WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 ||

«П РОТ И ВОРЕЧИЯ СССР: ВНУТРЕННИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ РЕДАКТОР В а л е р и й Чалидзе С Н А Ы О гЕ Р и в и С А Т Ю М Б, 1987 PUB LIC ATIO N OF TH IS ISSUE M ADE POSSIBLE BY ...»

-- [ Страница 2 ] --

Конечно, гласность и либерализация в принципе противоречат взглядам более шовинистических кругов. Однако возможность в период гласности больше влиять на возрождение имен забытых русских писателей и поэтов, добиваться охраны русской природы и памятников старины, расширять влияние православия, организовывать группы молодых активистов, пресекающие западные влияния среди молодежи, интенсивно используется руссофилами самых разных мастей.

Что касается критики среднего звена партийного аппарата, то последовательные руссофилы не только одобряют это, но пойдут еще дальше в случае своей победы:

они просто ликвидируют партию. Возрождаемая ими церковь будет заниматься идеологией (причем идеологией, в которую многие верят) и не будет вмешиваться в хозяйство. В этом смысле руссофилы могут сделать для возрождения экономики внутренними средствами куда больше Горбачева.Если они даже оставят централизованной крупную промышленность, то освободят ее от нынешней системы функционирования в условиях двойной иерархии, т.е. партийной и хозяйственной неосуществимая пока мечта либеральных кругов .

Что касается мероприятий по децентрализации сельского хозяйства, сферы услуг и мелкой промышленности, то, как я уже отмечал, идеи Столыпина весьма близки многим руссофилам. Но во всяком случае государственное управление этими отраслями хозяйства ими вряд ли приветствуется .

Учитывая сказанное, а равно принимая во внимание сделанные в начале статьи замечания по поводу эволюции Горбачева и его гибкости, допустимо высказать следующее предположение: в случае, если националистические силы начнут одерживать верх, то Горбачев под угрозой потери власти может переметнуться в сторону правых и возглавить их .

Однако такое предположение является крайним .

Несмотря на растущую силу националистически настроенных кругов, есть немало фактов в пользу либерализма и сохранения политического курса, предложенного Горбачевым. Эти факты обнадеживающие. То, что Янов около 2 0 лет назад уже видел угрозу руссофильства и что оно не пришло к власти, то что почти 10 лет спустя В.Соловьев и Е.Клепикова писали в западной прессе, что " Русская Партия еще не у власти, но уже стучится в дверь"^, и заметим еще не достучалась, говорит о том, что этой силе имеется противостояние. Конечно, то, что процесс стагнации в СССР усиливается может форсировать приход руссофилов к власти. Поэтому надо быть бдительными и весьма внимательно прислушиваться к голосу тех, кто напоминает об угрозе руссофилов, если даже при этом допускаютсяпреувеличения .

Будем оптимистами и будем верить в Добро. Но вместе с тем по крайней мере не будем забывать о силе Зла - националистическом начале. Как тут не вспомнить о зороастризме. Согласно зороастризму в мире есть два начала; Добра-Ормузд и ЗлаАриман. Сила добра в конце концов победит силу Зла. Но чтобы приблизить этот шаг люди должны помогать силе Добра в борьбе со Злом. А хватит ли у них для этого сил? А впрочем, что они еще будут считать Добром и Злом в этом изменчивом мире?

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Эта работа во многом является продолжением моей статьи "Немного о страшном прошлом, сумбурном настоящем и затемненном будущем России”, опубликованной во "Внутренних противоречиях",7,1983, стр.37-74 .

Я очень благодарен за беседы по затронутым в работе проблемам моим сыновьям Грише и Саше, а также Л.Заку, В.Ковггоровичу, ВЛефевру, Д.Михееву, Б.Мойшезону, А.Радину, В.Турчину, ВЛалидзе, A.Штромасу .





В особенности мне хочется отметить сильное влияние на эту работу весьма частых дискуссий с B.Шляпентохом и АЛновым. Шляпентох привлек мое внимание к корням шовинистических настроений среди советской интеллигенции, начавшемуся сверху процессу поощрения руссофильских настроений, эволюции Горбачева и др. Ялов еще 20 лет назад заронил во мне идею опасности русского национализма, диалектику его эволюции, а равно многие соображения о советской внешней и внутренней политике. Многие мысли Шляпентоха и Янова стали мне настолько близки, и я так к ним привык, что трудно уже бывает отделить от своих .

2. В.Шляпентох в мае 1985г. организовал в Мичиганском Штатном Университете весьма оригинальный однодневный семинар, посвященный 50ти летию стахановского движения в СССР .

Одна из целей этого семинара была, по мнению Шляпентоха, верификация параметров, по котором можно было бы судить о намерениях нового тогда советского лидера М.Горбачева. По тому, как будет идти подготовка к празднеству стахановского движения и как само празднество будет проведено можно будет попытаться судить в каком направлении Горбачев намеревается развивать в ближайшее время советское общество. Я высоко оценил идею Шляпентоха и с большим интересом участвовал в работе семинара .

Известно, что стахановское движение олицетворяет самые примитивные демагогические методы развития хозяйства. Известно, что Горбачев торжественно отпраздновал этот юбилей и самолично в нем участвовал. Известно, что Горбачев вскорости начал вести совсем иную политику оживления хозяйства .

Сказанным я вовсе не хочу перечеркнуть ценность попыток прогнозировать деятельность Горбачева .

Наоборот, из этого опыта можно сделать весьма далеко идущий вывод: мы имеем сейчас дело с весьма гибким советским лидером и прогнозирование его деятельности требует разработки весьма изощренных методов. Я рад отметить, что Шляпентох этим сейчас успешно занимается .

3. Высказанная мною гипотеза крайне близка ко взглядам В.Соловьева. Вот что он пишет, комментируя опубликованную в советском самиздате переписку Н.Эйдельмана и ВАстафьева (об этой переписке я говорю подробнее ниже в основном тексте):

"Было бы опасным упрощением оценивать объявленную Горбачевым гласность как процесс, обязательно и неуклонно ведущий к демократии .

Преувеличивая одни явления гласности и недооценивая, а то и просто не замечая другие, мы невольно искажаем нынешнюю ситуацию в СССР, которая вовсе не так однозначна, как может показаться на первый взгляд .

Ведь важна не сама гласность, а кто, как и во имя чего ею пользуется, какие общественные тенденции благодаря ей выявляются, какие идеологические ростки всходят на ее благодатной почве."

Тласностыо, куда более активно, чем поредевшие и запуганные либералы (и чем даже сам Горбачев), пользуются советские правофланговые, а именно русские националисты разных мастей - от националбольшевиков до национал-либералов, которые полагают себя спасителями отечества и сами себя гордо именуют Русской партией. В их лагере - несравненно более многочисленном, чем либеральный, - помимо Виктора Астафьева, такие признанные авторитеты, как Валентин Распутин, Василий Белов, поэты Юрий Кузнецов и Станислав Куняев, литературоведы Вадим Кожинов и Петр Палневский, художник Илья Глазунов, академик Федор Углов, профессор Евгений Пашкин. У них свои печатные органы - издательства, газеты, журналы" .

Приведя большое число фактов о силе руссофилов (часть которых представляется мне малоподтвержденной или преувеличенной), Соловьев, как мне кажется, в полемическом задоре резко принизил роль либеральных кругов в СССР и обесценил либеральные действия нынешнего руководства .

Вместе с тем я разделяю заключительную часть статьи

Соловьева, в которой говорится:

"Приведенных примеров достаточно, чтобы судить о том, какие "цветы зла” буйно расцветают на почве горбачевской гласности. А что если это только цветочки, у которых есть в Кремле заботливые садовники, и нам следует ожщатъ вскоре ягодок? В любом случае в рядах правых в СССР сейчапс оживление: они торопятся заполнить образовавшийся идеологический вакуум своими "спасительными” для России идеями взамен обветшалых коммунистических .

Право же, безопаснее наблюдать за всем этим издалека."

Соловьев,В. " "Цветы зла" на почве гласности" .

"Время и мы",93,1986, стр.200-204 .

4. То, что Мао Цзе Дун, преследуя своекорыстные интересы борьбы за власть, выбрал для этого в 60-ые годы путь культурной революции во многом обусловлено китайской традицией, многовековым соперничеством между экстравертированным конфуцианством и интравертированными антиконфуцианскими идеологиями. Приостановить в период культурной революции рост индустрии, развитие образования, снять материальные стимулы и т.п., можно было лишь при наличии в стране интравертной традиции. Маловероятно для политического деятеля США предложить программу, аналогичную культурной революции, и рассчитывать на ее успех .

5. Такого рода взгляды на возможный путь развития СССР весьма характерны для такого оригинального ученого как АШтромас, который, как он сам сострил, "широко известен в узких кругах советологов."

Заинтересованный читатель найдет изложение взлядов Штромаса в многочисленных его публикациях, и в частности, в его книге Political Change and Social Development: the C ase of the Soviet Union .

Frankfurt: Verlag Peter Lang,1981 и в статье "The Building of a Multi-National Soviet "Socialist Federalism”: S u ccess and Failures”, Canadian Review of Studies in Nationalism, vol .

XIII, No.1, 1983 .

6. В этой связи интересно сделать следующие замечания .

Кто больше всех кричал перед революцией, что Россия тюрьма народов и что нужно освободить эти народы от России? Ответ: те же самые коммунисты, которые после победы революции больше всех ратовали за то, что нужно сохранить имперское единство, названное теперь социалистическое содружество, поскольку только в единстве народы быстрее придут к светлому будущему? Зачем же отдельным народам выходить из самой прогрессивной системы и строить свои государства, когда рано или поздно в соответствии с марксистской доктриной все будут жить при коммунистическом строе. Любопытно заметить, что эти же мотивы для сохранения империи теперь используются некоторыми руссофилами, к примеру, Г.Шемановым, которые говорят о том, что будущее мира принадлежит православию, оно должно спасти мир. Коль скоро все станут рано или поздно православными, то зачем же в этих условиях мусульманским республикам выходить из будущего православного Российского государства, когда они уже в ближайшее время, раньше чем позже могут вкусить величие православия: а в ближайшую победу православия в России руссофилы, конечно, глубоко верят (и, по-видимому, не без оснований) .

Но возвратимся к большевикам. Не этим ли стремлением к сохранению империи большевики добились того, что заметаая часть царского генералитета и офицерства помогла создать Красную Армию и выиграть гражданскую войну? Не этим ли обстоятельством объясняется огромная, превалирующая роль царских офицеров в развитии Красной Армии в последующие годы? Не этих ли самых военных Сталин прежде всего уничтожил во время великих чисток 37года? И не остатки ли этих военных Сталин прежде всего освободил из лагерей, когда началась война с Германией? Не бывшие ли царские офицеры сыграли решающую роль в победе советской армии над Гитлером? Не бышие ли царские генералы и офицеры в основном отказались сотрудничать с Гитлером во время войны с Россией?

Второе замечание. Какие бывшие имперские территории были отданы Лениным после революции, т.е. какие из них стали опять независимыми государствами (хотя бы на время)? Ответ: только некоторые западные территории, т.е. Финляндия, Прибалтика, Польша. Невольно закрадывается подозрение, что Ленину было сподручно отдать эти территории, чтобы создать буферную зону между СССР и западно европейскими развитыми странами, которые с ними граничат. Эго подозрение имеет основания, если предположить, что Ленин прежде всего стремился к тому, чтобы удержать свою собственную гегемонию, стать вождем мирового пролетариата. Тогда Ленин должен был бояться в условиях революционной ситуации, обусловленной во многом чудовищной Первой мировой войной, победы революции в развитых западно-европейских странах. Эта победа могла бы отодвинуть в соответствии с той же марксистской теорией отсталую неиндусгриальную Россию на третий план. Создав указанную буферную зону, Ленин как бы снимал с себя на время военные обязательства по оказанию помощи пролетариату западно-европейских стран в его стремлении к созданию социалистических государств. Другое дело, что эта буферная зона затем превратилась в "санитарный кордон* с целью не допустить проникновения коммунистической бациллы из России в западно европейские страны .

7. Дымерская, Л., "Замечания к истории, или история, сотворенная по замечаниям", "Страна и мир",И,1986, стр.69 .

8. Дымерская, Л."3амечания к истории, или история сотворенная по замечаниям "Страна и мир",12,1985, стр.43-50 .

9. Я приведу ниже отрывок из рассказа Юлиана Семенова "Возвращение", поскольку он представляет, на мой взгляд, особый интерес еще и потому, что был опубликован в "Правде" (от 2января 1983г.). Этот отрывок связан с размышлениями советского герояразведчика Штирлица из популярнейшего телевизионного кинофильма "Семнадцать мгновений весны" по поводу причин, приведших Гитлера к власти .

"Да, рознь между социал-демократами и коммунистами, отсутствие общего фронта не могло не помочь правым одержать победу, но почему Гитлер?

Были серьезные силы в Германии начала тридцатых годов, стоявшие на консервативных, устойчиво антикоммунистических позициях: армия, в первую очередь; "Стальной шлем"; могучая "Немецкая национальная партия"... Отчего не этот блок пришел к власти, а Гитлер? Игра на прекрасном термине "социализм", на его притягательной силе для рабочего класса? Выдвижение,- наряду с термином "социализм",примата его национальной принадлежности? То есть, в пику Москве - не Интернационал, не счастье всем, но лишь избранной расе господ, нации немцев? Неужели слепой национализм, то есп» преклонение лишь перед собою самими, столь могущественен и слеп в начале своего пути, что может застить зрение исторической памяти? Ни одно национальное движение, построенное на идее расы,никогда не одерживало и не сможет одержать окончательной победы, это ясно каждому .

Тогда как же образом Гитлер смог одурачить народ Гете, Вагнера, Гегеля, Бетховена и Баха? Неужели народу, целому народу, было угодно, чтобы вину за то, что в стране нет хлеба и маргарина, возложили на евреев, цыган и "интриги" Коммунистического Интернационала? Может быть, людям вообще угодно переваливать вину за существующее на других?

Спасительные козлы отпущения? Может Гитлер и разыграл эту низменную карту, обратившись к самому дурному, затаенному, что существует в человеке, особенно в слабом и малообразованном? Но ведь это более чем преступление - делать ставку на низменное и слабое, это только на первых порах может принести дивиденды; конечный результат предсказуем вполне:

общий крах, национальное унижение, разгром государственности."

10. Юмореска в "Правде" от 23 января 1983г. была написана неким В.Егоровым и озаглавлена "Монумент" .

В ней высмеивается памятник, который был воздвинут в вымышленном городе Обрадовске как потом выяснилось несуществующему богатырю Чуриле Пленковичу .

Юмореска явно направлена против подготовки к празднованию тысячелетия крещения Руси, поскольку памятник воздвигается по случаю тысячелетия города и событий, связанных с Киевской Русыо того периода .

11. Трубачев, О., "Славяне. Язык и история", "Правда", 28 марта, 1987г .

12. Близкие к Трубачеву соображения о значении русского языка для лиц нерусской национальности в СССР, но, правда, с оговоркой о существенном значении овладения русскими и лицами других национальностей языков коренных жителей республик, были высказаны академиком Ю.Бромлеем в его статье "Национальные процессы в СССР: достижения и проблемы", "Правда", 13 февраля 1987г .

13. Факт взят из частного письма, полученного в Израиле от видного советского ученого- гуманитария и любезно переданного мне моими друзьями .

14 Я очень благодарен В.Тремлю за то, что он привлек мое внимание к журналу "Трезвость и культура", проводимой этим журналом националистической политики и в частности к помещенной в нем статье В.Демина "Логика насилия - логика деградация",3, 1986, стр.52-54, касающейся алкоголизма в Израиле .

Излагаемой мной материал в этой части непосредственно основывается на рукописи статьи Treml,V.,”A Noble Experiment?", подготовленной к публикации в S-QVis t. S o c ie t y Und.SI--..QQrbahev, ed. by M.Friedberg and H.lsham,1987 .

15. Мне это напоминает положение с автомобилем .

Если дорога плохая, на ней много грязи, то сопротивление автомобилю так сильно, что он может даже остановиться. Но если снять это сопротивление и сделать дорогу гладкой и полированной как стекло, то автомобилю также весьма трудно ехать, если вообще он сумеет сдвинуться. Для эффективного движения нужно оптимальное трение .

16. Описание "люберов" основывается на статье В.Яковлева "Контора "люберов", "Огонек",5,1987, стр.20-21 .

17. Интересно отметить, что Сталин ни в одном своих выступлений во время Великой Отечественной войны не упомянул слою "коммунизм" .

18. Эта переписка наряду с комментирующими их письмами из СССР опубликована в "Стране и мир",12,1986 .

19. КублановскийД), "Будущее России связано с христианством", "Страна и мир", 1(37),1987,сгр.48 .

20. ’'Известия", 14 марта 1987г .

21. Когда Ю.Кублановский озаглавил свою заметку в журнал "Страна и мир" " Будущее России связано с христианством, то он отнюдь не имел ввиду, что христианство будет поддерживать шовинизм .

"Мои собственные надежды по-прежнему связаны с тем процессом, что возник в начале 70-х, процессом укрепления христианского мирочувсгвования и воцерковлениясознания .

То, что рекламно называлось "религиозное возрождение",- отошло вместе с покаяниями (не церковными) Дудко-Регельсона .

Но я ъшю-уцглеяо глубинное, словами, быть может, лучше не определяемое.. .

Лишь христианство и культура могут вернуть Россию на органический исторический путь."

"Страна и мир", 1(37),1987,стр.48 .

22. Великанова,А., "Богатырь на распутье", "Страна и мир",1(37), 1987,сгр.38 .

23. Данный параграф работы прежде всего опирается на мысли, высказанные В.Шляпентохом в статье "Goodby to an Old Soviet Dream: Catching up with the West", Christian S cien ce Monitor .

April 8,1986 .

24. Я вспоминаю разговор с одним видным западным либералом по поводу жизни в странах социализма .

Этот либерал был в восторге от того, что на Кубе уничтожена проституция. При этом как бы предполагался с его стороны вопрос: "А Вы бы хотели, чтобы Ваша дочь стала проституткой?" В ответ на восторги моего либерального коллеги по поводу Кубы я предложил ему рецепт по уничтожению в Америке всех язв свободного общества: безработицы, проституции, организованной преступности, инфляции, бездомности и т.п. Для этого нужно ввести в Америке трудовые лагеря, подобно тем, которые широко используются в СССР и на Кубе. То, что при этом не будет свободы, не так уж и важно: ведь свобода, по мнению моего оппонента, не самоцель .

Сказанным я вовсе не хотел поиздеваться над чувствами либерала. Я высоко ценю озабоченность этих людей по поводу отрицательных последствий свободного общества, их акцент на имеющиеся болезни и желание их преодолеть. Мне только кажется, что возможно не существует такого идеального механизма, при котором болезни исчезнут. Важно иметь общественную систему, которая стремится к сокращению этих болезней и разумеется не путем создания механизма, который может породил» не только новые болезни, но в конце концов усилить и многие старые .

25. Lewis,F., "Moscow Still Believes", T he New York Times. April 10,1987 .

26. "Шестидесятые существовали мифом об утопическом характере советского общества. В восьмидесятые этот миф уже не работает. Идеалы всеобщего равенства, справедливости и счастья перестали служить даже сюжетами анекдотов .

Советский Союз уже не хочет быть лучше всех. Он хочет быть не хуже- если не Америки, то хотя бы Югославии .

Все это ведет к тому, чт советское общество теряет о свой исключительный характер."

Вайль,П.,Генис,А. "Федот, да не тот", "Страна и мир", 1 (37), 1987,стр.37 .

Я целиком разделяю эти замечания авторов. Между тем следующие непосредственно за этим положения, мне кажется, неполно характеризуют советскую действительность, поскольку наряду с ними существуют еще и другие, антизападные модели.

Каковы же "следующие за этим положения":

"Страна идет по пути конвергенции с Западом .

Ориентируется не на прежний утопическийуникальный - идеал, а на более скромный, приземленный и реальный западный образец. Это обещает советскому человеку более зажиточную, более стабильную и даже более свободную жизнь- правда, лишенную идеалистических взлетов (и провалов) эпохи 60-х."

27. Примером крайнего проявления таких тенденций является Н.И.Тетенев, редактор издающегося в США ежемесячного журнала "Русское самосознание". См .

"Время и мы",93,1986, стр.216-227 .

28. Несколько двусмысленно звучат следующие слова М.Горбачева во время встречи с трудящимися

Краснодарского и Ставропольского краев:

"утверждают, что Советский Союз угрожает покорить весь мир, стремится к военному превосходству, намерен оккупировать всю Западную Европу. Советский Союз хочет, дескать, "наложить лапу" на Африку, Азию. Они нарисовали вот такой образ Советского Союза, как они называют, "русского медведя", "русского агрессора". Я смотрю на вас:

неужели все мы производим такое впечатление, и я, и вы, все поколения наши, которые создали все, что есть в нашей стране? Мы гордимся нашей страной .

Столько сил мы положили и жизней отдали- Неужели мы замышляем такие коварные планы в отношении к другим народам? Как-то мы с Раисой Максимовной читали Достоевского. Он писал, что, может быть русское сердце - а я бы сказал теперь советского народа - больше всего открыто для братства и единения."

"Правда", 19 сентября 1986г .

Вполне возможно, что Раиса Максимовна в определенной мере сочувствует националистическим кругам. См. -Время и мы-,93,1986,стр108,202 .

29."В нашей стране в условиях мирного строительства, впрочем, как и в других странах, определенная часть Вооруженных Сил находится в постоянной готовности, то есть полностью укомплектована личным составом и военной техникой, а другая часть- в готовности к быстрому мобилизационному развертыванию. Если агрессор развяжет войну, подготовленнные ресурсы личного состава и теники, приписанные к соединениям 174 ' и частям, должны прибывать к ним в исключительно короткие сроки. Отсюда задача постоянной готовности к немедленному 1уюбипизацюншм/ развертыванию войск и сил флота приобретает значение большой государственной важности .

В прежние войны, как известно, этот вопрос такой остроты не имел. Находившиеся в распоряжение государства средства поражения, сравнительно невысокая мобильность и маневренность войск даже в случае внезапного нападения, по существу, не могли сорвать мобилизационное развертывание армии, а тем более предрешить ход и исход войны .

В современных условиях положение резко изменилось. Элемент внезапности уже во второй мировой войне сыграл определенную роль. Сейчас он становится фактором стратегического значения. Вопрос о своевременном переводе Вооруженных Сил и всего народного хозяйства на военное положение, об их мобилизационном развертывании в короткие сроки стоит значительно более остро. Поэтому подача войскам подготовленных ресурсов личного состава и техники предопределяет необходимость четко спланированных еще в мирное время мероприятий, согласованных действий партийных, советских и военных органов на местах .

Ныне, как никогда, требуется согласованность мобилизационного развертывания Вооруженных Сил и народного хозяйства в целом, особенно в развертывании людских ресурсов, транспорта, связи, энергетики, в обеспечении устойчивости и живучести хозяйственного механизма страны. В связи с этим необходим постоянный поиск в области совершенствования системы производственных связей предприятий, выпускающих основные виды оружия, повышения на случай войны автономности производственных предприятий и объединений по энерго- и водоснабжению, их полного обеспечения необходимыми запасами, создания резерва оборудования и материалов. Требуется дальнейшее совершенствование и самой мобилизационной готовности народного хозяйства, исходя из того, то) тесная взаимосвязь мобилизационной готовности Вооруженных Сил, народного хозяйства и гражданской обороны - важнейшее условие поддержания на должном уровне обороноспособности страны в целом .

Сосредоточение всех сил для достижения поставленных целей, учитывая во многом изменившиеся условия современной войны и сложность мобилизационного развертывания, невозможно без устойчивой системы централизованного руководства страной и Вооруженными Силами. Определенный опыт в этом отношении у нас есть. Созданные в годы Великой Отечественной войны Государственный Комитет Обороны, а также комитеты обороны в городах прифронтовой полосы полностью себя оправдали .

Вполне естественно, что этот опыт нам необходимо учитывать. В будущей войне, если нам ее навяжут империалисты, значительно повышаются роль и значение соответствующих местных партийных, советских и хозяйственных органов в решение оборонных задач .

Огарков,Н. "На страже мирного труда", жур."КоммунистМЮ, 1981,стр.89-90 .

Любопытно заметить, что Светлана Аллилуева после ее возвращения из СССР в США в интервью корреспонденту одной из американских газет заметила, что одна из основных проблем в СССР - это конфликт между активными и профессионально образованными военными и бюрократическим малоповортливым партийнымаппаратом .

Не в боязни ли того, что в случае создания Комитетов Обороны партийные бонзы, вошедшие вместе с военными в эти комитета лишатся власти, причина снятия маршала Огаркова с его постов .

30. Насколько мне известно, среди генералитета, и особенно в ракетных войсках, были сторонники в целом более либеральной политики. Это проявилось в том, что когда в начале 60-ых годов Главное Политическое Управление армии препятствовало проникновению журнала "Новый мир" в армию, эти генералы протестовали против этого. Эти генералы понимают, что современное оружие находится в руках прежде всего интеллигентной части армии и по отношению к ней нужны другие методы убеждения. Офицеру, командующему ракетным соединением, нельзя скомандовать: К бою готова»!Пли!

31. Я думаю, что академик А.Сахаров открыто пошел на союз с Горбачевым отчасти по этим соображениям. Я не сомневаюсь в том, что делает он это по своим глубоким убеждениям, осгававясь верен своим убеждениям, убеждениям великого гуманиста. Вряд ли приходится сомневаться в прагматическом оправдании им этого шага. Другое дело, что нас может несколько смущать тот факт, при весьма грубых рассуждениях в двоичной системе, что Сахаров из человека, многолетне конфронтировавшего с власть имущим, стал его приверженцем. Возможно, что есть некоторое несообразие в том, что такой решительный противник режима как Сахаров поменял в целом знак своего поведения, а режим в целом знак не поменял, а только усилил либеральное начало .

Само по себе поведение Сахарова является совершенно нормальным для частного лица в свободном мире. Но Сахаров в СССР слишком долгое время был совестью либерально настроенной интеллигенции, ее единственным защитником, имевшим такую высочайшую репутацию у власть имущих и у интеллектуалов в СССР и на Западе. Если к этому добавить, что в российских условиях есть склонность создавать из такого рода людей идолов, то становится понятнее, почему его поведение вызывает недоумение среди части диссидентских кругов. См. об этом корреспонденцию в "Нью-Йорк Таймсе" от 3 апреля 1987г., озаглавленную "Некоторые советские диссиденты жалуются, что Сахаров стал мягче в борьбе за гражданские права."

32. Рассматривая возможные действия МГорбачева в борьбе за свою жизнь, АВеликанова в своей заметке "Богатырь на распутье" пишет, что он может также:

"...провозгласить "православие, нашедержавие, народность". Эта идеология, назовем ее для краткости русским фашизмом (отнюдь не нацизмом, он тоже существует, но, слава Богу, слаб), способна сейчас зажечь массы, понятна даже партработнику на периферии и - имеет, на самом деле имеет, много преимуществ. Если такой режим удержится, Россия на первых порах станет провинциальной и агрессивной державой вроде Московского царства, займется выяснением отношений со своими азиатскими окраинами и соседями, оздоровит экономику и, если Господь поможет своим людям, то в будущем, при помощи православия выйдет на мировую арену и просият так, как ей суждено. Аминь." " Страна и мир",1(37),1987, стр.38 .

33 Янов,А, "Вопросы литературы", 5,7,10,12,1969г .

34. Эта работа подробно изложена в цитируемой ниже книге,п.36, в главе "Парадокс Солженицына", стр.85-112 .

35 Yanov,A. The Russuan New Right. Institute of International S tu d ies, University of California, Berkley,197 36 Янов,А., "Готов ли Запад к 2 0 0 0 году?" "Внутренние противоречия", 16,1986, сгр.114-115 .

37. Впрочем сегодняшние достижения в области генетики делают все более обоснованными мнение консервативных ученых, что генетические особенности предрасполагают к определенной культуре. В этой связи представляет интерес книга Lumsden,C., Wilson, E., G enes. Mind. and Culture. Harvard University P r e ss, 1981, в которой авторы претендуют на "первую попытку проследить развитие от генов через сознание к культуре". Их концепция "сконструирована таким образом, чтобы включить всякого рода культурные системы, начиная от протокультур макак и шимпанзе к новой человеческой культуре, равно как и к культурам, которые могут ботъ порождены лишь воображением/ Естественно, говоря о связи генов и культуры надо быть предельно осторожным, так как здесь легко скатиться на всякого рода примитивные расовые теории .

Прежде всего надо напомнить, что определенные гены, по-видимому, создают предрасположенность к определенной культуре, но не жестко ее детерминируют. Далее, наличие многообразия генетических структур и коррелированное с ними многообразие культур целесообразно рассматривать с глобальной эволюционной точки зрения как исходную единицу и не вводить упорядочение культур с точки зрения их важности. С глобальной эволюционной точки зрения сохранение и приумножение как многообразия генов, так и многообразия культур является принципиальным .

Наконец, надо заметить, что генетический подход к культуре, столь долго отвергаемый, получив сейчас серьезные подтверждения, может привести к другой крайности, недооценке роли среды .

38 За последние 150 лет кажется неизвестны случаи нападения одной демократической страны на другую .

39. В газете "Вашингтон тайме” от 28марта 1987г .

была напечатана статья Мартина Сифа, в которой показано насколько численность и вооруженность советской армии превосходит американскую .

40. ЛефеврД "За кулисами идеологии и морали.” "Страна и мир",6,1985 стр.46-56 .

