в действиях президента и его окружения) и на официальном уровне (Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях») признается православие, которое играет особую роль в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры .

XXI в. характеризуется переломным характером развития общества. Осмыслению подвергаются культурные, социальные и другие проблемы современности. Зачастую, не найдя ответов на многие вопросы, человек обращается к истокам, прошлому отечественной истории, православию. В эпоху глобализации увеличился страх потери национальной и культурной идентичности. В последние годы происходит активизация национальнокультурных процессов и движений, основывающихся на коренных национальных традициях. Наблюдается стремление возродить традиции через создание этнокультурных объединений и изучение истории и основ религии. Происходит поиск нравственных основ и духовных ценностей этносов, в том числе русского народа .

Российское общество и государство направлены на поиск национальной идеи, которая смогла бы возродить духовность российского народа, сплотить его, нравственно оздоровить общество. Выбор падает на патриотизм и духовные ценности. Потенциальным источником духовности для русского народа является традиционная для России религия – православие. Под православием мы чаще всего понимаем Русскую православную церковь Московской патриархии (далее – РПЦ МП). Русское православие за более чем десять веков накопило колоссальный опыт в решении многих вопросов. Симфония сосуществования светской и религиозной власти помогала удачно решать проблемы, волновавшие общественность: взаимоотношения власти и народа, проблемы собственности, социальные проблемы, сохранение и развитие национальных традиций. Православие помогало русскому этносу обрести духовное здоровье, смысл бытия, решить другие экзистенциальные проблемы .

Государство на неофициальном (например, президентские гранты, отданные Православной церкви и приближенным к ней организациям) и на официальном уровнях поддерживает РПЦ МП. За счет этого, а также за счет грамотной активной политики и миссионерской деятельности самой РПЦ мы наблюдаем специфическую картину возрождения православия в России. Этот процесс вызывает различные реакции у людей, в том числе массу критики и недовольства как среди верующих, так и среди атеистов и людей, индифферентных к религии, в том числе среди представителей научного сообщества .

После длительного духовного вакуума народ все больше обращается к религии. Люди, привыкшие идеализировать церковь и священнослужителей (этому во многом способствовала роль РПЦ в советском государстве как мучеников, подвергшихся гонениям), сейчас видят, что «реальная Церковь не похожа на тот идеальный образ, который они когда-то себе представляли» [5]. В научных кругах, в различных СМИ все чаще можно встретить резкую критику РПЦ и ее священнослужителей. Например, множество обличительных статей можно найти в интернете, в частности на информационном портале центра религиоведческих исследований «РелигиоПолис» (http://www.religiopolis.org) .

Компетентные ученые – религиоведы, политики, философы – выражают свою точку зрения на проблемы в религиозной сфере, в том числе и в современном православии, подкрепляя ее фактами. В вину РПЦ и священнослужителям ставятся стяжательство, падение авторитета в обществе, участие членов РПЦ в уголовных делах, разжигание религиозной розни и самое главное – попытка слияния церкви и государства .

Деятельность РПЦ осуждается и некоторыми представителями самой РПЦ, а также другими религиозными конфессиями .

Так, например, митрополит Русской православной старообрядческой церкви (далее – РПСЦ) Корнилий косвенно осуждает религиозные движения за излишнюю популяризацию в СМИ (это можно отнести и к РПЦ МП): «Но есть грань, которую Церковь в общении со СМИ переходить не должна. Мельтешение на страницах газет и на экранах телевизоров может привести к обесцениванию духовного авторитета Церкви в глазах людей. Поэтому слово Церкви должно быть ответственным и нелицеприятным» [6] .

Все чаще ученые говорят о попытках слияния Православной церкви и государства, а иногда и о фактах использования государством авторитета церкви, ангажированности православием чиновников и политических деятелей. Исследователи сходятся во мнении, что государство навязывает обществу национальную идею, которая должна сплотить общество и усилить авторитет государства. Правительство решило использовать религию как своего рода новую идеологию, вернее, превратить религию в идеологию, а это означает уничтожение религии. Теоретически государство имеет благие цели и намерения – духовное и нравственное оздоровление нации, «но на деле государство хотело использовать возросшую популярность православия для наведения порядка в стране» [2]. В результате мы имеем множество фактов нарушения гражданских свобод. Клерикальная идеология деструктивно влияет на науку, образование, искусство, основы религиозной терпимости. По каждому из этих пунктов можно привести примеры, когда православные радикальные активисты своими действиями пытались разжечь религиозную вражду. На этих примерах мы обнаруживаем, что российское светское демократическое общество имеет еще множество препятствий, дабы таковым называться .

Между тем кроме РПЦ МП православие представлено и многими другими направлениями. Особое внимание в настоящее, переходное, время следует уделить старообрядчеству, которое на протяжении последнего века стало русским явлением для многих стран мира. Еще С. А. Апраксин говорил: «Я не могу не считать... старообрядчество сокровищницей, Самим Богом уготованной на святое хранение старых обрядов и заветов древних, не могу не преклоняться перед их твердой верой, горячей любовью ко всему церковному, перед мощностью их духа, не сломившегося несмотря на гонения, на преследования, на злострадания, – все эти качества столь необходимы для создания истинной Церкви Христовой и так мало их остается у нас православных» [1]. Сегодня старообрядчество, освобожденное от гнета государства и РПЦ, находится в стадии возрождения и готово принять посильное участие в становлении судьбы нашего народа. Митрополит РПСЦ Корнилий в одном из своих интервью говорит о том, что старообрядчество обеспокоено судьбой русского народа и тревожится о будущем России: «Предав забвению свои традиции, он (русский народ. – В. М.) утратил нравственные ориентиры, стал копировать чужие образы. Как заблудший сын, он должен вернуться в отчий дом» [4] .

Митрополит Корнилий в своих интервью и докладах Освященному собору Русской православной старообрядческой церкви говорит о том, что в конце XX в. русский народ, оставшись без советской идеологии, стал открыт всем «идейным ветрам». Это стало причиной духовной растерянности русской нации и в перспективе может способствовать утрате национальной идентичности и социально-политической стабильности. Сейчас наша страна испытывает духовную агрессию так называемых западных ценностей, в то же время идет наступление нетрадиционных культов, некоторые из них явно направлены против православных традиций. Это происходит на фоне экономических потрясений, роста алкоголизма и наркомании, возрастания агрессивности и преступности, упадка честного отношения к труду, понижения рождаемости. Государство понимает, что для ответа на эти вызовы современности необходима опора на общественное согласие, возрастание духовно-нравственного уровня, возвращение к истокам и формам устроения духовной жизни. Все, что касается инициатив государства и других традиционных конфессий по сохранению духовности, здоровья нации, старообрядчество готово поддерживать, если это не противоречит устоям и правилам старой веры. Митрополит Корнилий считает, что нужно сплотить все силы «на борьбу за сбережение нашего народа, его нравственного и душевного здоровья» [3]. Старообрядчество может привнести в российское общество ценности здорового, просвещенного консерватизма .

Безусловно, старообрядчество, как и другие религии, не может стать национальной идеей для светской России, но оно несет в себе определенные качества, которые помогут русскому этносу обрести объединяющий фактор. Речь идет о таких положительных качествах старообрядчества, как стремление к сохранению религиозных и культурных традиций, обычаев, семейного уклада, быта, адаптация к инокультурной среде, способы взаимоотношения с инокультурным и инорелигиозным сообществом, религиозная идентичность представителей старообрядческого движения. Митрополит Корнилий подтверждает, что «сегодня старообрядчество сумело сохранить подлинные традиции древней русской духовности и донести их живыми до нашего времени. Мы надеемся, что возвращение этих традиций поможет восстановить духовные, нравственные устои в семье и обществе» [6] .

Мы объединим эти достоинства в три категории: культурный национализм, традиционализм, религиозная идентичность .

Список литературы

1. Апраксин С. А. Исповедь уверовавшаго интеллигента [Электронный ресурс] // Рус. православ. старообряд. церковь. – URL: http://rpsc.ru/library/ nestaroobryadci-o-staroobryadchestve/sa-apraksin-ispoved-uverovavshagointelligenta-otryivok .

2. В поисках «золотой середины»: интервью с Б. Фаликовым [Электронный ресурс] // Центр религиоведческих исследований «РелигиоПолис». – URL:

http://www.religiopolis.org/publications/6580–v–poiskah–zolotoj–serediny.html .

3. Доклад митрополита Корнилия Освященному Собору от 16 окт. 2008 г .

[Электронный ресурс] // Рус. православ. старообряд. церковь. – URL:

http://www.rpsc.ru/version/modules.php?name=News&file=–print&sid=558 .

4. Интервью порталу «Интерфакс-религия» (2007 г.) [Электронный ресурс] // Рус. православ. старообряд. церковь. – URL: http://rpsc.ru/mitropolit/ interview/ intervyu–portalu–interfaksreligiya .

5. Мальцев В. Миланский эдикт советского государства [Электронный ресурс] // РелигиоПолис : Центр религиовед. исслед. – URL: http://www.religiopolis.org/ publications/6638–milanskij–edikt–sovetskogo–gosudarstva.html .

6. Петров А. Преемник нового курса : интервью газете «НГ-РЕЛИГИИ»

(2005 г.) [Электронный ресурс] // Рус. православ. старообряд. церковь. – URL:

http://rpsc.ru/mitropolit/interview/preemnik-novogo-kursa .

–  –  –

Abstract. The article considers the policy of the Russian state in the sphere of religion. Examines the crisis of the Russian spirituality and the ways out of it. The role of Orthodoxy as the custodian of cultural and religious identity of the Russian people .

