WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 ||

«ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА ИЗДАТЕЛЬСТВО Ф РЕДЕРИК А. П Р Е Г Е Р Н ь ю -Й о р к СТАДИ И ЭКО НО М И ЧЕСКО ГО РОСТА В. В. Р О С Т О У Профессор экономической истории Массачусетского Технологического ...»

-- [ Страница 2 ] --
Теперь, оставив в стороне гонку вооружений и угрозу войны, зададимся вопросом: что лежит впере­ ди? Что будет дальше с обществами, если доходы обеспечивают, действительно, всем столь прекрасное питание, что возникают проблемы здравоохранения, вызванные обилием пищи? С теми обществами, в ко­ торых жилища так хороши, что люди не хотят утруж­ дать себя дальнейшим их улучшением? Или, с обще­ ствами, в которых автомобили Ламбретта или Фолькс­ ваген, если уж не двухвостные американские чудища, доступны, действительно, всем? Такой уровень жизни еще не полностью достигнут, но он достигнут столь значительной частью американского и северно-евро­ пейского населения, что перед нами уже вырисовы­ вается серьёзный и полный глубокого значения вопрос о природе следующей стадии развития .

В конце концов, жизнь большинства людей с древ­ нейших времен была занята, главным образом, приоб­ ретением пищи, жилища и одежды для себя и своих семей. Что случится, если динамика Будденброков станет массовым явлением и если, на дальнейшем эта­ пе развития, уменьшение относительной предельной полезности охватит и сами реальные доходы?

Впадут ли люди в вековую духовную стагнацию, не находя достойного применения своей энергии, талан­ там и врожденному стремлению к бессмертью? После­ дуют ли они примеру американцев и добровольно возьмут на себя некоторые из уже преодоленных трудностей жизни ради увеличения числа детей? Най­ дут ли сверхъестественные силы работу для праздных рук? Найдут ли люди способ воевать с такой мерой насилия, чтобы превратить войну в добрый спорт и ускорить износ капиталов, не взрывая в воздух всей планеты? Даст ли исследование космического про­ странства людям занятие, достаточно интересное и поценное, для приложения сил, использования ресурсов и удовлетворения внутренних запросов? Или, может быть, человек, превращенный в массе в пригородный тип богатого дворянина 18-го века, найдёт удовлетво­ рение для ума и сердца в занятиях, подобных охоте, стрельбе и рыбной ловле, сочтёт эти условия жизни

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

наименее тягостными для продолжения человеческого рода и всё же достаточно интересными для своей жиз­ недеятельности. (Заметим в скобках: мы сомневаемся, что половина населения, т. е. женщины, признают ре­ альность этой проблемы, потому что выращивание де­ тей в обществе, в котором личное обслуживание фак­ тически исчезло, является трудоёмкой и самозабвен­ ной задачей, сколько бы ни существовало бытовых удобств. Проблема скуки — это проблема мужчин, по крайней мере, до того, пока дети не вышли из раннего возраста.) И всё же эта проблема достаточно реальна. Сальва­ дор де Мадарьяга недавно осветил её следующим об­ разом в своей работе о скандинавских и англо-саксон­ ских демократиях:45 «Все эти страны имеют два преимущества, кото­ рые создают им славу: уровень жизни их населения сравнительно высок; их политическая жизнь не ом­ рачена серьезными столкновениями. Внутренний мир и благосостояние — столь очевидные блага, что другие народы, наблюдающие эту жизнь, гото­ вы, может быть, предаться зависти и восторгу и при этом не заметить некоторых черт в жизни англо­ саксов и скандинавов, действующих в противопо­ ложном направлении .

Наиболее удивительная из них, это, конечно, ску­ ка. Отлично управляемые и организованные наро­ ды умирают от скуки» .

Мы не собираемся принять это суждение полно­ стью. Но всё же нельзя обойти вопроса: являются ли бедность и гражданские смуты необходимым услови­ ем для яркой жизни людей?





Мы вернемся к этой теме в заключительной главе, когда будем сравнивать мечты Маркса о коммунизме с нашим собственным взглядом на хозяйственное раз­ витие в истории, — развитие по геометрической про­ грессии. Но не следует посвящать этой проблеме 45 S. de M a d a ria g a, D e m o cra cy v e rs u s L ib e rty ? (Л о н д о н, 1 9 5 8 ), с. 1 7 .

С Т А Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

слишком больших усилий. В данный момент — для на­ шего поколения и, вероятно, для следующего — опас­ ность бесцельной жизни значительно отдаляется из-за двух обстоятельств. Первое из них, это наличие ново­ го оружия для массового уничтожения, которое, если не будет ограничено или подчинено международному контролю, может разрешить эту и все другие пробле­ мы человечества раз и навсегда. Второе, это тот факт, что вся южная половина земного шара и Китай нахо­ дятся в настоящее время в стадии создания предпо­ сылок для подъёма и, отчасти, в самой стадии подъёма .

Перед ними лежит долгий путь, но грядущая их тех­ нологическая зрелость выдвигает вопрос: решатся ли в скором времени, новый ряд политических лидеров, искушаемых вновь обретенной технической мощью стать на путь агрессии или же мы доживём до все­ мирного умиротворения человечества? Проблема гон­ ки вооружений и проблема ожидающих лучшей жизни народов, тесно связанные между собою в мире совре­ менной дипломатии, представляют для технически бо­ лее передовых северных обществ весьма замыслова­ тую задачу. Нам следует заняться ею, несмотря на удовлетворение машинами и приборами бытового поль­ зования и услугами, и даже большими семьями, если мы хотим иметь шансы увидеть, возможно ли преодо­ леть вековую духовную стагнацию или скуку .

–  –  –

Перед тем, как заняться в главах 8-ой и 9-ой темой отношения стадий развития к проблемам войны и ми­ ра, полезно рассмотреть вкратце один вопрос, имею­ щий как исторический, так и насущный интерес — вопрос о сходстве и различии тех путей, которыми СССР и США шли к зрелости .

Если мы подойдём к экономическому развитию СССР, как журналисты, которые освещают наиболее яркие события за короткие отрезки времени, мы, быть может, представим себе ряд картин этого развития:

картину нации, превращающейся при коммунизме в передовую индустриальную державу, — что символи­ зируется успехами СССР в запуске первого земного и первого солнечного спутников; картину беспример­ ных в новой истории темпов индустриального роста, основанных на принудительном плане и системе госу­ дарственного контроля, которая ограничивает потре­ бление, поддерживает капиталовложения в неслыхан­ ной пропорции, и следит за полной нагрузкой рабочей силы; картину планового хозяйства, столь отличного от Запада по своим методам и порядкам, что анализ его требует особых форм, тоже отличных от применяе­ мых на Западе. Короче говоря, картины СССР пред­ ставляют совершенно особое явление .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Есть, конечно, глубоко идущие особенности эволю­ ции нового советского общества и его хозяйства, и в дальнейшем мы попытаемся установить природу этих особенностей. Но прежде всего необходимо понять, что экономическое развитие России за последние сто лет чрезвычайно похоже на экономическое развитие США, при отставании СССР по объёму промышлен­ ной продукции на время около 35 лет и при отстава­ нии его по уровню промышленной продукции на душу населения приблизительно на полстолетия от США .

Более того, если мы соединим в одно целое развитие царской России и СССР, исторический пример России, как и США, полностью поддается анализу с точки зре­ ния стадий развития .

Рассмотрим вначале диаграмму 4, заимствованную из работы G. W arren N ntter’a, показывающую про­ мышленную продукцию на душу населения для Рос­ сии с 1880 г. до 1955 г. и для США с 1870 г. до 1955 г.46 Заметим, в частности, что диаграмма N utter'а выражает промышленную продукцию на душу населе­ ния в виде индекса, приравнивая данные 1913 г. к 100 .

Она показывает, таким образом, относительные данные роста выпуска продукции на душу населения, а не аб­ солютные цифры. Для понимания диаграммы необхо­ димо знать, что средняя-медиана отставаний по 37 про­ мышленным отраслям в 1955 г.

составляла 56 лет:

кратко говоря, вся советская кривая помещается ниже

–  –  –

РОСТ СССР И США

американской кривой на расстоянии, которое мало изменяется за всё учтённое время .

Из диаграммы видно, что между 1880 г. и Первой мировой войной Россия относительно вышла вперед во время своей стадии подъёма; она отстала в 20-х го­ дах, когда США переживали бум, а Россия медленно восстанавливалась после войны и революции. Россия относительно опередила США во время 1-го пятилет­ него плана в 30-ых годах, когда США были охвачены кризисом; наконец, после 1945 г. Россия снова оказа­ лась относительно впереди, когда советское хозяйство было сосредоточено на промышленности, а американ­ ская продукция переместилась в отрасль жилищного строительства и услуг непроизводственного характера .

–  –  –

Теперь обратим внимание на таблицы, содержащие данные об абсолютном выпуске продукции (табл. 5) и выпуске продукции на душу населения (табл. 6 ) .

Вообще говоря, относительное положение обеих стран по числу лет отставания СССР от США остается в 1955 г. удивительным образом таким же, каким оно было в 1913 г. Отставания, конечно, не одинаковы по отраслям: по абсолютной продукции они оказываются меньшими, чем 20 лет, по железной руде, химическим удобрениям и краскам; они значительно более 50-ти ТА Б Л. 5. Отставание СССР от США по выпуску промышленной продукции (критерий — годы одинакового выпуска; учтены 37 отраслей) .

–  –  –

Примечание. См. табл. 5 .

Источник: G. Warren Nutter .

СТАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

лет по некоторым потребительским товарам, напри­ мер, по мылу, шерстяным тканям, пиву. Но всё же, если взять число лет отставания за основу сравнения, а не какой-либо другой возможный критерий, Нуттер оказывается прав в своих четырёх заключениях:

«Советская промышленность всё еще отстает, повидимому, приблизительно на три с половиной де­ сятилетия от американской по общему объёму про­ дукции и приблизительно на пять с половиной де­ сятилетий по объёму продукции на душу населе­ ния... Во-вторых,., путь развития советской про­ мышленности приблизительно подобен тому, что имело место (в США) в течение 40 лет на рубеже 19-го и 20-го столетий, а если мы будем судить по объёму продукции на душу населения, то он подо­ бен периоду развития в США, окончившемуся на­ кануне 20-го века. В-третьих, в течение всей совет­ ской эпохи в целом советская промышленность от­ стала в историческом беге от её американского партнера, причем годы отставания возрасли, как по всему выпуску, так и по выпуску на душу насе­ ления... В-четвёртых, хотя в последние годы совет­ ская промышленность обнаружила тенденцию вый­ ти вперед в смысле всего выпуска, но она продол­ жала еще более отставать по выпуску на душу на­ селения» .

Всё это в какой-то мере подтверждает статистика .

Стадия подъёма протекала в России в 1890-ых годах, в то время как американская стадия подъёма была за­ кончена к I8 6 0 г. После подъёма оба общества пере­ жили сильные колебания: США — во время граждан­ ской войны и во время затянувшейся депрессии 1930-х годов, СССР — во время двух мировых войн, принес­ ших разрушения, которых США никогда не знали .

Однако прогресс промышленности после стадии подъё­ ма был чрезвычайно схожим в этих двух случаях, если говорить об общем выпуске продукции; если же го­ ворить о выпуске её на душу населения, то приходит­ ся отметить, что первоначальное преимущество США

РОСТ СССР И США

в соотношении населения и ресурсов сохранилось, в общем, вплоть до 1955 г. Сходство подтверждается и тем фактом, что стадия подъёма в России опиралась также на развитие железных дорог, вызывая к жизни новые отрасли — уголь, сталь и тяжелое машино­ строение; и в обоих случаях эпоха бурного железно­ дорожного строительства привела за собою эпоху металлообработки, химической промышленности и электричества .

Главные различия

Установив приближенно эти существенные черты сходства хозяйственного опыта, перечислим теперь не­ которые из важнейших различий между СССР и США .

Во-первых, создание тех предпосылок к подъёму, которые не укладываются в рамки экономических яв­ лений, было совершенно различным в двух странах .

Россия жила в собственном мире традиций, опираясь на развитую систему церковных и государственных учреждений; запутанные проблемы землевладения, не­ грамотное крепостное крестьянство, аграрное перена­ селение, недостаток предприимчивых людей из сред­ него класса, распространенное мировоззрение, не ви­ девшее смысла в современной, продуктивной, эконо­ мической деятельности, — характеризируют традици­ онное и переходное общество в России .

Напротив, США были, по слову Хартца, рождены свободными, имели энергичных независимых фермеров-собственников и обширный класс предприимчивых коммерсан­ тов, а также политическую и социальную систему, ко­ торая легко восприняла индустриализацию, за исклю­ чением Юга. Таким образом, в то время как Россия должна была преодолеть сопротивление традиционно­ го общества, чтобы начать хозяйственное развитие США должны были преодолеть лишь воззрение о при­ влекательности роли поставщика сырья и продоволь­ ствия, а также, если угодно, сдерживающее влияние смягченного колониализма .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Во-вторых, в продолжение всех стадий развития потребления в США на душу населения было выше, чем в России. Мы находим в этом случае, как и в дру­ гих случаях, большую зависимость между временем распространения новой технологии и предшествую­ щим увеличением доходов и потребления на душу на­ селения. В основном, уровень доходов зависит от со­ отношения количества населения и ресурсов, но и в царской и в советской России отставание поддержи­ валось государственной политикой ограничения мас­ сового потребления .

В-третьих, быстрое созревание имело место в США после гражданской войны в обстановке относительной политической свободы (кроме Ю га), в обществе, тес­ но связанном с международным хозяйством, в мирное время и при росте стандартов потребления. В России оно произошло в течение трёх десятилетий после 1928 г., в фактически замкнутом хозяйстве, на фоне войн и военных приготовлений, что, правда, не замед­ лило распространения технологии, но что ограничило рост потребления; при этом часть рабочей силы, при­ близительно более 10 миллионов человек, постоянно находилась в условиях принудительного труда вплоть до самых последних лет .

В-четвёртых, гонка к технической зрелости по-со­ ветски имела место не только в условиях общего по­ давления потребления, но и при особо строгих огра­ ничениях его в двух больших секторах народного хо­ зяйства — в сельском хозяйстве и жилищном строи­ тельстве, продукция которых не полностью представ­ лена в рассмотренных выше индексах промышленной продукции. В области жилищного хозяйства СССР жил, по существу, за счёт оставшегося от царской России основного капитала, вплоть до последних лет, не обращая внимания на сокращение жилых площадей в расчете на одну семью. В сельском хозяйстве были проведены очень значительные капиталовложения, но это произошло в рамках системы принудительного коллективного хозяйства, которая снижала произво­ дительность до патологически низкого уровня с того

РОСТ СССР И США

времени, когда ленинская «новая экономическая по­ литика» была оставлена в 1929 г. Вдобавок, СССР вложил чрезвычайно мало ресурсов в строительство автомобильных дорог, которые в США поглотили так много капитала .

Таким образом, параллельность исторического хода индустриализации в СССР и США была достигнута за счёт радикального повышения доли капиталовложе­ ний в советскую тяжелую промышленность и машино­ строение сравнительно с США. При сопоставлении индексов промышленного развития двух стран, СССР пользуется поэтому преимуществом более эффект­ ных статистических показателей. Такое различие в направлении капиталовложений было подкреплено двумя другими, вполне реальными техническими фак­ торами, которыми пользуются все общества, начинаю­ щие хозяйственное развитие позже других: 1) отно­ шение между капиталовложениями нетто и брутто во время индустриализации было выше в СССР, чем в США, и 2 ) запас неиспользованнных технологических возможностей был больше в СССР.47 Оба эти преиму­ щества являются, по существу, преходящими, так как, по мере приближения к зрелости, СССР должен на­ правлять повышенную долю своих ресурсов на амор­ тизацию; и когда СССР сможет применить новейшую технологию к своим ресурсам в полном объёме, он, подобно США и другим зрелым обществам, будет пользоваться ежегодно только нормальным годичным приростом технологических средств, а не многолетним приростом, зависящим от обновления устаревшей тех­ нологии .

Но еще одно очевидное преимущество остается за Советским Союзом в цифрах гонки индустриализации;

оно будет рассмотрено подробно далее. Это — кон­ центрация его вложений в тяжелой промышленности, связанной с вооружениями, в противовес рассеянию вложений по тяжелой и легкой промышленности, по 47 С м., в о с о б е н н о с т и, N o r m a n М. K a p l a n, “ C a p it a l F o r m a ­ t io n a n d A l l o c a t i o n ”, in A. B e r g s o n ( e d. ), S o v ie t E c o n o m i c G ro w th (Э в а н с т о н и Н ью Й о р к, 1 9 5 3 ) .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

производству предметов потребления и услуг в США .

По существу, именно это различие в способе распре­ деления народного дохода формально определяет главную разницу между советским и американским хозяйствами и порождает вопрос о том, является ли дальнейший экономический рост СССР опасным для западного мира .

Чтобы основательно разобраться в этом вопросе, необходимо строго различать два обстоятельства:

1) военные расходы, 2) темпы и характер советского хозяйственного роста .

Военные расходы

В последние годы СССР направлял на военные рас­ ходы около 20% национального продукта брутто. Но­ вейшие цифры советского бюджета заставляют пред­ полагать, что процентное отношение этих расходов несколько понизилось, но не уменьшились их абсо­ лютные размеры. США расходуют на военные цели около 10% национального продукта брутто. Учитывая фактические размеры национального продукта обеих стран и внося поправку на уровень цен, мы заключаем, что, по всей вероятности, по абсолютной величине военные усилия Советского Союза эквивалентны уси­ лиям США . Они, однако, совершенно различны по со­ ставу. СССР вышел несколько вперед в области бал­ листических снарядов среднего и дальнего действия, находясь скорее в стадии производства их, чем в ста­ дии исследования или заводских испытаний. Обстоя­ тельство это определенно поглощает большую часть его бюджета; кроме того, СССР содержит большую сухопутную армию. США, с своей стороны, направля­ ют больше средств на морской флот и военно-воздуш­ ные силы .

Значит, природа советской военной угрозы заклю­ чается не в общих размерах военных расходов срав­ нительно с США, а в том, что особый характер совет­ ских вооружений может привести к одной из следую­

РОСТ СССР И США

щих ситуаций: во-первых, к такому превосходству в баллистических снарядах, которое будет достаточным, чтобы уничтожить западные силы одним ударом; если бы это случилось, то причиной этого были бы не об­ щие размеры военных сил СССР, а преимущественно более высокая концентрация лучших советских науч­ ных талантов на разработке системы нового оружия:

точно так же, как Битва за Францию в 1940 г. была проиграна не по причине больших военных усилий Германии, сравнительно с усилиями Франции и Вели­ кобритании, а по причине усвоенной немцами техники блиц-крига, основанной на боевых действиях быстро­ ходных танков, поддержанных пикирующими бомбар­ дировщиками. Во-вторых, особый характер советских вооружений может привести к положению, когда СССР в локальной войне в каком-либо важном районе пустит в ход свои превосходящие по числу сухопут­ ные силы, которым Запад не сможет противостоять, если морской и воздушный флот США будут парали­ зованы угрозой советских баллистических снарядов .

Но есть еще и третья опасность смешанного воен­ ного и дипломатического характера: она состоит в том, что при испытании воли Москва сможет вынудить дипломатическое отступление Запада, по какому-либо частному вопросу, по причине страха, что упорство может вызвать большую войну .

По мнению автора, военные усилия США должны быть увеличены сравнительно с тем, что имеет место теперь; но опасность лежит не в относительных раз­ мерах военных расходов СССР и США, не в несколько излишне обобщенном превосходстве СССР в области темпов роста национального продукта, — опасность лежит в самом качестве, или содержании, советских военных усилий, сравнительно с тем, что имеется у потенциальных противников СССР, а также в тех осо­ бых способах, которыми советское руководство может добиться своих целей в этих условиях .

Это общее соображение может быть иллюстриро­ вано примером. После запуска первого советского спутника, в США имела место очень широкая дискус­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

сия на тему о том, достаточно ли инженеров и науч­ ных работников готовит эта страна. В некоторых кру­ гах этот спор принял форму шумной возни с цифрами .

На составленных диаграммах подготовки инженеров в обеих странах кривые зловеще пересекались. Этот подход бил мимо цели. Дело в том, что СССР сосредо­ точил на поле военных изысканий гораздо большую часть своих нынешних инженеров и, особенно, своих первоклассных творческих учёных; он использовал эти силы наиболее интенсивно в области применения баллистических снарядов. Именно скорее распределе­ нием своих сил, а не общим их числом СССР вышел вперед, — по ракетам, по военной мощи вообще.48 Он создал первоклассную военную машину, исходя из экономической базы, которая и по масштабам, и по производительности отстает на какую-то дистанцию от американской и немного уступает совместной амери­ канской и западно-европейской экономической базе .

В этом смысле СССР повторил то, что Германия и Япония сделали в 1930-ых гг. Мы не будем здесь от­ рицать значения или угрозы этих советских итогов .

Но не следует смешивать этого заранее задуманного и целенаправленного результата с вопросом о темпах хозяйственного роста и их значении .

Хозяйственный рост

Второй вопрос, это — опасность или, лучше ска­ зать, значение текущих высоких темпов роста нацио­ нального продукта брутто в СССР. Следует ли нам бояться того, что советский национальный продукт брутто увеличивается теперь примерно на 6% в год, 48 Из этого соображения не следует делать вывод, что общая численность научных работников и инженеров не имеет значения для военного потенциала общества. Напр., СССР и США, располагая большими отрядами научных ра­ ботников, могут исследовать одновременно несколько ре­ шений своих узких мест, в то время как, напр., Великобри­ тания и Франция принуждены ограничиваться исследова­ нием только тех решений, которые с первого взгляда ка­ жутся удачными .

РОСТ СССР И США

в то время как национальный продукт США увеличи­ вался в среднем на 3-4% после 1945 г.? Несмотря на то, что западный мир будет терять силу и влияние во многих отношениях, если его промышленная продук­ ция будет и дальше находиться в стагнации, всё же нет причин для паники от одного вида советской аг­ рессивной статистики. Как же так? Разве кривые ско­ ро не пересекутся? Разве СССР не достигнет скоро мирового экономического приоритета в каком-либо серьезном смысле?

Во-первых, следует остерегаться прямолинейного проектирования. Различные силы в России работают на замедление темпов, как это видно из плановых цифр развития. Например, отчёт Е. С. Е. Survey of Europe in 1957, опубликованный в 1958 г., привел официаль­ ные плановые темпы роста в ключевых отраслях со­ ветской промышленности (см. таблицу 7 ).49 ТАБЛ. 7. Темпы роста советской промышленности ( в % % )

–  –  –

1 9 5 5 -6 0 8,6 1 3,6 1 0,0 8,5 1 3,5 1 9,5 1 9 5 7 -7 2 9,4 2,8 5,3 5,3 4,7 8,6 Едва ли есть сомнение в том, что в абсолютных циф­ рах, выплавка стали в СССР приблизится к выплавке стали в США. Как говорит Наттер, «каждый сын, в кон­ це концов достигнет роста отца, а братья различного возраста будут отличаться друг от друга по росту всё меньше и меньше по мере того, как они растут» .

