WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«им. Т.Г. ШЕВЧЕНКО СОюз мОлДАВАН ПРИДНЕСТРОВья Научно-исследовательская лаборатория «История Приднестровья» П.М. ШорНИков оЛДАвСкАЯ АМоБЫТНоСТЬ Тирасполь, 2007 УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

Восстановление 28 июня 1940 г. государМолдавский ственной целостности молдавского народа и культурный образование 2 августа союзной молдавской суверенитет республики еще не устраняли существовави духовная ших и прежде, а за 22 года жизни в состаинтеграция ве двух столь различных по культуре, экомолдавского номическому и политическому устройству народа государств как СССР и Румыния, еще более углубившихся расхождений в менталитете и культуре молдаван, проживающих восточнее и западнее Днестра. После провозглашения молдавской ССР стала очевидной необходимость формирования, точнее, культивирования литературного языка на основе говоров Правобережья Днестра. На состоявшейся в марте 1941 г. в Кишиневе научной сессии по проблемам молдавского языкознания с участием молдавских ученых, писателей, журналистов, педагогов, других представителей молдавской общественности были одобрены новые нормы молдавского литературного языка, основанные на языковой традиции. Новые правила орфографии, отмечено в передовой статье органа ЦК КПм газете «Советская молдавия» от 8 июня 1941 г., облегчат освоение литературного наследия и будут способствовать дальнейшему развитию родного языка и литературы. Необходимо, отмечал главный партийный орган, издать массовым тиражом лучшие творения Негруци, Крянгэ, Александри, Эминеску и других классиков молдавской литературы. Еще 8 марта 1941 г. Верховный Совет мССР постановил вернуться к традиционному молдавскому алфавиту на основе кириллической графики. Начатую было реформу молдавского языка прервало начало Великой Отечественной войны .

В ходе реформы 1941 г. была все же предпринята попытка утвердить в качестве обязательных для населения всей молдавской ССР некоторые диалектные нормы, отражающие говоры молдавских сел левобережья Днестра. Эти попытки были возобновлены после окончания войны. Однако новый рубеж молдавского культурного суверенитета был достигнут. «Пора уже, – полагал в разГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе гар войны, в 1943 г. крупный молдавский языковед профессор И.И. Иримица, – перестать идти на поводу у румынофилов и признать, что молдавский язык – это язык самостоятельный, отличающийся во многом от румынского, что это язык народа, имеющего многовековую историю». Этот язык «имеет.. свои фонетические и морфологические особенности, имеет свою грамматику, которая отличается от румынской, не говоря уже о лексике, где разница слишком бросается в глаза» [7] .

После освобождения молдавии от фашистской оккупации возрождение молдавской культуры началось в новых, во многом отличных от довоенных социально-политических условиях. Сознание своей причастности к завоеванию Победы в Великой Отечественной войне укрепило в молдавском народе национальное достоинство, традиционную государственную ориентацию на Россию/СССР .

Трагический опыт общения с румынскими оккупантами усилил у молдаван исторически обусловленное чувство национального отчуждения от Румынии. Однако пропагандируя принципы интернационализма и исходя из текущих внешнеполитических задач, советская власть не могла мириться с шовинизмом, даже направленным против нации, участвовавшей в войне против СССР. Партийная пропаганда превозносила вклад Румынии в завоевание победы над Германией. Советские лингвисты отмечали культурную близость румын к славянам, то обстоятельство, что в румынском языке около 50 процентов слов имеют славянское происхождение [8]. После прихода в Румынии к власти коммунистов (1948 г.) тема злодеяний румынских захватчиков в молдавии была для пропагандистского использования практически закрыта. Но память о пережитом в 1941–1944 годах наложила свой отпечаток на сознание двух поколений молдаван, существенным образом определяя и их отношение к румынскому языку .





Позиции сторонников молдавской самобытности в языкознании усилились. К началу 50-х годов в молдавии сложилась лингвистическая школа, ориентирующаяся в основном на молдавский литературный язык периода молдавского национального подъема 1905–1917 гг., что в научном плане представляется недостаточно обоснованным. Но ее достижения быстро распространялись вширь. На основе этого варианта молдавского литературного языка в 1945–1950 гг. при численности молдаван 1,7 млн чел. в молдавии было обучено грамоте 900 тыс. взрослых [9] .

На язык молдавской прессы, радио, официального общения влиял разговорный язык молдаван Бессарабии. Фактически слоП.М. Шорников. Молдавская самобытность жившаяся лингвистическая ситуация требовала приведения теории в соответствие с внутренними закономерностями развития языка. На состоявшейся в декабре 1951 г. совместной сессии Института языкознания АН СССР и Института истории, языка и литературы молдавского филиала АН СССР по вопросам молдавского языкознания патриарх советской романистики академик АН СССР В.Ф. Шишмарев выступил против идеи м.В. Сергиевского о формировании литературного молдавского языка на основе диалекта молдаван левобережья Днестра и призвал исходить в языковом строительстве «из современного живого языка наиболее авторитетной в культурно-политическом отношении области, речь населения которой в то же время наиболее понятна для другой части страны .

Таковым является наречие Кишинева и близлежащих к нему населенных пунктов» [10]. Признание языковых реалий лингвистической наукой ускорило их закрепление в качестве нормы в молдавской литературе и публицистике того времени .

Приверженцы молдавского языкового своеобразия имелись и в Румынии. В 1944 г. было посмертно опубликовано исследование молдавского (из запрутской молдовы) писателя Калистрата Хогаша «молдавизмы». «С некоторых пор, – отмечал он, – молдаван все чаще обвиняют в том, что они пишут диалектно, с молдавизмами .

И речь не только о молдаванах, пишущих теперь, но и всех, кто писал когда-либо». Отказываясь признавать в качестве обязательной нормы для молдаван трансильванские либо валашские стандарты, К. Хогаш обоснованно называл в числе плодотворно использующих чисто молдавские, не свойственные речи других восточных романцев, слов и выражений классиков молдавской литературы ХIX в.: Александри, Негруци, Крянгэ, и даже михаила Эминеску .

В 1947 г. увидело свет другое неизданное прежде исследование К. Хогаша – «Культура в молдове», в котором был подвергнут жесткой критике царящий в Румынии «литературный антимолдавизм»

[11] .

молдавская языковая самобытность находила международное признание. На международном конгрессе романистов во Флоренции (3–5 апреля 1956 г .

) видный итальянский лингвист Карло Тальявини выступил с докладом «Новый литературный романский язык? молдавский». «Наименование молдавский язык, – отметил ученый, – не является современным открытием: молдавский язык – это продолжение потока древней молдавской литературы, который, в связи с политическим отделением Бессарабии, не участвовал в процессе унификации румынского языка, завершившемся в Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе XIX в., как это случилось в молдове с другой стороны Прута», т.е .

между Прутом и Карпатами .

Существование молдавского литературного языка, сформировавшегося на основе говоров области Кишинева и отличного от румынского языка, отметил в труде «Введение в лингвистику»

(1958 г.) румынский академик А. Граур. молдавская национальнокультурная самобытность находит отражение в трудах румынских историков, литераторов и филологов Н. Истрати, м. Садовяну, Ж. Бика [12] .

Развернувшаяся в 1955 г. дискуссия вокруг литературных норм молдавского языка, по мнению И.Д. Чобану, показала, что стандарты молдавской орфографии, установленные в 1941– 1945 гг., выдержали испытание временем [13]. «за короткий исторический срок – в течение десятилетия, – полагал А.В. Грекул, – консолидировались воссоединенные части молдавской нации» [14] .

На деле ситуация была иной. События 1989–1992 гг. вскрыли наличие между двумя частями молдавской нации существенных этнокультурных и национально-политических различий .

Негласный Поворотным пунктом в языковом строотказ от ительстве в молдавии стала состоявшаяся молдавского в конце 1955 г. в Кишиневе языковая конязыкового ференция, на которой прозвучал призыв суверенитета изменить отношение к румынскому языку, поскольку Румыния стала народно-демократическим государством. Оставляя в стороне филологическое обоснование этого поворота, заслуживающее специального рассмотрения, отметим самое примечательное: пересмотр языковой политики был аргументирован политически. Уже поэтому исторически наиболее значимо выяснение вопроса о принципиальной возможности сохранения молдавского лингвистического суверенитета в условиях полнокровного функционирования в Румынии развитого румынского литературного языка .

Фундаментальной предпосылкой культурного суверенитета молдавской нации являлось наличие у молдаван государственности. Даже если признать дискуссионным мнение этнологов запада о том, что образование государства само по себе представляет акт создания нации [15], нельзя упускать из вида, что молдавская советская государственность представляла собой продолжение пятивековой государственной традиции молдаван (1359–1859 гг.) .

30 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Наличие национальной государственности ограждало молдаван от административного и, отчасти, этнокультурного давления Румынии. С 1918 г. левобережная молдавия, а с 1944 г. – союзная молдавская республика была практически изолирована от Румынии в информационно-культурном плане, как, впрочем, и Румыния от молдавской ССР. После прихода коммунистов к власти в Румынии культурные связи несколько активизировались. Но с конца 60-х годов охлаждение советско-румынских политических отношений вновь повлекло ограничение культурных и научных контактов, что вновь изменило условия, в которых развивалась молдавская самобытность .

Немаловажным фактором утверждения молдавского культурного суверенитета являлось то обстоятельство, что в социально-экономическом развитии молдавская республика, во всяком случае с середины 60-х годов, опережала Румынию, особенно соседнюю запрутскую молдову. С 1 сентября 1958 г. в молдавской ССР стало обязательным изучение молдавского языка в школах с русским языком обучения, в 50-е годы был учрежден ряд молдавских («лимба ши литература молдовеняскэ», «Кипэруш») либо молдавско-русских по языку издания журналов («Окротиря сэнэтэций» и др.) и газет («Кишинэу. Газета де сарэ» и др.), что открывало перед молдавской интеллигенцией новые возможности творческого роста .

Тяжелое материальное положение населения Румынии, существовавший в стране авторитарный режим лишали ее в глазах молдаван всякой привлекательности. Сводя к минимуму возможное влияние Румынии на этнополитические процессы в молдавии, Н. Чаушеску, нуждаясь в свободе рук для подавления политической оппозиции и ассимиляции национальных меньшинств, избегал открытой поддержки националистических тенденций в соседних странах .

В социальном плане возникновение течения румынистов в молдавской филологии связано с конфликтом двух групп молдавской бюрократии. В послевоенные годы ключевые позиции в партийном аппарате и административно-хозяйственном управлении занимали преимущественно молдаване и русские – уроженцы левобережных районов, сформировавшиеся в условиях молдавской Автономной Республики и пользовавшиеся большим политическим доверием руководства Коммунистической партии. «можно констатировать, – сетовала группа литераторов в коллективном письме руководству мССР в 1956 г., – что сейчас, через 16 лет (после воссоединения Бессарабии с СССР – П.Ш.) не только партийное и госуГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе дарственное руководство молдавии, но и профессиональные организации, министерства и ведомства, районные партийные органы и исполнительные комитеты, органы юстиции и т. д. не включают достаточно местных бессарабских кадров. Жители правобережной молдавии воспринимаются как «неспособные», не заслуживающие доверия с политической точки зрения» [16] .

Оснований для подобных жалоб было немного, но этнически мотивированными сигналами партийные инстанции не пренебрегали. С конца 40-х годов началось выдвижение уроженцев Бессарабии на политически значимые посты в экономике, науке и культуре. С конца 50-х годов румынисты начали укреплять свои позиции в высших учебных заведениях, учрежденных в Кишиневе, Бельцах, Тирасполе, а также в Институте молдавского языка, созданном в 1958 г. после раздела Института истории, языка и литературы молдавского филиала АН СССР .

Позднее режим этнических преференций был самими молдаванами осмыслен как явление в социально-культурном плане неоднозначное: «В 30-е годы, – шутили в 80-е годы молдавские историки, – середняк пошел в колхоз, а в 60-е – в науку». Но особая чуткость москвы к этнически аргументированным социальным требованиям поощряла национализм. молдавская номенклатура, как и любая другая, желала монопольного доступа к управлению и власти в республике, и использовала это обстоятельство. Даже через 20 лет после освобождения Бессарабии, продолжая выражать эту тенденцию, сокрушается в мемуарах бывший первый секретарь ЦК КПм И.И. Бодюл, «на министерских постах и выше не было ни одного бессарабца» [17]. Это не соответствовало действительности, к концу 50-х годов правобережные молдаване уже занимали ряд высших постов. Однако представители воспитанного в 30-е годы «поколения на перепутье», знающие румынский литературный язык, были заинтересованы в превращении этого знания в социальное преимущество, а их единомышленники в ЦК КПм – в использовании их социального недовольства в целях оказания давления на руководство КПСС .

В силу идеологической зашоренности власть не приветствовала консолидацию молдавского национального сознания. Недопустимо долго решался вопрос о переиздании произведений классиков молдавской литературы XIX – начала ХХ столетия. В начале 60-х годов в ходе очередной антирелигиозной кампании были закрыты сотни церквей и ряд монастырей молдавии, в том числе знаменитый Ново-Нямецкий монастырь в селе Кицканы, основанный молдавской церковью в XIX столетии. Богатейшая библиотека монастыря 30 П.М. Шорников. Молдавская самобытность была разукомплектована и как культурно-исторический комплекс перестала существовать. Книги, хранившиеся в церквах, в том числе представляющие историческую ценность, были помещены в архивы, спецхраны немногих библиотек и фактически исключены из научного оборота .

Некоторые ученые-молдависты были репрессированы. Арестованный накануне войны молдавский фольклорист П. Штефэнукэ погиб в заключении, до середины 50-х годов находился в ссылке другой поборник молдавской самобытности, поэт Николай Костенко. лидер молдавских самобытников профессор И.Д. Чобану по наущению румынистов был подвергнут политической травле и трижды смещен с занимаемых постов в научных и учебных заведениях. В 60-е годы, когда он заведовал отделом фольклористики в Институте молдавского языка и литературы, ему чинили препятствия в исследованиях, некоторые из его научных работ не были опубликованы .

Еще более важным, чем попустительство руководства КПм, фактором успеха румынистов стало то обстоятельство, что в общественном мнении они оказались на волне модернизации. Урбанизация в молдавии благодаря инвестициям из бюджета Союза была стремительной, и в 60–80-е годы национальная молдавская городская культура не успела вполне сложиться. Культурную модернизацию большинство интеллигентов-молдаван представляло себе как восприятие румынских культурных форм. Если прежде заимствование молдавским языком слов из западноевропейских языков осуществлялось через русский язык, то в 60-е годы пополнение его лексического фонда пошло в основном уже при посредстве румынского. Вновь попирая молдавскую культурную традицию, румынисты отвергли ориентацию на говоры центральных районов молдавии и язык молдавских классиков ХIX – начала ХХ в. и начали целенаправленное уничтожение языковой индивидуальности, свойственной молдавской классической литературе и живой молдавской речи .

С началом реформы критический подход к допуску неологизмов был отброшен, началось массированное внедрение в молдавский литературный язык французских слов. Под видом устранения диалектизмов шло вытеснение чисто молдавских слов и славянских заимствований, доля которых в базовом лексическом фонде молдавского языка по разным оценкам составляла от 25 до 40 процентов. Изданный в 1961 г. «молдавско-русский словарь» демонстрировал поразительный «либерализм» в использовании галлицизмов, 30 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе латинизмов и интернациональной лексики. Содержание «Орфографического словаря молдавского языка» (1965, переиздан в 1978 г.) свидетельствовало об отказе составителей от молдавской языковой специфики и почти полной переориентации на фонетические (олтянские) стандарты румынского языка. При попустительстве части академических и писательских кругов румынисты начали подвергать остракизму исконные молдавские слова: курекь, перже, прэсаде, попушой, харбуз, хулуб и многие другие, насильственно внедрять олтенизмы, игнорировать молдавскую орфографию .

Учитывая приверженность молдаван молдавской культурной традиции, румынисты в то время не ставили вопроса об отказе от лингвонима «молдавский язык» и русской гражданской графики .

Но темпы «обновления» лексики, использование реформаторами методов этнокультурного насилия порождали у молдавских патриотов тревогу за судьбы национального достояния молдаван – их самобытной речи. Оценивая масштабы внедрения неологизмов, И.Д .

Чобану полагал, что уже к концу 50-х годов молдавский язык перешел в новое качество, в почти новый язык [18]. К счастью, это было не так. Драматичный для судеб молдавской национальной самобытности исход борьбы по вопросам языкового строительства в 50-е годы не задел молдавское национальное сознание .

Молдавский Несмотря на тревожную тенденцию язык и в языковом строительстве, 60–80-е годы молдавская стали временем стремительного социидея в период ально-культурного подъема молдавского молдавского народа. Интегрированность экономики национального молдавии в народнохозяйственный комподъема плекс СССР, крупные капиталовложения министерств и ведомств Союза обеспечили быструю индустриализацию республики. Число рабочих и служащих, составлявшее в 1940 г. всего 100 тыс. человек, к 1960 г .

возросло до 439 тыс., а в 1980 г. – до 1500 тыс. человек. за 1960– 1980 гг. народное хозяйство молдавии получило более 150 тыс .

специалистов высшей квалификации и 193 тыс. – средней. Было подготовлено 50 тыс. специалистов сельского хозяйства, 45 тыс .

учителей, 14 тыс. врачей, а также 42 тыс. медицинских работников средней квалификации .

По образованности населения молдавия вышла на среднеевропейский уровень. В 1980 г. на 1000 жителей в республике приП.М. Шорников. Молдавская самобытность ходилось 572 человек с полным средним и высшим образованием, больше, чем в наиболее развитых странах запада [19]. Поскольку принцип национально-пропорционального доступа к высшему образованию в республике соблюдался, молдаване составляли 2/3 нового поколения интеллигенции. Ускоренное экономическое развитие, массовое повышение социально-культурного уровня населения, успехи СССР в космических исследованиях, растущее могущество страны укрепляли у молдаван чувство гордости принадлежностью к великой державе .

Вызванный событиями 1918–1940 и 1941–1945 гг. разрыв молдавской культурной традиции успешно преодолевался. Исследования историков, лингвистов, этнологов восстановили и укрепили исторически обусловленные и научно обоснованные принципы возникновения, становления и развития молдавской государственности, молдавской духовности. В Институте молдавского языка и литературы был подготовлен и издан монументальный научный труд – двухтомный молдавский лингвистический атлас (Атласул лингвистик молдовенеск, Алм). В 1968–1973 гг. вышел ряд словарей молдавского языка. Были изданы на молдавском и русском языках труды классиков молдавской литературы XIX в., а также 16 томов молдавского фольклора. Крупными событиями культурной жизни стала публикация первой в молдавской истории 8-томной молдавской Советской Энциклопедии (1970–1981 гг.), двухтомной «Истории молдавии» (1967–1968 гг.). В 1977 г. вышел написанный под руководством академика я.С. Гросула и профессора В.С. зеленчука фундаментальный этнологический труд «молдаване», в котором на основе материалов Алм была, в частности, раскрыта суть молдавской языковой самобытности .

В 70–80-е годы научная разработка вопросов молдавской идентичности была ознаменована новыми успехами историков и лингвистов. В книге «Формирование молдавской буржуазной нации» (1978 г.) были выявлены этапы формирования молдавского языка и молдавского национального сознания. Академик Н.Г. Корлэтяну методологически безупречно обосновал древность этнонима «молдован» и самостоятельность молдавского языка [20], а Р.Г .

Пиотровский выявил системные дивергенции между румынским и молдавским языками [21]. многовековой характер традиции использования молдаванами молдавской кириллической графики, а затем русского гражданского шрифта раскрыл В.Н. Стати [22] .

молдавский язык функционировал в образовании, науке, культуре, богослужении, обладая фактически официальным стаГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе тусом. Позиции молдавского языка в политической жизни, в официальном общении, делопроизводстве были слабы; он не привился в финансовой и технической сферах. Но его социальные функции неуклонно расширялись. Общеобразовательная школа давала качественное, соответствующее требованиям времени образование, открывавшее молодежи двери самых престижных университетов страны. Вышедшая на общественную арену в 60-е годы плеяда молдавских деятелей культуры обеспечила взлет молдавской литературы, молдавского театра, молдавского киноискусства, молдавской хореографии. На почве успехов в развитии экономики и культуры, повышения жизненного уровня крепло национальное достоинство молдаван .

Но социальные мотивы существования румынистов сохранялись, и это течение усиливалось. Своеобразие устной речи молдаван, фонетические и лексические особенности молдавского языка – его мелодичность, мягкость произношения («дулче грай молдовенеск» – «сладкозвучная молдавская речь»), его словарное разнообразие, то, что всегда отличало его от валашской (олтянской) речи, румынисты использовали как предлоги для отрицания всяких достижений в социально-культурном развитии. запущенный в середине 50-х годов процесс румынизации молдавского языка продолжался. Через электронные СмИ, систему образования, прессу, литературу румынисты подгоняли молдавский язык под стандарты румынского – часто воображаемые и потому, по мнению большинства молдаван, особенно нелепые .

Для самих румын эти нормы являлись дискуссионными. за сто предшествующих лет румынский язык пережил более 70 реформ .

Население Румынии, к удивлению молдавских румынистов, сохраняло диалектные различия. И если молдаване запрутской молдовы продолжали говорить на языке, сходном с языком молдаван молдавской Республики, то остальные диалекты – мунтянский, кришанский, банатский – существенным образом отличаются от него и различаются между собой. Попытки «реформаторов» молдавского языка подражать произношению жителей Бухареста расценивались в молдавском обществе как манерность. Тем не менее румынисты навязывали молдаванам именно мунтенский и олтенский диалекты. В духе языкового «кирицизма» (по имени героини пьесы В. Александри «Кирица в провинции») вызывающе игнорируя культурно-исторические особенности молдавского языка, соответствующие общественным потребностям, молдавские румынисты начали копировать все, даже явно неудачные, смехотворные нормы 310 П.М. Шорников. Молдавская самобытность орфографии, орфоэпии и пунктуации румынского литературного языка .

Бессистемная разработка орфографических и других норм молдавского языка еще не отражалась на его основном словарном фонде, на его самобытности, но осложняла его корректное функционирование. Наиболее устойчивыми оказались морфологические особенности молдавского языка, отличавшие его от румынского и других восточно-романских языков. В коллективном (А.м. Дырул, И.И. Ецко, Н.Г. маткаш, А.И. Чобану и др.) научном труде (1981 г.) [23], справедливо охарактеризованном языковедами как свидетельство научной зрелости молдавской лингвистики [24], была убедительно обоснована самобытность молдавского «речестроя», построения фразы .

