WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

««РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ИНСТИТУТ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ» КАФЕДРА ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ БЕЛАРУСИ Научный сборник Основан в 2008 году ВЫПУСК 8 Минск РИВШ УДК 94(4-11)(082) ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

216 Studia Historica Europae Orientalis – 8 землю Курляндии (Correlant)159, которая принадлежит сеньорам Лифляндии, которые были в подчинении сеньорам Пруссии, и прибыл в город называемый Лив (Live)160, лежащий на реке называемой Лив161, которая разделяет земли Курляндии и Самогитии. Имеется двенадцать лье из названного Мемеля до названного Лива .

Также, из Лива в Курляндии я поехал в Ригу (Righe) в Лифляндии, через многие города, замки и командорства, также принадлежащие сеньорам Лифляндии. И, прежде всего, через Гробин (Gurbin)162, который есть замок, потом через Голдинген (Guldinghe)163, который есть укрепленный город, через Кандаву (Cando), замок164, и другие города и замки в землях Курляндии и Самогитии, принадлежащие сеньорам Лифляндии. И через многие деревни земголы (Zamegaelz), куршей (Corres) и ливов (Lives), которые имели каждый свой язык. И переправился, в двух лье перед Ригой, через большую реку, называемую Тзамегальзара (Tzamegaelzara)165, и прибыл в Ригу, которая есть порт, замок и укрепленный город и главный город земли и [место] где магистр Лифляндии имеет свою резиденцию. Из Лива в Курляндии досюда пятьдесят лье .

Также, имели упомянутые курши, уже бывшие христианами крещенными силой, одну секту, где после их смерти они сжигались в месте захоронения, одетые и украшенные каждый их лучшими украшениями, в одной из ближайших рощ или лесу, на костре исключительно из дубовой древесины. И верили, что если дым пойдет прямо к небу, то душа сохранилась, но если сдувается в сторону, то душа погибла .

Также, в Риге нашел магистра Лифляндии, господина Курляндии166, который является вассалом магистра Пруссии, но не нашел никакого похода. И предпринял, при посредничестве названного магистра, поездку в Великий Новгород (Noegarde)167 в Руси (Russye) и поехал к ландмаршалу168, который был в одном городе в семи лье, возле города называКурземе, Курония, нем. Курляндия – историческая область современной Латвии, получившая название от балтского племени куршей .

Лива, нем. Либава, сегодня Лиепая в Латвии .

Такой реки не существует. Скорее всего, Ланнуа мог соединить Лиепайское озеро (очень вытянутое в длину) и впадающую в него реку Барту в одно целое .

Гробинский замок в 11 км от Лиепаи .

Голдинген, сейчас Кулдига в Латвии. С 1368 г. в составе Ганзейского союза .

–  –  –

Западная Двина, Даугава. Semigals-Ara – река земгалов .

Дитрих фон Торк (? – 17 августа 1415 г.), магистр Ливонского ордена с 1413 г .

Новгород Великий в России .

Ландмаршал – командующий армией Ливонского ордена. С 1410 г. ландмаршалом был Генрих Винке .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

емого Зегевольд (Zeghewalde)169. И оттуда вперед ехал все время через земли Лифляндии, из [одного] города в другой, через замки, дворы, командорства упомянутого магистра и проехал большой укрепленный город, называемый Венден (Winde)170, который есть командорство и замок, и также Вольмар (Weldemaer)171, который есть укрепленный город, и Феллин (Vellin)172, который есть укрепленный город и командорство, и Вейсенштейн (Wisteen)173, который есть командорство и деревня. И оттуда в укрепленный город, и командорство, и замок, находящийся на границе с Русью, называемый Нарва (Narowe), через который держит свой путь река называемая Нарва, которая есть большая река и от которой город берет свое название. И разделяет эта река в том месте земли Лифляндии и Руси, принадлежащие сеньорам Великого Новгорода .





И имеется от Риги до Нарвы восемьдесят лье, на этом пути находятся люди четырех способов речи, а именно, ливы, земгалы, леты (Loches) и эсты (Eestes). И находится, с левой стороны, между Вистеном и Нарвой, море Лифляндское и Русское, каковые названные земли видны одним взглядом, когда плывешь к названному городу Нарве .

Также, оттуда переправился через реку Нарву и вошел в земли Руси и там сел на сани (sledes)174 из-за установившихся больших снегов и холодов. И имелся там один замок Руси, называемый Ниенслот (Nyeuslot)175, который находится в шести лье от Нарвы. И из Ниенеслота шел все время через земли Руси и проезжал через некоторые деревни и замки, лежащие в пустынных землях, полных лесов, озер и рек, затем прибыл в город Великий Новгород. И от названного замка Ниенслот до Великого Новгорода двадцать четыре лье длинны176 .

Также, город Великий Новгород удивительно большой город, лежащий на красивой равнине, окруженный большими лесами, в низких землях, полных вод и болотистых мест. И посередине названного города протекает очень большая река, называемая Волхов (Wolosco), но город укреплен плохими стенами, сделанными из деревянного сруба (cloyes) Зегевольд. Один из наиболее мощных орденских замков на территории Латвии. Как видно из сочинения де Ланнуа уже в 1413 г. замок был местом, где располагалась резиденция ландмаршала .

Венден (нем.), г. Цесис в Латвии .

Вольмар (нем.), г. Валмиера в Латвии .

Феллин (нем.), г. Вильянди в Эстонии. Здесь хранилась казна ордена .

Вейсенштейн (нем.), г. Пайде в Эстонии .

Slaede (датск.), slede (норв), slde (швед.), slee (голл.) .

Дословно: «Новый замок», новгородская крепость Ям на реке Луга, современный

–  –  –

и земли, тогда как башни были из камня. И является свободным городом и управляется коммуной, где есть епископ, который как бы их суверен .

И придерживаются также как и все другие русские в Руси, которая очень велика, христианского закона в их вере, как у греков. И имеется внутри названного города триста и пятьдесят церквей. И есть один замок, стоящий на названной реке, в нем главная церковь Святой Софии, которой они поклоняются, и там находится упомянутый епископ177 .

Также, имеется в названном городе много больших сеньоров, которых они называют боярами (Bayares). И имеется такой горожанин, который держит добрых двести лье земель в длину, богатый и могущественный удивительно, и не имеют русские Великой Руси других сеньоров, кроме тех, которых в свою очередь выберет коммуна. И их деньгами являются слитки серебра (keucelles d’argent)178, около шести унций весом, без гравировки, так как [они] вовсе не куют золотой монеты. Их мелкими деньгами являются головы белок и куниц. Есть в их городе один рынок, где они продают и покупают их женщин по своему закону, но мы, истинные христиане, не осмелились бы сделать такое в жизни .

И меняют одну женщину на другую за один слиток серебра или два, так как они договорятся, чтобы один дал возмещение другому. И имеют двух должностных лиц, одного герцога179 и одного бургграфа180, которые управляют названным городом, каковые правители обновляются из года в год. И я посетил там названного епископа и названных сеньоров .

Также, дамы имеют две косы из своих волос, свисающие за спиной и мужчины одну косу. Был девять дней в названном городе, и упомянутый епископ направлял мне каждый день добрых тридцать человек груженых хлебом, мясом, рыбой, сеном, овсом, пивом и медом181. И мне дали названные герцог и бургграф ужин более необычный и более удивительный из тех, что я когда-либо видел. И было в эту зиму так холодно, что удивительные вещи можно рассказать о том, что делали холода, потому что из-за холода мне пришлось уехать .

Также, одно чудо от холода было в том, что когда едешь через леса, слышно как трещат деревья и раскалываются сверху донизу от мороза .

И видел навоз из помета лошадей, который на обледеневшей земле подлетал вверх от холода. И когда спал ночью в этой безлюдной местности, Иоанн III, архиепископ Новгородский и Псковский (1388–1414) .

Очевидно де Ланнуа имел ввиду новгородские рубли, которые весили 170,1 грамма .

–  –  –

В манускрипте А дается вариант «servoise de mielz» – пивом из меда, т.е. медовухой .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

находил утром свою бороду182, брови и веки, заиндевевшие от человеческого дыхания и полные льдинок, так, что проснувшись с трудом можно было открыть глаза .

Также, другое чудо от холода – наблюдал длительное время глиняный горшок, наполненный водой и мясом, поставленный утром на огонь на одном озере в безлюдной местности, в котором я видел кипящую воду с одной стороны горшка и замерзшую в лед с другой стороны .

Также, я видел другое чудо от холода, две серебряные чаши весом в три труасские марки183, в которые я набрал воды ночью в одном озере подо льдом, чтобы попить, утром в моих теплых руках примерзли к пальцам и, когда их опустошил, вставив один в другой, смерзлись вместе так, что взяв одну, поднимал две из-за силы примерзания .

Также, не продают ничего зимой на рынке Великого Новгорода из живности, рыбу ли, мясо ли свиньи или барана, никакую птицу, а только убитую и замороженную. И были во всей земле зайцы все белые зимой и все серые летом .

Также, все сеньоры названного Великого Новгорода имеют силы в сорок тысяч конницы и без числа пехоты и ведут часто войны со своими соседями, а особенно с сеньорами Лифляндии и выиграли в прошлые времена много больших битв .

Также, выехав из названного Великого Новгорода, чтобы увидеть мир, я поехал на санях, под видом купца, в другой большой укрепленный город королевства и сеньории Руси, называемый Псков (Plesco) .

И надо проехать тридцать немецких лье через большие леса из упомянутого Новгорода до Пскова .

Также, Псков очень хорошо укреплен каменными стенами и башнями; и есть один очень большой замок, куда никакой истинный христианин не может войти, чтобы не умереть. И стоит названный город в слиянии двух больших рек известных, как Мод (Moeude)184 и Пскова (Plesco) и является самостоятельной сеньорией подчиненной королю Москвы (Moeusco). И во времена, когда я был там, произошла ссылка и изгнание их короля, которого я видел в великом Новгороде185. И имели русские Очевидно, что бороду Ланнуа отпустил уже будучи в Пруссии в 1413 г., так как во Франции XV в. ношение бороды противоречило моде .

Труасская марка – мера веса в средневековой Франции, равна 244,75 г. Значит, кубки весили около 735 г .

Река Великая, die Mode – название, которым ливонские немцы обозначали реку Великую у Пскова .

Константин Дмитриевич (1389–1434), восьмой сын Дмитрия Ивановича Московско

–  –  –

этого города длинные волосы, спадающие на плечи. И их женщины имели круглые диадемы за головами186, как у святых .

Также, из Пскова я ушел, чтобы вернуться в Лифляндию, поднялся со всеми моими санями по реке Мод. И из Мод вышел на лед очень большого озера, называемого озеро Пебе (Pebes)187, которое было в длину тридцать лье и в ширину двадцать восемь лье188, на этом озере было много островов, некоторые населенные, другие нет. И передвигался по названному озеру, не находя ни селения, ни дома, четыре дня и четыре ночи, и прибыл в Лифляндию в один очень красивый маленький город, называемый Дерпт (Drapt)189, который находится в двадцати четырех лье от Пскова .

Также, город Дерпт очень красивый город и хорошо укреплен; имеет замок, лежащий в трех реках, и является епископством, не принадлежащим сеньорам Лифляндии .

Также, оттуда я возвратился через земли Лифляндии в Зегевольд к ландмаршалу для того, чтобы получить охранную грамоту и направился через Венден и через Вольмар, которые являются укрепленными городами и через многие деревни, о которых я не упоминаю. И от Дерпта до Зегевольда пятьдесят лье .

Также, из Зегевольда я поехал, чтобы посмотреть королевство Литвы, к герцогу Витольту (Witholt), королю Литвы, Самогитии и Руси .

И я ехал постоянно на своих санях, прибыв в один укрепленный город и замок, называемый Кокенгаузеном (Cocquenhouse)190, который принадлежит епископу Рижскому, и пятнадцать лье до туда .

Также, из Кокенгаузена я поехал по реке Ливе191 со всеми моими санями и приехал в один замок сеньоров Лифляндии, называемый Динабург (Dimmebourg)192, который есть в том месте последний замок, который они имеют на границе с Литвой, и может быть из Кокенгаузена около пятнадцати лье .

Также, выехав из Динабурга в Лифляндии, въехал в королевство Литвы в один большой безлюдный лес и ехал по дороге два дня и две ночи, не найдя никакого жилья, через семь или восемь больших замерзших озер. И прибыл в один из дворов, упомянутого Витольта, называемый На затылке .

Пейпус в Эстонии, Псковско-Чудское озеро в России .

В манускрипте А – восемнадцать лье .

Дерпт, Тарту в Эстонии. В древнерусских летописях – Юрьев .

–  –  –

Западная Двина, Даугава (лат.) .

Даугавпилс в Латвии .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

королевский двор (Court-le-roy)193. И от Динабурга в Лифляндии до туда пятнадцать лье .

Также, из королевского двора, проехал через многие деревни, большие озера и леса, затем прибыл в главный город Литвы, называемый Вильно (Wilne)194, в котором замок находится очень высоко на песчаной горе, укреплен камнями и землей, застроен внутри исключительно деревянными постройками. И спускаются укрепления названного замка с высокой горы вниз в две стороны крепкими стенами, в каковых укреплениях расположены многочисленные дома. И данный замок и укрепления содержат обычно названного Витольта, князя Литвы, содержат его двор и его жилище. И бежит возле названного замка река, которая направляет свое течение и свои воды через нижний город, каковая река называется Вильна (Wilne). И город совсем не укреплен, но длинен и узок с верха до низа, очень плохо застроен деревянными домами .

И есть несколько церквей из кирпича. И не имеет упомянутый замок на горе укреплений, кроме деревянных на земляных насыпях, сделанных наподобие стен .

Также, и от королевского двора до города Вильно двенадцать лье .

И были люди названного королевства недавно крещены под давлением сеньоров ордена Пруссии и Лифляндии и в больших городах были основаны церкви и также в деревнях основываются изо дня в день, и имеется в землях Литвы двенадцать епископств195. И они имеют свой собственный язык196. И мужчины здесь носят длинные волосы, ниспадающие на их плечи, но женщины убраны просто, почти как по обычаю Пикардии .

Также, земли Литвы безлюдны, в большей части заполнены озерами и большими лесами и находились в названном городе Вильно две сестры жены упомянутого герцога Витольта, и я навестил их197 .

Также, покинув Вильно, чтобы вернуться в Пруссию, я поехал через королевство Литвы следующей дорогой: сначала в очень большой город Литвы, называемый Троки (Trancquenne)198, плохо застроенный сплошь Это так называемые «гаспадарские дворы», великокняжеские имения. Упомянутый двор, возможно, располагался в Свентянах (Швенченис в Литве) .

Вильнюс в Литве .

В варианте А говорится о трех епископствах .

Возможно здесь имеется в виду, что в отличие от Западной Европы в ВКЛ церковные службы велись на местных языках, а не на латинском .

Женой Витовта в 1414 г. была, по всей вероятности, Анна Святославовна (? – 1418), дочь князя смоленского Святослава Ивановича (1356–1389). Ее сестрами были Агриппина (1350/2 – ?), вдова Ивана Ольгимундовича Гольшанского, и Ульяна (Юлиания), жена боярина Монивида, воеводы Виленского в 1413–1422 гг .

Собственно, это были Новые Троки, сейчас Тракай в Литве .

222 Studia Historica Europae Orientalis – 8 деревянными домами и совсем не укрепленный. Имеет два замка, один из которых очень старый, сделан весь из дерева и из сруба, покрытого землей (de cloyes de terre placquies)199 и располагается старый замок одной стороной на озере, но другой частью на равнине. И другой замок есть на середине другого озера, на пушечный выстрел от старого замка, он весь новый, сделан из кирпича как во Франции .

Также, живет в названном городе Троках и в многочисленных деревнях вокруг очень большое количество татар, которые живут там племенем, и которые настоящие сарацины, не имеют никаких заповедей Иисуса Христа и имеют собственный язык называемый татарским. И живут таким же образом в названном городе немцы, литва, русские и большое количество евреев, которые каждый имеют свой особый язык. И названный город [принадлежит] герцогу Витольту. Из Вильно досюда семь лье .

Также, держит упомянутый Витольт, князь Литвы, такой закон чести в своих землях, что никакие иностранцы, прибывшие и проезжающие через них, ничего не тратят, наоборот, князь предоставляет им продовольствие и обеспечивает сопровождение для их безопасности повсюду, где они захотят быть в его землях, без оплаты и без затрат. И названный Витольт очень могущественный князь, который завоевал двенадцать или тринадцать королевств и земель своим мечом. И постоянно имеет десять тысяч лошадей под седлом, принадлежащих ему лично .

Также, в упомянутом городе Троках есть огороженный парк, в котором есть всякого рода дикие животные и крупная дичь, которую только можно найти в здешних лесах и землях (marches)200. И были такие, как дикие быки, называемые урофль (ouroflz)201, и другие, как большие лошади, называемые везель (weselz)202, и другие, называемые эллан (hellent)203, и есть дикие лошади, медведи, свиньи, олени и всякого рода дикие звери .

Также, из Трок направился в замок и деревню, называемую Позур204, расположенную на реке Меммель, которая есть очень большая река. И названный замок очень большой, весь из дерева и земли, очень сильно расположен, с одной стороны на очень крутой горе, спускающейся к названной реке, но другой стороной расположен на равнине .

В варианте А «весь из деревянной ограды и земли» .

Второй вариант перевода может быть «на рынках» .

Зубры. Ланнуа приводит немецкий вариант названия зубра .

Потвен полагает, что это вариант слова «осел». Однако, описание не соответствует такому переводу .

Лоси .

Вероятно, это замок Пуня на Немане в Литве [27, s. 89] .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

И там, в упомянутом замке, нашел герцога Витольта, князья Литвы, его жену и его дочь205, жену великого короля Москвы206, и дочь его дочери207 .

И находился названный герцог в том месте, как он обычно делал, чтобы поохотиться раз в году в лесах зимой и в течение трех недель или месяца он охотится, не выезжая ни в один из своих домов или городов. И от Трок до названного замка Позур пять лье .

Также, после того как я оставил Позур я направился в другой большой укрепленный город, называемый Ковно (Cauve)208, который имеет очень хороший большой замок, лежащий на мысе реки Меммель209 в двенадцати лье от Позура .

Также, я покинул Ковно в Литве, ехал постоянно по реке Меммель на своих санях и проехал через два замка названного королевства Литвы .

И из этой реки Меммель въехал на другую реку Меммелин (Memmelin) .

И затем проехал через очень безлюдные земли, через большие леса и через большие реки, покинул пределы королевства Литвы и вернулся в земли Пруссии, прибыл в один большой замок и небольшой город с укреплениями из дерева, принадлежащий сеньорам Прусского ордена, называемый Рагнит (Ranghenyt)210, который является монастырем и командорством и от Ковно в Литве до названного города Рагнит пятнадцать лье .

Также, из Рагнита возвратился в Кенигсберг, затем вновь поехал по пресному морю, называемому Гаф (Haf)211 и ехал все время на санях по названному Гафу, который еще был сильно замерзший, до города Данцига в Пруссии. И содержит названный Гаф двадцать четыре лье длинны и десять или двенадцать лье ширины. Берегом едут большой дорогой из Данцига в Кенигсберг двадцать семь лье, если ехать по суше ниже Гафа .

Также, после того, как я вернулся в названный Данциг, прекратились большие морозы и снега, длившиеся двадцать семь недель, а в приближении марта растаяло так сильно, что мне пришлось оставить мои сани и пересесть на лошадей. И был этот сезон такой холодный в землях Руси, Литвы и Лифляндии, что множество людей умерли и замерзли от холода .

Софья Витовтовна (1371–1453) .

Василий I Дмитриевич (1371–1425) .

Вероятно, это Анна Васильевна (1393–1417), которая в 1414 г. направлялась в Византию, чтобы выйти замуж за императора Иоанна VIII Палеолога [28, с. I–II] .

Ковно, Каунас в Литве .

Каунас находится в слиянии рек Немана и Вилии (Няриса) .

Современный г. Неман в Калининградской области России .

–  –  –

Также, из Данцига я вернулся в Мариенбург и попрощался с великим магистром212 и сеньорами ордена и затем направился в Польское королевство к королю Польши, чтобы увидеть его двор, его государство и его земли. Я проехал через земли Пруссии и прибыл в один очень красивый и богатый укрепленный город, замок, монастырь и командорство, называемый Торн (Thore)213, расположенный на реке Висле. И разделяет названная река в том месте земли Пруссии и Польши. И проследовал через замок, называемый Энгельсбург (Ingleseberch)214, в котором содержался великий магистр, который за год перед этим был низложен и лишен своей власти и [я] приехал к нему, чтобы навестить его в несчастье, пробудившем во мне большую жалость. От Данцига до Торна двадцать лье .

Также, из названного Торна направил [прошение] королю Польши, чтобы получить охранную грамоту для поездки к нему, потому что я принял вооруженное участие в упомянутом прежде прусском походе против герцога Померании, чьим союзником был названный король и направил к нему [прошение] в Краков (Traco)215, до которого шестьдесят лье. Тем временем из названного города Торна я поехал повеселиться в другой большой укрепленный город Пруссии, называемый Колумьен (Columiene)216, на Висле в семи лье от Торна, являющийся отдельной землей. И оттуда в одном с половиной лье, я поехал в один замок и командорство, называемое Альтхауз (Albenhoux)217, где поклоняются св. Варваре и где имеется одна из рук и часть головы блаженной девы, и здесь очень значительное паломничество. И оттуда направился на реку Вислу в одно место возле Торна, на один островок, где прежде, когда вся земля Пруссии была языческой, сеньоры Белых Плащей Прусского ордена сделали свое первое жилище на большом густолиственном дереве дуба, стоявшего на берегу реки и они сделали деревянный замок и укрепили вокруг рвами, наполненными [водой] из названной реки, потом благодаря их доблести, помощи и защите названного замка, завоевали всю землю Пруссии и обратили в нашу веру, и место это называется Альтхауз .

Также, и из названного Торна, я направился развлечься во многие замки и города вокруг, принадлежащие упомянутым сеньорам Пруссии .

Великим магистром, после снятия Генриха фон Плауэна, 9 января 1414 г. был избран Михаэль Кюхмайстер фон Штернберг (1414–1422) .

Торунь в Польше .

–  –  –

Кульм (нем.), Кульмина (лат.). Сейчас г. Хелмно в Польше .

Альтхауз возле г. Торунь в Польше .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

И [когда] моя охранная грамота прибыла, переправился на другой берег Вислы и вошел в Польское королевство. Прибыл в один укрепленный город называемый Калиш (Callaiz)218 в котором я нашел названного короля Польши и Кракова219, который прибыл туда развлечься охотой в своих лесах и я был восемь дней вместе с ним на празднества Пасхи220 .

Также, упомянутый король оказал мне честь и доброе расположение и дал для меня в один из праздничных дней удивительный и изысканный обед, посадил меня за свой стол, а затем, при уходе, дал мне золотой кубок, украшенный его гербами, и написал для меня верительную грамоту к королю Франции221, в каковой грамоте он жаловался ему, который был главным из всех христианских королей, что все христианские короли посетили его через своих послов со времени его новой коронации как христианского короля, а упомянутый король Франции – нет. Имеется от названного Торна до Калиша двадцать два лье .

Также, выехав из Калиша, я выбрал дорогу, чтобы ехать к королю Богемии (Bhaigne)222, и король Польши обеспечил мне сопровождение и проезд из своих земель через Силезию (Sleisie), которая принадлежит ему223 и [я] прибыл в очень красивый, очень богатый и очень торговый город, находящийся в упомянутой земле и называемый Бреслау (Bresseloen)224. И от вышеупомянутого города [Калиша] до Бреслау восемнадцать лье .

