WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА ИЗДАТЕЛЬСТВО Ф РЕДЕРИК А. П Р Е Г Е Р Н ь ю -Й о р к СТАДИ И ЭКО НО М И ЧЕСКО ГО РОСТА В. В. Р О С Т О У Профессор экономической истории Массачусетского Технологического ...»

-- [ Страница 1 ] --

В. В. Р О С Т О У

СТАДИИ

ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РОСТА

ИЗДАТЕЛЬСТВО Ф РЕДЕРИК А. П Р Е Г Е Р

Н ь ю -Й о р к

СТАДИ И

ЭКО НО М И ЧЕСКО ГО

РОСТА

В. В. Р О С Т О У

Профессор экономической истории

Массачусетского Технологического

Института

СТАДИИ

ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РОСТА Перевод с английского В. П. МАРЧЕНКО

ИЗДАТЕЛЬСТВО ФРЕДЕРИК А. ПРЕГЕР

Нью-Йорк

TH E STAG ES

O F ECO N O M IC GROWTH

by W. W. Rostow Translated by B. Martschenko Напечатано в Соединенных Ш татах Америки в 1961 г .

издательством Фредерик А. Прегер, 64 Юниверсити Плэйс, Нью Йорк 3, Н. Й .

Авторские права принадлежат изд-ву Фредерик А. Прегер, США, 1961 г .

Все права сохранены Первое издание этой книги на английском языке было напечатано в Соединенных Ш татах Америки в 1960 издательством Кэмбридж Юниверсити Пресс Издано в США

ПОСВЯЩАЕТСЯ

Элисону, Татьяне и Вильяму Роз

ПРЕДИСЛОВИЕ

Решение написать эту книгу было принято внезап­ но, но задумана она была давно .

Ближайшим образом она связана с серией лекций, подготовленных и прочитанных в Кэмбриджском уни­ верситете осенью 1958 г. Проводя там свой отпуск, данный мне Массачусетским Технологическим инсти­ тутом, я был приглашен Факультетом экономики и по­ литики изложить мой взгляд на тему «Процесс инду­ стриализации» перед студентами младшего курса .

Книга эта и возникла непосредственно из попытки удовлетворить обращенную ко мне просьбу. Вот по­ чему она носит на себе следы этих чтений с их не­ формальным и неакадемическим характером изло­ жения .

С другой стороны, книга представляет собою, по крайней мере, частично, выполнение решения, при­ нятого в середине 30-ых годов, в бытность мою сту­ дентом младшего курса Иэльского университета. В то время я решил посвятить себя изучению двух про­ блем: сравнительно узкой проблемы приложения со­ временной экономической теории к экономической истории и более широкой проблемы отношения эконо­ мических сил к социально-классовым и политическим силам в рамках отдельных обществ. Оба эти вопроса увлекали меня с тех пор, — и как студента, и как преподавателя .

В частности, я нашел неудовлетворительным реше­ ние Марксом проблемы связи экономического и вне­ экономического поведения — так же, как и решения других, которые работали над этой проблемой, —

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

но тогда не чувствовал себя готовым дать собствен­ ное решение. За прошедшие годы я исследовал раз­ ные стороны проблемы: в работе о Великобритании XIX в., в лекциях по американской истории в Окс­ форде и Кэмбридже, в исследованиях по новой исто­ рии России, Китая и США и в разработке общих взглядов на процесс экономического роста. В допол­ нение, мой опыт работы время от времени над про­ блемами военной и иностранной политики содейство­ вал расширению моих горизонтов. Эта книга объеди­ няет всё, что я до сих пор узнал о центральной проблеме со всех указанных сторон .

Взгляды, выраженные здесь, могли бы быть раз­ работаны в обычной форме научного трактата боль­ шого объема с большим числом подробностей и боль­ шой академической изысканностью .





Но должна быть некоторая польза и в кратком и простом изложении новых идей для подготовленных читателей, хотя и не специалистов. Преподавателю младшего курса не сле­ дует пользоваться мало выясненными положениями и отвлекаться от основной темы. Как бы то ни было, я подлинно обязан живым и пытливым студентам Кэмбриджа, которые приходили слушать лекции и чей от­ клик придал лекциям характер новизны и события в интеллектуальной жизни .

Глава 4-я, в основном, перепечатана, с купюрами, из статьи «The Take-off into Self-Sustained Growth», опубликованной в «Economie Journal» в марте 1956 г., и включена в эту книгу с любезного разрешения ре­ дакции .

Я обязан также и другим лицам — в Кэмбридже и за его пределами, — которые комментировали изло­ женные здесь мысли. В частности, я благодарен Лоу­ ренсу Барсу, Кеннет Берриллу, Денису Брогэну, Ри­ чарду Гудвину, Ричарду Хофштадтеру, Ричарду Кану, Алберту Кервину, У. Дж. Макферсону, Гунару Мирдаль, М. М. Постан, Е. А. Райдис, С. Рафаэль, сэру Денису Робертсону, Джоэн Робинсон, Джорджу Р о­ зену, П. Н. Розенштейн-Родан, Артуру Шлезингеру стар т., Чарльзу Вильсону и редакции журнала «The Economist» за замечания, которые — независимо от

ПРЕДИСЛОВИЕ

того, были ли они приняты целиком, — оказались чрезвычайно полезными .

Я приношу особую благодарность моей жене, Элзбет Дэйвис Ростоу. Когда летом 1957 г. я работал над исследованием новейшей американской военной и внешней политики, она настояла, что необходимо ис­ пользовать выводы экономической истории. В прямой связи с этим предложением и дальнейшей долгой бе­ седой впервые стал на свое место весь ряд стадий экономического роста, а также некоторые из совре­ менных приложений этой теории, рассмотренные в главах 7-9 .

Мои коллеги по Массачусетскому Технологическо­ му институту давали многочисленные замечания по разным разделам этой теории, в особенности, студен­ ты старших курсов в семинаре экономической истории, начиная с 1950 г., активно участвуя в этой научной работе. Всем им приносится моя благодарность за эту долговременную помощь .

Подготовка этой книги к печати была необыкновен­ но облегчена благодаря любезной помощи Факуль­ тета экономики и политики в Кэмбридже и руководи­ телей библиотеки им. Маршалла. Их готовность по­ мочь временному преподавателю, среди их насущных обязанностей, достойна упоминания .

Диаграммы главы 6-й, иллюстрирующие распро­ странение частных автомобилей, и ссылочные данные в приложении — труд Джона Лонгдена, который жертвенно отложил собственную работу, чтобы по­ мочь представить более ярко эту часть моей работы .

Наконец, я хотел бы поблагодарить тех в Массачу­ сетском Технологическом институте, кто дали мне воз­ можность использовать мой отпуск, и корпорацию Кар­ неги, предложившую мне свободу и средства в год отпуска. В современной академической жизни нелегко найти обстановку, в которой исследователь может полностью сосредоточить свое внимание на разработ­ ке одной проблемы .

Библиотека им. Маршалла В. В. Ростоу Кэмбридж Март 1959 г .

Диаграмма стадий экономического роста в избранных странах 1780 18O 1820 1840 1860 1880 1900 1920 1940 1959

–  –  –

* Под именем Германии автор разумеет Ф РГ, начиная с 1945 г.; под именем России — дореволюционную Россию и СС СР. (Примеч. переводчика) .

Глава первая

ВВЕДЕНИЕ

Эта книга излагает обобщения хода новой и новей­ шей истории с точки зрения историка-экономиста. В результате этих обобщений автор приходит к поня­ тию последовательных стадий хозяйственного роста .

Постепенно я выработал взгляд, что возможно, и для некоторых целей полезно, разделить ход истории каждого народного хозяйства, а иногда и хозяйства группы стран на стадии роста. Картина стадий ро­ ста даёт нам, в конце концов, и теорию экономиче­ ского роста, и более общую, хотя во многих отноше­ ниях ограниченную, теорию всей новой истории .

Но любой анализ, претендующий на то, чтобы при­ вести в одну систему, скажем, Великобританию XVIII века и Россию эпохи Хрущева, Японию Мэйдзи и Ка­ наду периода строительства железных дорог до 1914 г., Соединенные Штаты времен Александра Гамильтона и Китай Мао Цзе-дуна, Германию Бисмарка и Египет Насера, будет, естественно, ограниченным. Я хотел бы с самого начала подчеркнуть с полной ясностью, что мои стадии роста — это произвольно выбранный и ограниченный в своих возможностях метод изучения этапов новой истории. Этот метод отнюдь нельзя на­ звать точным в абсолютном смысле. Выделение стадий роста имеет целью более выпукло представить не только единообразие этапов модернизации хозяйства,

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

но и — не в меньшей мере — своеобразие опыта каж­ дого народа .

Как сказал Кроче о пределах исторического мате­ риализма, «в то время, как можно свести в общие по­ нятия реальные частные факторы, наблюдаемые в истории... невозможно обобщить отдельные комбина­ ции этих факторов в их своеобразии».1 Таким обра­ зом, мы будем заниматься здесь некоторыми «реаль­ ными частными факторами», которые проходят через всю историю нового времени, начиная приблизитель­ но с 1700 г .

Приняв и подчеркнув ограниченный характер на­ шей задачи, мы должны вместе с тем отметить, что стадии роста, как метод, призваны разрешить очень значительный круг вопросов. Вот главные из них: под влиянием какого толчка перешли традиционные сель­ скохозяйственные общества к процессу модерниза­ ции? Когда и как регулярный рост стал имманентной чертой каждого общества? Какие силы поддерживали непрерывный процесс роста и определяли его главные направления? Какими общими социальными и полити­ ческими чертами отличается каждая стадия роста? В чем выражалось своеобразие каждого общества на каждой стадии роста? Какие силы определяли взаимо­ отношения между более развитыми и менее развиты­ ми территориями, и была ли зависимость, и какая, меж­ ду неодинаковостью стадий роста в разных стра­ нах и возникновением войн? И, наконец, куда приводит нас этот рост ввиде сложных процентов2? Ведет ли он нас к коммунизму? Или к богатым, американского типа, пригородам, окруженным всеми удобствами ком­ мунального и культурного благоустройства? Или к разрушению? На Луну или еще куда-либо?

1 В. Croce, H isto rical M aterialism and the Econom ics of K a rl M arx, tr. С. M. M eredith (L on d on ), стр. 3-4 .

2 Это выражение употреблено здесь, как краткий способ напомнить, что рост обычно происходит ввиде геометриче­ ской прогрессии, подобно наростанию денежной суммы, по­ ложенной в сберегательную кассу, если процентные деньги остаю тся на счету и присоединяются к основной сумме вклада .

ВВЕДЕНИЕ

Метод стадий роста должен дать ответ на эти вопросы. Поскольку же выводы конкурируют с объ­ яснением новой истории по методу Карла Маркса, я приложил заключительную главу, посвященную срав­ нению точек зрения Маркса и моей .

Но одно указание необходимо сделать сразу: хотя метод стадий роста состоит в экономической оцен­ ке общества в целом, он отнюдь не предполагает, что политика, социальная организация и культура яв­ ляются только надстройкой над экономикой и выво­ дятся исключительно из неё. Напротив, с самого на­ чала мы признаем правильным представление об об­ ществе, как об организме, части которого взаимозави­ симы. Это представление было, в конце концов, отбро­ шено Марксом, а Энгельс принял его только в самом конце своей жизни. Конечно, изменения в экономике влекут за собою политические и социальные послед­ ствия, но сами экономические перемены рассматри­ ваются в этой книге как следствия политических и со­ циальных, а также узко понятых экономических сил .

Что же касается мотивов поведения человека, то мно­ гие из важнейших экономических сдвигов рассматри­ ваются нами как следствия внеэкономических мотивов и стремлений людей. Исследователь экономического развития, интересующийся человеческими мотивами, лежащими в его основе, никогда не должен забывать слов Кэйнса: «Если бы человек по своей природе не стремился попытать счастья, не испытывал удовле­ творения (помимо соображений о прибыли) от по­ стройки фабрики, железной дороги, шахты или сель­ скохозяйственной фермы, то было бы не много вло­ жений капитала в результате одного холодного рас­ чёта».3 В начале этой книги дается общее определение пя­ ти главных стадий роста и кратко излагается лежащая в их основе динамическая теория производства. Сле­ дующие за этим четыре главы представляют собою более глубокий анализ истории и современности с целью охарактеризовать четыре стадии хозяйственноGeneral Theory, стр. 150 .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

то роста (за исключением стадии традиционного об­ щ ества): переходное общество, стадию подъёма, ста­ дию зрелости и стадию массового потребления това­ ров длительного пользования и услуг .

Глава 7-я заключает в себе сравнительное исследо­ вание экономического роста России и США за прош­ лые 100 лет, касаясь исторического и современного значения этих явлений .

Глава 8-я прилагает метод стадий роста к вопро­ сам империализма, агрессии и войны, доводя анализ до начала 50-х годов нашего века .

Глава 9-я продолжает анализ связи между экономи­ ческим ростом и войнами с точки зрения перспектив будущего и рассматривает проблему мира в различ­ ных стадиях экономического роста .

И, наконец, в 10-й главе мы подробно исследуем отношение между теорией стадий роста и системой Карла Маркса .

Итак, в чем же выражаются стадии экономического роста?

–  –  –

ОБЩ АЯ Х А Р А К Т Е Р И С Т И К А ПЯТИ СТАДИЙ

ЭКО НО М ИЧЕСКО ГО РОСТА

Все ранее существовавшие и современные нам об­ щества могут быть отнесены, с экономической точки зрения, к одной из пяти категорий: традиционное об­ щество, стадия создания предпосылок для подъёма*, стадия подъёма, стадия быстрого созревания, век вы­ сокого массового потребления .

Традиционное общество

Начнём с характеристики традиционного общества .

Традиционным мы называем общество, структура ко­ торого определяется его ограниченными производ­ ственными функциями, опирающимися на до-ньютоновскую науку и технологию и до-ньютоновские пред­ ставления о внешнем мире. Мы ссылаемся здесь на Ньютона, как на символ рубежа в истории, достиже­ ние которого отмечено распространенным убеждени­ ем людей, что внешний мир управляется немногими познаваемыми законами и может служить целям про­ изводства с возрастающим успехом .

Стадию создания предпосылок для подъёма автор на­ зывает в дальнейшем также переходным периодом или пе­ реходным обществом. (Прим, переводя.) .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Однако понятие традиционного общества отнюдь не статично; оно не исключает увеличения продук­ ции. В эпоху традиционного общества посевные площади могли расширяться; могли появляться от­ дельные технические усовершенствования, иногда очень эффективные, в торговле, промышленности и сельском хозяйстве; производительность могла увели­ чиваться на основе, например, улучшения ороситель­ ных систем или введения новых сельскохозяйствен­ ных культур. Но важнейшим признаком традицион­ ного общества является то, что в нем неизбежен не­ который предел роста выработки продукции на душу населения. Этот предел объясняется тем, что про­ изводственные возможности, которые дают современ­ ная наука и техника, тогда либо вовсе отсутствовали, либо не применялись систематически .

Всё же традиционные общества находились в про­ цессе непрерывных изменений. Например, и в древ­ них и в более поздних традиционных обществах внутренняя и внешняя торговля то развивалась, то сокращалась в зависимости от политических и соци­ альных потрясений, от эффективности государствен­ ного управления, от состояния дорог. Население и, в известных пределах, уровень жизни возрастали и па­ дали не только под влиянием колебания урожая, но и в результате войн и стихийных бедствий. Мануфак­ турное производство развивалось в той или иной мере, но в мануфактуре, как и в сельском хозяйстве, уровень производительности был ограничен недоста­ точным развитием науки и техники и абстрактной на­ правленностью науки .

Вообще говоря, традиционные общества направляли очень большую часть своих ресурсов на сельскохо­ зяйственное производство. Это объясняется низкой производительностью традиционных обществ. Система сельского хозяйства определяла иерархию социаль­ ной структуры с её очень ограниченной возможностью вертикальных перемещений из одного слоя общества в другой. Семейные и родовые связи играли большую роль в социальной организации. Устойчивость поло­ жения семьи в социальной иерархии порождала то,

ПЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

что можно было бы назвать наследственным фатализ­ мом, т. е. признание неизбежным такого же обще­ ственного положения для внуков какого-либо чело­ века, каким было общественное положение его дедов .

Но этот наследственный фатализм ни в коем случае не исключал права выбора личной судьбы каждым человеком в довольно широких пределах в течение его жизни в поисках лучшей доли. Например, в ки­ тайских деревнях существовала бесконечная тяжба за землю, в силу чего земельные участки редко оста­ вались более, чем 100 лет, во владении одного и того же рода .

Хотя централизованное политическое управление часто существовало в той или иной форме в традици­ онных обществах, несмотря на относительную ав­ таркию отдельных территорий, центр тяжести поли­ тической власти находился всё же, как правило, в районах — в руках тех, кто владел или распоряжался землею. Собственники земель оказывали, большей ча­ стью, глубокое, хотя и не всегда одинаково сильное, влияние на центральную власть, опиравшуюся на сво­ их чиновников и воинов и имевшую более широкие интересы, чем интересы районов .

Таким образом, если говорить об исторических эпо­ хах, выражение «традиционное общество» охватывает весь до-ньютоновский мир: китайскую монархию, средиземноморскую и средневосточную цивилизации, средневековую Европу. К ним мы присоединяем и по-ньютоновские общества, оставшиеся до поры до времени нетронутыми новой силой человека, силой воздействия на окружающую природу в хозяйствен­ ных целях .

Объединять все эти бесконечно разнообразные, изменяющиеся общества в одной категории на том лишь основании, что их производительность ограниче­ на техникой их хозяйства, значит сказать еще очень немного. Но характеризуя их, мы лишь подходим к главной теме этой книги — к обществам последую­ щих периодов, в которых все главные черты тради­ ционного общества изменились так, что стал возмож­ ным непрерывный рост общества. К этим главным

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

чертам относятся: политика, социальная структура и (до известной степени) иерархия ценностей, а. также экономика общества .

–  –  –

Вторая стадия роста — это общества в переход­ ном состоянии. В этом периоде развиваются предпо­ сылки для стадии подъёма. В самом деле, требуется известное время для преобразования традиционного общества в такое состояние, когда оно может при­ менить выводы науки, предотвратить сокращение до­ ходов и таким образом пользоваться благами и воз­ можностями прогресса, которые множатся в той же мере, в какой происходит всякий непрерывный рост, т. е. в порядке сложных процентов .

Предпосылки для подъёма первоначально развились в Западной Европе, где, в конце XVII и начале XVIII столетий, проникновенные открытия развиваю­ щейся науки стали решительно влиять на улучшение производственных процессов в сельском хозяйстве и промышленности при благоприятной обстановке, соз­ данной одновременным быстрым расширением мировых рынков и международной конкуренцией за них. Но и всё то, что привело к разложению средневековых об­ ществ, имело значение для создания предпосылок к подъёму в Западной Европе. В силу своего геогра­ фического положения, естественных ресурсов, торго­ вых возможностей, социальной и политической струк­ туры, Великобритания — первая среди западноев­ ропейских стран — полностью достигла необходи­ мых предпосылок к подъёму .

Обычно, однако, предпосылки к подъёму, в ходе новой истории, создавались не на внутренней ос­ нове, а в силу внешнего давления более развитых об­ ществ. Эти вторжения — в буквальном или перенос­ ном смысле — давали толчок к разложению традици­ онных обществ или ускоряли уже начавшееся их раз­ ложение. Кроме того, они вызывали у людей идеи и чувства, подсказывавшие новые формы общества в

ПЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

противовес традиционным, но исходя из основ старой культуры .

Идеи новшеств распространяются не только в то время, когда возможен экономический прогресс, но и когда экономический прогресс необходим для какойнибудь другой желанной цели, например, для укрепле­ ния национального достоинства, увеличения торго­ вой прибыли, для общего благосостояния и лучшей жизни будущего поколения. Образование дает, по крайней мере, некоторым, знания и навыки, которых требуют новые хозяйственные условия. jHa сцену выступают новые типы предприимчивых людей — ак­ тивных либо в частных хозяйствах, либо в правитель­ стве, либо там и здесь, — желающих собрать воедино накопления многих и взять на себя риск прибыльного предприятия или модернизации. Появляются банки и другие учреждения для мобилизации капиталов. Ка­ питаловложения растут, в особенности в пути сооб­ щения и в производстве сырых материалов, в которых могут быть заинтересованы другие страны. Рамки внутренней и внешней торговли расширяются. Здесь и там появляются современные промышленные пред­ приятия, применяющие новые методы. Но вся эта де­ ятельность занимает лишь небольшое место в хозяй­ стве и обществе, характеризуемых всё еще традици­ онными способами производства при низкой произво­ дительности труда, в условиях старой социальной структуры, старых идеалов и выросших вместе с ними региональных политических форм .

Например, сравнительно недавно традиционные об­ щества продолжали существовать бок-о-бок с совре­ менными формами хозяйства, которое велось колони­ альной властью или иностранными предпринимателями в специальных целях, не затрагивая основного хозяй­ ства страны .

Хотя переходный период — между традиционным обществом и периодом подъёма — приводил к нема­ лым переменам, и в самом хозяйстве и в социальных идеалах и стремлениях, всё же важнейшей чертой его были часто политические сдвиги. Создание единой на­ циональной власти и эффективного управления, в

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

связи с выросшим новым национализмом и вопреки оппозиции традиционных региональных интересов фео­ дальных землевладельцев, вопреки колониальной вла­ сти, было решающим политическим новшеством пере­ ходного периода. И почти всюду оно было необходи­ мым условием наступления стадии подъёма .

Дальнейший анализ переходного периода читатель найдет в главе 3-й, где рассматривается подробно внутренний механизм перехода от традиционного к современному обществу .

Стадия подъёма

Мы подходим теперь к важному водоразделу в жиз­ ни современных обществ — к третьей последователь­ ной стадии их роста, к стадии подъёма. Стадия подъёма является тем периодом, когда силы старого уклада и сопротивление систематическому росту окон­ чательно преодолеваются. Силы экономического прог­ ресса, которые ранее привели к отдельным трещинам и потрясениям в традиционном обществе, широко рас­ пространяются и побеждают старые силы. Рост обще­ ства становится нормальным явлением. Развитие в по­ рядке сложных процентов становится постоянной ор­ ганической функцией всех составных частей обще­ ства .

В Великобритании и основанных ею в разных ча­ стях света государствах, населенных преимуществен­ но выходцами из этой страны (как США, Канада и др.), ближайшим стимулом к подъёму был, по преи­ муществу (но не целиком), стимул технологический .

В более общем случае подъём наступал не ранее, чем создавался капитал общехозяйственного назначения (как транспорт, связь, дороги и т. д.), резко повышался технологический уровень в промышленности и сель­ ском хозяйстве, и не ранее, чем возникала политиче­ ская власть, считавшая модернизацию хозяйства сво­ ей первоочередной задачей .

Накопления и производственные капиталовложения могут возрасти в эпоху подъёма примерно с пяти до

П ЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

десяти и более процентов национального дохода .

Вместе с тем в странах, где значительные капитало­ вложения для общехозяйственных и культурных нужд были необходимы, чтобы создать технические пред­ посылки подъёма, доля капиталовложений уже в пе­ реходном периоде была выше пяти процентов, как, например, в Канаде перед 90-ми годами прошлого ве­ ка и в Аргентине перед 1914 годом .

В таких случаях обычно импортированный капитал составлял значи­ тельную часть общей суммы капиталовложений в пе­ реходном периоде и даже иногда в самом периоде подъёма, как было в России и Канаде во время их бурного железнодорожного строительства перед Пер­ вой мировой войной .

В эпоху подъёма новые отрасли промышленности быстро распространяются, причем большая часть при­ былей снова вкладывается в производство — в строи­ тельство новых фабрик. Развитие новых отраслей сти­ мулирует в свою очередь, рост городов и всех других отраслей производства благодаря быстрому увеличе­ нию спроса на рабочие руки, а, следовательно, и на все средства потребления рабочих и их семей. Весь процесс роста во вновь созданных отраслях хо­ зяйства увеличивает доход тех, кто делает значитель­ ные сбережения и предоставляет их в распоряжение предпринимателей, занятых в новых отраслях. Растет новый предпринимательский класс, он направляет по­ ток вложений в частно-хозяйственный сектор. Хозяй­ ство использует ранее неведомые естественные ре­ сурсы и методы производства .

Новая технология распространяется на всю про­ мышленность и сельское хозяйство (поскольку сель­ ское хозяйство становится товарным), и всё растущее число сельских хозяев готово принять новые методы хозяйничанья и связанные с ними глубокие изменения быта. Революционные изменения в производительно­ сти сельского хозяйства являются существенным усло­ вием для успешного протекания эпохи подъёма, так как модернизация всего общества резко увеличивает спрос на сельскохозяйственные продукты. За одно или

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

два десятилетия основная структура хозяйства, а так­ же социальный и политический уклад общества ме­ няются настолько, что постоянный ежегодный темп прироста хозяйства становится возможным .

Как будет указано в главе 4-й, стадию подъёма в Великобритании можно отнести приблизительно к двум десятилетиям, следующим за 1783 г.; во Франции и в США — к нескольким десятилетиям, предшествующим 1860 г.; в Германии — к третьей четверти XIX века;

в Японии — к последней четверти прошлого века;

в России и Канаде — примерно к 25-тилетию перед 1914 годом. Индия же и Китай начали каждый свою стадию подъёма, хотя и совершенно по-разному, в 50-ых годах нашего века .

Стадия быстрого созревания

За подъёмом следует продолжительный период не­ изменного, хотя и колеблющегося роста, период, во время которого отныне из года в год растущее хозяй­ ство стремится распространить новейшую технологию на все участки хозяйственной жизни. Около 10-20% национального дохода инвестируется, отчего рост продукции опережает рост населения. Характер хо­ зяйства непрерывно меняется, по мере улучшения техники, быстрого развития новых и исчезновения старых отраслей. Народное хозяйство входит состав­ ной частью в мировое хозяйство: ранее импортиро­ ванные товары производятся теперь в собственной стране; возникает потребность в импорте новых това­ ров и, соответственно, в создании новых товаров для экспорта. Общество свободно приспособляет к своим нуждам требования нового эффективного производ­ ства, согласуя новые социальные идеалы и институ­ ции со старыми или пересматривая последние, чтобы устранить всё, что замедляет экономический рост, и, напротив, обеспечить ускорение его .

Примерно через 60 лет после начала стадии подъё­ ма (или спустя 40 лет после окончания этой стадии) обычно достигается состояние хозяйственной зрело­

П ЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

сти. Хозяйство, которое в стадии подъёма ограничи­ валось относительно узким кругом отраслей производ­ ства, охватывает теперь множество отраслей с развет­ вленной и сложной технологией. Так, например, центр тяжести с отраслей угольной, металлургической про­ мышленности и тяжелого машиностроения эпохи стро­ ительства железных дорог передвигается в более позд­ ние годы на станкостроение, химическую и электро­ техническую промышленность. Таков был путь про­ мышленности в Германии, Великобритании, Франции и США в конце XIX века или вскоре после этого .

Ниже, в главе 5-й, рассматриваются другие отрасле­ вые сдвиги, имевшие место вслед за стадией подъёма по пути развития к зрелости .

Формально мы можем определить хозяйственную зр е­ лость как состояние хозяйства, при котором послед­ нее обладает способностью выйти за пределы пер­ воначальных отраслей, толкавших хозяйство вперед во время стадии подъёма, и эффективно обрабатывать с помощью наиболее передовой (в данное время) тех­ ники очень большое число видов, если не все виды, своих естественных богатств. Это стадия, в которой хозяйство показывает, что оно располагает техниче­ скими и организационными средствами для того, что­ бы производить, если не все возможные продукты, то, во всяком случае, любой продукт, избранный для про­ изводства. Ему может недоставать (подобно совре­ менной Швеции или Швейцарии) сырья или других ма­ териалов для изготовления какого-нибудь вида про­ дукции по нормальной себестоимости, но его зависи­ мость от привозного сырья является вопросом эконо­ мического выбора или политического решения, скорее, чем технологической или организационной необхо­ димости .