На современном этапе (1983 г.) утверждала крупный молдавский языковед, член-корреспондент АН мССР Т.П. Ильяшенко, молдавский язык обладает всеми признаками национального языка, поскольку: «1. Он включает литературную форму существования с ее вариантами, профессиональную и социальную речь, бытовую речь, территориальные говоры [...]. 2. Для него характерна широкая стилевая дифференциация, письменная и устная. 3. Он функционально дифференцирован, способен обслуживать все сферы человеческой деятельности, т. е. омнифункционален [...].» [24] .

Курсу румынистов на ликвидацию своеобразия молдавского языка, на его унификацию с румынским противостояла тенденция, обусловленная исторической традицией, существующей в молдавии лингвистической ситуацией, самой внутренней логикой развития молдавского языка. Географическое положение молдовы, ее исторические судьбы способствовали развитию специфических черт молдавского языка по сравнению с другими восточнороманскими языками. В числе таких черт, свойственных именно молдавскому языку, Т.П. Ильяшенко назвала предпочтение сочетания слов флективным и синтетическим формам, особенности расположения слов в речевой цепи и ударение в словах, наличие морфологических форм, весьма редких в других романских языках, системы словообразования, аналогичные словообразованиям в славянских языках, предпочтение, отдаваемое традиционным, вошедшим в основной словарный фонд лексемам славянского происхождения [25] .

Поскольку никаких попыток оспорить эти выводы не предпринималось, их следует признать общепринятыми в молдавском языкознании .

Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе Национальные Борьба двух тенденций в языковом ценности и строительстве не оказывала заметного влиянациональная ния на молдавское национальное сознание, номенклатура поэтому руководство правящей партии позволяло себе игнорировать предостережения молдавских ученых-филологов и историков по поводу вероятных этнополитических последствий румынизации молдавского языка .

лишь немногих филологов и литераторов-румынистов того времени можно обвинить в сознательном разрушении молдавских национальных ценностей, направленном на подготовку присоединения молдавии к Румынии. Принимая молдавскую ССР как продолжение молдавской государственной традиции, они до конца 80-х годов своим художественным и научным творчеством славили молдову и дружбу народов, утверждали величие СССР. Они критически относились к режиму Н. Чаушеску и не желали оказаться под его властью. Некоторые и после распада СССР остались сторонниками молдавского государственного суверенитета, другие – их большинство – замолкли, исчезли с общественной арены. Но совершенный их руками поворот в языковом строительстве объективно представлял собой попытку демонтажа одной из фундаментальных молдавских историко-духовных опор и, следовательно, политическое действие, противоречащее интересам молдавской нации и молдавской государственности .

Отсутствие в молдавском обществе должного сопротивления этой разрушительной работе невозможно объяснить только заинтересованностью одной из фракций титульной бюрократии. Этнокультурный конформизм молодой молдавской интеллигенция отчасти объясним ее отрывом от молдавской культурной традиции. знакомство с румынской литературой значительная ее часть воспринимала как восстановление неких национальных духовных связей. В 70–80-е годы в ее среде не без участия государственных структур Румынии распространялся политический по своей сути миф о румынской, точнее, трансильванской «духовности» .

В условиях СССР национальное бытие молдавского народа не внушало опасений, и лишь немногие видели в румынизме этнокультурную угрозу молдавской идентичности. В целом интеллигенция воспринимала существующую молдавскую государственность как данность, не задумывалась о том, что она является гарантией дальнейшего существования молдаван как самобытного народа, и не предвидела этнополитических последствий отказа от молдавского культурного суверенитета. Она оказалась дезориентирована 312 П.М. Шорников. Молдавская самобытность мифологией прогрессизма, и значительная ее часть слепо пошла за «модернизаторами» молдавского языка. Однако, на наш взгляд, главную вину за тупиковый поворот в языковом строительстве несут не лингвисты. Он состоялся при поддержке либо попустительстве ЦК КПм, и политическая ответственность за это решение лежит на руководстве партии .

Переориентация в языковом строительстве была осуществлена как бы явочным порядком, без специального решения Верховного Совета либо правительства молдавии, при «невмешательстве» руководителя республиканской партийной организации з.Т. Сердюка. Сменивший его партийный лидер – молдаванин И.И. Бодюл не предпринял попыток восстановить языковой суверенитет. Наоборот. «С приходом к власти И.И. Бодюла, – отмечал И.Д. Чобану, – прорумынский режим и его последствия на деле ожесточились [...]. В 60–70-х годах можно было услышать путаные разглагольствования о двух различных языках, а на деле вместо молдавского господствовал румынский литературный язык [...]. В 1975 г. когда увидели свет первые два тома многотомного академического издания молдавского фольклора, являющегося основой родного языка, И.И. Бодюл выступил на пленуме ЦК КПм с невежественным отрицанием чрезвычайной важности уникального издания». Первый секретарь ЦК КПм потребовал сократить расходы на издание молдавского фольклора [26] .

Руководитель КПм, разумеется, не вынашивал унионистских планов. Но для исторически и филологически малограмотной, национально-близорукой номенклатуры и бюрократии приоритетными были социальные преимущества, а не национальные ценности .

Справедливо отметив в своих «Воспоминаниях» (1999 г.), что кириллица является исконной письменностью молдаван, и «великие молдавские господари Штефан чел маре и Дмитрий Кантемир, другие господари писали и читали на славянском шрифте, созданном просветителями Кириллом и мефодием», а «латинская графика была введена в молдавский язык румынами во время оккупации Бессарабии в 1918 году», И .

И. Бодюл несколькими страницами далее одобрил перевод молдавской письменности на латиницу, поскольку, якобы, «латинский шрифт, обслуживающий романские языки, более подходящий для молдавского, относящегося к этой группе языков». «Ведь шрифт, – сея сомнения в своей искренности утверждает доктор философии далее, – является только средством выражения языка и не играет роли в национальных отношениях, в политике и экономике» [27] .

Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе Должностные лица КПм были заинтересованы в контроле партии над политической ситуацией в республике .

Но у номенклатуры имелись социальные мотивы для поощрения антимолдавских тенденций в культурном развитии. В 60-е годы в молдавии, как и ряде других субъектов СССР, политика «коренизации аппарата» выродилась в курс на установление этнической монополии на управление .

Аппаратом ЦК КПм, вспоминает партийный лидер, «без спешки и кампанейщины» осуществлялось замещение руководящих постов почти исключительно лицами, принадлежащими к титульной нации. К концу 1970 г. «молдаван среди первых секретарей горкомов и райкомов было 70 процентов, председателей горрайисполкомов – 75, секретарей райкомов и горкомов комсомола – 85» [28] .

Доля молдаван стабильно возрастала и среди председателей колхозов, сельских советов, руководителей предприятий и вообще членов партии, составлявших резерв на выдвижение [29] .

Эти нарушения национальной справедливости нельзя было бесконечно прикрывать знаменем интернационализма, они порождали недовольство нетитульного населения. Проявления национализма титульной нации и, особенно, сепаратистские тенденции, позволяли руководству КПм шантажировать и союзный Центр, и национальные меньшинства молдавии. Эту потребность бюрократии уловила творческая интеллигенция и молодежь. В октябре 1965 г. на съезде писателей молдавии был поставлен вопрос о переводе молдавской письменности на латинскую (не румынскую) графику. В 1966 г. рабочий сахарного завода вывесил румынский флаг; впрочем, как оказалось, он был недоволен главным образом кадровой политикой партии. В 1970 г. две школьницы сделали на стенах кишиневских зданий около 25 надписей типа «Верните нам латинский алфавит», «Верните нам побережье» [Черного моря – П.Ш.]. «молдавские кадры». В произведениях некоторых литераторов появились прорумынские аллюзии [30] .

Проводимая в республике национальная политика не была скорректирована ни руководством Коммунистической партии молдавии, ни ЦК КПСС .

Отказ от культурного суверенитеЯзыковая р е ф о р м а и к р и з и с та не обеспечивал и не мог обеспечить преодоление разрыва между разговорнациональной ным и литературным языком и обреидентичности кал молдаван на положение вечно доП.М. Шорников. Молдавская самобытность гоняющих. Не только рабочие и крестьяне, но и люди с высшим образованием не успевали усваивать поток заимствованных из западноевропейских языков словарных единиц, порой ненужных, целенаправленно внедренных в молдавский литературный язык .

По наблюдению специалиста, интеллигенты, в том числе учителя молдавского языка и литературы, чувствуя дискомфорт при чтении перегруженной неологизмами молдавской прессы, выходили из затруднения, обращаясь к русским газетам [31]. Даже образованные люди прибегали к литературному языку только при официальном общении, как, впрочем, поступают и сегодня .

Большинство молдаван не понимало, как и сегодня, неологизмов, да и не желало их знать, продолжая пользоваться традиционной молдавской речью. молодежь часто использовала новые слова невпопад, превращая язык общения в малопонятный суржик. В силу прочности молдавской языковой традиции румынское произношение у молдаван не прививалось. Дистанция между литературным языком, насаждаемым через СмИ и с университетских кафедр, и естественным молдавским языком увеличивалась. На путях заимствования чуждых языковых стандартов, в условиях перманентной реформы, воображаемая лингвистическая «отсталость» молдаван не могла быть преодолена в принципе – поскольку не было предмета преодоления. Слабое знание служащими насаждаемого румынистами олтенизированного языка препятствовало его распространению в сфере официального общения и делопроизводстве .

знание русского языка было у молдавской интеллигенции традиционным и не расценивалось как проявление национального нигилизма. Поэтому, чтобы понять содержание официальных бумаг, служащие обращались к русским текстам. Из-за перенасыщения молдавского языка неологизмами и неприятия румынскоолтянского произношения, из страха показаться малограмотным, просто попасть впросак, а не в целях демонстрации интернационализма, на что намекает бывший первый секретарь ЦК КПм, говоря, что «руководящие кадры молдавской национальности, хорошо владевшие родным языком, свои распоряжения отдавали на русском языке. Когда они это делали на молдавском языке, то не всегда чувствовали себя уверенно». Не составлял исключения и сам партийный лидер. Публично он выступал только на русском языке .

Но явно не из любви к русскому языку. Свои размышления на эту тему он закончил странным призывом не только изучать английский язык, но и «пользоваться им в обыденной жизни» [32] .

Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе Избранный под воздействием румынистов путь в языковом строительстве вел молдавский народ к культурному поражению .

ложная, уничижительная идея о культурной отсталости молдаван, а по существу – об их несостоятельности как нации, исподволь внедряемая в массовое сознание в процессе насильственного «реформирования» молдавского языка, была нацелена на формирование у молдавской интеллигенции комплекса национальной культурной неполноценности или, по меньшей мере, ощущения собственного культурного провинциализма .

В молдавском народе росла тревога за судьбы национальных ценностей, а необходимость ориентироваться на чужие образцы в сфере языка и культуры, заимствовать и имитировать их унижала национальное достоинство молдаван. Отсутствие реакции на проводимое при попустительстве властей насаждение румынизма привело к растущему недоверию народа к собственной интеллигенции, создавало угрозу этнокультурного раскола молдавской нации .

О реальности такой угрозы уже в 50–60-е годы свидетельствовали разновекторные этнокультурные ориентиры молдаван правобережья и левобережья Днестра. В этом неопределенном этнополитическом состоянии застала молдаван «Перестройка» .

Реформирование молдавского языка путем подгонки его под нормы румынского означало отказ от молдавского культурного суверенитета, представляло собой покушение на молдавскую национальную самобытность, молдавскую национальную идею, разрушение духовных основ молдавской государственности. Однако командно-административное языковое строительство, осуществляемое с 20-х годов и по настоящее время, показало, что в своем этнокультурном развитии молдавский народ миновал стадию, когда попытки языковой унификации протекают естественно и относительно безболезненно .

Будучи закреплена в классической и современной литературе, в письменной и разговорной формах языка, молдавская лингвистическая самобытность не может быть просто отброшена решением группы языковедов, даже поддержанным государственной властью. Народ будет и впредь обращаться к своей языковой традиции, будет хранить ее, культивировать и утверждать ее литературную форму .

31 П.М. Шорников. Молдавская самобытность § 2. ЭТНокЛЬТрНоЕ НАСИЛИЕ в коНЦЕ ХХ вЕкА Этнополитические процессы в молдавии развивались не вполне традиционным образом. Попытка законодательного ограничения сферы использования русского языка, предпринятая при попустительстве центральной власти, не была поддержана массами молдаван. Причины этой лояльности заслуживают рассмотрения .

«Языковая Соединение административно-терреформация», риториального деления с этничностью гражданский создавало предлоги для выдвижения треконфликт бований о предоставлении социальных и молдавская преференций титульным этносам кажобщественность дого из национально-территориальных образований Союза, стимулируя национализм. Но социально-культурных и экономических причин для возникновения сепаратизма в молдавии не существовало. Советский Союз обеспечивал республике, как и каждому из своих субъектов, реальный суверенитет. молдавия располагала парламентом, подотчетным ему правительством, законы Союза действовали на ее территории при условии их ратификации Верховным Советом мССР. молдаване пользовались льготами в доступе к высшему образованию, в продвижении по службе, а молдавская номенклатура по своему усмотрению строила экономическую, социальную политику и политику в сфере культуры. В 60–80-е годы республика была сферой массированных капиталовложений союзных министерств. Быстрый подъем экономики, а также поступления из бюджета Союза позволяли повышать жизненный уровень населения опережающими темпами. В 80-е годы в молдавии, как и в других союзных республиках, за исключением России и добывающих углеводородное топливо Азербайджана и Туркмении, потребление на 25–30% превосходило уровень производства [1]. Расцветала молдавская культура. 60–80-е годы ХХ в. стали самым продуктивным периодом всей молдавской истории [2]. Поэтому выход молдавии из состава СССР чаяниям молдаван отнюдь не отвечал .

Однако формирование бюрократии и интеллигенции в условиях этнических льгот обусловило их политический инфантилизм и национальную безответственность. Эти круги, не связанные с производством, не ценили преимуществ, предоставляемых молдавии 31 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе членством в СССР, воспринимая их как ренту, выплачиваемую республике Россией в качестве платы за политическую лояльность .

Политика «коренизации аппарата», до середины 60-х годов оправданная, подвела под молдавскую советскую государственность социальную базу, и верхи номенклатуры, особенно в 80-е годы, возможно, начали тяготиться контролем москвы. Восприятие молдавской государственности населением как административной национально-территориальной автономии уходило в прошлое. Течение румынистов среди молдавских филологов положило начало эрозии молдавского национального сознания [3] .

У титульной бюрократии и интеллигенции находила понимание идея этнической монополии на власть и управление. Распространялись мифы о привилегированном положении интеллигенции в Румынии. И все же молдавская бюрократия и интеллигенция не желали отрыва молдавии от СССР. Тем более чужды были этой идее массы молдаван. В москве они видели защиту от злоупотреблений местной бюрократии. При естественной приверженности молдаван родному краю, своим государством они считали СССР и его распада не желали. Сепаратистского движения в молдавии даже к началу 1988 г. не существовало, оппозиционные правящей партии политические формирования отсутствовали. Не было даже известных общественности политически инакомыслях лиц. На вопрос о существовании в республике до 1989 г. «национального инакомыслия» министр национальной безопасности Рм генерал Ф.л. Ботнару, в прошлом офицер КГБ, ответил: «Были лица с более выраженными национальными чувствами [...]. Но я не знаю ни одного лица, заслуживающего быть представленным как диссидент» [4] .

Этнополитическая лозунги демократии и рынка, программа выдвинутые в годы «Перестройки», румынистов не могли спровоцировать в молдавии в действии сепаратизм. Политическая дестабилизация была осуществлена в республике при решающем идеологическом, политическом, информационном и организационном воздействии внешних сил .

Типовой для всех субъектов СССР сценарий дестабилизации, опробованный в 70-е годы на Кавказе, включал противопоставление титульных этносов национальным меньшинствам, провоцирование межэтнических и межреспубликанских конфликтов, массовых миграций, создание хаоса в управлении. С целью обосП.М. Шорников. Молдавская самобытность нования этнических чисток в государственной администрации и партийном аппарате, в престижных и выгодных сферах деятельности, в массовое сознание населения каждой республики была внедрена угодная ее титульной бюрократии идея предоставления государственного статуса языку титульной нации. Идея эта была озвучена в москве на пленуме Союза советских писателей 2 марта 1988 г. [5]. Кампания критики существующих недостатков и упущений [6], нараставшая в молдавии под влиянием процессов, происходящих в москве, осенью 1988 г. переросла в пропаганду, призванную «обосновать» придание в многонациональной, в основном двуязычной республике государственного статуса только одному языку [7]. Тогда же, весной 1988 г., в молдавии была легализована проводимая румынистами с 50-х годов политика подгонки молдавского литературного языка под нормы румынского. В органе Союза писателей молдавии журнале «Нистру» была опубликована написанная в «проработочном» стиле статья члена КПм В. мындыкану «Одеяние нашей сути». Используя лингвоним «молдавский язык», проявив знакомство с процессом создания румынского языка лингвистами Трансильванской школы, автор, тем не менее, назвал родной язык диалектом румынского, призывал отказаться от претензий на языковой суверенитет и перевести молдавскую письменность с кириллической («русской») на латинскую графику [8] .

лозунг о придании молдавскому языку государственного статуса, поскольку он подтверждал их этническую и языковую идентичность, поддержало большинство молдаван [9]. Но молдавизм был направлен на защиту молдавской идентичности от попыток румынизации, он включал интегралистскую государственную идею СССР и поэтому не мог быть использован в целях развертывания республике сепаратистского движения. Идеологической основой сепаратизма в молдавии мог стать только румынизм, враждебный молдавской этнокультурной самобытности и молдавской государственности. В манифест румынистов, так называемое «Письмо 66-ти» (сентябрь 1988 г .

) его составители включили требования, чуждые даже молдавским националистам, – о признании идентичности литературного молдавского и румынского языков и о переводе молдавской письменности на латиницу [10]. Под лозунгом «Один язык – один народ», румынисты открыто выступили с призывом отказаться от молдавского языкового суверенитета и молдавского национального сознания. В конце 1988 г. под давлением приверженцев «демократической платформы» в ЦК КПм требования, сформулированные в «Письме 66-ти», были одобрены специальной 31 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе комиссией ученых [11]. Авторы ряда заказных публикаций обозначили и конечную цель идеологической атаки, потребовав признания принадлежности молдаван к «румынскому роду» и отказа от этнонима «молдовень», лингвонима «лимба молдовеняскэ» и молдавской кириллической графики. методом их пропаганды стало, говоря словами А.И. Солженицына, правда, сказанными по другому поводу, «наглое авторитетное невежество» .

Но выполнение этих требований означало законодательное закрепление отказа молдавской нации от молдавской самобытности и не могло быть поддержано большинством молдаван. В начале 1989 г., когда выступления против покушений на молдавскую самобытность приобрели в республике масштаб общенационального протеста, румынисты свернули кампанию нападок на молдавскую идентичность и перенацелили удар на вопросы языковой политики .

законопроект о языковом режиме в молдавии, опубликованный 16 февраля 1989 г. в органе Союза писателей молдавии газете «литература ши арта», предусматривал перевод всего делопроизводства и официального общения на молдавский язык, т. е. запрет публичного использования русского и других языков. Рассчитывая спровоцировать националистическую реакцию «нетитульных» граждан и, вынудив молдаван к объединению на позициях румынизма, захватить контроль над молдавским национальным движением, унионисты развернули шовинистическую пропаганду, направленную против славян, гагаузов, евреев [12] .

Выдвижение требований, суливших титульной бюрократии и интеллигенции этническую монополию на власть и на доступ в престижные и выгодные сферы деятельности, расширило социальную базу титульных национал-радикалов. Но, отчасти благодаря принципиальной позиции и работе Интердвижения «Унитате-Единство», националистической реакции нетитульного населения молдавии не последовало, его политическая мобилизация состоялась под общедемократическими лозунгами [13]. Курс румынистов вызвал к жизни беспрецедентное по размаху рабочее движение, толкнул на путь этнической мобилизации гагаузов, а главное, всколыхнул молдавское национальное сознание. Интердвижение «УнитатеЕдинство» выработало альтернативную политическую программу, включавшую придание государственного статуса молдавскому и русскому языкам и сохранение традиционной молдавской кириллической письменности. Учредительный съезд движения 8 июля 1989 г. призвал вынести указанные вопросы на республиканский референдум. Президиум Верховного Совета мССР не принял 320 П.М. Шорников. Молдавская самобытность этих предложений, спровоцировав Республиканскую политическую забастовку [14]. Принятие на ХIII сессии Верховного Совета республики закона «О функционировании языков на территории молдавской ССР» привело к политическому конфликту между румынистами и совокупностью национальных меньшинств [15] .

Тогда же без референдума, вопреки воле большинства молдаван, был решен вопрос о переводе молдавской письменности на латинскую графику. Тем самым была выбита одна из опор культурного суверенитета молдавской нации, открыт путь к устранению из обращения лингвонима «молдавский язык». С использованием государственных СмИ, системы образования и администрации молдаванам начали навязывать румынское национальное сознание. Поскольку румынизм предполагает румынскую этническую самоидентификацию и поддержку требования о присоединении молдавии к Румынии (унионизм), это была политика подрыва идеологических основ существующей молдавской государственности. закономерным следствием этнокультурного насилия стал конфликт румынистов с большинством молдавского народа .

Придание государственного статуса только молдавскому языку обеспечивало титульной бюрократии монополию на управление и власть, контроль над приватизацией государственной собственности и массовое повышение социального статуса. Кризис СССР побуждал интеллигенцию к поиску новой государственной идентичности, порождал стремление «стать румыном», примкнув к нации, чей государственный статус представлялся более прочным, чем у молдаван. Идея установления одноязыкового режима и пропаганда румынизма нашли поддержку среди бюрократии и интеллигенции. Аппарат КПм, деморализованный деструктивной политикой группы м. Горбачева, не оказал этому курсу должного противодействия. Почти без сопротивления сдал он и собственные политические позиции. Хотя в Верховном Совете молдавии, избранном весной 1990 г., коммунисты составляли 83% депутатов, парламент отменил статьи 6, 7 и 49 Конституции мССР, закреплявшие за КПм монополию на власть. Отказ руководства от защиты национального равноправия, молдавского культурного суверенитета и существующей государственности скомпрометировал партию. Политически КПм была парализована .

