WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«А. Н. Николаев СПИСКИ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЙ НА ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИХ ЗАУПОКОЙНЫХ СТЕЛАХ I-IV ДИНАСТИЙ С телами в египтологии называют каменные или деревянные плиты раз­ личной формы, на ...»

-- [ Страница 3 ] --

Подобные чудеса занимают в Житии периферийное место, поскольку они не так значимы для прославления Феодора, известного в первую очередь бла­ годаря дару исцеления. Поэтому рассказы о помощи земледельцам и другие подобные сообщения обычно не составляют отдельной главы, но добавляют­ ся в самом конце какого-либо другого эпизода как некий дополнительный ма­ териал о местности, где произошло основное чудо. Кроме того, такие чудеса не должны быть зрелищными и впечатляющими. Последнее приводит к до­ вольно интересной особенности: иногда то, о чем молится святой, происходит не собственно чудесным (необъяснимым и сверхъестественным) образом, а (по крайней мере внешне) по вполне земной и понятной причине. Согласно гл. Феодор, захотев добыть себе тяжелый панцирь для умерщвления своей 28, плоти, сразу же получил его от некоего человека, который пришел и по соб­ ственному желанию принес ему кольчугу В гл. повествуется о (28; 45). 104 том, как во время голода, когда закончилась вся мука, по молитве Феодора пришли «издалека некие христолюбивые мужи, везя ему тридцать кипрских мер муки» При этом все предыдущие действия Феодора, велевше­ (104; 88-89) .

го собрать все оставшиеся крохи и положить на блюдо, а после его молитвы поставить это блюдо под престол в храме, заставляли предположить, что мука появится чудесным образом в пустых чанах .

К чудесам святого следует отнести и многочисленные nредсказанuя, касаю­ щиеся разных сфер жизни. Во-первых, это предсказания, относящиеся к импе­ ратору и состоянию империи (о долголетнем царствовании Ираклия, о пред­ стоящем нашествии персов, о нестроениях в государстве, о неудаче восстания куропалата Коментиола) .

Во-вторых, это предсказания личностного масшта­ ба (предвидение своей смерти и смерти пустынника Антиоха и т.п. 14 ). В неко­ торых случаях можно говорить не о предсказании, а о своего рода «угадыва­ нии», как в эпизоде с ипатом Вунусом, когда Феодор, не глядя, сказал, сколько у того в руке монет. Это было сделано для того, чтобы ипат удивился и пове­ рил в святость Феодора (142; 112) .

Ранее уже говорил ось о том, что в Житии нашел свое отражение народный мистицизм жителей сел, где в свое время творил чудеса Феодор, которые де­ лились своими воспоминаниями с автором Жития. Несомненно, в данном слу­ чае следует говорить не просто о суевериях, а о своеобразном преломлении сложных представлений о мире, сформировавшихся в результате смешения древних легенд и сказок, смутных представлений об античности, вызывавшей трепет и в то же время болезнеННI:IЙ интерес, и официальных религиозных установок .

В ряде эпизодов Жития можно усмотреть следы народных легенд, объясня­ ющих то или иное явление действительности через обращение к чудесным де­ яниям святого, прославившего ту или иную местность, и в целом к событиям давних лет. Так, в гл. приводится рассказ о крышке античного саркофа­ га, которая использовалась в одном из окрестных сел в качестве поилки для скота вплоть до времен Георгия. Автор считает нужным специально объяс­ нить, почему она там появилась: как оказывается, вскрытие саркофага при­ вело к нападению бесов на село, которое было остановлено только вмеша­ тельством Феодора. При этом святой привел бесов в то место, где они прята­ лись раньше, «не позволив даже вернуть духам взятую крышку саркофага, Например, гл. 163, с. 141-142; гл. 73-74, с. 71-72 и др .

как те просили, чтобы ее вернули на место, но оставил ее, потому что она была полезна для службы... » Предмет, вызывающий удивление (118; 97-98) .





и необычный для самих жителей, нуждался в легенде, которая бы объясняла его появление, поэтому возникновение такого рода истории представляется оправданным .

Проведенная типологическая классификация чудесных деяний, описанных в житии, помогает нам прояснить сложное и, на первый взгляд, никак не сформулированное явно отношение героев и автора произведения к антич­ ному культурному и материальному наследию. Жители Византии на рубеже вв. Н.Э., как они показаны в Житии, вынуждены были ежедневно стал­ VI-VII киваться с культурой, конкретные проявления которой еще не воспринима­ лись ими как совершенно чуждые, но уже нуждалась в толковании и пере­ осмыслении. При этом в бытовой сфере культурный разрыв оказывается весьма большим следы древней цивилизации (саркофаги, языческие храмы и Т.П.) постоянно на виду, но их предназначение совершенно неизвестно. от­ дельные слова (названия, имена древних богов и т.п.) еще живы в людской па­ мяти, но полностью утратили свое значение и никак не соотносятся с реально­ стью. С другой стороны, в сфере научного знания мы видим, вероятно, уже следующий этап освоения античного прошлого: медицинские познания авто­ ра, почерпнутые им из античных пособий, не вступают в противоречие с ос­ новным замыслом произведения, но, наоборот, служат той же цели просла­ вить св. Феодора как целителя. Автор способен совместить два разных подхо­ да к болезням и избежать кажущегося противоречия, воспринимая их как принадлежащие различным уровням и благодаря этому взаимодополняющие друг друга .

–  –  –

The рарег dea!s with опе of the most unusua! specimen of ear!y Byzantine hagiography, the Greek Life 01 Saint Тl7еоdоге 01 Sykeon (ВНО 1748) composed in the mid-640's Ьу his discip!e George, and aims to examine in which way its protagonist аБ weII as its author perceived and interpreted their соmmоп pagan past. The author focuses оп such ап over!ooked !iterary aspect of the Life as typo!ogy of mirac!es (chiefIy оп various cases of miracu!ous healing and ехогсism) and comes to the conc!usion· that the hagiographer' s attitude towards ancient (i.e. pagan) medica! science is not exc!usive!y unfavorable, аБ it wou!d Ье natura! to assume. Оп the contrary, in severa! episodes, instead of condemning secu!ar medicine, t!le saint praises it and the hagiographer uses ancient medica! tегmini teclmici with freedom .

These and other data presented in the рарег ргоvidе иБ with new уа!иаЫе information соп­ cerning the hagiographer's persona!ity (education, etc.) and the perception of ancient cu!tura!

heritage in Asia Minor in Late Antiquity in genera! .

–  –  –

СУЩЕСТВОВАЛ ЛИ ХАДЖАРАЙН ДО ИСЛАМА?

в конце первой четверти УI в. трагические события, разыгравшиеся на юго-западе Аравии, потрясли весь христианский мир. Жертвой религиозно­ политических гонений узурпировавшего химйаритский престол иудея Иосефа Ас'ара Иаf'ара, более известного под прозвищем ~ Нувас, которое он полу­ чил в арабо-мусульманской традиции, стали тысячи местных христиан .
Основ­ ное внимание в этой связи и агиографы, и исследователи уделяли преследова­ ниям награнских мучеников во главе с этнархом и филархом Арефой в ноябре (или октябре) 523 r. 1 Действительно, среди жителей расположенного на север­ ных рубежах Йемена крупного торгово-земледельческого поселения Награн (в классическом арабском произношении - Наджран), которые почти пого­ ловно исповедовали христианство монофизитского толка, оказалось больше всего погибших. В то же время в источниках встречаются скудные указания на то, что гонения не ограничивались Наджранским оазисом. Практически все они сходятся на том, что первыми от Йосефа пострадали христиане химйарит­ екой столицы ~афара, впрочем, весьма немногочисленные. Из оглавления «Книги химйаритов», фрагменты которой еохранились в составе обнаружен­ ной в г. уникальной сирийской рукописи, стало впервые известно о том, что среди жертв гонений были жители Хадрамаута, одной из автономных ис­ торико-культурных областей Йемена 2. Заголовки двух глав этого сочинения, одна из которых, непронумерованная, является 29-й по счету, а вторая прямо обозначена как 30-я ('\.), весьма показательны:

Мученичество Его святых мучеников, которые пострадали в городе Хадраl0!0i.! Ло!O\ccI ма ут (/bJ.~ L~;~ o!ooA./!,,~OI jf:) .

Подробно и всесторонне, с учетом практически всей предшествующей литера­ l туры, история награнских христиан, пострадавших от южноаравийских иудеев, рас­ смотрена в монографии: Tardy R. Najran. Chretiens de 1'ЛrаЫе avant 1'is1am. Beyrouth, 1999 (Recherches pubЫes sous 1а direction de 1'Institut de 1ettres orienta1es de Beyrouth, Facu1te des 1ettres et des sciences humaines, Universite Saint-Joseph. Nouvelle serie: В. Orient chretien. Т. VHI). В отечественной литераТУRе социально-экономическая подоплека этих событий досконально изучена Н.В. Пигулевской, причем выполненный ею анализ соответствующего материала до сих пор не утратил своего значения (Пuzулевская н .

Византия на путях в Индию. Из истории торговли Византии с Востоком в IV-VI вв .

М.-Л., 1951. С. 215-384). Датировка преследования награнских мучеников 523 (а не

518) годом убедительно обоснована в работе: Robin Ch.J., Веаисатр 1., Вгiquеl­ Chatonnet F. La persecution des chretienes de Najran et 1а chrono1ogie l).imyarite // ARAM Periodica]. Уо]. 11 & 12: ТЬе Mandaeans, Antioch and Edessa & Cu1tura] Interchange in the Arabian Peninsu1a. 1999-2000. Р. 15-83. Ссылки на основные источники и их переводы (в том числе и на русский язык) приведены в статье: Французов с.А., Лосева О.В., Никифорова А.Ю. Арефа // Православная энциклопедия. Т. Ш. М., 2001. С. 215-216 .

2 Свое название эта область получила по южноаравийскому государству (и наро­ ду, сыгравшему ключевую рол~ в его образовании), которое с начала I тыс. до н.э .

существовало на юго-востоке Иемена и было поглощено Химйаром в начале IV в .

н.э. Большая ее часть, за исключ~нием крайних западных земель, в настоящее время входит в провинцию Хадрамаут Иеменской Республики .

Сообщение, извещающее о сожжении святой церкви и о мученичестве тех, которые пострадали в городе Хадрамаут (/bJ.~ L~;~ o!~/! ~/! .

lLo!O\I:D ~o. I~~ IL ! OiJ~ ~ \.l!~! I~L)3 .

r

Упоминание о «городе Хадрамаут» представляется явным недоразумением:

это имя собственное могло обозначать область, государство, народ, но никак не населенный пункт4. Скорее всего, имелся в виду политико-административ­ ный центр Хадрамаута, однако нет уверенности в том, что в начале VI в. эту роль продолжала играть бывшая столица Хадрамаутского царства Шабва 5, которая к этому времени должна была прийти в полный упадок б • Следующая, 31-я (U), глава посвящена христианам, принявшим мучениче­ ский венец в городе Марибе (/bJ.~ -.::./~), бывшей столице Сабейского цар­ ства, а вот в заголовке 32-й (~) главы стершийся первый согласный в назва­ нии города пришлось реконструировать издателю, Акселю Мубергу:

Мученичество святых мучеников, которые пострадали [в] городе [Ха]гарей­ не (/bJ.~ ","~r 0\:)] o!OU»/! ~~ I!~! lLo!O\I:D) 7 .

Идентификация данного топонима с названием хадрамаутского поселения ал-Хаджаран 8, находящегося в низовьях вадй Дау'ан и впервые упомянутого в географическом сочинении «Описание Аравийского полуострова» йеменско­ го ученого-энциклопедиста первой половины Х Б. Н.Э. ал-~асана ибн A~Maдa ал-Хамданй 9, была предложена издателем с некоторыми сомнениями lО, но вскоре стала общепризнанной. Так, Хаим Хиршберг в своем обобщающем з The Book of the Himyarites. Fragments of а Hitherto Unknown Syriac Work / Ed., with Introduction and Translation Ьу А. Moberg. Lund-London-Paris-Oxford-Leipzig, 1924 (Acta Reg .

Societatis humaniorum litterarum Lundensis. УII). Р. 5 (сир. текст), СIII (англ. пер.) .

Что касается Iы.~, то этот термин мог иногда иметь значение «область, провин­ ция», но В оглавлении «Книги химйаритов» во всех остальных случаях он употребля­ ется только по отношению к городам .

5 Первым на возможность такого отождествления указал издатель, однако отнес­ ся к нему весьма скептически: «Nothing in оит text, however, indicates that this town is теап! Ьу the пате Hadramaut» (The Book of the Himyarites... Р. LIII) .

б История этого г'орода и его окрестностей по эпиграфическим источникам ре­ конструирована в работе: Pi,-enne 1. Les temoins ecrits de lа region de Shabwa et 1'histoire. Foui11es de Shabwa, 1. Р., 1990 (Institut fгащ:аis d'archeologie du Proche-Orient. Bibliotheque arcMologique е! historique. CXXXIV). О судьбе Шабвы и ее жителей незадол­ го до ислама и в раннемусульманскую эпоху см. Французов С. Та 'ри~ Xa~paMaYT ал­ иджтима'и ва-с-сийаси кубайла-л-ислам ва-ба'да-ху, ал-'усур ал-васита ал-мубакка­ ра (ал-~арн ар-раби' - аf-fани 'ашара ал-милади) / Та~дим ba-та'риб"Абд ал-'Азиз Джа'фар Бин 'АкИл. Сан'а', 1425/2004. С. 43,-45, 46, 49, 52-55,103,122,125,167,170 .

The Book of the Himyarites... Р. 5, СIП .

В буквальном переводе - «два города», «Двоеградье». Термин hg'", во всех южно­ аравийских эпиграфических языках (включая сабейский и хадрамаутский) обозначав­ ший «город», встречается в йеменской топонимике в форме Хаджар, причем его зна­ чение средневековым арабам было известно. Окончание -ан в классическом арабском является показателем им. пад. двоЙств. ч. (оно превращается в -айн в косвенном падеже), но в диалектах, где двоЙств. ч. сохраняется хотя бы в виде рудиментов, оно всегда пере­ дается путем прибавления -аЙн .

9 AI-Hamdani 's Geographie der Arabischen Halbinsel / Hrsg. уоп D.H. Miiller. Bd 1 .

Leiden, 1884. S. 85.26-86.3, 86.5-14 .

10 The Book of the Himyarites... Р. LIII-LlV. Приведенное в переводе чтение [На]jагёп ориентировано на произношение, свойственное арабским диалектам, а не на классическую норму, причем, по мнению А. Муберга, первоначально -ёn служил не показателем двоЙств. Ч., а окончанием, свойственным южноаравийским топонимам .

труде по истории йеменских иудеев достаточно уверенно писал о походе химйа­ ритов на Хадрамаут при ~y Нувасе с целью взятия ХаджараЙна 11. К сожале­ нию, содержание всех вышеперечисленных глав «Книги химйаритов» не со­ хранил ось и ничего конкретного о преследовании хадрамаутских христиан из­ вестно не было. Существование ал-Хаджарана до ислама также оставалось не более чем гипотезой. Приводимые в этой связи ал-Хамданй и другими арабо­ мусульманскими авторами две стихотворные цитаты из поэтического насле­ дия величайшего поэта доисламской Аравии Имру' ал-~айса, жившего в пер­ вой половине УI в., ничего не доказывают, даже если безоговорочно признать их подлинность, так как в них упоминается топоним Даммун l2. Правда, соглас­ но ал-Хамданй, так называлась одна из двух частей, на которые делился ал­ Хаджаран J3. Однако в Хадрамауте локализован еще один Даммун, располо­ женный в восточной части области, близ Тарйма 14, и нельзя исключать того, что именно его упоминал в своих стихах Имру' ал-~аЙс. Во всяком случае, именно этот Дам мун (Dmn) засвидетельствован в сабейской надписи Ir 32.36, которая датируется началом 20-х годов в. н.э .

IV Благодаря открытию Второго послания Симеона Бет-Аршамского стали известны некоторые подробности гонений, которым подверглись христиане в Хадрамауте, в частности, имена четырех пострадавших там священномучен­ (PooIL I.opo), ставших монахами в северомесопотам­ ников: Илии (~16~) И Фомы ских обителях Бет Мар Аврахам, что близ Теллы, и Бет Мар Антиохйна в /o \O~), Эдессе, Ва'ила ('~.. чье имя указывает на его местное происхождение, и еще одного Фомы из Наджрана l5. Впрочем, никаких новых данных по хадра­ маутской топонимике в этом источнике выявлено не было. Лишь в повре­ жденной надписи на языке геэз из Мариба, найденной В.

Мюллером в запасни­ ках Национального музея в Сане, вновь встретилось упоминание Хаджарайна, (DJE 1 + 2 = RIE 1951116):

но, к сожалению, во фрагментарном контексте «Его название - Хагарэйне, и он убил... » (1'I"'l: U1C.e'L: ШФ"м :... )16. Несмотря на от­ сутствие в этой надписи имен правителей, у исследователей нет сомнений в Хuршберz х.з. Йисра'ел ба-\;;'.рав. Карат ха-й-йехудим бе-Химйар у-ве-Хиджаз ме-хурбан байит шени ве-'ад массе'ей ха-ц-целав. Тел-Авив, 5706/i946. С. 101. .

Обе цитаты известны по десяткам источников. Их стандартный текст см., на­ пример: Ас-Саккаф, 'Абд ар-Рахман uбн 'УбаЙдаллах. Му'джам булдан Хадрамаут ал-мусамма Идам ал-кут фи ~икр булдан Хадрамут / Тахкик Ибрахим Ахмад ал­ Макхафи, 'Абд ар-Рахман Хасан ас-Саккаф: Сан'а', 1423/2002: с. 134,202. .

'Вторая именовал ась ~айдун, или ~aYДYH. См. AI-Hamdani's Geographie... S. 86.1-3 .

Французов. Та'ри~ ~a~paMaYT... С. 42, 51, 78, 121 (прим. 3), 123 (прим. 11), 150 .

15 Shahld 1. The Martyrs of Najran. New Documents. Broxelles, 1971 (Subsidia hagiographica, NQ 49). Р. IV-V (сир. текст), 45 (анrл. пер.). См. об этом: Французов. Ta'p~ ?Cai;IPaMaYT.. .

с. 93; он же. Этнорелигиозная ситуация в Хадрамауте в Vl-vn вв. // Хадрамаут. Археоло­ гические, этнографические и историко-культурные исследования. М., 1995 (Труды Совет­ ско-йеменской комплексной экспедиции. Т. 1). С. 321, 328 (прим. 52-53) .

16 Miiller W.W. Zwei weitere Brochsti.ike der iithiopischen Inschrift aus Marib // Degen R., Miiller W.W., Rollig W. Neue Ephemeris [иг Semitische Epigraphik. Bd 1. Wiesbaden, 1972 .

S. 62-63. Taf. VIII, 23-24. Субъектом глагола Фi't\ - «убил», очевидно, выступает «низложенный царь Химйара» ("}1-w : th"'l,C: I'ID-C :), упомянутый в следующей строке .

Русский перевод Г.М. Бауэра: «Услышь (голос) Хагарейна!» (Войны Аксума в первой четверти УI в. Н.э. // История Африки в древних и средневековых источни­ ках. Хрестоматия. М., 1990. С. 234) не верен и, очевидно, восходит к ошибочной ин­ терпретации данного фрагмента Ж. Пиренн: Pirenne 1. (ауес lа collaboration де Gigar Tesfaye). Les деих inscriptions ди negus КаlеЬ еп Arabie ди Sud // Journal of Ethiopian Studies. 1982. Уоl. ХУ. August. Р. 113 (ер. Войны Аксума... С. 206) .

том, что она представляет собой материальное свидетельство похода аксум­ ского царя Калеба Элла Ацбэхи в Южную Аравию, в результате которого царь Йосеф Ас'ар Йаf'ар был разгромлен, химйаритские мученики отомще­ ны, а Химйар превращен в зависимое от Аксума христианское царство I7 .

Ссылка на Хаджарайн, а двумя строками выше на Мариб (стк. очевидно, 13), призвана была напомнить о страданиях местных христиан .

Между тем Ж. Колен, переиздав южноаравийское граффито Weiga1l2 со ска­ лы Каср ал-Банат в верхнеегипетском вади XaMMaMaT, интерпретировал I8 встречающуюся в нем нисбу Нgгу-hn с явно хадрамаутским показателем опре­ деленного состояния -1т как производную от ал-Хаджарайн I9. Его поддержал А.Г. Лундин 2О, усмотревший в появлении хаджарайнца в Египте свидетельство существования обширных торговых связей у его родного города и объяснив­ ший этим наличие в нем христианской общины 21. Но эта заманчивая гипотеза не выдерживает критики, поскольку с чисто грамматической точки зрения Нgгу-Im является именем относительным от формы ед. ч. (а не двоЙст. ч.!) Hg,., тогда как нисба от ал-Хаджаран, засвидетельствованная в арабо-мусульман­ ской традиции, имеет форму ал-Хаджарани 22 (а не ал-ХаджарИ) .

