WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 || 3 |

«ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ Ленинградское отделение ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ ВОСТОКА XVII ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Стихотворные интерполяции "Тазкире" позволяют сделать важный вывод о том, что в Герате в ХУШ в. поэзия была не только достоя­ нием двора. Считалось хорошим тоном писать стихи и не имея боль­ шого поэтического дара. Начала поэтического творчества изучались на школьной скамье. И в городе и в сельских местностях было много поэтов "домашнего круга". В частности, Мухаммад Риза Барнабади,не будучи профессионалом, практически во всех жизненных ситуациях в радости и горе, в минуту гнева и торжества, приступая к важно­ му делу или собираясь составить письмо либо жалобу - брался за перо и излагал свои мысли и чувства в стихотворной форме .

1. "Тазкире" Мухаммада Риза Барнабади, рук. ЛО ИВ АН С 402, л. 636 .

2. Там же, л.81б-82а .

3. Там же, л.За .

4. Там же, л.37а,60б,72б .

5. Там же, л.86а .

6. Там же, лл.66а и 626 .

7. Там же, л.73а .

–  –  –

Тема, обозначенная в заглавии, привлекала к себе внимание многих-авторов и может показаться достаточно известной. Создался даже некий штамп в представлении о том, кто осуществил переводы и где они были напечатаны - почти все связывается с Дар ал-Фонуном, первым в Иране учебным заведением европейского типа. При

- 109 более внимательно!! рассмотрении вопроса оказывается, что эти пред­ ставления далеко не всегда правильны. Дать исчерпывающе ответ на эти вопросы пока еще нет возможности, но доступный материал позво­ ляет высказать некоторые предварительные соображения .

Возможна следующая техническая классификация известных в настоящее время переводов с европейских языков на персидский, вы­ полненных в XIX в.: I ) исторические сочинения; 2) учебные пособия по точным и естественным наукам; 3) популярные художественные про­ изведения, главным образе» французской литературы, иногда через их переводы на арабский язык .

Насколько можно судить, раньше всего были осуществлены пере­ воды исторических сочинений. Так, для Аббас-мирзы, наследного принца, служивший при нем врач англичанин Джеймс Кемпбелл (ум .

1818 г. ) написал в 1813 г. по-английски историю Александра Маке­ донского. Перевод на персидский был сделан очевидно персом, воз­ можно с участием автора, прекрасно знавшего язык,* но сразу опуб­ ликован не был. В 1831-32 г. Мирза Риза щухандисбаши, посланный в 1815 г. Аббас-мирзой для обучения в Европу, выполнил для наслед­ ного принца перевод книги Гиббона "История упадка и крушения Рим­ ской империи". Этот перевод также не увидел света. В 30-х годах по заказу Мухаммад-шаха Каджара были переведены две книги, посвя­ щенные Наполеону, одна из них тем ж Мирза Ризой, и вновь эти ра­ е боты остались в рукописи.^ Хотя персов заинтересовала в первую очередь историческая те­ матика, тем не менее, по-видимому, первым напечатанным переводе»

на персидский язык явилось не сочинение по истории, а руководство по прививке оспы доктора Кормика: брошюра была составлена им по указанию Аббас-мирзы и издана наборным способом в Тебризе в 1830 г. под названием "Рисала-йи галдим-нама дар амал-и абала задан"?

Имя переводчика неизвестно .

Первое издание исторических сочинений выполнено литографским способом в Тегеране в 1846 г. В одном томе были выпущены три ра­ боты: упомянутый выш перевод.истории Александра Македонского е Кемпбелла и двух сочинений Вольтера "История Российской империи при Петре Великом" и "История Карла ХП, короля Швеции". Есть очень неопределенное упоминание, что инициатором перевода работ Вольтера был находившийся на иранской службе офицер Семино. В книге имя пе­ реводчика отсутствует, предполагается (Дорн, Мушар, Сгори), что им был мосье Габриель, армянин из Стамбула, и что перевод отредак­ тировал придворный историограф Мирза Риза-Кули Ш аккаки Сараби. ^





- НО Нет указания также г на печатню, выпустившую книгу .

После открытия в декабре 1851 г. Дар ал-Фонуна в его стенах в 50-60-е гг. были переведены многие учебники, составленные евро­ пейскими преподавателями. Это наиболее известная страница э исто­ рии переводов. Подчеркнем лишь, что учебники печатались в литогра­ ф при Дар ал-Фонуне и поступали в библиотеку этого учебного за­ ии ведения. Это были пособия по математике, физике, географии, химии, военному делу, грамматике французского языка и некоторые другие .

После выхода книг Вольтера в 1846 г. следующая публикация переводного исторического сочинения появилась лишь в 1870 г. : под названием "Краткая история Наполеона” был издан перевод Риза-хана Ришара, преподавателя Дар ал-Фонуна .

С основанием в 1871 г. "Дар ат-тарджама" - "Дома переводов" переводческая деятельность в Иране значительно активизировалась .

Переводились в основном исторические работы с французского, анг­ лийского, немецкого, русского языков. Но за немногими исключения­ ми эти книги остались неизданными, часто в автографах, в хранили­ щ шахской библиотеки .

е Причины этого очевидны. Политические и экономические связи Ирана с европейскими странами усиливались с каждым десятилетием .

В 1873, 1878, 1889 гт. Насир ад-Дин-тах с большой свитой посетил европейские государства и опубликовал по возвращении дневники пу­ тешествий, ознакомив тем самым своих подданных с некоторыми сто­ ронами европейской культуры. Тем не менее, в стране господствовал ислам и проявлять интерес к европейскому било опасно: с одной сто­ роны, остро стоял национальный вопрос, так как европейцы несли с собой закабаление страны, с другой стороны, открытый интерес к европейскому воспринимался как подрыв авторитета ислама. Именно этим объясняется тот факт, что в изданиях переводных работ очень редко упоминается имя переводчика, в XIX в. почти никогда не ука­ зывалась литография, выпустившая книгу. Имена переводчиков и из­ дателей сообщались, главным образом, тогда, когда к переводу и изданию имел отношение шах, либо переводчик занимал достаточно высокое положение .

0 значении переводов европейской художественной прозы для Ирана и иранской литературы писали многие. Перечень ряда перево­ дов дал Э. Браун.^ Как правило, авторы работ по истории перейдено литературы (Бахар, Бертельс, Комиссаров, Рипка, Шойтов) все пере­ воды художественных произведений связывают с Дар ал-Фонуном, не делая при этом попытки выяснить имена переводчиков, места печаIII - гания книг и, что важнее всего, даты выхода в свет переводов .

Безусловно, не на все эти вопросы можно дать точный ответ .

Однако, изученные материалы показывают, что в Дар ал-Фонуне в 50е годы выполняли переводы только учебных пособий.® Кроме того, если переводчиком мог быть любой преподаватель, хорошо владевший французским языком, то опубликовать их мог лишь тот, кто занимал достаточно высокое положение, более высокое, чем просто преподава­ тель в Дар ал-Фонуне .

В 1871 г. было создано министерство печати, издательство и, как упоминалось, драгоманат. Главой этих учреждений был назначен Мирза Мухаммад-Хасан-хан Марагаи, сын одного из приближенных Насир ад-Дин-шаха, он входил в число первых выпускников Дар ал-Фонуна, затем несколько лет служил в иранском посольстве в Парике .

Возглавив министерство печати, Мухаммад-Хасан-хан продолжил изда­ ние официальной газеты: при нем она носила название "Иран". Как отмечает Садр Хашими, статьи по внутренним вопросам не представ­ ляли интереса, но газета оставила след в истории культуры Ирана, поскольку в ней, начиная с первого номера, регулярно печатались переводы европейских романов и статьи просветительского характе­ ра. С № I по ft 132 здесь печатался перевод романа Хюль Верна "Пу­ тешествие капитана Гаттераса на Северный полюс”. Переводчиком ро­ мана был редактор этой газеты и глава издательства Мухаммад-Хасанхан Сани ад-Даула (впоследствии Иетимад ас-Салтана). С № 133 печа­ тается его же перевод "Робинзона Крузо".® Именно эти переводы, по всей очевидности, следует считать первыми публикациями на персид­ ском языке произведений европейской художественной литературы .

Самое раннее издание европейского романа в виде отдельной книги также принадлежат Мухаммад-Хасан-хану - романа Ф.Майнара вышедшее в 1304/1886-87 г. под названием "Приключения английской мистрисс во время индийской смуты". В этом же, 1304/1886-87 г., увидел свет перевод романа Улисса "Телемак"/. Переводчиком книги Э. Браун называет Абд ал-Гаффар-хана Надям ад-Даула, преподавателя точных наук в Дар ал-Фонуне, автора большего числа учебных посо­ бий по математике, физике, географии и д р., но такая атрибуция сомнительна, так как Абд ал-Гаффар-хан по всей видимости не вла­ дел европейскими языками. По-видимому, прав Х.ВДуш ар, указавший в своей библиографии переводчиком Али-хана Назим ад-Даула. Али-хан, также преподававший в Дар ал-Фонуне, учился в Париже в 1873 г .

Мухаммад-гХасан-хану принадлежат и другие переводы художест­ венных произведений, из которых более известен "Лекарь поневоле" Мольера .

- 112 К числу первых переводчиков французских романов следует от­ нести также %хаммад-Тахир-мирзу, внука Аббас-мирзы и переводчика романов Дюма. В 1891-92 гг. он по распоряжению Насир ад-Днн-шаха перевел "Графа Монте-Кристо", книга была опубликована в Тегеране в 1894 г. под названием "Хикайаг-и Кунт ди Мунт Кристу". Позднее, уж в начале XX в., он выпустил перевод "Трех мушкетеров" и пере­ е воды других романов Дюма .

Таким образом начало переводам художественных произведений европейской литературы было положено в последней трети XIX в. .

Тогда появились и первые издания. Значительно большие успехи в этой деятельности приходятся уже на первое десятилетие XX в .

1. Ч.А.Сто^и, Персидская литература, Био-библиографический обзор .

2. Там же, с. 1302 .

3. Там же, с. 1309 .

4. Е.Edwards, A catalogue o f the P e rsia n p rin te d books in the B r it i s h Museum, London, 1922, p.683 .

5. Стори, c.1306 .

6. Там же, с.1309 .

7. E.G.Browne. The p ress and p o etry o f modern P e r s ia, Cambridge, 1914, p. 154-166 .

8. О.П.Щеглова, Иранская литографированная книга. М., 1979, с.45Са^^Хашиш^Та^их-и джауайид ва маджаллат-и Иран, I, Л 239,

10. Стори, с.489 отмечает, что по возвращении в Тегеран в 1284/1867 г. Мухаммад-Хасан-хан "стал печатать свои переводы из француз­ ских книг в газете "ТУзнама-йи миллаги", но какого рода были эти переводы - нам неизвестно .

–  –  –

О П ЧИ АХ ОТСУТСТВИЯ ГО

РИ Н РОДСКОЙ АВ Н М И

ТО О И НА С Н

РЕД ЕВЕКО О М УЛЬМ С М ВОСТОКЕ

В М УС АН КО

Интенсивное изучение социально-экономического строя и внут­ ренней жизни средневекового мусульманского города, начатое чет­ верть века назад Кл.Каэном, показало, что до XI в. он развивался с западноевропейским и не имел от него принципиальных отличий.* Поэтому естественно думать, что борьба горожан Ближнего Востока за автономию, развернувшаяся в Х1-ХП вв., и возникновение в то ж время в Западной Европе городов-коммун являются одним и е тем же закономерным этапом на пути развития общества от феодализ­ ма к капитализму. Экономическое развитие мусульманского Востока допускает такое предположение. Э.Аштор в последней монографии по экономической истории Ближнего Востока в средние века высказывает мысль, что при Аббасидах экономика достигла уровня прекапитализма, а борьба между буржуазией и феодалами была одним из лейтмотивов истории.^ Некоторые советские ученые считают даже, что мусульман­ ский Восток в Х-ХП вв. находился на уровне Западной Европы в эпоз х у Ренесанса .

Так это или не так, но исход борьбы горожан в этих двух ре­ гионах оказался различным: в Западной Европе города добились ав­ тономии, особого городского права и вскоре после этого начался неуклонный подъем экономики, а на мусульманском Востоке города остались под управлением государственных чиновников, экономичес­ кое же развитие замедлилось. Естественно возникает вопрос: в чем причины поражения горожан Востока и не повлияло ли отсутствие го­ родской автономии на стагнацию экономики?

На первую половину вопроса обычно отвечают, что успеху горо­ жан препятствовало военное превосходство государства. Действи­ тельно, силы отдельного (даже большого) города были несопоставимы с военной мощью среднего государства, и поэтому сепаратистское

- 114 движение горожан имело успех только в периода ослабления государ­ ственной власти. Однако это не объясняет, почему в тех случаях, когда города добивались политической независимости, в них не воз­ никало ничего подобного коммунам, даже если независимость сохра­ нялась длительное время. Так, Тарабулус бнл независим в течение 40 лет (ЮТО-1109 г г. ), а Бухарой в течение века перед монголь­ ским завоеванием правили местные раисы-садры .

Картина не меняется и в том случае, если во главе города становился выходец из городских низов, как это было в Амиде, ко­ торым четверть века правил бывш носильщик.^ Во всех случаях ме­ ий няются лица, а не система управления .