Analyzes the quality of modern Orthodox Church in the person of Russian Orthodox Church and old believers .

Keywords: religious conflict, public policy, Orthodoxy, Russian Orthodox Church, old believers, the state, the national idea of cultural nationalism, national identity, cultural identity .

Матющенко Виктория Сергеевна – кандидат философских наук, доцент, кафедра гуманитарных наук, Амурская государственная медицинская академия, 675000, г. Благовещенск, ул.

Горького, 101, тел.: 8(4162)319053, е-mail:

v89246728625@ya.ru Matyuschenko Victoria Sergeevna – Candidate of Sciences (Philosophy), Associate Professor, the Department of Humanitarian Sciences, Amur State Medical Academy, 101, Gorki st., Blagoveschensk, 675000, tel.: 8(4162)319053, e-mail: v89246728625@ya.ru

УДК 316.346.32-053.6:2

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОСТИ

СТУДЕНТОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВУЗА

(БАЙКАЛЬСКИЙ РЕГИОН)

–  –  –

Аннотация. В связи с ренессансом религиозности в мире и в нашей стране в частности возникает необходимость прояснения религиозной ситуации в регионе, например в студенческой среде. Наша молодежь – будущее страны, поэтому необходимо знать молодежную субкультуру, в том числе и уровень, степень и характер религиозности. Необходимо также выявлять наличие корреляции между интенсивностью веры и ее содержанием .

Ключевые слова: религиозность, религиозная ситуация, уровень религиозности, степень религиозности, характер религиозности, государственный вуз, студенты, религия, религиозность студентов .

Исследования религиозности студентов проводились на начальных курсах гуманитарных факультетов государственного вуза. Целью исследования ставилось выявить уровень, характер религиозности и степень религиозности учащейся молодежи [1] .

Для достижения цели исследования была разработана авторская методика и план исследований в соответствии с практическим руководством З. В. Сикевича [3] и работой по социологии религии В. И. Веремчука .

Таким образом, религиозность мы обнаруживаем по наличию религиозной веры. Религиозная вера в свою очередь определяется верой:

1) в трансцендентную реальность,

2) в наличие гипостазированных сущностей и возможность контакта с ними [1] .

Проведено 191 анкетирование .

По характеру религиозности из опрошенных, православными назвали себя 64 чел. (из них убежденные верующие – 5 чел.), буддистами – 29 чел., шаманистами – 6 чел., протестантами – 4 чел., католиками – 1 чел. В обследуемом контингенте не оказалось студентов, исповедующих ислам и иудаизм .

Степень религиозности. Считают себя верующими 99 чел. Из убежденных верующих – 7 чел. (5 – православных, 1 – протестант, 1 – буддист) .

Крестили в детстве или по настоянию 57 чел., из них верующие – 18 чел .

Безразличны к религии 25 чел. В наличие высших сил верят 58, суеверными себя считают 2, атеистами – 8. Интересуются шаманизмом 33 чел., верят в шаманские практики – 43 .

К новым религиозным движениям относятся безразлично 74 чел., интересуются – 10; считают, что они не относятся к нашей культуре – 42 чел .

В приметы верят 29 чел., из них православных – 14, буддистов – 9, шаманистов – 2. В то, что приметы иногда срабатывают, верят 113 чел .

Готовы к встрече с инопланетянами 89 чел .

В творение мира верят 67 чел., из них православных – 39, буддистов – 7, шаманистов – 4 .

В теорию Большого взрыва и эволюцию вселенной верят 74 чел., из них православных – 18, буддистов – 8, шаманистов – 2 .

Предпочитают теорию череды возникновения вселенных 32 чел., из них православные – 10, буддисты – 7, шаманистов нет .

В привидения, домовых верит 71 чел., видели – 19 чел., из них православных: верят – 29, видели – 7, буддистов – 12 (видели – 5), шаманистов – 4 (2 считают пережитком) .

Вещие сны видели 59 чел., в то, что вещие сны есть, верят 11 чел., не верят вещим снам 14 .

В параллельные миры верят 49 чел., не верят – 48, допускают возможность – 96 .

Бога Личностью считают 39 чел., из них православных – 13, буддистов – 6, шаманистов – 2 .

Бог – Абсолют для 23 чел., из них православных – 4, буддистов – 4, шаманистов – 1 .

Бог – трансцендентная сущность для 62 чел., из них православных – 11, буддистов – 13, шаманистов – 2. Суеверны – 23 чел., из них православных – 7, буддистов – 4, шаманистов – 1. Бога не существует для 14 чел. из опрошенных .

В анкете было предложено дать свое определение Бога, по желанию. Ответы прозвучали следующие: душа, вера, смысл жизни, моральный авторитет, источник сил, ВСЕ, спаситель, праведник и т. д .

Обращаться к гадалкам и магам в затруднительной ситуации считают возможным 75 чел., из них православных – 29, из крещенных в детстве – 18. Из буддистов обращаются 16 чел., шаманистов – 5 и 1 не верит .

Мистику в реальном мире отрицают 37 чел., считают, что она есть, – 111, интересуются – 22, считают, что она для детей, – 127. В том, что в мире много непознанного, не сомневаются 127 чел .

К своей религии в трудной ситуации считают возможным обратиться православных – 51; считают, что так нужно делать всегда, – 11, и к гадалкам и в церковь считают возможным обращаться 20, только одна девочка написала, что это грех. Буддистов – 20 чел., и к религии и к магам считают возможным обратиться 9. Шаманистов – 5 чел., из них 2 считают, что так надо делать всегда, 1 не верит ни гадалкам, ни религии .

В своем окружении опрошенные видят: 1) больше верующих – 106 чел., 2) неверующих – 46 чел., 3) суеверных – 27 чел., 4) атеистов – 7 чел .

Считают более нравственными религиозных людей – 96 чел., атеистов – 5 чел., не считают, что есть какая-то связь, – 79 .

У четырех человек обнаружилось негативное отношение к мусульманам, у одного – отрицательное отношение к православным, у одного – отрицательное к иудеям .

В конце анкеты было предложено определить произвольно, что есть религия, по желанию. Готовых вариантов ответов предложено не было, тем не менее ответы, в разных группах часто совпадали буквально дословно: религия играет важную роль в жизни личности – 42 чел., помогает жить в трудную минуту – 39, воспитывает нравственность – 31, сплачивает – 9. Главное, смысл – 6 чел. Вера в светлое – 7 чел. «БОГ Есть» (именно так: заглавными буквами) – 3 чел. Негативное отношение к религии – 6 чел. «Бог есть – он придает уверенность в жизни», – так написала буддистка .

В результате исследования мы имеем следующее .

1. Высокий уровень религиозности – 52 % студентов считают себя верующими, 7 чел. (3,5 %) – убежденными. Остальные демонстрируют различные виды внеконфессиональной религиозности. Только одного человека по результатам исследования можно определенно назвать неверующим [5] .

2. Не было необходимости задавать вопросы, косвенно указывающие на религиозность (вещие сны, гадалки, инопланетяне, мистика), – студенты уверенно указывают свою религиозную принадлежность, но этими вопросами была выявлена высокая внеконфессиональная религиозность [2] .

3. Выяснилось, что молодежь большей частью находится в религиозном окружении – 106 чел., причем под окружением имеются в виду не только родственники, но и друзья – ровесники .

4. Но проявилась и неожиданная ситуация: студенты, уверенно идентифицирующие себя с определенной религией, мало знакомы с ее основными догматами или не придерживаются их, что позволяет им считать возможным обращаться к неформальным видам религиозности, например православные могут ходить к гадалкам, верить в приметы .

Выявилась большая путаница в определении Бога. Например, у православных, где Бог априори личность, было обнаружено большое количество других ответов. Бог – личность у буддистов, у шаманистов. Также имеется различие мнений верующих студентов о происхождении вселенной, хотя этот вопрос, казалось бы, должен был определяться соответствующими религиозными воззрениями [4] .

Высок уровень внеконфессиональной безличной религиозности, что определяется наличием веры в высшие силы, гадалок и т. п .

5. Прослеживается влияние средств массовой информации на формирование картины мира, с одной стороны, и малая информированность о своих религиях – с другой, что придает мировоззрению молодых людей некоторую сумбурность и незрелость .

6. Отмечается общий позитивный настрой, стремление к лучшей жизни и желание, чтобы всем было хорошо .

В целом можно сделать следующие выводы: молодежь религиозна, но, тем не менее, мало информирована в области религии, что делает ее подверженной любому религиозному или псевдорелигиозному влиянию, так как в силу возраста молодые люди находятся в поисках смысла жизни и могут связывать его с религиозным служением или религиозным образом жизни. Также религиозность у молодежи связывается с сохранением традиций (шаманизм, буддизм) и с возможностью выходить на контакт с высшими силами с определенными целями: просьбой о помощи или какой-то степени познания окружающего мира .

В результате работы были выявлены области, подлежащие более детальному изучению, для разработки рекомендаций в работе с молодежью. Исследования будут продолжены, расширен круг сфер, подлежащих изучению .

Список литературы

1. Веремчук В. И. Социология религии / В. И. Веремчук. – М. : Юнити-Дана, 2012. – 255 с .

2. Гараджа В. И. Социология религии / В. И. Гараджа. – 4-е изд., перераб. и доп. – М. : Инфра-М, 2010. – 304 с .

3. Сикевич З. В. Социологическое исследование : практ. руководство / З. В. Сикевич. – СПб. : Питер, 2005. – 320 с .

4. Религиоведение / ред. М. М. Шахнович. – СПб. : Питер, 2006. – 430 с .

5. Яблоков И. Н. Религиоведение / И. Н. Яблоков. – 2-е изд., испр. и доп. – М. :

Гадарики, 2010. – 319 с .