Также, из Бреслау в Силезии поехал в один укрепленный город в упомянутой Силезии, называемый Швейдниц (Schweidnitz)225, который находится в шести лье от Бреслау. И там нашел герцога Луи Бригского226, который оказал мне торжественный прием и честь и дал мне орден и [принял в] общество короля Ланд (roy de Land)227, в каковом ордене имеется добрых семь сотен рыцарей и оруженосцев и в таком же количестве благородных дам, которых он был главой .

Калиш, город в Великопольском воеводстве Польши .

Владислав II Ягайло, король Польский (1386–1434) .

Пасха 1414 г. пришлась на 8 апреля. У Длугоша говориться о том, что Пасху 1414 г .

Ягайло праздновал в Кракове .

Карл VI, король Франции (1380–1422) .

Вацлав IV (чеш.), Венцеслав (лат.), Венцель (нем.), король Чехии (1378–1419) .

В варианте А – «которая принадлежит королю Богемии», что является исторически достоверным. С 1335 г. земли Силезии находились под сюзеренитетом королей Чехии .

Вроцлав в Польше .

–  –  –

Людовик II Пяст, герцог Брига (Бжега) (1402–1436) и Легницы (1419–1436) .

Орден «Rudenband» – «Ошейник гончего пса», основанный в августе 1413 г. [29,

–  –  –

Также, я выехал из названного города Швейдница в Силезии, въехал в королевство Богемия и проехал многие города, которые для краткости я совсем не упоминаю. И так приехал в город Прагу, которая является главным городом королевства Богемия, расположенным не реке. В каковом городе я нашел короля Жана228 и королеву229 и был с ними одиннадцать дней. И от Швейдница до Праги двадцать шесть лье .

Также, в Праге имеется два города, старый и новый, и [город] очень большой и богатый. И в новом [городе] есть большая башня, в которой я видел вместе с королем и его окружением священные реликвии, которые показывают народу один раз в год, такие как железо от копья и один из гвоздей нашего Господа и множество голов святых. И было тогда так много людей, когда я смотрел, что по свидетельству многих рыцарей и оруженосцев их могло быть около 40 тысяч голов .

Также, и было тогда все королевство из-за проповедника, называемого Гус (Housse)230, разделено одно против другого, и воевала большая часть знати против короля и королевы и [я] вошел в названную землю, но покинул [ее], чтобы не подвергнуться внезапной опасности .

Также, я покинул упомянутую Прагу, чтобы ехать в герцогство Австрийское к герцогу и приехал в один укрепленный город, называемый Берг (Berch)231, в Богемии в семи лье от Праги. И там есть рудники, где добывают серебро для короля Богемии .

В тысяча четыреста тринадцатом году я вернулся из путешествия и прусского похода, поехал в Англию, чтобы совершить паломничество к святому Патрику, которое я не смог тогда завершить, потому что был захвачен и пленен в Англии. Из какового плена, слава Богу! я был освобожден и избавлен с помощью моих добрых друзей, но был так долго, что не мог быть при осаде Арраса, которая была в это время .

В тысяча четыреста пятнадцатом году в битве при Руссовиле (Rousseauville)232 был ранен в колено и голову и лежал вместе с мертвыми, но был отделен от них, я был взят в плен и охранялся некоторое время и провел в доме недалеко от того места с десятью или двенадцатью другими ранеными пленными. Но затем, при новой атаке, которую предпринял монсеньор герцог Брабантский233, закричали, чтобы каждый убил своих пленных, и потому, чтобы сделать это быстрее, подожгЭто ошибка. Королем был Вацлав IV Люксембург .

София Баварская (1376–1425), вторая жена Вацлава (с 1389 г.) .

–  –  –

Кутна Гора в Чехии, нем. Куттенберг .

Битва при Азенкуре 25 октября 1415 г .

Антуан Бургундский, герцог Брабантский (1404–1415), погиб в битве при Азенкуре .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

ли дом, где находились раненые мы. Но, милостью Божьей, я переполз через огонь на четвереньках, и оставался пока не вернулись англичане, наши враги, снова был пленен и продан монсеньору Корнуайлю (Cornuaille)234, [который] думал, что я большой господин, поэтому, хвала Богу, я был неплохо одет, как в те времена, когда впервые был пленен .

Затем [меня] привели в Кале, а оттуда в Англию, до того момента, когда узнали кто я был, тогда [я] заплатил выкуп, обошедшийся мне в двенадцать сотен золотых экю235 и коня в сто франков236. И по отъезду, мой хозяин, упомянутый сеньор Корнуайль дал мне двадцать ноблей237, чтобы выкупить доспехи .

В тысяча четыреста шестнадцатом году я вернулся из плена, я прибыл к монсеньору герцогу Жану238 в Бургундию, который дал мне капитанство (capitainerie) над замком Эклюз, где я, милостью Божьей, управлял тридцать лет. Оттуда я вернулся к монсеньору герцогу Филиппу239, тогда графу Шаролуа (Charolois) и правителю нижних земель (marches de pardecha)240 от имени монсеньора своего отца, который дал мне должность по духовным вопросам (l’office des divines provisions)241 .

И был постоянно с ним до того, как он узнал о смерти монсеньора герцога Жана, своего отца. И когда монсеньор герцог Филипп стал герцогом Бургундским, он направил посольство с епископом Арраса, который в то время был в Манте242, к королю Англии, для замирения короля Франции и Англии, каковой мир был заключен в те времена, которые я вам представляю243 .

В год тысяча четыреста двадцатый был с монсеньором герцогом Филиппом при осаде Монтеро (Motreau)244, где он забрал тело монсеньора герцога Жана, своего отца, и отправил в Бургундию. Потом была осада Мелюна245, длившаяся пять месяцев. И тогда, из-за смерти мессира Ате Джон Корнуолл (1364–1443) .

Золотой экю – французская монета. При Карле VI (1380–1422) равнялась 3,95 г золота .

Франк – французская золотая монета, выпускаемая с 1360 г. «Конный франк» – 3,87 г, «пеший франк» – 3,06 г .

Нобль – английская золотая монета. При Генрихе V (1413–1422) равнялась 6,8 г золота .

Жан Бесстрашный, герцог Бургундский (1404–1419) .

Филипп Добрый, герцог Бургундский (1419–1467) .

–  –  –

де Бримо (Athis de Brimeu)246, первого шамбеллана, мне была передана секретная печать моего могущественного сеньора, не имея другого первого шамбеллана. Спал рядом с ним в течение трех месяцев и носил два раза его знамя, одетый в гербовую котту, в сражении рядом с ним .

В последующие времена предпринял путешествие в Иерусалим по суше по приказу короля Англии и короля Франции и монсеньора герцога Филиппа, главного зачинщика. И тогда, был монсеньор де Рубэ (Roubaix), мой зять247, уведомлен, находясь тогда в Аррасе, и ему была передана упомянутая секретная печать .

В году тысяча четыреста двадцать первом, в четвертый день мая я выехал из Эклюза, в ввосьмером, а именно: я, Галлуа Дюбуа (Gallois Dubois), Коллар, бастард де Маркетт, бастард де Ланнуа, Жан де ла Роэ (Jehan de la Roe), Аггрежи де Эм (Aggregy de Hem), гербовый король Артуа248 и Копен де Пук (Copin de Poucque). И отправил моих людей, мой багаж и названные здесь подарки морем в Пруссию, а я поехал вдвоем c одним посланником (escarcelle)249 по суше также в Пруссию .

И проехал через Брабант, Гельдерн, Вестфалию, епископства Мюнстер и Бремен в Гамбург, Любек, Висмар, Росток, Штральзунд, Грипсуль (Gripsuole)250, через герцогства Мекленбург, Барт, Вольгаст, Померанию и епископство Каммен, затем прибыл в Данциг на Висле, где я нашел великого магистра Пруссии вместе с сеньорами Ордена и представил ему подарки и упомянутые здесь письма251. И совершил мое посольство от [имени] двух королей Франции и Англии, каковой сеньор оказал мне большую честь и дал мне несколько обедов, затем дал мне верховую лошадь (ronssin) и красивого иноходца (haghene) и дал гербовому королю Артуа десять ноблей. И оставил Аггрежи де Эм, моего родственника, с великим магистром, именуемым Михаэль Кюхмайстер (Micquiel Cocquemeistre), где он находился два года, чтобы выучить немецкий .

Жан де Бримо (? – 1420), по прозвищу Ате (Athe – Безбожник), брат Давида и Жака де Бримо, рыцарей ордена Золотого Руна .

Жан V де Рубо (около 1369 – 1449), с 1391 г. женат на Агнессе де Ланнуа, родной сестре Жильбера .

Гербовым королем Артуа при Жане Бесстрашном, а затем при Филиппе Добром был Ролан ле Бретон. Известно распоряжение Филиппа Доброго, по которому Ролан ле Бретон с 19 апреля 1421 года отпускался герцогом «чтобы идти за море вместе с сеньором Югом де Ланнуа» [30, p. 547]. Как видно все, кроме имени сеньора совпадает с тем, чтобы предположить, что в посольстве Жильбера де Ланнуа был именно Ролан ле Бретон .

Escarcelle может быть переведен также, как «денежный мешок», «кошель», «казначей» .

Грайфсвальд в Германии, в XV в. ганзейский город .

Поскольку до этого в мемуарах нет никаких упоминаний о письмах, можно предположить, что часть теста была утрачена .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

Также, из Пруссии я поехал к королю Польши через город Садовен (Sadowen) в Руси252, какового я нашел глубоко в пустынях Польши в одном бедном месте, называемом Озимины (Oysemmy)253, к которому я совершил мое посольство мира от двух вышеназванных королей и представил ему подарки короля Англии254, каковой оказал мне большую честь и отправил передо мной за добрых тридцать лье, чтобы меня проводить, за свой счет. И сделал мне в названной пустыне очень красивое жилище все из зеленых листьев и веток, чтобы держать меня при себе, и взял меня с собой на охоту, чтобы взять живьем диких медведей, и дал мне два богатых обеда, один особенный, где имелось более шестидесяти пар блюд, и меня посадил за свой стол, и посылал мне постоянно яства. И вручил мне письма, которые я просил у него, адресованные императору Турции255, с которым он был в союзе против короля Венгрии, чтобы я имел верительную грамоту в Турции, но он мне сказал, что названный император умер, поэтому вся Турция была в войне, и нет возможности проехать по суше. Так пробыл шесть дней рядом с ним, и по отъезду мне дал двух коней, двух иноходцев, две шелковых ткани256, сто шкурок соболя, перчатки из Руси, три кубка с крышками из золоченого серебра, сто венгерских флоринов257 и сто флоринов в богемских грошах258. Четырем господам, что были со мной, он дал каждому шелковую ткань, и упомянутому герольду шелковую ткань и десять рейнских флоринов259, повару, возчику и конюху дал каждому по флорину. И мне дали некоторые из его людей много небольших подарков, таких, как ястребы, перчатки, борзые, кинжалы и русские постели (litz de Russie). И потому, как король был в том пустынном месте, он меня направил и послал от себя в один свой город, называемый Ломбург (Lombourg) в Руси260, чтобы мне оказали хороший прием. Там сеньоры и горожане названного города дали мне очень большой обед и шелковую ткань. И армяне, Садова Вишня в Украине по мнению Лелевеля [24, p. 32]. Потвен считает, что это Сандомир в Польше [1, p. 53] .

Великая и Малая Озимина в Львовской области Украины .

Длугош называет эти подарки: кусок атласа вышитого золотом, железный шлем с великолепным золотым гребнем и два английских лука [31, s. 154] .

Мехмед I Челеби (1413–1421). Умер 26 мая .

–  –  –

Венгерский флорин или дукат – золотая монета. При Сигизмунде Люксембурге (1387–1437) содержал 3,56 г. золота .

Пражский грош – чешская серебряная монета, вес 3,86 г. К началу XV в. весил 2,4 г .

Рейнский флорин – золотая монета, которую с 1389 г. чеканил Рейнский монетный

–  –  –

которые были там, дали мне шелковую ткань, устроили для меня танцы и хороший прием с дамами. И меня приказал провожать названный король из своего королевства за его счет в течение нескольких дней .

Также, оттуда я уехал и направился в один город в Руси называемый Белз (Belfz)261 к герцогине Мазовецкой262, которая оказала мне честь и прислала в мой отель множество провизии; и была [она] сестра короля Польши. Проехав через нижнюю Русь, я приехал к герцогу Витольту, великому князю и королю Литвы, которого я нашел в Каменце (Kamenich) 263в Руси, вместе со своей женой264, в окружении одного герцога из Тартарии (Tartarie) и многих других герцогов и герцогинь и рыцарей в большом числе. Каковому герцогу Витольту я совершил свое посольство мира от двух королей и представил ему подарки короля Англии, каковой сеньор также оказал мне великую честь и добрый прием. И дал мне три раза обед, меня посадил за свой стол, где сидела герцогиня, его жена, и сарацинский герцог из Тартарии, потому я видел за столом ели мясо и рыбу в день пятницы. И был один татарин, который имел длинную бороду ниже колена, обернутую тканью. И в один торжественный обед, который он дал, к нему прибыли два посольства, одно из Великого Новгорода и другое из королевства Пскова, которые принесли ему представить многие удивительные подарки, целуя землю перед его столом, такие как невыделанные шкурки куниц, шелковые одежды, шубы, меховые шапки, шерстяные ткани, зубы кураней (couragnes)265, которая есть рыба, золото, серебро, более шестидесяти видов подношений .

И принял благожелательно тех, из Новгорода, а тех из Пскова нет, наоборот, удалил с глаз своих из-за неприязни. И вручил мне названный герцог, по отъезду, такие письма, которые мне требовались для проезда при его посредничестве через Турцию, написанные на татарском, на русском и на латинском. И предоставил мне для моего сопровождения двух татар и шестнадцать как русских, так и валахов, но мне сказал твердо, что нельзя перейти через Дунай, из-за войны, которая была во всей Турции из-за смерти императора. И был [Витовт] в союзе с короБелз в Украине, Львовская область .

«Герцогиней Мазовецкой» была родная сестра Ягайло Александра Ольгердовна (1360–1434), жена Земовита IV, князя Равского и Плоцкого. В 1388 г. Ягайло, выдав свою любимую сестру за Земовита, отдал последнему в качестве приданного Белзское княжество, на условиях вассальной зависимости от польской Короны [32, s.176] .

По поводу местоположения этого Каменца есть несколько версий: белорусский Каменец, Каменец в Польше возле г. Кросно, Кременец в Украине .

Ульяна Ивановна Гольшанская (1375/8–1448), третья жена Витовта с 1418 г .

Возможно, Ланнуа говорит о бивнях моржей, которых путает с рыбами .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

лем Польши и с татарами против короля Венгрии. И дал мне по отъезду две шелковых одежды, называемые шубы (soubes), подбитые собольими мехами, четыре шелковых ткани, четыре коня, четыре островерхих шапки своей ливреи266, десять вышитых головных уборов, четыре пары русских сумок (tasses de Russie)267, лук, татарские стрелы и колчаны, три разделенных (escarteles) и вышитых покрывала, сто золотых дукатов и двадцать пять слитков серебра, равнозначные ста дукатам. Каковое золото и серебро я отклонил и вернул из-за того, что в эти времена [Витовт] был союзником гуситов (Housses) против нашей веры. И мне прислала герцогиня, его жена, золотой шнур и большой татарский флорин, чтобы носить на шее, на своей ливрее. И дал упомянутый герцог мной названному герольду коня и шубу подбитую мехом куницы, остроконечную шапку (chappeau fric) своей ливреи, два слитка серебра и шесть с половиной золотых дукатов. Моему секретарю, именуемому Ламбин (Lambin), которого я отправил обратно к королю Англии, он дал шубу, которая является шелковым платьем подбитым мехом куницы, и шапку своей ливреи. И пяти господам, которые находились со мной, каждому он дал по шелковой ткани .

Также, дал мне один герцог и герцогиня из Руси, из его [Витовта] людей, хороший обед и пару русских вышитых перчаток и …268. И мне были сделаны другие подарки от его [Витовта] рыцарей, такие как шапки и варежки, подбитые куньим мехом, татарские кинжалы, особенно от Гедигольда (Guedigol)269, капитана Плюи (Pluy) в Подолии. И был у названного Витольта девять дней и затем уехал .

Также, из Каменца я вернулся в Ломбург, до которого было пятьдесят лье, и [потому] столь сильно я свернул с моей дороги, чтобы найти упомянутого герцога Витольта. И из Ломбурга, проехав через верхнюю Русь, я приехал в Подолию, в другой Каменец270, прекрасно расположенный, принадлежащий упомянутому герцогу, где я нашел одного рыцаря, капитана Подолии, называемого Гедигольд (Gheldigold), который меня сильно угостил и дал мне изящные подарки и свои припасы, и изысканЛиврея – парадная одежда рыцарей и придворных, означающая принадлежность тому или иному сюзерену .

Нем. Tasche – карман, походная сумка [33, р.139]. «Четыре пары» означает, что это были переметные сумки, предназначенные для перевозки грузов на лошадях .

Слово пропущено переписчиком .

Гедигольд (? – после 1435, в католичестве Юрий), один из приближенных Витовта,

–  –  –

ные обеды. Оттуда я поехал через малую Валахию (Wallackie la petite)271, через большие пустоши, и нашел воеводу Александра (wiwoude Alexandrie)272, сеньора названной Валахии и Молдавии (Moldavie), в одном его местечке, называемом Козял (Cozial)273, который мне сказал, подтвердив еще больше, правду о смерти императора Турции и большой войне, которая была во всей стране, так же со стороны Греции, как и с другой стороны рукава Святого Георгия274, на стороне Турции, и что имеется три сеньора, каждый из которых хочет стать императором силой275. И что никак невозможно пересечь Дунай (Dunowe), что никто из его людей не будет таким смелым, чтобы отважиться меня проводить и переправить. И так получилось, что я изменил свои намерения идти через Турцию. И в намерении попытаться переплыть Большое море (la mer Maiour)276, взял путь, чтобы идти в Кафу (Caffa)277 по суше. И по отъезду названный сеньор Валахии дал мне коня, сопровождение и переводчиков, и проводников, и я ехал через большие пустоши более четырех лье в названной Валахии. И прибыл в укрепленный город и порт на упомянутом Большом море, называемый Монкастро (Mancastre) или Белгород (Bellegard)278, где живут генуэзцы, валахи и армяне. И туда прибыл, при моем присутствии, в эти времена, на один из берегов реки, ранее названный Гедигольд, наместник Подолии, сделать и силой основать новый замок, который был сделан менее чем за месяц названным герцогом Витольтом в пустынном месте, где не было ни дерева, ни камней, но упомянутый наместник привел двенадцать тысяч человек и четыре тысячи повозок, груженных камнями и деревом .

Также, войдя ночью в названый город Монкастро, я и один переводчик были пленены, повалены на землю и ограблены разбойниками, «Малой Валахией» в западноевропейских источниках конца XIV–XVI вв. называли обычно Молдавское княжество [34, с. 33] .

Александр I Добрый (? – 1432), господарь Молдавского княжества в 1400–1432 гг .

Румынские исследователи, обращавшиеся к данному вопросу, не пришли к единому мнению. Так, Н. Йорга высказал предположение, что под Козялом де Ланнуа имел в виду столицу Молдавского княжества Сучаву (Сочав) [35, p. 13]. Есть версия, что Козял – это деревня Боготину (Bohotinu) на реке Козя, на территории современной Румынии, бывшая частью господарского имения, или деревня Козя (Cozia) на одноименной реке в Румынии [36, p. 286–287] .

Рукав Святого Георгия – самый южный из трех рукавов в дельте Дуная .

Это сыновья Мехмеда I Челеби – Мурад II (1421–1444, 1446–1451) и Кучук Мустафа (1409–1422), а также его брат Мустафа Челеби (1393–1422) .

Черное море .

–  –  –

Белгород-Днестровский в Украине, до 1944 г. – Аккерман. Генуэзцы называли Монкастро .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

я сам избит и подло ранен в руку и, что хуже того, я был весь раздет до рубашки и привязан к дереву на всю ночь, на берегу большой реки называемой Днестр (Nestre), где я провел ночь в очень большой опасности быть убитым или утопленным; но, слава Богу, они меня освободили утром и, обнаженный, как и раньше, то есть в одной моей рубашке, сбежал сам и пришел в город, сохранив жизнь. В этот день прибыли мои другие люди, которых я оставил этой ночью в пустыне, поехав раньше, чтобы найти жилье для них. И потерял примерно от ста до ста двадцати дукатов и другие вещи, но, в конце концов, добился правосудия названного воеводы Александра так, что около девяти разбойников были схвачены и отданы мне с веревкой на шее, чтобы я мог казнить их, если пожелаю; но они мне вернули мои деньги; тогда ради Бога, попросил за них, и им сохранили жизнь .

Также, из Монкастро отправил часть моих людей, мои вещи и ценности морем на корабле в Кафу, а я с другими поехал по суше, покинул упомянутую Валахию, чтобы идти в названное место Кафу, через большую пустыню Тартарии279, что продолжалось восемнадцать дней .

И пересек реку Днестр и реку Днепр (Neppre), на которой нашел одного герцога Тартарии, друга и слугу герцога Витольта, вместе с большой татарской деревней, которая была [в услужении] названного Витольта, мужчины, женщины и дети, и были без домов, размещаясь на земле .

Каковой герцог, именуемый Жамбо (Jambo), дал мне вдоволь осетровых рыб и предоставил sieuce de bacho280, чтобы их готовить, и оказал мне добрый прием. Затем татары меня прекрасно перевезли, меня и моих людей, и мои повозки через названную реку, которая имела один лье в ширину, на маленьких лодках, все из одного куска [дерева]281. Но после двух дней, как я ушел от него, произошло опасное приключение, потому что я потерял всех своих лошадей и моих людей, переводчиков, татар и проводников, числом до двадцати двух, бывших потерянными почти весь день и всю ночь, из-за нескольких диких и голодных волков, которые подняли моих лошадей, когда я отдыхал в безлюдном лесу. И преследовали мной названные люди около трех длинных лье, но на следующий день, благодаря милости Божьей и многим паломничествам, которые я дал обет совершить вместе с моими людьми, которые еще были со мной, мы вернули всех упомянутых переводчиков и провоПричерноморские степи, находившиеся под контролем Крымского ханства .

Лелевель полагает, что это оливковый сок или масло [24, p. 38]. Брун считает, что это кизяк, использовавшийся в степи как топливо [37, с. 458–459] .

Челны .

234 Studia Historica Europae Orientalis – 8 дников. Кроме одного татарина, очень верного человека, который преследовал моих лошадей так, что после замечательного приключения, он их вернул благодаря одному жеребцу, бывшему в стаде, и одной кобылице, которые вдвоем, без никого, были найдены первыми пасущимися вместе, на которых названный татарин сел, чтобы отыскать других .

Каковой татарин назывался Гзоилос (Gzooyloos) и был одним из моих проводников, кто отплатил верностью, потому что он вернул мне всех моих лошадей, а мог бы, если бы он захотел, исчезнуть с самого начала .

Таким образом, хорошо, что он проявил честность, вернув их мне, [иначе] мы бы все умерли в этих лесах и больших пустошах, так как были далеко от города, который находился в семи днях [пути] .