Важнее всего, пожалуй, то, что ни одно из городских восста­ ний не выдвигало лозунга установления самоуправления или предост­ авления горожанам особых прав. Горожане боролись против конкретных злоупотреблений и притеснений властей. Даже в сугубо теоретических сочинениях средневековых авторов, трактовавших об идеальном уст­ ройстве общества, мы не находим мысли о желательности городского самоуправления или особых прав для горожан .

Трудно поверить, чтобы это было следствием военного превос­ ходства государства. Нельзя это объяснить и неразвитым самосозна­ нием горожан: как показал С.Д.Гойтейн, оно было четко вцражено уже в У -IX вв.5 Следовательно, причины безразличии горожан к Ш проблемам самоуправления надо искать глубже - в специфике положе­ ния города и горожан в мусульманском обществе .

Мусульманское право, созданное грудами правоведов-горожан, стояло на защите интересов именно горожан, оно было более буржуаз­ но, чем то общество, которое оно должно было обслуживать. Для не­ го характерен малый интерес к аграрным отношениям, которые каса­ лись 80-90$ населения, в нем нет места для характерных форм фео­ дальных отношений (например, условного землевладения): все рас­ сматривается с позиции купли-продажи .

Наиболее отчетливо классовая тенденциозность мусульманского права проявляется в нормах налогообложения. Капитал в товарах и драгоценных металлах облагался закатом в размере 2,5$, что равня­ лось примерно 1/8 годового дохода, а закат ( ушр) с земель со­ ставлял 10$ урожая, то есть примерно 1/6 чистой прибыли; кроме того необлагаемый минимум в первом случае равнялся 20 динарам, а во втором - 5 васкам ( I т) зерна или фиников, что в нормальных условиях стоило 5-10 динаров. В действительности контраст был ещ больше, так как значительная часть земель облагалась хараде

- 115 - 8 -2 298 жен, достигавшим половины урожая, а земли под застройкой в горо­ де и сами доходные постройки в городе налогообложению не подлежаJO# Всякие торговые сборы и пошлины (мукус, ущур), которые го­ сударство налагало сверх заката, считались незаконными и противо­ речащими шариату. В одном из самых ранних юридических сочинений, "Кигаб ал-амвал" Абу Убайда, м находим хадисы, которые грозят ы сборщикам этих налогов адским пламенем, а один даже гласит: "Кто встретит сборщика утра, пусть отрубит ему голову".® Подобные ха­ дисы есть и в канонических сборниках .

Словом, идеальное государство, по представлениям мусульман­ ских правоведов, должно существовать за счет налогов с подданных второго сорта - крестьян и иноверцев - и обеспечивать безбедное существование бюргерской элиты, свободной от государственных на­ логов. Правитель при этом должен руководствоваться правовыми нор­ мами, созданными факихами-горожанами, а проводить их в жизнь над­ лежит кади, который, как правило, происходил из тех же городских кругов .

Действительность, конечно, была далека от этого идеала, но в ней имелась реальная основа для таких построений. Средневековый мусульманский город был не только политическим центром своего ад­ министративного округа, нр и резиденцией значительной части зем­ левладельцев. В город стекалась основная масса прибавочного про­ дукта земледелия в виде государственных налогов и земельной ренты .

Материал Египта ХП-Х1У вв. позволяет довольно точно опреде­ лить объем этих поступлений: 2 млн. га обрабатываемых земель да­ вали продукции примерно на 18 млн. динаров. Из этого количества примерно 5 млн. динаров в натуре и деньгами взимались в виде раз­ личных налогов, почти полностью поступавших в город, кроме того еще 3 млн. динаров отчуждалось в виде земельной ренты, из которой не менее 2 млн. поступало в город. Таким образом в городах концен­ трировалось не менее 1/3 всего продукта, произведенною в сельс­ ком хозяйстве. Львиная доля этою богатства поглощалась двором, армией и крупными землевладельцами, но затем из этих средств оп­ лачивались лица обелужинамних профессий, на базаре в процессе торговли часть средств оседала в руках купечества и частично по­ падала в руки ремесленников, обеспечивая им более высокий жизнен­ ный уровень, чем крестьянам .

Сравнивая, например, средний доход крестьянина, арендущего землю, и ремесленника, арендующего мастерскую, м видим, что ы

- 116 первый подучал в год около 14-15 динаров, а второй - 18-19 дина­ ров .

Замаскированная форма присвоения прибавочного продукта зем­ леделия горожанами создавала у них приятную иллюзию возникновения богатства непосредственно на базаре. Недаром появился хадис "На­ вары - накрытые столы Всевышнего, тот, кто туда приходит, подуча­ ет свою долю"."'7 Противоположные позиции горожан и крестьян по отношению к прибавочному продукту общества создают совершенно очевидную про­ тивоположность между городом и деревней на средневековом мусуль­ манском Востоке, которую отрицают некоторые западные востокове­ ды. ® Отличие города от деревни заключалось не в его правовом оформлении или типе застройки, а в том, что деревня отдавала нь менее 30$ своего продукта городу без эквивалентного возмещения .

Таким образом м видим, что горожане были в целом привилеги­ ы рованной частью общества, положение их существенно отличалось от положения горожан Западной Европы того ж времени, прежде всего е из-за отсутствия на мусульманской Востоке юридически оформленно­ го сословного деления. Теоретически все мусульмане были равны пе­ ред законом и отличались не разным объемом прав, а имущественным или социальным положением. Господствующая система права обеспечи­ вала горожанам реальные налоговые привилегии, а юрисдикция принад­ лежала судьям-горожанам .

Все это определяло отличия городских восстаний и их идеоло­ гии на Западе и на мусульманском Востоке. По существу все требо­ вания горожан Западной Европы были здесь осуществлены или теоре­ тически гарантированы шариатом, в котором выразились идеалы му­ сульманского бюргерства. Поэтому городская автономия сама по себе была ему не нужна, его вполне устраивал статус кво при условии соблюдения государством привилегий, предусмотренных шариатом .

Борьба шла именно за эти четко сформулированные привилегии,возве­ денные в ранг религиозного закона. За религиозными лозунгами го­ родских движений на мусульманском Востоке скрывались вполне ре­ альные экономические цели .

Труднее ответить на вопрос: повлияло ли эго обстоятельство на ход экономического развития Востока? Думается, что стагнация экономики имела чисто экономические причины, выяснение которых требует специального монографического исследования .

I. Cl. Cahen, Mouvenente p o p u la ire e t autonomieme urbain dans L 'A s ie musulmane du moyen a ge. - A ra b ic a, 6, 1959, c.259 .

- 117 E.A sh to r, A s o c ia l and economic h is to r y o f Near East in the middle a g e s. London, 1976, c. 112,114 .

3. В.К.Чалоян, Армянский пенесеанс. M., 1963; Н.И.Конрад, Запад и Бостон. М., 1972; И. С. Брагинский, 12 миниатюр. От Будаки до Ежами. М., 1976; А.А.Гадииев, Ренессанс и ренессансный город,— Изв. АН Аз.ССР, сер. литературы, языка н истории № 3, 1977, с.41-50 .

4. Китай ал-Фарики ли Ахмад ибн ал-Азрак ал-Фарики, хаккакаху ва каддама лаху Бадави Абд ал-Латнф, ал-Кахира, 1379/1959 .

5. S.D.G o ite in, The r i s e o f M iddle-E astern b o u rg e o isie in e a rly Islam ic tim es. - Studies in Islam ic h is to r y and in s t it u t io n s, Leiden, 1966, c. 217-241 .

6. Китай ал-амвал ли-л-имам Айи Уйайд ал-Касим..., саххахаху ва аллаха хавашюги Мухаммад Хамид ал-Фанки. Ал-Кахира, 1353 (1934), Л 1629-1634 .

7. Ихйа улум ад-дин ли-л-имам Айи Хамид Мухаммад ал-Газали. т.П, 1302 (1885), с.123 .

8. I.M.L a p idus, Muslim c i t i e s and Islam ic s o c i e t i e s. - Middle E astern C i t i e s. A symposium on an cien t, isla m ic and contempo­ r a r y Middle Eastern urbanism. Berkeley and Los Angeles, 1969,

–  –  –

0 КОЧЕВН КАХ Ю -ВО ЧН ГО КУРДИСТАНА

И ГО СТО О

Средневековые арабские историки употребляли этноним "курд" для обозначения кочевых или полукочевых племен, которые не были арабами или тюрками. В их сочинениях курдами назывались даже ко­ чевники Хузистана - племена, говорившие на арабском языке. Таким образом, курды для них служили олицетворением кочевничества. Ана­ логичное мнение встречалось в публикациях западноевропейских путе­ шественников и разделялось многими авторами .

Что ж представляли собою курдские кочевники и может ли слу­ е жить курдская модель социально-экономических отношений символом номадизма? Попытаемся ответить на этот вопрос на примере ситуации в Юго-Восточном Курдистане .

Страну, населяемую курдами, сравнивают по форме с полумеся­ цем, простирающимся с северо-запада на юго-восток. Спинной хребет юго-восточной части этого полумесяца составляют хребты Загросских гор. С юго-западной стороны они постепенно понижаются крутыми складками в направлении месопотамской долины, на севере и северовостоке переходят в возвышенное плато. Эту часть Курдистана горы Загроса и прилегающие к ним долины между Диалой и М алым Забом на западе и районы Арделана на востоке и назовем условно Ю го— Восточный Курдистаном. Область представляет собою единое орографи­ ческое целое .

С Ш по Ш1 вв. Юго-Восточный Курдистан составлял единый, оформленный в виде Арделанского княжества политический организм и входил во владения могущественного курдского княжеского дома Бани Арделан. В ХУЛ в. закрепленная договором 1639 г. граница между Османской Турцией и Сефевидским Ираном отсекла от владений Бани Арделанов области Шахризура и Зохаба, где утвердилась другая лурдская династия - Бабаны, которая подчинилась османскому султа­ ну. Таким образ сия, в ХУП в. Юго-Восточный Курдистан был политиче­ ски разделен на две части, однако, фактически вплоть до конца XIX в. эти курдские области были связаны в хозяйственном и культурней отношениях гораздо более тесными узами, нежели с соседними не­ курдскими районами. И связущим звеном, на наш взгляд, служили именно курдские кочевые племена, для которых политическая граница между Турцией и Ираном практически не существовала. Прекрасным тому примерам служит племя джафов. После 1639 г. дж ы продолжа­ аф ли передвигаться тем ж путем сезонных миграций, который сущест­ е вовал, по-видимому, уже много сотен лет. Весной они откочевывали во владения Бани Арделанов и поднимались в горы по линии: юг ок­ руга Саккыз - восточная оконечность озера Зерибар в Ыариване, осенью снова пересекали границу и переходили в земли Бабанов на свои зимовья в долине Шахризура и вдоль реки Диалы, * Политические границы между двумя государствами и строжайшие запреты арделанских князей пересекать границы их владений в периоды обострения отно­ шений между Бабанами и Бани Арделанами были бессильны изменить традиционные пути сезонных миграций курдских кочевников .

Для социально-экономической структуры Юго-Восточного Курди­ стана - вопреки утверждениям отдельных авторов с некоей скотовод­ ческой моноспециализации курдов - характерно наличие трех хозяй­ ственно-культурных типов: оседлых земледельцев, полу-оседлого на­ селения, сочетавшего скотоводство с земледелием, и кочевников-скотоводов. Хозяйственная жизнь курда никогда не ограничивалась ни ко­ чевым скотоводством, ни земледелием. Давнее совмещение земледель­ ческого и скотоводческого хозяйств в Юго-Восточном Курдистане за­ фиксировано всеми арцеланскими хрониками, в которых наряду с земледельцами-раийягами неизменно упоминаются кочевые скоговоды-илагы.

Детерминированность такого симбиоза заложена в дамой географи­ ческой среде, в тесном переплетении и чередовании пригодных для:

- 119 земледелия равнинных земель и горных пастбищ, создававших оптималг нне условия для скотоводческого хозяйства. Использование экономим*' ского потенциала рассматриваемого региона было возможно лишь при объединенных усилиях оседлого земледельца и кочевника-скоговода .

Отсюда, на наш взгляд, и вытекает основные отличительные черты но ыадизыа в Юго-Восточном Курдистане .

Для этой области характерна форма кочевания, которая в совет ской исторической литературе получила название "вертикальной". К о чевание происходило с летних высокогорных пастбищ в равнины - в отличие от "меридиональной" формы, когда стада перемещались на большие расстояния летом на север и зимой на юг и "пустынной" или "кольцевой", когда передвижение происходило от колодца ь. колодцу .

Форма кочевания, распространенная в Юго-Восточном Курдистане, получила наименование "замкнутого" или "ограниченного" номадизма.' "Ограниченность" такого кочевания заключалась в том, что кочующие племена проводили зиму на одном меоте.^Ошш номады при этом прожи вали в тяжелых и теплых зимних шатрах, сменявших более легкий лет ний шатер для перекочевок, другие строили на зимних пастбищах или около них дома. "Ограниченный" номадизм, по мнению М Раутона, ох­ .

ватывал и те племена, которые проводили на горных пастбищах лить несколько мееяцевв году.0прецеляющим фактором для отнесения их к кочевникам служил сам факт сезонной миграции. Миграция не служила показателем номадизма только тогда, когда принадлежавший оседлым крестьянам скот пасли пастухи-профессионалы.4 Такой "ограниченный" номадизм практиковался обыкновенно в де­ ревнях, расположенных не в долинах, а у подножья гор или на плос­ когорье. Все жители деревни весной выезжали вместе с овцами на летние пастбища вы е в горы, где жили в шатрах. Расстояние от де­ ш ревни до летних пастбищ варьировалось от нескольких часов до не­ скольких дней пути. Стоявшие в летние месяцы без жителей деревни описаны путешественниками неоднократно.^ Такую форму кочевания отдельные авторы называют полу-номадизмом .