Исторически оказывается, что требуется около 60 лет для того, чтобы хозяйство продвинулось от на­ чала периода подъёма до состояния зрелости. Объяс­ нение этого срока лежит, может быть, в неумолимой арифметике сложных процентов, примененных к ве­ личине основного капитала, и в способности трех по­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

следовательных поколений воспринять новую техно­ логию, живя в обществе, для которого постоянный рост является нормальным состоянием. Но конечно, установление одинакового для всех и точного отрезка времени между подъёмом и зрелостью невозможно .

Век высокого массового потребления Переходим к веку высокого массового потребления, при котором, в надлежащий момент роста, ведущими отраслями хозяйства становятся потребительские то­ вары длительного пользования и услуги. Это — ста­ дия, которая теперь процветает в США, первое ощу­ щение которой весьма радует население Западной Ев­ ропы и Японии и с которой, не без опасности для себя, заигрывает советское общество .

Когда общества достигли зрелости в 20-м веке обнаружилось два новых явления: реальные доходы на душу населения выросли до таких пределов, что значительная часть населения могла иметь продукты потребления далеко сверх необходимых пищи, жили­ ща и одежды, а структура рабочей силы изменилась так, что увеличилась не только доля городского на­ селения, но и доля промышленных рабочих, занятых на квалифицированной работе, а также служащих учреждений. Две последние группы знали лучше дру­ гих, что зрелая экономика сулит рост потребления, и стремиЛись участвовать в нем .

В дополнение к этим экономическим переменам, общество перестало считать дальнейшее развитие сов­ ременной технологии своей главной целью. Именно в этот период, после достижения стадии зрелости, западные общества постановили, например, ассигно­ вать большие средства на социальное благосостояние и безопасность. Возник особый тип социальной поли­ тики, известной под названием «государства обще­ ственного благосостояния», что ярко характеризует один из путей развития общества после достижения им технологической зрелости. Но в стадии высокого

П ЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

массового потребления наблюдается и тенденция на­ правлять ресурсы во всё возрастающих размерах в производство продуктов потребления длительного пользования и в сферу услуг, имеющих массовый спрос. Это происходит в обществах, предоставляющих свободу хозяйственной инициативе, где желания пот­ ребителя стоят выше всего. Швейные машины, вело­ сипеды, множество бытовых электрических приборов постепенно приобрели всеобщее распространение. Но наиболее характерным предметом потребления этого века стал дешевый автомобиль с его совершенно ре­ волюционным влиянием на экономику, быт, обще­ ственную жизнь и дальнейший рост общества .

Для США поворотным пунктом был, вероятно, конвеер Генри Форда 1913-14 гг. для поточной сборки машин, но в 20-ых годах и снова в послевоенное де­ сятилетие 1946-1956 гг. эта ступень технологического роста была доведена, действительно, до своего логи­ ческого завершения. В 50-ых годах Западная Европа и Япония вошли, как кажется, вполне в эту фазу ро­ ста, с неожиданной энергией восстанавливая свою экономику с первых же послевоенных лет. Советский Союз технически готов для этой стадии, и, по всем данным, его население стремится вступить в неё; но коммунистические лидеры стоят перед политическими и социальными трудностями приспособления режима к новой стадии роста, если бы она была осуществле­ на в СССР .

По ту сторону потребления

Что наступит за стадией высокого потребления, не­ возможно предвидеть. Можно лишь отметить, что, по крайней мере, население США вело себя за последнее десятилетие так, как будто оно, достигнув высокого уровня потребления, стало испытывать уменьшение предельной полезности товаров длительного пользова­ ния. Взамен дальнейшего роста потребления оно пред­ почло иметь большие семьи — тип жизни рода БудСТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА денброков.4 Американцы вели себя так, как будто, родившись в обществе, которое обеспечивает ста­ бильное благосостояние и высокое массовое потреб­ ление, они отказались от дальнейшего роста реальных доходов в прежних формах взамен на преимущество иметь больше детей. Но это наблюдение пока не даёт нам основания говорить о грядущей новой ста­ дии экономики: как сказал бы экономист, эластичность спроса на ребят в зависимости от уровня доходов может быть далеко неодинаковой у различных об­ ществ. Однако надо признать, что последствия роста рождаемости, вместе с не совсем чуждым этому яв­ лению недостатком капиталов социально-культурного назначения, будут, вероятно, определять собою кар­ тину американской экономики в ближайшие 10 лет, а не дальнейшее распространение товаров длительного пользования .

Здесь были перечислены в кратком обзоре — ско­ рее по внешним признакам, чем с помощью анализа внутренних отношений — стадии роста, различимые в жизни общества, когда оно двинется по пути модер­ низации: переходное общество, когда создаются пред­ посылки к подъёму, обычно под влиянием вторжения иностранных сил и действующих заодно некоторых местных сил, стремящихся к модернизации; сама ста­ дия подъёма; стремительный бег к зрелости, обычно продолжающийся в течение двух поколений; и нако­ нец, если увеличение доходов не отстает от распро­ странения технологической виртуозности (что, как мы увидим далее, не обязательно случается тотчас ж е), направление вполне зрелой экономики на снаб­ жение растущего городского — а затем и выселяюще­ 4 В романе Томаса Манна о трех поколениях говорится, что первое поколение стремилось к богатству; второе, рож­ денное в богатстве, стремилось к высокому положению в обществе и администрации; третье поколение, имевшее от рождения знатность и роскошь, избрало в жизни любовь к музыке. Сменяющиеся поколения различны в своих стрем­ лениях, так как мало ценят то, что считают прочно нахо­ дящимся в их обладании, и ищут новизны .

П ЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

гося в пригородные особняки — населения товарами длительного потребления и услугами (а также на­ правление экономики на службу «государства обще­ ственного благосостояния»). Предстоящее развитие, после этих стадий, стоит под знаком вопроса. Мы не знаем, задержится ли развитие на последней из ста­ дий и, если так, то как можно избежать стагнации (подробнее см. в главе 6-й) .

В последующих четырех главах мы займемся деталь­ ным анализом переходного периода, стадии подъёма, стадии созревания и процессов, которые привели к эпохе высокого массового потребления. В этой же вводной главе необходимо дать характеристику еще одного аспекта системы в целом .

Динамическая теория производства

Стадии экономического роста являются не только историческими описаниями. Они — не только способ обобщения фактов, наблюдаемых на последователь­ ных этапах развития новых обществ. Стадии роста пронизаны внутренней логикой и вытекают одна из другой. В основе их лежит аналитически установлен­ ная система понятий, связанная с динамической тео­ рией производства .

Классическая теория продукции исходит, в основ­ ном, из статических предпосылок, которые исключа­ ют изменения — или допускают только однократное изменение — переменных величин, наиболее суще­ ственных для экономического роста .

Современные эко­ номисты, поставив себе задачей объединение клас­ сической теории производства с кэйнсианским анали­ зом дохода, ввели динамические переменные: насе­ ление, технологию производства, предприниматель­ скую активность и т. д. Но они сделали это в столь общей и закостенелой форме, что их схемы не могут охватить главных явлений роста, как они представ­ ляются историку экономики. Нам нужна динамическая теория производства, которая различает не только раз­ деление дохода на потребление, сбережения и капита­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ловложения (и деление всей продукции на средства производства и продукты потребления), но анализи­ рует и состав капиталовложений, учитывая рост от­ дельных отраслей хозяйства. Дальнейшее изложение основано на такой разветвленной и гибкой теории производства .

Если расширить обычно принятые границы теории производства, то возможно определить теоретическое равновесие не только для объёма продукции, вложе­ ний и потребления в целом, но и для каждой отрасли экономики в отдельности.5 В рамках действия сил, определяющих общую массу продукции, оптимальный объём по секторам опреде­ ляется: а) со стороны спроса — уровнем доходов, численностью населения и характером спроса (вку­ с о в ); б) со стороны предложения — состоянием тех­ нологии и активностью предпринимателей, так как пос­ ледние устанавливают долю технически возможных и обещающих выгоду нововведений в основном капи­ тале.6 В довершение, необходимо принять чрезвычайно важную эмпирическую гипотезу: нормальным оптиму­ мом в развитии отрасли является замедление, что объ­ ясняется действием ряда факторов на каждую отрасль как со стороны предложения, так и со стороны спроса.7 Результаты применения этих принципов дают систе­ му отраслевых путей роста, откуда вытекают, в каче­ стве важнейшего вывода, оптимальные направления ка­ питаловложений .

Исторически капиталовложения не следовали, ко­ 5 W. W. Rostow, The P rocess of Econom ic Growth (O xford, 1 9 5 3 ), особенно глава IV. Также “Trends in the A llocation of R esou rces in Secular Growth”, глава 15 “Econom ic P ro ­ g re s s ”, под ред. Leon H. Dupriez, при уч. Douglas C. H ague (L ou vain, 1 9 5 5 ) .

6 В более точном приближении, динамическая теория про­ изводства должна учесть уровень развития теоретических и прикладных наук в их влиянии на капиталовложения по от­ раслям, что и сделано в P rocess of Econom ic Growth, особ, стр. 22-5 .

7 P ro cess of Econom ic Growth, стр. 96-103 .

П ЯТЬ СТАЛЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

нечно, этим оптимальным образцам в точности. Фак­ тически капиталовложения отклоняются от оптималь­ ных вследствие несовершенства процесса частных ка­ питаловложений, влияния мер правительства, военных событий. Создавая искусственный спрос и особые условия снабжения, войны временно изменяли выгод­ ные направления вложений; они разрушали капитал;

и при случае они ускоряли развитие новой техноло­ гии, важной для мирной экономики, и вызывали об­ щественно-политические сдвиги, благоприятные для мирного развития.8 Историческая последовательность конъюнктурных циклов и техно-экономических сдви­ гов есть результат отклонения фактического пути роста от оптимального. Такие колебания роста вме­ сте с влиянием войн дали историческое развитие эко­ номики, отличное от идеального, расчитанного зара­ нее на основе оптимальных предпосылок .

Несмотря на это, экономическая история растущих обществ отражает в известной мере и усилия обществ приблизиться к оптимальным путям роста секторов .

В каждый данный отрезок времени темпы роста от­ дельных секторов весьма различны. Теоретически воз­ можно изолировать некоторые ведущие секторы в ран­ нюю пору их роста, зная, что их быстрая экспансия играет, прямо или косвенно, существенную роль в поддержании темпа роста всего хозяйства.0 Для неко­ торых целей бывает полезно охарактеризовать народ­ ное хозяйство по роли его ведущих секторов и частично техническая база различных стадий роста за­ ключается в последовательной смене ведущих секто­ ров. Дело в том, что секторы имеют тенденцию бы­ стро расти в начале, что делает возможным и полез­ ным рассматривать экономическую историю как ряд стадий, а не просто как непрерывность, в которой ни­ когда не бывает скачков .

8 P rocess of Econom ic Growth, глава V II, особенно стр .

164-7 .

O понятии ведущих секторов, их влияния на экономику в целом и разных путях этого влияния см. “Trends in th e Allocation of R esources in Secular G row th” loc. cit .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Однако метод стадий развития требует также, что­ бы была принята во внимание эластичность спроса и чтобы это знакомое понятие было расширено, так как фазы быстрого роста секторов объясняются не только перестройкой производственных функций, но и высо­ кой растяжимостью спроса в зависимости от цен, за­ работков, или того и другого. Ведущие секторы появ­ ляются и растут не только вследствие текущих изме­ нений в технологии, и возрастающей готовности пред­ принимателей принять имеющиеся новшества, они ра­ стут отчасти и под давлением такого спроса, который способен значительно расширяться в зависимости от цен и доходов .

Однако спрос на производительные силы зависит не только от вкусов и выбора частного потребителя, но и от общественных решений и политики правительства, будь оно ответственным перед избирателями, или дик­ таторским. Поэтому необходимо учитывать решения обществ о распределении производительных сил, ре­ шения, отменяющие нормальный рыночный порядок распределения их. Необходимо также учитывать за­ боты обществ о благосостоянии, в самом широком смысле, включая и вне-экономические мотивы этих забот .

Например, динамика рождаемости отражает собою одно из решений общества в области благосостояния, принятое под влиянием изменения доходов. Кривые ро­ ста населения показывают (в дополнение к данным о смертности), как на разных стадиях решался вопрос о размерах семьи: от обычного (но не всеобщего) падения рождаемости во время или вскоре после ста­ дии подъёма, когда урбанизация стала фактом, а эко­ номический прогресс близкой возможностью, до не­ давнего скачка рождаемости, когда американцы (и другие в обществах, отмеченных высоким массовым потреблением) стали, повидимому, искать в больших семьях новых радостей жизни сверх тех, какие им бы­ ли доставлены экономическим расцветом и изобилием наиболее современных предметов потребления и услуг .

Есть и другие решения, принятые обществами, когда доступные им возможности выбора расширились в про­

П ЯТЬ СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

цессе хозяйственного роста. Эти широкие коллектив­ ные решения, определяемые многими факторами, ле­ жащими глубоко в истории, культуре и государствен­ ном устройстве, вне рыночного хозяйства, скрестились с динамикой рыночного спроса, развитием технологии и предпринимательства и создали специфическое со­ держание стадий экономического роста каждого об­ щества .

Как, например, должно было реагировать традицион­ ное общество на вторжение чужой силы, находившей­ ся на более высоком уровне развития: как японцы — сплоченным и энергичным отпором или подобно раздав­ ленным в XVIII столетии ирландцам, делавшим из сво­ ей слабости добродетель, или подобно китайцам — медленным и постепенным изменением традиционного общества?

Когда достигнута национальная самостоятельность современного типа, как использовать национальную энергию: направить её на внешнюю агрессию для во з­ даяния за древние обиды или для увеличения нацио­ нальной мощи? использовать её для укрепления и со­ вершенствования нового общенародного правительства в противовес прежним областным влияниям? направить её на модернизацию хозяйства?

Когда настала стадия подъёма, и народное хозяй­ ство вступило в полосу интенсивного роста, в какой мере усвоение новой технологии и убыстрение роста должно быть ограничено ради повышения потребления на душу населения и роста благосостояния?

Когда достигнута технологическая зрелость, и на­ ция имеет в своем распоряжении модернизированную и дифференцированную индустриальную машину, ка­ ким целям и в какой мере должна служить эта машина:

повышению общественной обеспеченности с помощью мер правительства? развитию массового потребления в области товаров длительного пользования и услуг?

увеличению национального престижа и роли в между­ народных делах? или для увеличения досуга?

И, наконец, вопрос о будущем, хотя история дает нам только отрывочные данные для его возможного решения: что делать, если рост реальных доходов поСТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА теряет свою привлекательность? Что выбрать тогда:

большие семьи, безделье, четырехдневную рабочую неделю, межпланетные путешествия или выработку нового человеческого сознания, свободного от импе­ ратива нужды и недостатков?

Обозревая общие контуры каждой стадии роста, мы исследуем, таким образом, не только отраслевую структуру народных хозяйств, которая изменяется и служит дальнейшему росту; мы исследуем также серию стратегических решений, принятых различными обще­ ствами, по вопросу об использовании производитель­ ных сил, — который не только включает, но и выхо­ дит за пределы проблемы спроса, базирующейся на эластичности спроса в зависимости от доходов и цен .

–  –  –

В этой главе мы рассмотрим переходную эпоху, иначе говоря, эпоху предпосылок для стадии подъё­ ма, когда общество готовит себя к непрерывному ро­ сту или когда внешние силы выполняют для общества эту же функцию .

Необходимо сперва установить различие между дву­ мя случаями, известными из истории .

Общий случай соответствует эволюции большинства стран Европы, значительной части Азии, Среднего В о ­ стока и Африки. В данных условиях создание пред­ посылок для подъёма требовало фундаментальных из­ менений в развитом традиционном обществе, которые затрагивали и существенно улучшали и социальную структуру, и политическую систему, и технику про­ изводства .

Но есть и другой случай. Он относится к небольшой группе стран, рожденных, в некотором смысле, «сво­ бодными»10: США, Австралии, Новой Зеландии, Кана­ де и, может быть, некоторым другим. Эти страны были основаны выходцами из Великобритании, кото­ рая сама была уже давно в переходном периоде. Б о­ 10 Выражение Louis H a rtz ’a в “The L iberal T rad ition in A m erica” (Нью Йорк, 1 9 5 5 ) .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

лее того, они были основаны такими социальными группами — обычно диссидентами того или иного ти­ па, — которые выдвинулись вперед в динамическом процессе перехода, медленно развивавшемся в Вели­ кобритании. Наконец, природа этих стран — некуль­ тивированные, но обширные земли, изобиловавшие естественными ресурсами — не благоприятствовала сохранению элементов традиционной структуры, ко­ торые были пересажены из старой страны. Поселенцы ускоряли процесс перехода, поощряемые чрезвычай­ но привлекательными перспективами хозяйственных успехов. Таким образом, нации, относящиеся ко вто­ рому случаю, никогда не жили вполне жизнью тради­ ционного общества с его особенной структурой, об­ щественными отношениями и идеалами. Поэтому пере­ ходный процесс у этих наций был, главным образом, процессом экономическим и техническим. Создание предпосылок для стадии подъёма было, в значительной мере, делом накопления капитала в главных обслужи­ вающих отраслях, как железнодорожный транспорт, морские порты, дороги, а также делом нахождения таких экономических условий, при которых переход от сельского хозяйства и торговли к промышленному производству стал бы выгоден. В самом деле, на пер­ вых порах преимущество лежало на стороне сельского хозяйства, т. е. производства продовольствия и сырья на экспорт .

Хотя различие между этими двумя случаями доста­ точно ясно, всё же при ближайшем рассмотрении приходится признать, что граница между ними не столь резка, как кажется сначала. Соединенные Шта­ ты, например, организовали у себя на Юге нечто вроде традиционного общества, как придаток к хлоп­ чатобумажным фабрикам Ланкашира, а затем Новой Англии. Продолжительный и медленный процесс осво­ бождения Юга от этого особого вида традиционного общества характерен именно для общего, а не специ­ ального случая. Далее, имели место трудности нерав­ номерного развития в Канаде вследствие того, что про­ винция Квебек долго оставалась на положении тра­ диционного общества. Стадия подъёма на американ­

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

ском Юге развернулась за последние 20 лет, а подъём в Квебеке начался по-настоящему только теперь .

Есть и другие промежуточные случаи. Надо ли от­ носить латино-американские государства к общему случаю или к удачным отпрыскам бывшей уже в пе­ реходной стадии Европы? Мы сказали бы, что в це­ лом они относятся к общему случаю: их развитие началось особым видом традиционного общества — часто в виде смеси традиционной Латинской Европы и древней местной культуры, — которое требовало фундаментальных перемен до того, как перманентный рост стал возможен; но латино-американские государ­ ства отличаются друг от друга. С другой стороны, Скандинавия, отчасти подобно самой Великобритании, отбросила тормозившие её пережитки традиционного общества гораздо скорее, чем многие другие части Европы. Швеция относится скорее ко второй, чем к первой категории .

Тем не менее различие между двумя случаями нам полезно, если применять его осторожно и в соответ­ ствии с обстоятельствами .

Эта глава рассматривает общий случай, т. е. процесс, который происходит внутри традиционного общества и создает предпосылки для его подъёма .

Природа переходной эпохи

Переход от традиционного общества к стадии подъё­ ма является, очевидно, многогранным процессом. Если иметь в виду общество, по преимуществу сельскохо­ зяйственное, применяющее, как обычно бывает, 75 и более процентов своей рабочей силы в сельском хо­ зяйстве, — оно должно перестроиться так, чтобы пре­ имущественное положение заняли промышленность, транспорт, торговля и услуги .

Общество, живущее на относительно небольшой территории, большей частью, замкнутым в себе хозяй­ ством, должно стремиться к национальному единству и более полной международной роли, направляя со­ ответственным образом и свою торговлю .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Высокая рождаемость, которая ранее, при ограни­ ченности жизненных горизонтов, считалась доброде­ телью и подтверждением бессмертия трудящихся в поте лица своего, должна пойти на убыль ввиду но­ вых возможностей экономического преуспеяния и вви­ ду сокращения потребности в необученных рабочих сельского труда .

Доходы, превышающие минимальный уровень пот­ ребления, которые до тех пор накоплялись, преимуще­ ственно, в руках землевладельцев, должны быть переда­ ны в распоряжение тех, кто израсходует их на построй­ ку грунтовых и железных дорог, школ и фабрик, а не на загородные виллы, прислугу, личные прикрасы или храмы .

Роль людей в обществе должна оцениваться не по их принадлежности к роду, сословию и даже к цеху или гильдии, а по их способности выполнять определен­ ные полезные, всё более специальные функции .

И — главное — должно быть распространено пред­ ставление о том, что человек не должен рассматри­ вать окружающую его среду, как неизменный фактор, данный ему природой и Провидением, но как упоря­ доченный мир, который может быть изучен и преоб­ разован для целей производства и экономического прогресса .

Всё это и многое другое включается в процесс пе­ рехода от традиционного к современному, всегда ра­ стущему обществу. Каким же образом следует анали­ зировать этот переход и в чем следует видеть его глав­ ные черты?

Мы займемся сперва его экономической стороной в узком смысле слова, затем перейдем к не-экономическим явлениям .

–  –  –

Современный экономист — или, что будет правиль­ нее, учитывая появившийся недавно огромный инте­ рес к проблеме роста, современный экономист 10 лет тому назад — был бы склонен сказать историку чтоПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА либо в таком духе: «Эта сложность процесса развития общества, конечно, соответствует действительности и представляет интерес для историка, но не следует придавать ей чрезмерного значения. То, о чем вы го­ ворите, есть рост доли вложений и размера основных производственных фондов на душу населения. Добей­ тесь увеличения доли вложения в такой мере, чтобы рост продукции превысил темп роста населения — скажем, добейтесь доли вложений свыше 10% нацио­ нального дохода, — и дело сделано. Разница между традиционным и современным обществом заключает­ ся только в высоте доли вложений сравнительно с ко­ эффициентом роста населения: составляет ли она 5% национального дохода или поднялась до 10% или вы­ ше. При отношении капитала к продукции пример­ но в 3, 10% вложений перегонят всякий возможный рост населения и в результате получится постоянный прирост продукции на душу населения». И эти слова современного экономиста, мыслящего старыми кате­ гориями, были бы формально правильны .

Но чтобы повысить долю капиталовложений, члены данного общества должны быть способны приложить — а в замкнутых обществах и создать — современ­ ную науку и снижающие себестоимость изобрете­ ния к производству .

Другие члены этого общества должны быть готовы взять на себя жертвы и риск руководства по эффек­ тивному использованию изобретений в рамках налич­ ного капитала.

Иные должны быть готовы отдать свои средства в долгосрочные ссуды на дело модернизации промышленности, что представляется гораздо более рискованным, чем обычные финансовые операции:

ссуды, обмен денег, внешняя торговля, обращение не­ движимостей .

А всё население должно быть готово обучиться работе при новой экономической системе, а затем на деле руководить ею и трудиться при постоянной сме­ не методов этой работы, в условиях вхождения в ши­ рокие дисциплинированные группы, где каждому тру­ дящемуся дается узко специализированная, постоянно повторяющаяся функция .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Кратко говоря, рост доли вложений, в котором экономист видит существо переходного периода, тре­ бует радикальных сдвигов в активном отношении об­ щества: к теоретическим и прикладным наукам; к но­ вовведениям в технику производства; к риску модер­ низации; к условиям и методам труда .

Следует подчеркнуть, что речь идёт об активном отношении общества к новой обстановке, потому что здесь говорится не об общей психологической или со­ циологической переориентировке людей, а о создании институций и правил, которые оправдали бы себя на практике. Такие перемены не могут быть проведены с помощью изучения общественного мнения по способу Гэллупа, они происходят после сравнения фактиче­ ских результатов в области политического устройства, социальных отношений и экономики и такого же срав­ нения объективно-возможных доходов .

Бросив взгляд на внутреннюю сторону процесса вложений в мире меняющихся производственных функций, мы можем согласиться, что, в конце концов, сущность перехода может быть по праву представ­ лена, как повышение доли вложений до такого уровня, который обеспечивает постоянный, значительный и ощутимый прирост продукции, относительно превы­ шающий прирост населения; но, сказав это, мы не хотим дать повода к пониманию, что повышение доли вложений является конечной и всеобъемлющей при­ чиной .

Две отраслевых проблемы

Повышение доли вложений и отражающие его глу­ бокие социальные изменения являются также след­ ствием развития отдельных отраслей народного хозяй­ ства, в которых трансформирование хозяйства проис­ ходит в первую очередь. Поэтому анализ экономиче­ ского роста, во избежание его чрезмерной абстракт­ ности, должен распространится и на отрасли .

Для иллюстрации необходимости разорвать покры­ вало агрегатного анализа и заняться вплотную отрас­ лями, мы рассмотрим теперь две отраслевых пробле­

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

мы, знакомые так или иначе всем обществам, которые на опыте учились расти. Это — проблема повышения производительности сельского хозяйства и добываю­ щей промышленности и проблема капиталовложений в транспорт, связь, коммунальное и социально-культур­ ное строительство .

Сельское хозяйство и добывающая промышленность

Хотя процесс роста на первых ступенях зависит в большой мере от снабжения продовольствием, все же правильным названием данной проблемы будет про­ блема сельского хозяйства и добывающей промышлен­ ности. Общим требованием эпохи перехода является принятие мер для быстрого повышения производитель­ ности всех наиболее доступных естественных источ­ ников сырья и ресурсов. Как правило, это означает более высокую продукцию продуктов питания. Но это может касаться также и производства шерсти, хлопка, шелка, — как это было в XIX веке в Новой Зеландии, на американском Юге, в Японии. А в Швеции это тре­ бование означало развитие лесной промышленности, в Малайе — добычи каучука, на Среднем Востоке — добычи нефти. В некоторых районах Америки, в Ав­ стралии и на Аляске добыча золота сыграла ту же роль, в увеличении естественных ресурсов .

Дело не заключается только в том, чтобы индустри­ ализировать промышленность. Для приобретения си­ лы подъёма и опыта конкурентной борьбы требуется время, а между тем возникает необходимость в по­ крытии больших расходов общественного характера и — почти определенно — забота о прокормлении воз­ росшего населения. Таким образом, модернизация требует большого оборотного капитала, и значитель­ ная часть его должна поступить от быстрого роста продукции, в результате повышения производитель­ ности сельского хозяйства и добывающей промыш­ ленности .

Точнее говоря, попытка расширить основной капи­ тал, не скоро приносящий свои плоды, и одновременно

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

пропитать растущее население требует либо увеличе­ ния продукции сельского хозяйства, либо увеличения ввоза продовольствия, либо того и другого. Приток капитала извне, конечно, полезен, но, в конце концов, по займам необходимо платить, а уплата займов тре­ бует усиленного экспорта .

Поэтому существенным условием для успешного развития переходного общества является требование, чтобы вложения в землю, недра и др. естественные ре­ сурсы были увеличены там, где возможен быстрый рост продукции, и — что еще важнее — чтобы неис­ пользованные до тех пор изобретения и технические улучшения были использованы на деле .

Отметив основное условие о необходимости иметь оборотный капитал, взглянем теперь пристальнее на вопрос сельского хозяйства и пищевого снабжения .

В сущности, есть три больших задачи, которым слу­ жит сельское хозяйство в процессе перехода от тради­ ционного общества к благополучной стадии подъёма .