Также, по выезду оттуда, достаточно скоро после этого, со мной произошло еще другое приключение, так как, поехав своей дорогой к одному императору Тартарии, который жил в одном дне оттуда, от упомянутой пустыни Кафы, называемому император Солхата (Salhat)282, другу упомянутого Витольта, к которому я ехал, чтобы увидеть его государство как посол и вез к нему подарки упомянутого Витольта, нашел в двух днях [езды] оттуда засаду от шестидесяти до восьмидесяти конных татар, которые выскочили на меня из тростника и хотели взять меня в плен, из-за того, что совсем недавно названный император Солхата умер, и что был очень большой раздор между татарами этой Тартарии и великим Ханом (grant Kan), императором Лурд (Lourdo)283, чтобы поставить нового императора, так как каждый желал иметь своего, и были все в этой земле восставшие и вооруженные, из-за чего я был в большой опасности, но удачен был мой путь в этот день, потому что я и мои люди носили шапки и ливреи Витольта, и татары из засады были из людей старого императора Солхата, который умер и который был большим другом Витольта. Так, мне позволили ехать, посредством некоторых даров из золота, серебра, хлеба, вина и куниц, которые я им дал. И проводили меня, в объезд по другой дороге так, что избежав всех вооруженных людей, я прибыл в Самиетт (Samiette) ночью через другие ворота, с другой стороны от города Солхат, в который я приехал только чтобы постучаться и сказать, что я здесь. И без заезда туда, без остановки, скакал всю ночь и прибыл в Самиетт, а затем в город Кафу, которая является морским портом и городом из трех укреплений, находящимся в Тартарии, на Большом море, принадлежащим генуэзцам .

Крымский хан. Солхат или Кырым (сейчас Старый Крым) – столица Крымского улуса .

Ханом Золотой Орды .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

Каковые генуэзцы оказали мне честь и добрый прием и послали мне в подарок двадцать четыре коробки с мармеладом (вареньем), четыре факела, сто восковых свечей, бочонок мальвазии и хлеб и предоставили в городе гостиницу отдельно для меня. И там предпринял старание найти совет, проводников и переводчиков, чтобы обогнуть Большое море, для завершения пути в Иерусалим по суше, поскольку я ехал досюда все время по земле, но имел неудачу при переправе через Дунай. Но в итоге не нашлось никакого средства, ничего, чтобы я мог найти, для преодоления необитаемых пустынь многих народов живущих там, различных языков и верований. Тогда продал там своих лошадей и нашел, в течение девяти дней, четыре венецианских галеры, которые прибыли из Таны (Tane)284, с которыми я вернулся в город Перу (Pere)285 и в Константинополь. В каковом месте Константинополе я нашел старого императора Мануила и молодого императора, его сына286, каковым императорам представил подарки короля Англии, совместные письма мира королей Франции и Англии. И совершил мое посольство от двух королей, касавшееся упомянутого мира, совместного желания, которое они имели в продвижении союза между церквями Римской и Греческой, этим я занимался в течение нескольких дней у упомянутых императоров с послами папы, которые были тогда по этому поводу. И мне оказали названные императоры честь и добрый прием по обычаю Греческой земли. И меня водил молодой император несколько раз на свои охоты и дал мне обед в полях. И старый император дал мне по отъезду тридцать два локтя белого бархата. И мне торжественно показал достойные реликвии, которых во множестве имелось в городе и даже некоторые сокровища, которые у него хранились, такие как железо святого копья и другие очень достойные. И мне показали чудеса и древности города и церквей. Каковой город является треугольником, лежащим на море и в восемнадцать миль в окружности. И мне дал по отъезду золотой крест с одной большой жемчужиной, в котором в пяти частях, он велел поместить в каждой по одной из следующих реликвий: во-первых, от одежды нашего Господа Irrisoria, от плащаницы нашего Господа, от рубахи Богоматери, от мощей святого Стефана и святого Теодора, на каждой части по-гречески написано название каждой реликвии. Каковой крест, после моего возвращения, я поместил в серебряного ангела и передал нашей часовне Генуэзский город в устье р. Дон, существовал до конца XV в. рядом с современным Азовом .

Пера, пригород Константинополя на берегу бухты Золотой Рог Боспорского пролива, принадлежал генуэзцам. Сейчас район Бейоглу в Стамбуле .

Иоанн (1392–1448), сын Мануила II Палеолога, с 1421 г. соправитель отца .

236 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Св. Петра в Лилле, и добился, с помощью монсеньора де Сант, моего брата, полного отпущения [грехов] на семь лет и семь сорокадневий .

Также, в эти времена старый император освободил из своей тюрьмы одного турецкого принца, называемого Мустафа287, и сделал его, через свое значение и могущество, императором Турции от Греции, после смерти Гюириси Чалаби (Guirici Chalaby)288, его брата, бывшего императором Турции. И разместил [его] в части Греции в Галлиополи на условиях, что [он] никогда не должен пересекать рукав Роммени (Rommenie)289, чтобы переправиться на другую сторону в Турцию .

И должен вернуть замок и весь флот Галлиополи императору Константинополя и начать постоянную войну с Мурад-Баем (Mourart-Bay)290, бывшим сеньором Бурсы (Bursse)291 и Турции, который тогда был признан императором после смерти упомянутого Гюириси, его брата292. Но он предательски нарушил все свои обязательства, потому что он переправился на другую сторону на кораблях со своими силами, и Мурат-Бай также вышел против него с большой силой и стояли долгое время две армии одна перед другой так, что между ними двумя была только река. Так, будучи предупрежден об этом деле, я взял один корабль и снарядил его, чтобы идти к одному из названных турецких императоров в надежде, что он будет сражаться, но император Константинополя задержал мой корабль, из-за боязни за мою жизнь, и не хотел, чтобы я шел туда, что принесло мне большое огорчение. И оставшись в таких обстоятельствах, решил завершить свое путешествие в Иерусалим по морю. И так я сел на корабль и прибыл на остров и в город Родос, где был хозяином один сеньор шателен293, который оказал мне честь. И там оставил все свои вещи, вместе с золотыми часами короля Англии, которые я не мог представить, потому что нашел упомянутого императора Турции, которому они предназначались, умершим. И оставил там пребывать всех моих людей, которые были [этим] очень недовольны, до моего возвращения .

И поехали только втроем, это значит названный [гербовый] Король Артуа, Жан де ла Роэ и я, чтобы совершить очень скрытно мои посещения, в предстоящем пути .

Мустафа Челеби, один из сыновей султана Баязида I (1389–1402) .

Мехмед I Челеби (1413–1421) .

Рукав Румелии – пролив Дарданеллы .

Мурад II (1421–1444, 1446–1451) .

Бурса – первая столица Османской империи. В манускрипте А указано правильно, а в тексте, взятом за основу, указано – Prusse, что является, безусловно, ошибкой переписчика .

Его отца. Это ошибка переписчика. В тексте А указано верно .

Шателен – владелец замка и замковой округи .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

Также, оттуда (из Родоса), поднялся на небольшой корабль, который доставил меня на остров, в порт и город Кандия (Candie)294, который был венецианским, где я был шесть недель, и герцог295 и знать оказали мне большую честь и направили много даров продуктами. И оттуда, поднялся на другой корабль, который доставил меня в порт Александрии, очень большой укрепленный город, где живут сарацины. И [там] есть два порта, старый и новый. Каковые названные места я посетил, своими силами при помощи упомянутого Жана де ла Роэ, вместе со святым местом, где святая Екатерина была мучима и обезглавлена. И совершал оттуда впредь все свои посещения, чтобы записать, из этого я сделал книгу, которую позже продолжил и которую, по моему возвращению из названного путешествия, получил король Генрих в одной копии и монсеньор герцог Бургундский в другой. И из Александрии я поехал сушей до порта Розет (Rosecto)296, до которого было тридцать шесть миль .

И там сели на плоскодонку (germe), которая меня повезла вверх по реке Нил до большого города Каир, где находится султан Вавилонии в богатой крепости. И имеется [до Каира] четыре дня пути, что равно двумстам милям .

Также, в Каире посетил все, что можно было посетить из некоторых имевшихся чудес. И был у патриарха Индии297, который подарил мне, как послу короля Франции, флакон бальзама из виноградной лозы, которая произрастала, там, где он был частично господином .

Также, оттуда, взяли сарацинских переводчиков и погрузили палатки и припасы на верблюдов и [взяли] двух ослов для меня лично. И направились к [монастырю] Святой Екатерины к горе Синай через пустыни Египта по берегу Красного моря, докуда было одиннадцать дней [пути] пустынями. И имеется в монастыре Святой Екатерины похожем на крепость, крепком и квадратном [в плане], три церкви, где представлены три веры: Иисуса Христа, Моисея и Магомета. И там лежат мощи большей части тела святой Екатерины. И поднялся на упомянутую гору, в место, где Господь Наш дал первую заповедь Моисею, и потом еще выше, где тело упомянутой святой было положено в гроб ангелами из рая и лежало семь лет. Потом посетил многие жилища отшельников, которые были на горе .

Венецианское название г. Ираклион на о. Крит .

В XIII–XVII вв. на о. Крит существовало королевство или герцогство Кандия, под властью Венеции .

Город Рашид в Египте .

Возможно, это был патриарх коптов-христиан Египта Гавриил V (1409–1428) .

238 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Также, с одной стороны упомянутой горы, примерно три мили ехал на другую сторону пустыни, чтобы увидеть чудеса, квадратный камень, удивительно огромный, который послужил когда-то чудесным образом народу Израиля в пустыне. И видел еще двенадцать источников, из которых били двенадцать фонтанов, которые напоили двенадцать колен Израиля. И этот камень совсем один, далеко от скал и гор, лежит посреди песков .

Также, от Святой Екатерины я поехал в Каир и там снова взял переводчиков и припасы, сел на плоскодонку и ехал, против течения по реке Нил, в течение двух дней до христианской церкви Святого Георгия. И там пересел на верблюда и ехал в скит Святого Антония298, докуда имеется два дня пути, и пять дней из Каира. Святой Антоний – это аббатство монахов яковитов, обрезанных христиан299, которых имелось пятьдесят. И есть крепость, находящаяся на источнике, бьющем из скалы, и имеется красивый пальмовый сад и много других деревьев и фруктов .

Также, оттуда перешел на другую сторону большой горы, которая тянется на один лье в длину на виду у Красного моря, и поехал в скит Святого Павла300, первого отшельника, который находится в низине между горами над ручьем, бьющем из скалы. И это сильная крепость и аббатство яковитов, подчиненное [монастырю] Святого Антония, имеет пальмовый сад. И туда пришли в большом количестве обнаженные индийцы301, чтобы атаковать место для того, чтобы напиться, как те, кто умирает от жажды, искав воду в течение трех дней и не найдя ее в пустыне .

Также, из Святого Павла вернулся к Святому Антонию и оттуда в Каир, и потратил туда и обратно, из Каира в Святой Антоний, шестнадцать дней .

Также, я оставил Каир тринадцатого июня302, сел на плоскодонку и ехал вниз по течению одного из рукавов реки Нил до Дамьетты три дня. Так может быть примерно сто пятьдесят миль по воде, но по суше не более ста миль. Имеется на упомянутой реке множество хороших деревень и хорошо вспаханных земель. И было на упомянутой реке много островов, одни высокие, другие нет, одни обитаемые, другие нет и везде Монастырь Св. Антония в Египте, принадлежит коптской христианской церкви .

В яковитской церкви практикуется обрезание .

Монастырь Св. Павла Фивейского в 150 км юго-восточнее Каира, принадлежит коптской церкви .

Возможно, под индийцами Ланнуа подразумевает нубийцев .

–  –  –

лодки, называемые «жерм» (germes)303. Оттуда поехал в Тен (Thnes), оттуда в Рам (Rames)304 и затем в Иерусалим и места вокруг, обычные для хождений паломников. Оттуда вернулся на Родос и оттуда в Венецию привычным путем, и оттуда возвращался через [земли] немцев, где я был пленен бастардом Лотарингским, но граф де Водемон305 меня освободил .

Список литературы

1. Oeuvres de Ghillebert de Lannoy, voyageur, diplomate et moraliste / recueillies et publies par Ch. Potvin; avec des notes gographiques et une carte, par J.-C. Houzeau. – Louvain: impr. de P. et J. Lefever, 1878. – XCI + 551 p .

2. Catalogi librorum manuscriptorum Angliae et Hiberniae in unum collecti, cum indice alphabetico. – Oxoniae: Theatro Sheldoniano, 1697. – 1085 p .

3. Bodleian Library. MSS. Hatton [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.bodley.ox.ac.uk/dept/scwmss/wmss/online/medieval/hatton/hatton .

html. – Дата доступа: 26.05.2015 .

4. Bibliotheque protypographique, ou Librairies des fils du roi Jean, Charles V, Jean de Berri, Philippe de Bourgogne et les siens. – Paris: Treuttel et Wrtz, 1830. – 346 p .

5. Andreae, V. Bibliotheca Belgica: de Belgis vita scriptisque claris. praemissa topographica Belgii totius seu Germaniae Inferioris descriptione / V. Andreae. – Lovanii: Iacobi Zegers, 1643. – 936 p .

6. Fabricii, J. A. Bibliotheca Latina mediae et infimae aetatis / Jo. Fabricii. – Hamburgi: sumtu viduae Felgineriae ex officina Piscatoria, 1735. – Vol. 4. Liber IX, X et XI. – 921 p .

7. Foppens, J. F. Bibliotheca belgica, sive virorum in Belgio vita scriptisque illustrium catalogus librorumque nomenclatura, continens scriptores a clariss. viris Valerio Andrea, Auberto Miraeo, Francisco Sweertio aliisque, recensitos usque ad annum M.D.C.LXXX: en 2 t. / J. F. Foppens. – Bruxellis: Petrum Foppens, 1739. – T. 1. – 647 p .

8. Penn, G. Account of an Unknown Manuscript of 1422: illustrating the last Declaration of King Henry V., and Vindicating its Veracity against the Skepticism of David Hume. Oct. 10. 1823 / G. Penn // Transactions of the Royal Society of Literature of the United Kingdom. – London: J. Murray, 1827. – Vol. 1. Part. 1. – P. 7–16 .

9. Report by Guillebert de Lannoy (d. 1462) of his travels in Egypt and Syria made at the instance of King Henry V, perhaps in view of a projected Crusade. The title runs: ‘Chi sensieut le raport que ie Guillebert de Lannoy cheualier fay sur pluseurs vi [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://searcharchives.bl.uk/primo_library/ libweb/action/search.do?fn=search&ct=search&initialSearch=true&mode=Basic& Плоскодонные лодки, фелюки .

–  –  –

tab=local&indx=1&dum=true&srt=rank&vid=IAMS_VU2&frbg=&vl%28freeTex t0%29=Report+by+Guillebert+de+Lannoy+&scp.scps=scope%3A%28BL%29. – Дата доступа: 24.05.2015 .

10. Болландисты // Энциклопедический словарь (Брокгауза и Ефрона):

в 86 т. – СПб.: Типо-Литография (И.А. Ефрона), 1891. – Т. 4. – С. 296 .

11. Van den Cheyn, S.J. Catalogue des manuscrits de la Bibliothque Royale de Belgique: en 13 t. / S.J. Van den Cheyn. – Bruxelles: H. Lamertin, 1907. – T. 7. – 688 p .

12. Webb, J. A Survey of Egypt and Syria, undertaken in the year 1422, by Sir Gilbert de Lannoy, etc. / J. Webb // Archoeologia: or, Miscellaneus tracts relating to Antiquity. Published by the Society of Antiquaries of London. – London: J.B. Nichols, 1827. – Vol. XX. – P. 281–444 .

13. Anselme, P. Histoire genealogique et chronologique de la Maison Royale de France, des pairs, grands officiers de la Couronne et de la Maison du Roy, et des anciens Baron du Royaume: en 9 t. / P. Anselme. – Paris: Compagnie des Libraires Associez, 1733. – T. 8. – 1054 p .

14. Chronique du religieux de Saint-Denis, contenant le regne de Charle VI, de 1380 a 1422: en 6 t. – Paris: Crapelet., 1841. – T. 3. – 780 p .

15. La chronique d’Enguerran de Monstrelet en deux livres avec pices justificatives. 1400–1444. Publie par L. Douet-d’Arcq: en 6 t. – Paris: J. Renouard, 1859. – T. 3. – 451 p .

16. Foedera, conventiones, liter, et cujuscunque generis acta publica, inter reges Angli et alios quosvis imperatores… accurantibus Thoma Rimer et Roberto Sanderson: in 16 t. – Hagae Comitis: Neaulme, 1739. – T. 4. – 834 p .

17. Piaget, A. Le Songe de la barge de Jean de Werchin, snchal de Hainaut / A. Piaget // Romania. – Paris: Honor Champion, 1909. – T. 38. – P. 71–110 .

18. Paravicini, W. Jean de Werchin, snchal de Hainaut, chevalier errant /

W. Paravicini // Saint-Denis et la royaut: etudes offertes Bernard Guene. – Paris:

Sorbonne, 1999. – P. 125–144 .

19. Crnica del seor Rey Don Juan, secundo de este nombre en Castilla y et Leon. – Valencia: Benito Monfort, 1779. – 658 p .

20. Loise, F. Lannoy (Ghillebert de) / F. Loise // Biographie nationale: en 28 t. – Bruxelles: Bruylant-Christophe & Cie, 1890–1891. – T. 11. – P. 308–322 .

21. Castex, J.-C. Rpertoire des combats franco-anglais de la Guerre de ent Ans / J.-C. Castex. – White Rock: Phare-Ouest, 2012. – 384 p .

22. Guillebert de Lannoy // Europische Reiseberichte des spten Mittelalters: Eine analytische Bibliographie / hrsg. von W. Paravicini. – Teil 3. Niederlndische Reiseberichte nach Vorarbeiten von Detlev Kraack bearbeitet von Jan Hirschbiegel. – Frankfurt am Main; Berlin; Bern; Bruxelles; N. Y.; Oxford; Wien: Lang, 2000. – S. 38–60 .

23. Marchandisse, A. Hornes / A. Marchandisse // Dictionnaire d’histoire et de gographee ecclsiastiques. – Paris: Letouzey & An, 1993. – T. 24. – Col. 1141–1143 .

24. Lelevel, J. Guillelert de Lannoy et ses voyages en 1413, 1414 et 1421,

comments en franais et en polonais / J. Lelevel. – Bruxelles: A. Vandale; Pozna:

J.-K. Zupanski, [1845]. – 46 p .

Черкасов Д. Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

25. Erslev, Kr. Erik af Pommern, hans Kamp for Snderjylland og Kalmarunionens Oplsning / Kr. Erslev. – Kbenhavn-Kristiania-Stockholm: J. Erslev, J.W. Cappelen, Samson & Wallin, 1901. – 495 s .

26. Gachet, E. Voyages et ambassades de Guillebert de Lannoy. 1399–1450 / E. Gachet // Trsor national. – Bruxelles: Raspoet et Ce, 1843. – T. 1. Ser. 2. – P. 179– 225 .

27. Baranauskas, T. Lietuvos medins pilys raytini altini duomenimis / T. Baranauskas // Lietuvos archeologija, 2003. – T. 24. – P. 57–106 .

28. Хождения инока Зосимы 1419–1422 гг. / Православный палестинский сборник. – СПб.: Тип. В. Киршбаума, 1889. – Т. VIII, Вып. 3. – 110 с .

29. Kozerski, J. Zakon rycerski «Rudenband» / J. Kozerski // Szkice Legnickie. – Legnica: ATUT, 2014. – T. XXXV. – S. 311–318 .

30. Schnerb, B. Rois d’armes, hrauts et poursuivants la cour de Bourgogne sous Philippe le Hardi et Jean sans Peur (1363–1419) / B. Schnerb // Revue du Nord, 2006. – № 3. – P. 527–557 .

31. Dugosz, J. Roczniki czyli kroniki sawnego krlestwa Polskiego / J. Dugosz:

u 12 ks. – Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN SA, 2009. – ks. 11. – 370 s .

32. Kozowski, F. Dzieje Mazowsza za panowania ksit / F. Kozowski. – Warszawa: S. Orgelbrand, 1858. – 583 s .

33. Saint-Genois, J. de. Gillebert de Lannoy (Terre Sainte. – Tartarie. – Afrique 1399–1450) / J. de Saint-Genois // Les voyageurs belges du XIIIe au XVIe sicles. – Bruxelles: Jamar, S.d. [1847]. – T. 1. – P. 127–153 .

34. Пивоваров, С. Образование земли молдавской и формирование ее северных границ во второй половине XIV – начале XVI в. в свете письменных источников и археологических материалов / С. Пивоваров, М. Чучко // Русин, 2010. – № 4. – С. 28–38 .

35. Iorga, N. Basarabia noastra. Scris dup 100 de an de la rpirea e de ctre Ru / N. Iorga. – Valeni-de Munte: Tip. Societti «Neamul Romnesc», 1912. – 180 p .

36. Giurescu, C. C. ntlnirea lui Guillebert de Lannoy cu Alexandru cel Bun / C.. C. Giurescu // Revista Istoric Romn, 1934. – V. 4. – P. 286–287 .

37. Брун, Ф. К. Путешествия и посольства господина Гилльбера де Ланнуа, кавалера Золотого Руна, владельца Санта, Виллерваля, Троншіена, Бомона, Вагени; в 1399–1550 годах / Ф. К. Брун // Записки Одесского общества истории и древностей. – Одесса, 1853. – Т. 3. – С. 433–465 .

242 Studia Historica Europae Orientalis – 8

Сліж Н. У .

ВАЙНА ЗА СПАДЧЫНУ Ў СЯМ’І ГАРНАСТАЯЎ

Род Гарнастаяў пакінуў пасля сябе вялікі архіў, які ўтрымлівае ў сябе шмат цікавых і разнастайных дакументаў. Падскарбі ВКЛ Іван Гарнастаў заклаў традыцыю вядзення сямейнага справаводства. Да гісторыі гэтага роду мы ўжо звярталіся ў нашых даследаваннях. Сярод іншага адзначалі і пра сямейныя канфлікты [8–11]. Аднак гісторыя правядзення вайсковых дзеянняў з-за маёнткаў Азярніца і Блізнае (Слонімскі павет) патрабуе асобнай увагі. Крыніцы захоўваюцца ў Галоўным архіве старажытных актаў у двух справах. Яны дазваляюць прааналізаваць прычыны ўзнікнення, канфлікту, яго ход і вынік .

Іван Іванавіч Гарнастай (кл. 1520–1569) быў дарсунішскім намеснікам, лыскоўскім і межырецкім дзяржаўцам. Ажаніўся з дачкой Міхаіла Богуша Багавіцінавіча і Фядоры Андрэеўны Сангушкаўны – Ульянай (? – 1575). Так як у сям’і не было нашчадкаў мужчынскага полу, то маёмасць была падзелена паміж дочкамі – Ганнай, Фядорай і Ульянай. Фрыдрых Пронскі з жонкай Фядорай Багавіцінавічаўнай памяняліся з Іванам Іванавічам Гарнастаем і яго жонкай Ульянай маёнткамі. Гарнастаі атрымалі Азярніцу, Блізнае (Слонімскі павет) і Промезі1 (Пуньскі павет), а Пронскія – замак Жукаў, Берасцечка, Ераславевіча і Свінарын на Валыні. Фядора падаравала сястры Ульяне і яе мужу Івану Гарнастаю за добрае да сябе стаўленне Яблочна. Маёмасць пераходзіла ва ўласнасць пасля яе смерці2 .