Для региона Юго-Восточного Курдистана характерна тесная взаи­ мосвязь и взаимозависимость кочевника и оседлого. В литературе, наблюдениях путешественников, которые служат основным источником информации о кочевниках, интерес к отношениям между номадами и оседлыми, как правило, не проявлялся. Внимание фиксировалось на том, что их разделяло. С легкой руки К.Дк.Рича, побывавшего в Юго-Восточном Курдистане в 1820 г., из сочинения в сочинение до сих пор кочует мнение, что гураны (гак в южном, Бабанском Курди­

- 120 стане называли оседлых земледельцев) даже принадлежали не к курд­ скому этносу, а к иной этнической общности .

Номада и оседлого соединял взаимовыгодный обмен продуктами своего труда. Их отношения нередко носили и конфликтный характер, оообенно во время перекочевок, когда цуть кочевников лежал через земли оседлых крестьян. Однако говоря о взаимосвязанности номада и оседлого, мы имеем в виду не конкретные формы их общения, а то обстоятельство, что экономика области базировалась на наличии хо­ зяйства как оседлых земледельцев, так и кочевников-скотоводов,ко­ торые могут, таким образом, рассматриваться как специализирующиеся по своим занятиям группы в пределах единой экономической структуры О взаимно дополняли друг друга, составляя одно целое, никогда ни не представляли собою чего-то застывшего и неподвижного. Производ­ ство материальных благ сосредотачивалось то в хозяйстве кочевни­ ков-скотоводов (во времена войн и пограничных конфликтов, которы­ ми насыщена история Юго-Восточного Курдистана), то в хозяйстве оседлых земледельцев (в периоды относительной стабилизации). Имен­ но мобильное кочевое хозяйство спасало область от полного экономи­ ческого истощения и гибели всех производительных сил в периоды полной разрухи и разорения деревень, когда войны превращали земле­ делие в занятие рискованное и невыгодное. Таким образом, в преде­ лах региона был постоянный отток производительных сил из сферы ко­ чевого хозяйства в земледелие и обратно .

Постоянная циркуляция производительных сил из кочевой сферы в земледельческую заметна на жизнедеятельности такого социального организма, как племя. Все известные племена Юго-Восточного Курди­ стана включали в себя как оседлых земледельцев, так и скотоводовномадов, и соотношение этих частей варьировалось в зависимости от конкретной политической ситуации в регионе. Например, в первые де­ сятилетия XIX в. дж ы вместе с примкнувшими к ним кланами насчи­ аф тывали около 10 тысяч шатров кочевников и 3 тысячи оседлых семей. ^ Через сто лет процент оседлых в племени был значительно выше, од­ нако, оседание не было окончательным, и многие из оседлых семей снова начинали вести кочевую жизнь, когда были в состоянии себе это позволить или когда им это казалось более выгодным.® Все эти данные свидетельствуют о том, что кочевое скотовод­ ство не может служить символом экономики Юго-Восточного Курдиста­ на. Кочевое хозяйство и кочевники никогда там не являлись ни един­ ственным, ни определяющим фактором социально-экономической струк­ туры. Почему ж в представлении своих соседей арабов принадлеж­ е

- 121 ность к курдскоцу этносу означала и принадлежность к кочевоцу ско­ товодческому укладу? Представляется, что это объяснимо большой мо­ бильностью кочевых племен и тем обстоятельством» что до конца XIX б толе тня именно в них концентрировался военный потенциал курдов .

Пока во второй половине XIX в. с политической сцены не сошли курд­ ские княжеские дома» кочевые племена составляли основную часть военных ополчений и дружин курдских феодалов» о чем свидетельст­ вуют все арделанские хроники. Именно с кочевниками приходилось со­ седям курдов сражаться на поле брани и не единожды от них терпеть поражения. Возможно, именно обраставшие легендами рассказы об этих баталиях и породили у соседних с курдами народов представление об однозначности принадлежности к курдскому этносу и к. укладу скотово­ дов кочевников .

1* C. J.Edmonds, Kurds Turks and A rabs. P o l i t i e s, t r a v e l and r e ­ search in N orth -E astern Ir a q I9I9-I925. L., 1957, p.147 .

2. M.Rowton, Enclosed nomadism. - Journal o f the Economic and So­ c i a l H isto ry o f O rie n t, v o i.x v t i, p a r t. I ; см. также серию ста­ тей M. Раутона, посвященных проблемам номадизма .

3« M.M.Van Bruin essen, Agha, Shaikh and S ta te. On the s o c ia l and p o l i t i c a l o rg an iza tio n o f K u rd istan, / 6.Г./, p.24* 4* M.Rowton, Authonomy and Nomadism in Western A s ia. - O rient a l i a, v.4?~f P asc. 1 -2, 1973, p.251*

5. T.jM.Lycklama. Voyage en R u ssie, au Caucase et en Perse dans l a Mesopotamie, le K urdistan, l a S y rie, lq P a le stin e et l a T u ru i e..., t. i V ? P., 1875, p.64 ; R.Ker P o rte r, T rav e ls in G eorgia, e r s ia, Armenia, ancient Babylon ia e tc. during the years 1817, 1818, 1819 and 1820. V. I I, L., 1822, p.564-5b5 .

6. C l.J.R ic h, N a rra tiv e o f a resid en c e in Koordistan and on the s i t e o f ancient Nineveh, w ith jo u rn a l o f a voyage... V. I, L., 1836, p.80,895 Bruinessen, p.135* 7# R ich, p.177«

8. Edmonds, p.139-156 .

K.B. Васильев

З В С М Е И РАБЫ В П О ЧШ

АИИ Ы ЕРИ Д ЕДЮ

Наряду с категориями крестьян, которые были обязаны государ­ ству или местному владетелю уплатой налога, различных сборов и

- несением фиксированных повинностей, в древнем Китае в УШ вв. до

-У н.э. были известны земледельцы, чьим трудом их патроны могли рас­ поряжаться по собственному усмотрению. О таком неполноправном ра­ ботнике вскользь упомянуто в одном из исторических рассказов "По­ вествований о царствах":"Это напоминает земледельца - ли Пусть он получит хорошее поле и будет прилежно обрабатывающего, но прокормить себя не сможет, ведь он все делает для других"(УП, 2) /1,с.92/. Обычно в этом работнике видят раба. Вообще у иссле­ дователей сложилось убеждение, что термин ли, появляющийся впер­ вые в таких памятниках древнекитайской исторической прозы, как "Цзо чжуань" и "Повествования о царствах", относится к рабам. В качестве наиболее веского аргумента сторонники такой трактовки обычно используют го обстоятельство, что в одном из текстов "Цзо чжуань" группе людей, в обозначение которых входил иероглиф ли, было обещано "освобождение”. Но в период Чуньцю это слово не было техническим названием юридических актов освобождения рабов. Оно могло означать освобождение от любых форы зависимости, от налогов, от трудовой повинности и т.д. К тому ж характер деятельности е этих людей и основные черты их социального положения неизвестны, поэтому вряд ля можно с категоричностью утверждать, что зависи­ мость, от которой их обещали освободить, была рабской. Действи­ тельно, в ряде известий, где упоминаются люди, относившиеся к ка­ тегории дщ, контекст указывает на то, что этот термин означал не раба, но употреблялся в более широком значении: "обязанный", "за­ висимый", "подданный". Использование термина ли часто было связа­ но с "подданством” какому-либо клану. Так, согласно "Цзо чжуань", Бао Го (или Бао Вэнь-цзн), один из государственных деятелей цар­ ства Ци конца УП в. до н.э., однажды сказал о себе: "Я был неког­ да ли у /лускогр7 клана Ш. (Цзо чжуань, 9-ый год Днн-гуна) /2, и с.771/. В другом месте памятника есть разъяснение этих слов. Ока­ зывается, Бао Го некогда покинул свой клан и страну, чтобы "стать подданным чэнь Ц у ^чуского/ Ш Сяо-шу" (Цзо чжуань, 17-ый и год Чэн-гунаУ~/2, с.401/. В роли доверенного слуги главы дуского клана Ш он быстро выдвинулся и стал обладателем поселения в сто и дворов. Некоторое время спустя, по приглашению своих соотечествен­ ников он возвратился на родину и занял официальный пост .

То обстоятельство, что Бао Го в одном месте "Цзо чжуань" выступает как ли клана Ilk, а в друге»* - как его чэнь, указывает на известную однозначность обоих терминов. Кроме того, контекст источника уточняет, что термин ли, наряду с термином чэнь, мог

- 123 обозначать привилегированного представителя челяди знатного клана, вовсе не являщегося рабом его. Генезис одной из форм зависимости, обозначавшейся термином ли, достаточно четко раскрывается в сло­ вах героя одного из рассказов "Повествований о царствах": "Я слы­ хал, что для того, кто в течение трех поколений служит /рдному/ семейству, /глава его/ становится господином, а тот, кто в следую щ поколении остается под/чьим-либо покровительство^?, считает ем /покровителе? своим хозяином. Ведь твой ясный приказ сводится к тому, чтобы служить господину, не щадя жизни, служить хозяину с усердием. С тех пор, как мои предки, не имея поддержки от царства Цзинь, стали наследственными ли_клана Луань и до нынешнего време­ ни прошло три поколения. Поэтому я не могу не считать Дуаяя госпо­ дином..." (Н У,2) /1,с.162-163/ .

В данном случае примитивные отношения господства и подчине­ ния, определявшие статус "наследственных ли", являются результа­ том того, что некоторые категории лиц в древнекитайском обществе периода Чуньцю были вынуждены искать себе покровительство и защи­ ту в вышеприведенном тексте, указывает на то, что эти отношения, выраставшие из простого соглашения сторон, на протяжении жизни двух-трех поколений вызывали постепенное нарастание обязательств семейства, принявшего чье-либо покровительство. Отмеченные здесь особенности статуса "наследственных jo, несомненно, ассоциируют­ ся с клиенгелой, а не с рабством. Древнекитайские авторы охваты­ вали термином ли как подневольного земледельца,обязанного рабоч*- гать на чужом поле, так и привилегированного слугу клана, управ­ лявшего всем его хозяйством. В сословии ли^ среди представителей которого наблюдались большие имущественные и социальные различия, объединялись люди, утратившие по тем или ины причинам статус,га­ м рантировавший личную свободу и вынужденные принимать на себя тя­ готы зависимости от иных лиц. В данных восточночжоуских источни­ ков о положении гой или иной категории ли можно уловить отдельные черты, напоминаицие рабство, но нет ни одного текста, в котором бы о них говорилось как о полной собственности их патронов. Сле­ дует отметить, что такими патронами могли быть не только кланы или частные лица, но и административные органы царств. Зависи­ мость от государства людей, попавших в число л^, оформлялась в специальных документах, хранившихся у соответствующих чиновников .

Известен рассказ о том, как ли^ находившийся в ведении Фань Сюань-цзы, главы администрации царства Цзинь, добивался освобож­ дения: "Некогда Фэй Бао принадлежал к числу ли. Это было засвидетелъствовано в документе, написанном киноварью. А у клана Луань был силач по имени Ду Дун. Фэй Бао сказал Сюань-дзы: "Если сож­ ж ь документ, написанный киноварью,* я убью Ду Дуна".(Цэо-чжуеш ань, 23-й год Сян-гуна) /2,с.497/. По-видимому, переводу в разряд государственных ли подлежали преступники, осужденные за те или иные правонарушения .

В формализованном административном руководстве "Чжоу ли" тер­ мином ли_обозначали как особые группы осужденных, так и военноплен­ ных, происходивших из районов обитания "четырех варварских наро­ дов", которые были обязаны провести несколько лет на подневольных работах в пользу администрации одного из древнекитайских царств, а затем получали свободу. Наряду с сословием зависимых людей - л в древнекитайском обществе периода Чуньцю имелись слои подневоль­ ных работников, которые согласно сведениям восточночжоуских текс­ тов были лишены почти всех прав и какого-либо имущества. К их чис­ лу относились, по-видимому, те,кого за преступления по распоряже­ нию административных органов разных царств переводили в разряд ну # Я. Упоминание о том, что этот социальный термин, впоследствии ставший стандартным обозначением рабского состояния, был известен уже в У1 в. до н.э. имеется в "Люй ш чуньцю"; "Яншэ Ху, младший и брат Щ Сяна, был в хороших отношениях с Луань Ином. Тот прови­ у нился перед /Барством/ Цзинь. Цзиньцы наказали Янш Ху, а Ш Сян э у был превращен в н^" (X X I,I) .

Одной из самых низших категорий контролируемых царской админисграцией людей были п ~ "прислужники". В этот социаль­ ный разряд переводили не только тех, кто совершил преступление, но и определенные группы населения завоеванных территорий. На это указывают. данные дарственной грамоты, сохранившейся на колоколе "Щ и члун", который был изготовлен в царстве Ци в сер. У1 в. до у н.э. Эта форма зависимости в период Чуньцю была известна не толь­ ко в государственном, но и в частноправовом варианте. По свидетель­ ству одного из текстов "Янь-.цзн чуньцю” превращение в ду могло произойти в результате добровольного заклада личности: "Янь-цзы спросил (у слуги): "Как ты стал _пу?" Тот ответил: "Пришлось испы­ тать мне холод и голод, вот и стал я пу". Янь-цзы спросил: "На ка­ кой срок ты стал^цу?". Тот ответил: "На три года". Янь-цзы спро­ * Комментаторы "Цзо чжуань" неоднократно высказывали вполне прав­ доподобные цредположения, что в истории с Фэй Бао сочетание ие­ роглифов "дань щу" "документ, написанный киноварью" представля­ ет собой позднейшее искажение графически однотипного ему терми­ на син щу, г.е. "документо наказании" .