Однако замедление темпов роста уже началось во мно­ гих отраслях советского хозяйства. И если цифры аб­ солютных размеров продукции двух стран сближают­ ся, а со временем историческое отставание по произ­ водительности также сгладится, то... что из этого?

–  –  –

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ГОСТА

Почему СССР не должен обладать производственным потенциалом, равным американскому или даже боль­ шим, если это соответствует его численности населе­ ния и соотношению между населением и ресурсами?

Во-вторых, если Запад сможет совладать с угрозами советской военной и внешней политики, вытекающими из честолюбия советских лидеров и особенностей со­ ветского режима, с помощью, например, таких меро­ приятий, как предложенные в главе 9-й, тогда состав советской промышленной продукции не будет пред­ ставлять интереса для нас .

Более того, ассортимент советской продукции дол­ жен, несомненно, измениться. Современный более вы­ сокий темп роста национального продукта брутто в СССР есть, в основном, результат особой концентра­ ции вложений в некоторые отрасли хозяйства. Если сталь не будет расходоваться на военные цели, то для чего она в таком количестве? Огромная тяжелая про­ мышленность, растущая быстрым темпом, сама по се­ бе не является целью; не служит она, как таковая, и внешне-политическим преимуществом. Это постепен­ но отражается в советских капиталовложениях: напри­ мер, в сельском хозяйстве, где, в силу требований по­ требителя, увеличение снабжения улучшенными про­ дуктами питания превратилось в одну из главных за­ дач; отчасти — в жилищном строительстве; отчасти — в других потребительских отраслях, например, в те­ левидении. Медленно, очень медленно началось про­ никновение в быт стиральных машин, холодильников, мотоциклов, велосипедов и даже автомобилей, — и первый советский город-спутник уже строится.50 По мере усиления такого рода давления, структура совет­ ской экономики будет приближаться к западному ти­ пу хозяйств с высоким уровнем потребления, и мы вправе ожидать, что тогда и темпы роста станут сбли­ жаться. Но основное состоит в следующем: мы не должны обманываться в конкретной обстановке. Х о­ зяйство — это инструмент для более широких целей .

50 С м., в о с о б е н н о с т и, E c o n o m i c S u r v e y o f E u r o p e in 1 9 5 7 ( E. С. E., Ж е н е в а, 1 9 5 8 ), гл. I, с т р. 1 4 и 2 2 .

РОСТ СССР И США

Если хозяйство служит целям, которые нам угрожают, как в случае советских военных расходов, мы должны реагировать таким образом, чтобы сделать агрессию совершенно непривлекательной. Иначе говоря, наше хозяйство, как и хозяйство всего не-коммунистического мира в целом, испытывается не советскими дости­ жениями, а нашей способностью экономически под­ держивать стремления своих народов .

В чем состоит вызов

Здесь и кроется загвоздка, в этом-то и состоит бро­ шенный нам вызов. Комментируя работу Наттера в конце 1957 г., Hans Heymann J r. говорил: «...сокра­ щение скорости советского роста, которое, как кажет­ ся, имело место, едва ли может быть причиной нашего ликования, если это сокращение рассматривать на фо­ не динамики промышленной продукции США; послед­ няя за эти два года вообще не увеличилась».51 Если американское и западное производство приобретет застойный характер, мы не будем в состоянии выпол­ нить необходимую программу обороны нашей страны и программу помощи недостаточно развитым нациям;

мы не будем также в состоянии удовлетворить расту­ щие требования со стороны личного потребления и накладных социальных расходов, которые вырастают вместе с увеличением населения. Ясно, например, что демократические общества должны научиться разре­ шать проблему инфляции другими методами, чем сокра­ щение рабочей силы и продукции. Хотя темпы хозяй­ ственного развития в Америке и Западной Европе не яв­ ляются сами по себе ключевыми вопросами, — совер­ шенно очевидно, что только путем увеличения про­ дукции и производительности труда демократические общества могут дать такой состав продукции, который одновременно будет служить целям обороны и росту благосостояния общества .

–  –  –

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Общий вывод заключается в том, что нет ничего таинственного в эволюции современного СССР. Это — великая нация, высоко одаренная природой и исто­ рией, способная создать современную экономику и современное общество. Во время своей стадии подъёма она пострадала от тяжелой войны, в ходе которой не­ стойкое равновесие между традиционной и демокра­ тической частью общества рухнуло на фоне пораже­ ния и разрухи, и особая форма новой социальной ор­ ганизации взяла верх в революционной стране, хотя революция началась для других целей. Внутренние требования и внешне-политические замыслы новой власти создали особое состояние всеобщего роста, уродливо сконцентрированного вокруг тяжелой про­ мышленности и вооружений. Её политическое руко­ водство пытается теперь предельно использовать все ресурсы, открывшиеся благодаря достижению техно­ логической зрелости, для распространения советского режима на весь мир, что связано с искусственной за­ держкой роста потребления внутри страны. Но ни масштабы, ни распределение, ни сила развития совет­ ских ресурсов не представляют опасности, которой США и Запад не могли бы отразить своими ресурсами;

и, вглядываясь в будущее, мы можем сказать, что нет оснований считать, что опыт СССР перейдёт границы известного .

Проблемы, возникшие в связи с современным СССР, заключаются не в своеобразии истории его модерни­ зации, но в том, смогут ли США и Запад мобилизовать свои изобильные ресурсы, чтобы сделать необходи­ мое, — ресурсы духа, разума, воли и прозорливости не в меньшей мере, чем ресурсы стали и электронной механики. А то, что должно быть сделано, простирает­ ся не только на арсеналы баллистических снарядов и дальнейший рост благосостояния в собственной стра­ не, но и на второй и третий пятилетние планы Индии и на далекие пространства Азии, Среднего Востока, Африки и Латинской Америки .

Проблема заключается не в таинственности Восто­ ка, а в непостижимости Запада .

Глава восьмая

СВЯЗЬ М Е Ж Д У СТАДИЯМ И РОСТА

И А Г Р Е С С И Е Й 52

–  –  –

В этой главе мы рассмотрим проблемы войны. В са­ мом деле, избежать их нельзя в системе мышления, имеющего целью внести некоторый порядок в исто­ рию традиционного и современного обществ. Обще­ известные исторические факты говорят, что развитие от традиционных обществ до обществ высокого мас­ сового потребления было достигнуто насилием, орга­ низованным в национальном масштабе. Люди и соз­ данные ими общества не переходили мирным путем с одной стадии на другую, после того как наука объяс­ нила явления природы и стала их использовать. Новая технология не создавалась и не развивалась равно­ мерно, она не распространялась всюду подобно ров­ ным слоям, одинаково покрывающим всю поверхность;

и потребительский спрос, свободно вытекающий из соотношения доходов и цен, не определял собою ос­ новных контуров роста. Вместо этого, войны истоща­ ли и перераспределяли ресурсы, потрясали и пере­ 52 И н тер есн ы й и св е ж и й а н ал и з причин вой н, о т л и ч а ю ­ щ и йся о т э т о г о и ссл е д о в а н и я п о с т р о е н и е м, но близкий е м у по д у х у, д а н в р а б о т е R a y m o n d A r o n, W a r a n d I n d u s t r i a l S o c ie t y, L o n d o n, O x f o r d U n i v e r s i t y P r e s s, 1 9 5 8 .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

страивали общества, изменяя свободный выбор, сде­ ланный людьми или обществами, в которые они вхо­ дили .

Не говоря уже о том, что нельзя обойти факты на­ силия и вооруженных столкновений в истории, есть еще три особых причины, в силу которых эта книга должна заняться проблемами войны .

Прежде всего, теория переходного периода, т. е .

разрушения традиционного общества и замены его той или иной формой современного общества, существен­ но зависит от понимания связи между модернизацией и военной силой .

Далее, если наш анализ бросает вызов марксизму и стремится дать нечто иное взамен марксистских взглядов на новую историю, он должен самостоятель­ но ответить на вопросы, входящие в понятие «импе­ риализма», как оно разработано преемниками Маркса .

И наконец, если эта книга имеет целью дать хотя бы частичную, практически полезную перспективу для нашего времени, она должна осветить подстерегаю­ щие нас опасности в период неустойчивого атомного равновесия; она должна, хоть немного, помочь сове­ том, как устранить или благополучно обойти львов, стоящих поперек нашего пути, т. е. как разрешить воп­ росы гонки вооружений и организации мира, в кото­ рый теперь вступило много новых зрелых народов .

Проблема национального суверенитета

Начнем с факта, стоящего вне нашего анализа: всё развитие обществ, изучаемое нами, исторически имело место в системе национальных государств, обладаю­ щих национальным суверенитетом. Национальный су­ веренитет означает, что государства сохраняют, при исчерпании других средств спора, право убивать лю­ дей других наций в защиту или для достижения того, что они признают своими национальными интересами .

Это право санкционировано законами, обычаями и тем, что моральные люди считают порядочностью. По­

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

нятия нации, национального суверенитета и законно­ сти войны, как резервного инструмента национальной политики, унаследованы от мира традиционных об­ ществ. Эти понятия существовали еще до того, как появились дальнейшие стадии развития обществ, рас­ смотренные в этой книге. Они не могут быть объясне­ ны ни процессами перехода традиционных обществ в современные, ни специфическими чертами или воздей­ ствием какой-либо отдельной стадии развития .

Тем не менее, войны, которые велись между нация­ ми после начала процесса модернизации, имеют не­ которые отличительные особенности. И хотя факты войн не могут быть объяснены ссылкой на стадии раз­ вития, характер войн может быть связан с ними .

Три вида войн

В частности, можно довольно резко различить три вида войн, которые велись в течение, примерно, трёх прошлых столетий с тех пор, как Западная Европа на­ чала изнутри развивать предпосылки для хозяйствен­ ного подъёма .

Первый вид войн — это колониальные войны. К ним мы относим конфликты, возникавшие вследствие пер­ воначального вторжения колониальной державы в сферу традиционного общества; вследствие попыток перенести владение колонией с одной колониальной державы на другую; вследствие стремлений колони­ альных народов утвердить свою независимость от мет­ рополии .

Второй вид войн может быть определен как регио­ нальная агрессия. Этот тип ограниченных войн возник как метод решения национальных проблем, а также в результате избытка энергии вновь образованных на­ циональных государств, народы которых терпели уни­ жения в прошлом и видели привлекательные возмож­ ности в будущем, на низших ступенях модернизации .

Наконец, в нашем веке имели место массовые вой­ ны, которые велись с намерением решительно изме­

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

нить баланс сил в Евразии в пользу одной из сторон или предотвратить это изменение баланса сил в поль­ зу другой стороны; овладение Евразией было равно­ сильно, в первой половине 20-го века, власти над ми­ ром .

Рассмотрим отдельно каждый из этих типов воен­ ных конфликтов в их отношении к стадиям роста. На­ помним, что эти рассуждения не могут быть полным объяснением войны. Ведь общеизвестна гипотеза, что война возникает, в конечном счёте, из-за существо­ вания и принятия принципа национального суверени­ тета, а природа и происхождение национального су­ веренитета — это вопросы, лежащие вне нашего ана­ лиза. Мы только попытаемся выяснить, каким образом определенные типы войн могут быть отнесены к опре­ деленным стадиям развития суверенных наций, пре­ следующих свои цели, которые они считают своими интересами, в условиях напряженного соревнования и олигополии в международных отношениях .

Колониализм

Характеризуя конфликты, возникающие из колониа­ лизма, необходимо отметить, что колониализм обра­ зовался частично оттого, что, начиная с 15-го века, европейские державы конкурировали друг с другом из-за заморских рынков, военно-стратегических пози­ ций и военного потенциала в его тогдашней форме, т. е. в форме золотых слитков, морских складов и т. п .

Как указывает Чарльз Вильсон в своем исследовании «Меркантилизм», Иосиа Чайлд говорил, что «прибыль и власть должны быть» в таких обстоятельствах, «при­ няты во внимание совместно» .

Элемент власти был, однако, вначале часто на вто­ ром месте. Он появлялся, поскольку этого требовали торговые интересы главных держав того времени. На­ пример, ближайшей целью прославленной англо-гол­ ландской конкуренции 17-го века была торговля; и был это, в особенности, тот вид торговли, какой высо­

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

ко ценился главными странами 17-го и 18-го веков:

торговля, дающая возможность ввозить золото и сырье и иметь благоприятный баланс экспорта, и, посколь­ ку возможно, — экспорта продуктов собственной об­ рабатывающей промышленности. Благоприятные тор­ говые балансы, которым должна была содействовать такая торговля, укрепляли, по тогдашним представле­ ниям, национальную власть, но повседневной практи­ ческой целью была торговля .

Почему же, в таком случае, торговля не велась без создания колоний? Ответ на этот вопрос состоит из двух элементов, которые следует тщательно разли­ чать, хотя исторически они часто смешивались друг с другом .

Борьба за торговлю происходила в мире, в котором главные державы существовали, по природе вещей, как соперники. Вовсе не случайно, что большие вой­ ны 18-го столетия были войнами за наследование. Госу­ дарства боролись, в силу исторической преемственно­ сти и многовекового соперничества, за власть и, в пер­ вую очередь, не власть экономическую, а военное и политическое господство. Поэтому колониальные войны были неизбежным последствием политики всесто­ ронней конкуренции, политики, выступающей в защи­ ту национальных интересов не только положительно, но и отрицательно, т. е. с целью воспрепятствовать другой нации расширить источники своей силы. Создание торговых монополий в колониях было одним из спо­ собов для этого с тех пор, как новые земли были от­ крыты или вспомнили о старых, но забытых террито­ риях .

Но была и другая причина применения военной си­ лы в колониях; она относится не к соперничеству европейских держав, а к общественным условиям в самих колониях. Первоначально колонии часто осно­ вывались не для крупных целей национальной поли­ тики, ни даже для вытеснения соперничающей в об­ ласти экономики державы, а для заполнения вакуума;

т. е. для организации традиционного общества, не­ способного или нежелающего без посторонней поСТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА мощи справиться с организацией импортно-экспорт­ ной деятельности, включая и производство на экс­ порт. Первоначально вторгающийся завоеватель мог бы удовлетвориться нормальными условиями торгов­ ли между равными партнерами, так как традицион­ ное общество не могло дать ничего, кроме сырья на экспорт. Также и в дальнейшем, при росте спроса на колониальные товары, европейцы могли бы предпо­ честь нормальную торговлю, так как последняя была бы лучше организованной, более рациональной и да­ же более дешевой. Однако, за четыре столетия, пред­ шествовавшие 1900 году, туземные общества Амери­ ки, Азии, Африки и Среднего Востока, в силу своей структуры и политического мировоззрения, не были склонны в тех или иных случаях ни торговать с За­ падной Европой, ни защищать себя против западно­ европейского оружия; таким образом, они были взяты во владение более развитыми народами и организо­ ваны .

Следовательно, колонии были основаны, главным образом, не в порядке преследования прямых целей национальной политики и не в погоне за властью, но по двум более косвенным причинам. Прежде всего, они были отражением борьбы держав на европейском континенте. Далее, колонии были основаны потому, что некоторые торговые группы хотели расширить за­ готовку или сбыт и, встретив затруднения в проведе­ нии нормальной торговли, а также заметив чрезвы­ чайную военную слабость туземцев, убедили свои пра­ вительства, которые благожелательно смотрели на их деятельность, принять ответственность за создание соответствующей политической системы, чтобы обес­ печить, без больших затрат, развитие торговли .

Но коль скоро данная держава становилась на путь колониальной политики, менялось всё положение ве­ щей. Оно передвигалось из, в основном, мирной обла­ сти коммерции в область национального престижа и силы, где господствовали более примитивные и общие национальные мотивы и более узкие представления о национальных интересах .

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

Два особых последствия сопровождали этот пере­ ход из мира коммерческого расчёта в мир националь­ ных флагов. Во-первых, некоторые не-колониальные державы, для поддержания своего престижа и поло­ жения, возымели желание приобрести колониальные владения, как символ их зрелости. Например, ничто на рынках капитала и в торговой практике Атлантиче­ ских держав не оправдывало, со строго экономической точки зрения, такого ревнивого соперничества из-за колоний, какое имело место приблизительно между годами 1873 и 1914.53 Несколько большее значение имел в 19-ом веке ряд колониальных опорных пунк­ тов с точки зрения военной или стратегической. И всё же борьба за колонии велась по причинам, не имев­ шим смысла ни с экономической, ни с военной точки зрения: соперничество возникало, собственно, потому, что на мировой сцене господствовали воинственные национализмы, а колонии были признанным символом видного положения и силы держав .

Так, когда, после испано-американской войны, вла­ дение Филиппинами принесло Соединенным Штатам неожиданное разочарование, выяснилось, что нет спо­ соба отказаться от прав на колонию, которая еще не модернизовала своего строя, без того, чтобы ею не овладела другая колониальная держава. Таким обра­ зом, колониальная политика стала отражением не столько экономических потребностей, сколько укоре­ нившейся вражды национализмов. Эта смесь интере-6 3 63 Между прочим, колонии имели больше экономического смысла в 17-м и 18-м столетиях, до того как индустриаль­ ная революция восторжествовала в Европе. В то время всё снабжение сырьем и пищевыми продуктами или вся м асса снабжения, идущего из колоний, могла рассматриваться, как величина постоянная. Поэтому всё, чем обладало одно государство, было недоступно для других. Когда же в 19-м веке открылся поток новой технологии, когда явилась воз­ можность приобрести необходимое сырье путем торговли с суверенными нациями (например, СШ А ), стало возмож ­ ным использовать новую технику и освободиться от импор­ та (например, химических удобрений) или же начать эк с­ порт с целью закупок на открытых международных рын­ ках .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

сов капитала и власти, которую Иосин Чайлд, вероят­ но, имел в виду, ответственна за империалистические конфликты до 1914 г. так же, как и за колониальные устремления 17-го и 18-го вв .

Но был еще и другой вид смеси интересов капитала и власти, которого Чайлд мог не знать, потому что он стал вполне заметен только в последующие годы .

Вто­ рым последствием придания колониям, вместо ограни­ ченного экономического, большого символического значения, при олигополии на мировой сцене, было то, что отказ от какой-либо колонии считался ударом по национальному престижу и потому очень трудным де­ лом. Почти без исключения, колониальные владения приобретались сравнительно малой ценой по науще­ нию ограниченного круга заинтересованных людей, которые не могли бы расчитывать на поддержку всей нации, если бы такое предприятие стоило много крови и затрат. Даже когда случались войны при передаче суверенитета над колоняими, эти войны имели обычно ограниченный характер. Но окончание статуса импе­ рии принимало, за небольшими исключениями, форму ожесточенной кровавой войны или же сопровождалось серьезным политическим или дипломатическим кризи­ сом в метрополии. Опыт управления колонией вызы­ вал привязанности как хозяйственного, так и психоло­ гического характера и представления о выгодах, со­ вместных усилиях, достижениях, национальной силе и престиже, — привязанности, разорвать которые бы­ ло чрезвычайно трудно, как это испытали после 1945 г .

Великобритания, Франция, Голландия .

Итак, анализ с точки зрения стадий развития допу­ скает только ограниченное истолкование войн. С од­ ной стороны, они были отчасти отражением соперни­ чающих национализмов, которые толкали народы в колониальные распри из-за династических и других властолюбивых интересов. И эта связь колониализма с не-экономическим аспектом национализма помогает объяснить психологические переживания, связанные с разрывом колониальных отношений. С другой сто­ роны, однако, сама природа первоначальных связей

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

между традиционным и более передовым обществом требовала, ради эффективности хозяйственных усилий, создания такой администрации, какой само традицион­ ное общество не было в состоянии организовать. Но после того, как обязанность администрирования была принята, множество внеэкономических мотивов всту­ пало в игру, что делало уход из колонии затрудни­ тельным .

Всё же способность колониальных народов прину­ дить силы метрополии к уходу имеет прямое отноше­ ние к стадиям развития. В 3-ей главе сказано, что хотя колониальные державы обычно устанавливают такую администрацию и проводят такую политику, которые далеки от оптимальных условий для подготовки х о­ зяйственного подъёма, тем не менее эти державы не могут не оказывать положительного влияния на насе­ ление в смысле развития критического мышления, зна­ ний, общественных порядков, роста торговли и ввоза капиталов для строительства дорог, городов и проч .

И в результате колониальное общество начинает раз­ витие к подъёму; часто колониальные державы вклю­ чают в свою хозяйственную политику также задачи модернизации того или иного рода. Давая положи­ тельные и отрицательные примеры своего поведения в колониях, колониальная держава сама способствует тому, что те или иные предпосылки к подъёму стано­ вятся фактом, а затем переходная стадия в целом по­ степенно входит в жизнь. И важней всего, что при этом чувство национализма, преодолевая старые родовые и региональные связи, неизбежно кристаллизуется во­ круг накопившейся ненависти к колониальному ре­ жиму .

В конце концов, в этой полумодернизированной об­ становке возникают среди туземного населения на­ циональные союзы, которые создают политическое, а иногда и военное давление, способное принудить ко­ лониальную власть к уходу. Войны за независимость, наполняющие историю колоний, от 1776 г. в Америке до 1959 г. в Алжире, родственны, таким образом, в из­ вестной мере стадиям развития. В частности, они име­ ют отношение к динамике переходного периода .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Региональная агрессия Непосредственно из динамики переходного периода возник второй тип войн — региональная агрессия .

Дело в том, что национальные союзы и их политика, направленная на достижение независимости, редко соответствует насущным хозяйственным нуждам, т. е .

задачам завершения переходного периода и развёр­ тывания периода подъёма. Люди, поднявшиеся к вла­ сти под знаменем независимости, приобретшие опыт политиков и солдат, сталкиваются затем с задачами управления бурным переходным обществом, взвеши­ вают по-своему шансы дальнейшего развития и при этом часто склоняются к военным решениям — вой­ нам второго типа .

Вспомним снова одну из центральных тем третьей главы. Там доказывается, что реактивный национализм был, скорей всего, первоначальной объединяющей си­ лой против традиционного общества. Под влиянием национализма создавались союзы (коалиции) из лю­ дей совершенно различных классов и взглядов. Лишь только новая коалиция, в борьбе против традицион­ ных групп и против колониализма или против того и другого, достигала власти, она должна была сделать выбор среди трёх главных направлений политики, или, точнее говоря, выбрать тот или иной путь с учётом трёх возможных целей. В частности, перед новыми ли­ дерами стояли вопросы: следует ли направить силы национализма на достижение национального престижа на мировой сцене? следует ли направить усилия на закрепление победы центрального правительства над остатками традиционных сил в провинциях? или же следует считать первейшей задачей экономическую и социальную модернизацию страны? От Америки кон­ ца 18-го века до современных нам стран Азии, Сред­ него Востока и Африки, — всюду видна универсаль­ ность этих вопросов выбора пути и распределения сил между тремя возможными направлениями националь­ ного развития .