Радикально пересмотреть толкование сирийского [Ха]гарейн и геэзского Ха­ гарэйне предложил Кр. Робен. По его мнению, в обоих случаях речь идет не о хадрамаутском топониме, а о сабейском имени нарицательном в двойств. ч. опре­ деленного состояния которым были обозначены города Наш~ и Наш­ 11g,.-nI1l1, шан, расположенные рядом друг с другом в области ал-Джауф. Действительно, ему удалось найти один подходящий контекст в сабейской надписи начала в .

IV н.э. где говорится об «экспедиционном корпусе обоих городов и Ма­ Ja 665.20---21, риба» (ms 1Ь' / h,fjг-nI111fw-МгЬ), а несколькими строками выше (в сткк. 13-14) упоми­ наются «полноправные граждане Наш~а и Нашшана» (w-' Ь 'l/N; /q-nllw-N; _/1)23 .

При ближайшем рассмотрении становится очевидным, что это предположе­ ние Кр. Робена ни с исторической, ни с филологической точки зрения не мо­ жет быть принято. Приведенный им пример из практически не имеет Ja 665 аналогов; даже с большой натяжкой нельзя утверждать, что в сабейской эпи­ графике наметилась хоть какая-то тенденция к тому, чтобы hgг-nlm ассоции­ ровалось с городами Наш~ и Нашшан. Кроме того, ни в одном источнике нет 17 См., например: Fгantsouzof!S.A. Inscriptions: G~'~z inscriptions in South Arabia//Encyclopaedia Aethiopica / Ed. S. Uhlig. Vol. 3. Wiesbaden, 2007. Р. 162-163 .

Первым его опубликовал В.с. Голенищев (Эпиграфические результаты поезд­ ки в Уади Хаммамат // Записки Восточного отделения Императорского Русского ар­ хеологического общества. 2. 1887. СПб., 1&88. С. 68. Табл. 1, 2), после чего дО Ж. Колена оно издавал ось неоднократно (см., в частности: Weigall А.Е.Р. Travels in the Upper Egyptian Deserts. London-Edinburgh, 1909. Pl. IV, 14; Ryckmans С. Inscriptions sud-arabes. 8 ете serie // Le Museon. 1949.52. Р. 57, 121) .

19 Colin С. А propos des graffites sud-arabiques du оиЗd! Hammamat // ВIFAO. т. 88 .

] 988. Р. 35-36 .

20 Лундuн А.г. Хадрамаутское граффито из Египта // Петербургское востокове­ дение. Вып. 5. СПб., 1994. С. 303-304 .

21 Там же. С. 305 .

22 Arabische Texte zur Kenntnis der Stadt Aden im Mitte!alter. АЬй Маhгаша's Agengeschichte nebst einschlagigen Abschnitten aus den Werkel1 УОl1 lbn al-Mugawir, al-GапаdI und a!-Ahda! / Mit Anmerkungen hrsg. уоп Oscar Lofgren. 2: Biographien, Glossar. Uppsaa-Leiden, 1950. S. 158.14-15 .

23 Robin Ch.J. «Les Deux Villes» (НаgОТiJуnёIНgl'l1!m) sont-elles Nashshan et NаshqШЛ? // Arabia. 2004. Vol. 2. Р. 119-120 .

Рис. Общий вид современного поселения ал-Хаджарайн (ноябрь г.). Фотография автора и намека на распространение христианства в ал-Джауфе. В «Книге химйари­ тов» термин «город», которым обозначен [Ха]гарейн, стоит вед. ч. В lf:l.J.f1O RIE 195 II 16 к слову {J.'}" - «имя, название» при соединен местоименный суффикс ж. р.24 ед. ч. -а; если бы городов было больше одного, то следовало употре­ бить местоименный суффикс ж. р. мн. ч. -оп, И вместо {J.lI'j перед U1C.f,." стояло бы {J.cr"'}. Между тем хоть Наш~ и Нашшан находились по соседству, в качестве одного города их никто никогда не воспринимал .

Несостоявшееся отождествление [Ха]гарейна (Хагарэйне) с Ha~OM и Наш­ шаном позволяет вернуться к прежней гипотезе, возводившей этот топоним к хадрамаутскому Хаджарайну. Однако для того чтобы окончательно ее дока­ зать, аргументов пока не достаточно. Несмотря на то что в современном ал­ Хаджарайне (см. рис.) с г. находится база Российской комплексной экспе­ диции в Йеменской Республике, археологическое обследование этого плотно застроенного поселения не представляется возможным. Сколько-нибудь зна­ чительный культурный слой ни в самом ал-Хаджарайне, ни рядом с ним обра­ зоваться не мог из-за регулярных селевых потоков. И все же в окрестностях ал-Хаджарайна обнаружены памятники древности: так, всего в км от него, на склоне вади Габр, находится пещерный склеп ар-Рукба с гробничной надпи­ сью, которая палеографически датируется 1 в. до Н.э. - 1 В. н.э. 25 Самого серьезного внимания заслуживает предположение А.Г. Лундина о том, что в качестве центра вади Дау'ан (или уж во всяком случае его низовий) город ХаВ геэзе имена, обозначающие населенные пункты и территории, как правило, относятся к ж. р. (Conti Rossini С. Grammatica elementare della lingua etiopica. Roma,

1941. Р. 83. § 106) .

25 FrantsouzoJf S.A. The Hadramitic Funerary Inscription [гот the Cave-tomb at al-Rukbah (WadI Ghabr, Inland J:Iaqramawt) and Burial Ceremonies in Ancient I:Ia~ramawt // Рго­ ceedings of the Seminar [or АгаЫап Stuides. 2003. Vol. 33. Р. 251-261 .

гарайнlXаджарайн стал непосредственным преемником Райбуна 26, распола­ гавшегося в км от него вниз «по течению» крупного земледельческого оа­ зиса, который состоял из поселений, усадеб и храмовых комплексов и был уничтожен на рубеже нашей эры 27 .

Вполне вероятно, что первоначальная форма этого топонима звучала как Хагарайн и означала «Двоеградье)), поскольку В хадрамаутском языке оконча­ ние -У(/1)n служило показателем двоЙств. ч. определенного состояния 28. После прихода арабов они добавили к ней свой определенный артикль ал- и стали иначе произносить второй корневой согласный. В раннеисламское время фи­ лологи-пуристы изменили окончание -айн на -ан, которое по правилам клас­ сического языка указывает на им. пад. двоЙств. ч., но это совершенно искус­ ственное изменение не прижилось, и для местных жителей древний Хагарайн был и остается ал-ХаджараЙном .

Сиглы цитированных надписей

Ir 32 - Мйllег W.W. Das Ende des antiken Konigreichs Hadramaut. Die sabaische Inschrift Schreyer-Geukens = Iryani 32 // AI-Hudhud. Festschrift Maria НЫпег zum

80. GeburtstagfНrsg. von R.G. Stiegner. Graz, 1981. S. 225-256 .

Ja 665 - Jamme А. Sabaean Inscriptions from Ma~ram Bilqis (Marib). Baltimore, 1962 (Publications of the American Foundation [ог the Study of Мап. Ш). Р. 169-172 .

RIE 195 11 - Вегnагd Е., D/'еи!еs A.J., Sc/meideг R. Recueil des inscriptions de l'Ethiopie des periodes pre-axoumite et axoumite / Introduction de Рг. Anfray. Р., 1991 .

Т. 1: Les documents. Р. 285-288. Т. 11: Les planches. Pl. 144 .

–  –  –

The persecution of South Arabian Christians Ьу the Jewish king of Нiшуаг Yosef As'ar Ath'ar in AD 523 is usually associated with the inhabitants of the oasis of Najran. However, in the table of contel1ts of the Syriac hagiographic work known as the «Book of the Нiшуагitеs»

there аге sоше references to the шагtугs who suffered in Hadramawt from the same ru!ег. In опе of those contexts the editor managed to restore the пате of [На}gагеуn, which he proposed to identify with the town of a!-Hajaran/a!-Hajarayn !ocalized in the !ower reaches of the wadI Daw'an, in the westem part of in!and Hadramawt, and mentioned first Ьу the Mos!em scho!ar a!-Hasan a!-НаmdапI in the еаг!у 10th century AD. Another form of the same toponym, Наgагауnе, тау Ье attested in а fragmentary Ethiopic inscription (RIE 195 II) originated in Marib and connected with the victorious campaign of the Aksumite king Ка!еЬ against the king Yosef. Neverthe!ess in South АгаЫап epigraphic dQcuments there is по mention of this town .

Therefore Christian Robin tried to interpret Наgагеуn/Наgагауnе as а transcription of the Sabaic соттоп поип hgr-nhn the «two towns» and to identify it with Nashqum and Nashshan situated in the region of a!-Jawf. The detai!ed ana!ysis of the sources from the histогiса! and !inguistic points of view demonstrates that this identification сап not Ье accepted. In all probabi!ity, in the еаг!у 6th century AD the town of HagaraynMajarayn existed in Hadramawt and there was а Christian community in it .

ЛУl-lдUI-l. Хадрамаутское граффито... С. 305 .

Об обстоятельствах гибели РайБУна, раскопки которого отечественные археологи ведут с 1983 г., см. Fгаntsоuzоf! S.A. Temples, Tribes, Ru!ers and Military Campaigns of Ап­ cient I:Iщlгamаwt: Нагтопу and Disagreement between Archaeo!ogical Materia! and Epigraphic Data// АгаЫа. 2004. Уо!. 2. Р. 76 .

28 Beeston A.F.L. Sabaic Grammar. [Manchester], 1984 Ооиmа! of Semitic Studies Мопо­ graph.,N'2 6). Р. 68. § Н 13:2-3 .

ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:

НОВЫЕ ОТКРЫТИЯ

• ©2009 г .

–  –  –

Южное Приуралье, занимая выгодное стратегическое положение, будучи на стыке нескольких историко-географических областей, с момента формирования здесь в се­ редине 1 тыс. до н.э. кочевой культуры, находилось в тесной связи со многими смеж­ ными и отдаленными регионами (рис. 1). К числу таковых относятся Средний и Ближ­ ний Восток, контакты с которыми надежно подтверждаются находками вещей во­ сточного происхождения в могилах древних номадов южноуральских степей l. На это обстоятельство неоднократно обращал внимание К.Ф. Смирнов 2, относя восточные VI-IV древности к вв. до н.э., связывая их с политическими и культурными контакта­ ми урало-казахстанских номадов с Ахеменидской державой. На рубеже ХХ-ХХI сто­ летий количество таких предметов среди древностей исследуемого региона значи­ тельно возрослоЗ и введение их в научных оборот способствовало бы более ясному пониманию специалистами сложных процессов культурогенеза, протекавших в степях Евразии в скифскую эпоху, а также характера связей между указанными регионами .

В частности, целый ряд предметов восточного происхождения был обнаружен в на­ чале ХХI в. при проведении археологических раскопок на территории 3ападно-Казах­ станской области Республики Казахстан 4. Все они совершены в крупных по своим раз­ мерам курганах (от до 5м в высоту и диаметром от до 50 м), в неординарных по 1.5 25 обряду и сопровождающему инвентарю погребениях. Один из наиболее ярких ком­ плексов, где присутствовали восточные импорты, исследован в курганной группе Кы­ рык-Оба 11 .

11 расположен на обширной равнине левого берега р. Урал Могильник Кырык-Оба в 10 км К югу от его русла, в 80 км К западу от Уральска и в 5 км К северу от «царских курганов» Кырык-Оба. Некрополь состоял не менее чем из 26 земляных курганов, растянувшихся по цепочке с запада на восток на расстояние до 3 км. Насыщенным во­ сточными древностями оказался курган 23. Его насыпь была высотой 1.65 м и диаметСм., например: Мошкова М.Г Комплекс находок с ритоном из Уральской области // СА .

I М 4. С. 171-185; Пшеничнюк А.К Раскопки «Царского» кургана на Южном Урале. Пре­ 1981 .

принт. Уфа, 1989 .

Смирнов к.Ф. Савроматы. Ранняя история и культура сарматов. М., 1964. С. 281-283 .

Рис. 32, le; Савельева тв., Смирнов к.Ф. Ближневосточные древности на Южном Урале // ВJ)И. 1972..N2 3. С. 106-123 .

См., например: Балахванцев А.С, Яблонский Л.Т. Ахеменидская эмаль из Филипповки (проблема хронологии памятника) // РА. 2007. М 1 .

4 Предварительная публикация материалов состоял ась в малодоступных российским ис· следователям изданиях, к числу которых, например, относится монография: Сдыков М.н., Гуцалов СЮ., Бисембаев А.А. Сокровища скифов Западного Казахстана. Уральск, 2003 .

–  –  –

Рис.2. Могильник Кырык-Оба П, курган 23. Инвентарь: 1 - каменный жертвенник; 2 - подвеска из минера· ла;3 - железная пряжка, обложенная золотой фольгой; 4 - глиняное пряслице; 5 - глиняная шкатулка с крышкой; 6 - гончарный розовоглиняный сосудик; 7 - гончарный сероглиняный сосуднк

–  –  –

• 8 9 13 / \ \ \ \ \ \ А' ;,: ~

–  –  –

"20 ::-'...~

–  –  –

Все определения костей животных сделаны старшим преподавателем кафедры биологии ЗКГУ им. Махамбета А.А. Джубановым .

8 Подобное расположение «кладов» конской узды под юго-западной полой кургана зафик­ сировано в курганах ;N'Q 2, 12, 15-18, насыпи которых достигали более 1 м в высоту и более 25 м в диаметре .

9 На разных уровнях в могиле были обнаружены фрагмент железного ножа, копыта, ло­ патки и тазовые кости лошади, железный предмет конической формы (умбон) и золотая на­ шивная бляшка в виде большого животного кошачьей породы (рис. 5) .

10 Подробнее этот комплекс описан в статье: Гуцалов с.ю. Погребальные памятники ко­ чевой элиты Южного Приуралья середины 1 тыс. до Н.э. // Археология, этнография и антро­ пология Евразии. 2007. ;N'Q 2. С. 75-80 .

–  –  –

С южной стороны, у края могильной ямы размещал ось сопровождающее захороне­ ние двух коней. Скелеты лошадей располагались на погребенной почве на настиле у южной стенки могилы на животе с подогнутыми в коленях ногами, ориентированные мордами на север.

Возле костных останков лошадей найдены предметы конской узды:

железные удила, бронзовые двудырчатые псалии с окончаниями в виде голов лоша­ дей и верблюдов, бронзовые пронизи, выполненные в зверином стиле, железная и бронзовая подпружные пряжки, бронзовые распределительные бляхи, выполненные в скифском зверином стиле и пр .

Сопровождающий материал позволяет датировать все четыре рассмотренные захо­ ронения концом УI в. дО Н.Э. В пользу этой даты свидетельствуют многочисленV ные аналогии предметам вооружения (наконечники стрел), металлические элементы конской упряжи в скифском зверином стиле и выполненные в том же стиле украше­ ния и предметы культа (в первую очередь каменный походный алтарь из кургана 23 могильника Кырык-Оба 11) .

Изучаемые погребальные комплексы, несомненно, относятся к разряду элитарных .

Характер находок в них говорит о принадлежности погребенных к воинско-жрече­ ской элите кочевого общества. Комплексы с сосудиками из «финикийского» стекла в богатых погребениях кочевников Южного Приуралья датируются в достаточно широ­ ком временном диапазоне - от конца УI до IV в. до н.э. 11 Все они обладают индивиду­ альной формой и каких-либо устойчивых типов среди них пока не наблюдается. Их наиболее вероятное предназначение использование в качестве тары для хранения ароматических веществ, благовоний. Последние могли употребляться не только как косметические средства, но и применяться в погребальных ритуалах .

Обращает на себя внимание тот момент, что украшения из золота с зернью, цвет­ ными вставками и цепочками сложного плетения, аналогичные тем, что найдены в кургане у Лебедевки и кургане в урочище Кырык-Оба, так же, как и гривны, «восходят К ахеменидским прототипам из Ирана и Средней Азию12. Хотя, возможно, что они были изготовлены по древневосточным прототипам .

Совершенно очевидна принадлежность к кругу культовых аксессуаров сопровож­ дающей утвари из кургана могильника Кырык-Оба П. В пользу этого предположе­ ния говорит присутствие там каменной ступки, каменного песта (оселка?), мутовки (для размешивания ароматических смол и минеральных красок?) с навершием в виде головки птицы, каменного жертвенника. Разного рода флаконы, шкатулка и игольни­ ца могли применяться по двойному назначению и как вещи женского туалета, и как предметы жреческого обихода .

Каменная ступка в древностях южноуральских номадов точных аналогов не имеет .

Можно констатировать, что каменный жертвенник, выброшенный из могилы, на на­ стоящий момент является самым крупным из числа обнаруженных на степной терри­ тории Южного Урала .

Среди названных выше керамических предметов в первую очередь обращает на се­ бя внимание керамическая головка птицы, завершавшая, вероятно, палочку для сме­ шивания благовоний. Весьма возможно, что отдаленный ей аналог есть в комплексе зартепинского типа на территории Северной Бактрии!З. Правда, костяное изображе­ ние птицы, расположенное в верхней части последнего изделия, передано очень схе­ матично. Однако в зтом случае необходимо учитывать значительный временной раз­ рыв между сравниваемыми предметами. С другой стороны, стиль изображения на кы­ рыкобинской поделке явно не соответствует канонам искусства номадов скифской зпохи, тогда как подобная трактовка изображений животных и птиц характерна для древневосточного искусства первой половины 1 тыс. дО Н.З. Подчеркнуто массивный характер верхней части туловища животного был характерен для искусства Ближнего и Среднего Востока того времени. В час'РНОСТИ, подобным образом дается изображе­ ние голов у фантастических существ из Урарту и на парадном мече (ближневосточном импорте) из Келермесского кургана l4. Однако, на мой взгляд, по стилю изображения головка птицы из Кырык-Обы наиболее близка изображению головы льва на лестни­ це ападаны в Персеполе l5. Нельзя исключать, что рассматриваемый предмет ахеме­ нидского происхождения .

11 Смирнов. Савроматы... С. 283 .

12 Там же. С. 282 .

Массон В.М. Северная Бактрия // Археология СССР. Древнейшие государства Кавказа и Средней Азии. М., 1985. Табл. СХII, 1 .

14 Пиотровский Б.Б. Скифы и Урарту // БДИ. 1989. N"Q 4. Рис. 5; Поzребова М.Н Закавка­ зье и его связи с Пере:Цней Азией в скифское время. М., 1984. Табл. IV, 6; Галанина л.к. Ке­ лермесские курганы. «Царские» погребения скифской эпохи / Под ред. А. Иванчика и Г. Пар­ цингера. М, 1997. Табл. 9, 1с .

15 Дандамаев М.А., Луконuи в.г. Культура и экономика древнего Ирана. М., 1980. Рис. 16 .

Достаточно сложно определить район происхождения гончарных сосудиков из ана­ лизируемого комплекса. Известные по публикациям среднеазиатские гончарные сосу­ ды хумчи, фляги И пр., встреченные в погребениях номадов Южного Приуралья, по своему типу и фактуре принципиально отличаются от исследуемых. Назвать центры производства данных предметов затруднительно в виду ограниченного характера пуб­ ликаций по данной теме. Определенно можно утверждать о том, что эти предметы произведены в мастерских Среднего Востока. Возможно, что Средняя Азия, в частно­ сти Хорезм, выступали в качестве посредников в приобретении древними номадами Южного Урала богатых вещей, изготовленных в Иране или на территории Малой Азии l6 .

Еще к.Ф. Смирнов обратил внимание на значительную роль в формировании куль­ туры древних кочевников Южного Приуралья носителей среднеазиатских культурных традиций. Он небезосновательно считал возможным участие отдельных групп масса­ гетов в формировании объединения приуральских кочевников VI-IV вв. до н.э. 17 Со­ юз кочевых племен Южного Приуралья, с одной стороны, в силу развития пастбищно­ кочевой системы J8 и характера его формирования, с другой, уже на начальном этапе в своих rlОлитических и экономических вопросах ориентировался на Хорезм состав­ ную часть державы Ахеменидов l9 .

Средневосточное происхождение набора культовых предметов из кургана мо­ гильника Кырык-Оба есть подтверждение тесных связей кочевников Южного Урала и Средней Азии еще на начальном этапе формирования древнепрохоровской 2О (или, как было принято ранее, савроматской 21 ) культуры. Исследователи давно говорят о влиянии культур Среднего и Ближнего Востока на формирование религиозно-культо­ вой практики древних кочевников изучаемого региона 22 • Следует признать непосред­ ственное влияние скотоводов Средней Азии на появление многих предметов культа у южноуральских номадов. Так, генезис овальных и прямоугольных плоских жертвен­ ников связан с сакскими прототипами из Центрального Казахстана и Приаралья 2З .