- 125 сил: "Можно ли тебя выкупить?" Тот ответил: "Можно". (7.24). Сле­ довательно, эта категория включала в себя свободнорожденных, ко­ торые для погашения долга, или за жалование, или ж еще на какихе либо условиях принимали на себя временно обязанности подневольных людей .

Б случае е ну и в случае с цу м несомненно имеем дело с раб­ ы ской формой эксплуатации, независимо от того, государственный или частноправовой вид она принимала .

В период Чунцр власти разных царств играли весьма активную роль в создании и поддержке различных юридических категорий зави­ симости и подчинения, определявших, где и как должны были трудить­ ся подневольные работники, принадлежавшие к дачным категориям. Го­ сударство практиковало создание целых поселений зависимых лвдей с помощью переселения в необжитые районы жителей аннексированных территорий или подчинившихся мелких владений: "Тогда /чуский вал7 восстановил /ранее присоединенное к Чу7 владение Чэнь в его преж­ них пределах, но из каждого сельского округа взяли по одному чело­ веку. Их переселили в /Чу7, в область, которую стали называть Сячжоу". (Цзо чжуань, П -й год Сюань-гуна) /2,с.309/. Согласно данным "Цзо чжуань” администрация южнокитайских царств могла использован для заселения пустых земель также и военнопленных:"/Чуский прави­ теле/ въехал в /Вахваченную штурмом столицу владения/ Чжэн через священные ворота и проследовал по главной дороге, где ему навстре­ чу вышел чжэнский правитель, который был обнажен й вел овцу. О н сказал: "...Подчинюсь приказу, если ты, взяв нас в плен, /пош­ лею^ на юг от Янцзы дли ^селения морского побережья”. (Цзо чжу­ ань, 12-й год Сюань-гуна) /2,с.311/. Заменяя рабство, бывшее обыч­ ным следствием плена в большинстве стран древнего мира, переселе­ нием в особые области, предназначавшиеся для сельскохозяйственно­ го освоения, власти царства Чу, очевидно, должны были вносить серьезные ограничения в право и дееспособность переселенных .

Относительно лвдей, переведенных государственным актом в разряд ^ ^ и ли принявших на себя обязанности ди, известно, что их труд мог применяться при обработке земель, полученных, по-видимо­ му, в результате захвата пустопорожних участков, заимки и расчист­ ки. Труд неполноправных (например, таких как цу) продолжали широ­ ко использовать и в сфере домашнего хозяйства и домашнего обслу­ живания. В свете тех разобщенных известий письменных источников, которыми располагает сейчас наука, отношения зависимости и подчи­ ненности кажутся весьма распространенными. Однако, подобные данвне не дают возможности выяснить с достаточной определенностью "удельный вес" этих отношендй в производительной деятельностх об­ щества периода Чуньцю .

1. Го юй. - Тоске цвибзнь цунщу". Шанхай, 1958 .

2. Цзо ЧЯф ВНЬ. — J.Legge. The Chinese Classics# Vol#5. Che Ch'ttn T&’ ew, with the Tso chain. L., 1872#

–  –  –

Нет сомнения в том, что для всестороннего научения политиче­ ской истории важно знать биографии политических деятелей. Однако специфический характер древневосточных текстов далеко не всегда предоставляет исследователям такую возможность. Тем большего вни­ мания заслуживают некоторые египетские и ассирийские источники, позволяющ при их сопоставлении установить основные вехи полити­ ие ческой судьбы правителя города Пи-Сопта - Пб-крура, жавшего во времена ХХУ царского дома.* Если говорить о египетских текстах, то имя Пе-крура встречатся • с м * она-: ^ $ -2 "Повелитель, князь Пв—Сопта гр,t h ’.tj- n R?-Spd.w P ’ -qrr Пе-крур".

Его имя м встречаем и в ассирийской клинописи: в текс­ ы те призмы Рассама, также как и на "Стеле спа” Пе-крур упомянут ван правитель Пи-Сопта (призма Рассама, 1,93):

Г Ф $Z№ M.•% 2 "Па-круру царь Пи-оапта" .

mPa-aq-ru-ru §ar(LUGAI) alPi-Sap-tu Кроме того, Пе-крур упомянут на глиняной таблице с частями анна­ лов.3 Все перечисленные источники хорошо известны специалистам. В египтологических исследованиях имя правителя Пи-Сопта упоминается в связи с изложением политической истории Египта времени ХХУ цар­ ского дома. Но специально биографией Пе-крура не занимались. М ­ еж ду тем автор исследования об эфиопах и ассирийцах в Египте X. фон Цайсль без долж х оснований причисляла Пе-крура к вождям "нацноны Автор выражает глубокую признательность Ю.Я.Перенелкину * ряд ценных замечаний по тексту статьи .

- 127 нальной партии" египетских князей, к вождям партии, которая, по мнению X. фон Цайсль, стремилась к свержению ассирийского ига.4 Чтобы понять, к какого рода политическим деятелям действи­ тельно принадлежал Пе-крур, следует восстановить основные события политической судьбы египетского князя. А это возможно лишь при параллельном рассмотрении египетских и ассирийских источников .

Пе-крур правил Пи-Соптом в тяжелое для Египта время. В 671 г. до н.э. войска ассирийского царя Ашщур-аху-иддины вторглись в Египет, захватили город Менфе и подчинили себе север страны. Иран да, господство ассирийцев оказалось недолговечным. Через два года кушитский фараон Тахарку предпринял поход в Нижний Египет, захва­ тил город Менфе и истребил ассирийские гарнизоны. К этому времени относится первое упоминание о Пе-круре .

В анналах преемника Ашщур-аху-иддины - ассирийского царя Ашщур-бани-ашш (призма Рассама, 1,99-100) имя Пе-крура упомина­ ется в длиннш списке правителей египетских городов. Отправителях же. этих сказ§но (призма Рассама, 1,110-113): s a r ra n imea a n -n u -t i “ “^ p e h a t i ”1 ®3 “ “^ q f - p a - a - n i sa q f - r i b matMu-sur u -p a -q i-d u abu b a -n u -u -a sa la -p a -a n t i-b u -u t m ar-qu -u p i - q i t - t a - s u - u n u-m as-seT ru im -lu -u seru u -t ir -m a a -S a r p i - q i t - t i - S u - u n in a m a a -k a n -i-su - "Царей этих, облаетеначальниun a p -q id -s u -n u -t i ков, наместников, которых в Египет назначил отец создатель мой (т.е. Ашщур-аху-иддина), которые перед наступлением Тахарку служ­ бу свою оставили (и) наполнили степь, я вернул, и на посты по должностям из назначил" .

Из этого сообщения явствует, что Пе-крур еще при Ашщур-ахуиддине был утвержден ассирийцами в качестве правителя Пи-Сопта .

(Какое положение занимал он до ассирийского вторжения неизвест­ но). Более того, Пе-крур назван среди тех лояльных ассирийцам правителей, которые перед наступлением кушитского царя "службу свою оставили (и ) наполнили степь" - удар по романтическому мне­ нию о Пе-круре, как о вожде "национальной" антиассирийской партии .

Когда же новый ассирийский царь Ашщур-бани-ашш предпринял свой первый поход на Египет и разбил войска Тахарку, он вернул Пекрура среди других лояльных ассирийцам князей "на посты по долж­ ностям их" .

Глиняная таблица с частями анналов (27-29) сообщает:

j nu sa rra n ime Mu—aur ardanime d a - g i l p a -n i— a a -d i e-mu—qx—&u— 4ae lip p e mea-§ix-nu [a-na h ulj-lu-uq m ar-qu -u u l- t u q x -r ib m T a,^Mu-sur и matK u -u -si e l i e -m u -q f-ja m a h -ra -a -ti u -ra d -d i-m a as-p u r

- 128 ц ар ей Египта, - рабов, смотрящих мне в лицо, шесте с воинскими силами их, кораблями их, для уничтоже­ ния Тахарку в Египте и Куше к моим прежним воинским силам я црибавил и послал” .

Ш видим, что Ашшур-бани-апли послал преследовать отступаю­ щего кушитского царя вместе с ассирийскими войсками и "царей" (т .

е. князей) Египта”, "с воинскими силами их (и ) кораблями их”, ф и этом нельзя поручиться, что среди преследователей не было Пе-крура .

Восстановление ассирийского господства в Египте сопровожда­ лось многими неприятными последствиями. В Нинуа было угнано много пленных, была захвачена обильная добыча. Не трудно предположить, что среди египетского населения нарастал гнев. О том, как повал себя в этих условиях Пе-крур и некоторые иные правители, сообщает глиняная таблица с частями анналов (33-40): “ Ni-ik-ku-u “ sarrulu -d a-ri m Pa-aq-ru-ru sarranimea ва q f-rib m ^Mu-fur if-T-ku-nu abu ba-nu-u-a a-de-e i l Assur u ila n imea rabvLtime® bele™e^ -ja [e-ti-qu-ma ip-ru-suj ma-mit-sun t a b t i^ abi b a-n l-ja im-Su-ma libba^a-SG-nu-ti ik-pu-ud sa^lim uttu*u da-bab-ti su r-ra-a-ti id-bu-bu-ma m i-lik la tu s-sir4 im -li-ku ra-man-su-un um a “ Tarm qu-u u l-tu q f-rib ma*Mu-eur i-na-afh-u-ma at-tu -n i a-sa-ba-ni..., ТП_ ' гv тпя ’ — h, /, _ mi-i-nu e -lx Tar-qu-u sar4 Ku- u- b i a-na sa-kan a-de-e u ea-li-m e u-ma- *-e-ru am ®'*Tak-be-e-ett-un шя-ma su-lua-nm-ulna b i-ri-in -n i 1i s-5a-kin-ma ni-in -dag-ga-ra a-ha-mes matu a-{ie-en- na-a ni-zu-uz-ma a-a ib -b a -si ina b i- r i- n i sa-nu-um-ma be-lum "Неко, Шаррулудари, Пе-крур - цари, которых в Египет назначил отец-создатель мой, клятву Ашцура и богов великих - моих владык-преступили и на­ рушили присягу свою. Благодеяния отца-создателя моего они вабили и сердце их замыслило зло. Речи мятежные изрекали они. Совет не­ чистивый они устроили между собой, говоря: "Тахарку из Египта из­ гоняют, а что наша жизнь (по сравнению с ним)?”. К Тахарку - царю Куша, для установления союза и дружбы они послали своих гонцов, говоря: "Дружба между нами пусть будет установлена. Договоримся друг с другом! Страну пополам поделим, пусть не будет между нами другого господина" .

Ассирийские чиновники прослышали об этих делах и схватили гонцов Неко, Шарру-лудари и Пе-крура вместе с письмами, которые они посылали кушитскому царю.® Заговор был раскрыт. Призма Рас са­ ма сообщает, что схвачены были и главари заговора (sarranimes

- 129 an -n u -te _ «щрЕ a n t"), которых заковали по рукам и ногам в кал дяды ж железные цепи.6 Но глиняная таблица с частями анналов назы вает среди схваченный главарей заговора только Неко и Шарру-луда ри (имя Пе-крура не упомянуто).7 М ожно теряться в догадках, поче­ му это так. X. фон Цайсль считала, что Пе-круру удалось бежать,0 ио не исключено, что имя Пе-крура исчезло просто в результате описки. Вслед sa рассказом о поимке главарей заговора ассирийски»

x-mes a l анналы сообщают (призма Рассама, I, 134-0,4): u nlse1 S a -a -a * P i - i n - d i - t i ^ S i - ’ -n u * * u e i - i t - t i alani mea m a-la i t - t i - s u - n u eak-nu ik -p u -d u lemuttutu e i h i r u r a b i in a i ®kakkemeS u -sam -qi-tu e-du a-m e-lu l a e ^ z i-b u in a l i b - b i ^ ^ p a g r e ^ ^ - s i i - n u i - l u - l u inn,® g a-S i-S i maSken s -su -n u i s -l^ i- t u u - h a l - l i - p u dura li "А людей Сайа, Ш-н-дета, Джаана и прочих городов, всех, кто вмес­ те с ними сидел, замышляя зло, малых и больших оружием они порази ли, не оставили ни одного человека из них. Трупы их развесили на кольях, кожу их содрали (и) покрыли (ею) стены города” .