Прежде всего, сельское хозяйство должно давать больше пищевых продуктов, которые необходимы для ожидаемого прироста населения. Население же надо уберечь от голода, не затрагивая иностранной валю­ ты, нужной для других связанных с хозяйственным ростом, важных целей. Но, увеличение продукции де­ ревни и вывоз её из сельских районов необходимы и для другой цели — снабжения городского населения, которое неминуемо будет расти непропорционально быстро в течение переходного периода. В большин­ стве случаев, кроме того, усиленные поставки сель­ скохозяйственных продуктов необходимы для сбалан­ сирования внешней торговли, которая ведется в ин­ тересах увеличения основного капитала: в положи­ тельном смысле путем получения иностранной валю­ ты, как поступали США, Россия, Канада и многие другие страны, производя и поддерживая избыток сельскохозяйственной продукции в то время, как их население росло (а городское население — еще в большей мере, чем всё остальное); или в смысле от­ рицательном, сокращая платежи за ввозимое продо­ вольствие, как поступала целая группа стран, начи­

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

ная с Великобритании в 1790-ых годах до Израиля в 1950-ых годах .

Главным соображением является то, что обрабаты­ вающая промышленность в переходном периоде едва ли может явиться базой для приобретения иностран­ ной валюты в таком количестве, чтобы оплатить им­ порт продуктов питания. Рост населения, урбаниза­ ция, нужда в иностранной валюте для основного и обо­ ротного капиталов, всё это должно оказывать особое давление на сельское хозяйство, требуя от него уве­ личения продукции. Другими словами, темп возраста­ ния сельскохозяйственной продукции может оказать­ ся пределом для темпа модернизации хозяйства в переходном периоде .

Но это не всё. Сельское хозяйство может занять в этом действии важные и совершенно определенные позиции, — как со стороны спроса, так и со стороны предложения. Допустим, что государственный сектор в этом хозяйстве переходного периода не столь велик, чтобы его расширенный спрос мог поддержать бы­ стрый рост промышленности. Допустим, что некоторые из потенциально ведущих отраслей изготовляют то­ вары потребления, как это в действительности часто бывало: не только хлопчатобумажные ткани, как в Англии и Новой Англии, но и широкий ассортимент суррогатов импортных товаров, как в ряде латинскоамериканских стран.

Кроме того, среди новых отрас­ лей могут и часто должны быть отрасли, производя­ щие средства производства для сельского хозяйства:

сельскохозяйственные машины, минеральные удобре­ ния, дизельные насосы и т. д. Короче говоря, нали­ чие растущих реальных доходов в сельском хозяй­ стве, основанных на возросшей производительности, может быть важным стимулом развития новых отрас­ лей промышленности, важных для последующего об­ щего подъёма .

Вопрос о доходах в сельском хозяйстве при рево­ люционных изменениях его производительности может быть важен даже в тех случаях, когда индустриализа­ ция не основана на отраслях, производящих предметы потребления: именно с возрастающих сельских дохо­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

дов могут быть взысканы равным образом растущие налоги, необходимые для финансирования государ­ ственных мер переходного периода, что совместимо как с сохранением жизненного уровня сельского на­ селения, так и с ограждением городского населения от инфляции .

И, наконец, имеется третья самостоятельная роль сельского хозяйства в переходном периоде, которая идет дальше обеспечения продовольствием, спросов на промышленную продукцию и платежа налогов. Она состоит в том, что сельское хозяйство должно ссу­ жать новым отраслям существенную часть своего избыточного дохода. Центральным пунктом книги «О богатстве народов» Адама Смита — пунктом, который затерялся среди советов о булавках и свободной тор­ говле — является представление автора о том, что избыточный доход от владения землей должен быть так или иначе передан из рук тех, кто бесплодно рас­ тратит его, в руки деловых людей, которые вложат эти средства в новые отрасли промышленности и за­ тем будут использовать полученную прибыль, по мере роста производительности, на дальнейшие капитало­ вложения. Это именно то, что сделали в XIX в. Япо­ ния, Россия и много других стран с помощью земель­ ных реформ в переходную эпоху, в стремлении уси­ лить приток капитала, необходимого для социальных накладных расходов и других существенных затрат модернизации .

Таким образом, многочисленные, различные, но сходные по своему влиянию последствия революци­ онных перемен в сельском хозяйстве придают ему особенное значение в переходный период. Сельское хозяйство должно доставлять больше продовольствия, открыть более широкий рынок сбыта, выделить боль­ ше ссудного капитала для новых отраслей .

Наблюдения над накоплением капитала во всем на­ родном хозяйстве в целом, а не по отраслям, недо­ статочно освещают эти важные многообразные связи между сельским хозяйством и промышленностью в процессе роста .

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

Образование капитала общехозяйственного значения (социальные накладные расходы) Подобно этому, и обычный способ объяснения на­ копления капитала, как части всего народного дохода, недостаточен для выяснения решающей роли капита­ ла для транспортного и дорожного, коммунального и социально-культурного строительства, или для так называемых «социальных накладных расходов», в пе­ реходном обществе.* Из всех сохранившихся данных о путях и темпах формирования капитала в эпоху, предшествовавшую подъёму, и в самую эпоху подъё­ ма видно, что очень большая доля всех вложений должна была направиться в транспорт и другие отрас­ ли общехозяйственного значения.* 11 Помимо своей собственной абсолютной величины, общехозяйственные расходы важны тремя своими ха­ рактерными чертами, которые отличают их от капи­ таловложений вообще, как последние представляются при обычном агрегатном методе исследования. Вопервых, эти затраты производятся в течение долгого времени, и не менее продолжительное время прохо­ дит прежде чем вложенный капитал начинает прино­ сить доходы. В отличие от агротехники, дающей во з­ можность получить два урожая за один сезон, или от применения минеральных удобрений, железная доро­ га едва ли принесет доход через год или два со вре­ мени начала постройки, хотя она даст большие вы­ годы на много лет вперед. Во-вторых, расходы по каждому объекту капиталовложения обычно велики и не дробимы. Железная дорога от Чикаго до Сан-Фран­ циско либо строится целиком, либо вовсе не строится;

* Автор выражает это понятие словами “Social Overhead C ap ital”. (Прим. пер.) .

11 См., напр., А. К. C airncross, Home and F o reig n In ­ vestm ent, 1870-1913, глава III, стр. 44-8, по поводу состав а вложений в Канаде в эпоху подъёма (приблизительно в 1895-1915 гг.) См. также Е. Lindahl и др., N ational Incom e of Sweden, 1861-1930 (Stockholm, 1 9 3 7 ), особенно стр .

257-66, по поводу характера вложений в Швеции и роли железнодорожного и жилищного строительства в период 1870-1890 гг .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

незаконченная линия железной дороги не имеет боль­ шого значения, в то время как другие формы капитало­ вложений — в промышленности и в сельском хозяй­ стве — могут преуспевать и при постепенных затра­ тах. В-третьих, в силу своей природы, прибыли от вло­ жений общехозяйственного и социально-культурного характера часто возвращаются не к инициаторампредпринимателям, а ко всему населению города, рай­ она, области в виде различных удобств и выгод .

Все три характеристики, взятые вместе: длитель­ ность осуществления и бесприбыльного периода, крупность затрат и косвенные пути рентабельности приводят к тому, что в деле общехозяйственных за­ трат наибольшая роль принадлежит правительствам, а, следовательно, им же принадлежит важнейшая роль в подготовке стадии подъёма. Другими словами, капи­ тал для этого рода затрат не может быть создан — в некоторых наиболее важных своих формах — путем постепенного вложения прибылей, извлекаемых из пер­ воначального небольшого капитала. Для этого необ­ ходимо с самого начала мобилизовать значительные суммы .

Таким образом, даже в таком высоко развитом ка­ питалистическом переходном обществе, каким были США между 1815 г. и 1840 г., штатные и местные вла­ сти играли большую роль в формировании капитала для общехозяйственных целей, принимая на себя ини­ циативу его созидания. Канал Эри был построен ле­ гислатурой штата Нью Йорк. Американская Континен­ тальная железная дорога была построена при огром­ ных субсидиях федерального правительства в виде от­ пуска земельных участков .

В вопросе о значении сельского хозяйства и «соци­ альных накладных расходов» в переходных обще­ ствах мы подчеркиваем как метод, так и суть его. О методе следует иметь в виду, что надлежащая раз­ бивка хозяйства на отрасли необходима для анализа экономического роста, который приобретает размах под влиянием ключевых стратегических факторов .

Агрегатные показатели могут быть полезны для цели анализа доходов за короткий период, но если их при­

UПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

менить к анализу роста, они скрывают больше, чем выясняют. О сути следует сказать, что подготовка жизнеспособной основы для новой индустриальной структуры требует, чтобы в двух неиндустриальных секторах — в сельском хозяйстве и «социальных нак­ ладных расходах», особенно же, в транспорте, — произошли изменения революционного характера .

Вне-экономическая перемена

Мы переходим к вне-экономической стороне пред­ посылок для стадии подъёма .

В широких чертах общественные перемены, необ­ ходимые для того, чтобы подготовить традиционное общество к систематическому развитию, становятся довольно хорошо известными. Широко признается, что должна возникнуть новая элита, или руководя­ щий слой, которому должно быть достаточно просто­ ра, чтобы он мог приступить к созданию нового инду­ стриального общества. Хотя протестантская этика от­ нюдь не является единственной нравственно-философ­ ской базой для деятелей хозяйственного подъёма, важ ­ но, чтобы новая элита считала задачи модернизации возможными, полезными и служащими доброй цели .

Новая элита должна превзойти в известной мере социальный и политический авторитет старой зем­ левладельческой элиты. Претензии последней на со­ хранение доходов в большем объёме, чем этого тре­ бует нормальное потребление, должны быть сломлены, если окажется невозможным направить этот доход в новые отрасли на началах соглашения и взаимопони­ мания .

Вообще же горизонт грядущего должен расши­ риться; люди — и в городах, и в сельских районах — должны свыкнуться с перспективой перемен и с пред­ стоящим выполнением ими узких специализированных функций .

Таков тип социологических и психологических пе­ ремен, которые считаются теперь основными в деле создания предпосылок для стадии подъёма. Но этого

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

еще недостаточно. Нисколько не отрицая значения некоторых перемен во взглядах, идеалах, социальной структуре и надеждах, мы хотели бы, в дополнение, подчеркнуть роль политического процесса и полити­ ческих мотивов в переходном обществе .

Исторические факты свидетельствуют о том, что ре­ активный национализм, т. е. противодействие вмеша­ тельству более развитых наций, был наиболее важной и мощной движущей силой в переходе от традицион­ ного к современному обществу, — по меньшей мере, столь же важной, как и мотив получения прибыли. Лю­ ди, стоявшие у власти или имевшие влияние, стремились выкорчевать традиционные основы жизни не потому, главным образом, что ожидали увеличения дохода, а потому что традиционное общество не смогло или, как можно было предвидеть, не сможет защитить их против унижения со стороны иностранцев. Оставя Великобританию на время в стороне, рассмотрим об­ стоятельства и мотивы, которые в других странах поставили традиционные общества на путь модерни­ зации .

В Германии эту роль выполнил, несомненно, наци­ онализм, выросший из прошлых унижений и надежды на будущее: из воспоминаний о Наполеоне и прус­ ской версии о сильной, объединенной, национальной Германии. Именно немецкий национализм обманул ре­ волюцию 1848 г. во Франкфурте и расчистил место для эпохи подъёма; его главными деятелями были юнкеры и люди из восточных областей, а не либералы и деловые люди Запада. В России военные интервен­ ции и поражения, растянувшиеся более чем на сто­ летие, привели силы прогресса в движение: вторже­ ние Наполеона, Крымская война, Русско-японская война и, наконец, Первая мировая война были двига­ телями внутренних перемен. В Японии главное значе­ ние имели не высокие прибыли или товары широкого потребления, а опиумная война в Китае в начале 1840-ых годов и семь черных кораблей коммодора Перри де­ сять лет спустя. Они бросили жребий в пользу модер­ низации. В Китае глубоко укоренившееся традицион­ ное общество уступало свое место лишь медленно и

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

мучительно, но и оно, в конце концов, очистило поле после столетия унижений перед иностранцами, чего не было в силах предотвратить .

То же самое произошло, конечно, в колониальных странах южного полушария; но в колониях действо­ вали две группы причин .

Хотя имперские державы не ставили себе задачи развивать в колониях предпосылки для подъёма, они не могли избежать некоторого прогресса в мышлении, познаниях, общественном устройстве колониальных народов и капиталовложений для улучшения транс­ портных, жилищных и др. условий, что толкало ту­ земное общество по пути хозяйственного развития .

И часто эти державы проводили ограниченную мо­ дернизацию хозяйства в качестве элемента колони­ альной политики .

Во всяком случае, реальность и эффективность си­ лы, связанной с обладанием современной технологией, была показана туземцам, и наиболее глубокомыслен­ ные из них сделали соответствующие выводы. Были построены порты, доки, дороги, а позже железные дороги; была введена централизованная система на­ логов; некоторые из туземцев были вовлечены в хозяйственную деятельность современного типа, что было необходимо для производства экспортных това­ ров, а также товаров, которые могли быть с выгодой произведены на месте для расширяющегося городско­ го и доступного торговле сельского рынка. Часть но­ вых товаров и услуги распространились среди тузем­ цев в достаточной мере, чтобы изменить их представ­ ления о достижимом уровне жизни; немногим была открыта возможность западного образования. В ре­ зультате идея национализма, преодолевая прежние ро­ довые или районные связи, неизбежно кристаллизо­ валась в народе вокруг накопившейся обиды на коло­ ниальный режим .

В дальнейшем в этой полумодернизированной об­ становке создались местные организации, достаточно сильные для того, чтобы оказывать политическое, а иногда и военное давление на колониальные держа­ вы, требуя их ухода с данной территории. Произо­

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

шло это под влиянием как положительных, так и от­ рицательных примеров деятельности колониальной власти .

Ксенофобия и национализм того типа, который раз­ вился в колониальных областях, не были, конечно, единственными мотивами модернизации традиционных обществ. Роль местных торговцев также была велика .

Они видели в модернизации не только устранение препятствий к росту торговли и прибылей, но и воз­ можность достижения более высокого общественного положения, которое не признавалось за ними в тра­ диционном обществе, несмотря на их богатство. Кроме того, более образованные местные круги почти всегда искали в модернизации путей к повышению достоин­ ства или ценности человеческой жизни, как для от­ дельной личности, так и для народа в целом. А солда­ ты — безусловно, решающий элемент переходной эпохи — часто носили в сердце нечто, гораздо боль­ шее, чем обиду на иностранное владычество — мечты о будущей национальной славе в битвах на чужой земле .

Коалиции переходного общества

Нет сомнения в том, что если бы не было оскор­ бления человеческого и национального достоинства во время вторжения более развитых государств в ко­ лониальные или недостаточно развитые районы, ход модернизации традиционных обществ за последние 150 лет был бы гораздо медленнее, чем он оказался в действительности. В традиционных и ранне-переход­ ных обществах, на основе далеко неодинаковых моти­ вов и интересов, возникали коалиции, желавшие со­ здания сильных наицональных правительств современ­ ного типа. Эти группы были готовы бороться со всеми инакомыслящими, т. е. с политическими и соци­ альными группами, выросшими на почве местных землевладельческих интересов, иногда связанными с колониальной или квази-колониальной властью .

Такие союзы в переходном обществе часто объеди­ няло только одно твердое убеждение, а именно, что

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

они выиграют от создания независимого современно­ го государства. Исторически, эти союзы не раз имели политические (или военные) и хозяйственные подраз­ деления, из которых каждое руководилось несколько особыми мотивами и целями в деле основания нового или модернизированного государства. Так, в Германии существовала коалиция юнкеров и западных деяте­ лей торговли и промышленности; в Японии самураи блокировались с торговцами зерном; в пореформен­ ной России (после 1861 г.) купеческий средний класс выступал заодно с более предприимчивыми чинов­ никами и военными .

Эти коалиции XIX века имеют родственное сход­ ство с поздне-средневековыми коалициями королей и среднего городского сословия, которые содейство­ вали созданию государств Западной Европы, и с коа­ лициями военных, купцов и интеллигенции нашего ве­ ка с успехом развившейся в Турции, с потерпевшей поражение в национальном Китае и судьба которых еще не решена в большей части южной половины земного шара .

Разные направления национализма

Теперь мы приближаемся к наиболее трудной части вопроса. Национализм может быть обращен к любому из многих направлений. Он может быть направлен во­ вне для возмещения действительных или воображае­ мых прошлых унижений, пережитых на мировой аре­ не, или для использования действительных или воображаемых возможностей с целью вознести нацио­ нальное величие. Коль скоро создано новое совре­ менное государство, а экономика приобрела силу са­ мостоятельного развития, эти возможности представ­ ляются впервые в истории вполне реальными. Нацио­ нализм, далее, может быть направлен на внутреннюю активность — политическое закрепление победы, одержанной национальными силами над региональны­ ми полуфеодальными группами. Или же национализм может быть использован для целей экономической,

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

социальной и политической модернизации, которая задерживалась в своем развитии старой общественной, большей частью, аристократической и местнической структурой, или бывшей колониальной властью, или коалицией этих двух сил .

После рождения современной государственности, различные элементы, представленные в победившей коалиции, стремятся мобилизовать только что пере­ житый триумф националистических чувств в различ­ ных направлениях: например, военные круги — в на­ правлении внешней политики; профессиональные по­ литические деятели — для закрепления победы цент­ ральной власти над областями; деловые люди — для экономического развития; интеллигенция — для со­ циальных, политических и законодательных реформ .

В таких случаях линия внешней и внутренней поли­ тики вновь созданного или модернизированного госу­ дарства чрезвычайно зависит от баланса сил в пришед­ шей к власти коалиции и от компромисса между раз­ личными целями национализма .

Американский ученый Lawrence Barss (Массачусет­ ский Технологический институт) полагает, что путь к модернизации проходит фактически две различные фазы: первая фаза характерна тем, что, хотя правя­ щая политическая коалиция желает видеть плоды мо­ дернизации, деятели её слишком отягчены интересами и привычными рамками мышления традиционного об­ щества, чтобы решиться на необходимые радикальные шаги. После этого, в конце концов, приходит к власти поколение людей, которые не только заинтересованы в утверждении национальной независимости, но и го­ товы создать современное, основанное на развитии городов общество. Эту вторую фазу переходного об­ щества B arss называет «трансформацией». Только тог­ да предпосылки для начала стадии подъёма становят­ ся фактом .

Является ли двухфазное переходное общество Barss ’a, действительно, постоянной частью исторического развития или нет, — ясно, однако, что продолжитель­ ность и изменчивость перехода от традиционного к современному положению зависит существенно от то­

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

го, насколько местные культурные силы, человеческая энергия и ресурсы направлены на задачи внутренней модернизации в отличие от других возможных це­ лей национализма. Надлежащее направление сил и ре­ сурсов должно быть важнейшей частью функций по­ литического руководства .

В самом деле, перед центральным правительством стоят в области техники наиболее крупные и суще­ ственные задачи во время переходного периода. Нет необходимости, чтобы правительство владело сред­ ствами производства. Как раз наоборот. Но правитель­ ство должно быть способно так организовать народ­ ное хозяйство, чтобы появились единые коммерче­ ские рынки; оно должно проводить и поддерживать налоговую и бюджетную системы, которые направля­ ют ресурсы на актуальные цели, за счет, в случае нужды, доходов старого класса арендополучателей;

оно должно находить пути во всех областях государ­ ственной политики — от тарифов до народного обра­ зования и народного здравия — в направлении модер­ низации хозяйства и общества, частью которого оно является. Ибо, как подчеркнуто выше, правительство не может отказаться от ответственности за создание капитала для общенародных хозяйственных и куль­ турных нужд, без которого невозможен переход к стадии общего подъёма. И едва ли можно сомневать­ ся в том, что только сильное руководство централь­ ного правительства может добиться радикальных и быстрых перемен в производительности сельского х о­ зяйства и разработке естественных богатств, что так­ же составляет предпосылку подъёма .

Первая стадия подъёма

Наша точка зрения на стадии экономического роста выдвигает интересную историческую проблему. Если разложение традиционных обществ рассматривать как результат увлекательного примера других обществ, уже раньше проделавших тот же путь, то как следует

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

относиться к первому в истории случаю распада тра­ диционного общества в Великобритании?

Классический ответ на этот вопрос является наи­ более естественным и ясным и он, вероятно, наиболее отвечает исторической правде. Сводится он в основ­ ном, к тому, что в конце XVIII в., когда многие обла­ сти Западной Европы проходили уже в той или иной форме процесс предпосылок к подъёму, только в В е­ ликобритании были достигнуты необходимые и доста­ точные условия для начала стадии подъёма. Это со­ четание необходимых и достаточных условий было результатом совпадения многих независимых друг от друга обстоятельств, нечто в роде статистической случайности в истории, — случайности, которую по­ сле того, как имела место, нельзя обратить вспять, наподобие утерянной невинности .

Что раскрывает нам классический ответ?

Он исходит, в основном, из двух черт по-средневековой Европы: из открытия (иногда повторного от­ крытия) территорий вне Западной Европы и из пер­ воначально медленного, затем всё ускоряющегося развития естественных наук и их приложения .

Открытие новых территорий повлекло за собою длин­ ную цепь следствий, распространившихся в разной мере на большую часть Западной Европы. Сперва это послужило развитию торговли, включая торговлю но­ выми товарами, как продовольствием, так и тканями, и даже такими сырыми материалами, как новые кра­ ски. С развитием торговли пришло развитие морепла­ вания и — что еще важнее — развитие кредитных и торговых установлений.

Но важнее всего было появ­ ление новых людей, целиком отдавшихся торговле:

появились люди, занятые точными расчетами прибылей и убытков, люди широких взглядов и намерений, мыс­ ли которых передавались разными путями всему об­ ществу .

Новые территории и торговля с ними были чрезвы­ чайно важным расширением деятельности западно­ европейских обществ «горизонтального» характера, что следует отличать от нововведений «вертикаль­

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

ного» характера, воплощенных в паровой машине, прядильном станке и т. п .

Значение этого толчка к развитию активности в «горизонтальном» направлении усилилось и получило специфическую окраску по той причине, что это со­ бытие произошло в системе национальных государств, постоянно конкурировавших между собою. Борьба династий за владение не слишком богатым в Европе земельным фондом смешалась с борьбой за контроль над торговлей, за наивыгоднейший баланс золотых слитков, за владение морей и т. п. Но, как говорит Чарльз Вильсон, заботы правительств о заморской торговле далеко превзошли их прежние обычные за­ боты о военном и даже политическом авторитете в международных делах. Стремление иметь выгодный баланс торговли и защита его от внешних покушений стали, как говорит Вильсон, является «одержимостью государственных деятелей во мно­ гих странах, а достижение благоприятного торго­ вого баланса — главной целью политики. Сущ­ ность этого парадокса объясняется тесной связью между правительствами и сильными группами состо­ ятельных людей, вложивших средства во внешнюю торговлю..., а также фискальными интересами самих правительств. Более того, ослабление торговли мог­ ло вызвать безработицу и угрожало беспорядками в некоторых районах и даже задевало государствен­ ную безопасность. В Англии ямайский хлопок ис­ пользовался всё более в ланкаширской хлопчато­ бумажной промышленности. Западноиндийские кра­ ски были нужны для отделки тёмных сукон в Йорк­ шире и Западной Англии. Сырой шелк из Смирны и Ливорно был необходим прядильщикам шелка в средней Англии и ткачам Спита л филдса».12 И Вильсон продолжает свой перечень жизненно важ ­ ных связей, проникающих глубоко во все националь­ ные общества 3. Европы .

12 The New Cam bridge Modern H istory, том V II (C am ­ bridge, 1 9 5 7 ), стр. 45 .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Таким образом, независимо от вопросов власти, большое развитие торговой деятельности означало расширение рынка (в смысле Адама Смита), появле­ ние новых типов специализации и взаимосвязей, в том числе и международные взаимосвязи в промышленном производстве .

Другой новой силой, проявившейся повсюду в За­ падной Европе, был дух науки и производственного изобретательства, дух Галилея и Леонардо-да-Винчи и других вплоть до Ньютона, Бэкона и людей XVIII в., охваченных тем, что Аштон удачно называет «импуль­ сом ухищряться»13, людей, которые целеустремленно боролись, чтобы преодолеть недостаток топлива для железоделательной промышленности, трудности про­ цесса прядения, недостатки паровых машин и т. д .

Но и вся обстановка переходного периода в Запад­ ной Европе, взятой в целом, была подобна этому со­ ревнованию в торговле и промышленном изобретатель­ стве, с вытекающей отсюда специализацией, — в усло­ виях усиления национальных правительств, что было отчасти результатом международного соперничества .

Почему Великобритания начала эпоху подъёма?

Почему не Франция? Почему не наиболее передовая страна XVII века — Голландия, — которая научила столь многому других?

Здесь снова имеется готовый, давно знакомый ответ .

Голландцы слишком отдались торговле и финансовым операциям, не имея соответствующей производствен­ ной базы — отчасти оттого, что не имели достаточно сырья в своей стране, отчасти же по той причине, что среди них преобладали финансовые и торговые груп­ пы, а не промышленники. Когда же, в XVIII веке, Ве­ ликобритания и Франция бросили все свои силы на соперничество из-за торговли, Голландии не хватило ни хозяйственных ресурсов, ни морских и военных средств, чтобы оставаться ведущей торговой страной или начать индустриальный подъём .

13 T. S. A shton, A n Econom ic H isto ry of E n g lan d : the E ig h teen th C en tu ry (L., 1 9 5 5 ), стр. 104 .

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

А как обстояло дело с французами? Они обошлись слишком сурово со своими протестантами. Они были слишком негибки в политическом и социальном отно­ шении, погрязли не только в классовом, но и в касто­ вом строе. Лучшие умы Франции XVIII века, — гово­ рит далее классическая теория, — должны были ду­ мать скорее о политической, социальной и религиоз­ ной революции, нежели о хозяйственном подъёме. Кро­ ме того, французы погрязли в войнах на европейском континенте, и придали мало значения судоходству и морской мощи в тот исторический момент, когда сила на море означала очень многое .

Итак, только Великобритания, имевшая больше про­ мышленных ресурсов, чем Голландия, — больше про­ тестантов и больше кораблей, чем Франция и закон­ чившая свою политическую, социальную и религиозную революцию к 1688 году, — оказалась в состоянии со­ единить в одном комплексе хлопчатобумажную про­ мышленность, технологию угля и железа, паровую ма­ шину и обширную заморскую торговлю и оказаться на первом месте в хозяйственном подъёме .

Следует также спросить, почему Соединенные Шта­ ты не вышли на первое место? США как-никак имели обширный внутренний рынок, отнеслись мягче, чем Великобритания, к своим религиозным отщепенцам и потратили на войны меньше своих ресурсов, чем анг­ личане. Но нам отвечают на это, что в США привле­ кательность больших плодородных пространств и тор­ говли, основанной на владении богатыми естествен­ ными источниками, была так велика, что она отняла от промышленности в XVIII в. необходимые ей люд­ ские силы, таланты и ресурсы. Кроме того, меркан­ тильная политика, проводимая Великобританией в аме­ риканских колониях, могла задержать в известной ме­ ре появление предпосылки к подъёму. И можно доба­ вить, что в американских колониях, как и во многих других колониальных обществах, духовная энергия лю­ дей поглощалась, главным образом, политическими проблемами, пока не была достигнута и закреплена независимость, т. е. примерно со второй половины XVIII века. Только после 1815 г., когда исчезло поко­

С ТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ление, создавшее независимость и жизнеспособную конституцию, американское общество сосредоточило энергию своих способнейших людей на развитии мно­ гообещающего модернизированного хозяйства .

Толкования, подобные вышеизложенному, мы можем считать классической сказкой .