Исторически оказалось, что для некоторых вновь возникших националистических движений было очень

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

соблазнительно отклониться к внешним целям, в осо­ бенности, если они казались достижимыми при затра­ те небольших сил и при небольшом риске. Эти ранние опыты агрессии имели, в общем, ограниченные цели и были направлены на соседние или пограничные тер­ ритории, в пределах национального или естественного района, а не баланс сил Евразии в целом. Таковы были попытки США захватить Канаду во время француз­ ских войн; мастерски проведенные военные операции Бисмарка против Дании, Австрии и Франции от 1864 г .

до 1871 г.; приобретение Японией главенства в Корее в 1895 г.; проникновение России через Манчжурию к Владивостоку, приведшее к пробе сил с восходящей Японией в 1904-5 гг. С этой точки зрения, войны В е­ ликой Французской революции стали величайшим примером региональной агрессии, выросшей из неза­ вершенных процессов переходного общества .

Такие вспышки региональной агрессии не раз поль­ зовались значительной политической поддержкой об­ ществ, частью в виду широко разлитого возбужден­ ного национализма, независимо от экономических и социальных интересов, частью же под влиянием за ­ интересованных кругов, которые ожидали прямых вы­ год от новых территориальных приобретений. Но важ­ нее всего отметить, что подобные региональные агрес­ сии, вызывающие к мести или возмездию за прошлые унижения, помогают связать воедино всё общество в тех случаях, когда задачи модернизации порождают трудные и угрожающие расколом внутренние вопро­ сы, которых лидеры коалиции стремятся, по возмож­ ности, избежать. Нащупывание объединяющей нацио­ нальной политики, например, Насером или Сукарно в период 1955-8 гг. представляет собою вариант ста­ рой проблемы и знакомого её решения. Боевые кличи вокруг Западного Ирана, Кашмира, Израиля и тенден­ ция сбитых с толку политиков переходных обществ цепляться за анти-колониальные лозунги не должны никого удивлять. Мы должны спокойно относиться к этой фазе, так как эти ранние, ограниченные, внеш­ ние авантюры, связанные с последней частью переход­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ного периода или с начальной частью стадии подъёма уступали, в общем, место всепоглощающей работе по модернизации хозяйства и общества в целом. Америка после гражданской войны, Германия после 1873 г .
, Япония после 1905 г., даже Россия после 1920 г. были, по крайней мере, в течение нескольких десятилетий настолько поглощены внутренними заботами по усвое­ нию новейшей техники, что не могли проявить себя опасно для других на мировой сцене. Исторически следующая опасная эпоха наступает при приближе­ нии экономической зрелости, когда один из возмож­ ных вариантов дальнейшего развития представляет собою концентрацию ресурсов зрелой экономики на далекоидущих планах внешней экспансии .

Борьба за Евразийский баланс сил

Разновременное достижение экономической зрело­ сти помогает, в частности, объяснить три великих во­ енных столкновения 20-го столетия: первую мировую войну, вторую мировую войну и холодную войну, ко­ торую мы рассмотрим до произвольно выбранного момента — июня 1951 г., — когда начались перегово­ ры о перемирии в Корее .

Но чтобы понять проблему международной силы и больших конфликтов первой половины 20-го века, мы должны сперва оглянуться на прошлое и выяснить, почему не было больших международных войн в тече­ ние столетия после поражения Наполеона .

Великобритания вышла победительницей из Наполе­ оновских войн отчасти потому, что её подъём к инду­ стриализации, основанный в широкой мере на хлопча­ то-бумажной промышленности, помог ей — вместе с монополией в восточно-индийской торговле — обес­ печить себя иностранной валютой, чтобы помочь со­ юзникам и смягчить, по возможности, последствия континентальной блокады Наполеона. Во всяком слу­ чае, экономическое положение Великобритании было ко времени поражения Наполеона исключительным или уникальным с точки зрения стадий развития, а её

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

военная сила, опиравшаяся на флот, была непревзой­ денной среди существовавших тогда держав .

Почему мирный договор 1815 г. имел сравнительно благотворные последствия? Договор 1815 г. оказался удачным, потому что, на одном конце Евразии, ни Г ермания, ни Россия не были в состоянии (или не были допущены) занять территории, принадлежавшие Ав­ стро-Венгерской империи, а — на другом конце Евра­ зии, Япония и Китай так же, как большая часть Афри­ ки, Среднего Востока и юго-восточной Азии, были, по существу, вне игры международных сил .

Мир, который Великобритания держала в равнове­ сии, состоял, таким образом, в основном, из Западной и Центральной Европы и прибрежных полос Азии, Среднего Востока и Африки. Правда, и Россия накре­ нялась от одной стороны своей евразийской клетки к другой, сначала к Западу, потом к Востоку, но в 19-м веке она могла быть удержана в этой клетке при умеренных затратах на сухопутные и морские силы, как показали Крымская и Русско-японская войны. За­ падное же полушарие приняло вид особой сферы, тес­ но связанной с комплексом европейских держав, но всё же отделенной от него благодаря доктрине Монроэ и запутанному молчаливому соглашению с Велико­ британией, которое придавало устойчивость этому особому положению .

В течение трёх десятилетий после гражданской вой­ ны четыре больших страны, появление которых среди зрелых держав должно было определить баланс сил для первой половины 20-го века — Германия, Россия, Япония и США, — не были еще на том уровне разви­ тия, который мог бы привести к серьезной агрессии .

Мировое равновесие сил, установившееся после 1815 г .

быстро расстраивалось, но этот факт мог быть в зна­ чительной мере скрыт, за исключением тех, кто в силу своей профессии был знаком с проблемами существу­ ющей и потенциальной военной силы. После ФранкоПрусской войны Германия при Бисмарке консолидиро­ вала свое внутреннее положение и, после примеча­ тельной стадии индустриального подъёма, двинулась

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

к экономической зрелости. Японии, после реставрации Мэйдзи, потребовалось около десяти лет, чтобы утвер­ диться в достигнутых сдвигах и перейти, хотя и менее заметно, чем Германия, к первой стадии прогрессив­ ного роста. Также и Россия, медленно завершив свой период предпосылок к подъёму, двинулась с 1890 г .

вперед, вступив в стадию подъёма, имеющую род­ ственное сходство с той же ступенью развития в США за полвека до того .

Мировая арена 20-го века, ясно вырисовывавшаяся в последние десятилетия 19-го века, приняла, таким образом, следующий вид. Простираясь к востоку от Великобритании, находились индустриальные держа­ вы Германия, Россия и Япония, причем Германия до­ стигла зрелости около 1910 г. и была среди них на­ иболее передовой. Это заставило, как Великобрита­ нию, так и Францию пойти на коалицию, и Велико­ британия, кроме того, стала искать на Западе допол­ нительных союзников. А США, еще не определившие своего положения на мировой арене, пытались найти позицию, совместимую как с их изоляционистской традицией, так и с их новым пониманием своей миро­ вой роли и шли, подобно Германии, к технологической зрелости .

Но волна индустриализации в северной Евразии не проходила всюду одинаково. Восточная Европа и Ки­ тай не дошли до стадии подъёма в начале 20-го века .

Они всё еще находились в ранней, беспокойной, пере­ ходной фазе вызревания предпосылок к подъёму; и особые трудности встретились на их пути .

Почему так случилось? Почему Восточная Европа и Китай стали причиной стольких осложнений? Каж­ дая из этих областей, будь она связана с какой-либо великой державой, имела бы довольно географических, демографических и, в перспективе, хозяйственных дан­ ных, чтобы радикально изменить европейское равно­ весие сил; но отставая в процессе роста от своих со­ седей, эти страны не имели достаточно политического единства и хозяйственного развития, чтобы утвердить­ ся как независимая сила или чтобы избежать, в тече­

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

ние всей первой половины 20-го века, высокой степе­ ни зависимости от других .

Именно эти неравномерные сдвиги в балансе сил, отражающие неодинаковость наступления стадий эко­ номического роста, создали огромный соблазн для Германии в Восточной Европе и для Японии — в Ки­ тае. Для России эти районы явились источником то страха, то искушения. Они же означали хроническую опасность для Франции, Великобритании и Соединен­ ных Штатов, стратегическое положение которых ра­ дикально изменилось.

Главную роль сыграли при этом два последствия распространения индустриализации:

создание единой, сплошной области в северной поло­ вине земного шара, где интересы держав были тесно переплетены, и появление слабых мест в этой системе, само существование которых делало время от времени достижение евразийской гегемонии возможным и при­ влекательным предприятием для Германии, России и Японии .

В конце концов, эта относительная слабость В о­ сточной Европы и Китая, их уязвимость при военном, политическом и экономическом вторжении, при затя­ нувшемся переходном периоде, дала повод для Первой мировой войны, Второй мировой войны и холодной войны в её первой фазе .

Неясность грядущей судьбы Восточной Европы и большое значение для евразийского пространства и всего мира вопроса о том, кто будет владеть или рас­ поряжаться ею, создали предпосылки для борьбы 1914-18 гг. Возможность добавления японской геге­ монии в Китае к германской победе на Западе, кото­ рую можно было себе представить благодаря прежне­ му господству Германии в Восточной Европе, создала предпосылки для борьбы против держав Оси в 1939гг. Планы Сталина (а затем Мао) оказать давление с выдвинутых вперед позиций, приобретенных в В о­ сточной Европе и в Китае, чтобы добиться решитель­ ной победы коммунизма, создали условия для комму­ нистического поединка с Труманом. Эта третья евра­ зийская борьба кончилась, по крайней мере, временной

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ничьей после успеха берлинского «воздушного моста»

весной 1949 г. — на Западе — и после оборонитель­ ных побед реорганизованных сил ООН в апреле-мае 1951 г. — на Востоке —, что сделало возможным мир­ ные переговоры, начало которых было возвещено Ма­ ликом в июне .

Таким образом, по мере включения всей Евразии в международную активность, мир 1815 года и следую­ щих лет был заменен новым миром, и новые крупные державы вышли на сцену. Старое соперничество меж­ ду Великобританией и Францией заменилось сознани­ ем общих оборонительных интересов; а США, равно разделяя эти общие интересы, стали стратегическим резервом Запада. В этой роли США были призваны дважды помочь спасти Запад от военного поражения;

по необходимости они выступили раньше и с большим весом во второй, чем в первой мировой войне, однако, всегда полагаясь на время, территориальную отдален­ ность и на своих союзников. В 1945-6 г. в США вновь появилось стремление отойти в известной мере от ев­ разийской борьбы, хотя этот отход представлялся американцам более ограниченным, чем в 1919-20 гг .

Полная невозможность для одной Великобритании поддержать Грецию и Турцию, общее ухудшение экономических и политических позиций Запада в 1947 г. и падение национального Китая привели США сразу же обратно в ряды союзников, чтобы принять на себя главную тяжесть третьей приглушенной евра­ зийской борьбы, в которой Труман успешно действо­ вал один-на-один против Сталина и Мао, чтобы пре­ дотвратить явную потерю евразийского равновесия сил. Эта дуэль завершилась без войны на Западе, но ценой Корейской войны на Востоке .

Мы утверждаем поэтому, что существует внутрен­ няя связь между тремя большими столкновениями, имевшими место между 1914 и 1951 гг. Эта связь про­ исходит от последовательного искушения трёх стран — Германии, Японии и России — извлечь пользу из их только что достигнутой зрелости и из слабости всё еще находящихся в переходном состоянии обществ

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

в Восточной Европе и в Китае, с целью захватить в свои руки контроль над Евразийским пространством, проснувшимся к жизни вследствие распространения индустриализации за последние сто лет. Все эти по­ пытки окончились неудачей, потому что одновременно и четвёртая держава, США, достигла зрелости и раз­ делила вместе с Западной Европой задачу предотвра­ щения одностороннего господства в Евразии. В конеч­ ном счёте, США успешно выступили за общее дело вместе с более старыми зрелыми странами, в особен­ ности, с Великобританией .

Выбор агрессии

Наше рассуждение пока совершенно не коснулось более глубоких причин, повлиявших на некоторые об­ щества, когда они, приближаясь к зрелости, поддались искушению и страху перед положением дел на Евра­ зийском пространстве. Мы обошли также причину не­ удачи США и Запада в принятии заранее шагов, дела­ ющих всякую агрессию непривлекательной для агрес­ сора. Анализ по методу стадий развития не претендует на объяснение всей истории: существуют совершенно независимые от анализа, представленного в этой кни­ ге, факторы, повлиявшие на начало больших войн и характер международной борьбы 20-го века. Тем не менее анализ по методу стадий развития проливает некоторый свет на эти более глубокие причины .

Что касается Первой мировой войны, то одной из причин ее явились ошибки людей, приведшие к конф­ ликту, размеры и последствия которого они не пони­ мали или неправильно оценивали. В основе войны ле­ жал факт, нахождения Австро-Венгерской империи в ранней стадии переходного общества. В стране этой, экономика которой была основана на сельском хозяй­ стве, пробуждалось традиционное общество, которое не было в состоянии конструктивно совладать с вол­ ной национализма восточно-европейских народов, обеспокоенных событиями в России, Германии и далее

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

на Запад. Националистическая пропаганда прогресси­ ровала, создав на Востоке массовую психологию то страха, то желательности русского или немецкого гос­ подства. Так была создана обстановка Первой мировой войны .

Но уместен вопрос: почему Германия не занялась исключительно повышением потребления своего наро­ да, когда она достигла зрелости и стала развиваться далее? Отвечая кратко, надо сказать, что власть кай­ зера и людей, стоявших за ним, делала невозможным немедленное использование немецких ресурсов и энер­ гии для перехода в век высокого массового потребле­ ния. Почему же такие люди стояли в Германии у вла­ сти? Чтобы ответить на этот вопрос, надо припомнить происхождение нового немецкого национализма и вы­ воды, сформулированные в главе 3-й; именно, во мно­ гих случаях, включая Германию, реактивный гордели­ вый национализм лежал в основе модернизации или был одним из сильнейших её факторов. Современная Германия должна была пройти через много трудных этапов, прежде чем её родимые пятна, оставленные на ней фактом подавления и лже-использования либераль­ ной революции 1848 г., были в достаточной мере уда­ лены. И до сих пор мы еще не вполне уверены в исхо­ де этого перерождения. Следовательно, частичным от­ ветом на вопрос, почему Германия в 1914 г. подпала искушениям власти, а не прельстилась перспективой высокого массового потребления, заключается в при­ роде тех мотивов, которые толкнули Германию по пу­ ти модернизации .

Что касается Второй мировой войны, то, чтобы оты­ скать связь между нею и стадиями развития, следует, прежде всего, понять, что произошло в период между двумя войнами в США и на Западе. США погрузились в депрессию, которая, согласно нашим выводам, была особенно затяжной в виду специфической роли полной занятости в эпоху высокого массового потребления .

В результате депрессии тридцатых годов много либе­ ральных демократов по примеру республиканцев тоже стали изоляционистами. До падения Франции в 1940 г .

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

в США существовало изоляционистское большинство и обстоятельство это частично объяснялось крайней озабоченностью внутренними делами, связанными со срывом динамики развития .

В Западной Европе, если наш взгляд на стагнацию в период между войнами правилен, Великобритания и Франция не смогли поддержать скорость развития и общественное взаимодоверие, так как сама природа их обществ и их социальная политика исключали быстрые и решительные меры для перехода в век вы­ сокого массового потребления. Вожди их, и в извест­ ном смысле, народы в целом, были в плену у идеи воз­ вращения к норме, которую они представляли себе по воспоминаниям о порядках до 1914 г. Порожденная этим настроением инертность и чувство постепенного падения национальных сил вместе с отвлекающими внимание внутренними конфликтами содействовали (но не более этого) серьезным дипломатическим ошибкам в попытках обуздания германской и япон­ ской агрессии в достаточно ранней стадии .

В Японии, как и в Германии, наиболее сильная оп­ позиция относительно миролюбивым политикам 20-ых годов, ориентировавшимся на Запад, исходила не со стороны тех, кто хотел направить японскую экономи­ ку к высокому массовому потреблению, а со стороны тех, чье прошлое и стремления восходили к началу японской модернизации, родившейся под знаком реак­ тивного национализма, преисполненного страха и на­ дежд. И когда настала депрессия, и хрупкая междуна­ родная система, реконструированная после Версаля, обрушилась, отбросив каждое государство обратно к его собственным ресурсам, стремлениям и традициям, эти люди пришли к власти и принялись за дело .

Нечто подобное может быть сказано и про выбор, сделанный Сталиным и определившийся, повидимому, в конце 1945 или начале 1946 г. Как внутри советско­ го общества, так и во всем мире существовали к кон­ цу Второй мировой войны широко распространенные надежды на то, что СССР, переживший разрушения и вышедший из войны как великая держава, направит

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

свои ресурсы и внимание, прежде всего, на восстанов­ ление хозяйства и на благосостояние своих народов, одобрив принцип союза Трёх Великих, предложенный западными державами во время войны и тотчас же после победы. Военные успехи правительства и наро­ дов СССР, достигнутые, в конечном счёте, в духе ве­ ликих национальных традиций, еще более укрепляли эти надежды. И снова в этом случае отвлечение вни­ мания США и Запада к внутренним делам, — привед­ шее, например, к поспешному американскому разору­ жению и созданию вакуума в Восточной Европе, — соединенное с явно благоприятными перспективами для коммунизма в Китае, оказалось чрезмерным иску­ шением. В первые послевоенные годы мир создал не­ обыкновенно привлекательную обстановку для вдох­ новителей советской экспансии .

Но что можно сказать о стороне спроса в этом урав­ нении? Почему Сталин, подобно немцам и японцам до него, не посвятил главное внимание вопросу внутрен­ него благосостояния страны? Почему он не отказался от искушения распространить советский режим одно­ сторонней волей? Ответ следует искать в прошлом, т. е. в реактивном национализме, который помог создать современную Россию и оказался переплетенным со специфическими постулатами идеологии коммунизма и внутренней политики (эта проблема рассматривает­ ся в гл. 10-й). Но историческим фактом является то, что Сталин в послевоенные годы не собирался зани­ маться внутри-политическими последствиями века вы­ сокого массового потребления. Он отдал предпочте­ ние цели распространения советского режима по все­ му миру .

Следовательно, экономические стадии роста проли­ вают некоторый свет на борьбу великих держав в 20-м столетии, но они не претендуют на то, чтобы объяснить её полностью. Это заключение является одним из главных выводов этой книги: экономические силы и мотивы не являются единой, определяющей ход истории причиной .

Поэтому наша задача довольно узка. Она состоит

СВЯЗЬ МЕЖДУ РОСТОМ И АГРЕССИЕЙ

в том, чтобы ясно представить, что, поскольку вели­ кая борьба за власть в 20-м веке происходила на эко­ номической основе, эта основа заключалась не в им­ периализме и не в необходимости, возникающей из так называемой монопольной стадии капитализма, не в неизбежном соревновании немногих больших дер­ жав за колонии, а в общем положении евразийского пространства и соотношении военных потенциалов, как они определились в ходе стадий роста каждой страны. В частности, экономическая основа борьбы заключалась в искушениях и в страхе некоторых но­ вых зрелых держав по отношению к переходным об­ ществам, расположенным по близости, в Восточной Европе и Китае, обществам, которых не коснулась стадия подъёма, когда она пришла в движение в Евра­ зии, приблизительно, в третьей четверти 19-го века, расстроив мир 1815 г. и следующих лет .

Следующая фаза: атомное оружие и дальнейшее распространение индустриализации Может показаться странным, что этот анализ обры­ вается 1951 годом. Борьба между коммунистическим миром и Западом никоим образом не обрывается ко­ рейским перемирием, как это показали все последую­ щие события. Тем не менее в какое-то время, в начале 50-ых гг., форма этой борьбы изменилась, вследствие, с одной стороны, полного развития нового оружия, в особенности водородной бомбы, а с другой стороны, вследствие накопившихся далеко-идущих последствий процесса роста во многих точках земного шара .

Историки поэтому как бы признают линию водораз­ дела в начале 50-х годов, которая резко отграничивает первые, скажем, шесть послевоенных лет от событий и проблем, которые затем последовали .

В главе 9-й мы займёмся проблемами и перспекти­ вами, стоящими перед нами теперь, когда человек так глубоко овладел управлением природой, что уничто­ жение организованной жизни на нашей планете стало

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

технически возможным. Стадии роста в этой обстанов­ ке движутся вперед не только в северном полушарии нашей планеты, которое доминировало в истории двух последних столетий, но также и в южном полушарии и в Китае .

–  –  –

СВЯЗЬ М Е Ж Д У СТАДИЯМ И РОСТА И П Р О Б Л Е М А М И

М ЕЖ Д УН А РО Д Н О ГО М И РА

В этой главе мы покидаем относительно надежную область истории, и переходим к исследованию неясно­ стей будущего. К нему ведет поступательное движе­ ние развития в разных странах мира. Будущее опреде­ ляется также фактом существования нового оружия массового разрушения — продуктом последних лет роста. Указав, с точки зрения стадий роста, чего до­ стигли нации и куда они движутся далее, мы теперь обсудим в кратких и общих чертах, возможности ре­ шения нашей общей большой проблемы — проблемы достаточно устойчивого и надёжного мира .

Революция в оружии

Прежде всего, об оружии и о том, какую роль оно играло и играет на международной арене, где гос­ подствует сила .

Существует рассказ о негритянской общине в юж­ ной сельскохозяйственной области США, страдавшей от засухи. В конце концов, под руководством своего пасто­ ра община стала искать спасения в молитвах. Некоторое время они молились, но солнце продолжало посылать палящие лучи, стебли маиса перестали расти и засыхали

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

по краям, трещины множились в сухой почве. Затем, на­ конец, пошел дождь. Вначале община дивилась чуду и была благодарна. Но когда дождь не переставал, а продолжал итти днем и ночью, и стал смывать с поля низкорослые стебли, негры принялись роптать. Тогда пастор, чувствуя свою ответственность, возобновил молитву: «Боже», сказал он, «мы страдали от засухи, мы молились и просили дождя, но то, что Ты дал нам, просто смешно» .

Для США и их союзников во Второй мировой войне, которым с 1939 года было достоверно известно, что где-то в Германии уже имеются научные ключи к тайнам атомного оружия, изготовление первых атом­ ных снарядов было, в самом деле, точно послано не­ бом. Но развитие способности человека управлять при­ родой, т. е. последнее военное изобретение в духе предвидений Ньютона, достигнутое средствами неНьютоновской физики, создало военную ситуацию, являющуюся, в самом деле, просто комичной .

С одной стороны, СССР, США и Великобритания имеют, а скоро и другие будут иметь в своих руках средства, которые далеко превосходят по своей раз­ рушительной силе всё известное до сих пор; с другой, использование этих средств теперь, когда монополия нарушена, является риском вызвать столкновение, ко­ торое уничтожит и того, кто начал первым, и всех нас .