Это свидетельство также заставляет подумать о судьбе Пе-кру­ ра. Ассирийские анналы называют поименно три больших города, на­ селение которых было вырезано. Из списка правителей египетских городов** мы знаем, что правителем Сайа был Неко, правителем Пин-дета был Па-йом, правителем Джаана был Шарру-лудари.** Из зтого же списка мы знаем, что Пе-крур правил Пи-Соптом, но его город почему-то не упомянут среди городов, чье население было истребле

–  –  –

- 130 о. Конечно, можно сказать, что Пи-Сопт подразумевав гея среди "прочих ГОРОДОВ*, Н На 3TO М Ж О бнЛО бы И О ОН

• i - i t - t i a la n ime юзразить. Разве умолчали бн ассирийцы об истреблении жителей таого, довольно значительного города, как Пи-Сопт?! Итак, населеа е многих египетских городов жестокой ценой заплатило за участие

• заговоре. Между тем, по крайней мере с некоторыми правителями, «ривезенными в Нинуа для расследования обстоятельств заговора, Анщур-бани-ашш обошелся весьма милостиво. (В т ли среди них Педрур?! ). Так, Неко была сохранена жизнь, он был богато одарен и

• сопровождении ассирийских чиновников (в качестве военных союз­ ников) возвращен править городом Сай.* Сын его, Псамечик, прннявй ассирийское имя Набу-шезибани, бнл назначен правителем в Хатдреби.12 Хотя ассирийские клинописные тексты ничего не сообщают о дальнейшей судьбе Пе-крура, однако есть основания считать, что и ему удалось избежать расплаты за свои прегрешения перед ассирий­ цами. Дело в том, что Ф'Ве-круре. рассказывается в тексте* •"Отелы ена",13 датируемой I годом правления кушитского царя Талтамане .

Н этот раз бывалый политик, остро реагирующий на любое изменение а политической ситуации, сначала оказался среди тех "великих (т.е .

князей) бигонья", которые при приближении войск Талтамане "вошли в крепости свои подобно скорпионам, что в устьях дыр своих",14 и которых Талтамане многие дни безуспешно осаждал. Но когда после неудачней осады кушитский царь возвращается в Белые стены, Пекрур оказывается среди тех "больших (т.е. князей)”, которые "при­ ш в место, где его величество", не для того, чтобы сражаться, ли а для того, "чтобы служить".3 Более того, Пе-крур проивносит.пе­ ® ред Талтамане угодливую речь .

°hc pw jr.t jn rp°.t h.’.tj-c n Pr-Spd.w P*-qrr r md.t dd.f em* k mr.k scnh mr.k nn dbc.w.t wrr.t r sw.tj "Встал повелитель, князь Пи-Сопта, Пе-крур, чтобы говорить .

Вопрос о том, почему ассирийцы по-разному отнеслись к разным * участникам заговора, подробно рассмадри ваегся в моей статье "О социально-политической конъюнктуре в Египте времени ассирий­ ского завоевания". - "Мерое", № 4 .

9 -2 298

- 131 Сказал он: "Захотел гы - убил ты, захотел ты - дал жизнь. Нет сопротивления урев на двойном пере” .

Это - последнее но времени свидетельство о Пе-круре. В текс­ тах IXF'XBBssuBt аге имя более не встречается. Впрочем, можно предположить, что Пе-крур, зорко всматривающийся в любые изменения социально -политической конъюнктуры, с такой же легкостью изменил Талтамане, с какой заверил его в своей преданности. Ведь Ашщурбанн-апли похвалился тем, что как только ассирийские войска вновь вторглись в Нижний Египет, а Талтамане бежал, "цари, наместники, начальники, которых в Египет" он поставил, навстречу ему вышли и "целовали н о г и ". Т а к рушится миф о Пе-круре - вожде антиассирий ской "национальной партии" и перед наш из глубины веков предста­ ет образ ловкого и беспринципного политического деятеля, умело лавировавшего в сложных исторических условиях времени ассирийско­ го завоевания Египта .

–  –  –

В истории религиозной жизни многих народов существовало двоеверие: либо как временное, переходное, либо как постоянное явление. Его появление связано с исторической судьбой народов .

Некоторым народам, создавшим свои государства в древности, еще удалось сохранить, иногда в видоизмененном виде, свои ранние ре­ лигиозные представления. В средние века такая возможность умень­ шилась. Древние исконные воззрения, как единственные, уцелели липп. у народов, вовсе не вступивших на путь создания собственных государств, либо двигавшихся по этому пути очень медленно - и при этом не лежавших в орбиту соседей - носителей более развитых ре­ лигиозных систем. Для этой стадии характерно появление двоеверия .

Формирование двоеверия подчинялось как определенна! общим законам, так и частнш, обеспечивавшим специфику двоеверия в конкретной стране, в нашем случае - в Японии .

В таосеологическом отношении специфика религиозных представ­ лений заключена в фантастическом отражении действительности с ис­ пользованием чувств и эмоций. В социальном и историческом отноше­ ниях суть религии в обща! виде сводится к потребностям регулирую­ щего воздействия на явления, не поддающиеся рациональному измене­ нию. До возникновения цивилизации отражение мира природы и мира людей составляло некое единство и выступало в виде мифа. В Японии эта стадия зафиксирована в "Кодзики". На более высоких ступенях развития общества единая прежде мифологическая "модель мира” рас­ падается на сложную иерархию самостоятельных систем: науку, право, искусство, религию и т.п. /6,с.16/. Как пишет Фр.Энгельс* "все ре­ лигии древности были стихийно возникшими племенными, а позднее на­ циональными религиями, которые выросли из общественных и политиче­ ских условий каждого народа и срослись с ними"/2,с.312/. Такой ре­ лигией в древней Японии стал синтоизм - культ духов природы, ду­ хов предков, получивший собственное название лишь после проникно­ вения буддизма и как оппозиция ему: "синто" - "путь духов", "буцудо" - "путь будд". На этой стадии синтоизм не имел ни фиксиро­ ванной системы верований, ни церковной организации .

М но допустить, что японцы узнали про буддизм от иммигран­ ож тов с материка еще в первые века новой эры. Но японские летописи

- 133 датируют первый контакт с буддистом-китайцем в Японии 522-м го­ дом, а исход буддизма из Кореи - 552-м. И лишь с первых годов УП в. открывается период активного усвоения всех основных сторон буддизма: строительство храмов и переписка сутр, подготовка бого­ словов и изготовление буддийских статуй, пропаганда буддийских догм и устройство молений, регламентация буддийских организаций и формирование школ. Этот процесс развивался нарастающими темпа­ ми, но в основном в пределах придворного, максимум, государствен­ ного обихода .

Поскольку с концом первобытного периода и с наступлением эпохи цивилизации происходит расщепление деятельности ладей на материальную и духовную, исполнительскую и организационную, кол­ лективную и индивидуальную - отдельные стороны системы отражения, в том числе и религия, приобретают известную самостоятельность .

Господство стихийных сил выступало как господство сил обществен­ ных, причем доля первых падала, а доля последних возрастала. Пред­ ставление о сверхъестественном возникало как фактическое отображе­ ние объекта религиозного отражения, а изменение последнего вызыва­ ло изменение в религиозном сознании конкретных форм сверхъестест­ венного /5,с.ЗЗ/. А это означает, что появление новых объектов религиозного отражения может столкнуться с неспособностью старой религии отразить эти объекты, и само это обстоятельство создает возможность обращения к новой религии .

Существовала ли в Японии такая ситуация в У1-УП вв.? Безус­ ловно существовала. Кризис в японском обществе принял хронический характер уже в У1 в. Общинное землевладение все чаще и все шире нарушалось захватами земель в личное владение знатью, клановой и царской. Былое равенство сочленов кланов и общин оборачивалось растущей мощью клановой знати и царского дома, расширением слоя несвободных и рабов. Не прекращалась борьба за власть между сами­ ми кланами, между кланами и "царями". Внешнеполитические акции на Корейском полуострове терпели неудачи. Как всегда в слабо органи­ зованных обществах, общий кризис выступал под личиной стихийных бедствий, недородов и голодовок, последствий которых никто не ус­ транял, пожаров и убийств при схватках знати, никем ни удерживае­ мой, и духовного разброда. В общественном плане ситуация разряди­ лась так называемыми реформами Тайка (вторая половина УП в.). Но проведение в жизнь этих реформ и строительство централизованного государства - во многом с внедрением чужеземных институтов, поня­ тий и новшеств - дополнительно вносило сумятицу в духовную жизнь

- 134 страны. И устранить эту сумятицу синтоизм часто был не в состоя­ нии .

Ведь, согласно К.Марксу, "э го государство, это общество по­ рождает религию, превратное мировоззрение, ибо сами они - прев­ ратный мир. Религия есть общая теория этого мира, его энциклопе­ дический компендиум, его логика в популярной форме, его спиритуа­ листический poin t d'h on neu r, его энтузиазм, его моральная санк­ ция, его торжественное восполнение, его всеобщее основание для утешения и оправдания"/!, с.414/. Однако, "общая теория" в синто­ изме отличалась примитивностью и даже не имела фиксации; ” энци­ клопедичное ть" сводилась к сплошному одухотворению всего сущего мира с крайне простой иерархией одухотворяемого; "логика" стави­ ла знак равенства между выдающимся и сверхъественным; "спиритуа­ листический вопрос чести" оборачивался приземленноетью, полным отсутствием интереса к духовному миру человека; "энтузиазм" не выходил за пределы кланов с их духами-покровителями, для каждого клана особыми; "моральные санкции", как и заповеди, в сущности отсутствовали; "торжественное восполнение" было недосягаемо изза скромности обрядов; "общим утешением” синтоизм не мог похвас­ таться, так как вовсе не интересовался судьбой человека после смерти и очень мало - при его жизни. И в этот критический период у синтоизма появился сильный соперник .

Буддизм очень сложное, уникальное религиозное учение. Прой­ дя долгий путь, он в интересующую нас пору утратил категоричность многих ранних положений, препятствовавших его широкому распрост­ ранению, и приобрел новые, буддизм создал церковную организацию и сложную, впечатляющую обрядность. Учение махаяны ("большой ко­ лесницы") обещало широкий путь к спасению всем, верящим в Будду, бодисатв, даже не расстающимся при этом с верой в прежних богов и не порывающим с мирской жизнью. В Китае в процессе соприкосно­ вения с даосизмом буддизм получил, дополнительно, сильный мисти­ ческий заряд. В У-У1 вв. в Китае буддизм достиг расцвета, распро­ странился в государствах Корейского полуострова. На китайский язык переводились буддийские сутры, к ним создавались коммента­ рии на этом же языке. Буддийская тематика активно проникала в ф и­ лософию, этику, литературу, искусство, архитектуру. Что касается вклада в философию, то надо напомнить высказывание Фр.Энгельса о том, что именно у буддистов впервые обнаружилось диалектическое мышление /4,с.538/. Буддизм смог завоевать эмоциональный мир и проникнуть в мир рациональный. Религиозное восполнение "модели мира" использует язык ("зн ак и "), обязательный для всех членов

- 135 коллектива: его и устная речь, и письменные тексты, и архитектур .

и изобразительное исздоство, и музыка, и пение, и экстаз, и даже такие обиходные действия, как принятие пищи, омовение /5,с.17/ .

В результате неоднократного повторения в определенном порядке этих приемов ("знаков"), складывающихся в систему, создается так называемый нейродинамический стереотип. В какой-то мере этими свойствами обладает всякая религия (и синтоизм), но в высокой степени - так называемые великие религии, в том числе наиболее ранняя из них - буддизм. Буддизм обладает необычайно сложной, не­ превзойденной для древности и средневековья, внутренней структу­ рой, позволявшей почти любому ищущему (или группе ищущих) найти нужную иллюзию (часто противоположную другим иллюзиям, но посвоему совмещающуюся с прочими), выраженную в подходящей форме (и присутствующую почти в любой материальной или духовной суб­ станциях), и к тому же оставлявшей место для восполнения недос­ тающего средствами местных, традиционных воззрений. Поэтому буд­ дизм, христианство, ислам - "великие религии", "ш есте с ними впервые в истории человечества возникла вероисповедная связь лю­ дей отдельно от этнической, языковой, политической связи” /8, с.435/. Возникновение такой связи подготовлялось всем ходом исто­ рического развития. "Великие исторические повороты сопровождались переменами в религии лишь поскольку речь идет о трех доныне суще­ ствовавших мировых религиях: буддизме, христианстве, исламе"/3, с.294/ .

Постоянный приток китайских и корейских иммигрантов и нов­ шеств напоминал японцам о существовании огромного и заманчивого мира, материального и духовного, как казалось, не испытывавшего ощущения духовного вакуума,и обострял у части населения островов чувство собственной духовной неполноценности. В этих условиях принятие буддизма было неизбежным. Неотразимо соблазнительным оказалась возможность считать все неурядицы нереальностью бытия .

Закон возмездия за грехи предшествующих перерождений на уровне средневековой логики выглядел справедливым и неопровержимым при попытках объяснить реально происходящее. Возможность удачного пе­ рерождения, просветления, как средства спасения, при условии со­ блюдения определенных правил поведения; осуществимость искупле­ ния грехов верой в Будду; наконец, надежда отвести конкретную бе­ ду в ходе торжественных, полумагических молений и обрядов - все это как будто зависело от самого верующего .

Определенные круги японского общества сознательно использо­ вали буддизм. Культурно-политический аспект сопричастности через буддизм к дальневосточному миру был оценен царским двором Японии .

Участвуя в делах государств Корейского полуострова, поддерживая _ T3R сношения с Китаем, правители Японии желали выглядеть единоверца­ ми. Внутриполитический аспект поощрение распространения буддизма в Японии определялся тем обстоятельством, что в окружении царей Японии он рассматривался как религия для избранных, для государ­ ственных нужд ("для защиты государства и успокоения населения” ), как активная объединяющая идеология в ходе борьбы с сепаратизмом кланов. Первоначальное, верхушечное принятие буддизма в Японии позволило избежать тех осложнений, на которые натолкнулся буддизм в Китае. Буддизм не встретил в Японии сильных соперников наподо­ бие даосизма и конфуцианства. Он явился связанный неразрывными узами практически со всеми сторонами континентальной культуры. И постижение этих последних (а после проникновения буддизма и соз­ дание национальных) оказывалось невозможным без погружения в мир буддизма. Поэтому и распространение в Японии буддизма происходи­ ло в начале по мере распространения заморской культуры и просвещения .