41 Штромас, А."Шесть тезисов о положении в СССР", "Страна и мир", 1(37),1987, слр.59 .

42. В этой связи интересно проанализировать причины поражения таких выдающихся русских предреволюционных реформаторов как С.Ю. Витте и ПАСтолыпин, которые, занимая должность премьерминистра, имели реальную возможность воздействовать на ход событий .

43. При цитировании статьи Ф.Таубмана я воспользовался ее переводом в газете "Новое Русское Слою" от 5 апреля 1987г .

44. Аналогичные взгляды были высказаны Михайло Михайловым в его статье "Миф и действительность", опубликованной в газете "Новое Русское Слою", 31 марта 1987. Вот что пишет автор этой статьи в связи с недавним появлением в трех номерах газеты "Известия" публикации советского публициста Э.Генри по поводу "мифа о советской военной угрозе":

"Статья Эрнста Генри в газете "Известия" заканчивается абзацем, в котором говорится, что утверждать, будто Советский Союз кому-то угрожает ”в дни динамической, фундаментальной перестройки всей своей экономики, после решения ускорить свое развитие... может лишь законченный политический идиот." Мне же думается, что именно советские пропагандисты считают сюих читателей дураками. О какой агрессивности Запада может идти речь, если даже минимальная материальная поддержка антикоммунистическим повстанцам Никарагуа все время ограничивается Конгрессом. О какой подготовке к нападению на СССР можно при этом говорить?

А вот "перестройка советской экономики в целях ускорения развития" вряд ли может кого-то обрадовать, пока захватническая советская внешняя политика остается неизменной, пока советское общество попрежнему далеко от истинной демократии, а границы "гласности" определяет Политбюро ЦК КПСС."

45. Чалидзе,В.," Демократия в России", "Внутренние протиюречия"Д8,1987, сгр.8-9 .

46. Янов,А., "Наследник Столыпина", "Страна и мир", 1(37),1987, сгр.60-61 .

47. Это напоминает положение в математике, возникающее иногда при доказательстве сложных теорем в теории чисел. В начале удается доказать теорему для случая, когда ряд чисел ограничивается определенной величиной. Затем этот предел отодвигается. Хотя доказательства теоремы в общем виде нет, но полученные доказательства могут играть важную роль для решения определенного класса задач и подготовить условия для доказательства в общем случае .

48. "Новое Русское Слою", 6 октября 1977 .

–  –  –

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О Ю ЛАРИНЕ *

.

Имеет ли смысл предпосылать свиданию зри­ теля с художником какие-то слова о нем?

На этот вопрос, вероятно, можно дать разные и взаимно исключающие ответы. Они будут зави­ сеть и от взглядов на природу пластического диа­ лога, и от представлений о том, как сделать ’’не­ понятное” доступным. Но я не собираюсь затра­ гивать эти вечные сюжеты в отстаивании своего права на предварительное высказывание. Мною руководит иное желание. Я бы хотел — напере­ кор сенсации — сказать о том, что все равно будет сказано .

Московский художник Юрий Ларин, которо­ му на днях исполняется сорок четыре года,** суту­ ловатый, с застенчивой улыбкой и характерным покашливанием человека, пережившего туберку­ лезную атаку, — сын Николая Ивановича Буха­ рина. Правда, зарубежному читателю (после от­ крытого письма, с каким обратился он к Энрико Берлингуэру) это известно лучше, чем соотечест­ венникам Юрия Ларина — по той простой причи­ не, по которой нам хуже известно, либо вовсе не­ известно о множестве малых и больших бед, част­ ных и всеобщих событий, происходящих в нашем доме. И по той непростой причине, которая ста­ вит нас в удивительное отношение к собственно­ * Получено из СССР. Печатается без ведома автора .

** Написано в 1980 г .

му прошлому: не то это отношение инопланетян, населивших давно опустевшее, заброшенное, обесчеловеченное пространство, не то отношение завоевателей, стремящихся истребить вчерашний смысл аборигенов, дабы окончательно сломить их волю к жизни. Так это или иначе, но для подав­ ляющего большинства соотечественников Юрия Ларина имя его отца — в лучшем случае далекий отзвук, тройное эхо событий, отграниченных от современности той особой распаханной полосой, ступить на которую равносильно тому, чтобы зая­ вить себя чужим. Чужим — с казенной, государ­ ственной точки зрения, чужим —в противополож­ ном, полярном смысле .

Историку, впрочем, заметнее старина в новиз­ не: сходство нынешней фазы нашего существова­ ния с предыдущим столетием, отчасти — тогдаш­ них Шестидесятых с нашими, а отчасти, и сходст­ во в продолжении. В Х1Х-М, в порыве и спазме раскрепощения, Россия раскололась на детей и отцов. Дети рвались к независимости — не толь­ ко от старых взглядов и установлений, но к не­ зависимости самой по себе. К полной свободе от ’’прецедента”, к своему началу! Затем происхо­ дит своего рода выравнивание. Межа уже не меж­ ду поколениями, и самые непримиримые из ’’се­ мидесятников” — выходцы из счастливых семей .

Не к тому ли движемся теперь? У сегодняшних ’’новых новых” — меньше экзальтации, сильнее тяга узнать и понять, обернувшись назад. Диалог между живыми неотъемлем ныне от диалога с мертвыми: с разноравными мертвыми.. .

Юрий Ларин портретно схож с отцом, хотя, ра­ зумеется, и тут нет дословности. Он выше рос­ том. Он, вероятно, мягче и задумчивей. Он, ка­ жется, лишен той ребячливой задорности, той жизнелюбивой неугомонности, какая, по воспо­ минаниям, отличала его отца в лучшие и даже в худшие годы. К тому же, он не только сын своего отца, но и сын своей матери, прошедшей все кру­ ги неснившегося Данте ада. Его характер вспоен горькими травами. Но это также не надо пони­ мать в расхожем смысле. Между житием и траге­ дией разница еще и в том, что трагический герой не ведает собственной судьбы. А Юрий Ларин, вдобавок, решительно отверг бы присвоение ему роли героя (»временной трагедии. В его биогра­ фии, по его словам, нет ужасов. П р о с т о —ски­ тания по родственникам, которых одного за дру­ гим изымало из жизни сталинское ’'правосудие” .

И п р о с т о —детдом, в котором (за неуспехом бегства) пришлось жить, и в котором можно бы­ ло жить обыкновенной жизнью, среди таких же, как он, мальчиков и девочек, обделенных роди­ тельским кровом. Он уже был студентом-строителем, тощим, долговязым, хворым, когда впер­ вые встретился с матерью и от нее узнал, кто был его отцом. Да и узнал не сразу: мать не торопи­ лась открыть тайну, страшась реакции еще неиз­ вестного ей юноши, воспитанного на государст­ венной ”воле” .

Потрясение, пережитое Юрием Лариным, все же было несколько иного свойства, чем у его сверстников — товарищей по судьбе. Хрущевская ’’оттепель” не коснулась его в самом кровном .

Память об отце оставалась по-прежнему под за­ претом. Страх власти и властителей перед призра­ ками прошлого, как известно, обладает особен­ ной логикой — чем он безрассуднее, тем крепче держится за обломки тайны, за рудименты при­ нудительного беспамятства... Новая жизнь Юрия Ларина оказалась едва ли не более тяжелой, чем все, что было с ним раньше. Будь у него другой характер, он бы запел в политику. Отчаянье мог­ ло бы разрушить его изнутри. Его спасло искус­ ство. В нем проснулся художник .

Где-то я прочел слова, которые приписыва­ ются учителю знаменитого Матисса: ’’Смотрите на живопись, как на страстное молчание”. Мне кажется, эти слова вполне применимы к Юрию Ларину — и к его пейзажам, и к его натюрмор­ там, которые надо смотреть не один раз и не врозь, а вместе, чтобы в их разрастающейся глу­ бине, как и в их странности, однако, никого не задевающей странности, чуждой всякому эпата­ жу и зазыванию (смотрите, на что я способен!), ощутить грустное недоумение человека перед совершенством столь несовершенного мира, как тот, в котором мы пребываем от рождения до смерти. Его Колыма в этом смысле столь же случайна и столь же непременна, как и его гор­ ский Кавказ, как и его Подмосковье, все, что запоминает его глаз, чтобы затем воспроизвести воображением, согласуя ритм увиденного и уз­ нанного с ритмом нестихающей жизни духа .

Я далек от мысли соединять напрямую био­ графию с холстом. Но дело в том, что я узнал Юрия Ларина сначала не в качестве художника .

Я познакомился с ним, когда он, до того не знав­ ший английского языка, упорно, строчку за строчкой, осваивал книгу американца Стива Коэна — политическую биографию Н.И. Бухари­ на. Он читал ее, чтобы понять, кем же в действи­ тельности был его отец. Не взгляды как таковые его занимали, а человеческий смысл этих взгля­ дов. Он доискивался этого смысла, не только вчитываясь, но и вслушиваясь, как бы проверяя ухом чистоту ушедших навсегда слов. Но, веро­ ятно, прежде всего он хотел испытать соприкос­ новением с фактами жгучую потребность в спра­ ведливости, для какой ’’реабилитация” — не са­ моцель, а лишь неизбежный компромисс с жизнью, которую почти всю вогнали, втеснили в казенные рамки. Почти, — потому что есть еще воздух, небо, цвет, образ, звук, противостоящие не человеку, а лишь смертному в человеке, все­ му, что олицетворяет пробравшуюся в будни не-жизнь .

Свое письмо Э. Берлингуэру, два года назад обошедшее западный мир и вызвавшее там не­ ожиданно сильный отклик, Юрий Ларин написал, не посоветовавшись с друзьями, на одном дыха­ нии. Надеялся ли он на практический результат?

Может, и надеялся ’’про себя”, а может, и нет .

Но сделавшему этот шаг, ему стало легче ды­ шать и он вернулся к холсту .

...Одна из его работ висит на стене у меня дома. Я не бета солнца и в сумерках. Иногда мне кажется, что я много раз видел и эти деревья, и этот обрезанный край земли, и это остановив­ шееся в движении облако, — когда-то в детстве или позднее, во время войны - под разбомблен­ ным Торжком, или еще позднее, где-то, где имен­ но не припомню, а, может быть, и нигде и никог­ да... Иногда я забываю об этой картине, погру­ женный в будни, в бумаги и книги, но когда кошки скребут у меня на душе, а это бывает много чаще, чем хотелось бы, — она всегда тут, сама возникает перед глазами, говоря мне самое простое: жизнь не переспоришь, она все равно возьмет верх, с тобой ли, при тебе ли, без тебя ли .

–  –  –

О РУССКОМ КРЕСТЬЯНСТВЕ

Люди, которых я привык уважать, спрашива­ ют: что я думаю о России?

Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнее говоря, о русском народе, о кре­ стьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но — я слишком много пережил и знаю для того, чтобы иметь право на молчание. Однако, прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, — я просто рассказываю, в какие формы сложи­ лась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждение, и если мои мнения окажутся оши­ бочными, — это меня не огорчит .

С издания И. П. Ладыжникова, Берлин, 1922 .

В сущности своей всякий народ - стихия анархическая; народ хочет как можно боль­ ше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанно­ стей. Атмосфера бесправия, в которой издрев­ ле привык жить народ, убеждает его в закон­ ности бесправия, в зоологической естествен­ ности анархизма. Это особенно плотно прило­ жимо к массе русского крестьянства, испы­ тавшего более грубый и длительный гнет раб­ ства, чем другие народы Европы. Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то го­ сударстве без права влияния на волю лично­ сти, на свободу ее действий, - о государстве без власти над человеком. В несбыточной на­ дежде достичь равенства всех при неограни­ ченной свободе каждого, народ русский пы­ тался организовать такое государство в фор­ ме казачества, Запорожской Сечи. Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказоч­ ном ’’Опоньском царстве”, оно существует где-то ”на краю земли” и в нем люди живут без­ мятежно, не зная ’’антихристовой суеты”, го­ рода, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры. В русском крестьянине как бы еще не изжит инстинкт кочевника, он смотрит на труд пахаря — как на прокля­ тие Божие, и болеет ’’охотой к перемене мест” .

У него почти отсутствует — во всяком случае, очень слабо развито — боевое желание укре­ питься на избранной точке и влиять на окру­ жающую среду в своих интересах, если же он решается на это — его ждет тяжелая и бесплод­ ная борьба. Тех, кто пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое, — деревня встре­ чает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще слу­ чается так, что новаторы, столкнувшись с нео­ долимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее. Идти есть куда, — всюду раз­ вернулась пустынная плоскость и соблазни­ тельно манит в даль .

Талантливый русский историк Костомаров говорит: ’’Оппозиция против государства су­ ществовала в народе, но, по причине слиш­ ком большого географического пространства, она выражалась бегством, удалением от тяго­ стей, которые налагало государство на народ, а не деятельным противодействием, не борь­ бой”. Со времени, к которому относится ска­ занное, население русской равнины увеличи­ лось, ’’географическое пространство” сузилось, но — психология осталась и выражается в курьезном совете-пословице: ”От дела — не бегай, а дела —не делай” .

Человек Запада еще в раннем детстве, только что встав на задние лапы, видит всюду вокруг себя монументальные результаты труда его предков.

От каналов Голландии до туннелей Итальянской Ривьеры и виноград­ ников Везувия, от великой работы Англии и до мощных Силезских фабрик — вся зем­ ля Европы тесно покрыта грандиозными во­ площениями организованной воли людей, воли, которая поставила себе гордую цель:

подчинить стихийные силы природы разум­ ным интересам человека. Земля — в руках че­ ловека и человек действительно владыка ее .

Это впечатление всасывается ребенком Запа­ да и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважение к его труду и чувство своей личной значительности, как наследника чудес труда и творчества предков .

Такие мысли, такие чувства и оценки не могут возникнуть в душе русского крестья­ нина. Безграничная плоскость, на которой те­ сно сгрудились деревянные, крытые соло­ мой деревни, имеет ядовитое свойство опу­ стошать человека, высасывать его желания .

Выйдет крестьянин за пределы деревни, по­ смотрит в пустоту вокруг него и через неко­ торое время чувствует, что эта пустота вли­ лась в душу ему. Нигде вокруг не видно проч­ ных следов труда и творчества. Усадьбы по­ мещиков? Но их мало и в них живут враги .

Города? Но они - далеко и не многим культурно-значительнее деревни. Вокруг — бескрай­ няя равнина, а в центре ее - ничтожный, ма­ ленький человечек, брошенный на эту скуч­ ную землю для каторжного труда. И человек насыщается чувством безразличия, убивающим способность думать, помнить пережитое, вы­ рабатывать из опыта своего идеи. Историк русской культуры, характеризуя крестьянст­ во, сказал о нем: ’’Множество суеверий и никаких идей” .

Это печальное суждение подтверждается всем русским фольклором .

Спора нет — прекрасно летом ’’живое зла­ то пышных нив”, но осенью пред пахарем снова ободранная голая земля и снова она требует каторжного труда. Потом наступает суровая, шестимесячная зима, земля одета ослепительно белым саваном, сердито и гроз­ но воют вьюги и человек задыхается от без­ делья и тоски в тесной, грязной избе. Из все­ го, что он делает, на земле остается только солома и крытая соломой изба — ее три раза в жизни каждого поколения истребляют по­ жары .

Технически примитивный труд деревни неимоверно тяжел, крестьянство называет его ’’страда” от глагола ’’страдать”. Тяжесть труда, в связи с ничтожеством его результа­ тов, углубляет в крестьянине инстинкт соб­ ственности, делая его почти неподцающимся влиянию учений, которые объясняют все грехи людей силою именно этого инстинкта .

Труд горожанина разнообразен, прочен и долговечен. Из бесформенных глыб мертвой руды он создает машины и аппараты изумитель­ ной сложности, одухотворенные его разумом, живые. Он уже подчинил своим высоким це­ лям силы природы и они служат ему, как джи­ ны восточных сказок царю Соломону. Он соз­ дал вокруг себя атмосферу разума — ’’вторую природу”, он всюду видит свою энергию во­ площенной в разнообразии механизмов, ве­ щей, в тысячах книг, картин, и всюду запечат­ лены величавые муки его духа, его мечты и надежды, любовь и ненависть, его сомнения и верования, его трепетная душа, в которой неугасимо горит жажда новых форм, идей, деяний и мучительное стремление вскрыть тай­ ны природы, найти смысл бытия .

Будучи порабощен властью государства, он остается внутренно свободен, — именно силою этой свободы духа он разрушает изжитые фор­ мы жизни и создает новые. Человек деяния, он создал для себя жизнь мучительно напря­ женную, порочную, но — прекрасную своей полнотой. Он возбудитель всех социальных болезней, извращений плоти и духа, творец лжи и социального лицемерия, но — это он соз­ дал микроскоп самокритики, который поз­ воляет ему со страшной ясностью видеть все свои пороки и преступления, все вольные и невольные ошибки свои, малейшие движения своего всегда и навеки неудовлетворенного духа .

Великий грешник перед ближним и, может быть, еще больший пред самим собою, он — великомученик своих стремлений, которые, ис­ кажая, разрушая его, родят все новые и новые муки и радости бытия. Дух его, как проклятый Агасфер, идет в безграничие будущего, кудато к сердцу космоса или в холодную пустоту вселенной, которую он — может быть — запол­ нит эманацией своей психо-физической энергии, создав — со временем — нечто недоступное представлениям разума сего дня .

Инстинкту важны только утилитарные ре­ зультаты развития культуры духа, только то, что увеличивает внешнее, материальное благо­ получие жизни, хотя бы это была явная и уни­ зительная ложь .

Для интеллекта процесс творчества важен сам по себе; интеллект глуп, как солнце, он работает бескорыстно .

Был в России некто Иван Болотников, че­ ловек оригинальной судьбы: ребенком он по­ пал в плен к татарам во время одного из их набегов на окраинные города Московского царства, юношей был продан в рабство тур­ кам, — работал на турецких галерах, его выку­ пили из рабства венецианцы и, прожив некото­ рое время в аристократической Республике Дожей, он возвратился в Россию .

Это было в 1606 году; московские бояре только что затравили талантливого царя Бо­ риса Годунова и убили умного смельчака, за­ гадочного юношу, который, приняв имя Дмит­ рия, сына Ивана Грозного, занял Московский престол и, пытаясь перебороть азиатские нра­ вы московитян, говорил в лицо им:

”Вы считаете себя самым праведным наро­ дом в мире, а вы — развратны, злобны, мало любите ближнего и не расположены делать до­ бро” .

Его убили, был выбран в цари хитрый, двое­ душный Шуйский, князь Василий, явился вто­ рой самозванец, тоже выдававший себя за сы­ на Грозного, и вот в России началась кровавая трагедия политического распада, известная в истории под именем ’’Смуты”. Иван Болотни­ ков пристал ко второму самозванцу, получил от него право команды небольшим отрядом сторонников самозванца и пошел с ними на

Москву, проповедуя холопам и крестьянам:

’’Бейте бояр, берите их жен и все достояние их. Бейте торговых и богатых людей, делите между собой их имущество” .

Эта соблазнительная программа примитив­ ного коммунизма привлекла к Болотникову десятки тысяч холопов, крестьян и бродяг, они неоднократно били войска царя Василия, вооруженные и организованные лучше их;

они осадили Москву и с великим трудом бы­ ли отброшены от нее войском бояр и торго­ вых людей. В конце концов, этот первый мощ­ ный бунт крестьян был залит потоками крови, Болотникова взяли в плен, выкололи ему гла­ за и утопили его .

Имя Болотникова не сохранилось в памяти крестьянства, его жизнь и деятельность не оста­ вила по себе ни песен, ни легенд. И вообще в устном творчестве русского крестьянства нет ни слова о десятилетней эпохе — 1602—1613 гг. — кровавой смуты, о которой историк говорит, как о ’’школе своевольства, безначалия, полити­ ческого неразумия, двоедушия, обмана, легко­ мыслия и мелкого эгоизма, неспособного оце­ нить общих нужд”. Но все это не оставило ника­ ких следов ни в быте, ни в памяти русского крестьянства .

В легендах Италии сохранилась память о фра-Дольчино, чехи помнят Яна Жижку, так же, как крестьяне Германии Томаса Мюнцера, Флориана Гей ера, а французы - героев и мучеников ’’Жакерии” и англичане имя Уотт Тейлора, — обо всех этих людях в народе остались песни, легенды, рассказы. Русское крестьянство не знает своих героев, вождей, фанатиков любви, справедливости, мести .

Через 50 лет после Болотникова Донской казак Степан Разин поднял крестьянство почти всего Поволжья и двинулся с ним на Москву, возбужденный той же идеей политического и экономического равенства. Почти три года его шайки грабили и резали бояр и купцов, он выдерживал правильные сражения с войсками царя Алексея Романова, его бунт грозил под­ нять всю деревенскую Русь. Его разбили, потом четвертовали. В народной памяти о нем осталось две-три песни, но чисто народное происхожде­ ние их сомнительно, смысл же был непонятен крестьянству уже в начале XIX века .

Не менее мощным и широким по размаху был бунт, поднятый при Екатерине Великой уральским казаком Пугачевым, — ’’эта послед­ няя попытка борьбы казачества с режимом государства”, как определил этот бунт историк С. Ф. Платонов. О Пугачеве тоже не осталось ярких воспоминаний в крестьянстве, как и о всех других, менее значительных, политических достижениях русского народа .

О них можно сказать буквально то же, что сказано историком о грозной эпохе ’’Смуты”:

’’Все эти восстания ничего не изменили, ни­ чего не внесли нового в механизм государства, в строй понятий, в нравы и стремления”.. .

К этому суждению уместно прибавить вывод одного иностранца, внимательно наблюдавшего русский народ. ”У этого народа нет историчес­ кой памяти. Он не знает свое прошлое и даже, как будто, не хочет знать его”.

Великий князь Сергей Романов рассказал мне, что в 1913 году, когда праздновалось трехсотлетие династии Ро­ мановых и царь Николай был в Костроме, — Николай Михайлович — тоже великий князь, талантливый автор целого ряда солидных исто­ рических трудов, — сказал царю, указывая на многотысячную толпу крестьян:

”А ведь они совершенно такие же, какими были в XVII веке, выбирая на царство Миха­ ила, такие же; это — плохо, как ты думаешь?” Царь промолчал. Говорят, он всегда мол­ чал в ответ на серьезные вопросы. Это — сво­ его рода мудрость, если не является хитростью или - не вызвано страхом .

Жестокость — вот, что всю жизнь изумляло и мучило меня. В чем, где корни человеческой жестокости? Я много думал над этим и — ни­ чего не понял, не понимаю .

Давно, когда-то я прочитал книгу под злове­ щим заглавием: ’’Прогресс, как эволюция же­ стокости” .

Автор, искусно подобрав факты, доказывал, что с развитием прогресса люди все более сла­ дострастно мучают друг друга и физически, и духовно. Я читал эту книгу с гневом, не верил ей и скоро забыл ее парадоксы .

Но теперь, после ужасающего безумия евро­ пейской войны и кровавых событий револю­ ции, — теперь эти едкие парадоксы все чаще вспоминаются мне. Но — я должен заметить, что в русской жестокости эволюции, кажется, нет, формы ее, как будто, не изменяются .

Летописец начала XVII века рассказьюает, что в его время так мучили: ’’насыпали в рот пороху и зажигали его, а иным набивали порох снизу, женщинам прорезывали груди и, продев в раны веревки, вешали на этих веревках” .

В 18 и 19 годах то же самое делали на Дону и на Урале: вставив человеку —снизу - динамит­ ный патрон, взрывали его .

Я думаю, что русскому народу исключи­ тельно — так же исключительно, как англичани­ ну чувство юмора — свойственно чувство осо­ бенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни .

В русской жестокости чувствуется дьяволь­ ская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объ­ яснить словами психоз, садизм, словами, кото­ рые, в сущности, и вообще ничего не объясняют .

Наследие алкоголизма? Не думаю, чтоб русский народ был отравлен ядом алкоголя более дру­ гих народов Европы, хотя допустимо, что при плохом питании русского крестьянства яд алко­ голя действует на психику сильнее в России, чем в других странах, где питание народа обиль­ нее и разнообразнее .

Можно допустить, что на развитие затейли­ вой жестокости влияло чтение житий святых великомучеников, — любимое чтение грамотеев в глухих деревнях .

Если б факты жестокости являлись выраже­ нием извращенной психологии единиц, — о них можно было не говорить, в этом случае они материал психиатра, а не бытописателя. Но я имею в виду только коллективные забавы мука­ ми человека .

В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опуска­ ли туда — вниз головой — пленных красноар­ мейцев, оставляя ноги их - до колен — на по­ верхности земли; потом они постепенно засыпа­ ли яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других .

Забайкальские казаки учили рубке молодежь свою на пленных .

В Тамбовской губернии коммунистов при­ гвождали железнодорожными костылями в ле­ вую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землею и наблюдали, как эти — наро­ чито неправильно распятые люди — мучаются .

Вскрью пленному живот, вынимали тонкую кишку и, прибив ее к дереву или столбу теле­ графа, гоняли человека ударами вокруг дерева, глядя, как из раны выматывается кишка. Раздев пленного офицера донага, сдирали с плеч его куски кожи, в форме погон, а на место звездо­ чек вбивали гвозди; сдирали кожу по линиям портупей и лампасов — эта операция называлась ’’одеть по форме”. Она, несомненно, требовала немало времени и большого искусства .

Творилось еще много подобных гадостей, отвращение не позволяет увеличивать количе­ ства описаний этих кровавых забав .

Кто более жесток: белые или красные? Веро­ ятно — одинаково, ведь, и те и другие —русские .

Впрочем, на вопрос о степенях жестокости весьма определенно отвечает история: наиболее же­ сток —наиболее активный.. .

Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов:

”Бей жену обухом, припади да понюхай дышит? — морочит, еще хочет”. ”Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в мо­ гилу несут”. ”На бабу да на скотину суда нет” .

’’Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее” .

Сотни таких афоризмов, - в них заключена веками нажигая мудрость народа, - обращают­ ся в деревне, эти советы слышат, на них воспи­ тываются дети .

Детей бьют тоже очень усердно. Желая ознако­ миться с характером преступности населения губерний Московского округа, я просмотрел ’’Отчеты Московской Судебной Палаты” за десять лет — 1901—1910 г. — и был подавлен количеством истязаний детей, а также и других форм преступлений против малолетних. Вообще в России очень любят бить, все равно - кого .

’’Народная мудрость” считает битого человека весьма ценным: ”3а битого двух небитых дают, да и то не берут” .

Есть даже поговорки, которые считают драку необходимым условием полноты жизни .

”Эх, жить весело, да — бить некого” .

Я спрашивал активных участников граждан­ ской войны: не чувствуют ли они некоторой не­ ловкости, убивая друг друга?

Нет, не чувствуют .

”У него — ружье, у меня - ружье, значит мы равные; ничего, побьем друг друга — земля освободится” .

Однажды я получил на этот вопрос ответ край­ не оригинальный, мне дал его солдат европейской войны, ныне он командует значительным отря­ дом красной армии .

— Внутренняя война — это ничего! А вот междуусобная, против чужих - трудное дело для души. Я вам, товарищ, прямо скажу: русского бить легче. Народу у нас много, хозяйство у нас плохое; ну, сожгут деревню, — чего она стоит!

Она и сама сгорела бы в свой срок. И, вообще, это наше внутреннее дело, вроде маневров, для науки, так сказать. А вот, когда я в начале той войны попал в Пруссию — Боже, до чего жалко было мне тамошний народ, деревни ихние, горо­ да и вообще хозяйство! Какое величественное хозяйство разоряли мы по неизвестной причине .

Тошнота!.. Когда меня ранили, так я почти рад был, — до того тяжело смотреть на безобразие жизни. Потом - попал я на Кавказ, к Юденичу, там турки и другие черномазые личности. Бед­ нейший народ, добряки, улыбаются, знаете, неизвестно почему. Его бьют, а он улыбается .

Тоже — жалко, ведь, и у них у каждого есть свое занятие, своя привязка к жизни... .

Это говорил человек, по-своему гуманный, он хорошо относится к своим солдатам, они, види­ мо,уважают и даже любят его, и он любит свое военное дело .

Я попробовал рассказать ему кое-что о России, о ее значении в мире, - он слушал меня задумчи­ во, покуривая папиросу, потом глаза у него стали скучные, вздохнув, он сказал:

— Да, конечно, держава была специальная, даже вовсе необыкновенная, ну, а теперь, помоему, окончательно впала в негодяйство!

Мне кажется, что война создала немало лю­ дей, подобных ему, и что начальники бесчис­ ленных — и бессмысленных — банд, люди этой психологии .

Говоря о жестокости, трудно забыть о ха­ рактере еврейских погромов в России. Тот факт, что погромы евреев разрешались имев­ шими власть злыми идиотами — никого и ни­ чего не оправдывает. Разрешая бить и грабить евреев, идиоты не внушали сотням погром­ щиков: отрезайте еврейкам груди, бейте их детей, вбивайте гвозди в черепа евреев, — все эти кровавые мерзости надо рассматривать, как ’’проявление личной инициативы масс” .

Но — где же —наконец —тот добродушный, вдумчивый русский крестьянин, неутомимый искатель правды и справедливости, о кото­ ром так убедительно и красиво рассказывала миру русская литература XIX века?

В юности моей я усиленно искал такого че­ ловека по деревням России и — не нашел его .

Я встретил там сурового реалиста и хитреца, который — когда это выгодно ему - прекрас­ но умеет показать себя простаком. По приро­ де своей он не глуп и сам хорошо знает это. Он создал множество печальных песен, грубых и жестоких сказок, создал тысячи пословиц, в которых воплощен опыт его тяжелой жизни .