Поскольку в конце 80-х годов румынисты не располагали поддержкой в народе и оказались неспособны на политическую инициативу, сепаратистские формирования были созданы при посредстве КГБ мССР [16]. Получив власть, румынисты приняли в Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе свои ряды политических и этнокультурных конъюнктурщиков. лозунги молдавского национализма они сменили на идеологию румынизма и унионизма и составили ядро титульных национал-радикалов. «Румыны, молдаване – как хотите, – признал в 1994 г. один из их лидеров А.К. мошану, бывший председатель парламента, – разделены на две части. Одна часть – у которой есть представление о своей родословной, которая понимает, что говорит на румынском языке, что она является частью румынского народа. Эта часть населения есть именно та, которая участвовала, участвует и будет участвовать в движении за национальное освобождение здесь, у нас, с конца 80-х – начала 90-х годов» [17]. Группа литераторов (И. Хадыркэ, л. Иорга-лари, Н. Чобану-Дабижа, В. матейчук-матей, Г. Виеру, И. Ватаману и др.) вошла в руководство «Народного фронта молдавии» и других общественных организаций и сыграла активные роли в провоцировании межэтнической розни и кризиса молдавской идентичности .

В апреле-мае 1990 г., после выборов народных депутатов молдавской ССР, номенклатура КПм осуществила государственный переворот, передав основные рычаги государственного управления румынистам. «Народный фронт молдавии» открыто перешел на антигосударственные позиции унионизма. В парламенте унионисты добились утверждения новой государственной символики молдавии по румынским образцам. Гербом государства стал валашский орел, на груди которого поместили старый герб молдавии – щит с изображением головы тура. Государственный флаг приняли почти идентичным румынскому триколору; правда, по предложению фракции «Советская молдавия», на желтой полосе поместили изображение герба молдавии, а синяя полоса оказалась несколько иного цвета. 23 июня 1990 г. унионисты провозгласили незаконной существующую молдавскую государственность. Они добились принятия парламентом «заключения» по пакту молотова-Риббентропа, согласно которому Бессарабия и Северная Буковина провозглашались оккупированными румынскими территориями, а создание 2 августа 1940 г. молдавской ССР – незаконным актом. В июле 1990 г. II съезд НФм выдвинул требование изменить название государства на «Румынская Республика молдова» .

Первые массовые мероприятия унионисты, за нехваткой политически готовых к этому молдаван, провели при содействии спецслужб Н. Чаушеску. 1 мая, 9 июля, 27 августа 1989 г. с румынскими триколорами на площадь Победы в Кишиневе выходиП.М. Шорников. Молдавская самобытность ли «туристы» из Румынии, пытавшиеся выдавать себя за молдаван [18] .

Получив власть, румынисты поставили своих сторонников во главе мВД, министерства образования и культуры, создали «агентурную фалангу» в высших учебных заведениях, на телевидении, в учреждениях Академии наук, взяли под контроль большинство газет. Преподавателей высшей школы связывали своего рода клятвой верности, вынуждая их подписывать декларации унионистского толка, публикуемые а газетах. затем их использовали при инсценировании поддержки их программы «широкими народными массами». массовку составляли группы студентов и даже школьников, приводимые в центр Кишинева преподавателями .

Дежурство с «триколорами» и транспарантами на площади оплачивалось наличными; позднее деньги выдавали всем их организованно прибывшим участникам. Активисты НФм останавливали движение общественного транспорта, вынуждая проклинающих их пассажиров на время увеличивать массовку, несколько членов Союза писателей выступали штатными ораторами, а всегда присутствующие при подобных мероприятиях операторы телевидения снимали сюжеты «народного движения» [19]. Все это компрометировало государственную власть в глазах населения .

Разрушая молдавскую государственность, унионисты глумились над законами, расхищали бюджет. В 1989–1993 гг. депутатов – сторонников молдавской самобытности и государственности при выходе из парламента избивали члены специальной команды «пикетчиков», сформированной из асоциальных элементов, их травили в прессе, чернили на митингах. Решение не проводить на территории республики референдум СССР унионисты вырвали у парламента, шантажируя депутатов угрозой физической расправой и сфальсифицировав результаты голосования [20]. Распродажа государственной собственности, дезорганизация производства, этническая чистка в государственных и административно-хозяйственных органах, вся политика национал-радикалов привели к развалу промышленности, сельского хозяйства, науки, здравоохранения молдавии. Государство было приведено на грань национального банкротства. Разрушение экономики и финансов, а также ограничение населению доступа к образованию на русском языке, шовинистическая и унионистская пропаганда спровоцировали массовую эмиграцию русских, украинцев, евреев. массами покидали молдавию и молдаване. Режим национал-радикалов спровоцировал дезинтеграцию молдавии. Дистанцируясь от политики республиканского центра, население регионов создало в авГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе густе-сентябре 1990 г. Гагаузскую и Приднестровскую республики, независимые от Кишинева .

До распада СССР унионисты, учитывая позицию молдавского народа и соотношение сил в законодательном органе, не посмели вынести на обсуждение парламента вопрос о выходе республики из Союза. Независимость молдавии была провозглашена только после «путча» ГКЧП, 27 августа 1991 г. Ранее независимость провозгласили Россия, Украина, другие республики. Пользуясь смутой и отсутствием на заседании многих молдавистов, в качестве «временного»

гимна унионисты навязали молдавии румынскую националистическую песню «Пробудись, румын», неприемлемую для молдаван, не говоря уже о нетитульном населении. закрепляя отчуждение регионов, унионисты организовали «поход» молдавских «волонтеров»

на юг в октябре 1990 г. и вооруженное вторжение в Приднестровье в марте 1992 г. Данные меры шли вразрез с молдавской традицией межэтнических отношений и, в сущности, были направлены не на восстановление государственной целостности молдавии, что было возможно только на путях либерализации языкового режима, отказа от унионизма и восстановления уважения к молдавской национальной самобытности, а на создание условий для румынской вооруженной интервенции по сценарию 1918 г .

Однако упразднение Союза не разрушило всех экономических и духовных связей молдавии с Россией, которая первой признала независимость Республики молдова. 5 октября 1992 г. Священный Синод Русской православной церкви предоставил молдавской митрополии самостоятельность. Сохранив молдавским товарам свободный доступ на свой внутренний рынок, снабжая молдову в кредит энергоносителями, Российская Федерация предотвратила в республике экономическую катастрофу. Тем не менее, распад Союза осложнил функционирование экономики молдовы и привел к падению жизненного уровня населения .

запад приветствовал распад СССР, поэтому проблем с международно-правовым признанием у Республики молдова, как и у других бывших субъектов Союза, не возникло. Более 130 государств в короткий срок признали независимость Рм, республика была принята в ООН, допущена в Совет Европы и другие международные организации. Но это не помешало правящим кругам Румынии взять курс на аннексию молдавии. Ими был введен в оборот тезис о «двух румынских государствах». В первой половине 1992 г .

существовала угроза военной интервенции – под видом «помощи»

официальному Кишиневу в вооруженном конфликте с ПриднестП.М. Шорников. Молдавская самобытность ровьем. Само возникновение конфликта – при несомненной вине национал-радикалов молдовы – связано с участием внешних сил .

«Народный фронт молдовы», преобразованный в «Христианско-демократическую народную партию», Союз писателей молдовы, ряд других формирований и союзов открыто стали на антигосударственные, антимолдавские позиции .

Началась реализация «мирных» сценариев ликвидации молдавской государственности. Подрывая молдавскую экономику, унионистские круги разрушали интеграционные связи республики с традиционными партнерами. запретив предприятиям электронного комплекса сотрудничество с российскими партнерами, унионисты уничтожили самую технически передовую и наукоемкую отрасль промышленности молдавии. 4 августа 1993 г., сорвав ратификацию парламентом Рм Алмаатинских протоколов, они на полгода блокировали вступление молдовы в Содружество независимых государств, нанеся молдавскому государству ущерб на сумму 200 млн долларов США [21]. На обеспечение молдавского лея, в целях вывода молдовы из зоны рубля, такую же сумму предоставили ей международные финансовые структуры. Республика была сброшена в долговую яму .

Осуществляя в молдавии 10 программ работы с зарубежными румынами, так называемыми «румынами отовсюду», «Румынский язык», «Румынская школа», «Румынская пресса», «Румынская церковь», правительство Румынии организовало массовое обучение молдавской молодежи в учебных заведениях Румынии. Структура школьного образования Рм была приведена в соответствие с румынской, доступ сельской молодежи к высшему образованию был ограничен. Разрушая молдавское историческое сознание, унионисты заменили преподавание истории молдавии антинаучным курсом «История румын» [22], а преподавание молдавского языка и литературы – преподаванием румынского языка и румынской литературы. В качестве исходного образца при разработке проекта Конституции Республики молдова был взят Основной закон Румынии [23]. Формируя предпосылки «объединения» молдавии с Румынией, унионисты добивались унификации законодательства и административно-территориального деления. В 1998 г. в молдове, как и в Румынии, введено деление на уезды (в 2002 г. оно было отменено) .

Были приняты все возможные меры, включая финансовые, для вовлечения в русло румынизма средств массовой информации Республики молдова – радио, телевидения, наиболее влиятельных Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе газет. Было инициировано создание ряда новых периодических изданий, призванных пропагандировать «национальное единство румын отовсюду» и готовить общественное мнение, благоприятное «объединению». Румынское правительство обеспечило ретрансляцию на молдавию передач ряда каналов румынского телевидения .

Предпринимались попытки завоза и продажи в Кишиневе румынских газет .

Вторгнувшись на каноническую территорию молдавской церкви, Патриархия Румынии при посредстве нескольких священников-унионистов учредила в молдавии так называемую «Бессарабскую митрополию» .

Она не нашла поддержки среди клириков и верующих, но румынская церковь и, главным образом, государственные службы Румынии, на протяжении десяти лет вели кампанию за регистрацию новоявленной «митрополии». «Идет атака на молдавскую церковь, – констатировал бывший глава правительства Советской молдавии депутат И.П. Калин, – при этом даже не скрывается стремление через разрушение единства и искусственный раскол подчинить ее Румынской Патриархии, в состав которой она никогда не входила». Под давлением европейских структур в 2002 г. Бессарабская митрополия, подчиненная патриарху Румынии, легализована на территории Республики молдова [24] .

Раскол православной церкви в молдавии стал фактом .

И, наконец, в середине 90-х годов была развернута кампания вовлечения граждан Республики молдова в румынское гражданство. По сообщениям печати, румынские паспорта были выданы 200 тысячам молдаван, причем каждому их них выплачивали по 100–200 долларов США. После вступления Румынии в Европейское сообщество выплаты были прекращены, но румынское гражданство остается привлекательным, поскольку открывает возможность безвизовых поездок на запад. Предпринимаются попытки вовлечения граждан молдовы в политическую жизнь Румынии [25] .

Вторжение румынизма вызывало тревогу в молдавском обществе. «В области духовной, – с болью подытожил в 2000 г. И.П. Калин, – развернулась агрессивная румынизация учебных заведений, средств массовой информации, творческих союзов, издательскополиграфических предприятий, учреждений науки, культуры и других отраслей гуманитарной и духовной сфер. На рельсы панрумынизма насильно переведены общественные науки, осуществляется наглая фальсификация истории. Преднамеренно были сожжены, к примеру, бесценные записи старинных молдавских романсов в исполнении нашей великой певицы марии Биешу только за то, 32 П.М. Шорников. Молдавская самобытность что комментарии к ним сделаны на русском языке. Грубо попирается Конституция страны в отношении названия государственного языка. Вместо молдавского языка, истории молдовы в школах преподаются румынский язык, история румын […]. В Кишиневе издаются десятки открыто антимолдавских, прорумынских газет, финансируемых из-за Прута» [26] .

Таким образом, жертвами этнокультурного насилия в молдавии стали не только национальные меньшинства, но и титульная нация – молдаване. Переход республики к независимости в 1991 г .

был обусловлен распадом СССР и не являлся следствием сепаратистского антисоюзного движения, инициированного внешними силами .

Распад Союза ССР создал угрозу существованию молдавии как суверенного государства. молдавская национальная идентичность утратила государственную поддержку. Цели национального развития в 90-е годы так и не были сформулированы .

Румынисты подрывали идеологические основы молдавской государственности. Однако в республике имелись силы, отстаивающие молдавскую национальную самобытность и государственность молдавии .

–  –  –

Выход румынистов на общественную арену, их атака на молдавские национальные ценности и молдавскую государственность вызвали к жизни движение в защиту молдавской самобытности .

Политическая Программу защиты национальных ценпрограмма ностей молдавские патриоты вырабатывамолдавизма ли и популяризовали в полемике с румынистами. Историк А.м. лазарев еще 60-е годы предупреждал молдавскую интеллигенцию об опасности для этнонима молдовень и автоглотонима лимба молдовеняскэ, проистекающей из терпимости к идеям «единой Великой Румынии» и «единой румынской нации», распространяемым некоторыми румынскими историками [1] .

В 1988 г. на защиту традиционного самоназвания молдаван, названия родного языка, а также его традиционной графики выГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе ступила наиболее подготовленная в научном плане часть молдавской интеллигенции. Глава школы молдавских лингвистов академик Н.Г. Корлэтяну дал аргументированный обзор этапов развития молдавского языка, показав, что румынский литературный язык является плодом деятельности лингвистов «Трансильванской школы», а лингвоним «молдавский язык» древнее его на несколько столетий [2]. В декабре на публикацию профессора кафедры истории КПСС КГУ румыниста И.И. Буги [3], попытавшегося обосновать тезис об этнокультурном тождестве молдаван и румын, доказательной статьей «Наука – не игра в кубики» [4] откликнулся кандидат исторических наук Н.В. Бабилунга. Статья, в которой с позиций молдавизма был дан аргументированный отпор попыткам «упразднения» молдавской нации, получила отклик в обществе. молдаване обсуждали не столько статью Буги, сколько ответ Бабилунги .

В начале 1989 г. последовала новая серия публичных выступлений ведущих ученых в защиту молдавской национальной самобытности. лозунгу румынистов «мы румыны – и точка» молдавские традиционалисты противопоставили положение «мы – молдаване». Историк В.я. Гросул, прибывший в Кишинев в составе группы авторитетных московских ученых, на встрече с филологами и журналистами оспорил тезис румынистов о «неравноправном» положении молдавского языка в дореволюционной России и в СССР .

Выступая в телевизионном диспуте, он оценил движение румынистов так: «Это кузизм и железногвардейщина, а не национальное возрождение» [5]. Академик А.м. лазарев в статье «я – молдаванин»

осудил тех, кто готовит молдавии участь румынской провинции [6]. Его призыв сохранить национальное достоинство, обращенный к интеллигенции, готовой подчиниться диктату румынистов: «Не сметь позориться, встать» стал фактом молдавского общественного сознания. Право молдаван на собственное, молдавское, национальное сознание, на самоназвание «молдовень», на использование лингвонима «лимба молдовеняскэ» и русской гражданской графики публично отстаивал также былой лидер молдавских самобытников профессор-филолог И.Д. Чобану, другие ученые. Писатель Василе Стати и бывший редактор органа Союза писателей молдавии газеты «литература ши арта», а затем журнала «лимба молдовеняскэ»

Валериу Сеник, выступая в защиту традиционной графики молдавского языка, объезжали молдавские села, выступая с публичными лекциями .

Стремясь расколоть молдаван, перенацелив часть молдавской интеллигенции на борьбу за этнические преференции, 16 февраля 32 П.М. Шорников. Молдавская самобытность 1989 г. румынисты опубликовали в органе Союза писателей молдавии «литература ши арта» законопроект «О функционировании языков на территории молдавской ССР». В проекте русский язык был заменен эвфемизмом «самый распространенный язык в Союзе ССР»; образование на нем допускалось только в порядке исключения [ст. 26]. Статья 13 предусматривала уголовное наказание для администраторов, допускающих при официальном общении иного, негосударственного, языка. 30 марта был предан гласности «официальный» проект закона о языковом режиме, разработанный якобы рабочей группой при Президиуме Верховного Совета мССР, а 17 мая от имени коллектива Академии наук был опубликован еще один проект. Оба они были очищены от провокационных крайностей первого, однако предусматривали предоставление официального статуса республике только языку титульной нации и были направлены на исключение русского языка из сферы официального общения и делопроизводства и, следовательно, на социальную маргинализацию нетитульного населения. Подлинный смысл публикации «академического» проекта заключался в обнародовании абсурдно «обоснованного» требования: «в целях совершенствования национальных отношений в молдавской ССР, обеспечения нормального функционирования молдавского языка […] дополнить Конституцию молдавской ССР статьей 701 следующего содержания: „Статья 701. Государственным языком молдавской Статья ССР является молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики…» [7] .

Это была попытка имитации воли молдавского народа. «законопроект о функционировании языков, требования перевести молдавскую письменность на латинскую графику, – свидетельствует деятель Интердвижения молдавии И.Г. Руссу, – общественность вначале отказывалась принимать всерьез, расценивая их как абсурдные» [8]. Но виднейшие представители молдавской общественности сразу поняли, что требования этнических преференций, закамуфлированные лозунгами защиты родного языка, нацелены на провоцирование в республике гражданского конфликта, на устранение молдавской этнокультурной самобытности и упразднение молдавской государственности. Уже в апреле 1989 г. профессор-юрист молдаванин В.Н. яковлев опубликовал альтернативный проект закона о функционировании языков, предусматривающий придание официального статуса наряду с молдавским также русскому языку [9]. Проект начинался положением, которое обходили националисты: «молдавская Советская Социалистическая РеспубГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе лика является… многонациональной». Проект предусматривал ведение делопроизводства наряду с молдавским также на русском языке «или на языке большинства населения данной местности». В пределах молдавии официальный статус яковлев предлагал предоставить молдавскому и русскому, а в местах компактного проживания украинцев, гагаузов и болгар – также их языкам .

На необходимость считаться в языковой политике с интересами немолдавского населения, тем более что подавляющее большинство молдаван русским языком владеет, указал В.я. Гросул. «Так сложилось исторически, – отметил он, – что на территории молдавии рядом с молдаванами проживают крупные группы народов других национальностей […]. Нет сомнения, что языковая реформа в тех формах, как ее предлагают провести некоторые молдавские филологи, породит еще большие национальные противоречия в республике» [10]. Позднее он разъяснил: «В начале 1989 года, когда молдавия стояла на распутье, я считал, что лучше вообще не проводить никакой реформы или ввести два государственных языка […].Введение русского языка в качестве второго государственного языка […]. лишь юридически закрепит реальную ситуацию, усилит доверие русскоговорящих граждан к государственности молдавии, в большей степени сделает их патриотами нашей республики, поскольку они почувствуют искреннее уважение к себе со стороны государственных структур» [11]. В июле 1989 г. требование о придании государственного статуса двум языкам, молдавскому и русскому, было по предложению В.Н. яковлева включено в программные документы Интердвижения молдавии [12] .

летом 1989 г. событием общественного значения стало появление в органе ЦК КПм газете «Советская молдавия» статьи А. Антосяка и В. Гросула «История с историей» [13]. Полемизируя с унионистами, ученые обосновали несостоятельность трактовки положения Бессарабии в составе Российской империи в 1812– 1918 гг. как «оккупированной территории». В составе Российской империи, напомнили они, Бессарабия находилась в привилегированном положении. В отличие от других губерний, она имела подобие Конституции, особые права, правительственные структуры, а молдавский язык наряду с русским обладал в Бессарабии официальным статусом и использовался в государственных учреждениях, в богослужении. Несмотря на отступления правительства от принципов этнокультурного либерализма, эта политика создала условия для молдавского национального подъема начала ХХ в .

Публикация статьи в органе ЦК КПм была расценена общественП.М. Шорников. Молдавская самобытность ностью как выражение позиции партии и вызвала уныние среди румынистов .

Отстаивая восточный геополитический вектор молдавского национального сознания, разоблачение измышлений румынистов относительно положения Бессарабии в системе Российской империи продолжил Н.В. Бабилунга. Само название его брошюры «Население молдавии в прошлом веке: миграция? ассимиляция?

русификация?» [14]. было призвано пробудить мысль читателей .

Написанная живо и доказательно, брошюра была быстро раскуплена читателями; часть тиража скупили и уничтожили унионисты .

Издание монографии А.м. лазарева «1918 год в молдове. Правда против вымысла» противникам молдавской государственности удалось сорвать [15] .

В ходе полемики с румынистами В. Гросул, А. лазарев, Н. Бабилунга, В. Стати и другие историки вновь сформулировали и обосновали ключевые положения идеологии молдавизма: молдаване – отдельный народ, отличный от румын, у них своя, отличная от румынской история, а существующая молдавская кириллическая письменность на основе русского гражданского шрифта не навязана им сталинским режимом, как утверждают румынисты, а является продолжением давней традиции молдавской культуры .

Бессарабия не только не была в составе Российского государства «колонией», но и обладала рядом региональных преференций. Отсюда вытекали задачи молдавского национального сопротивления в условиях наступления румынизма: защита молдавского этнического сознания и этнонима «молдаване», лингвонима «молдавский язык», традиционной молдавской письменности, молдавской государственности в составе СССР .

Борьба за Весной 1989 г. молдавские традиционамолдавский листы выступили в защиту молдавской письалфавит менности на основе русского гражданского шрифта. В.Н. яковлев предусмотрел дальнейшее использование молдаванами своей письменности уже в законопроекте о функционировании языков, опубликованном им в апреле 1989 г. [16]. 8 июля на Учредительном съезде Интердвижения молдавии по предложению В.Н. яковлева и И.Г. Руссу была принята резолюция «О латинизации молдавской письменности» .

«Ни исторического, ни филологического научного обоснования, – говорилось в документе, – отказу от молдавского алфавита не дано .

Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе Выступления в прессе по этому вопросу носят большей частью тенденциозный, политически предвзятый характер, их (румынистов – П .

Ш.) аргументация несостоятельна». Съезд постановил, во-первых, «поддержать здоровые силы молдавской нации, отстаивающие дальнейшее использование молдавского алфавита на основе традиционной кириллической графики и отвергающие навязываемую прорумынскими национально-негативистскими силами латино-румынскую графику», а во-вторых, «считать недопустимым лишение молдавского народа путем законодательного акта его традиционной графики». Интердвижение предлагало провести по вопросу о графике молдавского языка всенародный референдум [17] .