–  –  –

Abstract. In connection with the Renaissance of religion in the whole world and in our country in particular, there is a need to clarify the religious situation in the region, in particular among students. Our youth – the future of the country, so you should know a youth subculture, including the level, degree and nature of religiosity. It is important to identify the presence of correlation between the intensity of faith and its content .

Keywords: religiosity, religious situation, the level of religiosity degree of religiosity, the nature of religion, state University, students, religion, the religiosity of students .

Индуцкая Оксана Ивановна – старший преподаватель, кафедра религиоведения и теологии, исторический факультет, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1-411, тел.: 8(3952)334372, e-mail:

ksenia.ivanovna.irk@mail.ru Induzca Oksana Ivanovna – Senior Lecturer, Department of Religious Studies and Theology, Faculty of History, Irkutsk State University, 1-411, K. Marks st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)334372, e-mail: ksenia.ivanovna.irk@mail.ru УДК 323.22

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

СТУДЕНТОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТОВ

(НА ПРИМЕРЕ ЧОУ ВО «ОМСКАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ

АКАДЕМИЯ»)

–  –  –

Аннотация. Представлены результаты исследования по выявлению мотивов профессионального выбора и дальнейшего профессионального самоопределения студентов юридических факультетов. Особое внимание уделено предпочитаемым сферам дальнейшей профессиональной деятельности после окончания обучения, зарплатным ожиданиям, препятствиям трудоустройства студентов юридических факультетов .

Ключевые слова: профессиональное самоопределение, мотивы профессионального выбора, высшее юридическое образование .

Динамично меняющиеся условия современного общества требуют от каждого человека способности быстро адаптироваться к происходящим изменениям в социокультурной ситуации на территории своего региона, страны. Новое время и новые обстоятельства побуждают многих к получению юридического образования, правовая подготовка стала необходима везде: на работе, в быту, в решении имущественных вопросов, финансовых и т. д .

Абсолютное большинство населения России убеждено, что знание законов необходимо в повседневной жизни. Поэтому проблемы мотивации профессионального выбора и дальнейшего профессионального самоопределения современных студентов юридических факультетов становятся приоритетными .

Исследование профессионального самоопределения широко представлено в научных исследованиях социально-гуманитарных наук. Предметом внимания ученых (Е. М. Борисова, Л. Н. Банникова, Ю. Р. Вишневский, О. В. Виштак, Я. В. Дидковская, Л. В. Сохань, Н. С. Пражников, М. В. Певная) стали вопросы ценностносмыслового аспекта профессионального самоопределения Исследователи придерживаются единого мнения, что профессиональное самоопределение как динамический процесс развития ценностно-смысловой системы, намерений, интересов есть эмоциональное отношение к профессиональной деятельности .

Вместе с тем самоопределение характеризуется выявлением своей «ниши» в системе социальной стратификации современного общества, где выбранная профессия выступает одним из значимых факторов, определяющих социальный статус, успешность, материальное положение и т. п. [1, с. 138] .

С целью выявления мотивов профессионального выбора и дальнейшего профессионального самоопределения было проведено исследование с помощью метода анкетирования. В опросе приняли участие респонденты – студенты ЧОУ ВО «Омская юридическая академия» (далее – ОмЮА) по направлению подготовки «Юриспруденция», выборка составила 147 студентов, из равного соотношения первокурсников и выпускников вуза. Респондентам была представлена анкета из 13 вопросов, в которой нужно было выбрать из предлагаемых вариантов те, которые в большей степени отвечали личной точке зрения обучающегося .

Ведущие факторы, которыми первокурсники руководствовались при выборе направления подготовки «Юриспруденция» в ОмЮА, носят субъективный характер, а именно интерес к содержанию выбранной специальности («мое призвание») – 64 % .

Следует отметить, что интерес традиционно считается самым значимым мотивом выбора профессии, осознаваемым ранее и яснее всех других. Этот факт также подтверждает анализ анкет выпускников ОмЮА. Приоритет выбора юридического направления подготовки у 55 % опрошенных выпускников связан с интересом к содержанию выбранной профессии .

Помимо субъективных, значимыми являются объективные факторы, такие как уровень качества образования конкретного вуза – 57 %, высококвалифицированный профессорско-преподавательский состав – 48 %, возможность карьерного роста – 48 %, возможность материального благополучия – 43 %, престиж вуза – 42 %, возможность устроиться на высокооплачиваемую работу – 40 % .

Таким образом, в структуре мотивов студентов ОмЮА ярко прослеживаются две основные тенденции. С одной стороны, это стремление реализовать свои исключительно социальностатусные потребности, и ОмЮА выступает как средство такой реализации, с другой – стремление получить профессию и стать востребованным специалистом на рынке труда .

Согласно полученным в исследовании результатам, большинство студентов (63 %), несмотря на различные мотивы выбора специальности, удовлетворены выбором будущей профессии .

Степень удовлетворенности выбором направления подготовки зависит от многих факторов, в том числе от удовлетворенности работой профессорско-преподавательского состава, от результатов деятельности которых зависит уровень качества образования, а также ожидаемых перспектив трудоустройства и возможности достижения материального благополучия в будущем .

Если на младших курсах отношение к профессии оказывало влияние на эффективность образовательной деятельности в основном опосредованно, т. е. через высокую познавательную мотивацию к содержанию выбранной профессии, что подтверждается результатами исследования, то у выпускников удовлетворенность выбором профессии прямо связана с эффективностью образовательной деятельности в конкретном вузе .

При ответе на вопрос «Какие результаты, полученные Вами при обучении в академии, являются самыми значимыми?» студенты определили наиболее важные факторы. Независимо от курса обучения для 71 % значимым фактором является получение теоретической подготовки. Кроме того, студенты отмечают, что научились работать с информацией – 31 %, организовывать свою работу для получения поставленной цели – 20 %, приобрели личные и деловые контакты – 20 %. Меньше всего студенты отметили, что в процессе обучения им удалось развить лидерские качества и творческий потенциал .

Также в числе приоритетных результатов обучения студенты отметили «получение практических знаний», однако процент выборки напрямую зависит от курса обучения студента. Так, для первокурсников это составляет 60 %, а для выпускников – 37 % .

Один из блоков вопросов анкеты был посвящен профессиональному самоопределению студентов юридического направления подготовки ОмЮА. Анализируя предпочтительные сферы дальнейшей работы после окончания обучения студентов, можно сделать следующий вывод. В целом для респодентов после окончания вуза важна работа по специальности, юристом общего профиля – 69 %. При этом три направления привлекают большее число респодентов: государственная служба/чиновник – 50 %, консультирование – 7 %, развлечения/массмедиа – 7 %. Однако стоит отметить, что на момент поступления в вуз первокурсники не имеют четко выраженных предпочтительных сфер дальнейшей профессиональной деятельности. 12 % студентов указали «консультирование» как желаемую карьеру, 8 % – сферу развлечений, массмедиа, автомобильный бизнес, туризм. Причиной этого чаще всего является несоответствие между тем представлением о профессии, которое приводит выпускников школы в вуз, с реальным, фактическим содержанием данной профессии .

Случайность профессионального самоопределения может привести к сложным переживаниям, разочарованиям в выбранной профессии и тяжелым внутренним конфликтам .

Большинство студентов ОмЮА считают, что получают в академии серьезную теоретическую подготовку по выбранной специальности, а серьезными препятствиями для трудоустройства отмечают три группы причин: недостаток полученных практических навыков, недостаток рабочих мест по специальности на рынке труда, недостаток личных контактов, связей. Структура препятствий для трудоустройства в зависимости от курса обучения различна. Выпускники главным препятствием для себя определяют недостаточную профессиональную компетентность – 50 %, а первокурсники – недостаток рабочих мест по направлению подготовки на рынке труда (69 %) и недостаток личных контактов (39 %), в то время как о собственной профессиональной компетентности речи не идет .

С точки зрения ожидаемой заработной платы результаты анкетирования показали также различные интервалы в зависмости от курса обучения. Так, среди выпускников медианным значением стал интервал 20–30 тыс. руб., когда среди первокурссников интервал – более 100 тыс. руб. судя по предложениям работодателей на популярных интернет-сайтах, средняя заработная плата юриста в Омской области составляет 28 тыс .

руб., что в три раза ниже ожидаемой заработной платы первокурсников .

Таким образом, результаты исследования студентов по юридическому направлению подготовки ОмЮА показывают, что профессиональное самоопределение есть процесс формирования субъективного отношения к профессиональной деятельности и способ самореализации, карьерное планирование как результат согласования личных и социальных потребностей .

Полученные результаты дают возможность руководству образовательной организации своевременно и на постоянной основе получать обратную связь от студентов и принимать управленческие решения .

Список литературы

1. Левицкая И. А. Профессиональное самоопределение как социокультурный процесс // Вестн. Кемеров. гос. ун-та. – 2014. – № 2 (58). – Т. 2. – С. 136–140 .

PROFESSIONAL SELF-DETERMINATION OF THE LAW SCHOOLS

STUDENTS (IN THE EXAMPLE OF THE PRIVATE EDUCATIONAL

INSTITUTION OF HIGHER EDUCATION «OMSK LAW ACADEMY»)

–  –  –

Abstract. This article presents the results of the study to identify the motives of the professional choice and further professional self-determination of the law schools students. Special attention is paid to the preferred areas of further professional practice after the graduation, salary expectations, employment barriers of the law schools students .

Keywords: professional self-determination, motives of the professional choice, higher law education .