С технической точки зрения, случилось так, что про­ порциональность между мощностью промышленности и созданной ею военной силой, существовавшая око­ ло полутораста лет, — нарушена. Способность науки и техники создавать разрушительные средства возра­ стала ускоренным темпом; но поверхность земли — величина постоянная и не может быть защищена ка­ ким-либо покровом. Таким образом, возможность при­ менения сил разрушения делается всё более сомни­ тельной и даже совершенно исключается для дости­ жения политических целей. Правда, великие державы или те, кто хочет оказывать какое-то влияние в глу­ хой игре гонки атомных вооружений, продолжают концентрировать значительные ресурсы, включая боль­ шую часть наиболее редких творческих талантов, на

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

производство оружия, средств его доставки и средств обороны от него. Но предполагаемые возможности, при которых было бы мыслимо применить это ору­ жие, прогрессивно уменьшаются. В самом деле, по ме­ ре того, как число держав, обладающих этим оружием, растет, увеличиваясь от двух до нескольких, неуве­ ренность и опасность от одного лишь существования такого оружия непрерывно увеличивается, не говоря уже об опасности его применения .

Конечно, добытое соответствующей ценой превос­ ходство атомного оружия какой-либо одной державой, достаточное для того, чтобы одним ударом разру­ шить силы возмездия всех других держав, сделало бы господство над миром быстро достижимой целью, если эта держава возьмёт на себя риск перед Богом и людьми начать такую атаку (называемую в воен­ ной литературе, ради самооправдания, предупреди­ тельной или предотвращающей).64 Много усилий и ресурсов Запада уходит на то, чтобы не дать повода Москве для этого ужасного искушения. И эти усилия полностью оправданы; по моему мнению, они недо­ статочно велики .

Но оставив в стороне роль страха перед возмез­ дием, мы могли бы сказать, что создавшееся положе­ ние похоже на злую шутку, сыгранную космическими силами с человеком: ему было дано изобрести ору­ жие, которое концентрирует огромную силу в руках немногих технологических зрелых обществ, но в ко­ нечном результате эти общества, заслужив такое пре-54 54 Строго говоря, предупредительная или предотвращаю­ щая атака, согласно, например, советской военной литера­ туре, должна быть начата только тогда, если установлено, что другая сторона сама готовится начать большую войну, но еще не выступила с первым ударом. Но когда две держ а­ вы готовятся к возможной предупредительной атаке, то ве­ роятность роста напряжений по спирали, ведущего к началу войны, достаточно очевидна. Более того, приготовления для предупредительной атаки могут также послужить основой для первой атаки Москвы, когда она придет к убеждению, что её превосходство в оружии, средствах его доставки и средствах обороны достаточно велико, чтобы рационально оправдать инициативу решительного удара .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

имущество, не только не увеличили, а уменьшили свою способность рационально использовать военные силы .

Какова бы ни была природа и источник этого пара­ докса, следующий факт не оставляет сомнения: во­ енная и внешняя политика главных держав ведется в настоящее время на двух ясно различимых и только частью соприкасающихся уровнях; один — это страх перед взаимным возмездием, взаимное сковывание угрозой массового оружия; другой — это диплома­ тия, экономическая политика, применение традицион­ ного оружия, — оружия низшего порядка, — об­ ласть, в которой возможна большая гибкость отноше­ ний и в которой сосредоточена главная часть между­ народной активности.55 Здесь борьба протекает в бо­ лее мягких формах, и текущая политика главных дер­ жав характеризуется их необыкновенной сдержанно­ стью по отношению к государствам, военный потен­ циал которых не может идти в сравнение с их соб­ ственным .

Не касаясь здесь гонки вооружений между инду­ стриальными гигантами и картины двухполюсного или узко олигопольного размежевания всего мира, мы должны подчеркнуть факт быстрого рассредоточения реального внешне-политического влияния среди госу­ дарств после 1945 г. Парадокс атомного оружия дал государствам меньшего ранга такую степень свободы в достижении их целей, какой они не могли бы иметь, если бы военная техника не сделала такого огромного и неожиданного скачка .

Своим отпадением от Сталина, имевшим место в 1948 г., Тито первый извлёк выгоду из этого пара­ докса; но затем, различными путями и по различным вопросам, Неру, Насер, Бен-Гурион, Аденауер и мно­ гие другие нашли способы использовать этот пара­ докс в не-коммунистической части мира, в то время 55 Оба уровня активности связываются посредством звена атомного шантажа, при котором стр ах перед атомной а т а ­ кой вызывается для того, чтобы подкрепить какое-либо дей ствие, предпринятое более слабым оружием, напр., совет­ ские угрозы во время Суэцкого, Ливанского и Берлинского кризисов 1956-9 гг .

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

как Мао и Гомулка так же, как и Тито, сделали это в пределах коммунистического блока. У более слабой стороны не всегда хватает сил, чтобы достичь своей цели, как это узнали молодые венгерцы в октябре и ноябре 1956 г. Но и последние не были разбиты атом­ ным оружием. Они были подавлены полицейскими ме­ рами с применением наиболее жестокого вида атаки пехотой и танками, и победа над ними дорого обош­ лась Москве в других сферах борьбы, т. е. в не-военном состязании на поле дипломатии и идеологии .

Кратко говоря, общества, еще не вышедшие из пе­ риода предпосылок, как Египет, или находящиеся на низших ступенях стадии подъёма, как Индия, Китай и Югославия, были в состоянии занять определенное место в международной дипломатии и выступать по довольно большому кругу вопросов, хотя и не по всем вопросам, в такой же роли, в какой выступали глав­ ные державы. Это произошло благодаря парадоксаль­ ному характеру новых военных средств и рассредото­ чению внешне-политического авторитета, которое они принесли с собою в обстановке атомного равновесия .

Рассредоточение силы в перспективе

То, что мы наблюдали за последнее десятилетие, указывает и на будущие сдвиги, так как в перспекти­ ве рассеяние силы приобретёт еще более прочное ос­ нование, чем нынешнее парадоксальное влияние но­ вого оружия .

Так же, как поступательное движение стадий ро­ ста в последней половине 19-го века сформировало международные факторы первой половины 20-го века, выдвинув Японию, Россию, Германию, Францию и США на мировую сцену в качестве великих держав, так и давно подготовленные изменения приобретшие особую силу развития после 1945 года, определяют собою но­ вую картину мира, теперь рождающегося к жизни .

Центральным фактом, создающим новую междуна­ родную обстановку и определяющим будущую кар­ тину мира, является ускоренное протекание стадии

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

переходного общества или ускоренное наступление стадии подъёма в южной половине мира: в юго-во­ сточной Азии, на Среднем Востоке, в Африке и Ла­ тинской Америке. Кроме того, ключевые области в Во­ сточной Европе (в особенности Югославия и Поль­ ша) и, конечно, Китай, вошедшие в стадию подъёма, крепнут в своем движении. И хотя они остаются уяз­ вимыми для военной силы (подобно, скажем, зрелой Дании), они потеряли или теряют свой прежний по­ датливый по отношению к внешним силам характер, неизменно улучшая свое положение. Лицо стран, за ко­ торые велись первая и вторая мировые войны, так же как и первая фаза холодной войны, совершенно изменилось .

Выражаясь точнее, стадия подъёма уже началась в Китае и Индии. В то же время Пакистан, Египет, Ирак, Индонезия и другие страны отстают от них, повидимому, меньше, чем на одно десятилетие или около этого, а их общества, под давлением внешних и внутренних факторов, испытывают острую нужду в модернизации хозяйства .

В Латинской Америке стадия подъёма закончилась в двух более значительных государствах (Мексика и Аргентина), а в других еще продолжается, как напри­ мер, в Бразилии и Венесуэле .

Коротко говоря, с достаточной уверенностью мож­ но утверждать, что в перспективе около 60 лет мир будет иметь много новых наций, достигших зрелости .

Они, может быть, не будут столь богаты в смысле объёма потребления на душу населения; они, может быть, не смогут к концу нашего века войти в стадию высокого массового потребления; но они будут спо­ собны применить к своим ресурсам все достижения передовой (в то время) науки и технологии .

Чтобы сделать это утверждение более конкретным, можно с достаточным основанием упомянуть, что в 2000-2010 году, что не так уж далеко отстоит от нас, Индия и Китай с населением около двух миллиардов человек будут, в нашем понимании, зрелыми страна­ ми. Они, может быть, не будут еще готовы к веку мас­ сового автомобилизма; и никак нельзя утверждать,

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

что к тому времени коммунизм будет господствовать в Китае, а демократия — в Индии. Китай и Индия в ближайшие годы и десятилетия могут испытать много потрясений и оказаться перед рядом трудных реше­ ний. Но едва ли могут быть сомнения в том, что раз­ витие по правилу сложных процентов уже вошло в жизнь этих двух огромных народов. Три поколения в обстановке роста должны добиться зрелости, — впро­ чем, на это может уйти и менее жизни трёх поколений, если Китай сохранит трудовую повинность и разрешит продовольственную проблему .

Развитие в виде сложных процентов будет продол­ жаться, конечно, в обществах, которые уже достигли зрелости или даже перешагнули этот рубеж. Их на­ циональный продукт брутто будет, почти наверное, расти, — если только они не предпочтут для себя ре­ шительного увеличения времени досуга, — а их вир­ туозность в производстве нового оружия станет еще большей, если гонка вооружений будет продолжаться .

Но пока существует военное равновесие, этот процесс едва ли изменит что-либо в их способности рациональ­ но применить военную силу. Между тем, если не бу­ дет введена эффективная система контроля оружия, вновь созревшие государства, вероятно, приобретут тем или иным путем мощное атомное оружие, доста­ точное для того, чтобы вмешаться в шахматную иг­ ру гонки вооружений и усложнить её, если не занять в ней господствующего положения; в условиях же гонки вооружений они будут в состоянии проводить линию своих интересов с возрастающим успехом .

Правда, возможности рационального использования оружия могут несколько расшириться, если локали­ зованные войны станут в порядок дня, и анта­ гонисты осторожно воспользуются обычным правом, которое разрешает помериться, при случае, силами, без перехода конфликта по спирали, в нежелатель­ ную для обеих сторон атомную атаку полной силы .

Но пока обе стороны считаются способными защитить от неожиданной атаки свои, достаточно крупные сред­ ства доставки атомного оружия, применение силы со стороны главных индустриальных держав может иметь

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

смысл только в узких пределах. За исключением рас­ ходов на оборону, главная масса прироста продукции будет направляться, по всей вероятности, на потреб­ ление, — даже в тех государствах, которые в настоя­ щее время являются коммунистическими .

Таким образом, если мы исключим и большую вой­ ну, и организацию эффективной системы контроля вооружений, наиболее вероятной перспективой сле­ дует признать сглаживание различий между военны­ ми потенциалами основных индустриальных держав и новых, теперь развивающихся государств .

Центральным же фактором, к которому все страны должны заблаговременно приспособить свою полити­ ку, явится то, что круг держав, участников междуна­ родной жизни, расширится и распространится, впер­ вые в истории, на весь земной шар, а число цент­ ров эффективной силы в нём возрастет. Представление о двухполюсном мире, в котором все, кроме Вашинг­ тона и Москвы, являются зрителями, неправильно уже и сегодня, и с течением времени оно будет всё более отходить от истины. Хотя мир еще охвачен, по преи­ муществу, двухполюсной гонкой вооружений, на деле мы приближаемся к веку рассеяния силы, когда кар­ тина страшной и соблазнительной евразийской геге­ монии, утратит свою реальность, а цель мирового господства будет становиться всё более недостижи­ мой целью, — постоянно предполагая, разумеется, что атомное равновесие не будет поколеблено .

Проблема мира

В такой обстановке приходится решать проблему мира. С организационной точки зрения, проблема ми­ ра состоит в установлении системы контроля и ин­ спекций вооруженных сил на основании договора, ко­ торый даст всем странам большую безопасность, чем та, какую даёт нынешняя гонка вооружений и вза­ имный страх возмездия. Качества нового оружия поз­ воляют легко скрыть его от наблюдения, и поэтому необходимо, чтобы все страны были открыты для

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

инспекции и инспекторы имели доступ повсюду, в лю­ бое время и без предупреждения .

Наличие такого корпуса подвижных инспекторовспециалистов, поддержанных обоюдной открытой воз­ душной инспекцией, всё же не может абсолютно га­ рантировать, что всё атомное оружие будет уничто­ жено согласно договору; не может быть абсолютной гарантии, что атомная атака не будет подготовлена даже при таких условиях. Всё же такая инспекция может создать значительно менее опасное положение, чем то, в котором мы живём теперь .

Более того: несмотря на откровенные и вполне об­ основанные сомнения и тревоги, правительства США и всего Запада согласились бы на радикальное сок­ ращение прав национального суверенитета, связанное с инспекциями, если бы они были убеждены, что ор­ ганизация инспекции в коммунистическом блоке бу­ дет построена на доброй совести .

Наконец, достаточно ясно, что если советская по­ литика руководится только критериями национальных интересов, подобными тем, которыми руководится по­ литика США и Запада, такой договор мог бы быть в настоящее время заключен .

Русские национальные интересы

Почему должна была бы Россия присоединиться теперь к эффективной системе контроля вооружений, исходя из своих национальных интересов?

В самом деле, каковы перспективы России после того, как ей не удалось использовать разорение Е в­ ропы и Азии в первые же после-военные годы для быстрого установления коммунистической гегемонии в Евразии под главенством Москвы? Если исключить возможность внезапной удачной атомной атаки, за ­ висящей от достижения радикального превосходства в военной технике, перспективой для России остает­ ся появление многочисленных новых государств на мировой арене, которую Россия не может контроли­ ровать. Более того, по мере распространения атомной

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

военной техники, эти новые государства будут в со­ стоянии предпринять действия, которые могут уско­ рить наступление катастрофической для интересов России войны. Учитывая и новое оружие, и приход новых наций к зрелости, следует признать, что ос­ новой русских национальных интересов являются ин­ тересы обороны, подобные тем, какие имеются и у США, Западной Европы и Японии .

Единственное многообещающее решение, доступ­ ное для России в этот момент истории, когда она де­ лит статус великой атомной державы с Великобрита­ нией и США, среди более старых наций севера, за­ ключается в создании эффективной системы контроля вооружений. Вместе с другими державами России сле­ дует добиться того, чтобы эта система была жизне­ способной. Общей целью на будущие десятилетия должна быть выработка настолько эффективной и на­ дёжной системы контроля, чтобы новые большие на­ ции, как Китай, а также южные нации, придя в состояние зрелости, вошли в мир упорядо­ ченных отношений, а не таких, когда борьба за власть продолжается с помощью оружия массового разрушения. Перед лицом рассеяния силы, вызван­ ного наступлением фазы подъёма в ряде новых госу­ дарств, национальные русские интересы сближаются с интересами США и Запада. Прежняя борьба в Ев­ разии, вытекавшая из уязвимости переходных обществ, отошла в прошлое .

Очевидно, что некоторое понимание этой проблемы уже имеется в Москве. Оно, несомненно, кроется за энергичным требованием прекратить испытания водо­ родных бомб, что, если бы это осуществилось, оста­ новит развитие атомного оружия на той точке, на ко­ торой оно находится теперь. Но эта тенденция еще ничего не говорит, если за нею не последует в бли­ жайшее время реальный факт — эффективная между­ народная система контроля вооружений. Говоря иначе, более молодые государства (например, Китай) и не­ которые из старых государств (Франция, Германия и Япония, даже Швеция и Швейцария) едва ли согла­ сятся, чтобы оружие принадлежало только Трём В е­

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

ликим, если холодная война будет продолжаться попрежнему лишь без испытания водородных бомб .

Таким образом, представление о двух- или трехсто­ роннем мире атомных держав, исключающих из игры все остальные государства, но продолжающих между собою эту игру, т. е. холодную войну, становится всё более нереальным. В такой же мере нереально считать, что весь мир может быть под контролем Вашингтона, Москвы или обоих вместе. Но нынешние великие дер­ жавы, действительно имеют одну вполне реальную воз­ можность: она лежит в пределах достижимого для них и состоит в том, чтобы создать условия и обстановку, при которых сила может быть рассредоточена к тому времени, когда молодые государства вырастут и при­ дут к зрелости. Большего они сделать не могут на этом этапе истории, кроме как, конечно, взорвать весь мир .

Рассеяние силы может быть проведено сравнитель­ но безопасным или же очень опасным способом, но оно не может быть избегнуто. Процесс роста и те ступени его, на которых теперь стоят различные го­ сударства, исключают в равной мере идеи Американ­ ского столетия, Германского столетия и Японского или Русского столетий .

Поэтому рациональной политикой для национали­ стической России было бы использовать теперь воз­ можность выбора и поддержать США в их призыве возложить друг на друга и на весь мир то единствен­ ное условие, какое мир может принять от двух вели­ ких держав — эффективную международную систему контроля вооружений .

Именно соображения этого рода могли лежать в основе высказываний президента Айзенхауера, когда он выступал, — обращаясь, очевидно, к Москве, — •в Генеральной Ассамблее Объединенных Наций 13 ав­ густа 1958 г.

во время дебатов о Среднем Востоке:

«Когда я вижу перед собой это собрание, где мно­ гие из вас представляют новые государства, одна мысль более всех поражает меня. Мир, который вновь создан на нашей планете, будет миром мно­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

гих зрелых наций. По мере того, как эти нации, одна за другой, осваивают трудный переход к мо­ дернизации и становятся на путь роста, новый уро­ вень благосостояния и производительности выра­ стает из их усилий .

Этот мир отдельных наций не может быть конт­ ролирован какой-либо одной державой или груп­ пой их. Он не может быть связан какой-либо одной идеологией. Поверьте мне, что мечта о подчинении мира одной державе или о единообразии форм жизни для всех — неосуществимая задача. Приро­ да нынешнего оружия, природа современных средств связи и расширяющийся круг новых наций делают очевидным, что мы должны, в конце концов, быть мировым содружеством открытых обществ. А поня­ тие открытого общества является ключом к систе­ ме контроля вооружений, которой мы все сможем доверять» .

Проблема согласия Москвы

Но принятие подобных предложений означает, что Москва должна будет отказаться от планов мирового господства и принять статус большого национального государства, в мире мощных национальных государств, которые, по существу, уже отреклись от права вести войну против других народов для достижения своих национальных интересов .

Москве очень трудно действовать в пользу декон­ центрации силы (хотя этот принцип, вероятно, укреп­ ляется среди русских), потому что советская поли­ тика в двух важных отношениях не руководится об­ щепринятым критерием национальных интересов .

Во внешней политике советское правительство си­ лою вещей должно стремиться к мировой гегемонии коммунизма. Действительно, еще со времени Октябрь­ ской революции это стремление истолковывается не столь в прямом идеологическом смысле, сколь в смыс­ ле эффективной политики силы, т. е. как способ уве­ личения оперативной силы Москвы. Тито был не пер­

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

вым коммунистом, узнавшим, что в случае противо­ речия между распространением власти Москвы и рас­ пространением коммунизма, как идеологии, СССР от­ дает предпочтение первому .

Говоря иначе, если бы эта проблема сводилась толь­ ко к международным обязательствам Москвы в плане коммунистической идеологии, было бы не слишком трудно ее разрешить; приняв положение националь­ ного государства de facto, СССР мог бы поддержи­ вать во внутренней жизни прежнюю идеологию, рито­ рику и религию мирового господства. Национальная риторика может жить долго, как привычный, успокои­ тельный общий фон режима, даже если она утратила реальное значение .

Однако второй, внутренне-политический аспект про­ блемы раскрывает её трудности и далеко идущие во з­ можности для России и для всего мира. Причина в том, что переход СССР на положение обычного на­ ционального государства, при системе эффективного контроля над вооружением, означал бы не только но­ вые отношения Советского Союза к миру, но и прин­ ципиально новые отношения между советским госу­ дарством и его населением .

Уже 40 лет люди в СССР обучаются тому, что ж елез­ ные законы истории требуют, в конечном счёте, полно­ го покорения неумолимо враждебного внешнего мира;

что неизбежная борьба с внешним миром оправдывает и делает необходимой высокую степень полицейскополитического контроля в СССР; что эта борьба тре­ бует чрезвычайно высоких затрат на военные цели .

Три предпосылки — враждебность внешнего мира, контроль политической полиции и ограничение пот­ ребления — составляют опору всей советской поли­ тики, советских законов и советской экономики в те­ чение уже двух поколений. Всё это поколебалось бы, если эффективная система контроля вооружений бы­ ла бы проведена в советском блоке .

Почему это так? Потому что эффективная система контроля вооружений создала бы фактически демо­ кратическое общество в России. Чем было бы оправ­ дано существование полицейского государства, —

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

фундамент которого вплоть до настоящего времени опирается на утверждения о шпионах и саботажниках, всегда проникающих извне, — если бы народам Рос­ сии стало известно, что безопасность государства от­ ныне покоится на обмене контролёрами вооружений с их правом резъезжать по всей стране и в любое время инспектировать военные силы и оборонные со­ оружения, не предупреждая о том советские власти?

И как мог бы СССР избежать наступления эпохи вы­ сокого массового потребления, если бы приблизитель­ но 20% его социального продукта, которые теперь уходят на военный бюджет, были бы высвобождены для гражданского потребления? Одним словом, пропаган­ да враждебности, необходимости тайной полиции и ограниченного потребления была бы бита. Дело де­ мократии и благосостояния стало бы непобедимым, если-бы была установлена эффективная система меж­ дународного контроля вооружений .

Именно этими возможными, революционными для советского режима последствиями объясняются труд­ ности организации прочного мира. Окажется ли в СССР рыночный спрос столь же подвижным в зависи­ мости от цен и доходов, как в США и Западной Евро­ пе, или нет, ясно, однако, что либеральное общество и высокий уровень потребления масс в результате эффективного контроля вооружений потребует реши­ тельной ревизии понятий и политических учреждений в СССР, а современные руководители желают избе­ жать этого любой ценой .

В настоящее время СССР является обществом, тех­ нически созревшим для эпохи высокого массового пот­ ребления; СССР подготовлен к этому и в области уровня народного образования и квалификации рабо­ чей силы; народы Советского Союза психологически готовы встретить наступление этой эпохи и даже жаж­ дут её, как это видно из советской литературы, со­ ветской политики и из тенденций самой советской экономики, развитие которой за последние годы от­ ражает спрос на жилища и товары длительного поль­ зования. Но режим напрягает все силы, чтобы удер­ жать плотину управляемого хозяйства от напора пот­

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

ребительского спроса и направить основную часть при­ роста народного дохода на военные цели и инвестиции .