Происхождение же каменных алтариков на ножках исследователи связывают с терри­ торией древнего Ирана 24. Стоит заметить, что истоки многих типов зеркал номадов южноуральского региона также следует искать на территории Средней Азии. Там эти предметы туалета (культа?), причем очень близких южноуральским типов, известны еще с середины 11 тыс. до н.э. 25 Говоря О происхождении еще одного жреческого атри­ бута глиняных курильниц, необходимо отметить, что наряду с Южной Сибирью Средняя Азия является областью, где известны исходные формы для сарматских ку­ рильниц26. Кроме того, особое место в культуре номадов Южного Приуралья занима­ ют сосуды с трубчатым носиком. Появившись на этапе формирования древнепрохо­ ровской культуры, эта лепная посуда затем широко распространяется по всему региоJ6 Смирнов. Савроматы... С. 282 .

Там же. С. 278 .

Таиров А.Д. Пастбищно-кочевая система и щ:торические судьбы кочевников урало-ка­ захстанских степей в 1 тысячелетии до новой эры // Кочевники урало-казахстанских степей .

Екатеринбург, 1993. С. 3-23 .

19 Мошкова М.г. Сарматы и Средняя Азия // Тезисы докладов сессии, посвященной итогам полевых археологических исследований 1972 г. в СССР. Ташкент, 1973. С. 86-87 .

Таиров АД. Генезис раннесарматской культуры Южного Урала // АПО. 1998. Вып. 11 .

С. 87-96 .

Граков БЛ. Пережитки матриархата у сарматов 11 ВДИ. 1947..N~ З. С. 100-121 .

Смирнов. Савроматы... С. 252-254; Федоров В.к. О функциональном назначении так на­ зываемых «савроматских жертвенников» Южного Приуралья. 111 УАВ. 2000. Вып. 2. С. 49-75 .

23 Смирнов. Савроматы... С .

168; Васильев В.Н. К вопросу о сарматских каменных жерт­ венниках кочевников Южного Урала 11 УАВ. 1998. Вып. 1. С. 29 .

24 Смирнов. Савроматы... С. 168; Васильев. К вопросу о сарматских каменных жертвенни­ ках... С. 29 .

25 Сарианиди ВИ. Зеркала древней Бактрии // СА..N2 1. 1981. Рис. 1,2. С. 289-290 .

26 Смирнов К.Ф. Курильницы и туалетные сосудики азиатской Сарматии // Кавказ и Во­ сточная Европа в древности. М., 1973. С. 173 .

ну, постепенно приобретая местную специфику круглодонность Н примесь талька в тесте27. Варианты сосудов с трубчатым носиком выделены почти во всех типах леп­ ной плоскодонной, а также круглодонной посуды Южного Приуралья 28. Истоки этой разновидности керамики также следует искать на территории Приаралья н, может быть, Семиречья, где таковые были широко распространены в УН-У! вв. до н.э. 29 Учитывая тот факт, что элитарные погребальные памятники кочевников Южного Урала рубежа вв. до н.э. имеют в обряде широкие «массагетекие» параллели, YI-Y нельзя исключать активного участия номадов Средней Азии в формировании кочево­ го объединения Южного Урала в середине 1 тыс. до Н.э. В этом свете находки «восточ­ ных импортов» В погребениях южноуральских номадов представляют собой законо­ мерное явление, отражающее тесную связь населения двух регионов социально-эко­ номического, политического, религиозного и иного характера .

–  –  –

This is а publication of some objects, apparently imported from the Middle and Near East, discovered in 2002-2005 in kurgans of the nomadic elite of the late 6th - early 5th с. вс .

They include golden ornaments (pendants, necklaces, plaques) and cult objects (а mortar, а pestle, а churn-staff, flasks, а stone altar, etc.) .

The flasks of «Phoenician» glass are various in form. They were most probably used for keeping aromatic substances, not only cosmetic ones, but those applied in funerary rites .

The golden ornaments derive from Achaemenid prototypes from Iran and Central Asia .

They couJd have Ьееп made after Ancient Eastern models .

Small pottery must have Ьееп made in the Near East. It is not improbable that Central Asia and Khwarezm in particular acted as ап intermediary between the ancient nomads of the Southern Urals and Iran or Asia Minor in luxury goods trade .

The finds of this kind in 5th-6th с. ВС nomad kurgans of the Southem Urals are rather rare. The spread of «oriental import» in the Southem Urals reflects economical, political and religious connections of the regions in question .

Гуцалов с.ю. Древние кочевники Южного Приуралья УII-I вв. до н.э. Уральск, 2004 .

ТаБЛ.23 .

28 Там же .

29 Акишев к.А., Кушаев г.А. Древняя культура саков и усуней долины реки Или. Алма­ Ата, 1963. Рис. 77; Вишневская О.А. Культура сакских племен низовьев Сыр-Дарьи в УН­ V ВВ. дО Н.э. (по материалам Уйгарака) // Труды Хорезмской археолого-этнографической экс­ педиции. 1973. Т. УIII. Табл. Х, 20; XI, 21 и др.; Яблонский Л. Т. Саки Южного Приаралья (ар­ хеология и антропология могильников). М., 1996. Рис. 8,8; Иmина М.А., ЯблонскиЙЛ.т. Саки Нижней Сырдарьи (по материалам могильника Южный Тагискен). М., 1997. Рис. 3,6; 14,28 .

–  –  –

«Осы» как некое предостережение. С подобным мнением трудно не согласиться .

Глава «Дикасты И сикофанты: основные действующие лица афинской судебной системы»

III характеризует положение и полномочия судей-дикастов, а также доносчиков-сикофантов. Сле­ дует сразу же отметить, что, вопреки мнению автора, реальное жалование судьям уменьшал ось

–  –  –

ТВ. Кудрявцева специально отмечает нетерпимость афинской демократии, репрессивный характер афинского законодательства даже в классическое время (не говоря уж о законах Дра­ конта), чрезмерно широкое использование смертной казни (с. слл.). Автор заявляет, что полный суверенитет в Афинах при надлежал отнюдь не дикастам, а всему гражданскому кол­ лективу в лице народного собрания (с. С этим утверждением автора трудно не согласиться;

269) .

однако замечу попутно, что оно в некотором смысле противоречит пафосу всей книги .

В главе «Политический процесс в классических Афинах: исангелиЯ» автор подвергает рас­ V смотрению этот вид судебного процесса, который был направлен в первую очередь против представителей «политического класса» демократических Афин. Автор показывает, как про­ цессы по исангелии приводили к серьезным и печальным военно-политическим последствиям

–  –  –

1 См. Mongolus Syrio salutem optimam dat. La correspondance entre Mikhail Rostovtzeff et Franz Cumont / Ed. G. Bongard-Levine, С. Bonnet, Уи. Litvinenko, А. Матсопе. Р., 2007. Р. 7,216 .

Такой взгляд на эллинизм обоснован концептуально. Как сказано в аннотации к альбому, «каталог посвящен Восточному походу Александра Великого и его последствиям для Востока и Запада... В фокусе внимания исследователей историческая роль Александра для судеб Запад­ ной Европы, России и Востока, эллинизм как глобальный процесс взаимодействия культур» .

Расширительную трактовку эллинизма как исторического явления с далекими культурными последствиями чуть ли не для всего Старого Света и романтическую (восходящую к У. Тарну, если не к самому Плутарху) интерпретацию фигуры Александра как первого «глобалиста» в ис­ тории, объединителя народов и миров, мы найдем в предисловии М.Б. Пиотровского: Алек­ сандр стал «... символом конфликта культур, приведшего к хорошим результатам... Сегодня мир, объединенный некогда Александром, стремительно разъединяется, и нам полезно вспом­ 5) нить, что глобализация не всегда бывает уродливой» (с. и в вводной статье Э.Д. Фролова, ко­ торый полагает, что пришло время дать обобщающее определение эллинизма, и определяет его как «... вид глобализационного процесса, навязанного греческим Западом афро-азиатскому Востоку, вид форсированного взаимодействия, имевшего результатом, впервые в истории чело­ вечества, создание на известный период времени универсальной политической системы» (с. 11) .

Можно соглашаться или спорить с подобными формулировками (мне лично они кажутся со­ мнительными, как и любые другие попытки героизации Александра Македонского и обобщаю­ щих дефиниций понятия «эллинизм»; работы последних десятилетий показывают, что более плодотворный путь - продолжать исследовать это понятие в рамках описательного дискурса 2 ), однако нельзя не заметить присутствующую в них конъюнктурную политическую подоплеку, которая, к сожалению, снижает их научную ценность. Видимо, не случайно выставке об Алек­ сандре Великом предшествовали петербургский саммит «большой восьмерки» и другая эрм и­

- 1, названном так, по словам тажная выставка о российском императоре Александре М.Б. Пио­ тровского, «... в честь св. Александра Невского, защитника России от западной агрессии, и Александра Македонского, покорителя миров» (с. Не может не вызывать возражения и вы­ 5) .

текающий из «глобалистской» концепции вывод о том, что «... в эпоху эллинизма греческий ху­ дожественный стиль стал универсальным. Так была рождена и воплотилась в жизнь идея куль­ турного единства мира, которая явилась главным последствием Восточного похода македонско­ го царя»3. Этот в сущности дройзеновский тезис был пересмотрен еще в прошлом веке в работах таких выдающихся исследователей, как М. Ростовцев и К. Прео, и в современной лите­ ратуре преобладают совсем другие оценки той эпохи, в них говорится о гетерогенности эллини­ стической культуры и общества, о мощных восточных пластах и традициях, об изолированно­ сти греческих анклавов в чужеродной местной среде, об узости зон взаимодействия, о постепен­ ной ориентализации эллинской цивилизации и т.д.4 Сама экспозиция, демонстрируя поразительное разнообразие художественных стилей и форм, опровергает идею об универса­ лизме греческой культуры и скорее заставляет усомниться в ее триумфальном шествии на Во­ сток. Попутно замечу, что подзаголовок альбома «Путь на Востою не совсем точно переда­

- ет «глобалистскую» идею выставки, поскольку собственно «восточному наследию» эллинизма здесь уделено меньше места, чем памятникам античных Греции и Рима, а также Европы и Рос­ сии нового времени. В этой связи присутствие слова «Запад» В названии книги было бы также вполне уместным .

–  –  –

2 См., например, две недавние обобщающие работы: Shipley G. The Greek World after Аlех­ апdеr, 323-30 вс. L.-N.Y., 2000; А Соmрапiоп to the Hellenistic World / Ed. А. Еrskiпе. Oxf., 2003 .

В них мы не найдем каких-либо попыток дать суммарное определение феномена эллинизма .

Звучащие в них выводы противоречат утверждению Э.Д. Фролова (с. 11) о том, что признака­ ми универсальной политической системы и единой цивилизации в эпоху эллинизма были при­ мат территориального государства над полисом, монархии - над республикой, упадок гумани­ TaRHbIx наук и т.д .

–  –  –

Вторая рецензируемая книга тоже состоит из иллюстраций, которые дают не менее ценную и уникальную информацию об античной цивилизации. Альбом фотографий и рисунков Максима Атаянца «Римский мир», изданный по материалам одноименной выставки, проходившей в мос­ ковском Музее архитектуры им. А.Б. Щусева с 14 февраля по 25 марта 2008 г., посвящен архитек­ турным памятникам восточных и африканских провинций Римской империи эпохи ее «золотого века». Автор, профессиональный архитектор из Санкт-Петербурга, в годах совершил 2005-2007 путешествия по Сирии, Ливану, Иордании, Ливии, Тунису, Алжиру и Марокко, где посетил ряд античных памятников, включая труднодоступные и малоизвестные, сфотографировал и зарисо­ вал их, снабдив рисунки своими заметками на полях. Эти материалы и легли в основу выставки и альбома. В средствах массовой информации событие не нашло должного освещения, а выставоч­ ные залы пустовали (показатель культурного уровня современной российской публики), хотя, по признанию экспертов, это была одна из лучших выставок музея за последние годы 5 .

Эксперимент М. Атаянца редкий сегодня пример совмещения «ученого путешествия» (в ду­ хе традиций прошлого, когда просвещенные европейцы, путешествуя, изучали древние разва­ лины) и актуализации античности практикующим архитектором, известным своими подражаю­ щими классике проектами. В одном из интервью он прямо говорит об этом: «Моей задачей бы­ ло не включиться в звучный хор восхваления хитов, а актуализировать все явление, называемое Античностью. В том числе вернуть в культурный обиход памятники, многие из которых после крушения Рима были выключены из культурного K~HTeKCTa»6. В результате в снимках и рисун­ ках автора соединились интерес просвещенного человека, любующегося экзотическим памят­ ником, и профессионализм специалиста, которому интересны мельчайшие детали. М. Атаянц­ талантливый фотограф и рисовальщик, некоторые его снимки настоящие произведения ис­ кусства (см., например, романтические виды ливанской Факры или выразительные головы Ме­ дуз из Лептис Marны XLIl-ХLIV, а рисунки точны и стилистически изысканны .

- CIV-CIX), Стилизация под старину присутствует и в географической номенклатуре альбома, чьи кар­ ты, по всей видимости, позаимствованы из старых карт Римской империи с их латинскими на­ званиями провинций и городов. Сразу же отмечу, что белым пятном на карте альбома остаются Турция, Израиль и Египет. Возможно, путешествия М. Атаянца туда (а в идеале еще и в страны Европы, чтобы обозреть весь круг земель Рах дело будущего .

Romana) См. Титаренко Е. Обломки империй. "Римский мир» Максима Атаянца в Музее архитек­ Тур'ы // Культура..NQ 08 (7621) от 28 февраля - 5 марта 2008 г .

6 Цит. по электронному варианту журнала «Русский антиквариаТ» от 13 февраля 2008 г .

(www.antiq.info/news/news_and_announcements/10374.html) .

В подготовке издания также участвовали искусствоведы Г. Ревзин и В. Седов (куратор вы­ ставки), авторы предисловия и послесловия к альбому, но я не стану разбирать их достаточно вольные (и спорные) эссе и выскажу лишь сожаление, что к участию в проекте не пригласили профессиональных антиковедов .

В альбоме опубликованы фотографии и рисунков, запечатлевшие свыше памят­ ников из примерно полусотни городов и поселений. В Сирии это Апамея, Пальмира, Бостра и Калат Семан (базилика св. Симеона Столпника). В Ливане Тир, Бейрут, Маждель Анджар, Ниха, Баальбек, Факра, Анджар и Хермель. В Иордании Гераса и Петра. В Ливии Птолема­

- ида, Кирена, Латрун, Триполи, Сабрата, Лептис Магна и Гирза. Больше всего памятников автор посетил в Тунисе и Алжире: Аммедара, Циллиум, Ассурас, Мактарис, Дугга, Суфетула, Эль­ Джем, Булла Регия, Тубурбо Майюс, Карфаген, Загуан, Сбейтла, Хайдра, Мусти, Тебесса, Кон­ стантина, Тиддис, Диана Ветеранорум, Тимгад, Ламбезис, Медрасен, Тибилис, Джемиля, Типаза и Зана. В Марокко Волюбилис и Рабат .

Не все памятники, попавшие в поле зрения автора, датируются римским временем, хотя большинство их было основано или перестраивалось именно в I-I11 вв. Провинции империи воз­ никали на месте более древних государств и культур, римский мир существовал вплоть до при­ хода Византии и арабов, поэтому на примере имеющихся памятников мы имеем дело не с одной, а с несколькими цивилизациями: эллинской, эллинистической, сирийской, финикийской, наба­ тейской, пунической, нумидийской, мавретанской, римской, византийской и даже арабской. Раз­ нообразны и типы памятников, запечатленные М. Атаянцем: городские площади и улицы, фо­ румы и рынки, театры и гимнасии, храмы и святилища, гробницы и мавзолеи, дворцы и виллы, колоннады и портики, арки и термы. О многообразии римского мира эпохи Антонинов свиде­ тельствует сам перечень городов, которые посетил автор: эллинистическая Апамея и «караван­ ные города» Пальмира и Петра, древнегреческая Кирена и пунический Карфаген, римская во­ енная колония Тимгад и храмовый центр в Баальбеке. Альбом дает наглядное представление об этом многообразии и может быть ценным руководством не только для студентов архитектуры (особо отмечу детальные архитектурные комментарии М. Атаянца на полях его рисунков), но и для историков, изучающих античность .

–  –  –

JOOST KIST Ancient Near Eastern Seals from the Kist Collection. ВгШ:

Leiden-Boston, 2003 (With Contribution Ьу Dominique Соllоп, Frans Wiggermann and Geoffrey Тиrnег) Коллекционер Дж. Кист начал собирать памятники древневосточной глиптики еще в 1950-х годах. Приняв решение опубликовать свою коллекцию, он обратился за консультацией к из­ вестным специалистам в области изобразительного искусства древнего Востока: доктору Доми­ ник Колон (цилиндрические печати), проф. Франсу Виггерману (надписи) и Джефри Тернеру (печати, штампы). В настоящем издании представлена только часть его обширного собрания коллекции древностей .

Собрание Киста обладает редким качеством цельности; в нем представлены печати букваль­ но всех периодов древнего Востока начиная с IV тыс. до н.э. (периоды поздней Убайд Урук

- IY Джемдет-Наср) и кончая временем правления Ахеменидов, Т.е. 1 тыс. до н.э. Публикация, таким образом, дает возможность полностью проследить историю развития искусства древневосточ­ ной глиптики, игравшего ведущую роль в культуре древнего Востока. Отмечая это ценное ка­ чество коллекции, Доминик Колон в своей вводной статье «The Kist Collection of Seals» (с. 3-14), обращает внимание читателей на важное обстоятельство: «Все печати собрания Киста за ис­ ключением одного номера (М из раскопок в Угарите) неизвестного происхождения, что за­ ставляет исследователя при бегать к поискам аналогий и создает определенные проблемы в точ­ ной атрибуции памятников» .

Следуя так называемой «средней хронологиИ», наиболее распространенной среди специалистов, исследовательница распределяет памятники по следующим периодам:

- ранние печати и штампы (NQ 1-12);

- период 1: Урук IV - Джемдет-Наср (3500-3000 гг. до Н.э., М 13-56);

- период П: раннединастические печати (3000-2300 гг. до Н.э., NQ 57-114);

- период Ш: аккадские печати (2334-2200 гг. до Н.э., N2 115-166);

- период IVa: старовавилонские печати (2000-1600 гг. до н. э., NQ 167-228);

- период IV - Ь, с, d: староассирийские и старосирийские печати (NQ 229-257);

- период У - а, Ь, с: касситские, посткасситские, митаннийские, средне ассирийские печати (NQ 258-285);

- период V - d, е: среднеэламские, кипрские, левантинские печати (NQ 286-308);

- период УI - а, Ь, с, d: новоассирийские печати (900-612 гг. до н.э.), нововавилонские печати (ок. 1000-500 гг до н.э.), урартская печать (NQ 372), новоэламские печати (NQ 309-380);

- период УII: ахеменидские печати (NQ 381-389);

- неклассифицированные, возможно, местные сирийские печати, а также других стилей (М 390-412);

- поздние печати, воспроизводящие более раннюю иконографию (N2 413-444);

- описки печатей (N2443-464) .

Основой статьи, таким образом, явился научный каталог с описанием печатей в хронологи­ ческом порядке (с. Особый интерес (с. представляет публикация 23-226). 227-234, NQ 443-464) фрагментов отпечатков на мешках и глиняных сосудах .

Отдельную группу составили новоделы и поддельные печати. Печати подделывались со вре­ мен первых раскопок середины в. и подделываются по сей день, однако в основе подделок XIX нередко, хотя и не всегда, лежат сюжеты оригинальных памятников, что представляет опреде­ ленный интерес .

Статья Виггермана (Р.А.М. Wigge/·тan. Иконография и религия. С. дополняет и рас­ 15-18) ширяет историко-археологическое введение Доминик Колон. Понимая сложность и неохват­ насть проблемы отражения в иконографии древних верований жителей Двуречья, исследова­ тель ограничивает свою работу тремя доминирующими, по его мнению, темами: «Добрые отно­ шения с богами», «Защита от зла (злых сил», «Поддержка (помощь) магическими средствами и способами». Это положение исследователь рассматривает в первую очередь на примерах сцен

–  –  –

К сценам защиты от злых сил автор относит печати раннединастического, аккадского, а так­ же более позднего времени с изображением темы «Фриз сражающихсю в его самых разнооб­ разных вариантах, подчеркивая важность образа «кудрявого нагого герою (тип Гильгамеша) и человека-быка .

В поддержке магическими средствами важную роль играл выбор камня, из которого реза­ лись печати, ибо каждому камню приписывалась особая магическая функция.

Также было очень существенным изображение персонажей, не имеющих отношения к основному сюжету:

животных (лягушка, еж, змея, скорпион, обезьяна), кривоногого карлика (лахму, хувава, пазу­ зу), руки, розетки и т.д. В отдельных случаях выбор элемента можно определить: так, голова имела апотропеистический смысл, руки были связаны с амулетом в форме руки, чье ношение предписывалось в ритуале «вхождение во дворец», где эти апотропеи должны были служить поддержкой и защитой от возможных причуд со стороны авторитетных лиц .

