WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 ||

«Факультет журналистики Кафедра редакционно-издательского дела и информатики ТАТЬЯНИН ДЕНЬ Продолжающийся сборник Выпуск пятый Москва – 2014 Татьянин день: продолж. сб. / ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вместо надежды обретения – осознание утраты. При таком прочтении разочарование в романтической концепции мира у М. Ю. Лермонтова можно понимать как разочарование в бессилии «чудесного» изменения мира под эгидой прекрасного, «ангельского» начала, на что была надежда в ранней юности, в разочаровании в Востоке как в определенной ипостаси воплощенья тайной мудрости .

Так в творчестве Лермонтова подходит к своей кульминационной точке начатый ранее процесс демифологизации архетипа древнего востока как такового и Кавказа в качестве востока русской романтической поэзии. По мере узнавания реального Востока, на который к тому же проецируются политические интересы Российской империи, восток романтической мечты все дальше отодвигается в прошлое, наглядно подтверждая факт торжества иного типа сознания .

Одновременно в личности Лермонтова намечается искомый с юности путь гармонизации в пределах собственной личности культурного опыта своего времени и личного человеческого опыта, полученного в том числе и от пребывания на Кавказе и в Грузии. Для него важнейший смысл рефлексии, которая и осознавалась как путь к обретению гармонии души с миром, состоял, скорее всего, в поиске оснований для такого соотнесения. И при таком прочтении триада Ю. Лотмана «Запад-Север-Восток» выглядит как компонент системы его внутренних поисков .

*** Так как «... мы воспринимаем все, что проходит перед нашим взором … одновременно изнутри и извне, и как единение со всем сущим нас самих и как объект познания», который, тем не менее, «продолжает сохранять все признаки, присущие как субъекту, так и объекту» [1, 29], то в едином контексте русского романтического поэтического мировосприятия пространственный континуум Кавказа обретает множественность прочтений на различных смысловых уровнях .

«Основные смыслы раскрываются, в частноМ. Ю. Лермонтову посвящается сти, в плоскостях восприятия: 1) интуитивно-чувственной – как выделенный нами мифолого-романтический образ (восток – трансформация древнего архетипа – символа вечного поиска утраченной гармонии – Кавказ); 2) художественно-литературной – как модификация европейского по своему происхождению, традиционного образа романтической поэтики (символа воображаемого экзотического мира, отличного по своему мироустройству от цивилизованной Европы); 3) рассудочно-рациональной – как реальный, пока еще не познанный край, требующий изучения, дифференциации, осмысления и включения в активно расширявшуюся в тот период культурную сферу «русского европейца»

(чаще всего в виде антитезы Запад – Восток). Всем этим смыслам присуща та или иная степень поэтической символизации. При этом рассудочно-рациональное осмысление Кавказа не только является следствием процесса демифологизации древних мифологем, но и актом рождения нового мифа в условиях взаимодействия различных типов миропонимания – чувственно-романтического и рационально-реалистического» [17, 69-70] .

Осмысление Кавказа в творческом наследии Лермонтова обладает своеобразной антиномичностью. С одной стороны, Лермонтов обогатил русскую литературу особым, «лермонтовским элементом», одной из составляющих которого явилось специфическое осмысление пространственного континуума Кавказа с позиций своего поколения, для которого этот край стал своеобразным «отражением истории» в индивидуальных судьбах представителей этого поколения .

С другой стороны, для Лермонтова пребывание на Кавказе способствовало кристаллизации понимания собственного пути в литературе вследствие актуализировавшегося в этот период процесса самопостроения его личности .





Соприкосновение с культурами Кавказа и Грузии позволило Лермонтову создать произведения, которые обогатили «кавказский текст» русской литературы новым, лермонтовским содержанием. Наиболее значимым моментом лермонтовского «кавказского текста» следует назвать такие особенности мировосприятия, как движение мысли по культурной шкале в модусе «Запад-Север-Восток», в которой Татьянин день система ценностных ориентаций личности, расположенной в пространстве «Север», вырабатывает свое отношение к системам культур, маркируемым как «Запад» и «Восток» .

И в этом смысле рефлексия Лермонтова есть основной механизм его творческого мышления. Особый, лермонтовский психологизм при этом есть не стремление автора «изобразить самого себя», а художественная фиксация свойственного, видимо, Лермонтову особого метода, выработанного на основе проникновения в людскую психологию. Метод этот вырабатывался в нем постепенно, чтобы предстать в наиболее завершенном виде в «Герое нашего времени», и назвать его следует становлением .

Невозможно преувеличить роль и значимость Кавказа и Грузии в личной и творческой судьбе Лермонтова. В наследство читателям остались прекрасные стихи и роман, открывающий в русской литературе новую ступень изображения и познания человеческих характеров. Эта особая манера – проникать в самые сокровенные уголки человеческой души – станет ведущей для зрелого русского реализма в произведениях Л. Толстого и Ф. Достоевского, многих русских символистов .

Сегодня такая способность художественного изображения личности стала отличительным знаком русской литературы, тем особым «русским элементом», которым обогатилась мировая литература. А начиналось все у Лермонтова с Кавказа и Грузии, в романе, первыми строками которого явились: «Я ехал на перекладных из Тифлиса»…

Библиографический список

Батай Ж. Теория религии. – Минск, 2000 .

Белинский В. Г. Полн. собр. соч. Т. IV, – М., 1957 .

Болотнова Н.С. Филологический анализ текста: Учебное пособие для студентов высш. пед. учеб. заведений. 2-е изд., доп. – Томск: Изд-во. Том. гос. пед. ун-та, 2006. 631 с .

Борисова Е. Б. О содержании понятий «художественный образ» и «образность» в литературоведении и лингвистике. – Вестник Челябинского государственного университета. 2009 .

№ 35 (173). Филология. Искусствоведение. Вып. 37. – С. 20–26 .

М. Ю. Лермонтову посвящается Герштейн Э. Г. Лермонтов и ”кружок шестнадцати” // Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. М., 1941 .

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка, т. 1. – М., 1989 .

Джагоднишвили Т. История грузинской фольклористики. Часть I (XIX век). – Тбилиси, изд-во Тбилисского гос. унта, 2004, 560 с. (на груз. яз.) .

Демьяненко В. З. Термин «концепт» как элемент терминологической культуры // Язык как материя смысла: Сборник статей в честь академика Н. Ю. Шведовой / Отв. ред. М. В. Ляпон. – М.: Издательский центр «Азбуковник», 2007.

(РАН:

Институт русского языка им. В. В. Виноградова). С. 606-622 .

Лермонтов М. Ю. Полн. собр. соч. В 4-х тт. Т. IV. – М.:

«Худ. лит». 1978 .

Лихачев Д. С. Русская словесность / Д. С. Лихачев // От теории словесности к структуре текста: Антология / под ред. проф. В. П. Нерознака. – М.: Academia, 1997 .

Лермонтовская энциклопедия. – М-Л., «Наука», 1981 .

Лотман Ю. М. Проблема Востока и Запада в творчестве позднего Лермонтова – Лермонтовский сборник. – Л., 1985. – С. 5-22 .

Мегрелишвили Т. Г. Антиномии Михаила Лермонтова .

Тбилиси., 2000. 186 с .

Мегрелишвили Т. Г. Когнитивно-репрезентативные аспекты концепта Кавказ в произведениях М. Ю. Лермонтова. // «Scripta manent», № 19 (36), 2013. – С. 62-79 .

Мегрелишвили Т. Г. М. Лермонтов «Ашик-кериб»: семантика мифологического архетипа культурного творца (Божественного кузнеца) – «Лермонтовские чтения на Кавминводах-2012». Пятигорск, 2012. – С. 51-72 .

Михайлова Е. Н. Проза Лермонтова. – М., 1957 .

Модебадзе И. И., Мегрелишвили Т. Г. Кавказ – восток русской романтической поэзии? – «Homo Esperans». Приложение к Вестнику Санкт-Петербургского государственного университета. – СПб, – 2007, – № 3. – С. 51-73 .

Модебадзе И. И. «Одержимость», «диссоциация личности» и «стабильность общества» (христианская ментальность, психоанализ и социо-культурные процессы) // Грузинская русистика. – Тбилиси., 2004. – С. 215-240 .

Татьянин день Модебадзе И. И. Символика ущелья (пути) в кавказском тексте русского романтизма – Современные проблемы литературоведения-3. – Тбилиси, 2009. – С. 78-86 .

Модебадзе И. И. Романтический пейзаж и библейские ассоциации в стихотворении А. С. Пушкина «Кавказ» / И. И. Модебадзе // «А. С. Пушкин и мировой литературный процесс», междунар. науч. конф., посв. памяти д-ра филол .

наук, проф. А. А. Слюсаря (7; 2009; Одесса). Сб. научных статей, 19-20 октября 2009 г. / «А. С. Пушкин и мировой литературный процесс», междунар. науч. конф., посв. памяти д-ра филол. наук, проф. А. А. Слюсаря (7; 2009; Одесса); отв .

ред.: Н. М. Раковская. – Одесса: Астропринт, 2010. – С. 82-87 .

Разумова Н. Е. Творчество А. П. Чехова в аспекте пространства / Разумова Н. Е. – Томск: Томский государственный университет, 2001. – 522 с .

Ходанен Л. А.. Поэмы Лермонтова. Поэтика и фольклорно-мифологические традиции. – Кемерово, 1990 .

Элиаде Мирча Миф о вечном возвращении. – М., 2000 .

M. E. Fillips, K. Chaxli, Dramatica: A New Theory of Story by Fourth Edition, Screenplay Systems, 2001; Tenth Anniversary Edition, Write Brothers, 2004, ISBN 0-918973-04-X Jung C. Collected papers on analytical psychology. – H., 1922 .

Андроников И. Л. Лермонтов в Грузии в 1837 году. М., 1955 // Виноградов Б. С. Кавказ в творчестве Лермонтова – Уч. записки Чечено-ингуш. пед. ин-та. 1968, № 27, вып.15 // Мануйлов В. А. К истории кавказской темы в русской литературе. – Вести ЛГУ. Серия ист., яз. и лит. 1962, № 2. Вып. 1, с. 161-165 // Попов А. В. М. Ю, Лермонтов и Кавказ. Библиография. – Ставрополь, 1963 // В. Шадури. За хребтом Кавказа. 160 лет со дня рождения М. Ю. Лермонтова. – Тбилиси, 1977 и многие другие .

В указанной работе четко разграничивается Восток – географическое понятие, и восток – архетипическая мифологема романтизма (прим. автора – Т.М.) .

По мнению Н. С. Болотновой, анализ концептов в художественном тексте предполагает «...выявление, моделирование на языковой основе и изучение концептов как единиц концептуальной картины мира автора, “стоящего” за текстом» [3, 596] .

М. Ю. Лермонтову посвящается На необходимость различия между терминами концепт и понятие справедливо указывает В. Демьяненко: «Термины понятие и концепт – исторически дублеты, русское понятие калькирует латинское conceptus. Однако в современных научном и ненаучном узусах эти термины расходятся в употреблении. Более того, именно на противопоставлении этих двух терминов – концепт и понятие – основана концепция семантического словаря Н. Ю.

Шведовой:

«Концепт – это содержательная сторона словесного знака (значение – одно или некий комплекс ближайше связанных значений), за которой стоит понятие (т. е. идея, фиксирующая существенные «умопостигаемые» свойства реалий и явлений, а также отношения между ними), принадлежащее умственной, духовной или жизненно важной материальной сфере существования человека, выработанное и закрепленное общественным опытом народа, имеющее в его жизни исторические корни, социально и субъективно осмысляемое и – через ступень такого осмысления – соотносимое с другими понятиями, ближайше с ним связанными или, во многих случаях, ему противопоставляемыми. Понятие, лежащее в основе концепта, имеет свой собственный потенциал, оно способно дифференцироваться:

элементарное отражение этой способности словари показывают как тенденцию к образованию разнообразных словесных оттенков и переносов .

Такое определение концепта в полном объеме может быть принято применительно к тем единицам, которые в специальной литературе называются «большими» или «великими», «базовыми», «основными» концептами. Не следует, однако, забывать, что такие «основные» концепты окружены сопутствующими им единицами – «малыми», «неосновными», «небазовыми» концептами, в которых часто отсутствуют некоторые из перечисленных выше признаков, такие, например, как обязательность глубоких исторических корней, традиционность обозначения; в «малых» концептах могут отсутствовать и исторически сложившиеся социальные либо субъективные оценки или оппозиционное сопоставление с другими единицами .

Такие малые концепты с «ущербной» системой концептуальных признаков не выпадают, однако, из области основного концепта: они создают ту органическую среду, без которой он не существует» [8, 606] .

Следовательно, главным в смысловом наполнении понятия концепт становится реконструкция сущности ментального мира, которая за этим понятием лежит .

Татьянин день Об этой гипотезе подробнее: S.Starostin, I.Demiankoff, HurroUrartian as an Eastern Caucasian Language – Mnchen, 1986. – 113 p.// Alfredo Trombetti, L’unit d’origine del linguaggio, 1905, Bologna .

О разграничении Востока – географического понятия, и востока – архетипической мифологемы романтизма подробнее:

Модебадзе И. И., Мегрелишвили Т. Г. Кавказ – восток русской романтической поэзии? – «Homo Esperans». Приложение к Вестнику СанктПетербургского государственного университета. – СПб, – 2007, – № 3 .

С. 51-73 .

Об этом подробнее: Лотман Ю. М. Структура художественного текста. – Лотман Ю. М. Об искусстве. – СПб.: «Искусство – СПБ», 1998. – С. 14-285. Режим доступа: [http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/ Literat/Lotman/_15.php] О роли мотива в поэтическом тексте высказался А. Н. Веселовский: «Под мотивом я разумею формулу, отвечавшую, на первых порах, общественности на вопросы, которые природа всюду ставила человеку, либо закреплявшую особенно яркие, казавшиеся важными или повторявшиеся впечатления действительности. Признак мотива – его образный одночленный схематизм» (А. Н. Веселовский .

Поэтика сюжетов. –http://smalt.karelia.ru/~filolog/lit/prilves1.pdf) .

О теме странничества в русском романтизме: Мегрелишвили Т. Г .

Нарратология романтической поэзии. – «Современные проблемы литературоведения». Материалы II Международного научного симпозиума. Изд-во Института гурзинской литературы им. Шота Руствели. – Тбилиси, 2008. С. 132-140 .

«… для прохождения ритуала инициации обязательным предварительным условием возвышения (перехода на следующую ступень) является разрыв: «те, кто избрал для себя поиск, странствие к Центру, должны оставить все, что связывает их с семьей и обществом... и сконцентрироваться только на движении к высшей истине» [23, 341]. Кроме того, идея опасного перехода от мирского к Священному (выход из микро- в макрокосм, из исторического времени в Вечность) всегда неразрывно связана с символизмом тесных Врат (или опасного Моста). Древний перевальный путь с Северного Кавказа в Закавказье, как известно, пролегал через т.н. Кавказские Врата – Дарьяльское ущелье. Имевшее стратегическое значение, это узкое ущелье, по свидетельству Плиния Старшего, когда-то действительно было перегорожено окованными железом бревенчатыми воротами. Однако поэтический образ опасного Дарьяла – «врат Кавказа», охраняемого скаМ. Ю. Лермонтову посвящается листыми утесами («сторожевыми великанами» – М. Ю. Лермонтов, «Демон»), вряд ли был навеян одним лишь этим обстоятельством .

В поэтическом воображении проход через теснины Дарьяла (прохождение тесных Врат Кавказа) явно ассоциируется с символизмом ритуалов инициации – испытания (преодоления препятствия), обязательным условием перехода на иной уровень бытия» [концепция И. Модебадзе – Т.М.] [17, 67] .

О тифлисских контактах Лермонтова: «За хребтом Кавказа» .

160 лет со дня рождения М. Ю. Лермонтова. – Сост. В. Шадури, ред .

Т. Буачидзе – Тбилиси, изд-во «Мерани», 1977, 165 с .

Вопрос о природе этого перелома не раз обсуждался в лермонтоведении, озвучивались разные версии этого события, но в основном речь шла о движении лермонтовского творчества от романтизма к реализму. Однако, на мой взгляд, все обстоит намного сложнее, и в этом вопросе по-прежнему остается множество белых пятен. В частности, сегодня сама идея движения «от романтизма к реализму» выглядит одним из этапов познания лермонтовского творчества – фактом истории науки. Мне ближе мысль, что одним из ракурсов рассмотрения данной проблемы может являться попытка реконструкции когнитивных компонентов лермонтовского художественного мира, и тогда анализ репрезентативных стратегий творчества Лермонтова позволяет вскрыть иным путем не открываемые смыслы многих произведений Лермонтова и мировоззренческих доминант его творчества [13, 10-24] .

Тема «Лермонтов и славянофильство»: Егоров Б. Ф. Славянофилы и Лермонтов. – В кн.: Лермонтовская энциклопедия. – М., 1981. – С. 508-510; Мегрелишвили Т. Г. Антиномии Михаила Лермонтова. – Тбилиси, 2000. – С. 65-80 .

О предыстории личного знакомства Лермонтова с Кавказом:

«Мотивы и образы кавказского фольклора в творчестве Лермонтова значительны и многообразны. … Первоначально источником прямых сведений, местом знакомства были имение Шелкозаводское или «земной рай», близ Кизляра на Тереке и усадьба в Горячеводске (Пятигорск), куда вместе с бабушкой, Е. А. Арсеньевой, Лермонтов приезжал в 1820 и в 1825 гг. к Хастатовым, родственникам по материнской линии. В третий раз он посетил Шелкозаводское в 1837 г., возвращаясь из первой кавказской ссылки в Россию. Круг «семейных преданий» в доме Хастатовых более всего был связан с событиями русско-кавказской войны, на одном из рубежей которой долгое время Татьянин день было расположено имение. Глава семьи, А. В. Хастатов (1756-1809 гг.), генерал-майор, участвовал в русско-турецкой войне, где встречался с Измаилом Атажукиным, знаменитым черкесским князем. Он служил России, а потом, вернувшись на родину, перешел на сторону своего народа, восставшего против колонизации Кавказа. К судьбе этого полулегендарного героя Лермонтов обратился в ранней поэме «Измаил-Бей» (1833). Наряду с этими впечатлениями в первые поездки на Кавказ Лермонтов, несомненно, познакомился с песнями, легендами, преданиями, а также с некоторыми национальными обычаями горцев .

В имении Шелкозаводское вместе с русскими крепостными жили грузины и армяне, потомки персидских пленников, освобожденных Петром I. Вероятно, с этими воспоминаниями связана позднейшая приписка в автографе «Грузинской песни» (1829): «Слышано мною что-то подобное на Кавказе». Сюжет юношеской поэмы «Каллы», предположительно датируемой 1830-1831 гг., связан с обычаем кровомщения – одним из характерных для жизни горцев. Есть свидетельство о том, что Лермонтов присутствовал на одном из народных празднеств возле Горячих Вод и слушал песни известного закубанского певца Султан-Керим-Гирея. Некоторые исследователи высказывали предположение о личном знакомстве поэта с Шорой Ногмовым, переводчиком адыгского фольклора и мифологии, автором «Истории адыхейского народа, составленной по преданиям кабардинцев» .

Книга была завершена в 1843 г. и представлена на рассмотрение в Российскую Академию наук .

За годы учебы Лермонтова в Московском университете и юнкерском училище связи его с Кавказом не прервались. Наряду с новыми встречами и знакомствами, в это время ему стала доступна кавказоведческая литература. Путешествия русских и иностранных авторов, кавказские мемуары и записки офицеров, этнографические описания во множестве публиковались на страницах журналов, выходили отдельными изданиями. Оживление русской ориенталистики, создание института восточных языков, появление востоковедческих курсов профессора А. В. Болдырева и М. А. Коркунова в Московском университете способствовало развитию интереса к истории и культуре Кавказа» [22, 32-33] .

Сама природа этой земли предопределила формирование активных и эмоциональных характеров, так как, в противовес равнинной России, с ее долгой зимой, когда активность жизни снижается, М. Ю. Лермонтову посвящается по обеим сторонам Кавкасиони (Кавказский горный хребет) климат намного мягче, количество теплых солнечных дней в году больше, в силу чего и активность населения в зимний период намного выше. Да и горный рельеф местности не предполагает легкого перемещения по ней, а всегда активного движения. Все эти черты нашли свое отражение в таких известных культурных составляющих народов, живущих по обе стороны Кавказского хребта, как танцы, песни, фольклор. В грузинском фольклоре, к примеру, пассивность понимается как трагедия личности (отсюда и трагический мотив «прикованного»

Амирани) [7, глава «Эпос об Амирани»] .

М. Азадовским подобный сюжет рассмотрен по схеме: «Муж покидает, по большей части вынужденно, жену (или жених невесту) и берет обещание ждать определенное количество лет... Жене (невесте) приносят ложное известие о смерти мужа или жениха и принуждают к замужеству. Герой узнает тем или иным способом о предстоящей свадьбе и спешит домой, чаще всего с помощью волшебной силы. По возвращении домой переодевается нищим, паломником или музыкантом и проникает в таком виде на свадебный пир, где происходит узнавание. Жена узнает мужа по голосу или же благодаря кольцу, которое тот бросает в кубок с вином». Древнейший классический пример этого сюжета – рассказ о возвращении Одиссея. Сюда же относятся рус. былины о Добрыне и Алеше, ряд рус. сказок. В художественной литературе этот сюжет встречается в новелле из «Декамерона»

Дж. Боккаччо, в рассказах Г. де Мопассана «Возвращение». М. Прево («De sire»), П. Феваля («La chanson de Poirier») и др. Запись сказки сделана Л. осенью 1837, возможно, в Тифлисе со слов М. Ф. Ахундова»

[11, 42] .

«Образ-архетип заключает в себе наиболее устойчивые и вездесущие «схемы» или «формулы» человеческого воображения, проявляющиеся как в мифологии, так и в искусстве на всех стадиях его исторического развития. Пронизывая всю художественную литературу от ее мифологических истоков до современности, архетипы образуют постоянный фонд сюжетов и ситуаций, передающийся от писателя к писателю» [4, 23]. Исследователи М. Э. Филлипс и К. Хаксли определили семь различных архетипов по характеристикам их «действий» и «решений» [24] .

–  –  –

Интерес к личности Юлия Алексеевича Бунина у меня возник давно. Судя по отзывам многих современников, он был очень интересным человеком. Борис Зайцев, близко знакомый с ним, отмечал «его благородный, джентльменский тон», который ценили все. В очерке «Юлий Бунин» он писал: «Чтото основательное, добротное, как хорошая материя в дорогом костюме было в нем, и с этим нельзя было не считаться … Юлий был мера, образец и традиция. В сущности, по нему одному, по его речи, суждениям, заседаниям, заграничным поездкам, можно было почувствовать всю ту жизнь, все то время» .

Известно, какое благотворное влияние он оказал на младшего брата, будущего писателя И. А. Бунина, рано распознав литературный талант, влечение к творчеству и всячески развивая его способности. После трех лет обучения в гимназии, Иван оставил учебу и перешел на домашнее обучение, и Юлий, находясь в ссылке в имении отца, прошел с ним не только гимназический курс, но и занимался языками, познакомил его с главными законами физики и астрономии, прочитал университетский курс лекций по истории и политической экономии. Они много читали и обсуждали прочитанное .

Их многолетняя переписка свидетельствует об очень теплых, сердечных отношениях. В одном из писем Иван писал о нем: «Во всяком горе и страдании я надеялся не совсем потеряться, помня, что у меня есть человек, в дружбе и участии которого никогда не придется разочаровываться, с которым мне не будет страшно…» .

Учителя и ученики

В биографических статьях, помещенных в словарях и справочниках, Юлий представлен как революционер, публицист, общественный деятель. Рассмотрев его публикации во многих периодических изданиях, черновые автографы неопубликованных статей, работу в качестве главного редактора педагогического журнала «Вестник воспитания» (1897-1917), переписку с читателями и авторами, точнее будет писать не публицист, а журналист. Требуют уточнения и некоторые даты. Так год рождения указан в одних изданиях 1858, в других 1857 (что правильно), место рождения Елец, Каменка Орловской губернии, иногда Орел или Усмань Тамбовской губернии. Особенно противоречивы сведения о времени его учебы в гимназии и университете, которые везде приведены неверно. Проверив данные по архивным материалам РГАЛИ, НИ ОР РГБ и по личному делу Юлия Бунина, студента Императорского Московского университета, хранящемуся в Центральном государственном архиве Москвы (ф. 418, оп .

212, ед. хр. 16, лл. 2, 4, 11, 12), могли точно определить его место рождения: г. Усмань Тамбовской губернии (раньше на это уже указывал липецкий исследователь А. В. Дмитриев). Год окончания гимназии и год поступления в университет – 1877 (1874-й неверно), годы учебы в Императорском Московском Университете 1877-1881 (1874-1878 неверно), иногда 1881 г .

указывают как год окончания ИМУ, что неверно. В 1881 году Бунин был переведен на четвертый курс для написания научной работы и завершения учебы, но вскоре его в числе других за участие в студенческих беспорядках на год отчислили с физико-математического факультета без права восстановления в Московском Университете. До начала 1881-82 академического года он не имел права поступать в другие университеты. После нескольких попыток продолжить учебу в Киевском или Новороссийском (Одесский) университетах, в октябре 1882 г. он был зачислен в Императорский Харьковский университет, который окончил в том же, 1882, году, получив степень кандидата математических наук (см .

Алфавитный список выпускников ИХУ за 1882 г.). Есть сведения, что в Харьковском Университете он учился и на юридическом факультете, специализируясь по статистике. Но подтвердить это документально пока не удалось .

Татьянин день Юлий Алексеевич Бунин – журналист, общественный деятель, революционер-народник, старший брат поэта, писателя, публициста Ивана Алексеевича Бунина, родился 7 июля 1857 года в городе Усмани Тамбовской губернии, где родители были проездом1. Он принадлежал к обедневшему, но знатному и когда-то довольно состоятельному дворянскому роду Буниных, известному в истории России с ХV в .

В «Дворянской родословной книге», хранящейся в Орловском областном архиве, записано, что предку Буниных Якову «по грамоте царя Петра Алексеевича 1706 года отказано поместье в разных деревнях и пустошах, он же, Яков Бунин, по указу Правительствующего сената 1722 г. внесен в список московских дворян»2. Предками Буниных являются поэт В. А. Жуковский (1783-1852), поэтесса А. П. Бунина (1774-1829), внук ее сестры, географ, знаменитый путешественник и меценат П. П. Семенов-Тян-Шанский (1827В родстве с ними были представители многих знатных родов России. Мать происходила из рода Чубаровых, который тоже был знаменит. Родители с гордостью рассказывали детям о своих предках, но на Юлия, если эти рассказы и произвели впечатление, то особого влияния не оказали. Он отличался скромностью и своим дворянским происхождением никогда не кичился .

Его детство прошло в «захолустных, заросших хлебами и бурьянами хуторах», в бедности, а порой и в нищете. Несмотря на трудности, родители хотели дать детям хорошее образование и даже переехали на несколько лет в Воронеж, где у них были родственники, чтобы сыновей, Юлия и Евгения, подготовить к поступлению в гимназию .

Братья-погодки были одаренными детьми, но младший учиться не захотел и вскоре оставил гимназию, а Юлий стремился к знаниям и прошел полный курс в Воронежской классической гимназии: по тем временам это было одно из лучших учебных заведений такого уровня. Учился он блестяще, любил литературу, проявлял склонность к математике. Гимназию окончил в 1877 г., получив золотую медаль за отличное и примерное поведение, прилежание и особые способности к древним языкам3 .

Учителя и ученики Сразу же по окончании гимназии поступил в Императорский Московский университет (ИМУ) на математическое отделение физико-математического факультета. В Алфавитном списке студентов первого курса за 1877/78 академический год он значится среди своекоштных студентов, то есть, вносящих плату за обучение, в отличие от казеннокоштных. В списке указаны обязательные сведения биографического характера: фамилия, имя, из какого сословия происходит, какого вероисповедания, год и место рождения, где получил подготовительное образование, не оставался ли двух лет на курсе, год поступления в университет и № личного дела: 77/62)4 .

Университет в то время располагался на Моховой улице, в его составе было четыре факультета: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. Срок обучения в ИМУ на медицинском факультете составлял 5 лет, на остальных – 3 года, на практике большинство студентов проходило полный курс за 4 года. Академический год продолжался от 15 августа до 1 июня. Экзамены сдавали один раз в год, по результатам выпускных экзаменов лучшим выпускникам присваивали степень кандидата, остальные получали звание «действительного студента». Самым большим был медицинский факультет, в 1877/78 академическом году на этот факультет зачислено 484 человека, на историко-филологический – 76, на юридический 160, на физико-математический, на отделение математических наук – 137, на отделение естественных наук – 385 .

В состав факультета входили следующие кафедры и предметы:

1. Чистая математика .

2. Механика: а) анатомическая, б) практическая .

3. Астрономия .

4. Физика .

5. Химия: а) опытная, б) теоретическая .

6. Минералогия .

7. Физическая география .

8. Геогнозия и палеонтология .

9. Ботаника: а) морфология и систематика растений,

б) анатомия и физиология растений .

Татьянин день

10. Зоология: а) сравнительная анатомия и систематика животных, б) анатомия человека и физиология животных .

11. Технология .