С точки зрения теории стадий роста, СССР есть государство, которое стремится превратить свою х о ­ зяйственную зрелость в орудие господства над миром, для чего подавляет массовое потребление или наме­ рено отсрочить его осуществление. Но оно поступает так не потому, что перспективы временной победы над Западом особенно благоприятны; не потому, что нет другого, более дешевого и действенного спо­ соба обеспечить безопасность страны; не потому, что русские национальные интересы требуют продолжения гонки вооружений, — напротив, дело обстоит как раз наоборот. Причиной тому является то, что коммунизм представляет странную форму современного общества, пригодную в процессе развития только для стимули­ рования роста производительных сил, но не для подъё­ ма потребления. Может быть, коммунизм пригоден для приближения начала стадии подъёма, хотя и это еще требует доказательства, если вспомнить о прису­ щих коммунизму трудностях в развитии сельского хо­ зяйства. Но, как показал Сталин, коммунизм, безус­ ловно, способен подхлёстывать развитие общества с момента подъёма до достижения промышленной зре­ лости, если только командное положение в обществе перешло в его руки. Однако, по самому своему суще­ ству, коммунизм, скорее всего, должен отмереть в эпоху высокого массового потребления. И это, навер­ ное, хорошо понимают в Москве .

Великая задача убеждения

Как же мы собираемся убедить коммунистов разум­ но встретить факт деконцентрации силы на мировой арене? Как склонить их к тому, чтобы они приняли век высокого потребления со всеми его последствия­ ми, согласились на умиротворение и пошли вперёд вместе с остальным человечеством в великой борьбе за новые миролюбивые условия совместной жизни лю­ дей? Мы, представители не-коммунистического мира, должны продемонстрировать, в основном, три вещи .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Мы должны показать, что не позволим коммуни­ стам уйти настолько вперёд, чтобы военное решение в какой-либо избранный ими момент приобрело для них смысл .

Мы должны показать, что недостаточно развитые страны, на которые коммунизм возлагает теперь свои главные надежды, могут успешно развивать предпо­ сылки для своего подъёма и вступать в стадию подъёма хорошо подготовленными, оставаясь в орбите демо­ кратического мира и отвергая пропаганду и обольще­ ния коммунизма. Это, я думаю, наиболее важный пункт в западной программе действий .

И, наконец, мы должны показать коммунистам, что существует интересная и полная жизненного смысла альтернатива для СССР на мировой арене, отличная как от гонки вооружений, так и от безусловной капи­ туляции .

Но великая задача убеждения имеет одно особое измерение. Это измерение — время. Трудную пробле­ му перелома русские должны решить сами для себя, а это требует времени. Остальной мир может облег­ чить русскому народу эту задачу: во-первых, созда­ нием обстановки, которая исключает быстрое дости­ жение военной или политической победы дешевыми средствами; во-вторых, убедительным изображением будущего, которое мы предлагаем для всех, — изображением достаточно точным, чтобы русские могли трезво взвесить и преимущества, и цену систе­ мы контроля вооружений. Но для них потребуется не мало времени, чтобы принять и усвоить неизбеж­ ности нового мира, основанного на рассеянии власти .

Нужно время для того, чтобы русские могли убе­ диться, что единственно разумный исход состоит в присоединении к великим державам Севера в общем усилии обеспечить такие условия, чтобы наступление зрелости Юга и Китая не потрясло мир так же, как уже однажды в более раннее время мир был потря­ сен, когда Япония, Германия и сама Россия пришли к зрелости. И, действительно, при наличии атомного оружия это старое национальное самообольщение — попытки, после достижения зрелости, продвинуться

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

как можно ближе к мировому господству, т. е. пойти по стопам кайзера, Гитлера, японских милитаристов и Сталина — не может долее совмещаться с безопасно­ стью человечества .

Как один из возможных вариантов, динамика рода Буденброков может найти почву в СССР при условии, если будет предоставлено необходимое для этого вре­ мя, и при наличии сильной политики Запада, которая сделает нереальной всякую советскую экспансию — жестокую, мягкую или смешанную. Стоит вспомнить, как Сталин создавал и поддерживал поколение спе­ циалистов современной техники, чтобы заменить ими старых большевиков, опыт которых в области диалек­ тики и конспиративной техники не был более нужен в век стали, станкостроения и армий нового типа .

Кадры 30-ых годов, второго советского поколения, являются теперь или скоро будут людьми, которые «решают всё», но их дети приняли современную ин­ дустриальную систему в готовом виде и стремятся к тому, чего созданное Сталиным зрелое общество им дать не может. Какие же тенденции советского обще­ ства возможно наблюдать? Крепнущее утверждение прав личности на достоинство и частную жизнь; креп­ нущее утверждение достоинства России, как нации, и её культуры среди других держав; крепнущее прояв­ ление воли к более высокому уровню потребления — и не когда-либо в будущем, а теперь; растущее при­ знание того факта, что новая наука изменила пробле­ му силы, изменила в том числе и некоторые старые и высоко ценимые военные правила, как из русского, так и коммунистического арсенала .

Эти тенденции, энергично толкающие СССР в на­ правлении национализма и высокого уровня жизни, необходимые для успеха великой задачи убеждения, не восторжествовали еще, конечно, в советском об­ ществе или советской политике. Более того, нет даже оснований ожидать, что эти подспудные стремления автоматически проложат себе путь без трений и кон­ фликтов. С другой стороны, мы должны знать, что динамика поколений в СССР и, особенно, сдвиги в первом после достижения зрелости поколении, в со­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

единении с рассеянием силы среди держав мира, мог­ ли бы со временем разрешить задачу международного мира, если Запад сделает то, что должно быть сде­ лано .

Вопросы того рода, какие в наши дни составляют предмет спора, приводили в прошлом времени, нор­ мальным образом, к войне; особенно вопросы, в ко­ торых переплетаются идеология и жажда власти .

Обычно люди предпочитали действовать привычным методом, не меняя своих установок и взглядов на жизнь. Поэтому нет оснований смотреть на будущее с легким оптимизмом. Но существование нового ору­ жия и выдвижение ряда стран Азии, Среднего Во­ стока, Африки и Латинской Америки, перешедших в стадию индустриального подъёма, в соединении с ло­ гикой сменяющихся поколений Буденброков, может позволить нам избежать войны, перспектива которой окажется для СССР более опасной, чем допущение массового автомобиля, пригородных односемейных до­ мов и взаимной свободной инспекции .

Итак, принцип стадий развития проливает некоторый свет на характер будущего и на проблему мира. Он помогает подготовить наше сознание — и, будем на­ деяться, политику наших стран — к жизни в мире, в котором сила рассредоточена и в которой мы броше­ ны несколько преждевременно благодаря парадоксаль­ ному эффекту нового оружия. Принцип стадий разви­ тия помогает приблизительно измерить время прихода Китая и стран южного полушария к стадии зрелости, если исходить из того, что многие из новых народов (за исключением Африки), еще не начавших стадии подъёма, приступят к нему в течение ближайшего де­ сятилетия. Этот принцип бросает луч света на приро­ ду трудностей Москвы: во-первых, трудностей при­ знания деконцентрации силы за рубежом; во-вторых, трудностей согласия на первенство потребления и упразднения полицейского государства, — во внут­ ренних делах. Кроме того, он помогает определить область наших надежд в теоретическом смысле (как указано в главе 7-й ); это значит, что мы можем тео­ ретически предвидеть возможность появления внутри

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

самого советского общества сил, которые могут го­ лосовать за другой путь среди трёх основных направ­ лений, открытых для обществ, достигших зрелости: в нашем случае, это голосование должно быть против экспансии власти, за расширение потребления и бла­ гополучие людей в самом широком смысле .

По ту сторону мира

Угрожающая миру опасность не будет устранена, конечно, и в том случае, если СССР согласится пе­ рейти к высокому массовому потреблению на основе расширения производства долговременных товаров потребления и если это будет сопровождаться даже заключением договора о международной системе ин­ спекции. Совершенно очевидно, что общества, нахо­ дящиеся в процессе приспособления индустриального потенциала к удовлетворению потребительских нужд и занятые производством новых товаров и услуг на широкой основе, склонны противодействовать агрес­ сии и принять ограничения суверенитета ради сохра­ нения приемлемого Status quo. Но было бы противно всему духу этого анализа механически и безогово­ рочно соединять политику мира и политику высокого массового потребления. Наш анализ имеет в виду не железные законы, а различные пути, открытые выбо­ ру людей .

Кроме того, история будет продолжаться и за тем водоразделом, которого все мы собираемся достичь. В качестве примера больших спорных вопросов, лежа­ щих по ту сторону контроля вооружений, назовём отношения между Севером и Югом в масштабе всего земного шара, которые, когда все общества будут мо­ дернизированы, могут легко стать расовой пробле­ мой. Будет также существовать трудная проблема под­ держания системы контроля на продолжительный пе­ риод после того, как она будет осуществлена .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Значение рассеяния силы для Западной Европы Необходимо еще остановиться на одном частном ас­ пекте этого анализа — на его значении для настоящей и будущей роли и статуса Великобритании, да и всей Западной Европы среди других держав мира .

В мартовском номере 1958 г.

журнал «Punch» по­ местил стихотворение, содержавшее следующие стро­ ки:

Когда Британия по слову Неба Впервые родилась из голубого моря, Она едва ль предвидела, что НАТО Измыслит план спустить её обратно в море .

Смирись, Британия, под атомной волной, И пусть державы посильней блюдут свои права.56 Если картина будущего, нарисованная в этой главе, приблизительно правильна, то настроения и предви­ дения, выраженные в этом стихотворении, излишне пессимистичны. Конечно, «державы посильней» мо­ гут, по существу, взорвать всех нас. Но, принимая во внимание задачи в будущем мире, в котором воен­ ная сила будет рассеяна, надо сказать, что для Вели­ кобритании и Западной Европы найдется обширное по­ ле деятельности, на котором они, сохраняя свое до­ стоинство, смогут проявить много инициативы и осу­ ществить ряд ответственных функций. Из-за гонки вооружений мы склонны не замечать действительно важных процессов и главных задач .

Например, Великобритания и Западная Европа рас­ полагают ресурсами и возможностями технической помощи и должны играть большую, если не решаю­ щую, роль в обеспечении безболезненного перехо­ да недостаточно развитых стран не-коммунистического мира через стадии предпосылок и подъёма, — без подчинения их этой странной и жестокой форме со­ временной общественной организации, называемой «коммунизм». А структура Британского Коммонвельса представляет базу и образец того, где и каким обра­

56 P au l Dehn “ Punch”, 19 марта 1958 .

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

зом может быть создана альтернатива колониализма если есть добрая воля и достаточно ресурсов. Нет, например, причин, почему бы Великобритании не рас­ ширить своей помощи Индийской экономике и, не ограничиваясь разделом имущества и продажами в рас­ срочку, не добиться того, чтобы 3-й пятилетний план Индии был успешно выполнен, превратив эту по­ мощь в важную общенациональную задачу, так как, в сущности, от выполнения этого плана зависит и будущее Коммонвельса. Также и Западной Европе при­ надлежит важная роль в великой задаче убеждения — в способе инициативы, процессе сношений и кон­ структивных переговоров с коммунистическим миром .

Все эти нации могут также принять значительное участие в военных мерах предупреждения войны — как атомной, так и ограниченной, — как это делает теперь Великобритания .

Старые империи по типу тех, какие создавались и росли в эпоху до 1914 г., не вернутся, конечно .

Традиционные общества слишком далеко продвину­ лись по пути развития предпосылок к своему подъё­ му, чтобы это стало возможным. С другой стороны, если мы освободимся от иллюзорного представления, что вся сила перешла каким-то образом от Западной Европы к Москве и Вашингтону, если мы увидим мир таким, каков он есть и каким становится, если мы поймем, как его возможности, так и его опасно­ сти, нам станет ясно, что мы пытаемся создать и ор­ ганизовать мир средних держав, которые, как следует предвидеть, будут располагать всеми секретами новой технологии. Фактически даже и теперь есть только очень узкий круг вопросов, по которым Вашингтон и Москва могут поступать не как средние державы .

В свете этого, Западная Европа имеет мало основа­ ний жаловаться и вздыхать о прошлых эпохах своей мощи и авторитета. Такие настроения могут поро­ дить опасность появления политики «малой Англии», «малой Европы». На самом деле Великобритания и Западная Европа имеют перед собою множество дела первостепенного значения для достижения целей, к которым мы все стремимся и которые не могут быть

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

достигнуты иначе, как усилиями этих держав. Зада­ ча в том, чтобы выделить и ясно увидеть требования времени и составить план действий, а затем отвое­ вать от растущих ресурсов Западной Европы доста­ точную долю (несмотря на отвлекающее влияние вы­ сокого массового потребления) для того, что может быть и должно быть сделано. За некоторыми ограни­ ченными исключениями, касающимися самой гонки вооружений, не существует такой работы, какую США не смогли бы сделать для своего будущего и буду­ щего всего мира, равно как и Великобритания и За­ падная Европа, по крайней мере, в пропорциональном объёме .

Урок стадий развития для народов Великобритании и Западной Европы состоит в том, что их судьба на­ ходится в их собственных руках почти в такой же мере, в какой это всегда бывало, или хотя бы не в меньшей мере, чем для других народов нашей пла­ неты .

Стадия подъёма — в прошлом и теперь

Эта книга и, в частности, эта глава исходили до сих пор из предположения, что полезно и, в целом, истори­ чески верно, рассматривать процесс развития, про­ исходящий на наших глазах в Азии, на Среднем Во­ стоке, в Африке и Латинской Америке, как процесс, аналогичный стадии создания предпосылок и стадии подъёма других обществ в конце 18-го, в 19-ом и в начале 20-го веков. Теперь пора спросить: насколь­ ко правильна эта аналогия? Или, более конкретно, в чем состоит сходство, — в чем различия? И какие осложнения вытекают из различий?

Черты сходст ва Черт сходства вполне достаточно. Что касается от­ раслевой структуры, то мы встречаем в этом отноше­ нии ряд трудностей и примеров, знакомых из прош­ лого. Большинство сегодняшних недостаточно раз­

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

витых стран, пребывающих в стадии предпосылок к подъёму, или в ранней фазе подъёма, должно направ­ лять большую часть своих ресурсов на строительство и модернизацию трёх не-промышленных секторов, существование которых необходимо как почва для индустриализации: 1) образование капиталов соци­ ально-культурного и общехозяйственного назначения,

2) сельское хозяйство, 3) приобретение иностранной валюты с помощью улучшенной эксплуатации есте­ ственных ресурсов. В дополнение, эти страны должны организовывать новые отрасли производства, в ко­ торых применение новой техники (в связи с высо­ кой эластичностью спроса при меняющихся доходах и ценах) позволяет развитие быстрым темпом при зна­ чительной доле прибылей, направляемых на вложения .

Многие страны переживают трудности с форми­ рованием капитала, описанные в главе 4-й, где рас­ сматривается внутренний механизм стадии подъёма .

Они должны находить способы перекачки в новые от­ расли тех доходов, превышающих потребление, ко­ торые до сих пор оставались без пользы в традицион­ но организованном сельском хозяйстве. Они должны найти способы использовать в промышленности пред­ приимчивых людей, которые до сих пор выступали в торговле или отдавали деньги в рост. Для достиже­ ния всего этого должны быть проведены фискальные, валютные и другие меры (включая меры в области народного образования), сходные с теми, какие были найдены и применялись в прошлых веках .

Более того, и не-экономические проблемы этих рай­ онов имеют очевидное сходство с проблемами прош­ лого. В области политики мы наблюдаем весь спектр взглядов на модернизацию — от твердокаменных тра­ диционалистов до тех, кто готовы форсировать темп индустриализации, чего бы это ни стоило; все эти взгляды конкурируют между собою. Кроме того, и проблема взаимосвязи между внешним и внутренним направлением национальных амбиций существует и весьма актуальна почти во всех случаях. И, самое главное, сохраняется роль реактивного национализма, как мотора модернизации, причем национализм ли­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

бо присоединяется к другим мотивам переделки тради­ ционного общества, либо, выступая в пользу модер­ низации, преследует свои особые цели .

Характер необходимых социальных изменений в со­ временных развивающихся странах также знаком исто­ рику. К ним относятся такие вопросы, как: каким образом убедить крестьянина изменить его методы и перейти к производству продукции для более широ­ кого рынка; каким образом создать армию техников, способных овладеть новой технологией; каким обра­ зом создать класс предпринимателей, ищущих расши­ рения продукции и постоянных технологических усо­ вершенствований, а не больших прибылей при неизменном уровне и неизменной технике производ­ ства; каким образом создать современный класс граж­ данских служащих и военных, которые довольствова­ лись бы умеренным жалованьем и заботились бы о благе всей нации и о хорошем выполнении своих функ­ ций, а не о незаконных поборах и привязанностях се­ мейного, родового или регионального характера .

О т носит ельное р а зл и ч и е

Но есть также и черты различия: некоторые из них затрудняют теперь задачу успешного вступления в ста­ дию подъёма, другие же облегчают её сравнительно с прошлым .

Наибольшая трудность вытекает из того же обстоя­ тельства, которое создает и наибольшее преимуще­ ство нашего времени: современные отсталые страны могут воспользоваться огромным запасом уже разра­ ботанной технологии, включая и технологию здра­ воохранения. Современная техника общественной ги­ гиены и медицины дает чрезвычайно быстрый эффект снижения смертности; она требует сравнительно не­ больших капиталовложений, и встречает наименьшие социальное и политическое противодействия. Таким образом, темпы роста населения в современных недо­ статочно развитых районах выше, чем они обычно бывали в прошлом, в стадии предпосылок к подъёму .

В прошлом, темпы роста населения во время деся­ тилетий подъёма были обычно ниже 1,5% в год. Во

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

Франции они снизились до 0,5 % ; в Германии, Японии и Швеции они равнялись приблизительно 1 % ; Велико­ британия имела прирост населения в 1,4% в год, но только в течение двух десятилетий перед 1820 г. Иск­ лючением являются США в 19-м веке, где прирост населения был выше 2,5% и Россия перед 1914 г. с приростом свыше 1,5%. Но в обоих случаях эти тем­ пы имели место в обществах, быстро расширявших свои возделанные территории. Обобщенные коэффи­ циенты годичного прироста населения в наиболее крупных отсталых районах современного мира состав­ ляют: Латинская Америка 2,5 % ; Южная Азия — 1,5 % ; Средний Восток — 2,3 % ; Дальний Восток — 1,8 % ; Африка — 1,7% .

Эти более высокие темпы увеличения населения создают дополнительные трудности в процессе роста, предъявляя особые требования как ко всему народ­ ному хозяйству, так и, в более узком смысле, — к сельскому хозяйству, которое должно радикально изменить технологию для удовлетворения повышен­ ного спроса. Если говорить о народном хозяйстве в целом, то при предельном отношении капитала к выпуску продукции, равном 3, добавочных 3% на­ ционального дохода должно быть вложено только для того, чтобы удовлетворить нужды добавочного одного процента прироста населения. Но, при данной структуре потребления в этих бедных районах, наи­ большая трудность — это снабжение продовольстви­ ем, для чего требуется более быстрый переход на но­ вую агрономическую технику, если не рисковать успе­ хом всего начавшегося процесса развития .

С политической и социальной точки зрения, боль­ шой прирост населения создает трудности и в других отношениях: он выдвигает проблему безработицы — хронической или частичной. Безработица становится актуальной политической проблемой, поскольку на­ селение этих районов, особенно городское, живёт в обстановке международных коммуникаций, что делает его, может быть, более чувствительным к не сбывшим­ ся надеждам, чем это происходило в прошлом. Р а з­ рыв между существующим и возможным уровнем

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

потребления (или тем, какой считают возможным) очень нагляден, и сознание людьми этого разрыва бы­ стро распространяется .

Наконец, холодная война, как часть международ­ ной обстановки переходного периода, отражается на хозяйственном развитии во многих отношениях. Вопервых, повышенная активность вокруг коммунисти­ ческой и не-коммунистической госбезопасности ча­ стично отвлекает внимание, таланты и ресурсы от задач внутреннего развития — особенно в районах, близко расположенных к границам государств комму­ нистического блока. Во-вторых, идеологическая сто­ рона холодной войны заостряет вопрос о выборе по­ литической и социальной практики модернизации, вы­ двигая перед недостаточно развитыми народами проблему, — следует ли им пользоваться методами коммунизма? Более того: существование интернацио­ нального коммунистического движения с его явной целью привлечь на свою сторону недостаточно раз­ витые страны отвлекает некоторую часть образован­ ной элиты в сторону от текущих задач и создает течение отщепенцев, подрывающее усилия страны .

Н ек от о ры е пр еи м ущ ест ва

Но современные переходные общества обладают и двумя существенными преимуществами, которые от­ сутствовали в прошлом в таком масштабе. Прежде всего, фонд неиспользованной и необходимой им тех­ нологии теперь больше, чем когда бы то ни было .

Далее, международная поддержка в форме техниче­ ской помощи, выгодных займов и безвозвратных ссуд, включая поток избыточных продуктов питания и тек­ стиля, является уникальной особенностью переживае­ мой эпохи. В прошлом общества переходной стадии могли, конечно, обращаться к международному рынку капиталов за займами, в особенности, для создания капитальных сооружений общеполезного характера;

и не исключались случаи, когда они могли достичь более выгодных условий при помощи несколько искус­ ственных доказательств своей неплатежеспособности .

Но перемены в структуре рынков, их постоянная не­

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

устойчивость уменьшили в немалой степени обычный ранее приток частного капитал для строительства со­ оружений общественного значения. Готовность пра­ вительств промышленных стран предоставить боль­ шие займы на выгодных условиях и безвозвратные ссуды надо рассматривать как мощный противовес дезорганизующим и разлагающим последствиям хо­ лодной войны .

Три важных указания для политики

В то время, как относительные трудности современ­ ных переходных обществ очень тормозят их развитие, относительные преимущества используются ими лишь поверхностно. Конкретизируя это, следует предло­ жить согласованные мероприятия в трёх широких об­ ластях — техники, экономики и политики с целью помочь недостаточно развитым странам подняться на более высокую ступень хозяйства и обеспечить де­ мократизацию государственной и общественной струк­ туры .

Во-первых, потенциальные средства агротехники, ве­ дущие к росту производительности сельского хозяй­ ства, должны быть использованы быстрее и целесо­ образнее, чем они используются в настоящее время .

Хотя очевидно, что возможно раннее понижение коэф­ фициента рождаемости облегчит процесс развития, но и при нынешних темпах роста населения применение ирригации, химических удобрений и лучшего качества семян может дать в течение некоторого времени уве­ личение потребления продуктов питания на душу населения. В распространении агротехники узким ме­ стом обычно является недостаток квалифицированных агрономов, могущих и желающих отправиться в глу­ бинные районы для пропаганды и демонстрации ме­ тодов сельского хозяйства. И, действительно, опасность недостижения благосостояния в современных переход­ ных обществах лежит не в постоянной тенденции уве­ личить капиталовложения для ограничения потребле­ ния, — ибо методы улучшения сельского хозяйства

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

чрезвычайно эффективны и дают скорые результаты .

Опасность лежит в инертности руководителей, которые медлят с организацией людей и ресурсов, необходимых для ускорения распространения в данной стране хо­ рошо известной техники .