Іван і Ульяна апошнія дзесяць год не жылі разам, але фінансавыя дачыненні былі аформлены дакументальна. Гэта стварыла глебу для канфлікту пасля смерці Івана з яго братамі. Так як павятовыя суды толькі пачыналі сваю дзейнасць пасля земскай рэформы, то заможная шляхта працягвала па ранейшаму вырашаць свае спрэчкі ў судзе вялікага князя літоўскага. Ульяна падала дзве скаргі Жыгімонту Аўгусту на Гаўрылу і Астафея Гарнастаяў з-за пазыкі яе мужа – 2000 коп літоўскіх грошаў на 1/3 маёмасці (Канаплі, Ратнае, Мінковічы, Балатковічы, Такары), якая тады яшчэ не была падзелена паміж братамі. Пасля смерці мужа, 5 мая 1569 г., браты забралі яго маёмасць, а грошы Ульяне не вылучылі (1569). У іншай скарзе адзначалася, што яны падзялілі паміж сабой Мясцовасць у дакументах называлася яшчэ Промеж, Промезы .

–  –  –

рухомыя рэчы Івана, якія ён падарыў жонцы, забралі рэчы з Азярніцы і Блізнай, у тым ліку скрыню з царквы Св. Міхаіла [14, sygn. 349, k. 1;

sygn. 389, k. 1, 2, 5]. Пасля смерці Івана браты сапраўды правялі там інвентарызацыю рэчаў3 .

Пры гэтым жанчына не стала чакаць міласці ад Гарнастаяў, а ўвайшла ў валоданне Азярніцай і Блізнай (1 ліпеня 1569 г.) [14, sygn. 389, k.11]. Да гэтага часу маёнткі трымаў Іван, бо Ульяна запісала мужу 1/3 маёмасці Азярніца, Блізнае, Промезі навечна, а на 2/3 – 4000 коп літоўскіх грошаў (1557)4. Як сведчаць дакумент дарсунішскі намеснік пільнаваў свае ўладанні [8, c. 43–50]. Ульяна бачачы, што самастойна не можа справіцца з сітуацыяй, падарыла маёнткі Азярніца і Блізнае сваёй пляменніцы Кацярыне Цянчынскай і яе мужу Юрыю Юр’евічу Слуцкаму Алелькавічу (1569) [1, арк. 81–81 адв.]. Гэта ў многім абумовіла далейшы ўдзел Слуцкага ў канфлікце .

Гарнастаі адпаведна падалі скаргу Жыгімонту Аўгусту на дзеянні Ульяны. Суд прыняў рашэнне на іх карысць, што азначала вяртанне маёнткаў Гарнастаям. На гэтым судовы шлях рэгулявання канфлікту быў скончаны. Азярніца і Блізнае становіцца месцам вайсковых дзеянняў .

Важна звярнуць увагу на гістарычную сітуацыю, якая склалася на той час. Краіна знаходзілася ў стане вайны з Маскоўскім княствам. Шляхта не адзін раз выпраўлялася ў вайсковыя паходы. На 1570 г. ужо быў скончаны першы этап Інфлянскай вайны. 22 ліпеня было падпісана трохгадовае перамірра [6; 13] .

Ульяна адмовілася добраахвотна перадаць Гарнастаям Азяніцу і Блізнае. У выніку было прынята рашэнне аб вайсковай выправе шляхты Слонімскага павета. Шляхта, якая не заўсёды ахвотна рушыла на вайну з Маскоўскім княствам, у вялікім складзе сабралася для ўвязання маёмасці. Значную ролю тут адыгралі Гаўрыла Гарнастай і слонімскі староста Грыгорый Валовіч .

Паводле рэестра рухомых рэчаў Івана можна казаць, што Азярніца – замак з добрым узбраеннем. Першую выправу ўзначалілі слонімскія ўраднікі. 3 сакавіка 1570 г. шляхта Слонімскага павету спрабавала ўвязаць у валоданне Гарнастаяў. Амаль з кожнага маёнтка былі выстаўлены людзі, як на вайну са зброяй. Але яны сустрэлі моцны супраціў. Быў падстрэлены з гакаўніцы возны Ждан Васілевіч [14, sygn. 349, k. 5–12] .

Дакумент надрукаваны, гл.: [8, c. 62–71] .

Даравальны запіс быў актыкаваны ў кнігі троцкага ваяводы Мікалая Радзівіла

–  –  –

Важнай крыніцай здарэння з’яўляецца попіс удзельнікаў, які быў складзены гродскім пісарам Станіславам Мікалевічам і замацаваны пячаткай. З дакументу вынікае, што ў выправе ўдзельнічалі самі або выпраўлялі сваякоў ці слуг 164 асобы. Асноўныя ўраднікі не прысутнічалі на выправе, а былі іх слугі. Аднак у дакуменце зафіксаваны толькі прозвішчы, без пазначэнне зброі. Шляхта паходзіла з Бусежа, Дзераўное, Узловіч, Скрэндзевіч, Белай Залецяловічаў, Сакалова, Перавалокі, Грыўды, Мехава, Высоцка, Рагонай, Мізгіраў, Плаўскага, Адгіновічаў. У асноўным гэта была дробная павятовая шляхта. Большасці з іх зафіксавана ў попісах 1565 і 1567 гг. [5, cтб. 313–319, 838–852], значыць мела вопыт удзелу ў вайсковых выправах У апошнім адзначана пра ўдзел 275 асобаў. У попісу за 1570 г. было на 111 менш, што зразумела тлумачыцца не такой важнасцю падзеі як вайна, а хутчэй праяўленнем лаяльнасці да ўраднікаў [гл. дадатак 1] .

Наступная выправа адбылася праз год. 2 верасня 1571 г. пад замак Азярніца рушыла шляхта ўжо трох паветаў Ваўкавыскага, Слонімскага і Навагарадскага. Гэта азначала, што ў войску было не менш чым 300 чалавек. У складзе войска знаходзіліся ўраднікі трох паветаў: навагарадскі кашталян і слонімскі староста Грыгорый Валовіч; берасцейскі ваявода і ваўкавыскі староста Юрый Васілевіч Тышкевіч. Ад гаспадара быў адпраўлены каралеўскі сакратар Якуб Пэнкоўскі. Але Азярніца была падрыхтавана да асады. 1 верасня князь Аляксандр Палубінскі прывёз у замак гакаўніцу з дзеламі, расплавіў яе і з’ехаў. Таму шляхту сустрэла “густая стральба з гакаўніцы і ручніц”. Ураднік Леў Ляткоўскі ўзначальваў абарону замка. Ю. Алелькавіч загадаў яму трымаць абарону коштам свайго жыцця. Войска з трох паветаў адступіла. 3 верасня Г. Валовіч напісаў ліст вялікаму князю аб падзеях [гл. дадатак 2, 3]. Такі ж самы ліст напісаў на наступны дзень каралеўскі сакратар Якуб Пэнкоўскі [14, sygn. 389, k. 18, 23–24, 39–40, 42, 112–113, 116, 321–322, 326] .

Цяжка дакладна казаць ці быў складзены спіс шляхты трох паветаў, у дакументах ён не выяўны. Аднак тым не менш харугвы трох паветаў не здолелі ўзяць драўляны замак. Хутчэй за ўсё арганізатары выправы ваяваць не збіраліся. Яны спадзяваліся на маральнае ўздзеянне: маёнткі здадуць без бою, гледзячы на такую значную колькасць вайскоўцаў .

Сама шляхта не вельмі хацела гінуць за чужую ўласнасць, і Азярніца была сур’ёзна падрыхтавана да супраціўлення. Гэта была апошняя выправа. Далей Гарнастаі спрабавалі ўрэгуляваць справу праз суд .

27 жніўня 1571 г. Астафей Гарнастай перадаў права вядзення судовых спрэчак у Ульянай брату Гаўрылу. Дакумент быў актыкаваны Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў у слонімскай гродскай кнізе [14, sygn. 349, k. 15–16]. Далей усе спрэчкі вырашаліся паміж Гаўрылам Гарнастаям і Юрыем Слуцкім .

16 лістапада 1573 г. Юрый Алелькавіч склаў пагадненне, па якому 2000 коп пазыкі І. Гарнастая Ульяне было залічана за кампенсацыю судовых выдаткаў, а рухомыя рэчы былі вернуты. Ю. Слуцкі прызнаў 4000 коп як уласную пазыку. А маёнткі заставаліся ў валоданні Ю. Слуцкага. Аднак да 1576 г. справа яшчэ не была вырашана да канца [14, sygn. 389, k. 33–34, 55–58, 65–67, 73, 74, 77, 88–89, 315–316, 319, 339–342, 347–350] .

Відавочна, што гэта быў канфлікт паміж магнатамі. Ульяна не адзін год атрымлівала дапамогу ад Ю. Слуцкага і яго жонкі, таму для яе было лепшым выйсцем падарыць ім маёмасць. Канфлікт з мужам перарос у канфлікт з яго братамі. Слуцкія хоць на той час ужо зыходзілі з палітычнай арэны ВКЛ, але яшчэ мелі пэўны ўплыў [16]. Акрамя таго, атрымалася на свой бок прыцягнуць Аляксандра Палубінскага, які меў вялікі вайсковы досвед у Інфлянскай вайне [18]. Гарнастаі здабылі статус у шляхецкім грамадстве дзякуючы дзейнасці падскарбія Івана Гарнастая. З яго сыноў толькі Гаўрыла займаў высокія дзяржаўныя пасады. Гэта дазволіла яму абараняць інтарэсы не толькі ў судзе, але нават двойчы сабраць войска .

Калі браць прававы аспект справы, то дарэнне Ульянай маёмасці двум розным асобам справакавала канфлікт. Сітуацыя не ўзнікла, калі б яна давяла да канца шлюбаразводны працэс з Іванам Гарнастаям. Гэта дазваляла скасаваць дадзеныя адзін другому лісты, акрамя пазыковых .

Але пасля смерці мужа для Ульяны падарыць маёнткі Слуцкаму аказалася адзіным выйсцем. Для Гарнастаяў судовыя спрэчкі і сваркі ў сям’і даўно сталі звычайнай справай [8, c. 38–72]. На пагадненне Г. Гарнастай пайшоў тады, калі атрымаў жорсткі супраціў, а судовыя выдаткі сталі перавышаць кошт уладанняў .

Вырашаць спрэчкі сілавымі метадамі было ўласціва для грамадства ВКЛ. Суды ўтрымліваць шмат скаргаў аб наездах на маёмасці і нападах на дарозе, у горадзе і іншых месцах. Аднак гэта выключэнне, калі для вырашэння сітуацыі збіралі войска аднаго павету, а пасля і трох паветаў .

Дадаткі Дакументы напісаны на старабеларускай мове. Пры транслітарацыі тэксту ў аснову пакладзены прынцып палітарнай перадачы. Старажытныя літары захаваны, вынасныя – пададзены курсівам. Прапушчаныя літары ў словах пад цітламі раскрыты з улікам асаблівасцяў правапісу старабеларускай мовы і заключаныя ў круглыя дужкі. Пашкоджаныя месцы пазначаны ў квадратных дужках .

246 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Дадатак 1 Рэестр шляхты Слонімскага павету, якая ўдзельнічала ў выправе 1570 г .

Значная частку шляхты атрымалася ідэнтыфікаваць у іншых дакументах, што адзначана ў падстаронкавых спасылках. Дакумент падрыхтаваны да друку літоўскім даследчыкам Гедымінасам Лесмайцісам .

Крыніца захоўваецца ў Галоўны архіве старажытных актаў: Archiwum Potockich z Radzynia, sygn. 349 .

[5] Реестръ списан шлхты повту СлониМскоГ(о) которие се ршиЛИ и быЛИ поД зеРницою при мне поДстаростиМ слониМскоМ наИм при панасу КгдыМ ездиЛ в нее взоваТ его м(и)л(о)Сти п(а)на воеводы меНского и п(а)на воеводиЧа ноВгороДского ихъ м(и)л(о)Сти п(а)ноВ ГорностаеВ на назначоныИ рокъ и деН то естъ третего дня маРца в року десеИшом тисеча пТсот сеМдесятомъ

На прод

При мне подстаростим яко при врд был возныи тогож повету слонимског(о) Ждан Василевич с Плавског(о) которого тамъ жо пострелено в ногу вышеи колена з гаковницы Васко Кореевич5 з Высоцка возныи другии Его м(и)л(о)сть пан Миколаи Сопега воеводич новгородскии6 сам не был але при рднику своем лушневском и серебриском наиме при Григорю Богуш посылал кони десет Его м(и)л(о)сть пан Аврам Мелешко7 з Девяткович сам с почтом своим был

У дакументах сустракаецца напісанне прозвішча як Карэвіч. Васіль Андрэевіч

Карэевіч набыў маёнтачак у Высоцку ў Астапкі Міхайлавіч Карэевіча і яго жонкі Марыны Пятроўны (1570), сенажаць за рэчкай Сарока ў Івана Ілініча і яго жонкі Аксінні (1574) [2, c. 432–433; 4, спр. 5, арк. 79адв.–80адв.] Мікалай Сапега (? – 1599) быў сынам навагарадскага ваяводы Паўла. На той час актыўна ўдзельнічаў у дзяржаўнай палітыцы ВКЛ, таму адпаведна не мог быць у выправе .

У Слонімскім павеце валодаў Узовіцамі [17; 12, c. 332–339] .

Аврам Мялешка (? – 1599), займаў пасаду маршалка ЯКМ. Быў жанаты двойчы, першай жонкай была Ганна Бачанка, другая – Багдана Епімахаўна Вайнянка. Разам з братам Іванам трымаў Дзявяткавічы [9, c. 107–108] .

Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў пан Иван Мелешко8 з Девткович сам был пан судя9 сам не был але слуг двухъ на конех посылал пан Елец подсудок10 слуг посылал пан Михаило Волович11 з Деречина сам не был але толко двухъ бояръ присылали [6] Пан Васил Киянин сына12 присылал и зъ чотырма конми Пан Шостовицъкии13 сам хор але слугъ присылал З Бусези Рофал фанасович14 сам былъ Виктор динцович15 сам был Богдан Котович сам был З Деревное С тои Дерево Михаило сам был З Узловицъ Янъ Миневскии16 сам был Андреи Зубцевич сам был Ян Зубцевич17 слугу выслал дова Давыдова слуг выслала Гневошова Влоченска18 слуг высылала Іван Мялешка (кл. 1552 – 1622) сын Івана Іллі і Настассі Тышкевічаўны. Вызначыўся на розных пасадах: мазырскі падкаморы (1591), слонімскі падстароста (1591), берасцейскі (1610), мсціслаўскі (1611) і смаленскі кашталян (1615). Ажаніўся з Ганнай Фурсаўнай [7, c. 135–150] .

Слонімскім земскім суддзёй быў Міхаіл Лаўрынавіч Сакалоўскі [12, c. 366] .

Слонімскім земскім падсудкам быў Пацей Елец [12, c. 366] .

Міхайла Валовіч (? – 1580), сын навагарадскага кашталяна Грыгорыя Валовіча, займаў пасаду слонімскага старосты, быў жанаты з Гальшкай Глябовічаўнай [12, c. 407– 412] .

Васіль Багданавіч Кіянін (? – 1595) земянін Слонімскага павета, валодаў маёнткам Пескі, дваром Голешчава. У яго былі сын Дзмітры і дачка Марына (замужам за Янам Багуматкам). Сын стаў асноўным спадчыннікам яго маёмасці [12, c. 496–501; 3, спр. 3, арк. 7–7адв.] Імя не адзначана, але найбольш верагодна, што гэта быў Багдан Сямёнавіч Шаставіцкі (? – да 1587), быў жанаты з Аляксандрай Вайнянкай [12, c. 447–453] .

У крыніцы напісана Яфанасавіч, правільна Афанасавіч [3, спр. 1, арк. 327–328] .

Адзінцэвіч Віктар згадваецца як сведка ў тэстаменце Васіля Тышкевіча (1570) [12, c. 351] .

Ян Мінеўскі быў жанаты з Тамілай Міхайлаўнай Скіпараўнай. Яна згадваецца ў тэстаменце сваёй маці Ганны Міхайлаўны Катоўны (1574) [12, c. 305] .

Ян Зубцэвіч згадваецца як сведка ў тэстаменце Льва Вайніловіча (1592) [12, c. 492] .

У дакументах прозвішча пісалася як Влочэнскі, Аўлачэмскі, Аўлучэмскі. У дакуменце згадваецца Марына, дачка Астафея Слізня (1505–1551), якая выйшла замуж за Івана Фёдаравіча Гнявошавіча Аўлачэмскага [7, c. 135–150] .

248 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Андреи Влоченскии19 слугъ высылал Воитехъ Венцславович сам былъ Стас Маркович сам былъ Щасныи Андрушкович сам был рбан Стасевич сам был [7] Янъ Михаилович самъ былъ Андреи Богданович20 самъ был Болтромеи цкович сам был Янъ Абрамовичъ слугу высылал З Скрендевич Звезда Иванъ21 сам был Левъ Воинич22 сам был Иван Федкевич сам был Яков Макаревич сам был Андреи Мишкович23 слугу высылал Куприян Петрович сам был Васко Петрович сам был Матеи Томкович24 сам был Юри Каспорович сам был Богдан Мишкович25 слугу выслал Миколаи Колкович самъ был Гаврило Вознович сам был Гришко Курелевич сам был Лаврин Курелевич сам был Федор Михнович сам был Якуб Станкевич сам был Андрэй быў братам Івана Фёдаравіча Гнявошавіча Аўлачэмскага .

Андрэй Багдановіч падаў скаргі ў Слонімскі гродскі суд, адна была пра абрабаванне (1570), другая на Шчаснага Грыгоревіча за напад на яго маёнтак Узловіца (1592) [3, спр. 1, арк. 291–291адв.; 15, s. 25] .

Іван Звязда (? – 1579) быў у атачэнні падстарбія ВКЛ Івана Гарнастая. Быў жанаты з Ганнай Мікалаўнай (? – 1592), у шлюбе нарадзіліся дзеці Мацей, Олюхна, Марына. Апошняя выйшла замуж за слонімскага шляхціча Яхіма Грыгорывіча (? – 1598) .

Сын быў непаўнаспраўны, ім апекавалася Марына. У Слонімскім павеце Іван валодаў Скрэндзевічамі [12, c. 403–407, 484–489, 530–533] .

Леў Войніч абвінавачваў Войцеха Ляховіча ў збіцці падданых (1564) [2, c. 185] .

Андрэй Мішковіч (Мішкевіч) родны брат Багдана [12, c. 470] .

Мацей Томкавіч падаў скаргу на яворскага ўрадніка Льва Яцыніча – Барташа аб збіцці і абрабаванні (1566) [2, c. 294] .

Багдан Мішковіч (Мішкевіч) памёр на 1590 г. Быў жанаты з Тамілай Іванаўнай Быкаўшчанкай, пасля яго смерці выйшла замуж за Івана Васілевіча Глаза [12, c. 469] .

Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў Тимош Иванович сам был Матеи Василевич сам был Петръ Миколаевич сам был Амброжеи лизарович сам был [8] Васил Михаилович, Михаило Абрамович, Мишко вдеевич сами были З Белои Дума Брескии сам был Матеи Бартошевич26 сам был Григореи Томкович27 сам был Воитех Скварскии28 сам былъ Миколаи Станкевич сам был Зъ Залетелович Янъ Щавинскии29 сам был д Соколова Гришковая динцовичовая слугу выслала Федор Чечот30 сам фор(!) слугу выслал мачоха Чечетова31 слугу выслала С Переволоки Собко Маркович слугу выслал Зъ Гривды Богуринские32 послали слуг с конми 2 З Роготнои Миколаи Станкевич сам был Мацея Барташэвіча абвінавачваў у нападзе на дом і крадзяжы вепра брат Аўрам (1574) [3, спр. 1, арк. 500адв.] .

Грыгорый Томкавіч быў жанаты з Ганнай Корбутаўнай. На 1597 г. памёр. Яго брат Шчасны быў апекуном яго дзяцей Войцеха, Шымкі, Юркі і Андрэйкі. Грыгорый быў сведкам у тэстаменце Мікалая Гурскага (1570) [12, c. 354, 522–523] .

Войцех Скварскі быў сведкам у тэстаменце Мікалая Гурскага (1570) [12, c. 354] .

Ян Якубавіч Шчавінскі быў жанаты з Марынай Сямёнаўнай Верашчанкай. Яна падарыла сваё вена, якое атрымала ад першага мужа Савы Аляксеевіча – 100 коп літоўскіх грошаў на маёнтку Сергееўскім (Слонімскі павет), а таксама пазыку ў 20 коп (1574) .

У тэстаменце Каспера Вянцковіча згадваецца яго жонка і сын Пракоп (1581) [4, спр. 5, арк. 69–70 адв.; 12, c. 418] .

Фёдар Васілевіч Чачот меў канфліктныя адносіны са сваёй мачахай А. Пішчалаўнай (1566). Падданы Ф. Чачота абвінавачваўся братам Канстанцінам у нападзе і збіцці (1574) [3, спр. 1, арк. 458–458адв.; 2, c. 195–196, 224–225] .

Аўдоцця Міткоўна Пішчалаўна была мачахай Фёдара Чачота, на той час удава. Падала скаргу на пасынка з-за збіцця падданых (1574) [3, спр. 1, арк. 458–458адв.] .

Найбольш верагодна, што гаворка ідзе пра Даніэля Храптовіча Богурынскага, які пазней стаў слонімскім земскім пісарам, і яго сваяках [12, c. 500] .

250 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Петръ Матеевич сам был Чиж33 сам фор але слуг высылал 2 Славутина34 слугу высылала З Высоцка Павел Кореевичъ сам был Ждан Тишкевич сам был нушъ Русинович сам был Игнат Михнович35Федор Богданович а Васюта Тарасович сами были [9] Иван Илинич36 сам был Васюк Тишкович сам был верко Русинович сам был Кузма Русинович сам был Тимош Кулакович сам был Михно Гаврилович сам был нко Бурчичъ сам был Павел Мацукевич сам был Ждан Гриневич сам был Васко Гриневич сам был Возныи37 Богушъ Михаилович38 сам был Федор Чаренович сам был Матыс Хотылевскии39 слугу выслал З Мехова Митко Леневич40 сам был Андреи Леневич сам был

Войцех Марцінавіч Чыж з жонкай Багданай Іванаўнай набыў у братоў Грыгорыя,

Андрэя, Рафала і Лукаша Зенковічаў сенажаць, якую яны атрымалі па старэйшаму брату Мацвею Васілевічу, за 12 коп літоўскіх грошаў (1574). Чыж згадваецца як сведка ў тэстаменце Альжбеты Янаўны Віктарынаўны (1571) [3, спр. 5, арк. 73–75; 12, c. 386] .

Жонка Славуты, але дакладна ідэнтыфікаваць цяжка. У 1560-х згадваецца слонімскі віж Фёдар Славута [3, спр. 1, арк. 73адв.] У тэксце памылкова – Минхович .

Іван Ілініч і яго жонка Аксіння прадалі Васілю Карэевічу сенажаць за рэчкай Сарока ў (1574) [4, cпр. 5, арк. 79адв.–80адв.] Слова дапісана з боку .

Богуш Міхайлавіч згадваецца на гэтай пасадзе ў іншых крыніцах. Разам з жонкай Галенай набыў у Цімафея Антановіча частку валокі ў Рэпнічах (1573) [3, спр. 1, арк. 336, 337адв.; 4, спр. 5, арк. 27–28адв.] .