12. Агрономическая химия .

Сверх того, студентам физико-математического факультета преподавали: богословие и языки (французский, немецкий, английский). Занятия по чистой математике вели профессора В. Я. Цингер и А. Ю. Давидов, по физике профессор Н. А. Любимов, по физической географии профессор А. Г. Столетов, анатомию и физиологию растений читал профессор К. А. Тимирязев .

В годы учебы Юлия в ИМУ действовал устав 1863 года, по которому университетам предоставлялась широкая автономия, выборность ректора, деканов и профессоров. Все органы управления подчинялись Совету профессоров .

Уставом официально было предусмотрено «оставление при университете стипендиатов для приготовления к профессорскому званию». Для того, чтобы стать стипендиатом, требовался очень хороший аттестат зрелости: при отличных оценках по древним языкам необходимо было достаточное знание немецкого и французского языков, отличные оценки по предмету избранной кафедры, охарактеризованная факультетом способность свободно и правильно излагать свои мысли, а также безупречная надежная нравственность .

Предусматривалась дополнительно материальная поддержка для стажировки за границей и изучения опыта работы лучших европейских университетов .

Каждый университет имел право самостоятельно устанавливать свои, внутренние правила, опираясь на общие, установленные для всех Императорских университетов .

Профессора могли создавать студенческие общества, совершенствовать процесс преподавания, предлагать специальные курсы лекций по своим дисциплинам. Уставом 1863 г .

был восстановлен университетский суд, который в соответствии с европейской традицией действовал со дня основания университета (1755), но был отменен уставом 1835 г. Его восстановление явилось важным актом, так как суд осуществлял над членами университетской корпорации средневековое «право академической свободы». Он освобождал приУчителя и ученики надлежащих к университетскому сообществу профессоров, студентов, представителей прочих чинов от привлечения к любому другому суду, кроме университетского, который был суровым, но справедливым, и позволял рассматривать все дела, не вынося их за пределы университета. В состав суда входили три профессора, один из них должен был представлять юридический факультет. Суд рассматривал также дела студентов, связанные с серьезными дисциплинарными нарушениями, основанием для их возбуждения служило постановление Правления и Совета университета .

К 80-м годам выросла плеяда профессоров, подготовленных в ИМУ из числа выпускников. Преподавательский состав в эти годы был очень сильный, на каждом факультете работали талантливые ученые, лекторы, воспитатели, научные работы которых были известны не только в России, но и в мире. Среди тех, кто был указан выше, доктор математики Н. В. Бугаев – автор ряда оригинальных лекционных курсов по теории функций комплексной переменной, Н. П. Боголепов, доктор гражданского права, В. И. Герье, доктор всеобщей истории, впервые в России начавший систематически проводить семинарские занятия. Многие отличались широтой интересов, занимались общественной работой, печатались в различных изданиях. Так, профессор экономики И. И. Янжул издал сборник очерков «В поисках лучшего будущего. Социальные этюды», где речь идет «о различных планах улучшения экономического, умственного и нравственного положения человечества в его поисках лучшего будущего», написал яркие воспоминания о пережитом и виденном, о своих встречах с И. С. Тургеневым, Л. Н. Толстым, о поездках в другие страны и обо всем интересном, что выпало ему в годы студенчества. По его запискам можно лучше понять атмосферу, царившую в то время в университете, взаимоотношения профессоров и студентов, образ жизни студенчества, их интересы, возможности .

Во главе университета стоял ректор, в 1877-1883 гг. на эту должность избирался известный филолог, доктор русской словесности, археограф Николай Саввич Тихонравов, снискавший уважение студентов тактом, мягкостью, благородством .

Татьянин день Любили С. А. Муромцева. Правовед, доктор гражданского права, блестящий лектор, в будущем приобретший известность как политик и председатель Первой Государственной Думы, избранный 5 февраля 1881 г проректором на трехлетний срок, он пробыл в этой должности недолго, так как именно в это время усилилась политическая активность студентов, и руководство сочло, что Муромцев недостаточно жестко пресекает их действия6. Несмотря на то, что попечитель московского учебного округа граф П. А. Капнист, проведший по поручению Александра III расследование, опроверг это обвинение, и действия проректора были одобрены, Муромцев 31 мая 1881 г. подал в отставку. Отставка не повлияла на его авторитет, который был неоспорим .

Деканом физико-математического факультета в годы учебы Юлия с небольшим перерывом был В. Я. Цингер (1876-1878) (1880-1885), доктор математики, создатель научной школы геометрии, занимавшийся исследованиями по чистой и прикладной математике, механике и гидродинамике, человек яркий, увлеченный .

В статусе студента университета Юлий чувствовал себя «особенным гражданином Москвы». Жизнь сулила блестящее будущее, ему прочили научную карьеру, и она вполне могла состояться, ибо все предпосылки к тому были. Он обладал хорошими способностями, серьезно относился к учебе, с удовольствием занимался математикой и другими предметами на своем факультете и посещал занятия на юридическом, слушал лекции по литературе на историко-филологическом, увлекался общественно-политической работой, которая со временем стала для него жизненно важным делом .

Политическая активность была характерна для московского студенчества того времени, и университет не был исключением. Характеризуя «общую университетскую политику», а также настроения студенчества тех лет, сверстник Юлия Павел Милюков (1859-1943), студент историко-филологического факультета (1877-1882), позже писал: «В годы моего пребывания в университете Россия, несомненно, вступала в свой революционный период. И если в последУчителя и ученики них классах гимназии мы могли только догадываться, что за доступными нам пределами что-то происходит для нас непонятное, а в первые два года университета могли лишь урывками и без достаточного внимания следить за фактами, доходившими до нас больше в форме судебных процессов, то вторые два года, 1879-1880, 1880-1881, составили в этом отношении разительный перелом»7 .

В отличие от Милюкова, который в политическом отношении, по его собственному признанию, «взрослел» в стенах университета, Юлий еще в гимназии приобщился к народнической идеологии и в университет пришел сложившимся социалистом, непримиримым врагом «старого порядка». Вступая в университетское братство, романтичный, восторженный, он мог бы сказать о себе почти те же слова, что и Георгий Чулков (1879-1939), студент медицинского факультета, учившийся несколькими годами позже .

«Два демона, – писал Чулков, – были моими спутниками с отроческих лет – демон поэзии и демон революции. Я всегда хмелел от песен Музы, и я всегда был врагом старого “порядка”»8. «Песни Музы» для Юлия тоже звучали (это подтверждено всей его последующей жизнью, связанной с литературой и журналистикой), и его враждебное отношение к «старому порядку» также определилось рано: с юных лет он был его непримиримым врагом .

Настольными книгами Юлия были произведения Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Глеба Успенского. К идеям народничества он приобщился в Воронеже, а в Москве встретился с некоторыми старыми друзьями и вошел в московский кружок воронежцев (впрочем, есть мнение, что именно он его и организовал): участвовал в сходках, собраниях, конференциях, выполнял отдельные поручения в других городах .

Знавшая его в то время Е. В. Игнатова, отмечала, что среди других студентов, входивших в народнический кружок, «Юлий Бунин отличался наибольшей деловитостью, энергией и преданностью трудящимся массам. Во всякое общественное предприятие он вкладывал всю свою душу, проявлял находчивость, инициативу, предприимчивость»; при этом был чрезвычайно искренен, добр, отзывчив»9 .

Татьянин день В июне 1879 г. он принимал участие в Липецком съезде народовольцев, где партия «Земля и воля» разделилась на две фракции: «Народную волю» и «Черный передел», Юлий вошел в «Черный передел», был активен, познакомился со многими вождями народнического движения .

Учеба и общественно-революционная деятельность шли, начиная с первого курса, параллельно. При всей строгости университетских правил студенты вели себя вольготно, могли, пропустить занятия, даже уехать из Москвы на какой-то срок. Юлий такой свободой пользовался, поводов было много, он часто выполнял партийные поручения, в том числе и за пределами Москвы .

Весной 1878 г. группа киевских студентов, подозревавшаяся в причастности к террористическому акту, была арестована и отправлена в ссылку, направлялись они на север и ехали через Москву. Московские студенты решили их поддержать и устроили сходку; полиция пыталась разогнать демонстрантов, но они оказали сопротивление, были пострадавшие, раненые. В университете, в аудитории анатомического театра, по этому поводу студенты собрались на митинг. Выступавших было много, и имена всех записали .

Тогда Юлий впервые был взят московской полицией на заметку .

В феврале 1879 г. за шпионаж и предательство по решению исполнительного комитета был казнен провокатор Н. В. Рейнштейн. Полиция в поисках подозреваемых в причастности к этому делу провела аресты среди студентов. В эти дни у Юлия был произведен обыск, потому что он был уже под подозрением. Все чаще и чаще он оказывался в числе политически неблагонадежных студентов. Однако с учебой все было в порядке. В протоколе заседания совета ИМУ 11 октября 1880 г. отмечено, что рассмотрены списки студентов физико-математического факультета, подвергшихся переводным и окончательным экзаменам после вакации .

В списках среди успешно сдавших окончательный экзамен и переведенных на четвертый курс значится и Бунин. По сути учеба была завершена, ему следовало только выбрать тему, написать выпускную квалификационную работу и после ее защиты получить документ об окончании ИМУ .

Учителя и ученики Но на пути к этому главным препятствием оказалась его политическая деятельность, которая становилась все заметнее и заметнее. Так, 5 декабря 1880 г. в числе других студентов за участие в очередных беспорядках он подвергся аресту и был заключен на двое суток в Бутырскую тюрьму .

Бурная политическая жизнь в университете продолжалась все 90-е годы ХIХ в., нормальное течение учебного процесса часто нарушалось, превращая учебные аудитории «в политический клуб». В неопубликованных воспоминаниях Ю. Бунина «Из жизни провинции в 90-х годах» (он жил и работал в Полтаве в 1890-1897 гг.) есть краткое (тезисное) изложение событий 1880-81 учебного года, напоминающее сводку с «театра военных действий». Приводим ее в кратком изложении: 1) петиция, поданная в начале учебного года министру Сабурову о необходимости предоставления студенчеству разных льгот и привилегий, закончилась сходкой; 2) в начале декабря в одной из аудиторий проходила сходка. Профессор Зернов, который читал лекцию в соседней аудитории, записал фамилии нескольких участников, которые немедленно были арестованы. 3) 12 января 1881 г .

студенты шиканьем и свистом встретили обычно читаемый отчет о жизни университета и т. д.10. Атмосфера была столь накалена, что волнения возникали по всякому поводу, и в числе участников постоянно называли его имя .

Студенческое движение особенно усилилось после 1 марта 1881 г. Убийство императора Александра II вывело из равновесия все общество и спровоцировало новые беспорядки в ИМУ. Несколько студентов от имени университета послали венок на гроб императора, не согласовав эту акцию со всеми студентами. Такое бесцеремонное их поведение вызвало бурное негодование, вылившееся в протест. На протестное собрание пришел проректор и немного разрядил ситуацию .

«Желая говорить со студентами, – пишет Юлий, – он должен был просить слова у хозяина сходки П. П. Кащенко (тогда студента медицинского факультета – Т.Г.) и очень корректно этому подчинялся»11. О роли проректора С. А. Муромцева и о его тактичности, благотворном влиянии на студентов следует говорить особо. Он многое пытался предотвратить:

писал предупреждения, обращенные к студентам, доводил Татьянин день до их сведения свои распоряжения об усилении мер по предотвращению беспорядков, вел индивидуальные беседы .

Однако волнения вспыхивали с новой и новой силой .

Поводом для очередных выступлений студентов, приведших к печальному исходу, стала защита докторской диссертации, в которой автор, И. И. Иванюков, рассматривал «Основные положения экономической политики» .

«Наша компания, – писал Юлий, – зная взгляды Иванюкова (Иванюков очень развязно трактовал революционный социализм, называл его «уличным» и т. п.), готовилась к диспуту, и в числе неофициальных оппонентов был П. П. Викторов … цитатами из Маркса он показал, что трактуемый диспутантом революционный социализм есть истинный и, со своей стороны, заметил, что «если роды женщины не могут обходиться без крови, то тем более не может родиться без крови новое общество из старого» …. Вся огромная масса студенчества превратила собрание в чрезвычайно шумную сходку, которая очень долго не расходилась»12. В результате всех участников переписали и завели дело. Наказанию подверглись более 400 студентов, решение по каждому принималось индивидуально. Юлий оказался в числе зачинщиков и понес одно из самых тяжелых наказаний .

В Деле об увольнении студентов за беспорядки, хранящемся в архиве, есть постановление Правления университета, принятое в заседании 30 марта 1881 г.: «предать университетскому суду студентов медицинского факультета 1-го курса Евгения Софронова, 2-го курса Руфа Аппельберга, 5-го курса Петра Кащенко и того же факультета 1-го курса Илью Ромма, математического факультета 1-го курса Миролюбова Виктора, 2-го курса Качановского Дмитрия, Савицкого Нила, 4-го курса Бунина Юлия и Лапицкого Антония, юридического факультета 1-го курса Ивана Сахарова и Альфреда Брауна, 2-го курса Гофмана Максимилиана и Беркова Германа, медицинского факультета 2-го курса Василия Казаева и юридического факультета 1-го курса Вольфа Поляка»13 .

Университетский суд в составе ординарных профессоров Павлова, Герье и Бугаева заседал 3 апреля. В решении суда было записано, что «после допроса обвиняемых и свиУчителя и ученики детелей по всем обстоятельствам дела, указанным в обвинительных актах Правления, держась в пределах своей компетенции и на основании фактов, обнаруженных судебным расследованием, суд постановил подвергнуть виновных, согласно с университетскими правилами, следующим взысканиям: Сахарова – выговору со внесением в штрафную книгу …, Миролюбова, Каченовского, Савицкого, Бунина, Лапицкого, Брауна и Гофмана – выговору, в присутствии Совета от ректора, с объявлением, что они в случае новых проступков немедленно будут уволены из университета …; Казакова, Поляка, Софронова и Аппельберга – уволить из университета на год, но с правом вступить в другой университет или в другое высшее учебное заведение вне Москвы …, Беркова – удалить на один год с тем, чтобы в течение этого года он не мог вступить ни в Московский университет, ни в какое-либо другое учебное заведение …, Ромма и Кащенко – удалить на два года с тем, чтобы в течение этих двух лет они не могли вступить ни в университет, ни в какое-либо другое высшее учебное заведение»14 .

Постановление университетского суда за подписью председателя и членов суда было направлено на утверждение Совета университета, где в некоторых случаях меры были ужесточены. 9 апреля 1881 г. решение Совета рассматривал попечитель московского учебного корпуса, который утвердил «постановление Совета, состоявшегося 1 апреля, об исключении из Московского университета навсегда с правом поступления в другие высшие учебные заведения лишь через два года студентов Илью Ромма и Петра Кащенко, а равно об удалении без права обратного поступления в Московский университет, но с правом к началу будущего академического года поступать в другие университеты студентов Савицкого Нила, Бунина Юлия, Беркова Германа, Брауна Альфреда, Поляка Вольфа, Германа Максимиллиана, Аппельберга Руфа»15 .

Возможно, Бунин понес незаслуженное наказание, скорее всего конкретно в этом случае он не был виновен .

Спустя годы он писал, что, хотя вначале и сидел рядом с Викторовым, но в сходке не участвовал, так как должен был уйти на встречу с В. А. Деборко-Мокриевичем, бежавТатьянин день шим из ссылки и скрывавшимся в Москве16. Юлий считал эту встречу важной, а в списки попал по ложному доносу субинспектора Брызгалова, с которым отношения не складывались и у которого давно уже был на заметке .

В результате вместо диплома он получил Свидетельство, где были перечислены все его успехи за три года учебы и сказано, что «так как он, Бунин, полного курса наук не окончил, то права, высочайше дарованные студентам, окончившим курс университетского учения, на него не распространяются»17. Он был выслан из Москвы, хотел поступить в Киевский университет, где, как он пишет в воспоминаниях, ему было прямо отказано. Осенью Юлий, по его словам, временно поступил в Новороссийский университет в Одессе, где некоторое время числился, а затем перешел в Императорский Харьковский университет на 4 курс отделения математических наук физико-математического факультета. В Списках студентов и посторонних слушателей за 1881-1982 академический год сделана запись о том, что 22 октября 1882 г. принят «посторонний слушатель лекций» Юлий Алексеевич Бунин, который прежде обучался в Новороссийском университете18 .

Окончив университет, он еще несколько лет оставался в Харькове, работал в статистическом бюро, не оставляя своей политической деятельности. В 1890 г. переехал в Полтаву, где заведовал статистическим бюро, работал в земстве, печатался в «Полтавских губернских ведомостях» и в других изданиях юга России, занимался культурно-просветительной работой, а с 1897 г. обосновался в Москве, куда был приглашен Н. Ф. Михайловым издателем журнала «Вестник воспитания» (1890-1917) на должность редактора. В 1915 г .

торжественно отмечалось 25-летие «Вестника воспитания» .

В приветственном адресе по случаю юбилея, подписанном видными деятелями журналистского цеха (всего 55 человек), было отмечено «рыцарское и самоотверженное служение» журналу его редактора Юлия Алексеевича Бунина .

До последнего выпуска в 1917 г. он оставался на этом посту в одном из лучших педагогических изданий того времени .

Занимался общественной работой, принимал участие в организации Книгоиздательства писателей в Москве, долгие Учителя и ученики годы оставался бессменным председателем, бессменно руководившим всеми заседаниями знаменитого московского литературного кружка «Среда» .

В 1907-1914 гг. был председателем Общества деятелей периодической печати и литературы (в 1914 г. члены Общества избрали его своим почетным членом), инициатором создания профессионального журнала литераторов и журналистов. Первый номер «Журналиста» вышел в январе 1914 г., и на обложке номера среди тех, кто дал свое согласие сотрудничать с журналом, значится имя Ю. Бунина .

После 1917 г. жизнь его сложилась печально. В 1918 г .

уезжал на юг брат с женой. С Иваном Алексеевичем и Верой Николаевной их связывали теплые родственные отношения, они звали его с собой, но он остался. Как написал в очерке, посвященном ему, близкий друг семьи, писатель Борис Зайцев, имея в виду его революционную деятельность, Юлий «остался в Москве – наблюдать гибель мира, к которому принадлежал и под который сам закладывал некогда динамитный патрон»19 .

Последние дни его были печальны. Он тяжело болел, остался без всяких средств, страдал от голода и холода, в июле 1921 г. (день не указан ни в одном биографическом словаре) скончался в больнице. Прах его покоится в Москве на Донском кладбище, рядом с его учителем и родственником С. А. Муромцевым .

В первом выпуске сборника «Татьянин день» (М.,

2010) были опубликованы воспоминания Ю. А. Бунина о Московском университете .

Именной указатель к статье «Юлий Алексеевич Бунин»

и опубликованным в первом выпуске сборника «Татьянин день» студенческим воспоминаниям Ю. А. Бунина Бабухин Александр Иванович [1827 (по др. данным 1835) – 1891] – врач, гистолог, основатель школы гистологов и бактеТатьянин день риологов. Выпускник медицинского факультета ИМУ (1850оставлен для подготовки к профессорскому званию .

Защитил докторскую диссертацию (1862), проходил курс обучения за границей. Доцент кафедры гистологии ИМУ (1864), экстраординарный профессор физиологии (1865), ординарный профессор (1891), заслуженный профессор (1891). Участвовал в устройстве съездов врачей-естествоиспытателей, в проведении выставок, в строительстве нового здания анатомического театра. Пользовался большой популярностью среди студентов и профессоров. В день похорон студенты несли гроб с телом Бабухина от университета до Даниловского монастыря, в 1893 г. в гистологическом кабинете ИМУ был установлен бюст Бабухина, на могиле памятник: колонна с барельефом микроскопа на трех книгах с надписью на корешках: «Физиология», «Гистология», «Бактериология». В 1926 г. его имя присвоено московской Старо-Екатерининской больнице. Лекции Бабухина слушал студент медицинского факультета (1879-1884) А. П. Чехов .

Богословский – субинспектор (инициалы, годы жизни не установлены). По уставу 1863 г. на должность инспектора избирался чиновник из числа окончивших университетский курс. Должность инспектора была приравнена к должности проректора. Инспектор имел право заседать в Совете университета без права голоса, участвовать в работе университетского суда и Правления с правом голоса по студенческим делам. В его распоряжении находились помощники и секретарь по студенческим делам, избираемые Советом .

Инспектор действовал на основании «Правил о студентах», вырабатывавшихся Советом .

Бредихин Федор Александрович (1831-1895) – астроном, астрофизик, студент медицинского факультета ИМУ (1851оставлен для подготовки к профессорскому званию .

Адъюнкт кафедры астрономии (1857), экстраординарный профессор (1863), ординарный профессор (1865-1890), директор обсерватории ИМУ (1873-1890), с 1890 г. директор Пулковской обсерватории, академик С.-Петерб, АН (членкорр. с 1877 г.) Разносторонне одаренный и увлеченный человек, перевел с итальянского языка трагедии В .

Алифьери «Виргиния» и «Франческа да Римини» (с его вступительУчителя и ученики ной статьей опубликована в «Вестнике Европы» в 1871 г.) В 1946 г. АН СССР учредила премию им. Бредихина за выдающиеся работы в области астрономии. Его именем назван кратер на обратной стороне Луны. Бредихин – яркий популяризатор науки, один из создателей Московского математического общества (1864). Дом-музей Бредихина открыт на его родине в Ивановской области (имение Погост, ныне Заволжск) .

Бугаев Николай Васильевич (1837-1903) – математик .

Окончил физико-математическое отделение ИМУ (1855оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию. Защитил магистерскую диссертацию (1863), докторскую (1866), доцент (1865), экстраординарный профессор (1867), ординарный (1869). Заслуженный профессор кафедры чистой математики (1890), декан физико-математического факультета (1887-1891) и (1893-1903) .

Разработал ряд оригинальных лекционных курсов по теории функций комплексной переменной. Член университетского суда (1868-1888), попечитель бедных студентов, секретарь физико-математического факультета. В 1897 г. избран членом-корреспондентом Санкт-Петербургской АН .

Викторов Петр Петрович – студент медицинского факультета ИМУ .

Герье Владимир Иванович (1837-1919) – историк, воспитанник ИМУ, учился на историко-филологическом факультете (1854-1859). Оставлен для подготовки к профессуре .

Магистерская диссертация (1862), доцент (1865), стажировался в Германии, Италии, Франции, профессор всеобщей истории (1868-1904), заслуженный профессор ИМУ (1889), чл.-корр С.-Петерб. АН (1902), первым ввел семинарские занятия по историческим дисциплинам. Основатель высших женских курсов в Москве (1872). Популярным у молодежи не был, о чем гласит студенческий анекдот о нем: За столом сидят три экзаменатора: протоиерей Сергиевский: «Верь, не то будет единица». Троицкий говорит: «Не верь, не то будет единица», Герье говорит: «Верь – не верь, а единица все равно будет» .

Давидов Август Юльевич (1823-1895) – математик, своекоштный студент физико-математического отделения филоТатьянин день софского факультета ИМУ (1841-1845), окончил со степенью кандидата и золотой медалью. Оставлен для подготовки к профессорскому званию, магистерская диссертация (1848), докторская (1851), адъюнкт прикладной математики (1850), экстраординарный профессор (1853), ординарный профессор кафедры прикладной математики и механики (1859), с 1862 г. перешел на кафедру чистой математики, где работал до конца службы в университете. Заслуженный профессор ИМУ (1876). Декан физико-математического факультета (1863-1873), (1878-1880). В июле 1885 г. вышел в отставку, за неделю до этого избран почетным членом ИМУ. Один из инициаторов создания Московского математического общества и его первый вице-президент, в 1866-1885 г. президент .

Деборко-Мокриевич Владимир Александрович .

Захарьин Григорий Антонович (1829-1897) – врач, терапевт. Учился на медицинском факультете ИМУ (1847-1852), адъюнкт (1860), экстраординарный профессор (1862), ординарный (1864), профессор кафедры терапевтической клиники, директор терапевтической клиники (до 1896). В медицинской практике большое внимание уделял новейшим методам диагностики и лечения. Лечил Александра III, Л. Н. Толстого и его семью. Клинические лекции Захарьина (1889) выдержали несколько изданий и переведены на многие иностранные языки .

Зернов Дмитрий Николаевич (1843-1917) – студент медицинского факультета ИМУ (1860-1865), окончил с отличием, получил звание лекаря, работал в глазной больнице, позже в гистологической лаборатории А. И. Бабухина. Защита докторской диссертации (1867), доцент кафедры нормальной анатомии (1869), экстраординарный профессор (1873), ординарный профессор (1880), декан медицинского факультета (1906-1914), ректор ИМУ (1898-1899). Обладал большой эрудицией, лекции сопровождал демонстрацией схем и таблиц музейных и свежих препаратов, первым применил на лекциях проекционный фонарь .

Златовратский Николай Николаевич (1845-1911) – прозаик, представитель революционно-демократического движения, народник, член кружка «Московские литературные среды», организованного Н. Д. Телешовым, печатался во Учителя и ученики многих журналах, в том числе и в «Вестнике воспитания», редактором которого был Ю. А. Бунин .

Ермолова Мария Николаевна (1853-1928) – крупнейшая трагедийная актриса, с 1871 г. в Малом театре .

Иванюков Иван Иванович (1844-1912) – экономист, профессор Варшавского университета и Петровской академии, позже профессор Петербургского политического университета .

Катков Михаил Никифорович (1818-1887) – журналист, публицист, критик, издатель. Окончил словесное отделение историко-филологического (1834-1839), Московского университета, профессор кафедры философии Московского университета (1845-1887), сотрудник журналов «Московский наблюдатель», «Отечественные записки», «Русский вестник», издатель газеты «Московские ведомости» .

Кащенко Петр Петрович (1858/59-1943), врач, психиатр, воспитанник Московского университета, видный деятель земской медицины. Учебу начал на медицинском факультете Киевского университета, в сентябре 1876 г. перешел в ИМУ. Совместно с товарищами организовал студенческий кружок, принимал участие в издании народнического журнала «Вперед» и возглавлял нелегальную библиотеку .

Выступал в качестве организатора и председателя студенческих сходок. Весной 1881 г. за 2 месяца до окончания 5 курса был арестован за революционную деятельность и выслан в Ставрополь-Кавказский, где в течение 3 лет работал учителем пения и арифметики в Ставропольской женской гимназии. В августе 1884 г., по окончании срока ссылки, в связи с запретом на жительство в Москве, С.-Петербурге и Киеве поступил на 5-й курс медицинского факультета Казанского университета, избрав своей специальностью психиатрию .

В июне 1885 г. получил степень лекаря и звание уездного врача. Продолжил работать в Ставропольском епархиальном женском училище врачом и преподавал пение и арифметику в Ставропольской женской гимназии. С 1888 г .

зав. психиатрическим отделением больницы в Нижнем Новгороде, с 1891 г. чл.-корр. Московского общества невропатологов и психиатров, с 1904 г. главный врач Московской психиатрической больницы им. П. А. Алексеева. В 1905Татьянин день 1906 гг. участвовал в революционных событиях в Москве, возглавлял нелегальный межпартийный Красный Крест и Комитет помощи политзаключенным .

Ключевский Василий Осипович (1841-1911) – выпускник ИМУ, окончил историко-филологический факультет (1861оставлен для подготовки к профессорскому званию, магистерская диссертация (1872), доцент (1878), докторская (1882), экстраординарный профессор (1883), профессор русской истории ИМУ и Московской духовной академии (1882-1911), заслуженный профессор (1899), декан историко-филологического факультета ИМУ (1893-1905), председатель Общества истории и древностей российских при ИМУ; с 1900 академик Петербургской АН «сверх штата» как проживавший в Петербурге, с 1908 г. почетный академик .

Ключевский осуждал студенческие волнения, считая, что дело студентов учиться и объединяться с профессорами для защиты научных ценностей. Вместе с тем считал необходимым показать полиции, что «университетская молодежь – не толпа». Отношения со студентами неоднозначные. В конце 1894 г. был освистан студентами за положительную характеристику Александра III после его смерти. В 1901-1911 гг .

преподавал историю в Училище живописи, ваяния и зодчества, читал историю наследнику престола. В 1905-1907 гг. помимо преподавательской деятельности участвовал в работе Комиссии по пересмотру законов о печати и в Совещании по проекту учреждения Государственной думы .

Ковалевский Михаил Максимович (1851-1916) – историк, юрист, социолог, этнограф, общественный деятель, публицист. Окончил Императорский Харьковский университет .

В 1877 г. защитил кандидатскую диссертацию в ИМУ, доцент (1877), профессор (1878-1887) докторская диссертация (1880) .

В 1878-1887 гг. профессор государственного права и сравнительной истории права ИМУ. Входил в кружок молодых профессоров вместе с С. А. Муромцевым, И. И. Янжулом, А. И. Чупровым. Последовательный противник Любимова, требовавшего пересмотра Устава 1863. В 1887 г. отстранен от преподавания и уехал за границу. Читал лекции во Франции, Великобритании, США, Италии, Бельгии .

Один из организаторов Русской высшей школы в Париже .

Учителя и ученики Вице-председатель (1895), председатель Международного Института социологии. Член-корр (1899, академик С.-Петербургской АН (1914) депутат Первой Государственной думы, член Государственного совета (1907), с 1909 г. издатель журнала «Вестник Европы» .