На с. 19-22 Виггерман приводит и анализирует тексты надписей на печатях .

В списке библиографии (с. учтены все основные работы по глиптике, в том числе 235-237) издания последних лет. Таким образом, в науку о древневосточной глиптике введено более 400 экземпляров памятников переднеазиатского искусства .

К сожалению фотографии не всегда ясны и четки, что, скорее всего, относится к неважному качеству некоторых оттисков, а не только к плохой сохранности печатей .

–  –  –

If а Мап Builds а Joyful House. Assyriological Studies in Honor of Erle Verdun Leichty. Brill: Leiden-Boston, 2006 В г. хорошо известное востоковедам издательство Брилля в Лейдене выпустило 31-й том серии СuпеifоПl1 Monographs: If а Мап Bui!ds а Joyfu! House. Assyrio!ogica! Studies in Honor of Erle Verdun Leichty. Книга представляет собой сборник статей в честь юбилея Эрла Лихти, известно­ го шумеролога и ассириолога, автора многих монографий и статей, которые получили широкое признание в научном мире (список работ Э. Лихти на с. Во введении к сборнику дано xxiii-xxvii) .

краткое описание многообразной научной и педагогической деятельности этого замечательно­ го исследователя, отмечается его масштабный вклад в развитие ассириологии, в том числе в из­ дание аккадского и шумерского словаря. Огромное значение для древневосточных исследова­ ний имеют осуществленные им многочисленные публикации клинописных текстов, среди кото­ рых 8 монографий, посвященных изданию клинописных коллекций и каталогов .

37 статей, входящих в данный сборник, написаны коллегами, учениками и друзьями Э. Лихти И посвящены самым различным аспектам шумерологии и ассириологии. Среди авторов такие патриархи ассириологии, как в.в. Халло, на работах которого выросло не одно поколение асси­ риологов, и совсем молодые исследователи, делающие первые шаги в науке, имена которых из­ вестны пока только их учителям .

Тематическое разнообразие сборника отражает не только широту научных интересов юби­ ляра и разнообразие направлений его собственных научных исследований, но и позволяет читателю составить определенное представление о том, в каком направлении развивается современ­

–  –  –

ПУБЛИКАЦИИ

Многие статьи сборника, как уже упоминалось, посвящены публикациям отдельных клино­ писных документов или группы документов и анализу их содержания .

–  –  –

привлекают также текст LBAT 1593, где прослеживается система «мужских» И «женских» меся­ цев, что должно было помочь предсказать пол ребенка в сочетании с положением планет. Ав­ торы далее показывают, что физиогномические гадательные тексты из Месопотамии могли оказать влияние на соответствующую литературу эллинистического времени (находки в Ку­ мране, египетские материалы). Собранные Р. Бигзом тексты свидетельствуют об (RA 1968 62) имевшейся в Вавилонии позднего времени обширной литературе комментариев, в некоторых своих чертах сближавшейся с идеями эллинистических философов (теория четырех стихий) .

Статья содержит богатый сравнительный материал; важные выводы могут быть сделаны в вопросе о влиянии «халдейской» традиции на Птолемея и Пифагора, на персидскую астроло­ гию. Кроме того, авторы стараются показать, что часто встречающееся мнение об угасании клинописной культуры в поздневавилонское время может быть опровергнуто. Мелочи, нужда­ ющиеся в исправлении: на с.

очевидно, перепутаны цифры в инвентарном номере; надо:

363, ВМ С. (н.о. Чеховuч) .

76483. 368: Empiricus В эту же группу можно включить и еще несколько статей сборника. Статью известной ис­ следовательницы Е. Reineг. If Mars Comes Close to Pegasus (с. 313-324), которая посвящена ана­ лизу использовании отдельных терминов (tehuffE - (о соте close) в астрономических текстах предсказаний серии 3нума Ану 3нлиль. Статью J. Po(onsky. The Mesopotamian ConceptuaJization of Birth and the Deteгmination of Destiny at Sunrise (с. 297-312), в которой рассматривается месопо­ тамская концепция рождения и определения судьбы по солнечному восходу. Автор сравнивает текст молитвы за роженицу, обращенный к богу солнца Шамашу (1 тыс. до н.э.) С заклинаниями и другими текстами и подробно рассматривает существовавшие в Месопотамии представления о связи между восходом солнца, рождением ребенка и определением его судьбы. Статью (с. Автор исследует отражение в текстах практи­ N. Veldl1Uis. Divination: Theory and Use 487-498) .

ки предсказаний и пытается реконструировать сам процесс гадания, от начала до конца .

ПОЭТИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ

–  –  –

ими центр текста, первую четверть и три четверти. Это делал ось также и внутри почти каждой таблички. Такие важные моменты подчеркивались повторами, занимающими две, три или че­ тыре строки. Иногда речь персонажей или какое-либо описание дословно повторяются в нача­ ле, середине и конце таблички. Конечно, к этому наблюдению надо относиться с осторожно­ стью: нередко таблички сохранились фрагментарно или их текст реконструируется современ­ ными учеными с использованием различных.версий сочинения. И все же как «система» такой принцип построения поэтических текстов, кажется, в целом работает .

Ни одна из табличек не повторяет схему-узор другой. А. Драфкорн Килмер сравнивает эти тексты с узорами на ткани, которые обычно повторяются и обнаруживают определенную сим­ метрию. Ключевые слова используются в текстах с повторами и тоже «симметрично», как и определенные элементы узора (розетки) на ткани .

Многие поэтические тексты исполнялись под музыку. Чаще всего каждая строка содержит четыре музыкальные доли; строки, возможно, представляли собой музыкальные такты. Указа­ ния на количество строк в конце таблички в таком случае представляют собой подсчет МУЗbl­ кальных тактов в сочинении, это весьма важно для исполнителей .

Далее автор статьи отмечает, что в месопотамской традиции создание поэтических текстов уподобляется процессу ткачества или плетения. Сама разлинованная, но еще не покрытая знач­ ками глиняная табличка напоминает ткацкий станок с основой, а стилос метафорически связан с ткацким челноком. Интересен и позднеаккадский термин для писца - kasir kammi (вязальщик дощечки для письма»); так и представляется изготовитель ковров у вертикального станка. ЛюРис .

бопытны И параллели в классическом греческом, где песни «ткут» на струнах лиры с помощью ткацкого челнока .

В одной из своих более ранних статей А. Драфкорн Килмер, анализируя Эпос об Атрахаси­ се», высказала предположение, что повторения определенных «тем» В поэме придают произве­ дению некоторое сходство с фугой, вне зависимости от того, сопровождались ли они особыми музыкальными пассажами. Все это заставляет усомниться в наших прежних представлениях о монотонном произнесении слов поэтических про изведений под заунывный аккомпанемент ар­ фы или барабана. Тщательная разработка сделанных предварительных наблюдений позволит узнать, что же именно древние сочинители считали важными моментами в повествованиях, а также строить более обоснованные предположения о содержании утраченных или сильно по­ врежденных отрывков поэтических текстов .

Автор статьи солидарна с Пьетро Мандером, заметившим некоторое сходство в про ведении параллельных борозд в поле и создании строк на табличках (шумерская идеограмма ис­ SAR пользовалась как для обозначения садоводческих работ, так и для передачи глагола «писать») .

Она также отметила роль хиазмов в библейской поэзии (Книга Песни Песней Соломона, конец и начало и удивительно симметричные построения в зороастрийской поэзии .

4:14 4:15) Графически наблюдения А. Драфкорн Кил мер трудно про иллюстрировать: огромное число строк в поэмах потребовало бы очень длинных и неудобных для пользования полос бумаги, но компьютерные схемы позволяют сделать это. Строки повествования складываются, как кусок ткани. При «развертывании» узоры хорошо видны. Автор приводит В качестве примеров схемы построения «Сошествия Иштар» строк), Гильгамеша Х строк) и строк). В (138 (327 XI (320 "Эпосе о Гильгамеше» лишь ХН таблица не отличается симметрией и другими приемами, о которых говорит автор; это убеждает ее в том, что ХН таблица была «добавлена» к изначаль­ ным одиннадцати. А. Драфкорн Кил мер полагает: такой «рисунок таблиц» говорит в пользу того, что эти тексты задумывались и исполнялисi писцами. В этом она солидарна с К. Хеке­ ром, который утверждал, что сложные произведения эпической поэзии, включая даже кажу­ щиеся формульными строки, были созданиями писцов из «дома табличеК», а не вышли из уст­ ной традиции .

Заключают работу два очаровательных рисунка, служащих наглядной иллюстрацией к об­ щему содержанию статьи (рис. 1-2) .

В целом статья А. Драфкорн Кил мер кажется очень интересной и достаточно убедительной .

Правда, отдельные положения могут вызывать определенные сомнения: число разного рода повторов в аккадских поэтических текстах велико. Игнорирование некоторых из них и подведе­ ние других к узловым моментам повествования может показаться иной раз делом произволь­ ным. Кроме того, можно допустить, что ученые писцы в ряде случаев брали исходный материал из устной традиции и лишь упорядочивали его соответственно своим вкусам и представлениям .

Однако исследование А. Драфкорн Килмер находится еще на ранней стадии. Продолжение его может оказаться крайне плодотворным (и.с. Клочков) .

–  –  –

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ И ФРАГМЕНТЫ

.4ke W. Sjobag. Some Emar Lexica! Entries (с. 401-429). Эмар (средневековый Балис, современ­ ный Телль-Мескене, Сирия) - древний город на Евфрате, археологический и эпиграфический материал из которого относится к эпохе поздней бронзы и датируется XIV-XIII вв. до н.э. Он был открыт археологами в 1972 г., плановые раскопки его велись в 1973-1976 гг. Название древнейшего города Эмар, просуществовавшего до середины II тыс. до н.э., упоминается еще в текстах из Эблы и в документах из Мари. Новый город с тем же названием был отстроен хет­ тским царем Суппилулиумой или его сыном Мурсилисом II в XIV в. и долгое время являлся важ­ нейшим торговым портом на пути из Сирии в Месопотамию; разрушен в 1180-х годах до н.э .

При археологических раскопках во дворце местного правителя были найдены первые 14 табличек с текстами, хранившиеся в кувшине. Впоследствии, в храмах Ваала (Ба'лу) и Астарты, а также в частных домах было обнаружено еще несколько сот клинописных табли­ чек, изучение которых значительно обогатило наши представления об истории и культуре этой части Приевфратья в ХIII в. до н.э. Найденные тексты отражают различные стороны жизни го­ родского общества, затрагивая частную, правовую, административную и религиозную сферы .

Большинство их них написаны на аккадском языке, некоторые на хеттском и хурритском язы­ ках. Около оттисков печатей, сохранившихся на глиняных табличках, свидетельствуют о том, что этот регион, испытывая различные влияния, в том числе анатолийское, находился, прежде всего, под культурным влиянием Месопотамии .

В своей статье известный шумеролог о. Шёберг, основываясь на базовом издании текстов из Эмара, осуществленном Д. Арно в г., а также на публикации М. Сивила, вышедшей в 1989 г., делает подборку лексикографических текстов из Эмара, представляющих собой вариан­ ты таких хорошо известных из Месопотамии лексических списков, как и других. Приво­ Izi, Lu димые в статье тексты являются билингвами (шjмеро-аккадские) и фрагментарно сохранивши­ мися трилингвами (шумеро-аккадско-хеттские), частично совпадающими с подобными трилинг­ вами, обнаруженными в Угарите. Лексические тексты из Эмара характеризует своеобразное написание .

Подробный комментарий к шумерским и аккадским лексемам составлен автором на основе привлечения самого широкого круга современной литературы по шумерологии и ассириологии, прежде всего на изданиях лексикографических и литературных текстов. В ряде случаев предла­ гаемые этимологии ненадежно засвидетельствованных аккадских лексем опираются на семит­ скую лексикографию (словари арабского языка, арамейских диалектов, древнееврейского и мишнаитского еврейского) (А.В. Не.мUРО8ская) .

М. Civil. BEiPE-ЕN-ZЕ-ЕR = biSSU'·U (с. 55-61). Статья известного шумеролога и ассириолога М. Сивила посвящена изучению· ·происхождения и семантики одного шумерского слова, не­ сколько раз встречающегося в лексических текстах версии из Эмара и (Proto-Lu, Proto-Izi, Lu Угарита), а также в литературных текстах. Лексическое значение этого анатомического терми­ на, по всей видимости, заимствованного в шумерский из аккадского языка, М. Сивил определяет как «женский половой орган или его часть», ср.: 'female genita!s' для аккадского языка и 'clitoris, vagina' для общесемитской леммы в Этимологическом словаре семитских языков (Militarev А., Kogan L. Semitic Etymologica! Dictionary. Mtinster, 2000. Vol. 1..N'2. 37) .

Несмотря на то что и аккадское bissuru, и шумерское Ьег(еп-)zе-ег имеет синонимы или, по мнению М. Сивила, квазисинонимы. точное лексическое значение термина определить затруд­ нительно не только в силу немногочисленности контекстов, но и по объективным причинам, поскольку терминологию такого рода, с одной стороны, отличает расплывчатость значения и метафоричность употребления, а с другой четкая социолингвистическая функция (вульга­ ризм, непристойность или нормативное употребление), которую для столь отдаленного истори­ ческого периода определить крайне трудно. К тому же заимствование может приобрести новые оттенки значения. На основе литературных контекстов исследователь предполагает, что в шу­ мерском языке это слово могло употребляться как вульгаризм, соответствующий нормативно­ му Возможно, его первоначальное значение следует реконструировать как «лобковые gaI4 -1a .

волосы», поскольку второе значение рассматриваемого слова в этом случае оно сопровожда­ u('растение') ется детерминативом «паутина». Примечательно, что с зтим значением, к тому же вместе с инкорпорированным детерминативом, лексема была, в свою очередь, заимствована уже из шумерского в аккадский в форме (u)рill.sег. М. Сивил предполагает, что и аккадское Ьип­ ZilТU - «сеть, силки» является обратным заимствованием из шумерского, восходящим к той же лексеме (А.В. Немuровская) .

СТАТЬИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ ОТДЕЛЬНЫМ АСПЕКТАМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ МЕСОПОТАМИИ

Три статьи сборника, которые можно включить в данный раздел, посвящены различным ас­ пектам социальной и политической истории трех городов Месопотамии Ниппура, Уммы и Ни­ невии - в конце 111 тыс. дО Н.З., Т.е. вправление III династии Ура .

Atsuko Hatto/·i. ТЬе Retum of the Governer (с. 197-208). Данная статья, автор которой принадле­ жит к динамично развивающейся японской школе ассириологии, весьма интересна не только с точки зрения ее содержания, но и с точки зрения методов работы автора, показывая, насколько важную информацию можно извлечь даже из небольшого фрагмента стандартного клинопис­ ного текста, если автор способен поместить его в широкий исторический контекст .

Известно, что город Ниппур играл огромную роль в жизни Южной Месопотамии в III тыс. до н.З. Контроль над ним был важен не только для укрепления престижа и политической власти правителей, но и с экономической точки зрения. Этот важнейший культовый центр располагал огромными материальными ресурсами, которые стекались сюда со всей Южной Месопотамии .

Городская злита Ниппура, которая занимала ведущее положение в храмовой и городской ад­ министрации, естественно, старалась удержать в своих руках ключевые позиции управления го­ родом. Особенно много информации о деятельности местной власти в Ниппуре сохранил ось от времени Ур Исследования В.В. Халло и Р. Цеттлера показали, что история Ниппура в этот 111 .

период развивалась вокруг двух основных центров: царской семьи и местного ниппурского се­ мейного клана, дома Ур-Меме, представители которого на протяжении нескольких поколений занимали должность управителя Ниппура (знси) .

Автор статьи публикует небольшой фрагмент документа из Ниппура времени Ур III с сохра­ нившимся на нем оттиском печати одного из ниппурских знси из семьи Ур-Меме (CBS 11788) .

Текст представляет собой, вероятно, часть договора о продаже. Исследование текста, несмотря на его фрагментарность (сохранились только последние строки договора и оттиск печати энси), дало возможность автору выявить некоторую информацию, позволяющую уточнить порядок исполнения должности знси членами семьи Ур-Меме, и выдвинуть новые аргументы в пользу предположения о том, что между царским домом Ура и семьей Ур-Меме происходил а серьезная борьба за контроль над Ниппуром (НВ. Козырева) .

Сходную задачу, поставить отдельный публикуемый документ в широкий исторический кон­ текст, постарался решить и автор другой статьи из зтого раздела: т.м. ТЬе Sl1Orlac/z. Case of the (с. В статье анализируется один из множества текстов времени Ур Ш, Fami!y that Fled 383-390) .

происходящий из города Ум мы (ВМ 106430, Gomi and Sato, Selected Neo-Sume.·ian Administrative Texts from the British Museum. Abiko. 1990..N'2 330). Автор приводит транслитерацию и перевод текста и делает попытку воссоздать социальный и исторический контекст, в рамках которого мог возникнуть этот документ .

Текст касается, как считает автор, людей двух разных социальных слоев: рабов, принадле­ жавших к царскому сектору провинции Уммы, и свидетелей, которые представляли высшие 8* круги царского двора. Четыре человека, две женщины, одна из них с ребенком, и один мужчина бежали от некоего Ур-лугаля, брата градоначальника (шакканаккума), причем уже не в первый раз, но были пойманы и возвращены, а затем в присутствии свидетелей переданы в качестве ра­ бов в дворцовое хозяйство. Фактически переданы были две женщины с ребенком, так как муж­ чина умер. Несмотря на тщательную работу, проведенную автором, смысл документа остается неясным .

По мнению автора, бежавшие были рабами царского хозяйства, хотя в самом документе нет указаний на этот счет. Автор переводит знак в глаголе как сопfiпn GI ba-gi-ne-es «10 and award», считая, что с помощью этого термина выражается подтверждение рабского статуса этих людей и их возвращение в прежнее состояние, однако не приводит никаких убедительных аргументов в пользу своего предположения. Совершенно необоснованным, как отмечает и сам автор, ка­ жется и присутствие при возвращении в дворцовое хозяйство двух беглых рабынь с ребенком высокопоставленных лиц, в том числе родственников царя, в качестве свидетелей .

Возможно, беглецы были свободными людьми, находившимися под юрисдикцией градона­ чальника (шакканаккума), повторное бегство которых повлекло за собой наказание в виде из­ менения их социального статуса? Это одно из множества предположений, которое можно сде­ лать по поводу этого интересного документа, понять смысл которого действительно невозмож­ но без изучения широкого контекста (н.в. Козырева) .

В третьей статье из этой группы, R. Zettler. Tisata! and Niniveh at the End of the з rd Millennium в.с. (с. исследуется вопрос о состоянии и роли города Ниневии в конце ПI тыс. до н.э .

503-514), Автор статьи известный шумеролог и автор множества работ по истории Ниппура времени III династии Ура. В основу данной статьи, как и двух вышеупомянутых, легла публикация не­ большого шумерского документа времени III династии Ура, который был найден при раскопках храма Инанны в Ниппуре Статья содержит транслитерацию и перевод этого неболь­ (6 NT 559) .

шого текста и комментарий к нему .

Документ, датированный 3-м месяцем 9-го года правления Шу-Сина г. до н.э.), пред­ (2028 ставляет собой очень краткий протокол, зафиксировавший принесение клятвы человеком по имени Тишаталь и восьмьюдесятью ниневийцами, сопровождавшими его. Судя по упоминанию в тексте титула, Тишаталь был правителем города Ниневии во время царствования Шу­ (ensi) Сина .

Этот же, по-видимому, Тишаталь и сопровождающие его ниневийцы упоминаются и в доку­ менте из Эшнунны, составленном через полгода после ниппурского документа. В Эшнунне эти люди получили выдачи муки и масла. Р. Уайтинг, опубликовавший этот документ, высказал предположение, что в год составления документов Тишаталь в сопровождении своих слуг и вои­ нов нанес «государственный визит» правителя м Урской династии. Публикация Р. Цеттлера, по­ казывает, что Тишаталь был в это время правителем Ниневии, и до того, как приехать в Эш­ нунну, посетил город Ниппур, где принес, по-видимому, клятву верности правителю Ура. Воз­ можно, он нанес визит и в столицу, город Ур, но свидетельств этого не сохранилось. Мотивы этого визита становятся яснее, если принять предположение о том, что одна из родственниц Ти­ шаталя (дочь или сестра) была, возможно, замужем за царем Шу-Сином .

Город Ниневия, один из наиболее важных городских центров Северной Месопотамии, как указывает автор статьи, очень редко упоминается в клинописных документах конца начала III ТЫС., поскольку находился, по-видимому, за пределами прямого контроля Урской династии .

Археологическое исследование Ниневии не да.1\О практически никаких свидетельств существо­ вания города в самом конце III - начале 11 тыс. Тем не менее, как считает Р. Цеттлер, Ниневия вовсе не была оставлена населением в это время, и будущие раскопки, возможно, подтвердят это предположение .