Мацвей Клімантовіч Хатылеўскі (? – 1586) быў жанаты з Кацярынай Сямёнаўнай Івашкевічаўнай. У іх былі дзеці Іван, Бенедыкт, Іеў, Багуміла, Аляксандра, Аленка. Маёмасць Мацвей меў у Высоцку [12, c. 435–440] .

Мітко Ляневіч набыў у Санюка Сямёнавіча, яго жонкі Олюшкі і сына Гаўрылы ніўку ў Мехаве за капу літоўскіх грошаў (1574) [4, спр. 5, арк. 65–65адв.] Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў Щепан Богданович41 сам был Иван Богданович42 сам был Васил Кондратович сам был Парфен Кондратович сам был Андреи Еришкович сам был Иван Лукашевич43 сам был Игнат Клиномович44 сам был Марко Климович45 сам был [10] Сидор Климович46 сам был Зенов Лукашович сам был Санко Селинович сам был Гришко Селинович сам был Куцко Тарасович сам был Васко Яковцевич сам был Хома Семенович сам был Кондрат Петикович сам былъ Васил Борисович сам был Егнат Борисович сам был Богдан лешкович сам был Федор Тарасович47 сам был З Мизкгиров Костантын Семонович сам был Павел Васкевич сам был Павел Лцевич сам был Шчапан Багдановіч набыў у братоў Лукашэвічаў частку зямлі ў Мехаве за 15 коп літоўскіх грошаў (1571). згадваецца як сведка ў тэстаменце Марка Клімовіча (1587) [12, c. 443; 4, спр. 4, арк. 131адв.–134] .

Іван Багдановіч быў жанаты з Даротай Вайткоўнай. Атрымаў па бацьку жонкі 1/3 яго ўладанняў (1556). Падаў скаргу на роднага брата Шчапана і яго жонку Аксім’ю Ленцаўну аб збіцці і гвалтоўным выгнанні з іх дома (1566). У 1570 г. згадваецца яго другая жонка Алена Томкаўна. Іван прадаў агарод у Мехаве за 15 коп літоўскіх грошай Льву Ляткоўскаму і яго жонцы Багдане Іванаўне (1571) [2, c. 14–15, 294, 351–352; 4, спр. 4, арк. 75адв.–78] .

Іван Лукашэвіч разам са сваімі братамі Пратасам і Якавам прадаў частку зямлі ў Мехаве Шчапану Багдановіча за 15 коп літоўскіх грошаў (1571) [4, спр. 4, арк. 131адв.–134] .

У тэксце памылка, трэба – Климович. Ігнат Клімовіч і яго брат Сідар прадалі частку сваёй зямлі ў Мехава слонімскаму земскаму суддзі М. Сакалоўскаму (1570) [2, c.442–443] .

Марк Клімовіч (1587) быў жанаты з Таццянай Навіцкай, меў дзяцей Пятра, Навума, Фёдара, Сцепаніду. На момант смерці займаў пасаду вознага [12, c. 441–443] .

Сідар Клімовіч родны брат Марка, быў жанаты з Марынай Ходараўнай. Разам з братамі Маркам, Мікітам і Іванам прадалі частку зямлі ў Мехава Льву Ляткоўскаму (1575) [4, спр. 5, арк. 9–10; 12, c. 441–443] .

Фёдар Тарасовіч фігуруе ў справе ад падданых (1570) [2, c. 330] .

252 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Ждан Таипович48 сам был Васко Павлович сам был З Радивиловичє Мартин Безусыи сам был Янъ Бартошевич49 сам был Болтромеи Миклашевич сам был Стас Янкович сам был Каспор Мартинович сам был [11] Миколаи Котович50 сам былъ Болтромеи Матеевич сам был Кгабриял Петрович сам был Матыс Котович сам был Юхно Михтилович сам был Валенты Жданович51 сам был Стас Павлович сам был Болтромеи Павлович сам был Матеи Воитехович сам был Янъ Мартинович самъ был Стец Михнович сам был Юхно Янович52 сам был Матеи Шукевич сам был Петръ Мишкович сам был Петръ Каспорович сам был Стас Венцкович сам был Миколаи Матеевич сам был Лукашъ Петрович сам былъ Юхно Мартинович сам был Ждан Тайповіч разам з братам Станіславам прадалі сенажаці каля рэчкі Бусяж Войцеху Чыжу за 4 капы і 20 грошаў (1570) [2, c. 342–344] .

Ян Барташэвіч быў сведкам пры складанні тэстамента Каспра Вянцковіча (1581) [12, c. 419] .

Мікалай Катовіч меў спрэчкі з Паўлам Ставуцічам з-за зямлі. Мікалай Яновіч абвінавачваў яго ў пагрозах здароўю, а Грышка Лаўрыновіч ў збіцці падданага. 12 рублёў навязкі ён павінен быў выплаціць за збіццё вознага Станіслава. Яго маці Магдалена спрабавала атрымаць ад сына праз суд 1/3 маёмасці як удава па яго бацьку Кату. Але аказалася, што яна выйшла замуж, і сын ужо не быў абавязаны яе ўтрымліваць. Аднак са сваёй мамасць ён павінен быў выдаць пасагі сёстрам, калі яны пойдуць замуж (1556) [2, c. 7–8, 25, 29, 33, 37–38] .

Валенты Ждановіч згадваецца ў тэстаменце Каспра Вянцковіча (1581). Апошні пазычыў 30 грошаў у Валентыя [12, c. 419] .

Юхно Яновіч згадваецца як віж са слонімскага замку (1560) [12, c. 303] .

Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў Матеи Мордасович сам былъ [12] З Плавского Васил Иванович сам был Данило Федкович сам был Ростолюк Кондратович сам был цко Гриневич сам был Гаврило верикович53 сам был Трохим Селинович сам был Захари Чорнышевич сам был Матеи Славутичъ самъ был Михаило Резанъ54 сам был Щепан Резанович55 сам был Якубъ Станькевич Слонилицки сам был З Дкгиновичъ Андреи Мартиновичъ сам был Стась Павлович самъ был Миколаи Петкевич56 сам был Якубъ Матеевичъ сам был Щасныи Блажеевич57 сам был рабан Лавринович сам был Петръ Жданович сам был Воитехъ Стасевич сам был [13] Богут Ганутевич сам был Адамъ Яновичъ сам был Януш Якубович сам был Анъдреи Матеевич сам был ско Павловичъ сам былъ

Гаўрыла Аверкавіч (? – 1591) меў уладанні ў Плаўску. Быў жанаты з Матрынай

Лебедзеўнай. Дачку Таццяну выдалі замуж за Сцяпану Сарочыча. Уся спадчына перайшла ёй па тэстаменту бацькі (1591). У 1570 г. абвінавачваў свайго суседа Васіла Ярмовіча ў згвалтаванні жонкі [12, c. 472–475; 3, спр. 1, арк. 302] .

Міхайлу Разана абвінавачваў у абразах пляменнік Сямён Разан (1556). У яго быў сын Макар. Фядора Бельцаўна падала на яе скаргу аб нанясенні шкодаў маёмасці (1559) .

Міхайлу, яго жонку Ганну Міткоўну і сына збіў слонімскі падстароста Лаўрын Мацеевіч Сідароўскі (1566) [2, c. 42, 76, 261–262] .

Шчапан Хурсовіч Разан абвінавачваў свайго брата Сямёна Разана ў нападзе на дом і збіцці (1564) [2, c. 144] .

Мікалай Петкевіч быў жанаты з Зафеяй Вайткоўнай. Атрымаў па бацьку жонкі 1/3 яго ўладанняў (1556) [2, c. 14–15] .

Блажэевіч Шчасны згадваецца як сведка ў тэстамеце Альбеты Яноўны (1596) [12,

–  –  –

Дакумент захоўваецца ў Галоўны архіве старажытных актаў: Archiwum Potockich z Radzynia, sygn. 389. Замацаваны пячаткай. Пашкоджанні ў некаторых месцах пазначаны квадратнымі дужкамі і пры магчымасці тэкст адноўлены .

Выписъ с книгъ кгроцкихъ двора г(о)с(по)д(а)рского волковыиского .

Лета Бож(его) нарож(ен) 1571 м(е)с(е)ца сент(бра) 6 дн четвергъ .

Присылалъ до двора г(оспо)д(а)рского волковыиского до мене Федора кимовича подс[т]аростего волковыиского вельможныи пан его м(и) л(о)сть пан Гаврило [Горноста]и пан воевода менскии поведаючи то через служебника своег(о) М[икала] Станиславовича што ж деи будучи мне м(е)с(е)ц сенътебра вто[рог]о дн неделю при рушеню поветов то ест Слонимског(о), Новгородско[г(о)] и Волковыиског(о) воспол зъ их м(и)л(о)стми паномъ Григоремъ Воловичом кашталном новгородскимъ, старостою слонимским а зъ его м(и)л(о)стью паномъ Юремъ Василевичем Тишковичом воеводою берестеиским, старостою волковыискимъ а паномъ кубомъ Пєковскимъ сєкрєтаромъ его кролевскеи м(и)л(о)сти и со всею шляхтою рыцєрствомъ его кролевскеи м(и)л(о)сти тых трех поветов вышеи менов[ан]ых за листовнымъ росказанемъ ег(о) кролевскеи м(и)л(о)сти под зерницо[ю] […] моцного вязан тые имен зерницу и Близную мен[…] паномъ стафеемъ Горностаем паномъ братом[ъ] […] нашу тот час деи были возные повету Новгородского на име Васко Дешинич а повету Слонимског(о) Станислав Михаилович з замъку и з двора зерницкого Пётр і Іван паходзілі з сям’і Івана Іванавіча Альхоўскага і Марыны Грынькоўны .

Акрамя іх у сям’і былі Андрэй, Астафей, Магдалена, Таміла і Таццяна. У сваім тэстаменце маці ўсю сваю маёмасць запісала Івану, аддаліўшы іншых дзяцей за іх неадпаведнае да яе стаўленне (1574) [12, c. 387–391] .

Дакумент замацаваны пячаткай .

Станіслаў Мікалаевіч (? – 1598) да канца свайго жыцця займаў пасаду пісара. У тэстаменце пісаўся з прозвішчам Падрэза. быў жанаты з Маранцыяй Матысоўнай. У шлюбе нарадзіліся Аляксандр і Марухна (жонка Яраш Быкоўскага) [12, c 533–537] .

Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў т радника дл блювы приходили при которых блювах пытал его м(и)л(о)ст пан кашталн новгородскии тых возных восполъ зъ их м(и) л(о)стью паны вышеи меноваными если бы было што людеи на замку прибылых ны се возныє поведили же деи людеи иншых нетъ х но ко дн чорошнег(о) суботу м(е)с(е)ца сентебра первого дн кн() зь Александро Полубенскии з стрелбою то ест з делы з гаковницами до замъку и до двора приеждл и ную стрелбу расплавивш[и] и на замку и в дворе зерницкомъ зоставивши проч зъехал ко ж его м(и) л(о)сть пан Гаврило Горностаи слушечи тую повест от тых возных и розумеючи быт кн()з Александра Полубенского таковым же способе просил абы то было до книгъ записано ко ж то ест записано ш чого выпис печатю моею собе зл. П(и)сан Волковыиску .

Григореи рославовичъ Риски

–  –  –

Дакумент захоўваецца ў Галоўны архіве старажытных актаў: Archiwum Potockich z Radzynia, sygn. 389 .

[39] Григореи Волович кашталн новгородскии староста слонимъскии знаимую то всим вобец иж ко его кролевска м(и)л(о)ст пан нашъ м(и)л(о)стивыи часу недавно минулог(о) листы писат до мене такъ до поветов Новгородског(о), Слонимског(о), Волковыиског(о) росказат рачил жебых з оными поветы рушившыс до зерницы и Близнои ные имен за сказанемъ суду моег(о) кгродског(о) так и за листы его кр(олевска) м(и)л(о)сти их м(и)л(о)сть п(а)ном Горностаем моцно подал и их м(и)л(о)ст в сто везал так и п(а)нюю Ивановую Горностаевую п(а) нюю Ульну Богушевну ко спротивную и не послушную зверхности его кролевское м(и)л(о)сти поимал ее ку его кролевскои м(и)л(о)сти дослал а так чынечы досыт воли и росказаню его кролевское м(и) л(о)сти давши собе час и ден певныи з оными трима поветы ку рушеню до зерницы и Близнои притегнути а коли есмо притегнули под замок и двор зерницкии сплечне изъ их м(и)л(о)сти п(а)ны Горностаи ко з стороною кривжоною в тот час зъ замку и двора зерницкого стрелба густа з дел з гаковниц на нас чинена же нелзе было далеи опступит то пакъ мы видечи таковую стрелбу и чинивши есмо бмову зъ их м(и) л(о)сти п(а)ны шлхтою рыцарством его кролевскои м(и)л(о)сти там 256 Studia Historica Europae Orientalis – 8 тот час будучими и бравши с кождог(о) повету по три шлхтичи а при них по возному до замку и двора зерницког(о) слал мовечи и поменаючи тог(о) хтобы на тот час там на тым замку и дворе владал им справовал и тую стрелбу чинил иж бы н тои стрелбы занехавши ныи замок и двор зерницы и двор Близную их м(и)л(о)сти п(а) ном Горностаем за сказанем суду моег(о) кгродског(о) слонимског(о) так за листы его кр(олевское) м(и)л(о)сти и за притегненемъ повету ко близкост их м(и)л(ости) пустил в моц и в держане ихъ м(и)л(о) сти подал под закладом на его кр(олевское) м(и)л(ость) дванадцатма тисечми копами грошеи так и п(а)нюю Ивановую Горностаевую п(а) нюю льну Богушевну ко спротивную и не послушную зверхности его кр(олевское) м(и)л(ости) выдал так же под таковою [40] зарукою дванадцатма тисечми копами грошеи а где бы на тое поминане мое недбал ных именеи доброволне поступит тот и п(а)нюю Ивановую Горностаевую ко спротивную и не послушную выдати не хотел тогды заховываючысе водлуг воли розсказан и листов его кролевское м(и) л(о)сти и чинечы досыт Статутови весполок з оными поветы взвши ные имен моцно их м(и)л(о)стм п(а)ном Горностаем подам и вежу то пак врадовник на тот час будучи на зерницы и Близнои некии Лев Летевскии котории се менил быт врадовником на тых именх т его м(и)л(о)сти п(а)на Юр Юревича Слуцкого через тых посланцов н(а)шых тказ чинил иж навпоминане п(а)на новгородског(о) так и на тые заруки которие именем корол его м(и)л(о)сти кладет недбаю а ных имении зерницы и Близное не поступлю бо его м(и)л(о)сть кн()зь пан мои росказал ми абых тых имении до горла боронил и их не поступовал так тож и п(а)нюю Ивановую Горностаевую хотбы теж и тут была ее не выдавал а так восполок з оными поветы шлхтою и рыцырством его кролевскои м(и)л(о)сти маючы ных тказ и слышечи таковое спротивене напротивку зверхности его кролевскои м(и)л(о)сти а хотечи воли и росказню его кролевскои м(и)л(о)сти так и статутови досыт чинит а в ные имении зерницу и Близную их м(и)л(о)ст п(а)нов Горностаев моцно везат вси есмо сполне ку замку и двору зерницкому рушилис то пак тои радовник зерницкии Лев Летевскии не дбаючи ничог(о) ко зверхности его кролевское м(и)л(о)сти так и ные заруки которые мел именем его кролевское м(и)л(о)сти клал повторе еще болшую кгустеишую стрелбу зъ замку и з двора зерниког(о) чинил же есми ледве в цале назад тступоват могли. ко видечи такое великое спративене и непослушенство напротивку зверхности кролевское м(и)л(о)сти томъ южъ до вдомости Сліж Н. У. Вайна за спадчыну ў сям’і Гарнастаяў его кролевское м(и)л(о)сти черезъ секретара его кролевское м(и)л(о) сти [43] п(а)на []куба Пєнковског(о) дослал и тое зознане мое ку подпертью права под печатю моею их м(и)л(о)сть п(а)ном Горностаем их м(и)л(о)стм п(а)ном Горностаем далом. Писан Слониме. Року Бож(его) нарож(ен) 1571 м(е)с(е)ца сентебра 4 дн .

Федоръ Богушевичъ кгрод(скии) слон(имскии) писаръ .

Спіс літаратуры

1. Аддзел рукапісаў Бібліятэкі Літоўскай Акадэміі Навук. – Ф. 16. – Спр. 72 .

2. Акты, издаваемые Виленскою археографическою комиссиею. – Т. 22. Акты Слонимского земского суда (1555–1570). – Вильна, 1895 .

3. Нацыянальны гістарычны архіў Беларусі. – Ф. 1785. – Воп. 1. – Спр. 4, 5 .

4. НГАБ. – Ф. 1737. – Воп. 1. – Спр. 1, 3 .

5. Русская историческая библиотека. – Т. 33: Литовская Метрика. Отдел третий. Ч. 3: Книги публичных дел. Переписи Литовского войска. – Петроград, 1915 .

6. Сагановіч, Г. Інфлянцкая вайна / Г. Сагановіч // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. – Т. 3. – Мн., 1996. – С. 499–500 .

7. Сліж, Н. Вяноўныя запісы ў слонімскай земскай кнізе за 1575 г. / Н. Сліж // Нацыянальны гістарычны архіў Беларусі: гісторыя і сучаснасць: матэрыялы юбілейн. навук.-практ. канф., прысвечанай 70-годдзю Нац. гіст. архіва Беларусі (Мінск, 8 ліп. 2008 г.) / Уклад. З.Л. Яцкевіч; навук.рэд. У. І. Адамушка. – Мінск, 2008. – С. 135–150 .

8. Сліж, Н. Лёс дзяцей Івана Гарнастая, падскарбія ВКЛ / Н. Сліж // Biaoruskie Zeszyty Historyczne. – 2013. – № 39. – С. 38–72 .

9. Сліж, Н. Сямейныя адносіны і шлюбныя стратэгіі Саламярэцкіх у 16 – першай палове 17 ст. / Н. Сліж // Гістарычны альманах. – 2005. – Т. 11. – С. 86–121 .

10. Сліж, Н. Сям’я Івана Гарнастая, падскарбія ВКЛ / Н. Сліж // Biaoruskie Zeszyty Historyczne. – № 38. – Беласток, 2012. – С. 7–46 .

11. Сліж, Н. Як вярнуць збеглую жонку: прыгоды з жыцця Ульяны Гарнастаевай з роду Багавіцінавічаў (? – 1575) / Н. Сліж // Homo historicus. – 2008. – С. 78–91 .

12. Тастаменты шляхты і мяшчан Беларусі другой паловы XVI ст. (з актавых кніг Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі) / А. Ф. Аляксандрава, В.У. Бабкова, І. М Бобер; Нац. гіст. архіў Беларусі. – Мінск: Беларуская Экцыклапедыя імя П. Броўкі, 2012 .

13. Янушкевіч, А. Вялікае княства Літоўскае і Інфлянцкая вайна 1558–1570 гг .

/ А Янушкевіч. – Мінск, 2007 .

14. Archiwum Gwne Aktw Dawnych. – Archiwum Potockich z Radzynia. – Sygn. 349, 389 .

15. Gabinet rkopisw BUW. – Sygn. 316 .

16. Kempa, T. Zbiego kniaziw Olelkowiczw suckich o uzyskanie miejsca w senacie po 1569 roku / T. Kempa // Odrodzenie i Reformacja w Polscie. – 2003. – T. XLVII. – S. 65–88 .

258 Studia Historica Europae Orientalis – 8

–  –  –

РЕЦЕНЗИЯ НА СБОРНИК

«ИССЛЕДОВАНИЯ О ШВАБСКОМ ЗЕРЦАЛЕ”

В ПРИДУНАЙСКИХ ОБЛАСТЯХ»

В начале XXI в. Саксонской Академией наук (г. Лейпциг) было инициировано издание серии «Право саксонско-магдебургское на востоке»

(«Ivs saxonico-maidebvrgense in Oriente»). Под саксонско-магдебургским правом мы подразумеваем синтез Магдебургского городского права с Земским правом «Саксонского Зерцала». Первый том, изданный в 2008 г., представляет собой сборник докладов ученых, сделанных на международной конференции, организованной Саксонской Академией наук в 2003 г., и затрагивающих самые разные аспекты распространения саксонско-магдебургского права в Центральной и Восточной Европе в периоды Средневековья и Нового времени [1]. Том второй, изданный в 2011 г., был посвящен распространению саксонско-магдебургского права на землях Польши [2]. В третьем томе, изданном в 2013 г., наряду с рассмотрением вопроса о саксонско-магдебургском праве в Венгрии и Румынии, отображены автономия и трансферт немецкого права в регионах Дуная и Карпат [3]. В 2015 г. увидел свет четвертый том из серии «Право саксонско-магдебургское на востоке» [4] .

Этот четвертый, рецензируемый том под названием «Исследования о Швабском Зерцале”» в придунайских областях» и посвященный средневековому трансферту немецких правовых Зерцал – результат двух международных конференций, организованных кафедрой европейской истории права Сегедского университета (Венгрия). Первая из двух конференций была проведена 29 февраля 2008 г. и называлась «Исследования о Швабском Зерцале” в придунайских областях»; вторая – под названием «Швабское Зерцало” и другие правовые сборники в области Дуная» проводилась в период с 1 по 2 марта 2012 г .

Конференция, проводившаяся в Сегеде (Венгрия) 29 февраля 2008 г .

Нельзя не отметить, что большинство докладов, прозвучавших на первой конференции в 2008 г., уже были опубликованы [5]. Но чтобы сделать научные доклады доступными более широкому кругу читателей, было решено опубликовать их еще раз в рецензируемом сборнике .

262 Studia Historica Europae Orientalis – 8 В своем докладе венгерский теолог Гюоргю Бенюик из Сегеда предоставил всеобщему вниманию точки соприкосновения между Священным писанием (Библией) и «Швабским Зерцалом». Помимо этого, автором в его докладе были тематизированы следующие три вопроса:

1) литература о «Зерцалах»; 2) сопоставление введений к «Саксонскому Зерцалу» и к баварскому источнику и 3) роль Бертольда из Регенсбурга в появлении введения к «Швабскому Зерцалу» [6] .

Венгерский историк Лазло Блазович подробно описал значение и роль «Швабского Зерцала» в Венгрии, а также заострил свое внимание на «Швабском Зерцале из Кошице» [7]. Рукопись «Швабского Зерцала»

из Кошице датируется 1430 г., оригинал рукописи хранится в городском архиве Кошице. Через Офен (Буду) южнонемецкое право «Швабского Зерцала» попало на территорию современной Словакии, и, прежде всего, в Кошице. Но несмотря на то, что Кошице переняла южнонемецкое право при содействии Офена (Буды), «Швабское Зерцало» из Кошице не только не идентично «Сборнику городского права Офена», но и принадлежит к значительному числу правовых рукописей Южной Германии, генеалогия которых до конца всесторонне не выяснена. Хотелось бы особенно отметить именно этот доклад, так как он представляет несомненный интерес для всех исследователей проблематики распространения немецкого права к востоку от Германии. В нем Лазло Блазович довольно подробно проанализировал статьи из «Сборника городского права Офена» и «Швабского Зерцала», установив сходство и различия между немецким и венгерским правовыми сборниками. Так, например, он указывает на то, что «Офенский правовой сборник» содержит следы 26 статей «Швабского Зерцала» [7, S. 15]. Интересен тот факт, что из «Саксонского Зерцала» правовым сборником Офена было перенято только 15 статей [7, S. 15]. Это, вне всякого сомнения, свидетельствуют о том, что влияние баварского сборника на венгерских землях было несколько ощутимее влияния сборника саксонского .