зная отношение молдаван к этому вопросу, национал-капитулянты из ЦК КПм и Президиума Верховного Совета молдавской ССР не посмели прибегнуть к выявлению воли народа. Итоги дискуссии на страницах «Советской молдавии» румынисты также оценили как свое поражение. По их требованиям редактор газеты В.м. лебедкин был смещен. Доступ авторам, не согласным с тезисами румынизма, был чиновниками ЦК КПм закрыт и на страницы других республиканских газет. Поэтому свою статью о графике молдавского языка «латиница: вымысел и правда», написанную в соавторстве с В.Н. Стати, В.я. Гросул передал для публикации руководству Интердвижения. Статья увидела свет в газете молдавского металлургического завода «Рыбницкий металлург» [18]. Авторы разъясняли депутатам, сбитым с толку псевдонаучной риторикой румынистов, традиционный у молдаван характер кириллической письменности. «Современная славянская графика, – напоминали ученые, – была первоначально основой молдавской письменности, основывается на давних традициях, уходящих в глубь веков». В статье был убедительно опровергнут также тезис румынизаторов о том, что перевод молдавской письменности на латинскую графику позволит экономить газетную площадь. В июле-августе номер заводской газеты, напечатанный тиражом 10 тыс. экземпляров, был организациями Интердвижения распространен среди рабочих и служащих промышленных предприятий всей молдавии .

Румынисты, ободренные членом Политбюро ЦК КПСС А.Н .

яковлевым [19], решили «дать бой». Но за отсутствием научных аргументов они сосредоточили внимание не на приведенных в статье положениях, фактах и выводах, а на личности ученых. «Как и В. Стати, – развязно рассуждал о В.я. Гросуле активист НФм К. Тэнасе, – столичный историк находится на идеологической службе у организации «Единство». Так, рука об руку со Стати В. Гросул 332 П.М. Шорников. Молдавская самобытность печатает в специальном выпуске газеты «Рыбницкий металлург»

от 30 июня с. г. в номере, подготовленном пресс-группой интерфронта, статью «латиница: вымысел и правда» […]. Православная церковь того времени, пробуют нас убедить идеологи движения «Единство», латинофобы Гросул-Стати, была очень бдительной и, когда появилась первая книга, написанная латиницей, «...сразу поняла, чьих это рук дело, и начала активную борьбу против «папистских букв»; «тогда все очень быстро распознали» [20]. Перешедшие в антимолдавский лагерь профессор-историк А. мошану и филологи И. Думенюк, Н. маткаш, И. Осадченко, по существу популяризируя позицию л. Антосяка и В. Гросула, пересказали давно опровергнутые наукой постулаты румынизма и также выступили со злобными нападками на ученых [21] .

Гросул поднял перчатку. 27 июля он опубликовал еще более жесткую статью – «Еще раз об истории, или плюрализм по-кишиневски». «Да, – признал ученый, – мы молдаване, проживающие в москве, но почему другие выходцы из молдавии, живущие в столице нашей страны, – И. Друцэ, Н. Романенко, В. матей, И. Унгуряну – могут публиковаться в молдавской печати и не считаться «рукой москвы», а нас решили наградить таким эпитетом?». Рассматривая позицию оппонентов, он показал, что ни один факт, ни одного положения они опровергнуть не смогли. Гросул вскрыл также несостоятельность методологии румынистов, предпочитающих оперировать не типичными фактами, а исключениями. Румынисты, видимо, безразличные к результатам этой кампании, вновь помогли привлечь к статье внимание молдавской общественности, выступив в республиканской прессе с нападками на автора и пересказывая его аргументацию. Накануне XIII сессии Верховного Совета мССР В.я. Гросул предложил руководству «Единства» издать сборник публикаций в защиту молдавской кириллической письменности и молдавского языка, составив также список статей .

Двуязычный – на молдавском и русском языках – том «Неопровергнутые аргументы» был подготовлен активистами Интердвижения молдавии. Но в августе 1989 г. издание этой политически важной книги было сорвано функционерами ЦК КПм. Попытка профессора-юриста В.Н. яковлева снять запрет не возымела действия .

Совет Интердвижения квалифицировал курс правящих кругов на отказ от традиционной графики молдавского народа – кириллицы и перевод молдавской письменности на румынский алфавит как попытку лишить молдавский народ «одной из черт его национальной самобытности». Верховный Совет республики, обращаясь Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе к депутатам республиканского парламента, заявило руководство «Единства», не вправе «лишить народ его алфавита не спрашивая его мнения, без референдума» [22]. 30 августа, когда началась сессия Верховного Совета мССР, активисты Интердвижения раздали депутатам 300 экземпляров «Рыбницкого металлурга» со статьей В. Гросула и В. Стати и 400 экземпляров газеты «Единство». Их разбирали и читали даже национал-радикальные пикетчики .

Нападки румынистов на молдавскую самобытность, их попытки «обосновать» присоединение молдавии к Румынии сократили до минимума их влияние на молдавских рабочих. В августе 1989 г .

рабочие-молдаване, – в отличие от служащих, – поддержали требование Республиканской политической забастовки: «молдавии – два государственных языка, молдавский и русский». Если русские, украинцы, гагаузы, болгары в ходе забастовки добивались уважения своих этнокультурных и социальных интересов, то молдаване выступили в защиту молдавской кириллицы. Вместе с русскими молдаване выходили на митинги с транспарантами «мы за двуязычие» и «Нет латинской графике» [23]. Объединяла их забота о гражданском мире и дальнейшем существовании молдавской государственности. многонациональные коллективы предприятий и организаций бастовали в полном составе [24], в Кишиневе, Бельцах, некоторых других городах молдаване составили если не абсолютное, то относительное большинство бастующих. Попытки организовать группы штрейкбрехеров, предпринятые румынистами на некоторых предприятиях столицы, провалились [25] .

Извращая цели Республиканской стачки и замалчивая участие в ней десятков тысяч рабочих-молдаван, румынисты пытались представить ее как выступление «против государственного языка и латинской графики», причем выступление только русскоязычных .

Капитулянтская позиция горбачевского ЦК КПСС и ЦК КПм помогла им добиться принятия Верховным Советом республики роковых для молдавской национальной самобытности решений. молдавская письменность была переведена на латинскую графику .

Но борьба за молдавскую самобытность продолжалась. На митинге в Рыбнице с участием 10 тыс. человек шесть ораторов-молдаван заявили, что они были и остаются молдаванами, а не румынами, и они против румынского триколора. Советы Тирасполя, Бендер и других городов Приднестровья приняли постановления о непризнании новой государственной символики – румынских герба и флага [26]. Традиционной графикой молдаван, доказывала в статье «На пути к филологической тирании?» заслуженный деП.М. Шорников. Молдавская самобытность ятель науки молдавской ССР, кандидат философских наук молдаванка В.м. Смелых, является кириллица, и передовые люди молдавии – Г. Асаки, К. Стамати, А. Руссо, А. Донич, К. Вырнав, А. матеевич и другие – еще в XIX – начале ХХ в. выступали в защиту национальной ценности молдаван [27]. «Подчеркнем: – отмечала ученая позднее, – закон о придании статуса государственного языка молдавскому языку не вызвал возражений. Но закон о введении латинской графики, принятый в спешке, без учета печального опыта мАССР 1932–1938 гг., без референдума, в обстановке нагнетания националистических страстей породил тревогу не только у национальных меньшинств […], нас, молдаван, лишают национальной самобытности и нашего языка, пренебрегли нашим чувством национального достоинства». В.м. Смелых указала также на негативные для развития молдавской культуры последствия законодательного признания тезиса об «идентичности молдавского и румынского языков», а также на угрозу, создаваему целостности молдавии нарушением национального равноправия и унионистской пропагандой [28] .

Движение Идея оградить от националисмолдавских тического произвола и унионисттрадиционалистов ской угрозы хотя бы часть насеи Приднестровская ления молдавии путем создания государственность автономий прозвучала на митингах в Тирасполе, Рыбнице, Бендерах Комрате во время Республиканской политической стачки в ответ на принятие Верховным Советом молдавской ССР законов о языковом режиме [29]. Однако отказ правящих кругов молдавской ССР от защиты молдавской самобытности, пропаганда унионизма и продвижение унионистов к власти поставили под вопрос также молдавский характер существующей молдавской государственности и само ее существование. лидеры молдавизма осознали это и сыграли в образовании автономий выдающуюся роль .

Профессор В.Н. яковлев вначале рассматривал создание Приднестровской автономии как главным образом юридическую процедуру. В 1940 г., заметил он на заседании Президиума Интердвижения молдавии сентябре 1989 г., молдавскую АССР забыли упразднить, и юридически она существует; возможно, для восстановления автономии придется провести местный референдум, но закон это допускает. Профессор В.я. Гросул тогда же составил и передал руководству Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе Интердвижения текст, скромно названный им справкой и озаглавленный «Автономия Приднестровья: историческое обоснование». На деле это был манифест молдавского национально-культурного сопротивления, его программа защиты молдавской самобытности от политики румынизации путем восстановления региональной автономии. «Для населения этих районов, – писал В. Гросул о молдаванах левобережья Днестра, – были характерны молдавский советский патриотизм, социалистический интернационализм, невосприимчивость к идеологии румынского буржуазного национализма», а также благожелательные межэтнические отношения .

Подчеркнул автор и разрушительный для молдавской национально-культурной самобытности характер языковой реформы .

«молдаване этих районов, – отметил он далее, – выступили также против замены молдавского алфавита румынским, поскольку это не оправдано ни исторически, ни лингвистически. С самого начала формирования молдавской государственности в молдавии используется славянская графика. Она действовала в течение 600 лет

– сначала в ее кириллическом обличье, а затем в форме русского гражданского шрифта. Никакого улучшения в изучении молдавского языка смена графики дать не может […] население республики понимает, что замена молдавского алфавита румынским – вопрос политический. Его постановка связана с деятельностью определенных кругов, направленной на ликвидацию молдавского самосознания, а затем и молдавской нации как нации самостоятельной […] Поскольку социально-культурные и иные интересы населения пяти восточных районов определились, появилась настоятельная необходимость создания Приднестровской автономии…». Обоснование было опубликовано в кишиневской газете «Единство», а затем в печати Приднестровья [30] .

Политически было весьма значимым то обстоятельство, что идею эту выдвинул известный ученый и общественный деятельмолдаванин. Выступая за создание автономии, В.я. Гросул не скрывал, что является противником выхода Приднестровья из состава молдавии. «Нам, молдаванам, – говорил он, – слишком дорого досталась наша республика, три раза упразднялась молдавская государственность, и мы не хотим ее ликвидации в четвертый раз» .

Позднее, после Днестровской войны, он заявил о возможности урегулировать конфликт в форме унии молдовы и Приднестровья, т.е .

в виде конфедерации двух государств в общих границах, с надгосударственными структурами [31]. Эта концепция была взята на вооружение дипломатией ПмР .

33 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Патриотический характер мотивов позиции В.я. Гросула не отрицали даже его противники. «Таким образом, – отметил академик П.С. Солтан, также уроженец левобережья Днестра, но перешедший на позиции румынизма, – В.Гросул становится одним из идеологов молдавской Приднестровской Республики, хотя постоянно подчеркивал, что является категорическим противником отрыва заднестровья от Республики молдова. Кстати, он предложил использовать термин «Нистрения» вместо понятия «Транснистрия», навязываемого националистами. Как объясняется такая позиция?

Естественно, не только тем обстоятельством, что он родился в Тирасполе. Провозглашая себя «горячим патриотом молдавии», В.я .

Гросул видел в существовании Транснистрии как государства очаг сохранения молдавской государственности…» [32] .

Руководствуясь теми же соображениями, другой уроженец левобережья, В.Н. яковлев, дал правовое обоснование создания Приднестровской государственности. «Первопричиной возникновения проблемы Приднестровья, – отметил он в марте 1990 г.,

– стало принятие законов о языках, социально-ущербные нормы которых ущемляют права немолдавского населения […]. В сложившейся общественно-политической ситуации именно автономная республика, с помощью ее государственно-политического и экономического механизмов станет гарантом равноправного развития всех граждан Приднестровья». Другой фактор образования автономии, указал он далее, – это стремление левобережных молдаван отстоять молдавскую кириллическую письменность и другие национальные ценности [33]. 16 августа 1990 г., стремясь предотвратить обострение социально-политического кризиса в молдавии, В.Н. яковлев указал на его причину. Принятием заключения по политико-юридической оценке пакта молотова-Риббентропа, отметил он в статье «Настал ли «золотой час права» в молдове?», республиканский парламент признал существующую молдавскую государственность незаконной, а посему «следует признать правомерным в Приднестровском регионе референдум по вопросу о возрождении молдавской Автономной Советской Социалистической Республики» [34] .

Хотя В.Н. яковлев, обосновывая создание Приднестровской автономии, также не ратовал за ее выход из состава молдавии, унионисты создали ему, как и В.я. Гросулу, репутацию теоретика и идеолога «приднестровского сепаратизма». Само образование Приднестровской молдавской АССР приписывали его инициативе. Через два дня после провозглашения автономии, 4 сентября 33 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе 1990 г., президент ССР молдова м.И. Снегур указал президенту Академии наук А.м. Андриешу на недопустимость работы в академии доктора юридических наук профессора В.Н. яковлева в связи с его попытками «провести в жизнь свои псевдонаучные идеи». Хотя профессор, будучи депутатом, обладал парламентским иммунитетом и не мог быть уволен с работы, 5 сентября на заседании Президиума Академии наук он был подвергнут унизительной проработке [35] .

Рискуя потерять работу, Н.В. Бабилунга попытался взять В.Н .

яковлева под защиту. От имени молдавского отделения Всесоюзного общества «мемориал» он опубликовал в газете «Единство» обращение «К ученым молдовы», в котором заявил: «По сути, в республике пытаются внедрить один из инструментов тоталитарного режима – запрет на профессию по политическим мотивам. Став на этот путь, руководство республики являет всему миру свое открытое неприятие фундаментальных ценностей, выработанных международным сообществом […]. Подчинение давлению властей и изгнание из стен Академии наук молдовы ученых за их политические убеждения нанесет огромный нравственный урон ее авторитету, сделает реальной опасность международной научной изоляции республики […]. Допуская в принципе возможность лишения человека права на труд, никто не будет гарантирован впредь от такой участи».[36]. Однако «демократы» действовали методами тоталитаризма. Они вынудили В.Н. яковлева уволиться с работы, а 26 октября лишили депутатских полномочий. Профессор переехал на жительство в Тирасполь и возглавил работу по созданию Приднестровского университета. В мае 1991 г. был вынужден уйти из АН молдовы и Н.В. Бабилунга .

В Тирасполе были созданы организационные структуры, призванные стать опорой движения молдавских традиционалистов .

В университете была учреждена кафедра молдавского языка и литературы. В 1991 г., после упразднения подобных кафедр в Кишиневе и Бельцах, эта кафедра осталась единственной в мире. В 1999 г. ее заведующим был избран один из лидеров молдавизма – председатель Социалистической партии молдовы ученый-филолог В.Б. Сеник. Он организовал разработку ряда учебников, внес весомый вклад в совершенствование преподавания молдавского языка в школах ПмР. После его кончины в 2004 г. эту работу продолжил молдавский литератор из Кишинева А.Г. Хропотинский, избранный заведующим кафедрой. Он же редактирует газету «лучафэрул», предназначенную для молдаван Украины. Н.В. БаП.М. Шорников. Молдавская самобытность билунга возглавил в Приднестровском университете научно-исследовательскую лабораторию «История Приднестровья». Опираясь на поддержку ректора университета профессора С.И. Берила, сотрудники лаборатории подготовили и издали фундаментальный труд «История ПмР» и ряд других работ, написанных с позиций молдавизма .

В период социально-политического кризиса наглядно проявилась прочность молдавского национального сознания молдаван Приднестровья. Во время местных референдумов 1989–1990 гг .

около 90% из них высказались за придание официального статуса в регионе наряду с молдавским также русскому языку и за создание региональной государственности, за использование русского гражданского шрифта, против применения румынского триколора [37]. На съезде в селе Парканы 3 июня 1990 г. молдаване-депутаты Советов всех уровней вместе с русскими, украинцами, болгарами поддержали создание Социально-экономической ассоциации Приднестровского региона. 2 сентября они же провозгласили в Тирасполе Приднестровскую молдавскую АССР [38] .

Формирование Приднестровской государственности стало делом всех молдаван. Если уроженцы левобережья В.я. Гросул и В.Н. яковлев выступили ее идеологами, то другие молдаване, правобережные и местные, приняли деятельное участие в ее создании и укреплении. Г.С. маракуца на протяжении 15 лет являлся председателем Верховного Совета, молдаване А.А. Караман и С.Ф .

леонтьев занимали пост вице-президента ПмР, а заместитель министра внутренних дел молдавской ССР ю.И. Гросул возглавил Управление внутренних дел Пм АССР. В период становления ПмР политически значимый пост редактора главного печатного органа Приднестровья газеты «Днестровская правда» занимал А.А. Печул .

Другой молдаванин, В.И. Афанасьев, покинув Кишинев, организовал в Тирасполе выпуск молдавской газеты «Адевэрул нистрян» .

В Приднестровье сложилась одна из первых в молдавии молдавских национальных организаций – Союз молдаван. На протяжении ряда лет им деятельно руководит депутат Верховного Совета ПмР В.А. Тулгара .

Приднестровская власть во главе с президентом И.Н. Смирновым проводила корректную национальную политику. Формирующееся естественным путем, без квот, представительство молдаван в Верховном Совете Приднестровья, в правительстве, в местных Советах, в государственной администрации, в общем соответствовало их доле среди населения, молдавская письменность 33 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе в Приднестровье сохранила традиционную графику, молдавский язык обладает официальным статусом и свободно используется во всех сферах деятельности. Однако и здесь молдавскую самобытность приходилось защищать от румынизаторов. «Румынизация языка, которая происходит сейчас в Приднестровской молдавской Республике, – заявил в сентябре 1996 г. В.Н. яковлев в Верховном Совете ПмР, – может привести к потере государственности». При подержке ряда других депутатов-молдаван он выступил против преподавания румынского (а не молдавского) языка в школах Приднестровья. Преподавание румынского было допущено в частных, т. е. финансируемых из Кишинева, школах [39] .

В соответствии с молдавской традицией Приднестровское государство отвергает унионизм и ориентируется на Россию. Поэтому Приднестровскую автономию признали своим государством и массы местных молдаван. «Вы хотите объединиться с Румынией, а мы не хотим, – заявляли приднестровские молдаване кишиневским унионистам, – поэтому мы создали другую молдавскую республику». Политические активисты унионизма-уроженцы левобережья не нашли опоры среди земляков. Поддержка государственности ПмР молдавским населением обеспечила Приднестровью внутриполитическую стабильность. Сознание, что ПмР является вторым молдавским государством, полезным молдаванам в своем нынешнем качестве, существует и на правобережье Днестра. «Приднестровье, – полагают кишиневские авторы, – колючка в боку «унири» [40] .

Свою верность традиционной ориентации на Россию молдаване Приднестровья убедительно продемонстрировали в ходе Референдума СССР в марте 1991 г. Свыше 90% из них проголосовали за сохранение Союза. При высокой явке голосующих (84% занесенных в списки для голосования), 98% участников Референдума на вопрос о том, быть или не быть союзному государству, ответили «Да» [41]. Накануне упразднения СССР, 1 декабря 1991 г., местные молдаване столь же решительно проголосовали на референдуме за независимость Приднестровья, а в 1995 г. – против вывода из Приднестровья российских войск .

молдавские традиционалисты внесли весомый вклад в становление Приднестровской государственности .

30 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Молдавская С лета 1990 г. идеология молдавизма национальная оказывала серьезное воздействие на ход идея политических событий в молдавии. Пров политической возгласив курс на «объединение» молдаборьбе вии с Румынией, НФм утратил массовую переходного социальную базу. В то же время униопериода нистская угроза ускорила консолидацию молдавской этноэлиты вокруг идеи сохранения молдавской государственности. Представители молдавского села, избранные в 1990 г. в парламент, создали фракцию «Вяца сатулуй» («Сельская жизнь») и упорно боролись против разрушительных для гражданского мира и молдавской государственности законодательных инициатив румынистов. Они противились курсу унионистов на ограничение населению республики доступа к образованию и информации на русском языке. Во многом благодаря их позиции политика румынистов и унионистская пропаганда, осложнив этногосударственные отношения в молдавии, не вызвали у национальных меньшинств националистической реакции против молдаван, необходимой румынистам для установления собственного идеологического контроля над молдавским народом. В городах и регионах, где преобладали русские, украинцы, гагаузы, болгары, осложнения их отношений с молдаванами не произошло .

молдавское национальное движение сохранило также традиционную у молдаван ориентацию на государственность России/СССР .

Решение парламента о запрете проведения в молдавии Референдума СССР было проведено румынистами большинством в один голос, путем угроз и фальсификации результатов голосования. В дни Референдума в Кишиневе, Бельцах, а также в Кагуле, Унгенах, Единцах, других районных центрах молдаване составляли около половины участников голосования. В Бендерах за сохранение Союза проголосовали жители 55 молдавских сел, где румынистам удалось сорвать создание участков голосования. Референдум СССР в молдавии состоялся, в нем приняли участие 947 тыс. человек, более 50% граждан, участвующих в свободных выборах [42]. Вскоре молдавские традиционалисты восстановили свое влияние в парламенте. До «путча» ГКЧП, разрушившего Союз, они не допустили даже постановки на обсуждение вопроса о выходе молдавии из состава СССР .

Независимость республики была провозглашена парламентом молдавии неохотно, только после того, как это сделали парламенты России и Украины. «молдова, – отмечает деятель Движения «Унитате-Единство» депутат парламента И.Г. Руссу, – оказалась, по суГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе ществу, исключенной из Союза. Что оставалось делать? 27 августа провозгласили независимость и мы» [43]. массы молдаван определенное время не воспринимали распад СССР как реальность, тем более, что границы между его бывшими субъектами до поры оставались прозрачными, а в обращении сохранялся советский рубль .

Экономическая этноэлита молдавии восприняла переход страны к независимости как ограничение пространства своей деятельности .

молдавские менеджеры пытались сохранить хозяйственные связи с традиционными партнерами в России и других новых независимых государствах .

Румынский национальный проект остался молдаванам чужд .

По оценке Григоре Виеру, поэта, перешедшего на позиции румынизма, даже осенью 1991 г. в момент наибольшего смятения в обществе, в случае постановки такого вопроса лишь четверть парламентариев проголосовали бы за «объединение» молдавии с Румынией. Остальные, свидетельствовал поэт, «приходят в бешенство, просто приходят в бешенство, когда слышат об объединении» .