Несмотря на свой небольшой объем, статья представляет значительный интерес для истори­ ков Месопотамии. Огромный исследовательский опыт и профессионализм автора позволили ему поставить крошечный шумерский текст (8 строчек, менее 20 слов) в плотный исторический и археологический контекст (Н.Б. Козырева) .

Несколько статей сборника посвящены различным аспектам истории Месопотамии во II тыс. до н.э. Среди них большой интерес о Старовавилонском периоде представляет статья М.Е. Cohen. А SmaIl Old Baby!onian Aпnу of a-pi-ru-u (с. 63-86). Известный исследователь приво­ дит в ней новые данные, касающиеся термина хапиру «h)ap!biru), толкование которого долгое время служило предметом ожесточенных дискуссий среди специалистов по истории древнего Востока. В настоящее время этот термин обычно рассматривают как обозначение членов низ­ кого социального стратума, мигрантов, беженцев, разбойников, людей, лишившихся племен­ ных связей, которые время от времени подвизались как наемники .

В своей статье М. Коэн приводит свидетельства того, что в Старовавилонский период apil·u представляли собой четко организованную профессиональную наемную армию, которой ко­ мандовал собственный офицерский корпус и в которой служили представители родственных се­ мейных групп. Автор публикует два старовавилонских текста из коллекции музея Йельского университета (УВС и УВС Оба документа содержат список воинов, подчиненных 12073 11032) .

некоему Варад-Сину, название военной должности которого можно условно перевести как «ге­ нерал» Имена воинов и последовательность расположения имен в обоих текстах по­ (gal.mar.tu) .

чти полностью совпадают. Датировок нет, но есть названия месяцев, судя по которым один текст был составлен в 8-м, а другой в 9-м месяце .

В конце одного из списков (УВС 12073) в качестве итога приводится фраза: «62 апиру под от­ ветственностью Варад-Сина, генерала» (62 lu 2.mes a-pi 2-ru-u 2 nig2.su iгз-d.ЕN.ZU gal.mar.tu). Во втором списке (УВС 11032) итоговая формулировка несколько другая: «61 воин, генерал Варад­ Сию (1 SU 1 erin2.mes gal.mar.tu iгз-d.ЕN.ZU) .

Между списками есть определенные различия, которые свидетельствуют, что их составляли разные писцы и, вероятно, в разных местах. Один из текстов (УВС по мнению автора, 12073), происходит из Ларсы. Непонятно, почему писец в одном случае особо отметил, что люди из списка были именно апиру. Возможно, платежи, снабжение или условия службы апиру отлича­ лись от тех, что были у других воинов. Однако во втором списке термин апиру не упоминается .

Это дает автору основания предположить, что и в других списках, где нет этого термина, мы, возможно, тоже имеем дело с апиру, но не можем этого установить .

Анализируя вариант написания этого термина во вновь публикуемых текстах (a-BI-ru-u 2 ), М. Коэн выдвинул предположение о его этимологии. По мнению автора, он мог произойти от еврейского слова ' арёг, родственного аккадскому араги, которое обозначало шарф или голов­ ную повязку .

Хотя принятое сейчас значение для термина хапиру (беженец, эмигрант и Т.П.) во многих слу­ чаях кажется вполне обоснованным, судя по данным двум текстам, в Старовавилонский период этот термин мог использоваться для обозначения профессиональных военных наемников, отли­ чительной чертой внешнего вида которых, возможно, было ношение специальных головных платков или повязок, прикрывавших лицо (Н.В. Козырева) .

Со статьей М. Коэна о военных наемниках ха пиру в определенной степени перекликается по своему содержанию статья Дж. Робертсона: J.F. Robatson. Nomads, Barbarians and Societal Соl­ Histoгiography of Ancient Southwest Asia (с. 325-336). Статья начинается с вопроса о де­ lapse in the финиции термина «варвар» И заканчивается обзором истории изучения амореев и их роли в ис­ тории месопотамской цивилизации. Проблемы, затронутые автором, в частности, вопрос о вза­ имодействия оседлого и пастушеского населения на древнем Ближнем Востоке, носят фундаментальный характер. От их решения во многом зависит наше понимание хода мирового исторического процесса в целом. К сожалению, данная статья представляет эту сложную про­ блему, на наш взгляд, достаточно поверхностно и не всегда последовательно. По этому вопросу в науке высказывал ось множество мнений и не только классиками ассириологии, но и иачинаю­ щими исследователями. Совершенно непонятно, почему, излагая историю изучения аморейской проблемы, автор не упоминает труды таких выдающихся ассириологов, как Лео Оппенхейм и Д.О. Эдцард. Еще в 1985 г. оригинальная статья на эту тему была опубликована Н. Виксом (The 01d Babylonian Amorites: Nomads ог Mercenaries? // Orientalia Lovaniensia Periodica. 16. Р. 49-57, Leuven). В ней подняты те же самые проблемы и в Ifачестве аргументов обсуждаются те же со­ бытия, что и в статье Дж. Робертсона. Во многом совпадают и выводы авторов (Н.В. Козырева) .

М.Т. (с. Марта Рот известна своими публикациями кли­ Rotll. Elder Abuse: LH § 195 349-356) .

нописных законодательных текстов и комментариями к этим текстам. В данной статье речь идет о 195-м параграфе Законов Хаммурапи, устанавливающем суровое наказание (отсечение руки) для сына, ударившего своего отца. В статье приводятся многочисленные и интересные материалы, относящиеся к данному казусу. К сожалению, автор обходит молчанием (или не за­ мечает?) самый интересный вопрос: как соотносится такое наказание с господствующим в За­ конах Хаммурапи и в Ветхом Завете принципом талиона, т.е наказанием по принципу «равным за равное» (В.А. Якобсон) .

Только одна статья сборника посвящена проблемам изучения истории Месопотамии Кассит­ ского периода, второй половины II тыс. до н.э. Она принадлежит перу виднейшего знатока этой эпохи Дж. Бринкмана. J.A. B,-inkman.

The Use of Occupation Names as Patronyms in the Kassite Period:

а (с. В своей статье «Использование имен, Forerunner of Neo-Babylonian Ancestral Names? 23-43) .

происходящих от названий профессий, в качестве патронимии в Касситский период: предтеча ново вавилонских имен предков?» Дж. Бринкман обращается к корням традиции, особенно ха

–  –  –

ствовавшие один за другим новоэламские цари Хумбан-халташ 1, Хумбан-халташ 11, Уртак и Те­ умман были братьями (единокровными?) .

Порядок престолонаследия в Эламе этого времени нам не известен. Автор статьи полагает, что у всех этих царей был некий генетический изъян, вследствие которого первые трое погибли от внезапных припадков, а последний также перенес такой припадок, но остался жив лишь за­ тем, чтобы погибнуть в сражении с ассирийцами. Его голова, как известно, была доставлена в Ниневию. Знаменитый рельеф, хранящийся в Британском музее, изображает ассирийского ца­ ря Ашшурбанапала, пирующего в саду со своей царицей в окружении придворных и музыкан­ тов. Ашшурбанапал пьет вино из чаши и одновременно любуется головой Теуммана, подвешен­ ной к дереву .

Все соображения, изложенные в рецензируемой статье, представляются вполне логичными, за исключением одного пункта: генетические болезни, как правило, не ЯВЛЯЮТСЯ причиной вне­ запной смерти, да еще три раза подряд. Скорее следует думать о превосходном качестве (асси­ рийского?) яда (В.А. Якобсон) .

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ

–  –  –

ном случае части могут быть сравнительно легко восстановлены .

В поисках аналогичных плиток и их обломков автор статьи обнаружила несколько подходя­ щих фрагментов в коллекции Г. Гильпрехта в Иене, а также в архиве музея Пенсильванского университета. Автор описывает процесс реконструкции и приводит прорисовки восстановлен­ ного изображения на двух плакетках, представляющего собой сцены празднества (и.с Клочков) .

ИСТОРИЯ НАУКИ

в данный раздел можно включить две очень интересные статьи, рассказывающие об исто­ рии изучения и преподавания ассириологии в Пенсильванском университете, ведущим сотруд­ ником которого является сам юбиляр, Э. Лихти .

B.l. Eichler. Cuneiform Studies in Репп: Рroт HiJprecht (с. Статья Б. Эйхлера 87-110) .

to Leichty представляет собой краткую, но очень содержательную и снабженную богатым научным аппа­ ратом историю ассириологии, т.е. преподавания ее и изучения в Пенсильванском университете одном из важнейших мировых центров этой науки. Эта история началась в 80-х годах в. и XIX успешно продолжается поныне. Рецензируемая статья так богата содержанием и отличается столь сжатым стилем, что пересказывать ее нет никакого смысла. Ее необходимо прочитать не только для пользы, но и ради удовольствия встретиться, хотя бы заочно, со многими «отцами­ основателямю нашей науки и нынешними ее светилами. с.с. Smith. Some Footnotes to the History of AssyryoJogy: Leonard William Fring of the British Museum and the University of Pennsylvania (с. 431-442). Эта статья служит интересным продолжением предыдущей и рассказывает о том, как и почему один из «отцов-основателей» не стал сотрудником Пенна. Она содержит также ин­ тересные сведения о заработках ученой братии (Б.А. Якобсон) .

В представленной рецензии мы постарались отразить содержание и дать критическую оцен­ ку основным статьям сборника. Многие очень интересные статьи, к сожалению, остались за пределами рецензии, прежде всего из-за ограниченности ее объема. Необходимо отметить не только высокий научный уровень издания, но и прекрасный технический уровень публикации, что является отличительной чертой издательства Брилля в ЛеЙдене. Главной задачей, которую поставили перед собой рецензенты, было привлечь внимание отечественных исследователей истории древнего Востока к новому богатейшему материалу, опубликованному в данном сбор­ нике и показать те основные направления, в которых происходит развитие ассириологической науки в наше время. Надеемся, что эта задача, хотя бы частично, выполнена .

–  –  –

ANDREW С. COHEN. Death Rituals, Ideology, and the Development of Early Mesopotamian Kingship / towards а New Understanding of Iraq's Royal Cemetery of Ur. Brill: Leiden-Boston, 2005 Рецензируемая книга объемом около страниц богато иллюстрирована и содержит, кроме текста, изобразительного материала и таблиц, старошумерские тексты в транслитера­ ции и переводе, указатели и список литературы. Этот последний оказался неожиданно об­ ширным (около трехсот названий!) и состоящим в основном из работ, вышедших за послед­ ние три десятка лет, но, за исключением некоторых журнальных статей, в наших библиотеках отсутствующих. Из этого факта следует несколько не слишком приятных для российской (и советской) ассириологии выводов: Эта тематика привлекает все больший интерес наших 1 .

зарубежных коллег, но из российских ассириологов в списке упомянуты лишь две работы 2 .

И.М. Дьяконова, а больше упоминать и некого. Большевистский вариант марксизма и «на­ учный атеизм» (а также новоиспеченная религиозность) все еще мешают нам заинтересо­ ваться проблемами, затрагиваемыми в рецензируемой книге, хотя мы постоянно твердим о 3 .

важности изучения исторической психологии. Проблема возникновения государства и цар­ ской власти у нас традиционно привлекает большое внимание, но почти никто не рассматри­ вает ее с точки зрения истории религии и исторической психологии. Мы опять оказываемся в роли догоняющих, и для начала следует настоятельно рекомендовать познакомиться с этой книгой. Большой интерес вызывает уже ее содержание: Введение. Глава Ритуал как потен­ 1 .

циально преобразующая социальная акция (параграфы: Феноменологический подход к риту­ альным актам; Перформативный подход к значению в ритуале; Распространение перформа

–  –  –

Что же касается до пышных похорон с человеческими жертвоприношениями (загробной свитой), то подобные погребальные практики известны помимо Месопотамии также в раннем ! См об этом подробнее: Якобсон БА. Цари и города в древней Месопотамии // Цари и го­ рода в древней Месопотамии. М., 1989. С. 17-37 .

Египте и в раннем Китае. В древней Индии подобные явления как будто не известны, но необ­ ходимо учитывать, что погребальным обрядом там была кремация, и потому древнеиндий­ ская археология лишена столь важного материала, как погребения... Впрочем, существовав­ ший еще недавно (сейчас и Индии это запрещено) обычай самосожжения вдовы на погребаль­ ном костре ее умершего мужа, несомненно, относится к этой же категории и возник, надо полагать, очень давно. В более поздние времена этот же тип похорон известен в Риме (глади­ аторские игры по случаю похорон) и в Скандинавии (жены и слуги умершего вождя, зарытые в его кургане). Так что, похоже, мы имеем здесь дело с некоей исторической универсалией, характерной для всех или почти всех архаических обществ на определенной стадии их разви­ тия, равно как и меры, принимавшиеся впоследствии для ограничения чрезмерных расходов на похороны. Во всяком случае, такие данные дошли до нас в тексте реформ Уруинимгины, в китайских текстах и в Законах ХН таблиц. Но ни из чего не следует, что цель всех этих жерт­ воприношений одна и та же. В самом общем виде можно, вероятно, сказать, что эти жертво­ приношения были данью харизме усопшего, но одновременно и «посланием» О принадлежно­ сти усопшего и всего его клана к области божественного (в Месопотамии, как полагает автор книги, жертвы были добровольными) .

Еще одной функцией погребального обряда было, по мнению автора, кормление покойни­ ков в ином мире, но и одновременно демонстрация изобилия, экономического могущества. В связи с этим дается новое истолкование знаменитого «Урского штандарта» он как раз и сим­ волизирует соединение военной мощи и щедрости правителя. Это, однако, характерно для всех архаических обществ (ср., например, хвалебные песни в честь вождей викингов). Автор полагает, что погребальные обряды представляют собой «ключевой элемент в формативной стадии процесса создания структур власти». Это почти марксистское определение выглядит вполне логичным, если бы не сомнения, высказанные нами выше. К ним можно добавить, что приводимые в подтверждение этого тезиса тексты относятся ко времени династии Аккада, Т.е. к совершенно новой стадии развития общества с соответственно иной идеологией. А тек­ сты, касающиеся расходов на похороны, содержат относительно скромные перечни предме­ тов и, возможно, людей, мало похожие на то фантастическое великолепие, что обнаружено в Урских гробницах. Так что эти гробницы остаются во многих отношениях загадочными. Но есть и очень интересные и важные новости. Так, скрупулезный анализ обнаруженной в этих гробницах посуды позволяет сделать вывод, что почти вся она не хозяйственная или кухон­ ная, а пиршественная. Но назначение и происхождение драгоценностей, включая великолеп­ ные цилиндрические печати, остается неясным: имущество ли это самого усопшего или дары его родственников и друзей. А поэтому и имена на печатях могут быть именами усопших, а могут и не быть таковыми .

Есть и еще вопросы, но перечислять здесь их все нет смысла. Важно отметить, что рецен­ зируемая книга представляет собой настоящий кладезь новых и порой совершенно неожидан­ ных сведений и выводов (хотя последние и не всегда бесспорны). Урские гробницы упомина­ ются во всех учебниках, но их исследование, по существу, начато вновь, и оно грозит изме­ нить все наши представления об этом удивительном феномене. Но необходимо признать, что чтение новых библиографий вызывает у меня, как и моих коллег, все большее уныние: чего у нас только нет... Автора же и издательство Брилль следует поздравить с выдающимся дости­ жением .

–  –  –

J.E. LENDON. Soldiers and Ghosts. А History of Battle in Classical Antiquity. New Haven-London: Yale University Pl"ess, 2005. 468 р., 31 ill., 10 maps Первая монография известного американского историка из Университета Вирджинии Джона Лендона, посвященная военному делу античности, называется «Воины И призраки»l .

Книга обладает четкой продуманной структурой: она начинается «Прологом» (с. и «Вве­ 1-4) 5-13), дением» (с. затем идет основная часть, которая делится на два практически равных раз­ дела: «Грекю (с. 15-161) и «Римляне» (с.

а завершается вспомогательными частями:

163-315), хронологической таблицей греческой и римской военной истории (с. 321-330), списком сокра­ щений (с. 331-333), обширными примечаниями (с. 335-387), иебольшим, но полезным глосса­ рием военных терминов (с. 389-392), аннотированным списком литературы, главным образом англоязычной, располагаемой в соответствии с содержанием книги, а не по алфавиту, с очень емкими дискуссиоными замечаниями автора (с. 393-440), а также индексом имен собствен­ ных, географических названий и военных терминов (с. 441-468) .

В коротком «Прологе» автор, приближая повествование к современному (в первую оче­ редь американскому) читателю, рассказывает о новейших ритуалах войны, в частности о тра­ диции американской морской пехоты забирать с собой тела погибших товарищей. От наших дней автор перебрасывает мостик к античной Греции, где забота о погибших также была важнейшей стороной войны. Во «Введению Дж. Лендон уже конкретно ставит задачу рабо­ ты: исследовать механизмы технологического прогресса в древнем сухопутном военном деле,

–  –  –

I См., например: Lendon J. Empire of Нопоuг: The Art of Gоvеrпmепt iп the Rоmап World. Oxf., 1997; idem. The Rhetoric of Combat: Greek Theory апd Rоmап Culture iп Ju1ius Caesar's Баttlе Desсгрtiопs 11 Classical Апtiquitу. 1999. 18. Р. 273-329 .

Андреев Ю.В. Об историзме гомеровского эпоса // БДИ. 1984..N~ 4. С. 10 .

В сжатом «Заключении» К первой части книги автор еще раз повторяет важнейшие выво­ ды, подчеркивая, что прогресс в военном деле греков в доэллинистическую эпоху протекал очень медленно, его роль была невелика, а значение гомеровского эпоса, наоборот, очень важно. Поэтому о вдохновляющей роли эпоса можно говорить не только для вазописи или скульптуры, но и для военного искусства. Причем на море, по мнению автора, господствовали более или менее современные способы боя, так как в эпосе морские баталии не были пред­ ставлены и его стереотипы тут не действовали (с. 156-161) .

Во второй части книги - «Римляне» Дж. Лендон сна чала дает общий сжатый обзор военной истории: от войн с италиками и Пирром, затем с Карфагеном и эллинистическими монархиями к войнам с парфянами и германцами. Автор находит у римлян явное преимущество в борьбе с италиками до 338 г. дО Н.Э., хотя экспансия шла медленно, а позже произошло быстрое завоева­ ние, базировавшееся на преимуществах в финальных сражениях, хотя в ходе самих кампаний было немало и поражений, которых со временем становилось все же меньше. В период принци­ пата предел завоеваниям поставил географический, а не человеческий фактор. Сами римляне выигрывали из-за благоволения Фортуны не больше, чем другие народы, но победы обеспечи­ вались их дисциплиной и главное стойким психологическим фактором (с .

- - 163-171) .

В главе «Раннее римское военное дело» рассматривает роль поединков и влияние доблести­ в римских битвах в. дО Н.Э., которые играли несоизмеримо большую роль, нежели в virtus IV греческом военном деле, а также способ действия манипулярного легиона в III-П вв. до н.э .

(с. Разбирая битву при Пидне г. до н.э.), автор указывает, что Эмилий Павел, бу­ 172-192). (168 дучи опытным полководцем, казалось бы, нелогично атаковал македонскую фалангу по фрон­ ту именно вследствие традиционной римской военной ментальности, инспирируемой духом virПри этом Дж. Лендон справедливо отмечает, что греческое военное дело как составная tus .

часть процесса эллинизации Рима влияло на римское, что выражалось, в частности, в заимство­ вании вооружения всадников, использовании критских лучников и боевых слонов (с. 193-211) .

Способ действия римской армии Цезаря показан на примере осады Герговии в 52 г. дО Н.Э., а тактика когортального легиона - на примере битвы при Илерде в 49 г. до н.э. (с. 212-232). О том, как воевала римская армия зпохи Ранней империи, мы можем судить на примере кампании в Иудее в 67-70-х годах (с. 233-260), а о позднеримской армии и ее строе-фаланге - на примере битвы при Аргенторате (357 г.) и персидского похода Юлиана (363 г.) (с. 260-309) .

В «Заключении» ко второй части Дж. Лендон рассматривает ход технического прогресса в военном деле римлян, который привел к постепенной замене манупилярного легиона на ко­ гортальный, при сосуществовании обоих видов построения в течение полувека, а позднее, в в. Н.Э., - появлению фалангообразного построения, возникшего, как думает автор, под вли­ IV янием греческой военной мысли (с. В целом, греки и римляне руководствовались 310-313) .

- прошлым в военном деле: греки своим богатым эпосом, а римляне героическими традици­ ями доблести и дисциплины, которые со временем утрачивались римлянами, но становил ась более важными для эллинов. Подражание играло в античности большую роль не только в ли­ тературе, но и в военном деле. В античных армиях существовал культ прошлого, культ сорев­ нования, тренировки и дисциплины, и те армии, в которых это все присутствовало (спартан­ ская, македонская и римская), были лучшими в античном мире (с. Отсюда становит­ 313-315) .

ся ясным странное, на первый взгляд, название книги «Воины И призраки», т.е. воины и прошлое, героический дух призраков предков .