Но возможны и дальнейшие вопросы: почему была Великобритания XVIII века более терпимой к своим диссидентам, нежели Франция? почему вышла она из XVII столетия с относительно гибкой социальной струк­ турой, с духом национального единства, смягчившего политические и социальные барьеры, которые во Фран­ ции чинили такие трудности, а в Англии не помешали новаторам промышленной революции сделать свое дело?

Ответ на эти глубокие по своему существу вопро­ сы возвращает Великобританию в положение, выше названное нами общим случаем. Относится этот слу­ чай к обществу, модернизация которого является национальной реакцией на вторжение или угрозу вторжения со стороны более развитых иностранных держав. Освобождение Великобритании от Римской церкви и от испанского могущества, поддерживавше­ го её в XVI столетии, относительно широкая нацио­ нальная концепция Елизаветинской эпохи, с трудом достигнутый национальный компромисс XVII столетия, оформленный к 1686 году и сопровождавшийся фана­ тическим усилием покончить с квази-колониальной за­ висимостью Великобритании от Голландии, борьба в XVIII веке против большей и, повидимому, более сильной Франции, — всё это знакомая картина реак­ тивного национализма, создающая фон, на котором модернизация — в условиях, возникших после 1688 г .

— была весьма желательной и даже поощряемой за­ дачей .

Поэтому возможно, что британский национализм, преодолевая кастовую структуру, созданную втор­ жениями на остров и угрозами со стороны доминирую­ щего материка, мог оказаться главной силой в созда­ нии относительно благоприятной социальной среды,

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОДЪЕМА

внутри которой пошло скорее созревание предпосы­ лок для подъёма. И в этом ограниченном смысле пер­ вое явление стадии подъёма произошло именно в В е­ ликобритании, несмотря на наличие многих уникаль­ ных черт в других странах .

–  –  –

Теперь мы переходим к детальному анализу того решающего периода в истории общества, когда рост его становится нормальным состоянием. Рассмотрим, каким образом происходит, что медленные изменения переходного общества, когда силы модернизации ведут борьбу против привычек, установлений, духовных цен­ ностей и стародавних материальных интересов тради­ ционного общества, приводят к решительному пово­ роту, и рост общества по типу сложных процентов ста­ новится имманентной чертой всей жизни общества .

Как сказано в главе 3-й, хозяйственный подъём со­ вершался в двух совершенно различных типах об­ ществ, и поэтому процесс созревания предпосылок для подъёма был неодинаков. В первом и наиболее об­ щем случае достижение предпосылок для подъёма требовало крупных изменений в политической и со­ циальной структуре и даже в духовных ценностях об­ щества. Во втором случае подъём задерживался не по политическим, социальным и культурным основаниям, а по причине высокого (и даже всё возрастающего) уровня благосостояния, который достигался эксплуа­ тацией обширных земель и естественных ресурсов. В этом случае подъём начинался под влиянием более узких хозяйственных процессов, как например, в се­

СТАЛИЯ ПОДЪЕМА

верных штатах США, в Австралии и, возможно, в Ш ве­ ции. И, читатель помнит, что, как можно ожидать, в би­ ологической, по существу, области хозяйственного ро­ ста, история преподносит нам и чистые, и смешанные случаи .

Начало подъёма можно обыкновенно отнести к ка­ кому-либо особенно острому стимулу. Он может иметь форму политической революции, которая непосред­ ственно затрагивает баланс социальных сил и эффек­ тивных ценностей, изменяет характер экономических институций, распределение дохода, характер капита­ ловложений и объём фактически используемой новой техники. Так было, например, во время немецкой ре­ волюции 1848 г., в период реставрации Мэйдзи в Япо­ нии в 1868 г., а также в результате сравнительно не­ давних событий достижения независимости Индией и победы коммунистов в Китае. Подъём может произойти в результате технической модернизации (включая транспорт), которая приводит в движение цепь вто­ ричных экспансий в новых отраслях и оказывает по­ тенциально сильное воздействие на внешне-экономи­ ческие отношения, используемые обществом для даль­ нейшего развития. Началом подъёма может служить новое благоприятное положение на внешних рынках, как это было в Швеции, получившей в 1860-ых годах возможность сбывать свой лес в Великобританию и Францию, или относительно резкое повышение экс­ портных цен, или крупный импорт капитала, как в случае США в конце 1840-х годов, Канады и России — с середины 1890-х годов. Но подъём может также произойти и в силу неблагоприятных сдвигов в между­ народной обстановке, как резкое ухудшение условий внешней торговли (или военная блокада её), требую­ щей быстрого развития производства товаров взамен отпавшего импорта, как это имело место в Аргентине и Австралии между 1930 и 1945 годами .

Имеет значение не род стимула, а конструктивная, длительная и возрастающая на собственной основе реакция на него со стороны общества и экономики .

Результат проявляется не в однократном изменении производственных функций или объёма вложений, но

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

в более или менее постоянном потоке технических нововведений, в более высокой пропорции их, а так­ же в росте доли капиталовложений .

Если мы будем пользоваться суммарными данными национального дохода, мы, очевидно, не сможем мно­ гого заметить в этом процессе. Тем не менее полезно принять во внимание долю вложений-нетто во всем национальном доходе (или национальном продуктенетто), так как рост её является необходимым, хотя и недостаточным еще условием для наступления подъё­ ма. Например, если эта доля вырастет с 5% до 10% или выше, прирост вложений, безусловно, опередит темп роста населения и приведет к заметному повыше­ нию продукции на душу населения (следует учесть, что в обычных условиях подъёма отношение между вложенным капиталом и продукцией невелико.* 14) Поднимается ли реальное потребление на душу на­ вложенный капитал 14 Отношение------------------------------ показывает, в какой выпуск продукции мере рост вложений увеличивает выпуск продукции; это приблизительное, даже очень приблизительное выражение эффективности капиталовложений. Однако, раз арифметика экономического развития требует, прямо или косвенно, из­ мерений, лучше усовершенствовать этот метод, чем отбро­ сить его. На ранних ступенях экономического развития от­ ношение вложенный капитал/выпуск продукции испытывает два противоположных влияния. С одной стороны, имеется большая нужда в основном капитале общехозяйственного характера на транспорте, электростанциях, в области на­ родного образования и т. д. В этом случае, вследствие длинного периода оборачиваемости, видимое (рассчитанное на короткий срок) отношение вложенный капитал/выпуск продукции велико. С другой стороны, обычно в этом пе­ риоде имеется значительный запас неиспользованных тех­ нических знаний и естественных ресурсов, ожидающих экс­ плуатации, и эти доступные возможности влияют на отно­ шение вложенный капитал/выпуск продукции в сторону снижения. Формально мы можем принять, что в течение стадии подъёма отношение капитал/продукция невелико, так как мы допускаем, что предпосылки к подъёму уже созда­ ны, включая и значительную часть социальных накладных расходов. Фактически, предельное агрегатное отношение капитал/продукция может увеличиваться во время стадии подъёма из-за надобности дальнейших больших затрат на

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

селения, — зависит от характера распределения дохо­ дов и настояний самого населения, а также от вели­ чины, характера и эффективности вложений .

Как видно из прилагаемой таблицы, возможно уста­ новить, как мы думаем, более или менее точно исто­ рические сроки стадии подъёма для ряда стран, вошед­ ших в полосу роста .

–  –  –

* Стадия подъёма в США представлена здесь, как завер­ шение двух различных периодов экономической экспан­ сии: первый период, 1840-ые годы, отмечен строительством железных дорог и развитием обрабатывающей промышлен­ ности, главным образом, на Востоке, в то время как Запад и Юг осваивали большие сельскохозяйственные районы, приобретенные в предыдущем десятилетии; второй период, 50-ые годы, характеризуется широким развитием строи­ тельства железных дорог на Среднем Западе и большим притоком иностранного капитала. К началу гражданской войны американское хозяйство Севера и Запада, с большой потенциальной мощностью отраслей тяжелой промышлен­ ности, вступило в стадию подъёма .

+ Ввиду отсутствия достаточных данных возникает во­ прос о времени стадии подъёма в Японии; некоторое время после 1868 г. было посвящено, выражаясь нашей термино­ логией, закреплению предпосылок для подъёма. В 1914 г .

японское хозяйство было уже определенно в стадии подъобщехозяйственные нужды, а эти затраты окупаются не скоро. Как бы то ни было, отношения 3:1 или 3,5:1 пред­ ставляются реалистическими, как конкретные значения ра­ стущ его отношения капитал/продукция и м огут быть при­ близительным мерилом, пока мы не изучим этих отношений по отраслям хозяйства .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Определение стадии подъёма и отношение к смежным стадиям

Ввиду того, что стадия подъёма является важнейшим переломным этапом в истории общества, следует под­ робнее рассмотреть наше определение стадии подъё­ ма и её внутренний механизм .

В поисках более точного определения мы выбираем один вариант из ряда возможных. Начнём с одного из определений и рассмотрим кратко две важнейших аль­ тернативы .

В нашем исследовании мы определяем стадию подъё­ ма тремя связанными между собою признаками: (1 ) по­ вышение доли производственных вложений примерно, с ёма. Но надо ли рассматривать период, начиная приблизи­ тельно с 1878 г. и кончая японо-китайской войной в середи­ не 1890-ы х годов, как последнюю фазу переходного обще­ ства или как начало подъёма. На основании имеющегося материала мы склоняемся к последней точке зрения .

Ф В известном смысле аргентинское хозяйство вступило в стадию подъёма уже во время Первой мировой войны. Но в целом, новые отрасли аргентинской экономики, выросшие за время войны, не развивались, а скорее сокращались, вплоть до низшей точки депрессии начала 30-ых годов; по­ добно многим странам Запада, Аргентина в течение 20-ых годов стремилась вернуться к нормальному предвоенному состоянию. Лишь с середины 30-ых годов совершился пе­ реход к подлинному непрерывному подъёму, который в на­ стоящее время должен быть, в общем, назван успешным, несмотря на структурную неустойчивость аргентинской эко­ номики .

§ На фоне мероприятий в области индустриализации, проведенных начиная с середины 30-ых годов, экономика Турции за последние пять лет обнаружила заметную силу развития, источником которой явилось сельское хозяйство, рост его производительности и доходности. Еще невозмож­ но определить, дадут ли эти две волны, имевшие место при двух различных типах государственной политики, переход к состоянию непрерывного самостоятельного роста и будет ли Турция в силах преодолеть нынешние трудности эконо­ мической структуры .

II Как указано в тексте, еще слишком рано судить об успешности усилий Индии и коммунистического Китая в деле хозяйственного подъёма .

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

5% или менее до 10% или более национального дохода (или национального продукта-нетто) ; (2 ) развитие в быстром темпе одной или нескольких важных отрас­ лей обрабатывающей промышленности;15 (3 ) Суще­ ствование или быстрое появление политической, соци­ альной или правовой системы, которая поддерживает стремления новых отраслей к экспансии, знает, как ис­ пользовать возможные внешнеэкономические выгоды подъёма, и заботится о непрерывности экономического роста .

Третий признак предполагает значительную способ­ ность хозяйства мобилизовать капиталы из внутрен­ них источников. В некоторых странах подъём произо­ шел фактически без всякого импорта капитала, напр., в Великобритании и Японии. В иных же случаях имело место значительное участие иностранного капитала, например, в США, России и Канаде. Но некоторые страны ввозили в течение долгого времени большие капиталы, которые, несомненно содействовали обра­ зованию предпосылок для подъёма без того, однако, чтобы подъём действительно имел место, например, Аргентина до 1914 года, Венецуэла до недавних лет, Бельгийское Конго в наши дни .

Кратко говоря, как бы ни была велика роль им­ порта капиталов, создание предпосылок к подъёму не­ мыслимо без инициативы и способности страны про­ дуктивно использовать внутренние накопления. Кро­ ме того, необходимо создать такую хозяйственную структуру, которая и впредь позволила бы иметь пре­ дельно высокие накопления .

Это определение имеет целью выделить более ранВ этом контексте в «обрабатывающую промышлен­ ность» включается переработка сельскохозяйственных про­ дуктов или сырых материалов современными методами, на­ пример, дерева — в Швеции, мяса — в Австралии, молока и его продуктов — в Дании. Двойное влияние какой-либо отрасли обрабатывающей промышленности состоит в том, что её работа приводит в движение цепь новых отраслей, а её развитие дает, потенциально, внешнеэкономические выгоды, проистекающие от индустриализации .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

нюю фазу, когда индустриализация только зарождает­ ся, а не позднейшую стадию подъёма, когда развитие промышленности становится широким явлением и вну­ шительно отражается в статистических данных. На­ пример, в Великобритании между 1815 и 1850 гг .

индустриализация, несомненно, шла уже полным хо­ дом. Если бы мы избрали в качестве характерного пе­ риода для стадии подъёма период наиболее быстрого роста всей промышленности или период созревания крупной индустрии, все даты стадии подъёма надо было бы передвинуть на более позднее время; напри­ мер, для Великобритании на 1819-48 гг., для США — 1868-93 гг., для Швеции — 1890-1920 гг., Японии — 1900-20 гг., России — 1928-40 гг. Более ранние сро­ ки избраны здесь по той причине, что решающее пре­ вращение (включая и решительный сдвиг в доле капи­ таловложений) происходит в первой фазе индустриа­ лизации, а более поздняя фаза её, индустриальная зре­ лость, может быть прямо отнесена на счёт преобразо­ ваний первой фазы .

Наше определение имеет целью также исключить из стадии подъёма тот экономический прогресс — иног­ да довольно значительный, — который может случить­ ся в хозяйстве страны еще до того, как настоящий, сам себя питающий процесс роста придет в движение .

Возьмём, например, английскую хозяйственную экс­ пансию, примерно, между 1750 и 1783 гг., русскую эко­ номическую экспансию между, скажем, 1861 и 1890 гг., канадскую экономическую экспансию между 1867 г. и серединой 1890-х годов. Такие периоды, которые мож­ но отыскать в истории почти всех растущих народ­ ных хозяйств, были отмечены чрезвычайно важными, даже решающими чертами развития: транспортная сеть, а с нею внутренняя и внешняя торговля расши­ рялись; революционные изменения в производитель­ ности сельского хозяйства были налицо, хотя бы в на­ чальной стадии; новые меры были проведены для мо­ билизации сбережений; стал создаваться класс куп­ цов и даже промышленных предпринимателей; стали развиваться индустриальные предприятия, пусть не­ больших размеров или в ограниченном числе отрас­

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

лей. И всё же, как бы серьезно ни влияли на дальней­ шее развитие такие периоды, предшественники стадии подъёма, их количественные показатели и энергия развития были недостаточными для радикального пре­ образования всего хозяйства, а иногда и для того, что­ бы рост экономики обогнал рост населения и привел к росту продукции на душу населения .

Принимая во внимание, что периодизация часто яв­ ляется насилием над историей, мы всё же стремимся выделить тот период, когда производственная актив­ ность достигает критического уровня, обуславливая перемены, ведущие к глубоким и прогрессирующим структурным превращениям в народных хозяйствах и в обществах, частью которых они являются, — к пре­ вращениям уже качественного, а не только количе­ ственного характера .

Относительные размеры капиталовложений

Понятие стадии подъёма основано в некоторой ме­ ре на количественных данных о капиталовложениях и их эффективности по отношению к росту населения .

Добыть такие данные нелегко, так как отчетов о ка­ питаловложениях за ранние периоды экономической истории, большей частью, нет. Ниже рассматривается случай повышения доли производительных капитало­ вложений от примерно 5 процентов национального продукта-нетто до 10 и более процентов, в качестве центрального для стадии подъёма процесса .

1. О б щ и е со о б р а ж ен и я .

Если мы возьмем предельное соотношение капитала к выпуску продукции на ранних стадиях экономиче­ ского роста в пропорции 3,5:1 и если предположим, что рост населения равен 1-1,5% в год, что является нормальным, то необходимо станет инвестировать от 3,5 до 5,25% национального продукта-нетто, что­ бы удержать на высоте размер национального продук­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

та-нетто на душу населения. Увеличение на 2% еже­ годно национального продукта-нетто на душу населе­ ния требует при этих предпосылках регулярного ин­ вестирования между 10,5 и 12,5% национального про­ дукта-нетто. Таким образом, согласно вышеизложен­ ному, постоянный рост дохода на душу населения, при типичной быстроте роста населения, требует, чтобы доля национального продукта-нетто, производи­ тельно вложенная в хозяйство, повысилась примерно от 5 до 10 процентов, что и будет означать переход от застойного уровня дохода к ощутимому и постоян­ ному его повышению .

2. П р и м е р Ш вец и и .

В приложении к своей работе о международных различиях в формировании капиталов, С. Кузнец дает отношение вновь созданного капитала, брутто и нет­ то, к национальному продукту, брутто и нетто, для значительной группы стран, для которых существуют достаточно достоверные статистические данные. За исключением Швеции, эти данные не идут далее пред­ шествующих подъёму стадий.16 Шведские данные на­ чинаются десятилетием 1861-1870, а стадию подъёма в Швеции следует отнести к последним годам этой дека­ ды, как это видно из таблицы 2 .

16 Данные для Дании находятся на пределе. Они начина­ ются десятилетием 1870-9, которое является, вероятно, пер­ вым десятилетием стадии подъёма. Они показывают, что образование отечественного капитала нетто и брутто зна­ чительно превышало 10%. Судя по очерку датского хозяй­ ства, представленному в работе Kjeld B jerk es’a, “Prelim in ­ a r y E stim a te s of the Danish N ation al P rod u ct from 1 8 7 0 -1 9 5 0 ” (предварительная рукопись, размноженная для конференции Международной Ассоциации по исследованию доходов и народного богатства в 1953 г.), стр. 32-4, ка­ ж ется вероятным, что дальнейшие исследования отнесут пе­ риод создания предпосылок в Дании к 1830-70 гг., а период подъёма — к 1870-1900 гг. Э та точка зрения опирается на разрозненные и весьма приблизительные данные датского на­ ционального богатства, для которого характерно заметное развитие формирования капитала между 1864 и 1884 гг .

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

–  –  –

5-8 3-5 (4 2 ) 1. 1861-70 2. 1871-80 (4 2 ) 10-8 6-6 (4 2 ) 3. 1881-90 13-7 81 4. 1891-1900 439 5. 1901-10 400 20*2 135 38-3 6. 1911-20 7. 1921-30 Примечание (из работы С. К узнеца): данные основаны на оценках E ric Lindahl, op. cit., ч. I и II в частности, на деталях, взятых из части Н-й. Итоги формирования капита­ ла не включают изменений стоимости продукции на скла­ дах. Итоги брутто взяты непосредственно из указанной р а­ боты, но доля амортизации для первых трёх декад там не приводится. Мы полагаем, что она составляет 42% вложен­ ного отечественного капитала-брутто .

–  –  –

Данные, разработанные О. J. Fireston e’ом17 для Ка­ нады, указывают на подобный же ход формирования капитала-нетто в период подъёма в этой стране (при­ мерно от 1896 г. до 1914 г.). Но доля капиталовложений-брутто в период от создания Конфедерации до середины 1890-ых годов была, повидимому, выше, чем в других переходных обществах. Это объясняется вложениями в железные дороги, сеть которых ненор­ мально велика для государства с таким населением, как Канада, и относительно большим притоком ино­ странного капитала еще до начала большого бума ино­ странных капиталовложений в последнее десятилетие перед Первой мировой войной (см. табл. 3 ) .

Т А Б Л. 3. К а пит аловлож ения (брутто и нетто) в К а н а д е за и зб р а н н ы е го д ы (в % % к н а ц и о н а л ьн о м у продукт у брутто и нетто) .

–  –  –

17 О. J. F iresto n e, "C an ad a’s Econom ic Development, 1867-1952, w ith Special R eferen ce to Changes in the CountryN ation al P ro d u ct and N ation al W ealth ”, рукопись, приго­ товленная для Международной Ассоциации по исследованию доходов и народного богатства (1 9 5 3 ), причем автор лю­ безно снабдил меня некоторыми поправками, которые бу­ дут вскоре опубликованы. К 1900 г. Канада имела уже око­ ло 18 тыс. миль железных дорог, но территория, по которой они проходили, была лишь частично освоена. К 1900 г. К а­ нада имела уже баланс иностранной задолженности более 1 миллиарда долларов (н етто ). Хотя эта цифра выросла почти вчетверо за следующие два десятилетия, импорт ка­ питала представлял важное дополнение к внутренному ка­ питалообразованию со времени создания Конфедерации до предвоенного (1 9 1 4 ) бума, который начался в середине 1890-ы х годов .

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

4. Х аракт ер со в р ем ен н ы х да н н ы х.1*

После 1945 г. число стран, имеющих достаточно досто­ верные данные о национальном доходе (или продук­ те), увеличилось; с появлением этих данных появи­ лись и сносные оценки сбережений и вложений для стран, находящихся в различных стадиях хозяйствен­ ного роста. Среди стран, обычно характеризуемых, как «недостаточно развитые», можно различить че­ тыре типа.1 (а) Народные хозяйства, еще не достигшие стадии подъёма, в которых видимые доля накопления и доля вложений, включая и ограниченный импорт капиталанетто, находятся, очевидно, на уровне ниже 5% на­ ционального продукта нетто. Вообще говоря, данные о таких странах неудовлетворительны, и утверждение, что формирование капитала находится на низком уровне, основано на отрывочных данных и частью субъективных суждениях. Примером могут служить Эфиопия, Кения, Таиланд, Камбоджа, Афганистан и, может быть, Индонезия.20 18 Статистические данные для этого отдела собраны г. E v e re tt Hagen, кроме случаев, особо оговоренных .

19 Проценты означают формирование капитала нетто, как долю отечественной продукции нетто. Продукция взята свободной от уценки, обусловленной географическим райо­ ном. Она выражается стоимостью выпуска на данной тер ­ ритории независимо от того, уходит ли доход за границу .

Поскольку косвенные налоги на торговлю не вычтены, эта сумма имеет тенденцию быть больше, чем национальный доход; поэтому процентные отношения ниже, чем если бы национальный доход был взят, как знаменатель, при вы' числении их .

20 Научно-исследовательское бюро Государственного де­ партамента в Вашингтоне, в своем отчете № 6672 o j

25. VIII. 1954 г., с. 3, дает следующие оценки доли вложений, очевидно, брутто, в % % к национальному доходу брутто, основанные на последних доступных данных для стран, ко­ торые, скорее всего, относятся к группе не достигших еще стадии подъёма:

–  –  –

(б ) Народные хозяйства, стремящиеся войти в ста­ дию подъёма, в которых видимые доля накоплений и доля вложений, включая ограниченный импорт ка­ питала нетто, превысили 5% национального продукта нетто.21 Например, Мексика (1 9 5 0 ), у которой отно­ шение капиталовложений нетто к отечественному на­ циональному продукту нетто равно 7,2% ; Чили (1 9 5 0 ), где это отношение составляет 9,5 % ; Панама (1 9 5 0 ), где оно равно 7,5 % ; Филиппины (1 9 5 2 ) — 6,4 % ;

Порто Рико (1 9 5 2 ) — 7,6% (учтены только частные капиталовложения); Индия (1 9 5 3 ), вероятно, около 7 %. Будет ли стадия подъёма действительно успеш­ ной во всех этих странах, покажет будущее; правда, Мексика, по крайней мере, уже прошла, по всем дан­ ным, этот исторический водораздел .

(в ) Растущие народные хозяйства, где видимые сбе­ режения и доля капиталовложений, включая ограни­ ченный импорт капитала нетто, достигли 10 или более процентов; пример — Колумбия (1 9 5 0 ), в которой отношение капиталовложений нетто к отечественному продукту нетто равно 16,3% .

(г ) «Экономические энклавы», куда относятся, вопервых, страны, в которых видимые сбережения и до­ ля капиталовложений, включая значительный импорт капитала нетто, достигли 10 или более процентов, но внутренние предпосылки для постоянного роста еще 21 Оценки Государственного департамента (там же для народных хозяйств, которые либо стремятся войти в с т а ­ дию подъёма, либо, может быть, уже начали эту стадию постоянного роста, составляют:

Аргентина.... 13% Колумбия.... 14% Бразилия.... 14% Филиппины.... 8% Ч и л и

Венесуэла с некоторого времени является «экономиче­ ской энклавой», где вложения, составляющие большую до­ лю народного дохода, сконцентрированы в новой отрасли экспортного значения, развитие которой всё же не вызвало подъёма во всём хозяйстве страны. Однако, в самые по­ следние годы Венесуэла, возможно, передвинулась в кате­ горию народных хозяйств, переживающих действительный подъём .

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

не созданы; таким народным хозяйствам, основанным на обширных экспортных отраслях, недостает третьей предпосылки для подъёма, о которой сказано выше;

примеры: Бельгийское Конго (1 9 5 1 ) — 2 1,7 %, Юж­ ная Родезия (1 9 5 0 ) — 45,5% (для Родезии отноше­ ние капиталовложений брутто к национальному про­ дукту брутто), и 45,4% (1 9 5 2 ); во-вторых, случаи с большим экспортом капитала нетто; примеры: Бир­ ма (19 3 8 ) с отношением капиталовложений нетто к отечественной продукции нетто в 7,1% и отношением экспорта капитала нетто к отечественной продукции нетто в 11,5%, Нигерия — 1950-1 — с отношением капиталовложений нетто к отечественной продукции нетто в 5,1 %, а экспорта капитала к продукции — в 5,6 % .

5. П р и м ер ы И н д и и и ком м унист ического Китая .

Индия и Коммунистический Китай представляют со­ бою два выдающихся современных примера обществ, стремящихся вполне сознательно достичь стадии подъё­ ма народного хозяйства, направляемого в обоих слу­ чаях государственным планом. Первый пятилетний план Индии проектировал хозяйственный рост на основах, подобных рассмотренным выше (§ 1). Плановая ко­ миссия Индии оценивала долю капиталовложений в 5% национального продукта нетто в начальном году плана (1 9 5 0 -1 ).22 Установив, что капитал относится к продукции по меньшей мере, как 3:1, комиссия при­ знала минимальным уровнем сбережений на период действия первого пятилетнего плана 20% националь­ ного продукта нетто. В последующее время, вплоть до 1968-69 года, уровень сбережений должен, по проек­ ту, подняться до 50% национального продукта нетто, а после этого средняя доля доходов, направляемых на инвестирование, будет снижена до 20% национального продукта нетто. Как и следовало ожидать, начальный план не мог быть полностью разработан в отраслевом разрезе, но усилия Индии будут навсегда записаны в 22 Government of India, Planning Commission, The F i r s t Five Y e a r Plan (1 9 5 2 ), том I, глава первая .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

экономической истории, как первая попытка достичь стадии подъёма в плановом порядке и измерить этот процесс единицами национального продукта .

Всё, что мы можем сказать об этом плане в целом, это удачное распределение плановых цифр в системе первого варианта с учетом исторического опыта. Окон­ чательное признание качеств плана будет возможно, если Индия фактически достигнет необходимых для подъёма предпосылок. Цифры китайских коммунистов несколько более претенциозны как в области сельско­ го хозяйства, так и в области промышленности .

По состоянию на 1959 г. импульс хозяйственного развития, достигнутый в Китае за истекшие б лет, ка­ жется несколько большим чем то, чего достигла Ин­ дия; но в настоящее время еще рано сравнивать успе­ хи обеих стран и ожидать обоснованных выводов, в особенности, в области развития сельского хозяйства, которое в каждом из этих государств должно сыграть столь большую роль. Всё, что можно сказать теперь, сводится к тому, что общие размеры капиталовложе­ ний и отраслевая структура экономики по планам обеих стран соответствуют требованиям эпохи подъё­ ма, и — что еще важнее — намерения обеих обществ модернизировать экономику настолько серьезны и далекоидущи, что их возможные неудачи могут быть лишь временными .