молдаване, признавал он, «не готовы к этому историческому акту»

[44]. Вопреки усилиям румынистов, молдавские традиционалисты сохранили преемственность молдавской государственности. Предложение фракции НФм объявить Верховный Совет, избранный в 1990 г., а 27 августа следующего года принявший Декларацию о независимости, парламентом Республики молдова первого созыва было аграриями отвергнуто без обсуждения. Верховный Совет, остался парламентом ХII созыва, в 1994 г. был избран законодательный орган ХIII, а в 1998 г. – ХIV созыва .

В самые напряженные моменты политической борьбы молдависты играли стабилизирующую роль. В октябре-ноябре 1990 г .

молдавские традиционалисты из фракции «Сельская жизнь» осудили организованный унионистами «поход» молдавских «волонтеров»

и полиции с целью подавления гагаузского национального движения и их вторжение в Дубоссары. В сентябре 1991 г. они заняли аналогичную позицию по поводу арестов лидеров ПмР и Гагаузии и второго вторжения сил молдовы в Дубоссары. Позиция аграриев вынудила руководящую группу национал-радикалов на время отказаться от попытки силового решения вопроса о «самопровозглашенных» республиках и от намерения инсценировать в Кишиневе политическое судилище над их лидерами [45] .

На стороне Приднестровья были молдависты и в дни распада СССР, после сговора в Беловежской пуще. «Небольшой город Дубоссары, – отметила В.м. Смелых по поводу кровавого инцидента, 32 П.М. Шорников. Молдавская самобытность устроенного здесь полицией молдовы 13 декабря 1991 г., – вошел ныне в историю молдавии как место, где были убиты трое и более 30-ти человек ранены… за что? Почему? Неужто нельзя было предотвратить кровопролитие? Понесут ли наказание те, кто в нем повинен? И где гарантия, что подобное не повторится?». Возникновение в молдавии «тенденций, названных “сепаратистскими”», ученая признала естественной реакцией населения на политику румынизации и оправдывала позицию приднестровцев, не желающих оказаться «под румынами» [46] .

молдаване левобережья Днестра приняли массовое участие в вооруженной защите Приднестровской государственности. Они составили 30% личного состава вооруженных формирований ПмР .

Это было меньше доли молдаван среди населения Приднестровья, достигавшей почти 40%, но превосходило их долю среди горожан .

молдаване, в том числе бывшие офицеры Советской Армии, участвовали в обороне Дубоссар и Бендер от сил официального Кишинева. Командиром Республиканской гвардии Приднестровья стал отставной полковник Советской Армии уроженец Буковины Шт.Ф .

Кицак, а его сын капитан Андрей Кицак командовал приднестровскими формированиями, обороняющими Дубоссары; он был ранен. На Днестре, отмечают авторы из Кишинева и ясс, молдавская кровь пролилась с обеих сторон [47]. Активное участие молдаван в защите Приднестровья помешало унионистам превратить Приднестровский конфликт в межэтническую войну по сценарию гражданских войн в югославии, Грузии, Азербайджане .

Важной причиной неприятия молдавским обществом вторжения в Приднестровье явилось осознание им этого акта как прелюдии румынской интервенции в молдавию. Попытки пропагандистского обеспечения войны против ПмР с позиций румынизма подтверждали эти подозрения и оказались заведомо несостоятельными .

Подъем молдавского национального сознания оказался направлен не против русских, украинцев, гагаузов, а против румынистов. По выражению президента м. Снегура, он уже в мае 1992 г. достиг в молдове масштабов «антирумынской истерии». массовый характер приобрели уклонение от мобилизации в Национальную армию и саботаж боевых действий. На позициях молдавские бойцы договаривались с приднестровскими ополченцами не вести огня, а офицеры во избежание инцидентов устанавливали телефонную связь с командирами противостоящих приднестровских формирований .

На Кочиерском «плацдарме» заместитель командующего силами молдовы полковник И.м. Горган даже подписал с командованием 33 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе приднестровской гвардии «конвенцию о перемирии» и организовал совместное патрулирование «нейтральной полосы» .

При участии молдавских традиционалистов в дни боев в Бендерах в молдавском обществе сформировался комплекс вины перед населением этого города и Приднестровья в целом. Наряду с депутатами – участниками Движения «Унитате-Единство», аграрии и даже молдавские социал-демократы осудили вторжение в город. Добровольцы с правого берега Днестра, в том числе молдаване, пополняли вооруженные формирования ПмР. В Кишиневе проводился сбор медикаментов для раненых бойцов Приднестровья, а на улицах молдаване-резервисты Национальной армии – были случаи – избивали мародеров, торгующих обувью, похищенной с бендерской фабрики «Флоаре», и интеллигентов, говорящих по-румынски. Опознав на рынке поэта Григоре Виеру, крестьяне, по словам румынского литератора А. Пэунеску, «терроризировали» его за унионизм. В Бельцах на плацу воинской части резервисты подняли красно-зеленый флаг молдавской ССР, ставший флагом Приднестровской молдавской Республики. Этнополитически столь корректное поведение мажоритарного этноса предотвратило межэтническое размежевание в республике. Добившись передвижки власти, молдавские патриоты помогли России остановить кровопролитие [48] .

Не только для борьбы по вопросам экономической и социальной политики, но и во имя сохранения молдавской государственности традиционалисты создали ряд политических формирований .

Председатели колхозов Д.Г. моцпан, А.Г. Попушой, А.я. Снегур, м.И. Попович и другие деятели парламентской фракции «Вяца сатулуй» учредили Аграрно-демократическую партию, стоящую на позициях молдавизма. Активизировалась и сохранившая верность молдавской традиции часть интеллигенции. В.Б. Сеник и бывший министр образования молдавской ССР Д.Г. зиду включились в формирование Социалистической партии молдовы .

В период парламентских выборов 1994 г. ставка на молдавизм стала центральной в политической борьбе. Государственноориентированные формирования Движение за равноправие «УнитатеЕдинство» и Социалистическая партия, с одной стороны, и Аграрно-демократическая партия молдовы – с другой договорились не вести полемики. Хотя все они выступали в защиту молдавской самобытности, в глазах крестьянства главными ревнителями молдавских национальных ценностей предстали аграрии. АДПм получила 56 мандатов из 104 [49]. А.м. лазарев, В.Б. Сеник и Д.Г. зиду были избраны депутатами по списку Блока Социалистической партии и 3 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Движения «Унитате-Единство», а В.Н. Стати – по списку АграрноДемократической партии .

олдавские традиционалисты ослабили унионистскую угрозу .

олдавские При участии президента м.И. Снегура и Иона Друцэ, виднейшего из молдавских писателей, аграрии провели общественный форум «Наш дом – молдова» и опрос «Совет с народом», в ходе которого 98% его участников высказались за независимость республики. По предложению В.Б. Сеника, председателя парламентской Комиссии по культуре, науке, образованию и СмИ, было отменено исполнение временного гимна «Пробудись, румын». При поддержке депутатов – русских, украинцев, болгар, гагаузов, молдависты закрепили в Конституции независимой молдовы, принятой 29 июля 1994 г., лингвоним «молдавский язык» и отличный от статуса других языков статус русского языка. Государственным гимном стала песня на стихи молдавского поэта начала ХХ в. Алексея матеевича «Наш язык» и музыку молдавского композитора Александру Кристя, также предложенная лидером СПм. Созданием гагаузской автономии был урегулирован конфликт на юге молдавии .

В январе 1994 г. с целью содействия сохранению и утверждению этнических, исторических и политических и правовых основ молдавского государства была учреждена неправительственная организация Республиканское патриотическое движение «Про молдова» во главе с В.Н. Стати. Им, а также А. лазаревым, В. Сеником, А. Дзюбинским и другими деятелями в Унгенском, Ниспоренском, Дрокиевском и Резинском районах были проведены научные конференции на тему «молдаване – право на имя», налажен выпуск газеты «Гласул молдовей» и издание на молдавском и русском языках литературы, посвященной истории молдавии и молдаван .

Однако государственной защиты молдавская самобытность не обрела. Выражая интересы титульной бюрократии, аграрии сохранили курс на моноэтнизм в формировании государственной администрации. Но от крайностей национальной политики румынистов они отказались. Отменив предусмотренную декретом президента м. Снегура аттестацию служащих на знание государственного языка, они предотвратили новую волну кадровой чистки под языковым предлогом. Но они не освободились от ставленников м.Г .

Друка на административных постах. Поэтому среднее звено государственного аппарата и большинство СмИ остались под контролем румынистов. Это вынудило лидеров АДПм выстраивать партийную политику на путях компромисса с национал-радикалами .

Председатель АДПм Д.Г. моцпан выступил с заявлениями, гаранГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе тирующими неприкосновенность законов о языковом режиме и о переводе молдавской письменности на латиницу. Идеологическая неопределенность сохранилась в государственной символике. На гербе Республики молдова наряду с молдавской средневековой символикой (изображение головы тура и полумесяца на щите) присутствуют и элементы валашского герба (орел). Государственным флагом республики остался триколор, отличающийся от румынского лишь наличием на нем герба Рм и иным оттенком голубого цвета. Вместо истории молдавии в учебных заведениях продолжалось преподавание курса «история румын» .

Весной 1995 г. по инициативе В.Б. Сеника аграрии попытались привести преподавание истории в соответствие с государственными интересами молдавии. Специальная «Государственная комиссия по выработке концепции изучения истории в учебных учреждениях Республики молдова» во главе с членом-корреспондентом АНм К.В. Стратиевским представила правительству выводы и рекомендации по перестройке преподавания истории «в духе преемственности государственности молдавского народа в историческом и этническом контексте его становления как нации» [50] .

Однако контроль унионистов над системой образования оказался прочным. Когда министерство образования постановило ввести в учебные программы курс истории молдавии, унионистские партии при посредстве преподавателей высшей школы организовали студенческую забастовку под лозунгом «отстоим румынский язык и историю румын». Унионистов поддержал президент Рм м.И .

Снегур. Аграрии не пошли на обострение конфликта. Коллегия министерства образования отменила принятое решение; в учебных заведениях было продолжено преподавание антинаучного курса «история румын», искажающего национальное сознание нового поколения и разрушающего идеологические основы молдавской государственности .

Аграрии не смогли положить конец наступлению румынизма на молдавскую самобытность и совершили ряд ошибок в социальной и экономической политике. Их электорат был разочарован. На парламентских выборах 1998 г., восприняв программу АДПм по вопросам молдавской самобытности, успех аграриев, достигнутый в 1994 г., во многом повторили коммунисты. Они получили 40 мандатов. В 2001 г., добившись поддержки молдавских традиционалистов и нетитульного населения, ПКРм получила 70 мандатов и пришла к власти .

3 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Научная С конца 80-х годов молдавское нациозащита нальное сознание и молдавская государмолдавской ственная идея размываются посредством с а м о б ы т н о с т и преподавания в учебных заведениях таких мировоззренческих дисциплин, как «история румын», «румынский язык» и «румынская литература», действиями унионистских политических формирований, стремящихся обесценить в глазах нового поколения существующую государственность. Идеологи молдавизма А. лазарев, В. Гросул, В. Сеник, В. Стати, В. яковлев, И. Чобану сознавали угрозу самому бытию молдаван как нации, создаваемую насаждением румынизма, и содействовали формированию политических партий, выступающих в защиту молдавских национальных ценностей. В.Гросул поставил вопрос о развертывании движения молдавских традиционалистов или, как он предпочитал их называть, молдавофилов .

Стремясь ускорить их консолидацию, он опубликовал в 1990 г .

большую статью «О терминах «молдавский народ» и «молдавский язык» [51], посвященную основам молдавского национального сознания. В 1991 г. статья была издана в Тирасполе отдельной брошюрой

– на молдавском и русском языках [52]. Тогда же при содействии ректора Приднестровского университета В.Н. яковлева увидели свет две брошюры И.Д. Чобану в защиту лингвонима «молдавский язык» и других особенностей молдавской речи [ 53], а также книга академика А.м. лазарева «я молдаванин» [54]. Отдельной книгой издал свои статьи, посвященные правовому обоснованию создания Приднестровской государственности, и сам В.Н. яковлев [55] .

Эти работы способствовали утверждению молдавских национальных ценностей в кризисные годы. Они создали идеологическую основу для формирования молдавского Патриотического движения «Про молдова», а также Ассоциации ученых им. Н. милескуСпэтару, руководимой членом-корреспондентом АНм историком В.И. Царановым. Но тираж их был невелик, и доступ в учебные заведения молдовы им был закрыт. Румынисты, располагая финансовыми средствами, переиздавали в Кишиневе работы румынских историков, а также книги местных авторов, написанные с позиций румынизма. Используя достижения молдавской советской историографии в обосновании самобытного характера молдавской культуры и молдавской истории, Н.В. Бабилунга и другой работающий в Тирасполе кишиневский историк, Б.Г. Бомешко, при участии В.я. Гросула продолжили разработку курса молдавской истории. Они подготовили построенные с учетом новейших тенденций 3 Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе в историографии серию брошюр «Курс лекций по истории молдавии» [56], утверждающую государственную традицию молдавского народа. Эти работы используются в преподавании истории молдавии в Приднестровском университете .

Вместе с тем, в кругу историков В.я. Гросул с начала 90-х годов высказывал мысль о том, что защиту молдавской самобытности следует продолжить с учетом новейшей аргументации румынистов и с привлечением новых источников. Обосновывая древность самоназвания «молдаване» и лингвонима «молдавский язык», один из ученых опубликовал в 1993–1994 гг. написанный в виде тезисов, по сути составленный из выдержек из трудов молдавских писателей-классиков и румынских историков, лингвистов, политиков историко-публицистический труд «молдаване в истории» [57]. В ходе полемики, последовавшей после выхода этой книги, термин «молдавизм» утвердился в молдавской публицистике, а затем и в научной литературе. Публицистический характер книги автор подчеркнул, подписав ее псевдонимом Петре П. молдован. Этим псевдонимом пользовался историк П.

Панаитеску, классик румынизма:

даже он признавал молдавскую этническую самобытность .

Пытаясь «опровергнуть» «П.П. молдована», некий румынский автор выпустил книгу нападок, по объему превосходящую объект «критики» [58]. Около двух десятков румынских историков высказались таким же образом в научных статьях. Но молдавская общественность приветствовала выход «молдаван в истории» .

В 1994 г. В.Н. Стати учредил печатный орган Движения «Про молдова» – газету «Гласул молдовей». С критикой постулатов румынизма, с материалами, утверждающими молдавскую самобытность, на страницах газеты выступали депутаты, ученые-историки, журналисты. Выпуску газеты содействовало Движение «Унитате-Единство». Его деятели выступали на страницах «Гласул молдовей», а в трудный момент предоставили ей свой фонд бумаги .

Газету, несмотря на отсутствие государственного финансирования и нападки румынистов, удавалось издавать более шести лет .

Группа молдавистов, близкая к руководству партии аграриев, не оглашая имен авторов, в 1994–1996 гг. издавала газету «молдованул», специализируясь на популяризации политических деятелей-молдавских государственников и разоблачении румынистов .

Уничтожающие политические характеристики были даны в газете деятелям унионизма м.Г. Друку, А.К. мошану, л.Н. Истрати, ю.И .

Рошке, И.Д. Хадырке, Н.Т. Дабиже. В то же время политические портреты приднестровского лидера И.Н. Смирнова, руководителей 3 П.М. Шорников. Молдавская самобытность АДПм Д.Г. моцпана и А.Н. Сангели, деятелей движения в защиту молдавской традиции В.Н. яковлева, В.Б. Сеника, А.м. лазарева, И.П. Калина были написаны с пониманием их позиции. В 1996 г .

30 опубликованных в газете биографических очерков были изданы отдельной книгой [59]. На позициях молдавизма стояли также выходившие на молдавском и русском языках органы АДПм «земля и люди» и «Эхо Кишинева». Они публиковали материалы по вопросам текущей политики, а также очерки по истории молдавской самобытности .

молдавские традиционалисты подготовили первый после провозглашения молдавией независимости обобщающий труд по молдавской истории – коллективную монографию «История Республики молдова с древнейших времен до наших дней» [60]. В книге, написанной группой кишиневских ученых во главе с В.И. Царановым и изданной в 1997 г., дан цельный очерк развития молдавского народа. Исторические события в нем рассмотрены в пределах молдавского княжества – до 1812 г., в 1812–1940 гг. – в пределах Пруто-Днестровского междуречья и левобережного Поднестровья, а с 1940 г. – в границах молдавской ССР. Убедительно обоснованы самостоятельный характер молдавской государственности, независимость исторического процесса в молдавии от процессов в Валахии и Трансильвании, т.е. раскрыта несостоятельность всей исторической концепции румынизма [61] .

Выход книги, означавшей реабилитацию молдавской истории, стал событием общественной жизни молдавии. Пытаясь воспрепятствовать ее распространению, румынисты добились фактического ареста тиража, организовали в печати кампанию диффамации против авторов. Намереваясь устроить судилище над книгой и рассчитывая на поддержку читателей, редакция газеты «литература ши арта» опубликовала политически наиболее острую, завершающую главу, посвященную событиям 1988-1997 гг. [62]. Но молдавская общественность приветствовала выпуск книги, написанной с позиций защиты молдавской самобытности и существующей государственности. Судилище не состоялось. В 1998 г. был напечатан дополнительный тираж, немедленно раскупленный населением, а в 2002 г. доработанный и дополненный вариант этой книги вышел вторым изданием [63]. «История Республики молдова» используется как учебник молдавской истории студентами и преподавателями в Тирасполе и, неофициально, также в Кишиневе .

Разъясняя общественности сущность гражданского конфликта в молдавии, включая проблематику молдавизма, В.я. Гросул выГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе ступал в периодических и научных изданиях москвы, Тирасполя, Кишинева [64]. Осенью 1997 г. он напомнил правящей партии аграриев о нерешенных вопросах защиты молдавской самобытности .

Отметив в интервью «мосты должны иметь прочные основания», что молдавский алфавит на основе кириллицы молодежь должна изучать в школе, ученый предложил компромисс: параллельное использование в молдавской письменности латинской и кириллической графики. Касаясь другого вопроса, не решаемого аграриями, ученый отметил, что «современная государственная символика не молдавская. Ворон, держащий в клюве крест, изначально фигурировал на валашском гербе. При взгляде на современный молдавский герб возникают ассоциации, что он, превращенный в орла, проглотил молдавского зубра или тура. Боевой флаг молдавского княжества был красно-голубым, а герб и печать в качестве важнейшего элемента имели изображение тура или зубра […]. Не характерен для молдавской традиции и желтый цвет, включенный в флаг. Этот цвет присутствовал на флаге Валахии, а затем вошел в государственный флаг Румынии, символизируя ее объединение с запрутской молдовой. можно сохранить триколор, но вместо желтой полосы ввести зеленую, которая присутствовала на флаге Советской молдавии, а сейчас имеется на флаге Приднестровья […] .

мы все один народ, разделенный по вине национализма». И, наконец, профессор подверг критике терминологические нововведения «молдова» и «молдованин», внедренные в русскую речь молдавии:

«На русском языке предпочитаю говорить именно о молдавии, а не о молдове, поскольку на этом языке термин этот и более древний, и более привычный […]. Считаю себя молдаванином, а не молдованином, как стали писать в печати молдавии в последние годы .

По-русски это вообще неграмотно» [65] .

молдавская общественность встретила публикацию с интересом. молдавские традиционалисты, включая деятелей АДПм, приняли ее к сведению, а румынисты из СмИ, в отсутствие научных контраргументов, дали лишь изложение ее положений. «молдаванин из России и русский из молдавии, – сообщил автор газеты «лучафэрул», – высказываются за «восстановление культурного суверенитета молдавской нации». И в первую очередь за восстановление кириллического алфавита, за изучение в школах наследия 50 лет советской социалистической молдавии; за то, чтобы учебник истории называть «История молдавии», а учебник языка – «молдавский язык». Ничего нового. Ностальгирующие хотят держать нас в тисках примитивного молдавизма [..]. Из интервью Шорников-Гросул 350 П.М. Шорников. Молдавская самобытность видно, что нашим недругам мешает и государственная символика .

Описывая фрагменты нашего герба, они издеваются над ним, утверждая, что «ворон», держащий крест в клюве, не является нашим национальным символом, а герб вообще производит впечатление, что ворон проглотил голову зубра. Не нравится идеологам вчерашнего дня и наш триколор. Они советуют нам возвратиться к флагу мССР, который остался государственным флагом тираспольских сепаратистов» [66] .

В целом успешной попыткой создания энциклопедии молдавизма стал выпуск Василием Стати труда «История молдовы в датах» [67]. Включенный в книгу перечень литературы, посвященной вопросам молдавского самосознания и молдавского языкознания, суждения деятелей истории и культуры, хроника молдавско-валашских войн и конфликтов нанесли новый удар по концепции единого румынизма и подтверждают реальность молдавской национально-культурной идентичности на всем протяжении молдавской истории, опровергают ряд мифов румынизма, в том числе о существовании между молдавией, Валахией и Трансильванией в XV–XVIII вв. отношений солидарности, антиосманского фронта «румынских стран» .

Для дальнейшего обоснования древности самоназвания «молдаване», молдавского родового и национального сознания, лингвонима «молдавский язык» чрезвычайное важен критический разбор результатов исторических исследований 60-х годов, целенаправленно вытесняемых из научного оборота румынистами, данный в другом труде В.Н. Стати – «История молдовы» [68]. Привлечение фактического материала, малодоступного даже исследователям, позволило автору уточнить содержание тезиса об общем происхождении молдаван и валахов. Не оспаривая наличия у двух народов общей латино-фракийской этнической основы, В. Стати указал на давно выявленные археологами существенные антропологические различия между населением средневековой молдавии и Валахии .

Они, справедливо заключил исследователь, обусловлены не только длительным развитием молдаван и валахов в условиях взаимной изоляции, но и их различным этническим пополнением .

Богатейший материал для выяснения отношений молдавского народа с Румынским государством давали события 1917–1918 гг., периода румынской оккупации Бессарабии в 1918–1940 гг. и времен Великой Отечественной войны. Как лидер Движения «Про молдова», В.Н. Стати обеспечил издание двух трудов эмигрировавшего в США кишиневского историка И.Э. левита, посвященных молдавГлава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе скому национальному движению времен революции и первой молдавской государственности ХХ в., упраздненной правительством дненной Румынии [69]. материалы книги «Цена войны» [70] свидетельствовали: диктатура Антонеску считала молдаван чуждым и враждебным Румынии народом и проводила политику его ликвидации как нации. Положение о национальной самобытности молдавского народа и его приверженности существующей государственности было подтверждено также анализом событий в молдавии 1988– 1996 годов, данным в книге «Покушение на статус» [71] .