Он знает, что ’’мужик не глуп, да — мир ду­ рак” и что ’’мир силен, как вода, да глуп, как свинья” .

Он говорит: ”не бойся чертей, бойся людей” .

”Бей своих, —чужие бояться будут” .

О правде он не очень высокого мнения:

’’Правдой сыт не будешь”. ’’Что в том, что ложь, коли сыто живешь”. ’’Правдивый, как дурак, также вреден” .

Чувствуя себя человеком, способным на всякий труд, он говорит: ”Бей русского, — часы сделает”. А бить надо потому, что ’’каж­ дый день есть не лень, а работать неохота” .

Таких и подобных афоризмов у него ты­ сячи, он ловко умеет пользоваться ими, с дет­ ства он слышит их и с детства убеждается, как много заключено в них резкой правды и пе­ чали, как много насмешки над собою и озлоб­ ления против людей. Люди — особенно люди города — очень мешают ему жить, он считает их лишними на земле, буквально удобренной потом и кровью его, на земле, которую он ми­ стически любит, непоколебимо верит и чув­ ствует, что с этой землей он крепко спаян плотью своей, что она его кровная собственность, раз­ бойнически отнятая у него. Он задолго раньше лорда Байрона знал, что ”пот крестьянина стоит усадьбы помещика”. Литература народолюбцев служила целям политической агитации и по­ этому идеализировала мужика. Ро уже в кон­ це Х1Х-го столетия отношение литературы к деревне и крестьянину начало решительно из­ меняться, стало менее жалостливым и более правдивым. Начало новому взгляду на кре­ стьянство положил Антон Чехов рассказами ”В овраге” и ’’Мужики” .

В первых годах ХХ-го столетия являются рассказы лучшего из современных русских художников слова, Ивана Бунина .

Его ’’Ночной разговор” и другая превосход­ ная по красоте языка и суровой правдивости повесть ’’Деревня”, утвердили новое, крити­ ческое отношение к русскому крестьянству .

О Бунине в России говорят, что он, как дво­ рянин, относится к мужику пристрастно и да­ же враждебно. Разумеется, это неверно — Бу­ нин прекрасный художник и только. Но в рус­ ской литературе текущего века есть более рез­ кие и печальные свидетельства о жуткой де­ ревенской темноте — это ’’Юность”, повесть, написанная талантливым крестьянином Орлов­ ской губернии Иваном Вольным, это рассказы московского крестьянина Семена Подьячева, а также рассказы сибирского крестьянина Все­ волода Иванова, молодого писателя исклю­ чительной яркости и силы .

Этих людей едва ли можно заподозрить в предвзятом и враждебном отношении к среде, родной им по плоти и крови, — к среде, связь с которой ими еще не порвана. Им более, чем кому-либо иному, известна и понятна жизнь крестьянства, горе и грубые радости деревни, слепота ее разума и жестокость чувства .

В заключение этого невеселого очерка, я при­ веду рассказ одного из участников научной экс­ педиции, работавшей на Урале в 1921 году.

Кре­ стьянин обратился к членам экспедиции с та­ ким вопросом:

- Вы люди ученые, скажите, как мне быть, за­ резал у меня башкир корову, я башкира, к о н е ч н о убил, а после того сам свел корову у его се­ мьи, так вот: будет мне за корову наказание?

Когда его спросили: а за убийство человека, разве он не ждет наказания, — мужик спокойно ответил:

—Это ничего, человек теперь дешев .

Характерно здесь слово ’’конечно”, оно свиде­ тельствует, что убийство стало делом простым, обычным. Это — отражение гражданской войны и бандитизма .

А вот это образец того, как — иногда — вос­ принимаются новые для деревенского разу­ ма идеи .

Сельский учитель, сын крестьянина, пишет мне: ’’Так как знаменитый ученый Дарвин уста­ новил научно необходимость беспощадной борь­ бы за существование и ничего не имеет против уничтожения слабых и бесполезных людей, а в древнее время стариков отвозили в овраги на смерть от голода или посадив на дерево стряхи­ вали оттуда, чтобы они расшиблись, — то: проте­ стуя против такой жестокости, я предлагаю унич­ тожить бесполезных людей мерами более сострадательного характера. Например, — окармливания их чем-нибудь вкусным и так далее. Эти меры смягчили бы повсеместную борьбу за су­ ществование, то есть приемы ее. Так же следует поступить со слабоумными идиотами, с сума­ сшедшими и преступниками от природы, а может быть, и с неизлечимо больными, горбатыми, сле­ пыми и проч. Такое законодательство, конечно, не понравится нашей ноющей интеллигенции, но пора уже перестать считаться с ее консерватив­ ной и контрреволюционной идеологией. Содер­ жание бесполезных людей обходится народу слишком дорого и эту статью расхода нужно со­ кратить до нуля” .

Много сейчас в России пишется таких и подоб­ ных проектов, писем, докладов, — очень они уд­ ручают, но и они, не взирая на их уродство, за­ ставляют чувствовать, что мысль деревни про­ буждена, и хотя работает неумело, однако, рабо­ тает в направлении, совершенно новом для нее:

деревня пытается мыслить о государстве в его целом .

Существует мнение, что русский крестьянин как-то особенно глубоко религиозен. Я никогда не чувствовал этого, хотя, кажется, достаточно внимательно наблюдал духовную жизнь народа .

Я думаю, что человек безграмотный и не привык­ ший мыслить, не может быть истинным теистом или атеистом и что путь к твердой, глубокой вере лежит через пустыню неверия .

Беседуя с верующими крестьянами, присмат­ риваясь к жизни различных сект, я видел прежде всего органическое, слепое недоверие к поискам мысли, к ее работе, наблюдал умонастроение, ко­ торое следует назвать скептицизмом невежества .

В стремлении сектантов обособиться, отойти в сторону от государственной церковной организа­ ции, мною всегда чувствовалось отрицательное отношение не только к обрядам и — всего мень­ ше — к догматам, а вообще к строю государст­ венной и городской жизни. В этом отрицании я не — Мужик, как лес: его и жгут, и рубят, а он сазнаков творческой мысли, искания новых путей духа. Это просто пассивное и бесплодное отрица­ ние явлений и событий, связь и значение которых мысль, развитая слабо, не может понять .

Мне кажется, что революция вполне опреде­ ленно доказала ошибочность убеждения в глу­ бокой религиозности крестьянства в России. Я не считаю значительными факты устройства в сельских церквах театров и клубов, хотя это делалось — иногда — не потому, что не было помещения, более удобного для театра, а — с яв­ ной целью демонстрировать свободомыслие. На­ блюдалось и более грубо кощунственное отно­ шение к храму, — его можно объяснить враждой к ’’попам”, желанием оскорбить священника, а порою, дерзким и наивным любопытством юнос­ ти: что со мною будет, если я оскорблю вот это, всеми чтимое?

Несравненно значительнее такие факты: разру­ шение глубоко чтимых народом монастырей, — древней Киевско-Печерской Лавры и сыгравше­ го огромную историческую и религиозную роль Троице— Сергиевского монастыря, — не вызвало в крестьянстве ни протестов, ни волнений, —чего уверенно ждали некоторые политики. Как будто эти центры религиозной жизни вдруг утратили свою магическую силу, привлекавшую верующих со всех концов обширной русской земли. А ведь сотни тысяч пудов хлеба, спрятанного от голод­ ных Москвы и Петербурга, деревня защищала с оружием в руках, не щадя своей жизни .

Когда провинциальные советы вскрывали ’’не­ тленные”, высоко чтимые народом мощи, — на­ род отнесся и к этим актам совершенно равноду­ шно, с молчаливым, тупым любопытством. Вскры­ тия мощей производились крайне бестактно и ча­ сто в очень грубых формах —с активным участи­ ем инородцев, иноверцев, с грубым издевательст­ вом над чувствами верующих в святость и чудо­ творную силу мощей. Но, — и это не возбудило протестов со стороны людей, которые еще вчера преклонялись перед гробницами ’’чудотворцев” .

Я опросил не один десяток очевидцев и участни­ ков разоблачения церковного обмана: что чувст­ вовали они, когда перед глазами, вместо нетлен­ ного и благоухающего тела, являлась грубо сде­ ланная кукла или открывались полуистлевшие кости? Одни говорили, что совершилось чудо:

святые тела, зная о поругании, затеянном неверами, покинули гробницы свои и скрылись. Дру­ гие утверждали, что обман был устроен монахами лишь тогда, когда им стало известно о намерении властей уничтожить мощи: ’’они вынули настоя­ щие нетленные мощи и заменили их чучелами” .

Так говорят почти одни только представители старой, безграмотной деревни.

Более молодые и грамотные крестьяне признают, что обман был, и говорят:

— Это хорошо сделано, — одним обманом меньше. —Но затем у них являются такие мысли, — я воспроизвожу их буквально, как они запи­ саны мною .

— Теперь, когда монастырские фокусы откры­ ты — докторов надо пощупать и разных ученых — их дела открыть народу .

Нужно было долго убеждать моего собесед­ ника, чтобы он объяснил смысл своих слов.

Не­ сколько смущаясь, он сказал:

— Конечно, вы не верите в это... А говорят, что теперь можно отравить ветер ядом и —конец все­ му живущему: и человеку, и скоту. Теперь —все озлобились, жалости ни в ком нет.. .

Другой крестьянин, член уездного совета, называющий себя коммунистом, еше более углу­ бил эту тревожную мысль .

—Нам никаких чудес не надо. Мы желаем жить при ясном свете, без опасений, без страха. А чудес затеяно —много. Решили провести электрический свет по деревням, говорят: пожаров меньше бу­ дет. Это — хорошо, дай Бог! Только, как бы ошибок не делали, повернуть какой-нибудь вин­ тик не в ту сторону и — вся деревня вспыхнула огнем. Видите, чего опасно? К этому скажу: го­ родской народ — хитер, а деревня дура, обмануть ее легко. А тут —затеяно большое дело. Солдаты сказывали, что на войне электрическим светом целые полки убивали .

Я постарался рассеять страх Калибана — и ус­ лышал от него разумные слова:

— Один все знает, а другой —ничего; в этом и начало всякого горя. Как я могу верить, ежели ничего не знаю?

Жалобы деревни на свою темноту раздаются все чаще, звучат все более тревожно.

Сибиряк, энергичный парень, организатор партизанского отряда в тылу Колчака, угрюмо говорит:

— Не готов наш народ для событий. Шатается туда и сюда, слеп разумом. Разбили мы отряд колчаковцев, три пулемета отняли, пушечку, обозишко небольшой, людей перебили с полсот­ ни у них, сами потеряли семьдесят одного, сидим, отдыхаем, вдруг ребята мои спрашивают меня:

а что, не у Колчака ли правда-то? Не против ли себя идем?* Да и сам я иной день как баран живу — ничего не понимаю. Распря везде! Мне доктор один в Томске — хороший человек, — говорил про вас, что вы еще с девятьсот пятого года японцам служите за большие деньги. А один плен­ ный, колчаковский солдат из матросов, раненый, доказывал нам, что Ленин немцам на руку игра­ ет. Документы у него были и доказано в них, что имел Ленин переписку о деньгах с немецкими генералами. Я велел солдата расстрелять, чтобы он народ не смущал, — а все-таки, долго на душе * В Сибири, в Кустанае, отряд крестьян-партизан пере­ ходил от большевиков к Колчаку и обратно двадцать один раз .

неспокойно было. Ничего толком не знаешь — кому верить? Все против всех. И себе верить боязно .

Немало бесед вел я с крестьянами на разные темы и в общем они вызвали у меня тяжелое впе­ чатление: люди много видят, но — до обаяния мало понимают. В частности, беседы о мощах по­ казали мне, что вскрытый обман церкви усилил подозрительное и недоверчивое отношение дерев­ ни к городу. Не к духовенству, не к власти, а именно к городу, как сложной организации хит­ рых людей, которые живут трудом и хлебом де­ ревни, делают множество бесполезных крестья­ нину вещей, всячески стремятся обмануть его и ловко обманывают .

Работая в комиссии по ликвидации безграмот­ ности, я беседовал однажды с группой подгородних петербургских крестьян на тему об успехах науки и техники .

— Так, — сказал один слушатель, бородатый красавец, — по воздуху галками научились ле­ тать, под водой щуками плавать, а на земле жить не умеем. Сначала-то на земле надо бы твердо устроиться, а на воздухе — после. И денег бы не тратить на эти забавки!

Другой сердито добавил:

— Пользы нам от фокусов этих нет, а расход большой — и людьми, и деньгами. Мне подковы надо, топор, у меня гвоздей нет, а вы тут на ули­ цах памятники ставите — баловство это!

— Ребятишек одеть не во что, а у вас везде флаги болтаются.. .

И в заключение, после длительной, жестокой критики городских ’’забавок”, бородатый мужик сказал, вздыхая:

— Если бы революцию мы сами делали, —дав­ но бы на земле тихо стало и порядок был бы.. .

Иногда отношение к горожанам выражается в такой простой, но радикальной форме:

— Срезать надо с земли всех образованных, тогда нам, дуракам, легче жить будет, а то — за­ маяли вы нас!

В 1919 году милейший деревенский житель по­ койно разул, раздел и вообще обобрал горожани­ на, выменивая у него на хлеб и картофель все, что нужно и не нужно деревне .

Не хочется говорить о грубо насмешливом, мстительном издевательстве, которым деревня встречала голодных людей города .

Всегда выигрывая на обмене, крестьяне — в большинстве —старались и умели придать обмену унизительный характер милостыни, которую они — нехотя — дают барину, ’’прожившемуся на ре­ волюции”. Замечено было, что к рабочему отно­ сились не то, чтобы к человечине, но осторожнее .

Вероятно, осторожность эта объясняется анекдо­ тическим советом одного крестьянина другому:

— Ты с ним — осторожнее, он, говорят, где-то Совдеп держал .

Интеллигент почти неизбежно подвергался мо­ ральному истязанию.

Например: установив после долгого спора точные условия обмена, мужик или баба равнодушно говорили человеку, у кото­ рого дома дети в цынге:

— Нет, иди с Богом. Раздумали мы, не дадим картофеля.. .

Когда человек говорил, что слишком долго приходится ждать, он получал в ответ злопамят­ ные слова:

— Мы, бывало, ваших милостей еше больше ждали .

Да, чем другим, а великодушием русский кре­ стьянин не отличается. Про него можно сказать, что он не злопамятен: он не помнит зла, твори­ мого им самим, да, кстати, не помнит и добра, содеянного в его пользу другим .

Один инженер, возмущенный отношением крестьян к группе городских жителей, которые приплелись в деревню под осенним дождем и долго не могли найти места, где бы обсушиться и отдохнуть, — инженер, работавший в этой де­ ревне на торфу, сказал крестьянам речь о заслу­ гах интеллигенции в истории политического ос­ вобождения народа.

Он получил из уст русоволо­ сого, голубоглазого славянина сухой ответ:

— Читали мы, что действительно ваши доволь­ но пострадали за политику, только ведь это вами же и писано. И ведь вы по своей воле на револю­ цию шли, а не по найму от нас — значит, мы за горе ваше не отвечаем — за все Бог с вами рас­ считается.. .

Я не привел бы этих слов, если бы не считал их типичными, — в различных сочетаниях я лично слышал их десятки раз .

Но необходимо отметить, что унижение хитро­ умного горожанина перед деревней имело для нее очень серьезное и поучительное значение: деревня хорошо поняла зависимость города от нее, до это­ го момента она чувствовала только свою зави­ симость от города .

В России — небывалый, ужасающий голод, он убивает десятки тысяч людей, убьет миллионы .

Эта драма возбуждает сострадание даже у людей, относящихся враждебно к России, стране, где, по словам одной американки, ’’всегда холера или революция”. Как относится к этой драме рус­ ский, сравнительно пока еще сытый, крестьянин?

— ”Не плачут в Рязани о псковском неуро­ жае”, — отвечает он на этот вопрос старинной пословицей .

— ’’Люди мрут - нам дороги трут”, — сказал мне старик новгородец, а его сын, красавец, кур­ сант военной школы, развил мысль отца так:

— Несчастье — большое и народу вымрет — много. Но — кто вымрет? Слабые, трепанные жизнью; тем, кто жить останется, в пять раз лег­ че будет .

Вот голос подлинного русского крестьянина, которому принадлежит будущее. Человек этого типа рассуждает спокойно и весьма цинично, он чувствует свою силу, свое значение .

— С мужиком не совладаешь, — говорит он. — Мужик теперь понял: в чьей руке хлеб, в той и власть, и сила .

Это говорит крестьянин, который ’’встретил внимания к человеку, хотя подлость и глупость не существуют вне человека. Я очертил так, как я ее понимаю, среду, в которой разыгралась и разыгрывается трагедия русской революции. Это — среда полудиких людей .

Жестокость форм революции я объясняю ис­ ключительной жестокостью русского народа .

Когда в ’’зверстве” обвиняют вождей револю­ ции — группу наиболее активной интеллигенции — я рассматриваю эти обвинения, как ложь и клевету, неизбежные в борьбе политических пар­ тий, или — у людей честных — как добросовест­ ное заблуждение .

Напомню, что всегда и всюду особенно злые бесстыдные формы принимает ложь обиженных и побежденных. Из этого отнюдь не следует, что я считаю священной и неоспоримой правду победи­ телей. Нет, я просто хочу сказать то, что хорошо знаю и что — в мягкой форме — можно выразить словами печальной, но истинной правды: какими бы идеями ни руководствовались люди, — в сво­ ей практической деятельности они все еще оста­ ются зверями. И часто — бешеными, причем, иногда бешенство объяснимо страхом. Обвине­ ния в эгоистическом своекорыстии, честолюбии и бесчестности я считаю вообще неприменимыми ни к одной из групп русской интеллигенции — неосновательность этих обвинений прекрасно зна­ ют все те, кто ими оперирует .

Не отрицаю, что политики наиболее грешные люди из всех окаянных грешников земли, но — это потому, что характер действительности не­ уклонно обязывает их руководствоваться иезуит­ ским принципом ’’цель оправдывает средство” .

Но люди искренно любящие и фанатики идеи нередко сознательно искажают душу свою ради блага других. Это особенно приложимо к боль­ шинству русской активной интеллигенции — она всегда подчиняла вопрос качества жизни интересам и потребностям количества перво­ бытных людей .

Тех, кто взял на себя каторжную, Геркулесо­ ву работу очистки Авгиевых конюшен русской жизни, я не могу считать ’’мучителями народа”, — с моей точки зрения, они, — скорее, жертвы .

Я говорю это, исходя из крепко сложившегося убеждения, что вся русская интеллигенция, поч­ ти целый век мужественно пытавшаяся поднять на ноги тяжелый русский народ, лениво, неради­ во и бесталанно лежавший на своей земле, — вся интеллигенция является жертвой истории прозя­ бания народа, который ухитрился жить изуми­ тельно нищенски на земле, сказочно богатой .

Русский крестьянин, здравый смысл которого ныне пробужден революцией, мог бы сказать о своей интеллигенции: глупа, как солнце, рабо­ тает так же бескорыстно .

Он, конечно, не скажет этого, ибо ему еще неясно решающее значение интеллектуально­ го труда .

Почти весь запас интеллектуальной энергии, накопленной Россией в XIX веке, израсходован революцией, растворился в крестьянской массе .

Интеллигент, производитель духовного хлеба, рабочий, творец механизма городской культуры, постепенно и с быстротой, все возрастающей, по­ глощается крестьянством, и оно жадно впитыва­ ет все полезное ему, что создано за эти четыре года бешеной работы .

Теперь можно с уверенностью сказать, что, це­ ною гибели интеллигенции и рабочего класса, русское крестьянство ожило .

Да, это стоило мужику дорого, и он еще не все заплатил, трагедия не кончена. Но революция, совершенная ничтожной —количественно —груп­ пой интеллигенции, во главе нескольких тысяч воспитанных ею рабочих, эта революция сталь­ ным плугом взбороздила всю массу народа так глубоко, что крестьянство уже едва ли может возвратиться к старым, в прах и навсегда разби­ тым формам жизни; как евреи, выведенные Моисеем из рабства Египетского, вымрут полу­ дикие, глупые, тяжелые люди русских сел и де­ ревень — все те, почти страшные люди, о которых говорилось выше, и место их займет новое пле­ мя —грамотных, разумных, бодрых людей .

На мой взгляд, это будет не очень ’’милый и симпатичный русский народ”, но это будет, на­ конец, деловой народ, недоверчивый и равнодуш­ ный ко всему, что не имеет прямого отношения к его потребностям .

Он не скоро задумается над теорией Эйнштей­ на и научится понимать значение Шекспира или Леонардо да-Винчи, но, вероятно, он даст денег на опыты Штейнаха и, несомненно, очень скоро усвоит значение электрофикации, ценность уче­ но го агронома, полезность трактора, необходи­ мость иметь в каждом селе хорошего доктора и пользу шоссе .

У него разовьется хорошая историческая па­ мять и, памятуя свое недавнее мучительное про­ шлое, он — на первой поре строительства новой жизни — станет относиться довольно недоверчи­ во, если не прямо враждебно, к интеллигенту и рабочему, возбудителям различных беспорядков и мятежей .

И город, неугасимый костер требовательной, все исследующей мысли, источник раздражаю­ щих, не всегда понятных явлений и событий, не скоро заслужит справедливую оценку со стороны этого человека, не скоро будет понят им, как ма­ стерская, где непрерьюно вырабатываются новые идеи, машины, вещи, назначение которых — об­ легчить и украсить жизнь народа .

Вот схема моих впечатлений и мыслей о рус­ ском народе .

–  –  –

УБИЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

С 16 на 17 июля 1918 года, примерно, в поло­ вине второго ночи, в уральском городе Екатерин­ бурге в подвале частного дома группой чекистов были убиты бывший Император Николай II, его жена, сын, четверо дочерей и трое слуг. Это нам известно вполне достоверно. Несмотря на огром­ ное количество материала, посвященного этой теме, обстоятельства, приведшие к трагедии, да­ леко не ясны и, видимо, не прояснятся, пока уче­ ным не будет открыт доступ к соответствующим архивам* .

* Судя по вышедшей в Москве в 1978 г. книге М.Г. Касвинова Двадцать три ступени вниз, в которой довольно много информации заимствовано автором из вторичных западных источников, эти архивы и по сей день недоступ ны даже историкам коммунистических стран. Основные сведения по данному вопросу изложены Николаем А .

Соколовым в книге Убийство царской семьи (Париж, 1925); Соколов был назначен адмиралом Колчаком председателем особой комиссии по расследованию убий­ ства царя. Из вторичных источников наибольший инте­ рес представляют книги Павла Булыгина, The Murder o f the Romanovs (London, 1935). (См. на следующ. стр.) В истории было еще два случая убийства евро­ пейских монархов после революционных перево­ ротов: Карл I в 1649 году и Людовик ХУ1в 1793 году. Хотя то, что произошло в России, внешне имеет много общего с этими событиями, оно, как и многое другое, связанное с русской революци­ ей, довольно уникально. Карла I судил Высокий суд правосудия, сформированный специально для этой цели. Ему были предъявлены формальные обвинения и была дана возможность защищать себя. Суд был открытый и во время следствия публиковались отчеты. Казнь была публичной. То же самое произошло и с Людовиком XVI. Судил его конвент. Приговор о смертной казни был вы­ несен большинством голосов только после про­ должительных прений, в которых принимал учас­ тие адвокат подсудимого. Так же были изданы (продолж.) и С.П. Мельгунова, Судьба Императора Николая II после отречения (Париж, 1957.) Что касается судьбы остальных Романовых, то здесь главным источником информации является книга Сергея Смирнова Autour de Vassasinat des grands-ducs (Париж, 1928 г.). Большой интерес представляет перво­ начальная версия изложения событий большевиком П.М. Быковым в книге под редакцией Н.И. Николаева Рабочая революция на Урале. (Екатеринбург, 1921, сс. 3Доклады Соколовской комиссии, единственная доступная копия которых хранится в Хоутоновской библиотеке Гарвардского университета, являются бес­ ценным материалом для исследования рассматриваемых событий. Остальная литература на эту тему, преиму­ щественно ультра-монархическая или бульварная, в луч­ шем случае повторяет уже известное, а в худшем - толь­ ко вносит путаницу в понимание событий .

протоколы суда. Казнь состоялась средь бела дня в центре Парижа .

Николаю II не было предъявлено никаких об­ винений и суда над ним не было. Советское правительство, приговорившее его к смерти, не издало ни одного документа по этому поводу;

известные факты в основном взяты из отчетов одного, глубоко преданного своему делу, следо­ вателя. В России жертвой оказался не только свергнутый монарх, но и его жена, дети и прислу­ га. Свершенная под покровом ночи экзекуция больше напоминала кровавую разбойничью рез­ ню, чем официальную казнь .

* * * Захват власти большевиками в октябре 1917 г .

не внес вначале никаких существенных измене­ ний в образ жизни бывшей императорской семьи и ее окружения, проживающих в Тобольске, куда они были сосланы в августе 1917 года. Жизнь в доме губернатора Тобольска зимой 1917—1918 гг .

продолжала течь своим чередом. Семье разреша­ лось гулять, посещать службу в поблизости нахо­ дящейся церкви, получать газеты и переписывать­ ся с друзьями. Даже прекращение государствен­ ных субвенций в феврале 1918 г. и сокращение их личных расходов до 600 рублей в месяц не мешало им жить в относительном комфорте .

Большевиков, занятых более насущными делами, мало заботила судьба Романовых, тем более, что семья по собственной воле удалилась от государ­ ственных дел. Вопрос о том, как поступить с быв­ шим царем, обсуждался большевиками еще в но­ ябре 1917 г., но никакого окончательного реше­ ния принято не было.1 Ситуация начала меняться в марте в связи с заключением Б реет-Литовского договора. Этот договор, отвергнутый подавляющим большинст­ вом населения, вызвал большое общественное не­ годование против большевиков. В сложившейся ситуации не исключена была попытка восстанов­ ления монархии, тем более, что большевикам хорошо были известны монархические симпатии некоторых немецких генералов. Во избежание каких-либо проблем, большевики предпри­ няли определенные меры предосторожности по удалению Романовых с общественного поля зре­ ния. 9 марта Ленин подписал указ о ссылке Вели­ кого Князя Михаила — предполагаемого наслед­ ника на царский престол. Между тем, Великий Князь не проявлял ни малейшего интереса к по­ литике после своего отказа от предложенной ему Николаем в марте 1917 г. царской короны. Он тихо жил в своем Гатчинском имении под Петроградом, не вмешиваясь в политику и ста­ раясь не показьюаться в свете.2 О степени его отрешенности от политики можно судить по та­ кому факту: через несколько дней после своего отказа от короны, он появился перед опешив­ шими депутатами Петроградского Совета с прось­ бой разрешить ему охотиться в своем имении.3 Английский секретарь, служивший у Великого Князя, получил для него въездную визу в Англию, но он отказался ее принять. ”Я не хочу покидать Россию...” — бьши его слова, — ”Я верю в рус­ ских людей... они не причинят мне вреда”. В кон­ це 1917 г. Михаил обратился к Ленину с просьбой разрешить ему сменить царскую фамилию на фамилию жены, графини Брасовой. Эту просьбу Ленин просто-напросто проигнорировал 5 После указа Ленина, Михаила арестовали. Сна­ чала его держали в Смольном, а затем перевели в штаб-квартиру Чека. 12 марта, после того как Ленин со всем правительством перебралсяся в Москву, Михаила отправили под охраной в Пермь, недалеко от Тобольска. Большевики, опасаясь захвата немцами Петрограда, решили увезти чле­ нов царской семьи подальше от этого уязвимого района. 16 марта М.С. Урицкий, председатель Пет­ роградского Чека, издал указ, обязывающий всех членов царской семьи, находящихся в Петрограде и окрестностях, зарегистрироваться в Чека.6 В конце месяца было отдано распоряжение о вы­ сылке всех этих лиц в Пермскую, Вологодскую или Вятскую губернии; им было предоставлено право выбора места ссылки. Прибыв на место, они должны были обратиться в местный совет для получения ’’права на жительство”. Так слу­ чилось, что все Романовы, за исключением тех, кто находился в тюрьме или жил в районах, не­ подвластных большевикам, очутились в Перм­ ской губернии. Здесь была сосредоточена третья по численности, после Москвы и Петрограда, группа членов большевистской партии, которым можно было доверить пристальный надзор за царским родом .

Это были меры предосторожности, предпри­ нятые большевистским руководством по отноше­ нию к царю и его родственникам, пока решалась их судьба. В 1911 г.

Ленин сделал заявление:

’’...надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых...”8 Но из-за сильных монархических настроений, преобладавших в деревне, такого рода массовые казни были бы чреваты большой опасностью*. Обсуждался вопрос о суде над Ни­ колаем перед Революционным трибуналом .

Исаак Штейнберг, исполнявший в то вре­ мя обязанности Народного Комиссара Ю с­ тиции и, следовательно, хорошо инфор­ мированный обо всем происходящем писал, что такого рода процесс, направленный на пресе­ чение любых попыток восстановления монархии обсуждался в феврале 1918 г. — это было немое признание того, что через год после повсеместно приветствуемого отрешения Николая II от трона, большевики волновались, что нелюбимый царь является спасителем в глазах немалой части русского народа. По словам Штейнберга, на засе­ дании ЦИК Спиридонова выступила против такого процесса, считая, что Николая растерза­ ют по дороге из Тобольска в Москву. Ленин ре­ шил, что время для формального юридического следствия против бывшего царя еще не настало, но все же поручил начать сбор соответствую­ * Воспоминания бывшего чекиста Ф. Другова: Иллю­ стрированная Россия, № 10/303, 28 февраля 1931 года, Париж, стр. 10—11 .