Ляшевская Наталья Валерьевна – аспирант, кафедра правоведения, государственного и муниципального управления, факультет истории, философии и права, Омский государственный педагогический университет, 644099, г. Омск,

Набережная им. Тухачевского, 14, тел.: 8(3812)23-12-20, e-mail:

n.lyashevskaya@yandex.ru Lyashevskaya Natalya Valer'evna – Postgraduate Student, Department of Law and Public Administration, Faculty of History, Philosophy and Law, Omsk State Pedagogical University, 14, Nab. them. Tukhachevskogo, Omsk, 644099, tel.: 8(3812)23-12-20, e-mail: n. lyashevskaya@yandex.ru

РАЗДЕЛ

«ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА:

ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

И МОДЕЛИ В СИСТЕМЕ

ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ»

УДК 378.17(571.53)

СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ОБРАЗ ЖИЗНИ СТУДЕНТОВ

ИРКУТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

–  –  –

Проведен анализ состояния здоровья студентовАннотация .

первокурсников с 2002 по 2016 учебные годы. Выявлена тенденция увеличения количества студентов, определенных в специальную медицинскую группу. Исследователи подробно описывают образ жизни современного первокурсника (режим дня, хобби, вкусовые предпочтения, занятия спортом, особенности начального образования, наличие вредных привычек) .

Ключевые слова: состояние здоровья, физическое развитие, образ жизни, первокурсники .

Нами было проведено масштабное исследование, посвященное психофизиологическому состоянию здоровья студентов Иркутского государственного университета (далее – ИГУ). Особый научный и практический интерес представляет выявление особенностей образа жизни и проведение оценка уровня здоровья первокурсников ИГУ .

Актуальность работы. Согласно литературным данным, за 15– 20 лет заболеваемость среди молодежи увеличилась на 8–10 % .

Если среди старшеклассников страдают хроническими заболеваниями 40–50 %, то к окончанию вуза их количество достигает 85– 95 %. В связи с этим проблема изучения и сохранения здоровья студентов является на сегодня весьма актуальной. Поэтому важным является определение факторов риска и создание здоровьесберегающих программ, которые будут способствовать сохранению и повышению адаптации студентов в период обучения в вузе [2, с. 345–354] .

Объект исследования Были обследованы студенты 1-го и 2-го курсов Иркутского государственного университета в период с 2002 по 2016 г. шести факультетов: биолого-почвенного, психологического, физического, исторического, факультета филологии и журналистики, института математики и информатики .

Методы исследования Измерение артериального давления (АД), функциональные пробы с дозированной физической нагрузкой, ортостатическая проба, холодовая проба, рост, вес, ИМТ, ЧСС, методика письменного анкетирования .

Результаты исследования В рамках исследования проведен анализ образа жизни студентов .

Было исследовано отношение первокурсников к спорту. Из всех опрошенных массовыми видами спорта занимались 47,8 % (163 чел.). Наиболее популярным массовым видом спорта среди молодежи оказался волейбол, на втором месте – баскетбол, на третьем месте – легкая атлетика. В среднем студенты занимались спортом до поступления в вуз от 2 до 4 лет. Большинство студентов (60 %, 193 чел.) занимались спортом для улучшения общего физического состояния, тогда как 40 % (129 чел.) – с целью привести в порядок фигуру, причем желание заниматься дальше аэробными нагрузками высказали 40 % (129 чел.), силовыми – 30 % (97 студентов), стретчингом – 10 % (33 чел.). Таким образом, большинство первокурсников осознают положительную роль воздействия физических упражнений на организм человека .

Далее мы провели исследование, которое определяло наличие признаков вегетативных нарушений у студентовпервокурсников на начальном этапе обучения. Было установлено, что половина опрошенных первокурсников (54,3 %, 185 чел.) страдали от головных болей, 50,7 % (173 чел.) отмечали у себя головокружения, постоянно жаловались на головокружения 9 % (31 чел.), не страдали от головокружений только 35 % (120 чел.) .

Чувство раздражения часто отмечали 24,2 % (75 чел.), иногда – 41,6 % (133 чел.), редко – 34,2 % (109 чел.) .

Наличие этих симптомов отражает существенные проблемы с социальной адаптацией и свидетельствует о нарушениях здоровья обследуемых. Так проявляет себя астенический синдром – состояние, характеризующееся повышенной утомляемостью, истощаемостью, ослаблением или утратой способности к продолжительному физическому или умственному напряжению, раздражительностью, частой сменой настроения, слезливостью, капризностью [6, с. 52–57] .

Анализ с 2002 по 2016 г. проводился по следующим заболеваниям: опорно-двигательного аппарата (ОДА), желудочнокишечного тракта (ЖКТ), органов зрения (миопия различных степеней и т. п.), бронхолегочные (тонзилиты), заболевания мочеполовой сферы (пиелонефриты), а также вегето-сосудистая дистония (ВСД) .

Было выявлено, что в исследуемый период основными заболеваниями молодежи являлись заболевания ОДА, ЖКТ, органов зрения. На втором месте по частоте встречаемости можно выделить бронхолегочные заболевания и заболевания мочеполовой системы .

С 2002 по 2007 г. происходит увеличение количества студентов с патологией органов зрения (миопией различной степени) и патологией ОДА (рис.) .

Если в 2002 учеб. году у 25 % обследуемых были зарегистрированы заболевания ОДА и у 20 % – заболевания органов зрения (миопия различной степени), то в 2007 учеб. году показатели количества студентов-первокурсников с заболеваниями ОДА и органов зрения составили 28 % и 22 % соответственно. В это же время отмечено максимальное количество студентов-первокурсников с патологией ЖКТ (25 %) (рис.) .

С 2008 по 2010 г. происходит увеличение количества студентов-первокурсников с заболеваниями ОДА, органов зрения и нейроциркуляторными нарушениями (в виде ВСД по гипотоническому и гипертоническому типу) .

В 2012 г. на первое место по распространенности вышла патология органов зрения (31 %), на второе место – нейроциркуляторные нарушения в виде ВСД, на третье – заболевания ОДА (рис.) .

Отмечен общий рост заболеваний. Заболевания ОДА увеличились на 7 % в 2009 г. по сравнению с 2002 г.; миопия – с 24 % до 31 % в исследуемый период; нейроциркуляторные нарушения в виде ВСД увеличились с 10 % в 2002 г. до 24 % в 2012 г. Данная динамика отображает стремительный рост заболеваемости среди молодежи. Так как объектом исследования являлись именно студенты-первокурсники, то можно сказать, что студенты приходят на первый курс уже с имеющейся патологией, возможно со школы. Негативное влияние оказывает стремительное развитие научно-технического прогресса, малоподвижный образ жизни, который в свою очередь ведет к гиподинамии .

Рис. Частота встречаемости заболеваний у студентов специальной медицинской группы за 2002–2016 гг .

В итоге, проведя анализ наших данных, мы получили следующие выводы:

1. Более 40 % студентов-первокурсников, поступающих в Иркутский государственный университет, уже имеют сформированную хроническую патологию .

2. Максимальное количество студентов-первокурсников, определенных в подготовительную группу и СМГ, наблюдалось в 2003 учеб. году и составило 28,5 % и 23 % соответственно от всего числа обследованных .

3. Максимальное количество студентов-инвалидов отмечено в 2011 г. (4,7 %) .

4. В структуре заболеваемости студентов-первокурсников лидирующие позиции занимают нейроциркуляторные нарушения, патология опорно-двигательного аппарата, органов зрения и органов пищеварения .

Мы обращаем внимание на то, что среди патологии студентов-первокурсников, определенных в СМГ, на первом месте стоит патология ОДА, патология органов зрения, патология ЖКТ и нейроциркуляторные нарушения .

Полученные результаты совпадают с данными других исследователей [6, с. 99–104] .

Установлено, что в значительной степени состояние здоровья молодежи определяется двумя составляющими: наследственностью и влиянием внешних факторов [3, с. 16–19]. Так, например, известно, что за последние десятилетие увеличилось число патологии органов зрения, ОДА и патологии ЖКТ [7, с. 99–104].

Это можно объяснить особенностями жизни современного подростка:

увлечение ПК (повышение нагрузки на органы зрения), нарушение режима дня (режима питания). В итоге происходит формирование гиподинамического образа жизни .

Исследование, проведенное в 2016 г., показало, что наибольшее количество студентов-первокурсников (66,3 %, или 246 чел.) было определено в общую группу, тогда как специальную медицинскую группу составили 16,1 % (55 чел.). В основном это девушки .

Наиболее часто встречающимися заболеваниями оказались заболевания органов зрения (миопии различной степени тяжести), которые составили 25 % случаев (80 чел.). На втором месте оказались заболевания опорно-двигательной системы (нарушения осанки, сколиозы различной степени, плоскостопия) – у 23,4 % (70 чел.). На третьем месте были заболевания бронхолегочной системы в виде бронхиальной астмы, аллергии – у 16 % (52 студентов). Также стоит отметить, что часто встречались заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) в виде хронического гастрита и заболеваний желчного пузыря (14,3 %, 46 чел.). 10,7 % (35 студентов-первокурсников) страдали заболеваниями сердечно-сосудистой системы .

Таким образом, согласно результатам нашего исследования можно сделать следующие выводы:

1. На момент поступления в вуз наиболее часто встречаются заболевания органов зрения, опорно-двигательного аппарата и бронхолегочные заболевания .

2. Образ жизни современного первокурсника характеризуется недостаточной продолжительностью сна, наличием бессонницы, недостаточным количеством приемов пищи в день, наличием у половины опрошенных студентов головных болей и головокружений с чувством раздражения .