Обосновывая необходимость возврата истории молдавии в программы учебных заведений, автор данного исследования отрецензировал, вскрыв их научную несостоятельность, более 30 учебников и монографий, написанных кишиневскими авторамирумынистами и используемых в преподавании курса «история румын». Основные положения и выводы обобщены в двух научных статьях [72] В ходе этой работы автор начал исследование вопросов истории молдавской национально-культурной самобытности и молдавской государственной идеи и на протяжении десяти лет выступал со статьями по данной теме в научной [73] и периодической печати .

И, наконец, в августе 2003 г. В.Н. Стати провел черту между молдавским и румынским языками, издав «молдавско-румынский словарь» [74]. Эта книга потрясла молдавскую общественность и возмутила румынистов. Сам факт выпуска «Словаря» внушительным объемом в 19,4 тыс. слов и лексических форм критики расценили как акт восстановления молдавского языкового суверенитета. Словарь дал молдаванам языковые ориентиры и показал им, что нет необходимости предоставлять любому румыну возможность экзаменовать молдаванина на знание румынского языка, внушать ему сознание его, молдаванина, культурной неполноценности. Выход Словаря В. Стати дал повод поставить вопрос о государственном финансировании научных исследований в сфере молдавского языкознания и сформулировать актуальные задачи: осуществление сравнительного анализа лексического фонда, морфологии, фонетики молдавского и румынского языков, подготовка и издание трудов о языке молдавских летописцев и классиков молдавской литературы [75]. Решение этих задач способно подвести новую научную базу под молдавскую самобытность .

Политически особенно значима была позиция деятелей Партии коммунистов, в 2001 г. завоевавшей большинство мест в парламенте. Несколько ранее, в 2000 г., известный в молдавии депутат 352 П.М. Шорников. Молдавская самобытность И.П. Калин, бывший глава правительства мССР, призвал молдаван объединиться вокруг идеи спасения молдавской государственности. Он потребовал «немедленно пресечь грубейшие нарушения Конституции Рм в части наименования государственного языка – родного языка молдаван», т.е. молдавского, возобновить изучение истории молдовы а также положить конец попыткам вытеснения русского языка из межэтнического общения, поскольку это «явно не в пользу и молдаванам, и другим народам, населяющим наш край» [76]. Секретарь ЦК ПКРм депутат В.Ф. Степанюк, осудив нарушение унионистами права молдаван «на языковое, этническое самосознание, на историческую память» и культивирование ими русофобии, не свойственной молдавскому народу, предложил привести в соответствие с языковыми, историческими и этническими реалиями текст Декларации о независимости Республики молдова, аннулировать Постановление Верховного Совета ССР молдова по «Пакту молотова-Риббентропа, которое отказывает Республике молдова в праве на существование, и пересмотреть государственную символику Рм, восстановив историческую символику молдавского государства – «молдавский триколор: горизонтальные синяя, желтая и красная полосы с головой зубра посередине и исторический герб молдовы – голову зубра» [77] .

С позиций молдавизма публично выступали также общественные деятели, в правящей партии не состоящие. «Вспомним: как формировалось государство Румыния? – вопрошал ректор частного университета УлИм профессор А.И. Галбен. – Какой была судьба Бессарабии? Об этом знают не только историки; нашим народам непростая история объединения обоих княжеств тоже известна […]. Никто у нас, в нашей нынешней республике, сегодня не говорит: пускай мунтяне вернут исконные молдавские земли от Прута до карпатских перевалов. Но свою землю, свою самостоятельность мы полны решимости сохранить» [78]. В центре общественного внимания периодически оказывались публикации на эту тему академиков Иона Друцэ и Хараламбие Корбу, редактора газеты «Сэптэмына» Виорела михаила, депутата Алексея Тулбуре, доктора права Александра Буриана, историков С. Назарии и Г. Руснака, политолога В. Бенюка, доктора философии Э. Чобу, публициста В. Виеру, лидера Ассоциации молдаван Украины Анатолия Фетеску и некоторых других ученых [79]. Депутат-историк Анатолий Дубровский, впоследствии советник президента Рм, дал развернутое обоснование положения о том, что идеей, объединяющей молдавскую нацию, является утверждение существующей государственности [80] .

Глава 6. Молдавская национальная идея в СССР и на современном этапе И все же защита молдавских национальных ценностей остается в Республике молдова делом личной инициативы .

* * * События 90-х годов свидетельствуют об обновлении молдавизма. Воля молдавского народа, отвергнувшего унионизм, явилась решающим фактором сохранения молдавской государственности .

Не утрачивает своей устойчивости национальное сознание молдаван, «фиря молдовенилор». молдаване продолжают сознавать себя молдаванами и публично идентифицируют себя как молдаван. При переписи 2004 г. румынами назвали себя 70,3 тыс. жителей Республики молдова, всего 2,1% ее населения. Очевидно, большинство из них – потомки румынских колонистов 20–40-х годов .

Не произошло и смены геополитической ориентации молдаван .

По данным социологических опросов, будущее Республики молдова в составе Румынии, не обязательно поддерживая такой вариант развития событий, видели в 1991 году 3,1%, в 1992, после распада СССР, – 9,4%, в 1993 – 7,7%, в 1994 – 5,6%, в 1996 – 4,9%, в 1997 – 4,8%. В 1999 г. в ответ на вопрос «Как должна решиться проблема молдавской государственности?» за объединение молдавии с Румынией высказались всего 2,2% респондентов. На порядок больше, 19,7% опрошенных, предпочли объединение молдавии с Белоруссией и Россией, что не предполагает упразднения молдавской государственности, а подавляющее большинство, 78,1% респондентов, некорректно сформулированную дилемму разрешило с полной определенностью: молдавия должна остаться независимым государством [82]. Таким образом, 97,8% населения высказались за независимость молдавии. Союзная государственная идея сменилась у молдаван идеей молдавского государства .

Большинство молдаван не пытается имитировать румынские лингвистические стандарты. Популярнейшим мастером разговорного жанра остается в молдавии Георге Урский, говорящий на народном молдавском языке. Попытка группы румынствующих радиожурналистов, объединенных в группу «Грэеште молдовенеште», высмеять разговорную речь молдаван как «быковский» язык, привела к результату, противоположному искомому: молдаване стали ей подражать [81] .

Вместе с тем, итоги этнополитической эволюции молдавской нации достаточно тревожны. молдаване – за исключением проП.М. Шорников. Молдавская самобытность живающих в Приднестровье – лишены молдавской кириллической графики, отделяющей письменный молдавский язык от румынского. Поэтому, а также вследствие контроля румынистов над идеологическими структурами Республики молдова, лингвоним «молдавский язык», закрепленный в Конституции, из официального обихода, из системы образования и средств массовой информации тем не менее вытеснен. Новое поколение утрачивает традиционное наименование родного языка. Согласно переписи 2004 г., 480 тыс .

молдаван назвали родной язык румынским .

Остается реальной угроза упразднения молдавской государственности. Ее создают этнокультурный конформизм большей части интеллигенции и отсутствие у политической элиты концептуального суверенитета. Включая влиятельную унионистскую фракцию, она не может убедительно разъяснить народу смысл и цели существования молдавского государства .

Интересы преодоления кризиса молдавской государственности требуют восстановления культурного суверенитета молдавской нации, ее консолидации на позициях защиты национальной самобытности. Только молдавизм может стать основой государственной идеологии суверенной молдавии .

АкЛЮЧЕНИЕ Проведенное исследование позволяет сформулировать ответы на ряд вопросов интересующей нас темы .

1. Молдавизм молдавизм есть молдавское родовое (этническое, национальное) сознание и приверженность традиционным ценностям молдавского народа: самоназванию «молдаване», лингвониму «молдавский язык» и молдавской письменности, а также совокупности представлений молдаван о себе и о других народах, верность православию и восточной геополитической ориентации народа. молдавизм есть выражение молдавской этничности .

Возникновение у волохов, живущих в марамуреше и на восточных склонах Карпат, сознания своей родовой общности предшествовало образованию молдавского княжества. Однако комплекс идей, традиций и представлений, особенностей культуры, составляющих молдавскую идентичность, был выработан молдаванами в XV–XVII вв. С середины XIV столетия молдаване обладают молдавским этническим (родовым) и молдавским государственным сознанием, собственным языком – молдавским, особой молдавской культурой. У молдаван есть свой, отличный от мифов других 35 П.М. Шорников. Молдавская самобытность народов, миф об общих предках – о Драгоше и его спутниках, о возникновении молдавского государства и молдавского народа .

Культура, традиции, верования, вкусы, этнические стереотипы и традиции поведения молдаван сформировались под воздействием русинов, православных восточных славян, составлявших более трети населения молдавского княжества, а также поляков, греков и других народов. Историческая память молдаван создала особую молдавскую этнопсихологическую идентичность, особые молдавские представления о жизненных задачах и ценностях. молдаване выработали молдавскую кириллическую письменность, а молдавское право зафиксировало существование особых молдавских бытовых традиций, брачных и семейных обычаев .

молдавизм определил основное содержание традиционной молдавской культуры. Оригинален и глубоко национален молдавский фольклор. Его персонажи свойственны только молдавским сказкам, легендам, балладам, песням. закрепленные в молдавских легендах и мифах, в устном народном творчестве, молдавском летописании, молдавской литературе представления молдаван о себе и своем месте в мире, во многом определяли психические переживания все новых и новых поколений. молдавской этничностью отмечены бытовая культура молдаван, молдавский костюм, молдавские традиции питания, модели поведения, архитектура молдавского княжества .

молдаване выработали собственные этнополитические воззрения, образ врага, образ себя и образ друга-покровителя, представления о своей миссии в истории. Они включают комплиментарные отношения с православными народами, корректные – с католиками и лютеранами и враждебные – с представителями других верований. Отношения с мунтянами (валахами) носили конфронтационный характер в XV–XVII, а с греками-фанариотами – в XVII–XIХ, –XIХ XIХ Х столетиях. Смысл жизни молдаване видели в верности православной вере, в том, чтобы их бытие оставалось в рамках национальной традиции, «как у молдаван», высшими ценностями считали мир и безопасность. Главным своим покровителем молдаване считали Россию. С валахами (мунтянами) молдаван объединяли территориальное соседство, сходные черты в фольклоре, использование кириллической письменности, общая приверженность православию и восточная геополитическая ориентация .

Однако между двумя народами имелись различия в антропологическом типе, в языке и культуре. Этнические (родовые, национальные) и государственные идентичности у молдаван и валахов 35 Заключение были различны. молдаване обладают собственным лингвонимом «молдавский язык», особенностями в произношении, лексике, частоте употребления слов и оборотов речи и т. п. Оригинален молдавский фольклор; в нем много сказок, легенд, песен, персонажей, отсутствующих в фольклоре других народов .

2. Молдавский национальный проект

Составной частью идеологии молдавизма с XV в. является восточная геополитическая ориентация молдавского этноса. молдаване выработали собственный проект национального спасения путем присоединения молдавии к Русскому государству. На протяжении последних двух веков существования молдавского княжества молдаване последовательно осуществляли этот проект .

Государственная идея пережила у молдаван сложную эволюцию. Само возникновение молдавского княжества, его борьба против внешних врагов свидетельствуют о приверженности его населения молдавской государственности. Однако установление турецкого владычества и превращение молдавского княжества в инструмент эксплуатации его подданных Османской империей и фанариотами обесценили существующую государственность в глазах молдавского народа. Неустойчивость Страны молдавии, окруженной более сильными недружелюбными либо враждебными державами, побуждала молдаван к поиску страны-покровителя .

Геополитическая ориентация молдаван на соседнее государство с преимущественно православным славянским населением – Речь Посполитую – оставалась преобладающей более двух столетий. В поисках поддержки перед лицом мусульманской угрозы молдавские господари нередко приносили польским королям вассальную присягу; периодически возникали тенденции к переходу в подданство к польским королям. Но присоединение к политически все менее стабильному и все более ортодоксальному католическому государству, каким становилась Речь Посполитая, не стало частью молдавского проекта национального спасения. У молдаван, православного народа, возобладало стремление к объединению с православной Русью .

Инициатива в процессе молдавско-российской интеграции изначально и неизменно принадлежала молдаванам. Начало курсу на объединение молдавии с московским царством положил Стефан

Великий. Основными вехами на пути реализации его внешнеполитической программы стали:

35 П.М. Шорников. Молдавская самобытность

1. Эпоха Стефана великого. Брак Стефана III с Евдокией (1462), родственницей московских царей, и брак Елены, их дочери, с наследником русского престола царевичем Иваном молодым (1483), а также существоваший в 80–90-е годы XV в. союз молдавии с москвой могли привести к объединению княжества с Русью под одним скипетром. Действительно, в 1498 г. царевич Дмитрий, внук русского царя Ивана III и Стефана III, был провозглашен наI,, следником московского престола. Хотя интерграционный проект, вероятно существоваший у молдавского господаря, осуществить не удалось, его идея осталась в политическом обороте .

2. Период освободительной войны на краине. После воссоединения Украины с Россией (1654 г.) господарь Георгий Стефан обратился к царю Алексею михайловичу с просьбой о присоединении молдавского княжества к России на тех же условиях, на которых была принята Украина. В мае 1656 г. состоялись переговоры о принятии молдавии в русское подданство на началах конфедерации. Хотя завершить оформление договора не удалось, с этого момента идея присоединения молдавии к России обрела у молдаван ранг Проекта национального спасения. Отныне молдавские господари, боярство и предстоятели молдавской церкви обращались к русским царям с просьбой о принятии страны в русское подданство всякий раз, когда возникали надежды на возможность выполнения Проекта. Такие попытки имели место в 1674, 1684, 1698,1703 гг .

3. Период правления Дмитрия кантемира. В 1711 г. Д. Кантемир и Петр I заключили луцкий договор о переходе молдавии под протекторат России. Встреча молдаван с русскими в период Прутского похода выявила духовную близость двух народов и стремление молдаван к обретению покровительства сильного государства, способного защитить их от внешнего врага. Часть бояр уже в 1711 г. выступила за более тесную интеграцию с Россией, чем это предусматривал луцкий договор .

Обретение могущественного, надежного и духовно близкого союзника вернуло молдаванам исторический оптимизм и положило начало духовному подъему молдавского народа. Разработанный правящими кругами страны и духовенством Проект национального спасения, в дни Прутского похода поддержанный народом, превратился в Молдавский национальный проект. Прутский поход положил начало новому этапу молдавского освободительного движения – этапу массовой борьбы за осуществление молдавского проекта .

35 Заключение 4. 1735–1739 гг. Политика фанариотов вела к обесцениванию существующей государственности во мнении молдавского народа .

Проект национального спасения превратился в Проект окончательного устройства национальной судьбы молдаван. В 1739 г .

молдавские бояре и высшее духовенство представили командованию русской армии перечень условий присоединения молдавии к России и подписали «Договор между статами духовными и светскими Молдавского княжества и фельдмаршалом графом Минихом .

– О вступлении онаго княжества в подданство под Российскую державу на условиях, утвержденных графом Минихом», предусматривающий более высокую степень интеграции молдавии с Россией, чем луцкий договор 1711 г .

5. 1768–1774 гг. При вступлении русских войск в яссы в сентябре 1769 г. бояре и духовенство, стремясь создать необратимую ситуацию, начинают приводить народ к присяге императрице Екатерине II, не поставив в известность не только российское правительство, но и командование русских войск. 10 декабря 1769 г. высшие духовные и светские чины молдавии во главе с митрополитом Гавриилом обращаются к Екатерине II, с просьбой о безусловном оставлении княжества под покровительством России, т. е. о его включении в состав империи на конфедеративных условиях .

6. 1801–1802 гг. Опыт жизни под российским военным управлением в годы русско-турецких войн укрепил в молдавском народе решимость добиться перехода молдавии в российское подданство .

12 февраля 1801 г. господарь Константин Ипсиланти обратился к императору Павлу I с просьбой о вводе в молдавию русских войск и «о принятии его со всею землею в высочайшее покровительство» .

Просьба правителя была подкреплена обращениями молдавских бояр и высшего духовенства к Павлу и Александру I с мольбами о присоединении молдавии к России .

7. 1806–1812 гг. митрополит Вениамин Костаке сформулировал национальную цель молдаван в начавшейся русско-турецкой войне: «Истинное счастье сих земель заключается в присоединении их к России», а господарь молдавии и Валахии Константин Ипсиланти предпринял попытку присоединить княжества к России явочным порядком. Не получив на то предварительного согласия российского правительства, он начал приводить население Дунайских княжеств к присяге императору Александру I. .

До начала XIX в. у Российского правительства не имелось аннексионистских намерений в отношении молдавии. Но участие 30 П.М. Шорников. Молдавская самобытность молдаван в войнах с турками на стороне России являлось борьбой за реализацию молдавского национального проекта и проявлением формирующегося в молдавском народе молдавско-российского этатизма .

Бухарестский мирный договор представлял собой международно-правовое оформление добровольного присоединения значительной части молдаван к России, поэтому включение Пруто-Днестровского междуречья в состав Российской империи было одобрено молдавским народом .

3. Молдавская идентичность наканунеупразднения Молдавского княжества

Социальные предпосылки этнокультурного переворота и геополитической переориентации молдавии подготовила смена состава молдавского боярства, осуществленная турецким ставленником на молдавском престоле Ионом Санду Стурзой в 1822–1826 гг .

Способствовали этому и реформы, осуществленные в княжестве русской администрацией в 1829–1834 гг. Их политико-идеологическими причинами стали отказ царизма от присоединения молдавского княжества к России и деятельность румынистов-адептов «Трансильванской школы» .

Две линии в этнокультурном споре – молдавский этнокультурный традиционализм и румынизм – наметились еще в XVII в. Начала молдавского традиционализма заметны в творчестве летописца Григоре Уреке, а тенденции к латинизации и, следовательно, румынизму – в наследии мирона Костина. Но то были индивидуальные проявления представителей элитарных групп населения; массам молдаван о существовании таких идей до середины XIX в. известно не было. Альтернативный молдавизму румынский национальный проект возник не из внутренних закономерностей этнокультурного и этнополитического развития трансильванских валахов и, тем более, молдаван и мунтян. Идея объединения молдавии и Валахии и образования из них государства «Дакия» была сформулирована государственными деятелями России, термин «Румыния», призванный стать наименованием объединенного государства, был придуман трансильванским историком-саксом, а затем вновь изобретен в Германии. Идеологию румынизма разработала группа лингвистов-католиков и униатов, а пропагандировала ее католическая церковь .

31 Заключение Объединительные тенденции в Дунайских княжествах возникли под влиянием политики России и других великих держав. Их курс поставил молдавию перед историческим выбором в момент, когда главный идеолог молдавизма, старое молдавское боярство, вступило в завершающую фазу экономического и социального упадка, а молдавская буржуазия не завершила своего формирования и не успела обрести концептуального суверенитета. И все же поддержка в конце 50-х годах наиболее активной частью политического класса молдавии идеи ее объединения с Валахией не означала его отказа от молдавской культурной и даже государственной идентичности. В момент упразднения молдавского княжества молдаване сохраняли молдавское национальное сознание, молдавский язык и лингвоним «лимба молдовеняскэ», приверженность молдавской государственности; объединение двух княжеств рассматривалось ими как конфедеративный союз, призванный способствовать обретению молдавией независимости от османов и социально-экономическому прогрессу княжества .

4. Молдавская идеяи российское государство

Геополитечески молдаване изначально были ориентированы на московское государство, рассчитывая на его защиту и покровительство. Россию молдаване ценили как защитницу православия и поле своей деятельности. Национальная политика российского правительства дала молдаванам возможность сохранить молдавскую культурную традицию, обновить историческую память молдавского народа .

Раскол молдавской народности явился следствием не включения Бессарабии в состав России, а строительства румынской нации после объединения молдавии и Валахии. Свертывание политического и этнокультурного сопротивления румынизму в Пруто-Карпатской молдове, стремление молдаван Бессарабии сохранить свою национальную самобытность перед лицом румынизации воспрепятствовали появлению в идеологии молдавизма идеи воссоздания молдавского государства .

Под защитой России часть молдаван, живущая в Бессарабии и на левобережье Днестра, сохранила молдавскую этнокультурную идентичность и консолидировалась в молдавскую нацию. На всем протяжении более чем векового развития Бессарабии в составе 32 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Российской империи молдаване считали Россию своим государством и оставались ему лояльны. Сепаратистских тенденций в области не возникло. Традиционный у молдаван российский этатизм, обновленный в конце XIX толетия, во многом предопределил геотолетия, политическую ориентацию молдавского народа в ХХ в .

5. Молдавская идентичность в ХХ столетии

На протяжении ХХ в. молдавская этнокультурная идентичность и государственная идея молдаван существенно изменились .

До революции 1917 г. молдавский народ в массе своей не знал постулатов румынизма и ориентировался на российскую государственность. молдавская Народная Республика в 1917 г. была создана в отсутствие сепаратистских тенденций как составная часть Российской Республики .

В период румынской оккупации Бессарабии 1918–1940 гг .

молдаване были лишены традиционной молдавской письменности, оказались на грани утраты лингвонима «молдавский язык», но, несмотря на этнокультурные колебания нового поколения интеллигенции, сохранили молдавское национальное сознание, историческую память, молдавский фольклор, молдавскую государственную идею и восточную геополитическую ориентацию. Румынский этногосударственный проект молдаванами принят не был .

молдавизм сыграл важную роль в формировании бессарабского регионального сознания, в духовной консолидации полиэтничного населения Бессарабии и в развертывании Бессарабского освободительного движения. Ключевой идеей молдавского национально-освободительного движения в этот период являлось воссоединение края с Россией/СССР. В провозглашении Бессарабской Советской Республики (1919 г.), в образовании молдавской автономии (1924 г.), в ее преобразовании в молдавскую Советскую Социалистическую Республику (1940 г.) приоритетную роль сыграл внешний фактор. Но эти события подтвердили политическую актуальность молдавской государственной идеи .

В годы фашистской оккупации (1941–1944 гг.) молдавизм, включающий традиционную у молдаван российскую государственную идею, проявил себя действенным средством политической мобилизации. Наряду с социальными мотивами, сознание своей принадлежности к Российскому государству, к его мощи и величию обусловили ориентацию подавляющего большинства молдавского 33 Заключение народа на победу СССР, массовый характер патриотического сопротивления молдаван в период румынской фашистской оккупации и их участие в войне в рядах Красной Армии .