щих материалов* .

В середине апреля в русской прессе появились заявления о предстоящем суде над ’’Николаем Романовым”. Писали, что он будет первым в серии судов над крупными государственными чиновниками свергнутого режима. Подготавли­ вал следствие председатель Главной Следствен­ ной Комиссии Н.В. Крыленко. Было оговорено, что царь будет обвиняться только в тех ’’преступ­ лениях”, которые он совершил, будучи уже кон­ ституционным монархом, то есть начиная с 17-го октября 1905 г. Одним из обвинений будет так называемый государственный переворот 3 июня 1907 г., нарушивший Основные Законы произ­ вольным изменением избирательного права. Дру­ гое обвинение относилось с расхищению нацио­ нальных богатств за счет использования ’’резерв­ ной” части бюджета; ставились в вину и другие злоупотребления властью,9Но 22 февраля в газе­ тах появилось сообщение о том, что Крыленко отрицает намерение судить бьюшего царя. По его словам, слухи о суде были вызваны простым не­ доразумением; на самом деле, правительство собиралось судить агента-провокатора по имени Романов.10 * I. Steinberg, Spiridonova, Revolutionary Terrorist (Lon­ don, 1935), стр. 195. В газете Вечерний Час (12/25 ян­ варя 1918 г.) было опубликовано интервью со Штейнбергом, где он выразил уверенность, что суд над Никола­ ем состоится: ’’Как известно, сначала предполагалось, что судить бывшего царя будет Учредительное Собрание, но теперь выяснилось, что решит судьбу Романова Совет Народных Комиссаров” .

* * * Тобольск не был сразу ввергнут в водоворот революционных событий, так как не был связан железной дорогой с центральными городами, а железные дороги были в то время главным сред­ ством распространения ’’революции” бандами вооруженных людей. Этим объясняется тот факт, что вплоть до февраля 1918 г. в Тобольске не было коммунистической ячейки и местные сове­ ты управлялись эсерами и меньшевиками .

Изоляция Тобольска кончилась в марте 1918 г., когда большевики двух крупных соседних горо­ дов, Екатеринбурга и Омска, стали проявлять интерес к сосланной туда императорской семье .

В феврале состоялся съезд уральских советов .

Был избран президиум из 5 человек, контроли­ руемый большевиками. Председатель президиума Александр Георгиевич Белобородов (1891 г .

рождения), по профессии слесарь, был депутатом от большевиков в Учредительном Собрании*. Са­ мой же влиятельной фигурой в президиуме, бла­ годаря своей близкой дружбой со Свердловым, был Исай Исаевич Голощекин, также занимав­ ший должность Военного Комиссара Уральского Округа. Родился Голощекин в Витебске в 1876 г., * О нем см. Энциклопедический словарь Гранат, том 41, часть 1, стр. 2 6 -2 9. Антисемитски настроенные монар­ хисты, желая свалить всю вину за убийство царской семьи на евреев, решили, что настоящая фамилия Бело­ бородова была Вейсбарт, хотя подтверждений этому никаких нет .

по национальности еврей. В 1903 г. начал сотруд­ ничать с Лениным, и в 1912 г. стал членом Цент­ рального Комитета. Во время описываемых со­ бытий Голощекин служил в Екатеринбургском ЧК. Ему и Белобородову предстояло сыграть не­ малую роль в судьбе царской семьи .

О политической обстановке в Екатеринбурге весной и летом 1918 г. можно судить практичес­ ки по одному-единственному советскому источ­ нику — это отчеты ГШ. Быкова. Они и легли в основу советской версии Екатеринбургской тра­ гедии*. Екатеринбургских большевиков очень раздражал комфорт, в котором жила царская семья в Тобольске. Чрезмерная свобода, предо­ ставленная царю и его окружению, вызывала у них опасения, что с наступлением весенней отте­ пели семья может попытаться бежатт^В то время по Уралу ходили упорные слухи, что в Тобольске * Впервые доклад Быкова был опубликован под наз­ ванием ’’Последние дни последнего царя”, в сборнике Рабочая революция на Урале, под редакцией Н.И. Нико­ лаева (Екатеринбург, 1921 г.), стр. 3 -2 6. Текст был пе­ репечатан в Архиве русской революции, № 17 (1926), стр. 3 0 2 -1 6. Впоследствии, Быкову был открыт доступ к некоторым неопубликованным материалам, послу­ жившим основой для составленной им официальной версии Екатеринбургских событий, Последние дни Ро­ мановых (Свердловск, 1926 г.). Эта книга была переве­ дена на английский, немецкий и французский языки .

Хотя книга далеко не беспристрастна, она интересна и уникальна тем, что в ней делаются ссылки на докумен­ ты, погребенные в советских архивах. После октябрь­ ского переворота Быков занимал должность председа­ теля Екатеринбургского Совета .

и его окрестностях появились какие-то подозри­ тельные личности*. Ряд коммунистов Екатерин­ бурга действительно ненавидели Николая II, про­ званного ’’Николаем Кровавым”, лютой ненави­ стью за те притеснения, которые они испытали от его полицейской охранки. Но больше всего они опасались восстановления монархии; и не из-за каких-то отвлеченных идейных соображений, а из-за страха за собственную жизнь. Они рассужда­ ли подобно Робеспьеру, призывавшего в 1793 го­ ду конвент приговорить Людовика XVI к смерт­ ной казни: ’’Если невиновен король, значит ви­ новны те, кто его свергли”. 2Другими словами, узурпаторы власти рассматривались монархией как простые преступники, которых ожидала су­ ровая кара в случае ее восстановления. Не удиви­ тельно их желание избавиться от Романовых как можно скорее. Дабы быть уверенными, что быв­ ший государь никуда не сбежит, они хотели, что­ бы он постоянно находился под их личным над­ зором в Екатеринбурге. Для этого в марте-апреле 1918 г. они установили связь со Свердловым .

Омские большевики тоже вынашивали подоб­ ного рода идеи, но из-за отсутствия связей в Мос­ кве, они в конце-концов должны были отступить .

* Заявление Ф. Другова о том, что он слышал подоб­ ные вещи от Тарасова-Радионова осенью 18 г.: Яллюстрированная Россия, № 10/303, 23 февраля 1931 г., стр. 10. Достоверность этих слов становится несколько сомнительна, если учесть, что, по словам Другова, его встреча с Тарасовым-Родионовым произошла в поезде во время его поездки из Тобольска в Екатеринбург — по несуществующей железной дороге .

Уже в феврале 18 г. в Уральском областном совете в Екатеринбурге обсуждался вопрос о царской семье. Некоторые члены Совета выра­ жали опасения, что к маю, когда лед с рек сой­ дет, Романовы либо сбегут, либо будут похищены В первых числах марта, екатеринбургские боль­ шевики послали Свердлову запрос о переводе царской семьи в их город.13Бьша назначена ко­ миссия из трех человек для расследования этого вопроса. Точно такое же требование было полу­ чено из Омска .

16 марта екатеринбургские большевики, ста­ раясь предотвратить любые возможные неожи­ данности, отправили в Тобольск секретную мис­ сию для изучения тамошней обстановки. После доклада, сделанного миссией по ее возвращению в Екатеринбург, в Тобольск был отправлен воо­ руженный отряд для подготовки перевоза цар­ ской семьи. В местах возможного побега были расставлены патрули. Прибью в Тобольск 28 мар­ та, отряд обнаружил там еще одну вооруженную группу красноармейцев, посланных из Омска с той же целью. Омская группа, прибывшая в То­ больск на два дня раньше, уже успела разогнать городскую Думу и выгнать эсеров и меньшеви­ ков из местного совета, назначив его председа­ телем матроса по имени П.Д. Хохряков. Обе группы стали оспаривать свое право на первен­ ство, но екатеринбургская, будучи более слабой, вынуждена была отступить. Вернувшись обратно в Тобольск 13 апреля с подкреплением, кото­ рым командовал большевик по имени Заслав­ ский, она одержала верх. Заславский потребовал заключения царской семьи.14В местной тюрьме для этого были приготовлены специальные камеры.1 5 Эти события нарушили спокойный образ жиз­ ни, который до сих пор вела царская семья. В дневнике Александры есть запись, датированная 18 марта/10 апреля, о том, как она с помощью своих детей ’’зашила” драгоценности*. Хотя и не существует никаких достоверных сведений о том, что царская семья действительно замышля­ ла побег и что все предполагаемые планы их ос­ вобождения со стороны благожелателей, не были пустыми разговорами, семью явно охватило да­ вящее чувство того, что они уже не в ссылке, а в заключении. Теперь всякая, пусть даже самая невероятная возможность вырваться из лап боль­ шевиков, пропала.16 В конце марта Голощекин отправился в Моск­ ву, где он встретился со Свердловым, Доложив ему о ситуации в Тобольске, он посоветовал при­ нять срочные меры для упреждения побега цар­ ской семьи. Примерно, в то же самое время, то есть в первую неделю апреля, Президиум ЦИК в Москве заслушал сообщение о положении в * Дневники бывшей императрицы, написанные на ее особом английском языке, никогда не были полностью опубликованы. Американскому журналисту Исаку Дон Левину удалось вывезти фотографические снимки этих дневников и опубликовать большие отрывки из них в Chicago Daily News, 2 2 -2 6 и 28 июня 1920 г. Все сноски на эти дневники в данной книге сделаны по этому источнику .

Тобольске от представителя местной охраны .

Судя по докладу Свердлова, сделанному в ЦИК 9 мая 1918 г., эти сообщения заставили прави­ тельство принять решение о перемещении быв­ шего царя в Екатеринбург.7Тем не менее, такого рода объяснение представляется всего лишь попыткой постфактум найти оправдание случив­ шимся событиям, которые первоначально вовсе не планировались правительством .

* * * 22 апреля в Тобольске появился представи­ тель из Москвы, Василий Васильевич Яковлев .

Тогдашняя, да и последующая деятельность это­ го человека вызывала немало споров, хотя о нем лично нам известно довольно мало. Говорят, что он родом из Уфимской губернии, сын рабочего Мячин8Во время описываемых событий ему бы­ ло, примерно, 30 лет. Некоторые источники ут­ верждают, что он сам был рабочий, судя по дру­ гим, — он был по профессии инженер-электрик .

В 1905 г., во время службы в Балтийском флоте, присоединился к эсерам и принял участие в мат­ росском бунте, за это был приговорен к смерт­ ной казни. Ему удалось бежать заграницу, где он прожил 12 лет, сначала в Германии, а затем в Канаде. Говорили, что он очень ’’англизировался”, вернулся в Россию в 1917 г. якобы по канадско­ му паспорту. Благодаря свободному знанию английского, немецкого и французского, он получал от Петроградского Совета различные поручения. Одно из них было —осмотр Царского Села, где и произошло его знакомство с Николаем О конечной цели своей миссии в Тобольск, Яковлев не распространялся. Об этом также ничего не упоминается в советских документах .

Тем не менее, достаточно достоверно известно, что его задача заключалась в том, чтобы привез­ ти Николая и, по возможности всю его семью, в Москву, где над ним должен был быть суд. Тому служит ряд косвенных доказательств; в частно­ сти, понятно, что Москва не посылала бы в То­ больск, за 1000 километров, человека только для сопровождения царской семьи в рядом находя­ щийся Екатеринбург. Но на этот счет существуют и более прямые доказательства, приведенные Н. Немцовым — большевистским комиссаром из Тюмени и председателем Центрального Исполни­ тельного Комитета Пермской губернии. Немцов упоминает о том, что в апреле его посетил Яков­ лев, прибывший в Тюмень с ’’Московским под­ разделением” из 42 человек: ’’[Яковлев] предъя­ вил мне мандат на изъятие Николая Романова из Тобольска и доставку его в Москву. Мандат был подписан председателем Совета Народных Комис­ саров Владимиром Ильичем Лениным”* .

* ’’Последний переезд полковника Романова”, Красная Нива, № 27, 1928 г., стр. 17. Авдеев (Красная Новь, № 5, (1928), стр. 190) подтверждает, что у Яковлева был мандат, подписанный Лениным. Коганитский (Пролетар­ ская Революция. № 4, (1922), стр. 13) пишет, что Яков­ леву было поручено доставить царя в Москву и что не­ которые из подозрительно настроенных местных больше­ виков, чтобы удостовериться в этом, связались по про­ воду со столицей .

Это свидетельство, каким то образом просо­ чившееся через советскую цензуру, крайне при­ стально следящую за всем, что касается судьбы Романовых, должно положить конец всем спорам о цели приезда Яковлева в Тобольск: то есть со­ бирался ли он конвоировать царскую семью в Москву или он являлся ’’белым” шпионом, по­ сланным для похищения царской семьи и вывоза ее в безопасное место .

По дороге в Тобольск Яковлев остановился в Уфе. Он встретился с Голощекиным, предъявил ему мандат и потребовал предоставить вооружен­ ных людей для подкрепления своего отряда. Из Уфы Яковлев направился в Тобольск околь­ ным путем через Челябинск и Омск, вместо того, чтобы ехать туда напрямик через Екате­ ринбург. Этот шаг был, видимо, продиктован его опасениями, что чересчур рьяные екатеринбургцы, жаждущие наложить свои руки на Николая, могут попытаться сорвать миссию, за которую он был лично ответственен. Пока он находился на пути в Тобольск, Екатеринбург успел опередить его, послав туда группу солдат с заданием при­ везти царя ’’живым или мертвым”. Яковлев по­ чти настиг эту группу, прибыв в Тобольск через два дня после них?°При нем был вооруженный пулеметами гарнизон из 150 человек; 60 из них — от Голощекина .

Первые два дня в Тобольске Яковлев провел изучая ситуацию. При встрече с тобольским гар­ низоном он выдал солдатам давно задолженное им жалованье. Затем Яковлев ознакомился с условиями жизни в губернаторском доме. Он узнал, что Алексей болен и прикован к постели .

Царевич, у которого с осени 1912 г. не было ни одного приступа гемофилии, ушибся и с 12 апре­ ля, будучи не в силах ходить, лежал в постели .

Страдал он неимоверно —обе ноги опухли и были парализованы. Он много плакал и все время звал мать. Яковлев дважды посетил императорский дом и в конце концов убедился, что поездка в Москву будет царевичу не под силу. (На Алек­ сандру Яковлев произвел впечатление ’’разумно­ го, крайне нервного работника, инженера”). На Урале апрель — самый неудачный месяц для по­ ездок: оттепель, снег слишком талый, чтобы ехать на санях или в карете, но судоходство по рекам еще невозможно. 24 апреля Яковлев теле­ графировал в Москву о происходящих событиях .

В ответ ему было поручено привезти одного Ни­ колая, а остальных членов семьи оставить пока в Тобольске.21 Все это время Яковлев был чрезвычайно уч­ тив, почти что почтителен по отношению к цар­ ской семье. Это вызвало подозрения со стороны его собственных солдат и тобольского гарнизона .

Они считали, что настоящий большевик никогда не унизится до того, чтобы подать царю руку^Получив новые инструкции из Москвы, Яковлев принял намного более официальный тон, хотя, как и прежде, оставался достаточно почтителен .

Утром, 25 апреля, Яковлев сообщил Кобылинскому, коменданту губернаторского дома, что ему поручено увезти бьюшего царя — куда он не говорил, и что он требует с ним ’’аудиенции” .

Встреча была назначена в тот же день на 2 часа в доме губернатора. Придя туда, Яковлев застал Николая, его жену и Кобылинского. Он выска­ зал некоторое недовольство этим и потребовал, чтобы двое последних ушли, так как ему надо переговорить с Николаем с глазу на глаз. Но Александра устроила такую сцену, что он, в кон­ це концов, уступил, и она и Кобылинский оста­ лись. Яковлев известил Николая о том, что по приказу Центрального Исполнительного Коми­ тета должен выехать вместе с ним на следующий день рано утром. Первоначально, сказал Яковлев, ему было поручено привезти всю семью, но из-за болезни Алексея, во втором приказе упоминает­ ся только он один. Какова же была реакция Ни­ колая на это сообщение? Однозначного ответа на этот вопрос не существует. В интервью, дан­ ном Яковлевым в следующем месяце в Извес­ тиях, сказано, что Николай задал единственный вопрос: ”А куда меня переведут?” Кобылинский же утверждает, что ответ Николая был: ”Я нику­ да не поеду”, — что на царя не похоже. Тогда, опять-таки со слов Кобылинского, Яковлев сказал: ’’Прошу этого не делать. Я должен испол­ нить приказание. Если вы отказываетесь ехать, то я должен или воспользоваться силой, или отка­ заться от возложенного на меня поручения. Тогда могут прислать вместо меня другого, менее гу­ манного человека. Вы можете быть спокойны. За вашу жизнь я отвечаю своей головой. Если вы не хотите ехать один, можете ехать с кем хотите .

Завтра в 4 часа мы выезжаем”.23 Это сообщение повергло императорскую чету, и Александру в особенности, в полное смятение .

По словам Яковлева, Александра воскликнула:

’’Это слишком жестоко, я не верю, что вы это сделаете..!’,24Яковлев отказался сообщить, куда он везет Николая. Позже он писал в белогвар­ дейской газете, что и сам этого не знал, что, ко­ нечно, неправда. В то время ходили слухи, что Яковлев замышлял похитить Николая и вывезти его в районы, находящиеся под контролем бе­ лых; эти-то благоприятные для него слухи он, вероятно, и стремился подтвердить своим за­ явлением* .

Когда Яковлев ушел, между Николаем, Алек­ сандрой и Кобылинским состоялся разговор .

Николай был согласен с Кобылинским, что его везут в Москву с целью заставить подписать Брестский договор. В таком случае, по словам Николая, вся эта затея являлась пустой тратой времени: ”Я лучше дам отсечь себе руку, чем сделаю это’^Уверенность Николая в том, что его подпись нужна большевикам для легализации Брестского договора, показывает, как мало он понимал в событиях, развернувшихся в России после отрешения его от трона и в том, насколько незначительна стала его роль. Александра разде­ ляла мнение Николая о причине его увоза в Мос­ * Осенью 1918 г. Яковлев переметнулся к Колчаку и дал интервью газете Уральская жизнь, которое было перепечатано в монархическом журнале Русская ле­ топись, № 1 (1921), сс. 150-53 .

кву, но отнюдь не верила в непоколебимость своего мужа. Она не могла простить ему отреше­ ния от престола и не сомневалась, что смогла бы удержать его от этого поступка, находясь она в тот роковой день в Пскове. В Москве, рассужда­ ла она, на Николая будет оказано сильное давле­ ние, его начнут шантажировать угрозами против семьи и без ее поддержки он, в конце концов, уступит и подпишет этот постыдный договор»

Кобылинский слышал, как императрица в беседе со своим близким другом Князем Татищевым, проронила: ”Я б(^ось, как бы он один не наделал там глупостей...” Она не могла найти себе места, раздираемая между любовью к больному сыну и тем, что ей казалось является ее долгом перед Россией. Кончилось тем, что женщина, которая на протяжении многих лет обвинялась в измене стране, выбрала неродную ей Россию .

Жильяр, воспитатель царевича из Швейцарии, видел Александру в 4.00. Он так описывает эту сцену: ’’Императрица подтвердила то, что я сам слышал — Яковлева прислали из Москвы, чтобы забрать Николая, и что они сегодня вече­ ром уезжают”. Далее он приводит ее слова: ’’Ко­ миссар сказал, что царю не угрожает никакая опасность и что он может взять с собой кого ему хочется. Я не могу отпускать его одного. Они хотят отделить его от семьи, как уже делали раньше... Они будут стараться заставить его под страхом опасности для жизни его семьи... Царь им необходим; они знают, что только он один представляет Россию... Вдвоем нам будет легче с ними бороться, чем ему одному, и мой долг быть с ним во время суда... Но ведь мальчик так болен... А что если начнутся осложнения?.. Боже., какое страшное мучение!.. Это первый раз в моей жизни, что я не знаю совершенно, как поступить .

До сих пор Бог мне всегда указывал дорогу. А сегодня я не знаю, как поступить. Но Бог этого не допустит. Отъезда не может быть и не будет .

Я уверена, что ночью начнется оттепель...” Тогда Татьяна Николаевна сказала: ”Но, ма­ ма, надо все-таки решить что-нибудь, если ничего не будет, и если отъезд папы должен быть...” Я встал на сторону Татьяны Николаевны и сказал, что Алексей Николаевич уже чувствует себя лучше, и что мы за ним будем всячески ухаживать... Ее нерешительность была для нее явно мучительна. Она не находила себе покоя, ходила по комнате из одного угла в другой, и говорила вслух больше сама с собой, чем с нами .

Вдруг она подошла ко мне и сказала: ”Да. так будет лучше всего. Я еду с Государем. Алексея я оставлю вам...” Вскоре в комнату вошел Государь. Импера­ трица вышла ему навстречу и сказала: ”Все решено. Я еду с тобой и Мария едет с нами”. От­ вет Государя был: ’’Хорошо. Твоя воля...” Всю вторую половину дня семья провела у постели Алексея Николаевича .

В тот же вечер, в половине десятого, мы пош­ ли наверх пить чай. Императрица сидела на дива­ не с двумя дочерьми. Лица у них опухли от слез .

Мы все старались скрыть наше горе и держать себя спокойно. Было такое чувство, что если ктото сорвется, то мы все не выдержим и заплачем .

Государь с женой были спокойны и собраны. Бы­ ло видно, что они готовы на любые жертвы, даже собственную гибель, если Бог, в своей непости­ жимой мудрости, сочтет это нужным для блага страны. Никогда в жизни они не проявляли столь­ ко доброты и заботливости. Их необычайное спо­ койствие, их великая вера были заразительны и передались нам .

В половине двенадцатого все слуги собрались в большом зале. Их Величества распрощались с ними. Царь обнял всех мужчин, Императрица — всех женщин. Почти все плакали. Их Величества удалились, и мы все пошли вниз, ко мне в ком­ нату. В половине четвертого во дворе появился транспорт — ужасные тарантасы, из которых только один имел покрытие. Во дворе было не­ много соломы, которой мы застелили в колясках пол. В карете Императрицы мы положили матрац .

В четыре часа мы поднялись наверх к Их Вели­ честву. Они только выходили от Алексея. Госу­ дарь, Государыня и Мария Николаевна попроща­ лись с нами. Государыня и Великая Княжна Ма­ рия Николаевна плакали. Государь казался спо­ коен. Он обнял нас всех и сказал каждому из нас доброе слово. Когда Государыня со мной проща­ лась, она умоляла меня быть наверху с Алексе­ ем Николаевичем. Я пошел к мальчику в комна­ ту. Он лежал в постели и плакал. Через пару ми­ нут мы услышали шум колес. Княжны пошли к себе. Когда они проходили мимо комнаты брата, я слышал, как они всхлипывали...” 27 Яковлев очень торопился. Ему бьшо поручено охранять жизнь бывшего царя и доставить его в Москву в невредимости. События, развернувши­ еся в Тобольске, убедили его, что у екатеринбург­ ских большевиков имеются свои планы. На съез­ де большевиков Екатеринбургской области, сос­ тоявшемся в это же самое время, большинство проголосовало за немедленный расстрел бывше­ го царя, дабы недопустить его побега и восстанов­ ления монархии?8Яковлев также располагал ин­ формацией о том, что Заславский, один из боль­ шевистских комиссаров Тобольска, в день его приезда в Тобольск уехал в Екатеринбург. Ходи­ ли слухи, что в Евлево (место, где дорога, веду­ щая к Тюменьской железнодорожной станции, пересекает Тобольскую реку), Заславский устро­ ил засаду, с целью захватить Николая и, в случае необходимости, покончить с ним.29 Партия отбыла, как и условились, 26 апреля в 4 часа утра. Ехали на тарантасах, известных в Сибири как кошевы ( это длинные тележки, без рессор, запряженные двумя или тремя лошадьми). Группу конвоировал отряд из 35 че­ ловек. Впереди ехали два солдата с винтовками, за ними телега с двумя пулеметами, а сзади еще два солдата с винтовками. Следом за ними ехал тарантас, в котором находились Николай и Яков­ лев, который настоял на том, чтобы ехать вместе с царем. За ними следовало еще двое солдат, затем тарантас с Александрой и Марией, а за ни­ ми и все остальные солдаты, телеги и пулеметы .

Семью сопровождали Евгений Сергеевич Боткин — семейный врач, гофмаршал князь Василий Дол­ горуков и три человека прислуги. Александра оставила сына и дочерей на попечение своей лю­ бимой дочери Татьяны (по слухам, ходившим до революции, наместницы английской короны) .

Яковлев обещал, что семья воссоединится, как только с реки сойдет лед, что должно произойти в ближайшие две недели. Конечный пункт назна­ чения Яковлев не сообщал; единственное, о чем было известно царской семье, что их везут в Тю­ мень — ближайшую железнодорожную станцию, находящуюся в 230 километрах от Тобольска .

Дорога в Тюмень была в жутком состоянии:

вся в выбоинах, размытая после зимы, в некото­ рых местах затопленная грязью. Через четыре часа после отъезда из Тобольска они добрались до реки Иртыш и переправились через нее вброд — лошадям пришлось идти довольно глубоко в ледяной воде. На полпути, в селе Евлево, при переправе через реку Тобол, они шли пешком по деревянному настилу, так как лед на реке был затоплен водой. Туру, протекающую недалеко от Тюмени, прошли частично вброд, частично на пароме. Яковлев распорядился, чтобы в проме­ жуточных пунктах их ждала смена лошадей;

поэтому остановок почти не делали. В дороге заболел врач семьи Боткин, пришлось задержать­ ся на пару часов, чтобы дать ему время оправить­ ся. В первый вечер, после 16 часов езды, они при­ были в Бочалино, где было подготовлено место для ночлега. Перед сном Александра сделала заметку в своем дневнике: ”Мария в тарантасе .

Николай с комиссаром Яковлевым. Холодно, серо и ветрено, сменили лошадей и пересекли Иртыш в 8, а в 12 сделали остановку в деревне и выпили чай с нашей холодной провизией. Дорога кошмарная, земля замерзшая, грязь, снег, вода доходит лошадям до живота, тряска жуткая, всю ломит. Когда меняли лошадей в четвертый раз, оглобли, на которых держится тарантас, высколь­ знули, и нам пришлось перебраться в другую телегу. Лошадей меняли 5 раз... В 8 добрались до Евлево. Там переночевали в доме, который рань­ ше был магазином. Спали по три человека в ком­ нате; мы — на наших постелях, Мария — на полу на матрасе. Никто нам не говорит, куда мы едем из Тюмени, некоторые думают, что в Москву .

Дети поедут за нами как только сойдет лед и Baby поправится”.30 На остановках Яковлев разрешал Александре отправлять детям письма и телеграммы. Как-то раз, на одной из остановок, к ним подошел кре­ стьянин и спросил куда везут царя. На ответ, что в Москву, он сказал: ”Ну, ела те Господи, что в Москву. Таперича, значит, будет у нас в Расее опять порядок”.31 Охрана, приставленная к семье, становилась все более и более недоверчива к Яковлеву за то почтительное отношение, которое он выказывал царю. Веселое настроение Николая вызывало у них подозрение: уж не намеревается ли Яковлев увезти царя в восточную Сибирь или даже загра­ ницу. Несмотря на то, что вдоль дороги были расставлены патрули, солдаты решили сообщить свои опасения в Екатеринбург .

Ночь на 27 апреля прошла спокойно; ожидае­ мая засада не встретилась и в 4 часа утра снова тронулись в путь. В полдень сделали остановку в Покровском. Эта, одна из многих тысяч раз­ бросанных по всей Сибири деревушек, оказалась по странному совпадению домом Распутина.

В тот же день Александра писала в своем дневнике:

’’...долго стояли перед домом нашего Друга, ви­ дели, как его семья и друзья смотрят из окна” .

По словам Яковлева, свежий воздух и упраж­ нения пошли Николаю на пользу. Что касается Александры, то она ’’сидела молча, ни с кем не разговаривая, и держала себя гордо и неприступ­ но...,,32Но оба поразили его своим поведением .

’’Меня поражала незлобивость этих людей. Они ни на что не жаловались”, — говорил он впоследст­ вии в интервью.33 Насколько можно судить по чрезвычайно за­ путанным данным, в намерения Яковлева входи­ ло как можно быстрее добраться до Екатерин­ бурга и так же стремительно отправиться оттуда в Москву. Но чем ближе он подъезжал к Екате­ ринбургу, тем все больше и больше в нем росла тревога за безопасность своих подопечных. Он еще ничего не знал о том, что 27 апреля, когда они были на втором этапе пути из Тобольска в Тюмень, в Екатеринбурге, в дом к инженеру H.H. Ипатьеву, находившийся на углу Вознесен­ ского проспекта и Вознесенского переулка, явил­ ся комиссар из местного Совета и сообщил ему, что дом реквизируется и что Ипатьев должен его покинуть в 48 часов^^У Екатеринбурга были свои планы насчет Романовых .