Внутренняя структура в период подъёма

Как бы ни было важно и ценно изучать стадию подъёма в общехозяйственном разрезе, характеризуя национальный продукт, долю продукта, идущую на вложения, и среднее по всему народному хозяйству, минимальное отношение «капитал/продукция», всё же этот подход даёт сравнительно немного для понима­ ния происходящего и для анализа причинных зависи­ мостей в процессе подъёма. Кроме того, критерий до­ ли капиталовложений в национальном продукте недо­ статочно показателен .

Исходя из определения стадии подъёма, мы должны

СТАЛИЯ ПОДЪЕМА

установить не только, как достигнута высокая пропор­ ция вложений в связи с условиями спроса и пред­ ложения, но и с какой скоростью растут новые отрас­ ли обрабатывающей промышленности, передавая свои первичные или вторичные импульсы роста всему на­ родному хозяйству .

Самое важное, что следует сказать о динамике этих переменных в исторических случаях подъема, это мно­ гообразие принимаемых ими форм. Общего правила нет .

Доля и эффективность вложений могут увеличиться, последствия этого увеличения могут выразиться в об­ щем хозяйственном росте на собственной основе при самых различных техно-экономических путях этого роста, при содействии многообразных политических, социальных и культурных факторов, созданных многи­ ми вариациями человеческих мотивов .

В следующих параграфах мы покажем на историче­ ских примерах некоторые черты как единообразия, так и разнообразия этих переменных величин, движе­ ние которых определило внутреннюю структуру хо­ зяйства в эпоху подъёма .

Обеспечение займами

Часто займы, необходимые для финансирования ста­ дии подъёма, черпались из двух источников: из новой практики распоряжения доходами, включая перерас­ пределение доходов и импорт капитала и из возвратно­ го направления в капиталовложения доходов быстро растущих отраслей .

Представление о хозяйственном прогрессе, происхо­ дящем в результате передачи права распоряжения до­ ходами из рук тех, кто растратит их, (будет копить или ссужать23) менее производительно, в руки тех, кто 23 Накапливание доходов может быть, конечно, полезно для роста хозяйства вследствие сжатия этим путем по­ требления и, следовательно, высвобождения ресурсов для вложений, если только лица и организации, нуждающиеся в ресурсах, получат и направят их на производственные вложения. Прямая передача доходов, очевидно, не тре­ буется .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

израсходует (или ссудит) их более производительно, — одно из самых старых и основных понятий эконо­ мики. Оно занимает видное место, например, в «Богат­ стве народов» (А. Смита).24 Исторически, передвижка доходов, содействующая хозяйственному развитию проходила во многих фор­ мах. В Японии времен Мэйдзи и в царской России обя­ зательства казны, выданные крупным землевладель­ цам взамен требуемых ими арендных платежей, озна­ чали перераспределение доходов в смитовском смысле и направление их в руки руководителей новых отрас­ лей. В обоих случаях реальная стоимость правитель­ ственных обязательств, обмененных за землю, упала;

и вообще феодальные землевладельцы оказались в менее благоприятном положении, чем в начале этой сделки. Помимо изъятия части земли у землевладель­ цев, два положительных импульса выросло из земель­ ной реформы: само государство использовало поток платежей, вносимых крестьянами и отныне переданных из рук помещиков в руки правительства, для затрат с целью хозяйственного развития, а, с другой сторо­ ны, некоторое число более предприимчивых землевла­ дельцев непосредственно вкладывали капиталы в тор­ говлю и промышленность. В современных Индии и Ки­ тае мы наблюдаем совершенно различные методы пе­ рехода капиталов из рук в руки. Индия только в очень ограниченной степени расчитывает на изъятие больших доходов, непродуктивно растрачиваемых крупными землевладельцами, хотя всё же этот источник накоп­ ления играет некоторую роль в её программе. Комму­ нистический Китай, как правило, передавал всякий не­ правительственный капитал в руки государства с по­ мощью ряда ничем не оправданных или слегка за­ маскированных налогов на капитал; в настоящее вре­ 24 См., в частности, замечание Смита об «извращении»

богатства «расточительностью», т. е. тем, что его растра­ чивают на непроизводительные расходы потребления, и о добродетели «расчетливости», с помощью которой доход переходит к тем, кто увеличит «фонд, предназначенный для содержания рабочих рук» (изд. Routledge, Лондон, 1890, стр. 2 5 9 -6 0 ) .

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

мя в Китае проводится массовая выкачка средств из еще сохранившихся независимых средних и мелких крестьянских хозяйств для увеличения государствен­ ных капитальных ресурсов.25 В дополнение к конфискациям и налоговым мерам, которые могут оказаться эффективными, если госу­ дарство расходует средства более производительно, чем облагаемые лица, инфляция также сыграла нема­ лую роль в ряде исторических примеров стадии подъё­ ма. В Великобритании в конце 1790-ых годов, в США в 1850-ых годах, в Японии в 70-ых годах XIX века формирование капитала было, несомненно, стимули­ ровано инфляционными ценами, которые послужили переходу ресурсов из сферы непосредственного пот­ ребления в сферу накопления .

Направление текущих доходов в более производи­ тельные руки было всегда поддерживаемо не только фискальными мероприятиями правительств, но и, ра­ зумеется, банками и рынками капитала. Действитель­ но, все без исключения периоды подъёма в истории были отмечены развитием кредитных учреждений, до­ ставлявших во всё возрастающей степени оборотный капитал, а в большинстве случаев развивалось и дол­ госрочное финансирование с помощью центрального, официально организованного, рынка капиталов .

Хотя эти, хорошо известные функции снабжения капиталом со стороны государства и частных учреж­ дений были важны для рождения стадии подъёма, всё же существовала и другая необходимая предпо­ сылка подъёма, которую нетрудно заметить при более пристальном изучении эпохи: это — наличие одной или нескольких быстро растущих отраслей, частнособ­ ственнических или общественных, руководители кото­ рых использовали очень большую долю прибыли на дальнейшее увеличение мощности своих предприятий .

Другими словами, в процессе инвестирования спрос на капиталы, а не только снабжение ими могут быть ре­ шающим элементом подъёма, — в противоположность 25 W. W. Rostow et al., P rosp ects fo r Communist China (N ew Y o rk and London, 1 9 5 4 ), p a rt 4 .

СТАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

переходному обществу или тому состоянию, когда подъём уже произошел, и речь идет лишь о поддер­ жании темпа роста. В истории это различие бывает трудно провести, в особенности, когда государство од­ новременно и снабжает промышленность финансовы­ ми средствами и само выступает в роли предпринима­ теля. Тем не менее, известны эпохи экономической истории, когда даже значительная деятельность ме­ ханизма финансового снабжения не смогла сама по себе вызвать общего подъёма. Эти периоды относятся всё еще к переходному обществу, когда создавались предпосылки подъёма: например, период развития банковского дела в Великобритании в течение столе­ тия перед 1783 годом, развитие банков в России пе­ ред 1890 г .

Чрезвычайно важным вариантом процесса направле­ ния прибылей обратно в ту же отрасль на увеличение мощности является использование фактора внешней торговли. В растущих хозяйствах создавались значи­ тельные экспортные отрасли на основе естественных ресурсов; быстрое развитие экспорта использовалось в период подъёма для оплаты импорта капитального оборудования и погашения внешних долгов. Амери­ канское, русское и канадское зерно, шведский лес и древесная пульпа, японский шелк и др. выполняли эту функцию. В наше время китайский экспорт в страны коммунистического блока, выжатый из сельского хо­ зяйства за счёт больших административных усилий и людских жертв, играет ту же решающую роль. Необ­ ходимо заметить, что развитие экспортных отраслей само по себе еще не гарантирует ускоренного форми­ рования капитала. Обильная выручка от внешней тор­ говли была во многих известных случаях использо­ вана для накопления сокровищ (как в пресловутом случае импорта золотых слитков в Индию) или расто­ чительных издержек на потребление .

Один из возможных способов к достижению интен­ сивного направления прибылей на капиталовложения состоит в быстром подъёме платежеспособного спро­ са на отечественные потребительские товары; про­ истекающие отсюда прибыли в руках энергичного

СТАЛИЯ ПОДЪЕМА

предпринимателя дадут возможность расширить соб­ ственное производство и увеличить производственное потребление сырья, полуфабрикатов и вспомогатель­ ных фабричных изделий .

Наиболее известный способ привлечения заёмного капитала это, конечно, импорт капитала. Иностранный капитал играл большую роль в прохождении стадии подъёма в Соединенных Штатах, России, Швеции, Ка­ нады. Примеры Великобритании и Японии показывают, однако, что импорт капитала не может считаться не­ обходимым условием. Иностранный капитал был, в особенности, полезен, когда производилась постройка железных дорог и других крупных объектов из кате­ гории социальных накладных расходов с долгим пе­ риодом оборачиваемости капитала, — в период подъё­ ма или в поздней фазе переходного общества. Как ни велико значение индустриализации, доля вложений в промышленность относительно не велика по сравне­ нию с размерами вложений в коммунальные предприя­ тия, транспорт, жилищное строительство для расту­ щего городского населения. И иностранный капитал может быть чрезвычайно полезен, помогая обществу — прямо или косвенно — нести бремя строительства этих объектов общественного назначения .

Что же можем мы сказать в целом о финансирова­ нии народного хозяйства в период подъёма? Во-пер­ вых, как основное условие, представляется необходи­ мым, чтобы сбережения общества, сверх уровня мас­ сового потребления, не уплывали в руки тех, кто ста­ нет бесплодно хранить их, расходовать на роскошь или вкладывать в предприятия низкой эффективности .

Во-вторых, не менее важным условием является не­ обходимость развития организаций, могущих мобили­ зовать достаточный, дешевый оборотный капитал .

В-третьих, необходимым условием является наличие быстро растущих одной или нескольких отраслей на­ родного хозяйства, предваряющих общую индустриа­ лизацию, и предприниматели которых должны направ­ лять значительную часть своих прибылей на капита­ ловложения для расширения производства, причем один из возможных и постоянно повторяющихся ва­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

риантов этого процесса есть направление на вложения выручки быстро растущих экспортных секторов .

Другие меры, как конфискации и налоги, для обес­ печения первого и второго главных условий, были разнообразны в ходе истории. А, как указано ниже, типы ведущих отраслей обрабатывающей промышлен­ ности, которые положили начало стадии подъёма, сильно разнились друг от друга. Наконец, приток ино­ странного капитала оказался, во многих важных слу­ чаях, чрезвычайно существенным толчком стадии подъёма, в особенности, когда крупные объекты со­ циально-хозяйственного и культурного назначения, с долгим сроком оборачиваемости капитала, были не­ обходимы как общая основа хозяйственного прог­ ресса. Но случалось не раз, что стадия подъёма про­ ходила, опираясь почти исключительно на внутренние финансовые ресурсы .

Источники предпринимательства

Очевидно, что стадия подъёма немыслима без успеш­ ной активности некоторой части общества, которая го­ това принять новые порядки. Как указано выше, про­ блема рождения класса предпринимателей не была сложной в небольшой группе богатых сельскохозяй­ ственных стран, населенных эмигрантами, выходцами из стран, преимущественно, северо-западной Европы и их потомством. В этих государствах проблема подъё­ ма была, в первую очередь, проблемой экономической, и когда создались благоприятные для индустриализа­ ции экономические условия, группы торговцев и бан­ киров легко стали на путь промышленного пред­ принимательства. Однако, во многих других странах образование достаточно активной группы предприни­ мателей было более трудным социальным процессом .

Под влиянием тех или иных свойственных человеку мотивов, группа людей должна была прийти к созна­ нию, что возможно и полезно предпринять капиталь­ ные вложения; а для того, чтобы их усилия были сколько-нибудь успешны, они должны были посту­

СТАЛИЯ ПОДЪЕМА

пать более или менее рассудительно в выборе на­ правления своего предпринимательства. Они должны были стремиться не просто к хозяйственному разви­ тию, но к сколько-нибудь равномерному экономиче­ скому прогрессу. Мы не можем утверждать, что они должны были поступать так, только ради увеличения своей прибыли, так как критерии увеличения личной прибыли не обязательно совпадают с критериями оп­ тимальных темпов и оптимального характера разви­ тия в разных отраслях. Но для растущих хозяйств, на протяжении периодов более продолжительных, чем деловой цикл, экономическая история допускает су ­ ществование известных, не слишком больших откло­ нений от рациональности с той оговоркой, что из­ лишняя мощность, в конце концов, прилагается к про­ изводительным задачам. Оставляя в стороне вопрос о конечных мотивах поведения людей и считая, что более крупные объекты общественного значения со­ оружаются, если это необходимо, в порядке какойлибо формы государственной инициативы (включая субсидии), мы можем все же полагать, что в ра­ стущем хозяйстве в условиях изменяющихся произ­ водственных функций появляются группы людей, дея­ тельность которых руководствуется мотивами полу­ чения личной прибыли .

В этой связи экономисты обычно и во всё возра­ стающей степени отмечают положительную роль про­ тестантской этики.26 Историк не может пройти мимо этой попытки бросить луч света на формальные и бес­ цветные схемы роста. Но другие случаи экономиче­ ского роста, которые также необходимо объяснить теоретически, уводят нас за сферу влияния про­ тестантизма. В мире, где самураи, персы, евреи, се­ верные итальянцы, турецкие, русские и китайские чиновники (так же, как и гугеноты, шотландцы и жи­ тели северной Великобритании) играли в хозяйствен­ ном развитии роль ведущей элиты, Джон Кальвин не 26 См., например, N. K aldor, “Econom ic G rowth and Cyclical Flu ctu atio n s”, Econom ic Jo u rn al (M arch, 1 9 6 4 ), p. 67 .

СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

мог бы принять на себя всей ответственности за со­ бытия. Ещё важнее то, что ссылка на положительную роль религиозных и других идеалов, которые благо­ приятствуют увеличению деловой активности, не яв­ ляется достаточной социологической основой для объ­ яснения этих сложных явлений. Для появления такой элиты необходимы, повидимому, не только соответ­ ствующая система духовных ценностей, но и два даль­ нейших условия: 1) новая элита чувствует, что для неё закрыта обычная дорога к престижу и власти тра­ диционным, менее стяжательным обществом, частью которого она является; 2) традиционное общество становится достаточно гибким (или слабым), позво­ ляя своим членам стремиться к материальным выгодам (или политической власти) и предпочитать путь вос­ хождения прежнему существованию .

Класс предпринимательской элиты необходим, преж­ де всего, для проведения промышленного подъёма .

Он распоряжается в значительной мере движением всех доходов в обществе и направлением капитало­ вложений. Однако, в большинстве обществ всеобщему подъёму предшествовал или его сопровождал ради­ кальный сдвиг в сельскохозяйственной технике и орга­ низации рынка. Обычно предпринимателем в сельском хозяйстве выступал фермер, владелец земли. Поэтому предпосылкой для стадии подъёма является также на­ личие класса фермеров, желающих и способных вос­ пользоваться возможностями, открытыми для них но­ вой техникой, новыми земельными отношениями, транс­ портными услугами, новыми формами рынка и орга­ низации кредита. Небольшая целеустремленная элита может сделать многое для начала экономического подъёма; но, особенно, в сельском хозяйстве, а также, в известной степени, среди промышленных рабочих необходимы решительные перемены в хозяйственном мировоззрении более широкого круга людей, чтобы стал возможен общий подъём .

К чему бы ни привели последующие эмпирические исследования мотивов, которые побудили людей взять­ ся за творческое предпринимательство в период подъ­ ёма, одно представляется вполне ясным: эти мотивы

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

были очень различными, меняясь от общества к об­ ществу; они были редко мотивами чисто материально­ го порядка, если вообще когда-либо были таковыми .

–  –  –

Как показано в конце главы 2-й, общий темп роста какого-либо хозяйства следует рассматривать прежде всего, как следствие темпов роста, наблюдаемых в отдельных отраслях хозяйства. Отраслевые темпы ро­ ста частью зависят от некоторых общих факторов спроса (напр., численности населения, доходов по­ требителей, их вкусов и т. д.); отчасти же они зави­ сят от первичного и вторичного влияния переменных факторов предложения, если эти факторы эффективно используются .

На этом основании отрасли хозяйства можно раз­ делить на три категории: (1 ) отрасли первичного ро­ ста, где модернизация производства или эксплуатация ставших рентабельными или вновь открытых ресур­ сов порождают высокие темпы роста и приводят в движение силы экспансии в других отраслях хозяй­ ства;

(2 ) отрасли вторичного роста, в которых быстрое развитие прямо зависит от отраслей первой группы и отвечает их требованиям на материалы, оборудование и проч., как напр., уголь, железо и машиностроение по отношению к железнодорожному строительству;

такие отрасли могут быть обнаружены даже при мно­ гоступенчатой зависимости между ними;

(3 ) отрасли производного роста, развитие которых зависит от реальных доходов населения, численности населения, величины промышленной продукции и дру­ гих общих, постепенно меняющихся показателей х о ­ зяйства. Производство пищевых продуктов в зависи­ мости от роста населения и жилищное строительство в зависимости от увеличения числа семейств явля­ ются классическими образцами отраслей производно­ го роста .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

На ранних стадиях, отрасли первичного и вторич­ ного роста черпают силу развития, главным образом, из новых создавшихся условий себестоимости и пред­ ложения (которые в свою очередь находятся отчасти под влиянием изменения спроса); отрасли же произ­ водного роста опираются в своем развитии, главным образом, на новые условия спроса (хотя и они, в меньшей степени, испытывают на себе влияние но­ вой технологии). С наступлением века высокого мас­ сового потребления ведущие отрасли становятся бо­ лее зависимыми от фактора спроса, чем на ранних стадиях развития, как это будет показано в главе б-й .

Для любого периода, даже для зрелого и растуще­ го хозяйства, оказывается правильным, что движение вперед поддерживается быстрым развитием ограни­ ченного числа первичных отраслей, экспансия кото­ рых вызывает значительные внешне-экономические и прочие вторичные эффекты. С этой точки зрения по­ ведение отдельных отраслей в период подъёма являет­ ся лишь вариацией процесса хозяйственного роста вообще; или, иначе говоря, рост происходит путем бесконечного повторения, в различных условиях, с различными ведущими отраслями, того, что хозяйст­ во пережило во время стадии подъёма. Подобно ста­ дии подъёма, долгосрочный рост во всех стадиях тре­ бует, чтобы общество не только создавало изобильный капитал для амортизации и ремонтов, для жилищного строительства, полного коммунального обслуживания и других накладных расходов, но чтобы оно также создавало последовательный ряд высокопроизводитель­ ных первичных отраслей, основанных на новой техно­ логии и обеспечивающих быстрый рост. Только при этих условиях среднее по всему народному хозяй­ ству предельное отношение «капитал/продукция» мо­ жет держаться на низком уровне .

И снова история оказывается полной разнообразия:

значительная группа различных отраслей играла эту ведущую роль в процессе подъёма .

Развитие хлопчато-бумажной промышленности, до­ статочное для внутренних потребностей, не было, во­ обще говоря, достаточным для толчка такой силы,

СТАДИЯ ПОДЪЕМА

чтобы начался общий экономический рост на соб­ ственной основе. Но развитие современной хлопчато­ бумажной промышленности, предпринятое с целью освобождения от импорта, было довольно типичным явлением для переходного периода, как напр., в Ин­ дии, Китае и Мексике .

Однако, известно одно знаменитое исключение, а именно английская промышленная революция, приход которой был подготовлен развитием хлопчато-бумаж­ ной индустрии. Здесь стоит привести таблицу и ком­ ментарии Э. Бэйнса относительно импорта сырого хлоп­ ка в Великобританию,27 так как эти данные изобра­ жают начальный ведущий сектор промышленности во время первой в мире стадии подъёма (см. табл. 4 ) .

–  –  –

1791-1801 67-5 1741-51 1801-11 39-5 1751-61 1811-21 93 25-5 1761-71 75-75 1821-31 85 1771-81 1781-91 319-5 Примечание. С 1697 г. по 1741 г. рост был незначителен;

между 1741 г. и 1751 г. эта отрасль, всё еще незначительная по объёму, сделала заметный скачок; в течение следующих 20-ти лет рост был умеренным; с 1771 г. до 1781 г., бла­ годаря изобретению прялки дженни и водяной машины (w a te r-fra m e ), имел место быстрый р ост; за 10 лет с 1781 г. до 1791 г., следовавших непосредственно за изобре­ тением мюль-машины и окончанием срока патента Аркрай­ та, темп роста колоссально увеличился, достигнув почти 3 2 0 % ; а с того времени до наших дней, в особенности по­ сле окончания войны, рост, хотя и довольно умеренный, был всё же быстрым и устойчивым, далеко превосходя всё, имевшее место во всех других отраслях мануфактуры .

Почему в Великобритании развитие хлопчато-бу­ мажных фабрик современного типа привело к устой­ чивому самостоятельному росту промышленности, а в

–  –  –

других странах этого не случилось? Отчасти потому, что в конце 18-го века все предпосылки для общего промышленного подъёма были полностью развиты в Англии. Значительный прогресс в текстильной, уголь­ ной, железоделательной отраслях и даже в паровом машиностроении имел место на протяжении всего 18-го века; общественные условия и законодательство со­ действовали этому. Но два дальнейших обстоятельст­ ва техно-экономического порядка окончательно опре­ делили характер подъёма. Во-первых, британская хлоп­ чато-бумажная промышленность имела большой удель­ ный вес во всем народном хозяйстве. Начиная с её возникновения в совремённых формах, и в особенно­ сти с 1780 г. очень большая часть всего выпуска тка­ ней направлялась за границу, достигнув 60% к 1820-ым годам.28 Эволюция этой отрасли была более значи­ мым фактом, сопровождалась более широкими вторич­ ными последствиями в народном хозяйстве, чем если бы она просто снабжала внутренний рынок. Предпри­ нимательство такого масштаба влекло за собою раз­ витие городских районов, увеличение спроса на уголь, металл и машины, рост потребности в оборотном ка­ питале и, наконец, в дешевом транспорте, что мощно подталкивало развитие других промышленных отрас­ лей.29 Во-вторых, источником платежеспособного спроса, который толкал вперёд быструю экспансию британ­ ской хлопчато-бумажной промышленности, явилось, в первую очередь, резкое снижение реальной себесто­ 28 Объём хлопчато-бумажного экспорта Великобритании вырос, по официальной оценке, с 355.060 в 1780 г. до 7.624.505 в 1802 г.. (B ain es, op. cit., р. 3 5 0 ). См. также расчеты R. С. О. M atthew s, A Study in T rad e Cycle H isto ry (C am bridge, 1 9 5 4 ), p ages 127-9 .

29 Если мы согласимся считать Новую Англию в первой половине 19-го века обособленным хозяйством, период вступления его в стадию самостоятельного роста должен быть отнесен приблизительно к 1820-50-ым годам ; и здесь непропорционально большая хлопчато-бумажная промыш­ ленность, работающая, по сущ еству, на экспорт (т. е. из Новой Англии в прочие Соединенные Ш таты ), явилась м ест­ ной основой самостоятельного роста .

СТАЛИЯ ПОЦЪЕМ А

имости и цен, как результат технологических сдвигов в мануфактуре, а также падающая реальная стоимость сырого хлопка в результате применения хлопко-очи­ стительной машины. В этом отношении Великобрита­ ния имела преимущество перед теми, кто пришел к техническому развитию позже, так как они могли толь­ ко заменить импортные хлопчато-бумажные ткани тка­ нями собственного производства. Замена эта дала, не­ сомненно, важный вторичный эффект, а именно был создан современный сектор промышленности; иност­ ранная валюта была, в конечном счёте, освобождена для других целей; но при этом не было резкого паде­ ния реальной стоимости приобретаемого текстиля и не было соответствующего роста реального дохода .

Введение железных дорог исторически было наибо­ лее мощным, взятым отдельно, фактором перехода к стадии подъёма.30 Оно было решающим фактором в США, Франции, Германии, Канаде и России, оно игра­ ло чрезвычайно важную роль в Швеции, Японии и др .

странах .

Железные дороги имели три главных вида влияния на хозяйственное развитие в периоде подъёма. Вопервых, они снижали внутренние транспортные рас­ ходы, вовлекали новые районы и продукты в сферу развернутого обмена и вообще выполняли функцию расширения рынка, о которой говорил А. Смит. Вовторых, они были во многих случаях предпосылкой развития новых и быстро растущих экспортных отрас­ лей, которые, в свою очередь, создавали капиталы для внутри-хозяйственного развития, как было, например, с американскими железными дорогами перед 1914 г .

В-третьих, что, может быть, важнее всего для самой стадии подъёма, железные дороги привели к разви­ тию современной угольной, металлургической и маши­ ностроительной промышленности. Во многих странах 30 Детальный анализ путей, по которым шло влияние ж е­ лезных дорог на всё хозяйственное развитие, см. у Paul Н. Cootner, T ran sp o rt Innovation and E conom ic Developm ent: The Case of th e U. S. S team R ailroad s (1 9 5 3 ), неопубликованная докторская диссертация, M. I. T .

(Cam bridge, M ass.) .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

рост основных современных отраслей промышленности может быть непосредственно отнесен на счёт крупно­ го железнодорожного строительства и эксплуатации развитых железнодорожных систем. Если общество уже создало достаточно глубокие правовые, социальные и политические основы для стадии подъёма, быстрый рост железнодорожной системы, с этим мощным трой­ ным эффектом, часто приводил к началу всеобщего самодовлеющего подъёма. Но там, где таких основ еще не было, крупное железнодорожное строитель­ ство само по себе не смогло вызвать общего подъёма, как например, в Индии, Китае, в Канаде до 1895 г., в Аргентине до 1914 г. и т. д .

Ясно, что расширение и модернизация вооружен­ ных сил могла играть роль ведущего сектора в стадии подъёма. Вооруженные силы выполняли эту роль в период хозяйственного подъёма России, Японии и Германии; они занимают важное место в планах раз­ вития коммунистического Китая. Но во всей экономи­ ческой истории роль новых вооружений была скорее вспомогательной, а не центральной при переходе к подъёму .

Независимо от задачи накопления иностранной ва­ люты для формирования капитала, производство сы­ рых материалов и пищевых продуктов может играть роль ведущих отраслей в периоде подъёма, если эти производства перешли на новую технологию. Так, лесная промышленность, на основе паровой пилы, вы­ полняла эту функцию в первой фазе подъёма Шве­ ции, а затем уступила эту роль производству древес­ ной пульпы. Подобно этому, переход Дании к произ­ водству мясных и молочных продуктов после 1873 г., по всем данным, усилил развитие промышленного сек­ тора экономики, а также открыл значительный при­ ток иностранной валюты. И, как замечает Локвуд, да­ же экспорт японской шелковой пряжи имел важный вторичный эффект — вызвав к жизни новую технику производства шелка.31 31 W. W. Lockwood, The Econom ic Development of Ja p a n (P rin ceto n, 1 9 5 4 ), pp. 338-9 .

СТАЛИЯ ПОДЪЕМА

«Для удовлетворения требований американской ткац­ кой и трикотажной промышленности на стандартную высококачественную пряжу, было, однако, необходи­ мо улучшить качество продукции, начиная с грены шелкопряда до готового тюка шелка. Это означа­ ло, что надо было применить научные методы в разве­ дении шелковичного червя и борьбе с его заболева­ ниями. В шелкомотальном деле это означало переход к большим предприятиям, оборудованным машинами. В сбыте это привело к организации крупных предприя­ тий по закупке и продаже коконов и сырого шелка.. .

Эти требования оказывали постоянное давление в поль­ зу приложения науки, механики и современной орга­ низации сбыта» .

Наконец, и отечественное производство многих то­ варов потребления, развивавшееся в ускоренном тем­ пе, принимало на себя иногда роль ведущей отрасли в периоде подъёма. Движущим мотивом этого разви­ тия было стремление освободиться от импорта об­ ширной группы товаров потребления, как, например, в Австралии, Аргентине и, возможно, в современной Турции .