Мы рекомендуем использовать результаты ежегодного мониторинга психофизических показателей здоровья первокурсников для разработки грамотных профилактических здоровьесберегающих программ, внедрение которых в процесс обучения улучшит качество усвояемого материала и поможет повысить адаптационные резервы обучающихся .

Список литературы

1. Александрович О. Ю. Оптимизация учебных занятий в специальной медицинской группе студентов Иркутского государственного университета : учеб.метод. пособие / О. Ю. Александрович, А. Ю. Колесникова, К. В. Сухинина. – Иркутск : Мегапринт, 2016. – 66 с .

2. Гордеева Е. И. Лечение сколиоза (обзор современных методик) / Е. И. Гордеева, К. В. Сухинина // Материалы Девятых Байкальских Международных социально-гуманитарных чтений. В 2 т. Т. 1 / ФГБОУ ВО «ИГУ». – Иркутск, 2016. – С. 345–354 .

3. Загоруйко М. В. Ожирение у детей и подростков / М. В. Загоруйко, Т. П. Бардымова, Л. В. Рычкова // Сиб. мед. журн. – Иркутск, 2010. – Т. 97. – № 6. – С. 16–19 .

4. Колесникова А. Ю. Особенности формирования мотивационно-ценностного отношения к здоровому образу жизни у студентов / А. Ю. Колесникова, В. Ю. Лебединский, К. В. Сухинина // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2016. – № 3. – С. 60–63 .

5. Результаты мониторинга физического здоровья студентов на основе активной самооценки / Е. А. Калюжный, Ю. Г. Кузьмичев, С. В. Михайлов, В. Ю. Маслова // Научное мнение : науч. журн. – СПб., 2012. – № 4. – С. 133–136 .

6. Социально-психологические особенности студентов-первокурсников в зависимости от профиля обучения / Колесникова Л. И., Рычкова Л. В., В. М. Поляков и др. // Бюл. ВС НЦ СО РАМН. – 2015. – №4. – С. 52–57 .

7. Сухинина К. В. Анализ состояния здоровья студентов-первокурсников за2002–2012 учебные годы / Сухинина К. В., Простокишина Н. Н., Гордеева Е .

И // Актуальные проблемы развития системы физического воспитания, образования и подготовки спортивного резерва на современном этапе : материалы Всерос. с междунар. участием науч.-практ. конф. (10–11 окт. 2013 г.). – Иркутск, 2013. – Т. 2. – С. 99–104 .

THE HEALTH AND LIFESTYLE OF STUDENTS

IRKUTSK STATE UNIVERSITY

E. I. Gordeeva, K. V. Sukhinina, Irkutsk State University, Irkutsk Abstract. In this paper, we analyze the state of health of first-year students from 2002 to 2016 academic years. The revealed tendency of increase in the number of students identified in special medical group. The researchers describe in detail the lifestyle of the modern freshman (daily routine, Hobbies, food preferences, sports, especially primary education, presence of harmful habits) .

Keywords: health, physical development, lifestyle, freshmen .

Гордеева Елизавета Игоревна – магистр, кафедра физиологии и психофизиологии, биолого-почвенный факультет, Иркутский государственный университет, 664011, г. Иркутск, ул. Сухэ-Батора, 5, тел. 8(395)224-18-70, e-mail: elizavetochka111@yandex.ru Gordeeva Elizaveta Igorevna – Magister, Department of Physiology and Neuroscience, Faculty of Biology, Irkutsk State University, 5, Sukhbaatar st., Irkutsk, 664011, tel.: 8(395)224-18-70, e-mail: elizavetochka111@yandex.ru Сухинина Ксения Викторовна – кандидат биологических наук, доцент, Физкультурно-оздоровительный центр, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1-406, тел.: 8(3952) 200846, e-mail: konstanta2003@inbox.ru Sukhinina Kseniya Viktorovna – Candidate of Biology Sciences, Associate Professor, Health and Fitness Center, Irkutsk State University, 1-406, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952) 200846, e-mail: konstanta2003@inbox.ru УДК 378.172:612.73/.74

ФИЗИЧЕСКАЯ НАГРУЗКА –

ФАКТОР ДВИГАТЕЛЬНОЙ МЫШЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ

–  –  –

Аннотация. Рассматриваются функциональная система, двигательная активность как атрибут жизнедеятельности студенческой адаптации к физическим нагрузкам. Изучены параметры функциональных особенностей у студента в зависимости от степени тренированности .

Ключевые слова: адаптация к нагрузкам, частота нервных импульсов, работоспособность скелетных мышц, кровоснабжение работающих мышц .

Физическая нагрузка – самый естественный и древний фактор, воздействующий на человека [3, с. 224]. Этот фактор во все времена сопровождал человека, и двигательная мышечная активность всегда была важным звеном приспособления человека к окружающему миру .

Двигательная активность как атрибут жизнедеятельности не означает, однако, что все люди могут выполнять длительную и интенсивную мышечную работу. Способность к такой работе, или тренированность, адаптация, приобретается в результате длительной тренировки. Этот процесс постоянно наблюдается у людей, чей образ жизни или профессия связаны с напряженной мышечной деятельностью [2, с. 36] .

Вместе с тем и другая сторона тренированности давно известна человеку – организм, тренированный к физическим нагрузкам, не только способен осуществлять интенсивную мышечную работу, но и оказывается более устойчивым к жизненным невзгодам .

В силу всех этих обстоятельств с давних пор, еще со времен разработки системы закаливания и формирования сильного и выносливого человека в древней Спарте, а возможно, и еще ранее проблема адаптации к физической нагрузке привлекала внимание исследователей и по сей день остается одной из ведущих проблем биологии и медицины .

Сущность проблемы адаптации к физическим нагрузкам в конечном счете сводится к вопросу о механизмах, обеспечивающих тренированному организму преимущества перед нетренированным. Эти преимущества характеризуются двумя основными чертами .

Первая черта состоит в том, что тренированный организм может выполнять мышечную работу такой продолжительности или интенсивности, которая не под силу нетренированному [1, с. 25] .

Вторая черта тренированности состоит в том, что тренированный организм характеризуется более экономным функционированием физиологических систем в покое и при умеренных, непредельных нагрузках и способностью достигать при максимальных нагрузках такого уровня функционирования этих систем, который недостижим для нетренированного организма [4, с. 56] .

При малых нагрузках, когда выполняется работа, одинаково легкая для тренированного и нетренированного человека, различий в физиологических сдвигах (изменения частоты сердечных сокращений, частоты дыхания, траты энергии потребления кислорода и т. д.) почти нет. При более интенсивной работе у нетренированного происходят большие физиологические сдвиги, чем у тренированного, и с ростом нагрузки эти различия увеличиваются. Когда задается работа, предельная для нетренированного, функциональные сдвиги у него достигают максимума, а у тренированного они еще умеренные, так как для него эта работа сравнительно нетрудна. Тренированный человек может совершать работу, по интенсивности значительно превышающую ту, которая для нетренированного является предельной. При этом, соответственно, физиологические сдвиги у него продолжают расти .

Наконец, достигается предельная интенсивность работы и для тренированного, в этот момент регистрируются его максимальные функциональные сдвиги, они находятся на уровне значительно выше, чем у нетренированного человека [5, с. 160] .

Каким образом происходит превращение нетренированного организма в тренированный, и за счет чего тренированный организм приобретает свои преимущества? В ответ на нагрузку, создаваемую факторами среды, в клетках органов и тканей, на которые непосредственно падает нагрузка, закономерно происходит активация синтеза нуклеиновых кислот и белков, которая приводит к избирательному росту клеточных структур, лимитирующих физиологическую мощность системы, ответственной за реализацию адаптации к данному фактору среды [6, с. 315] .

При первоначальном действии любого сигнала, вызывающего интенсивную и длительную двигательную реакцию, в организме формируется функциональная система, обеспечивающая данную двигательную реакцию [8, с. 130]. При этом в ответ на действие сигнала на рецепторы возникает возбуждение соответствующих центров, что приводит к мобилизации скелетной мускулатуры, непосредственно осуществляющей данную двигательную реакцию, а также органов дыхания и кровообращения, обеспечивающих энергетический метаболизм работающих мышц [7, с. 120] .

Таким образом, функциональная система, ответственная за адаптацию к физическим нагрузкам, включает в себя афферентное (периферическое) звено – рецепторы, центральное регуляторное звено – центры регуляции на разных уровнях ЦНС и эфферентное звено (периферическое) – скелетные мышцы, органы дыхания, кровообращения [9, с. 13] .

Список литературы

1. Буковский В. А. Физиологические основы здоровья и долголетия: теория и практика оздоровительной гимнастики : учеб. пособие / В. А. Буковский, К. В. Сухинина. – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2014. – 147 с .

2. Ефимова И. В. Физическая культура и индивидуальное здоровье : учеб.метод. пособие / И. В. Ефимова, Н. К. Ковалев, Р. Ф. Проходовская. – Иркутск :

Изд-во ИГУ, 2008. – 45 с .

3. Проходовская Р. Ф. Эффективность влияния двигательной активности на состояние здоровья студентов / Р. Ф. Проходовская, И. И. Плотникова // Материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 50-летию каф. физ. воспитания и спорта ВлГУ (13–14 дек. 2014 г., Суздаль). – Владимир, 2014. – С. 223–226 .

4. Сухинина К. В. Двигательная активность как фактор психофизиологического здоровья студентов : учеб. пособие / К. В. Сухинина. – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – 114 с .

5. Физическая культура (лекционный материал) : учеб. пособие / Р. Ф. Проходовская, К. В. Сухинина, А. Ю. Колесникова, О. Ю. Александрович, Т. И. Бонько, А. В. Горбовская, И. И. Плотникова. – Иркутск : Мегапринт, 2015. – 198 с .