В послевоенные десятилетия произошла этнокультурная консолидация молдавской нации. В социально-экономическом плане 60–80-е годы ХХ в. стали самым продуктивным периодом молдавской истории. Но разрыв молдавской культурной традиции, вызванный утратой почти всей молдавской интеллигенции в 20-е, а затем в 40-е годы не был вполне предолен. Новое поколение интеллигенции в основном смирилось с языковым строительством в соответствии со стандартами румынского языка. Это открыло путь эрозии молдавской этнокультурной идентичности. Однако в годы своего развития в составе СССР молдавская нация, все большее ценя национальную государственность, разделяла общесоюзную государственную идею. Сепаратистского движения в республике в этот период не существовало. Переход молдавии к независимости в 1991 г. являлся следствием распада Союза ССР .

В период утверждения независимой Республики молдова идеологическое вторжение румынизма показало молдаванам, что духовность не может быть заимствована, да и нужды в этом нет .

молдавская национальная и государственная идея пережила обновление, а молдавизм способствовал стабилизации существующей государственности. Вместе с тем интересы защиты молдавской национальной самобытности обусловили активное участие молдавских традиционалистов в создании Приднестровской государственности. молдавское население поддерживает ее. Само существование этой государственности укрепляет молдавскую национально-культурную идентичность .

Но в Республике молдова молдавская национально-культурная самобытность не обрела должной государственной защиты .

Идеология румынизма уже второе десятилетие насаждается при посредстве унионистских политических формирований, части государственных служащих, начальной, средней, высшей и профессиональной школы, многих средств массовой информации, подчиненной Бухаресту Бессарабской митрополии, ряда творческих союзов .

Подрывная работа румынистов разрушает идеологические основы молдавской государственности: молдавскую национальнокультурную идентичность и молдавскую государственную идею .

Однако события молдавской истории XIX–XX вв. подтверждают

–XX XX вывод михаила Бахтина, одного из крупнейших философов ХХ в.:

3 П.М. Шорников. Молдавская самобытность «ничего окончательного в мире еще не произошло, последнее слово мира о мире еще не сказано, мир открыт и свободен, еще все впереди и всегда будет впереди» [1]. Общая идея, на необходимость которой указывал михаил Эминеску, у молдаван все-таки есть .

молдаване помнят, что они молдаване и хотят остаться молдаванами. Они по-прежнему отдают предпочтение молдавской государственности и восточной геополитической ориентации страны .

Что ожидает молдавский народ в XXI столетии? Нациестроительство – процесс длительный. Условием его завершения, согласно Эрнесту Ренану, является забвение народами, составляющими нацию, своей подлинной истории [2]. Но молдаване уже являются нацией. Они располагают государственностью. Артефакты молдавской этничности закреплены в летописях, бесчисленных документах, литературе, научных трудах, в традициях народа. Имеет ли в этих условиях силу «закон забвения»? Возможно ли оно в эпоху, когда прошлое народов засекретить нельзя, а каждый шаг по пути исторического познания развеивает туман неведения?

Этнополитические процессы ХIX – начала ХХI в. показали, что IX I стратегия забвения – главное звено процесса созидания новой нации – становится нереализуемой в принципе. молдаване отстоят свою этнокультурную самобытность и сохранят молдавскую государственность .

рИМЕЧАНИЯ И ЛИТЕрАТрА введение

1. С N. S: I 2 v. –, 1990. – V. I. – P. 77, 78 .

2. См.: Славяно-молдавские летописи. – м., 1973; Стати В. История молдовы. – Кишинев, 2002. – С. 8 .

3. A v: D pv R. A.v / R. p .

R. V. I–V. – :. A. RPR, 1951–1957; D RH. A. v. V. I. (1384–1448). – :. A.

R, :

:

1975; V. II. (1449–1486), 1976; V. III. (1487–1504), 1980; D pv R. A.v. V XIV–XVII(1384–1625): I / I A.I. G. – :. A. R, 1990; D- :

:

pv R. A. v. V XIV–XVII (1384–1625):

I p / I A.I. G. – :. A. R-, 1995 .

4. А се ведя: молдова ын епока феудализмулуй. Документе славо-молдовенешть / Алк.: А.Н. Никитич, Д.м. Драгнев, л.И. Светличная / Суб ред .

луй П.В. Советов. Вол. I. – Кишинэу, 1961; Вол. II. – Кишинэу, 1978; Вол. III .

– Кишинэу, 1982; Вол. V. – Кишинэу, 1987; Вол. VI. – Кишинэу, 1992; Вол. VII .

(Ын 2 пэрць). – Кишинэу, 1975 .

5. А се ведя:. p. –, 1958; Уреке Григоре. летописецул Цэрий молдовей. – Кишинэу, 1971; Костин мирон. летописецул Цэрий молдовей. – Кишинэу, 1972; Кантемир Дмитрий. Описание молдавии .

– Кишинев, 1973; Некулче Ион. летописецул Цэрий молдовей. – Кишинэу, 1974; Костин мирон. Опере. – Кишинэу, 1989; N. S: I 2 v. –, 1990–1991. – V. I–II .

–1991 .

1991. –II .

II .

6. См.: молдован П. молдоване в истории. – Кишинев, 1994. – С. 39, 57;

Стати В. История молдовы. – Кишинев, 2002. – С. 47, 48, 57 .

7. А се ведя: Стамати Константин. Опере алесе. – Кишинэу, 1953; Руссо Алеку. Опере алесе. – Кишинэу, 1955; Стамати Константин. Избранное. – Кишинев, 1959; Когэлничану михаил. Опере Алесе. – Кишинэу, 1966; Негруци Константин. Опере алесе. – Кишинэу, 1966; Руссо Алеку. Опере. – Кишинэу, 1967; Александри Василе. Публичистикэ, скрисорь. – Кишинэу, 1968; Стамати Константин. Опере. – Кишинэу, 1975; Александри Василе. Опере: Ын 4 вол. – Кишинэу, 1975–1977; Асаки Георге. Исторические новеллы. – Кишинев, 1988; Дософтей. Опере поетиче. – Кишинэу, 1989 .

8. Гросул В.я. Реформы в Дунайских княжествах и Россия. – м., 1966 .

– С. 119; мохов Н.А. Очерки истории формирования молдавского народа .

– Кишинев, 1978. – С. 15; P. P f b 3 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Tv p (1867–1918). – Sb, 1986. – P. 70; Pp I .

b. –, 1995. – P. 160–162 .

9. A v: R-. R. –, 1939; .

, b. N. –, 1996. – Р. 4. Ранее политическую программу румынизма развивали и другие праврадикальные авторы (См.: S P. Pp p. –, 1919; I N. R v. 1926–1933. –, 1993 .

–1933 .

1933 .

10. A v: Xp A. D. T R (S p D T). – I, 1884; Ib. Iо. 3-. V. I–XIV. –, 1896;. а 4- .

–XIV .

XIV .

V. I–XIV. –, 1913 .

–XIV .

XIV .

11. A v: I N. I : I 10 v. –, 1937–1939; I N. .

–1939;

1939;

–, 1967; b : S p 100 p R. V. 1912; v p. –, 1922;

R: pb v. –, 1927–1928; H

–1928;

1928;

p. – V, 1938; Dv p p. –, 1940 .

12. P P. I. –, 1992 .

13. Панаитеску П. История румын. – Кишинев, 1993. – С. 48, 73, 136 .

К списку правителей «восточно-романского пространства» со славянскими именами могут быть добавлены литовой, воевода Олтении в 1247–1277 или 1279 гг., Владислав (Влайку-воевода), правивший Валахией в 1352–1364 гг., Раду II Праснаглава (1421, 1423, 1424, 1426,1427), воевода Трансильвании ладислав Кан (1294–1315 гг.), деспот Добруджи Добротич (1370–1385 гг.) и, возможно, другие. (I R. –, 1992. – P. 63, 71, 72, 375, 376) .

14. Когэлничану м. Оп. чит. – П. 252, 253, 256 .

15. мохов Н.А. Очерки истории формирования молдавского народа. – С. 18 .

16. A v: Pвv V. G. p D. –, 1926 .

17. Ppp A.. V. II. –, 1928. – P. 389 .

18. A v: P. P // D. VIII. –, 1934– – 1935. – P. 278 .

19. A v: I. D Sf. – V. I–II. –, 1913–1914;

–II .

II. –1914;

1914;

H. p.,... –, 1956; Подробно см.: Стати В. История молдовы. – Кишинев, 2003. – С. 50, 60, 68, 86, 98, 125, 143, 200, 417, 418, 426; Попович К .

Еминеску. Вяца ши опера. – Кишинэу, 1974. – П. 419–425. –425 .

425 .

20. G.I. : pp. –, 1940. – P. 60;

Z N., P-Dbv., Z. A v. D P p XVIII –. –, 1970; Sf S. Dfi,. – T, 1974 .

21. A v: L. I. –, 1997; J. –, 1998; D. –, 1999 .

22. Для сравнения приведем определение венгерской национальной идеи – хунгаризма, данное в 1897 г. германским послом в Бухаресте фон Бюловом, будущим канцлером Германской империи, и опубликованное в книге румынского автора «Хунгаризм сегодня – паранойя и очаг нестабильности в центре Европы»: «Смесь великодержавного безумия и психологической слепоты, нетерпимого фанатизма и процедурных вызовов, которые характеризуют мадьярскую национальную политику и раздражают в самой высокой степени сербов и румын. Но презрение мадьяр к малым народам, подчиненным короне Святого Стефана, слишком укоренилось, чтобы быть восприимчивым к аргументам и здравому смыслу. Для венгров румын – b (вонючий румын), к сербам и хорватам они применяют пословицу: славянин не человек… Автократическое и парламентское правление, удерживающее власти в апостолическом королевстве, преследует мираж полной ассимиляции немадьярских национальностей с ослеплением, очевидным всякому влиятельному государственному деятелю…». Сам автор книги квалифицирует хунгаризм как «параноидальное проявление народа, незначительного в мировом процессе сотворения цивилизации и культуры, с дикими инстинктами, проявляемыми в отношении румын на протяжении всей истории…». (T R. H

– p f b p. –, 1996. – P. 14, 15) .

23. A v: I N. I p b v. –, 1991; H,,

p – fi v. – G, 1996; I v. b:

V S. –, 1998. – P. 255 .

3 Примечания и литература

24. R-.., b .

N. – Р. 186 .

25. L. p.. – P. 216 .

26. F G., Sf. Dp, p. –, 1997. – P. 35, 36, 85 .

27. Феномен Приднестровья. – Тирасполь, 2000. – С. 209 .

28. A v: v A. p. V. I–II. –,1993; лашков Н.В. Бессарабия: к столетию присоединения к России. 1812–1912. – Кишинев, 1912; Болдырь А. Национальное самоопределение и Бессарабия. – Кишинев, 1917; с I. b. –, 1993. – P. 54 .

29. тати В. История молдовы. – С. 262 .

30. A v: N I. I b. –, 1991 .

31. A v: A. I b. –, 1992 .

32. A v: b S. b: pp,,. –, 1992 .

33. Особую позицию занимали бессарабские регионалисты, затрагивавшие в своих публикациях вопросы молдавской национально-культурной идентичности. Все они – и политик и писатель К. Стере, и литераторы Н. Костенко, Г. Безвиконный, П. Халиппа, историк Н. Поповский, фольклорист П. Штефэнукэ и другие, – декларируя на словах приверженность румынизму, на деле отстаивали право молдаван на собственную историю и выявляли молдавскую культурную самобытность.(A v: Sf P. F pp. – V. 1–2. –, 1991; S. D p. –, 2002; Hpp P. Pb. –, 2001.) К. Стере в конце жизни определял себя как «бессарабца, сохранившего духовный оттиск родной провинции»

(S. D p. –, 2002. – P. 472). Подробно см.: Шорников П. молдавское национально-культурное сопротивление. 1918–1940 // мысль [Кишинев]. – 2001. – № 4 (14)) .

–1940

34. См.: Славяно-молдавские летописи. – м., 1973 .

35. См.: Сенкевич В.м. Образование молдавского государства // Уч. зап. КГУ. Т. I. – Кишинев, 1949. – С. 71–93; Его же. Истоки молдавской культуры и ее развитие в XVI–XVII т. // Уч. зап. КГУ. Т. II. – Кишинев, 1950. – С. 27–50; Руссев Е.м. Кронография молдовеняскэ дин сек. XV–XVIII. – Кишинэу, 1977; Его же. Свет из москвы. – Кишинев, 1981; Его же. молдавское

–XVIII .

XVIII. .

летописание – памятник феодальной идеологии. – Кишинев, 1982 .

36. См.: История молдавии. – Кишинев, 1951; История молдавской ССР. В 2-х т. – Кишинев, 1965. – Т. I .

37. См.: мохов Н.А. молдавия эпохи феодализма. – Кишинев, 1967 .

38. Его же. Очерки истории формирования молдавского народа. – Кишинев, 1978 .

39. См.: лазарев А.м. молдавская советская государственность и Бессарабский вопрос .

– Кишинев, 1974 .

40. См.: Гросул В.я. Реформы в Дунайских княжествах и Россия (20–30-е годы XIX века) .

– м., 1966; Гросул В.я., Чертан Е.Е. Россия и формирование Румынского независимого государства. – м., 1969 .

41. См.: Великанова м.В. Палеоантропология Пруто-Днестровского междуречья. – м., 1975; Ее же. Антропология средневекового населения молдавии. – м., 1993 .

42. См.: Советов П.В. Исследования по истории феодализма в молдавии. – Кишинев, 1972;

Его же. Развитие феодализма и крестьяне молдавии: Очерки истории ренты в XVI – начале XVIII в .

– Кишинев, 1980; Его же. Типологические пути развития феодализма и турецкое завоевание югоВосточной Европы (К вопросу о типологических сдвигах в молдавии) / юго-Восточная Европа в эпоху феодализма // Сб. докладов. – Кишинев, 1973; Его же. Общее и особенное в типологии феодализма на Руси и в Дунайских княжествах (Проблема «государственного феодализма» и его роли в период генезиса, развития и разложения феодальной формации) // Известия АН мССР. Серия «Общественные науки». – 1986. – № 2, 3; Его же. Общее и особенное в развитии форм молдавского феодализма // молдавский феодализм: общее и особенное (История и культура). – Кишинев, 1991; Вопросы экономической истории молдавии эпохи феодализма и капитализма. – Кишинев, 1972; Проблемы источниковедения истории молдавии периода феодализма. – Кишинев, 1983;

Социально-экономическая и политическая история молдавии периода феодализма. – Кишинев, 1988; Общее и особенное в развитии феодализма в России и молдавии // Проблемы феодальной государственной собственности и государственной эксплуатации. Чтения, посвященные памяти академика л.В. Черепнина: Тезисы. – москва–Кишинев, 1988–1989 .

3 П.М. Шорников. Молдавская самобытность

43. См.: Бырня П.П. Сельские поселения молдавии XV–XVII вв. – Кишинев, 1969; Полевой л.л. Очерки исторической географии молдавии XIII–XV вв. – Кишинев, 1979; Бырня П.П. К вопросу о градообразовании в Днестровско-Прутском междуречье (до установления османского ига) // Труды V международного конгресса славянской археологии. – м., 1987. – Т. 1. Вып. 2;

v v. –, 1997; Список научных трудов П.П. Бырни см.: Sp. Культурная антропология, археология. – 2000. – № 5. –. 21–25 .

44. См.: Гросул Г.С. Дунайские княжества в политике России. 1774–1806. – Кишинев, 1975; Исторический акт 1812 года и его значение в судьбах молдавского народа. – Кишинев, 1982; Историческое значение присоединения Бессарабии и левобережного Поднестровья к России. – Кишинев, 1987 .

45. зеленчук В.С. Население Бессарабии и Поднестровья в XIX в. (Этнические и социально-демографические процессы). – Кишинев, 1979 .

46. Гросул я.С. Труды по истории молдавии. – Кишинев, 1982; Список трудов я.С. Гросула см. там же. – С. 294–312 .

47. Атласул лингвистик молдовенеск. – Вол. 1–2. – Кишинэу: Штиинца, 1968–1973 .

48. Диалектоложия молдовеняскэ / Суб ред. луй Р. Удлер ши В. Комарницки. – Кишинэу:

лумина, 1976; Удлер Р.я. Диалектное членение молдавского языка. Ч. I–II. – Кишинев: Штиинца, 1976 .

49. А се ведя: Корлэтяну Н.Г. Егалэ ынтре егале. лимба молдовеняскэ литерарэ ын периоада советикэ. – Кишинэу, 1971; Его же. молдавский язык сегодня. – Кишинев, 1983; Корлэтяну Н.Г. мокряк И.Ф., Удлер Р.я. и др. Очерк современного молдавского литературного языка. – Кишинев, 1967; Дырул А.м., Ецко И.И., Котелник Ф.С., Н.Г. маткаш, медвецкая О.Г., мокряк И.Ф., Перчек Н.м., Чобану А.И. лимба молдовеняскэ контемпоранэ. Синтакса. – Кишинэу, 1981; Ильяшенко Т.П. Формирование романских литературных языков. – Кишинев, 1983; Пиотровский Р.Г. Близкородственные языки или национальные варианты // Типология сходств и различий близкородственных языков. – Кишинев, 1976; Стати В.Н. лимба молдовеняскэ ши рэувоиторий ей. – Кишинэу, 1988; Пиотровский Р.Г. Близкородственные языки или национальные варианты // Типология сходств и различий близкородственных языков. – Кишинев, 1976 .

50. А се ведя: Раевский Н.Д. Контактеле романичилор рэсэритень ку славий. Пе базэ де дате лингвистиче. – Кишинэу, 1988 .

51. См.: Советская молдавия. Краткая энциклопедия. – Кишинев, 1982. – С. 682; Фолклор молдовенеск / Алк. ши ынгрижит де м.Г.Савина ши И.Д. Чобану. – Кишинэу, 1956; Аксьонова л.А .

Кынтекул популар молдовенеск. – Кишинэу, 1958; зеленчук В.С. Очерки молдавской народной обрядности. – Кишинев, 1959; Очерки молдавского фольклора. – Кишинев, 1965; Жунгиету Е.В .

Фолклор молдовенеск дин аний марелуй рэзбой пентру апэраря Патрией. 1941–1945. – Кишинэу, 1967; Хынку А. Балада популарэ «миорица». – Кишинэу, 1967; Гацак В.м. Восточнороманский героический эпос. Исследование и тексты. – м., 1967; Фолклор дин пэрциле Кодрилор / Алк.: Г.Г .

Ботезату, Н.м. Бэешу, Е.В. Жунгиету ши а. – Кишинэу, 1973; Попович ю.В. молдавские новогодние праздники (XIX – начале ХХ в.) – Кишинев, 1974; Чиримпей В.А. Фольклор и современность (На материале молдавской народной поэзии). – Кишинев, 1974; Чиримпей В.А. Реализэрь але фолклористичий тимпурий молдовенешть. – Кишинэу, 1978; Гацак В.м. Фольклор и молдавскорусско-украинские исторические связи. – м., 1975; Спатару Г.И. Драма популарэ молдовеняскэ .

– Кишинэу, 1976; Повешть нувелистиче / Суб ред. луй В.м. Гацак ши И.Д. Чобану. – Кишинэу, 1980; Аузита-ам дин бэтрынь: леженде молдовенешть / Селекция ши постфаца де Григоре Ботезату. – Кишинэу, 1981; Бэешу Н.м. Фолклорул ритуалик ши вяца. – Кишинэу, 1981; Провербе ши зикэторь молдовенешть ку екиваленте русешть / Алк. Е.В. Жунгиету ши В.Д. Чернельов. – Кишинэу, 1987; Фолклор дин степа Бэлцулуй. – Кишинэу, 1988; Фолклор пэстореск / Алк., префаца ши комент. де Е. Жунгиету ши А. Фуртунэ; Суб ред луй В. зеленчук. – Кишинэу, 1991 .

52. См.: Чобану И.Д. молдавская народная лирическая поэзия. – Кишинев, 1973; Фолклор молдовенеск. Студий ши материале. – Кишинэу, 1968 .

53. См.: молдаване. Очерки истории, этнографии, искусствоведения. – Кишинев, 1977 .

54. Формирование молдавской буржуазной нации. – Кишинев, 1978 .

55. Енчиклопедия Советикэ молдовеняскэ. Вол. 1–8. – Кишинэу, 1970–1978; молдавская Советская Социалистическая Республика / Гл. ред. И.К. Вартичан. – Кишинев, 1979; Советская молдавия. Краткая энциклопедия. – Кишинев, 1982; Кишинев. Энциклопедия / Гл. ред. А.И .

Тимуш. – Кишинев: Главная редакция молдавской советской энциклопедии, 1984 .

3 Примечания и литература

56. А се ведя: История литературий молдовенешть. Вол. 1. Де ла орижинь пынэ ла 1840 .

– Кишинэу, 1986; Вол. 2. Де ла 1840 пынэ ла 1917. – Кишинэу, 1988; Вол. 3. Де ла 1917 пынэ ла

1955. Партя 1. – Кишинэу, 1990 .

57. А се ведя: Дин история гындирий сочиал-политиче ши филозофиче ын молдова / Суб .

ред.: В.Н. Ермуратский, А.В. Шчеглов. – Кишинэу, 1970; Очерки по истории молдавско-русско-украинских философских связей (XVII–XX вв.). – Кишинев, 1977; Верцан Ф.м. молдавия и Россия: преемственность общественно-политической и философской мысли (дооктябрьский период). – Кишинев, 1984; Урсул Д. Н.Г. милеску Спэтарул. – Кишинэу, 1975; Ковчегов П.А. Алеку Руссо. – Кишинэу, 1975; левинца С. Алексей матеевич. – Кишинэу, 1978; Боршч Д. Александру Хыждеу. – Кишинэу, 1979; Бабий А.И. Н.П. зубку-Кодряну. – Кишинэу, 1982; Русев Е. мирон Костин. – Кишинев, 1982; Осадченко И. Костаке Негруци. – Кишинэу, 1984; Смелых В.м. Константин Стамати. – Кишинэу, 1983; Булгару м. Георге Асаки. – Кишинэу, 1983; Комерзан А.Ф .

Богдан Петричейку Хашдеу. – Кишинев, 1989 .

58.См.: История молдавской ССР. С древнейших времен до наших дней. – Кишинев, 1982 .