Колосова Евгения Ивановна (рожд. Неелова) (1780-1869) артистка балета. С 1799 г. в петербургской балетной труппе .

Исполнительница русских народных танцев .

Крылов Никита Иванович (1807-1879) – правовед, учился в Санкт-Петербургском университете, в числе группы студентов и молодых ученых была направлен в Берлин для усовершенствования в юридических науках (1831). По возвращении сдал экзамен на степень доктора права при СПБуниверситете и был направлен министром народного просвещения С. С. Уваровым на кафедру римского права ИМУ .

Экстраординарный профессор (1835), ординарный (1837), заведующий кафедрой (1835-1872), декан юридического факультета (1839-1847), цензор Московского цензурного комитета (1839-1844) .

Лавров Петр Лаврович (1823-1900) – русский философ, социолог и публицист, один из идеологов революционного народничества .

Леонтьев Константин Николаевич (1831-1891) – медик, дипломат, философ, публицист, критик, религиозный и политический мыслитель. Воспитанник медицинского факультета ИМУ. Цензор Московского цензурного комитета (1880-1887), сотрудник «Русского вестника», впоследствии монах (в 1891 г. в Оптиной Пустыни принял тайный постриг с именем Климента) .

Лорис-Меликов Михаил Тариэлович, граф (1825-1888) – государственный деятель, генерал-адъютант, член государственного совета, в 1880 г. – начальник Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия, министр внутренних дел, шеф корпуса жандармов .

Любимов Николай Алексеевич (1830-1897) – физик, публицист, воспитанник физико-математического факультета ИМУ (1848-1851). с 1854 г. адъюнкт по кафедре физики и физической географии (1854), магистерская диссертация (1856), Татьянин день докторская диссертация (1865), профессор университета .

В 1863-1882 гг. фактические редактировал «Русский вестник»

(под редакцией Любимова печатался роман И. С. Тургенева «Дым», романы Толстого и Достоевского Именно Любимов исключил главу «У Тихона» из романа «Бесы»). С начала 1870 г. активный сторонник пересмотра Устава 1863 г., предлагал внести кардинальные изменения, с которыми многие профессора были не согласны. Муромцев даже заявил о прекращении товарищеских отношений и не подавал руки .

Мартынов Сергей Васильевич – врач, окончил медицинский факультет ИМУ .

Матюшенков Иван Петрович (1813-1879) – врач, студент медицинского факультета ИМУ (1831-1836), адъюнкт по кафедре операционной хирургии медицинского факультета ИМУ (1843), докторская диссертация (1850), ординарный профессор кафедры теоретической хирургии (1859), читал лекции и руководил занятиями врачей до 1879 г .

Михайловский Николай Константинович (1842-1904) – идеолог народничества, социолог, публицист, литературный критик .

Муромцев Сергей Андреевич (1850-1910) – правовед, общественный и политический деятель, публицист; учился на юридическом факультете ИМУ (1867-1971), защитил магистерскую диссертацию (1875), доцент по кафедре римского права (1875), докторская диссертация (1877), экстраординарный профессор (1877), ординарный профессор римского права (1878), проректор ИМУ 7.02.1881 – 24.08.1881). С самого начала своей деятельности Муромцев был сторонником университетской автономии и потому стал ярым противником нового университетского устава, проект которого предполагал существенное ограничение университетских свобод. С октября 1883 г. проект активно обсуждался в Государственном Совете. Не исключено, что это и послужило причиной появления распоряжения об отставке профессора Муромцева «ввиду политической неблагонадежности», которое подписал министр просвещения 19.07.1884 г. Как ученый и общественный деятель, Муромцев всегда пользовался огромным авторитетом. Он работал в Комитете грамотности Комиссии по народному Учителя и ученики образованию, был одним из организаторов Общества мира, председателем Суда чести при обществе деятелей периодической печати и литературы. Член ЦК конституционно-демократической партии, в 1906 г. был избран председателем 1-ой Государственной Думы. Сверхштатный профессор юридического факультета ИМУ (1906-1910) .

Некрасов Николай Алексеевич (1821-1877) – поэт, публицист, издатель, литературный критик .

Павлов Алексей Иванович .

Полунин Алексей Иванович (1820-1888) – врач-физиолог, учился на медицинском факультете ИМУ (1837-1842), адъюнкт в госпитальной терапевтической клинике ИМУ (1847), экстраординарный профессор (1849), ординарный профессор кафедры патологической анатомии и патологической физиологии (1853), декан медицинского факультета (1879издавал «Московский врачебный журнал» (1851-1859) .

Сабуров Андрей Александрович (1837-1916) – государственный деятель, с 1845 г. попечитель Дерптского учебного округа, с 1867 г. обер-прокурор Святейшего синода, в 1880гг. министр народного просвещения, в 1882-1889 гг. – министр внутренних дел .

Смирнов Н Ф.- студент ИМУ .

Собинов Леонид Витальевич (1872-1934) – певец, лирический тенор и общественный деятель. Солист Большого театра (1897-1933). Выпускник юридического факультета ИМУ (10 лет устраивал концерты в пользу нужд студентов ИМУ, за это время в кассу благотворительного общества при ИМУ, основанного в 1874 г., от платежей с концертов Собинова поступило 45 тыс. рублей) .

Старыкевич И. Ю. – студент ИМУ .

Столетов Александр Григорьевич (1839-1896) – физик, казеннокоштный студент физико-математического факультета ИМУ (1856-1860), по рекомендации Н. А. Любимова и при поддержке декана Г. Е. Щуровского оставлен при кафедре для подготовки к профессорскому званию, командирован за границу, материальную поддержку для учебы за границей оказали преподаватели ИМУ Рачинские. Слушал лекции в Гейдельбергском, Геттингенском, Берлинском университетах, в Сорбонне. На основании знакомства с Татьянин день преподаванием физики в Европе Столетов разработал план перестройки преподавания физики в ИМУ, которое было поставлено слабо. Приват-доцент на кафедре физической географии (1865), магистерская диссертация (1869) докторская диссертация (1872), экстраординарный профессор (1873), ординарный (1879), заслуженный профессор (1891). Его лекции посещали студенты со всех факультетов. Воспитал плеяду молодых ученых-физиков, вел большую общественную работу, возглавлял отдел физики в Политехническом музее .

Тихонравов Николай Саввич (1832-1893) – историк русской литературы, археограф, казеннокоштный студент историко-филологического факультета ИМУ (1850-1853), преподавал в московской гимназии. Адъюнкт на кафедре педагогики (1857), на кафедре русской словесности (1859), степень доктора присвоена без защиты, и избран экстраординарным профессором по кафедре истории русской литературы (1870), ординарным (1871), заслуженным (1882), член корр. С.-Петерб. АН (1890). Ректор ИМУ (1877-1883); председатель Общества любителей российской словесности при Московском университете с 1890 г. Вместе с профессором Ф. И. Буслаевым заложил методологию изучения и традиции преподавания литературоведения в ИМУ .

Успенский Глеб Иванович (1843-1902) – русский писатель, автор цикла очерков «Нравы Растеряевой улицы» (1866), «Власть земли» (1883) и др. Творчество проникнуто революционно-народническими идеями .

Федотова Гликерия Николаевна (1846-1925), ведущая актриса Малого театра (1863-1905), педагог .

Хохлов Павел Акинфиевич (1854-1919), певец (баритон). Пел в Большом театре (1879-1900). Исполнял партии Онегина («Евгений Онегин» П. И. Чайковского) и Демона («Демон» А. Г. Рубинштейна) .

Цингер Василий Яковлевич (1836-1907) – математик, казеннокоштный студент физико-математического факультета (1853-1857). Оставлен в ИМУ для подготовки к профессорской деятельности. Стажировался в лучших европейских университетах. Магистерская степень (1862), доцент (1863), экстраординарный (1868), ординарный (1870), заслуженный Учителя и ученики (1888). Круг интересов широк: занимался чистой и прикладной математикой, вел исследования по геометрии, механике и гидродинамике, Работы отличались блестящим геометрическим изложением сложных вопросов. Создатель научной школы геометров, ботаник-любитель. Со студенческих лет печатался в газетах и журналах. В 1898 г. вышел в отставку .

Чупров Александр Иванович (1842-1908) – экономист, статистик, воспитанник Московского и Петербургского университетов, юридический факультет ИМУ (1862), степень кандидата (1866), оставлен для подготовки к профессорскому званию по политической экономии, профессор (1871), один из самых популярных профессоров Московского университета. Его «Курс истории политической экономии», составленный на основе публичных лекций, прочитанных в середине 80-х годов, выдержал несколько изданий .

Сотрудничал с газетой «Русские ведомости» и другими изданиями .

Чернышевский Николай Гаврилович (1828-1869) – революционер-демократ, ученый, писатель, литературный критик .

Янжул Иван Иванович (1846-1914) – экономист, статистик, публицист. Воспитанник ИМУ, учился на юридическом факультете (1864-1869). В период учебы бедствовал, подолгу не бывал в Москве, занимался репетиторством в богатых семьях. Был оставлен по окончании университета для подготовки к профессорскому званию. Профессор юридического факультета Московского университета; сотрудник журнала «Отечественные записки», «Северный вестник», «Русское экономическое обозрение», газет «Русские ведомости», «Голос», «Биржевые ведомости» и др .

Именной указатель подготовлен Т. В. Гордиенко (к. ф. н., доц., чл. Союза журналистов Москвы).

При составлении именного указателя использованы материалы энциклопедического словаря: «Императорский Московский университет: 1755-1917:

Энциклопедический словарь / Сост. А. Ю. Андреев, Д. А. Цыганков. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. - 894 с.: илл. (2010) .

Татьянин день

Копия свидетельства о рождении и крещении. ГБУ ЦГА Москвы, ЦХАД до 1917 г., ф. 418, оп. 291, д. 62, л. 6 .

Бабореко А. К. Бунин: Жизнеописание. – М.: Молодая гвардия, 2004. – С. 8 .

Аттестат зрелости (копия). ГБУ ЦГА Москвы, ф. 418, оп. 291, д. 62, л. 2 об .

ГБУ «ЦГА Москвы», ф. 418, оп. 515, д. 11, л.8 .

Отчет о состоянии и действиях ИМУ за 1881 г. М., 1882. – С. 104 .

С. А. Муромцев был обвинен в потворстве студенческим волнениям, возникшим в ИМУ после убийства Александра II; позже, в 1884 г. уволен распоряжением министра с профессорской должности «ввиду политической неблагонадежности» .

П. Н. Милюков. Воспоминания. Студенческие годы (1877-1882) / Московский университет в судьбе русских писателей и журналистов .

Воспоминания. Дневники. Письма. Статьи. Речи. – М.: Издательство «ВК», 2005. – С. 359 .

Там же. Георгий Чулков. Годы странствий. Из книги воспоминаний. – С. 495 .

Е. В. Игнатова. Московские народники конца 70-х годов // Группа «Освобождение труда». Из архивов Г. В. Плеханова, В. И. Засулич и Л. Г. Дейча. Сб. 5. Госиздат. – М.-Л., 1926. – С. 46 .

Ю. А. Бунин. Из жизни провинции в 90-х годах», НИ ОР РГБ, ф. 612, к. 1, ед. хр. 1, л. 25 об .

Там же .

Там же, л. 26 .

ГБУ «ЦГА Москвы». ЦХД до 1917 г., ф. 418, оп. 50, ед. хр. 247, л. 16 .

Там же, л. 76 .

Там же, л. 87 .

НИ ОР РГБ, ф.612, к. 1. ед. хр. 1. л. 26 об .

ГБУ «ЦГА Москвы» ЦХД до 1917 г., ф. 418, оп. 291, д. 62, л. 11 .

Список студентов и посторонних слушателей лекций на 1881академич. год. по физико-математическому факультету по отделению математический наук. Четвертый курс. Изд. В университетской типографии ИХУ, с. 17 .

Б. К. Зайцев. Юлий Бунин // Зайцев Б. К. Собр. соч. – М.:

Русская книга, 1999. Т. 6. С. – 51 .

–  –  –

К 85-летию профессора Ясена Николаевича Засурского «РАД ВАС СЛЫШАТЬ…»

...так всегда начинается телефонный разговор с Я. Н. Засурским. И он действительно рад слышать и слушает, и слышит… Всегда слышит то, о чем хочет сказать человек .

«Что для Вас самое главное в жизни?» – недавно спросили у Ясена Николаевича студенты. «Сама по себе жизнь», – ответил Засурский. И эта «сама по себе жизнь» для него – не только ощущение радости бытия, широта души, осознание собственной миссии. Это целый мир, в полном смысле слова глобальный и неповторимый. Листаешь страницы этой жизни и каждый раз открываешь для себя что-то новое…

–  –  –

Полвека тому, когда мальчишкой-первокурсником я впервые попал в рабочий кабинет Декана. Испытал тогда почти мистический ужас от увиденного мною гигантского книжного развала и неисчислимых стопок разноязыкой периодики, которые, казалось, вот-вот вытеснят хозяина в микроскопический «предбанник», а то, глядишь, и в подслеповатый коридорчик старого здания на Моховой .

Об удивительной памяти Ясена Николаевича на имена и лица и его способности стремительно поглощать увиденный текст ходили легенды. Пройдет десять лет, и «Бог-изобретатель» подарит мне возможность и радость многократно наблюдать справедливость и реальность этих легенд во время совместной работы с нашим Деканом на неожиданном для меня поприще – в Московской организации Всесоюзного общества книголюбов .

На финише советской эпохи слово Книголюб не воспринималось калькой Библиофила или Книгочея .

В многомиллионном ВОКе настоящих ценителей и читателей, конечно, было меньше, чем тех, кто просто считал книгу лучшим подарком или, в условиях тотального дефицита, выгодным помещением остатков заработка .

Но стоит ли иронизировать по этому поводу?!

Особенно в новом веке, когда по разным причинам в большинстве новых просторных квартир и коттеджей книга – редкий гость .

В 1976 году столичные власти никак не могли подобрать замену ушедшему не по своей воле Председателю правления московского отделения ВОК знаменитому собирателю инкунабул академику А. Маркушевичу .

Не помню, точнее, – не знал и тогда, кто предложил кандидатуру Ясена Николаевича и вел с ним предварительные переговоры. Зато навсегда запомнил доброжелательную улыбку Декана при неожиданной нашей встрече после большого перерыва и в новой роли .

*** Учителя и ученики Конечно, «движение книголюбов» было чаще всего формальным и показным, как и многое в нашей общественной жизни минувшей эпохи. Но тогда, впрочем и сейчас тоже, высокий смысл или бессмысленность потраченного времени и сил зависели и зависят от увлеченности, знаний и, не побоюсь высокого слова, ТАЛАНТА генератора идей .

В столичной организации ВОК состояло множество (так было принято) несомненно заслуженных, но ярко выраженных «свадебных генералов». Подвигнуть хотя бы некоторых из них на прямой контакт с читателями, настоящими и будущими, мог только человек с равновеликим авторитетом .

Имя Ясена Засурского служило хорошим паролем .

На него откликались и литературные мэтры, и замечательные деятели театра и кино, и создатели только-только входившей в моду мемуарной прозы .

Константин Симонов и Алексей Герман выступали у нас на книголюбском вечере в переполненном зале Института стали и сплавов, Григорий Бакланов и Вячеслав Кондратьев держали внимание огромного Дворца спорта «Крылья Советов». Андрея Вознесенского и Беллу Ахмадулину, Булата Окуджаву, Фазиля Искандера не отпускали их читатели и почитатели в клубном подвальчике на Кадашах. Там же прокатывал свой успешный поэтический проект Вениамин Смехов, выступали Михаил Казаков, Юрий Никулин, Сергей Образцов… Это было недавно, это было давно… А в печальный мартовский день 1995 года, когда Москва хоронила Владислава Листьева, одного из его студентов, Ясен Николаевич был у меня на Шаболовке в эфире программы «Семейный канал». Мы говорили о том, что дом без книги растит человека без понимания границы добра и зла. И такой человек может легко свести какие-то счеты и с соседом по лестничной клетке, и с кумиром миллионов .

Аркадий Бедеров, сценарист и продюсер

–  –  –

Опыт этюда в ностальгических тонах на фоне всем известного портрета Сентябрь 1964-го... Первые лекции… Первые семинары… Первые «серьезные знакомства» на знаменитом факультетском «психодроме», уже совсем не заряженном особенной той нервной взвинченностью, что бытовала здесь еще совсем недавно!.. Короче, полная картина счастья с простым названьем: «Поступили!!.», конечно же, «написаная маслом» и вовсе не стремящаяся к заключению в пространствах н и к а к о й ( ! ), даже весьма затейливо сработаной и позлащенной, рамы!. .

Ну, и кого из нас, на фоне этой сказочной сентябрьской феерии, могло бы удивить пришедшее из недр Учебной части, известие о том, что аккурат в ближайшую субботу и.о. декана (так именовался о ту пору Ясен Николаевич Засурский) намерен пригласить на «дружескую встречу» весь наш курс, весь наш «без году неделя, как…» едва сложившийся «поток»!.. «Хочет познакомиться!» – решили мы… Однако некую сумятицу внесло не столько м е с т о встречи (которое, как оказалось, «изменить нельзя»), но, много более, совсем безвариантный «стиль одежды» – все девочки должны были иметь с собой купальники, для всех же прочих фигурантов «раута» необходимы были плавки(!!)… Мне кажется, что тот, кто еще может вспомнить, какие дивные «погоды» выпали Москве тем сентябрем, без всяческих сомнений даст немедленный и «верный», разумеется, ответ – мол, ждал вас всех, конечно, зафрахтованный (в счет деканата) этакий уютный пароходик, неспешное передвиженье вниз (а может быть, и вверх!) по матушке Москве-реке, приятные (и не без обоюдной пользы) беседы, приправленные мерным плеском набегающей волны… Ну, а венцом всему, конечно, легкий пикничок, что будет где-то т а м, на бережке, вдали от суеты и шума городского… Вот приблизительно такой Учителя и ученики (конечно же, не без надежды тайной) и рисовалась нам вся перспектива “дружеской” субботы, тем более, что «место встречи» было просто даже очень подходящим – Ленинские Горы, площадка у входа в университетский спортивный комплекс… И что тут говорить – действительность, конечно, превзошла все наши ожиданья!..

По наступлении «часа икс», нас проводили в здание университетского бассейна, ну, а затем (не торопясь и «вольным шагом»), как говорится:

«Мальчики – налево, девочки – направо!..», короче – в раздевалки. И всей этой неспешной церемонией руководил подтянутый (хоть и в годах уже) неведомый пока нам человек, произнося фамилию которого (и это важно было помнить!) «ударным» следовало делать только первый слог. Хотя потом уж мы и слышали частушки, типа «Ну, и Хорош-то хорОш!..», но ведь частушки-то всегда писались на Руси с любовью, а не с чем-то там еще! Вот и Наума Моисеевича Хороша на факультете, хоть и побаивались (двойка по физ-ре могла попортить вам не только разные каникулы, но и…), и все-таки любили… (Однако, кажется, я слишком удаляюсь от первоначального сюжета и, кстати, где же все-таки наш Ясен Николаевич?!..) В общем, пока там суть да дело, переоделись мы в свои купальнички и плавки, построились, без всякой там команды, по периметру бассейна (ребята с одной стороны, девочки – с другой) и стали (исподволь так) друг на друга поглядывать… (Ох, и сколько же потом толков да пересудов по общежитиям ходило: «Это же в нашей группе девочки с самыми хорошими фигурами! Нет – в нашей!..»

и т. д.). А тогда это немое «переглядывание» вдруг разом, словно по какой-то никому неведомой команде, оборвалось буквально вмиг!.. О-о-ох!!.. Это подошла к бассейну, как всегда немного припозднившаяся, наша однокурсница Ася. (А вот фамилию я называть не буду… ну, просто потому что, потому!..) Она хоть и не так уж часто появлялась даже и на семинарах, но все-таки никак бы не могла остаться незамеченной, так как была и миловидна, и обладала легким и веселым нравом и… очень уж заметною Татьянин день фигурой (особо корпулентным было то, что называлось «бедра» – у Аси это занимало как-то, ну, едва ли меньше метров двух в обхвате!..). Была она племянницей весьма (и очень даже) важной «шишки», что вовсе и не делало ее ни выскочкой, ни воображалой! И это наше дружное «о-ох!» не столько относилось к Асе, сколько к ее просто ослепительному желтому купальнику, состроенному явно по индивидуальному заказу и замечательно подогнанному по “заметной” Асиной фигуре, со вставочками и подтяжечками невероятнейшей полезности и красоты .

В общем, «ах!», да и только… Однако нет!.. Главные-то чудеса, вызванные этим нежданным Асиным явленьем, были еще впереди… Видимо, решив, что раз уж опоздала, то нечего и время зря тянуть(!), она немножечко разбежалась, как сумела, и этакою «бомбочкою» очевидной в воду – ух!!. Мы все так и отпрянули от края, в испуге быть накрытыми (а может быть, и смытыми) «набежавшею волной»!.. И тут откуда-то с противоположного торца бассейна, раздались аплодисменты и… «А вы-то что стоите?!. Ну-ка, в воду!...»

(Здесь по сюжету следует «немая сцена», в конце которой все внезапно понимают, кто этот молодой, веселый, да еще и в плавках…) …А правду все же говорят в народе, что на любого, даже очень Главного, Начальника всегда найдется кто-то п о г л а в н е й ! Нашелся тут же и у нас. И кто? Да Хорош же! Ну, просто как из-под земли (или воды?!)… И тут же начал раздавать команды: «Вы, Ясен Николаич, поплывете первым… Нет-нет… Совсем один! Пожалуйста, на среднюю дорожку…» (И он поплыл. Легко, красиво, стильно…). Потом добрался Хорош и до нас… И мы поплыли тоже, кто как мог… Однако вот вопрос – почему для самой п е р в о й встречи нас именно т у д а пригласил наш будущий Декан и почему, как самый ревностный родитель, он провожал, то взглядом, а то и меряя шагами бортик, буквально каждый, к а ж д ы й д о е д и н о г о заплыв?!. .

Ирина Бедерова, радиожурналист

–  –  –

На вопрос студентов – «Какую из факультетских традиций следует хранить особенно бережно?», – Ясен Николаевич ответил: «Уважение студентов к преподавателям и преподавателей к студентам» .

–  –  –

Факультет журналистики МГУ в связи с перестройкой высшей школы предусматривает квалификацию трех уровней .

По специальности № 2027 «Журналистика»:

–  –  –

С Х съезда Российского Союза ректоров России

В. В. Путин:

Наша высшая школа должна быть сильной, давать по-настоящему современное, достойное образование .

Понятно, что освоить знания такого высокого уровня, такого качества может далеко не каждый человек .

И когда некоторые вузы зачисляют абитуриентов с очевидно неудовлетворительными знаниями, это не просто вызывает много вопросов. Подобная гонка за абитуриентами, а значит, и за финансированием, надо прямо сказать, подчас девальвирует высшее учебное заведение, размывает ценность, престиж, авторитет самого вуза. Какого качества специалистов мы получим на выходе? Понятно, что рассчитывать на хороший результат не приходится. В вузы должны поступать те, кто способны учиться там. Это относится и к приёму на бюджетные места, и к тем, кто поступает в вуз на платной основе .

Наверное, в ходе дискуссий, так или иначе, приводили эту информацию, но для справки могу напомнить. По итогам проведения ЕГЭ в 2014 г. Москва занимает первое место среди регионов по числу лиц, набравших по математике от 80 до 100 баллов. При этом здесь зафиксированы случаи зачисления на такие специальности, как «Авиационная и ракетно-космическая техника», «Аэронавигация», «Информационная безопасность», «Машиностроение», «Электро- и теплоэнергетика», абитуриентов, имеющих всего 24 балла по математике – по самому профильному, основному, предмету, по сути дела. Есть и другие примеры, которые подтверждают тезис, который я только что сформулировал .

Учителя и ученики

В. А. Садовничий:

Для объективной оценки университетов, в том числе и в целях повышения конкурентоспособности, необходимы рейтинги, но они должны строиться на критериях, определяющих качество образования, и адекватно отражать жизнь наших университетов .

Такие рейтинги должны быть признаны в мировом сообществе и дополнять другие, тогда будет с чем сравнивать наши достижения и выбирать оптимальные решения, а не ориентироваться на заданные нам правила игры и бичевать себя .

Развивая международное сотрудничество, университеты могут стать той «мягкой силой», которая содействует укреплению имиджа России как страны, не требующей исключительного места в мире, но занимающей позицию, которую мы бы хотели, чтобы уважали. Мы должны трудиться на её благо .

Российский союз ректоров готов взять на себя ответственность за дальнейшее развитие высшей школы .

–  –  –

Любовь Шнейберг Мои учителя Поступая на факультет, знать не знала, ведать не ведала, что получу не только образование, но и специальность – стану преподавателем русского языка. А получилось так благодаря тем, кто нас учил, не всем, конечно, но некоторым точно. Самыми яркими (для меня) были преподаватели-русисты и литераторы .

Прежде всего Лев Власович Рахманин. Он совершенно «выламывался» из моего представления о преподавателе МГУ, наверное, потому, что, во-первых, держался просто;

во-вторых, был естественным во всем; в-третьих, очень демократичным .

Л. В. Рахманин, Т. В. Шанская, В. И. Кононова Татьянин день

Он не считал непедагогичным рассказать на занятиях свежий анекдот (благо в те времена их было гораздо больше, чем сейчас) или байку из кафедральной жизни. Вот одна из них. Как-то раз заведующий кафедрой Д. Э. Розенталь попросил нескольких преподавателей, в том числе Л.В., написать сочетание «на-кася-выкуси». Остепененные преподаватели застыли: как писать – не знают. «Единственным умным среди нас, – говорил Лев Власович, – оказался Александр Васильевич Калинин, отказавшийся писать». Рахманин рассказывал, смеясь, и видно было, что он совсем не озабочен тем, что подумаем мы о своем «преподе», оказавшемся не самым умным в этой ситуации .

От его занятий осталось ощущение полного экспромта, и не верилось, что он к ним готовился (уже позже узнала, что он учился у самого А. А. Реформатского). Лев Власович находил (или придумывал) умные диктанты, которые я сохранила и которыми пользуюсь до сих пор .

Не просто яркое, а удивительное, точнее, удивляющее воспоминание оставил Дитмар Эльяшевич Розенталь. Ну, представьте: человек, для которого русский язык не был родным (да, да, именно так! Он говорил с легким-легким акцентом), стал известнейшим лингвистическим экспертом во всем, что связано с русским языком. Это же феноменально!

Польский еврей (Д. Э. Розенталь родился в Лодзи в 1900 г.), он учился в школе, где преподавали на польском, дома говорили, наверное, на идише и на немецком (отец много лет работал в Германии). Только с началом Первой мировой войны семья перебралась в Москву, и Розенталь стал учиться в русской школе .

Небольшого роста, худощавый, подчеркнуто интеллигентный, он и виду не подавал, что тот самый Розенталь .

Когда на Дне открытых дверей Дитмара Эльяшевича представляли абитуре и раздавался гром аплодисментов, он протестующим жестом выбрасывал вперед маленькую руку и говорил: «Я не прима-балерина, чтобы мне аплодировать!» .

Собственными ушами слышала, как на заседании кафедры он тихо и серьезно сказал, что не может утверждать, что в совершенстве знает русский язык; его учебниками пользуются до сих пор и школьники, и студенты .

Учителя и ученики Росляков Игорь Иванович (Иеромонах Василий) 1960 – 1993 Выпускник факультета журналистики Московского университета 1985 года. Мастер спорта Международного класса, капитан сборной МГУ и член сборной СССР по ватерполо, поэт, один из трех монахов убитых в Оптиной Пустыни в пасхальное утро 1993 года, иеромонах Русской Православной Церкви .

Илья Стечкин Вред и польза от учителей и учеников

Быть учеником Артемия Троицкого – развлечение не для слабонервных. Мифотворчество было и остается признаком хорошего тона в некоммерческой реальности музыкальной журналистики. Особенно интересным это замечание становится в рамках концепции виртуальной реальности. Так, мифотворчество – характерная черта интернет-журналистики – возможно, в силу особенностей среды, возможно, как наследство упомянутой выше самиздатовской традиции .

О современной популярной музыке хорошо пишут люди, которые значительно старше «целевой аудитории»

этой музыки... Возникает вопрос: для кого они пишут?

Почему же о современной музыке не пишут те, для кого она делается? Я боюсь отвечать на этот вопрос, потому что первая мысль, которая приходит в голову: «Потому, что разучились писать». Но ведь это не так! Каждый год только журфак МГУ выпускает несколько сотен журналистов различных специальностей! И. А. Гаспарян уверяет нас в том, Татьянин день что музыка – это чуть ли не единственная тема, которая интересует молодых журналистов. И даже без спецподготовки можно высказать свое мнение – ведь есть Интернет!

Здесь необходимо пояснить, что я не считаю журналистикой восторженные вопли типа «ТАТУ – forever!», которыми битком набиты музыкальные форумы. И даже во всемирной паутине найти хорошую рецензию – большая проблема .