Рассматривая книгу в целом, нужно отметить, что монография, как и любая большая рабо­ та, не свободна от недочетов. Нельзя согласиться с утверждением автора, что микенцы не знали верховой езды (с. 15). Судя по терракотам, изображающим всадников, зналиЗ. Не рим­ ляне ввели использование пилума (с. 8) - этруски использовали его несколько раньше: судя по археологическим данным, еще в V-IV веках дО Н.З., что подтверждается и античной традици­ ей (Plin. NH. УН. 201)4. Полевая метательная артиллерия стала применяться не в конце IV В .

дО н.э. (с. 8), а уже в середине зто го столетия (Роlуаеп. п. 38. 2). Кольчуга появипась в период не около 300 г. до н.з. (с. 8), а по крайней мере, на полстолетия раньше, как можно судить по находкам из Дании 5. Спорным выглядит утверждение автора, следующего за сообщением Плутарха (Pelop. 18. 2) о том, что фиванец Паммен, организуя Священный отряд, руковод­ ствовался указанием Нестора в «Илиаде» (Il. 362-363) о построении вместе воинов одного племени (с. это было общей военной практикой в различные периоды истории. Од­ 159-160) нако нужно заметить, что данные мелкие недостатки нисколько не умаляют общего положи­ тельного впечатления о книге .

з Hood M.S F. А Мусепаеап Cavalryman // БSА. 1953.48. Р. 84-93 .

Schulten А. Pilum // RE. 1950. Бd хх. Нlbd. 40. Sp. 1348-1349 .

5 Jensen 1. The Hjortspring Боаt Reconstructed // Antiquity. 1989. 63. 240. Р. 533, 535 .

–  –  –

дела, так называемого Стиль позволяет рекомендовать книгу не только специали­ face of battle .

стам, но и просто всем интересующимся данным сюжетом (с. Однако, несмотря на, казалось 317) .

бы, научно-популярный жанр работы, ссылки, для удобства читателя помещенные в конце, все­ сторонне рассматривающие проблематику, придают изданию академическую солидность .

Полезны и иллюстрации, размещенные в тексте книги, которые представляют как ориги­ нально исполненные художником С. Кимом схематичные, но весьма наглядные изображения боевых порядков, так и фотографии достаточно известных произведений античного искусства .

Причем можно отметить, что римская часть книги снабжена большим количеством иллюстра­ тивного материала .

В целом следует сказать, что Дж. Лендон показал греческое и римское военное дело не только с точки зрения истории развития стратегии и тактики, но и культуры, т.е. саму книгу по существу можно назвать историей военной культуры античности .

–  –  –

MAURO AGOSTO. Impiego е definizione di tropi е schemi retorici пеН' Ех­ positio рsаlmогum di Саssiоdою. Montella: Academia Vivarium novum, 2003 в г. вышла в свет книга профессора Понтификального Латеранского университета Мауро Агосто, название которой (Использование И определение тропов и риторических фи­ гур в Изъяснении псалмов Кассиодора») может создать впечатление, что под обложкой чита­ теля ждет узкоспециальный филологический труд, исследующий один вопрос в одном памят­ нике позднеантичной экзегезы. Что ж, нельзя не согласиться, что именно так дело и обстоит .

Этот труд, несомненно, весьма специальный в том смысле, что призван разобраться в тон­ костях формирования и бытования римской риторической терминологии, а также коммента­ торских приемов. Несомненно и то, что «Изъяснение псалмов», этот богатый и довольно хо­ рошо изученный памятник, рассматривается здесь только в одном аспекте, а именно: с точки зрения того, как в нем определяются и какое находят применение риторические фигуры и тропы. Но если тщательнее вникнуть в суть этой книги (а сделать это поможет читателю об­ ширное введение, о котором мы скажем далее), станет ясно, что, вопреки своей конкретной и узкой тематике, труд М. Агосто должен привлечь внимание всех, кто изучает вопросы исто­ рии образования, истории библейской экзегезы, истории филологической мысли и риторики .

Дело, прежде всего, в том, что речь идет о Кассиодоре, одном и едва ли не наиболее зна­ чительном из тех ученых поздней античности, которые, как принято образно говорить, упаковывалю достижения античной науки, чтобы передать их Средним векам в виде гото­ вых и удобных схем, при годных для разнообразного служения христианской доктрине и Церкви. Сущность и историческое значение деятельности таких позднеантичных интеллекту­ алов определены и продемонстрированы во множестве трудов, зарубежных и отечественных .

Но разбираемая нами здесь книга ценна и сильна как раз не общими моделями и оценками (они играют в ней важную, но все же подчиненную роль), а конкретной демонстрацией того, какие именно плоды античной традиции оказались востребованными и в каких реальных формах они продолжали свою жизнь в поздней античности .

А формой их жизни оказывалась часто форма библейской экзегезы. И Кассиодоровы «Изъ­ яснения псалмов» один из таких памятников экзегезы, в котором античная риторическая тео­ рия (а в частности и более всего учение о тропах и фигурах) стала при меняться к толкованию библейского текста сознательно и последовательно. Вот почему это сочинение, наряду с «ИН­ ституциями», так важно для понимания кассиодоровской программы христианского образова­ ния, а значит, для понимания судьбы античного культурного наследия в следующую эпоху .

Справедливо будет отметить, что для отечественной науки (как филологической, так и ис­ торической) «Изъяснение псалмов» Кассиодора остается памятником малоизвестным и даже (за немногими исключениями) почти не упоминаемым. Это верно по большей части и для остальной латиноязычной экзегетической литературы. Если взять для примера толкования на псалмы, то окажется, что из толкований Илария Пиктавийского не переведено почти ни­ чего, из гомилий на псалмы, приписывавшихся Иерониму, вовсе ничего (как не переведены и Иеронимовы переводов «Изъяснений» Амвросия Медиоланского Commentarioli in psalmos), тоже нет, из толкований Августина в русских переводах опубликовано лишь несколько. Что до Кассиодора, то о переводе его «Изъяснений» пока нет и речи, как (тем более) о коммента­ риях Арнобия Младшего или Проспера Аквитанского. Очень мало также русскоязычных ис­ следований об этих памятниках: едва ли их наберется и две дюжины .

Отсутствие переводов и исследований может объясняться, конечно, некоторыми очевидны­ ми внутренними причинами. Переводы экзегетических сочинений трудны потому, что в них толкуется специфический латинский текст Библии, особенности которого (как и особенности его толкования) трудно или невозможно воспроизвести по-русски. Исследований же экзегети­ ческих сочинений мало потому, что эти сочинения представляются (а часто и бывают) интерес­ ными преимущественно как памятники христианской мысли, а значит, находятся в лучшем слу­ чае на втором плане для исследователей политической или экономической истории или изящ­ ной литературы .

И все же столь богатая латинская экзегетическая традиция не может не заслуживать го­ раздо более пристального внимания отечественных ученых хотя бы как культурный фено­ мен. В этом смысле толкования Кассиодора и были бы лучшим текстом для знакомства со всей традицией: во-первых, Кассиодор эту традицию как бы суммирует, так как он был хоро­ шо знаком с толкованиями на псалмы своих предшественников и часто опирался на них, во­ вторых, как уже говорилось, он широко И последовательно применяет здесь для толкования библейского текста обширный аппарат античной риторической терминологии .

Каков был этот аппарат, как перенял его Кассиодор и как использовал вот на какие во­ просы отвечает книга М. Агосто основной своей частью, которая представляет собой систе­ матическое и скрупулезное рассмотрение каждой фигуры, упоминаемой Кассиодором. Одна­ ко начинается книга с обширного введения, которое автор назвал «Часть первая: историче­ ский контекст» С моей точки зрения, такое название (Parte prima: Inquadramento storico) .

несколько не соответствует функции этой части. Перед нами, конечно, именно развернутое введение, которое, в свою очередь, делится на три главы. Из них первая глава «Грамматика И общество в эпоху Кассиодора» носит самый общий характер и рисует широкую картину куль­ туры того времени. Вторая глава «Христианская грамматика» более специальная; она пока­ зывает своеобразие подхода к грамматическому искусству у Кассиодора вообще и в «Изъяс­ нениях псалмов» в частности: для него грамматика искусство, в котором экзегетический и нормативный элемент нераздельны, а библейский комментарий призван быть не только объ· яснением смысла библейского текста, но и школой словесности (см. особенно с. и слл.) .

39,47 Наконец, третья глава «Источники Кассиодора» перечисляет авторов, известных по именам и анонимных, из сочинений которых Кассиодор черпал свои грамматико-риторические позна­ ния, а также указывает, какие именно определения и описания фигур и тропов он перенял из каких источников. Эти источники таковы: Плотий Сацердот, Донат, Августин, Квинтилиан, Руфиниан, сочинение известный по двум рукописям и Schemata dianoeas (Anecdoton Parisinum, представляющий собой частичный перевод сочинения Цецилия ПЕрt JXТJ!iX't(J)V), не известная нам непосредственно, но известная Кассиодору редакция Квинтилиана и, предположительно, Сервий, а также неизвестный источник, УСЛОВliО обозначаемый автором буквой «хи» .

Вторая и главная часть книги носит название «Таксономия» и представляет (Tassonomia) собой анализ более чем сотни риторических явлений и приемов (их определений и примене­ ния), распределенных по разделам: тропы, грамматические фигуры, риторические фигуры речи (рег рег рег фигуры мысли. Не всем тропам и фигурам adiectionem, detractionem, ordinem), уделяется одинаково много внимания, но в большинстве случаев можно сказать, что троп или фигура становятся предметом отдельного небольшого исследования .

Чтобы исследовательский метод М. Агосто предстал перед читателем более наглядно, возьмем, например, главу, трактующую метонимию (с. и далее). Метонимия, наряду с ги­ паллаге, рассматривается в разделе «Тропы», подразделе «Тропы, основанные на замене по смежностИ». Сначала автор приводит определение метонимии в сопоставлении с определени­ ями античных источников, перечисляемых им в примечании (Риторика к Гереннию», Цице­ рон, Квинтилиан, Диомед, Сацердот, Донат). Затем цитируются дефиниции, даваемые мето­ нимии Кассиодором. Исследователь подходит к Кассиодоровым определениям метонимии с полной степенью критичности (как и к неточным определениям других терминов, например, «эксаллаге» на с. Он указывает, что первое и основное определение метонимии у 152-153) .

Кассиодора подходит к любому тропу, а остальные определения, воспроизводимые по ходу толкования псалмов, описывают лишь один тип метонимии: «вместилище вместо вмещаемо­ го». Впрочем, вид этих определений, а также редко используемое название метонимии transкалькированное с греческого, позволяют исследователю указать на источник Кас­ nominatio, сиодора в данном случае Доната. Столь же критично рассматривает М.

Агосто первый слу­ чай привлечения термина «метонимия» для толкования псалма, а именно, когда Кассиодор называет метонимией высказывание Пс «Живущий на небесах посмеется им, и Господь 2:4:

поругается им». Сущность метонимии, по словам толкователя, состоит здесь в том, что Богу приписываются человеческие действия (процедура, которую все, конечно же, опознают как метафору). Исследователь справедливо указывает, что и сам Кассиодор в прочих подобных случаях видит не метонимию, а «катахрезу» или «тропологию». Затем М. Агосто рассматри­ вает и подробно анализирует два типа метонимических замен, на которые, кроме приведенно­ го случая, указывает Кассиодор: «вместилище вместо вмещаемого» и «следствие вместо при­ чины». Среди примеров второго типа он с полным основанием подробно останавливается на случаях, когда Кассиодор применяет термин «метонимия» при толковании глаголов со значе­ нием «знать» или «не знать», относящихся в Писании к Богу (с. Вслед за более ран­ 128-130) .

ними толкователями Кассиодор настаивает на том, что подобные глаголы нужно понимать как метонимию типа «каузация признака вместо признака» (то есть, если сказано «Сын не знает», это нужно понимать как «Сын не позволяет знать»). Подобное объяснение было весь­ ма востребованным в патристической экзегезе способом избежания буквального, слишком «антропоморфного» понимания библейских слов, а потому стало традиционным: оно приме­ нялось, к примеру, Иларием и Августином, на что М. Агосто весьма кстати указывает l .

Не удивительно, что столь подробный и нюансированный анализ, опирающийся на знание не только текста Кассиодора, но и его источников в области грамматики, риторики и соб­ ственно экзегезы, а также на полную осведомленность в современной исследовательской ли­ тературе, делает чтение книги М. Агосто не просто полезным и познавательным, но и увлека­ тельным, а порою даже захватывающим занятием .

В книге нет традиционного для монографий заключения, но это не противоречит ее структу­ ре и не вызывает ощущения незаконченности. Разбор каждой фигуры или тропа само по себе законченное исследование, полностью реализующее свою цель, а потому на себе замкнутое .

Дальнейшие выводы и обобщения в книге именно такого типа и содержания столь же необяза­ тельны (и даже неуместны), как в энциклопедии или справочнике. А именно как справочник (по фигурам и тропам у Кассиодора в частности, но до некоторой степени и по античной риториче­ ской терминологии в латинской традиции вообще) книга М. Агосто очень удобна .

Удобству ее способствует, конечно, и указатель цитированных мест из классических и хри­ стианских авторов и библейских книг. Однако здесь, на мой взгляд, случилось досадное упуще­ ние, на которое, впрочем, автор, может быть, пошел сознательно. Среди цитированных трудов Кассиодора не перечисляются цитаты собственно из «Изъяснений псалмов», а среди ссылок на библейские книги отсутствуют ссылки на стихи псалмов. Вероятно, автор счел, что то и другое будет излишним или слишком громоздким в труде, который специально "Изъяснением псал­ мов» И занят. Но мне кажется (и практика увы! подтверждает), что, по меньшей мере, вто­

- рой указатель, указатель мест из Псалтири, этой книге необходим: он значительно увеличил бы полезность данного труда для тех, кто изучает традицию толкования псалмов .

Ко всему сказанному выше можно добавить еще, что рецензируемая книга, изданная, кста­ ти, столь примечательным центром латинской образованности, как академия «Vivarium Noуит», стала первой в основанной самим же М. Аг6сто серии «Biblioteca Filologica CLE». После знакомства с этим первым томом остается только пожелать, чтобы «Biblioteca Filologica CLE»

обогащалась в дальнейшем столь же высокоучеными и полезными трудами, как труд М. Аго­ сто, в полной мере отвечающими тем принципам «филологии В беккианском смысле слова», которые заявлены как основополагающие для всей серии .

СА. Сmеnанцов

1 Наиболее яркие примеры подобных объяснений у Августина перечислил в своем приме­ чании к «Рассуждениям на Евангелие Иоанна» Б. Александерсон (Alexandeгsol1 В. Adnotationes criticae in Augustini «In Iоhаппis Euangelium tractatus» // Electronic Antiquity. Communicating the Classics. February 1999. Уо1. У. N'2 1 (=http://scho1ar.lib.vt.edu/ejournals/E1Ant/V5N1/tractatus.html) .

Ad tract. 43.1). Августин, в отличие от Кассиодора, не прибегает к риторической терминоло­ гии И, в частности, к термину «метонимия»: В проповеди, предназначенной для широкой ауди­ тории, он предпочитает объяснять фигуры и тропы через аналогичные фигуры и тропы, упо­ требительные в повседневной речи .

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

–  –  –

С по августа г. в Гронингене (Королевство Нидерланды) проходила очередная IX Международная конференция по эллинистической поэзии, организованная университет­ ским Институтом классической филологии во главе с проф. М. Аннетт Хардер. На этот раз конференция, посвященная теме «Боги и религия в эллинистической поэзии», собрала в Гро­ нингене специалистов-антиковедов из Соединенных Штатов, Великобритании, Германии, России, Франции, Швейцарии, Италии, Греции и Польши .

Работу конференции открыл доклад Б. Чаnла (Бонн) на тему «Дева Афродита в доспехах .

Развитие образа "пестрым троном славной Афродиты" в эллинистиче­ (Sapph. 1 Lobel/Page) ских эпиграммах». Коснувшись неизвестного Гомеру и Гесиоду вопроса об удвоении богини (Афродита Урания и Афродита Пандемос), автор доклада отметила, что предметом ее рас­ смотрения стали греческие эпиграммы Палатинской антологии на изображения и статуи Аф­ родиты. Эти литературные эпиграммы анализировались в докладе в сопоставлении с эпигра­ фическим материалом посвятительных надписей, молитв и проклятий С женскими именами на дарах в честь Афродиты; метрические надписи, происходящие из эллинистических городов, свидетельствуют об участии женщин, в основном гетер, в ритуальных церемониях с целью заключить брачный союз, родить ребенка и т.п. Помимо общности содержания, литератур­ ные эпиграммы Палатинской антологии и стихотворные надписи в честь Афродиты объеди­ няют схожая манера изложения, лексика и стиль внешне разнородных источников .

–  –  –

линистическую эпоху. Хотя: Овидий, по словам докладчика, и следует греческой модели о лю­ бовных историях богов, нашедших отражение в мифологических поэмах Бойя и Никандра, однако в «Метаморфозах» поэтика превращений используется в сугубо дидактических целях .

Совсем не случайно мотивы поступков богов нередко осуждаются: так, например, выглядит несправедливой метаморфоза-кара Арахны, посмевшей тягаться с богами (Ovid. Met. VI. 103-126) .

В докладе Е.В. Илюшечкuной (Москва) на тему «Сакральная география: сопоставление поэтической манеры Дионисия Периэгета и Аполлония Родосского» были разобраны три па­ раллельных пассажа из «Описания ойкумены» Дионисия Периэгета (11 в.) и «Аргонавтики»

Аполлония Родосского (Ш в. до н.э.) (Dion. Per. 788-792 - АроН. Rhod. П. 351-356; Dion. Ре.. .

АроН. Rhod. 11. 946-951; Dion. Per. 700-705 - АроН. Rhod. 11.904-910). Основываясь 772-775 на сопоставительном анализе отрывков, автор отметила, что Дионисий использует текст «Аргонавтики» не только в качестве одного из своих источников, но и как поэтический обра­ зец. По сравнению с «Аргонавтикой» функции божеств в поэме Дионисия вторичны и подчи­ нены географическому контексту: к примеру, функциональная связь богов с географическим локусом образует временную оппозицию «прошлое-настоящее», выраженную лексически в ст. и др .

700, 775, 788 Ч. Меmью Шредер (Итака, штат Нью-Йорк) в докладе «"Невелика заслуга молчать о том, что запретно" Самофракийские мистерии в эллинистической поэ­ (Ovidius. Ars amandi 11 603):

зии» говорил об одной из популярных у поэтов тем, посвященной тайному сообществу жре­ цов и культу кабиров на острове Самофракии. Судя по археологическим находкам, в годы 11) правления Птолемеев (Арсинои и Птолемея: культовая архитектура на Самофракии по­ лучила наибольшее распространение именно в это время на острове был сооружен храм ка­ бирам, воздвигнуто святилище «великих богов» и статуя Ники Самофракийской. Алексан­ дрийские поэты Аполлоний Родосский и Каллимах, демонстрируя эрудицию и стихотворное мастерство, не раз упоминали Самофракию, касаясь подробностей географического располо­ жения острова, его древних названий и связанных с островом мифов. Эти сведения алексан­ дрийских поэтов позволяют, по мнению докладчика, выявить ценные для реконструкции мисти­ 'Iеских культов на Самофракии детали: так, в «Ямбах» Каллимах, говоря об итифаллическом изображении Гермеса (ср. которое связано с самофракийским святилищем, настаи­ Herod. 11 51), вает на фригийском происхождении Самофракийских мистерий; в одной из эпиграмм Каллимах сообщает о «помощи великих БОГО8» (СаН. а в другом отрывке - о происхождении 47 Pfeiffer), культа кабиров и их связи с культом «великих БОГО8» (СаН. Р... 115. 11-17 Pfeiffer). Близкие к этим свидетельства оставил Аполлоний Родосский в «Аргонавтике» (ср. 1. 915-921 и др.) .

В докладе Р. Кирштейна (Мюнстер) «Критика религии и философская сатира в эллини­ стической поэзии» исследовались «сатирические» аспекты эллинистических источников, от­ ражавших современные им религиозно-философские представления о потустороннем. Осо­ бое внимание было обращено на три стихотворные эпитафии Каллимаха, дошедшие в составе Палатинской антологии (АР и надгробную метрическую надпись из Малой 7, 317. 471. 520) (11 Азии в. до н.э.), содержавшую рассказ о трагическом поэте Эвандриде, который, подражая Сократу, следовал жизненным установкам Платона и отвергал учение Эпикура о «божествен­ ном» наслаждении аУ (Peek, 2018) .

Доклад на тему «Богини Рея и Геката в "Аргонавтике" Аполлония Родосского» представи­ ла Э. Цuберm (Вроцлав). Она провела комплеКС!lЫЙ анализ сведений о богине Рее (АроН .

Rhod. 1 506-511,1094-1104,1117-1152 и др.), которая была одной из ипостасей Великой мате­ ри и культ которой отличался оргиастическим характером. По мнению Э. Циберт, прообра­ зом богини Реи у Аполлония Родосского стала гесиодовская Геката, хтоническое божество со змеями в волосах и пылающим факелом в руках Докладчица пришла (Hesiod. Theog. 411-451) .