Во-вторых, внешняя помощь должна быть органи­ зована на более широкой и, в особенности, на более постоянной базе. При современных темпах роста населения и современном уровне капиталообразова­ ния, как внутри страны, так и за счёт иностранной помощи, достаточно было бы увеличить ежегодную иностранную помощь на сумму, скажем 4 миллиарда долларов, чтобы привести в движение все недоста­ точно развитые районы Азии, Среднего Востока, Аф­ рики и Латинской Америки на пути непрерывного развития и увеличить доход на душу населения, при­ мерно, на 1,5% в год. Во многих районах процесс образования предпосылок к подъёму не пошел еще достаточно далеко, чтобы иностранный капитал в раз­ мерах, вытекающих из вышеуказанной круглой циф­ ры, мог быть продуктивно использован.67 Поэтому реалистические цифры увеличения иностранной помо­ щи на деле окажутся не столь велики. Однако, ясно, что современный уровень иностранной помощи не соответствует быстрому росту населения во многих ключевых районах, в которых капитал мог бы быть продуктивно освоен. Но еще важнее, чем расширение базы помощи, — непрерывность этой помощи. В анализе процесса образования предпосылок к подъё­ му, данном в главе 3-й, подчеркивается, что решаю­ щее значение имеют политические решения, принятые переходным обществом, — решения направить зна­ чительную долю сил, талантов, ресурсов на развитие хозяйства, а не на другие возможные пути самопроявления национализма. Если национальные политиче­ ские лидеры решились связать свои судьбы с этим кур­ сом развития, они должны иметь максимум уверенно­ сти в том, что за время их пребывания у руля правле-5 57 Исходные данные и расчёты для этих оценок см. в из­ дании М. F. Millikan and W. W. Rostow, A Proposal (Нью Йорк, 1 9 5 7 ) .

РОСТ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА

ния (скажем, 5 лет), будут сохранены достаточные размеры иностранной помощи. Способность усвоить иностранную помощь зависит в немалой мере и от степени мобилизации внутренних ресурсов, проводи­ мой местным правительством. Таким образом, сумма капитала, продуктивно потребляемого в переходном обществе, частично зависит от размеров и система­ тичности предлагаемой иностранной помощи .

В конечном счёте, однако, задача развития должна быть решена людьми на месте. Не-коммунистическая просвещенная элита в переходных обществах несет большую ответственность за будущее своих народов и имеет право ожидать от мира передовых демократий непрерывно поступающей помощи в увеличенном объё­ ме. Но именно эти люди должны преодолеть трудно­ сти, вытекающие из быстрого распространения совре­ менной медицины, и обеспечить условия, при которых гуманное решение спасать жизни людей не приве­ ло бы к негуманному обществу. Именно они должны направить всё внимание на задачи хозяйственного раз­ вития, несмотря на соблазн использовать энергию на­ ционализма в других направлениях и поддаться раз­ лагающему влиянию холодной войны. Именно они, достигнув независимости под знаменем свободы людей и чувствуя внутреннее родство с духовными ценно­ стями Запада, к которым они теперь апеллируют, должны взять на себя большую часть ответственности за проведение своих идеалов в жизнь в их родных странах, в период, когда они завершают предпосылки к подъёму и переходят на высшую ступень — сту­ пень роста на собственной основе .

Исход борьбы за модернизацию для тех, кто живёт в современных переходных обществах, не предопреде­ лен ни примерами истории, ни природой технических задач развития, ни фазой холодной войны. Историче­ ская ступень, на которой находятся эти общества, весь фонд существующей, но еще не примененной техно­ логии и обстановка в современном мире кладут преде­ лы и обрисовывают возможности их задач. Но, подоб­ но другим народам, в моменты великих решений их судьба лежит, в основном, в их собственных руках .

Глава десятая

М А Р К С И З М, К О М М УН И ЗМ И СТАДИИ РОСТА

Эта, последняя, глава сопоставляет теорию стадий роста с марксизмом. По существу своему, марксизм также является теорией хозяйственного развития и за ­ нимается вопросами о том, как традиционные общества научились убыстрять хозяйственное развитие в темпе роста по сложным процентам с помощью применения новой промышленной технологии и как наступают по­ следующие стадии роста, вплоть до последней стадии — стадии изобилия, которая по Марксу, есть не социализм с диктатурой пролетариата, а подлинный коммунизм .

Вместо наших стадий: традиционное общество, период создания предпосылок к подъёму, подъём, зрелость, стадия высокого массового потребления, у Маркса имеются: феодализм, буржуазный капитализм, социа­ лизм и коммунизм .

Прежде чем продолжать, остановимся на сущности положений Маркса. Мы отметим сходства и различия между двумя системами мысли, рассмотрев стадии ро­ ста одну за другой, и определим место и значение марк­ сизма с точки зрения теории стадий роста. Наконец, мы дадим краткий обзор эволюции марксистской мысли и коммунистической политики, начиная с Ленина, и сде­ лаем несколько выводов .

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

Семь тезисов марксизма

Теория марксизма может быть сведена к следую­ щим семи тезисам .

Во-первых, основные политические, социальные и культурные черты обществ является функцией того, как ведется хозяйство. В основном, поведение людей в области политической, общественной и культурной является функцией их экономических интересов. Всё, что происходит в истории человечества, Маркс выво­ дит из этого тезиса — до достижения стадии комму­ низма, когда бремя недостаточности материальных благ снимается с людей и вместо экономических инте­ ресов начинают господствовать другие, более гуман­ ные мотивы и стремления.58 Во-вторых, история движется вперед благодаря клас­ совой борьбе, причем в классовых столкновениях лю­ ди защищают свои неизбежно сталкивающиеся эконо­ мические интересы в обстановке недостаточности ма­ териальных благ .

58 Точная форма функции, связывающей экономические интересы и вне-экономическое поведение людей, по-разному излагается в работах Маркса и в последующей марксист­ ской литературе. Многое в произведениях Маркса говорит о простой и непосредственной зависимости между эконо­ мическими интересами и поведением в области политиче­ ских и общественных отношений, и на том же основаны все практические выводы из этих текстов. Однако, в части марксистской литературы эта зависимость разработана в виде более сложных отношений. Вне-экономическое пове­ дение людей рассматривается не как связанное непосред­ ственно и прямо с их экономическим интересом, а с идео­ логией их класса и преданностью своему классу. Посколь­ ку, однако, классовые интересы и идеологии представлены в основном, как функция техники производства и социаль­ ных отношений, вытекающих из неё, эта формулировка, основанная на идее косвенной связи, приводит почти к тем же результатам, что и приведенное выше более пря­ молинейное утверждение. В главном направлении марк­ систской литературы, последовательно проводится мысль, что люди по-настоящему серьезны только в одном — в приобретении, охране и расширении собственности и до­ ходов. Но и у Маркса и, особенно, у Энгельса встречаются высказывания, что поведение людей определяется мотиваСТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В-третьих, феодальные общества — по нашей тер­ минологии, традиционные общества59 — разрушились вследствие того, что они допустили образование внут­ ри них среднего класса, экономические интересы кото­ рого зависели от развития торговли и мануфактурно­ го производства. Средний класс успешно боролся про­ тив традиционного общества и сумел создать новую политическую, социальную и культурную надстройку, благоприятную для получения прибыли теми, кто рас­ поряжался новыми средствами производства .

В-четвёртых, подобно этому, капиталистические ин­ дустриальные общества — предсказывал Маркс — создадут условия для их разрушения вследствие двух присущих им черт: вследствие того, что они породили класс рабочих, состоящий, преимущественно, из не­ обученных рабочих, которым они продолжали предо­ ставлять, в виде заработной платы, только минимум средств существования и вследствие того, что погоня за прибылью приводит к прогрессивному увеличению производственных мощностей, что влечет за собою борьбу за рынки сбыта, так как покупательная спо­ собность рабочих не создает достаточного спроса, соответствующего огромному возможному производ­ ству товаров .

В-пятых, это внутреннее противоречие капитализма, — т. е. относительно застойная реальная заработная плата и растущая конкуренция в поисках рынков сбыта при всё увеличивающихся производственных ми, которые не обязательно зависят от их собственного экономического интереса. Это представление, если бы оно было систематически развито, изменило бы радикально весь ход марксистской аргументации и выводы из неё .

Маркс, Энгельс и их последователи, в своих идеологиче­ ских формулировках, отказались от него. Однако, Ленин и его преемники по коммунистической политике, как будет показано далее в этой главе, энергично действовали в ду­ хе этого представления .

69 М арксистское понятие феодализма слишком узко и не охваты вает всех форм традиционных обществ, часть которых не выделила класса знати, связанного с монар­ хией и владеющего обширными землями. Марксистский анализ, например, традиционного Китая недостаточен с этой точки зрения .

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАЛИИ РОСТА

мощностях, — создает следующий специфический ме­ ханизм самоуничтожения: пролетариат во всё возра­ стающей степени проникающийся самосознанием и уверенностью в своих силах, толкается в конечном счете — пред лицом всё обостряющейся безработицы — на путь захвата средств производства. Захват их облегчается тем, что в фазе наибольшей зрелости ка­ питализма, при растущей борьбе за рынки, создаются монополии; тем самым подготовляются благоприят­ ные условия для перехода собственности в руки го­ сударства .

В-шестых, — и это является ленинским дополнени­ ем к марксизму, — механизм падения капитализма бу­ дет состоять не только в ряде кризисов всё обостряю­ щейся безработицы, но также и в империалистических войнах, так как конкуренция из-за рынков и возмож­ ностей приложения капитала, вызванная несоответ­ ствием между рынками и производственными мощно­ стями, ведет не только к монополиям, но и мировой борьбе за колонии между национальными монополи­ ями капиталистического мира. Таким образом, рабочий класс захватит власть и установит социализм не толь­ ко в обстановке тяжелой хронической безработицы, но и в условиях разрухи, вызванной империалистиче­ скими войнами, вести которые капиталистический мир будет принуждён, чтобы ослабить безработицу и от­ влечь растущую боевую энергию укрепляющего свою организованность и классовое сознание пролетариата, воспитанного и руководимого коммунистами из его же рядов. А В-седьмых, коль скоро власть перейдет к социа­ листическому государству, которое — в фазе, назы­ ваемой «диктатура пролетариата» — будет действо­ вать от имени промышленного пролетариата, произ­ водство станет неизменно развиваться без кризисов, а реальные доходы вырастут до пределов, когда ста­ нет возможным подлинный коммунизм. Это случится, потому что социализм устранит внутренние противо­ речия капитализма. Вот как Маркс предвидит оконча­ ние этого процесса: «На высшей фазе коммунистиче­ ского общества, после того, как исчезнет порабощаю­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

щее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умствен­ ного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой пот­ ребностью жизни; когда вместе с всесторонним раз­ витием личности вырастут и производительные силы, и все источники общественного богатства польются полным потоком, — лишь тогда можно будет совер­ шенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: каж­ дый по способностям, каждому по потребностям!»60

Черты сходства с теорией стадий роста

Теперь установим черты сходства между марксовой концепцией смены исторических эпох и теорией ста­ дий экономического роста .

Во-первых, обе концепции дают панораму развития обществ, исходя из хозяйственного развития; обе ис­ следуют проблемы таких изменений в обычаях и зако­ нах, в силу которых развитие начинает происходить ускоренным темпом, анализируя также последствия этого для обществ в целом .

Во-вторых, обе системы признают факт, что эконо­ мические изменения ведут за собою социальные, поли­ тические и культурные последствия, хотя теория ста­ дий роста отбрасывает мысль, что экономика, как отрасль жизни общества, и экономические выгоды, как мотивы деятельности человека, всегда являются доминирующими .

В-третьих, обе теории признают реальность группо­ вых и классовых интересов в политике и социальных отношениях, — интересов, связанных с экономиче­ скими выгодами, хотя теория стадий роста отрицает, что они являются единственной определяющей силой в развитии от традиционных обществ к стадии высо­ кого массового потребления .

«о русский текст по «Критике Готской программы» в книге К. М аркса и Ф. Энгельс, «Избранные произведения», М., 1952, том 2-й, стр. 15 (Прим. пер.) .

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТА Щ И РОСТА

В-четвёртых, обе признают реальность экономиче­ ских интересов в создании условий, из которых воз­ ник ряд войн, однако теория стадий роста отрицает приоритет экономических интересов и мотивов, как решающую причину войн, и связывает экономические факторы и войны совсем иначе, чем это делают Маркс и Ленин .

В-пятых, обе теории ставят, в конце концов, перед людьми цель или задачу действительного изобилия, — в ту эпоху, когда, по удачному выражению Маркса, «труд станет сам первой потребностью жизни», хотя теория стадий роста имеет возможность шире ставить вопрос о выборе путей развития обществами .

В-шестых, в терминах техники экономического ана­ лиза, обе теории исходят из отраслевого анализа про­ цесса развития, хотя Маркс ограничивается двумя крупными отраслями — средств производства и средств потребления, в то время как теория стадий роста ищет корней развития с помощью более разветвлен­ ного анализа ведущих отраслей хозяйства, пользу­ ясь динамической теорией производства .

Центральные темы теории стадий роста

Выяснив черты сходства и различия, мы можем те­ перь более точно и убедительно показать, как теория стадий роста пытается разрешить — стадия за ста­ дией — проблемы, над которыми бился Маркс, и из­ бежать того, что представляется его основными ошиб­ ками .

Первое и наиболее фундаментальное различие меж­ ду двумя методами лежит во взглядах на мотивы, руководящие человеком. Система Маркса, подобно классической экономии, является рядом более или ме­ нее сложных логических дедукций из понятия о стрем­ лении к максимальной прибыли, если стремление к достижению максимальной прибыли приблизительно отождествляется со стремлением к экономической вы­ годе. Наиболее важное утверждение в анализе Маркса это утверждение «Коммунистического Манифеста», что

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

капитализм «не оставил других связей между людьми, чем голый эгоизм и наличный расчёт» .

В теории стадий роста человек признается более сложным существом. Он ищет не только экономиче­ ских выгод, но и власти, досуга, приключений, разви­ тия своего опыта, уверенности в будущем; он забо­ тится о своей семье, дорожит традиционными ценно­ стями местной и национальной культуры, стремится в какой-то мере к развлечениям. И, кроме этих разнооб­ разных местных привязанностей, человек способен ру­ ководиться и чувством связи с другими людьми повсю­ ду, которые — он это сознает — живут в таких же па­ радоксальных условиях, что и он. Коротко говоря, центральная линия человеческого поведения усматри­ вается не в стремлении к максимальной прибыли, а в установлении равновесия различных, иногда даже про­ тиворечивых целей при возможности выбора среди многих путей, которые человек считает для себя до­ ступными .

Это представление о средней линии между разными альтернативами, которые человек считает пред собой открытыми, является, конечно, более сложным и труд­ ным, чем марксистская мысль о максимальной возмож­ ной выгоде; к тому же оно не ведет к системе, неиз­ бежно следующих друг за другом исторических стадий .

Оно ведет к возможностям выбора в пределах меняю­ щихся общественных условий. Условия же эти яв­ ляются результатом как объективных данных, так и прежнего выбора, сделанного людьми, в той или иной конкретной, окружавшей их обстановке.61 Мы не будем исследовать здесь формальных осо­ бенностей такой динамической системы, но из этого взгляда на поведение людей непосредственно вытека­ 61 В теории стадий роста признается, что некоторые факторы, постоянно оказывающие влияние на весь ряд стадий роста, коренятся в традиционном обществе и его культура. Они составляют начальные условия процесса р оста и вызывают последствия, продолжающие развивать­ ся долго после того, как породившие их причины отошли в прошлое. См. мою книгу “B ritish Econom y of th e N ine­ teen th C en tu ry” (Оксфорд, 1948), глава VI, особенно стр .

128 и 140 .

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАЛИИ РОСТА

ет, что и поведение обществ определяется не исклю­ чительно экономическими соображениями. Сферы об­ щественной жизни находятся во взаимодействии: куль­ турные, социальные и политические силы, отражая раз­ личные стороны существа человека, влияют самосто­ ятельно и независимо на результаты деятельности об­ щества, в том числе и его экономической деятельно­ сти. Таким образом, политика государств и вся жизнь обществ, подобно поведению отдельного человека, яв­ ляется скорее равнодействующей разных влияний, чем простым процессом увеличения масштабов .

С этой точки зрения очень важно знать, каким об­ разом общества подходят к выбору того или иного пути к равновесию. В частности, из сказанного выте­ кает, что центральным явлением в жизни общества в после-традиционный период, является не экономика, — будет ли она капиталистической или иной, — а вся механика жизни общества, определяющая процедуру выбора решений. Теория стадий роста отвергает, как неточную, мысль Маркса, что решения общества есть просто выражение воли тех, в чьих руках находится собственность. Эта установка пользуется огромным пропагандным влиянием, но страдает чрезмерным упро­ щением. Так, общества, которые Маркс считает капи­ талистическими, никогда — ни в одной стадии разви­ тия, даже в своей наиболее чистой форме — не при­ нимали серьезных решений просто на основе свободно­ рыночного механизма и частного интереса. Например, в Великобритании между, скажем, 1815 и 1850 гг., т. е .

как раз в период наиболее интенсивного развития к зрелости, когда авторитет промышленных капитали­ стов был на наибольшей высоте, возникло фабричное законодательство; и после того, как избирательное право было расширено, согласно 2-му и 3-му биллям о Реформе, политика общества выражалась средней линией между интересами получения прибыли, с од­ ной стороны, и интересами общественного благососто­ яния, с другой, поддерживавшимися проведением по политической линии принципа «каждый человек имеет один голос». Таким образом, понятие капитализма, которое занимает у Маркса центральное место в по­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

слефеодальном обществе не является достаточной ба­ зой для анализа развития западных обществ. Надо учесть весь механизм выбора решений среди многих возможных, включая сюда и всю область политиче­ ской жизни, а также, конечно, область социальных от­ ношений и область религиозной жизни, рассматривая их как самостоятельные факторы, могущие влиять на решения общества .

Говоря конкретнее, ничто в анализе Маркса не мо­ жет объяснить, как и почему крупные землевладельцы приняли, в конце концов, билль о Реформе 1832 г .

или почему капиталисты согласились на прогрессив­ ный подоходный налог или на многочисленные соци­ ально-политические мероприятия. Ведь для марксизма является абсолютной истиной, что именно за право собственности люди сражаются и умирают. На деле такие явления нельзя объяснить, игнорируя чувства связи с нацией и обществом, привязанности к индивидуалистически-утилитаристским принципам, а это вы­ ходит за предеелы соображений об экономической вы­ годе. Точно так же ничто в анализе Маркса не объясня­ ет терпеливого принятия рабочим классом системы ча­ стного капитализма в тех случаях, когда он сочетает­ ся с демократическим строем в политике, хотя бы раз­ личия в доходах и оставались .

Маркс, а также и Гегель были правы в утвержде­ нии, что история движется вперёд вследствие столк­ новения противоречивых интересов и взглядов; но результаты этих конфликтов определяются в посто­ янно растущем обществе, скорей всего, решающими со­ ображениями о продолжении жизни общества, как це­ лого, — соображениями, которые бостонский адвокат Чарльз Куртис, поседевший в делах адвокатуры и ком­ промиссов, излагает следующим образом:

«Я предлагаю, чтобы вопросы решались постепен­ но и только путем участия в решении противостоя­ щих друг другу сил. Таких вещей, как самоогра­ ничение людей не существует. А то, что кажется похожим на это, это нерешительность... Возможно, что истину надо искать на рынке свободного сло­

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

ва, но лучшие решения не покупаются и не прода­ ются. Они появляются в результате несогласий, когда последнее слово гласит не: «Я признаю, что вы правы», а «Приходится жить и с подлецом, раз­ ве не так?»62 Этого, конечного и такого человеческого решения Карл Маркс, одинокий человек, глубоко оторванный от своих современников, никогда не понимал. Он расцени­ вал его как трусость и предательство, а не как эле­ ментарное условие организованной социальной ж из­ ни всегда и везде .

Как уже показано в главе 8-й, анализ войны, опи­ рающийся на соображения только об экономических преимуществах, не выдерживает критики, так как су­ ществуют различные типы вооруженных конфликтов и различные условия их действительного возникно­ вения. Национализм и всё, что сопровождает его в об­ ласти эмоций и государственной политики, является пережитком мира традиционных обществ.63 Достаточно видеть, как колониальные народы отда­ ют предпочтение независимости перед экономическим развитием или как арабские политики могут вызывать горячие эмоции у уличной толпы, чтобы убедиться, что экономические выгоды не являются достаточной базой для объяснения политического поведения. Вся 62 С. Curtis, “A Commonplace Book”, Нью Йорк, 1951, стр. 112-13 .

63 Эта тема развита Шумпетером в его работе о М арксе и его очерке об империализме ( J. Schum peter, “ Im pe­ rialism ”, ed. В. H oselitz, M eridian Books, Нью Йорк, 1955, особенно стр. 64 и сл. и “Ten G reat E conom ists”, Лондон, 1952, особенно стр. 20 и 61 и сл.). В то время, как Ш умпе­ тер подчеркивает устойчивость иррациональных и роман­ тических установок национализма, наш.анализ подчеркивает два других фактора. Во-первых, роль некоторых групп и взглядов, сохранившихся от традиционного общ ества, в с а ­ мом процессе р оста; во-вторых, тот исторический сЬакт, что после того, как национальный суверенитет был принят в международной жизни, как регулирующее начало, народы вскоре оказались зажаты в тиски почти неизбежной борь­ бы немногих государств за власть, и эта борьба имела в себе элементы рационального .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

новая история поддерживает в нас тот взгляд, что наблюдаемое сегодня в Азии, на Ближнем Востоке и в Африке типично для людей вообще, когда они стал­ киваются с задачами, встающими перед обществами, находящимися в переходном состоянии .

Вот почему предлагаемый в этой книге анализ рас­ пада традиционных обществ основан на совместном эф­ фекте мотивов частной выгоды в новых отраслях эконо­ мики и пробудившегося оскорбленного национального сознания. И другие силы сыграли свою роль в этом пе­ реходе, как например простое понимание того, что дети не должны умирать слишком рано и не должны оста­ ваться неграмотными, или ощущение расширения че­ ловеческих горизонтов, независимо от соображений прибыли и национального достоинства. И когда неза­ висимость или современная государственность, на­ конец, достигнута, не наступает простое автомати­ ческое переключение на заботы о прибыли и эко­ номическом и социальном прогрессе. Напротив, вста­ ет проблема достижения равновесия между тремя воз­ можными направлениями политики: внешне-политиче­ ского самоутверждения; дальнейшего укрепления цен­ тральной власти, встречающей оппозицию провинций;

экономического роста .

И вот, наконец, когда выбор сделан и общество вступило на путь прогресса, история предписывает обычно продолжительную фазу, в течение которой ак­ тивность сосредоточивается преимущественно, хотя не исключительно на экономическом росте. Это ста­ дия подъёма, продолжающаяся приблизительно 60 лет, необходимых для освоения современной технологии .