6. Фомин Н. А. Физиология человека / Н. А. Фомин. – 3-е изд. – М. : Просвещение; Владос 1995. – 416 с .

7. Формирование психомоторных способностей и роль психофизиологических механизмов в управлении двигательными действиями : монография / И. И. Плотникова и [др.]. – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – 164 с .

8. Хэдмен Р. Спортивная физиология : научное издание / Р. Хедман. – М. :

Физкультура и спорт, 1980. – 152 с .

9. O'Connor, John S. Physiology of physical training / John S. O'Connor, William Park // Ann Med Milit Belg. – 1994. – Vol. 8, N 3. – P. 10–15 .

PHYSICAL ACTIVITY FACTOR MOTOR MUSCLE ACTIVITY

R. F. Prokhodovskaya Irkutsk State University, Irkutsk Abstract. The article discusses a functional system, physical activity as an attribute of life, student adaptation to physical loads. Studied parameters of functional characteristics of the student according to the degree of fitness .

Keywords: adaptation to the loads, the frequency of nerve impulses, the efficiency of skeletal muscle, blood flow to working muscles .

Проходовская Раиса Федоровна – кандидат педагогических наук, профессор, заведующая, кафедра физкультурно-оздоровительного центра, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1-406, тел.: 8(3952) 200846, e-mail: int@sport.isu.ru Prokhodovskaya Raisa Fedorovna – Candidate of Pedagogics Sciences, Professor, Head of Health and Fitness Center, Irkutsk State University, 1-406, K. Marx st., Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952)200846, e-mail: int@sport.isu.ru УДК 378:371.7(077)

МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ

ЗАНЯТИЙ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ СО СТУДЕНТАМИ,

ЗАНИМАЮЩИМИСЯ В СПЕЦИАЛЬНОЙ

МЕДИЦИНСКОЙ ГРУППЕ

–  –  –

Аннотация. Приводятся методические особенности по организации учебных занятий по физической культуре со студентами специальной медицинской группы. В качестве примера даются рекомендации по использованию упражнений и инвентаря для студентов с определенными заболеваниями .

Ключевые слова: методические особенности, физическая культура, специальная медицинская группа .

Согласно данным многочисленных исследований, количество студентов, определенных в специальную медицинскую группу (СМГ), составляет от 17 % до 25 % [1, с. 40; 2, с. 61]. Авторы указывают, что на первом месте по частоте встречаемости стоят заболевания органов зрения и костно-мышечной системы [3, с. 10]. В связи с этим основной задачей практических занятий со студентами СМГ является укрепление их здоровья, лечение и профилактика различных заболеваний [2, с. 62]. Поэтому занятия в этих группах должны строиться с учетом индивидуальных особенностей и дифференцированной нагрузкой .

Прежде чем приступить к занятиям со студентами, определенными в СМГ, необходимо провести комплексную оценку состояния их здоровья. Многие авторы рекомендуют проводить оценки уровней и гармоничности физического и нервнопсихического развития человека; степени резистентности и реактивности организма (сопротивляемости организма неблагоприятным факторам); функционального состояния основных систем организма; наличия или отсутствия хронических заболеваний (в том числе врожденной патологии) [3, с. 15] .

На этом основании люди со сходным состоянием могут быть отнесены к следующим группам здоровья:

– первая (I) группа здоровья объединяет людей, не имеющих отклонений по всем критериям здоровья, не болевших или редко болевших за период наблюдения;

– вторая (II) группа здоровья также состоит из здоровых людей, но имеющих риск формирования хронических заболеваний;

– третья (III) группа здоровья объединяет больных с наличием хронических болезней или врожденной патологии в состоянии компенсации, т. е. с редкими, нетяжелыми по характеру течения обострениями хронического заболевания без выраженного нарушения общего самочувствия и поведения, редкими интеркуррентными заболеваниями, наличием функциональных отклонений только одной патологически измененной системы или органа (без клинических проявлений функциональных отклонений других органов и систем);

– четвертая (IV) группа включает в себя людей с хроническими болезнями, врожденными пороками развития в состоянии субкомпенсации, которое определяется наличием функциональных отклонений не только патологически измененного органа, системы, но и других органов и систем, с частыми обострениями основного заболевания, с нарушением общего состояния и самочувствия после обострения, с затяжными периодами после заболевания;

– пятая (V) группа – больные с тяжелыми хроническими заболеваниями, тяжелыми врожденными пороками развития в состоянии декомпенсации, т. е. угрожаемые по инвалидности или инвалиды [3, с. 23] .

Ежегодно на 1-м курсе на основании результатов медицинского осмотра студентов врач делает заключение о состоянии здоровья и уровне физического развития каждого студента, обращая внимание на особенности состояния опорно-двигательного аппарата и других органов, участвующих в выполнении отдельных упражнений. Оценку уровня физической подготовленности дают на основе спортивного анамнеза, анализа успеваемости и наблюдений, проведенных во время выполнения тестовых физических упражнений .

Все студенты на основании медицинского заключения распределяются на три группы: основную, подготовительную и специальную [1, с. 20]. Основным критерием для включения в ту или иную медицинскую группу являются уровень здоровья и функциональное состояние организма. Для распределения в специальную медицинскую группу необходимо установление диагноза с обязательным учетом степени нарушения функций организма .

К основной медицинской группе при занятиях физической культурой целиком относится группа здоровья I, а также частично группа здоровья II (в тех случаях, когда имеющееся заболевание не накладывает существенных ограничений на двигательный режим). Это студенты без отклонений в состоянии здоровья и физическом развитии, имеющие хорошее функциональное состояние и соответствующую возрасту физическую подготовленность, а также учащиеся с незначительными (чаще функциональными) отклонениями, но не отстающие от сверстников в физическом развитии и физической подготовленности [3, с. 21] .

Например: умеренно выраженная избыточная масса тела, некоторые функциональные нарушения органов и систем, дискинезия некоторых органов, кожно-аллергические реакции, уплощение стоп, слабо выраженная нейроциркуляторная дистония, легкие астенические проявления .

Отнесенным к этой группе разрешаются занятия в полном объеме по учебной программе физического воспитания, подготовка и сдача тестов индивидуальной физической подготовленности. Им рекомендуются занятия видом спорта в спортивных секциях с подготовкой и участием в спортивных соревнованиях, турнирах, спартакиадах, спортивных праздниках и т. п .

К подготовительной медицинской группе относятся студенты II группы здоровья, имеющие отставание в физическом развитии, недостаточную физическую подготовленность, незначительные отклонения в состоянии здоровья. Специальная цель физического воспитания студентов с недостаточным физическим и двигательным развитием состоит в том, чтобы повысить их физическую подготовленность до нормального уровня. Ослабленное здоровье можно наблюдать как остаточное явление после перенесенных острых заболеваний, при переходе их в хроническую стадию, при хронических заболеваниях в стадии компенсации .

Студенты занимаются физическими упражнениями по общей программе, но при этом требуется соблюдение ряда ограничений и специальных методических правил, в частности им противопоказаны большие объемы физических нагрузок с высокой интенсивностью [5, с. 12] .

К специальной медицинской группе относят тех студентов, чье состояние здоровья требует занятий физическими упражнениями по отдельной программе, учитывающей особенности их здоровья. Занятия физической культурой для таких студентов являются обязательными и включаются в структуру общей учебной нагрузки .

Основной вопрос в методике занятий со СМГ – это определение исходного и необходимого уровня физической нагрузки с учетом состояния здоровья, пола, физической подготовки. Величина физической нагрузки зависит от ряда компонентов: подбора физических упражнений и их количества, исходных положений, темпа, ритма и амплитуды выполнения, продолжительности урока и других факторов. Составленный комплекс должен обеспечивать равномерное распределение физической нагрузки на все группы мышц, служить общему укреплению организма, развитию и поддержанию таких физических качеств, как сила, быстрота, выносливость [3, с. 23] .

Следует осторожно включать в комплекс упражнения на быстроту, с задержкой дыхания, наклоны и другие упражнения, требующие значительного напряжения мышц плечевого пояса .

Трудность упражнений надо повышать постепенно, большое значение приобретает правильный подбор упражнений для различных групп мышц, чередование напряжения и расслабления [1, с. 45] .

Упражнения должны оказывать равномерное воздействие на все мышечные группы. Каждое предыдущее упражнение должно подготавливать организм к следующему и обеспечивать чередование работы различных мышечных групп. При выполнении упражнений с набивными мячами и гантелями наблюдается поочередное максимальное напряжение работающих мышечных групп, а затем на расслабление, что положительно сказывается на протекании физиологических процессов в организме [5, с. 14] .

Упражнения, требующие значительной физической силы, чередуются с упражнениями на расслабление, с ходьбой в умеренном темпе. Этим достигается ускорение восстановительных процессов в организме [1, с. 30] .

На занятиях СМГ используются разнообразные упражнения, оказывающие всестороннее воздействие на организм. В программу занятий включаются гимнастические упражнения, элементы легкоатлетических упражнений, спортивныe и подвижные игры .

Общеразвивающие упражнения – основной вид упражнений в СМГ. Они обеспечивают решение главных задач, стоящих перед группами здоровья. Общеразвивающие упражнения способствуют совершенствованию двигательных навыков. С их помощью легко дозировать нагрузку на занятиях, избирательно воздействовать на организм. В результате регулярных занятий улучшается деятельность всех систем организма, усиливается обмен веществ, укрепляется мускулатура, сохраняется правильная осанка, воспитывается сила, ловкость, выносливость. Общеразвивающие упражнения могут выполняться без предметов, с предметами и на снарядах .

Далее приводим комплекс упражнений, направленный на укрепление основных групп мыщц .