Что же в целом следует сказать о ведущих отрас­ лях? Исторически, они были представлены рядом про­ изводств, начиная от изготовления хлопчатобумажных тканей, развитием тяжелой промышленности, вызван­ ной к жизни потребностями железных дорог и воен­ ными заказами, до лесной промышленности, производ­ ства древесной пульпы, молочных продуктов, вклю­ чая, наконец, производство многих потребительских товаров для внутреннего рынка. Ясно, что нет опре­ деленного порядка отраслей, пригодных для возглавления стадии подъёма, и нет такой отрасли, которая являлась бы волшебным ключом к прогрессу. Для лю­ бого растущего общества нет надобности повторять путь, пройденный, скажем, Великобританией, Соеди­ ненными Штатами или Россией, или подражать их отраслевой структуре и особым чертам развития.

Од­ нако, четыре основных фактора должны быть налицо:

(1 ) Наличие возросшего платежеспособного спро­ са на продукт или продукты тех отраслей, которые

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

способны увеличивать свою продукцию в быстром темпе. Исторически, это было первоначально достиг­ нуто путем перевода доходов с непроизводительного потребления или накопления сокровищ на производи­ тельное инвестирование; путем импорта капитала; пу­ тем резкого повышения эффективности текущих ка­ питаловложении, а потому резкого увеличения реаль­ ных доходов населения от отечественного производ­ ства, а также путем комбинирования этих способов .

(2 ) Новая технология должна быть освоена этими отраслями, а их производственные мощности — рас­ ширены .

(3 ) Общество должно быть в состоянии создать начальный капитал, необходимый для детонации подъ­ ёма в этих ключевых отраслях; их частно-капитали­ стические или государственные руководители, ответ­ ственные за технику производства и мощности этих отраслей, а также отраслей-поставщиков, рост кото­ рых стимулируется первыми, должны проводить по­ литику обратного вливания в промышленность значи­ тельной части её доходов .

(4 ) Наконец, ведущая отрасль или отрасли должны быть такими, чтобы их экспансия и техническое пере­ оснащение влекли за собою многоступенчатые требо­ вания к другим отраслям в смысле повышения мощ­ ности и перехода на изготовление новых видов про­ дукции и чтобы общество было готово и способно вы­ полнять эти требования во всё возрастающей мере .

Стадия подъёма в перспективе

Этот взгляд на стадию подъёма является, в извест­ ном смысле, возвратом к старомодному пониманию экономического развития. Стадия подъёма определяет­ ся как промышленная революция, связанная непосред­ ственно с радикальными переменами в способе произ­ водства, что приводит к решающим последствиям в сравнительно короткое время .

СТАЛИЯ ПОДЪЕМА

Такая точка зрения не отрицает роли более дли­ тельных, медленных изменений во всём процессе эко­ номического роста. Напротив, она признаёт, что на­ ступление стадии подъёма требует наличия многих предпосылок, проникающих в самую сердцевину эко­ номической организации общества, затрагивающих его политику и его духовные ценности (см. главу 3-тью ) .

Мы пытаемся лишь доказать, что стремительный рост одной или нескольких новых отраслей промышленно­ сти является мощным и эффективным двигателем эко­ номических превращений. Его сила происходит от мно­ жественности видов влияния на экономику, если толь­ ко общество готово воспринять и проводить это вли­ яние. Рост таких отраслей, овладевших новой техни­ кой и ставших высокопроизводительными, имеет сам по себе тенденцию повышения выпуска продукции на душу населения. Но он влечет и ряд важных послед­ ствий: растущие доходы собираются в руках людей, которые не только сберегут их значительную часть, но и направят её на высокоэффекцивные вложения; вы­ растает платежеспособный спрос на другие промыш­ ленные продукты; развивается строительство городов, что хотя и вызывает новые капитальные затраты, но со­ действует дальнейшей индустриализации, создавая го­ родские рынки; и, наконец, завязываются внешне-эко­ номические отношения, которые, в конечном счете, по­ могают выделить новые ведущие отрасли, когда началь­ ный импульс прежних ведущих отраслей периода подъёма начинает ослабевать .

Говоря не экономическим языком, стадия подъё­ ма обычно свидетельствует о явной социальной, по­ литической и культурной победе тех, кто хочет мо­ дернизировать хозяйство, над теми, кто хочет сохра­ нить традиционное общество или обратиться к какимлибо другим целям. Но, так как национализм может быть как социальным растворителем, так и отвлекаю­ щей силой, эта победа может принять форму взаим­ ного приспособления двух групп, вместо уничтожения традиционной группы силою более современных групп .

Так возник, например, союз юнкеров и нарождающей­ ся промышленной Германии, так сохранилась значи­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

тельная часть традиционных отношений в Японии по­ сле 1880 г. В целом же сохранение сил развития в течение одного поколения убеждает общество в не­ обходимости продолжать этот путь и сосредоточить усилия на введении новой технологии в других отрас­ лях, не ограничиваясь теми отраслями, которые были модернизированы в течение периода подъёма .

–  –  –

После стадии подъёма следует период развития, ко­ торый может быть назван стадией созревания. Состо­ яние экономической зрелости можно рассматривать с разных точек зрения, но для целей нашего анализа мы определяем его, как период, когда общество с успехом и в полном объёме применило новую (для данного времени) технологию к основной части своих ресурсов .

Во время стадии созревания развитие отраслей про­ исходит неравномерно, причем новые ведущие отрасли приобретают всё большее значение, постепенно ста­ новясь на место старых ведущих отраслей, развитие которых замедлилось. После стремительного развития железных дорог в третьей четверти 19-го века, когда в центре процесса роста стояли уголь, железо и тя­ желое машиностроение, главное место в народном хо­ зяйстве перешло к стали, модернизированному судо­ строению, химикалиям, электроэнергии и продуктам новых металлорежущих станков. Быстрота развития этих отраслей сообщала темп роста всему народному хозяйству. В такой форме происходило, в основном, и быстрое созревание в России после 1929 г. Но в Швеции после 1890 г. главную роль играла эволюция от производства лесных материалов к выработке дре­

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

весной пульпы и бумаги, от добычи железной руды к выплавке высококачественной стали и выработке тща­ тельно обработанных металлоизделий. Таким образом, ведущие отрасли во время созревания определяются не только общим состоянием технологии, но и есте­ ственными ресурсами, которыми наделена страна, ха­ рактером предшествовавшей стадии подъёма и силами, приведенными ею в действие, а также, до известной степени, политикой правительства .

Хотя ниже приводится более детальный анализ исто­ рических условий в свете этого определения экономи­ ческой зрелости, можно уже теперь указать прибли­ зительные, условные даты достижения зрелости от­ дельными странами:32

–  –  –

Совпадение, отмеченное в главе 2-й, должно быть здесь снова упомянуто. Эти даты, выведенные незави­ 32 Читатель может заинтересоваться, почему мы привели только округлённые условные даты достижения зрелости, в то время как выше, в главе 4-ой, были даны более точные даты для начала стадии подъёма. Причина этого несоот­ ветствия кроется в теоретической основе анализа стадий роста, о которой говорилось в конце главы 2-й. Стадии ро­ ста становятся реальностью под влиянием быстрого раз­ вития отдельных ведущих отраслей. Начальная дата для стадии подъёма это обычно тот момент, когда началась ясно различимая общая экспансия, обусловленная быстрым ро­ стом отдельных отраслей хозяйства. Например, для времени до 1914 г. дата начала стадии подъёма часто совпадает с начальным моментом мощного циклического восхождения .

Как увидим дальше, достижение зрелости не обязательно несёт с собою немедленное начало следующей стадии с её новыми ведущими отраслями. Часто наступает промежуток времени, заполненный ростом уровня потребления, относи­ тельной стагнацией или военными событиями, прежде чем начинается век высокого м ассового потребления. Начало высокого м ассового потребления может быть снова отмечено более точной датой, так как новые ведущие отрасли, об­ ладающие большой энергией развития, становятся опять ясно различимы .

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

симо друг от друга, охватывают период около 60 лет после дат начала подъёма, установленных на основе совершенно другого критерия. Нет в настоящее время какого-либо довода или доказательства, которые мож­ но было бы представить для объяснения такого еди­ нообразия. Но, как уже сказано, будущие исследова­ ния могут показать, что рост производственных капи­ талов за шесть десятков лет, на основе сложных про­ центов, и влияние трёх поколений людей, живущих в условиях подъёма экономики, открывают нам некото­ рые элементы рациональности в таком ходе событий .

Характеристика зрелости в разрезе отраслей:

железные дороги и их значение В Великобритании стадия подъёма приобретала раз­ мах за счёт прямых и косвенных последствий быстрого развития хлопчатобумажной промышленности, которое сопровождалось такими отдаленными от Ланкашира со­ бытиями, как изобретение хлопкоочистительной маши­ ны Эли Уитни, независимым, по существу, но имевшим те же последствия усовершенствованием паровой ма­ шины и улучшением технологии железа, пользовав­ шейся британскими рудой и коксом. Путь Великобри­ тании к зрелости состоял не только в широкой экс­ плуатации после 1815 г. взаимно дополнявших друг друга изобретений Аркрайта, Уатта и Уитни, но также и в стремительном развитии железных дорог в 1830-ых и 1840-ых годах. Эти волны подъёма привели бри­ танские угольную и металлургическую промышлен­ ность и тяжелое машиностроение к технической зре­ лости в середине 19-го столетия .

Примерно к 1851 г. (год всемирной выставки) В е­ ликобритания создала и распространила фактически на все свои ресурсы все технические усовершенство­ вания, какие могли быть достигнуты на основе уровня науки того времени и существовавшего в середине 19-го столетия соотношения между населением и ре­ сурсами Великобритании. В различных специальных областях другие народы превзошли кое-в-чем Вели­

СТАДИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

кобританию уже в середине 19-го столетия: напр., аме­ риканцы в области машин, эффективно вытесняющим живой труд, в особенности, в сельском хозяйстве, предзнаменуя свою будущую виртуозность в этом от­ ношении; немцы — в области химикалий. Но в Хру­ стальном дворце Великобритания была единственной страной, продемонстрировавшей зрелое, пропорцио­ нально развитое хозяйство .

Менее чем через 70 лет после начала строительства канала и оживления в хлопчатобумажной промышлен­ ности в 1780-ых годах, когда промышленная рево­ люция, в точном смысле слова, открыла свое шествие, Великобритания полностью превратилась в индустри­ альную нацию и закрепила свой путь отменой хлеб­ ных законов. Значительно опередив по большинству отраслей (но не по всем отраслям) другие нации, до­ стигшие в течение 18-го столетия больших успехов в развитии предпосылок к подъёму, Великобритания приступила к использованию значительной части сво­ его капитала и технических знаний во всём мире, со­ действуя в течение 25-тилетнего периода распростра­ нению за границей технологии железа, тяжелого ма­ шиностроения и сооружений, от которых зависело развитие железных дорог .

И, как уже отмечено в 4-й главе, индустриальный подъём в США, Франции и Германии, завершенный в этих странах к 1873 г., был, главным образом, основан на развитии железных дорог, а не хлопчатобумаж­ ной промышленности. Для этих наций путь к зрелости лежал через комплекс новых отраслей, возможности которых были отчасти раскрыты повсеместным разви­ тием железных дорог. Подобно тому, как в Велико­ британии железнодорожный бум разгорелся, как от искры, от успеха одной линии Манчестер-Ливерпуль, в других странах эксплуатация железных дорог созда­ вала чрезвычайно благоприятную обстановку для производства дешевой и высококачественной стали и рельсов, которые изнашивались не так скоро, как чу­ гунные. Заказами железных дорог объясняется, в большой мере, развитие современной сталелитейной индустрии; в некотором смысле, сталь «вылилась» из

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

железных дорог, как железные дороги «выросли» из требований и последствий развития новой хлопчато­ бумажной промышленности. Но коль скоро дешевая, хорошая сталь сделалась доступной, раскрылось мно­ го новых способов её употребления, в том числе эко­ номичный паровой котёл и стальные суда, металлооб­ рабатывающие станки, новое оборудование для основ­ ной химической промышленности и металлоконструк­ ции для гражданского строительства .

История инженерного дела кратко говорит нам, как возникали ведущие отрасли. Там, где они не вытекали прямо из военных задач, инженерное дело зарожда­ лось на проведении дорог и каналов, при проектиро­ вании водяных насосов для угольных шахт, при изго­ товлении текстильных машин, включая и двигатели для этих машин. Приобретя опыт и навыки из этой перво­ начальной деятельности, инженеры перешли к строи­ тельству железных дорог; а затем, в процессе специа­ лизации, произошло деление на механиков, химиков и электротехников и образовались подгруппы судо­ строителей и гражданских инженеров. Из всех ступе­ ней развития современного инженерного дела самой важной было, наверное, строительство железных до­ рог. Подобно тому, как финансирование и управление железных дорог создало прототип для проведения ин­ дустриализации крупных масштабов в различных от­ раслях, так и технический опыт строительства и экс­ плуатации их в значительной мере заложил основы движения западного мира к технической зрелости .

Для США, Германии и Франции период, начавший­ ся после стадии подъёма, был посвящен, в основном, разработке после-железнодорожной технологии, нема­ лая часть которой была развитием идей, заимствован­ ных из прошлого технического опыта. Господство стали — со всеми её техническими применениями как в массивных конструкциях, так и в точной механике — является, несомненно, главной характеристикой послежелезнодорожного движения к зрелости на континен­ те Западной Европы и в США. Само собою разумеет­ ся, Великобритания полностью разделяла творческое

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

участие в создании и применении после-железнодорожной технологии .

Но каково было положение поздних пришельцев 19-го века, например, Швеции, Японии и России, ста­ дия подъёма в которых началась, примерно, между годами 1870 и 1890?

–  –  –

Стадия подъёма в Швеции в 1870-80 гг. опира­ лась, главным образом, на модернизированную лесную промышленность, работавшую для экспорта, и на стро­ ительство железных дорог. Поворотный пункт на пути к зрелости наступил в начале 1890-ых годов. Он при­ шел в форме вызова: депрессии, сопровождавшейся сокращением шведских экспортных рынков, от кото­ рых зависела значительная доля её хозяйственного подъёма. Это произошло в рамках нормального раз­ вития. Действительно, с точки зрения структуры, ста­ дия подъёма есть резкое повышение продукции в срав­ нительно немногих отраслях. Однако, природе всякого процесса инвестирования свойственно то, что волна подъёма перерастает потребность в продукции. В этом и состоит существо конъюнктурного цикла. Если на­ чальная волна стадии подъёма перешагнула границу потребности в продуктах ключевых отраслей, народ­ ное хозяйство, по необходимости, должно перегруппи­ ровать свои средства и изменить использование своих ресурсов, чтобы возобновился рост новых ведущих секторов. Такова природа и таково историческое наз­ начение экономической депрессии. Поэтому нормаль­ но, чтобы стадия подъёма закончилась перепроизвод­ ством и депрессией, и одним из признаков успешного завершения процесса подъёма является способность общества эффективно перегруппировать свои ресурсы и ускорить хозяйственное развитие, опираясь на новую группу ведущих отраслей .

Швеция 1890-ых гг. приняла этот вызов, предъя­ вивший требования к её производственной структуре, и успешно реагировала на него. Её ответ состоял в переходе от лесных разработок к производству древес­

СТАЛИЯ СОЗРЕВАНИЯ

ной пульпы, в переходе от экспорта необработанного леса к экспорту досок и спичек. Норландские ж елез­ ные руды стали систематически эксплуатироваться но­ вейшими способами. От выплавки чугуна волна под­ нялась к выплавке высококачественной стали и маши­ ностроению. Систематически использовались источники гидро-энергии и тем самым была заложена база для создания электро-механической промышленности вы­ сокой культуры, а она, в свою очередь, позже помогла железным дорогам Швеции перейти с паровой на электрическую тягу. Сдвиг произошел даже в сельском хозяйстве, подобно происшедшему в Дании, т. е. от зернового хозяйства к животноводству и молочному делу высокой производительности. И затем, по широ­ кому фронту отраслей, Швеция стала производить у себя товары, которые до тех пор импортировались .

Как говорит Линдаль,33 1890-ые годы в Швеции озна­ меновали начало фазы «дифференции продукции», фа­ зы, которая продолжалась вплоть до 1914 года и при­ обрела еще более яркое выражение, благодаря по­ требностям несколько изолированного нейтралитета Швеции в Первую мировую войну .

Решающим фактором этого превращения было по­ стоянное применение лучших из известных тогда ме­ тодов технологии к богатым, но узким в своём соче­ тании естественным ресурсам Швеции. К 1890-ым го­ дам шведское общество видоизменилось в сравнении с составом предыдущих поколений так, что смогло вы­ делить достаточные слои предпринимателей и техни­ ков для руководства этим развитием по широкому кругу отраслей. К концу 1920-ых годов, Швеция стала вполне созревшим обществом в смысле полного ис­ пользования собственных ресурсов и применения но­ вейшей технологии, в развитие которой Швеция внесла значительный вклад. Она была готова к введению у себя «государства благосостояния» и дальнейшей ме­ ханизации характерной для эпохи бытовых машин и приборов .

–  –  –

С точки зрения теории экономического роста, восхождение Японии имеет, в целом, родовое сход­ ство с восхождением Швеции, хотя оно и отстало на одно десятилетие. Это сходство налицо, несмотря на значительно менее благоприятное соотношение ре­ сурсов и численности населения в Японии сравнитель­ но со Швецией и несмотря на очень большие культур­ ные и политические различия, которые на первый взгляд, исключают какое бы то ни было сходство во­ обще. Так же, как и Швеция, Япония демонстрирует исключительно целесообразное движение к зрелости, в течение которого сравнительно ограниченные есте­ ственные ресурсы были разработаны усилиями трудо­ любивого, сознающего свои задачи населения с по­ мощью лучших методов технологии, ставших доступ­ ными за 60-тилетний период развития, — примерно от 1880 г. до 1940 г .

Так же, как отраслевая структура в Японии в ста­ дии подъёма разнилась от шведского образца, так и состав отраслей, при котором Япония пришла к зре­ лости в 1930-ые годы, отличался большим своеобра­ зием .

Стадия подъёма стала возможной в Японии вслед­ ствие ряда предшествовавших и совпавших по вре­ мени явлений в сельском хозяйстве, которое осуще­ ствило три условия, охарактеризованные в главе 3-й в качестве исторической миссии сельского хозяйства в проведении индустриализации. На стороне предло­ жения, сельское хозяйство обеспечило увеличение продукции продовольствия и волокна для возросшего населения, в помощь ускоренной урбанизации и для обмена на иностранную валюту. На стороне спроса, оно обеспечило японскую промышленность расши­ ренным сельским рынком, поощряя развитие отече­ ственной промышленности. И наконец, в смысле мо­ билизации капитала, превращение феодальных аренд­ ных платежей в поток правительственных доходов привело к усиленному вливанию капитала в новые отрасли до тех пор пока собственные прибыли про­

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

мышленности не стали основным источником инду­ стриального финансирования .

Но несмотря на новые технические и торговые на­ выки, сопровождавшие это развитие сельского хозяй­ ства, оно одно не смогло бы подвести всю японскую экономику к уровню, с которого начинается всеоб­ щий подъём. В 80-ых и 90-ых годах целый ряд новых отраслей промышленности пустил корни в преимуще­ ственно традиционной до того времени системе япон­ ского хозяйства. Основанные по инициативе прави­ тельства, эти отрасли постепенно передавались частным предпринимателям, по мере того как появлялись но­ вые деятели, готовые принять на себя ответственность и риск собственников и администраторов. Стадия подъёма, имевшая место приблизительно от 1880 г .

до 1900 г., опиралась на железнодорожное строитель­ ство, судостроение, хлопчатобумажную промышлен­ ность (вначале на привозном хлопке), культивацию и выработку шелка, на уголь и чугун, а затем — в 1890-ых годах — на волну военных заказов, которые помогли развернуть машиностроение .

В 1890-ых годах можно различить возникновение также современной химической промышленности, но настоящий прогресс химических продуктов, сыграв­ ших решающую роль в преобразовании японского сельского хозяйства, относится ко времени дифферен­ циации промышленности и движения её широким фронтом отраслей, т. е. к первым четырём десятилети­ ям 20-го века. И действительно, Япония начала нашего века, несмотря на быстрые темпы хозяйственного ро­ ста в предыдущие 20 лет, всё еще оставалась обще­ ством с небольшим сектором современной индустрии, причем текстильная промышленность занимала отно­ сительно господствующее положение в этом секторе .

И только между 1900 г. и 1920 г., в особенности под влиянием Первой мировой войны, японская промыш­ ленность стала разрастаться в направлении производ­ ства химических удобрений, стали и электрического оборудования .

Локвуд заканчивает свое изложение формулиров­ кой, весьма близкой к нашему определению состоя­

СТА Щ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ния зрелости: «В конце 20-ых годов... процесс модер­ низации и роста распространился в различной степе­ ни на все отрасли экономики». Но японское машино­ строение стало на собственные ноги только в 30-ых гг. под влиянием промышленного развития Манчжу­ рии и расходов на вооружение и военные приготов­ ления. Так, в этом десятилетии стоимость продукции металлов, машин и химикалий превзошла, наконец, стоимость текстильной продукции по доле участия в японском национальном продукте.34 Таким образом, начав стадию подъёма приблизи­ тельно на 30 лет позже, чем главные нации континен­ тальной Европы, и на 10 лет позже Швеции, Япония достигла зрелости как раз за время, соответствующее данной стадии, т. е. приблизительно на три десятиле­ тия позже Франции и Германии и на 10 лет позже Швеции .

Россия

Теперь необходимо сказать несколько слов о поло­ жении России, которое рассматривается более под­ робно в главе 7-й, в связи с положением США .

Предпосылки подъёма в России развивались, конеч­ но, давно: по крайней мере, с того времени, когда царь Петр вернулся с Запада с убеждением, что Рос­ сия должна быть модернизирована. Но традиционное общество медленно уступало свое место новым поряд­ кам. Ему были нанесены удары походом Наполеона и Крымской войной, его устои медленно размывались в течение 1-й половины 19-го века распространением сведений о том, что происходит на Западе. После 1861 г., с освобождением крестьян от крепостной за­ висимости, процесс создания предпосылок для подъё­ ма ускорился, как в техническом отношении, т. е. в смысле накопления капиталов обще-хозяйственного значения, как базы современной промышленности, так 34 К. Ohkawa et al., The Growth R ate of the Jap an ese E conom y since 1878 (Токио, 1 9 5 7 ), стр. 81-3 .

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

и в идейном отношении, т. е. в смысле развития в Р ос­ сии различных общественно-политических течений. В конце концов, около 1890 г., в России началась ста­ дия подъёма .

Подобно тому, как это было в параллельно проте­ кавшей стадии подъёма в Канаде, хозяйственное раз­ витие России было поддержано ростом цен на зерно и оживлением на мировом зерновом рынке, которое имело место в середине 1890-ых годов. Именно рост цен на зерно сделал выгодным прокладку большой сети железных дорог в этих двух странах точно так же, как в 1840 г. картофельный голод в Ирландии и общее перенапряжение посевных площадей Западной Европы создали обстановку для строительства ж елез­ ных дорог на среднем Западе США в 1850-ых годах .

И железные дороги, с их многообразным влиянием на хозяйственный рост, увлекли Россию по пути подъё­ ма к началу Первой мировой войны. Производство угля, стали и машиностроение двинулись вперед, бы­ стро развивалась хлопчато-бумажная промышленность, работавшая для внутренних потребностей. Вме­ сте с тем нефтяная промышленность района Баку развернулась до своих естественных пределов, и укра­ инский угольно-рудный комплекс был вызван к жизни, как раньше случилось с Рурской областью, Пенсиль­ ванским и средне-западным комплексом США около полувека до того .

К 1914 году Россия производила около 5 миллионов тонн чугуна, 4 миллиона тонн железа и стали, 40 мил­ лионов тонн угля, 10 миллионов тонн нефти и около 12 миллионов тонн экспортного продовольственного зерна. Несмотря на финальный развал изнутри и по­ ражение в Первой мировой войне, Россия, в течение этой войны, вопреки страшным потерям, была всё же в состоянии выставить, снабдить и содержать три года огромную армию, включая артиллерию и доста­ точно развитые воздушные силы .

Коммунисты унаследовали, таким образом, хозяй­ ство, вступившее в стадию подъёма и создавшее су­ щественный излишек сельскохозяйственных продук­ тов для экспорта .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Ленину и его последователям потребовалось около десяти лет для того, чтобы реорганизовать эту систему по-своему и довести выпуск продукции до ранее до­ стигнутого максимума. Затем наступила серия пяти­ летних планов. Их следует рассматривать не как стадию подъёма, а как стадию быстрого развития к зрелости, т. е. как процесс индустриальной дифференциации и переход к модернизации на широком фронте .

Сталин не был архитектором модернизации отста­ лой страны, он руководил завершением модернизации .

Сталин был продолжателем Витте в самом прямом и практическом смысле этих слов .

С некоторыми специфическими различиями, выте­ кающими из целей коммунистического руководства, ха­ рактер советского хозяйственного роста между 1929 г .

и, примерно, годом смерти Сталина был в общих чер­ тах подобен тому, какой имел место в Западной Ев­ ропе и США за несколько десятилетий до 1914 года .

Это был после-железнодорожный век развития в Рос­ сии, век стали, металлорежущих станков, химикалий и электричества. Однако, восхождение России к стадии зрелости произошло в то время, когда накопленный в мире запас технических знаний, еще не применённых в России, был значительно больше того, что было из­ вестно до 1914 г. (в особенности в области электро­ ники, аэронавтики и атомной энергии). Поэтому до­ стигнув технически передового уровня, Россия стала располагать более высокой техникой, чем другие дер­ жавы в период достижения ими технологической зре­ лости около 1914 г .

Общие черты и время наступления стадий хозяй­ ственного развития в России, т. е. стадии создания предпосылок к подъёму, стадии подъёма и стадии тех­ нологического созревания, не представляют собою ни­ чего необычного, что не уложилось бы в общую схе­ му, хотя, подобно чертам каждой национальной исто­ рии, они имеют свои, неповторяемые особенности, ко­ торые будут рассмотрены в следующих главах .

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

Некоторые вопросы определения зрелости Понятие технологической зрелости, его содержание, его границы могут быть лучше уяснены, если мы крат­ ко рассмотрим несколько специфических вопросов, свя­ занных с выбором дат наступления зрелости в отдель­ ных странах .

Следует ли, например, считать Францию накануне Первой мировой войны технологически зрелой стра­ ной, несмотря на наличие в ней большого, состоя­ тельного, но технологически отсталого класса кре­ стьянства, несмотря на тенденцию экспортировать при­ надлежащие ему крупные капиталы при технологиче­ ском отставании некоторых отраслей промышленности в самой Франции? Конечно, такой случай можно рас­ сматривать двояко; но это лишь подчеркивает необ­ ходимость допускать отступления — по тем или иным причинам — для отдельных районов страны или отрас­ лей экономики от строгого приложения всех признаков зрелости; именно признак применения новейшей тех­ нологии к основной части ресурсов страны должен быть понимаем гибко. И оказывается, что отступления такого рода обычно правильны в отношении госу­ дарств, которые принято, в общем, считать зрелыми .

Так, США 1900 г. включали и Юг, стадия подъёма ко­ торого может быть отнесена только к началу 1930-ых годов, а современная нам Канада включает в себя всё еще отсталую провинцию Квебек. Поэтому определе­ ние зрелости, исходящее из уровня технологии, долж­ но быть по необходимости приближенным, если оно применяется ко всему обществу-нации .

Япония 1940 г. представляет несколько иную про­ блему. Можно ли считать зрелым народное хозяйство со столь трудоёмким сельскохозяйственным сектором?