к выводу, что образы богинь Реи и Гекаты, семантика и функции которых в значительной степени идентичны, были восприняты в эллинистическом мире и стали одними из почитае­ мых типов божеств .

В докладе С. Хuч (Бристоль) «Культ героев в поэме Аполлония Родосского» говорил ось О повышенном интересе к религиозному поклонению «героям», что обусловливалось в период эллинизма обожествлением верховной власти, возникновением новых городских центров и расширением миграционного движения. Привлекая материал «каталога аргонавтов» (АроН .

и ряда других мест (например, 11. 837-850; IV. 1773-1777), докладчица исследо­ Rhod. 1. 23-233) вала религиозные функции гомеризмов (афеt'tо~ - «вечный», К\)ба.ivEtv - «возвеличивать», 'ta.PXUEtV - «торжественно погребать» и др.) в поэтическом контексте «Аргонавтики» .

в докладе К. Штеnnелькамn (Гронинген) «Боги в поэмах Гомера и Аполлония Родосского:

властелины человеческой судьбы?» на материале эпосов Гомера и Аполлония Родосского был дан сравнительный анализ отрывков, в которых говорится о вмешательстве богов в судь­ бы людей. Докладчица определила различные формы божественного вмешательства, каждая из которых выполняет присущую лишь ей функцию, а также подробно рассмотрела вопрос о взаимодействии божественной воли и свободе воли человека в контексте гомеровского и эл­ линистического эпоса Аполлония Родосского .

С. Ли (Санта-Моника) в докладе «Свобода воли человека против воли богов в поэме Апол­ лония Родосского» отметила, что противоречивые отношения между богами и людьми в «Ар­ гонавтике» по сравнению с гомеровским эпосом претерпели существенные изменения: не­ смотря на присущие людям пороки и слабости, на первый план в эллинистическом эпосе вы­ двигаются проблемы личной морали, связанные со свободой выбора (изобретательность и находчивость персонажеЙ). Материал «Аргонавтики» рассматривается автором доклада в трех аспектах: 1) боги в качестве структурообразующих элементов рассказчика и персонажей Rhod. IV. 1305-1332; 1367-1624 и др.), 2) обязательства героев эпоса, «Аргонавтики» (АроН .

Rhod. 1. 517 и др.), 3) эпизоды встреч продиктованные религиозными требованиями (АроН .

персонажей эпоса с божеством .

В докладе «Ничего общего с традиционным Зевсом: старое и новое в гимне Каллимаха "К Зевсу"» А. Кириченко (Трир) говорила о том, что Каллимах выстраивает связи между вла­ стью богов и царей, следуя поэтическому образцу Гесиода. Вместе с тем гесиодовский «царь»

уступает место у Каллимаха эллинистическому монарху, а мировой демиург Гесиода стано­ вится в Каллимаховом гимне олицетворением духа птолемеевского двора и представлений о назначении поэзии. Образ Зевса в гимне Каллимаха, ориентированный на архаический про­ тотип (ср. гесиодовскую цитату «От Зевса все цари»), тем не менее приобретает новое содер­ жание, связанное с характерными для времени правления Птолемея Филадельфа эстетиче­ скими и идеологическими требованиями .

Доклад и. Петрович (Дарем) «Гимн Каллимаха "К Аполлону" и греческие сакральные надписи в стихах» был посвящен сопоставительному анализу двух разновидностей эллинисти­

- 111 ческих источников гимнографии Каллимаха и эпиграфических свидетельств в. до н.э. С изречениями оракулов дельфийского типа. По ее мнению Каллимахов гимн Аполлону носит не столько литературный, сколько религиозный характер, поскольку по содержанию и фор­ ме обнаруживает многочисленные черты сходства со стихотворными надписями, посвящен­ ными тому или иному божеству. В результате И. Петрович приходит к выводу, что гнмн Кал­ лимаха имеет не только художественное значение, но тесно связан с культовым почитанием Аполлона и в значительной мере отражает реалии оракулярной практики .

В докладе «Гимны Каллимаха и Филиска Керкейского "К Деметре"» М. джузеnnетти (Рим) указал на параллелизм тем и содержания поэтических произведений двух современни­

- знаменитого Каллимаха из Кирены и малоизвестного поэта Филис­ ков-«александрийцев»

Athen. У. 27, 198 ь-с). Большая часть доклада была посвящена рекон­ ка, жреца Диониса (ср .

струкции гимна Филиска, текст которого сохранился в виде папирусных отрывков (опублико­ ваны в Supplementum HeHenisticum. Berlin, 1995) .

Кр. Фараоне (Чикаго) в докладе «Bou~p(J)(J"r1.(;, поедатель мяса и перекресток дорог: мифи­ ческий Эрисихтон в роли демона-людоеда в гимн.е Каллимаха "К Деметре"» обратил внима­ ние на связь между малоизвестным персонажем местной легенды по имени Эрисихтон и демо­ ном-людоедом Бубростисом (редкое слово ~OU~PO:)(J-n; обычно переводят как «неутолимый голод», см. в гомеровской Илиаде ср. гимн «К Деметре» Калли­ hapax legomenon - XXIV. 533;

маха, ст. 102). По мнению докладчика, содержание гимна Каллимаха лишено сакрального смысла и представляет собой типичный сюжет о человеке, который рискнул выступить про­ тив богов, за что и понес заслуженное наказание (ср. историю Эрисихтона в «Метаморфозах»

Овидия При изложении истории Эрисихтона, считает докладчик, Каллимах

- VIII. 740-878) .

прибегает к форме ритуального проклятья, окрашенной в пародийные тона и предполагаю­ щей комический эффект .

Подводя итоги, проф. М. Аннетт Хардер отметила, что на конференции состоялся живой обмен мнениями, и поблагодарила участников научного форума за их выступления. Материа­ лы конференции будут опубликованы в очередном выпуске серии «HeHenistica Groningana» .

–  –  –

октября г. кафедра истории древнего мира Саратовского государственного уни­ 3-5 2008 верситета имени Н.Г. Чернышевского совместно с Институтом археологии и культурного на­ следия СГУ провела научную конференцию «Слово И артефакт: Междисциплинарные подхо­ ды к изучению античной истории». В работе конференции приняли участие исследователи из университетов, музеев и академических учреждений Воронежа, Казани, Керчи, Москвы, Нижнего Новгорода и Новгорода Великого, Самары, Санкт-Петербурга, Смоленска и Яро­ славля .

Пленарное заседание в конференц-зале Научной библиотеки СГУ (председатели с.ю. Монахов и В.Н. Парфенов) началось утром 3 октября. Во вступительном слове директо­ ра Института истории и международных отношений СГУ профессора в.н. Данилова было от­ мечено, что настоящая конференция проходит в канун столетнего юбилея Саратовского уни­ верситета, созданного в 1909 г. по указу императора Николая п. В.Н. Данилов пожелал участ­ никам конференции успешной работы на благо российской науки. В своем приветствии участникам конференции проректор СГУ профессор ею. Монахов назвал настоящий антич­ ный симпозиум знаковым событием в научной жизни СГУ и выразил надежду, что проведе­ ние в Саратове такого рода научных съездов станет доброй традицией .

С докладом «Британия, Рейн или Дунай? Внешнеполитические приоритеты Рима при До­ мициане» на пленарном заседании выступил в.н. Парфенов (Саратов). На основе нарратив­ ных и археологических данных он показал, что последний император династии Флавиев, ока­ завшись перед лицом самого тяжелого со времени Августа внешнеполитического кризиса, су­ мел адекватно отреагировать на него и, в конечном счете, обеспечить оборону северных рубежей Империи на всем пространстве от Британии до Нижнего Дуная. С точки зрения В.Н. Парфенова, именно Домициан разработал основы новой внешнеполитической концеп­ ции Рима, которой впоследствии придерживались Антонины .

Доклад А.П. Медведева (Воронеж) «Новые открытия на Восточном некрополе Фанагории годы) был посвящен результатам археологических раскопок некрополя Фанаго­ (2005-2007 рии отрядом Воронежского университета, работавшего в составе комплексной Таманской ар­ хеологической экспедиции ИА РАН. За три года работ открыто 120 разновременных погре­ бений, совершенных по обряду ингумации. Из находок наиболее интересны терракотовая фи­ гура всадника (по-видимому, передающая облик местного варвара: плоское безбородое лицо, «скифская» одежда и обувь) и статуэтка «воин со щитом» из погребения В г. открыт 104. 2005 участок восточного некрополя, где абсолютно преобладали позднеантичные погребения. По мнению А.П. Медведева, массовый материал из раскопок Восточного некрополя Фанагории не подтверждает концепцию культурного континуитета античного и раннесредневекового

–  –  –

так и имя zeIJ-kоkеr) были в ХУН начале ХУНI в. заимствованы английскими и self-cooker, голландскими компаниями у древних и завезены в Россию. Большой сосуд для кипячения, цеиный теплом и экономией дорогого чая, образовал цеитр чайного обихода в России, пре­ вратился в предмет декоративно-прикладного искусства, а там и в русский шибболет .

В докладе А.А. Синицына (Саратов) «Софокл И Скифский логос Геродота» приведены ар­ гументы в пользу ранней датировки драмы Софокла «ЭномаЙ». Развивая гипотезу У.М. Кол­ дера Ш, докладчик связал слово фрагмент «3номая» Аthеп .

(Soph. Frag. 473 TGF 4, Radt = lХ.79, с известным античным артефактом скульптурным украшением Восточного Kaibel) фронтона храма Зевса в Олимпии, созданным в 60-х годах в. Автор предположил, что эта V трагедия Софокла была поставлена в первый период творчества поэта (вероятно, в начале 460-х годов). Таким образом, описание обряда скальпирования у скифов, которое дает Геродот не могло являться для Софокла источником сведений о народе Северного При­ (IV. 64. 1-2), черноморья, поскольку появление «отца историю В Афинах относят к 440-м годам. Вероят­ нее всего, именно фрагмент Софоклового «3номаЯ» следует считать первым в западной ли­ тературе письменным свидетельством об этом диковинном и диком скифском обычае .

Ю.Н. Кузьмин (Самара) прочитал доклад Заметки о щитах "македонского типа", найден­ ных на Балканах». Первая его часть была посвящена вопросу о терминологии и технических характеристиках щитов «македонского типа». Далее была рассмотрена проблема историче­ ской интерпретации фрагментов щитов эллинистического времени из ДоДоны, Диона и Старо Бонче, изображения которых были представлены автором. И, наконец, были приведены ар­ гументы в пользу точки зрения, что имеющиеся на щитах надписи ~атЛtоо~ (+ имя) свиде­ тельствуют об их производстве в царских мастерских (в связи с этим были проведены анало­ гии с наконечниками стрел и снарядами для пращи с именами Филиппа и Александра, найден­ ными в Олинфе и близ Ольвии) .

В.А. Леус (Саратов) в докладе «Александр Македонский и Сципион Африканский» обра­ тил внимание на то, что обычно Сципиона называют в ряду римских полководцев и политиче­ ских деятелей, которые соперничали в славе с Александром Великим. Античные авторы пе­ редают легенды, связывающие обоих героев, но они ничего не говорят о желании самого Сципиона подражать Александру. По мнению докладчика, сравнение римлянина и великого македонянина возникло позже (не ранее 1 в. до н.э.) из-за желания римского общества обре­ сти своеzо Александра, что не исключает параллельного литературного сопоставления двух героев прошлого .

–  –  –

текстов. Это требует самого внимательного отношения, тщательной проверки исторических сведений и фактов и большой критической работы .

А.Н. Горожанова (Нижний Новгород) представила доклад «Особенности восприятия ли­ кийцев греками (по данным античной традиции вв. до н.э.». Решить проблему воспри­ VIII-V ятия эллинами иноземцев можно, в частности, путем сравнительного анализа частоты упоми­

–  –  –

ния отличаются краткостью и носят обобщенный характер. Образ ликийцев лишен ярко вы­ раженных этнических черт, но не содержит негативных элементов .

В докладе «Историческая концепция Дионисия ГаликарнаССКqfО» В.М. Строzецкuй (Ниж­ ний Новгород), поддерживая позитивную оценку творчества Дионисия, получившую развитие в исторической науке с 60-70-х годов ХХ в., подчеркивает самостоятельность и независи­ мость суждений древнего историка. Докладчик показал на примерах из «Римских древностей»

и других сочинений Дионисия, что тот опирался на широкий круг разнообразных источников как эллинских, так и римских. Будучи последовательным аттицистом, Дионисий обратился к да­ лекому прошлому римлян, чтобы показать подлинную роль эллинов и эллинской культуры в становлении древнего Рима. И несмотря на то что в поисках греческих корней древних римлян, Дионисий иногда допускал преувеличения, в целом его выводы вполне заслуживают доверия .

В начале своего доклада на тему «Работа к.к. Косцюшко-Валюжинича в области керами­ ческой эпиграфики» В.И. Кац (Саратов) отметил, что в ноябре г. исполнилось 100 лет со дня смерти К.К. Косцюшко-Валюжинича, который на протяжении последних лет своей жизни руководил раскопками Херсонеса Таврического. Его деятельность на этом посту в дальнейшем получила благожелательную оценку, однако общепринятым стало мнение о нем как о «талантливом дилетанте-археологе» и не более того. По мнению В.И. Каца, архивные материалы позволяют существенно скорректировать такую оценку. Они, как показал доклад­ чик, свидетельствуют, что Косцюшко-Валюжинич внес существенный вклад в формирование в России такой специфической отрасли античного источниковедения, как керамическая эпи­ графика .

В докладе «Коллекция фасосских керамических клейм из Фанагории» т.М. Кутшюва (Са­ ратов) указала, что фасосские клейма из Фанагории ныне насчитывают более экземпля­ ров, что составляет около от общего числа обнаруженных здесь оттисков. Анализ рас­ 26% пределения клейм по периодам позволил выявить динамику экспорта фасосского вина. Ос­ новная часть продукции поступила на протяжении в. дО Н.Э. (период существования так IV называемых ранних клейм). Для следующего периода (при так называемых поздних клеймах), IV III с конца и на протяжении первой половины века, наблюдается постепенное сокращение фасосского экспорта. При анализе распределения клейм на самом Фасосе, напротив, заметно преобладание поздних оттисков, что, по мнению автора, связано с известным по источникам IV запретом продажи вина в амфорах на острове на протяжении в. до н.Э .

В докладе «Терминология нарративной традиции и эпиграфических памятников при обо­ значении римской квестуры» В.В. Дементьева (Ярославль) на основе анализа данных тради­ ции, эпиграфики и нумизматики отметила, что римляне для обозначения квесторов республи­ канской эпохи использовали чаще всего понятия quаеstогеs и ш·Ьаl1i. На греческом quaestOl'es языке употреблялись транскрипция K'\)cxi(J't(J)PE~ и перевод 'tЩliш. Статус квестора с продлен­ ными полномочиями определялся как ргоquаеstог, по-гречески - aV'tt'tcxflicx~. Квестор, дей­ ствовавший в провинции с функциями претора, назывался quaestoT рто ргаеtоте. Латинского термина источники применительно к Республике не содержат. Термин исто­ quaestores aeral'ii риографии quaestol'es classici является транскрипцией слова KACX(J(JtKOt, в латинском варианте он в источниках не встречается. Автор доклада выражает сомнение в возможности использо­ вания понятий «консульские квесторы» и «военные квесторы» как классификационных кате­ горий римской квестуры .

к.В. Марков (Нижний Новгород) в докладе на тему «Полное имя Диона Кассия в эпигра­ фических и литературных источниках: пробл~мы реконструкции» исходя из полного имени историка Луций Клавдий Кассий Дион Коккейан предположил, что Кассии из Никеи полу­

- чили римское гражданство от известного лидера республиканцев. Позднее у членов данной семьи появилось еще одно родовое имя в результате того, что кто-то из Кассиев женился на некой Клавдии. Она могла происходить из семьи Диона Хризостома, ритора из Прусы, у кото­ рого, возможно, было родовое имя Клавдий. Вполне вероятно, что именно мать Диона была той самой Клавдией, которую Кассии (точнее, отец Диона Марк Кассий Апрониан) приняли в свою семью .

В докладе «Случаи освобождения от уплаты фороса в Афинской архэ в начале Архидамо­ вой войны» О.М. Макарова (Самара) отметила, что после перенесения казны Делосского со­ юза в Афины в храм богини Афины богиня стала покровительницей крупной общности поли­ сов, и процедура сбора фороса приобрела культовые черты. В афинских податных списках, а также текстах декретов афинского народного собрания относительно Мефоны и Афитиды присутствует такая привилегия, как выплата этими общинами только культовой квоты форо­ са вместо всей суммы. Льготы этим двум полисам были дарованы в обмен на их лояльность в отношении Афин. По наблюдению автора, такие меры применялись лишь в первые годы Пе­ лопоннесской войны, когда для Афин в регионе, соседствующем с Потидеей, главной стано­ вилась помощь афинским войскам на этом театре военных действий .

В докладе Н.В. Кузиной (Нижний Новгород) «Театральная атрибутика в контексте са­ кральной жизни греческого населения Северного Причерноморья» на примере находок теат­ рального характера из античных городов Северного Причерноморья рассматривал ась связь театральной атрибутики с ритуалами хтонических культов Деметры, Диониса, Афродиты и погребально-обрядовой сферой .

Завершил этот день конференции доклад А.В. Махлаюка (Нижний Новгород) «"Грозное сияние войны". Внешний вид войска и бойца на поле боя как психологический фактор». Ав­ тор рассмотрел данные литературных источников о внешнем облике отдельных воинов и вой­ сковых частей, действовавших на поле боя, и показал, что соответствующие элементы воин­ ской экипировки, имевшие, наряду с практическим, также инемаловажное знаково-символи­ ческое значение, служили, с одной стороны, для выражения индивидуальной и коллективной идентичности, статуса, заслуг и престижа их обладателей, а с другой призваны были произ­ вести впечатление на противника как до начала сражения, так и в ходе его .

5 октября состоялось последнее заседание конференции (председатели В.В. Дементьева и В.И. Кащеев), которое проходило в здании Института истории и международных отношений

СГУ. В докладе В.и. Кащеева (Саратов) «В.Г. Борухович как историк античной культуры:

становление исследователя» были освещены основные этапы научной деятельности профес­ сора Владимира Григорьевича Боруховича. Автор представил краткое содержание главных тем его штудий .

О.Л. Габелко (Казань) в докладе «Имена кельтских вождей в контексте нашествия на Бал­ каны и Малую Азию в гг. дО Н.Э.» отметил, что подробное рассмотрение имен кельт­ 280-277 ских предводителей, обрушившихся в начале в. дО Н.З. на Фракию, Македонию и Грецию, а затем переправившихся в Анатолию, может способствовать углублению наших знаний в об­ ласти (восточно)кельтской ономастики, а также уточнению отдельных деталей стратегиче­ ского рисунка кельтских кампаний. Особо важной докладчику представляется возможность выявления в результате подобного анализа тех фонетических механизмов, с помощью кото­ рых античные авторы проводили эллинизацию и латинизацию незнакомых им прежде имен варварских лидеров. Это, в свою очередь, позволяет определить ряд интересных особенно­ стей в восприятии «коллективного образа» кельтов-галатов исторической традицией эллини­ стического мира .

А.В. Короленков (Москва) в докладе «Гай Марий и Марк Антоний: от дружбы к вражде»

затронул проблему датировки сближения знаменитого оратора Марка Антония и его полити­ ческого союзника Гая Мария. По мнению автора, первым проявлением такого сближения можно считать не процесс Аквилия в г., как полагает Э.с. Грюэн, а избрание Антония в консулы на г. заочно (он ожидал триумфа), что вряд ли было возможно без поддержки председательствовавших на выборах Мария и его коллеги и сторонника Валерия Флакка. Ан­ тоний, в свою очередь, в г. выступил защитником Аквилия соратника Мария. Однако позднее, очевидно, ввиду общего ослабления политических позиций арпината союз между двумя политиками прекратил существование. В г., когда Цинна и Марий захватили Рим, оратор пал жертвой ярости последнего, который явно считал его человеком неблагодарным и вероломным до сих пор ни один Антоний не-был консулом, а Марк Антоний стал им при поддержке Мария (что напоминает ситуацию с Лутацием Катулом) .

А.М. Бутя2UН (Санкт-Петербург) в докладе «Аристократия Боспора эпохи Спартокидов в зеркале письменных и археологических источников» обратил внимание аудитории на цар­ скую/государственную аристократию. Именно этот слой обеспечивал прочность боспорской державы и позволил ей продержаться более 300 лет на краю варварского мира. Аристократия Боспора стала своеобразной культурной прослойкой, обеспечивающей облегченное восприя­ тие элементов греческой культуры варварским населением Причерноморья. Именно через нее скифские и меотские цари получали многочисл~нные предметы роскоши, а также копи­ ровали детали погребальных комплексов, а в дальнейшем и другие элементы греческой куль­ туры. Заключительную стадию этого процесса можно увидеть в декрете Диофанта, который рассказывает о воспитании Савмака при дворе царя. Весьма вероятно, что население и ари­ стократия Боспора восприняли отраженные в декрете события исключительно как дворцо­ вый переворот, лишенный какой-либо этнической, а тем более социальной окраски, особенно на фоне предполагаемой аннексии царства Митридатом VI .