Оказывается, музыкальный журналист не обязательно меломан. Он может таковым стать в результате своей творческой деятельности. Но все-таки, если он/она рассчитывает на профессиональный успех и признание, то предмет своих изысканий надо знать. И желательно любить. Создается впечатление, что на заработок журналиста живет только Семеляк... Остальные зарабатывают на хлеб с маслом и икоркой по-разному. Тенденция налицо: музыкальная журналистика на сегодняшний день скорее форма проведения досуга, нежели прибыльная профессия .

А сообщества музыкальных журналистов нет, не было и не будет. Не будет? Посмотрим... Я надеюсь, что на базе MediaShow.Ru нам удастся создать комьюнити, объединяющее журналистов-критиков, музыкантов, звукозаписывающие компании и музыкальные радиостанции. Раз уж все молодые журналисты рвутся писать о музыке – наш проект обречен на успех .

Чтобы упростить жизнь всем, кто так или иначе связан с музыкальной журналистикой, мы (факультет журналистики МГУ, компания Atlex.ru и я – примкнувший rambler) создали информационно-аналитический ресурс mediashow.ru, на котором размещаются материалы лекций Артемия Троицкого, рецензии слушателей мастер-класса «Музыкальная журналистика», функционирует рассылка новостей, форум, готовится MP3 банк любопытных новинок .

Мы надеемся, что на базе этого ресурса удастся создать корпорацию музыкальных журналистов, которой, как выяснилось, очень не хватает. Заодно попытаемся регулярно снабжать пишуще-слушающую и играющую братию свежим уходробительным материалом. Это ведь и произвоУчителя и ученики дителям такого материала, музыкантам разной степени известности может быть полезно... Кстати, Артемий уже обещал отвечать на интересные вопросы форума. Это, конечно, не экономно с его стороны, ибо время – деньги, но.. .

Не будем считать чужую наличность. Нам приятно внимание мэтра. Его примеру уже последовал Максим Семеляк, подтвердивший свое согласие на участие в интерактивных проектах mediashow.ru (Меди@льманах, 2004, № 1)

–  –  –

И так же он относился к кафедре, к факультету – как к семье, требовательно и заботливо. Ворчал, воспитывал, хвалил или распекал, желал здоровья и счастья – от души, искренне. Эта теплота, человечность особенно вспоминается сейчас .

В какой-то степени о Рафаиле Павловиче расскажут его воспоминания, которые готовит к публикации его дочь. Он вспоминает первые годы после университета, работу в газетах в Киргизии, учебу в аспирантуре. Читаешь и думаешь, откуда он знал секрет, как достойно и мудро прожить свою жизнь – ради любимой семьи, ради любимой работы и всех людей, с которыми его сталкивала судьба .

О. Д. Минаева Танин светильник Она подарила мне его на 8 марта – маленький оранжевый светильник в виде божьей коровки. И вот уже лет пять эта божья коровка загорается каждый вечер на стене нашего коридора яркой апельсиновой точкой. Иногда Саша, мой внук, вынимает её из розетки, чтобы подзарядить свою электробритву.

И тогда обязательно звучит чей-то вопрос:

«А где божья коровка?

Ты куда её положил?» .

Только я обычно спрашиваю по-другому: «Где Танин светильник?» .

Для самой Тани светильником по жизни были книги. Она относилась к тем людям, которых называют книгочеями. Когда книжный магазин «Библиог-Глобус»

объявлял День книгочея, Татьянин день она, конечно же, устремлялась туда. Из больницы Таню выписали как раз накануне очередного такого дня. Врач сказал Марине, её двоюродной сестре: «Поторопитесь, если нужно сделать какие-то дела – наследственные или ещё что-то такое». У меня сердце сжалось, когда я узнала об этом. Сквозь слёзы стала писать эсэмэску: «В «Глобусе» День книгочея .

Тебе что-нибудь нужно прикупить?» Ответ пришёл почти сразу: «Да, Улицкую – ”Священный мусор”». Улицкую так Улицкую – и я позвонила Марине сказать, что утром книгу привезём. Она ответила: «Спасибо, нам только что привезли, я уже начала ей читать...» .

А на следующий день Татьяны Григорьевны Волковой не стало .

Последний спор На взгляд многих коллег, у нас с Женей была странная дружба. Мы постоянно спорили. На заседаниях кафедры, на защите дипломов, на балюстраде напротив кафедральной двери. И почти каждый спор для меня оборачивался «точкой роста» – куда-то двигал, к чему-то подталкивал. Я скучала, если мы долго не виделись. Последний раз мы спорили в нашу последнюю встречу – июньским солнечным днём, когда защищалась моя аспирантка. Предшествовало спору его выступление на Диссертационном Совете .

«Слово предоставляется профессору Пронину», – объявил Ученый секретарь Совета, и Евгений Иванович прошёл к трибуне. Потупил, как обычно, глаза, потрогал рукой седую свою бородку и неторопливо начал: «Полагаю, автор диссертации права, подчёркивая значение непосредственного наблюдения действительности для профессионального журналиста. Но хотелось бы заметить, что в век цифровых технологий и мобильных гаджетов даже братья наши меньшие начинают использовать и опосредованные контакты с действительностью. Моя собака Терри...». Далее последовал весьма занимательный рассказ про то, как во время сеанса связи по скайпу с Рязанью Терри отреагировала на появление на мониторе кошки, на что та не замедлила Страницы памяти ответить. Аудитория рассмеялась .

«Спасибо тебе, Евгений Иванович, за то, что развеселил членов Совета. Всё-таки трудно вести диссертанту защиту в ситуации напряжённости!» – сказала я ему, когда мы столкнулись в дверях, выходя из 103-ей аудитории после того, как были оглашены результаты голосования. «Ты думаешь, я выступал для этого? – удивлённо ответил он. – Терри и кошка из Рязани общались по скайпу! Тебе что, этот факт о свойствах психики ничего не говорит?!» .

Ну и началось.. .

По дороге домой я думала: «Надо завести дневник наблюдений за нашей собакой. И Реснянскую уговорить, чтобы понаблюдала за своим котом». С тех пор мы регулярно обмениваемся с Людмилой Леонидовной Реснянской результатами наблюдений и очень жалеем, что не можем рассказать о них Евгению Ивановичу. Похоже, что в нашем последнем споре он был, как и в большинстве случаев, прав .

Всё-таки это удивительная способность исследователя – видеть скрытые связи объектов реальности. Для Жени эта способность была ключевой: она определяла парадоксальность его мышления, парадоксальность его видения мира .

–  –  –

К 70-летию окончания Великой Отечественной войны Профессора, преподаватели, сотрудники факультета журналистики Московского университета имени М. В. Ломоносова – ветераны Великой Отечественной войны Беглов Спартак Иванович, профессор Майор, 118-й отдельный лыжный батальон (Первый гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова), 429-й стрелковый полк 52-й стрелковой дивизии (от младшего адъютанта до командира батальона) .

Имеет боевые награды .

Большаков Борис Алексеевич, учебный мастер Старший лейтенант .

Бочаров Анатолий Георгиевич, профессор Капитан, дивизионная разведка, переводчик .

Имеет боевые награды .

Бунтышева Нина Алексеевна, старший лаборант кафедры Вольнонаемная .

Вакуров Владимир Николаевич, доцент Старший лейтенант. Северный военно-морской флот, военный фельдшер .

Васильева Зинаида Афанасьева, уборщица Рядовой .

–  –  –

Громакова Лидия Карловна, инспектор по аспирантуре Старший сержант. Передвижной госпиталь (направление Сталинград – Воронеж – Курск) .

Гуревич Семен Моисеевич, профессор Старший лейтенант, 3-я ударная армия Белорусского фронта. Военный переводчик в разведотделе Белорусского штаба партизанского движения .

Есин Борис Иванович, профессор Ст. сержант. Рядовой 73-го ОМСБ при коменданте г. Москвы, курсант Московского пехотного училища, затем танкового, командир взвода в учебном танковом полку .

Западов Александр Васильевич, профессор Майор, Западный, Калининский, Ленинградский, 1-й Дальневосточный фронты. Командир артиллерийской батареи под Москвой, начальник разведки артиллерийского полка, заместитель командира 792-го артиллерийского полка 256-й стрелковой дивизии .

Имеет боевые награды .

Замотаев Алексей Александрович, секретарь учебной газеты «Журналист»

Ответственный секретарь газеты Южного фронта «Во славу Родины» .

Заходяева Людмила Андреевна, уборщица Рядовой .

Игнатов Михаил Васильевич, преподаватель Майор .

Истомин Лев Арсеньевич, доцент Капитан .

–  –  –

Кайдалова, Анна Ивановна, доцент Ефрейтор, Ленинградский фронт, санитарка полевого хирургического госпиталя, 900 дней в осажденном Ленинграде .

Имеет боевые награды .

Каламова Нина Андреевна, доцент Вольнонаемная .

Калинин Александр Васильевич, доцент Старшина медицинской службы .

Киселев Алексей Павлович, профессор Старшина первой статьи. Подводные силы Тихоокеанского военно-морского флота .

Котукова Валентина Дмитриевна, гардеробщица Ефрейтор .

Кузнецов Иван Васильевич, профессор Старший сержант батальона автоматчиков 124-й отдельной Краснознаменной стрелковой бригады. В составе 39-й армии брал Кенигсберг, сражался в Маньчжурии .

Завершил службу в Порт-Артуре .

Имеет боевые награды .

Мишурис Александр Львович, профессор Полковник, Балтийский флот, оборона Ленинграда .

Имеет боевые награды .

Панкина Ольга Георгиевна, доцент Служила в генштабе. С лета 1945 переводчик с японского в разведроте, затем в штабе отдела дивизии, позже в штабе корпуса 5-й армии .

Имеет боевые награды .

–  –  –

Портянкин Иван Акимович, профессор Офицер Вооруженных Сил. Карельский фронт, начальник отдела информации, заместитель редактора газеты «В бой за Родину». Редактор газеты 7-й воздушной армии «Боевая вахта» .

Почтенная Тамара Георгиевна, доцент Служила в 19-й, 48-й, 49-й армиях. Войну закончила в Восточной Пруссии .

Имеет боевые награды .

Пронин Павел Иванович, доцент До 1944 г. ответственный секретарь центральной военно-морской газеты «Красный флот», откуда переведен в секретариат «Известий» .

Разин Владимир Федорович, учебный мастер Рядовой .

Розенталь Дитмар Эльяшевич, профессор Военный переводчик .

Рожновский Станислав Вацлавович, доцент Лейтенант .

Ружников Владимир Николаевич, профессор Рядовой. Войсковая часть 164 ЦАРБ ВВС КА (не входила в состав действующей армии, но занималась ремонтом военно-транспортной авиации) .

Санцевич Михаил Иванович, телеоператор телестудии Капитан .

Стыкалин Сергей Ильич, доцент Капитан, 2-й батальон Рязанского добровольческого рабочего полка. В составе действующей армии шел с боями от Сталинграда до Берлина, участвовал в прорыве обороны противника на западном берегу Вислы, освобождении Татьянин день Варшавы, овладении городами немецкой Померании .

Имеет боевые награды .

Фролов Геннадий Николаевич, доцент Подполковник .

Чебушев Иван Владимирович, преподаватель Полковник. Военный корреспондент газеты «За честь Родины». В составе Первого Украинского фронта дошел до Австрии .

Черепахов Матвей Самойлович, доцент Подполковник .

Чернова Татьяна Михайловна, редактор Штабной работник 3-го Прибалтийского авиаполка .

Хранительница Музея славы факультета .

Шиманов Николай Антонович, доцент Подполковник. Минометчик 378-го отдельного минометного дивизиона 13-й стрелковой дивизии 42-й армии Ленинградского фронта. Старший литературный сотрудник армейской газеты «Удар по врагу» той же армии .

Юровский Александр Яковлевич, профессор Старший лейтенант. Закавказский фронт, 8-я бригада ПВО 49-го отдельного зенитно-пулеметного батальона .

Крымский фронт, 12-я отдельная стрелковая бригада .

Артиллерист, командир орудия. Заместитель политрука батальона .

Имеет боевые награды .

–  –  –

Во фронтовой печати работали:

Семен Иосифович Жуков – редактор газеты «За честь Родины» (Первый Украинский фронт) .

Тимофей Иванович Антропов – руководил газетой «Советский воин» (Юго-западный фронт) и «Знамя победы» (23-я армия) .

Анатолий Иванович Лангфанг – работал в газете Первой воздушной армии .

Алексей Александрович Замотаев – работал в газете «Во славу Родины», ответственный секретарь газеты «Южный фронт» .

Пронин Павел Иванович – до 1944 г. ответственный секретарь центральной военно-морской газеты «Красный флот», откуда переведен в секретариат «Известий» .

Чебушев Иван Владимирович – военный корреспондент газеты «За честь Родины» .

Михаил Алексеевич Сиволобов – корреспондент газеты «Правда», направлен газетой к партизанам в тыл врага. Один из первых журналистов, награжденных орденом Красного Знамени .

Портянкин Иван Акимович – Карельский фронт, начальник отдела информации, заместитель редактора газеты «В бой за Родину» .

Редактор газеты 7-й воздушной армии «Боевая вахта» .

–  –  –

ЗАПАДОВ Александр Васильевич (1907, Кронштадт – 1997, Москва) – профессор, заведовал кафедрой истории русской литературы и журналистики (1954 – 1961), кафедрой редакционно-издательского дела и информатики (1962-1984), профессор-консультант кафедры литературно-художественной критики и публицистики (1984-1997) .

1931 г. – окончил историко-лингвистический факультет Ленинградского ГУ .

С 1954 г. работал на факультете журналистики МГУ им .

М. В. Ломоносова .

1940 г. – кандидат филологических наук .

1959 г. – доктор филологических наук .

1961 г. – профессор .

Более 70 научных работ, в их числе монографии:

Державин, 1958;

Отец русской поэзии. О творчестве Ломоносова, 1961;

В Русская журналистика XVIII в., 19б4;

В глубине строки. О мастерстве писателя, 1972;

Опасный дневник: историческая повесть, 1974 .

Член Ученых советов МГУ (1964–1987), факультета журналистики (1960 – 1993), Государственной библиотеки СССР им .

В. И. Ленина (1971 – 1984) – Член Союза писателей, Лауреат премии им. М. В. Ломоносова II степени за монографию «Мысль и слово» (1971) .

Заслуженный деятель науки РСФСР .

Заслуженный профессор Московского университета .

Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды (дважды), медалями «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За оборону Заполярья» и др .

Страницы памяти

Профессора Западова на факультете звали «Наша легенда». Когда он, в модном костюме, подтянутый, радостно оживленный, входил в аудиторию, студенты начинали ликовать. «В остроумных репликах профессора, в его легкой игре словами – жизнеутверждение, бодрость, критический ум, быстрота реакции. Устоять перед его обаянием просто невозможно. Да мы никогда и не пытались, не желали “сопротивляться” и были счастливы, когда чувствовали себя в плену его шуток, его мудрой насмешливости, – писали о своем наставнике его ученики. – Редко встречается столь остроумный собеседник, наделенный особым даром красноречия и умением захватить и увлечь слушателей, оживить свое выступление легкой иронией, дружелюбной шуткой – будь то в повседневных встречах или с университетской трибуны» .

Те, кто учился у него, общался с ним, считали себя его «вечными студентами». Крупнейший ученый – исследователь литературы и журналистики XVIII века, великолепный редактор, знаток книжного дела, автор прекрасных стихотворений – Александр Васильевич Западов всегда стремился к постижению нового и щедро делился своими глубочайшими, даже энциклопедическими, знаниями с коллегами и студентами .

Об одном Александр Васильевич говорил мало и неохотно – о войне. «Он пошутит, он переведет рассказ на другое, в лучшем случае вспомнит что-нибудь смешное, но никогда – героическое. От него не дождешься рассказов, за что получены боевые ордена и медали, какие подвиги совершил он, Татьянин день пройдя с боями от Москвы до Кенигсберга или сражаясь с японскими милитаристами», – вспоминал полковник запаса и его фронтовой товарищ К. А. Демин .

В своей автобиографии Александр Васильевич рассказывает о войне как об одной из многочисленных страничек своей жизни:

«С первых дней войны я в действующей армии. Менялись фронты: Западный, Калининский, Ленинградский, 1-й Дальневосточный. Менялись должности: командир взвода, начальник разведполка, командир дивизиона, замкомандира полка, начальник штаба артиллерии. Шли чины (от младшего лейтенанта до майора), награды (имею пять боевых орденов и все возможные медали), дважды был ранен .

На войне сделал важный вывод: не стреляют – уже хорошо.»

О деталях военной биографии профессора Западова мы узнаем из заметки К. А. Демина, написанной им в 1987 году к 80-летию Александра Васильевича .

«Осенью 1941 г. под Москвой он командует артиллерийским взводом, затем – батареей, отважно и, я бы сказал, умно бьет врага на подступах к столице. В декабре во время контрнаступления наших войск на Западном фронте А. В. Западов уже начальник разведки артиллерийского полка Что стоит за таким стремительным служебным ростом, знают, наверное, только фронтовики. Для таких вакансий нужны были не протекции, а выдержка и отвага, дерзость и полет мысли, короче, нужно было то, что я называю мастерством боевого офицера.. .

Когда в 1942 г. 39-я армия попала в окружение и с боями прорывалась к своим, капитан Западов вывел свою часть образцово – с оружием, организованно и спокойно. А ведь с ним выходили командиры, чье воинское звание было повыше, а должности позначительнее .

Потомственный ленинградец А. В. Западов защищал родной город в тяжелейшие дни ленинградской блокады .

И он же был среди тех, кто эту блокаду прорывал .

В январе 1943 г. войска Ленинградского и Волховского фронтов предприняли попытку разорвать кольцо блокады южнее Ладожского озера. На острие главного удара нахоСтраницы памяти дился 792-й артиллерийский полк 256-й стрелковой дивизии, где заместителем командира полка служил Западов.. .

Кто воевал под Синявинскими высотами, тот знает, что это были за бои. Когда в феврале 1943 г. после ожесточенного и кровопролитного наступления наши войска оттеснили врага на окраину поселка Синявино, фашисты получили приказ любой ценой вернуть утраченные позиции. Они повели огонь такой сокрушительной мощи, что, казалось, вся планета вздыбилась и ходила ходуном. Особенно тщательный и прицельный огонь из тяжелых орудий вели они по наблюдательным и командным пунктам 792-го артполка .

Блиндаж, в котором был А. В. Западов, дрожал от разрывов тяжелых снарядов. Один из них, разворотив бревна наката, разорвался в самом блиндаже. Из девяти находившихся там человек восемь были убиты наповал. Александр Васильевич Западов, раненный, тяжело контуженный, чудом остался жив. Чудом!»

У каждого из фронтовиков свое, личное, отношение к войне. И к памятнику Победы на Поклонной горе тоже. У Александра Васильевича Западова оно было таким: в Фонд строительства памятника он перечислил весь свой гонорар за только что изданную книгу. Кстати, его коллеги узнали об этом... из газеты «Вечерняя Москва» .

–  –  –

Из-за плетня зеленой шапкой Кивает важно кипарис .

Да чайка, вздрагивая зябко, Над морем высоко парит .

*** Словно где-то на Руси Над Донцом иль Прутом В небе облачко висит Легким парашютом .

Как оградно в день такой, Чуть свернув с дороги, Прикорнуть к траве щекой, Помечтать немного .

Всяких дум душа полна, Так легко и чудно, Кажется, лазурь до дна Рассмотреть нетрудно .

*** Возле фанзы на откосе Вишен белые косынки .

Ветерок легко разносит Лепестки их, как снежинки .

И летят они, порхая, И над полем, и над рощей, Рассыпаясь в небе мая Серебристою порошей .

Вот и мне бы на просторе Вместе с ними ввысь взметнуться .

И в лазурь небес, как в море, С головою окунуться .

–  –  –

Но вот замолкла песня. В тишине О берег волны плещутся сурово .

И хочется до боли в сердце мне, Чтоб завели пластинку эту снова .

*** Поднялись над сопками голыми Туманы легко, как дымки .

И снова огнями веселыми Над бухтой зажглись маяки .

И стелется тишь бесконечная Над городом, только порой Машины проносятся встречные, Хребтов нарушая покой .

Смотрю я, и даже не верится:

И здесь, как у нас на Руси, Ковшом зачерпнула Медведица Глухую бездонную синь.. .

*** День и ночь на сопках рыжих Мелкий дождик моросит .

Хоть бы раз надел я лыжи, То ли, друг мой, на Руси!

Заявиться мне еще бы В те края и в то село .

Где пушистые сугробы .

Выше окон намело!

Нет, не зря в краях любых ты Вспоминаешь землю ту, Где стоят под снегом пихты .

Как черемуха в цвету!

Порт-Артур, 1945-1946

–  –  –

Очерк опубликован в журнале «Природа» (№ 1, 2005). В первом выпуске сборника публиковалась статья Н. В. Фроловой «Три века св. Татианы». Очерк А. А. Волкова дополняет статью интересными подробностями и новыми фактами .

День рождения Московского университета – 12 января 1755 г. – пришелся на Татьянин день1. Поэтому домовый университетский храм освящен во имя святой мученицы Татианы .

Университет обрел свою церковь почти одновременно с возведением первого постоянного учебного корпуса .

В 1780-х гг. по проекту гениального зодчего М. Казакова на Моховой началось строительство великолепного здания в стиле классицизма из кирпича и белого камня. К строительству Татьянинского храма, который образовал левый флигель университетского корпуса, был привлечен архитектор А. И. Клауди, он же и полностью его расписывал .

Во время нашествия Наполеона Татьянинский храм сгорел вместе с основными зданиями университета .

Восстановлением главного университетского корпуса руководил знаменитый архитектор Д. И. Жилярди, а помоУниверситетская жизнь. Традиции и обычаи гал ему молодой мастер Е. Д. Тюрин, будущий строитель нового здания Татьянинской церкви .

В 1832 г. Николай I купил для университета усадьбу Пашковых на Моховой. Немедленно начались работы по строительству новых университетских корпусов под руководством архитектора Е. Д. Тюрина. В 1833-1836 гг. он перестроил главный усадебный дом в аудиторный 1 корпус (так называемое «новое здание» университета), левый флигель

– в библиотеку, а театральный (правый) флигель – в университетскую церковь. Помимо внутренних перестроек, Тюрин заменил коринфскую колоннаду на стройную и более строгую дорическую и завершил широким аттиком изящную полуротонду, выходящую на Моховую улицу. Перед архитектором стояла сложная задача – создать единый архитектурный ансамбль, т. е. стилистически объединить свои постройки с главным корпусом Казакова – Жилярди .

Справился он с ней превосходно. 12 (24) сентября 1837 г. митрополит Московский Филарет, позднее причисленный к лику святых, освятил домовую церковь университета в присутствии министра просвещения графа С. С. Уварова .

Интерьер новой церкви отличался таким же великолепием, как и убранство первого храма. Первоначально ее расписывал тот же А. И. Клауди. Невысокий трехъярусный иконостас завершался Распятием над Царскими вратами .

По краям находились скульптурные изображения двух коленопреклоненных ангелов работы мастера И. П. Витали:

справа от Распятия – Ангел Радости, слева – Ангел Скорби .

Над Царскими вратами помещалась надпись «Приступите к Нему и просветитеся»; эти же слова были выбиты на «челе храма» – на фронтоне церкви .

Каждый год 12 января ст. ст. здесь торжественно служили молебен с акафистом святой мученице Татиане – небесной покровительнице Московского университета. После обедни все шли в актовый зал, где проходила официальная церемония, и потом уже начиналась студенческая вольница. Один из выпускников университета, литератор, выступавший под псевдонимом Дон-Аминадо, находясь в эмиграции, в 1928 г. написал стихотворные воспоминания о

Татьянином дне:

Татьянин день

–  –  –

Без домового храма не обходилось ни одно университетское торжество, ни одно событие в университетской жизни, будь то открытие лаборатории или новой учебной аудитории, научные чтения или посещения почетных гостей .

В Татьянин день 1877 г. духовенство университетской церкви освятило первый памятник М. В. Ломоносову работы С. И. Иванова, установленный перед аудиторным корпусом. Во время Великой Отечественной войны постамент памятника был поврежден осколками упавшей неподалеку фашистской фугасной бомбы. Тогда, в 1944 г., его поставили на парадную лестницу клуба МГУ, где он находится и по сей день. На его место установили сначала памятник работы скульптора С. Д. Меркурьева, изображавший молодого Ломоносова, а в 1957 г. – новый памятник (выполненный И. И. Козловским), который и стоит сейчас перед зданием факультета журналистики на Моховой .

В домовой церкви, как и в других православных храмах, проводили богослужения и совершали требы, только ее прихожанами были в основном преподаватели, студенты и служащие Московского университета. В Татьянинской церкви отпевали Н. В. Гоголя, Т. Н. Грановского, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, А. А. Фета .

Здесь венчали студентов и крестили детей преподавателей и служащих .

Университетская жизнь. Традиции и обычаи Так существовал храм святой Татианы до революции .

Одной из первых церквей, ликвидированных по инструкции Наркомпроса, была университетская. В мае 1919 г. П. А. Красиков, руководивший отделом культов при Наркомате юстиции, направил зам. наркома просвещения «красному профессору» М. Н. Покровскому запрос, почему не уничтожены «предметы и изречения, гипнотизирующие несознательные элементы и возмущающие сознательные» .

В ночь с 17 на 18 июля были удалены икона и надпись на фронтоне здания. Разрушение церкви снаружи продолжалось в течение трех ночей. 24 июля 1919 г. церковь разрушали уже изнутри. В алтарь были помещены предметы, признанные «имеющими историко-художественное значение», впоследствии переданные музейному отделу Наркомпроса .

В помещении церкви был устроен читальный зал .

На фронтоне здания сделали новую надпись «Наука – Трудящимся», потом ее сняли. А в 1922 г., в пятую годовщину октябрьской революции, здесь был открыт клуб. Тогдато из церкви увезли иконы вместе со всем имуществом и сломали прекрасную коринфскую колоннаду иконостаса. Внутреннее пространство старинного здания также подверглось перестройке. Более четверти века здесь проводились комсомольские и партийные собрания, выступали Луначарский и Бухарин, а 4 ноября 1927 г. Маяковский прочитал только что законченную поэму «Хорошо!» .

В стенах клуба произошло много важных событий, связанных с университетской жизнью и историей. 27 ноября 1936 г. академик Н. Д. Зелинский, выступая здесь на сессии, посвященной 225-летию со дня рождения Ломоносова, предложил присвоить имя великого русского ученого Московскому университету. Его предложение было принято, и МГУ стал носить имя своего основателя. 17 марта 1948 г. именно здесь прошел митинг, посвященный строительству новых университетских зданий на Ленинских (ныне Воробьевых) горах .

13 декабря 1965 г. в стенах бывшего Татьянинского храма обосновалось Общество охраны памятников истории и культуры, в котором работали А. Ч. Козаржевский и М. Т. Белявский. Здесь же проходили и культурные вечера, Татьянин день на которых бывали Л. В. Собинов, В. И. Качалов. В фойе клуба в 50-х годах репетировал и играл Симфонический оркестр .

Наиболее значимое событие произошло 6 мая 1958 г., когда Александра Александровна Яблочкина торжественно разрезала ленту и открыла Студенческий театр. Первым руководителем Студенческого театра был молодой Ролан Быков. Спектакль по пьесе чешского писателя П. Когоута «Такая любовь», поставленный в те годы, стал событием в московской культурной жизни. В главной роли дебютировала студентка факультета журналистики Ия Савина. Здесь началась театральная карьера Аллы Демидовой. В 1960-1968 гг .

руководителем Студенческого театра стал впоследствии знаменитый кинорежиссер Сергей Юткевич .

Тогда, в хрущевскую «оттепель», этот театр действительно был отдушиной для творческой молодежи, и он подарил русской культуре немало выдающихся имен. Его популярность была так велика, что троллейбусная остановка на ул. Герцена называлась «Студенческий театр МГУ». О том, что осквернена церковь, тогда как-то не думали – не принято было, нельзя .

Позднее коммерческая лихорадка, волна пошлости не миновали Студенческий театр. Здесь прошла выставка дорогих породистых собак «Мастиф-93», входной билет на которую стоил сто долларов, что явно не было рассчитано на студентов. И вполне обоснованными представляются возникавшие опасения, что в уникальном историческом здании может незаметно появиться элитный ночной клуб или что-нибудь в таком роде .

К счастью, этого не случилось. Идея возродить домовую церковь МГУ появилась внутри университета – она исходила не «сверху», но от преподавателей и студентов. После многих десятилетий атеистической пропаганды первый молебен с акафистом святой мученице Татиане прошел 25 января 1991 г. в помещении Студенческого театра на ул. Герцена. Его провел Патриарх Алексий II. Вероятно, это послужило дополнительным импульсом к действиям .

20 декабря 1993 г. Ученый совет МГУ принял решение «о восстановлении в прежнем виде архитектурного памятника Университетская жизнь. Традиции и обычаи на ул. Герцена, д. 1, о воссоздании в этом здании православной домовой церкви Московского университета и размещении в других помещениях этого здания музейных экспозиций МГУ». Настоятелем Татьянинской церкви был назначен священник Максим Козлов (до начала своей духовной карьеры окончивший классическое отделение филологического факультета МГУ) .

27 апреля 1994 г. Патриарх Алексий II учредил здесь Патриаршее подворье .

Однако Студенческий театр отказывался покинуть «дом на Моховой». Противостояние продолжалось несколько месяцев .