Как только Яковлев с царской семьей прибы­ ли в Тюмень 27 апреля в 9 часов вечера, они были окружены отрядом кавалеристов, и всю группу конвоировали к железнодорожной станции, где их ждал паровоз с прицепом из четырех пассажир­ ских вагонов. Яковлев руководил перемещением семьи и переносом всех ее вещей из тарантасов в вагоны. Когда Романовы отошли ко сну, он, вме­ сте с другим комиссаром — Немцовым пошел на телеграф. Там Яковлев связался со Свердловым по аппарату Юз и, изложив ему свои опасения о намерениях местных большевиков, потребовал разрешения увезти царскую семью в безопасное место —куда-нибудь в Уфимскую область. Сверд­ лов отказал ему в этом, но согласился на то, чтобы Яковлев следовал в Москву не по прямой дороге, лежащей через Екатеринбург, а тем же окольным путем, которым он приехал в То­ больск, то есть через Омск, Челябинск и Самар^ Яковлев вернулся обратно на станцию и сооб­ щил своим спутникам, среди которых было не­ сколько большевиков из Екатеринбурга, об инструкциях, полученных им из центра. Убеж­ денные в том, что Яковлев собирается проско­ чить Омск и ехать на восток, пока не достигнет занятых белыми территорий, они всполошились .

Один из них, А.Д. Авдеев (позже он будет при­ командирован к царской семье), позвал к себе охранника и приказал ему сообщить в Екатеринбург, что поезд, который он сопровождает, туда заходить не будет. В воскресенье, 28 апреля, в

4.30 утра поезд с бывшей императорской семьей направился на восток в Омск. Как бы оправды­ ваясь, Яковлев сказал Авдееву, что в Екатерин­ бурге поезд собирались взорвать.36 Проснувшись утром, Николай с удивлением заметил, что их везут по направлению в Омск .

В его дневнике есть такая заметка: ’’Куда нас повезут после Омска? На Москву или на Влади­ восток?”* .

Яковлев отказался сообщать что-либо по это­ му поводу. Мария затеяла разговор с охранника­ ми, но даже ее красота и обаяние не помогли ей выудить из них никаких сведений .

В 6 часов утра в Екатеринбурге ожидали теле­ грамму из Тюмени, подтверждающую движение поезда в условленном направлении. Телеграммы не приходило**. Первые новости были получены в десять часов утра с появлением отряда из Тюмени. Они сообщили совершенно ошарашен­ ным местным чиновникам, что поезд находится на пути в Омск. Эта весть бьша немедленно пере­ дана главным должностным лицам местного со­ вета, и была созвана специальная сессия Прези­ диума. Яковлева признали ’’изменником револю­ ции” и объявили ’’вне закона”. Во все кон­ цы по этому поводу были посланы телеграммы?7 * Дневники Николая за 1918 г. были напечатаны в журналъ Красный А рхив, № 1/26 (1928 г.), сс. 11 0 -1 3 7 .

** Хотя Быков, ’’Последние дни”, стр. 11 утверждает, что была получена телеграмма, содержащая ложную ин­ формацию о том, что поезд направляется в Екатеринбург .

Из Омска, после получения телеграммы, был выслан вооруженный отряд, чтобы перехватить поезд до его прихода в Куломзино, где он мог свернуть на запад и направиться в Челябинск, минуя Омск. Яковлев, узнав, что его обвиняют в контрреволюции и в попытке скрыться вместе с порученной ему императорской семьей, остано­ вил поезд на станции Любинская. Поставив охра­ ну к трем пассажирским вагонам и отцепив паро­ воз с одним вагоном, он поехал на нем в Омск, чтобы еще раз связаться с Москвой. Все это про­ изошло в ночь с 28 на 29 апреля .

О разговоре Яковлева со Свердловым нам известно только из отчета Быкова: единственго, и притом крайне сомнительного вторичного источника .

”...он (Яковлев) вызвал к прямому проводу Я.М. Свердлова и изложил обстоятельства, по ко­ торым он решил изменить маршрут. Из Москвы было получено предложение везти Романовых в Екатеринбург, где и сдать их Областному Совету Урала”.38 Этой версии нельзя верить по крайней мере по трем причинам. Во-первых, Яковлев не ’’изменил маршрут”, а следовал прямым указаниям Сверд­ лова, полученным им во время их разговора в Тюмени. Во-вторых, обладающий огромной вла­ стью Председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и ближайший сорат­ ник Ленина не мог делать какому-то мелкому функционеру ’’предложения”, а отдавал ему при­ казания. В-третьих, если бы Свердлов на самом деле хотел передать все полномочия, возложен­ ные на Яковлева, Екатеринбургскому Совету, там бы на следующий день не произошло трех­ часовой перепалки. Наиболее вероятное, хотя далеко не однозначное, объяснение состоит в том, что Свердлов приказал Яковлеву всячески из­ бегать столкновений с местными большевиками, не питавшими к нему никакого доверия, и ехать в Москву через Екатеринбург, чтобы положить конец всем подозрениям о замышляемом им похищении бывшего царя .

После беседы со Свердловым Яковлев вер­ нулся к поезду и приказал машинисту развер­ нуть поезд на 180 градусов. Все это происходило ночью, пока Николай с семьей спали. 29 апреля Николай, проснувшись, заметил, что поезд дви­ жется на запад: то есть, как он и ожидал, в Мос­ кву. В дневнике Александры есть следующая запись, сделанная ею в понедельник, 29 апреля, скорее всего со слов Яковлева: ’’Омский Совет не хотел пускать нас через Омск, опасаясь, что нас хотят увезти в Японию”. В тот же день Николай писал: ’’Все находились в бодром наст­ роении”. Итак, возможность вырваться из рук своих мучителей и оказаться за границей их не прельщала ; вера же в то, что их везут в древнюю столицу России, ставшую главной цитаделью большевизма, явно поднимала их дух .

Расстояние в 750 километров между Омском и Екатеринбургом было покрыто практически без остановок в один день и следующую ночь .

Поездка прошла без приключений. Впоследствии Яковлев вспоминал насколько стеснительна была бывшая императрица —иногда, она часами стояла и ждала, пока в коридоре не будет незнакомых людей, чтобы пройти в туалет, и при выходе де­ лала то же самое.39 30 апреля в 8.40 утра поезд прибыл на главный вокзал Екатеринбурга. Там уже собралась огром­ ная, враждебно настроенная толпа, по всей веро­ ятности, призванная местными большевиками, чтобы оказать на Яковлева давление и заставить его сдать свои полномочия. Следующие три часа поезд стоял на месте, и пассажирам было запре­ щено выходить из него. Что происходило в эти три часа, не известно. Видимо, Яковлев отказы­ вался отдавать Николая и Александру Екатерин­ бургскому Совету, опасаясь за их жизнь. У Нико­ лая в дневнике есть следующая запись: ”Часа три стояли у одной станции. Происходило сильное брожение между здешними и нашими комисса­ рами. В конце концов одолели первые, и поезд перешел к другой —товарной станции”. Николай, по своей наивности, думал, что спор разгорелся вокруг того, на какой станции им следует схо­ дить, так как вскоре после полудня поезд был отведен на товарную станцию, Екатеринбург 2 .

Александра разобралась в ситуации лучше, чем ее муж: ’’Яковлев должен был передать нас местно­ му Уральскому Совету”, — записала она в своем дневнике. Спор между Яковлевым и местными комиссарами действительно относился к тому, будет или не будет ему и его партии разрешено продолжать поездку в Москву. В конце концов, — возможно, после вмешательства Москвы — Яковлев вынужден был уступить. В Москве, видимо, не хотели будоражить екатеринбургских большевиков; тем более, что и сами они еще не приняли окончательного решения о судьбе Рома­ новых. Вполне возможно, что Ленину и Свердло­ ву представлялось неплохим компромиссным решением оставить семью Николая до суда в Екатеринбурге .

Как только поезд прибыл в Екатеринбург 2, Яковлев сдал свои полномочия Белобородову и получил от него расписку, полностью освобожда­ ющую его от какой либо ответственности в дан­ ном деле?°Яковлев потребовал охраны для цар­ ской семьи, видимо, для защиты ее от толпы?1 Прежде чем отпустить Яковлева в Москву, Ека­ теринбургский Совет заставил его отчитаться за свои действия предыдущих трех дней и, видимо, удовлетворившись его объяснением, выдал ему разрешение на отъездЯЯвно, Яковлев ни в чем не провинился в глазах своего московского началь­ ства, так как через месяц был назначен началь­ ником штаба Красной армии в Самаре, а некото­ рое время спустя —главнокомандующим Второй Красной армией на Восточном фронте* В 3 часа дня Николая, Александру и Марию * А.П. Ненароков, Восточный фронт, 1918 г. (Москва, 1969 г.), сс. 54, 72, 101. После того, как он перешел на сторону белых, Яковлев был арестован чешской контр­ разведкой. Потом его либо расстреляли (Касвинов, Двадцать Три, стр. 4 6 0 ), либо ему удалось сбежать. Во всяком случае, это последнее, что о нем известно .

повезли в центр города в двух открытых маши­ нах. Их сопровождали Белобородов, Авдеев и какое-то третье официальное лицо. Сзади ехал грузовик, по описанию Александры, набитый солдатами ’’вооруженными до зубов”. Авдеев пишет?3что Белобородов сообщил Николаю, что по приказанию Центрального Московского Ис­ полнительного Комитета, он и его семья будут задержаны в городе до предстоящего над ним суда. Машины остановились перед большим по­ беленным домом Ипатьева, оставленным хозя­ ином за день до этого и известным теперь у боль­ шевиков как ”Дом Специального Назначения” .

Покинуть этот дом живыми царской семье было не суждено .

* * * Обычно об Ипатьеве пишут, как о богатом купце; на самом же деле он был отставной ар­ мейский инженер. Домом он обзавелся всего за несколько месяцев до описываемых событий и использовал его и как квартиру, и как кабинет для работы. Дом был каменный, двухэтажный, построенный в орнаментальном стиле — излюб­ ленном стиле московских бояр, который снова вошел в моду в конце века. Обставлен был лишь верхний этаж, где находились 3 спальни, столо­ вая, гостиная, приемная комната, кухня, туалет и уборная. Нижний этаж, напоминающий полу­ подвал, в то время пустовал. При доме был не­ большой сад и несколько пристроек, одну из которых отвели для хранения разных вещей цар­ ской семьи. 28— апреля, пока поезд курсиро­ вал между Омском и Екатеринбургом, рабочие огородили дом со стороны улицы забором, так что ни с улицы, ни из дому ничего видно не было .

5 июня построили еще второй забор, повыше .

Дом был превращен в тюрьму строгого режима Но и двух заборов оказалось недостаточно .

15 мая окна, которые до сих пор были просто заколочены, закрасили, оставив только узкую полоску наверху — для света. В доме воцарилась гнетущая туманная атмосфера. Первое время узникам разрешалась очень небольшая перепис­ ка, в основном с детьми. Вся она подвергалась цензуре и ЧК и совета. Но вскоре семья была лишена и этой привилегии. Время от времени в дом пускались из посторонних людей лишь священники и уборщицы, но любые разговоры с ними были запрещены. Охране тоже было при­ казано не вступать с заключенными ни в какие разговоры. 5 июня в дом Ипатьева была прекра­ щена доставка газет. Вся еда, которую приносили из города — сначала из магазина, принадлежащего совету, а затем из местного монастыря, — прове­ рялась охранниками. Узники оказались полно­ стью изолированными. Связь с внешним миром была прервана .

В охране дома служило 75 человек, все рус­ ские, за исключением двух поляков. Завербова­ ны они были из рабочих с местной фабрики и раз­ делены на две группы —внутреннюю и наружную .

Платили им всем хорошо — по 400 рублей в месяц, плюс одежда и питание. Внутреннее под­ разделение, в котором было меньше людей, чем в наружном, поселилось в самом доме Ипатьева .

Наружное сначала расквартировалось на нижнем этаже, но вскоре перебралось в частный дом, на­ ходившийся напротив. Во время дежурства все охранники имели револьверы и гранаты. Двое или трое занимали посты в коридорах верхнего этажа, так что семья находилась под постоянным надзором. В доме стояли четыре пулемета: на втором этаже, на террасе, на нижнем этаже и на чердаке. За забором также дежурили несколько часовых. Им было поручено охранять все входы и выходы и следить за тем, чтобы никто из посто­ ронних лиц к дому не приближался. Начальником охраны был Авдеев. Он устроил себе кабинет и спальню в приемной комнате на втором этаже .

Николай и Александра постоянно волновались за своих детей, оставшихся в Тобольске. Нако­ нец, под утро 23 мая, их всех привезли в дом Ипатьева: трех девочек и Алексея. До Тюмени они добрались на пароходе по реке Тобол, а отту­ да уже на поезде в Екатеринбург. С ними прибы­ ло большое количество вещей и свита из 25 чело­ век. Латыши, приставленные охранять их, относи­ лись к ним с нарочитой грубостью .

Как только поезд прибыл в Екатеринбург, ЧК немедленно арестовало четырех пассажиров. Это были: генерал Илья Татищев — адъютант Нико­ лая, А Л. Волков — камердинер Александры, ее фрейлина Княжна Анастасья Гендрикова и гофлектрисса Екатерина Шнейдер. Их посадили в тюрьму, где уже находился Князь Долгоруков, сопровождавший Александру и Николая из Тобольска и арестованный сразу же после при­ бытия в Екатеринбург. Всем им суждено было погибнуть. Другим лицам из импера­ торской свиты было заявлено, что в их услугах больше не нуждаются и что им приказано покинуть пределы Пермской губернии. Нагорному, личному слуге Алексея, и лакею Седневу было позволено поселиться вместе с семьей в доме Ипатьева. Лич­ ный врач Алексея, доктор В Л. Деревенько, полу­ чил разрешение оставаться в Екатеринбурге на пра­ вах частного лица. Какое-то время он регулярно посещал своего пациента, всегда в сопровожде­ нии Авдеева .

Из Тобольска было привезено большое коли­ чество багажа, который был сложен в саду в сарае. Членам семьи часто приходилось ходить туда за разными вещами, всегда в сопровождении одного из охранников. Когда стража стала воро­ вать царские вещи, Нагорный и Седнев заявили протест. 28 мая их арестовали, посадили в тюрь­ му, а через четыре дня они были расстреляны ЧК .

Все эти мелкие кражи доставляли Николаю и Александре немало переживаний; особенно вол­ новались они из-за двух ящиков, в которых хранилась их личная переписка и дневники Николая .

К концу мая 1918 года в доме Ипатьева жи­ ло одиннадцать человек. Царская чета помеща­ лась в угловой комнате, в которой находились единственные две кровати. Алексей, на первых порах деливший спальню с сестрами, 26 июня, по причинам, изложенным ниже, перебрался к роди­ телям. Княжны занимали среднюю комнату, где первое время, пока им не выдали раскладушки, им приходилось спать на полу. Доктор Боткин размещался в прихожей. Единственной из узни­ ков, у кого была своя отдельная комната, выхо­ дившая на террасу, была прислуга, A.C. Демидова .

Другие слуги — их было три человека, — устрои­ лись на кухне. Это были: повар ИЛ1. Харитонов и его ученик, мальчик по имени Леонид Седнев (племянник арестованного лакея, носившего ту же фамилию), и А.Е. Трупп, прислуживающий княжнам .

Жизнь семьи постепенно вошла в спокойное русло. Вставали в 9; в 10 пили чай, следующие два часа проводили в саду. В час был завтрак, от 4 до 5 - обед, в 7 пили чай. Ужин подавался в 9 .

Около 11 вечера ложились спать?5Все было на­ столько однообразно, что Николай стал делать пропуски в своем дневнике. Много времени про­ водили за чтением Библии и русской классики .

Иногда, из-за частых перебоев с электричеством, читать приходилось при свечах. В эти дни у Нико­ лая впервые появилась возможность прочитать Войну и Мир. Очень много молились. Семье раз­ решались короткие прогулки по саду; но любые физические упражнения были запрещены, что особенно сказывалось на Николае. В хорошую погоду Николай сам, на руках, выносил своего беспомощного сына в сад. Семья часто играла в бейзик и трик-трак. Не имея права выходить за пределы своей тюрьмы, они были лишены воз­ можности посещать церковь. По воскресеньям и по праздникам к ним приходил священник и со­ вершал богослужение в наскоро приспособлен­ ной для этих целей прихожей; все это неизменно происходило под неусыпным оком охранников .

Существует много мрачных историй об оскор­ бительном поведении охранников по отношению к царской семье. Они могли войти в комнаты княжен в любое время дня и ночи, бесцеремонно брали еду, которую семья, по настоянию Николая, делила с прислугой за общим столом. Доходило даже до того, что бывшего государя пихали лок­ тями. Создается впечатление, что эти сведения, хотя они и не неправдоподобны, все же несколь­ ко преувеличены; безусловно, отношение ко­ менданта и охраны было чрезвычайно грубым, но никаких фактов, указывающих на непосредст­ венное насилие, у нас нет. Как бы то ни было, царская семья терпела крайне много лишений .

Иногда охранники, дежурившие на втором этаже, забавлялись тем, что сопровождали княжен в уборную, выпытывая у них, зачем они туда идут, и стояли у двери, пока те не вый­ дут. Нередко, в уборной и в ванной комнате де­ лались похабные надписи и изображения. Один рабочий, по имени Файка Сафонов, забавлял своих товарищей тем, что пел разные неприлич­ ные песенки прямо под окнами узников .

И свое заключение, и неудобства, и все эти из­ девательства Романовы переносили с удивитель­ ным спокойствием. Авдееву казалось, что Нико­ лай совсем не держит себя, как заключенный, ’’...так непринужденно весело он себя держал” .

Быков, историк-коммунист, с нескрываемым пренебрежением объясняет поведение Николая, ’’идиотски-безразлично относившегося к событи­ ям, происходившим вокруг него’*7На самом деле, это было не безразличие, а чувство внешнего при­ личия, воспитанное с детства, и фатализм, коре­ нящийся в глубокой вере в Бога. Мы, конечно, так никогда и не узнаем, что на самом деле испы­ тывали узники в это время: что скрывалось за этим ’’непринужденно веселым” настроением Ни­ колая, высокомерностью Александры и за совер­ шенно неотразимым радостным настроением их детей. Они никого не посвящали в свои сокровен­ ные мысли; дневники Николая и Александры за этот период больше походят на походные жур­ налы, чем на личные записи. Единственный доку­ мент, позволяющий проникнуть в их внутренний мир, это поэма под названием ”Молитва”, найден­ ная при разборе их вещей. Автором поэмы был С.С. Бехтеев, брат Зинаиды Толстой, бывшей близкой подругой Александры. Написал он ее в октябре 1917 г. и послал в Тобольск с посвяще­ нием Ольге и Татьяне. В бумагах царской семьи были найдены две копии этой поэмы; одна напи­ сана рукой Александры, а другая—рукой Ольги.48

Вот слова этой поэмы:

МОЛИТВА

Пошли нам, Господи, терпенье В годину буйных мрачных дней Сносить народное гоненье И пытки наших палачей .

Дай крепость нам, О боже правый, Злодейство ближнего прощать И крест тяжелый и кровавый С Твоею кротостью встречать .

И в дни мятежного волненья, Когда ограбят нас враги, Терпеть позор и унижения, Христос, Спаситель, помоги!

Владыка мира, Бог вселенной!

Благослови молитвой нас И дай покой душе смиренной В невыносимый смертный час.. .

–  –  –

* * * Когда ранней весной 1918 г. большевики сос­ лали царскую семью в Екатеринбург, а остальных членов царского рода в другие города Пермской губернии, то казалось, что они их увозят в совер­ шенно безопасный район: далеко от немецкого фронта и Добровольческой Армии, в самый центр цитадели большевизма. Однако положение в этом районе, в связи с вспыхнувшим в конце мая 1918 г. чешским восстанием резко изменилось .

К середине июня чехи захватили Омск, Челя­ бинск и Самару. Эти военные операции представ­ ляли непосредственную опасность для Пермской губернии, лежащей прямо на север от этих горо­ дов. Таким образом, Романовы внезапно очути­ лись вблизи от линии фронта, на котором боль­ шевики отступали .

Что было делать с царским родом? В июне Троцкий все еще вынашивал идею эффектного театрального процесса над Николаем. Вот что он писал: ”В один из потомных наездов в Москву — думаю, что за несколько недель до казни Рома­ новых, —я мимоходом заметил в Политбюро, что ввиду плохого положения на Урале, следовало бы ускорить процесс царя. Я предлагал открыть су­ дебный процесс, который должен был развер­ нуть картину всего царствования (крестьянская политика, рабочая, национальная, культурная, две войны и пр.) ; по радио ход процесса должен был передаваться по всей стране; в волостях от­ четы о процессе должны были читаться и коммен­ тироваться каждый день. Ленин откликнулся в том смысле, что это было бы очень хорошо, если бы было осуществимо. Но... времени может не хватить... Прений никаких не вышло, так как я на своем предложении не настаивал, поглощен­ ный другими делами. Да и в Политбюро нас, пом­ нится, было трое —четверо: Ленин, я, Свердлов.. .

Каменева, как будто, не было. Ленин в тот пери­ од был настроен довольно сумрачно, не очень ве­ рил тому, что удастся построить армию...”49 К июню 1918 г. идея суда над Николаем поте­ ряла свою привлекательность. Есть довольно вес­ кие подтверждения тому, что вскоре после начала чешского восстания, Ленин поручил ЧК начать подготовку к уничтожению всех Романовых, проживающих в Пермской губернии. В качестве повода для убийства надо было использовать инсценированные ”побеги?До указаниям Ленина, ЧК собиралось устроить изощренные провокации во всех трех городах, где были заключены или жили под постоянным надзором члены рода Ро­ мановых, то есть в Перми, Екатеринбурге и в Алапаевске. В Перми и Алапаевске замысел удал­ ся; в Екатеринбурге он не понадобился .

План убийства царской семьи был отрепетиро­ ван в Перми, где жил Великий Князь Михаил.50 Михаил прибыл в Пермь в марте, в сопровожде­ нии своего личного секретаря Джонсона и был тут же посажен в тюрьму. Но вскоре его выпус­ тили, и он, вместе с Джонсоном, слугой и шофе­ ром занял место в гостинице, где жил довольно комфортабельно, не испытывая особых притес­ нений. Он находился под надзором ЧК, но мог беспрепятственно передвигаться по городу и, при желании, мог бы элементарно сбежать. Но он, как и все остальные Романовы, проявлял полную пассивность, вполне довольствуясь про­ стой жизнью в провинции. Во время пасхи к Ми­ хаилу приехала его жена, графиня Брасова, но, по его настоянию, вскоре уехала обратно в Петро­ град. Со временем ей удалось оттуда бежать, и в конце концов она добралась до Англии .

Ночью, 12 июня, к гостинице, где жил Михаил, подъехала тройка с пятью вооруженными людь­ ми.51 Двое из них зашли и потребовали от прислуги показать им комнату Михаила. Его разбудили и приказали следовать за ними. Михаил попросил предъявить ему официальный мандат и не полу­ чив его, отказался подчиниться, настаивая на том, что хочет говорить с председателем Пермского ЧК. Тогда посетители потеряли терпение и стали угрожать силой. Один из них, что-то шепнул на ухо то ли Михаилу, то ли Джонсону, что рассея­ ло все их сомнения. По всей вероятности, они выдали себя за монархистов, прокравшихся в Пермь со спасительной миссией. Михаил оделся и вместе с Джонсоном сел в тройку, ожидавшую их прямо у входа в гостиницу. (Эту историю успел поведать лакей Михаила своему напарни­ ку по камере в тюрьме, пока его самого не убили) .

Тройка помчалась по направлению к Мотови­ лихе, небольшому промышленному городу. За городом они свернули в лес и остановились .

Двум пассажирам было приказано выйти. Затем их убили наповал, скорее всего в спину, как бы­ ло в то время принято у ЧК. Тела сожгли в пла­ вильной печи, находившейся недалеко от мес­ та убийства .

Не успело ЧК покончить с Михаилом, как большевистское руководство Перми телеграфи­ ровало в разные города, включая Петроград, что Михаил сбежал и что поиски его уже начаты .

Одновременно был распущен слух, что Великий Князь похищен бандой монархистов.52 В местной газете ’’Пермские Известия” был помещен следующий отчет об этом происшествии ”В ночь на 31 мая (12 июня), организованная банда белогвардейцев с поддельными мандатами явилась в гостиницу, где содержался Михаил Романов и его секретарь Джонсон, и похитила их оттуда, увезя в неизвестном направлении. Пос­ ланная в ту же ночь погоня не достигла никаких результатов. Поиски продолжаются”.5 3 Все это — искусно сотканная паутина лжи. Ми­ хаил и его английский компаньон были похище­ ны вовсе не ’’белогвардейцами”, а ЧК. Руководил операцией Г.И. Мясников, слесарь, ставший про­ фессиональным революционером и занимавший пост председателя Мотовилиховского совета .

Его четверо сообщников были рабочие из того же города, симпатизировавшие большевикам. Миф о ’’белогвардейцах” довольно быстро рассеялся; в следующем году комиссии Соколова удалось найти останки Михаила и Джонсона, Тогда боль­ шевики изменили свою официальную версию заявив, что Мясников и его сообщники действо­ вали по собственному усмотрению, не заручив­ шись санкциями ни Москвы, ни местного совета, — объяснение, которое вызывает недоверие даже у самого легковерного человека * 17 июня в московских и петроградских газе­ тах появилось сообщение об ’’исчезновении” * Быков, Последние дни, стр. 121. Впоследствии Мясников стал одним из лидеров ’’Рабочей оппо­ зиции”, за что в 1921 году был исключен из партии, а в 1923 году - арестован. В 1931 году он поя­ вился в Париже, где обвинял перед судом одного чекиста в краже его дневника с описанием убийства Михаила. Иллюстрированная Россия, № 10/303, 28 февраля, 1931 г., стр. 5 .

Михаила из Перми*. Одновременно ходили слухи, что Николай якобы убит красногвардейцем, про­ рвавшимся в его дом^Такие слухи могли, конеч­ но, возникнуть случайно, но скорее всего, их рас­ пустили большевики, чтобы проверить реакцию русских людей и иностранных правительств на убийство Николая, к которому они уже делали приготовления. Подтверждением этой гипотезы служит чрезвычайно странное поведение Ленина .

18 июня Ленин дал интервью газете ’’Наше Сло­ во”, в котором заявил, что сообщение о побеге Михаила достоверно, а жив или мертв Николай правительство установить не может.5*Цля Ленина было крайне нехарактерно давать интервью в ’’Наше Слово” — либеральной газете, которая насколько это позволяли обстоятельства, доволь­ но критически относилась к большевистскому режиму и с которой большевики старались не связьюаться. Не менее любопытно его неведение об участи царской семьи — ведь правительство легко могло узнать все, относящиеся к этому делу факты; вплоть до 22 июня Пресс-бюро Сов­ наркома утверждало, что ему ничего неизвестно о судьбе бывшего государя, хотя и признавало, что поддерживает ежедневную связь с Екатерин­ бургом?6!акое странное поведение правительства делает довольно правдоподобной гипотезу некоК примеру, Новый вечерний час, № 91, июнь 17, 1918 г., стр. 1. Через месяц Пресс-бюро Совнаркома вы­ пустило коммюнике о том, что Михаил сбежал в Омск и по всей вероятности сейчас находится в Лондоне: Наш век, № 124/148, июль 23, 1918 г., стр. 3 .

торых (»временников этих событий, что слухи распускались Москвой с целью проверить ре­ акцию общественности на убийство бывшего государя*. Только в среде аристократии и мо­ нархических кругах наблюдалась тревога за судь­ бу царской семьи, которая была вполне естест­ венно вызвана подобными сообщениями; рус­ ский же народ в целом, как интеллигенция, так и ’’массы”, не высказал никакого отношения к участи бывшего государя. Возмущения общест­ венного мнения заграницей тоже не наблюдалось .

В депеше, посланной Петроградским корреспон­ дентом London Times 23 июня и напечатанной 3 июля, крылось зловещее предзнаменование:

’’Каждое новое сообщение о семье Романовых вызывает в народе настороженность, ощущение, что готовится что-то серьезное по отношению к семье. Все эти каждодневные новости начинают раздражать большевиков и возникает вопрос, не будет ли целесообразно решить судьбу Романо­ вых так, чтобы покончить с этим делом раз и навсегда” .

* П. Б[улыгин], ’’Попытка спасения Николая II и цар­ ской семьи”, Сегодня (Рига), № 174, 1 июля, 1928 г., стр. 2 - 3. Только 28 июня, якобы после получения теле­ граммы из Екатеринбурга от Главнокомандующего Северо-уральским фронтом Р.И. Берзина, что 21 июня он сам лично посетил дом Ипатьева и нашел,что все его жильцы живы, советское руководство сделало сообще­ ние, что Николай и его семья вне опасности: Наш век, № 104/128, 29 июня, 1918 г., стр. 3, см.. M.K. Дитерихс, Убийство Царской Семьи и Членов Дома Романовых на Урале. Часть 1, (Владивосток, 1922 г.), стр. 4 6 -4 8. За­ держку на неделю этой информации можно объяснить только как попытку намеренно утаить ее .

’’Решить судьбу Романовых” может означать только одно — их казнь. Этот явный намек, сде­ ланный с целью проверить реакцию на смерть ца­ ря заграницей, не вызвал протеста ни в одной западной столице. Похоже, что безразличие ко всем этим слухам и внутри страны, и заграницей решило участь царской семьи .

* * * 17 июня семью известили о том, что отныне она сможет получать свежую пищу (яйца, моло­ ко, сливки и т л.), от монашенок Новотихвин­ ского монастыря. Раньше им приносить пищу в дом не разрешалось. Семья не могла знать, а Ни­ колай никогда бы и не заподозрил подвоха, но этот шаг был вызван вовсе не заботой о благопо­ лучии семьи. Он представлял собой часть плана убийства семьи, разработанного ЧК .