1. Упражнения без предметов

1.1. Упражнения для мышц рук и плечевого пояса выполняются из самых разнообразных исходных положений. Движения в стороны, вверх, назад, вперед осуществляются как прямимы руками, так и согнутыми в локтевых суставах. Эти упражнения могут широко сочетаться с упражнениями для других мышечных групп .

1.2. Упражнения для мышц шеи – наклоны головы вперед, назад, в стороны, повороты головы и вращательные движения .

1.3. Упражнения для мышц ног – различные движения прямыми и согнутыми ногами, выпады вперед и др. После упражнений, направленных на развитие той или иной мышечной группы, должно следовать упражнение на расслабление, нормализующее мышечный тонус .

К упражнениям без предметов относятся упражнения в сопротивлении, выполняемые в парах. Они способствуют общему физическому развитию организма, развитию гибкости, силы и подвижности суставов .

2. Упражнения с предметами используют для развития силы, гибкости, координационных способностей. При их выполнении на организм оказывается дополнительная нагрузка благодаря увеличивающейся амплитуде движений, усложняется координация, предъявляются повышенные требования к точности движений .

2.1. Упражнения с гимнастической палкой незаменимы в воспитании координации и точности движений, правильной осанки, навыков правильной и красивой ходьбы .

2.2. Упражнения с малыми мячами используются в основном в женских группах. Это подбрасывание мяча и его ловля в самых различных вариантах .

2.3. Упражнения с волейбольными и баскетбольными мячами особенно широко используются в СМГ. Это поднимание мяча руками, движение с мячом в сочетании с наклонами и т. п .

2.4. Упражнения с гантелями эффективны для укрепления мышц рук, плечевого пояса, туловища и ног .

2.5. Упражнения на гимнастической стенке служат средством общего и специального воздействия на организм. Они содействуют развитию силы, гибкости и выносливости .

2.6. Упражнения на гимнастической скамейке способствуют разностороннему развитию организма, устранению дефектов осанки .

2.7. Упражнения специальной направленности применяются для улучшения деятельности отдельных органов и систем организма. К ним относят упражнения на воспитание осанки, увеличение подвижности грудной клетки и ритмичности дыхания, коррегирующие упражнения .

Также рекомендуется включать в практическое занятие спортивные и подвижные игры, так как они имеют большое значение для развития таких физических качеств, как быстрота реакции на движущиеся предметы, выносливость, сила, равновесие, точность и др. Во время проведения игровых упражнений движения непрерывно меняются, напряжение чередуется с расслаблением мышц. Подвижные игры широко используются в основной и заключительной частях занятия, где им отводится 3–7 мин. К таким играм относятся «Третий лишний», «Тяни в круг», «День и ночь» и др .

Таким образом, используя методические и практические рекомендации по организации занятий по физической культуре со студентами СМГ, можно с максимальной пользой для сохранения здоровья применять общеукрепляющие и специальные упражнения в зависимости от заболевания .

Список литературы

1. Александрович О. Ю. Оптимизация учебных занятий в специальной медицинской группе студентов Иркутского государственного университета : учеб.метод. пособие / О. Ю. Александрович, А. Ю. Колесникова, К. В. Сухинина. – Иркутск : Мегапринт, 2016. – 66 с .

2. Колесникова А. Ю. Особенности формирования мотивационно-ценностного отношения к здоровому образу жизни у студентов / А. Ю. Колесникова, В. Ю. Лебединский, К. В. Сухинина // Физ. культура: воспитание, образование, тренировка. – 2016. – № 3. – С. 60–63 .

3. Семёнов Л. А. Коррекция физической подготовленности студентов специальных медицинских групп с использованием индивидуальных программ / Л. А. Семенов, П. В. Шлыков // Теория и практика физ. культуры. – 2005. – № 1 .

4. Состояние здоровья и особенности образа жизни студентовпервокурсников Иркутского государственного университета / Л. И. Колесникова [и др.] // Фундамент. исслед. – 2015. – № 1–3. – С. 522–527 .

5. O'Connor Physiology of physical training / John S. O'Connor, William Park // Ann Med Milit Belg. – 1994. – Vol. 8, N 3. – P. 10–15 .

METHODICAL FEATURES OF CLASSES ON PHYSICAL CULTURE WITH

STUDENTS WORKING IN SPECIAL MEDICAL GROUP

–  –  –

Abstract. This article presents methodical recommendations on the organization of lessons on physical culture with students of special medical group. As an example, provides guidelines for using exercises and equipment that are recommended for students with certain medical conditions .

Keywords: methodological peculiarities, physical education, special medical group .

Сухинина Ксения Викторовна – кандидат биологических наук, доцент, физкультурно-оздоровительный центр, Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1-406, тел.: 8(3952) 200846, e-mail: konstanta2003@inbox.ru Sukhinina Kseniya Viktorovna – Candidate of Biology Sciences, Associate Professor, Health and Fitness Center, Irkutsk State University, 1-406, K. Marx st. Irkutsk, 664003, tel.: 8(3952) 200846, e-mail: konstanta2003@inbox.ru

СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ «РЕГИОН В СТРАНЕ И В МИРЕ – ТЕНДЕНЦИИ

И ДИНАМИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ»

Зуляр Ю. А. Диалектика политического терроризма и неолиберализма в эпоху позднего модерна

Бейдина Т. Е., Кухарский А. Н., Новикова А. В. Тенденции региональных политических процессов в Сибирском федеральном округе

Искаков И. Ж. Продвижение России на Восток и формирование политического ландшафта: исторический аспект

Метёлкина Л. Н. Некоторые аспекты реализации «Плана подготовки и переподготовки кадров по советскому строительству на пятилетие (1933–1937 гг.) для Восточно-Сибирского края»

Башелханов А. Ю. КПСС в годы перестройки (на примере Иркутской области)

Славина Л. Н. Население Восточной Сибири в контексте трансформации региона в постсоветские десятилетия

Урожаева Т. П. Инфляция и уровень жизни городского населения Приангарья во второй половине 1990-х гг.

Башалханова Л. Б., Веселова В. Н. Трансформация системы социальной защиты населения в Иркутской области

Дмитриева Ю. Н. Территориальная дифференциация комфортности проживания молодежи (на примере поселений Иркутской области)

Рогова М. В. Аспекты исследования земельного рынка Прибайкалья в начале XXI в.: проблемы и перспективы

Соколов А. В., Фролов А. А. Отношение жителей Ярославской области к общественным и консультативным органам региона

Олейников И. В. Особенности развития внешнеэкономической деятельности Иркутской области в середине 90-х гг. XX в .

(на основе материалов ГАИО)

Бушев А. Б. Пиарналистика для региона

Фартышев А. Н. Центрографический подход в экономической географии: центры тяжести населения и ВВП России и азиатской части России в 1998–2013 гг.

Цыдыпова Л. С. Лингвогеографические аспекты этнокультурного ландшафта и этническая идентичность сообществ Баргузинского Прибайкалья

Калихман А. Д., Калихман Т. П. Природный парк в природоохранной политике Иркутской области

Шерин Е. А. Кузбасс в стране и мире: тенденции и динамика развития

Зуляр Р. Ю., Григорьев Д. А. К истории исследования теории политического абсентеизма

Рыбалко С. А. Социальные сети и их роль в построении диалога между организациями и заинтересованными группами общественности: зарубежный опыт

Петров А. В. «Иностранные агенты» в Сибири: причины и последствия

Арзуманов И. А. Конфессиональный и миграционный факторы процессов комплексного развития территорий.................. 155 Воронина Т. Е. Роль субъектно-объектных отношений в конфессиональном и научном опыте Дагестана

Горохов С. А., Дмитриев Р. В. Факторы радикализации мусульманской общины Нигерии на региональном уровне.................. 168 Лебедева М. Л. Французские политические сообщества субнационального уровня: специфика эволюции и развития.......... 173 Чугунова Н. Е. Бретонский регионализм: история и современность

Пак Хэ Джа. Становление и развитие отношений «центр – регионы» в Республике Корея в конце XX – начале XXI в................... 185

РАЗДЕЛ «СИБИРЬ В XVII-XXI ВЕКАХ: ИСТОРИЯ, ГЕОГРАФИЯ,

ЭКОНОМИКА, ЭКОЛОГИЯ, ПРАВО»

Евстратчик А. А., Яценко М. П. Основные тенденции гносеологии истории: традиции и современность

Кузьмин Ю. В. Дискуссионные вопросы современной российской и монгольской историографии

Черкашин А. К. Ветвление геоисторического процесса освоения новых земель русским государством в XVII в.

Гергилев Д. Н. Особенности региональной политики в России в первой четверти XVIII в. (на примере Сибири)

Маджаров А. С. В. О. Ключевский об исторической закономерности

Серебряков Е. А. Основные аспекты работы Государственного архива новейшей истории Иркутской области в 2016 г............ 223 Васильева Н. Ф. Материалы Государственного архива (ГАРФ) о сибирской ссылке

Иванов А. А. К проблеме определения количества сосланных в Сибирь поляков – участников Январского восстания 1863 г.

Логунова Г. В. Первые иркутские маклеры и нотариусы (конец XVIII – XIX в.)

Катцина Т. А. Изучение благотворительных организаций в истории Сибири начала ХХ в.

Ануфриев А. В. Георгиевские кавалеры 7-й Сибирской стрелковой дивизии (из опыта анализа источников)

Артамонова Н. Я. Вклад А. В. Харчевникова в развитие Минусинского краеведческого музея им. Н. М. Мартьянова............ 269 Калихман Т. П., Калихман А. Д. Заповедное дело на сибирском полигоне

Скрипучий Д. В. Забытая колея: есть ли перспективы возрождения узкоколейной железной дороги?