Ответ утвердителен только в том случае, если мы, вне определения зрелости, примем, как данное, решение общества о численности населения. При данном соот­ ношении природных ресурсов Японии и её населения, японское сельское хозяйство с его чрезвычайно утон­ ченным использованием орошения и химических удоб­ рений, действительно, является высоким достижением

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

технологии, даже если современные сельскохозяй­ ственные машины, созданные для экономии труда, мо­ гут быть использованы в нем лишь в ограниченной мере .

Но что сказать о современной России, где более чем 40% рабочей силы всё еще приходится на сельское хо­ зяйство и где многое из современной технологии до сих пор не находит применения в текстильной про­ мышленности и других отраслях, производящих товары потребления? И здесь опять, существующее опреде­ ление зрелости не предрешает того, как общество на­ мерено применить свои технологические таланты. В общем, современная Россия должна считаться страной со зрелой экономикой, несмотря на тот факт, что её руководители, ради политических соображений, по­ желали взять на себя бремя издержек, проистекающих от низкой производительности сельского хозяйства, и предпочли концентрировать капитал и передовую тех­ нологию в отраслях иных, чем производство товаров потребления. Говоря иначе, препятствия к полной мо­ дернизации всего спектра советской экономики лежат не в недостатке притока капитала и не в недостатке хозяйственных администраторов и инженеров .

Наконец, перед нами пример Великобритании, со­ зревшей, по смыслу этого определения, еще ко време­ ни выставки в Хрустальном дворце. Как быть с её дол­ гим. интервалом между стадией зрелости, в смысле эффективного приложения технологии 19-го века, и следующей стадией — эпохой высокого массового потребления, когда ведущими отраслями экономики становятся жилищное строительство, производство бы­ товых машин и приборов, а также обслуживание насе­ ления?

Причины разрыва между двумя смежными стадиями развития в Великобритании лежат в природе второй из этих стадий. Век высокого массового потребления представляет собой путь, который может быть избран обществом, когда оно достигнет технологической зре­ лости и определенного уровня реальных доходов на душу населения. Хотя доход на душу населения и, обычно, потребление на душу населения уве­

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

личиваются в эпоху развития к зрелости, тем не менее очевидно, что нет твердого отношения меж­ ду технологической зрелостью и каким-либо опре­ деленным уровнем реального потребления на ду­ шу населения. Динамика этих переменных после стадии подъёма зависит, прежде всего, от соотноше­ ния населения и ресурсов данного общества и от его политики распределения дохода. Процесс роста, сог­ ласно определению, увеличивает доход на душу насе­ ления, но он не обязательно приводит к одинаковости дохода на душу населения у разных наций и даже в разных районах одного и того же государства. А на примере Канады и некоторых других случаев мы на­ блюдали общества, которые вошли в стадию высокого массового потребления, еще не достигнув технологи­ ческой зрелости .

Существуют — и, вероятно, еще появятся — тех­ нологически зрелые общества, которые одновременно выступают, так сказать, и как богатые и как бедные общества. Когда станут известными исторические дан­ ные о национальном доходе, и будут возможны си­ стематические сравнения, мы, вероятно, найдем, что доход на душу населения в различных странах во вре­ мя зрелости был весьма неодинаков. Великобритания середины прошлого века находилась, предположитель­ но, на одной из низких ступеней по этому показате­ лю. Увеличение реального дохода и потребления на душу населения, произошло во 2-й половине 19-го века и сказалось в улучшении питания, квартир, го­ родских сооружений общего пользования и в других формах роста благосостояния, которые при всём сво­ ем значении, не создали внутри Великобритании но­ вых ведущих отраслей промышленности, по крайней мере, вплоть до «велосипедного бума» 1890-ых го­ дов.3 35 С другой точки зрения, возможно оставить без объ ­ яснения разрыв между технологической зрелостью Вели­ кобритании середины 19-го века и её эпохой высокого массового потребления в 20-м веке, рассматривая его, как простой факт хода истории технологии; другими словами, техника современного транспорта, пригородных жилищ,

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Итак Великобритания после выставки в Хрусталь­ ном дворце развивалась экономически умеренным тем­ пом, используя свой капитал и предпринимательские таланты, главным образом, в деле приобретения ре­ сурсов, которыми страна была недостаточно наделе­ на, и помогая другим странам в достижении предпо­ сылок к подъёму и самой стадии подъёма. Она жерт­ вовала на этом пути частью затрат, понесенных ею на проведение первого в истории процесса индустриа­ лизации, и вступила в новый век, потеряв большую часть первоначального хозяйственно-технического пре­ восходства. Иначе говоря, достижение зрелости За­ падной Европой и США в начале XX века при суще­ ствовавшем тогда технологическом уровне застало Великобританию приблизительно на таком же уровне зрелости. В то время как молодые нации продвину­ лись от стадии подъёма к стадии зрелости за 60 лет, предшествовавших Первой мировой войне, Великобри­ тания проделала за то же время путь от относительно бедного к относительно богатому зрелому обществу (если судить по размерам доходов) .

бытовых приборов и проч. не существовала, скажем, в третьей четверти 19-го века. Для многих целей это вполне удовлетворительная точка зрения .

В м есте с тем, три соображения говорят в пользу того, что для других целей имеет смысл рассматривать после­ довательность стадий развития в Великобритании 2-й по­ ловины 19-го века, как включающую разрыв. Во-первых, технология сама по себе, в самом широком смысле, не есть независимая переменная (см. W. W. Rostow, P rocess of E conom ic Growth, особенно стр. 8 3 -6 ). Если бы доходы и потребление в Великобритании были достаточно высо­ кими, могли бы сущ ествовать стимулы, которые привели бы к совсем иной эволюции технологии. Во-вторых, явле­ ние разрыва во времени между достижением технологи­ ческой зрелости и эпохой высокого массового потребле­ ния и существование относительно бедных и богатых об­ ществ имеет более общий характер, чем данный случай Великобритании. Взгляд на Великобританию второй поло­ вины 19-го века, как на общество, находящееся в процессе ликвидации этого разрыва, может быть распространен ги­ потетически, для некоторых целей, на другие общества в том же положении. В-третьих, многое в британской соци­ альной и политической истории, и даж е в истории бри­

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

Стадия созревания в целом

Скажем теперь несколько слов о не-экономических аспектах стадии быстрого созревания, бросив взгляд и на прошлое .

Стадия предпосылок к подъёму является тем време­ нем в жизни общества, когда традиционная структура общества шаг за шагом подрывается, но главные устои старой системы еще не нарушены. Накануне стадии подъёма и во время её прохождения новые молодые силы, ценности и идеалы решительно прорываются вперед и подчиняют своему контролю общественные учреждения. После этого, поставив определенные цели и вынудив своих оппонентов к беспорядочному отступ­ лению, динамические элементы общества стремятся до­ вести процесс модернизации до его логического кон­ ца. Великобритания после 1815 г., США после граж­ данской войны, Германия Бисмарка после 1870 г. и медленнее развивавшаяся Франция того же времени, Япония с 1900 до 1920 г., сталинская Россия эпохи пятилетних планов, — всё это были общества, управ­ ляемые людьми, которые знали, куда они идут. Они были захвачены мощным ростом сложных процентов и перспективой преобразования одной отрасли за дру­ танского предпринимательства, второй половины 19-го ве­ ка типично для превращений социальных идей и политики, имевших место в других общ ествах после достижения технологической зрелости; сюда относятся: начало эф ­ фективного рабочего законодательства в виде закона о 10-часовом рабочем дне; давление и мотивы, побудив­ шие общество принять Второй и Третий реформенные билли; появление политических групп, которые противо­ действовали силе индустриальных интересов; рост науч­ ного и публицистического внимания к проблемам социаль­ ных реформ, что послужило основой для мероприятий партии либералов перед 1914 г. и дало толчок рождению рабочей партии. Короче говоря, даже при общем взгляде на британскую историю периода 1850-1900 гг. многое с т а ­ новится в ней ясным, если исходить из представления, что это было общество, которое, приняв свою технологиче­ скую виртуозность за нечто данное, двинулось довольно быстрым шагом дальше, к решению других задач, лежа­ щих вне технологии .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

гой с помощью приложения новой технологии. Такие периоды в жизни обществ были годами веры в свои силы для решения больших и многообещающих задач, результаты которых были скоро видны. Поэтому об­ щества предоставляли, хоть иногда и неохотно, свободу действия своим хозяйственным руководителям, которые одновременно бывали иногда и политическими руково­ дителями. Изменения в уровне реальной заработной пла­ ты городских и сельских рабочих и, в широком смысле, вся их судьба были далеко не одинаковы в различных обществах на путях к зрелости. Мы имеем примеры, с одной стороны, высокого благосостояния в Швеции, с другой стороны, сталинского общества принуди­ тельного труда. Но, говоря в общих чертах, люди, руководившие приложением капитала и новой техно­ логии, не встречали серьезной оппозиции. Традици­ онное общество было повергнуто, а те группы заин­ тересованных людей, которые противились распрост­ ранению новой техники, выдвигая другие цели, не смогли остановить хода событий .

Движение к зрелости имело в себе не зерно само­ отрицания, как сказали бы Гегель или Маркс, а зерно собственного видоизменения .

Точнее говоря, когда общества были близки к до­ стижению зрелости, произошли три события .

Во-первых, изменился рабочий класс: по своему со­ ставу, заработкам, внешнему виду и квалификации .

Перед стадией подъёма около 75% рабочей силы при­ ходилось на сельское хозяйство; эти люди существо­ вали на очень низкую реальную заработную плату, которая едва обеспечивала прожиточный минимум .

В конце стадии подъёма число работников в сельском хозяйстве упало приблизительно до 40% всей рабочей силы, а с достижением технологической зрелости оно во многих случаях не превышало 2 0 %. Но зрелость означает не только рост городского населения, она означает также рост числа служащих и полуквалифи­ цированных рабочих, высококвалифицированных тех­ ников и других специалистов. Происходит не только — и даже не обязательно — сдвиг от неквалифици­

СТАДИЯ СОЗРЕВАНИЯ

рованного труда к квалифицированному. Иногда име­ ет место как раз обратное. Существо перемен состоит в том, что увеличивается число людей, которые про­ ектируют или применяют сложные машины, ведут учёт и управляют большими бюро, а сокращается число тех, кто прокладывает железные дороги или занят пудлингованием стали, или тех, кто руководит боль­ шими массами неквалифицированных рабочих. Работ­ ники новых профессий давно покинули деревню. Они, в возрастающей мере, представляют начитанных де­ тей города, восприимчивых к знаниям мира техно­ логии. Реальные заработки рабочих повышаются и, более того, рабочие начинают сознавать, что в орга­ низованном виде, они скорей всего достигнут более высокой заработной платы и гарантий по безработице и социальному страхованию .

Короче говоря, в процессе движения к зрелости был заложен фундамент таких политических и соци­ альных сдвигов, которые привели к длинному ряду гу ­ манных преобразований, начиная с фабричного зако­ нодательства Великобритании в 1840-ых годах, вплоть до уступок Бисмарка, реформ Ллойд-Джорджа, амери­ канской прогрессивной эры и, если угодно, вплоть до уступок, сделанных советским потребителям, техни­ кам и бюрократам после 1953 г .

Во-вторых, изменился характер руководства хозяй­ ством. Вместо прежних магнатов хлопка, стали, нефти и железных дорог с их наклонностями пиратов появи­ лись образованные и высоко продуктивные специа­ листы-директоры, управляющие очень разветвленной и централизованной системой хозяйства.36 В-третьих, общество в целом стало несколько пре­ сыщаться чудесами индустриализации, что связано с 36 Очень плодотворным способом для понимания новой экономической истории является сравнение первых трёх поколений руководителей растущей экономики: относи­ тельно скромных творческих людей, положивших начало р о сту ; непреклонных исполнителей поставленных задач, которые, понимая широту возможностей, гонят общ ество, если это необходимо, к технологической зрелости, даж е против его желания; спокойных и осторожных членов адСТАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА первыми двумя изменениями, но превосходит их по значению для будущего. Подобно тому, как советское общество протестовало против бесконечного пичка­ ния его литературными произведениями, в которых центральной темой является любовь человека к его трактору или станку, западное общество в конце 19-го века выразило косвенными путями свои новые мысли об индустриализации, как единственной и всё подчи­ няющей себе задаче. Оно выразило их устами фаби­ анцев и сельскохозяйственных рабочих, европейских социал-демократов, Ибсена, Бернарда Шоу и Дрейзера, а также, конечно, устами Милля и Маршалла. Сю­ да же относится и Маркс, протестовавший против че­ ловеческих жертв периода гонки к технологической зрелости, как будет показано в главе 10-й .

Эти перемены, происшедшие в категории реальных доходов, общественной структуре, стремлениях и пер­ спективах общества при приближении к зрелости, ста­ вят перед обществом трудный вопрос о равновесии и выборе пути: как лучше использовать эту усовер­ шенствованную индустриальную машину растущую и далее в порядке геометрической прогрессии? Дать ли всем гражданам больше материальной обеспеченно­ сти, более высокий уровень жизни и, может быть, больше досуга? Предоставить ли большие реальные доходы, включая аппараты и машины бытового поль­ зования, тем, кто может получить их? Возвысить ли роль созревшего общества на международной арене?

В самом деле, как будет показано в главе 8-й, эко­ номическая зрелость общества является состоянием, обещающим новые привлекательные пути, а вместе с тем скрывает в себе опасность .

министративных коллегий, профессионалов, занятых х о ­ зяйственным управлением, в то время как общество ставит перед собою всё новые задачи использования своих ресур­ сов, как и задачи, выходящие за пределы экономики .

Глава шестая

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО П О Т Р Е Б Л Е Н И Я

–  –  –

В главе 5-й говорится о том, что с приближением технической зрелости люди начали считать вполне естественным и само собой разумеющимся существо­ вание и свою жизнь в преуспевающем индустриаль­ ном обществе; и они всё больше стали задумываться над вопросом о конечных целях, которым может слу­ жить зрелая экономика .

С общей точки зрения, главные интересы общества при приближении к зрелости и позже передвинулись с проблем предложения на проблемы спроса, иначе говоря, с проблем производства на проблемы потреб­ ления и благосостояния, в наиболее широком смысле этих слов .

В созревшем обществе появились три главных цели, которые соперничали в той или иной форме между собою из-за ресурсов и поддержки государства, — три пути, которые могли привести к росту благососто­ яния, понимаемого в широком смысле .

Первый путь — это национальная погоня за дости­ жением внешне-политической силы и влияния, т. е. на­ правление возросших ресурсов на военные и внешне­ политические цели. В новой истории постоянно под­ черкивается стремление некоторых политических групп

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

в приближающихся к технической зрелости общест­ вах — глядеть за пределы своих границ в поисках но­ вой территории для покорения. И в ряде случаев этим группам доставалось, тем или иным путём, руковод­ ство национальной политикой .

Второй путь использования ресурсов зрелого об­ щества можно назвать государством благосостояния .

Это значит, что государству даются полномочия, вклю­ чая право перераспределять доходы посредством про­ грессивного обложения, для достижения гуманных и социальных целей (включая увеличение времени до­ суга), которых не достиг свободно-рыночный строй в своей менее видоизмененной форме. Во время стадии подъёма и созревания группы, исповедующие, по слову Lionel Robbins’a веру индивидуалистов-утилитаристов, не приводящую к максимализации продук­ ции, были оттеснены, сравнительно с другими, на вто­ рой план, причем степень отстранения их от власти была различной в разных обществах. С наступлением зрелости более гуманные цели стали пробиваться в общественном сознании с возрастающей силой. Носи­ тели их были готовы рисковать уровнем продукции и уменьшением стимулов к хозяйственной деятельности в частном секторе ради смягчения ударов конъюнк­ турных циклов, ради уверенности в завтрашнем дне, ради перераспределения доходов, сокращения рабоче­ го дня, и вообще ради смягчения черствости социаль­ ных отношений, которые до того времени имели глав­ ной целью максимально возможное увеличение про­ дукции и распространение новой технологии .

Третий возможный путь, ставший доступным бла­ годаря достижению зрелости, выразился в повышении уровня потребления сверх необходимых пищи, жили­ ща и одежды — и не только до уровня лучших жи­ лищ, питания и одежды, а й в смысле включения в объём массового потребления бытовых машин и услуг, которыми может обеспечить людей зрелая экономика 20-го века .

Каждое общество, приблизившееся к технологиче­ ской зрелости, тем самым создает для себя возмож­ ность и необходимость сделать выбор между этими

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

тремя путями. Каждое из них подходило к решению по-своему, и потому решения непохожи одно на дру­ гое, хотя бы в смысле радикализма отношения к той или иной цели. Неодинаковость выбора определялась в каждом случае особенностями географии, старой культуры, ресурсов страны, особенностями общест­ венных идеалов и политического руководства, которое существовало в стране после наступления зрелости .

Значительная часть американской и западно-европей­ ской истории после, примерно, 1900 г., японская исто­ рия после 1930-ых годов, и даже русская история по­ сле смерти Сталина может быть изложена под углом зрения выбора пути после достижения обществом зре­ лости при различном подходе к указанным трем воз­ можностям в ту или иную эпоху .

Ввиду того, что США были первым в мире обще­ ством, быстро продвинувшимся от стадии зрелости к веку высокого массового потребления, мы сперва по­ кажем, кратко и схематически, каков был путь, из­ бранный Америкой, в последние полвека. Мы рассмот­ рим четыре фазы этого отрезка американской исто­ рии: прогрессивный период, 1920-ые года, великая де­ прессия 1930-ых гг. и послевоенный подъём 1946-56 годов .

–  –  –

Этот период охватывает события от вступления в обязанности президента Теодора Рузвельта в 1901 г .

до момента, когда при администрации Вудро Вильсона вопрос участия Америки в Первой мировой войне стал в порядок дня .

Хотя МэкКинли без труда выиграл избирательную кампанию 1900 г. с позиций, которые казались более отсталыми, чем политика ряда республиканских пре­ зидентов, направлявших развитие США в стадии со­ зревания, т. е. после Гражданской войны, страна в целом активно готовилась к пересмотру обществен­ ных целей, и это проявилось в популярности социаль­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

но-политических речей Теодора Рузвельта, а также в несомненном двупартийном поражении Тафта и всего, что он тогда представлял, во время выборов 1912 г .

Таким образом, прогрессивные установки были от­ носительно сильны во внутренней политике США в течение 15 лет и, конечно, оставили свой след в об­ щественном сознании. К 1916 г. США осуществили наиболее революционную форму экономической по­ литики — прогрессивный подоходный налог; он со­ здал атмосферу, в которой крупный капитал сам огра­ ничил свою деятельность или был в известной мере ограничен. Профессиональные союзы получили права организации вне ограничений закона о трестах (AntiT ru st A c t); была создана система Федерального ре­ зерва (Fed eral Reserve System) отчасти для того, что­ бы сделать возможным некоторый общественный конт­ роль над промышленностью и торговлей. В отдельных штатах были введены и более сильные меры общест­ венного контроля. Но в целом, период прогрессивной политики был скорее делом политических настроений и общего направления в политике, чем действитель­ ным перераспределением ресурсов .

В эти годы американское общество приняло еще одно важное политическое решение. В 1890-ых гг .

широко распространилось мнение, что США превра­ тились, в известном смысле, в зрелую мировую дер­ жаву и что для них настало время играть более зна­ чительную роль на мировой сцене, т. е. выйти из-за покровительственного барьера доктрины Монроэ и молчаливого соглашения с Великобританией, по ко­ торому британский флот защищал США от превратно­ стей евразийской политики баланса сил. И Теодор Рузвельт, инициатор плана захвата Филиппин и герой испано-американской войны, во время пребывания на посту президента, являлся энергичным сторонником этого движения и утверждения США на мировой арене .

Но так называемый «широкий взгляд», представ­ ляемый политикой Теодора Рузвельта, не смог укоре­ ниться. Филиппины были взяты; но американцы, под­ давшись искушению и отчасти потеряв то, что они

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

воспринимали как благо изоляционизма, в конце кон­ цов охладели к идее создания империи. Во внешней политике они присоединились к британской либераль­ ной, а не британской консервативной традиции, осо­ бенно в течение прогрессивного периода, о чем выра­ зительно свидетельствует фигура Вудро Вильсона .

Так американские ресурсы не были направлены, в сколько-нибудь большом размере, ни на социальнополитические цели, ни на военные расходы, несмотря на прогрессивное законодательство, Великий белый флот и возросшую роль правительства в американ­ ском обществе .

Но американские ресурсы широко потекли по на­ правлению третьей альтернативы в период после до­ стижения зрелости — на увеличение объёма пот­ ребления. Это развитие было замедлено ростом стои­ мости жизни в городах, но снова резко обозначи­ лось в следующей фазе, т. е. в торгово-промышлен­ ном подъёме 1920-ых гг .

Вторая ф а з а : 1920 -ы е г г .

1920-ые годы в США признаются обычно в настоя­ щее время периодом трагического изоляционизма и прелюдией к суровой депрессии или причудливой со­ циальной эпохой нелегальных спиртных напитков, джаз-банда, майонга, блестящих атлетов, выдающих­ ся писателей и чарльзтона .

Но это десятилетие должно быть также понято, как первый более или менее длительный период, в те­ чение которого общество познало плоды и послед­ ствия наступившего века новых долгосрочных предме­ тов потребления, т. е. бытовых машин и приборов, и обслуживания .

Рассмотрим несколько цифр, которые раскрывают характер изменений, происшедших в американском обществе и хозяйстве в течение эпохи высокого мас­ сового потребления, которая была так блестяще пред­ ставлена 20-ми годами нашего века .

Прежде всего надо констатировать, что появился новый средний класс. Между годами 1900 и 1940 чис­

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ленность фермеров в США упала. Число занятых в про­ мышленности, строительстве и на транспорте, вклю­ чая рабочих высокой квалификации, увеличилось при­ мерно в той же пропорции, что и вся рабочая сила .

Однако число полуквалифицированных рабочих рос­ ло в два с лишним раза скорее, а число лиц со специ­ альным образованием и служащих — в три раза ско­ рее, чем число всех трудящихся. Наступила эпоха специалистов-техников, квалифицированных и полуквали­ фицированных рабочих. Этот сдвиг в структуре рабочего класса и служащих оказался общим для всех обществ, перешагнувших границу зрелости .

Где же живёт это население, заинтересованное всё в большей степени в создании запасов потребитель­ ских товаров и широком пользовании ими? Ответ гла­ сит, что население возростало не только в городах, но и, в еще большей степени, в пригородах. За 20-ые годы американское население выросло в целом на 16%. Число жителей в городских центрах увели­ чилось на 2 2 %, а жителей пригородов — на 4 4 % .

Что же случилось с выпуском промышленных из­ делий? Американский экономист С. Фабрикант раз­ местил в восходящем порядке приросты выпуска от­ дельных товаров в США между годами 1899 и 1937 .

Во главе этого списка стоят автомобили, производ­ ство которых возросло в 1800 раз; производство па­ пирос, нефти, молока, свекловичного сахара возросло по каждому продукту более, чем в 10 раз; производ­ ство цемента, фруктовых и овощных консервов уве­ личилось немного меньше, чем в 10 раз.37 К чему всё это привело? Соединенные Штаты ока­ зались на колесах: настал, действительно, век массо­ вых автомобилей. Имея автомобили, американцы при­ ступили к широкому внутреннему переселению во вновь построенные односемейные пригородные дома;

а эти новые дома наполнялись в возрастающей мере радиоприёмниками, холодильниками и прочими быто­ выми приборами, типичными для общества, в котором 37 S. F a b ric a n t, The O utput of M anufacturing Industries, 1899-1937 (Нью Йорк, 1940), стр. 89 .

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

легкая возможность перехода из класса в класс и вы­ сокая производительность труда сделали излишним пользование трудом прислуги. Живя в этих домах, американцы перешли на питание высококачественными продуктами, покупаемыми обычно в консервирован­ ном, а позже в свеже-замороженном виде .

Автомобили, особняки, дороги, домашние приборы для хозяйства и культурного обихода, сверх-крупные продовольственные магазины, наполненные наилуч­ шими продуктами питания, — всё это хорошо отра­ жает трансформацию американского общества в 20-ых годах нашего века, трансформацию, которая лежала в основе торгово-промышленного подъёма 20-ых годов и изменила весь стиль жизни на континенте, вплоть до каждодневных привычек .

Трет ья ф а за : в ел и к а я д е п р е с с и я

Затем наступило, как известно, десятилетие ж есто­ кой, затянувшейся депрессии. Мы не будем рассматри­ вать здесь подробно причин начала депрессии или её глубины и ограничимся следующими замечаниями .

Вначале депрессия 1929 г. была совершенно нормаль­ ным циклическим падением коныонктуры. Ведущие отрасли предшествовавшего подъёма стали ослабе­ вать, в особенности, жилищное строительство, кото­ рое стимулировалось недостатком жилищ, образовав­ шимся за время Первой мировой войны, но встретило трудности ввиду замедленного роста населения и па­ дения числа браков. Депрессия пошла ненормально глубоко, потому что кредитные учреждения, как в США, так и за границей, обанкротились одно за дру­ гим, подобно ряду падающих друг на друга перекры­ тий, толкая конъюнктуру всё ниже и ниже ввиду не­ благоприятного действия банкротств на уровень до­ ходов, коммерческое доверие и перспективы .

Продолжительность депрессии в США, в отличие от её глубины, заслуживает более подробного объясне­ ния, потому что она прямо относится к рассматривае­ мой стадии развития, к эпохе высокого массового потребления, в которую вступили Соединенные Штаты .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Хотя много вторичных причин, несомненно, играли здесь роль, главной причиной продолжительности американской депрессии, которая всё еще давала 17% безработных накануне Второй мировой войны, было то, что возобновление работы ведущих отраслей данной хозяйственной стадии требовало полной заня­ тости рабочей силы и атмосферы доверия к будущему .

Каковы были эти отрасли в век высокого потреб­ ления в США? Это были опять-таки автомобили, при­ городное жилищное строительство, дорожное строи­ тельство и прогрессирующее распространение автомо­ билей и других долговременных товаров среди всё большего и большего числа семей. Когда, на более ранних исторических стадиях, сила развития концентри­ ровалась на стороне предложения и зависела от непре­ рывного железнодорожного строительства или от вве­ дения других снижающих себестоимость индустриаль­ ных мероприятий, вложения могли считаться прибыль­ ными даже при относительно низком уровне текущего спроса потребителей. Но когда капитальные вложения направляются в те отрасли промышленности и обслу­ живания, развитие которых зависит от расширения потребления, необходима полная занятость во всех других отраслях. Это происходит оттого, что если уровень потребления не создает давления извне, мощ­ ность отраслей потребительских товаров и тех от­ раслей, которые снабжают их сырьем и материалами, будет недоиспользована, и стимулы для капиталовло­ жений будут слабы. Горизонты американской инду­ стрии основательно понизились в 1930-ых гг. и, каза­ лось, стабилизировались на низком уровне .

Когда в 19-ом веке сталь шла, главным образом, на железные дороги или для новых стальных судов, спрос на сталь был отражением того, что некоторые экономисты любят называть эгзогенными вложения­ ми. В век высокого потребления, когда спрос на сталь идет, скажем, от автомобильной промышленности и от консервных заводов, этот спрос становится отраже­ нием эндогенных вложений — роста доходов населе­ ния, роста пользования автомобилями .

С этой точли зрения Вторая мировая война была

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

чем-то вроде «бога из машины» — непредвиденной развязкой, — которая привела США обратно к пол­ ной занятости. А в послевоенной обстановке, когда правовая система и общественные отношения суще­ ственно изменились под влиянием эпохи «Нью Дил»

и нового законодательства, как, напр., закона о жи­ лищах для ветеранов войны, американцы довершили революцию в потреблении, т. е. насытили потребность в продуктах долгосрочного пользования, вкушая в течение 10-ти лет постоянную полную занятость меж­ ду 1946 и 1956 гг .