19 или 20 июня монашенки принесли узникам бутылку со сливками. В пробке на клочке бума­ ги была спрятана аккуратно написанная записка;

скорее всего это была записка, переписанная кемто, кто очень неважно знал французский. Записка была следующего содержания: ’’Les amis ne dor­ ment plus et esprent que l’heure si longtemps atten­ due est arrive. La rvolt des tschekoslovaques mena­ ce les bolcheviks de plus en plus srieusement. Samara, Tschelabinsk et toute la Sibirie orientale et occi­ dentale est au pouvoir de gouvernement national provisoir. L’arme des amis slaves est quatre-vingt kilomtrs d’Ekaterinbourg, les soldats de l’armee rouge ne resistent pas effcassement. Soyez attentifs au tout mouvement de dehors, attendez et esprez .

Mais en mme temps, je vous supplie, soyez prudents, parce que les bolcheviks avant d’tre vaincus represent pour vous le pril rel et serieux. Soyez prts toutes les heures, la journe et la nuit. Faite le croqu­ is des vos deux chambres, les places, des meubles, des lits. Ecrivez bien l’heure quand vous allez couchir [sic] vous tous. L’un de vous ne doit dormir de 2 3 heure toutes les nuits qui suivant. Repondez par quelques mots mais donnez, je vous en prie, tous les renseignements utiles pour vos amis de dehors. C’est au mme soldat qui vous transmet cette note qu’il faut donner votre reponse par crit mais dites pas un seul mot .

Un qui est prt mourir pour vous L’offcieu [sic] de l’arme'e Russe”.* * ’’Друзья не спят и надеются, что долгожданный час настал. Восстание чехов грозит большевикам все больше .

Самара, Челябинск и вся Восточная и Западная Сибирь находятся под контролем временного народного прави­ тельства. Армия друзей-славян уже в 80 км от Екатерин­ бурга; Красная армия не оказывает серьезного сопроти­ вления. Следите за всем, что происходит, ждите и надей­ тесь. Но умоляю вас, будьте осторожны. Пока большеви­ ки не разгромлены, они представляют для вас серьезную опасность. Будьте готовы в любое время дня и ночи. На­ рисуйте нам схему ваших двух комнат, расположение мебели и кроватей. Точно напишите время, когда семья ложится спать. Отныне один из вас должен бодрствовать каждую ночь между 2 и 3. Напишите коротко, но сооб­ щите все, что может помочь вашим друзьям извне. Ответ в письменном виде передайте тому же солдату, который доставил вам эту записку, но с ним лично ни слова .

Готовый умереть за вас. Офицер русской армии” .

Свой ответ Николай написал на том же самом клочке скомканной тетрадной бумаги. Рядом с вопросом о часе, когда семья ложится спать, он поставил ” 11 1/2”; в упоминании о схемах ’’двух комнат” он сделал исправление ’’трех ком­ натах”. Внизу он приписал твердым, четким по­ черком: ”du coin jusqu’a balcon. 5 fentres don­ nent sur la rue, 2 sur la place. Toutes les fentres sont fermees, colles et peintes en blanc. Le petit est encore malade et au lit, et ne peut pas marcher du tout — chaque secousse lui cause des doulers. Il y a une semaine, qu’ cause des anarchist(es) on pensait a nous faitre partir a Moscou la nuit, Il ne faut rien risquer sans tre absolument sur du rsultat. Som­ mes presque tout le temps sous observation attentive”.* * ”от угла к балкону 5 окон выходят на улицу, на пло­ щадь. Все окна закрыты, заколочены и закрашены в бе­ лую краску. Малыш все еще болен, лежит в постели и ходить не может, любой удар причиняет ему боль. Неде­ лю назад, из-за анархистов, думали увезти нас ночью в Москву. Ни в коем случае нельзя ничем рисковать, не будучи совершенно уверенным в исходе. За нами почти все время внимательно следят” .

Четыре письма, тайно полученные царской семьей в конце июня-начале июля 1918 г., и их ответы были впер­ вые опубликованы по-русски в московской ежедневной газете Вечерние известия, № 208, 2 апреля 1919 г., сс. 1 -2, и в № 209, 3 апреля 1919 г., сс. 1 -2. В ноябре 1919 г. историк Михаил Покровский передал фотогра­ фии подлинников американскому корреспонденту Иса­ ку Дон Левину. Тот напечатал их в переводе в газете Chicago Daily News за 18 декабря, 1919 г., а затем в сво­ ей автобиографии, Eyewitness to Histoty (New York, 1973), (См. продолж. на следующ. стр.) В этом тайном послании от так называемого спасителя, есть немало странных моментов. Вопервых, язык письма совсем не соответствует тому, который положено использовать офицерумонархисту при обращении к своему государю .

Трудно представить себе, чтобы он обращался к царю, как ’’vous”, а н е ’’Votre Majest”. Вообще лексикон и стиль этих писем настолько необыч­ ны, что один из исследователей екатеринбург­ ской трагедии считает их просто-напросто поддел­ кой.57 Во-вторых, неясно, как это письмо попало к узникам в дом. Автор письма указывает на какого-то солдата, видимо, одного из охранни­ ков, как на курьера. Авдеев же, комендант ох­ раны дома Ипатьевых, пишет, что секретное письмо было обнаружено в пробке от бутылки со сливками, принесенной в дом монашенками .

Оно было передано работнику ЧК Голощекину, ( продолж. ) стр. 138-41. Левин использовал хронологию и даты, дан­ ные ему советскими архивариусами. Эти данные неточ­ ны, так как они внутренне не согласуются. Письмо под номером 2 в изложении Левина должно быть письмом номер 3, и наоборот. Письмо под номером 4, которое Левин относит к 26 июня, не могло быть написано рань­ ше 4 июля. С позволения жены Левина, я сделал копии с фотографий писем, принадлежавших ее покойному мужу .

который, прежде чем отдать узникам, сделал ко­ пию. По словам Авдеева,58ЧК начало расследова­ ние этого инцидента и обнаружило, что автором письма являлся сербский офицер по фамилии ’’Магич”, которого немедленно арестовали. В том районе в это время действительно находился сербский офицер, член сербской военной миссии в России майор Жарко Константинович Мичич, вызвавший подозрения тем, что просил свидания с Никол аем**Гакже известно, что пребывание Мичича на Урале было вызвано желанием найти и спасти сербскую принцессу Елену Петровну, жену Великого Князя Ивана Константиновича, интер­ нированного в Алапаевске. Из воспоминаний Смирнова, который сопровождал Мичича во вре­ мя его поездок, можно заключить, что в Екате­ ринбург они прибыли только 4 июля. Поэтому, естественно, исключается, что Мичич мог писать письмо в Екатеринбурге 19— июня.60 Человеком, который мог передать первое послание, был Деревенько, врач Алексея. Один из исследователей замечает, что, возможно, Деревенько отказался давать показания Соколов­ ской комиссии, поскольку он сотрудничал с большевиками!1Из дневников Александры Федо­ ровны можно заключить, что последний визит доктора в дом Ипатьева был 21 июня. Поэтому, в принципе, он мог передать первое секретное письмо. Но все же это мало вероятно, так как, по словам Александры, он никогда не появлялся ’’...без Авдеева, так что с ним нельзя было пере­ молвиться и словом” .

Судя по всему, письмо от 19— июня было делом рук ЧК и попало в дом к царской семье через одного из охранников, участвующего в этой провокации .

Как утверждает Авдеев, прошло несколько дней, пока Николай составил свой ответ на персвое письмо.62 Это значит, что оно было написано между 21 и 23 июня. Письмо ждали, перехватили и план ЧК начал раскручиваться .

22 июня (как бы в ответ на письмо Николая неизвестному автору) пришла группа рабочих для проверки окон в спальне императорской четы. На следующий день, к радости узников, было вынуто одно из двойных окон и открыта форточка: теперь жаркий и душный верхний этаж мог проветриваться. Узникам было строго-на­ строго запрещено высовываться из окна. Как-то раз, когда одна из дочек слишком далеко высу­ нулась из окна, в нее выстрелил охранник .

25 июня было получено второе секретное по­ слание; третье — пришло 26 июня. Неопровержи­ мым доказательством того, что эти письма до­ шли до царской семьи, служат дневники Николая .

Там есть следующая неосторожная заметка, дати­ рованная 14[27] июня: ”На днях мы получили два письма, одно за другим, в кот[орых ] нам со­ общали, чтобы мы приготовились быть похищен­ ными какими-то преданными людьми!” Во втором письме семью уверяли, что им нече­ го волноваться и что их побег не связан для них ни с каким риском. Если вспомним, что дом охранялся десятками вооруженных до зубов солдат, такое заявление поражает своим легко­ мыслием; оно неоправдано даже если предполо­ жить, что оно исходит от благожелателей — заго­ ворщиков, стремящихся уменьшить у семьи страх за свое будущее. Это заявление явно ставит подлинность письма под сомнение. ’’Совершенно необходимо”, замечалось в письме, чтобы одно из окон открывалось. А это как раз и было сделано на пару дней раньше любезным комендантом .

Парализованность Алексея ’’усложняет ситуа­ цию”, но ’’особого неудобства не представляет” .

На это письмо, 25 июня Александра написала довольно пространный ответ, в котором она со­ общает своим неизвестным корреспондентам, что пару дней назад открыли одно из окон в их доме, что необходимо спасти не только их, но и докто­ ра Боткина, и слуг: ’’Было бы низко с нашей сто­ роны, даже если они и не хотят быть для нас обу­ зой, бросить их одних, после того, как они сами, добровольно, согласились быть с нами в ссылке” .

Александра писала, что беспокоится за два ко­ робка, хранящиеся в саду под навесом, один по­ меньше, помеченный как АР N 0, 9 (то есть Алек­ сандра Федоровна № 9), а другой побольше, с по­ меткой”]^. 13 N. А.”, (Николай Александ­ рович), в которых хранились ’’старые письма и дневники” .

В третьем письме от незнакомца, полученным 26 июня, были новые вопросы. Он писал, что, к сожалению, всех спасти, возможно, не удастся .

Он обещал сообщить ’’подробный план действий” до 30 июня и просил ждать сигнала (характер сигнала он не указал). Как только узники его услышат, они должны будут забаррикадировать дверь, ведущую в коридор и спуститься через от­ крытое окно по канату, который они должны будут как-то раздобыть .

В ту ночь (26— июня) родители, готовясь к обещанной спасательной операции, взяли Алек­ сея к себе; всю ночь семья не ложилась спать .

’’Провели тревожную ночь и бодрствовали оде­ тые...” Но сигнала так и не последовало: ’’Ожи­ дание и неуверенность были очень мучитель­ ны”, — писал Николай в своем дневнике .

Что заставило ЧК изменить планы, установить невозможно .

Разговор, услышанный Николаем и Александ­ рой в следующую ночь, заставил их отказаться от прямого побега. ’’Ночью мы слышали, — писала Александра 28 июня, — как страже, дежурившей под нами, было приказано зорко следить за лю­ бым движением в наших комнатах; с тех пор, как открыли окно, они опять стали крайне по­ дозрительны”. В результате, Николай отправил своему неизвестному благожелателю тревожную записку, в которой он писал, что к побегу не го­ тов, но быть похищенным в принципе не воз­ ражает: ’’Nous ne voulons et ne pouvons pas FUIRE .

Nous pouvons seulement tre enlevs par force, com­ me c’est la force qui nous a emmens de Tobolsk, Ainsi, ne comptez sur aucune aide active de notre part. Le commandant a beaucoup d’aides, les chan­ gent souvent et sont devenu soucieux. Ils gardent notre emprisonnement ainsi que nos vies consciencieusement et sont bien avec nous. Nous ne voulons pas qu’ils souffrent a cause de nous, ni vous pour nous.. Surtout au nom de Dieu evitez l’effusion de sang. Renseignez vous sur eux vous mme. Une descente de la fentre sans escalier est compltement impossible. Mme descendu on est encore en grand danger cause de la fentre ouverte de la chambre des commandants et la mitrailleuse de l’etage d’embas, ou l’on pntr de la cour intrieure. [Renoncez donc l’ide de nous enlever.] Si vous veillez sur nous, vous pouvez tou­ jours venir nous sauver en cas de danger imminent et rel. Nous ignorons complment ce qui si passe a l’xterieur, ne recevant ni journaux, ni lettres. De­ puis qu’on a permi d’ouvrir la fentre, la surveillance a augmente et on defend mme de sortir la tte, au risque de recevoir un balle dans la figure”* .

* ”Мы не хотим и не можем БЕЖАТЬ. Нас может унес­ ти только сила, так же как сила заставила нас покинуть Тобольск. Так что, на активную поддержку с нашей сто­ роны не рассчитывайте. У коменданта много помощни­ ков, они часто меняются и в последнее время стали весь­ ма нервными. Они внимательно следят за нашей тюрь­ мой и за нашей жизнью, но к нам относятся хо­ рошо. Мы не хотим, чтобы они или вы из-за нас стра­ дали. Самое главное, ради Бога, не проливайте крови .

Информацию о них разузнайте сами. Спуститься из окна без лестницы совершенно невозможно. Даже после спус­ ка опасность остается, так как у коменданта открыты окна, и на первом этаже, куда есть вход с внутреннего двора, стоит пулемет. (Фраза "Renoncez donc l’idee de nous enlever” была вычеркнута.) Если вы за ними при­ стально следите, то вы, в случае серьезной для нас опасности, всегда сможете прийти к нам на помощь. Мы в полном неведении о том, что происходит в мире: ни писем, ни газет мы не получаем. После того, как нам разрешили открыть окно, надзор усилился. Запрещено даже высовывать голову из окна: рискуем получить в лицо пулю” .

На этой стадии фиктивная спасательная опера­ ция прекратилась. Правда, семья получила еще одно, четвертое и последнее тайное послание, яв­ но написанное после 4 июля, так как в нем упо­ минался новый комендант Ипатьевского дома,, заменивший Авдеева как раз 4 июля. Письмо, без сомнения, было грубой подделкой ЧК — семью уверяли, что ее близкие друзья ”Д и Т”, то есть Долгоруков и Тятищев, уже ’’спасены”, хотя на самом деле ЧК расправилось с ними обоими в прошлом месяце .

От всех этих мучительных переживаний и Ни­ колай, и дети заметно сдали. Свидетели, давав­ шие Соколову показания, рассказывали, что вы­ глядели они ’’утомленными”.63 * * * С самого начала коммунистическое руковод­ ство неизменно пыталось свалить ответственность за убийство царской семьи на Уральский Област­ ной Совет. Данная им интерпретация событий яв­ но не соответствует действительности. По всей вероятности, им очень хотелось выгородить Ле­ нина и отвести от него любые подозрения в учас­ тии в актах государственного террора. При этом, нетрудно установить, что окончательное решение о ’’ликвидации” Романовых, было принято лично Лениным, скорее всего, в самом начале июля .

Косвенно это подтверждается тем, что ни один провинциальный совет никогда бы не посмел предпринять никаких действий национального масштаба, предварительно не заручившись непо­ средственной санкцией от Ленина и от Свердлова .

Соколов в своих отчетах по расследованию убий­ ства царской семьи, изданных в 1925 году, выра­ жает полную уверенность в том, что Ленин лично участвовал в этом деле. Но совершенно неоспо­ римым подтверждением роли центра в убийстве семьи является заявление такого авторитетного лица, как Л. Троцкий. В 1935 г. Троцкий прочел в эмигрантской газете статью об убийстве цар­ ской семьи.

Что-то в памяти всколыхнулось, и он сделал следующую запись в своем дневнике:

’’Следующий мой приезд в Москву был уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил мимоходом: ”Да, а где царь?” — ’’Кончен, — ответил он: расстрелян”. — ”А семья где?” — ”И семья с ним”. — ’’Все? — спросил я, по-видимому, с оттенком удивления” .

— ’’Все! — ответил Свердлов”, — ”А что?” — Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил. ”А кто решал?” — спросил я. —”Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени, особенно в наших условиях...” Больше я никаких вопросов не задавал, поставил на деле крест”.б4 Эта, мимолетно оброненная Свердловым, фра­ за окончательно дезавуирует официальную совет­ скую версию, согласно которой Николай с семьей были убиты по инициативе екатеринбургских властей, стремившихся предотвратить их побег или освобождение чехами. Ясно, что решение бы­ ло принято не в Екатеринбурге, а в Москве в момент, когда большевики почувствовали, что земля уплывает у них из под ног и что возникает угроза восстановления монархии —возможность, которая всего за год до этого казалась настолько невероятной, что ей не придавалось никакого значения * .

В конце июня Голощекин — главный больше­ вик на Урале и личный друг Свердлова — отпра­ вился в Москву. Согласно Быкову, Центральный Комитет Коммунистической Партии и Централь­ ный Исполнительный Комитет, совместно с Голощекиным, должны были решить вопрос о буду­ щем Романовы^? В том, что екатеринбургские большевики и Голощекин в особенности желали покончить с Романовыми, можно не сомневаться .

* Когда, благодаря усилиям специальной комиссии, сформированной адмиралом Колчаком, стали извест­ ны подробности Екатеринбургской трагедии, появи­ лось неимоверное количество гнусной антисемитской литературы. Она исходила от некоторых русских публи­ цистов и историков и нашла себе отклик на Западе. За­ метная часть авторов сваливала всю вину за гибель семьи на евреев, истолковывая убийство как одно из звеньев всемирного ’’еврейского заговора”. В некото­ рых записках англичанина Вилтона и еще в большей степени его русского единомышленника генерала Дитерихса, юдофобия достигла патологических масштабов .

Наверно, ничто в то время так не способствовало разви­ тию антисемитизма и распространению совершеннейшей лжи о ’’П р о т о к о л а х С и о н с к и х М у д р е ц о в ”, как Екатеринбургская трагедия. Настолько сильно было желание авторов свалить всю вину на евреев, что они не­ вольно закрывали глаза на тот факт, что евреи, евреивероотступники, вместе с латышами, венграми, австрий­ цами и русскими являлись только исполнителями смерт­ ного приговора, вынесенного Владимиром Ильичем Ульяновым-Лениным - русским .

Поэтому вполне естественно предположить, что Голощекин стремился получить от вышестояще­ го начальства в Москве прямые санкции на убий­ ство семьи. Известно, что Ленин эту просьбу одобрил. Трудно определить, было ли оговорено, что уничтожение касается не только Николая, но и всей его семьи. В принципе, не исключено, что именно это предоставили решать местным боль­ шевикам самим .

Видимо, окончательное решение покончить с Николаем, а может быть, и с остальными члена­ ми его семейства, было принято в первых числах июля, скорее всего, на заседании Совнаркома, состоявшемся вечером 2 июля. Подтверждается это следующими фактами .

На повестке дня этого заседания Совнаркома был поставлен вопрос о национализации всех вла­ дений царской семьи. Для разработки подробно­ го плана проведения национализации была назна­ чена специальная комиссий? В те критические дни этот вопрос вряд ли мог иметь первостепенное значение, если учесть, что все Романовы, находив­ шиеся на территории, занятой большевиками, были либо в тюрьме, либо в ссылке, а их владе­ ния уже давно были конфискованы государством или распределены между крестьянами. Этот воп­ рос, видимо, всплыл в связи с решением казнить бывшего царя. Формально декрет о национализа­ ции владений царской семьи был утвержден 13 июля, то есть за три дня до ее убийства. Неко­ торым отступлением от принятой практики явля­ лось то, что это решение было объявлено только через шесть дней после его принятия, то есть в тот же день, когда о казни Николая было сообщено официально.67 4 июля ответственность за охрану семьи пере­ шла от Екатеринбургского Совета к местному ЧК, что тоже говорит в пользу вышеприведенной гипотезы. В тот же день Белобородов послал в

Кремль телеграмму следующего содержания:

’’Москва. Председателю ЦИК Свердлову для Голощекина .

Сыромолотов как раз поехал для организации дела согласно указаний центра опасения напрасны точка Авдеев сменен его помощник Кошкин (Мошкин) арестован вместо Авдеева Юровский внутренний караул весь сменен заменяется дру­ гими точка Белобородов” * Яков Михайлович Юровский, председатель Екатеринбургского ЧК, был внуком еврейского уголовника, сосланного в Сибирь задолго до ре­ волюции за какое-то ординарное преступление .

Не получив полного образования, Юровский уст­ ремился работать в Томске подмастерьем у ча­ совщика. Во время революции 1905 г. он нахо­ дился в Берлине. Там он принял христианство .

По возвращению в Россию, он был сослан в Ека­ теринбург, где открыл свое фотоателье. Во время войны он учился в фельдшерской школе. Когда * Соколов, Убийство, снимок № 129, между 248 и 249 сс. А.М0 Мошкин, помощник Авдеева, был арестован по обвинению в краже у царской семьи .

вспыхнула февральская революция, Юровский дезертировал из армии и вернулся в Екатерин­ бург. Там он примкнул к большевикам и занялся активной антивоенной агитацией среди солдат. В октябре 1917 г. Уральский Областной Совет на­ значил его ’’Комиссаром Юстиции”, после чего он бьш принят на работу в ЧК. По рассказам, это был крайне скрытный человек, полный злобы и неудовлетворенности, тот самый тип людей, ко­ торый так тяготел в то время к большевикам и из которого ЧК вербовало своих ’’лучших” лю­ дей. Из показаний его жены и семьи, полученных Соколовым, вырисовывается образ самонадеян­ ного, упрямого человека с жестоким, деспотич­ ным характером68У Александры, невзлюбившей его с самого начала, он оставил впечатление чело­ века ’’вульгарного и неприятного”. Правда, Юровскому нельзя отказать в некоторых досто­ инствах, за которые он ценился в ЧК: безупреч­ ная честность в обращении с государственной собственностью, беспредельная жестокость и до­ вольно острая психологическая наблюдательность .

Первое, что сделал Юровский, получив власть над домом, это положил конец воровству. Кражи вовсе не способствовали строгому надзору за семьей, так как охранников, таскающих семей­ ные вещи, можно было подкупить для передачи информации, минуя цензуру ЧК, или даже для помощи в организации побега. В первый же день Юровский потребовал от семьи предъявить ему все ее драгоценности (конечно, он ничего не знал о том, что часть их была зашита женщинами в нижнее белье и одежду). Был составлен список всех вещей, после чего они были уложены в коро­ бок и запечатаны. Сам коробок оставался в доме, но Юровский приходил каждый день проверять, не сорвана ли с него печать. На сарай, в котором хранились семейные вещи, был повешен замок, Николаю, которому хотелось видеть в людях только хорошее, казалось, что все это делается для блага семьи: так что замена коменданта пришлась ему по душе: ’’[Юровский и его помощ­ ники] объяснили тем, что случилась неприятная история в нашем доме; упомянули о пропаже наших предметов... Жаль Авдеева, но он виноват в том, что не удержал своих людей от воровства из сундуков в сарае... Ю[ровский] и его помощ­ ник начинают понимать какого рода люди окру­ жали и охраняли нас, обворовывая нас”* .

Дневники Александры подтверждают, что 4 июля вся внутренняя охрана дома была замене­ на новыми людьми. Николай принял их за латы­ шей. Начальник охраны, допрошенный впослед­ ствии Соколовым, подтвердил, что они были ла­ тышами. Вообще-то их национальность опреде­ лить трудно. Из показаний, полученных Соколо­ вым, выяснилось, что с пятью из десяти вновь прибывших охранников Юровский разговаривал по-немецки. Это наводит на мысль о том, что они были австрийскими или венгерскими военно­ пленными.69 В дом Ипатьева они попали из штабВ дневнике Александры упоминается, что 6 июля Юровский вернул Николаю украденные у него часы .

квартиры ЧК, размещавшейся в гостинице, из­ вестной под названием ’’Американская”.70 Этим людям предстояло быть исполнителями смертного приговора. Юровский предоставил им нижний этаж дома. Сам он жил дома с женой, ма­ терью и двумя детьми. Комендантскую комнату занял его молодой помощник, Григорий Петро­ вич Никулин .

7 июля Ленин дал указание в Екатеринбург о предоставлении Председателю Уральского Совета Белобородову прямой связи с Кремлем. Дело в том, что 28 июня Белобородов телеграфировал в Москву о необходимости установить прямую связь ’’ввиду чрезвычайной важности событий”?

До конца июля, когда город был захвачен че­ хами, связь между Екатеринбургом и Крем­ лем по поводу военных дел или судьбы Романо­ вых шла только по телеграфу, иногда шифрован­ ным, иногда прямым текстом .

12 июля Голощекин вернулся в Екатеринбург со смертным приговором. В тот же день он выс­ тупил в Исполнительном Комитете об ’’отноше­ нии центральной власти к расстрелу Романовых” .

Он сообщил, что вначале в Москве было решено устроить суд над бывшим главой государства, но из-за близости фронта это стало неосуществимо:

поэтому Романовы должны быть казненьйСомитет быстро ’’проштамповал” решение Москвы, поручив исполнение приговора ЮровскомуТ^Ьгобы выгородить Москву от критики, которую она навлекла бы на себя как внутри страны, так и за­ границей, Екатеринбург с самого начала принял всю ответственность за смерть семьи на себя. При этом убийство оправдывалось необходимостью принятия крайних мер с тем, чтобы царь не по­ пал в руки к чехам .

На следующий день Юровского видели в лесу, расположенном чуть на север от Екатеринбурга;

здесь он искал удобное место для уничтожения тел будущих жертв .

Царская семья ничего не подозревала о том, что ей было уготовано. Юровский искусно под­ держивал ставший привычным для семьи образ жизни и даже, благодаря своей дружелюбной ма­ нере держаться, вкрался к ней в доверие. 25 ию­ ня/8 июля Николай писал, что ’’Наша жизнь ни­ сколько не изменилась при Юровском”. В каком то смысле их жизнь стала даже лучше; например, они стали получать всю еду, которую приносили им монашенки, в то время как раньше, авдеевская охрана присваивала кое-что и себе. 11 июля на единственное открытое окно была повешена железная решетка. Но и это их не удивило: ’’Веч­ но в страхе, что мы сбежим или попытаемся свя­ заться с охраной”, — писала Александра в своем дневнике. План мнимого побега был отброшен, а настоящего Юровский допустить не хотел. В воскресенье, 14 июля, в дом пустили священни­ ка. Ему показалось, что после службы, когда Юровский уходил, одна из княжен шепнула ему ’’Спасибо”?*В понедельник, 15 июля, Юровский, имеющий некоторое представление о медицине, пришел к Алексею, который не вставал с посте­ ли, и долго разговаривал с ним о его здоровье .

На следующий день он принес Алексею яйца .

16 июля пришли две женщины для уборки дома .

Впоследствии они рассказывали Соколову, что настроение у семьи было хорошее и что княжны смеялись, когда помогали им стелить постели .

В то время семья все еще надеялась услышать что-то от своих спасителей. 30 июня/13 июля Ни­ колай сделал последнюю запись в своем дневни­ ке: ’’Никаких вестей извне нет” .

* * * Практически все, что мы знаем о кровавых событиях, случившихся в доме Ипатьева в ночь с 16 на 17 июля, основывается на данных, собран­ ных соколовской комиссией. 25 июля большеви­ ки покинули Екатеринбург, сдав его чехам. Рус­ ские, прибывшие с чехами, тут же кинулись ос­ матривать дом Ипатьева. Дом оказался пустой, в нем царил полный беспорядок. 30 июля было начато судебное расследование обстоятельств ис­ чезновения семьи. Первые несколько месяцев были упущены, так как следователи не прилагали никаких серьезных усилий в расследовании со­ бытий. В январе 1919 г. адмирал Колчак, объя­ вивший себя Верховным Правителем, передал руководство следствием генералу М.К. Дитерихсу. Последний был некомпетентен в делах судопроизводства, и в феврале на его место был назначен адвокат из Сибири Николай Соколов .

Следующие два года Соколов полностью посвя­ тил себя работе, безустанно допрашивая свидете­ лей и выискивая любые вещественные доказа­ тельства и всякого рода сведения, могущие про­ лить свет на происшедшие события. В 1920 году он был вынужден покинуть Россию. Ему уда­ лось вывезти материалы следствия. Вместе с мо­ нографией, написанной Соколовым на их основе, они служат практически единственным имею­ щимся на сегодня источником информации о Екатеринбургской трагедии* .

Основные сведения о событиях, происшедших в доме Ипатьева в ночь с 16 на 17 июля, были по­ лучены Соколовым из показаний двух охранни­ ков. Главный из них — П.С. Медведев служил во время убийства начальником охраны. Опасаясь возмездия со стороны Колчака, он всячески от­ рицал свое участие в убийстве, хотя его роль в нем несомненна.75 Вторым свидетелем был А.А. Якимов. Сам он в ту ночь не дежурил, но узнал все почти сразу со слов двух очевидцев — часовых из внешней охраны. Один из них видел * В Хоуттоновской библиотеке Гарвардского универ­ ситета хранятся семь папок с машинописной копией ма­ териалов расследования соколовсхой комиссии. Когдато они принадлежали московскому корреспонденту га­ зеты Times Роберту Вилтону, неоднократно сопровож­ давшему Соколова во время расследования им отдель­ ных событий. Судьба самого оригинала неизвестна: Бу­ лыгин (Убийство, стр. 274) пишет, что она была выкра­ дена из берлинской квартиры Соколова коммунистичес­ кими агентами и отправлена ими через Прагу в Москву* По другой версии {Время и Мы, № 92, 1986, стр. 227), на Западе имеются еще две копии соколовских ма­ териалов. Дополнительные сведения о екатеринбург­ ских событиях можно найти в книге Дитерихса, Убий­ ство царской семьи .

убийство через окно подвальной комнаты, в ко­ торой оно произошло, а другой — через окно комнаты, находящейся под террасойОДоказания всех трех свидетелей практически во всем сов­ падают .