в докладе л.м. Лукьяновой (Саратов) «Античные истоки диалогов Петрарки о дружбе»

были рассмотрены основные положения сочинения Цицерона «О дружбе» и письма Сенеки к Луцилию, в которых римский философ касается той же темы. Докладчик указал на те рас­ суждения в трактате Петрарки «О средствах против превратностей судьбы», которые пере­ кликаются с аналогичными мыслями древних авторов. Кроме того, было отмечено, что влия­ ние античности проявилось не только в обращении к темам, разработанным римскими мыс­ лителями, но и в манере изложения, в использовании стилистических приемов, выработанных римскими писателями .

–  –  –

В докладе Е.В. Серzеевой (Новгород Великий) «Епископ и мученик: две авторитарных мо­ дели доникейского христианства» на примере двух сохранившихся биографий карфагенского епископа Киприана было показано соперничество двух иерархических моделей, складывав­ шихся в раннем христианстве. Риторика «Жития Киприана» предполагает, что главным регу­ лятором жизни христианской общины является власть и безусловный авторитет епископа, в то время как «Проконсульские акты Св. Киприана» утверждают исповедническую модель, в основе которой лежит идея imitatio Cll/"isti и, как следствие, особый статус мученика в христи­ анском сообществе .

Итоги конференции были подведены заведующим кафедрой истории древнего мира СГУ В.Н. Парфеновым и профессором В.И. Кащеевым. Участники форума говорили о высоком уровне конференции. Профессор А.К Гаврилов отметил положительные стороны конферен­ ции: несмотря на небольшое число участников, она проходила три дня и организаторы ее не выделили отдельные тематические секции. По его мнению, это был целостный симпозиум как по форме, так и по содержанию: создавалось ощущение единой науки об античности, род­ нящей историков, археологов и филологов; объединяющей греческую и римскую тематику, исследования по раннему христианству и Северному Причерноморью .

Для гостей были организованы посещение созданного в г. археологического музея СГУ и экскурсия по Саратову .

–  –  –

Введение, перевод с греческого и примечания ДЕ. Афиногенова Согласно сообщению Жития св. Евфимия Великого Кирилла Скифопольского, однажды к святому пришли три брата, рожденные в Каппадокии и воспитанные в Сирии, Косьма, Хрисипп и Гавриил, «выдающиеся всяческим духовным разумени­ eM»I. Именно они положили начало Лавре св. Евфимия. Старший из братьев, Кось­ ма, впоследствии стал ставрофилаком (хранителем Святого Креста) в храме Воскре­ сения Господня в Иерусалиме, а затем был хиротонисан во епископы Скифополя, главного города провинции Палестина Вторая. На его место и заступил средний брат Хрисипп, лет (т.е., по-видимому, до самой смерти в г.) исполнявший эту должность и ставший «дивным писателем» (8(ХI)jl(:Ю'tО; cruYYPO:p€U;)2. От его твор­ чества сохранил ось четыре похвальных слоflа: св. Феодору Тирону (ВНG З 1765с), Богоматери Иоанну Крестителю и архангелу Михаилу (BHG 1144n), (BHG 851) 1290Ь), русский перевод которого здесь и публикуется. Памятник этот интере­ (BHG сен, среди прочего, потому, что дает хорошее представление о таком специфиче­ ском и практически неизученном литературном явлении, как палестинская монаше­ ская риторика У-УI вв., очень далеко отстоящая от классических норм этого жанра .

Энкомий Хрисиппа также является первым произведением, посвященным архан­ гелу Михаилу и служит важным звеном в формировании литературной традиции, посвященной византийскому культу архангела .

Vita Euthymii // Kyrillos уоп Skythopolis / Ed. Е. Schwarz. Lpz, 1939. Сар. 16. Р. 25, 18-21 .

Ibid. Сар. 37. Р. 56, 5 .

3 Bibliotheca Hagiographica Graeca / Ed. F. Halkin. Bruxelles, 1957.3 vol. (Subsidia hagiographica, 8а) (далее - BHG); Novum auctarium Bibliothecae Hagiographicae Graecae / Ed. F. Halkin. Bruxelles, 1984 (Subsidia hagiographica, 65) .

В конце Энкомия дан довольно подробный комментарий на апокриф «Вознесение

- 1 в .

Моисея» или «Завещание Моисея» это апокриф от Р. Х., сохранившийся в наи­ более полном виде на латинском языке, есть также фрагменты на греческом и ев­ рейском4 • Основное содержание заключается в беседах Моисея со своим преемни­ ком Иисусом Навином. Михаил выступает как непосредственный участник посмерт­ ной судьбы Моисея, Хрисипп комментирует так называемый «Спор О Моисеевом теле», который цитируется в поселении ап. Иуды .

Очевидна ценность Энкомия для изучения этапов развития культа архангела Ми­ хаила. На основании содержания данного источника можно заключить, что ко вре­ мени его создания уже окончательно сформировал ось представление о явившемся Даниилу ангеле (пророк называет ангела «начальник» или «князь») как об арханге­ ле Михаиле. Михаил также называется первоангелом и победителем дьявола .

ХРИСИППА ПРЕСВИТЕРА ИЕРУСАЛИМСКОГО

И СТАВРОФИЛАКА СВЯТОГО ВОСКРЕСЕНИЯ ПОХВАЛА

СВЯТОМУ АРХИСТРАТИГУ МИХАилу 5 Михаил, ангельский архистратиг, составляет предмет моего нынешнего слова, а вернее, воспевается в моем нынешнем гимне. Во-первых, дайте мне, дерзкому, про­ щение, потому что подвиг меня на это братский призыв; а во-вторых, нужно рассу­ дить, что воспевать Самого Бога гораздо дерзновеннее. Между тем на второе подо­ бает скорее осмеливаться, чем не осмеливаться, и поэтому богозвучный песнопевец не только к небесным силам взывает: Хвалите Господа с небес (Пс. но и то 148.1), же самое повелевает и нам перстным. И чтобы показать обязательность этого дела, примешивает и бессловесные и бездушные роды, ясно, что поскольку и им нельзя умолчать полагающееся Родоначальнику. Посему тем более запрещено пренебре­ гать такой благодарностью удостоенным причаститься Его подобия: о чем помыс­ лив и отроки в пещи Вавилонской воспели непрестанную песнь. А раз они позволи­ ли нам петь Царю всех, то как нам замедлить вознести долженствующие от Его слу­ жебных духов мусические напевы?

Итак, да воспевается Михаил первоангел, сладостное и дело, и имя, получивший редкое именование. Ведь те из творений, что более почтенны, и поминаются в бого­ духновенных сочинениях более твердым образом. Поэтому мы не найдем много упо­ минаний о Херувимах и Серафимах, и не у многих, но одних природу и служебное достоинство открывает Исайя, а других Иезекииль. Таким же образом и ангель­ ские силы они не просто называют по имени (ибо не было им вверено от Духа, а ес­ ли вверено, они не осмелились), но проповедовали их началами, властями и престо­ лами, господствами и тысячами и тьмами воинств: а сами прозвания имен никто не объявил, если только к этому не принужд,ала некая великая причина, например, ко­ гда Евангельское слово называет по имени Гавриила, не терпя скрыть единственное в человеках безневестное таЙноводство. Его же самое провещало и пророчество Да­ ниилово. Посему разумно, что и Даниил возвестил и именование Михаила, потому что удостоился не суетного духа, но получил разумение более всех остальных и бо­ жественное понимание: ведь ему достался исключительный жребий разрешать спо­ ры, толковать, и беседовать, и возвещать тайное, и разъяснять сновидения. Вот на­ столько выдающемуся в премудрости от Бога человеку и подобало сделать явным столь пречестное имя. И как и каким образом он его указал, мы расскажем немного позже, а сейчас предоставим то, что в начале и что нужно. Ибо сначала надо поговоAssumptio Mosis vel Testamentum Mosis. Fragmenta / Ed. А.-М. Denis. Fгаgшепtа Pseudepigraphorum quae supersunt Graeca (Pseudepigrapha veteris testamenti Graece. Уоl. 3. Leiden, 1970) .

5 Перевод выполнен по изданию: Xpucrt1t1tOU 1tРЕО'~U"Й:РОU 'EyкrolllOV е\.;,APXaYfEAOV МtхаЧА / (ко. А. ~tyаАЩ // 'E7tt't1lpt; 'Е'tatрt:tщ Bu~av'ttVoov ~1touooov. 1926. 3. ~. 85-93 .

рить О самом ангельском естестве, что я и сделаю, не говоря ничего нового или от

–  –  –

больше других: ведь смерть не удерживает их, но, хоть они и умрут по природной не­ обходимости, общность с жизнью будет с ними и в аду. Посему живы Авраам, и Иса­ ак, и Иаков; живы и все подобно им благоугодившие Богу, и когда их дождется смерть, ради них имеющая произойти и с ними, они пожнут плод всей жизни вместе с Владыкой, и Тот, Кто был первенцем из гроба, им первым дарует исход из гроба» .

Но такие вещи дает нам помыслить слово повествования. Давайте же выведем речь и к некоему умозрению. Ибо когда ты услышишь в законе о Моисеевом теле, полагай, что для тебя в изображении описывается весь Израильский народ, и что именно о нем было прение диавола с архангелом. Ибо обретя народ порочно омертвленным для того состояния, которое..ат Бога, он поспешил захватить его под свою тиранию. Но не позволил, не уступил тот защитник, но, подав помощь, вырвал его из рук тирана. Впрочем, подав помощь тогда, отнял его: а они сами на себя на­ влекли вечное пленение, они сами после многих беззаконий и пророческой крови не преминули сотворить даже убийство Господа. Итак, какие обнаруживаются иные и более высокие силы у Бога, а вернее, гораздо более почтенные и явные Владыке и 6 Место, трудное для понимания: 1:р crmpl.НX'tt O€ 1taV1:t 1:(0 ЩНJ)Jl,€vw )iV€l лара 8€ou, 1:(0 €l~ ~аcr1Л.lКОv кл.i}роv aU1:w ap0I.lOlOucr8ai 1:1. Издатель полагает, что нужно восстанавливать порядок слов следующим образом: 1:(р cr1tEpIJ.a1:t 1:(р 1:1IJ.WIJ.Еv9Э 1tavit YEy€t лара. 8€ou К1:л.. То­ гда нужно было бы переводить: «семени, чтимого всяким рода от Бога, потому что оно неко­ торым образом подобно Его царскому уделу». Смысловое различие весьма велико: согласно такому пониманию, фраза относится только к Израилю, а по моей версии получается, что она распространяется и на Новый Израиль, Т.е. народы, пришедшие ко Христу. Я исхожу из на­ личного текста, тогда как вариант Сигаласа предполагает его исправление (перестановку слов) .

Создателю всех? Однако можно догадываться, что как из земных царей никто не превышает чести архистратигов, так и среди невидимых тех божественных созданий Михаилу досталось превосходствовать во всем, и по самому, как я уже сказал, чину .

Помыслим же, помыслим, если херувимы суть престол Божий, а серафимы стоят кругом престола, сей есть чиноначальник всего воинства бестелесных, всей силы, всего распорядка .

Что говорить более? А что и Самого избавителя рода нашего отображает Миха­ 5, 13-14) .

ил в своих проявлениях, древле свидетельствовал Иисус Навин (Нав. Как я сказал раньше, Михаил есть архистратиг небесных чинов. Архистратигом назван и Избавитель смертного рода в вышеупомянутой книге. Ибо Того, Кого она так назы­ вает, дальше называет и Господом: вот тебе блаженнейшее добрословие .

О, наставник и предел ангелов и 1хангелов! Тебе единому, тебе показано самое божественное из всего под печатью Самого имеющего власть господствовать над всеми горними и дольними единородного Сына Бога Отца, Создателя всех, умным светом озарившего весь мир, Который нисхождением к нам даровал нам пренебес­ ное восхождение. Ему слава во веки, аминь .

Видимо, здесь автор метафорически намекает на императорскую печать, заверяющую полномочия чиновников .

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

–  –  –

ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ: НОВЫЕ ОТКРЫТИЯ

Гуцалов сю. (Орск) - Восточные импорты в погребениях кочевников Западного Ка­ захстана середины 1 тыс. до н.э

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

–  –  –

Новые книги по ассириологии издательства Брилль (Лейден) Афанасьева В.К (Санкт-Петербург) - Joost К i s t. Ancient Near Eastern Sea!s from the Кist ColJection. BriII: Leiden-Boston, 2003 (With Contribution Ьу Dominique Со110П, Frans Wiggeгmann and Geoffrey Turner)

Козырева Н.В., Клоч.ков И.С, Немировская А.В.. Чехович Н.О., Якобсон Б.А. (Санкт­ Петербург) - If а Мап Bui!ds а Joyfu! House. Assyriologica! Studies in Honor ofErle Verdun Leichty. Brill: Leiden-Boston, 2006

Якобсон Б.А. (Санкт-Петербург) - Andrew С. С о h е п. Death Rituals, Ideo!ogy, and the Development of Early Mesopotamian Kingship I towards а New Understanding of Iraq's Roya!

Cemetery of Ur. Brill: Leiden-Boston, 2005

Нефёдкuн А.К (Санкт-Петербург) -J.E. L е n d оп. Soldiel's and Ghosts. А History of Batt]e in Classical Antiquity. New Haven-London, 2005

Сmеnанцов с.А. (Москва) - Маиго А g о s t о. Impiego е definizione di tropi е schemi retorici пеН' Expositio psalmO/'um di Cassiodoro. Montella: Academia Vivarium поуит, 2003........... 221

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

–  –  –

А.l. lvantchik (Moscow) - Оп the РгоЫет of the Scythian Language

A.S. Balakllli anfSel', L.т. Yablonsl.:y (Moscow) - Опсе Моге оп the Dating of Two InscriptioJ1s from Prokhorovka

V.F. Sfolba (Aarhus/St. Petersburg) - Beads, Pendants and Charms: ТЬе Evil Еуе Belief amOJ1g the GJ'eek aJ1d Iпdigепоus Population of Taurica

А. Amfyunian (YeJ'evan) - Artaxias 1 and tlle Organization of t]le Ancient Агmепiап Professional Агmу

G.M. KantoI" (OxfoJ'd) - ТЬе Aegean Is]aJ1ds al1d the Province of Asia

M.G. RausclJenbacl1 (Moscow) - AugustiJ1e's Shorter al1d Longel" Епапаtiо in Psalmum 21....... 150 Т.А. АГfуukl1О1'а (Moscow) - ТЬе Perception of Antiquity in Еагlу Byzantine Hagiography (ТЬе Case of the Life о/ Sail1f Т/lеоdоге о/ Sykeon)

S.A. Fга17tsоuzоff (St. РеtегsЬuгg) - Hajarayn, did it Exist before Islam?

–  –  –



Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ Ленинградское отделение ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ ВОСТОКА XVII ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ЛО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) январь 1982 г. ЧАСТЬ I ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОС...»

«Тагоева Табассум Музафаровна ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ КОЛИЧЕСТВЕННОСТИ В АНГЛИЙСКОМ И ТАДЖИКСКОМ ЯЗЫКАХ Специальность 10.02.20. сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссерт...»

«Системные исследования. Ежегодник. 1972 ПРЕДИСЛОВИЕ Стремление к комплексному изучению слоя^ных объектов как систем, получившее особенно в последние годы распространение в самых различных областях знания, а также широкое применение методов и процедур системно...»

«Преступления немецко-фашистских захватчиков на территории города Краснодара и Краснодарского края в период временной оккупации региона (1942 – 1943) Чопова В. Е. Чопова Виктория Евгеньевна / Chopova Victoria Evgenevna – студент, факультет истории социологии и международных отношений, Кубанский государственный университет...»

«Автор: Аза Балгазина Год написания: 2015 г. Номинация: "Пьеса" ЗАЧАТАЯ Реальная история из будущего Слава Войс (Вячеслав Семякин) шоумен, певец, лет 50 Ника – его дочь, 17 лет Стелла – администратор Славы Войса, руководитель его т...»

«О.П. Корольков К 95-ой годовщине начала Первой мировой войны ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И КООПЕРАЦИЯ Первая мировая война не имела себе равных по своим масштабам и последствиям во всей предшествующей истории человечества. Она...»

«Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования Балахтинский район Проблемы адаптации человека к окружающей среде Циглинова Виктория Центр внешкольной работы "Ровесник" тел. 8-391-21-6-09, е-mail: rowecnik@mail.ru пгт.Балахта В истории нашей планеты (со дня...»

«Киселёва Н.Е. Исторические мотивы в произведениях алтайских художников во второй половине ХХ – начале XXI вв. Невозможно оценить современное изобразительное искусство, не осмыслив особенности искусства прошлого. Исторические мотивы в произведениях алтайских художников второй половины ХХ – начала XXI вв. прослеживаются...»

«Сергей Олегович, прежде всего, позвольте поздравить Вас с юбилеем и пожелать Вам крепкого здоровья!Большое спасибо! Для меня большая честь в этот день принимать поздравления в должности ректора такого п...»

«Контрреформы Александра 3 (1881-1894) Самодержавие создало историческую индивидуальность России. Александр III Контрреформы – это изменения, которые проводил Александр 3 в годы своего правления с 1881 по 1894 года. Названы они так, потому что предыдущий император Александр 2 провел либеральные реформы, которые Александром 3 счи...»

«Приложение 1 Приложение 2 Приложение 3 АНО ВО "МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УТВЕРЖДАЮ проректор по научной работе Л.В. Романюк " 22 " октября 2018 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Б1.Б.1 Направление подг...»

«Как появились ноты? Исследовательская работа Работу выполнил: Давыдюк Григорий Гордеевич 5 гамма класс МБОУ Академического лицея г.Томска им. Г.А. Псахье Руководитель: Желтова Татьяна Витальевна преподаватель теоретических дисциплин и фортепиано...»

«Учреждение Российской академии наук Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН ПРОГРАММА НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ТИХООКЕАНСКАЯ РОССИЯ В МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОМ И ОБЩЕРОССИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ" VII Крушановские...»

«М. И. Роднов СВЕТ ИЗ ПЕТЕРБУРГА Уфа – 2010 УДК [070 (09): 947]: 470.4/5 ББК 76.01: 63,5 (2) 5 (235.55) Роднов М. И. Свет из Петербурга / М. И. Роднов. – Уфа:., 2010. – 158 с. Это последняя часть трилогии по истории уфимской прессы XIX столетия, начало – "У истоков уфимской прессы, вкупе с прогулками по старинной Уфе и простор...»

«finansovoe_modelirovanie_pdf.zip Книга предназначена для специалистов по финансам, студентов и преподавателей. В России же, к сожалению, их до сих пор недостаточно даже с учетом переводных изданий. В итоге я пришел к выводу, что накопленный мною опыт финансового моделирования непременно будет ин...»

«Уважаемые дамы и господа! Костромская область, которую я имею честь представлять, обладает богатой историей успешного партнерства, уникальными производствами и природными ресурсами. Сегодня регион идет по пути интенсивного развития в...»

«Хакулова Марина Хабасовна ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ А С П Е К Т Ы ТВОРЧЕСТВА КАЙСЫНА КУЛИЕВА Специальность 24.00.01 Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата фи.юсофских наук Ростов-на-Дону 2005 Работа выпо...»

«Национальный музей Грузии Georgian National Museum КАТАЛОГ ТИПОВЫХ ЭКЗЕМПЛЯРОВ КРУПНЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ КАВКАЗА В КОЛЛЕКЦИЯХ НАЦИОНАЛЬНОГО МУЗЕЯ ГРУЗИИ Составление списка типовых экземпляров осуществлялось следующими авторами: Наргизой Нинуа, Иза...»

«Православие (в понимании термина государственными органами и религиоведами) в РФ представлено Русской Православной Церковью, старообрядческими объединениями, Российской Православной Автономной Церковью, а также рядом других мелких неканонических организаций. Русская Православная Церковь — крупнейшее религио...»

«ПЛАН: 1. Сущность и основные структурные элементы политической системы общества 2. Функции политической системы 3. Особенности политической системы Беларуси на современном этапе 1. Сущность и основные структурные элементы политической системы о...»

«Русско-турецкие войны и Молдавия 7 Петр ШОРНИКОВ ОТ КОНФЕДЕРАЦИИ – К АВТОНОМИИ В СОСТАВЕ РОССИИ. Прутский поход русской армии и эволюция молдавского этногосударственного проекта В начале XVIII в. Россия была вынуждена бороться за выход к...»

«1 Директору Бобровской общеобразовательной средней школы №1 М.В. Гойколовой Уважаемая Марина Валерьевна! Извините за то, что отнимаю у Вас драгоценное время. Возможно, Вам это вовсе ни к чему. Н...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.