Некоторые немецкие гости посвятили свои выступления каждый одному из конкретных правовых институтов «Швабского Зерцала», а именно: Хайнц Хольцхауэр из Мюнстера – уголовному праву [8];

Бернд Канновский из Фрайбурга в Брайзгау (ныне профессор в Байройте) – доказательственному праву [9]. Бернд Канновский подчеркивает, что на «Швабское Зерцало» сильное влияние оказало «ученое» («постороннее»), а не немецкое право. И это, скорее всего, сыграло свою роль в той оценке, которую давала баварскому сборнику классическая немецкая историография XIX в. [9, S. 35] .

Келлер О. Б.«Исследования о Швабском зерцале”…»

Другие гости из Германии провели сравнительный анализ «Саксонского» и «Швабского» Зерцал: Петер Ландау из Мюнхена сравнивал сборники касательно области избрания короля [10], а заведующий кафедрой истории права университета имени Мартина Лютера профессор Хайнер Люк из Галле – в области самых различных аспектов .

В частности, в своем докладе под названием «Связи, параллели, различия» профессор Хайнер Люк сконцентрировал внимание на следующих трех моментах: 1) история возникновения и сохранившиеся на сегодняшний день тексты двух правовых средневековых сборников;

2) происхождение права; 3) география распространения двух Зерцал [11] .

Что касается появления и сохранения текстов «Саксонского» и «Швабского» Зерцал, то тут профессор Хайнер Люк подчeркнул, что, согласно последним исследованиям Петера Ландау, «Саксонское Зерцало» появилось в монастыре цистерцианцев (бернардинцев) Альтцелла, расположенного возле г. Мейсен (Майсен) в федеральной земле Саксония [11, S .

59]. «Швабское» же Зерцало, записанное в 1275 г. в Аугсбурге, вне всякого сомнения, имеет отношение к Ордену францисканцев [11, S. 60]. В общей сложности сохранилось около 470 различных текстов и отрывков «Саксонского Зерцала», в том числе 4 проиллюстрированных рукописи XIII в. [6, S. 59]. Почти столько же (470) сохранилось текстов «Швабского Зерцала», включая одну рукопись с иллюстрациями [11, S. 62]. Что касается происхождения права, то тут Хайнер Люк сообщает, что в своем «textus prologi» создатель «Саксонского Зерцала» Эйке фон Репков указывает на то, что записанное им право перешло от предков: якобы саксонское право берет свои истоки от христианских императоров Константина Великого (годы правления 306–337) и Карла Великого (годы правления 768/800–814). До сих пор, подчеркивает профессор Хайнер Люк, этому факту уделялось мало внимания. А ведь в этом можно увидеть своего рода когерентность и параллели между двумя средневековыми сборниками – «Саксонским» и «Швабским» Зерцалами, так как при анализе происхождения «Швабского Зерцала» учеными изначально констатировалась связь последнего с разносторонними правилами и правовыми принципами, взятыми из римского и канонического права, а о первом памятнике речь практически не велась [11, S. 63]. Причины этого, на наш взгляд, очевидны: начиная с середины XIX и до середины XX вв. немецкая историография пыталась превозносить национальный фактор. Что же касается третьего момента, а именно рецепции обоих сборников, то тут Хайнер Люк отмечает, что в отличие от истории распространения «Саксонского Зерцала» сфера трансферта «Швабского 264 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Зерцала» изучена мало. Это, безусловно, связано с общественно-политической ситуацией в Германии в XX в. (однозначно не в пользу «Швабского Зерцала») [11, S. 68]. Несмотря на то, что оба памятника правовой мысли нашли достаточное широкое применение в Центральной и Восточной Европе, сфера распространения и влияния «Саксонского Зерцала», по мнению профессора Хайнера Люка, была намного обширнее, чем «Швабского Зерцала» [11, S. 69]. Помимо этого, по мнению Хайнера Люка, интересен тот факт, что оба источника отличаются своими переводами, а именно: «Швабское Зерцало» было переведено на чешский и старофранцузский языки, «Саксонское Зерцало» – на польский;

вдобавок к этому имеются переводы «Саксонского Зерцала» на верхненемецкий язык, а «Швабского Зерцала» – на нижненемецкий [11, S. 69] .

Австрийский историк права Гернот Кохер из Граца порадовал гостей конференции диа-докладом о «Швабском Зерцале». Причем выступление австрийского ученого, в отличие от предыдущих авторов, опубликовано в другой книге [12] .

Конференция, проводившаяся в Сегеде (Венгрия) 1–2 марта 2012 г .

В рамках второй конференции профессором Хайнером Люком был поставлен на обсуждение вопрос о том, должны ли рассматриваться правовые сборники как достижения частного характера сведущих в вопросах юриспруденции современников [13]. Более детальное рассмотрение показывает, что развитие права достаточно сильно зависело от того, считали ли некоторые «предприимчивые» деятели того времени необходимым включать в свои сборники отдельные правовые нормы .

Применительно к развитию права, это предположение подтверждается многочисленными косвенными доказательствами методического и содержательного характера .

На второй конференции с докладами, помимо профессора Люка, выступили такие ученые, как Каталин Гёнчи, Виланд Карлс и Инге Билы. Каталин Гёнчи сделала исторический обзор изучения правовых сборников в Венгрии [14], Виланд Карлс предоставил вниманию участников конференции свои наблюдения о сохранившихся исторических традициях [15], а Инге Билы посвятила свое исследование анализу юридических терминов на основе историко-правовых текстов [16] .

Франк Айхлер из Гамбурга осветил проблематику передачи традиций устным путем и письменной фиксации правовых источников [17]. Затем были заслушаны доклады, посвященные отдельным правовым институтам: в частности, Тамаш Антал из Сегеда презентировал правовое Келлер О. Б.«Исследования о Швабском зерцале”…»

положение судьи [18]; Лазло Блазович из Сегеда высказал свои мысли по поводу наследственного права [19], а Ульрике Мюссиг из города Пассау рассказала о соотвествующих последней воле судебных постановлениях в средневековых правовых и шеффенских книгах [20] .

Характерные для средневековой Венгрии правовые сборники также были представлены на этой конференции. О «Трипартитуме Иштвана Вербёци» вел речь исследователь из Будапешта Габор Хамза [21]. В центре внимания и повествования Эрики Николицы из города Дунауйвароша находился «Офенский правовой сборник» [22]. Магдольна Гедеон из города Мишкольца, расположенного на северо-востоке Венгрии, ссылался в своих размышлениях на правовой сборник из города БанскаШтьявница (Шемнитц) и «Горный порядок» Максимилиана [23]. А Бела Сцабо из Дебрецена предоставил вниманию публики доклад на тему «Собственное Земское право саксов из Ципса (Спиша)» [24]. Особой теме, в частности, животным в обоих правовых сборниках – в «Саксонском» и «Швабском» Зерцалах было посвящено исследование профессора Бернда Канновского [25]. Роли женщины в «Швабском Зерцале»

посвятила свой доклад Иболиа Каталин Конч из города Мишкольца [26]. И, наконец, хотелось бы упомянуть еще один доклад, сделанный ныне покойным финским профессором Илпо Тапани Пиирайненом, длительное время работавшим в Институте немецкого языка, литературы и ее дидактики Вестфальского университета имени императора Вильгельма в городе Мюнстере под названием «Влияние права Ципса (Спиша) на последующие правовые сборники XVI–XVII вв.» [27] .

Вне всякого сомнения, абсолютно все без исключения доклады, сделанные на двух конференциях в Сегедском университете (Венгрия) в 2008 и 2012 гг., являются своего рода «кирипичиком» в монументальном строении центральноевропейской правовой культуры и вносят существенный вклад в рассмотрение проблематики распространения немецкого права в Центрально-Восточной Европе в периоды Средневековья и раннего Нового времени .

Список литературы

1. Rechts- und Sprachtransfer in Mittel- und Osteuropa: Sachsenspiegel und Magdeburger Recht: intern. u. interdisziplinre Konf., Leipzig, 31. Okt. – 2 .

Nov. 2003 / Hrsg.: E. Eichler, H. Lck. – Berlin: De Gruyter Recht, 2008. – 332 S. – (Ivs saxonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 1) .

2. Bily, I. Schsisch-magdeburgisches Recht in Polen: Untersuchungen zur Geschichte des Rechts und seiner Sprache / I. Bily, W. Carls, K. Gnczi. – Berlin: De Gruyter Recht, 2011. – VIII, 479 S. – (Ivs saxonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 2) .

266 Studia Historica Europae Orientalis – 8

3. Gnczi, K. Schsisch-magdeburgisches Recht in Ungarn und Rumnien:

Autonomie und Rechtstransfer im Donau- und Karpatenraum / K. Gnczi, W. Carls,

unter Mitarbeit von I. Bily; Schsische Akad. der Wissenschaften zu Leipzig. – Berlin:

De Gruyter Recht, 2013. – 223 S. – (Ivs saxonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 3) .

4. Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4) .

5. Acta juridica et politica 71. – Fasc. 17.1–7 (2008). – S. 519–596 .

6. Gyrgy, B. Einflsse der Bibel auf den Schwabenspiegel // Balogh, E .

Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum

mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin:

De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente;

Bd. 4). – S. 5-11 .

7. Blazovich, L. Die Wirkung des Schwabenspiegels in Ungarn // Balogh, E .

Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum

mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin:

De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente;

Bd. 4). – S. 13-24 .

8. Holzhauer, H. Familien- und strafgeschichtliche Beobachtungen am

Schwabenspiegel // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 25–34 .

9. Kannowski, B. Zum Beweisrecht des Schwabenspiegels // Balogh, E .

Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum

mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin:

De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente;

Bd. 4). – S. 35–48 .

10. Landau, P. Die Knigswahl vom Sachsenspiegel zum Schwabenspiegel // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 49-55 .

11. Lck, H. Kohrenzen, Parallelen, Divergenzen // Balogh, E. SchwabenspiegelForschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 57–72 .

12. Kocher, G. Das Bild vom Recht im Schwabenspiegel // Beitrge zur Rechtsikonographie, Rechtsarchologie und Rechtlichen Volkskunde. – Bd. 4, 1990. – S. 75–105 .

13. Lck, H. Rechtsbcher als „private“ Rechtsaufzeichnungen? // ZRG GA 131 (2014). – S. 419–433 .

Келлер О. Б.«Исследования о Швабском зерцале”…»

14. Gnczi, K. Vom ungarischen „Volksgeist“ bis zum europischen Kontext // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 169–178 .

15. Carls, W. berlieferungsgeschichtliche Beobachtungen zum Verhltnis von Schwabenspiegel und Schsisch-magdeburgischem Recht // Balogh, E .

Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum

mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin:

De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente;

Bd. 4). – S. 127–135 .

16. Bily, I. Wortanalysen anhand historischer Rechtstexte – Zu einigen deutschen Lehnwrtern in der polnischen und tschechischen historischen Rechtsterminologie // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 85–99 .

17. Eichler, F. Rechtsbcher und die Mndlichkeit des mittelalterlichen Rechts // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 137–158 .

18. Antal, T. The Legal Status of Judges in the German „Spiegels“ and in the Medieval English Common Law // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 73–83 .

19. Blazovich, L. Das Erbrecht in den mittelalterlichen Rechtsbchern und in

der Praxis der Stdte // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 101–126 .

20. Mssig, U. Verfgungen von Todes wegen in mittelalterlichen Rechtsund Schffenrecht // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 237–266 .

21. Hamza, G. Das Tripartitum von Istvn Werbczy als Rechtsquelle // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum

mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin:

De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente;

Bd. 4). – S. 179–190 .

22. Nicolicza, E. Der Einfluss des Magdeburger Rechts auf das Ofner Stadtrecht in

der deutschen Fachliteratur // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

268 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 267–181 .

23. Gedeon, M. Das Rechtsbuch von Schemnitz und die Maximilianische

Bergordnung // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 159–168 .

24. Szabo, B. Das Zusammentreffen von germanischen Rechtstraditionen und vom transferierten gemeinen Recht im „Eigen-Landrecht“ (1583) der

Siebenbrger Sachsen // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 317–337 .

25. Kannowski, B. Tiere im Schwabenspiegel // Balogh, E. SchwabenspiegelForschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 191–218 .

26. Koncz, I.K. Die Wurzeln der Frauenrechte in den mittelalterlichen

Rechtsbchern // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet:

Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonicomaidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 219–235 .

27. Piirainen, I. T. Das Zipser Recht und seine Auswirkungen auf weitere Rechtbcher des 16.–17. Jahrhunderts // Balogh, E. Schwabenspiegel-Forschung im Donaugebiet: Konferenzbeitrge in Szeged zum mittelalterlichen Rechtstransfer deutscher Spiegel / E. Balogh (Hrsg.). – Berlin: De Gruyter Recht, 2015. – VII, 449 S. – (Ivs savonico-maidebvrgense in Oriente; Bd. 4). – S. 283–298 .

Евстратьев О. И .

ДРЕВНЯЯ РУСЬ: «СВОЯ» И «ЧУЖАЯ»

(Международная научная конференция «Древняя Русь после Древней Руси: дискурс восточнославянского (не)единства», Минск, 4–6 ноября 2015 г.) Как известно, за последние полтора года белорусская столица дважды попадала в поле зрения мировой общественности как площадка для переговоров по урегулированию конфликта в Украине. Переговоры эти проходили на высшем политическом уровне. На современном этапе развития исторической науки соответствие актуальным потребностям общества может рассматриваться как один из важнейших признаков, характеризующих высокий качественный уровень и научного мероприятия. 4–6 ноября 2015 г. в Минске прошла научная конференция, полностью отвечающая данному критерию. На этот раз уже на высшем научном уровне здесь обсуждали проблему зарождения модерных наций у восточных славян. Этот форум был инициирован Германским историческим институтом в Москве (ГИИМ) и организован при деятельном и активном участии Республиканского института высшей школы в Минске (РИВШ). Участие в нем приняли не только русские, украинские, белорусские, но также польские, литовские и немецкие коллеги .

Конференция, получившая название «Древняя Русь после Древней Руси: дискурс восточнославянского (не)единства», – первая в рамках заявленного Германским историческим институтом в Москве проекта «Восточные славяне в поисках новых надрегиональных идентичностей в XVI – середине XVIII в. в контексте зарождения модерных наций в Европе». Следующие конференции запланировано провести в Киеве и Москве. Открыли конференцию ректор РИВШ профессор Виктор Гайсенок и директор ГИИМ профессор Николаус Катцер. Заявленной целью конференции было обсудить, «как восточные славяне в XVI–XVIII вв .

инструментализируют свое прошлое в поисках новых, модерных, надрегиональных идентичностей» .

Говоря о непосредственных участниках конференции, общее число которых составило 35 человек, необходимо подчеркнуть высочайший уровень их профессионализма и научного авторитета. Среди выступавших здесь ученых оказались такие видные специалисты, как белорусский историк профессор Игорь Марзалюк с крайне актуальным в отеStudia Historica Europae Orientalis – 8 чественных реалиях сообщением под названием «От Руси к Беларуси .

Историческое самосознание белорусских” русинов ВКЛ и их потомков в XV–XVIII вв.»; его коллега из Санкт-Петербурга профессор Александр Филюшкин, представивший доклад по теме «Библейская концепция этногенеза и концепция происхождения Древней Руси в летописании XV–XVII вв.»; профессор Алексей Сиренов (Санкт-Петербург) с темой «Церковное почитание древнерусских князей в России XVI– XVII вв.»; профессор Елена Конявская (Москва), изложившая свои научные разработки по теме «Тверь в XV в.: грезы о прошлом и будущем»;

профессор Василий Ульяновский (Киев), осветивший тему «Старая, Литовская и Московская Русь в представлениях двух князей Константинов Острожских и острожской книжности»; историк из Казани Булат Рахимзянов, затронувший столь интересную проблематику, как «Ордынское наследие и историческая память московской Руси: могли ли татары стать фактором восточнославянского дискурса?» и др. Своим присутствием белорусскую столицу почтили ученые из «дальнего зарубежья»: профессор Матиас Ниндорф (Грайфсвальд) с докладом «Между востоком и западом, между севером и югом: Русь в Речи Посполитой после Люблинской унии 1569 г.»; польский исследователь профессор Хероним Граля, поделившийся результатами своих изысканий по теме «Ru Nasza” vs Московия: наследие древней Руси в дипломатической практике Польско-литовского государства в XVI – первой половине XVII в.», и его соотечественник профессор Дариуш Домбровский, выступивший с докладом под названием «Поиски древнерусских предков со стороны семей ВКЛ и Московии, XVI – первая половина XVII в. (избранные примеры)». Отдельно хотелось бы отметить плодотворную работу историков из Беларуси, самым активным образом способствовавших организации конференции, в которой они также приняли участие в качестве докладчиков, а именно Василия Воронина с исследованием по теме «Свиток Ярославль” в церковной и интеллектуальной жизни Великого княжества Литовского конца XV–XVI в.» и Алену Любую, представившую свою работу «Легенда о Полемоне: ренессансная идея на древнерусском ландшафте» .

К сожалению, объем данного обзора не позволяет назвать имена всех ученых, принявших участие в конференции. В этой связи мы можем лишь еще раз подчеркнуть высочайший уровень научного мастерства каждого из них, что придало данному мероприятию крайне продуктивный импульс. Даже политическая острота и модернизаторская «податливость» обсуждавшейся проблемы не смогли нарушить строго научЕвстратьев О. И. Древняя Русь: «своя» и «чужая»

ной и дружественной атмосферы, царившей на протяжении всех трех дней конференции. Особую ценность данное обстоятельство приобрело в связи с отсутствием разделения докладчиков по национальным и тематическим секциям. Это дало возможность белорусским, российским и украинским исследователям объединить усилия в решении задач, которые, по замечанию белорусского историка Алексея Мартынюка, в условиях существования территориального подхода по разграничению прошлого на «свое» и «чужое», зачастую оказываются на стыке разных национальных историографических традиций .

В содержательном плане подавляющее большинство докладов было посвящено рефлексии над использованием наследия Древней Руси IX–XIII вв. в исторической памяти восточных славян, которые к концу XV в. оказались разделенными между Великим княжеством Литовским (Литовской Русью) и Великим княжеством Московским (Московской Русью), в контексте формирования у них надрегиональных форм раннемодерной идентичности. Не имея возможности провести анализ каждого доклада в отдельности (на момент написания данного обзора авторские тексты находились в печати), мы попытались объединить их в некоторые тематические блоки .

Теоретическую базу всей конференции заложил ее идейный вдохновитель, научный сотрудник ГИИМ Андрей Доронин. В краткой презентации проекта («Восточные славяне в поисках новых надрегиональных идентичностей в XVI – середине XVIII вв. в контексте зарождения модерных наций в Европе»), озвученной в рамках пленарного заседания, историк обозначил признаки модерной нации, в соответствии с которыми предлагалось предпринять поиски у восточных славян идеи некой общности, которая, по словам ученого, переходит границы воеводства, региона, королевства, чего угодно, что так или иначе связано с местом .

В основании модерной нации лежит общая историческая память, утверждающая нацию как единую этнокультурную общность. Общность, претендующую на древние автохтонные корни .

Интегральным сюжетом, красной нитью проходившим практически через все доклады и разворачивавшиеся вокруг них дискуссии, был анализ содержания летописей, хроник и исторических сочинений, созданных в «русских» землях в XV–XVIII вв. и, в некоторых случаях, ранее .

Обращение к данному типу источников неудивительно, ведь они содержат ценные сведения, которые отражают сходства и различия в интерпретации общего наследия Древней Руси в странах Восточной Европы, а также позволяют судить о представлениях относительно восточносStudia Historica Europae Orientalis – 8 лавянского (не)единства в раннее Новое время. При этом внимание ученых не ограничилось «классическими» источниками. В частности, историк из Санкт-Петербурга Игорь Прохоренков посвятил свой доклад сравнительному анализу описания истории Древней Руси в русских хронографах XVI–XVII вв. («Описание прошлого как описание другого: сравнение описания истории Древней Руси как части мировой истории в русских хронографах XVI–XVII вв. и восточноевропейском космографическом нарративе») .

В контексте проекта как целого большой интерес представляют выводы московского историка Петра Стефановича, который выступал с докладом на тему «Обработки и переработки Легенды о призвании варягов в летописях конца XV–XVII вв.: развитие династического мифа», высказанные им в завершавшей конференцию дискуссии, о том, что ренессансная историография в виде переводов польско-литовских летописей Мартина Бельского, Матея Стрыйковского и др. постепенно проникала на территорию Московского государства через территорию Украины, где такие переводы появились уже в конце XVI в. Не случайно, подчеркнул ученый, что первые в «русских» землях ренессансные этногенетические поиски, ориентированные на автохтонность происхождения и т.д., мы находим именно в украинской историографии на примере Густынской летописи .

Данное замечание было поддержано Андреем Дорониным, который совместно с другими историками указал на важную роль Польши в качестве медиатора и своего рода канала в распространении ренессансных представлений о нации в «русских» землях. При этом именно в землях западных и юго-западных «русских», в отличие от московских, ученый и рассчитывает найти национальную идентичность «раннеевропейского образца». С данным взглядом косвенно солидаризовался Александр Филюшкин, выразивший мнение относительно необходимости всмотреться в польское и литовское «зеркало» для понимания процессов этногенеза и нациестроительства у предков современных белорусов и украинцев в XIV–XVI вв., в то время как русское «зеркало» в данном контексте актуализируется лишь в XVII–XIX вв. Была подчеркнута необходимость отхода от изоляционистской модели при рассмотрении процессов нациогенеза у восточных славян .

Пристальное внимание в рамках конференции было уделено проблеме многозначности термина «русский». В практике его использования, безусловно, отразились представления о древнерусском наследии в постдревнерусских реалиях. В своем докладе под названием «ДревЕвстратьев О. И. Древняя Русь: «своя» и «чужая»

няя Русь после Древней Руси: к теоретической постановке проблемы»

Алексей Мартынюк подчеркнул инструментальную важность, некоторую идеологическую ангажированность и проблемность этого этнонима: «С каким войском князь Витовт участвовал в битве на Ворскле в 1399 г. – с русским, русинским, литовским, литвинским, восточнославянским, войском ВКЛ, старобелорусским/староукраинским или даже просто с белорусским или украинским? – найдутся историки, которые и так будут говорить». В качестве альтернативы для описания постдревнерусских этнополитических реалий историк предложил термин латинского происхождения – «Рутения». В то же время слово «русский»

несет в себе определенный «надрегиональный» посыл. Как отметил Александр Филюшкин, говоря о «тутейшести» как одной из наиболее распространенных форм средневековой идентичности, в русских источниках XV–XVI вв. используются определения вроде «пскович, муж пскович, муж новгородец», но не «русский». В рамках конференции всесторонней ревизии была подвергнута кажущаяся очевидность этого термина, автоматическое использование которого применительно к восточнославянским землям XV–XVIII вв. приводит к модернизаторским искажениям и, соответственно, непониманию эпохи .

Довольно широко на конференции был представлен религиозный «кластер». Пристальное внимание при этом уделялось противостоянию между Slavia Orthodoxa, Slavia Latina и Slavia Unita (последний термин использовал львовский историк Игорь Скочиляс в своем докладе «“Руськая старина” в этноконфессиональной модели Slavia Unita XVII– XVIII вв.») в Литовской и Московской Руси, а также практике почитания древнерусских святых и князей в землях восточных славян в раннее Новое время. Доклады по генеалогии затрагивали вопросы обращения к древнерусским «предкам» и династическим легендам при конструировании родословных семьями ВКЛ и Московии в XVI–XVII вв. Также был представлен военно-политический и дипломатический вектор в использовании наследия Древней Руси во взаимоотношениях между Великим княжеством Литовским, Речью Посполитой и Московским государством. Отдельные доклады были посвящены специфике восприятия в «русских» землях ордынского и хазарского наследия, а также ренессансной легенды о Полемоне .