Для семьи 16 июля ничем не отличалось от других дней. Последняя запись, сделанная Алек­ сандрой в ее дневнике в 11 часов вечера, коща семья обычно отправлялась спать, свидетельст­ вует о том, что она ничего не подозревала о со­ бытиях, ожидающих ее семью в эту ночь .

В этот день Юровский работал не покладая рук .

Для уничтожения и погребения тел он выбрал ста­ рую заброшенную шахту, находящуюся недалеко от деревни Коптяки. Юровский распорядился, чтобы ночью, прямо у главного входа в дом с внутренней стороны забора их ждал грузовик .

Под вечер он поручил Медведеву отобрать ре­ вольверы у всех дежуривших в эту ночь охран­ ников. Медведев собрал 12 револьверов, все сис­ темы ’’Наган” с семипулевым барабаном — стан­ дартное оружие русских офицеров, и отнес их к коменданту. В 8 часов вечера Юровский вызвал из кухни Леонида Седнева, ученика повара и услал его из дома, сказав, что отправляет его к дяде, Ивану Седневу, лакею княжен. Хоть это и было вранье — ЧК расстреляло Седнева старше­ го за шесть недель до этого, —этот жест, спасший мальчику жизнь, был единственным гуманным жестом Юровского за все это время. Около 10 ча­ сов вечера Юровский поручил Медведеву преду­ предить всех охранников, что сегодня ночью семью будут расстреливать, и чтобы они не подни­ мали тревоги, когда услышат выстрелы .

Где-то в 12 часов ночи Юровский стал будить членов царской семьи. Он объяснил им, что на улицах может начаться стрельба и что им будет безопаснее переждать ее на нижнем этаже. Слова эти, наверно, прозвучали довольно убедительно, так как узникам часто приходилось слышать вы­ стрелы с улицы. За день до этого Александра писала, что она ночью слышала один артиллерий­ ский залп и несколько выстрелов из револьвера * Узникам потребовался, примерно, час, чтобы умыться и одеться. Где-то в час ночи они спусти­ лись вниз. Во главе процессии шли Юровский и его помощник Никулин. За ними следовал Нико­ лай, держа на руках Алексея, — на обоих были военные гимнастерки и фуражки. Дальше шли Императрица и дочери, у Анастасьи была ее со­ бачка — королевский спаниель. Демидова несла две подушки, в одной из которых была зашита шкатулка с драгоценностями. Сзади нее шли ла­ кей Трупп и повар Харитонов. Замыкал шествие Медведев, возглавляющий группу чекистов, двое из которых были вооружены винтовками и шты­ ками. По словам Медведева, семья ”на вид к азаКак утверждают некоторые источники, семье сказали, что их увозят из дому в другое, более безопасное ме­ сто. Но с этой версией не согласуется тот факт, что семья покинула комнаты, не захватив с собой ни одной необ­ ходимой в поездке вещи, ни даже икону, которую Алек­ сандра всегда брала с собой в любые поездки: Дитерихс, Убийство, тс 1, стр. 25 .

лась спокойна и как будто никакой опасности не ожидала” .

Спустившись по лестнице на нижний этаж, про­ цессия вышла во двор, повернула налево и спус­ тилась вниз в подвальное помещение. Их привели в другой конец дома, в комнату размером, при­ мерно, 5 на 6 метров, которая находилась прямо под комнатой княжен и которую раньше занима­ ли охранники. В комнате было одно окно в фор­ ме полумесяца, закрытое железной решеткой, и одна открывающаяся дверь, через которую они вошли. Вторая дверь, ведущая в кладовую, на­ ходилась в другом конце комнаты и была запер­ та. Комната, по существу, оказалась мышеловкой .

Так как Алексей не мог сам стоять на ногах, вечно заботливый Юровский велел принести три стула. Николай посадил сына на стул почти в се­ редине комнаты и сам сел рядом. Александра села на стул около окна. Доктор Боткин встал прямо за стулом Алексея, Через пару минут вошли Юровский, Никулин, чекист Петр Захарович Ермаков и Медведев; за ними в комнату ввалилось еще несколько воору­ женных человек. Затем Юровский объявил или зачитал смертный приговор, гласящий, что ввиду попыток похитить семью, она сейчас же будет казнена. (В одном из показаний, Юровскому при­ писываются слова: ’’Николай Александрович, ваши родственники пытались спасти вас, но им этого не удалось, и мы должны вас казнить сами”.) То ли Николай не расслышал слов, то ли он чего-то не понял, но он встал и что-то спросил .

Юровский выстрелил в него в упор и убил его на месте. Это был сигнал для всех остальных начать экзекуцию. Императрица и одна из дочерей еле успели перекреститься.77 Шла дикая стрельба. Де­ вочки визжали. Пораженный пулями Алексей упал со стула. Демидова совершенно отчаянно защищала себя подушками, в одной из которых были спрятаны драгоценности. Она скончалась, заколотая штыками. Повар Харитонов ’’осел и умер”. Вскоре все было кончено. Только Алек­ сей, истекая кровью, еще продолжал стонать .

Юровский подошел к нему и добил его двумя выстрелами .

Медведев так описывает эту сцену: ”У каждо­ го было по несколько огнестрельных ран в раз­ ных местах тела, лица у всех были залиты кровью, одежда у всех также была в крови”?8 Выстрелы были очень хорошо слышны на ули­ це.

Один из свидетелей, живущий напротив, в до­ ме Попова, где была расквартирована внешняя охрана, дал Соколову следующие показания:

’’Ночь с 16 на 17 июля 1918 года я хорошо восста­ навливаю в своей памяти, потому что вообще в эту ночь я не спал, и помню, что около 12 часов ночи я вышел во двор и подошел к навесу, меня тошнило, я там остановился. Через некоторое время я услыхал глухие залпы, их было около 15, а затем отдельные выстрелы, их было 3 или 4, но эти выстрелы были не из винтовок произведе­ ны; было это после двух часов ночи; выстрелы были от ипатьевского дома и по звуку глухие, как бы произведенные в подвале. После этого я быстро ушел к себе в комнату, ибо боялся, что­ бы меня не заметили сверху охранники дома, где был заключен б. Государь Император; войдя в комнату, мой сосед по ней спросил: ’’Слышал?” Я ответил: ’’Слышал выстрелы”. — ’Понял?” — ’’Понял”, — сказал я, —и мы замолчали...”79 Убийцы принесли простыни с верхнего этажа, сняли с жертв драгоценности и понесли тела, ис­ текающие кровью, в наспех сделанных носилках через нижний этаж к грузовику, который ждал их у главного входа. Трупы убитых были брошены в грузовик, пол кузова которого был предвари­ тельно покрыт грубым солдатским сукном;

этим же сукном их и накрыли. Сразу же после этого, шофер, следуя указаниям Ермакова, из­ вестного местного большевика с уголовным прошлым, которому было поручено уничтожить тела убитых, завел мотор и грузовик тронулся .

Юровский ушел домой, поручив Медведеву замести следы убийства. Охрана принесла щетки, ведра с водой и песок для того, чтобы уничто­ жить пятна крови.

Впоследствии один из них так вспоминал эту сцену:

”В комнатах стоял как бы туман от порохо­ вого дыма и пахло порохом. В задней комнате с решеткой в окне, которая рядом с кладовой, в стенах и полу были удары пуль. Пуль особенно было много (не самих пуль, а отверстий от них) в одной стене, той самой, которая изображена на предъявленной мне вами фотографической кар­ точке, но были следы пуль и в других стенах .

Штыковых ударов нигде в стенах комнаты не было. Там, где в стенах и полу были пулевые от­ верстия, вокруг них была кровь; на стенах она была брызгами и пятнами, на полу —маленькими лужицами. Были капли и лужицы во всех других комнатах, через которые нужно было проходить во двор дома Ипатьева из этой комнаты, где бы­ ли следы от пуль. Были такие же следы крови и во дворе к воротам на камнях”.80 Другой охранник, который посетил ипатьевский дом на следующий день, нашел его в полном беспорядке. Одежда, книги, иконы были раски­ даны на столах и на полу: видимо, искали запря­ танные деньги и драгоценности. Атмосфера была мрачная; охранники не хотели разговаривать .

Ему сказали, что чекисты отказались провести остаток ночи на нижнем этаже, где они раньше квартировались, и перебрались на верхний. Един­ ственным живым существом, оставшимся от бывших жителей дома, был Джой, спаниель ца­ ревича: собачку как-то ’’проглядели”. Она стояла перед дверью спальни княжен и ждала, когда ее туда впустят. ”Я хорошо помню, — свидетельст­ вовал один из охранников, — как я еще подумал тогда: напрасно ты ждешь” .

Какое-то время внешняя охрана оставалась на своих постах, создавая видимость, что ничего не изменилось в статусе узников Ипатьевского дома .

Цель этой уловки заключалась в том, чтобы впо­ следствии можно было заявить, что царская семья была убита при попытке побега во время ’’эвакуации”. 19 июля наиболее ценные вещи царя и Александры, включая их личные записи, за которые они так волновались, были погружены в поезд и отвезены Голощекиным в Москву»

* * * Зная, насколько русский народ свято относит­ ся к останкам мучеников, екатеринбургские большевики пошли на крайние меры, пытаясь бесследно уничтожить тела Романовых. Место, которое Юровский и Ермаков выбрали для захо­ ронения, была опушка леса около деревни Коптяки, которая находится в 15 км севернее Екате­ ринбурга, в районе, где много болот, торфяников и заброшенных железных рудников. Когда-то на этом месте от одного ствола выросли четыре сос­ ны. Поэтому местные жители назвали его ’’Четы­ ре брата” .

Грузовик с телами остановился у Верх-Исетского завода, расположенного на северной окраи­ не города; кстати, Ермаков работал на этом за­ воде. Здесь тела были перегружены на телеги, запряженные лошадьми.82За телегами с трупами следовали телеги с солдатами и бочками керо­ сина. Ранним утром 17 июля процессия двинулась к ’’Четырем братьям”. Дорога между Екатерин­ бургом и Коптяками была перекрыта солдатами;

об этом свидетельствовали крестьяне, которым в то утро надо было проехать по этой дороге .

Методы, с помощью которых большевики избавились от останков своих жертв, можно вос­ становить в деталях на основе вещественных доказательств, собранных Соколовым весной и летом следующего года. Команда Ермакова разо­ жгла костер из поленьев, облитых керосином, и на­ чала рубить топорами тела убитых на мелкие куски. Соколов предполагает, что ’’рубка” была приостановлена, когда наткнулись на твердые предметы, которыми оказались драгоценные камни, зашитые в пуговицах на корсетах и лиф­ чиках женщин. Обнаружив это, тела раздели до­ гола и стали искать в одежде драгоценности. Коечто при этом проглядели, так как впоследствии крестьяне и группа Соколова нашли некоторые драгоценности в траве; на некоторых из них были явно видны следы от ударов топора. Как глумились над трупами шести женщин, читатель может вообразить сам. Достаточно сказать, что один из охранников, который принимал участие в уничтожении останков, позже похвалялся, что ’’может теперь спокойно умереть, так как он щупал царицу за...,,83Потом развели второй кос­ тер, и в нем сожгли всю одежду и другие вещи .

Так как большие кости не сгорали, Юровский дважды посылал в город за серной кисло­ той, чтобы растворить их. Пепел и останки трупов бросили в ствол заброшенного рудника, взорвали его ручными гранатами и засыпали листвой, ветками и землей .

На уничтожение жертв потребовалось три дня .

Вечером 19 июля, телеги с командой вернулись в Екатеринбург и дорога между городом и Коптяками была открыта для движения. Естествен­ но, что от местных крестьян невозможно было скрыть, что случилось у ’’Четырех братьев”. Как только команда уехала, крестьяне прибежали к этому месту и обнаружили там следы костров, раскопанной земли и валявшиеся повсюду пред­ меты. Некоторые из них они потом передали СОКОЛОВСКОЙ комиссии .

Соколов начал систематические раскопки у ’’Четырех братьев” весной 1919 г. Его помощни­ ки обнаружили уйму вещей, многие из которых были однозначно идентифицированы как пред­ меты, принадлежавшие членам царской семьи (иконы, пряжки, очки и металлические застежки на корсетах). Также был найден изуродованный палец, скорее всего императрицы; видимо, палец был отрублен, чтобы снять плотно сидевшее на нем кольцо*. Искусственная челюсть была иден­ тифицирована, как принадлежавшая доктору Боткину. Убийцы не удосужились сжечь собаку Дженни. Ее разложившийся труп был впоследст­ вии извлечен из шахты. В траве были найдены также десятикаратовый бриллиант, подарок Ни­ коля Императрице, и крест царя .

* * * Пока убийцы старательно заметали следы свое­ го преступления, в Алапаевске, находящимся в 140 километрах на север от Екатеринбурга, ра­ * Может быть, это был и палец Николая. В дневнике Александры есть запись, что 4 июля, в ответ на требова­ ние Юровского о передаче ему всех семейных драгоцен­ ностей, оказалось, что обручальное кольцо не сходит с пальца Николая „ зыгрался третий акт трагедии Романовых. Здесь, с мая 1918 г. большевики держали под арестом других членов царского рода: Великого Князя Сергея Михайловича, Великую Княжну Елизавету Федоровну (вдову великого Князя Сергея Алек­ сандровича, убитого террористами в 1905 г., и сестру бывшей императрицы, ставшей монашен­ кой), Князя Владимира Павловича Палея и трех сыновей Великого Князя Константина — Игоря, Константина и Ивана. Жили они вместе с прислу­ гой и домочадцами в школьном здании на окраи­ не города под надзором русских и австрийских солдат .

21 июня (день, когда узники Ипатьевского дома получили первое письмо от своих несуще­ ствующих спасителей) в статусе алапаевских за­ ключенных произошли резкие перемены. Они были посажены на строгий тюремный режим .

Все их окружение, за исключением двух человек — секретаря Ремера (или Ремерова) и одной мо­ нашенки, было удалено, драгоценности конфис­ кованы и свобода передвижения резко ограниче­ на. Меры эти были приняты по распоряжению, от­ данному Белобородовым из Екатеринбурга, что­ бы, якобы, не допустить повторения происшест­ вия, случившегося за неделю до этого ’’побега” Михаила из Перми .

17 июля, в день, когда царская семья была убита, алапаевским узникам сообщили, что их увозят в более безопасное место. В тот же вечер большевистское руководство инсценировало на­ лет на школу банды вооруженных людей, маски­ рующихся под ’’белогвардейцев”. Тут же объяви­ ли, что, воспользовавшись происшедшим заме­ шательством, узники сбежали. На самом же деле их отвезли в Верхнюю Синячиху, увели в лес и расстреляли. Их тела кинули в ствол шахты .

18 июля в 3.15 утра Алапаевский Совет теле­ графировал в Екатеринбург, где была оркестро­ вана вся эта комедия, что заключенные Рома­ новы сбежали. Позже, в тот же день, Белоборо­ дов послал Свердлову в Москву и Зиновьеву с Урицким в Петроград телеграммы следующего содержания: ’’Алапаевский Исполком сообщил нападении утром восемнадцатого неизвестной банды помещение где содежались под стражей бывшие великие князья Игорь Константинович Константин Константинович Иван Константино­ вич Сергей Михайлович и Полей (Палей) точка Несмотря сопротивление стражи князья похи­ щены точка Есть жертвы с обеих сторон поиски ведутся точка 4853”. 84 Аутопсия, проведенная белыми властями, по­ казала, что все жертвы, кроме Великого Князя Сергея, который скончался на месте, были еще живы, когда их бросили в шахту. Ремер умер от ран, полученных от гранат, которыми закидали шахту. Оставшиеся пять членов царского рода, а с ними вместе и монашенка — компаньонка Великой Княжны Елизаветы, умерли от недостат­ ка воздуха и воды. Вполне возможно, что про­ шло несколько дней, пока они умерли. Во рту и в животе Великого Князя Константина были обна­ ружены комки земли. 85 * * * Первое официальное сообщение о ’’казни” Романовых было сделано в Москве, а не в Екате­ ринбурге, который, якобы, действовал самосто­ ятельно. Даже при отсутствии других веских до­ казательств, уже одного этого факта достаточно для утверждения, что план убийства Романовых был разработан именно в Москве. К тому же из­ вестно, что Уральскому Областному Совету было разрешено сделать официальное сообщение на этот счет только через 5 дней, когда об этом уже было известно заграницей .

Хотя точные сведения и отсутствуют, но ско­ рее всего приказ Москвы не оглашать смерть Романовых преследовал цель замять такую ще­ котливую тему, как участь императрицы и детей .

Дело в том, что в то время большевики пыта­ лись любыми способами задобрить немцев. Кай­ зер был двоюродный брат Николая и крестный отец царевича. Предъяви он требование о пере­ даче царской семьи в руки немцев как условие подписания Брест-Литовского договора, больше­ вики не посмели бы ему отказать. Но он этого не сделал. Даже когда король Дании просил кай­ зера вступиться за семью Романовых, последний отказался предоставить семье убежище, мотиви­ руя тем, что это может быть воспринято больше­ виками, как попытка восстановления монархии.86 На просьбу шведского короля попытаться ка­ ким-то образом облегчить участь Романовых, кайзер также ответил отказом.^отмер предло­ жил, как мне кажется, наиболее правдоподобное объяснение такого рода отношения кайзера к царю: кайзер опасался реакции со стороны левых партий Германии* .

При всем безразличии немцев к судьбе царя, они были неравнодушны к участи императрицы, немки по происхождению, ее детей и некоторых других немецких придворных дам, в том числе Елизаветы Петровны, сестры Александры. Немцы называли всех их общим именем ’’немецкие кня­ жны”. Этот вопрос всплыл в беседе Мирбаха с Караханом и Радеком, состоявшейся 10 мая. Пос­ ле встречи Мирбах послал в Берлин отчет следую­ щего содержания: ”Не смея выступить в роли адвоката свергнутого режима, я тем не менее выразил комиссарам надежду, что отношение к немецким княжнам будет как можно более бла­ гоприятным, что к ним не будет мелких приди­ рок, не говоря уже об угрозе их жизни. Карахан и Радек, представлявшие отсутствующего Чичери­ на, отнеслись к моим словам с пониманием”.88 Представляется, что утром 17 июля председа­ тель Екатеринбургского Совета Белобородов от­ правил в Кремль телеграмму, в которой доклаBothmer, M it Graf Mirbach, стр. 104. Оправдывая по­ ведение кайзера, немецкий автор приводит заявление Александры, известное ему со слов гувернера царевича Жильяра, что она "лучше насильственно погибнет в Рос­ сии, чем будет спасена немцами”. (Jagow, ’’Die Schuld”, сгр. 371.) Вполне возможно, что это и так; но в то вре­ мя немецкому правительству ничего не могло быть из­ вестно о ее мыслях на этот счет .

дывал о событиях предыдущей ночи. В хронике жизни Ленина, где крайне подробно, чуть ли не по часам прослеживается общественная деятельность Ленина, есть следующая загадочная запись, дати­ рованная тем же числом: ’’Ленин получает (в 12 часов) письмо из Екатеринбурга и пишет на кон­ верте: ’’Получил. Ленин”.” В то время связь меж­ ду Екатеринбургом и Кремлем шла не по почте, а по телеграфу (см. выше, стр. 281), так что мо­ жно однозначно утверждать, что вышеупомяну­ тое послание являлось телеграммой. Примеча­ тельно, что все сообщения, включенные в выше­ упомянутую хронику, имеют краткое пояснение .

Отсутствие последнего в данном случае наводит на мысль, что телеграмма касалась убийства семьи, события, от которого в советской печати Ленина тщательно отгораживают. Видимо, из те­ леграммы оставалась неясной судьба детей и императрицы, так как Кремль телеграфировал в Екатеринбург, требуя разъяснения. Позже, в тот же день Белобородов отправил в Москву шифро­ ванную телеграмму, судя по всему — ответ на кремлевский запрос. Копия этой телеграммы была случайно обнаружена Соколовым на екате­ ринбургском почтамте, покинутом большевика­ ми в крайней спешке. Сам Соколов шифр разга­ дать не смог, и только через два года одному рус­ скому криптографу в Париже удалось это сделать .

Этот документ служит неоспоримым доказатель­ ством той участи, которая постигла царскую семью.

Телеграмма гласила следующее:

’’МОСКВА Кремль Секретарю Совнаркома Горбунову с обратной проверкой. ’’Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участь что и главу официально семья погибнет при эвакуации”.” 90 Депеша от Белобородова попала к Свердлову в ту же ночь. На следующий день Свердлов извес­ тил Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о расстреле Николая, тщательно при этом скрывая гибель всей его семьи. Главный упор в своем докладе он сделал на опасность того, что царь мог бы попасть в руки к чехам. В итоге Свердлов получил от Президиу­ ма формальное одобрение решения Уральского Областного Совет^.1 Объяснить, почему царская семья не была перевезена в Москву в июне или в начале июля, когда времени для этого было вполне достаточно, Свердлов не удосужился .

Позже, в тот же день Свердлов зашел на засе­ дание Совета Народных Комиссаров, происхо­ дившее в Кремле.

Вот выдержка из дневника очевидца, описывающего эту сцену:

”Во время обсуждения проекта о здравоохра­ нении, во время доклада тов. Семашко, вошел Свердлов и сел на свое место на стул позади Ильича. Семашко кончил. Свердлов подошел, наклонился к Ильичу и что-то сказал .

— Товарищи, Свердлов просит слово для об­ ращения .

— Я должен сказать, — начал Свердлов обыч­ ным своим ровным тоном, — получено сообще­ ние, что в Екатеринбурге по постановлению Об­ ластного Совета расстрелян Николай; Александ­ ра и сын в надежных руках. Николай хотел бе­ жать. Чехословаки подступали. Президиум ЦИК’а постановил одобрить .

Молчание всех .

— Перейдем теперь к постатейному чтению проекта, —предложил Ильич, Началось постатейное чтение, затем обсуждал­ ся проект по статистике”.92 Непонятно, что кроется за этой игрой в кош­ ки— мышки. Ведь большевистским руководите­ лям уровня наркомов были несомненно известны все относящиеся к делу факты*. Видимо, такого рода процедуры нужны были большевикам для соблюдения ’’норм приличия”, оправдывающих их полный произвол в действиях .

Затем Свердлов составил официальное сооб­ щение и передал его в ’’Известия” и в ’’Правду”, где оно было опубликовано на следующий день, то есть 19 июля. Через три дня оно появилось в лондонской газете ’’Times”.

Ниже приводится текст этого сообщения:

” 19 июля. Состоявшемся 18 июля первом засе­ дании президиума ЦИК Советов Председатель Свердлов сообщает полученное прямому проводу сообщение от областного Уральского совета расстреле бывшего царя Николая Романова точ­ ка. Последние дни столице красного Урала Екате­ ринбургу серьезно угрожала опасность приближе­ ния чехословацких банд точка Тоже время был * Брус Локкарт утверждает, что еще 17 июля он узнал от Карахана о том, что вся семья погибла: Memoirs, сс .

303-304 .

раскрыт новый заговор контрреволюционеров имеющий целью вырвать рук Советвласти коро­ нованного палача точка Ввиду всех этих обстоя­ тельств Президиум Уральского Областного Сове­ та постановил расстрелять Николая Романова что было приведено в исполнение 16 июля точка Же­ на сын Николая отправлены в надежное место точка Документы раскрытом заговоре посланы Москву специальным курьером точка Сделав это сообщение Свердлов напоминает историю пере­ вода Романова из Тобольска Екатеринбург когда была раскрыта такая же организация белогвар­ дейцев целях устройства побега Романова точка Последнее время предполагалось предать бывше­ го царя суду все его преступления против народа только развернувшиеся сейчас события помеша­ ли осуществлению этого суда точка Президиум обсудив все обстоятельства заставившие Ураль­ ский Областной Совет принять решение расстре­ ле Романова постановил ЦИК в лице своего пре­ зидиума принять решение Уральского Областного Совета правильным точка Затем председатель со­ общает что распоряжение ЦИК находится сейчас важный материал документы Николая Романова его собственноручные дневники которые он вел последнего времени дневники его жены детей переписка Романова точка Имеются между про­ чим письма Григория Распутина Романову его семье точка Все эти материалы будут разобраны опубликованы ближайшее время точка продол­ жение следует”* .

* Соколов, Убийство, стр. 246 .

Так возникла официальная легенда о том, что за попытку бежать был казнен один Николай, и что решение было принято Президиумом Ураль­ ского Областного Совета, а не Центральным Ко­ митетом в Москве .

Ни 19 июля, ни даже на следующий день, когда в ’’Правде” и в ’’Известиях” появились первые краткие сообщения о ’’решении” Екатеринбург­ ского Совета вместе с декретом, утвержденным 13 июля о национализации всей собственности Романовых, Екатеринбургский Совет не обмол­ вился об этом инциденте ни словом .

Мировая печать полностью основывалась в сво­ их сообщениях на официальной версии, выдви­ нутой большевиками. New York Times огласил новость 21 июля в воскресном номере под заго­ ловком ’’Бывший Русский царь убит по прика­ занию Уральского Совета. Николай расстрелян 16 июля; были опасения, что его могут захва­ тить чехи. Жена и наследник вне опасности”. В со­ путствующем сообщению некрологе, о Николае было написано довольно снисходительно, как о человеке ’’приятном, но слабом”. Расчет Москвы, обоснованный на безразличии к слухам о смерти Николая, пущенным на месяц раньше, полностью оправдался — особого потрясения от этой ново­ сти мир не испытал .

В день, когда известие о смерти Николая впер­ вые появилось на страницах советской печати, состоялась встреча между Рицлером (советником немецкого посольства), Радеком и Воровским .

Рицлер выдвинул положенный в таких случаях протест по поводу казни Николая, сказав, что этот акт будет несомненно осужден в глазах ми­ ровой общественности; в основном же он подчер­ кивал заботу немецкого правительства о благопо­ лучии ’’немецких княжен”, Наверно Радек являл собой эталон самообладания, когда он ответил, что если немецкое правительство действительно печется о судьбе бьюшей императрицы и ее детей, то им ”из гуманных соображений” будет разре­ шено покинуть Россию.93 23 июля Рицлер в беседе с Чичериным вновь поднял вопрос о ’’немецких княжнах”. Немедленного ответа Чичерин не дал, но на следующий день передал Рицлеру, что ’’на­ сколько ему известно”, императрица была эваку­ ирована в Пермь. Рицлеру это показалось врань­ ем. К тому времени (22 июля) Ботмеру были из­ вестны все ”страшные подробности” екатерин­ бургских событий, и он не сомневался, что вся семья, без исключения, была убита по указанию из Москвы и что Екатеринбургскому Совету было предоставлено выбрать лишь способ и под­ ходящее время для казни?4 Тем не менее, еще 29 августа Радек предлагал немецкому прави­ тельству совершить обмен Александры и ее детей на немецкого социалиста Лео Иогихеса, находя­ щегося под арестом. 10 сентября большевики напомнили немецкому консулу о своем предло­ жении, но когда дело дошло до конкретного раз­ говора, они стали увиливать, отговариваясь тем, что в связи с военными действиями, семья быв­ шего царя отрезана от центра.^ На запрос Уральского Совета о разрешении напечатать составленное им 20 июля сообщение по поводу казни семьи, Москва ответила отказом .

Текст сообщения был следующий:

’’Экстренный Выпуск .

По распоряжению Областного Исполнительно­ го Комитета Совета Рабочих, Крестьянских и Сол­ датских Депутатов Урала и Рев. Штаба бывший Царь и Самодержавец Николай Романов расстре­ лян совместно с его семьей 17 июля 1918 года, Трупы преданы погребению .

Председатель Исполкома Белобородов Г. Екатеринбург 20 июля 1918 г. 10 часов утра”.* * На Запад текст этого документа попал при довольно необычных и странных обстоятельствах. Весной 1956 г. в редакторском отделе многотиражного западногерманс­ кого еженедельника 7 Tage появился человек, назвавший себя Гансом Мейером. Он утверждал, что в качестве ав­ стрийского военнопленного был непосредственно вовле­ чен в исполнение решения Екатеринбурга о расстреле царской семьи. Он показал документы, относящиеся к этому делу, заявив, что скрывал их на протяжении 18 лет, пока жил в Восточной Германии. Его рассказ полон совершенно невероятными подробностями. Видимо, главной целью было доказать, что Анастасия погибла вместе со всей семьей (в то время на Западе начали рас­ пространять слухи о том, что она якобы жива). Пред­ ставляется, что эти документы были частично подлин­ ные, частично поддельные; вполне вероятно, что Мейер действовал по указаниям КГБ. Его рассказ опублико­ ван в журнале 7 Tage, N 27— 5,14 июля по 25 авгус­ та 1956. Впоследствии он был перепечатан в некоторых русских эмигрантских изданиях, преимущественно пра­ вой ориентации. Первое сообщение, приведенное выше, видимо, является подлинным. Оно было напечатано 25 августа 1956 г. в 7 Tage .

Но Москва запретила публикацию этого сооб­ щения ввиду того, что в нем оглашается смерть не только Николая, но и всей его семьи. На един­ ственно известной копии этого документа, слова ’’совместно с его семьей” и ’’трупы преданы по­ гребению” вычеркнуты. На документе стоит крайне неразборчивая подпись (Мобиус?) и он перечеркнут словами ’’Опубликование воспре­ щается” .

20 июля Свердлов отправил в Екатеринбург телеграмму с составленным им текстом сообще­ ния о казни Николая, уже опубликованным в московской печати.96 21 июля Уральский Област­ ной Совет выслушал доклад Голощекина о том, что совет (по-видимому, сам того не зная) по­ становил расстрелять бьюшего царя неделю назад. Решение было приведено в исполнение .