В отличие от других великих религий буддизм не только не от­ вергал местных верований, но даже считал, что такие верования способствуют буддийскому самосовершенствованию. Сосуществование двух религиозных систем, двоеверие стало типичным для религиоз­ ной жизни Японии уже в 71 в. Одним из многих примеров такого двоеверия, даже при царском дворе, является религиозная обстанов­ ка во время смертельной болезни императора Тамму в 686 г., когда буддийские и синтоистские моления и жертвоприношения совершались параллельно и вкупе с другими действиями подусакрального, полуритуального смысла. Однако новейший статистический анализ записей в летописях, относящихся к синтоизму и буддизму, подтверждает большую устойчивость, оформленность синтоистской традиции по сравнению с буддийской /7,с.50/ .

1. К.Маркс, К критике гегелевской философии. - Соч., т.1 .

2. Фр.Энгельс, Бруно Бауэр и первоначальное христианство. - Соч., г.19 .

3. Фр.Энгельс, Людвиг Фейербах и конец немецкой классической фило­ софии. - Соч., т.21 .

4. Фр.Энгельс, Диалектика природы. - Соч., т.20 .

5. Ю.Ф.Борунков, Структура религиозного сознания. М., 1971 .

6. ^gggBfflgajjoB, Семиотика моделирует бога. - Наука и религия, М.,

–  –  –

УС Й В Е Э Е Е ТЫ В РЕЛИГИОЗНЫ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ Я О Ц

ТО ЧИ Ы Л М Н Х П Н ЕВ

В сегодняшней Японии распространено много десятков религий и деноминаций, различающихся генетически, стадиально, по длительнос­ ти существования, степени организованности, а такие по количеству и социальному составу адептов. Кроме того, специалисты выделяют пласт народных верований, очень продуктивный в образовании "новых религий".1 На общем фоне стремления всякой религии к консервативности,к устойчивым злементам мы причисляем те элементы религиозных пред­ ставлений, которые распространены в религиях разного происхождения на протяжении нескольких исторических эпох. В первую очередь они связаны с концепцией двусторонней связи между миром живых и миром мертвых3 и представлениями об осквернении и очищении водой, восхо­ дящими к эпохе дописьменной стадии японской культуры.3 Обожествление предков многие исследователи считают "наиболее фундаментальным элементом в интеграции японского общества','^ нахо­ дя его проявления не только в оформленных религиях и народных ве­ рованиях, но и в традиционной светской культуре (фольклор, театры Но и кабуки). В добуддийской традиции японцы поклонялись умершим предкам четыре раза в году. Буддизм перенял для поминовения усоп­ ш те же четыре календарных праздника (Новый год, дни весеннего им и осеннего равноденствия и Обон). Христианские миссионеры отмеча­ ют, что даже японские католики в наше время отправляют поминальные обряды не в католический День всех душ (2 ноября), а в те ж дни, е что и адепты синто (день Нового года, весеннего и осеннего равно­ денствия и Обон, в разгар лета). Они содержат у себя традиционные домашние алтари (камидана, буцудан) и посмертные таблички ихай, считая, что их умершие предки выполняют охранительные функции по отношению к потомкам, а не пребывают в христианском загробном ми­ ре.3 Зафиксированы случаи, когда принадлежность к христианской секте Нихон Кирисуго кёцан (Объединенная церковь Христа в Японии) совмещается с выполнением обрядов общения с духами предков в рам- С ках одной из буддийски ориентированных "новых религий" (Гэдацукай)?

В древней Японии функции посредников между миром живых и ми­ ром мертвых выполняли синтоистские жрецы. В 7-м веке соединение

- 138 воспринятой от них традиции с элементами культового даосизма, по­ читания гор и буддизма привело к формированию сюгэндо, практики шаманствующих отшельников, в нескольких интерпретациях сохранив­ шейся до наших дней. Суеверные почитатели этих отшельников пола­ гают, что те не только обладают способностью вступать в контакт с духами предков и пребывающим в нирване буддой Шакьямуни, но мо­ гут управлять потусторонними силами и изгонять злых духов из вех, кто одержим ими. Ритуал такого изгнания описан во многих памятни­ ках японской литературы. Существенным его звенсм считается времен­ ное перемещение злого духа в тело медиума, в роли которого чаще всего выступают девушки или молодые женщины .

Традиция веры в медиумов и отшельников-ямабуси, по-видимому, восходит к практике шаманских камланий. В Н Х и XX веках новый ее расцвет можно наблюдать в практике "новых религий" и синтоистской, и буддийской ориентации.^ Посредники в общении прихожан с миром духов могут в них про­ кламироваться открыто (торицуги в Конкоке, рэйнося в СиннВэн) или завуалированно (ёбоку в Тзнрикё), но представление об этих посред­ никах тесно связано с шаманской по происхождению концепцией "живо­ го бога", принятой за основу веры многими "новыми религиями". В средневековом японском буддизме роль посредника между "феноме­ нальным" и "истинным” миром частично приписывалась нищенствующим монахам кандзин хидзири, ряд функций которых также определялся ш а­ манской традицией, шедшей от ямабуси .

Один из показательных примеров ассимилирующей роли примитив­ ных суеверий (особенно в сохранении культа предков и разнообраз­ ных табу) дает история японских "тайных христиан" (какурэ кириситан) - нескольких христианских общин, унаследовавших свою веру от предков, крещенных в 16 веке католическими миссионерами и в глубо­ кой тайне сохранивших ее на протяжении более чем 250-летнего пе­ риода запрета христианства. Семь поколений "тайных христиан" были изолированы от римско-католической церкви и поддерживались в вере выборными служителями. При всей приверженности ритуалу и догматам христианства эти служители и их паства не были даже знакомы с не­ которыми основными христианскими понятиями (причастие, троица, воскресение Христа и д р.) .

Шесте с тем, в религиозной практике "тайных христиан” за фиксировано твердое соблюдение обрядов очищения, запретов на от­ правление служб после осквернения контактом с мертвым, больным или нечистым (в синтоистском понимании), обожествление религиоз­ ной утвари, распространение амулетов, ежемесячные гадания при подеревянных табличек (осикаэ) и другие традиционные для япон­ моще цев элементы ритуала и суеверие, чуждые ортодоксальному католиче­ ству.® Особое значение в общинах (ко) "тайных христиан" цриобретаег сохранение в домах поминальных табличек с именами предков, исполь­ зование "отэмпэнсия" - связки пеньковых веревок - для исцеления больного и изгнания злых духов (по образцу синтоистских онуса) и переосмысление христианского понятия о "святой воде": так же, как и в синто, вода здесь понимается как необходимый элемент в ритуа­ ле очищения (кстати, в средние века очистительную функцию воды признали также японские буддисты) .

Сохранение населением традиций во всех областях живни всегда поощрялось японскими властями. Многие религиозные традиции утвер­ ждались параллельно и по образцу мирских; так, религиозные "брат­ ства" повторяют средневековые крестьянские "куми" и другие прояв­ ления корпоративности японского общества, восходящие к эпохе рас­ пада родового строя. В феодальной Японии они поощрялись властями из-за удобства организации контроля и групповой ответственности, в эпоху капитализма взяли на себя дополнительные функции социали­ зации личности, оторванной от родовых корней процессом урбаниза­ ции .

В области верований наиболее устойчивым оказался древнейший примитивный пласт, тесно связанный с шаманизмом. При этом, если в 19 веке его носителем по преимуществу было крестьянство, го в на­ ш время - мелкая буржуазия (торговцы, ремесленники, мелкие чинов­ е ники). Поэтому усиление влияния религий прямо зависит от ухудше­ ния экономической конъюнктуры: неустойчивость положения мелкой буржуазии в эпоху перемежающихся "бумов" и "шоков" заставляет ее искать психологическое убежище в традиционных суевериях, которые в современной Японии используются и старыми религиями, и активно оформляются в многообразные "новые религии", деноминации, секты и группы. Руководители таких религиозных формирований нередко ис­ пользуют для расширения их популярности среди населения и пропа­ ганду нерелигиозных традиций - театра Но, чайных церемоний, икэбана, борьбы сумо и дзюдо, народных ремесел и т.д. (Омотоке, Тэнрике и д р.) .

1. См.: Хори Итиро, Минкан синко (Народные верования), - сер .

"Иванами дзэнсё", 151, Токио, 1951 .

2. Янагида Кунио сю (Собрание трудов Янагида Кунио), г. 15. Токио, 1969, с.553-561; Санураи Токугаро, Рэйконкан-но кэйфу (Генеа­ логия взглядов на души умерших), Токио, 1977; Аруга Кидзаэмон,

- 140 Сэндзо— удзигами (Предки и боги-охранители рода), s-л "Ишго д з о ^ г а ^ кэнкю" (Этнографические исследования), 1967, Ж 32,

3. См., напр., Молитвословие великого очищения, пер. Н.А.Невского, - "Восток, сборник первый, Литература Китая и Японии”, И.! 1935, c.2i-27 .

4. Yanagawa K e i’ i c h l and АЪе Y osh iya, Some O bservations on the S ociology o f R e lig io n i n Japan, - in t "Japanese Journal o f R e lig io u s S tu d ie s ", 5/1, March 1978, c.1 9«

5. David L.D oern er, A Problem f o r the C a to lic Church in Japan, i n : "PHP", A p r i l 1976, c. 64-69 .

6. H.Byron B a rh a rt) G edatsukai: One L i f e H isto ry and i t s S i g n i f i ­ cance f o r In te r p r e tin g Japanese Hew R e lig io n, - i n : "Japanese Journal o f R e lig io u s S tu d ie s ", June-Sept. 1980, v o l.7, Hrs 2 -3, c. 227-257 .

7. Огути Нити, Нихон сйке-но сякайтэки сэйкаку (Социальные характе­ ристики японских религий), Токио, 1953, с.74-75; Огути Нити, Мураками Сигэёси. Киндай сякай сэйрицуки-но синсюкё (Новые ре­ лигии периода становления нового общества) - "Нихон сюкёси кодза" (Лекции по истории японских религий), Токио, 1959,.с •2X7—220 .

8. Подробно см.: Тагита Коя.Сёва дзидай-но сзмпуку кириситан (Тайные христиане зпохи Сёва), Токио, 1954 .

–  –  –

После провозглашения в 1839 г. Гюлъханейского хатта деятели Танзимата приступили к осуществлению преобразований, которые долж­ н были способствовать реализации его идей. Основная задача, кото­ ы рую они ставили перед собой, сводилась к обеспечению безопасности жизни и имущества, а также чести, или, другими словами, неприкос­ новенности личности подданных султана .

Важное место среди преобразований имело учреждение местных меджлисов (местных советов), часть членов которых избиралась на­ селением. В состав этих меджлисов входили как мусульмане, так и немусульмане .

В труде турецкого историка Решада Ka&Hapa"Mustafe R e?it pass ve Tanzim at"(Ankara, 1954Содержится целый ряд впервые изданных им архивных документов, которые позволяют уточнить цели центрального правительства, которые оно преследовало при создании местных медилисов, их обязанности, отношение к меджлисам сановников, чиновни­ ков, самих членов меджлисов и различных слоев населения. Эти исгочники, содержащие многочисленные сведения о злоупотреблениях членов меджлисов и чиновников, дают возможность понять более глу­ боко причины малой эффективности деятельности меджлисов, так как они няпиоанн турками, а не европейцами, которые могли недостаточ­ но знать местную действительность и быть в атом отношении пристрастнцмн .

Местные меджлисы стали создаваться с 1840 г. 1 во всех круп­ ных и мелких административных единицах, вплоть до нахие. Предпо­ лагалось, что эти органы будут в определенной мере ограничивать самоуправство высших чинов администрации. На них возлагались так­ ж две важные конкретные задачи: I ) контролировать деятельность е государственных сборников налогов -мухассылей, которые в 1840 г .

заменили собою откупщиков - мюльтезимов. Меджлисы должны были также оказывать помощь мухассылям в исполнении их обязанностей;

2) вторая задача меджлисов состояла в исполнении ими роли судеб­ ных инстанций для рассмотрения ряда правонарушений и преступлений, упомянутых в уголовном законе 1840 г .

Создание местных меджлисов было тесно связано с задачей лик­ видации системы ильтизама. Так как Высш Совет юстиции(МесИ81 ий решил возобновить и завершить перепись Valayi AhJcaml Adliye) населения и имущества, начатую еще в 1838 г. и необходимую для ликвидации откупной системы, то местные меджлисы были призваны возглавить дело переписи и руководить всеми действиями, связанны­ ми с определением сушы причитающихся налогов и их сбором.3 Местные меджлисы должны были также контролировать исполнение служебных обязанностей специально назначенных солдат жандармерии и армии и лиц, сопровождавших мухассыля во время сбора налогов .

Они должны были следить за тем, чтобы эти лица не вымогали у насе­ ления денег, а в случае подобных правонарушений - осуществлять на­ казание. Им вменялось в обязанность предварительно определить об­ щ суш у налогов провинции до того момента, пока не будет завер­ ую шена перепись,, и "следить 8а соблюдением справедливости" .

Содержание названного султанского фирмана свидетельствует о стремлении Порты ликвидировать разного рода злоупотребления со стороны властьимущих и учредить постоянные контролирующие органы .