С методологической точки зрения, многие из прозвучавших докладов можно отнести к истории идей, отраженных, в первую очередь, в историческом нарративе «русских» земель. Данное обстоятельство объясняется концепцией самого проекта, в рамках которого приоритет 276 Studia Historica Europae Orientalis – 8 отдавался рассмотрению нации как воображаемого сообщества, скрепляемого совокупностью институционализирующих ее коррелятов, среди которых одну из главных ролей играет общее (сконструированное) историческое прошлое, в нашем случае на материалах древнерусского наследия. В этой связи важное место среди исследовательских методов и приемов, использованных учеными, занял лингвистический подход (дискурс- и контент-анализ), а также методы герменевтики. Но не одними лишь традиционными письменными текстами удовлетворялись исследователи. Среди использованных ими источников – визуальные памятники и предметы материальной культуры, требующие специфических методов анализа. Необходимо отметить сильное влияние культурно-антропологического подхода в озвученных докладах: каждый из представленных сюжетов в той или иной мере касался конкретных персоналий в контексте их культурного окружения .

В ходе дискуссий участники конференции обозначили также ряд болезненных мест и перспективных направлений в рамках современной исторической науки. В частности, Александр Филюшкин указал на необходимость отказа от экстраполяции идей, изложенных в произведениях интеллектуалов-книжников, на широкие слои населения. Историк подчеркнул, что в Средневековье и раннее Новое время читали мало, получая информацию, в первую очередь, благодаря «смотрению» (визуально) и «слушанию» (аудиально). Данное обстоятельство требует обращения, соответственно, к визуальным источникам (вещам, иллюстративным материалам и т.п.) и церковным проповедям. С точки зрения ученого, эти массовые источники, до сих пор находящиеся на «обочине» исторической науки, могут дать нам куда более адекватные сведения о самосознании и мировоззрении эпохи, в том числе, применительно к тематике рассматриваемого здесь проекта. Игорь Марзалюк указал на господство стихийного позитивизма в белорусской историографии, что, по замечанию историка, находит, в частности, фатальное отражение при выборе тем кандидатских диссертаций .

Как можно заметить, проблема, заявленная в названии и концепции конференции, на практике была рассмотрена с применением широкого спектра исследовательских методов и приемов. В попытке дать общую характеристику содержания всех выступлений мы можем указать на отсутствие единства в интерпретации и использовании древнерусского наследия и исторической памяти о Древней Руси в землях, оказавшихся после распада Древнерусского государства в составе различных военнополитических и культурно-религиозных ареалов. В то же время истоЕвстратьев О. И. Древняя Русь: «своя» и «чужая»

рики подчеркивали тесные контакты между ними, которые проявились, в частности, во взаимообмене между польско-литовским и московским историописанием раннего Нового времени .

Весьма меткую характеристику данному мероприятию, с нашей точки зрения, дал Василий Ульяновский, назвав его «пиршеством ума» .

Однако не одним лишь «интеллектуальным хлебом» остались сыты участники конференции. Увлекательную экскурсию по Верхнему городу в Минске провел для участников конференции белорусский историк Олег Дзярнович, участвовавший в конференции с докладом на тему «Образ Руси в трудах интеллектуалов Великого княжества Литовского XVI–XVII вв. Есть ли место для культуртрегерства?» .

Напоследок мы можем с удовлетворением признать, что эта конференция не затерялась на фоне проходившей одновременно в Национальной Академии наук Беларуси конференции, посвященной истории ВКЛ .

Пусть вторая значительно превзошла первую по количеству участников (более 140 человек против 35), но не по качеству и злободневности рассмотренных проблем. Данное обстоятельство позволяет выразить надежду на то, что Минск еще не раз будет принимать гостей для участия в «пиршествах ума» столь высокого научного уровня .

278 Studia Historica Europae Orientalis – 8

–  –  –

ВЛИЯНИЕ ИЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ?

(«Русь и страны латинского Запада»: VI Международная конференция из серии Colloquia Russica, Краков, 26–28 ноября 2015 г.) В своем послании к киевскому князю Изяславу Ярославичу 1075 г .

римский папа Григорий VII желает русскому королю здравия и перехода к «вечной славе», минуя «временные блага». Понадобилось чуть более ста лет, чтобы для латинских королей и клириков русские стали «схизматиками» и даже «язычниками», а князья Владимиро-Суздальской Руси избрали путь конфронтации с Западом .

26 ноября 2015 г. исследователи из восьми стран стран Центральной и Восточной Европы собрались в Кракове под сводами Большой коллегии (Collegium Maius) Ягеллонского университета для того, чтобы обсудить культурные, политические и личностные аспекты многовекового сосуществования Руси и латинского мира (X–XVI в.). Показательно, что страны латинской культуры и византийского содружества на конференции были представлены поровну: с одной стороны – Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, с другой – Россия, Беларусь, Украина, Сербия. Высокий научный уровень обеспечивали известные историки, руководители своих национальных «курий»: Хероним Граля, Дариуш Домбровский, Леонтий Войтович, Владимир Александрович, Мирослав Волощук, Алексей Мартынюк, Степан Темушев, Игорь Данилевский и др. Наиболее многочисленными были польская, украинская и белорусская «курии», при этом организаторы следовали одному из основных принципов Colloquia Russica: наряду с опытными историками «мастер-класс» получали молодые коллеги. Общее руководство и организацию конференции осуществлял доктор Виталий Нагирный (Краков) .

В конференции чередовались разные формы работы: пленарные доклады, доклады по секциям, круглые столы, а также насыщенная культурная программа. Инаугурационные доклады в начале конференции зачитали профессор Мацей Саламон («Русь и Римы” в средневековье») и профессор Малгожата Сморонг-Ружицкая («Киев – королевский город во времена Гертруды с Пястов, жены Изяслава»). В первом докладе был дан сравнительный контекстуальный анализ городских самоназваний Рим” в текстах европейских интеллектуалов, во втором рассматриПодберезкин Ф. Д. Влияние или взаимодействие?

валась встреча двух культур – латинской и греческой – в лице Гертруды, жены князя Изяслава Ярославича .

После официального открытия участники конференции имели возможность ознакомится с экспозицией Музея Ягеллонского университета

– увидели древнюю библиотеку, средневековую столовую комнату университетских профессоров, современные ректорские инсигнии и астрономические приборы Николая Коперника, а также большое количество астрономических и математических приборов периода Средневековья и Нового времени. Все это дало им возможность представить себя на месте средневековых схоластов в университетских кабинетах .

Секции были разделены таким образом, что было представлено, как правило, два или три, максимум четыре доклада, благодаря чему все участники конференции могли принять участие в дискуссии в конце секции. Необходимо отметить, что на протяжении всей конференции старшие коллеги внимательно выслушивали молодых «воинов» и давали ценные указания, расширявшие исследовательские перспективы последних. В нашем обзоре мы постараемся максимально подробно рассказать о работе секций, хотя у нас нет возможности охарактеризовать или даже просто назвать все доклады .

Первая секция была посвящена «франкскому вектору»: молодая исследовательница Василина Сидорова из Москвы пыталась узнать, каким образом сведения о Руси попадали во Францию в XI в., а известный специалист по налогово-даннической системе Руси Степан Темушев сравнивал компетенции древнерусского посадника и франкского графа («Древнерусский посадник и франкский граф: причины различий функционально близких институтов»). Оба доклада претендовали на новизну в своей области: Василина Сидорова пыталась увязать сведения о Руси во французских текстах XI–XII в. с поиском мощей св. папы Климента;

Степан Темушев в своем докладе продолжил тренд, намеченный российским историками Александром Назаренко, Петром Стефановичем и Павлом Лукиным – сравнения административных институтов Руси и средневекового Запада. Белорусский историк пришел к выводу, что русский посадник, в отличие от французского графа, не имел ряда иммунных привилегий, которые позволили бы ему укреплять локальную власть независимо от князя .

Вторая секция была посвящена давно «забытым» сюжетам русской и западной традиции: особенно стоит отметить доклады Андрея Павлюка («Изготовление чаш из исторических черепов на Руси и в западной традиции: миф или историко-культурный евразийских феномен?»), 280 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Вадима Аристова («Забытая гипотеза о латинском источнике Повести временных лет»). В первом докладе была сделана попытка проследить самостоятельную традицию изготовления чаш из черепов в евразийском регионе; Вадим Аристов «воскресил» идею Петра Бицилли о влиянии на Повесть временных лет франкского текста «Liber Historiae Francorum» .

Третья секция была представлена преимущественно молодыми исследователями. Особенно стоит отметить выступление Виктора Адамовича («Князья-изгои: чешский князь Болеслав I Жестокий и русский князь Святополк Окаянный – сравнительный анализ») и Юрия Довгана («Сексуальная жизнь средневековой Руси IX–XII веков»). По утверждению Виктора Адамовича, негативный образ Святополка Окаянного как проклятого князя формировался под влиянием Болеслава I Пшемысловича в чешской агиографии св. Вацлава. На это российский историк Игорь Данилевский заметил, что образ Святополка имеет прямые параллели с Антиохом Епифаном в еврейской неканонической традиции;

таким образом, молодому исследователю была представлена возможность расширить свое исследовательское поле. Живой интерес вызвал доклад Юрия Довгана, посвященный теме, доселе экзотической в восточнославянской историографии .

Следующая секция носила «религиозно-обрядовую» тематическую нагрузку. Особенно стоит отметить доклады Норберта Мики («Крестное целование как знак мира во время заключения политических договоров при участии русских князей (до конца XIII в.)»), Дюры Гарди («Религиозная принадлежность князя Ростислава Михайловича во время его пребывания в Венгрии»). Доклад Норберта Мики носил фундаментальный характер, так как традиция крестного целования на Руси рассматривалась с привлечением обширного корпуса текстов византийского происхождения. Доклад Дюры Гарди вызвал оживленную дискуссию, поскольку источники, которыми пользовался сербский историк, не свидетельствуют однозначно о вероисповедании князя Ростислава .

Было отмечено (особенно в свете последних исследований российского историка Бориса Флори), что применительно к периоду 30–50-х гг. XIII в. идея о конфронтации латинян и «схизматиков» только начинала формироваться в текстах нецерковного происхождения .

После заседания четвертой секции все участники конференции, которые терпеливо и с интересом выслушали все доклады, отправились на торжественный ужин, где в неформальной обстановке беседовали и потчевали друг друга традиционными яствами средневекового Кракова заслуженные историки и начинающие исследователи .

Подберезкин Ф. Д. Влияние или взаимодействие?

Следующий день был «Днем Д» белорусской историографии, так как на пятой секции было заслушано сразу два доклада историков из Минска: Алексея Мартынюка («Новгород – Вильна – Краков – Львов: где могли встретиться в середине XV века киевский митрополит Исидор и доминиканец Иоанн?») и Юрия Афанасенко («Русский папа” и Констанцский собор: религиозные контакты Литовской Руси со странами латинской культуры»). Алексей Мартынюк продолжил детективное расследование в отношении автора рукописи второй половины XV в., хранящейся в городской библиотеке Нюрнберга (по мнению историка им был Иоанн Реллах из рода Эрлахов), и попытался связать его с обратным путешествием митрополита Исидора из Флоренции в Москву после Ферраро-Флорентийского собора. Доклад Юрия Афанасенко представлял результаты своей продолжающейся работы по сбору информации об участниках Констанцкого собора. Представленные им материалы – гипотетические гербы епископов-участников, краткие биографические сведения о них и др. – вызвали большой интерес и оживленную дискуссию в зале .

После перерыва проводилась дискуссия на тему «Западные влияния на Руси в X–XIII в.» с участием Леонтия Войтовича, Херонима Грали, Алексея Мартынюка, Дариуша Домбровского и Игоря Скочиляса .

Несмотря на упорное сопротивление модератора – профессора Херонима Грали – представителям Руси при поддержке профессора Игоря Данилевского удалось иначе поставить акцент в дискуссии: с тезиса о «влиянии» на тезис о «взаимодействии» двух культур. Тезис о «влиянии» был признан модернизацией, продуктом историографии XIX и XX вв. Завершив дискуссию, участники конференции отправились в археологический музей Кракова, посмотрели коллекции средневекового оружия, потрогали Збручского идола и половецкую «бабу», увидели древнеегипетские и перуанские коллекции .

Получив эстетическое удовольствие, участники отправились на открытый доклад профессора Владимира Александровича «Украинский разворот лицом к Западу”: опыт религиозной иконографии XIII– XVI веков». По мнению известного украинского историка искусства, западная традиция присутствовала в украинском художественном синтезе со второй половины XIII в., однако до самого конца эпохи средневековья она оставалась лишь одним из элементов в общей картине художественной культуры .

Конференция продолжилась «ганзейской темой»: шестая секция была представлена докладами Филиппа Подберезкина из белорусской 282 Studia Historica Europae Orientalis – 8 «курии» («Братья-ефремляне: Русь начала XIII века глазами ливонских пилигримов») и Павла Смржа из Чехии («Ганзейские купцы и запрет ввоза пива в Великий Новгород и Псков во второй половине XV века») .

Автор первого доклада попытался применить библейский тематический ключ к ливонским хроникам и папским буллам, объяснив таким образом, почему рыцари Немецкого ордена грабили церковную атрибутику на землях Новгорода и Пскова. Доклад вызвал дискуссию с профессором Дариушем Домбровским и профессором Игорем Данилевским. Первый указал на тесную связь политики Апостольского престола с личностью каждого конкретного римского папы. Игорь Данилевский наметил перспективы для дальнейшего исследования тематики, указав на особенности применения метода тематического ключа к крестоносным хроникам .

Павел Смрж коснулся малоизученного сюжета о запрете ввоза пива русской стороной ганзейцам в 70–80-е гг. XV в. Вопреки распространенному в научной литературе мнению, согласно которому запрет ввоза пива защищал интересы русской торговли, чешский историк, основываясь на документах делопроизводства Ордена, был склонен рассматривать запрет как стремление новгородских властей сохранить порядок в городе, что было в интересах как немцев, так и русских. Тема пива оживила участников конференции и позволила бодро перейти к работе седьмой секции .

На седьмой, вечерней панели докладывал завсегдатай конференций Colloquia Russica Марчин Граля («Политика Дмитрия Ивановича в отношении Литвы в первые годы функционирования Кревской унии») и двое новых участников – Доминик Кадзик («Образ Московского государства, его правителя и общества во время войны с Речью Посполитой в 1576–1582 годах в Анналах Рейнгольда Гейденштейна») и Ирина Колузаева («Филон Кмита Чернобыльский: “gente Ruthenus natione Lithuanus”»). Марчин Граля попытался показать, каким образом Москва реагировала на унию Польши и Литвы в 1385 г., а представители краковской и варшавской научных школ соответственно реконструировали геополитические образы эпохи на основании текстов Гейденштейна и Кмиты Чернобыльского .

После окончания заседания участники отправились в подземелье Рынка – центра старого Кракова. В прекрасно оборудованном музее команда историков дружно взвесилась на средневековых весах и благодаря видео- и аудиоэффектам ощутила атмосферу одного из древнейших городов Польши. Дальнейшее общение было продолжено в неформальной обстановке в центре Кракова за чудесным пивом местного приготовления .

Подберезкин Ф. Д. Влияние или взаимодействие?

28 ноября, в последний день конференции, были представлены доклады восьмой секции. Особенно стоит отметить доклад украинского историка Сергея Дубчака «Русины, поляки и другие славяне как потомки Вандала в представлении Хроники Дзервы». Автор является специалистом по истории вандалов в Северной Африке, в докладе он попытался проследить один из восточноевропейских путей распространения образа вандалов, анализируя польскую хронистику (Кадлубек и Дзерва) .

В результате дискуссии автор пришел к выводу, что рецепцию имени «вандалы» в европейской хронистике необходимо рассматривать в широком контексте текстов о вандалах немецко- и латиноязычного происхождения .

Завершением научной программы конференции стала вторая научная дискуссия, посвященная русским летописям как источнику по культурным контактам Руси и стран латинского Запада. Высокий уровень дискуссии задали ее участники – профессор Хероним Граля и профессор Игорь Данилевский, признанные специалисты в данной области. Не последнюю роль сыграла в успехе дискуссии сыграла и профессиональная и тонкая модерация профессора Дариуша Домбровского: например, у всех участников конференции вызвал живое оживление вопрос «о любимой летописи» – как выяснилось, у каждого специалиста по истории Древней Руси действительно есть свой любимый летописный текст .

После окончания заседания секции историки-медиевисты могли зреть рыцарские бои (одиночные и групповые), устроенные для них специально во дворе университета. Крики разгоряченных воинов, большое скопление монахов (настоящих(!)) и ренессансная архитектура поддержали атмосферность исторической конференции .

После обеда прошла презентация новейших изданий в области истории Восточной Европы. Затем наступил печальный момент: доктор Виталий Нагирный торжественно закрыл конференцию, высказав слова благодарности всем участникам конференции – и получив от них в ответ такую же искреннюю благодарность за насыщенную программу и великолепную организацию мероприятия .

После окончания конференции мы, представители белорусской «курии» – Алексей Мартынюк, Степан Темушев, Юрий Афанасенко и Филипп Подберезкин – размышляли о том, что сделало нашу работу в эти дни такой насыщенной и продуктивной. В результате мы сошлись на мнении, что при организации «идеальной конференции» необходимо обращать внимание на несколько факторов. Это, во-первых, сочетание 284 Studia Historica Europae Orientalis – 8 разных форм работы: пленарные доклады, доклады по секциям, дискуссии, во время которых исследователи могут концентрироваться не только на решении своих узкоспециальных задач, но и выходить на общую тематику конференции. И т. д. Во-вторых, необходима насыщенная культурная программа и совместные обеды и ужины, во время которых участники имеют возможность неформального общения. В-третьих – это активное привлечение молодых историков, которые могут получить ценные советы старших коллег. Все это имело место на VI конференции Colloquia Russica в Кракове. Автор данных строк уверен, что если бы почивший в Бозе папа Григорий VII имел возможность ознакомиться с организацией и проведением конференции, символическим единением молодых и уже состоявшихся историков, тематикой докладов, он обязательно бы отметил стремление к «вечной славе» всех участников сего научного собрания – и «русинов», и «латинян» .

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Афанасенко Юрий Юрьевич – магистр философских наук, преподаватель кафедры библеистики и христианского вероучения Института теологии имени святых Мефодия и Кирилла Белорусского государственного университета (Минск) Бенцианов Михаил Михайлович – кандидат исторических наук (Екатеринбург) Евстратьев Олег Игоревич – магистр исторических наук, аспирант кафедры историко-культурного наследия Беларуси Республиканского института высшей школы (Минск) Жарко Сергей Борисович – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Белорусского государственного университета (Минск) Келембет Станислав Николаевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Кременчугского университета экономики, информационных технологий и управления (Кременчуг) Келлер Ольга Борисовна – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Средних веков Тюбингенского университета (Тюбинген) Мартынюк Алексей Викторович – кандидат исторических наук, докторант кафедры истории России Белорусского государственного университета (Минск) Матюшевская Мария Иосифовна – кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии и специальных исторических дисциплин Могилевского государственного университета имени А. А. Кулешова (Могилев) Подберезкин Филипп Дмитриевич – магистрант кафедры истории России Белорусского государственного университета (Минск) 286 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Пономарева Ирина Гавриловна – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Московского государственного лингвистического университета (Москва) Самонова Мария Николаевна – кандидат исторических наук, ассистент кафедры довузовской подготовки и профориентации Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины (Гомель) Слиж Наталья Владимировна – кандидат исторических наук, доцент кафедры общественного и международного права Гродненского филиала «БИП – Института правоведения» (Гродно) Черкасов Дмитрий Николаевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры экономической истории Белорусского государственного экономического университета (Минск) Чореф Михаил Михайлович – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательской лаборатории региональных исторических исследований Нижневартовского государственного университета (Нижневартовск) Ширинский Олег Юрьевич – кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Белорусского государственного университета (Минск) Якубов Виктор Владимирович – кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры социально-гуманитарных дисциплин Полоцкого государственного университета (Полоцк)

–  –  –

Чореф. М.М. К вопросу о технологии монетного литья в византийском Херсоне [3.09.2015] Одной из основных задач современной нумизматики является выявление исторических данных, отсутствующих в иных источниках информации. Дело в том, что изучение монетного материала позволяет наилучшим образом оценить уровень развития цивилизаций, организацию и степень устойчивости государственной власти, благосостояние населения и совершенство технологий. С целью проиллюстрировать этот тезис, попытаемся рассмотреть в этом ключе дискуссионные вопросы денежного дела византийского Херсона, а, точнее, организацию выпуска в нем литых бронз .

Келембет С.Н. Князь Олег Вещий и поход руси на Константинополь [12.08.2015] В статье предлагается версия, согласно которой поход на Царьград князя Олега Вещего, описанный в «Повести временных лет» под 907 г., явно на основании устной легенды, на самом деле идентичен знаменитому нашествию руси на Константинополь в 860 г., о котором сообщают целый ряд византийских и других источников. Похода же 907 г. никогда не было, поскольку такое событие не могло не отразиться ни в одном источнике Византийской империи. В летописи же Олег Вещий, предводитель руси в 860 г., был объединен в одно лицо с другим Олегом, который заключил договор с Византией в 911 г. Один из них был похоронен в Киеве, а другой – в Ладоге .

Самонова М.Н. «Эймунд конунг» на службе у Брячислава: шведский след в истории Полоцкого княжества [29.09.2015] Анализируются сведения «Эймундовой пряди» об обстоятельствах службы Эймунда у полоцкого князя Брячислава. Автор приводит аргументацию в пользу гипотезы о том, что Эймунд из «Эймундовой пряди»

идентичен шведскому конунгу Эймунду Старому. Одним из результатов исследования стало обоснование предположения, что после участия в походе на Новгород и битве на реке Судоме Эймунд получил в управление земли на северо-западной окраине Полоцкого княжества. На долгие годы резиденцией Эймунда и его скандинавской дружины стало укрепленное поселение в Масковичах .

288 Studia Historica Europae Orientalis – 8 Жарко С.Б. «Путешествие в восточные страны» Гильома Рубрука о христианах-несторианах и Монгольской империи XIII в. [1.09.2015] .

В статье рассматривается быт христиан в Монгольской империи, а также происхождение, быт и религия монголов XIII в. Дается описание порядков и традиций, установленных в Монгольской империи, ее структура и организация. Сопоставляются, анализируются и сравниваются сведения автора с трудом его предшественника – итальянского монаха Иоанна де Плано Карпини .

Пономарева И.Г. Обряд вассальной присяги в Древней Руси [24.09.2015] В статье предпринята попытка показать существование на Руси в период бытования служебных отношений публичного акта, сопоставимого с оммажем. На материалах источников, отражающих события X–XVI вв., реконструируются отдельные части и элементы церемонии, выявляются некоторые ритуальные фразы .

Мартынюк А.В. Восточноевропейские эпизоды путешествий Освальда фон Волькенштейна [28.09.2015] .