24 января 1995 г. в домовом университетском храме состоялось первое Всенощное бдение, незабываемое для всех, кто на нем присутствовал. А на следующее утро, 25 января 1995 г., праздничный молебен – в присутствии ректора МГУ В. А. Садовничего – совершил Патриарх Алексий II, который обратился к собравшимся с напутствием: «Роль Московского государственного университета сегодня так же велика, как и в прежние годы. Сегодня закладывается будущее нашего Отечества, и от усилий каждого из нас зависит, какой станет Россия...» .

Обычно многовековые юбилеи в России отмечают, сопоставляя даты по новому стилю. Юбилей Московского университета отмечается в Татьянин день 12 января по старому стилю. В XIX в. – это 24 января, а в XX и XXI вв. – 25 января нового стиля .

–  –  –

Из воспоминаний выпускников Московского университета разных лет А. И. Герцен (1812-1870): «Московский университет вырос в своем значении вместе с Москвою после 1812 г.; разжалованная императором Петром из царских столиц Москва была произведена императором Наполеоном (сколько волею, а вдвое того неволею) в столицы народа русского. Народ догадался по боли, которую чувствовал при вести о ее занятии неприятелем, о своей кровной связи с Москвой. С тех пор началась для нее новая эпоха. В ней университет больше и больше становился средоточием русского образования. Все условия для его развития были соединены – историческое значение, географическое положение и отсутствие царя» .

*** Д. Н. Свербеев (1799-1874): «Лекции начинались зимой при свечах желтых, сальных, вонючих; утренние кончались в 12 часов, возобновлялись тотчас после обеда казенных студентов в 2 ч. и продолжались до 6 ч., и это всякий день, к неописанному нашему удовольствию»… «...на право слушания лекций выдавалась каждому на латинском языке табель, в которой по каждому факультету выставлены были с именами профессоров все предметы университетского учения, ректор отмечал в них, по собственному своему усмотрению, все предметы, слушание которых делалось для снабженного табелью обязательным» .

*** Н. Н. Мурзакевич (1806-1883): «Бывший в это время (1826) «попечителем университета и его учебного округа” генерал-майор А. А. Писарев стал вводить мундирную форму. До сего студенты одевались во что могли; теперь же первыми были обмундированы казеннокоштные студенты .

Прежде парадный мундир имели только кандидаты, магистры, доктора наук, адъюнкты и профессоры, отличаемые Университетская жизнь. Традиции и обычаи меньшим или большим золотым шитьем по малиновому сукну на воротниках и обшлагах мундиров синего цвета; теперь цвет синий заменился темно-зеленым, и на студенческих малиновых воротниках появились по две петлицы из галунов» .

*** Вистенгоф П. Ф. (1815-1878): «Посещать лекции обязательно было не иначе, как в форменных сюртуках. Вне университета, также на балах и в театрах, дозволялось надевать штатское платье. Студенты вообще не любили форменной одежды и, относясь индиферентно к этой формальности, позволяли себе ходить по улицам Москвы в форменном студенческом сюртуке, с высоким цилиндром на голове» .

*** И. А. Гончаров (1812-1891): «Наш университет в Москве был святилищем не для одних нас, учащихся, но и для их семейств и для всего общества. Образование, вынесенное из университета, ценилось выше всякого другого. Москва гордилась своим университетом, любила студентов, как будущих самых полезных, может быть громких, блестящих деятелей общества. Студенты гордились своим знанием и дорожили занятиями, видя общую симпатию и уважение» .

«В назначенный день вечером мы явились на экзамен, происходивший, помнится, в зале конференций .

...Профессор задавал несколько вопросов или задачу, например, из алгебры или геометрии, которую тут же, под носом у него, приходилось решать. Профессор латинского языка молча развертывал книгу, указывая строки, которые надо было перевести, останавливал на какой-нибудь фразе, требуя объяснения. Француз и этого не делал; он просто поговорил по-французски, и, кто отвечал свободно на том же языке, он ставил в своем списке балл и любезным поклоном увольнял экзаменующегося. Немец давал прочитать дветри строки и перевести, и, если студент не затруднялся, он поступал, как француз. Я не успел оглянуться, как уже был отэкзаменован» .

Татьянин день «Мы должны были записывать изустную речь профессора, и этот трудный процесс приносил нам массу добра .

Стенографии не было, ловить каждое слово и записывать нельзя, следовательно, надо было схватывать общий смысл каждого периода и сжато излагать на бумаге. Легко понять, как такая умственная гимнастика должна была изощрять соображение, развивать ум и перо! Нет, слава богу, что у нас не было литографированных лекций!.. Пусть для опыта нынешний студент отложит хоть на время литографированные лекции – и сам приготовит себе ученое блюдо: он увидит в непродолжительное время, как лекции незаметно врежутся в память, и какую свободу почувствует он в письменной речи» .

«...надо аккуратно посещать лекции, чего, говорят, в новое время в точности не соблюдают и что будто бы к этому преподаватели относятся снисходительно или равнодушно .

В мое время этому бы не поверили. Конечно, и у нас бывали отсутствующие или случайные, или ленивые, но процент их так был незначителен, что это отсутствие было незаметно, и аудитории были полны. Да и как студенту не посещать лекций? Что же он делает, спросили бы мы, и почему он студент? Говорят – он дома может заниматься, читать книги в библиотеках, составлять по ним записки и т. д .

Тогда зачем университет, кафедра и профессор? – спросили бы мы» .

*** К. С. Аксаков. (1817-1860): «В мое время полный университетский курс состоял только из трех лет, или трех курсов .

Первый курс назывался приготовительным и был отделен от двух последних» .

*** Гончаров И. А. (1812-1891): «...тогда (1833-1834) курс для всех факультетов, кроме медицинского, был трехлетний .

Для медиков полагалось четыре года» .

Университетская жизнь. Традиции и обычаи «...в филологический факультет надо поступать молодым людям из русских с значительною подготовкою в языках, чтобы самим справляться, где нужно, с иностранной грамотой. Учиться ей там некогда, да и совестно: не студенческое дело – преодолевать синтаксические трудности, когда надо уже уметь читать писателей в оригинале. Это дело школы» .

*** П. Ф. Вистенгоф (1815-1878): «Перед рождественскими праздниками профессора делали репетиции, т. е. проверяли знания своих слушателей за пройденное полугодие и согласно ответам ставили баллы, которые брались в соображение потом на публичном экзамене» .

«Казеннокоштные студенты помещались в самом здании университета в особо отведенных для них номерах, по нескольку человек в каждом, и были на полном казенном содержании, начиная с пищи, одежды и кончая всеми необходимыми учебными пособиями. Взамен этого, по окончании курса наук, они обязаны были отслужить правительству известное число лет в местах, им назначенных, большею частью отдаленных» .

*** К. С. Аксаков (1817-1860): «Значение университетского воспитания может быть огромно в жизни целой страны: с одной стороны – играющая молодая жизнь, как целое общество, в союзе юных нравственных сил, жизнь, не стесняемая форменностью, не гнетомая внешними условиями; с другой стороны – истина, греющая этот союз, предлагаемая, но не навязываемая никому» .

*** Ф. И. Буслаев (1818-1897): «Общежитие наше называлось...казенными нумерами. Помещались в них по комплекту полтораста человек, и именно 100 студентов медицинского факультета и 50 философского, разделявшегося тогда на два отделения – на словесное и физико-математическое.. .

Татьянин день Наше общежитие занимало весь верхний этаж так называемого старого здания Московского университета, в отличие от нового, в котором теперь читаются лекции и которое тогда еще не было готово .

Лекции читались в том же старом здании под нашими нумерами, и только с 1835 г. были переведены они в новое.. .

Живя в своих нумерах, мы были во всем обеспечены и, не заботясь ни о чем, без копейки в кармане, учились, читали и веселились вдоволь. Нашему довольству завидовали многие из своекоштных. Все было казенное, начиная от одежд и книг, рекомендованных профессорами для лекций, и до сальных свечей, писчей бумаги, карандашей, чернил и перьев с перочинным ножичком» .

«Наши дни и часы были подчинены строгой дисциплине. Мы вставали в семь часов утра, в восемь пили в столовой чай с булками, а в девять отправлялись на лекции, возвращались в два часа и в половине третьего обедали, а в восемь ужинали, в одиннадцать ложились спать. Кто не обедал или не ужинал дома, должен был предварительно уведомить об этом дежурного субинспектора, а также испросить у него разрешения переночевать у родных или знакомых с сообщением адреса, у кого именно» .

*** А. Н. Афанасьев (1826-1871): «Теперь надо рассказать о профессорских лекциях. Науки разделялись в университетском преподавании на факультетские и побочные; первые составляли предмет главных, специальных наших занятий;

баллы, полученные на экзаменах из этих наук, принимались в расчет при определении степени окончившего курс студента: 4,5 в среднем выводе давало степень кандидата, а 3,5 – степень действительного студента; побочные, не главные науки входили в курс общего образования; и баллы, полученные, из них, принимались во внимание только при переходе с курса на курс, но для этого достаточно было 3,5 в среднем числе, следовательно, можно было получить из иных и двойку. Поэтому мы вообще мало обращали трудов на эти науки, преимущественно занимались факультетскими» .

Университетская жизнь. Традиции и обычаи *** С. Н. Василенко (1872-1956): «Юридический факультет был наполнен в то время людьми обеспеченными. Не скажу, что он был легче других, но он не требовал, по крайней мере, так много практических занятий в лабораториях, как на других факультетах. Этот факультет можно было закончить лишь благодаря хорошей памяти, даже не будучи глубоким знатоком юриспруденции. Это привлекало на факультет тогдашнюю так называемую “золотую молодежь”, то есть сыновей богатых людей. Нигде на других факультетах не устраивалось так много кутежей, нигде так не веселились, не прожигали жизнь» .

*** Ю. В. Готье (1873-1943): «Я поступил на историко-филологический факультет в такое время, когда программа его, введенная уставом 1884 г., уже подверглась существенным изменениям. Тогда первые два курса были общими .

С 3-го начиналось разделение на отделения: классическое, словесное и историческое... Занятия на историческом отделении убедили меня, что я не ошибся в своем выборе .

Историческими кафедрами Московский университет мог в мое время справедливо гордиться» .

–  –  –

Откровения Грэма Грина Традиционно студенты факультета журналистики МГУ имели возможность общения с известными писателями, журналистами, выдающимися общественными деятелями .

В четвёртом выпуске сборника «Татьянин день» читатели увидели афишу, призывавшую студентов и преподавателей факультета журналистики Московского университета на встречу с известным английским писателем Грэмом Грином. Она состоялась 17 сентября 1986 г. Сохранилась запись беседы. Фрагменты этой записи публикуются ниже .

– Как писатель я бы не хотел исполнять какую-либо миссию. Роман рождается когда неизвестно откуда приходят герои. Я имею в виду роль подсознательного в творчестве писателя. У писателя факты изменяются подсознанием. Писатель может и забыть, на чем основано то или иное действие .

Журналистика не основана на подсознании. Журналистика основана на точном воспроизведении фактов .

– На вопрос: – чего бы вы пожелали журналисту, который мечтает стать писателем, – хочу ответить следующее:

это очень сложно… перед вами возникли бы большие финансовые трудности. Я бы советовал быть хорошим журналистом и одновременно писателем .

– Вас интересует мое мнение о современном молодом поколении?

– Мне трудно говорить о молодёжи. В свои 82 года я утратил контакт с поколением молодых людей. Моему сыну недавно исполнилось 50 лет. Герои мои остались вместе со мной. Молодых людей вы можете обнаружить в более ранних моих сочинениях. Я бы не осмелился написать книгу о человеке, которому сейчас 25 лет .

Университетская жизнь. Традиции и обычаи

– Мои любимые русские писатели – Чехов, Тургенев .

Большое уважение питаю к Толстому. Неизменно получаю удовольствие от Гоголя. Достоевский для меня труден. К сожалению, я не знаком с советской литературой. Большая проблема с нашими издателями. Им дают книгу, а они не знают русского языка. Мы очень невежественны в отношении ваших изданий .

– Я католик-агностик. Католицизм имеет нечто общее с коммунизмом. У вас – политбюро, у нас – курия. Должен возникнуть диалог между католиками и коммунистами .

– Заканчиваю свои дни во Франции, где прекрасное вино и вкусный хлеб. Ближе к человеку, который стал мне очень дорог .

Ниже публикуется очерк Марка Демидова, посвященный Грэму Грину и выпускнику факультета журналистики Ростиславу Филиппову .

–  –  –

Свидание с Гринландией Прелюдия. На дворе стоял 1987 г., конец августа, канун бабьего лета. В Иркутск прибыл английский писатель Грэм Грин, автор всемирно известных романов Комедианты, Наш человек в Гаване, Почетный консул, Власть и слава, Человеческий фактор и многих прочих. Последний, быть может, могиканин литературы ХХ в., сумевший утвердить в своем творчестве непреложные духовные и нравственные ценности на фоне прошлого разбойного столетия. Приехал он в сопровождении своего секретаря Ивонны и известной переводчицы его романов Татьяны Кудрявцевой .

Высокий гость посетил Советский Союз по приглашению всесильного тогда Е. Лигачева, предложившего его вниманию любой регион СССР, включая теплолюбивые регионы Кавказа и Средней Азии, но писатель, объездивший весь мир, судя по географии его произведений, выбрал неведомую ему холодную Сибирь, по которой некогда проехался весьма уважаемый им Антон Чехов. В Томске, тогда еще закрытому для иностранцев городе, мэтра с опаской доставили самолетом на север области и показали издали обширные нефтеносные поля и владения. В Новосибирске писатель еще более заскучал от обилия пиететических речей от лица ученой братии и благодарных читателей. Созревшую ситуацию в целом можно было выразить знаменитым изречением поэта Дениса Давыдова, героя Отечественной войны 1812 года: «Вода! Я пил её однажды. Увы, она не утоляет жажды!»

В Иркутске классика мировой литературы принимало местное отделение Союза писателей в лице Ростислава Филиппова, человека хлебосольного и радушного. Г. Грин, по окончании приветственных церемоний, осведомился у Университетская жизнь. Традиции и обычаи

Ростислава, имеется ли возможность купить где-либо какой-нибудь существенный напиток. Р. Филиппов сказал:

«Oh, yes!!», что по-русски означает « А как же!!», и радостно повел его в «Березку». (Иркутск, все-таки, город международный. В Томске, видимо, «Березок» отродясь не водилось, в Новосибирске же никому в голову не пришло полюбопытствовать о вкусовых пристрастиях великого писателя.) Человеческий и творческий контакт между обоими собратьями по перу был установлен сразу. Грэм тотчас же закупил крепкий по тем временам деликатес – две “Белых лошадки»

шотландской породы – и в ожидании предстоящего отдыха с удовольствием отбыл в гостиницу .

В тот год Ростислав Филиппов ждал очередного юбилея – 50 лет! Он был молод, деятелен, охоч до творческих идей и затей. Будучи человеком законопослушным и идеологически понятливым, он отчетливо сознавал важность и ответственность предстоящего визита всемирного классика, согласовал все пункты программы пребывания уважаемого гостя в Иркутске с ответственными органами, включая окончательный выбор переводчика .

Учитывая почтенный возраст писателя (ему было уже 82!), Р. Филиппов предложил Г. Грину щадящий режим посещений, поездок и встреч, ограничив ближайший круг излишнего общения. Так что программа пребывания живого классика в Иркутске была несуетной: обязательное посещение высокого начальства, музеи и достопримечательности города, поездка на Байкал. Лишь только раз Грэм Грин вышел на широкую аудиторию: он, конечно же, не мог отказать искренней и настойчивой просьбе студентов и преподавателей ИНЯЗа во встрече с писателем, по романам которого они изучали английский язык (я и сам помню, с какой тщательностью штудировал страницы «Тихого американца», готовясь к занятиям по «аналитическому чтению»). Но мне показалось, что и это мероприятие утомило нашего гостя: подобных встреч с почитателями его творчества у него, конечно, было в жизни предостаточно .

Так получилось, что честь и радость общения с мэтром выпала на долю нашего маленького дружеского круга, за традиционным у нас граненым «бокалом чая». Последующие Татьянин день три дня и три вечера навсегда отложились в душе и памяти как истинный подарок судьбы, в особенности, вечерние часы уединения впятером в гостиничном номере писателя – Г. Грин, Ивонна, Т. Кудрявцева, Р. Филиппов и я. Темы наших застольных бесед большей частью были обстоятельны и разнообразны: становление личности, философия, история, религия, политика, моральные ценности, литература.. .

Отступление первое. Р. Филиппов. Надо признаться, с именитым гостем и его свитой у нас сразу как-то сложились дружеские доверительные отношения. Ростислав Филиппов, с его классическим филологическим образованием и обширными знаниями (МГУ, журфак), умом, уникальной природной даровитостью, чутьем на таланты и неординарность личностей, душевным обаянием и естественной простотой общения, был совершенно покорен своим визави и не скрывал этого. Г. Грин, должно сказать, также являл собой уникальное сочетание личностных достоинств, вызывающих немедленный интерес и уважение к себе. Soul meets soul, душа встречается с душой, и, слава Богу, не только на небесах. Припоминается забавный эпизод, когда оба литературных коллеги, Филиппов и Грин, спускаясь вниз по парадной лестнице Дома писателей, машинально пригнули свои головы под притолокой над десятой ступенькой .

Оба были высоченны, примерно под два метра ростом. Мне стало занятно, я попросил обоих задержаться на месте, стать друг к другу спинами и выпрямиться (оба по давней привычке сутулились). Они покорно стали, как было приказано, я провел рукой по обеим макушкам и торжественно заявил, что рост у них одинаков. Ростислав тут же заметил, что рост, возможно, совпадает, но размах их талантов все же разнится .

Филиппов сказал это быстро и искренне; Грин лишь мягко улыбнулся, оценив impromptu хозяина Дома .

С первых минут знакомства с Ростиславом Филипповым он сразу понял, с кем имеет дело, оценил его стать и ум, чувство юмора, умение слушать и слышать, мгновенно проникать в суть слова или ситуации, адекватно реагировать и откровенно радоваться, если было чему. «Birds of feather flock together», гласит английская пословица. Хотя в ней упомиУниверситетская жизнь. Традиции и обычаи наются птички одной масти, сбившиеся в стаю, перевести её можно иначе – «Рыбак рыбака видит издалека» .

Новелла первая. Роковая любовь. Г. Грин оказался прекрасным собеседником. Возможно, сказалось присутствие двух дам, одна из которых знала о нем почти всё, другая же ровным счетом ничего, кроме содержания его романов .

Помимо прочего, рядом находились два явно заинтересованных беседой представителя сибирской интеллигенции .

Все уютно расположились за столом вокруг Белой Лошадки;

атмосфера была благодушной и располагающей к доверительной беседе, как у диккенсовского камина в рождественский вечер, когда собравшиеся гости, попивая теплый пунш, внимали историям умелого повествователя .

… «Студентом Оксфордского университета, начал Грэм, я стал где-то в начале 20-х годов. Обычная студенческая жизнь: учеба, лекции, библиотечные сидения, прогулы, вечеринки с прелестницами, крикет, обязательные состязания по гребле и прочее. И тут явилась она! Восторг, цветы, умиление, ухаживания, мольбы – все было напрасно, я был отвергнут, раз и навсегда! Жизнь сломалась и померкла, и я запил, основательно и надолго, как полагается человеку благородных кровей. Шла неделя, другая, месяц, я не выходил из своей затворной комнаты, друзья приносили еду и “снаряды”. Сначала им было любопытно, потом интересно, затем тревожно. Но я старательно и мстительно пил, меняя “лошадок“ на переправе моей несбывшейся жизни, приглядывая в уме тихий уголок в глубине сельского погоста .

Но тут прошел слух, что декан моего факультета хотел бы увидеть воочию студента Грэма Грина. Декан же, продолжал мэтр, являл собой легендарную личность, как правило, крупного ученого или общественного деятеля, который встречался с живым студентом либо на посвящении во студенты, либо при вручении диплома по окончании колледжа, либо, а это был, возможно, мой случай, по случаю преждевременной кончины оного. Так или иначе, друзья мои взволновались. Сам декан!! Через две недели! Сначала они известили меня об этом, но, пребывая в такой прострации, я им не внял. Декан или не декан, какая разница? Жизнь ведь уже кончается, а, может быть, уже закончилась. Друзья окаТатьянин день зались хитрее: они, рассчитав мои потребности и возможности, резко уменьшили количество доставляемого спиртного, обновили мой безразличный гардероб, пригласили парикмахера и в назначенный день привели меня в деканат .

Декан вошел, осведомился, являюсь ли я Грэмом Грином, Получив утвердительный ответ, он одобрительно кивнул головой и вышел. Мне стало досадно, а потом стыдно. И я бросил пить. Хотя свою конюшню, тут Грэм бросил взгляд на белую лошадку, я держу в чистоте» .

Знаменитый писатель оказался не просто превосходным рассказчиком, но и тонким актером. Говорил он ровно, с расстановкой, внешне беспристрастно, умело держал паузу, заостряя момент или позволяя нам отсмеяться, тонко поджимал губы или грозно сводил белесые брови, передавая страдания убитого горем «молодого Вертера»; драма стремительно переходила в комедию, что выдавали смеющиеся глаза рассказчика, но и он порой не мог не рассмеяться, невольно поддавшись напору нашего смеха; тогда Грэм вынимал платочек, вытирал глаза, надевал маску стороннего повествователя и продолжал. Мне кажется, мэтру самому нравился этот анекдот из его собственной жизни, и он с удовольствием вспоминал самого себя и шекспировские страсти своей юности… Отступление второе. Ивонна. Спутница Г. Грина сразу же показалась мне достойной подругой классика мировой литературы. Стремительная, легкая, с точеной фигуркой в свои шестьдесят лет, с живым умом и природным шармом, она являла собой яркий тип француженки до кончика ногтей, изящно и непринужденно, при этом сочетая многочисленные обязанности при своем великом друге: секретарь и ангел-хранитель, гражданская жена и домоустроительница, лекарь-пекарь и звонарь, охранница и главный советник… В наши разговоры она не вмешивалась, как, впрочем, и Т. Кудрявцева, но могла вставить меткое замечание или разразиться очень краткой тирадой. Помнится, мы с Филипповым азартно рассказывали нашим гостям о злоключениях ссыльных декабристов в ставшей для них родной Сибири, о женах и обозах с провиантом, мебелью и курительными трубками, шедших в далекое Забайкалье, о Университетская жизнь. Традиции и обычаи тяжелых уроках в забоях серебряных шахт (три пуда руды в день для каждого декабриста-каторжанина в отличие от мужиков-забойщиков, чья норма выработки была раз в двадцать выше, но которые с удовольствием и играючи вырубали каждому высокоблагородию эту норму за полчаса, честно заработав долгожданный пятачок. Декабристов в забоях любили…). Конечно, досадным неудобством для них была необходимость вставать рано, облекаться в тюремную робу, добираться до лавы и долго ждать при свете вонючих жирников долгожданного била на обед. Зато, сменив одежду и отобедав, они могли спокойно раскинуть пульку, почитать или навестить своих женушек. Грэм слушал внимательно, покачивал головой, сопереживая борцам за Libert, Equalit et Fraternit. Ивонна же, по окончании рассказа, сказала как выстрелила: “L’exile d’or”, т. е. «Золотaя ссылка». Эта фраза сразила нас с Филипповым наповал и, по-видимому, мэтра тоже. И в этой фразе вся Ивонна.. .

Застольные вопросы адресовались, в основном, Г. Грину .

Oн отвечал, кто-то дополнял или возражал, завязывалась маленькая дискуссия, то есть всё как в нормальной русской беседе. Начав, к примеру, с «человеческого фактора», мы могли перейти к понятию свободы личности вообще .

О соотношении, скажем, внешней «демократической» свободы и внутренней жесточайшей несвободы человека на Западе. И, напротив, к тезису о том, что заряд и потребность внутренней свободы у русского человека потенциально сильнее внешней: первая урезонивается совестью, религиозно-нравственными понятиями, духом общинности; внешняя же несвобода всегда и необходимо укрепляется институтом власти, царем, помещиком, хозяином, начальником, женой и пр. Если внешняя остерегательная стена слабеет или обрушивается, вот тогда-то русский человек и вырывается «на оперативный простор»: становится разбойником, анархистом, социалистом, революционером, пьяницей и т. п. Сами же протестанты, т. е. европейцы-некатолики, живут по законам, по выработанным ими правилам игры, а русские – по совести, так как примат духовного самоокружения для них важнее, чем первенство благосостояния личного. Писатель против тезиса не возраТатьянин день жал, уточнив, что сам он, пожалуй, тоже не приемлет напористого протестантского духа, особенно в американском исполнении, а потому еще с молодости обратил свой взор на католицизм с заложенными в нем морально-нравственными устоями. (В скобках замечу, что Г. Грин, англичанин и протестант по воспитанию и образованию, аристократ по происхождению, не случайно стал католиком по внутреннему нравственно-философскому выбору; его слова о том, что он «плохой католик», скорее подразумевали некоторое, возможно, пренебрежение им ритуально-обрядовой стороной данной конфессии, нежели неследование принципам и ценностям, в ней заложенным. Подтверждением этому служит его литературно-миссионерская деятельность в странах Южной и Латинской Америк, сами персонажи его романов, место их действия, коллизии и размышления). Крупному, тем более великому писателю невозможно состояться и быть понятым в любой стране и на любом языке, если он не найдет точку опоры в рамках любого религиозно-этического мировоззрения и не укрепится на малодоступной высоте общечеловеческого. (Такую опору надо обрести или с нею в душе родиться. Г. Грину, как художнику и мыслителю, обрести ее удалось) .

Новелла вторая. Как трудно быть шпионом. Грэм Грин повертел стаканчик в руке и начал новый рассказ .

(Кстати, знаменитое виски “White Horse” мы пили крошечными глотками, как некий виртуальный напиток, для поддержания настроения и разговора; стол также не отличался разнообразием: на нем ничего не было, кроме лошадки, трех стаканчиков и двух бокалов с лимонадом для дам. Типичное английское суаре, так сказать.) …Что греха таить, – сказал мэтр, – я тоже приторговывал своими литературными талантами при офисе, где выращивают Джеймсов Бондов, в Intelligence Service. (Надо заметить, что название этой солидной организации неразумно переводить как «Интеллигентная служба». Если учесть, что слово «intelligence” означает многое, включая «ум, интеллект»

или же «известия, сведения», то это сочетание слов можно перевести как «Мозговой трест» или «Агентство сведений»

или же «Служба сбора информации умными людьми» .

Университетская жизнь. Традиции и обычаи Ясно одно, что дураков в эту контору, которая столь хитро себя закодировала, не берут. Так что наш гость вполне отвечал всем требуемым критериям. – Прим. автора) В начале Второй мировой войны, пояснил классик, когда спрос на шпионов резко возрос, меня пригласили в соответствующий отдел, пояснили, что в этот критический для истории час каждый истинный патриот Британии должен внести свой решительный вклад в борьбу с врагом, и воевать мне надлежит на невидимом фронте в качестве шпиона-резидента в одной из западноафриканских стран. Приказ подписан, пакет с инструкциями и проездными будет вручен через два дня, которые даются на сборы .

Спустя должное время я уже осваивал тенистую веранду уютного номера небольшого отеля в центре столицы страны пребывания. Обязанности мои были важными и ответственными: исчерпывающий сбор информации касательно умонастроений в народе и среди местной интеллигенции, политических событий и тенденций, передвижений военной техники, если таковая имеется, вербовка полезных агентов, и прочее, и прочее. Всю собранную информации надлежало еженедельно передавать в Центр в шифрованном виде. (Тут мэтр не сдержался, улыбнулся, отхлебнул капельку виски и продолжил рассказ. Филиппов давился смехом.) Языков местных я не знал и, оказавшись в информационном вакууме, срочно запросил Центр о немедленной подписке на ведущие британские, французские и некоторые франкоязычные газеты близлежащих африканских стран с безотложной доставкой прямо в номер или на почту. (Уроки французского в школе и в колледже, заметил при этом Грэм, мне весьма пригодились в работе и по жизни. Ивонна подтвердила этот непреложный факт быстрым кивком головы.) Почта приходила регулярно, я отправил в Центр пару шифрограмм с описанием местной природы и климата; эту информацию я нашел в старинной энциклопедии местного музея, литературно ее обработал и отослал. Не помню, какой страны мне попалось описание, но мне понравились слова “hippopotamus“ (греч.) и “behemoth“ (др. евр.); животное-то, как оказалось, одно и то же, но как красиво оно звучит на разных языках! И я это не Татьянин день менее красиво обыграл в своем донесении. (На этом месте мэтр откровенно расхохотался и полез за платком.) У меня, продолжал, отдышавшись, мэтр, уже сложился рутинный маршрут передвижений по городу: местный магазинчик, бар, ресторан, почта и небольшой парк поблизости, где я любил гулять с томиком любимого мною Дж. Конрада, занимаясь либо чтением, либо обдумыванием складывающейся ситуации .