Специальным решением Вгсшего Совета юстиции было предусмотре­ но включение в названные меджлисы более трех представителей немусульман в тех случаях, когда число немусульманских общ в данной ин местности было более двух (т.е. от каждой общины по представителю, помимо митрополита).3 Участие немусульман должно было свидетельст­ вовать о равенстве обеих групп населения перёд законом и обеспечитать в равной мере безопасность их жизни и имущества. На прак­ тике же мусульмане, которые составляли большинство члене? i сов, чаще всего решали все вопросы, оставляя немусулшадам возможность вместе с ними подписывать документы.4 В султанском фирмане, датированным январем 1840 г., 5 было вместе с тем сказано, что местные меджлисы долины были учреждать те самые мухассыли, действия которых контролировали меджлисы. В состав меджлисов, кроме мухассыля и двух его секретарей, вводи­ лись местный судья, муфгай, один армейский офицер, четыре достой­ ных и компетентных представителя от мусульманского населения, а если в этой местности жили райя, то от них - митрополит и два сельских старосты, всего тринадцать человек. Совет, должай был собираться 2-3 раза в недели, свободно обсуждать необходимые во* просы и дела, в том числе связанные с реформами, и решать их в соответствии с государственными установлениями. Решения низших меджлисов сообщались в высшие. Члены меджлисов из населения были выборными. Решад Кайнар опубликовал инструкцию Высшего Совета юс­ тиции о порядке выборов.® Система выборов была несовершенна. Од­ нако и такая система применялась не повсеместно, а лишь в мелких административных единицах (к а за ), в выборах же сацджавских и ви­ лайетеких меджлисов принимала участие лишь администрация. Предсе­ дателем меджлиса назначались старейшие члены. В определенные дни обязаны были председательствовать мюширы,7 специально для этого приезжавшие из столицы ливы, а также ферики.® Стремление центрального правительства пробудить инициативу состоятельных слоев, привлечь их к управлению государством и сде­ лать гарантом в защите прав широкого населения не принесло замет­ ного успеха. Институт местных выборных советов, ках орган, приз­ ванный осуществлять буржуазную законность, был порождением капита­ листических государств. В Османской империи в 40-е-5О*е гг. ИХ в. буржуазный уклад в экономике только складывался, буржуазные институты лишь начинали внедряться Деятелями Танзимата. В общест­ ве продолжала господствовать традиционная идеология и привычные представления. Чиновники всех рангов в большинстве своем по-црожнему считали, что властью можно безнаказанно пользоваться в соб­ ственных интересах, пренебрегая своей обязанностью обеспечить безопасность имущества. Таких же взглядов придерживались и члены вновь созданных местных меджлисов, которые считали, что крестьян нужно притеснять для пользы государства и правящего сословия. Об этом убедительно свидетельствуют не только европейские, но к ту­ рецкие источники.®

- 143 Реформа в системе сбора налогов в первый год ее применения привела к резкому ухудшению финансовоге-положения Порты. Налого­ вые доходы за 1256 г.х. (март 1840— январь 1841) во-время не по­ ступили» чему главной виной бнли злоупотребления провинциальных властей, присваивавших значительную часть собранных сумм. Злоупот ребления привели к тому, что многие крестьяне (как мусульмане, так и христиане) требовали отменить новую систему сбора налогов .

Казна не имела денег для текущих расходов и прибегла к выпуску бумажных денег.** В результате в феврале 1842 г. правительство было вынуждено вернуться к услугам мюльтезимов и снова узаконить практику Ильги­ зами. Высший Совет юстиции сохранил однако за местными меджлисами обязанность контролировать записи в дефтерах, в которых фиксиро­ вались местные приходы и расходы, скреплять их своими печатями и каждый месяц отсылать в казну на проверку.12 Злоупотребления при сборе налогов, а также введение всеобщей воинской повинности были причинами широкого недовольства и много­ численных восстаний населения*1 и вызвали отрицательное отношение к реформам Танзимата, помимо значительной части сановников и чи­ новников, также и беднейших слоев .

Причины затруднений в осуществлении реформы местного управ­ ления, как и в других отраслях государственного устройства, сви­ детельствуют о недостаточной социально-экономической и идеологи­ ческой подготовленности османского общества к восприятию новых буржуазных идей и институтов и объясняют в значительной мере дол­ гий срок, понадобившийся Турции для окончательного вступления на путь капиталистического развития .

ЕМесте с тем чрезвычайно' важ ным является тот факт, что впер­ вые в Османской империи в провинциальном управлении была осущест­ влена идея представительства. В теории местные меджлисы должны были учитывать местные мнения, контролировать чиновников и осуще­ ствлять реформы. Эффективность местных советов варьировалась в зависимости от места и времени, от особенностей их членов и мест­ ных губернаторов. Многие проекты общественных работ были выдвину­ ты и осуществлены при участии местных меджлисов .

1. Ой. рецензию на книгу R.H.Davison, Reform in the Ottoman Empire, 1856-1878, Princeton, 1963. - "B e lle t e n ", A n kara,1964, № 112, a.791; E.Z.K a ra l, Osmanli t a r i h i, c i l t V. A n k ara,1961, s.192 .

2. Cm. E.Z.K a r a l, ук.соч., т.У1. Анкара, 1954. с.203-204; Д.Г.Розен. История Турции, ч.П. СПб.,1872, с.27-28. Перепись осуще

–  –  –

7. Ifonmp - сановник высшей ступени, веэир .

8 Ферик - в армии чин ферика соответствовал дивизионному генера­ .

лу; среди чиновников - самый высший разред из пяти, на кото­ рые делился класс чиновников .

9. CM R.Kaynar,. ук.соч., с.264-272, 275-280 .

Q Там ж с*283« » е IL C m. А.Д.Новичев, История Турции, т.Ш, ч.2. Л., 1973, с.1 2 7 -1 2 8 .

2.R.Kaynar, ук.СОЧ., С.2 8 2 -2 Й .

З.См., напр., там же, с.278-280 .

14. См. R.H.D avison, the Advent o f the P r in c ip le o f R epresentatio n in the Governement o f the Ottoman Empire# - Beginning o f M odernization in the Middle East# Chicago, 1968, p #93-108# К.А.ДУКОВ

–  –  –

Плодотворная разработка средневековой истории Османской им­ перии невозможна без предварительного изучения истории анатолий­ ских бейликов и, в частности, истории Эгейских эмиратов '(бейликов Ментеше, Айдын, Сарухан и Караси).1 Исследование воспросов политической, общественной и экономи­ ческой жизни эмиратов позволяет выделить существенные черты в ис­ торическом развитии Западной Малой Азии и Восточного Средиземно­ морья во второй половине Х - первой половине ХУ в в., определить Ш объективные и субъективные предпосылки создания централизованного турецкого государства, а также выявить некоторые внешне- и внутри­ политические факторы, определившие конкретное течение процесса формирования Османской империи .

-1 5 Монгольское нашествие вызвало значительный приток кочевни­ ков в Милую Авню, что явилось причиной усиления центробежных тен­ денций в общественно-политическом развитии Конийского султаната .

Кочевники рассеялись преимущественно в приграничных районах сул­ таната, где предводители кочевников (беи) получали земли (удин), неся за зто воинскую службу по охране границ государства .

После разгрома сельджукских войск при Кеседаге (1243) уджбеи получили благоприятную возможность освободиться от своих обя­ зательств по отношению к центральной власти и одновременно играть больную роль в политической жизни государства сельджуков. Внутреп няя борьба в Конжйском султанате, развернувшаяся во второй полови не Х в., позволяла кочевым беям получать от государства земельны* Ш владения и высокие титулы и, тем самым, пополнять ряды господствущего класса султаната .

С 60-х годов Х в. кочевники начинают все чаще выступать Ш против монголо-селвджукского правительства. Крупнейшим выступле­ нием было восстание Дкимри, которое приобрело характер широкого народного движения (1277-1278 г г. ). После подавления восстания ильханы ужесточили формы и методы управления Ионийским султана­ том: протекторат был заменен прямым управлением через монгольских чиновников, в Малую Азию периодически посылались карательные вой­ ска, во главе которых нередко находился сам ильхан (например, по­ ход I29I-I292 г г., который возглавил ильхан Гейхату).2 Под удара­ ми монгольских войск кочевники все дальше откатывались к границам Трапезундской империи, армянского Килийского царства и Византии .

Восстановление Византийской империи (1261 г.)пагубно сказа­ лось на судьбе малоазийских византийских провинций. Переброски крупных войсковых контингентов на Запад, увеличение налогового бремени и другие мероприятия династии Палеологов на Востоке при­ вели к народным выступлениям, экономическому истощению восточных провинций и, как следствие этого процесса, к падению обороноспо­ собности византийских провинций Малой Азии.2 Периодические военные походы на Восток (походы деспота Иоан­ на, Андроника П и Алексея Филантропена) имели лишь временные успе­ хи и не могли сдержать усиливавшийся натиск кочевников. Катастро­ фические последствия имела для империи Каталонская кампания (1304 г. ) : наемники разорили восточные провинции, и после их ухода из Малой Азии на бывших византийских территориях окончательно сфор­ мировались турецкие эмираты Ментеше, Айдын, Сарухан и Караси.4 Дальнейшей экспансии турок препятствовали лишь рыцари Ордена

- 146 св. Иоанна, создавшие в первой декаде XU в. свое государство на о-ве Родос, и генуэзцы, в руках которых находждись крупные прибреж­ ные города Адрамиттий, Новая Фокея н Сыхрна, а также о-в Хиос .

Борьба турок с латинянами шла с переменным успехом: госпи­ тальеры нанесли несколько крупных поражений эмиру Менгеше, одаако генуэзпы в 1329 г. окончательно потеряли Смирну, которая перешла в руки сына айдынского эмира Умура Айдыноглу.® К этому времени эгейские эмиры усилились настолько, что перестали признавать над собой власть прежнего сюзерена, гедеюнского бея. Правда, в тече­ ние некоторого времени (вероятно, до 1335 г. ) эмиры выплачивали дань илъханам.® Успехам турок в первой трети Х1У столетия способствовала по­ литическая ситуация, сложившаяся в этот период в Восточном Среди­ земноморье. Среди латинских государств региона царила разобщен­ ность, переходившая порой в открытую вражду. Венецианской респуб­ лике, крупнейшей средиземноморской державе того времени, ценою больших усилий удалось расстроить союз между Каталонским герцог­ ством с центром в Афинах и турками, но турецкие беи нашли себе союзников в лице византийцев. В 1329 г. оформился союз Византин с бейликами Караси, Сарухан и Айдын. Византия, создавая этот союз, преследовала троякую цель, а именно: ослабить политическое и эко­ номическое влияние итальянских республик на Леванте, обезопасить себя от возможных столкновений с Эгейскими эмиратами, а также изо­ лировать Османское государство в Малой Азии.^ Восстановив в 1329 г. суверенитет Византии над Хиосом и Но­ вой Фокеей, император Андроник Шубрал последнюю преграду на пути турецких корсаров, приступивших к систематическим набегам на ост­ ровные владения Венеции. Угроза владениям республики и морским коммуникациям была весьма ощутимой, т.к. турки располагали значи­ тельным флотом. Например, в отдельные годы флот айдынского эмира насчитывал до 300-350 судов .

Для отражения этой угрозы в 1332 г. по настоянию Венеции бы­ ла создана антитурецкая лига, в которую помимо ее организатора, вошли Орден госпитальеров и Византия. В 1334 г. соединенный флот лиги, получившей пополнение за счет новых членов, одержал ряд важ­ ных побед в морских сражениях с турками. Достигнутые лигой успехи, однако, не были закреплены, т.к. после смерти папы Иоанна ХХ вП конце 1334 г. лига распалась.® В создавшейся ситуации Андроник Шрешил восстановить прежние союзнические отношения с эгейскими эмирами. Причиной этого явилось

- 17 10-2 298 также к то, что генуэзды в его время восстановили свой контроль над Новой Фокеей, а также захватили византийский Лесбос. Военнополитический союз императора и его ближайшего советника Иоанна Кантакузина с турецкими «мирами, оформившийся во время ФокейскоЯ войны (1335-1336 г г. ), получил дальнейшее развитие в последутацип годы, турецкие наемники оказали помощь византийским войскам при подавлении восстания в Албании, флот айдынского эмира Умура раз грабил валашский город Килия в устье Дуная и г.п.® Опираясь на поддержку своих турецких союзников, Иоанн Кантакузин одержал по­ беду в борьбе с Палеологами и в 1346 г. был провозглашен импера­ тором Византии .

Усиление деятельности турецкого флота в Эгейском море приво ло к созданию новой лиги латинских государств. На этот раз ре­ зультаты оказались гораздо значительнее, чем десятилетние назад .

В 1344 г. крестоносцы захватили Смирну, в последующие годы нанес ли несколько серьезных поражений туркам, которые после смерти Умура Айдыноглу (1348 г. ) были вынуждены пойти на заключение до­ говора, закрепившего успехи латинян .

Несмотря на то, что венецианцы больше не поддерживали крес­ тоносных проектов, борьбу с турками в 60-е годы продолжил кипр­ ский король Пьер I Дузиньян и настолько успешно, что можно ска­ зать, что после захвата латинянами Смирны турецкой экспансии в бассейне Эгейского моря был положен конец. После падения Смирны между отдельными эмиратами обострились территориальнйе споры, среди членов правящих династий началась борьба за власть. 1 Эгей­ ские эмираты, ослабленные борьбой с латинянами, постепенно втяги­ ваются в сферу влияния Османского государства, которое до этого времени расширяло свои территории за счет приходящей в упадок Византии .