В статье рассматриваются биографические сюжеты тирольского поэта Освальда фон Волькенштейна (около 1376 – 1445 гг.), связанные с его путешествиями по Восточной Европе. На основании анализа его произведений и иных источников устанавливается, что поэт принимал участие в крестовых походах в Пруссию, участвовал в торговле на Черном море, возможно побывал и в других странах – Литве, Руссии, Татарии и др. Произведения Освальда фон Волькенштейна являются интересным источником по истории межкультурных контактов в период «темных веков» восточноевропейского Средневековья .

Афанасенко Ю.Ю. Новогрудский собор 1415 г. в церковной политике великого князя Витовта [30.09.2015] .

В предлагаемой статье приводятся и систематизируются основные историографические версии, анализируются актуальные проблемные вопросы, связанные с созывом и ходом Новогрудского собора 1415 г .

Автор рассматривает проблему признания Григория Цамблака Константинопольским патриархатом. Автор приходит к выводу, что в пределах Великого княжества Литовского образовалась отдельная самоуправляемая Православная церковь, а Григорий Цамблак был признан «официальным церковным иерархом» на основании канонического прецедента, Резюме возникшего во время правления митрополита Алексия и митрополита Киприана, когда фактически Киевская митрополия была разделена на две независимые части .

Ширинский О.Ю. Право на самоуправление городов великого княжества Литовского и немецкое городское право: сравнительно-правовой анализ [17.09.2015] В статье рассмотрены основные этапы становления и развития права городского самоуправления в Германии, Польше и Великом княжестве Литовском в XVI–XVII вв. Дана классификация права городского самоуправления. На основе сравнительно-правового анализа установлены закономерности и отличия в применении магдебургского права и других правовых семей. Раскрыто содержание основных памятников магдебургского права: Speculum Saxonum и Jus Municipale. Оцениваются итоги и значение немецкого права городского самоуправления в Великом княжестве Литовском .

Бенцианов М.М. Новгородские бояре – новгородские дети боярские .

К вопросу о преемственности [31.08.2015] В статье ставится вопрос о механизмах преемственности существовавших в Великом Новгороде общественно-политических и культурных традиций. «Выводы» мятежного новгородского боярства конца XV в. не стали препятствием для восприятия созданных здесь традиций сменившими их детьми боярскими из Московской Руси. Широкое привлечение различных источников позволяет восстановить картину постепенной адаптации «москвичей» к местным условиям, проследить основные направления, по которым шел процесс их интеграции в новгородскую среду. Предпринятый анализ показывает, что уже во втором-третьем поколениях эти новые новгородцы воспринимали себя в качестве своеобразных наследников новгородских бояр, что во многом предопределило специфическую роль Новгорода в системе Московского государства .

Евстратьев О.И. Формирование южной границы Курляндского герцогства во второй половине XVI века [12.09.2015] .

Статья посвящена выяснению механизмов формирования границы между герцогством Курляндия и Семигалия и Великим княжеством Литовским во второй половине XVI века. В основу делимитации границы между данными социально-историческими организмами легли старые договоры периода существования Ливонского ордена. Отсутствие факStudia Historica Europae Orientalis – 8 тической демаркации рассматриваемой пограничной линии к моменту возникновения Курляндского герцогства в 1561 г. обусловило ряд крупных частновладельческих конфликтов. Так или иначе, установленные к концу XVI века южные рубежи Курляндии в значительной мере сохранилась до сих пор в виде границ между современными Латвией, Литвой и частично Беларусью .

Якубов В.В. Историография «Ливонского вопроса» 1582–1621 гг .

[27.08.2015] Статья посвящена историографии борьбы за Ливонию между ВКЛ, Польшей и Швецией в 1582–1621 гг. Анализируется состояние изучения проблематики в национальных исторических школах России, Польши, Германии, Литвы, Латвии, Эстонии, Швеции, англоязычных странах и в Беларуси. Делается вывод о некоторой национальной тенденциозности и в целом слабой разработанности этой проблематики в историографии .

Матюшевская М.И. Древняя Русь в научно-публицистическом творчестве Г. П. Федотова [16.08.2015] Статья посвящена религиозным взглядам российского историка-эмигранта первой половины ХХ века Г. П. Федотова. Концепция «русского христианства» Г. П. Федотова проанализирована на основе его работы «Три столицы» (Париж, 1926 г.). Научная концепция Г. П. Федотова рассмотрена в контексте всего научно-публицистического творчества историка .

Черкасов Д.Н. Жильбер де Ланнуа и его «Voyages et ambassades»

[23.09.2015] .

В статье рассматривается сочинение второй половины XV века фламандского путешественника и дипломата Жильбера де Ланнуа, в котором значительное место уделено описанию его поездок в Восточную Европу в 1413–1414 и 1421 гг. Дается источниковедческий анализ и историографический обзор, краткий биографический очерк автора мемуаров, а также перевод части текста «Voyages et ambassades» за 1399– 1422 гг .

Слиж Н.В. Война за наследство в семье Горностаев [8.09.2015] .

Статья посвящена конфликту в семье Горностаев. После смерти Ивана Ивановича Горностая его жена Ульяна Боговитиновна заняла имения Озерница и Близноя, которые она сначала подарила мужу, а позже своей Summary племяннице Катерине Тенчинской и ее мужу Юрию Юрьевичу Слуцкому Олельковичу. Братья Горностаи – Гаврила и Остафей пробовали юридически вернуть наследство брата. Ульяна отказалась добровольно его отдать. В результате было принято решение о военном походе шляхты Слонимского повета. Нападение 3 марта 1570 г. замок Озерница отбил. Безрезультатно закончился поход 2 сентября 1571 г. со шляхтой трех поветов – Волковысского, Слонимского и Новогородского. Дальше дело решалось юридически. Но это уникальный случай, когда для решения семейного конфликта созывалось посполитое рушение .

SUMMARY

Choref M.M. To the question of technology of monetary moulding in the Byzantine Cherson One of the main objectives of modern numismatics is detection of the historical data which are absent in other sources of information. The matter is that studying of monetary material allows to estimate in the best way a level of development of civilizations, the organization and degree of stability of the government, welfare of the population and perfection of technologies. With the purpose to illustrate this thesis, we will try to consider in this way debatable questions of monetary business of the Byzantine Cherson, and, more precisely, the organization of release in it cast bronzes .

Kelembet S.N. Prince Oleg The Prophetic and the campaign of Rus’ to Constantinople The article suggests the version, according to which the campaign of Prince Oleg The Prophetic to Tsargrad, described in “The Tale of Bygone Years” in 907 years, based on the oral legend, in fact identical to the famous Rus’ invasion to Constantinople in 860. The range of Byzantine sources and other materials inform about this. There was no campaign in 907, because such event had to be reflected in any source of the Byzantine Empire. In the Chronicle, Prince Oleg The Prophetic, the leader of Rus’ in 860, was united in one face with the other Oleg, who concluded the agreement with Byzantine in 911. One of them was buried in Kiev, the other – in Ladoga .

Samonova M.N. «Eymund konung» at the service of Bryachislav: Swedish mark in the history of the Principality of Polotsk The data of «Eymundar ttr» about the circumstances of Eymund’s service at the Polotsk prince Bryachislav are analyzed. The author gives arguStudia Historica Europae Orientalis – 8 ments in favor of the hypothesis that Eymund of «Eymundar ttr» is identical to the Swedish king Emund the Old. One of the results of the research was the grounding of the hypothesis that after taking part in a campaign against Novgorod and the battle on the river Sudoma Eymund was given control of land on the northwest border of the Principality of Polotsk. For many years the residence of Eymund and his Scandinavian squad had become a fortified settlement in Maskovichi .

Zharko S.B. «Journey to the East» of William of Rubruck the ChristiansNestorians and 13th century Mongol Empire The article examines the Christians in the Mongol Empire, as well as the origin, life and religion of the 13th century Mongols. A description of the procedure and to the traditions established in the Mongol Empire, its structure and organization. Mapped, analyzed and compared with information website work of his predecessor – Italian monk John of Plano Carpini .

Ponomareva I.G. Rite of the military oath in the Ancient Rus The article attempts to prove the existence of a vassalage official act in Rus comparable to homage. The article reconstructs some parts and elements of the ceremony, identifies some ritual phrases basing on the materials, which reflect events of 10th–16th centuries .

Martyniouk A.V. Eastern European episodes of Oswald’s von Wolkenstein travels The article introduces the biographical scenes from the life of Oswald von Wolkenstein (about 1376–1445), the Tyrolean poet, related to his travels in Eastern Europe. Basing on the analysis of his works and other sources it has been discovered, that the poet took part in the crusades to Prussia, participated in the trade in the Black Sea, most probably visited Lithuania, Ru, Tataria and others. Oswald von Wolkenstein’s works seem to be a helpful source for studies of the history of cross-cultural contacts during the “dark ages” of the East European Middle Ages .

Afanasenka Yu.Yu. The Novogrudok Council (1415) in church policy of Grand Duke Vytautas This article shows and organizes the main historiographic versions, analyzes current issues related to the calling and sequence of events at Novogrudok Council (1415). The author writes on the problem of recognition of Gregory Tsamblak, the Patriarch of Constantinople. The author concludes Summary that within the Grand Duchy of Lithuania a separate self-governing Orthodox Church was formed. Gregory Tsamblak was recognized as an «official church hierarchy» based on the canonical precedent. The precedent arose during Metropolitan Alexius and Metropolitan Cyprian governing, when, in fact, the Kievan Metropolis was divided into two independent parts .

Schirinsky O.Yu. Right to self-government of Grand Duchy of Lithuania and the German city rights: comparative legal analysis The article considers main stages of formation and development of the law of municipal government in Germany, Poland and the Grand Duchy of Lithuania in the 16th–17th centuries. The classification of the right to the city government. On the basis of comparative legal analysis are identified the regularities and differences in the application of the Magdeburg law and other families. The content of the main monuments of the Magdeburg Law: Speculum Saxonum and Jus Municipale. Evaluated the results and meaning of the German law of municipal government in the Grand Duchy of Lithuania .

Bentsianov M.M. The Novgorod boyars – the Novgorod gentry. To the question of continuity In article the question of mechanisms of continuity of the political and cultural traditions existing in Novgorod is raised. Evictions of rebellious Novgorod nobility of the end of the 15th century didn’t become an obstacle for perception of the traditions created here gentry of the Moscow Russia who replaced them. Broad attraction of various sources allows to restore a picture of gradual adaptation of «Muscovites» to local conditions, to track the main directions in which there was a process of their integration on the Novgorod society. The undertaken analysis shows that already in the second or third generations these new Novgorodians perceived themselves as peculiar successors of the Novgorod boyars that in many respects predetermined a specific role of Novgorod in system of the Moscow state .

Yeustratsyeu A.I. The formation of the southern border of the Duchy of Courland in the second half of the 16th century The article is devoted to the mechanisms of the formation of the border between the Duchy of Courland and Semigallia and the Grand Duchy of Lithuania in the second half of the 16th century. Delimitation of the border between these socio-historical organisms was based on the old contracts from the period of the Livonian Order. The lack of an actual demarcation line right 294 Studia Historica Europae Orientalis – 8 up until the moment of the emergence of the Duchy of Courland in 1561 resulted in a number of highly varied privately fought disagreements. This said, the southern borders of Courland, established by the end of the 16th century, are largely preserved to this day in the form of boundaries between modern Latvia, Lithuania and partially Belarus .

Jakubau V.V. The historiography of “Livonian issue” in 1582–1621 This historiography story devoted to the problems of the struggle for right-bank Livonia (Inflanty) between CDL, Poland and Sweden in 1582–

1621. The condition of the study of the historical perspective in national schools of Russia, Poland, Germany, Lithuania, Latvia, Estonia, Sweden, the English-speaking countries, and Belarus. The conclusion of a particular national bias and weak level of elaboration of this theme perspective in historiography .

Matsiusheuskaya M.I. Ancient Russia in the scientific and journalistic works G. P. Fedotov The article is devoted to religious views of the Russian immigrant historian of the first half of the twentieth century G.P. Fedotov. The concept of “Russian Christianity” of G. P. Fedotov is analyzed on the basis of his work “Three Capitals” (Paris, 1926). Scientific concept of G. P. Fedotov is considered in the context of the scientific and journalistic works of the historian .

Cherkasov D.N. Gilbert de Lannoy and his «Voyages et ambassades»

The article deals with the composition of the second half of the 15th century Flemish traveler and diplomat Gilbert de Lannoy, in which an important place is given to the description of his travels in Eastern Europe in 1413– 1414 and the 1421’s. Given source analysis and historiographical review, a brief biographical sketch of the author’s memoirs, as well as the translation of the text «Voyages et ambassades» for 1399–1422 years .

Slizh N.U. War for inheritance in the family of Harnastais The article is devoted to the conflict in the family of Harnastais. After Ivan Ivanavi Harnastai’s death his wife Uliana Bahavicinana occupied estates Aziarnica and Bliznae. At first she gave them her husband and her niece Kaciaryna Cianynskaia and her husband Juri Jerjevi Slicki Alelkavi. Brothers Harnastais – Hauryla and Astafej – tried to return Ivan’s inheritance by law. But Uliana denied to give back the estates. As the result brothers came Summary to a determination to initiate the campaign with help of the nobility of Slonim district. Aziarnica castle repulsed the attack on 3 March, 1570. The second campaign with the nobility of Slonim, Vakavysk and Navagaradak districts finished without result on 2 September, 1571. After that the case was discussed by lawyers. But it was a unique situation: using troops for decision family problems .

296 Studia Historica Europae Orientalis – 8

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

Редакционная коллегия научного сборника «Studia Historica Europae Orientalis = Исследования по истории Восточной Европы» объявляет о подготовке к печати девятого выпуска сборника. К участию в сборнике приглашаются ученые Беларуси, России, Украины и других стран, чьи научные интересы лежат в сфере исследования истории Восточной Европы в Средние века и раннее Новое время (до конца XVI века) .

К публикации принимаются статьи (до 2 п.л.), рецензии (до 0,5 п. л.) и иные материалы. Рабочие языки сборника – русский и белорусский. К статье необходимо приложить справку об авторе (ученая степень и звание, должность, место работы, контактная информация) и резюме до 10 строк на русском и английском языках.

Заявки на участие в альманахе и тексты материалов принимаются до 1 июня 2016 года по e-mail: a.martyniouk@mail.ru или по адресу:

220007, г. Минск, ул. Московская 15, Республиканский институт высшей школы, кафедра историко-культурного наследия Беларуси, каб. 319 .

Просим Вас обратить внимание на нижеследующие требования к оформлению материалов, которые продиктованы требованиями ВАК Беларуси .

ПРАВИЛА

оформления статей

1. В редакцию предоставляется электронный файл с текстом статьи (название файла – фамилия автора). Текст статьи следует набирать в редакторе Word (гарнитура – Times New Roman, кегль – 14, интервал – 1,5, поля со всех сторон – 20 мм) .

2. Ссылки на использованную литературу и источники приводятся в порядке цитирования, порядковый номер и страница даются в квадратных скобках после цитаты/упоминания (например: [1, c. 44]). Список использованной литературы прилагается в конце статьи и должен быть оформлен в соответствии с требованиями ВАК Беларуси. Более подробно с инструкцией по оформлению списка литературы можно ознакомиться на сайте ВАК Беларуси www.vak.org.by .

3. При необходимости использовать в статье иллюстрации, таблицы, графики и т. д., автор должен обратиться в редакцию за дополнительными сведениями об их должном оформлении .

4. В случае передачи статьи автору на доработку, в редакцию необходимо вернуть первоначальный и окончательный варианты .

5. Представленные к печати материалы проходят независимое рецензирование. Редакция оставляет за собой право отбора статей по теме издания .

6. Статьи, оформленные с нарушением вышеприведенных правил, редакцией не принимаются .

С уважением, Редколлегия Научное издание

–  –  –

На обложке: воины отправляются в крестовый поход .

Фрагмент рельефа на саркофаге (Швеция) (к статье М. Н. Самоновой «Эймунд конунг” на службе у Брячислава: шведский след в истории Полоцкого княжества»)

–  –  –

Адрес редакции: ул. Московская, 15, 220007, г. Минск .

Республиканский институт высшей школы, кафедра историко-культурного наследия Беларуси .

Тел.: +375(17) 219-06-68. E-mail: a.martyniouk@mail.ru .

–  –  –



Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«Византийский Bp е м е н н и к, т о м і (XXVI) СТАТЬИ И ИССЛЕДОВАНИЯ Б. Т. ГОРЯНОВ Ф. И. УСПЕНСКИЙ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ВИЗАНТИНОВЕДЕНИИ (К столетию со дня рождения 1845 — 7 февраля — 1945 г.) ВВ...»

«Theory and history of the state; history of doctrines of law and state 5 УДК 340.12 Publishing House ANALITIKA RODIS ( analitikarodis@yandex.ru ) http://publishing-vak.ru/ Правовое регулирование производства оружия в России в первой четверти XVIII века Бычков Николай Олегович Адво...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УП ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ЛО ИВАН (КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ) ИЗДАТЕЛЬСТВО 'НАУКА' Главная редакция восточной литературы Могола Джехангира. Это имело место в 1626 год;, за год до смерти Дхехангира (Мухаммед Юсуф Мувши, Муюш-ханская история, перевод А.А.Семенова, Ташкент,...»

«Р.И.Розина КАТЕГОРИАЛЬНЫЙ СДВИГ АКТАНТОВ В СЕМАНТИЧЕСКОЙ ДЕРИВАЦИИ1 Данная статья посвящена вопросу о регулярности категориального сдвига актантов при деривации метафорических значений слов. Объект нашего изучения – не индивидуальная, или поэтическая, а языковая м...»

«Проект 5. 2012 –. Индукционныи нагрев. Генераторы серии ТПЧ пятого поколения. История проекта Оглавление 1. Обоснование выбора силовой схемы генератора 1.1. Автономный инвертор тока (АИТ) и автономный инвертор напряжения (АИН) 1.2. Транзисторно-тиристорный и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" 95-ЛЕТИЮ ПГНИУ ПОСВЯЩАЕТСЯ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ: СОБЫТИЯ И ЛЮДИ Страницы истории филологического факультета Пермского у...»

«Прохоров, А.А. Каэтан Андреевич Коссович (1814 – 1883) — первый санскритолог белорусских земель / А.А. Прохоров // Великое культурное наследие Индии и Беларуси: К 75-летию Пакта Рериха (Материалы Международной научно-практической конференции, Минск, 17 сентября 2010 г.). — Минск: Право и экономика, 2011....»

«НАУЧНАЯ ХРОНИКА "Ази т ко-Ти о ке н кийре и н: ас хо ас го кон у ен иякультур,го у арств,идей": кр ц сд обито ахXVВсе ос ий койкон е ен ии г рсс фр ц мо о ыхучё ых 1 лд н В апреле 2016 г. в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН состоялась юбилейная XV Всероссийская кон­ ференция молодых...»

«AMC ИЮНЬ 2016 AMC: ИСТОРИЯ УСПЕХА 2015 (США): AMC – производитель самых рейтинговых сериалов в истории платного телевидения: Бойтесь Ходячих Мертвецов (Fear The Walking Dead) Лучше звоните Солу (Better Call Saul) В пустыне смерти (Into The Badlands) Ходячие мертвецы (The Walking Dea...»

«ВВЕДЕНИЕ Почему вышивка — это модно и стильно? В старые времена вышитая одежда, постельное и столовое белье стоили дорого, и чем искуснее и сложнее вышивка, тем дороже она оценивалась. Значит, и статус владельца таких вещей повышался — либо как человека состоятельного, который может себе позволить такие траты, либо как искусного и...»

«Размышления над новой книгой © 2001 г. М.Ф. ЧЕРНЫШ ОТ КОНТА ДО ГИДДЕНСА ЧЕРНЫШ Михаил Федорович — кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН. Вышел в свет последний том четыре...»

«Протокол общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме Регистрационный номер протокола: 2/17 Дата протокола общего собрания: 07.04.2017г. Дата проведения общего собрания: дата начала общего собрания 16.03.2017., дата окончания общего собрания 30.03.2017г., дат...»

«МИНИСТЕРСТВО ГЕОЛОГИИ СССР ВСЕСОЮЗНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ВСЕГЕИ) Новая серия Том 196 Н. И . Б О Б К О В А ПОЗДНЕМЕЛОВЫЕ РУДИСТЫ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ СРЕДНЕЙ АЗИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО " Н Е Д Р А " М о с к в а 1974 УДК 564.175(575) Бобкова Н. Н. Позднемеловые рудисты юго-восточной части С...»

«Фокус на развитие и развертывание сетей WiMAX в регионах. Сравнение LTE и WiMAX Портной Сергей Львович, Региональный директор WiMAX Forum Russia & CIS, Директор по стратегическому развитию бизнеса Alvarion Russia & CIS д.т.н., академик РАЕН slp@wimaxforum.ru, slp@alvarion....»

«1937 г. УСПЕХИ ФИЗИЧЕСКИХ НАУК XV1I1, вып. 2 ИЗ ИСТОРИИ ФИЗИКИ ТОМАС ЮНГ Ф. Арагох) Биография, читанная на публичном заседании Академии наук 26 ноября 1832 г. Господа, смерть, неутомимо поражающая наши ряды, с жестокой настойчивостью направляет свои удары против наших столь немно...»

«МАКАРОВА Антонина Леонидовна МИСТЕРИАЛЬНЫЕ ПРООБРАЗЫ В ОПЕРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ П. И. ЧАЙКОВСКОГО Специальность 17.00.02 . "Музыкальное искусство" Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения Научный руководитель: заслуженный деятель искусств РФ, кандидат искусствоведения, профе...»

«ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. ЖДАНОВА К. М. КОЛОБОВА ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Ленинградского ун...»

«Предисловие Несмотря на то, что в нашей стране проводится немало мероприятий международного уровня, а главой государства выдвигаются серьезные инициативы, местными государственными ведомствами, предприятиями, торговыми и маркетинговыми представительствами в туризме Казахстан п...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ Ленинградское отделение ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ ВОСТОКА XXIII ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ Л О ИВ А Н СССР {доклады и сообщения) Часть II Москва НАУКА Главная редакция восточной литературы БИБЛИОГРАФИЯ Г.С.Шрон БИБЛИОГРАФИЯ РАБОТ СОТРУДНИКОВ ЛО ИВ АН за 1986-1987 годы 1....»

«Л. И. Ятина МОДА ГЛАЗАМИ СОЦИОЛОГА РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ На первый взгляд, смысл понятия "мода" очевиден, однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что даже ученые не пришли к единому мнен...»

«Краснодарский край МО Ейский район Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 20 города Ейска Реферат на тему: "Родная улица моя" для участия в конкурсе рефератов посв...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 157, кн. 2 Гуманитарные науки 2015 УДК 821.161.12 СИМВОЛ В СМЕНЕ КУЛЬТУРНЫХ ЭПОХ С.Л. Шараков Аннотация В последние десятилетия в отечественном литературоведении усилился интерес к символическим структурам в составе художественного текста. Появление...»

«Августин и западная интеллектуальная культура АВГУСТИН И ЗАПАДНАЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА Рец. на кн.: The Oxford Guide to the Historical Reception of Augustine / K. Pollmann, W. Otten and others, eds. Oxford: Oxford University Press, 2013. 3 Volumes. XXX, 1930 p. "Оксфордское руководство по исторический рецепци...»

«29 января, воскресенье время/аудитория программа 10:30–11:15 Регистрация участников 11:30–13:00 Открытие конференции. Презентация программ и "Сочи" 1–2 новых изданий центра "Сэфер". Вручение гранта им. Юджина Винера Ведущ...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.