Жители Екатеринбурга узнали о случившемся из объявлений, развешанных по городу 22 июля и напечатанных на следующий день в газете ”Рабочий Урала”.

Газета поместила это сообщение под таким заголовком:

’’Белогвардейцы пытались похитить бьюшего царя и его семью. Их заговор был раскрыт. Об­ ластной Совет Рабочих и Крестьян Урала преду­ предил их преступный замысел и расстрелял всероссийского убийцу. Это первое предупреж­ дение. Врагам народа также не достичь возвраще­ ния к самодержавию, как им не удалось заполу­ чить к себе в стан коронованного палача”.97 22 июля охрана дома Ипатьева была распущена .

Юровский выдал им 8000 рублей, чтобы они их поделили между собой и сообщил им, что их по­ сылают на фронт. В тот же день Ипатьев получил телеграмму от своей золовки, что ’’жилец уехал”, после чего он вернулся в Екатеринбург, чтобы получить обратно свой разгромленный дом.98 По словам очевидцев, жители, по крайней мере городская их часть, особого горя при извещении о смерти Николая не испытали. В некоторых мос­ ковских церквах отслужили службу за упокой души умершего, но прохожие в целом особых эмоций не проявляли. Локкарт замечает, что ’’сообщение о смерти Николая было воспринято жителями Москвы с удивительным безразличи­ ем”.99 Такое же впечатление осталось и у Ботмера: ’’Реакция народа на смерть царя —безразличие .

Даже люди приличные и благоразумные настоль­ ко уже успели привыкнуть к разным ужасам, и так погружены в свои собственные дела и заботы, что испытывать что-то особенное неспособны”.100 Бывший Премьер-министр Коковцев даже под­ метил признаки некоторого злорадства, когда он ехал в трамвае 20 июля в Петрограде:

’’Нигде не было заметно даже тени сочувствия или жалости. Сообщение читали вслух, вперемеш­ ку с ужимками, глумливыми, язвительными, со­ вершенно бессердечными замечаниями... Выража­ лось отвратительно, типа того, что ’Давно пора’.. .

или ’Да, брат Романов, отплясал свое’.”101 Что касается крестьян, то они держали свое мнение при себе. Правда, в чувствах одного ста­ рого крестьянина, поведанных интеллигенту, есть намек на их отношение к происходящему, выра­ женное с несколько причудливой, присущей крестьянству логике:

”Мы теперича доподлинно знаем, что поме­ щичью то землю дал нам царь Николай Александ­ рович, а нонешние энти самые министеры Керен­ ский, да Ленин, да Троцкий, да еще другие за энто царя сперва сослали в Сибирь, а потом убили, да и наследника убили тоже, чтобы боль царя у нас не было, чтобы они могли всегда сами пра­ вить народом. Они хотели было не дать землю нам, да наши помешали, когда с фронта пришли в Москву и Петроград. А теперь эти министеры за то, что должны были дать нам землю, и душат нас. Ну, авось не задушат: мы крепки — выдер­ жим. А опосля мы ли, старики, али сыны наши, али внуки, — все едино — разведаемся со всеми большевиками и их министерами. Ничего, придет наше время!” 102 * * * На протяжении последующих девяти лет Со­ ветское правительство неотступно придержива­ лось лживой версии, что с Александрой Федоров­ ной и ее детьми все в порядке. Даже в 1922 г, Чичерин заявлял о том, что дочери Николая на­ ходятся в Америке.103 Не в силах примириться с мыслью, что вся царская семья без исключения уничтожена, русские монархисты стали цеплять­ ся за эту ложь, веря в самые невероятные слухи, распускаемые Москвой или просто сплетниками .

Очутившись на Западе, Соколов столкнулся с самым пренебрежительным отношением со стороны монархических кругов. К приме­ ру, мать Николая — вдовствующая импе­ ратрица Мария и Великий Князь Николай Нико­ лаевич, наиболее значимые из оставшихся в жи­ вых Романовых, даже отказались принять его.104 В 1924 году Соколов умер, в бедности и всеми забытый .

В первоначальном варианте статья советского участника событий Быкова, изданная в Екате­ ринбурге в 1921 г., также повествует правду об участи, постигшей царскую семью, но она была изъята из продажи.105Только в 1927 г., после того, как издание книги Соколова в Париже подорвало доверие к начальной версии, власти поручили Бы­ кову написать официальную советскую трактов­ ку Екатеринбургских событий. В этой книге, пере­ веденной на все главные европейские языки, при­ знавалось, что и Александра, и дети погибли вме­ сте с Николаем.

Быков писал:

’’Очень много говорилось об отсутствии тру­ пов, несмотря на тщательнейшие розыски. Но.. .

останки трупов после сожжения были увезены от шахт на значительное расстояние и зарыты в бо­ лоте, в районе, где добровольцы и следователи раскопок не производили. Там трупы и остались и теперь благополучно сгнили”.* Юровский успел покинуть Екатеринбург до * Быков, Последние дни, стр. 126. Не исключено, что впервые о гибели всей семьи было упомянуто в Красной Газете 28 декабря 1925 г. в статье П. Юренева, ’’Новые материалы о расстреле Романовых” (Смирнов, Autour, с. 25) .

прихода чехов; впоследствии он вернулся туда, но позже перебрался в Москву, где работал на разных государственных должностях. В награду за его услуги, он был назначен в коллегию ЧК .

В мае 1921 г. он встретился с Лениным, который оказал ему теплый прием*. Скончался Юровский вполне благополучно в августе 1938 г,106 Чекист и ’’товарищ Дзержинского по оружию”, он занял почетное место во втором эшелоне героев рево­ люции.

О нем был написан роман и биография, в которой он изображен как ’’типичный чекист” :

’’замкнутый, жесткий, но с мягким сердцем”.107 Двум другим главарям екатеринбургской траге­ дии не так повезло. Карьера Белобородова скла­ дывалась поначалу весьма бурно. Став в марте 1919 г. членом ЧК и Оргбюро, он в итоге дослу­ жился до ранга Комиссара Внутренних Дел (1923Погубило его то, что он близко сотрудни­ чал с Троцким; в 1936 г. он был арестован, а через пару лет его расстреляли. Голощекин так­ же оказался жертвой сталинской чистки: в 1941 году его не стало. Впоследствии оба были реа­ билитированы .

На протяжении многих лет дом Ипатьева был музеем и клубом. Власти были обеспокоены большим количеством народа, приезжающего в * Ленинская Гвардия Урала, (Свердловск, 1967 г.), сс. 5 0 9 -5 1 4. В 1919 г. к Юровскому в Екатеринбург приехал английский офицер, интересующийся судьбой Романовых: Francis McCullagh, ’’Yurovsky and the murder of the Tzar”, Nineteenth Century and A fter,No. 123 (Сен­ тябрь, 1920 г.), сс. 377— 427 .

Екатеринбург (переименованный в Свердловск) посетить ипатьевский дом; некоторые отправля­ лись как бы в религиозное паломничество к свя­ тому месту. В результате, было приказано снести дом и осенью 1977 г. он был разрушен .

* * * После екатеринбургской трагедии прошло много лет. За эти годы от рук ЧК и других ком­ мунистических полицейских органов погибло не­ исчислимое количество людей. На фоне миллио­ нов, смерть 11-ти человек не кажется такой уж значимой. Тем не менее, в убийстве царя, его се­ мьи и слуг есть нечто глубоко символическое. Как у свободы есть свои вехи —Бостонское Чаепитие и штурм Бастилии, — так и у тоталитаризма есть свои. Подготовка к убийству, как оно было со­ вершено, как его сперва отрицали, а потом оп­ равдывали — все это совсем непохоже на все пре­ дыдущие цареубийства. Оно является зловещим предзнаменованием того массового уничтожения людей, которым отличается двадцатый век .

Начнем с того, что никакой необходимости в уничтожении всей семьи не было. Романовы вполне добровольно, даже с радостью удалились от политики; и все требования большевиков они выполняли беспрекословно. Конечно, они не воз­ ражали быть похищенными и оказаться на свобо­ де, но желание вырваться из заключения, тем бо­ лее, что их обрекли на него без суда и следствия, вряд ли может рассматриваться как ’’преступный замысел” - термин, придуманный екатеринбург­ скими большевиками для оправдания убийства .

Даже если большевистское руководство в самом деле опасалось, что семья сбежит и станет ’’жи­ вым знаменем” для врага, в их распоряжении было достаточно времени, чтобы привезти их в Москву. Через три дня после казни, Голощекин спокойно сел в поезд и отправился в Москву, захватив с собой кое-что из принадлежностей уже уничтоженной семьи. В Москве к семье не могли бы подступиться: город был вне досягае­ мости чехов, белых и других противников боль­ шевистского режима .

Причины, почему царскую семью не перевезли в Москву, следует искать не в таких слабых от­ говорках, как возможность побега или захвата семьи чехами, а в политических требованиях большевистского руководства. К июлю 1918 г, положение большевиков было критическим. Пре­ следуемые со всех сторон, покинутые многими из бывших сторонников, они вели отчаянную борьбу за выживание. Чтобы сплотить свои рас­ строенные ряды, им нужна была кровь. Даже Троцкий это признает.

Уже будучи в ссылке, он, оглядываясь назад, вспоминал, что в принципе соглашался с решением Ленина покончить со всей царской семьей — акт, за который он не нес личной ответственности и поэтому не имел надобности его оправдывать:

”По существу, решение было не только целе­ сообразно, но и необходимо. Суровость расправы показывала всем, что мы будем вести борьбу бес­ пощадно, не останавливаясь ни перед чем. Казнь царской семьи нужна была не только для того, чтобы запугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ря­ ды, показать, что отступления нет, что впереди полная победа или полная гибель”.108 В чем-то заявление Троцкого совершенно не­ состоятельно. Если бы большевики преследовали убийством бьюшего царя и его семьи цель все­ лить страх, запугать врага и сплотить собственные ряды, то они придали бы этому событию широ­ кую огласку, а не стали бы скрьюать и отрицать его на протяжении многих лет. Но по более круп­ ному моральному и психологическому счету, это страшное признание Троцкого имеет свои основа­ ния. Как главным героям в романе Достоевского Бесы, так и большевикам необходима была кровь, чтобы сплотить свои дрогнувшие ряды узами общей вины. Чем невиннее были жертвы большевиков, чем большевиков больше мучила совесть, тем больше они осознавали, что отступ­ ление невозможно, что колебаться нельзя, что любые компромиссы неуместны, что они совер­ шенно неразрывно связаны со своим руководст­ вом, что их путь лежит либо к ’’полной победе”, либо к ’’полной гибели”. Кровь, пролитая в Ека­ теринбурге, ознаменовала начало ’’Красного тер­ рора”, официально провозглашенного через 6 не­ дель. Жертвами пали люди-заложники не за то, что они в чем-то провинились, а за то, что, по сло­ вам Троцкого, их смерть была ’’необходима” .

Когда правительство присваивает себе право уничтожать людей не за то, что они совершили, а потому, что их смерть ’’необходима”, мы попадаем в совершенно иной мир моральных норм. Именно в этом и кроется значимость событий, происшедших в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля. Ни в чем неповинная се­ мья, которая, несмотря на царское происхожде­ ние, была удивительно проста, единственное же­ лание которой заключалось в том, чтобы им дали спокойно жить, была убита по секретному прика­ зу правительства. Впервые человечество престу­ пило некоторую черту недозволенности и вступи­ ло на путь преднамеренного геноцида. Те же самые мотивы, которые побудили большевиков осудить царскую семью на смерть, впоследствии распространились в России и в других странах на миллионы безымянных людей, чем-то мешавших воплощению великой идеи создания нового ми­ рового порядка .

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Доклад Свердлова в ЦИК 9 мая 1918 т Протоколы .

заседания Всероссийского Центрального Исполнитель­ ного Комитета 4-го созыва. (Москва, 1920 г.), стр. 240 .

2. Наш век, № 63/87, 2 апреля, 1918 г., стр, 3 .

3. Liberman, Building Lenin’ Russia, s (Chicago, 1945), 5 6 -5 7 7 .

4. О. Poutianine, ’’Les derniers jours du Grand-Duc Mi­ chel”, Revue des Deux Mondes, XVIII, 15 ноября, 1 9 2 3,2 9 7 -8 .

5. В. И. Ленин: Биографическая хроника, т. V, (Моск­ ва, 1974 г.),с с. 165-166 .

6. Новая жизнь, № 43/258, 16 марта 1918 г., стр. 1 .

7. Там же, № 51/266, 26 марта 1918 г., стр. 3; Наш век, № 73/97,4 апреля 1918 г., стр. 3 .

8. В.И. Ленин, Полное собрание сочинений, издание пятое, т. 21 (Москва, 1962 г.), стр. 17 .

9. Наше слово, № 1, 13 апреля 1918 г., стр. 2; Наш век, № 73/97, 14 апреля 1918 г., стр. 3 .

10. Новый вечерний час, № 65, 22 апреля 1918 г., стр. 1 .

И. А.Д. Авдеев, ’’Николай Романов в Тобольске и Ека­ теринбурге”, Красная новь, № 5, 1928, стр. 87 .

12. G. Lefebvre, The French Revolution, (New York, 1962), 270 .

13. Быков, ’’Последние дни”, стр. 7 .

14. П.М. Быков, Последние дни Романовых, Сверд­ ловск, 1926 г., сс 89, 307— 308 ; P. Bulygin, The Murder o f the Romanovs (London, 1935), 2 0 3 -5 ; Соколов, Убийст­ во, сс. 4 2 -4 3 ; Мельгунов, Судьба, сс. 2 76-279 .

15. И. Коретский, в Пролетарской революции, № 4, 1922, стр. 13 .

16. P. Gilliaxd, Thirteen Years at the Russian Court (New York, 1921), 2 5 7 -8 ; Мельгунов, Судьба, сс. 2 5 0 -2 5 8 .

17. Протоколы ВЦИК 4-го созыва, Москва, 1920 г., сс. 240-241; также Быков, ”Последние дн и ”, стр. 89 .

18. Касвинов, 23 ступени, сс. 4 3 8 -4 4 4 ; Авдеев, ’’Нико­ лай Романов”, стр. 190 .

19. Быков, Последние дни, стр. 90 .

20. Там же, стр. 91 .

21. Соколов, Убийство, стр. 44 .

22. Авдеев, ’'Николай Романов”, стр. 191 .

23. Соколов, Убийство, стр. 45 .

24. "Известия”, № 96/360, 16 мая, 1918 г., стр. 2

25. Kobylinskii в книге R. Wilton, The Last Days o f the Romanovs, (London, 1920), 206,

26. Яковлев,Известия, № 9 6 /3 6 0,16 мая 1918 года, стр. 2

27. Gliaid, Thirteen Years, 2 6 0 -3 .

28. Быков, Последние дни, стр. 99 .

29. Авдеев, ’’Николай Романов”, сс. 190, 193; Быков, ’’Последние дни”, стр. 10 .

30. I.D. Levine, Eyewitness to History (New York, 1963), 130 .

31. Касвинов, 23 ступени, сс. 4 5 4 -4 5 5 .

32. Русская летопись, № 1, 1921, стр. 152 .

33. Там же, стр. 152 .

34. Sokolov Archive, Houghton Library, Harvard Univer­ sity, Box 67, pp. 2 1 2 -2 1 3 .

35. Быков, Последние дни, стр. 97 .

36. Авдеев, 'Николай Романов, сс. 1 9 5 -196 .

37. Быков, Последние дни, стр. 98 .

38. Там же, стр. 100 .

39. ’’Известия”, № 96/360, 16 мая, 1018 г., стр. 2 .

40. Быков, 'Последние дни, сс. 6 4 -6 5 ; Соколов, Убийство, стр. 52 .

41. Быков, ’’Последние дни”, стр. 12 .

42. Авдеев, ’’Николай Романов”, сс. 1 99-200 .

43. Там же, стр. 197 .

44. Соколов, Убийство, стр. 124 .

45. Авдеев, ’’Николай Романов”, стр. 203 .

46. Соколов, Убийство, сс. 129, 131 .

47. Авдеев, ’’Николай Романов”, стр. 203; Быков, ’’Последние дни”, стр. 15 .

48. С.С. Бехтеев, Песни русской скорби и слез, т. 1, Мюнхен, 1923 г., стр. 18; Соколов, Убийство, стр, 282 .

49. JI. Троцкий, Дневник за 1935 г., запись от 9 апреля, в Trotsky Archive, Houghton Library, Harvard University, bMS/Russ 1 3,T— 7 3 1,p. 110 .

50. О Великом Князе Михаиле: О. Poutianine,B Revue des Deux Mondes,. XVIII, Л ноября 1923, 5 6 -7 8 и 15 ноября. 1923, 290— 310; Г.Б. в Руле, № 2472,13 ян­ варя, 1929 г., стр. 5 .

51. Poutianine, 309— 310, со слов лакея Михаила, расска­ завшего о происшедшем своему швейцарскому знако­ мому .

52. Быков, Последние дни, стр. 121; Соколов, Убий­ ство, стр. 266 .

53. Мельгунов, Судьба, стр. 388 .

54. Новая жизнь, № 120/335, 22 июня, 1918 г., стр. 3;

Наш век, № 96/120, 19 июня 1918 г., стр. 2; Новый ве­ черний час, № 9 3,1 9 июня 1918 г., стр. 1. Из заграничных сообщений см.N ew York Times, July 1, 1918, p. 5., June 25,1918, p. 1 and London Times,, July 3,1 9 1 8, p. 6 .

55. Наше слово, № 48, 19 июня, 1918 г. (мне оно было недоступно) в Нашем век е, № 97/121, 29 июня 1918 г., стр. 3 ; так же В.И. Ленин, Биографическая хроника, т. 5, стр. 552 .

56. Наш век, № 100/124, 23 июня 1918 г., стр. 2 .

57. Дитерихс, Убийство, т. 1, стр. 61 .

58. Авдеев, ’’Николай Романов”, стр. 202. По ошибке Авдеев принял его за австрийца .

59. Быков, ’’Последние дни”, сс. 1 7 -1 8 .

60. Smirnoff, Autour, 14—15, 114n, 92— 104, 143. Бы­ 3, ков (’’Последние дни” стр. 18) подтверждает, что Смир­ нова арестовали вместе с Мичичем, которого он по ошиб­ ке называет ’’Мигичем” .

61. Дитерихс, Убийство, т. 1, сс. 4 4 — 45 .

62. Авдеев, ’’Николай Романов”, стр. 202 .

63. Соколов, Убийство, стр. 147 .

64. Trotsky Archive, Houghton Library, p. I l l, запись, датированная 9 апреля 1935 г .

65. Быков, Последние дни, стр. 106 .

66. Декреты Советской Власти, т. III, Москва, 1964 г., стр. 22 .

67. Декреты, т. III, сс. 2 1 -2 2 ; Собрание Узаконений и Распоряжений, 1918 г„ № 583, ссв611— 612 .

68. Досье Соколова .

69. Соколов, Убийство, стр. 138;

70. Соколов, Убийство, стр. 138; Wilton, The Last Days, 82 .

71. В.И. Ленин, Биографическая хроника, т. V, сс.580, 616 .

72. Касвинов, 23 ступени, стр. 489; Быков, Последние дни, стр. 114 .

73. Быков, Последние дни .

74. F. McCullagh, ”Yurovsky and the murder of the Tzar”, Nineteenth Century and After, No. 123, September 1920, 417 .

75. Соколов, Убийство, стр. 2 3 0 -2 3 8 .

76. Там же, стр.224-229 .

77. Там, же, стр. 220 .

78. Там же, стр. 232 .

79. Там же, стр. 219 .

80. Там же, стр. 222— 223 .

81. Там же, стр. 220 и след .

82. Быков, ’’Последние дни”, стр. 21; McCullagh, ”Yurovsky”, 405 .

83. Показания П.В. Кухтенко, Досье Соколова, т. 1, число 8 сентября 1918 г.; пропущено в оригинале .

84. Соколов, Убийство, стр. 261 .

85. Bulygin, Murder, 256 .

86. K. Jagow, ’’Die Schuld am Zarenmord: Eine Antwort an Paleologue”, Berliner Monatshefte, No. 5, May 1935,932 .

87. W. Baumgart, Deutsche Ostpolitik 1918, (Wien & Mn­ chen, 1966), 337, Note 13 .

88. Jagow, ’’Die Schuld”, 393 .

89. В.И. Ленин, Биографическая хроника, т. V, стр. 642 .

90. Соколов, Убийство, сс. 2 4 7 -2 4 9 .

91. Декреты, т. 111, сс. 57— 58,

92. В. Милютин- ’’Страница из дневника о Ленине”, Прожектор, № 4,1 9 2 4 г., стр. 10 .

93. Jagow, ’’Die Schuld”, 398 .

94. Там же, стр. 399; Bothmer, Mit Graf Mirbach, 103 .

95. Jagow, ’’Die Schuld”, 400 .

96. Соколов, Убийство, ccc 246, 252— 253 .

97. Быков, Последние дни, стр, 113 .

98. Досье Соколова, 1, № 67 .

99. В. Lockhart, Memoirs o f a British Agent, 304 .

100. Bothmer, M it Graf Mirbach, 98 .

101. Цитата из Levine,Eyewitness, 137 .

102. A.JI. Окнинский, Два года среди крестьян, Рига (год издания неизвестен), сс. 2 9 2 -2 9 3 .

103. Smirnoff, Autour, 142 .

104. П0 Пагануцци, Правда о б убийстве царской семьи .

Jordanville, NJ, 1981, pp. 2 9 -3 0 .

105. Быков, Последние дни. .

106. Правда, № 212/7537, 3 августа 1938 г., стр. 5 .

107. Пекинская Гвардия Урала, стр. 508; Касвинов, 23 ступени, стр. 560, сноска 11 .

108. Дневник Троцкого, запись за 9 апреля, 1935 г .

Trotsky Archive, Houghton Library, Harvard University, bMS/Russ 13, T -3731, p. 111 .

КАТАЛОГ КНИГ

–  –  –

КОРОЛЕНКО В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ

(1917-1921) (биографическая хроника) .

Составил И Негретое. 15.00 Лидия Чуковская. ПАМЯТИ ДЕТСТВА. 12.00

–  –  –

ПАНОРАМА СОВРЕМЕННЫХ ИДЕЙ. 15.00 ПАНОРАМА ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ. 15.00 СеранКиркегор. НАСЛАЖДЕНИЕ И ДОЛГ. 15.00 Серан Киркегор. СТРАХ И ТРЕПЕТ. 6.00

–  –  –

Свящ. Михаил Аксенов-Мейерсон .

ПРАВОСЛАВИЕ И СВОБОДА. 15.00 Людмила Алексеева .

ИСТОРИЯ ИНАКОМЫСЛИЯ В СССР. 18.00 Стивен Коэн. ПЕРЕОСМЫСЛИВАЯ СОВЕТСКИЙ ОПЫТ (с англ.) 15.00 Б. Савинков .

ВОСПОМИНАНИЯ ТЕРРОРИСТА. 15.00

–  –  –

ВЛАДИМИРСКАЯ ТЮРЬМА. 4.50 ХЕЛЬСИНКСКОЕ ДВИЖЕНИЕ. 7.5 0

ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ .

Отдельные выпуски, за выпуск 5.00

–  –  –

ЦЫГАНСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ .

Сост.М Сергиевский, Л. Баранников. 25.00 Valery Chalidze. ON THE LINGUISTIC BRAIN CODE (Engl. & Russian texts). 10.00 Valery Chalidze. BRAIN CODE AND

PALEOLINGUISTICS

(Engl. & Russian Texts). 10.00



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«А. В. КОРОТАЕВ, С. Э. БИЛЮГА, С. Ю. МАЛКОВ, Д. А. ОСИПОВ О СОЛНЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ КАК ВОЗМОЖНОМ ФАКТОРЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ Проведенный нами эмпирический анализ дает дополнительные подтверждения гипотезы о...»

«Историческая справка Кожно-гальваническая реакция (КГР) / Электрическая активность кожи (ЭАК) В 1849 году немецкий физиолог Дюбуа-Реймон (Dubois-Reymond) впервые заметил, что кожа человека имеет электрическую активность. Погружая конечности испытуем...»

«1 АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия регионального значения “Здание Наркомзема: ныне Министерство сельского хозяйства СССР, 1...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЕВРОПЫ URGENT PROBLEMS OF EUROPE Научный журнал 2012 – № 3 Научный журнал 2012 – № 3 Издается с 1994 г. Выходит 4 раза в год Москва УДК 331.5 ББК 66(4); 66(5) А 43 ИНИОН РАН Центр нау...»

«^Чоцгнал i жизнь ПРОБЛЕМЫ СЕКУЛЯРИЗАЦИИ В ОБЩЕСТВАХ СО МНОГИМИ РЕЛИГИЯМИ С 27 по 30 ноября в Ташкенте проходил советско-индийский симпозиум "Проблемы секуляризации в обществах со многими религиями: опыт СССР и Индии". С советской стороны симпозиум был ор...»

«УДК 82 (1–87) ББК 84(7США) Р 67 James Rollins THE DEVIL COLONY Copyright © 2010 by James Czajkowski Оформление серии А. Саукова Иллюстрация на обложке А. Дубовика Роллинс Дж. Р 67 Дьявольская колония / Джеймс Роллинс ; [пер. с англ. С. М. Саксина]. — М. : Эксмо, 2014. — 640 с. ISBN 978...»

«Фонд оценочных средств учебной дисциплины "Экономика организации" разработан на основе Федерального государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования (далее – ФГОС СПО) по специальности 15.02.07 Автоматизация технологических процессов и производств (по отраслям), утверж...»

«Ответ: № вопроса Правильный ответ Количество баллов 1.1. 3 1 1.2. 1 1 1.3. 1 1 1.4. 2 1 1.5. 3 1 1.6. 2 1 1.7. 4 1 1.8. 3 1 1.9. 3 1 1.10. 1 1 1.11. 4 1 1.12. 1 1 1.13. 1 1 1.14. 2 1 1.15. 1 1 1.16. 3 1 1.17. 1 1 1.18. 4 1 1.19. 1 1 1.20. 1 1 1.21. 4 1 1.22. 1 1 1.23. 2 1 1.24. 2 1 1.25...»

«ВНИИПТхимнефтеаппаратуры ТЕХРЕМЭКС Лаборатория развальцовки труб ВНИИПТхимнефтеаппаратуры ТЕХРЕМЭКС Лаборатория развальцовки труб О КОМПАНИИ История В 1964 году основан институт ОАО "ВНИИПТхимнефтеаппаратуры", который является единственной в России специализированной научно-исследовательско...»

«" В о п р о с ы ф и л о с о ф и и ".-2 0 1 2.-№ °5.-С.125-133. Л о г и к а и ф и л о с о ф и я (з а п и с к и с е м и д е с я т н и к а ) Ц е л и щ е в В. В. А налитическая философия в значительной степени связана с логикой. Лозунг Б. Рас села Логика е...»

«Рабочие программы/ аннотации рабочих программ Базовая часть Аннотация рабочей программы дисциплины "История: история Русского Севера и Арктики" ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ 1. Целью освоения дисциплины является формировании целостного образа Севера и Арктики и си...»

«Смоленчук Ольга Юрьевна УЧАСТИЕ КОРОЛЕВСТВА НИДЕРЛАНДОВ В МИРОТВОРЧЕСКИХ МИССИЯХ ООН, 1945–1995 гг.: ЭВОЛЮЦИЯ И УРОКИ 07.00.03 – Всеобщая история (новое и новейшее время) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Дериглазо...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРО...»

«Католическая семинария восточного обряда Collegium Orientale (COr) в Айхштетте (Бавария) В период с 18 по 22 июля сотрудником Центра Алексеем Черным была совершена поездка в католическую семинарию восточного обряда "Collegium orientale...»

«1. Классификация соревнований Спортивные соревнования проводится в соответствии с правилами вида спорта "полиатлон", утвержденными приказом Минспорттуризма России от 07.04.2010 г. № 301. Соревнования личные с подведением командного зачета среди административных округов и команд спортивных клубов.Цели и задачи: выявление сильнейших сп...»

«ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Е. Е. МИЛАНОВСКИИ ГЕОЛОГИЯ СССР ВВЕДЕНИЕ. ДРЕВНИЕ ПЛАТФОРМЫ И МЕТАПЛАТФОРМЕННЫЕ ОБЛАСТИ Д о п ущ ено М инистерством вы сш его и сред него специального образования С С С Р в качестве учебника для студентов геологических специальностей вузов ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК 55(1):07...»

«статьи и эссе Гипотеза Олсона—Хантингтона о криволинейной зависимости между уровнем экономического развития и социально-политической дестабилизацией: опыт количественного анализа* Андрей Коротаев Доктор философии (PhD), доктор исторических наук, профессор, заведующий лабораторией мониторинга рисков социально-политичес...»

«МБОУ “Нововаршавская гимназия” Выпуск №8 Март 2016г. Газ е т а и з д а е т с я с 1995 года Встреча лучших чтецов района в рамках международного конкурса "Живая классика". "Быть умным—модно!" под таким девизом...»

«113: Unlimited Spanish Podcast Испанский через истории Expresiones sobre el calor Выражения о жаре.Hace tanto calor que se me derriten las ideas..Жара такая, что у меня мозги плавятся. Hola a todos! Привет всем! Soy scar, fundador de unlimitedspanish....»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКТЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ" РАЗДЕЛ 1. ПРОГРАММА КУРСА. Пояснительная записка Ориентирами для работы над курсом являются темы лекций, планы семинарских занятий, представленные в рабочей программе. Источники и учебная литература, необходимые для осво...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.