Именно в стадии быстрого развития к зрелости об­ щества вели себя большей частью, в духе марксизма, но каждое имело свои особенности в согласии со своей культурной традицией, социальной структурой и политическим строем; и все растущие общества, даже капиталистические, радикально отличались друг от друга в этих отношениях. Не существовало едино­ образной «надстройки» в растущих обществах. На­ против, различная природа «надстроек» оказывала значительное влияние на характер хозяйственного

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАЛИИ РОСТА

развития. И даже в период созревания мы должны остерегаться отожествлять то, что было сделано — интенсивное расширение применения современной тех­ ники — с выводами из чересчур упрощенной ги­ потезы о мотивах поведения людей. Мы знаем, что и в стадии подъёма и в стадии быстрого развития к зрелости общества, действительно, были очень склон­ ны отбросить все другие цели и сосредоточить свои силы на ускорении темпов роста в пределах данных возможностей. Но это не значит, что мотив прибы­ ли, как таковой, сам по себе доминировал. Он, ко­ нечно, играл большую роль. Но, например, в США после гражданской войны (может быть, в наиболее материалистическую фазу, наблюдавшуюся в каком бы то ни было капиталистическом обществе, если судить по внешности) люди делали всё, что было не­ обходимо для индустриализации большого богатого континента не только ради прибыли, но и потому, что власть, отвага, общественный вызов и общественный престиж возникали и развивались в обстановке сво­ бодных экономических отношений общества, в кото­ ром церковь и государство играли сравнительно не­ значительную роль. Личный экономический успех и достижение богатства ценились в этом обществе не просто, как накопление денег, а как путь к полному выражению побуждений и стремлений человека. Как иначе можно объяснить кипучее рвение людей давно после того, как они накопили больше денег, чем они сами и дети их могли бы разумно использовать? По­ добные же возражения против марксистского взгляда на человеческие мотивы становятся очевидными при ознакомлении с историей экономического созревания Германии, Японии, Швеции, Франции, Англии и даже России .

Теперь мы подходим к известным техническим ошиб­ кам Маркса: молчаливо принимаемой им теории насе­ ления Мальтуса и его теории о стагнации реальной заработной платы .

Много раз указывалось, что население не росло в действительности так быстро, чтобы сохранять ре­ зервную армию безработных, и что основанный на

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

конкуренции капитализм привел не к стагнации ре­ альной заработной платы, а к ее росту. Робинсон и Калдор, например, недавно отмечали эти глубокие промахи в марксовой теоретической экономии.64 И в самом деле, эти фактические ошибки основаны на ложных представлениях о том, как протекают эко­ номические процессы. Более того, они прямо отра­ жают Марксов основной тезис об обществах. На де­ ле ни политическая, ни общественная ни даже эко­ номическая сила никогда полностью не определялись тем фактом, что собственность принадлежит частным лицам. Конкуренция не уступила место монополии; и конкуренция, даже несовершенная, содействовала то­ му, что доля заработной платы повысилась в стоимо­ сти продукта. Этот результат действия рыночного механизма был подкреплен тем фактом, что обще­ ство признало права рабочих объединяться в проф­ союзы для защиты своих интересов, а также тем, что демократическая государственность привела к возрастающему политическому вмешательству в хо­ зяйственную жизнь. Далее, сам факт прогресса в бла­ госостоянии масс, исключаемый Марксовым анали­ зом, заставил людей по-новому отнестись к многочис­ ленности своего потомства. И он привёл к не-мальтузианскому сокращению рождаемости: сокращению, основанному не на бедности и болезнях, а на прог­ рессе. Стоит вспомнить не только о более старых случаях сокращения рождаемости в истории, но и о резком падении рождаемости в возрождающихся Япо­ нии и Италии в 1950-ых гг .

И так, когда ускоряющийся рост стал фактом, ка­ питал и труд разделили участие в выгодах прогресса;

классовая борьба смягчилась; и с достижением зре­ лости отношения между классами не оказались в ту­ пике и не привели к катастрофе. Классы должны бы­ ли только сделать новый выбор дальнейшего пути развития: к государству благосостояния; к высокому 64 Jo a n Robinson, “M arx, M arshall, and K eyn es” (Delhi, 1 9 5 5 ); N. K aldor, “A Model of Econom ic Grow th”, “Econom ic Jo u rn a l”, D ecem ber, 1957, особенно стр. 618-21 .

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

массовому потреблению; или к возвышению на миро­ вой арене .

Таким образом, ускоряющееся развитие хозяй­ ства и открываемые им всё новые возможности на основе повышения среднего реального дохода прев­ ращаются в важные независимые переменные в ста­ диях роста. Напротив, в теории Маркса ускоряющий­ ся рост является лишь отражением в извращенной форме увеличения прибылей, которые могут быть использованы только для широкого потребления клас­ сом капиталистов, для создания излишних мощностей или для войны. Иными словами, эластичность спроса в зависимости от доходов является живой силой в на­ шем анализе, а в анализе Маркса, при допущенных им огромных упрощениях, она просто исключается .

Теперь о ленинском вопросе: ведет ли капитализм, которому будто бы присуща, по природе его, тенден­ ция к падению нормы прибыли, к образованию моно­ полий, к растущему обострению кризисов, к ожесто­ ченной международной борьбе за рынки сбыта и к войнам .

Во-первых, о концентрации промышленного произ­ водства. Здесь мы можем сослаться только на опыт Соединенных Штатов; из этого, по крайней мере, опыта совершенно не вытекает, что степень концент­ рации производства выросла сколько-нибудь значи­ тельно за последние, скажем, 50 лет. Там же, где она выросла, это случилось скорее благодаря экономии при производстве исследовательской работы на широ­ кой основе, чем потому, что рынок не мог поддержи­ вать малые предприятия. И я сомневаюсь, чтобы в дру­ гих зрелых обществах Запада положение на много отличалось от этого. Более того, там где процесс концентрации продолжался, ему были поставлены пре­ делы политическими факторами, противодействовав­ шими силам максимализации, действующим на рынке .

Во-вторых, вопрос об обострении кризисов. На­ чиная с 1914 г. нет никаких указаний на то, что коле­ бания количества безработных увеличиваются. На­ против, в 19-ом веке наблюдалось удивительное еди­ нообразие циклов, как по данным статистики безра­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ботицы, так и в смысле числа лет растущей или па­ дающей экономической активности. Правда, была в двадцатом веке единственная в своем роде депрес­ сия тридцатых годов. Но, если правилен взгляд, из­ ложенный в главе 6-й, относительная стагнация в За­ падной Европе в период между двумя войнами объ­ ясняется не сокращением доходов за ряд лет, а неуда­ чей Западной Европы в создании такой обстанов­ ки, при которой её национальные общества быстро продвинулись бы в эру высокого массового потреб­ ления и стали бы развивать новые отрасли. А эта неудача, в свою очередь, объясняется, главным обра­ зом, неумением обеспечить полную занятость с ис­ пользованием торговой конъюнктуры, сложившейся после 1920 г. Подобно этому и затянувшаяся депрес­ сия в Соединенных Штатах в 30-ых гг. объясняется не сокращением доходов за продолжительное время, а неумением принять общественные меры для созда­ ния наново полной занятости, которая позволила бы таким ведущим секторам, как пригородное жилищное строительство, автомобильная промышленность, про­ изводство бытовых приборов и услуги, — развивать­ ся за пределы того, что было достигнуто в 1929 г .

Так как политическая обстановка в современных де­ мократических государствах вызывает насторожен­ ность при возникновении безработицы даже на не­ больших участках хозяйства, имеются все основания думать, что инертная и робкая политика 1920-х и 1930-х гг. по отношению к занятости рабочей силы не будет более терпима в западных обществах. Тех­ нические приёмы такой политики — под влиянием кэйнсианской революции в экономической теории — хорошо усвоены. Нельзя забывать, что Кэйне по­ ставил себе задачу опровержения прогноза Маркса относительно дальнейшего движения безработицы при капитализме; и эту задачу ему, в основном, удалось разрешить .

Что касается старого, перешедшего от классической школы, весьма спорного понятия «сокращающегося дохода», которое Маркс перенял в форме тезиса о падении нормы прибыли, то нет достаточных данных,

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

которые позволили бы утверждать, что так оно и происходит в течение продолжительного времени; но широта и развитие научных предприятий (которые, как отрасль, находятся в фазе быстрого роста) дела­ ет маловероятным, что у нас не хватит возможностей работать производительно, если только люди пред­ почтут активность досугу. Кроме того, общества, если они пресытились бытовыми удобствами и хотят про­ должать полную активности жизнь, могут последовать американскому образцу, т. е. воссоздать волну нового роста населения в роде той, какую наблюдал Мальтус .

Наконец, о зависимости зрелого капитализма от существования колоний. Здесь достаточно отметить, что в то время как колониализм в наши дни, действи­ тельно, мёртв, капитализм в Западном полушарии, Западной Европе и Японии переживает полосу небы­ валого подъёма. Совершенно очевидно, что каковы бы ни были экономические трудности капиталистиче­ ских обществ, трудности эти, в первую очередь, про­ исходят не по причине зависимости от империализма .

Уязвимость капиталистических обществ в настоящее время происходит скорее от нежелания их уделить достаточное внимание миру малоразвитых наций и ассигновать для этого необходимые средства. Внут­ ренний спрос не так недостаточен, чтобы вынуждать общества искать выхода из трудностей вовне. И он слишком значителен, чтобы позволить правительствам мобилизовать достаточные ресурсы для внешних це­ лей. Надежды сегодняшнего коммунизма вращаются не вокруг использования брожения и кризисов, созда­ ваемых борьбой за рынки сбыта, а вокруг использо­ вания чрезмерной поглощенности капиталистических стран вопросами, связанными с внутренним рынком .

Это приводит нас к сравнению марксистского взгля­ да на коммунизм и нашего взгляда на ту стадию, ко­ торая наступит после стадии высокого массового потребления. В этом вопросе Маркс был романти­ ком 19-го века. Он ожидал прихода людей, которые преодолеют недостаток материальных благ и созда­ дут условия, когда лучшие качества их природы смогут расцвести, когда их труд станет радостным

СТАЦИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

проявлением их индивидуальности в обстановке изо­ билия, которое устраняет нужду и соблазн скупости .

Это действительно воодушевляющая надежда и это даже возможно. Но, как отмечено в конце 6-й главы, это не единственная возможность. Может быть, у людей появится желание иметь большие семьи; или может быть, наступит скука; может быть, сложится новый тип человеческого сознания, появится интерес к космическому пространству или к простым повсе­ дневным радостям жизни, — или, может быть, к раз­ рушению, если злой гений даст занятие праздным рукам. Но всё это явится экономической проблемой человечества, если оно благополучно доживёт до той эпохи; для нас же, людей современного поколе­ ния, эти вопросы в известной мере отодвигаются на задний план; мы имеем перед собою злободневные за­ дачи нашего мира — мира атомного оружия, — мира, перед которым встает задача создания мирового со­ общества, охватывающего и старые нации и молодые, осваивающие искусство хозяйственного роста .

Марксизм в исторической перспективе

Что же можем мы сказать о марксизме в свете тео­ рии стадий роста? Куда следует отнести его?

С точки зрения ранее существовавших учений, Маркс объединил два метода: гегельянскую теорию динамики истории и общий взгляд экономистов клас­ сической школы на процесс накопления прибыли (и другие принципиальные положения, взятые у них ж е) .

Он приложил этот инструментарий к тому, что он мог наблюдать на историческом примере: на примере подъё­ ма и технологического созревания Великобритании. За­ тем он обобщил свои наблюдения и сделал выводы для будущего. Вся его система полностью сложи­ лась к 1848 г., когда он и Энгельс написали «Ком­ мунистический Манифест», т. е. еще до того, как какое-либо другое общество, кроме Великобритании, испытало стадию подъёма. И хотя Маркс комменти­ ровал в течение ряда лет отдельные события или

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТА Щ И РОСТА

отрезки истории Франции, Германии и Соединенных Штатов, а также лично участвовал в политических со­ бытиях Франции и Германии, всё же именно британ­ ская промышленная революция и то, что последова­ ло за стадией подъёма в Великобритании, легло в основу его концепций. Нет ничего действительно важ ­ ного в работах Маркса, что основано на событиях после 1848 г .

Однако, как мы видели, промышленный подъём в Великобритании был единственным в своем роде в том смысле, что подъём стал фактом благодаря внут­ ренним усилиям одной страны, без какого-либо вме­ шательства внешних сил, а именно в сельско-хозяй­ ственном и торговом обществе появился промышлен­ ный средний класс, который всё более изменял по­ литику, социальную структуру и систему ценностей этого общества, в особенности, в течение трёх де­ сятилетий после Ватерлоо. Примеры Франции, Герма­ нии и Соединенных Штатов не были достаточно от­ четливыми, по крайней мере, во времена Маркса и как он понимал их, чтобы побудить его пересмот­ реть его категории. Японии он не исследовал или не включил в свою систему. Россия вызывала его враж­ дебность, по крайней мере, до последнего периода его жизни, когда представители русской интеллигенции стали серьёзно интересоваться им. Как это было ха­ рактерно для провинциального западноевропейского интеллигента, перспективы Азии и Африки остава­ лись, большей частью, вне его кругозора, и он под­ ходил почти ко всему с мерилом британской политики вместо того, чтобы изучать проблемы модернизации каждой страны с учетом её особенностей.65 То, что Маркс сосредоточивался на проблемах В е­ ликобритании, допускало гораздо более простое объ­ яснение им переходного периода и стадии подъёма, чем требовалось бы по современному нам уровню 65 I. Berlin, “K a rl M a rx ” (Лондон, изд. 1956 г.). Маркс, однако, сделал ряд интересных замечаний по отдельным во­ просам, касающимся Индии и Китая, когда писал, как ж ур­ налист, о британской политике во время войны из-за опиу­ ма и восстания в Индии .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

исторических знаний. Обобщая свое понимание бри­ танских событий, Маркс мог придавать основное зна­ чение среднему классу и мотиву получения прибыли .

Роль же национализма в преобразовании традицион­ ного общества и проблема выбора пути развития после того, как создано новое самостоятельное го­ сударство, могла быть игнорирована им .

Коротко говоря, Маркс относится к большой груп­ пе людей Запада, которые, каждый по-своему, реа­ гировали на социальные и человеческие издержки экономического роста к зрелости и стремились к луч­ шему и более гуманному устройству общества. Дви­ жимый, по словам своего отца, «демоническим эгоиз­ мом»,06 отождествляя себя с социальными низами и ненавидя социальные верхи, но и достаточно сдер­ жанный благодаря страстному желанию оставаться на почве «науки» и не поддаваться чувству, Маркс создал свою поразительную систему со множеством промахов, но и со множеством обоснованных частич­ ных прозрений, большой формальный вклад в науку об обществе и уродливое руководство для практиче­ ской политики .

Одна ошибка марксовой системы обнаружилась еще при жизни автора; и он не знал, как устранить ее. Некоторые критики считают, что сознание Марк­ сом этой ошибки является причиной того, что «Ка­ питал» остался незаконченным. О коренной ошибке теории свидетельствовал рост реальной заработной платы промышленных рабочих в Западной Европе и совершенно очевидный факт, что британский и за­ падноевропейский рабочий класс были склонны при­ нять реформы, улучшавшие их положение, принять условия демократического капитализма вместо того, чтобы сосредоточить свои усилия на проведении пос­ ледней кровавой пробы сил, захвате собственности и передаче её государству, которым, по мысли Маркса, в какой-то форме будут управлять рабочие. 1-й Ин­ тернационал, который Маркс основал и возглавлял, распался в начале семидесятых годов, после того как6 66 С. J. S. S prigge, “K a rl M arx” (Лондон, 1938), стр. 27 .

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

вожди профессиональных союзов отвернулись от Маркса, предпочитая постепенные реформы в грани­ цах их национальных обществ .

Так Маркс, а также и Энгельс, в конце своей дея­ тельности в какой-то мере разочаровались в промыш­ ленных рабочих, от которых они ожидали, что они докажут правильность их диалектики: рабочий был доволен известным и довольно регулярным улучше­ нием своего положения; у него сложилось сознание, что жизнь его и его детей становится лучше, что, в общем, он получает справедливую долю в обществе, — желание отстаивать то, чего он хочет, в рамках политической демократии и в условиях частной соб­ ственности, — склонность отождествлять себя со сво­ им национальным обществом, а не абстрактным ми­ ром будто бы придавленных промышленных рабочих во всех странах, — готовность, несмотря на все кон­ фликты и неравенство, жить в мире с другими людь­ ми вместо того, чтобы устраивать заговоры против них и убивать их. Тут и начинается история Ленина и новейшего коммунизма .

Эволюция коммунизма последнего времени

Возникновение новейшего коммунизма непосред­ ственно связано с усилиями продолжить дело Марк­ са и разрешить проблемы, которых он, как теоретик и как революционный политик, не разрешил или ко­ торые он разрешил неправильно. Новейший коммунизм построен, применительно к современной конкретной обстановке, на ошибках и неудачах Маркса. Ленин должен был иметь дело с действительным миром ра­ бочих, и с миром крестьян, которых Маркс считал тупыми и сбрасывал со счетов, высказав о них не­ сколько небрежных фраз; с миром, в котором борю­ щиеся друг с другом национализмы были мощной силой; и с миром, охваченным войной. Маркс пред­ почел распустить 1-й Интернационал, а не бороться с действительностью. Ленин никогда не отходил от политики и борьбы за власть .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Как действовал Ленин? Его первым и главным ре­ шением было добиваться политической власти, несмот­ ря на то, что большинство русских промышленных рабочих не желало поддерживать революционную по­ пытку овладеть властью. Брошюра Ленина «Что де­ лать?», вышедшая в 1902 г., является подлинным на­ чалом новейшего коммунизма. Ленин утверждал в ней, что если русские рабочие не подготовлены вы­ полнить свою историческую марксистскую миссию, — а это, очевидно, так и было, — коммунистическая пар­ тия заставит их выполнить её. Коммунистическая пар­ тия не будет фракцией социалистического движения, как рекомендовал «Коммунистический Манифест». Она сама образует отдельную партию, заговорщическую элиту, и будет добиваться власти меньшинства от име­ ни пролетариата, «плывя против течения истории» .

В общем, Ленин решил осуществить пророчества Маркса, несмотря на провал его предсказаний. От начала и до настоящего времени — от раскола социа­ листического движения в России еще перед 1914 г .

до восстания рабочих Будапешта в 1956 г. и продол­ жающегося нежелания Москвы допустить свободные выборы даже в обществах, где капиталисты и круп­ ные землевладельцы полностью ликвидированы, — в основе коммунистических замыслов и практики лежит всё то же порочное начало: игнорирование факта, что промышленные рабочие не думали и не вели себя так, как им следовало по теории .

Второе решение Ленина прямо вытекает из перво­ го; оно состояло в том, чтобы захватить власть в Рос­ сии в обстановке замешательства после мартовской ре­ волюции 1917 г., хотя отсталая Россия, согласно марк­ систским стандартам, была исторически «незрелой»

для социализма. В течение короткого времени более ортодоксальные марксисты в ленинском лагере уте­ шали себя надеждой, что Германия, исторически «зре­ лое» общество, после 1-й мировой войны станет так­ же коммунистической и этим путем будет создана обширная коммунистическая территория, внутри ко­ торой отсталость России может сгладиться. Но эта надежда была утрачена, и Ленин продолжал свою ли­

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

нию коммунизма в одной стране задолго до того, как Сталин придумал такой лозунг .

В-третьих, во время кронштадтского восстания в марте 1921 г. Ленин подтвердил установки 1902 г. и ноября 1917 г., употребив силу для подавления вос­ стания, которое, вероятно, находило идейный отклик у большинства коммунистической партии, как протест против быстрого роста государственного аппарата дик­ татуры. После некоторых колебаний Ленин решил про­ должать управлять страной в форме диктатуры поли­ цейского государства .

В-четвёртых, Сталин охотно приняв диктатуру по­ лицейского государства за основу управления, суще­ ственно изменил в 1930-х годах характер обществен­ ных отношений, введя могущественные материальные стимулы для тех, кто хочет хорошо работать в рамках коммунистического государства, введя в коммунисти­ ческую идеологию значительные элементы великорус­ ского национализма и ревизуя все — от форменной одежды армии до содержания исторических книг, но­ вой постановки школьного образования и принятых основ семейной жизни .

В-пятых, уже на 19-ом партийном съезде в октябре 1952 года, а еще более ясно после смерти Сталина, основное направление коммунистической экспансии перешло от развитых промышленных стран к недоста­ точно развитым странам, согласно указаниям Ленина, да и ленинской практике. На деле марксова оценка динамики истории и представление о неизбежном при­ ходе зрелых капиталистических обществ к социализ­ му были оставлены ради ленинской формулы, которая и является руководящей для Хрущева в теории и на практике .

В результате создалась новая государственная си­ стема, основанная не на экономическом детерминизме, а на детерминизме политики и силы. В этой системе не собственность на средства производства, а контроль над армией, полицией, судами и средствами информа­ ции и связи решает всё. Ленин и его преемники, в действительности, поставили Гегеля обратно на ноги и вывернули Маркса наизнанку. Экономический детер­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

минизм им не подошел, но детерминизм силы отлич­ но заполнил этот пробел. Они действовали в предпо­ ложении, что при определенных обстоятельствах, це­ леустремленное, хорошо дисциплинированное мень­ шинство может овладеть политической властью в расстроенном, плохо организованном обществе; коль скоро власть захвачена, она может быть удержана без большой затраты сил, если коммунистическая элита будет сохранять свое единство; а удерживая власть, можно организовать ресурсы общества таким образом, чтобы хозяйство росло на пользу укрепле­ ния и расширения силы коммунистической элиты .

Ирония этой ситуации сказывается даже на природе коммунистического хозяйства. В истории хозяйства Советского Союза, в Восточной Европе после 1945 г .

и в коммунистическом Китае можно найти довольно хо­ рошее приближение к неправильному описанию Марк­ сом того, как функционирует капитализм: заработная плата удерживается настолько близко к железному минимуму, насколько это позволяет необходимость поощрений; прибыль направляется обратно на капи­ таловложения и военные расходы в широком масшта­ бе; и вся система построена так, что она подверглась бы серьезной опасности, если бы её мощный произ­ водственный потенциал был широко использован для увеличения реальной заработной платы. Различие между марксовой картиной капитализма и советскокоммунистическим хозяйством — в том, конечно, что в первом случае мотивом была частная прибыль, а во втором случае это — поддержание и расширение си­ лы элиты .

Подобно этому, политическая диктатура элиты над большинством, действующая в собственных интере­ сах, — довольно подходящее приближение к тому, что Маркс считал политической формой капитализма — правлением собственников. Но у Маркса механическое объединение собственности и политической власти оставляет известный пробел в части объяснения того, как действует механизм власти.67 Коммунисты должны 67 Как указывает Берлин (op. cit., стр. 108), Бакунин по­ нял, что Маркс, в конце концов, был «фанатическим поклонМАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАЛИИ РОСТА были заполнить этот пробел тайной полицией и всей системой принуждения и материального поощрения, что позволило им властвовать и заставлять подвла­ стных делать все, что им нужно .