Во время депрессии американское общество не только испытало её тяготы, но и приобрело опыт .

Когда механизм роста, основанный на автомобилях, пригородном жилом строительстве и долговременных товарах потребления, вышел из строя, США решитель­ но бросили свои силы на второй альтернативный путь развития периода зрелости: они занялись созданием системы социального обеспечения. Под управлением Франклина Рузвельта наметились контуры государства благосостояния, сохранившиеся, как всеми признан­ ная часть американского быта, вплоть до наших дней .

Четвёртая ф а за : п о сл ев о ен н ы й бум

Четвёртая фаза — большой послевоенный бум 1946гг. — может рассматриваться как продолжение бума 1920-ых гг. Переселение в отдаленные приго­ роды возобновилось после заметного замедления в 30-ых гг. К 1948 г. 54% американских семей имели собственные автомобили, а десять лет спустя таких семей было уже 7 3 %. В 1946 г. в 69% домов, осна­ щенных электрической проводкой, были домашние электрические холодильники, а десять лет спустя эта цифра выросла до 9 6 % ; таковы же цифры для других электрических приборов, напр., пылесосов и стираль­ ных машин. Телевизионные приемники были установ­ лены в 86% домов к 1956 г. И хотя применение глубо­ кого замораживания и кондицирования воздуха лишь начинает прививаться в американских домашних хозяй­ ствах, всё же ясно, что рост американской экономики

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

не может в дальнейшем базироваться исключительно на приобретении пригородных домов, автомобилей и обычного комплекта электрических приборов людьми, еще не имеющими этих благ. Производство некоторых видов приборов начало абсолютно падать еще до пос­ ледней рецессии, когда автомобильная промышленность в поисках новых моделей превзошла сама себя и не­ ожиданно принуждена была убедиться, что все отрас­ левые кривые роста подчиняются закону замедления роста в далекой перспективе.38

Пятая ф а з а : что д а л ь ш е?

Что же несёт нам будущее? Собираются ли амери­ канцы, создавшие эту подвижную цивилизацию при­ городов, остановиться на ней, улучшить её слегка и наслаждаться благами изобилия? Появится ли вскоре четырехдневная рабочая неделя и трехдневный еже­ недельный отдых? Некоторые ждут этого, и теперь еще слишком рано наперед опровергать их суждения .

Но ясно, что что-то новое и важное произошло в американском обществе, когда век высокого массово­ го потребления приблизился к своему логическому концу; и этот ход событий опять-таки следует дина­ мике Будденброков. Когда революция в потреблении, т. е. массовое распространение бытовых машин и при­ боров, стала подходить к пункту, за которым неиз­ бежно сворачивание темпов распространения, амери­ канское общество приняло неожиданное и чрезвы­ 38 Э тот рубеж в ходе развития выдвигает, между прочим, интересную для США проблему, так как он появляется как раз в то время, когда Западная Европа, Япония и, в неко­ тором отдалении за ними, Россия приступают к быстрому развитию производства товаров потребления длительного пользования. Некоторые и немалые преимущества США в экспорте были основаны в последнее время на американ­ ском приоритете в производстве этих товаров легкого ма­ шиностроения. Но теперь они в большом количестве и с успехом производятся в других странах, где преобладают низкие ставки заработной платы. Суждён ли Детройту путь, подобный тому, какой в более отдаленном прошлом про­ шли британские фабриканты хлопчато-бумажных товаров и рельсовой стали?

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

чайное решение. Американцы стали вести себя так, как будто они предпочитают лишнего ребенка лишней единице потребления .

За время войны рождаемость в США выросла с 18 до 22 на 1000 человек населения. Тогда это явление рассматривалось — и, в значительной степени, это так и было — как результат возобновления полной занятости и ранних военных браков. В послевоенные годы, однако, уровень рождаемости поднялся еще вы­ ше и составил около 25 на 1000 чел. населения, вы з­ вав значительный прирост населения, изменения в воз­ растной структуре и в относительном числе формиро­ вания семей, что имеет большое хозяйственное значе­ ние. Официальное предсказание о росте населения, сде­ ланное в 1946 году, говорило о 165 милл. человек к 1990 году, но на деле последняя цифра была превзой­ дена уже за 10 лет. В настоящее время прирост амери­ канского населения равен более 1,5% в год и, согласно расчётам, к 1980 г. оно должно достичь цифры около 240 милл. человек .

Этот быстрый рост населения, заставляющий нас невольно вспомнить о теории Мальтуса, будет проис­ ходить на фоне возрастающего дефицита капитала на покрытие социальных издержек и крупных расходов на гонку вооружений, если таковая будет продолжать­ ся. Рост населения может сделать наступающее деся­ тилетие американской истории десятилетием мощного увеличения продукции, причем не исключается изве­ стное сжатие частного потребления .

Для иллюстрации ожидаемого сокращения в лич­ ном потреблении рассмотрим предположительный «ко­ эффициент иждивенцев», вычисленный недавно в ра­ боте об американском населении Конрада и Ирины Тойбер.39 Этот коэффициент выражает соотношение между работающим населением и населением вне рабочего возраста, — для США это группа моложе 20 и старше 65 лет. Он выражен в форме числа иждивенцев, 39 С. Taeuber and I. В. Taeuber, The Changing Population of the U nited S tates (Нью Йорк, 1958), стр. 325 .

СТАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

приходящихся на 100 человек работающего населе­ ния. В исторической перспективе этот коэффициент уменьшался, т. е. каждый работающий член общества должен был содержать всё меньше и меньше иждивен­ цев: в 1915 г. он был 84, в 1935 г. — только 74, но к 1955 г. это число возросло снова до 81, а на основе современной возрастной структуры населения и цифр рождаемости можно считать, что оно составит около 98 к 1975 году .

Короче говоря, американское общество по состоя­ нию на 1959 г. не так богато, как кажется, — и оно само избрало этот путь. Еще слишком рано вводить четырехдневную рабочую неделю и допускать высо­ кий уровень безработицы при достаточно больших пособиях для безработных, как советовал профессор Galbraith. Общество, подобное США, которое должно в силу своей структуры иметь высокий уровень пот­ ребления, поддерживать социальные учреждения, тре­ бующие соответствующего капитала на покрытие социальных издержек, и должно в собственных интере­ сах и в интересах союзников противостоять веролом­ ным силам внешнего мира, и вдобавок — давать при­ менение силам быстро растущего населения, поддер­ живая большое число пожилых и несовершеннолет­ них, — такое общество по необходимости должно использовать свои ресурсы полностью, продуктивно и мудро. Проблема выбора целей, расчетливого распре­ деления ресурсов, т. е. проблема материальных недо­ статков и нехваток, все еще тяготеет над ним .

Результаты достижения стадии зрелости в других странах:

Теперь возникает вопрос: почему Западная Евро­ па, которая также достигла зрелости ко времени Пер­ вой мировой войны, не последовала за США в век высокого массового потребления в 20-ых годах? Или, иначе говоря, какой дорогой пошла Западная Европа, достигнув технологической зрелости, и какую из аль­ тернатив этого периода она избрала?

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

В р ем я до 1 9 1 4 г .

Перед 1914 г., по мере роста необходимости смяг­ чить противоречия индустриального общества, Запад­ ная Европа двинулась по пути к государству благо­ состояния более решительно, чем США. Это произо­ шло, вероятно, потому что общества Западной Евро­ пы были менее аграрными, что и отразилось в их по­ литических взглядах; но были также и другие при­ чины, в особенности, больший вес социалистических доктрин и идеалов среди промышленных рабочих и среди лидеров из числа интеллигенции. Правительства должны были взять на себя обеспечение большей до­ ли всего потребления чем в США. Да и в последнее время, как показывают статистические сравнения Мильтона Джильберта, Западная Европа продолжала вплоть до 1955 года направлять через государство большую часть народного потребления (исключая расходы на оборону), чем это было в США.40 Рост потребления в городах в десятилетие, предшествовав­ шее 1914 г., был в Западной Европе, как и в США, очень ограниченным по причине роста стоимости жизни.41 И, в известной мере, такие сдвиги, как либеральные реформы Ллойд Джорджа, должны быть поняты как переход к политике борьбы, путем голосо­ ваний с несправедливостями рыночного хозяйства, подобно тому, как эпоха «Нового Курса» явилась от­ ветом общества, пораженного большой и хрониче­ ской безработицей .

1 920 -ы е гг .

Что мы можем сказать о 1920-ых годах в Западной Европе?

В первые послевоенные годы Западная Европа сто­ яла, разумеется, перед более неотложными и трудны­ 40 Milton S ilbert et al., C om parative N ation al P rod u cts and P rice (O.E.E.C., Париж, 1958), особенно таблица 28, стр. 82 .

41 См., в особенности, A. R. P re st, Consum ers’ E xp en d itu re in the U nited Kingdom, 1900-1918 (Кэмбридж, 1 9 5 4 ), стр. 5-10 .

СТАВШИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

ми задачами восстановления и реорганизации хозяй­ ства, чем США. Западная Европа не вошла непосред­ ственно в век товаров длительного потребления, как это случилось в США .

В этом пункте история европейских народных хо­ зяйств значительно расходится с историей американ­ ского хозяйства. Мы ограничимся лишь указанием, что в 20-ых годах хозяйство Западной Европы имело возможность нормально развиваться только примерно в течение четырех лет, от 1925 до 1929 г., и за это время европейское производство подошло к довоенно­ му уровню или слегка превысило его. В то время как хозяйство Америки двинулось вперед, опи­ раясь на новые отрасли пригородного жилищного строительства, легковых автомобилей и товаров дли­ тельного пользования, Европа в 20-ые годы относи­ тельно отстала в развитии. Если этот анализ правилен, причиной этого было то, что европейские общества не смогли использовать механизм свободного хозяй­ ства, не сумели поддержать эластичность спроса, об­ условленную ростом доходов, и перейти к новой ста­ дии развития, логически и нормально следующей за стадией зрелости .

1 9 3 0 -ы е г г .

История 30-ых годов подтверждает до известной степени эту гипотезу. Не говоря о вооружениях, отметим, что именно жилищное строительство и не­ которое оживление в отраслях автомобильной и бы­ товых машин помогли, в первую очередь, созданию известного материального благополучия в Западной Европе в 1930-ых годах. Или, иначе говоря, когда по­ литика европейских правительств стала создавать в 30-ых годах обстановку относительного благососто­ яния, связь между растущими доходами и спросом выразилась в непропорционально высоком спросе на бытовые приборы и обслуживание, а также жилища .

Стоит обратить внимание на динамику производства автомобилей личного и коммерческого пользования в Западной Европе и США между 1929 и 1938 годами .

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ЛОТРЕБЛЕНИЯ

–  –  –

1,000 2,000 5.000 10.000 20,000

–  –  –

Диаграммы 1, 2 и 3 показывают распространение автомобилей личного пользования за продолжитель­ ное время в обществах, достигших зрелости .

in g v a r Svennilson, Growth and S tagn ation in the E u ro p e a n E conom y (Объед. Нации, E.C.E., Женева, 1954), стр. 144-52 .

В ЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

–  –  –

США.=100% Ряд технических и географических факторов ответ­ ственны за относительно медленный переход Европы на колеса; к ним относятся: огромный капитал, необСТАЛИН ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА ходимый для строительства дорог, монопольное поло­ жение железных дорог и стоящих за ними прави­ тельств, более раннее возникновение в США массовой продукции автомобилей для массового рынка, боль­ шие расстояния в США и наличие дешевых пригород­ ных площадей для жилищного строительства. К тому же необходимо добавить, что американское общество с его поравнительной склонностью, традиционной вы­ сокой заработной платой и высоким уровнем жизни рабочих скорее усвоило принцип высокого потребле­ ния на массовой базе, чем более иерархические обще­ ства в Европе. Для европейского рабочего понадоби­ лось немного больше времени, чтобы освоиться с представлением, что бытовые приборы века машин, передвижения и другие услуги зрелой экономики су­ ществуют, действительно, для него и его семьи. И этот факт также помогает объяснить относительную стаг­ нацию европейского хозяйства в период между дмумя войнами .

Но и еще один фактор повлиял на этот результат .

Великая депрессия, начавшаяся в 1929 г., разрушила авторитет поколения тех политических руководителей, которые считали идеалом возвращение к предвоенной норме, т. е. к состоянию дел, бывшему перед 1914 г .

В США депрессия вызвала приход к власти оппозиции, которая провела в жизнь американскую версию государства благосостояния. В Великобритании де­ прессия привела сперва к национальному, затем к кон­ сервативному правительству, которое занялось повы­ шением благосостояния народа с помощью жилищного строительства, девальвации и системы Имперских пре­ имуществ. Во Франции в результате депрессии появи­ лось правительство народного фронта. Но в Германии и Японии экономическое, дипломатическое, военное и психологическое крушение порядков, установленных Версальским мирным договором, привело к созданию режимов, которые выбрали совершенно иной путь использования потенциала своей зрелой экономики — военную экспансию. И коль скоро Гитлер и японские милитаристы оказались у власти, соперничество между державами предъявило новые требования к народным

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

хозяйствам всех других обществ. Вскоре перевоору­ жение стало фактором восстановления Европы в 1930-ые годы, отвлекая ресурсы от массового потреб­ ления; и не слишком долго спустя вспыхнула большая война .

–  –  –

После войны разрушенное хозяйство восстанавли­ валось в течение нескольких лет. Однако на этот раз Западная Европа вступила в стадию товаров длитель­ ного потребления и услуг. В то время как американцы, живя в эпоху высокого потребления, всё более разви­ вали производство этих товаров, приближаясь тем са­ мым к состоянию насыщения ими, и уже стали изме­ нять черты эпохи тем, что предпочли иметь большие семьи вместо дальнейшего подъёма потребления, За­ падная Европа и Япония начали распространять среди своего населения, хотя и не в одинаковой мере, те то­ вары и услуги, которые свойственны зрелой индустри­ альной системе. Между годами 1950 и 1955 разрыв в относительном выпуске товаров длительного потреб­ ления в США и Западной Европе стал суживаться. Р а­ бота Джильберта показывает, что в послевоенные го­ ды различия в издержках на потребление между США и Западной Европой, а также между отдельными стра­ нами Западной Европы могут быть почти целиком объяснены путем сравнения доходов и цен. Область различий, объясняемых тем, что экономисты называют «различием во вкусах», становится чрезвычайно узкой .

Все послевоенные зрелые общества Запада и Япо­ ния ведут себя в высшей степени «по-американски», кроме самих американцев, которые в последнее время стали странно одержимы стремлением к семейной и частной жизни, домашним кустарничеством, уходом в природу в вагонах-прицепах и моторных лодках и не­ благочестивыми писаниями об Организованном Че­ ловеке .

В Японии уровень реальных доходов и потребления на душу населения стоит, конечно, ниже, чем в боль­ шинстве западно-европейских стран. Тем не менее за ­

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

мечательный подъём после войны в индустрии, свя­ занной с ведущими отраслями в третьем звене, т. е. в индустрии потребительских товаров, и процесс рас­ пространения этих товаров и услуг в широком масшта­ бе, даже среди крестьян, позволяет заключить, что Япония, при наличии местных особенностей, также переживает волну подъёма, типичную для времени после достижения зрелости и обусловленную, в боль­ шой мере, расширением массового потребления.43 Та­ ким образом, Западная Европа и Япония вступили полностью, каждый по-своему, в ту же стадию разви­ тия, в какой США были в 1920-ых годах, однако без чисто американских заблуждений относительно зако­ нов о трезвости .

Важно понять, что для Европы это переключение ведущих секторов на базу высокого массового по­ требления не является, в точном смысле, послевоен­ ным развитием. Великий Западный путь, рост значения Ковентри, заводы Моррис в Оксфорде, — всё это явления более ранней эпохи; а немецкий «Фолькс­ ваген», как характерное понятие, был продуктом на­ цистской Германии и ответом на настойчивые ожида­ ния нового уровня потребления. Германское прави­ тельство конца 30-ых гг. было вынуждено дать такой ответ, хотя бы ввиде жеста. Но только в послевоен­ ные годы препятствия всякого рода — технические, политические и социологические — были сняты. Нет сомнения в том, что энергия развития народных хо­ зяйств Западной Европы после войны объясняется, главным образом, широким развитием спроса на по­ требительские товары и услуги, т. е. принятием и освоением века высокого массового потребления .

–  –  –

ти как предварительного необходимого условия — для того, чтобы пустить в ход машину диффузии потре­ бительских товаров. Вывод был, приблизительно, та­ ков, что для того, чтобы высокое потребление высту­ пило в роли ведущего сектора, необходимо достичь полной занятости рабочей силы и тем привлечь капи­ таловложения в растущие потребительские отрасли хозяйства .

В этой связи необходимо выяснить, почему случи­ лось так, что после Первой мировой войны обществам Западной Европы было так трудно добиться полной занятости, а после Второй войны сделать это оказа­ лось сравнительно легко .

При всём должном уважении к Кейнсианской рево­ люции, мы должны сказать, что коренная перемена в демократической политике по отношению к полной занятости не является достаточным объяснением. Ко­ нечно, если бы безработица оказалась главной про­ блемой послевоенного времени, политические деятели находились бы под огромным давлением необходимо­ сти провести полную занятость, — однако, этого не было в действительности вплоть до 1956 г. Стоявшая перед ними дилемма заключалась в трудностях инфля­ ции и балансе платежей. Их центральной проблемой было: как — при наличии мощной тяги к массовому потреблению — найти достаточные ресурсы для дру­ гих важных целей, — военных и внешнеполитических, для экспорта и капиталовложений?

В значительной мере, причины рассматриваемого явления заключаются в коренной разнице между ми­ ровой обстановкой после 1920 г. и 1945 г. В 1920 г .

цены на продовольствие и сырьё резко упали сравни­ тельно с ценами на промышленные товары, создав этим чрезвычайно благоприятные условия для торгов­ ли в районах больших городов, но ослабив сельский спрос на промышленные товары. Таким образом, экс­ портные рынки Европы пострадали.44 В Великобрита­

–  –  –

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

нии и, в меньшей степени, в других странах преиму­ щества торговли были широко ослаблены в виду хро­ нической безработицы в экспортных отраслях и тех отраслях, которые зависят от экспортных, как, напр., угольная, — в годы между двумя войнами. В течение десятилетия после Второй мировой войны положение было прямо противоположным. Города и целые госу­ дарства, как Великобритания, находились в тяжелом положении из-за неблагоприятных условий торговли, но спрос на экспортные товары был высок, и полная занятость была относительно легко достижима. И если добавить к постоянной полной занятости такие струк­ турные новшества, как развившиеся во время войны отрасли легкого машиностроения, которые могли быть легко переведены на производство бытовых машин и приборов, а также средств производства; если учесть решимость европейских народов отстоять в войне свою политическую и хозяйственную самостоятель­ ность; и если вспомнить эффект показа американских богатств солдатами американской оккупационной ар­ мии, которые снабжались через армейские каналы, — мы сможем увидеть основы новой эпохи в западно­ европейской и японской хозяйственной, социальной и политической истории, проходящей перед нашими глазами .

Что следует за высоким массовым потреблением

Теперь, бросив взгляд назад, поищем более широ­ кой перспективы .

Эта книга доказывает, что коль скоро человек по­ стиг, что окружающая его природа управляется по­ стоянными познаваемыми законами, он начал исполь­ зовать её для своих хозяйственных целей. И когда оказалось, что хозяйственное развитие возможно, по­ следствия роста и модернизации, в особенности, их военные последствия опрокинули одно традиционное

–  –  –

ВЕК ВЫСОКОГО МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

общество за другим, толкнули их в обманчивую стадию перехода, из которой многие, но не все, общества ми­ ра вышли как крепкие и растущие на собственной основе организмы, используя механизм хозяйственно­ го подъёма, описанный в главе 4-й .

Это революционное развитие не выработало ни од­ ного общего мерила, под которое подошли бы все общества, но оно предоставляло на каждой своей ста­ дии каждому обществу одинаковый выбор путей в пре­ делах задач и возможностей самого процесса роста .

В ряде глав мы рассматривали проблемы, возмож­ ности и выбор путей в переходном обществе, во время стадии подъёма, состоянии зрелости и в эпоху высокого массового потребления .

Эта эпоха отнюдь не пришла к концу — даже в США. Она всё еще набирается сил во многих частях Западной Европы и в Японии. Мы уверены, что по­ явится много различных видов потребления по мере дальнейшего развития и в зависимости от того, каким образом проявит себя эластичность спроса под влия­ нием роста доходов населения в разных обществах .

Например, другим обществам нет надобности вклады­ вать так много капитала в автомобильную промыш­ ленность, как это имело место в США, иметь пригоро­ ды так далеко от центра городов и приниматься за решение проблем, которые сегодня актуальны для Соединенных Штатов, как реконструкция централь­ ной части старых городов, постройка сети новых до­ рог на континенте и в городах и выделение площадей для стоянок автомобилей. В самом деле, другие нации, кроме, может быть, России, испытали бы большие за ­ труднения в условиях своей географии и природы, если бы пошли по следам США в этом отношении .

Однако, мы можем быть уверены, что при соблюдении свободы потребителя и увеличении реальных доходов мы будем всюду наблюдать подобную же, хотя и не тождественную, эластичность спроса в зависимости от доходов, а потому и подобный же характер отрас­ левой эволюции в различных обществах, вступивших в фазу высокого потребления .

СТАДИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«это яркая, чрезвычайно серьезная книга. Раскрыта еще одна доселе неизвестная стра­ ница в истории балканского средневековья — "за сто лет своего развития и подъема боснийские городские поселения восприняли мно...»

«ПРОГРАММА ПОСТРОЕНИЯ, РАЗВИТИЯ И ВНЕДРЕНИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИГРОВОЙ СЕТИ "МИРЫ КАПИТАНА NЪ" Программа построения, развития и внедрения Глобальной игровой сети "Миры Капитана NЪ" Глобальная игровая сеть "Миры Капитана NЪ" или NЪ-Quest – уникальная разработка ГК КРТ, предполагающая создание он-лайн версии сетевой игры и ее "реального" продолжен...»

«Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия 2005. Вып. 14. С. 88–99 КРЕЩАЛЬНЫЕ ФОРМУЛЫ "ВО ИМЯ" В НОВОМ ЗАВЕТЕ: ОБЗОР ИСТОРИИ ИССЛЕДОВАНИЙ А. В. ПОНОМАРЕВ (ПСТГУ, ЦНЦ ПЭ) Выражение "во имя", часто употребляемое в Священном Писании и богослужебных книгах, до сих пор не было удостое...»

«НаучНый диалог. 2015 Выпуск № 11 (47) / 2015 Мигаль А. С. Концепт ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ в представлениях французских просветителей о мусульманском Востоке / А. С. Мигаль // Научный диалог. — 2015. — № 11 (47). — С. 150—162. УДК 94“15/18” Концепт ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ в представлениях французских...»

«1 И.Н.Бекман ЯДЕРНАЯ ИНДУСТРИЯ Курс лекций Лекция 16. ЯДЕРНЫЕ ДВИГАТЕЛИ ДЛЯ ТРАНСПОРТА Содержание 1. АТОМНЫЙ ФЛОТ 1 1.1 Атомные подводные лодки, АПЛ 1 1.1.1 Историческая справка 1 1.1.2 Поколения АПЛ 2 1.1.3 Подводные лодки с атомн...»

«Фонд христианского просвещения и милосердия имени свт. Луки (Войно-Ясенецкого) Лекции по истории благотворительности Москва – 2013 Фонд христианского просвещения и милосердия имени свт. Луки (Войно-Ясенецкого) Л.Н. Краснопевцев, А.Б...»

«Комитет образования и науки Курской области Задания для муниципального этапа всероссийской олимпиады школьников по истории в 2016–2017 учебном году 10–11 класс На выполнение работы отводится 2 часа (120 минут) Задание 1. Тестовые задания с одним правильным ответом (2 балла за каждый правильный ответ, максима...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ РОССИИ И ЕВРОПЫ" В преддверии столетней годовщины начала Первой мировой войны 25—26 октября 2013 г. в Калининграде и Гусеве состоялась...»

«Глава 16. Исторический опыт консервативной модернизации Александра III (1881-1894 гг.) I. Причинно-следственные связи Причины государственных реформ периода правления Александра III Созданная Петром I модель государственности имела серьезное внутреннее противоречие. Европеизация элиты сочеталась в ней с консервацией русского традиц...»

«Департамент экономического развития Воронежской области ОГБУ "Агентство по инвестициям и стратегическим проектам" УТВЕРЖДАЮ Руководитель департамента экономического развития Воронежской области _А.М. Букреев "_"_2016 г. ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ ВОРОБЬЕВСКОГО МУН...»

«История села Микшино По реке Тресне расположилось Микшино старинное село. Тайны прежней жизни затаились В книгах, письмах, писаных давно. Интересно, что давно когда-то Здесь Юрасов жил купцам купец. Жизнью жил богатой-пребогатой, За торговлю был лихо...»

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный университет" Факультет искусств Александр Владимирович Спиридонов РЕСТАВРАЦИЯ ГИПСОВОЙ СКУЛЬПТУРЫ. "Государственный музей городской скульптуры" (филиал муз...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 157, кн. 2 Гуманитарные науки 2015 УДК 821.161.12 СИМВОЛ В СМЕНЕ КУЛЬТУРНЫХ ЭПОХ С.Л . Шараков Аннотация В последние десятилетия в отечественном литературоведении усилился интерес к символическим структурам в составе художественного текста. Появление множества интерпретаций символов выявило проблему с...»

«1 См.: Пинто М. Петрарка и его политическое значение. СПб., 1867; Bayley С. С. Petrarch, Charles IV and the "Renovatio imperii" // Speculum. 1942. Vol. 17. N 3. См.: Веселовский А. Н. Петрарка в поэтической исповеди "Canzoniere" // Веселовский А. Н. Избранные статьи...»

«ПРОЕКТ Утверждаю: Утверждаю: Ректор ФГБОУ ВПО "Курганский Председатель КРОООО государственный университет" "Российский союз спасателей" Р.В . Скиндерев _Пантелеев П.И. "" _2014 г. "" _2014 г.Утверждаю: Утверждаю: "" _2014 г "" _2014 г Положение О военизированных п...»

«Альманах №4 Глаголица 2017 УДК 821.161.1-93+821.512.145-93 Г52 ББК 83.84(2=411.2)6+83.84(2=632.3)6 Альманах №4 "Глаголица-2017". Сборник произведений Казань: Изд-во “Бриг”, 2017 282 с. Г52 Альманах №4 благотворительного фонда поддержки дет...»

«А. А. МЕЙЕР Новое рели иозное сознание Религиозное сознание европейского человечества пережива ет кризис, который должен привести к существенно новому пониманию религиозных истин и к новому религиозному дей ствию. Это нач...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Настоящий курс "История Отечества" предназначен для учащихся, изучающих историю в 8 специальном (коррекционном) общеобразовательном классе VIII вида. История в школе для детей с нарушением интелл...»

«Возможна ли семиотика текста? (к постановке вопроса) Н.Л. Абрамян ЕРЕВАН I Положение о том, что язык есть система знаков, со времен Ф. де Соссюра является общепринятым, хотя, может статься, не все следствия из него выведе...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ №1.13 к ООП ООО (ФК ГОС) МКОУ "Полотняно-Заводская СОШ №1" ПРОГРАММА УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА "МУЗЫКА" ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа учебного предмета "Музыка" включает в себя 2 раздела: "Музыка" в 6-7 классах и "Муз...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ. МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП. 7 8 КЛАСС. ЗАДАНИЕ 1. Какие события произошли в одном и том же веке? Установите правильное соответствие (по 2 б. за правильный ответ – до 12 б.): События отечественной истории События всемирной...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Горно-Алтайский государственный университет" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ по дисциплине Социология религии Уровень основной образовательной программы: бакалавриат Рек...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.