А ситуация начала сгущаться. Во-первых, никто не торопился меня завербовать, хотя, согласно инструкции, время для этого уже подоспело; во-вторых, у меня кончались деньги, выделенные Центром на проживание и вербовку; в-третьих, что было самым страшным, у меня заканчивался стратегический запас самого надежного лекарства против любой африканской эпидемии или даже пандемии (тут Грэм нежно погладил крепкий круп белой лошадки). Я срочно послал в Центр запрос относительно денежного перевода и приложил к нему, как намек на увеличение моего жалкого довольствия, красочное описание моровой язвы, охватившей несколько районов страны моего пребывания; правда, как говорилось в той же энциклопедии, это произошло в прошлом веке то ли в Конго, то ли в Кении). Но Центр молчал. Видимо, события в Европе принимали серьезный оборот, и я начал потихоньку паниковать .

Но тут произошло чудо. В дверь номера позвонили, вошел приятный молодой человек моих лет с неплохим знанием английского языка, представился шефом местной контрразведки, пояснил, что уже больше месяца ведет за мной наблюдение согласно наводке своего приятеля из Туниса, тоже контрразведчика, но с хорошими связями в Лондоне. А коль скоро я являюсь единственным англичанином во всей округе, то он, стало быть, не ошибся. И предложил сотрудничать. Выбора у меня, как у разоблаченного агента, собственно говоря, не было. Я согласился. Тут же на веранде, под приглушенный звон бокалов, мы заключили полюбовный договор об обмене информацией. Я обязался, используя доступные мне источники информации из европейских газет, составлять для него краткие рефераты о важнейших событиях в Великобритании и в Европе; он Университетская жизнь. Традиции и обычаи обещал мне делать подобный же обзор событий в стране и сопредельных государств с учетом местной специфики и африканского колорита. Я попросил у него денег взаймы .

(Ситуация, прямо-таки, а ля Хлестаков, что, видимо, понял и Р. Филиппов. – Прим. автора). Мой новый друг с охотой мне их одолжил, пояснив при этом, что на этот счет у них предусмотрена довольно большая статья расходов на вербовку и премиальные, и иногда у них складывается проблема недоиспользования этих средств, так что, в принципе, я мог бы пользоваться неограниченным кредитом (слово “credit“ по-латински означает «доверие») их организации, тем более что это непосредственно сказывается на сумме получаемых им бонусах. «Шпионят многие, но хороших шпионов мало», – успел напоследок пробормотать мой новый друг, проваливаясь в темноту африканской ночи. Черт возьми, подумал я, в этой стране шпионов готовы взять на гособеспечение, заботиться и оберегать их (в этом месте Грэм взял паузу, на секунду задумался, стряхнул досадную мысль и продолжал. Ростислав, обессилив от смеха, грузно возвышался над столом) .

Словом, мы успешно завербовали друг друга, и наше сотрудничество пошло на лад. Я регулярно посылал в Центр свои шифровки, литературно обрабатывая рефераты моего нового друга с добавлением любопытнейших фактов из той же энциклопедии. Коллегу повысили в звании за умелое и оперативное освещение драматических событий на европейских фронтах и в тылах. Я перестал переживать по поводу нерегулярности поступаемых с родины денежных переводов; мой друг категорически отказывался от возвращения мною взятых в долг денег, честно объясняя мне прямую зависимость его бонусов от объема вручаемых мне сумм; белые лошадки чередой сменяли друг друга на столе моей веранды, когда по вечерам мы внимали переходу африканского дня в африканскую ночь.. .

Эта идиллия продолжалась больше года, пока мое начальство не сообразило, что мои послания, помимо литературных достоинств, не содержало никакой конкретики, и что секретного агента надо менять. Я получил отзыв на Родину, попрощался с опечалившимся другом и отбыл Татьянин день восвояси. Резидент из меня не получился, а шпионить я так и не научился, заключил классик .

Отступление пятое. Переводчик. Несмотря на идеологические грехи моей молодости, Ростислав Филиппов отстоял-таки мою кандидатуру в качестве переводчика среди прочих, упорно навязываемых ему. К этому времени мы были уже знакомы, даже сдружились. Помнится, как Ростислав не раз выдавал меня за туриста-американца .

Филиппов был тот еще актер, и я ему достойно подыгрывал .

Ростислав вообще был фигурой раблезианского масштаба, и смеховой культуры, по М. Бахтину, он не чурался .

Моя миссия на сей раз была проста: обеспечить процесс коммуникации между именитым гостем и принимающей стороной в лице Ростислава Филиппова или иных возможных лиц. В официальных, общественных или культурных мероприятиях участия я не принимал, и слава Богу! Там царили свои условности, имелись свои специалисты, и слава Богу опять! Но был ведь Ростислав Филиппов, который умело составил программу пребывания Грэма Грина так, что нам достались самые сокровенные часы общения с ним .

Слава Славе! То, что я проделывал в номере 403 гостиницы «Интурист», называется синхронный перевод. Эдакий высший пилотаж перевода вживую. Этому учат, но немногие научаются. В официальном режиме это 35-45 минут интенсивнейшей работы с последующей заменой синхрониста другим. Грубо говоря, ты должен успеть перевести монолог/фразу/реплику быстрее, чем он/она высказана, создавая иллюзию непрерывной речи или диалога. В нашем случае встреча была неформальной, и я имел возможность, быстро и тщательно подбирая нужные слова, излагать монолог или вести обоюдный диалог, вживаться в образ каждого из собеседников, невольно копируя их темп речи, эмоции, мимику и жесты .

Проблема для меня была в другом. Я не мог быть хладнокровной машиной по обмену информацией, но был таким же азартным слушателем и собеседником, как, скажем, Ростислав Филиппов. Я также смеялся, хохотал, вставлял реплики и задавал вопросы, как все застольные участники, но при этом мне приходилось еще и переводить в режиме Университетская жизнь. Традиции и обычаи нон-стоп, не прерывая живой нити беседы. Словом, это был театр одного актера-переводчика. Никто, разумеется, этого актерства не замечал, что было прекрасно! …Единственным зрителем этого мини-спектакля была, как я потом сообразил, Ивонна. Она исподтишка наблюдала, как я вывернусь с переводом (с англ. на русск.) в той или иной ситуации, оценивала реакцию Филиппова, потом быстро переводила взгляд на Грэма, если тому доставался (в переводе) непростой вопрос или прилетала реплика, одобрительно улыбаясь рассудительному ответу своего спутника жизни .

(Кстати, как видно на прилагаемой фотографии, снятой при посещении гостями Музея деревянного зодчества в Тальцах, Ивонна, та что справа от меня, уже почти верит на слово тому, что я рассказываю; Грэм Грин, в своей характерной позе, сунув руки в карманы и слегка сутулясь, с легкой и ироничной полуулыбкой, несколько недоверчиво, но внимательно выслушивает мой эмоциональный монолог;

Т. Кудрявцева, человек кабинетный и дотошный, пока еще не оценила, судя по выражению её лица, достоверность изложенной ей информации…) Наши разговоры, пронизанные юмором, касались также крупнейших мировых религий и, стало быть, трех разТатьянин день личных мировоззрений: христианства, иудаизма и мусульманства. Грин согласился с тем, что существуют страны мусульманские, христианские и иудейское, но нет чисто христианского государства, католического, протестантского или православного. И все же, согласился он с нами, представители разных ветвей христианства могут вполне понять друг друга. И иудеев, добавил он, если захотеть, можно понять. Сложнее, признался он, с фанатиками-ортодоксами .

За ними действительно стоит свой мифологический ряд, культура, свой менталитет. «Ярого католика я еще понять могу, – улыбнулся он, – а вот мусульманина-шиита – уже с трудом...»

Говорили мы и о культуре, коррупции, коммунизме, России, Ленине, Сталине, Горбачеве («Я полностью доверяю Горбачеву!»), о разных вещах, волновавших многих в то время, – всех тем не перечесть, И, конечно же, о литературе, литературных судьбах, взаимовлияниях и пристрастиях, о путях, приведших его в литературу, о писательском труде вообще, о музеях писателей, каковой традиции на Западе нет... Словом, обмен мнениями был доверительным и непосредственным, из уст в уста .

В те же памятные дни, уже на Байкале, в гостинице, за обеденным столом и, как на грех, в день моего рождения, я решил в шутку разыграть нашего уважаемого гостя по поводу одной из знаменательных дат ХХ в. На вопрос, когда официально завершилась Вторая мировая война, восьмидесятидвухлетний мэтр, откинувшись в кресле, с подозрением взглянул на наши довольные лица (явно чувствуя подвох) и простодушно произнес: «Ну, где-то в начале мая 1945 г .

…». Уж он-то знал это наверное, коль скоро ему был ведом опыт службы во время войны в качестве штатного резидента британской разведки в бескрайних африканских тропиках. Я кротко заметил, что, мол, вопрос касается не Великой Отечественной, когда мы побили фашистов, а Второй мировой, когда был повержен последний японский агрессор .

Классик немного призадумался и поправился, сказав, что сие событие имело место быть в конце августа – начале сентября. «2 сентября 1945 года! Вот в этот-то день я и родилУниверситетская жизнь. Традиции и обычаи ся!» – торжественно заверил его я и предложил выпить за данное историческое событие. Затем я пожаловался, что, дескать, на Кубе, в честь штурма казарм Батисты, каждые пять лет вручают соответствующую памятную медаль одному и тому же мальчику, юноше и мужчине, которого угораздило родиться в тот памятный день. А мне же, несмотря на несравнимо больший масштаб и значимость события, – ни одной медальки или хотя бы грамотки. Мэтр внимательно прослушал эту галиматью, понял подтекст и поднял тост за меня как за символ послевоенного мира на Земле .

...Через два месяца Г. Грин прислал мне в подарок свой последний роман «Монсеньор Кихот» с дарственной надписью:

«Дорогой Марк. Прими небольшое напоминание о твоем дне рождения, который мы отпраздновали вместе .

С любовью от Грэма + Ивонна» .

Эпилог. Великий романист ХХ в. Грэм Грин, создатель литературной страны Гринландия, скончался в г. Виве, Швейцария, в возрасте восьмидесяти шести лет, через четыре года после нашей удивительной встречи в Иркутске .

P.S. Ростислав Филиппов не раз по случаю признавался мне, что в его жизни было два потрясающих события: посещение рок-оперы Лл. Веббера “Jesus Christ Superstar” в Лондоне и встреча с Грэмом Грином в Иркутске .

–  –  –

Вспомните, ребята!

По воспоминаниям выпускников факультета журналистики МГУ 1973 года «40 лет и вся жизнь …» (М. 2013) Настоящее знакомство в каждой из групп началось в теплые сентябрьские деньки, когда после трех пар лекций оставалась еще уйма времени и в воздухе всякий раз повисал сакраментальный вопрос: «Куда идём?». «Ну, не в музей же!» – обижался самый остроумный. Помните, именно тогда кто-то впервые предложил посидеть в «Трубе» – в нехитрой студенческой столовке под круглыми сводами первого университетского этажа на Проспекте Маркса, 11. Там разом сдвигались легкие пластиковые столики, за которыми могла поместиться вся группа, а уже на столики (к удивлению девочек) выставлялось «Жигулевское» пиво (другого просто не было) с двумя десятками позавчерашних бутербродов, и начинался пир на весь мир с безудержным хохотом, анекдотами и историями из наших таких разных жизней. «Труба»

постепенно входила и в нашу студенческую традицию, превращаясь почти в ритуальное место всех и всяческих встреч и торжеств .

Но надо было начинать учиться, потому что хлопотливые женщины из учебной части постоянно твердили нам о серьезности первой сессии, грозили: «не сдадите – отчислим!». Они пытались приумножить в первокурсниках ответственность и хорошенько припугнуть, не подозревая, что в нас начинали прорастать совсем другие стимулы .

Разве можно было прогулять, скажем, лекции неповторимой Елизаветы Петровны Кучборской, где мы каждый раз превращались в зрителей античного амфитеатра, а она лицедействовала на его сцене, преображаясь на глазах то в добродетельную Антигону, то в свободолюбивого Прометея, то в коварную Медею, а то сразу – в многоголосый хор греческих драм. Вместе с ней мы переживали, как свою, трагедию царя Эдипа, начинали понимать, что «громы и молнии (боУниверситетская жизнь. Традиции и обычаи гов и власти) еще не доказательства правоты...» А спустя два года Кучборская вновь выйдет на сцену Коммунистической аудитории, но уже совсем другая, особенная, и откроет нам тайну своей влюбленности в героев Стендаля, Бальзака и Эмиля Золя, научит понимать их чувства и мысли, наслаждаться удивительной гармонией языка .

А разве можно выкинуть из памяти лекции профессора Юрия Филипповича Шведова, вдумчивого и ироничного знатока творчества великого Шекспира и его эпохи?

Складывалось впечатление, что Шведов и Шекспир – давние друзья и Юрий Филиппович только вчера присутствовал в лондонском «Глобусе» на прогоне «Короля Лира» или «Гамлета». Он не терпел заученных официальных суждений о шекспировских пьесах и поэзии и на экзаменах ставил за них снисходительный «трояк», всячески стараясь вытащить из студента свежую оригинальную версию, что-то обязательно «своё» .

Наши девочки наверняка помнят и «театр одного актера» в лице незабвенной Людмилы Евдокимовны Татариновой, потому что свои лекции о «Слове о погибели Русской земли» или «Повести о Петре и Февронии» она всегда сопровождала еще и демонстрацией своих роскошных волос. И наше любование ими порой заслоняло смысл долетавших до аудитории повествований о средневековом творчестве наших далеких предков .

Хочется с гордостью вспомнить о лекциях и семинарах Дитмара Эльяшевича Розенталя! Да, того самого уникального, живого «классика» Розенталя, учебник которого мы боготворили еще в школе. Теперь можно говорить, что мы ходили вместе с ним по одним факультетским коридорам и дышали одним воздухом. Этот щуплый скромный человек в больших роговых очках остался в памяти целой эпохой, глыбой, былинным богатырем, вступавшим в незримый бой длинною в жизнь за красоту и чистоту русского языка .

У него не было поражений!

Конечно, у каждого из нас за пять лет появились свои кумиры, свои авторитеты среди учителей-наставников .

Возможно, это был всегда оригинальный, неожиданный Владислав Ковалев или энциклопедист Александр Западов;

Татьянин день элегантный знаток зарубежного эфира Артем Панфилов или мудрый, проницательный Анатолий Бочаров... Пусть эти строки помогут вспомнить нам каждого из них, ибо пока мы их помним, они живут среди нас .

А разве не была нашим наставником, нашей факультетской «мамой» Валентина Тимофеевна Рыбакова из учебной части? Она никогда не читала нам нудных морализаторских лекций, не раздавала казенных нравоучений, но скольких наших ребят, стоявших над пропастью отчисления, она спасла; сколько «хвостов» было отсечено с её помощью, сколько наших и чужих плакались в её безразмерную жилетку, приходя к ней, как на исповедь... Память о Валентине Тимофеевне светла!

Нам здорово повезло, потому что на втором курсе из казаковских теснин мы переехали во дворец, некогда принадлежавший знаменитому семейству Пашковых, на Проспекте Маркса, 9 (ныне Моховой). Тогда нам люто завидовали все университетские гуманитарии. Еще бы! Получить в подарок такую мраморную лестницу, атриум с подпирающими его стройными колоннами, взлетающими куда-то ввысь, к огромному стеклянному куполу, коридоры с высоченными потолками и каскады вместительных аудиторий, пронизанных светом и солнцем... Названия аудиторий тогда соответствовали духу времени – Ленинская, Коммунистическая... Да и мы искренне стремились соответствовать этому духу: давали Клятву на верность родной Коммунистической партии у кремлевской стены, клеймили позором преступную клику Мао-Дзэдуна и его детище – «культурную революцию», бурно приветствовали победу социалиста Альенде в далеком Чили... Правда, совсем рядом с нами, буквально за углом, на улице Герцена (ныне Большой Никитской) в студенческом театре-студии МГУ «Наш дом» талантливый выпускник журфака Марк Розовский упорно приобщал нас со сцены к свободомыслию и призывал сбросить, наконец, «розовые очки»). Страна медленно, но верно сползала к хозяйственному и духовному «застою», система начинала заметно пробуксовывать, а на факультете нас по-прежнему убеждали в непогрешимости самой «передовой» в мире экономической теории социализма, в которой сам черт ногу Университетская жизнь. Традиции и обычаи сломит. Помните, как трудно было пробираться сквозь эти псевдонаучные дебри, но ведь пробирались же и даже получали «зачет» и «хор».. .

Впрочем, к тому времени мы и сами были уже не лыком шиты. На лавры «Современника» и МХАТа, мы, конечно же, не претендовали, но наш курсовой Добровольный драматический театр «Дуст» с выдающимся реформатором сцены режиссером Валерием Видрашко сразу замахнулся на сложную абсурдистскую пьесу Славомира Мрожека «Робинзонада – XX век», а потом и на «Сеньку Рыжего». В те времена даже великий экспериментатор Юрий Любимов с его театром на Таганке не мог себе такого позволить. На премьере спектакля в маленьком зале студенческой общаги, где роскошным занавесом служили сшитые оконные портьеры, а реквизитом – посуда из столовой, яблоку негде было упасть – полный аншлаг. На подмостках – знакомые до боли лица: сразу четыре красавца, героя-любовника, и все Викторы – Шарков, Онучко, Анпилов, Рунов, а еще музыкально одаренный Саша Грабельников и хитрован Гриша Маценко. Успех дебюта был оглушительный!

А после трудной весенней сессии всю нашу тягу к творчеству, к эксперименту мы перенесли на природу, на подмосковные просторы. Помните, в торжественной обстановке, при выносах «под фанфары» кумачовых знамен нам вручили удостоверения действительных членов Студенческих строительных отрядов (ССО) МГУ, а еще (но, кажется, уже не бесплатно!) – зеленые куртки, брюки и целую стопку цветных нашивок. Это был настоящий шик!

С какой гордостью мы шагали в этой униформе по Марксову проспекту и по улице Горького, как хотелось продемонстрировать обновленного себя, облепленного шевронами, в вагонах метро или в трамвае, а молодые бойцы в таких же куртках и нашивках из других вузов были для нас теперь братьями и сестрами по духу и крови. Но вот были розданы последние инструкции, назначены все комсомольские вожаки, и мы двинулись в девственную Мещеру, воспетую К. Паустовским, в славный совхоз «Орешково». Причем вместе с будущими журналистами на строительстве комфортабельных коровников самоотверженно трудились будущие Татьянин день биологи. Вот тогда-то и обозначился феноменальный симбиоз из бойцов двух факультетов, означенный в анналах как «журбики» и продолживший давнюю традицию дружбы университетских «лириков» и «физиков» биофак. Скажите, ну кто на факультете журналистики или на биофаке учил нас строить коровники? Правильно, никто! Эту «грамматику» мы постигали слету с вдохновением и энтузиазмом романтических героев первых пятилеток: учились месить раствор, класть кирпич, очищать от коры многометровые бревна, подставляя свои руки, головы и спины палящему солнцу, проливному дождю и шальному ветру. У наших суток тогда не было временных границ, потому что после рабочего гудка начиналось, пожалуй, самое интересное. Вот какую глыбу дел нам удалось свернуть без отрыва и не в ущерб производству. Из отчета комиссара ССО факультета журналистики МГУ от 25.08.1969 г.: «...Бойцами проведено 6 вечеров поэзии, 18 вечеров песни, дискуссии на темы: о сходстве и различии поколений отцов и детей; о современном искусстве; о печати. В воскресные дни устраивались выезды на реку Оку. Успешно работала лекторская группа отряда, было прочитано 26 лекций на политические, эстетические и медицинские темы. Для местного населения дано 8 концертов художественной самодеятельности в деревнях Орешково, Курово, Алпатьево, Гавриловское, Ганькино .

Силами студентов было открыто кафе “Любонька” с баром “Молочный”...» А еще журбики успели расписать сельский клуб патриотическими фресками, расцветить сельские поселки стендами наглядной агитации, научить местную молодежь современным песням и модным танцам; поучаствовать в студенческой спартакиаде и занять там почетное 2-ое место, сыграть несколько победных матчей в футбол .

Но это только видимая часть «мещерского айсберга». В самой заветной его глубине оставалось, возможно, самое главное – тихие подмосковные вечера, «когда не слышны в саду даже шорохи», когда на необъятные луга опускался влажный туман, в котором тонули влюбленные пары, пасущиеся стреноженные лошади и дальний лес, когда у ночного костра были слышны переборы гитарных струн и щемящая песня Визбора – «Ты у меня одна, словно в ночи Университетская жизнь. Традиции и обычаи луна...». Но все хорошее и незабываемое почему-то быстро кончается.. .

Мещера нас научила многому. Мы стали лучше разбираться в людях, еще убежденнее верить в справедливость и добро, отличать подлинное от фальшивого и наносного .

Еще мы здорово повзрослели, и именно тогда для многих из нас открылись манящие «врата любви». Уже в сентябре-октябре на курсе начали справлять первые свадьбы .

А родной факультет упорно посвящал нас в тайны профессии, ковал из нас тружеников пера, микрофона и редакторского стола. Ребята из международной группы радио и телевидения о загранице пока не мечтали, а настойчиво осваивали компактные венгерские «Репортеры», записывая на них «голоса» большого города и интервью со знаменитостями;

газетчики постигали загадку преображения написанного ими репортажа или очерка в отлитые в металле гранки, а потом его тиражирование в сотнях и тысячах типографских копий; будущие фотографы часто пребывали на пленере в поисках неожиданных сюжетов, свежих композиционных решений и ракурсов; в лексике будущих редакторов и издателей все увереннее звучали такие загадочные слова, как «форзац», «фронтиспис» и «шмуцтитул». Жаль, конечно, что у нас не было тогда миниатюрных диктофонов, компьютеров и цифровых фотокамер, но даже наши громоздкие «диковины» мы осваивали неплохо, и наши первые успехи оценили по достоинству на «производственной практике»

в редакциях газет и журналов, на иновещании, в серьезных издательствах и типографиях. Кого-то там уже приметили и даже намекнули на приглашение на работу через год-другой... То-то было радости!

На третьем и четвертых курсах у наших обрученных однокурсниц и однокурсников начали рождаться дети. Кто-то не выдерживал безденежья на дневном и переходил на малоденежный вечерний, чтобы хоть как-то пополнять скудный семейный бюджет, а кого-то продолжали содержать щедрые родители, все более ужимаясь в своих возможностях и территориальных правах. Сейчас им хочется сказать спасибо за мудрость и терпение! Зато как живописно выглядели молодые мамы-студентки, прогуливающие своих чад в разноцветных Татьянин день колясках по прямым, как стрелы, аллеям парка на Ленинских горах. Они даже не подозревали, что их спящие, сопящие творения впитывали вместе с молоком растворенные в весеннем воздухе витамины знаний, атомы великих формул и идей. И можно не сомневаться, что из этих университетских малышей уже вышли достойные аспиранты, потом доценты, потом профессора всех и всяческих наук .

А в начале лета четвертого курса наших мальчиков позвала труба. «Сапоги – ну куда от них денешься? Да зеленые крылья погон...», – бренчала их беззаботная гитара в набитой до отказа электричке, уносящей будущих офицеров фронтовой пропаганды в милый сердцу провинциальный городок Ковров. Здесь, на полигоне, среди молодых берез и сосен, уже были разбиты палатки с земляным полом, кадровые армейские офицеры и сержанты учебного центра уже азартно потирали руки, готовясь преподать «урок жизни»

этим университетским белоручкам, этим дерзким пустобрехам и бумагомаракам .

Станови-и-и-и-сь! Ра-а-а-вняйсь!

Смир-р-р-но!

Парни служивые не растерялись – они видели кое-что и покруче! А вот молодые и безусые узнали здесь много нового, более того, полезного. Теперь они артистично, всего за считанные секунды могли вдеть нитку в иголку и подшить на гимнастерке белоснежный подворотничок; грамотно, со знанием дела перемотать портянки (жаль, что их отменили!); виртуозно и быстро собрать и разобрать настоящий автомат Калашникова (АК) и не оставить ни одной лишней детали; с большим аппетитом съесть целую миску «шрапнели» или «кирзы» – самой желанной в армии перловой каши и попросить еще добавки… Нет, там все было по-настоящему, без дураков! Мы действительно рыли настоящие окопы, стреляли из автоматов и пистолетов по дальним и ближним мишеням, забрасывали гранатами надвигающийся на нас танк, писали листовки, призывавшие к братанию врагов в солдатских шинелях, шли в атаку через охваченные огнем рвы и мосты, лихо пели после многокилометрового марш-броска: «Не плачь, девчонка, пройдут дожди! Солдат вернется, ты только жди!». Какой же Университетская жизнь. Традиции и обычаи мужик откажется от таких ярких штрихов в своей биографии?! Перед отбоем, сладко потягивая сигаретку, мы писали длинные письма любимым и родителям. А еще от души хохмили над самими собой и, конечно же, над начальством военных сборов в длиннющей стенной газете «Московский курсант», которую, как гигантскую простыню, развешивали прямо на деревьях и которая каждую неделю собирала толпы поклонников, грея их загрубевшие души. Военные сборы, слава богу, прошли без потерь. Нам есть что вспомнить!

«...Не забудем аромата выпускной поры!» – призывали нас под гитару авторы популярной бардовской песни .

А мы и не думали забывать! Тот финишный год был, конечно, особенный. Прогуливаясь по факультетским коридорам (бежать по ним было уже не солидно), мы теперь совсем редко склонялись в учтивом поклоне перед педагогами и дамами из учебной части. Это они считали за честь протянуть нам свои трепетные руки и поблагодарить за присутствие на лекции или семинаре. В это время самые серьезные и ответственные из нас уже начинали раскопки в пыльных каталогах научных библиотек в поисках литературы для дипломной работы, самые хитрые стремились заполучить домашний телефончик будущего дипломного руководителя, узнать больше подробностей его (или её) личной жизни, а кто-то считал суету вокруг диплома преждевременной и наслаждался жизнью в «Трубе», потягивая теплое пивцо.

Самые же дальновидные и шустрые, не жалея подметок, бегали по знакомым адресам редакций информационных агентств, газет, журналов, чтобы напомнить:

жив, мол, курилка, – ваш бывший практикант! Не забыли?

Может быть, штатное местечко освободилось? Так я тут как тут, через полгода готов приступить..!

Мы много курили в то время, устремляя свои усталые, всезнающие взгляды в туманную даль нашего будущего:

факультет, конечно же, распределит куда-нибудь, но куда..?

Сам о себе не позаботишься.. .

Между тем, один из наших мудрых поэтов Юрий Левитанский чуть позже все объяснит:

–  –  –

Пожалуй, именно поэтому наши профессиональные дороги были столь не схожи. Каждый из нас сделал свой выбор .

Дорога одного оказалось короче и прямее, другого – извилистее и в ухабах, а чья-то вообще прервалась, хотя, казалось, в нее было вложено столько дорогостоящего бетона.. .

Но нам ли, ребята, кичиться должностями и окладами?

Нам ли сравнивать, кто скорее доберется до царствия небесного на джипе или на своих двоих? Время все расставит по своим местам, время покажет... Давайте лучше «расчешем на пробор свои седины / И станут наши помыслы едины / И откровенья наши, и дела...» Теперь мы навсегда связаны одной золотой цепью – мы однокурсники великого Университета. А это значит, что мы обречены на вечную молодость, дружбу и любовь. Теперь нас уже не разлучить.. .

...А однажды ты, наконец, оставишь нужные и ненужные дела, выйдешь из метро «Охотный ряд», чтобы теплым летним вечером погулять вместе с внуком или внучкой по Александровскому саду или по многолюдной офонаревшей Манежной площади. Твой малыш обязательно захочет окунуть ладошки в фонтан или побегать вокруг стеклянного купола с бронзовым Георгием Победоносцем, а ты вдруг вскинешь голову и на мгновенье замрешь от неожиданно открывшегося напротив причудливого силуэта старого Московского университета. За ним только что скрылся золотой шар июньского солнца. «Ну, здравствуй, старина!

Как долго мы не виделись...», – еле слышно слетит с твоих губ. Ты окинешь влюбленным взглядом каждое знакомое окно, каждую колонну, обласкаешь каждую печную трубу на крыше, мысленно постоишь у памятника Ломоносову и поднимешься по крутому подъему к заветным факультетским дверям... И сразу всё вспомнишь!

А когда малыш тебя спросит: «Ты чего такой грустный, дед?» Ты ответишь: «Я не грустный, я – счастливый!». Ну, разве ему все объяснишь?!

Университетская жизнь. Традиции и обычаи

–  –  –

СМИ: государство оплатит россиянам Оксфорд и Гарвард При условии самостоятельного поступления в эти учебные заведения Государство сможет оплатить учебу россиян в лучших учебных заведениях мира, в том числе в Оксфорде и Кембридже. Правительство при этом выдвигает несколько условий: учащиеся должны сами поступить в эти университеты, иметь степень бакалавра и отработать в российской компании 3 года после получения образования. Нарушение этих условий грозит студентам штрафом в трехкратном размере от той суммы, которая была на них потрачена. Об этом пишут «Известия» .

Данная программа рассчитана на 2014-2016 гг. и оценивается в 4.4 млрд рублей. Ее разработкой занималось Агентство стратегических инициатив (АСИ). Оно предложило выделять на обучение одного человека 1.5 млн рублей .

Поехать учиться можно в такие страны, как Австралия (9 вузов), Австрия (2), Бельгия (5), Бразилия (2), Англия (29), Германия (19), Дания (3), Израиль (3), Ирландия (1), Испания (2), Италия (4), Канада (14), Китай (9), Нидерланды (10), Новая Зеландия (2), Норвегия (3), Сингапур (2), США (8), Финляндия (1), Франция (3), Швейцария (7), Швеция (3), Южная Корея (4), ЮАР (1), Япония (8) .