Маруев В. А. Дорожный вопрос в истории золотодобычи Забайкалья начала XX столетия

Лужкова Н. М., Седых С. А. Баргузинская экспедиция Г. Г. Доппельмаира 1914–1915 гг.: картографические методы исследований и результаты

Шаламов В. А. Санпросвет в Бурят-Монгольской республике в 1920–1930-е гг.

Шпикельман Р. Ю. Деятельность руководства иркутских вузов по их организационно-структурной трансформации и повышению научного уровня преподавателей в восстановительный период (1946–1950-е гг.)

Литвин М. И. Основные направления деятельности Восточно-Сибирской студии кинохроники в 1975–1985 гг.

Тарасенко О. В. К вопросу о историко-культурных взаимосвязях между Россией и Венгрией

РАЗДЕЛ «ДЕСЯТЫЕ ПЕТРОВСКИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ЧТЕНИЯ»

Коноплёв Н. С. Теоретическое преодоление К. Марксом тупиковой составляющей европейской цивилизации выходом на раскрытие азиатского способа производства: к постановке вопроса

Мальчуков В. А., Мальчукова Н. В. Сакрализованная фантастика «Мастера и Маргариты» – оригинальный опыт философии человека

Самоходская М. Н., Коноплёв Н. С. Разрастающееся управление как ноосферный вызов современному человечеству: к постановке вопроса

Мальчукова Н. В. Человек как психосоматическое единство:

эволюция представлений и ее парадоксы

Стародубцева М. С. К вопросу о деятельности христианских миссионеров в XIX в.

Матющенко В. С. Государство и православие на пути спасения русской духовности

Индуцкая О. И. Результаты исследования религиозности студентов государственного вуза (Байкальский регион)

Ляшевская Н. В. Профессиональное самоопределение студентов юридических факультетов (на примере ЧОУ ВО «Омская юридическая академия»)

РАЗДЕЛ «ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА:

ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ И МОДЕЛИ В СИСТЕМЕ

ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ»

Гордеева Е. А., Сухинина К. В. Состояние здоровья и образ жизни студентов Иркутского государственного университета......... 417 Проходовская Р. Ф. Физическая нагрузка – фактор двигательной мышечной активности

Сухинина К. В. Методические особенности проведения занятий по физической культуре со студентами, занимающимися в специальной медицинской группе



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



Похожие работы:

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА ПО КУРСУ "ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ" (для поступающих в аспирантуру) ВВЕДЕНИЕ История политических и правовых учений относится к числу теоретикоисторических юри...»

«Е.А. Рогожин, А.Н. Овсюченко, А.И. Лутиков, А.Л. Собисевич, Л.Е. Собисевич, А.В. Горбатиков ЭНДОГЕННЫЕ ОПАСНОСТИ БОЛЬШОГО КАВКАЗА Е.А. Рогожин, А.Н. Овсюченко, А.И. Лутиков, А.Л. Собисевич, Л.Е. Собисевич, А.В. Горбатиков ЭНДОГЕННЫЕ ОПАСНОСТИ БОЛЬШОГО КАВКАЗА Москва ББК 26.21 УДК 550.3+551.21 Р59 Рецензе...»

«beuchat BEUCHAT выбор чемпионов! Pedro Carbonell многократный чемпион мира и Европы Спортивные доСтижения педро карбонелла Чемпион мира в индивидуальном заЧете 1996 Gijon (SpAin) 2000 pApEETE (TAHiTi) 2002 ArriAl Do CABo (BrASil) Чемпион мира...»

«УДК 394.011+341.231.5 Степанов В. П., доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной антропологии и этнонациональных процессов, главный научный сотрудник НОЦ "Социальная антропология", Орловский государственный университет им....»

«СОДЕРЖАНИЕ ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО ректора Уральского государственного педагогического университета Игошева Б.М. 10 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ: Галагузова М.А . (Екатеринбург) Социальная педагогика: быть или не быть?...»

«ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И ВНЕШНИХ СВЯЗЕЙ ОРЕНБУРСКОЙ ОБЛАСТИ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ОРЕНБУРГКИЙ ГУБЕРНАТОРСКИЙ ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ПРОГРАММА IX МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ПРОБЛЕМЫ САРМАТСКОЙ АРХЕОЛОГИИ И ИСТ...»

«ЭЛЕКТРОННЫЙ ИНФОРМАЦИОННО ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ Издатся с июня 2017 года ИГРОВОЕ СООБЩЕСТВО АВИАСИМУЛЯТОРОВ Выходит один раз в месяц Учредитель и главный редактор Zep Редакционный Совет Zep =К=Gunther = №10 (17) / ОКТЯБРЬ 2018 = ЭЛЕКТРОННЫЙ В НОМЕРЕ: НЕ...»

«О. Б. ЛЕОНТЬЕВА НАРОД-НАЦИЯ И НАРОД-ДЕМОС В ЗЕРКАЛЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА XIX – НАЧАЛА ХХ ВЕКА Статья посвящена формированию в сознании российского образованного общества XIX – начала ХХ вв. стратегий коллективной идентичности, связанных с понятиями нации или трудового...»

«oi M A G A Z I N E ORIZZONTE ITALIA / 2014/15,, Val Gardena Marketing / Валь Гапдена Маркетинг Тел. +39 0471.777777 Факс + 39 0471.792235 www.valgardena.it Валь Гардена снежная сказочная долина Валь Гардена одна из самых живописных долин в доломитовых альпах, идеальное место для любителей беговых лыж. ее символом является величес...»

«Е. В. Рахилина КОГНИТИВНАЯ СЕМАНТИКА: ИСТОРИЯ. ПЕРСОНАЛИИ. ИДЕИ. РЕЗУЛЬТАТЫ* ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ Хорошо известные достижения отечественной лингвистики в области теоретической семантики стали возможны во многом благо...»

«Святослав Кобов "Религиозные основы исламского экстремизма" Содержание Введение ГЛАВА 1. Источники исламского права ГЛАВА 2. Определение термина "джихад" ГЛАВА 3. Развитие учения о джихаде ГЛАВА 4. Мусульманские источники о "джихаде...»

«1 Автор Мурыгин Геннадий Иванович Профессор Международной Славянской Академии. После Госэкзаменов на военной кафедре СМИ (зав . кафедрой полковник Прохоренко) в декабре 1953г. Приказом командующего ЗапСибВО маршала Ерёменко присвоено офицерское звание. На...»

«Позняк, А.В. Оценка состояния сформированности гуманистического мировоззрения старшеклассников / А.В. Позняк // Адукацыя і выхаванне. – 2011. – № 1. – С. 22–30. Оценка состояния сформированности гуманистического мировоззрения старшеклассников* Позняк А.В. В статье раскрывает...»

«1 Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение Центр развития ребенка-детский сад №2 МО Усть-Лабинский район ТЕМА: "Кладовая полезных штучек" или развитие любознательности и самостоятельности детей старшего дошкольного возраста в разных видах...»

«3 Воронеж По благословению Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Сергия, митрополита Воронежского и Борисоглебского Во втором выпуске ежегодного сборника статей преподавателей и выпускников Воронежской православной духовной семинарии представлены на...»

«Олег Заславский Три пальмы М. Ю. Лермонтова: Экзистенциальный выбор и структура текста Введение Острая коллизия в стихотворении М . Ю. Лермонтова Три пальмы включает трех основных участников...»

«ЛАГУН Антон Евгеньевич Невербальное поведение как источник информации в групповом фокусированном интервью Специальность: 22.00.08 Социология управления 22.00.01 Теория, методология и история социологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2004 Рабо...»

«Чернышова А.В. И С Т О Р И Я И К У Л ЬТ У Р А Взаимосвязь экономического и политического кризисов в России как причина Февральской революции 1917 года DOI 10.22394/1726-1139-2017-12-181-187 Чернышова Анна Владимировна Нижегородский институт управления — фи...»

«ВЕСТНИК ПОЛОЦКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА. Серия А УДК 94(574.5) РОСТ ГОРОДОВ КАК ЦЕНТРОВ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ В ЮЖНОМ КАЗАХСТАНЕ В КОНЦЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА канд. ист. наук В.И. СУЛТАНОВА (Южно-Казахстанский государственный университет им. М. Ауэзова, Шымкент) На современном этапе задачи уск...»

«УДК 930 "1829/1864" (470,6) Хаджебиекова Фатима Мурсудиновна Hadzhebiekova Fatima Mursudinovna соискатель кафедры дореволюционной post-graduate student of the chair of отечественной истории prerevolutionary native history, Кубанского государственного университета Kuban State University...»

«Александр Соловьев Корпорации-монстры: войны сильнейших, истории успеха http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=570625 Корпорации-монстры: войны сильнейших, истории успеха: Эксмо, Коммерсантъ; Москва; 2010 ISBN 978-5-699-44621-6 Аннотация Что общего у непутевого хиппаря Ричарда Брэнсона, ма...»

«Литинская Наталья Васильевна ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЦЕННОСТНЫХ ДОМИНАНТ ИТАЛЬЯНСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЫ Статья посвящена изучению средств языковой репрезентации ценностей италоязычного этноса: рассматриваются составляющие итальянской ценностной картины мира семья, регионализм, история, любовь к прекрасному, вербализированные аксиологемами famili...»

«kniga_igra_endera_v_formate_fb2.zip Уже семь десятилетий человечество ведет безвыигрышную войну с чуждой инопланетной расой, и шансы на победу всё тают. "Игра Эндера" – абсолютный шедевр современной фантастики и редкий случай в истории жанра, когда р...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.