59. См.: История молдавской ССР. Т. I. Первобытнообщинный строй. Переход к классовому обществу. Формирование феодальных отншений. Образование молдавского государства .

– Кишинев, 1987 .

60. См.: Драгнев Д.м. Сельское хозяйство феодальной молдавии. – Кишинев, 1975; Гонца Г.В. молдавия и османская агрессия в последней четверти XV – первой трети XVI в. – Кишинев, 1984; Гонца Г. лупта попорулуй молдовенеск ымпотрива експансиуний османе. – Кишинэу, 1986; Ешану А. Димитрие Кантемир. «Дескриеря молдовей». манускрисе ши едиций. – Кишинэу, 1987; Параска П.Ф. Внешнеполитические условия образования молдавского феодального государства. – Кишинев, 1981 .

61. A v: P P.P. I. – P. II. –, 1990; Панаитеску П.П .

История румын. – Кишинев, 1991 .

62.. R, R b: (1812, 1918, 1924, 1940). –, 1992 .

63. История румын. Античность и средневековье. Учебник для VIII класса / Проф. Хадриан Дайковичу, проф. Помпилиу Теодор, проф. Иоан Кымпяну. – Кишинэу, 1993 .

64. См.: Ожог И.А. История румын. Ч. I. Древняя и античная история. – Кишинев, 1993;

N I. I. p v. –, 1997; Dv D., Dv. I (p j XVII-). –, 1997; I. I .

P I. (j XVII – 1848). –, 1997; V. I p. –, 1997; Новая история румын. Часть II. 1848–1918. Учебник для VIII класса .

– Кишинев, 1999; История румын. знаменательные страницы. Учебник для 4 класса. –, 1999; Никулицэ И. История румын: Древний период. Экспериментальный учебник для V класса .

– Кишинев: «», 1999; Дабижа Н., Силвестру А. Дакиада. – Кишинев, 1992 .

65. j I.A., Sv I.. v R. –, 1997 .

66. A v: H K. Lb p Rpb v. .

–, 1998; Pp If. b. –, 1995. – P. 260, 268 .

67. См.: Гросул В.я. О терминах «молдавский народ» и «молдавский язык». – Тирасполь, 1991; Чобану И.Д. Слово о судьбе родного языка. – Тирасполь, 1992; Его же. Родной язык в моей судьбе. – Тирасполь, 1993 .

68. v P.P. v. –, 1993; молдован П.П. молдоване в истории. – Кишинев, 1994 .

69. См.: Бабилунга Н.В., Бомешко Б.Г. Курс лекций по истории молдавии. лекции I–IV, VIII–XI. – Тирасполь, 1992–1997 .

70. История Приднестровской молдавской Республики. – Тирасполь: РИО ПГУ, 2000 .

71. История Республики молдова с древнейших времен до наших дней; I v v p p. –, 1997 .

72. I v v p p. –, 1997 .

73. История Республики молдова с древнейших времен до наших дней. – Кишинев, 2002 .

74. A v: I v. b: V S. –, 1998 .

75. См.: Стати В. История молдовы. – Кишинев, 2003; Его же. Штефан Великий, Господарь молдовы. – Кишинев, 2004 .

30 П.М. Шорников. Молдавская самобытность

76. См.: Рабинович Р.А. Искушение «волошским орехом», или Балканские волохи и русские волхвы // Великая куфь. S – p. – 2000. – № 5 .

77. См.: Тельнов Н., Степанов В., Руссев Н., Рабинович Р. «И … разошлись славяне по земле…»: Из истории Карпато-Днестровских земель VI–XIII вв. – Кишинев, 2002 .

78. См.: Сперальский зд. молдавские авантюры. – Бэлць, 2001 .

79. K. T v. Hv I P, Sf Uv, Sf, f. U.S.A. 2000; K. v. R, R p. –, 2002 .

80. A v: S V. D v-. –, 2003 .

,,,, .

81. A v: S V. Sf Vv v. –, 2004 .

,,,,

82. A v: Sp V. S pp v. –, 2005 .

83. A v:. Pb. Rf fi. –, 1990 .

– P. 540 .

84. См.: Шорников П.м. Промышленность и рабочий класс молдавской ССР в годы Великой Отечественной войны. – Кишинев: Штиинца, 1986; Его же. мунчиторий молдовей Советиче ын лупта ымпотрива котропиторилор фасчишть. – Кишинэу, 1988; Его же. Цена войны. Кризис системы здравоохранения и демографические потери молдавии в период Великой Отечественной войны. – Кишинев, 1994; Его же. Покушение на статус. Этнополитические процессы в молдавии в годы кризиса. 1988–1996. – Кишинев, 1997 .

85. См.: История Республики молдова с древнейших времен до наших дней. – Кишинев, 1997; Феномен Приднестровья. – Тирасполь: РИО ПГУ, 2000; Вехи молдавской государственности. – Кишинев, 2000; История Приднестровской молдавской Республики. Т. 2. Первая часть .

– Тирасполь: РИО ПГУ, 2001; Вторая часть. – Тирасполь: РИО ПГУ, 2001 .

86. См.: Политическая элита и государственная идея в молдавии в период перехода к независимости // Политик и общество. – м.: Независимый институт социально-исторических проблем, 1995; Праворадикальные тенденции в политической жизни Республики молдова .

материалы круглого стола, состоявшегося 9 ноября 1997 года, посвященного памяти жертв «Хрустальной ночи». –, 1998; Политика румынских властей и кризис православной церкви в Бессарабии. 1918–1940 годы // Отечественная история. – 1998. – № 5; Политикопсихологические мотивации внутри Национальной армии молдовы в период вооруженного конфликта в Приднестровье. март-август 1992 г. // международные и внутренние аспекты регулирования политических и социальных конфликтов в Российской Федерации; Сборник научных работ грантополучателей мОНФ. – м., 1999; Идеологические диверсии начала ХХ века // мысль. – 1999. – № 3; Судьбы молдавской интеллигенции в ХХ веке и современный духовный кризис // Национальные отношения в Республике молдова на современном этапе и пути их оптимизации. – Кишинев, 1999; молдавская государственность, языковое строительство и молдавская национальная идея. 1924–1988 // Вестник Славянского университета. – Кишинев, 2000. – Вып. 4; Концепция забвения: Идеологическое вторжение в Республику молдова // мысль. – 2000. – № 2; Пароль Сопротивления: молдавская национальная идея в годы Великой Отечественной войны // Там же; молдавский национальный проект // мысль. – 2001. – № 2;

Парламентская оппозиция молдовы в борьбе против угрозы гражданской войны (1991–1992 гг.) // Россия между западом и Востоком: опыт прошедшего тысячелетия. материалы международной научно-методической конференции. Омск. Декабрь 2000 года. – Омск, 2000; Трансильванская колонна, или Секретная миссия Онисифора Гибу // мысль. [Кишинев]. – 2001 .

– № 2; молдавский «руссизм». 1918–1940 // Русский альбом. – 2001. – № 2; Русский язык в

–1940 молдавском княжестве. 1359–1859 // Русский альбом. – 2001. – № 3; молдавское национально-культурное сопротивление. 1918–1940 гг. // мысль. – 2001. – № 4; межэтническая диффузия и национальная самоидентификация в молдове // мv V:

p. –, 2001; Национальная элита и национальная идея в молдове: конец 80–90-е гг. ХХ века // Регналн та нацональн лит: Хто формує полтику?

материал мжнародно науково конференц. Чернвц, 6–7 грудня 2001 р. – Чернвц, 2002;

Приднестровье в годы Великой Отечественной войны // История Приднестровской молдавской Республики. Т. 2. Первая часть. – Тирасполь: РИО ПГУ, 2001; Этнополитические процессы и национальные отношения в молдавии в 40–80-е годы ХХ столетия // История Приднестровской молдавской Республики. Т. 2. Вторая часть. – Тирасполь, 2001; Эволюция межэтнических и этногосударственных отношений в Республике молдова в 90-е гг. ХХ в. // 31 Примечания и литература : p xp. V. 2. – I, 2002; земля согласия: Национальная политика и межэтнические отношения на Севере молдовы // Русский альбом. – 2002. – № 5; Драма молдавской государственности // мысль. – 2002. – № 1; Приднестровский конфликт и политическая элита молдавии // Ежегодный исторический альманах Приднестровья. – 2002. – № 6; Государственная идея у молдаван в ХХ веке // мысль .

– 2003. – № 1; Секретная миссия Константина Стере // Вестник Славянского университета .

– 2003. – Вып. 8; молдавское национальное движение начала ХХ века и государство Российское // Русский альбом. – 2003. – № 8/9; молдавизм: Историографический очерк // мысль. – 2003 .

– № 2; Когда будет издан молдавско-румынский словарь? // Там же, в соавт.; молдавская идентичность в Румынском государстве // Там же; Эхо Прутского похода // Русский альбом .

– 2003. – № 10/11; Политический стратег и государственный деятель // мысль. – 2003. – № 4; Культурное многоцветье молдавского княжества // Национальные образы мира: единство

– разнообразие – справедливость. материалы международной научно-практической конференции 22–23 октября 2003 г. – Кишинев, 2003; Официальный Кишинев и Приднестровье в период кризиса СССР. 1989–1991 // T p I j «v A Rv»;

У каждого народа – своя история // В лабиринтах самоопределения. Т. 1. Этническая мобилизация национальных меньшинств / Сост. Е.м. Губогло. – м., 2003; Федерализация и урегулирование гражданского конфликта в молдавии // Приднестровская государственность в контексте современного международного опыта федерализма. – Тирасполь, 2003; молдавська нацональна идея в Бессараб ХIХ ст. // Україна-молдова: Iсторична спадщина перспективи розвитку спвнобтництва. матерали науково-практично конференц за межнародною участю 26–27 червня 2002 року. – Одеса: ОРIДУ УАДУ, 2003; молдаване и русские: опыт взаимодействия в IДУ ДУ XVIII – начале XIX вв. // Славянские чтения: материалы научно-теорет. конференции. Славянский Ун-т Республики молдова. – К.: S.. Вып. 2. – Кишинев, 2004; Представления молдаван о себе (XIV–XIX вв.) // мысль. – 2004. – № 1 (23); Кризис идентичности в молдавском княжестве (20–50-е гг. XIX века) // мысль. – 2004. – № 2; Стефан Великий и формирование молдавского геополитического проекта // Там же; Нацональна полтика Республки молдова на соучасому ональна ональна етап // Еврорегони: потенциал мжетнично гармонизац: збрка наукових прць.

– Чернивци:

жетнично жетнично : рка : рка Букрек, 2004; молдавская этнокультурная идентичность: миф или реальность? // Ежегодный исторический альманах Приднестровья. – 2004. – № 8; P v “90. XX // R p “P S” .

. P ” .

– :, 2004; Русские люди молдавского княжества // Русин [Кишинев]. международный исторический журнал. – 2005. – № 1 (1); молдавский фольклор и молдавская этнокультурная идентичность // мысль. – 2005. – № 2 (28); Национальная идентичность в полиэтничном обществе (На материалах Республики молдова) // Сопоставление как метод исследования и обучения языкам. материалы международной научной конференции 15–20 июня 2005 года. – Тбилиси, 2005; Стержень молдавской самобытности: Православие и формирование молдавской этнокультурной идентичности и молдавской государственной идеи // Покровские чтения. Книга VII. татьи и материалы. – Бендеры, 2005; молдавская государственная идея, российский. татьи этатизм и образование молдавской автономии // Приднестровская государственность: история и современность. – Тирасполь: Изд-во Приднестр. ун-та, 2005; лингвистическая полиция – инструмент национальной политики в Республике молдова (1991–1994) // Общественная мысль Приднестровья. – 2005. – № 1 (1); Древнерусское население молдавского княжества // лавянские чтения. Вып. 3. – Кишинев, 2005; Кризис православной церкви в Бессарабии (1918–1940) // Труды Современного Гуманитарного института. – 2006. – Вып. 3; Геополитический контекст Великой Отечественной войны // Во имя Отчизны. материалы научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава ПГУ им. Т.Г. Шевченко. – Тирасполь: Изд-во Приднестр. ун-та, 2006; миссия митрополита Гедеона // мысль [Кишинев]. – 2006. – № 2 (32);

Парламентская деятельность В.Б. Сеника // Ежегодный исторический альманах Приднестровья. – 2006. – № 10; Интердвижение и молдавизм // Общественная мысль Приднестровья .

– 2006. – №2 (3); молдавская общественность и русская печать Бессарабии в 20–30-е гг. ХХ в .

// Русин [Кишинев]. – 2006. – № 4; Интеллигент во власти // Проблеме актуале але филоло филолощией молдовенешть контемпоране. – Тираспол: ИСПК, 2006 .

32 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Глава 1 .

МоЛДАвСкАЯ ИДЕНТИЧНоСТЬ в МоЛДАвСкоМ кНЯЖЕСТвЕ § 1. Этнокультурный контекст формирования молдавской народности

–  –  –

Глава 6 .

МоЛДАвСкАЯ САМоБЫТНоСТЬ в CССр И НА СоврЕМЕННоМ ЭТАПЕ § 1. Молдавская советская государственность, языковое строительство и молдавская национальная идея

–  –  –

ПРЕДИСлОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. мОлДАВСКАя ИДЕНТИЧНОСТь В мОлДАВСКОм КНяЖЕСТВЕ

§ 1. Этнокультурный контекст формирования молдавской народности

§ 2. молдавская этничность

§ 3. Роль православия в формировании молдавской культурной идентичности

§ 4. молдавская «картина мира»: представления молдаван о себе и о других народах

Глава 2. ГОСУДАРСТВЕННАя ИДЕя У мОлДАВАН .

мОлДАВСКИЙ ГЕОПОлИТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ

§1. молдавское государство, молдавское право и молдавская государственная идея

§2. молдавский проект национального спасения

§3. От проекта национального спасения – к проекту окончательного устройства национальной судьбы

Глава 3. КРИзИС мОлДАВСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

§ 1. Политика великих держав, румынизм и молдавизм .

Упразднение молдавской государственности

§ 2. молдавская идентичность в румынском государстве..............176 00 П.М. Шорников. Молдавская самобытность Глава 4. мОлДАВСКАя ИДЕНТИЧНОСТь И ГОСУДАРСТВО РОССИЙСКОЕ

§ 1. Эволюция молдавизма в Бессарабии

§ 2. молдавская национальня идея .

Годы первой российской революции

Глава 5. мОлДАВИзм И РУмЫНИзм .

1917–1944 гг.

§ 1. Драма молдавской государственности

§ 2. молдавское национально-культурное сопротивление................239 § 3. молдавская идентичность и геополитический выбор молдавского народа в годы Великой Отечественной войны

Глава 6. мОлДАВСКАя САмОБЫТНОСТь В ССР И НА СОВРЕмЕННОм ЭТАПЕ

§ 1. молдавская советская государственность, языковое строительство и молдавская национальная идея......295 § 2. Этнокультурное насилие в конце ХХ века

§ 3. Движение в защиту молдавской самобытности

зАКлюЧЕНИЕ

ПРИмЕЧАНИя И лИТЕРАТУРА

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



Похожие работы:

«УДК 947.083 М.А. Воскресенская РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ И ОЦЕНКАХ КУЛЬТУРНОЙ ЭЛИТЫ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX в. Рассматриваются аспекты мировоззрения российской культурной элиты конца XIX – начала ХХ в. (творцов Серебряного века), связанные с определение...»

«гипноз под отладкой крис касперски, ака мыщъх, no-email практически все слышали о гипнозе: от газетных историй о зомбировании до многотомных самоучителей, недостатка в которых испытывать не приходится, но попытки применить полученные знания на практике конкретно обламываются, факты из разных источников ни р...»

«ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ ГИПЕРТЕРМИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР С.В. Русаков, к.м.н. НИИ проблем неспецифической патологии им. Клавдия Галена, Москва Sergey Roussakow The History of Hyperthermia Rise and Decline Conference Papers in Medicine, vol. 2013, Article ID 428027, 40 pages, 2013. doi:10.1155/2013/428027 (Пер...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УП ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ЛО ИВАН (КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ) ИЗДАТЕЛЬСТВО 'НАУКА' Главная редакция восточной литературы Р.Ш.Шарафутдинова АРАБОЯЗЫЧНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЭПОХИ ШАМИЛЯ ИЗ АРХИВА акад. Б...»

«Список литературы 1. Мастеница, Е. Н. Философский век. Альманах. Вып. 30. История университетского образования и международные традиции просвещения / отв. ред. Т. В. Артемьева, М. И. Микешин. – СПб., 2005. – Т. 3.– С. 307–314.2. Нагорский, Н. В. Музей в духовной жизни общества / Н. В. На...»

«© 2004 г. С.В. ВОСТРИКОВ ШТРИХИ К НАШЕМУ СОЦИОПСИХОПОЛИТИЧЕСКОМУ АВТОПОРТРЕТУ ВОСТРИКОВ Сергей Васильевич доктор исторических наук, профессор Смоленского государственного педагогического университета. Все видеть, все понять, все знать, все пережить, Все формы, все...»

«Психологическая наука и образование 2000, № 4 (27—37) Проблемы психосексуального развития и воспитания детей в современных условиях Н. Ю . Масоликова Выйти в общество человек может, лишь так или иначе обретя половую принадлежность, лишь так или иначе отнес...»

«А.И. Табунщикова Становление и развитие делопроизводства в России Практика документирования в России имеет свои глубокие исторические корни, уходящие еще в Х в. Так, в дошедших до нашего времени договорах, ставших первыми письменными источниками древнерусского права, которые заключили с греками князь Олег в 911 г. и князь Игорь в 945 г., имеетс...»

«ПРИКЛАДНАЯ ЭТНОЛОГИЯ © 1996 г., ЭО, № I Л.С. Ш е й н б а у м ЭТНИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ САМОСОЗНАНИЯ РОССИЙСКИХ ПОДРОСТКОВ. —А эта пустоголовая юность, идущая нам на смену, как будто и не замечает тайн бытия. Ей недостает размаха и инициативы, и я вообще сомневаюсь, есть ли у них у всех чего-нибудь в мозгах. Венедикт Ерофеев. Москва—...»

«© 1998 г. Н.П. НАРБУТ СОЦИОЛОГИЯ МАЛОГО НАРОДА Т.Г. МАСАРИКА НАРБУТ Николай Петрович кандидат философских наук, доцент, зав. кафедрой социологии Российского университета дружбы народов. В истории социологии и в самой социологии существует неписаный закон, согласно которому малые национальные социологии де-фак...»

«УДК 821.161.1-312.4 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Б94 Бушков, Александр Александрович.Б94 Другая улица / Александр Бушков. — Москва : Издательство "Э", 2016. — 320 с . — (Бушков. Непознанное). ISBN 978-5-699-76561-4 Верить этому или нет? Историй слишком много, рассказаны они разными людьми в разное время, и все же невольно обращаешь внимание на одну ст...»

«УТВЕРЖДАЮ: Руководитель ФГБУ "АМП Каспийского моря" М.А. Абдулатипов "07" марта 2017 г. Федеральное государственное бюджетное учреждение "Администрация морских портов Каспийского моря" П Р О Т О К О Л № 1/7/17 заседания Единой комиссии 07...»

«штп ІРІПШШІ L Sb' — 1. ПРОСОПОГРАФШ ЦЕРКОВНАЯ. II. ЖИВОПЙСЬ ЦЕРКОВНАЯ tiice'b ііъ ТипограФІи Губсрпскаго Управлепіа. u ІІ 6 тпттш 1. ПРОСОПОГРАФІЯ ЦЕРКОВНАЯ. II . ЖИВОПЙСЬ ЦЕРКОВНАЯ. Съ новйгреческаго перевелъ докторъ Е...»

«Античная древность и средние века. 2015. Вып. 43. С. 192–207 УДК 94(495).02+736.3+94(744.75) DOI 10.15826/adsv.2015.43.012 Н. А. АЛЕКСЕЕНКО НОВЫЕ СФРАГИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПО ИСТОРИИ ВИЗАНТИЙСКОГО ХЕРСОНА VII–IX ВВ.1 Аннотация...»

«Мария Сидельникова Искусство и российская история в образе оживающего портрета : (повесть Н.В. Гоголя Портрет и роман Ю. Буйды Борис и Глеб) = Russian art and history and portrait that comes to life. Studia Rossica Posn...»

«Техника может выйти из-под контроля людей. Казалось бы, пустые опасения. Казалось – до 1945 года. Взбесившаяся техника – это атомная бомба. Мифы не лживы; по ним нельзя изучать историю, но они способны предостерегать. АРХАИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ СМЕРТИ И ФОЛЬКЛОР Давно уже доказа...»

«История школьной формы Местом, где впервые появилась школьная форма, считают Великобританию. Произошло это еще во времена правления короля Генриха VIII (1509 – 1547). Она была синяя, поскольку считалось, что ношение подобной расцветки должно было приучать детей к смирению, да и ткань такого цвета была самой дешевой. В эт...»

«Ре цензии Пространственная Экономика 2011. 1. с. 166—175 УДК 330.8(571.6) я. а. барбенко об аЙсберГаХ мЫсЛи1 (об издании "антология экономической мысли на Дальнем востоке") Траектория развития научного знания не всегда прямолинейна, прибавьте к этому историю России, и вы получите множество неоконченных работ, невостреб...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ВОСТОЧНАЯ комиссия ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СССР СТРАНЫ И НАРОДЫ ВОСТОКА П од о б ще й р е д а к ц и е й члена-корреспондента АН СССР Д. А. О Л Ь Д Е Р О Г Г Е ВЫП. XVIII ГЕОГР...»

«Остапенко Роман Александрович МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ СРЕДИ АДЫГОВ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА (1864-1917 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Майкоп Диссертация выполнена на...»

«МИНУВШЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЙ АЛЬМ АНАХ ATHENEUM ФЕНИКС М О С К В А С.-П Е Т Е РБ У РГ ИЗ ПЕРЕПИСКИ В.И. ИВАНОВА С А.Д. СКАЛДИНЫМ Публикация М. Ваятеля Долгие годы имя и творчество Алексея Дмитриев...»

«Dr. M. EUWE. PRACTISCHE SCHAAKLESSEN МАКС ЭЙВЕ КУРС ШАХМАТНЫХ ЛЕКЦИЙ Перевод с голландского А.А.Смирнова Третье издание “ФИЗКУЛЬТУРА И ТУРИЗМ” Москва 1936 Ленинград ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ ВВЕДЕНИЕ От всех других “игр” шахма...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.