Выбор учебных заведений тоже огромен: Массачусетский технологический университет, Гарвард и еще несколько десятков вузов .

–  –  –

Когда наука становится ближе Заметки студента Для многих людей ученые кажутся такими же недосягаемыми светилами, как звезды на небе. Их жизнь скрыта за непроницаемыми стенами лабораторий и бесконечными стеллажами книг. Чем они занимаются, известно лишь немногим. Однако рано или поздно открытие покидает пределы узкого научного круга и становится достоянием всего общества. Серьезные научные изыскания по большей части прячутся от нас за плотным занавесом и кажутся чем-то далеким и почти сакральным. Существует ли возможность дотянуться до звезд и познакомиться с наукой ближе? Да, и именно для этого был задуман удивительный проект всероссийского масштаба – Фестиваль науки. Одной из основных площадок этого мероприятия стал Московский университет, где когда-то и зародилась идея о создании настоящего праздника науки .

С 10 по 12 октября 2014 г. был проведен IX Фестиваль науки, в рамках которого работало около 90 площадок .

Участники могли выбрать что-то интересное для себя среди более 2,5 тысяч мероприятий и прочитать живой научно-популярный журнал Фестиваля науки «Кот Шрёдингера» – все это абсолютно бесплатно и без каких-либо ограничений. Фестиваль распахнул двери в загадочный мир науки для всех желающих. Студенты, школьники, пенсионеры, специалисты различных профилей получили свободный доступ на любые интересующие их лекции, мастер-классы, экскурсии и выставки. Но свобода ввергла участников фестиваля в состояние буриданова осла, страдающего от вечного выбора между двумя охапками сена. За несколько Университетская жизнь. Традиции и обычаи дней в рамках фестиваля было проведено множество разнообразных мероприятий для детей и взрослых. Сходить на лекцию нобелевского лауреата или поучаствовать в дискуссии о будущем человечества? Связаться с космосом в рамках телемоста с МКС или оказаться в настоящей научной лаборатории, где проводятся эксперименты? Выбор, безусловно, был непростым даже для тех, кто решил начать с малого и посетить несколько основных площадок Фестиваля .

Девизом Фестиваля стала фраза «Прикоснись к науке!» .

Интересно то, что к науке можно было прикоснуться в прямом смысле этого слова: рассмотреть узоры на панцире жучка через микроскоп, сыграть мелодию на бананах, заняться археологическими раскопками, собрать свой собственный гербарий, почувствовать рукопожатие робота… Наука из скучной и малопонятной теории превратилась в увлекательную практику. Занятия по душе нашли и взрослые, и совсем юные посетители мероприятия. Кто-то уже с пеленок приобщался к делам науки: мамы с колясками с удовольствием слушали лекции вместе со своими малышами .

Особой популярностью пользовались научные шоу доктора Хала и Физикантен, которые проводились в актовом зале Фундаментальной библиотеки МГУ. Ученые из Англии и Германии казались ловкими фокусниками, а стол на сцене, где кипели и пускали пары колбы, баночки и склянки – рабочим местом какого-то средневекового алхимика. Зрители замерли в предвкушении научного волшебства. Но публике доказали, что любое волшебство – это результат долгого и кропотливого научного труда. Все происходящее на сцене объяснимо и доказуемо, хотя кажется ловкостью рук и магией .

Одним из самых ожидаемых событий Фестиваля Науки стало проведение телемоста с Международной космической станцией. Ведущим выступил выпускник биофака космонавт Сергей Рязанский. В прошлом году он отвечал на вопросы в этой же аудитории прямиком из космоса .

В этот раз он помог связаться с экипажем «Союза». Рязанский серьезно увлекается фотографией. Перед началом телемоста он показал снимки, которые делал из необъятных просторов космоса. Глядя на них, понимаешь, как же велика и Татьянин день красива наша планета. Удивительный факт – из космоса можно увидеть не только сияющую ночную Москву, но и огни Московского университета. «Место, где ты живешь, это большая консервная банка с крылышками», – пошутил Сергей Рязанский, рассказывая о своей работе бортинженера на МКС. Три раза он выходил в открытый космос, занимался на станции экспериментами, а в свободную минуту увлеченно фотографировал Полярное сияние, острова и вулканы .

Перед сеансом связи в аудитории не было свободного места. Людей сковывало томительное ожидание, даже репортеры с камерами притихли и замолкли. Вдруг на большом экране появилось изображение. Три космонавта – Александр Самокутяев, Максим Сураев и прекрасная Елена Серова – широко улыбались и махали откуда-то издалека, будто сошедшие со страниц книг о фантастических путешествиях по галактике. Даже дух захватывает от современных возможностей связи и в целом от предоставленного Фестивалем науки шанса практически побывать на станции МКС, увидеть космонавтов в реальном времени, поговорить с ними. Для экипажа орбитальной станции были заранее подготовлены вопросы, которые присылали люди со всей России. Они были самого разного характера, от чисто практических до философских. Спрашивали, например, скапливается ли на борту пыль и как часто космонавты убираются, о чем они думают на старте, какой эксперимент хотели бы провести сами помимо обязательной программы .

Космонавты отвечали на вопросы с юмором. Было видно, что им очень приятно общаться с аудиторией, особенно с детьми. Елена Серова рассказала, что хотела бы выращивать на борту МКС растения, создать свою космическую оранжерею. Во время полета космонавты очень скучают по свежим фруктам и овощам, поэтому затея Елены оказалась очень полезной. Еще женщина-космонавт поделилась одним из своих наблюдений: «Люблю смотреть на облака. Раньше глядела на них снизу вверх, а теперь, наоборот, сверху вниз .

Красота, достойная полотна художника!». Многие присланные вопросы так или иначе затрагивали тему снов. Что снится там, вдали от Земли? Космонавты поспешили увеУниверситетская жизнь. Традиции и обычаи рить аудиторию, что сновидения не сильно отличаются от земных: сон достаточно глубокий, а еще в невесомости можно заснуть в любой позе, и ничто не мешает крепкому здоровому сну кроме постоянного шума вентиляторов. Чтобы продемонстрировать невесомость, космонавты запускали перед камерой небольшие предметы и даже пытались ими жонглировать. Сеанс продолжался около часа. После все желающие могли пообщаться с Сергеем Рязанским и подробнее узнать о его работе на борту Международной космической станции .

Нельзя не упомянуть о большом количестве роботов, которые были представлены на площадках Фестиваля науки .

Только представьте: в недалеком будущем уроки литературы в школе будет вести сам Пушкин, физику – Эйнштейн… Сейчас идет активная разработка роботов-копий знаменитых светил науки. Предполагается, что они смогут пробудить в детях интерес к учебе. Профессор Корейского института науки и технологий О Юн Хо на своей лекции «Робототехнологии в будущем» предупредил, однако, что с искусственным интеллектом дела обстоят не так просто .

Роботы, в конечном счете, будут умнее и сильнее человека, а это может обернуться для человечества катастрофой в лучших традициях современных голливудских блокбастеров. Как бы там ни было, на Фестивале присутствовали очень дружелюбные и симпатичные роботы. Например, интерактивный робот-андроид «Теспиан», любящий и умеющий общаться с людьми. Это робот-актер, способный развлекать, взаимодействовать и учить. Он умеет петь, читать стихи, рассказывать истории. Теспиан говорит на разных языках, проявляет эмоции и узнает людей, в общем, с таким собеседником не соскучишься. Родина Теспиана – Англия, всего в мире существует лишь 77 таких роботов и два из них поселились в России. Пока мы воспринимаем роботов как забавные игрушки, однако их реальные возможности впечатляют. Они могут заботиться о пожилых и больных людях, преподавать в школах, выполнять за людей сложные задания и делать человеческую жизнь проще .

На Фестивале науки можно было запросто пообщаться с учеными мужами и задать им вопросы, а то и выступить со Татьянин день своими собственными соображениями. Иностранные лекторы охотно шли на контакт, и в этом им помогали переводчики.

Стоит отметить хорошую организацию Фестиваля:

множество студентов-волонтеров трудились в дни проведения мероприятия, чтобы каждому посетителю было комфортно осваивать новый материал или банально не заблудиться в поисках нужной аудитории .

Первый Фестиваль науки был проведен в 2006 г. благодаря инициативе ректора МГУ имени М. В. Ломоносова В. А. Садовничего. В 2011 г. фестиваль официально получил всероссийский статус. Теперь остается ждать, когда же он выйдет за пределы России.

Наука не должна иметь границ:

люди любого возраста, пола и национальности должны иметь доступ к знаниям, возможность творить, экспериментировать и изучать. Наука – это не клад за семью печатями, а ценность, которой обладает все человечество .

–  –  –

Университетская жизнь. Традиции и обычаи Рассуждения студентов на заданную тему «В век глобализации и общих смыслов так важно сохранить себя»

Телевидение, Интернет, мода диктуют людям, как себя вести, о чем думать, во что одеваться. Со всех экранов и рекламных плакатов на нас смотрят звезды телевидения со своими девизами. Быть в курсе, быть в теме – это хорошо. Да, не стоит жить в XXI веке, как в XX. Но, между тем, сказанное выше диктует нам еще кое-что. А именно: будь, как все. Быть таким же серым, как серая масса людей. – Не скажу, что это современная тенденция. В том же СССР тоже были стремления к «уравниловке». Да и одевались все похоже. В сущности, подавление индивидуальности не зависит от того, что прививают: носить пионерские галстуки или иметь крутой мобильный телефон .

Меняются запросы, а суть остается. Нам дано много возможностей. Мы можем ездить за границу, ходить на различные курсы .

Но одно дело, если мы это делаем, «потому что так принято», а другое – если делаем именно для себя .

Человек выбирает себе не только профессию. Он выбирает себе некую сферу, в которой ему придется жить. Это и друзья, и круг увлечений. Одна из самых важных позиций – это самореализация. Она для каждого означает свое. Для одной женщины это значит построить головокружительную карьеру, а для другой – родить детей и достойно их воспитать. И здесь не нужно смотреть, что по этому поводу думает большинство. Нужно заглянуть в себя: что тебе ближе, чего ты хочешь. Желания не всегда сбываются, мечты могут остаться неосуществленными .

Но если ты сделал все для осуществления своей мечты, но не получилось – значит, так должно быть. В сто раз обиднее, если ты даже не попытался пройти этот путь. Если тебя отговорили, засмешили, помешали – и ты сдался. Жить в массе удобно. Не нужно своих мыслей: почитай книжек, посмотри фильмы – и Татьянин день вперед, живи. Не нужно особых усилий. А вырваться из массы и делать что-то своё – сложнее .

Но самое главное: в массе ты начинаешь мыслить так же, как другие. У тебя отсутствует свое мнение. Ты во всем соглашаешься со всеми. Сначала это может быть игрой ради популярности, а потом ты с ужасом поймешь, что твое мышление перестроилось. Оно стало стандартным. Ты мыслишь штампами, не разбираясь. Тебе ничего не нужно от жизни. Этот путь – самый ужасный. Это крах личности. Отказ от своего внутреннего «Я». Но не все так трагично: многие люди и сегодня могут оставаться собой и идти в ногу со временем. Надо просто разумно всё совмещать и взвешивать свои решения. Если бы человек не мог так жить, то не было бы писателей, художников – словом, творческих людей. Ведь, как известно, масса убивает «творческость»!

«Творческость есть способность обнаруживать новые решения проблем или обнаружение новых способов выражения, привнесения в жизнь нового для индивида», – писала психолог Бетти Эдвардс. То есть творческость – важнейшее свойство индивидуальности, которую так важно сохранить сегодня .

Дарья Ларионова

Каземир Малевич:

«Остановите цивилизацию – она нас погубит»

Кто виноват: как человек меняет себя и жизнь вокруг В эпоху технологической революции и прогрессивных научных разработок человек становится более независимым от природы и диктуемых ею условий жизни. Люди научились регулировать и контролировать многие биологические процессы, которые касаются как жизни самих людей, так и функционирования окружающего нас мира живой природы в целом. Рассуждая о последствиях, которые приносят сегодня достижения человеческой мысли, я считаю необходимым выделить два основных аспекта, на которые следует обратить внимание: уже упомянутый биологический и социокультурный .

Влияние, которое человек оказывает на окружающий его мир, чрезвычайно велико. К сожалению, это влияние в большинстве Университетская жизнь. Традиции и обычаи своем носит исключительно негативный характер. Желая удовлетворить свои потребности, люди не считают неправильным вмешиваться в естественные процессы и нарушать функционирование биологических систем. Благоприятные условия для жизни человека и всего живого в принципе напрямую зависят от состояния окружающей природы, и никакие научно-технические разработки никогда не смогут стать ей полноценной заменой .

Это, наверное, слишком очевидно, слишком просто и наивно, чтобы принимать это всерьез. Поэтому глобальное эго человечества продолжает ставить во главу угла веру в человеческий разум, науку и технологии. Организации, которые борются за очищение водоемов, за сохранение жизни животным и птицам, за чистоту воздуха, пытаясь контролировать вырубку лесов и вредные химические выбросы в атмосферу, увы, не способны восполнить весь тот урон, который человечество в целом и каждый житель Земли в частности наносит планете каждый день .

В отношениях современной цивилизации и природы я вижу только негативные последствия; прогресс ведет к неминуемой трансформации устоявшихся биологических систем. Конечно, люди создают также и технологии, направленные на защиту окружающей природы. Однако все эти изобретения используются точечно, они пока не сопоставимы с масштабами нанесенного вреда .

Я искренне надеюсь, что ситуация будет немного меняться и люди станут уделять этому больше внимания: как на уровне передовых разработок, так и на бытовом уровне, когда каждый человек будет осознавать свою личную ответственность за чистоту и порядок вокруг себя .

Казалось бы, технологии, создаваемые людьми, и направлены на совершенствование, облегчение, оптимизацию многих процессов, которые помогут сделать нашу жизнь лучше и продуктивнее. Возьмем самые яркие примеры, которые сразу приходят на ум. Интернет удивительная возможность быстро узнавать новое, учиться, быть в курсе событий. Мобильные телефоны – средство, которое позволяет человеку всегда быть на связи с близкими людьми, оперативно решать различные задачи. Люди, однако, в большинстве своем используют достижения науки и техники не по назначению. Интернет для многих это, в первую очередь, досуг, развлечение, а не средство для саморазвития. Мобильный телефон – для игр. Возможность общаться с друзьями и родТатьянин день ственниками дистанционно многие используют по максимуму и считают, что виртуального общения вполне достаточно .

Средства, которые изначально имели благие цели, становятся одной из главных причин прокрастинации, погружения человека в виртуальный мир, нежелания выходить в реальность, зависимости от игр, ухудшения состояния здоровья, моральной и нравственной деградации. Виновата ли в этом цивилизация?

Мне кажется, оправдываться какими-то внешними факторами – это способ оправдать свою же лень, нежелание учиться и развиваться. Человек сам волен распоряжаться своим временем и ресурсами, которые ему доступны. Мне кажется, что неправильно сначала просидеть весь день за компьютером, просматривая видео, а потом сетовать на современный уклад жизни. Я согласна с тем, что сейчас человеку, который имеет массу развлекательных возможностей, труднее оставаться сосредоточенным на своих истинных целях, задачах и ценностях, потому что ему требуется больше силы воли, чтобы отказаться от всего того, что действительно мешает. Я счастлива, что живу в эпоху технологичного бума. Все, что изобретается, действительно может принести пользу человеку. Но каждый сам решает, в каком направлении следует использовать предоставляемые ему возможности .

Анастасия Черных Кира Гричанина Отчет о практике в редакции сетевого информагенства NEWSru.com «Журналист без практики – это не журналист», – упорно внушали друзья-студенты мне, еще зеленой абитуриентке журфака МГУ. И не зря внушали. Уже тогда, учась на подготовительных курсах, я поняла, что надо поступать на вечернее отделение факультета. Дневное – оно, конечно, звучит красиво, но с другой стороны, на дневном – слишком мало времени, слишком много пафоса, и весьма высокий проходной балл. И так вышло, что друзья-студенты задали мне нужный вектор – на вечернее Университетская жизнь. Традиции и обычаи отделение я поступила без малейших проблем и даже без нервных потрясений .

Первый курс, как и 80%, а то и все 90% сокурсников, я филонила. В том смысле, что не работала – отдавала все силы учебе, активно вела общественную деятельность на благо родного вуза, строила студсовет, писала заметки в университетские газеты и журналы, типа «Сачка» и «Шпиля», и прочее, и прочее, и прочее .

Живешь от сессии до сессии и вкушаешь все прелести жизни, но .

В какой-то момент деньги кончаются. Родители не спонсируют. Опыта ноль. И где-то в мозгу начинает зудеть: журналист, он же без практики не журналист. Следовательно, надо искать работу – этим я основательно и занялась на втором курсе .

Не секрет, что в штат студентов берут довольно-таки неохотно, поэтому поначалу пришлось работать на фрилансе и голом энтузиазме .

При всей своей необязательности, фриланс – дело крайне ответственное, особенно когда сроки поставлены неопределенно, требования редакции непонятны, а дэдлайн приходит внезапно .

Тем не менее фриланс учит нас работать в абсолютно разных жанрах и текстовых формах, совмещать в себе качества корреспондента, редактора и корректора. Тут мне приходилось и книги верстать, и рецензии писать, как в журнал «Огонек», и обзоры культуры, как в молодежный журнал Exclusive, и пресс-релизы, и новости на различные сайты .

Однако в конце третьего курса я, наконец, нашла себе стабильную почву, где спокойно обитаю последние полтора года – в объединенной редакции информационного агентства NEWSru .

com. В эту редакцию входят также 2 иностранных представительства: украинское и израильское, сайты InoPressa (перевод статей из иностранной прессы), Zagolovki.ru (анализ и выдержки из статей отечественных СМИ), NewsMSK.com (Новости Москвы), женский Интернет-журнал Super Style и др .

Раньше в нашу компанию и входила еще и реакция сайта с весьма неоднозначным названием OAKTnews (он же «факи»), где публиковались в основном «желтуха» в духе дешевого глянца:

новости о моде, здоровье и стиле, сплетни о звездах, гороскоп .

Однако прошлой осенью сайт был закрыт из-за нерентабельности и низкой посещаемости .

Татьянин день

С самого начала мне удалось попасть в NEWSru.com (он же бывший сайт телекомпании НТВ – NTVRU.com) – основной новостной портал редакции. Не имея каких-то специализированных знаний в области экономики или, скажем, компьютерных технологий, долгое время я работала редактором в двух основных отделах «Россия-Мир» .

Моя главная обязанность – подготовить «новость». То есть .

сухую, скомканную или, наоборот, расплывчатую информацию из источника превратить в интересный и «читабельный» текст .

Все начинается с поиска новостей через Интернет – в основном мы берем новости из присланных нам пресс-релизов или с информационных лент «Интерфакс», ИТАР-ТАСС и РИА «Новости» .

Учитывая то, что я неплохо владею английским и испанским языками, нередко приходится переводить материалы иностранных агентств, например с Associated Press, Reuters, ВВС и т. д .

Если источник не очень надежный, то информация требует проверки. В таком случае я звоню представителям ньюс-мейкера, в пресс-центр ведомства или в пресс-службу человека, чтобы мне официально подтвердили или опровергли сообщение. Таким же образом собираются и комментарии. Это для меня в работе информагентства самое сложное – просто я очень не люблю разговаривать по телефону, а особенно с незнакомыми людьми .

Новость на сайте должна соответствовать определенным требованиям. Так, заголовок должен быть недлинный, но в то же время яркий и информативный, расширение – появится на «морде» сайта в качестве пояснения к заголовку – должно содержать интересные подробности или предысторию произошедшего, а лид – первый абзац новости – должен соответствовать жесткому правилу ЧТО, ГДЕ, КОГДА (и почему) .

Кроме того, всякую новость нужно расширить «бэком» – более ранней информацией и старыми подробностями. Если это судебное разбирательство, как в случае, скажем, с «делом ЮКОСа», необходимо пояснить суть уголовного дела и историю его рассмотрения. Если уточняются новые данные о катастрофе, то можно «обогатить» новость примерами аналогичных инцидентов .

Творческий подход к написанию материала приветствуется, но все в меру, поскольку авторская позиция должна совпадать с мнением редакции (если это только не авторская колонка каУниверситетская жизнь. Традиции и обычаи кого-либо эксперта). Однако можно немного поиронизировать и даже съязвить, особенно в политических новостях .

После того, как новость готова, необходимо пробежаться глазами по тексту, нет ли ошибок у тебя или в источнике .

Кончено, в редакции есть свои корректоры, но если любую ошибку, орфографическую или фактическую, заметят читатели, то все шишки полетят в автора новости. И вуаля – текст через редакторскую службу появляется на сайте, со ссылками на старые материалы и с занесением в досье .

Учитывая, что лента обновляется в режиме онлайн, главное требование к работе – это оперативность и быстрое реагирование. Если материал основан на одном источнике, скажем на тексте «Интерфакса», и не требует большого количества пояснений и предысторий, то такая новость пишется за 5-15 минут. На крупный материал (6 и более тысяч знаков), с учетом времени на расстановку ссылок, подбор «бэка» и «въезжание» в тему, уходит от 30 минут до часа. Таким образом, за рабочий день успеваешь написать от 8-16 новостей .

Сейчас мои обязанности практически не изменились, правда, я несколько поменяла профиль работы. После года работы на «Россию-МИР» меня перевели редактором в отдел «Культура», где на мне висит ответственность и за подготовку новостей, и за отбор материала. Кроме того, приходится больше работать с иностранными источниками – они дают более развернутую информацию о культурной жизни за границей, о новых кинопремьерах, фестивалях искусств и т. д. Имея собственную базу среди деятелей культуры, я получаю пресс-релизы, с помощью которых могу писать анонсы новых фильмов, выставок и театральных премьер в России .

Я вряд ли могу оценить свою работу адекватно, поскольку я пристрастна. Но начальство, если и журит, то только за опоздания и за чрезмерное проявление своей авторской позиции в новостях. А в остальном – все получается неплохо. Лично у меня проблемы возникают с телефонными звонками (выше я уже писала, что очень не люблю брать интервью или комментарии по телефону) и со временем. Не всегда удается уложиться в требуемый «лимит», особенно если по каналам агентств приходит много противоречивой информации из разных источников, а новость, что «называется», горит .

Татьянин день До недавнего времени работа нa NEWSru.com меня полностью устраивала. Достаточно спокойная и стабильная работа в офисе (на пресс-конференции приходится выбираться достаточно редко), дружный коллектив, возможность постоянного изучения новых событий. Плюс к тому, анонсы мероприятий на сайте позволяли мне получить контрамарки на эти же самые мероприятия. Учитывая специфику интернет-издания, время от времени можно работать удаленно, т. е. поставлять новости на сайт, сидя дома или в любом другом месте, где есть компьютер и интернет. А это очень удобно, особенно в период подготовки к сессии .

Но сейчас я уже подумываю о некоторой смене направления – хочется больше свободы творчества. В общем, буду работать, пока работается, а там поглядим…

Интересные подробности

К 180-летию Д И Менделеева Д. И.

Менделеев, профессор Санкт-Петербургского университета, был удостоен следующих ученых званий:

1884 г. – почетный доктор прав Эдинбургского университета;

1894 г. – почетный доктор Кембриджского университета;

1894 г. – почетный доктор гражданского права Оксфордского университета;

1904 г – почетный доктор прав университета в Глазго .

Д. И. Менделеева своим членом избрали:

1888 г. – Эдинбургское Королевское общество;

1892 г. – Лондонское Королевское общество содействия естественным наукам .

Звание почетного члена Д. И. Менделееву присвоили:

1883 г. – Английское химическое общество;

1886 г. – Королевское Дублинское общество;

1889 г. – Манчестерское литературно-философское об щество;

1889 г. – Ирландская королевская академия;

1891 г. – Королевский институт Великобритании;

1897 г. – Кембриджское философское общество;

1904 г. – Королевское философское общество в Глазго;

Д. И. Менделеев был членом – корреспондентом Общества содействия искусствам, ремеслам и торговле в Лондоне (1896 г.) .

–  –  –

Но Менделеев не был избран академиком у нас в России .

Карикатура из журнала «Стрекоза», опубликованная 7 декабря 1880 г.

(Воспроизведена в книге:

Gordin M.D. Dmitrii Mendeleev and the shadow of the periodic table. N.Y., 2004.) Внизу - спокойно дремлющий Менделеев, вверху – собрание интриганов, академиков-химиков, которые договариваются провалить его кандидатуру на выборах в Академию наук. Картина называется «Сон наяву» .

Под ней подпись: «Изберут ли они Менделеева? Нет, не захотят! Что это – сон, похожий на реальность, или реальность, похожая на сон?» .

Рисунок сделан по следам события: 11 ноября 1880 г .

Менделеев не был избран академиком. На другой день, заканчивая лекцию в Университете, он объяснил свое отношение к этому факту таким образом: «Если подставлять ухо хлопанью, тогда нужно выслушивать и свистки» .

Интересные подробности Д. И. Менделеев Перед картиною А. И. Куинджи Единственная искусствоведческая статья великого ученого (опубликована в журнале «Природа», № 1, 2009) Пред «Днепровской ночью» А. И. Куинджи, как я думаю, забудется мечтатель, у художника невольно явится своя новая мысль об искусстве, поэт заговорит стихами, в мыслителе же родятся новые понятия – всякому она даст свое. Позвольте же и мне, естествоиспытателю, передать внушенное этою картиною. Мысли мои изложены отрывочно, но стройно уложились в моей голове и отвечают давно занимающему меня вопросу – о причине влияния пейзажа на зрителя. Сперва казалось мне, что это дело личного вкуса, как понимание или чувство красот природы. Полное убеждение в несостоятельности такого толкования, давно уже отвергнутого мною, получилось, когда я услышал отзывы о картине г. Куинджи: они все однородны; и красоту ночи, лунного блеска на реке и воздушной синевы поняли в картине даже те, кто в действительности не приметил бы красот днепровской лунной ночи. Рождались в голове не раз и другие толкования, но не перечислю их – они не удовлетворяли. Теперь сложилось что-то удовлетворяющее, и думаю, что можно поделиться им .

В древности пейзаж не был в почете, хотя существовал. Даже у великанов живописи XVI ст. пейзаж, если был, то служил лишь рамкою. Тогда вдохновлялись лишь человеком, даже богов и бога выражали человеком! В человеке одном находили бесконечное и божественное, вдохновляющее; тогда поклонялись уму и духу людскому .

Татьянин день В науке это выразилось тем, что ее венцом служили математика, логика, метафизика, политика. В искусстве людское самообожание выражено в том, что художников занимал и вдохновлял только человеческий образ. Думаю и пишу, однако, не против математики, метафизики или классической живописи, а за пейзаж, которому в старине не было места .

Время сменилось. Люди разуверились в самобытной силе человеческого разума, в возможности найти верный путь, лишь углубляясь в самих себя, в людское, становясь аскетом или метафизиком, или политиком, и было понятно, что, направляя изучение на внешнее, попутно станут лучше понимать и себя, достигнут полезного, спокойного и ясного, потому что к внешнему можно отнестись правдивее. Стали изучать природу, родилось естествознание, которого не знали ни древние века, ни эпоха Возрождения. Наблюдение и опыт, индукция мысли, покорность неизбежному, его изучение и понимание скоро оказались сильнее и новее, и плодотворнее чистого, абстрактного мышления, более доступного и легкого, но не твердого, свертывающего поминутно даже с верной дороги на лживую. Стало понятно, что человек, его сознание и разум – только доли целого, легче постигаемого во внешней, чем во внутренней людской природе. Пришлось из царского своего величия потерять кое-что, выгадывая в правде и силе. Природа стала не рабом, не рамкой – подругой, равной человеку, женою мужу .

И мертвая, бесчувственная ожила пред глазами Людей .

Нашлось везде движение, во всем запас энергии, везде высший, естественный разум, простота и целесообразность или красота внутреннего смысла. Венцом знания стали науки индуктивные, опытные, пользующиеся знанием внешнего и внутреннего, помирившие царственную метафизику и математику с покорным наблюдением и с просьбою ответа у природы .

Единовременно – если не раньше – с этой переменою в строе познания родился пейзаж. И века наши будут когданибудь характеризовать появлением естествознания в науке и пейзажа в искусстве. Оба черпают из природы, вне человека. Старое не умерло, не брошено и не забыто, а новое родилось и усложнило число понятий, упростив и уяснив Интересные подробности понимание прежнего. Бесконечное, высшее, разумнейшее, божественное и вдохновляющее нашлось вне человека, в понимании, изображении, изучении и образе природы .

Самопознание от этого возросло. Еще крепка, хоть и шатается, старая вера в абсолютный человеческий разум, еще не выросла новая в целое, где человек есть часть законная; оттого и кажется иным, что исчезающее ничем не заменяется, но сила естествознания и пейзажа убеждает в могуществе народившегося. Как естествознанию принадлежит в близком будущем еще высшее развитие, так и пейзажной живописи – между предметами художества. Человек не потерян, как объект изучения и художества, но он является теперь не как владыка и микрокосм, а как единица в числе .