Но это выворачивание Маркса наизнанку во имя самого же Маркса имеет свои трудности. Хотя власть может быть удержана без особенной затраты сил, на­ ционализм в Восточной Европе не может быть по­ бежден, а тактическое насаждение национализма Ста­ линым внутри России в 30-ых и 40-ых годах посте­ пенно вызвало к жизни независимую силу и привело к возникновению значительных встречных течений .

Нечто подобное произошло и в области модерни­ зации производства: хотя с помощью коммунисти­ ческих методов продукция была увеличена, но про­ цесс освоения новой техники породил в населении такие общественные стремления и привёл к такому уровню интеллектуального развития, что критические настроения стали неизбежны .

Кроме того, закономерности смены поколений, по­ добные тем, какие наблюдались в роду Будденброков, начинают сказываться всё решительнее в со­ ветском обществе. Преемники тех, кто захватили власть и с её помощью построили мощную инду­ стриальную машину, увидя, что эта машина не при­ носит ожидаемых результатов на международной сце­ не, могут решить, что имеются и другие, лучшие цели, как во внутренней жизни, так и в делах между­ народных .

Итак, хотя Ленин и Сталин — а теперь и Мао — достигли успеха в преодолении слабостей истори­ ческого анализа Маркса, это еще не значит, что их метод окажется жизнеспособным на продолжительное время. И марксизм, и современный коммунизм явля­ ются теориями, ставящими себе отдаленные цели, неником государства», и вся его деятельность, как револю­ ционера, с его стремлением сосредоточивать всю власть в своих руках или вовсе от неё отказываться, заставляет д у ­ мать, что, при сходных обстоятельствах, он заполнил бы этот теоретический пробел по методу Ленина, хотя М арксу явно недоставало ленинского тактического дарования .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

зависимо от методов достижения их; но уроки исто­ рии говорят, что фактически достигнутые цели яв­ ляются в значительной степени функцией средств и методов, использованных для их достижения .

Коммунизм — болезнь переходного периода Вместе с тем, коммунизм, как он есть, — значи­ тельный факт истории, — не может быть списан со счетов просто тем, что будет вскрыта его природа, его хитрости и его трудности. Установить ошибки марксизма и показать не-марксистский характер ком­ мунизма — не слишком серьезное достижение. Факт, что коммунизм как техника власти представляет со­ бою грозную силу. Хотя это было не-марксистская интуиция, интуиция Ленина была верна, что при определенных обстоятельствах власть может быть за­ хвачена и удержана целеустремленным меньшинством, готовым опереться на тайную полицию. И верным, хотя тоже не-марксистским, было прозрение, что об­ щества в переходном состоянии от традиционных к современным формам наиболее уязвимы для такого захвата власти .

В самом деле, именно здесь коммунизм может най­ ти свое историческое место. Вспомним снова анализ главы 3-й, где рассматривается стадия предпосылок к подъёму: общество уже располагает значительным фондом аккумулированных социальных накладных расходов и современными техническими -знаниями, но раздираемо не только конфликтами между со­ хранившимися еще традиционными элементами и теми, кто хотели бы модернизировать его структуру, но и конфликтами в среде тех, кто готовы идти вперед, но не могут сделать выбора между тремя открывающи­ мися перед ними путями и не имеют достаточной сплоченности и организации, чтобы двинуться ре­ шительно в определенном направлении .

Именно в такой обстановке политического и соци­ ального замешательства, еще до начала стадии подъё­ ма и её политического, социального и экономического

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

укрепления, захват власти наиболее легок для ком­ мунистических заговорщиков; и в такой обстановке централизованная диктатура может создать суще­ ственную техническую предпосылку для начала ста­ дии подъёма и для дальнейшего интенсивного разви­ тия к зрелости — эффективно функционирующий современный государственный аппарат .

Вспомним, например, что привлекло китайскую интеллигенцию к коммунизму после первой мировой войны. Это не была его марксистская струя, — так как китайские коммунисты были и остались индиф­ ферентны к марксизму. Это не были экономические достижения Советской России, — так как советская экономика начала 20-ых гг. была в жалком состоя­ нии. Китайских интеллигентов привлекла к коммуниз­ му ленинская техника организации, как средство объ­ единить и контролировать обширную, лишенную внутреннего единства страну. И Гоминдан, и китай­ ские коммунисты стали подражать ленинской модели, и это было понятно в переходном обществе без эф­ фективного центрального правительства, в государ­ стве, где фактически господствовали местные воен­ ные правители.. (Кстати, если бы не случилась первая мировая война, или если бы она случилась на де­ сять лет позже, Россия, почти наверное, завершила бы успешный переход к модернизации и стала бы не­ уязвимой для коммунизма. Коммунизм захватил Р ос­ сию очень близко к концу той фазы, когда она была чувствительна к такому типу кризисов, как случив­ шийся в 1917 г.) .

Коммунизм отнюдь не является единственной фор­ мой эффективной государственной организации, ко­ торая способна укрепить в традиционном обществе предпосылки к хозяйственному подъёму, начать и провести стадию подъёма и довести общество до технологической зрелости. Но коммунизм может быть одним из путей, на котором трудная задача подъёма может быть решена, если — и это еще должно показать будущее — он сможет разрешить проблему сельско-хозяйственной продукции в тече­ ние десятилетий стадии подъёма. Коммунизм стано­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

вится таким образом в один ряд с такими, например, режимами, как реставрация Мэйдзи в Японии и ре­ жим Ататурка в Турции, как особенно бесчеловечная форма политической организации, могущая начать и продолжить процесс роста в обществах, в которых стадия предпосылок не создала достаточного и пред­ приимчивого среднего торгового класса и необходи­ мого политического единства среди лидеров обще­ ства. Это — род болезни, которая может поразить переходное общество, если оно не сумеет эффективно организовать те элементы внутри себя, которые го­ товы двинуть дело модернизации .

Для тех, кто хотел бы, чтобы молодые общества мира — в Азии, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке — не пошли к модернизации по этому свое­ образному пути, коммунистическая техника мобили­ зации энергии и естественных ресурсов представля­ ет огромную проблему, которую будущие историки, почти наверняка, будут рассматривать, как величай­ шую проблему нашего времени. Мы держим экзамен, сможем ли мы все, вместе с не-коммунистическими политиками и народами переходных обществ, нахо­ дящихся в стадии создания предпосылок для подъё­ ма или на ранних ступенях стадии подъёма, — сможем ли мы создать атмосферу международного сотрудничества, которая поможет этим обществам вступить на путь энергичного экономического роста на политической и социальной основе, оставляющей открытыми возможности прогрессивного демократи­ ческого развития .

Во имя чего?

Почему мы стремимся к такому результату? Что в наших взглядах на жизнь и на людей несовместимо с экономическим детерминизмом Маркса, так и гегель­ янским детерминизмом власти у коммунистов, т. е .

теорией, которая настаивает на том, что верная оцен­ ка хода истории коммунистической элитой оправды­ вает любое применение силы, которое элита счита­

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТА Щ И РОСТА

ет необходимым, чтобы выполнить законы истории или удовлетворить свои собственные интересы?

Ответ коренится в природе наших понятий о добре и зле. Мой коллега, профессор Массачусетского Тех­ нологического института Эльтинг Морисон недавно писал:68 «Мой собственный взгляд на зло таков: оно состоит в усилии достичь определенной цели — во ис­ полнение приказа или во имя логики, эстетики, при­ личия или еще чего-нибудь — средствами, которые отнимают у людей возможность пользоваться дру­ гими альтернативами, всегда существующими в ви­ ду разнообразия и противоречивости природы лю­ дей. Цели могут быть уродливы, как, например, по­ ставить Германию выше всего в мире; или идеальны, например, сделать людей совершенными; средства могут быть низкими — как применение орудий пыт­ ки; они могут быть благородными — как сокрытие от детей факта, что боги пьянствовали и рассказы­ вали пошлые анекдоты на Олимпе, — это всё не составляет разницы .

В этих положениях (продолжает Морисон) нет ничего оригинального. Что касается нашей цивили­ зации, то мы согласились, что она нашла наиболее яркое выражение в Новом Завете — с его сосредо­ точением на мысли об отношении человека к самому себе и своему ближнему, с его недоверием к логи­ ческим системам и единообразным решениям, с его притчами, излучающими многогранный смысл, с его бичующими противоречивыми увещаниями, с его утверждением, что мудрость заслуживает этого наз­ вания лишь в том случае, если она изменяется с пе­ ременой обстоятельств. Такой взгляд на вещи был, вероятно, в умах тех, кто изобрели демократию, т. е. метод столь свободный и лишенный системы, что в нём уживаются противоречивые стремления и преследуются, в терпимых и изменчивых формах, 68 Е. Е. Morison (e d.), “The A m erican S tyle”, Нью Йорк, 1958, стр. 321 .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

парадоксальные дели. Такой взгляд не предрешает окончательных целей или результатов. Он ожидает обнаружения новых возможностей, прежде чем ста­ вить новые задачи» .

Нечто подобное философии Морисона лежит в душе всех западных обществ. Более того, нет ни одной большой культуры, включая русскую и китайскую, которая, по-своему, не учитывала бы неповторимости и разнообразия людей и не отражала бы в своей структуре и канонах заботы о выработке равновесия и о возможности отступления в область чисто лич­ ного .

Слова Морисона о демократическом кредо могут быть легко переведены на языки других культур: они, вообще говоря, — то что большинство людей выбрало бы, если бы они могли выбирать .

Но от обществ требуется больше, чем только иметь кредо. У каждого из них свои задачи, которые дол­ жны быть разрешены. Сама функционирующая демо­ кратия это непрерывные усилия к достижению рав­ новесия между предписанной дисциплиной, самодис­ циплиной и личной активностью. Если мы и наши де­ ти хотим жить в мире, где какой-либо вид демокра­ тического кредо будет составлять основу большин­ ства общества, включая и наше, то проблемы пере­ хода от традиционного к современному статусу в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке — проблемы, вы­ текающие из создания предпосылок к хозяйственно­ му подъёму и из самого подъёма — должны быть решены средствами, которые допускают возможность такой гуманной, уравновешенной эволюции .

** * На этом теперь, в 1959 г., работая на демократиче­ ском Севере, мы кончаем наш анализ стадий роста .

Мы кончаем его не веком богатства, не автомобилями и покупками в рассрочку, не мыслью о духовном за­ стое, даже не размышлениями о Соединенных Шта­

МАРКСИЗМ, КОММУНИЗМ И СТАДИИ РОСТА

тах с их высокой» теперь рождаемостью, но пробле­ мами и заботами людей в Джакарте и Рангуне, Нью Дели и Карачи, людей в Тегеране, Багдаде и Каире, или людей, живущих к югу от пустыни — в Аккре, Лагосе и Салсбери. Ибо судьба тех из нас, которые теперь живут в стадии высокого массового потреб­ ления, будет в значительной мере зависеть от харак­ тера переходного общества и стадии хозяйственного подъёма в отдаленных странах, т. е. от той ступени хозяйственного развития, которую наши общества пе­ режили около века тому назад в менее сложной и трудной обстановке .

Нужно творческое воображение, чтобы понять, что происходит в этих решающих точках земного шара и чтобы осмыслить нашу роль в этих территориально отделенных процессах. Мы хотели бы надеяться, что анализ стадий роста, представляя в сжатом и сво­ бодном виде опыт новейшей истории, может содей­ ствовать лучшему пониманию проблем, которые в силу своей природы должны иметь значение и для нас. Мы также хотели бы надеяться, что знание мно­ гих, неодинаковых обществ, которые разными путями организовали себя для хозяйственного развития без подавления человеческой свободы, даст нам мужество уверенно идти вперёд. Ведь, в конце концов, уроки всего этого показывают, что секреты хозяйственного развития совсем не так трудны; они могут казаться трудными в моменты сомнения и замешательства в переходных обществах; они казались такими, когда наши собственные общества задержались между зре­ лостью и высоким массовым потреблением, что прои­ зошло между двумя войнами .

Однако в одном пункте Маркс был прав, и мы раз­ деляем его точку зрения: итог этого всего не есть развитие по методу сложных процентов навсегда;

наступит пора, и человек покажет, что он может сде­ лать и сделает, когда он освободится от давления нужды и недостаточности хозяйственных благ .

Мы должны относиться к экономике серьезно — но не слишком серьезно, — помня всегда речь Кэйнса перед Королевским Экономическим обществом в

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

1945 г.: «Я провозглашаю тост», сказал он, «за Ко­ ролевское Экономическое общество, за экономику и экономистов, которые являются хранителями не ци­ вилизации, а возможности цивилизации». И мы дол­ жны носить в душе это напоминание не только как указание на необходимость ускорить приход дня, ког­ да все смогут участвовать в благах стадии высокого массового потребления. Пройдет еще столетие или около того, пока высокое потребление станет всеоб­ щим. Для миллиардов людей это еще только будущее .

Эти миллиарды людей имеют право жить в культур­ ных условиях, обеспечивающих известную степень уважения к их индивидуальности и личному достоин­ ству, в обществе, достигшем политического равнове­ сия, — а не при навязанных им общественных целях, установленных самопополняющейся элитой, одержимой мыслью о статистике производства. Человек — суще­ ство многостороннее, создающее материальные блага для всестороннего потребления, а не для накопления их, и он вправе жить в многостороннем обществе .

Мы принимаем как гипотезу социальных наук и как наше убеждение, что цели, которых мы достигаем в истории, не могут быть отделены от средств, кото­ рыми мы пользуемся для их достижения. И, может быть, немного останется от современной цивилизации, если мы, люди демократического Севера не окажем­ ся на высоте задачи, которая встает пред нами в све­ те теории стадий роста, и не посвятим её разрешению всю силу наших моральных убеждений, всю нашу энергию и наши ресурсы .

ОГЛАВЛЕНИЕ

–  –  –

Глава 1 В в е д е н и е

Г л а в а 2 Общая характеристика пяти стадий экономическогор о с т а

Традиционное общество. Предпосылки для подъёма .

Стадия подъёма. Стадия быстрого созревания. Век высокого массового потребления. По ту сторону пот­ ребления. Динамическая теория производства .

Глава 3 Предпосылки для подъёма.... 33 Два случая. Природа переходной эпохи. Анализ пе­ реходной эпохи. Две отраслевых проблемы. Сельское хозяйство и добывающая промышленность. Образо­ вание капитала общехозяйственного значения (с о ­ циальные накладные расходы ). Вне-экономическая перемена. Коалиции переходного общества. Разные направления национализма. Первая стадия подъёма .

Глава 4 Стадия п о д ъ ё м а

Достижение непрерывного роста. Определение с т а ­ дии подъёма и отношение к смежным стадиям. О т­ носительные размеры капиталовложений. Внутренняя структура в период подъёма. Обеспечение займами .

Источники предпринимательства. Ведущие отрасли стадии подъёма. Стадия подъёма в перспективе .

Стр .

Глава 5 Стадия быстрого созревания.... 91 Определение и даты. Характеристика зрелости в раз­ резе отраслей: железные дороги и их значение. Шве­ ция. Япония. Россия. Некоторые вопросы определе­ ния зрелости. Стадия созревания в целом .

Глава 6 Век высокого массового потребления. 111 Три возможных пути. Пример Америки, первая фа­ з а : прогрессивный период 1901-16 гг.

Вторая ф аза:

1920-ые гг. Третья ф аза: великая депрессия. Чет­ вёртая ф аза: послевоенный бум. Пятая ф аза: что дальш е? Результаты достижения стадии зрелости в других стр ан ах: время до 1914 года. 1920-ые гг .

1930-ые гг. После 1945 гг. Условия торговли после двух войн. Что следует за высоким массовым пот­ реблением .

Глава 7 Рост СССР и С Ш А

Примечательная параллель. Главные различия. В о­ енные расходы. Хозяйственный рост. В чем состоит вызов .

Глава 8 Связь между стадиями роста и а г р е с с и е й

Войны в новейшей истории. Проблема национально­ го суверенитета. Три вида войн. Колониализм. Р е­ гиональная агрессия. Борьба за евразийский баланс сил. Выбор агрессии. Следующая ф аза: атомное ору­ жие и дальнейшее распространение индустриализа­ ции .

–  –  –

Глава 10 Марксизм, коммунизм и стадии роста 206 Семь тезисов марксизма. Черты сходства с теорией стадий роста. Центральные темы теории стадий ро­ ста. Марксизм в исторической перспективе. Эволю­ ция коммунизма последнего времени. Коммунизм — болезнь переходного периода. Во имя чего?

PRINTED BY RAUSEN BROS., IN NEW YORK, U.S.A .

Цена $1.35

КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ПРЕГЕР

НА РУССКОМ Я ЗЫ К Е

–  –  –



Pages:     | 1 ||


Похожие работы:

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Целями освоения дисциплины "История литературы стран первого иностранного языка" являются:изучение основных этапов и тенденций развития немецкоязычной литературы как исторически закономерного процесса;сравнительно-сопоставительный анализ немецкой литературы...»

«NORTHMEN THE VIKING SAGA 793–1241 AD JOHN HAYWOOD ЛЮДИ СЕВЕРА ИСТОРИЯ ВИКИНГОВ 793–1241 ДЖОН ХЕЙВУД Перевод с английского Москва УДК 94(368) ББК 63.3(4)4 Х35 Переводчик Николай Мезин Редактор Наталья Нарциссова Хейвуд Дж.Люди Севера: История викингов, 793–1241 / Джон Хейвуд. — М.: Х35 Альпина нон-фикшн, 2017. — 452 с. + 8 с. вкл...»

«Программа вступительного испытания в магистратуру составлена на основе требований к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки бакалавров в соответствии с действующим федеральным государственным образовательным стандартом высшего о...»

«НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия История. Политология' 2017 № 8 (257). Выпуск 42 13 У Д К 9 0 2.9 + 9 0 2.6 :9 3 0.2 7 (4 7 7.7 5 ) СТАТЕРЫ ЦАРЯ ЕВПАТОРА И ДИНАМИИ КАК ИСТОЧНИК ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ STATERS OF KING EUPATOR AND DYNAMIS AS A SOURCE OF HISTORICA...»

«В. С. СОЛОВЬЕВ Славянофильство и е о вырождение Гл. I—III История славянофильства есть лишь постепенное обличение той внутренней двойственности непримиренных и непримири мых мотивов, которая с самого начала легла в основу этого ис кусственного движения. Кто то из рус...»

«Краснодарский край МО Ейский район Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 20 города Ейска Реферат на тему: "Родная улица моя" для участия в конкурсе рефератов посвящённых 75-летию освобождения городов и районов Кубани от немецко-фашистских захватчико...»

«ИЗ ИСТОРИИ СЕЛ РАЙОНА 315 О.М. Гордиенко СЕЛО ПЛАТОВКА В период столыпинской реформы началось массовое переселение крестьян из европейской части России в Сибирь и на Алтай. В 1907 г. в с. Васильчуки при­ были переселенцы из деревни Бахтеевка Пригородной волости Ко...»

«ZDENEK MLYNR NIGHTFROST IN PRAGUE Publisher: PROBLEMS OF EASTERN EUROPE P.O. Box 566 Maspeth, New York 11378 U.S.A. Перевод: Лариса Силницкая Редакция: Людмила Алексеева, Борис Шрагин Художник: Лев Межберг Russian translation copyright by Problems of Eastern Europe Manufactured in the U.S.A. Зденек МЛИНАР...»

«1 О работе ведущейся в этом направлении неоднократно писала Н. А Храмцовская: Стан­ дарты ИСО по управлению документами: еще одна система менеджмента . URL: http://www.cnews.ru/reviews/index.shtml72009...»

«Январь 2014 Том 3, Выпуск 1 Всемирная миссионерская связь Миссионерский комитет Содружества Всемирной Ассамблеи Бога (СВАБ) Проект: Деяния один-восемь ПРЕЗИДЕНТ Брэд Уолз ВЕДУЩАЯ Южная Азия / Интервью с Робертом...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ" ХОРЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА...»

«ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В СОВРЕМЕННОМ УЗБЕКИСТАНЕ Отакулов Ш.M. Email: Otakulov1798@scientifictext.ru Отакулов Шухрат Мурадуллаевич – преподаватель, кафедра теории и практики построения демократического общества в Узбекистане, Ташкент...»

«ОБРАЗ РОССИИ В СТРАНАХ АТР УДК: 3275 DOI: 10.24411/10268804201800017 Китай в общественном мнении жителей Тихоокеанской России (по итогам опроса 2017 г.) Виктор Лаврентьевич Ларин, доктор исторических наук, членкорреспондент РАН, главный научный сотрудник, заведующий Центром азиатскотихоокеанских исследова...»

«М. В. С а з о н о в а НОВОЕ В ИЗУЧЕНИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИИ В КОКАНДСКОМ ХАНСТВЕ XIX в. Большой вклад в изучение истории узбекского народа вносит публи­ кация "Каталога архива кокандски...»

«Мусина Карина Ирековна доцент каф. истории искусств и дизайна ИФИ К(П)ФУ г.Казань Молодежный виртуальный тур по местам памяти Заказанья "Мы живем в эпоху всемирного торжества памяти. В последние двадцать или двадцать пять лет все страны, все социальные, этни...»

«1975 АНТИЧНАЯ ДРЕВНОСТЬ И СРЕДНИЕ ВЕКА Вып. 12 В. Е. МАЙЕР ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ И АГРАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГЕРМАНИИ XIV—XVI вв. В настоящей статье ставятся, главным образом, следующие задачи: во-первых, дать характерис...»

«ББК Ю3(2)6 РУССКАЯ ИДЕЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ А.А. Островская, Г.Л. Терехова Кафедра "История и философия", ГОУ ВПО "ТГТУ"; hist@nnn.tstu.ru Представлена членом редколлегии профессором В.И. Коноваловым Ключевые слова и ф...»

«Тагоева Табассум Музафаровна ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ КОЛИЧЕСТВЕННОСТИ В АНГЛИЙСКОМ И ТАДЖИКСКОМ ЯЗЫКАХ Специальность 10.02.20 . сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Душанбе 2006 Работа выполнена на кафед...»

«Захаров Юрий Константинович КВИНТОВЫЙ ИНДЕКС (ОБ ОДНОМ ВСПОМОГАТЕЛЬНОМ МЕТОДЕ ГАРМОНИЧЕСКОГО АНАЛИЗА) Статья посв ящена в озрождению и разработке метода гармонического анализа, ос нов анного на подсчёте кв интовых шагов, отделяющих данный тон от центра зв уков ысотной системы. В основ е метода лежи...»

«П сихология Н. Г. Капустина ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СТРУКТУРЕ ЭТИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ Н а основе анализа современного состояния проблемы толерантности предлагается ав­ торская система взглядов на процесс ф орм ирования толерантности у детей в возрасте 6 -1 1 лет. Толерантность рассматривается как система...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.