–  –  –

Завещание А. П. Богданова «Умирая лично почти нищим…»

23 февраля 1896 г .

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Памятуя о своем смертном часе и находясь в здравом уме и твердой памяти, я, нижеподписавшийся, заслуженный профессор, Тайный

Советник Анатолий Петрович Богданов, делаю нижеследующие распоряжения:

1) все мои капиталы состоят из четырех билетов выигрышных займов 1-го и 2-го по сту рублей каждый, нарицательной цены, заложенных в Московском Купеческом Банке. Кроме этого, ничего у меня не найдется после смерти, ибо все получаемые мною средства состояли в пенсии и аренде и университетском жаловании. Все получаемое мною проживалось и частию шло на покупку книг, а частию на уплату долгов, хотя и небольших, до четырех тысяч пятисот рублей, но тяжелых для меня, нажитых благодаря издержкам, вызванным как моею многолетнею общественной деятельностью, особенно по конгрессам тысяча восемьсот девяносто второго года1, так и моей постоянною неумелостью сводить концы с концами, результатом барского воспитания и обстановкою в молодости. Прошу моих детей не сердиться на меня и не винить меня за такое печальное наследство, оставляемое мною им;

2) средством для уплаты оставшихся после меня долгов может служить моя библиотека. Она собиралась в течение многих лет и стоила мне довольно дорого. Зная, как умаляются цены книг, особенно научных, через несколько лет по появлении, видев бедственную судьбу многих профессорских библиотек по смерти их обладателей, я страховал всегда свою библиотеку только в шесть тысяч рублей .

Думаю, что благодаря почти полным сериям некоторых научных журналов за библиотеку можно будет выручить, хотя не без труда, шесть тысяч рублей. Эта вырученная сумма и должна пойти на уплату моих долгов;

Татьянин день

3) ко дню подписания моего духовного завещания мои долги состоят по векселям: одному лицу – девятьсот девяносто рублей, другому семьсот семьдесят рублей, по расписке третьему – пятьсот рублей и наросших мелких долгов ему же двести рублей. Кроме того: книжным магазинам Ланга и Готье по текущим счетам, так как уплатою я всегда опаздывал за забранные книги несколько более, чем за год. Так как, пока я жив, то цифры долга могут меняться, то я считаю достаточным указать только состояние моих долгов по день подписания сего завещания, ибо не знаю, сколько Бог даст жизни и что случится далее. Но, окончив свою общественную деятельность, я дам себе слово более не должать, а по возможности даже уплачивать свои долги;

4) во избежание недоразумений после моей смерти, я отделил все принадлежащее мне, а особенно свои книги, в те две комнаты, которые я занимал при жизни. В этих же комнатах находятся все мои вещи. Моя семья вся состоит из совершеннолетних и имела в своих комнатах лично им принадлежащие книги и предметы, очевидно, ни под коим видом не могущие быть отнесенными к моей собственности;

5) остальная движимость моя состоит из двух письменных столов, одного стола перед диванчиком, диванчика, четырех мягких стульев и сколько же кресел, качающегося кресла и железной кровати. Все это старое и уже изношенное. Особенность моего характера состояла в том, что я очень был скуп на покупку платья и белья, а потому от меня останется немного и то старого и необходимого;

6) серебряных, золотых и иных ценных вещей после меня не останется, кроме орденов и жетонов. После моей смерти некоторые иностранные по статуту должны быть возвращены, а другие составляют мою собственность. Я бы просил жену и детей после моей смерти сделать образ Угодников Божиих Анатолия и Алексея, троицкого письма, в форме запрестольного образа и обделать рамою, в которой украшениями были бы мои звезды, кресты и жетоны. Все это честно заработано мною в течение жизни, и я желал бы посвятить это Богу. Такой образ я желал бы, чтобы семья моя передала в нашу приходскую церковь Спаса на Песках на Арбате и Интересные подробности помещена в алтаре, а не в открытых для публики местах, дабы избежать упрека в желании рекламы после смерти .

Я хочу только, чтобы дорогие мне украшения, заслуженные многими годами труда, пошли как жертва моя церкви и Богу, а не разбрелись по лавкам и чужим людям. Если принимаются церковью и возлагаются на ризы и иконы фермуары, браслеты и серьги с драгоценными камнями, то вряд ли будет что-либо не соответствующее величию храма жертва на украшение его алтаря знаками Царской милости и официальные проявления благодарности за общественные труды умершего;

7) если по ликвидации долгов моих что-либо останется, то все оставшееся должно быть разделено на три равных части и поступить трем моим детям: сыновьям Владимиру и Еллию Анатольевичам и дочери Ольге Анатольевне;

8) душеприказчиком прошу быть старшего моего сына Владимира Анатольевича Богданова, которому вполне верю, расположение которого как к себе, так и к семье, знаю. Помочь сыну Владимиру в различных ходатайствах о семье и в окончательной ликвидации моих дел убедительно прошу профессора Петровско-Разумовского Института Николая Михайловича Кулагина, Присяжного Поверенного Шилова, казначея Общества акклиматизации Федора Семеновича Мочалкина и казначея Университета Петра Александровича Недешева. По ликвидации библиотеки сердечно прошу помочь сыну Александра Александровича Ланга и владетеля магазина Готье-Тастевена как лиц, знающих мою библиотеку, много лет имевших со мною личные сношения, всегда дружеские;

9) похоронить меня прошу в дубовом гробу или в металлическом, в нашей приходской церкви, непременно на парных только дрогах, без балдахина и без всякой театральной пышности и бьющей на эффект обстановки. Прошу хоронить не Тайного Советника или общественного деятеля, а просто раба Божия Анатолия. На могиле убедительно прошу не говорить никаких речей и особых заседаний не делать, ибо все это выходит театрально и не искренно. Я всю жизнь старался жить праведно, просто и желал бы также и уйти с этого света;

Татьянин день

10) просил бы те учреждения и те лица, которым я служил всею душою и всем сердцем во всю жизнь, дать семье моей средства лечь мне в могиле в Новодевичьем монастыре, около моей благодетельницы княгини Глафиры Николаевны Кейкуатовой2 и дорогого моего сына Ора3, а затем оказать возможное содействие облегчению будущности и покоя жене моей Елене Васильевне и дочери Ольге4 .

Поистине говорю, что много тысяч из полученных мною в наследство было употреблено мною на те учреждения, в основании которых я принимал участие, а потому умирая лично почти нищим, не краснея, могу просить о могиле и нравственной помощи семье;

11) все мои духовные завещания, как нотариальные, так и домашние, прежде мною до сего составленные, сим уничтожаю и прошу считать недействительными .

Аминь .

[А. П. Богданов] Архив РАН. Ф. 446. Оп. 1. Д. 155 .

Л. 2 – Зоб. Копия с копии © Публикация Г. А. Савиной Опубликована в журнале «Природа»

№ 1, 2005 .

Международный конгресс по доисторической антропологии, организованный в Москве при активном участии А. Л. Богданова .

По одной из версий, воронежская помещица Г. Н. Кейкуатова – «бабушка» А. П. Богданова, воспитавшая, давшая образование и всю жизнь поддерживавшая его материально, – на самом деле была его матерью .

Младший сын Богданова – Ор (р. 1875 г.) – умер в детстве .

Средний сын Еллий (1872-1931) – биолог, один из основоположников отечественной зоотехники. Старший сын Владимир принял сан и стал священником .

Писательница О. А. Богданова (1869-1942) долгие годы хранила архив отца, который после ее смерти поступил в Архив АН СССР в Москве .

–  –  –

М. И. Алексеева Экзамен по русскому языку Два года назад мне довелось услышать одну из последних передач Радио Свобода. «Архивный час». Запись беседы с Андреем Синявским, состоявшейся в 1979 г .

Андрей Донатович Синявский в 1957 г. читал на факультете журналистики Московского университета на пару с Анатолием Георгиевичем Бочаровым лекции по истории русской литературы ХХ в. Синявский – Серебряный век, Бочаров – советский период. Совершенно разная манера чтения, разный подход к материалу, но студенты были увлечены и тем, и другим. Это были поучительные, яркие уроки литературы. С 1973 г. – Синявский профессор литературы в Сорбонне .

Он рассказывал об имевшем место в одном из французских университетов экзамене по русскому языку. Речь шла о постановке «Реквиема» Анны Ахматовой. Спектакль-концерт. Ему предшествовала очень большая работа. Поначалу казалось, что замысел режиссера с этими благополучными, смешливыми, на первый взгляд, легкомысленными юными созданиями осуществить невозможно. Вместе со студентами было прочитано множество книг – Н. Мандельштам, О. Берггольц, Л. Чуковская, В. Ходасевич… Не только прочитано, но и прочувствовано, обговорено, обсуждено .

–  –  –

И вот, наконец, спектакль, постановка для зрителей .

Скупые декорации – перевернутые столы ножками в зал, будто дула автоматов, направленные на зрителей. Всё вместе – стена.. .

–  –  –

У стены – французские девушки в русских платочках .

Как русские бабы, заголосили они на своем наречье, заговорили, от волнения задыхаясь, перебивая друг друга, проглаИнтересные подробности тывая отдельные звуки, с трепетом повторяя русские слова .

Слова Ахматовой – прононс французский. Французский акцент придавал даже какую-то прелесть нашей русской речи.

Главное, произносились русские слова с особенным трепетом и чувством:

–  –  –

Постановку сопровождает многоголосье народного горя. Действие происходит на фоне старинного церковного песнопения, звучат женские и мужские хоры .

14 плачей. И режиссер-постановщик, и студенты понимают, что Ахматова выступает на правах поэта России. Она вобрала в себя трагедию сотен тысяч людей .

–  –  –

Выпускники биологического факультета МГУ – литераторы По-видимому, есть какая-то закономерность, что человек, профессионально работающий в биологии, тяготеет к профессиональному занятию литературой. Точнее, к писательству .

Сколько их, известных поэтов, прозаиков, эссеистов, – биологи, вышедшие из Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова за последние полвека! Автор прекрасных рассказов о животных Игорь Акимушкин, кинодраматург Эдгар Дубровский, поэт Дмитрий Сухарев, создатель повестей о Беломорье Вадим Федоров и еще немало тех, кто успешно сочетает работу в науке с профессиональной литературой. Да и Букеровский лауреат Людмила Улицкая тоже получила диплом биолога в те же 1960-е годы. Кто-то пошутил, что гены биолога соединены спиральной связью с генами филолога, и, экспрессируясь по мере познания мира природы – как ее внешнего облика, так и внутреннего устройства, – они рождают потребность излить свое видение и свои эмоции на бумагу .

Вот книга профессионального биолога, физиолога и биохимика, О. А. Гомазкова, который еще в пору студенчества был заметен как незаурядная художественная натура. Эпоха пятидесятых на биофаке МГУ, отмечавшего тогда свое 200-летие, была полна кипения и инициатив в научной и общественной жизни, наполненной студенческими спектаклями, агитпоходами, концертами на целине и больших стройках .

Олег Александрович – профессор, доктор биологических наук, один из ведущих специалистов в исследовании физиологически активных пептидов, автор восьми научных монографий. Первая его научная публикация появилась в журнале «Природа» в 1958 г.. «Вторая натура» продолжала жить все эти годы, и с перерывом в несколько лет он написал сначала небольшую книжку «Доминанта» (1994) – сборник рассказов и очерков о людях науки, с которыми сводила работа (И. Д. Папанине, В. Н. Черниговском, В. А. Неговском), а также прекрасные портреты-эссе о И. М. Сеченове и А. А. Ухтомском. Уже тогда обращало Интересные подробности на себя внимание его умение, будучи в научной поездке, увидеть новые, необычные срезы окружающего мира («Листки из японского блокнота», «Притча о национальном генотипе») .

–  –  –

Короткой строкой из прошлого В 1756 г. газета «Московские ведомости» в № 21 сообщила: «Московского Императорского университета библиотека, состоящая из знатного числа книг на всех почти европейских языках, в удовольствие любителей наук и охотников до чтения книг, отворена была сего июля 3 числа...» .

К 1812 г. в библиотеке насчитывалось 20 тысяч томов. Более 100 лет она была единственной публичной, общедоступной библиотекой Москвы .

*** День 25 апреля 1756 г. – состоялось открытие типографии Московского университета – стал датой, с которой ведет отсчет история русского университетского книгоиздания .

В ней печаталась первая московская газета – «Московские ведомости» .

*** Старейшие университеты России: Московский – основан в 1755 г., Санкт-Петербургский – в 1819 г. (с 1725 г. в СанктПетербурге работал Академический университет, с 1804 г .

– Главный педагогический институт), Казанский – в 1804 г., Томский – в 1880 г.. Саратовский – в 1909 г., Ростовский – в 1915 г., Пермский – в 1916 г .

В формате хроники

*** В конце XIX в. финансирование российских университетов осуществлялось следующим образом: почти 80% – средства государственной казны, немногим более 10% – плата за обучение, примерно 6% – доходы от помещенных университетом в банк капиталов, остальное – пожертвования частных лиц и организаций. Общие расходы на обучение одного студента превышали 300 руб. в год. Плата за обучение составляла около 100 руб. в год .

*** На базе МГУ созданы Первый Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова (ныне – Медицинская академия), Московский геологоразведочный институт им. С. Орджоникидзе, Московский физико-технический институт, Московский институт международных отношений .

Хроника наших дней 21 июня 2014 г. в университете столицы Республики Сербской состоялся круглый стол «100-летие Первой мировой войны и участие сербских добровольцев в составе русской Императорской армии». В заседании приняли участие русские и сербские ученые .

21 июня 2014 г. в столице Республики Сербской в городе Баня-Лука состоялась торжественная церемония передачи в дар братскому народу Республики Сербской памятника Николаю II. Автор – З. К. Церетели .

На постаменте начертано: «В память о Российском Императоре Николае II – защитнике сербского народа, и погибших воинах Сербского добровольческого корпуса» .

Студентка заочного отделения факультета журналистики МГУ Ульяна Эшкинина выиграла первенство России по Татьянин день легкой атлетике среди юниоров в эстафете 4 этапа по 400 метров .

Инфографика нашего выпускника 2013 г. (отделение дизайна СМИ) Валерия Борисова выиграла серебро на конкурсе Malofiej-2014 .

16 и 23 марта 2014 г. в рамках Чемпионата Международной студенческой баскетбольной лиги состоялись матчи между командой МГУ и командой Балтийского федерального университета. Лучшим игроком встречи стал студент факультета журналистики Федор Маркин .

В районе Московского университета официально открыта улица имени Евгения Светланова, почетного профессора МГУ. Она идет от Ломоносовского проспекта, мимо фундаментальной библиотеки МГУ до Раменского бульвара. В честь этого события у фундаментальной библиотеки МГУ открыта памятная доска .

Евгений Светланов – дирижер, композитор, пианист, просветитель. Был главным дирижером Большого театра .

Имя Светланова присвоено Государственному академическому симфоническому оркестру, которым он руководил свыше трех десятилетий .

Уже третий год Студенческий совет факультета журналистики занимается театральным просвещением наших студентов. Ежегодно мы заказываем билеты в РАМТ, МХТ им. Чехова, театр им. Вл. Маяковского и другие театры .

Театральный сезон у студентов начинается в октябре и заканчивается в феврале. Мы выбираем спектакли, которые соответствуют учебной программе. Студенты уже посмотрели «Дворянское гнездо» И. С. Тургенева, «Трамвай желание» У. Теннесси, «Лес» А. Н. Островского, «Обломов»

И. А. Гончарова, «Тартюф» Мольера и многие другие!

В формате хроники Впервые на факультет журналистики МГУ прошел джазовый фестиваль «Джаз на Моховой». Наш факультет стал первой площадкой для фестиваля. Организаторы

– Студенческий совет факультета журналистики и Студенческий союз МГУ даже не могли предположить, что на мероприятии будет такой аншлаг! Среди джазовых исполнителей были и наши студенты – Илья Сластёнов – саксофон, Ваня Корякин – бас, Алексей Жаворонков – гитара, которые выступают в группе «Очки моей мамочки»!

Послушать джаз зашли декан факультета с иностранными коллегами. «Джаз на Моховой» длился почти три часа, но после завершения студенты с сожалением покидали 308 аудиторию. Надеемся, что как и Новогодний бал, «Джаз на Моховой» станет нашим традиционным мероприятием .

18 ноября 2014 г. на факультете журналистики МГУ состоялась международная ярмарка карьеры .

Виктория Колосова, студентка 2 курса факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова награждена дипломом за профессиональный дебют в области телевидения IV Международного фестиваля телепрограмм и интернет-проектов об инвалидах и для инвалидов «Интеграция» .

Вышел в свет седьмой номер журнала для маленьких детдомовцев «Домовёнок Троша» – медиапроект Центра детской и юношеской журналистики, литературы и чтения факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова .

P.S. В прошлом году Студенческий совет провел на факультете журналистики МГУ благотворительную акцию «Ёлка желаний» для детей из Долматовского детского дома. Каждый Татьянин день студент мог стать волшебником и осуществить мечту ребенка. Студенты ездили в Долматово и поздравляли детей лично .

А в этом году ребята решили приехать на наш факультет. Мы с радостью пригласили их. Григорию Владимировичу Пруцкову поручили провести экскурсию. Гостей провели по факультету, рассказали о некоторых секретах здания на Моховой. После ребятам показали теле- и радиостудии. Экскурсии сопровождались литературными конкурсами и загадками. Было очень приятно, что гости привезли нам в подарок большое лоскутное одеяло, которое они сшили все вместе специально для нас! Мы им подарили номера журнала «Домовёнок Троша». Его выпускают наши студенты для маленьких воспитанников детских домов и сиротских учреждений. В библиотеку Долматовского детского дома были переданы подарочные издания книг о великих художниках и музеях мира. Завершилась встреча веселым чаепитием в столовой, которое очень затянулось. Ребята ещё хотели посмотреть Красную площадь. Наши студенты с грустью прощались с друзьями. Но мы решили, что не будем затягивать следующую встречу!

В формате хроники

–  –  –

За лучшие материалы практики в 2014 году удостоены наград студенты факультета журналистики МГУ в следующих номинациях:

Золотое перо

1) Галина Полоскова – за серию публикаций в «НГрелигия» (приложение к «Независимой газете»), 5 курс

2) Арина Меснянкина – за серию публикаций в «Новой газете», 2 курс Золотой макет

1) Филиппьев Николай Александрович – за дизайн корпоративных изданий в ИД Press Pass, 3 курс

2) Капитохина Елена Александровна – за серию иллюстраций и дизайн рекламно-полиграфической продукции в рекламном агентстве Brenda, 3 курс

3) Рязанова Алина Александровна – ИД «Гудок» и учебной газете Journalist (США), 3 курс Золотая мышь

1) Екатерина Логинова – за практику в Lenta.ru, 4 курс

2) Виктория Чарочкина – за практику в Kommersant.ru, 4 курс

3) Олег Багулин – за практику в Buro24, 5 курс Золотая камера

1) Богдана Вичканова – за серию репортажей на телеканале «360 Подмосковье», 5 курс

2) Марина Кварацхелия – за серию репортажей на телеканале LifeNews, 4 курс

3) Юлия Забейворота – за серию репортажей в программе «Большой спорт» на телеканале «Россия 2», 4 курс

–  –  –

Золотая стрела

1) Александра Иванова – за практику в немецком агентстве Интернет-рекламы Hurra Communication, 3 курс

2) Анастасия Трухина – за практику в пресс-центре ДВМС, 4 курс

3) Ксения Алексеева – за практику в медийном агентстве VivaKi Russia, 5 курс

–  –  –

РВ:

Василиса Зыкова – за подготовку утреннего шоу, материалов к информационным выпускам, проведение прямых включений во время празднования Дня города на радио «Комсомольская правда», 4 курс

Новые медиа:

Софья Еркушова, Дарья Лебедева – за проект радио для душевнобольных «Зазеркалье», 5 курс Союз журналистов Москвы

Дизайн:

Непорада Татьяна Сергеевна – дизайн и редизайн ученой газеты «Журналист» факультета журналистики МГУ (или спецноминация), 5 курс

Печать:

Софья Сандалова – за серию публикаций в газете «Московский комсомолец», 2 курс

ТВ:

Ирина Штырник – за серию экологических репортажей в программе «План города». Специальный репортаж» на телеканале «Москва 24», 4 курс

РВ:

Александра Митрошина – за работу продюсера и подготовку стрит-токов для эфира «Москвы ФМ», 4 курс Дебют года

1) Анастасия Солуянова – за серию публикаций в ряде периодических изданий, 2 курс 2 Вячеслав Кочетков – «Под землей», 2 курс Лучшая практика за весь период обучения

ТВ:

Валерия Исаева, 5 курс (1 курс – РЕН-ТВ, 2 курс – «Четвертый канал», 3 курс – «Москва. Доверие», 4 курс – РБК)

РВ:

Екатерина Мареева – за подготовку программу «Народные новости» на «Авторадио»

Татьянин день

Дизайн:

Непорада Татьяна – дизайн и редизайн ученой газеты «Журналист» факультета журналистики МГУ, 5 курс Победителем конкурса «Студенческая звезда» стал выпускник факультета журналистики МГУ с самой яркой, по мнению студентов, журналистской карьерой за последние 20 лет Андрей Малахов Содержание К читателю

Первая мировая К 100-летию начала Первой мировой войны Из личных архивов. Публикация М. И. Алексеевой 7 Боевой товарищ

Былое и Дума

Осознанная необходимость?

Радетели земли русской М. В. Ломоносов Мысли о сохранении и размножении российского народа

О. М. Афанасьева Семантика понятия «свобода» в публицистике И. А. Ильина

–  –  –

Страницы памяти Рафаил Павлович Овсепян

Татьяна Григорьевна Волкова

Евгений Иванович Пронин

К 70-летию окончания Великой отечественной войны Профессора, преподаватели, сотрудники факультета журналистики Московского университета имени М. В. Ломоносова – ветераны Великой Отечественной войны................ 232 Во фронтовой печати работали

«На войне сделал важный вывод: не стреляют – уже хорошо…» А. В. Западов

Старший сержант Иван КУЗНЕЦОВ В Порт-Артуре

Университетская жизнь. Традиции и обычаи А. А. Волков Татьянин день, Татьянин храм

Из воспоминаний выпускников Московского университета разных лет

Откровения Грэма Грина

М. П. Демидов Свидание с Гринландией

Вспомните, ребята!

Государство оплатит россиянам Оксфорд и Гарвард

Е. Потапова Когда наука становится ближе

Рассуждения на заданную тему Дарья Ларионова

Анастасия Черных

Кира Гричанина Отчет о практике

Интересные подробности К 180-летию Д И Менделеева

Д. И. Менделеев Перед картиною А. И. Куинджи

Анатолий Петрович Богданов

Завещание А. П. Богданова

М. И. Алексеева Экзамен по русскому языку

Выпускники биологического факультета МГУ – литераторы

–  –  –

Составитель и ответственный редактор М. И. Алексеева Корректура, вычитка: студенты-вечерники 404 и 604 групп редакционно-издательского отделения Контрольная вычитка: Е. Н. Потапова Компьютерный набор, вёрстка: Л. М. Лосева Дизайн обложки: Д. Ю. Рожков Подписано в печать 25.12.2014. Формат 60х84/16 Объем 18 усл. печ. л. Тираж 100 экз. Заказ 15005 Отпечатано в типографии факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова 125009, Москва, ул. Моховая, 9



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Мусина Карина Ирековна доцент каф. истории искусств и дизайна ИФИ К(П)ФУ г.Казань Молодежный виртуальный тур по местам памяти Заказанья "Мы живем в эпоху всемирного торжества памяти. В последние двадцать или двадцать пять лет все ст...»

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ "ИСТОРИЯ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА И ТАМОЖЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ" Целью освоения дисциплины "История таможенного дела и таможенная политика России" является получение обширных и систематизиро...»

«ТИТКОВА МАРИЯ СЕРГЕЕВНА РЕФЛЕКСИВНАЯ АКТИВНОСТЬ В СТРУКТУРЕ АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ Специальность: 19.00.01 общая психология, психология личности, история психологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Санкт-Петербург V ОО ОЯ-^^ЗЯ ' НПб им К.Д Ушинсксге | и...»

«Выступление Министра иностранных дел Республики Таджикистан Хамрохона Зарифи на общих прениях 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Нью-Йорк, 26 сентября 2011 года Уважаемый господин Председатель, Уважаемые коллеги, Дамы и господа, Позвольте поздравить Его Превосходительство господина Насир Абд аль-Азиз ан-Насера, с избранием на высокий пост...»

«Чернышева Анна Владимировна ПОНЯТИЕ КУЛЬТУРЫ В СТРУКТУРНО-СЕМИОТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Ю. М. ЛОТМАНА В статье рассматривается структурно-семиотическая концепция культуры одного из видных представителей отечественной философии культуры Ю. М. Лотмана. Особое внимание автор уделяет выявлению специфики понятия культ...»

«Страница 1 из 21 АКТ государственной историко-культурной экспертизы проекта зон охраны объекта культурного наследия регионального значения "Здание земской управы, где 18 октября 1905 года состоялось первое открытое выступление Я.М. Свердлова", расположенного по адресу: г. Екатеринбург, ул. Розы Люксембург, 60 г. Иже...»

«Псковский регионологический журнал № 17 2014 ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ УДК 911.3:001.4 О. Е. Афанасьев, А. В. Троценко КАТЕГОРИЯ "ЛЕГЕНДА" В РЕГИОНАЛЬНОМ ТОПОНИМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ (НА ПРИМЕРЕ ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ОБЛАСТИ УКРАИНЫ) В статье ставится вопрос об актуальности и значимости научного подхода к изучению топонимических легенд как...»

«Акт государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия Монастырь Зосимова пустынь: Кельи южного хозяйственного двора, кон. XIX в., расположенного по адресу: г. Москва, поселен...»

«Еженедельный бюллетень информационного мониторинга ситуации по гриппу за период 07.11.2010-13.11.2010 Выпуск № 33 Содержание Стр. Раздел I. Информация о ситуации по вирусам гриппа человека 2 1. Информация сайт...»

«Уроки Пятидневной войны Игорь В. Шатров В августе 2008 года мир изменился. Пятидневная война на Кавказе положила конец однополярной системе мироустройства, на непродолжительное время воцарившейся на земном шаре после окончания "холодной войны"....»

«© 2003 г. Т.В. НАУМЕНКО СОЦИОЛОГИЯ МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ В СТРУКТУРЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ НАУМЕНКО Тамара Васильевна кандидат философских наук, старший научный сотрудник кафедры социологии коммуникативных систем социологического факультета...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА "ВОПРОСЫ ЛИТЕРАТУРЫ" ЗА 1968 ГОД (№ 1—12) НА ТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ Анастасьев Н. Не терять человека! Мотяшов И. Ответственность ху­ (По поводу некоторых буржуазных дожника — 12. концепций советской литературы) — 6. Новиков В. Величие революцион­ Богуславский Ал. Неиссякаемый ного созидания — 2. источник вдохновения — 8. Новиченко...»

«СМИРНОВА Д. С. ПРАГМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОСЛОВИЦ В НЕМЕЦКОЙ ПРЕССЕ Аннотация. Актуализируется проблема воздействия на адресата в современной немецкой прессе. В этой связи наиболее ярким репрезентантом интенций автора выступают пословицы. Сделан вывод о коммуникативной эласт...»

«Бессмертный полк ПСПбГМУ имени академика И.П. Павлова Внучка Маслова Евсеева София Александровна Татьяна 4.08.1924-6.11.2006 Ветеран ВОВ, житель блокадного Ленинграда. Вячеславовна, старший преподаватель русского языка Правнук Ходосевич Ходасевич Сергей Григорьевич Александр Сергеевич, 1907-07.11.1941 Ленинградский фронт. гр.487 Десантник. стоматол...»

«Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Серия "Исторические науки". Том 3 (69), № 3. 2017 г. УДК 327.82 ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКИ "ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ" НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ, ТАКТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ Колобов О. А. Нижегородский госуниверситет им. Н. И. Ло...»

«© Дмитрий Алексеев ГИПОТЕЗА О ГРУППАХ БЕЗОПАСНОСТИ ОБЩЕСТВА: ТРИ В ОДНОМ В ЭЛИТОЛОГИИ Данный материал написан в развитие теории революционной ситуации и приурочен к подлинному дню празника народного единства...»

«Теоретические и прикладные исследования Патрик Хили ВУЗЫ: БИТВА ЗА ПРОФЕССУРУ1 Сегодня университеты готовы практически на все, чтобы запо лучить именитого профессора, который мгновенно поднимет пре стиж заведения, привлечет крупных инвесторо...»

«С. Г. Веригин УДК 94(480) Сведения об авторе Веригин Сергей Геннадьевич – доктор исторических наук, профессор Петрозаводского государственного университета. E-mail: verigin@psu.karelia.ru СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКИЕ ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСУ ДЕМ...»

«Программа вступительного испытания в магистратуру составлена на основе требований к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки бакалавров в соответствии с действующим федеральным государственным образовательным стандартом высшего...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Ис...»

«: Содержание Турки защищают свою демократию О попытке военного переворота в Турции Современная Турция и опыт Партии справедливости и развития Реакция зарубежных стран Повлияет ли переворот на сирийский вопрос? Уроки для сирийцев Ночь 15-го июля 2016 года стала одной из самых тя...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.