В конце 40-х годов Х1У в. османы, воспользовавшись междо­ усобной борьбой в эмирате Караси, присоединили бейлик к своим владениям и, переправившись через Геллеспонт, захватили в 1354 г .

византийский город Таллиполи, ставший отправной точкой для даль­ нейших завоеваний в Европе. После этого события Эгейские эмираты потеряли свое прежнее значение баз газавата. К османам начинают перемещаться массы воителей за веру (га зи ), оказавшиеся не у дел в Эгейских эмиратах. В это время османы приступают к насильствен­ ным переселениям (сюргюнам) кочевников из Анатолии в Европу, ста­ раясь таким образом избавиться от неспокойных кочевников в недав­ но покоренном эмирате. ^

- 148 Такую хе политику по отношению к кочевниках проводила Порта в других Эгейских жиратах, завоеванных Баязадом I и 1390 г .

Управление захваченными бейликами было передано сыновьим Баязада I и султанским клиентам (кулам), однако значительная часть мест­ ны держателей тимаров (служебных земельных пожалований) сохрани­ х ла свое положение .

Баязад I, проводивший имперскую политику, запретил вывоз из жиратов зерна за пределы империя. Другим мероприятием неких влас­ тей в экономической области было введение ясаков (регламентаций) по добыче и продаже соли в приморских провинциях (сааджвхах) Ос­ манского государства .

Эти нововведения и, повадимому, то, что местные тимариотн (сипахи) были вынуадены постоянно участвовать в военных походах султана, пытающегося объединить под своей властью Анатолию, выз­ вали недовольство среди населения покоренных эмиратов. В битве при Анкаре (28 июля 1402 г. ), завершившейся полнш разгромом ар­ мии османского султана, сипахи нз Эгейоких оандхаков перешли на сторону Тимура, у которого ранее нашли убежище бывшие беи .

В период междуцарствия (I402-I4I3 гг. У власть в Эгейских эмиратах вновь принадлежала беям, которых восстановил в правах завоеватель Анатолии. В этот период западноан&толжйскжв беи игра­ ли значительную роль в политической жизни Османского государства, поддерживая попеременно то одного, то другого султанского оыш к сохраняя при этом свои владения. Влиятельной фигурой среди анато­ лийских беев' стал Дяунейд Измироглу, захвативший власть в Айдынском бейлике .

В 1413 г. османским султаном стал Мехыед I, одержавший побе­ ду над своими братьями. К этому времени Саруханский бейлик был окончательно присоединен к Османскому государству. Вскоре васса­ лом султана стал бей Ментеше .

Потерявший в 1414 г. свои владения Дкунейд заключил cods с Дюзме Мустафой, выступившим против своего брата Махмуда I. Попыт­ ка Мустафы захватить трон окончилась неудачей: в 1416 г. мятежни­ ки были разбиты и нашли убежище в Византии .

В 1402-1415 гг. Западная Анатолия была ареной постоянных боевых действий. Передвижения войск легли тяжелым бременем на пле­ чи крестьянства. Недовольство народных масс сущестдупцим положени­ ем нашло отражение в быстром распространении среди населения Айдынского вилайета еретического учения, проповедником которого высту­ пил мюрид шейха Бедреддина Берклюдже Мустафа. Он проповедовал асиетнзм и социальное z рвлишо8ное равенство. Ему удалось найти мно­ гочисленных сторонников и связаться с хиосским православным духо­ венством. Вскоре власть в Айдынском вилайете перешла в руки Берклвдже Цустафы. Число восставших достигло нескольких тысяч, они дважды разгромили османские войска, но в 1416 г. восстание было жестоко подавлено.16 Из источников известно, что в восстании, наряду с крестьяна­ ми и бродячими дервишами (торлаками), участвовала также некоторая часть местного мусульманского духовенства, ахи и тимариотов, ви­ димо, недовольная централизаторской политикой Порты. После подав­ ления восстания, многие сипахн были высланы из бейликов и получи­ ли тимары на окраинах империи. В частности, сипахи-саруханлу по­ дучили тимарн в санджаке Арванид (в Албании). В самих ж бейликах е тимары были распределены среди султанских н улов.^ В зто время султан пытался укрепить свело власть в Айдыне, поставив санджакбеем Мустафу Айдыногду, надеясь таким образом сбить сепаратист­ ские настроения в бейлике. До зтого времени санджак-беями успели побывать султанские кулы: серб (при Сулеймане I и Мехмеде I ) и болгарин (при Мехмеде I ). 18 После смерти султана Мехмеда I Дюзме Мустафа вновь сделал попытку захватить османский трон. Подчинив себе Вумелию, Мустафа переправился в Малую Азию. Великим везиром Мустафы стал Джунейд, который провел важные реформы в армии, реорганизовав, в частности, таифе яя и мюселлим (корпуса нерегулярной пехоты и конницы).*8 Несмотря на поражение Дюзме Мустафы, Джунейду удалось восста­ новить свою власть в Айдынскоы бейлике. Политическая ситуация в Анатолии была весьма сложной: воспользовавшись борьбой султана Мурада П с Дюзме Мустафой, от османской опеки освободились Ахмед и Лейс Ментешеоглу, подняли голову другие анатолийские беи. Лиш ь в 1424 г. османский султан смог присоединить к своим владениями бейлик Ментеше и часть АДцынского эмирата.28 Перед лицом нависшей угрозы Джунейд пытался заручиться под­ держкой Венеция, которая находилась в состоянии войны с османским султаном (1425-1430 г г. ). В 1424 г. были выработаны условия сог­ лашения, которому, однако, не суждено было воплотиться в жизнь.21 В 829/1425-1426 г. Джунейд сдался в плен османам й был казнен. По­ терпел неудачу и пытавшийся восстановить свою власть в бейлике Ментеше Ахмед-бей. Таким образом, приморские районы Малой Азии пе­ решли в руки османов (лишь в 1451 г. потомкам бывших беев, участ­ вовавших в мятеже караманского бея, удалось на короткий срок за­ хватить власть в эмиратах). Присоединение Эгейских эмиратов к

- 150 Османскому государству стало возможным лишь после ряда военных побед османов, одержанных благодаря султанским янычарам, ж в ре­ зультате ужесточения политики Порты по отношению к местному гос­ подствующему классу. Из завоеванных бейликов высылались местные сипахи, тиыары распределялись среди кулов султана, в беАлики бы­ ли посланы османские субаши и кади. ^ Подводя некоторые итоги исторического развития региона мож ­ но сказать, что в течение Х1У в. Западная Шалая Азия претерпела коренную политическую и демографическую трансфорюцию, на завое­ ванных турками византийских территориях активно происходили про­ цессы исламизации, тюркизации и языковой ассимиляции греческого населения .

После прекращения военной экспансии на Запад в середине Н У в. Эгейские эмираты убыстряющимися темпами втягивались в сферу левантийской торговли, что вело к повышению товарности производ­ ства, к расширению внутреннего рынка .

Означенные процессы уже в конце Х1У столетия привели к соз­ данию объективных и субъективных предпосылок для образования в Анатолии централизованного турецкого государства, сформировавше­ гося на базе Османского бейлика. Как известно, главнейшей опорой Османского государства была тимариотская (военно-ленная) система землевладения. 3 Однако тимариотская система землевладения не яв­ лял юь специфическим османским институтом: к 70-м годам XU в .

она сложилась также и в Эгейских эмиратах.^ Одновременное фор­ мирование тимариотской системы землевладения в эыдратах и Осман­ ском государтсве позволяет говорить о существовании общих законо­ мерностей в историческом развитии региона. К середине XU в. эми­ раты и Османский бейлик в своем общественном развитии достигли этапа раннего феодализма. Отсутствие заметных различий в уровнях их социально-экономического развития заставляет искать причины различных исторических судеб эмиратов и Османского государства в особенностях межгосударственных отношений в Восточном Средиземно­ морье и Малой Азии в Х1У в .

1. Cl.Cahen, Pre-Ottoman Turkey, London, 1968, pp.360-365$ Sp .

Vryonis, The Decline of Medieval Hellenism in Asia Minor and the Process of Island.zation from the eleventh through the fif­ teenth century, Berkeley - Los Angeles - London, 1971, p.VII;

P.Lemerle, L'Emirat d'Aydin, Byzance et l ’Occident. Hecherches sur "La Geste d'Umur Pacha", Paris, 1957, p.10 .

2. E.Werner, Die Geburt einer Grossmacht - die Osmanen (1300-1481 )• • Ein Beitrag zur Genesis der Turkischen Feudalismus,3 Auf1 ч, Berlin, 1978, S.87-90} Cl.Cahen, Op. cit., pp.289-290,293,298 .

- 151 G.G.Anakis, Byzantium's Anatolian provinces in the reign of S chael Palaeologus. - Actee du XIIе Congrts International den udes Byzantines» t.II, Belgrade» 1964» pp.37-44 .

4* P.Wittek, Das Furstentum Mentesche. Studie zur Geschichte Vestkleinaslens im 13-13 Jahrhundert. - Istanbuler MitteilungenH.2 • Istanbul, 1934, S.18-26; P.Lemerle, Op. cit., pp.15Le Deetan d'Umur Pacha. Texte, trad, et notes par I.MdlikoffSayar. - Bibliotheque byzantine. Documents 2. Paris, 1934, p.51| P.Lemerle. Op. cit., p«37 .

6. Al- Umari, 'Mesalik al-absar fivMamalik al-amsar (Voyages dee veirg dans Tea royaumes des diff©rentes contr^es), trad, par Jf.Quatren^re. - Notice et Extraits des manuscrits de la bibliothёque du roi, XIII, Paris, 1838, p.348,370j H. A k m, A y d m ogullari tarihi hakkinda bir araptirma, 2 baski, Ankara, 1968 .

s.27-28. Грецкий историк, однако предполагает, что аидынцы вы­ плачивали дань шиханам вплоть до сер.ХДУ в. Ibid., s.55 .

7. D.Jacoby, Catalans, Turcs et V^netiens en Romanic (1305-1322):

un nouveau tdmoignage de Marino Sanudo Torsello. - Studi medie vali, xv, 1974, pp.247-253j Т.Д.Флоринский, Ю н е славяне,и Ви­ жы зантия во второй четверти Х1У века, вып. первый, - СПб., 1882, с.42-43 .

8. О создании анти-турецкой ЛИГИ CM.: A.E.Laiou, Marino Sa­ nudo Torsello, Byzantium and the Turks: the background to the anti-turkish leage of 1332-1334. - Speculum, 45, 1970, pp.374Т.Д.Флоринский, Op. cit., c.46-49. О походе айдынцев в Чер­ ное море CM.: M.M.Alexandrescu-Dersca., L'expedition d'Umur Beg d'Aydin aux bouches du Danube (1337 ou 1338). Studia et Acta Orientalia, I I, 1959* Bucuresti, I960, pp.3-23 .

10. K.M.Setton, The papacy and the Levant (1204-1571). Vol. I .

Philadelphia (Pa), 1976, pp.190-217. Текст договора опубли­ кован в: Diplomatarium Veneto - Levantinum, sive Acta et Dip­ lomat© res venetas graecas atque levantis illustrantia, pars I, a. 1300-1350, ed. G.M.Thomas. - Venetiis, 1880, NN 168-169»

11. Chroniche di Giovanni, Matteo e Filippo Villani secondo le migliori stampe e corredate di note filologiche e storiche, ed. A.Racheli, vol. II. - Bibliotheca Classica Italiana sec .

XIV, № 21, Trieste, 1857, p.345 .

12. Apik Pa^a-zade, Tevarih-i al-i Osman. Ali nesri, Istanbul, 1332, S.45,49-50 .

13* Ibid., S.65,74; F.Thiriet, R^gestes de deliberations du Senat de Venise concernant la Romanie, t.I (1329-1399)» Paris, 1958, № 768 .

14. P.Wittek, Op. cit., S.87-97 .

15. Ducas. Decline and Fall of Byzantium to the Ottoman Turks. An Annotated Translation of "Historia Turco-Byzantina" by H.J.Magoulias.- Wayne State University Press, Detroit, 1975, pp.118Die altosmanische Chronil} des 'Asikpasazade, auf Grund mehrerer neuendeckter Handschriften von neuem hrsg. von F.Giese, Leip­ zig, 1929, s.81. Подробное описание восстания см. у Дуки: С.К .

Красавина, Византийский историк Дука о восстании Берклвдже Мус­ тафы. - В кн.: Общество и государство на Балканах в Средние века. Межвузовский тематический сб. Калинин, Калининский госу­ дарственный университет, 1980, с.38-43 .

17 H.Inalcik, Hicri 835 tar-lhli Suret-i Defter-i Sancak-1 Arvanid. Metni bir girla lie neereden H.Inalcik, Ankara, 1954, Ш 114, 115, 181; Aplk Рада-zade. Tevarihi al-i Osman, S.91 .

18 Ducas, pp.104-106, 111, 118-119, 155-157 .

Pie Fruhosmaniachen Jahrbucher dee Urudach. Nach den Handschiften zu Oxford und Cambridge eratmal herausgegeben und eingeleitet von F.Babinger, Hannover, 1925, S.46. 112; Xpсейн. Беда* и ул-Века’ и (Удивительные события). Иад. текс­ та, введ. и общ. рад. А. С. Тверитиновой. Аннотированное оглав­ ление и указатели Ю.А.Петросяна, ч.1. - Памятники литератур»

народов Востока, Х1У М., 1961, л.159а .

20 HeeriA Mehmed. Kitab-i Cihan-Numa. Hazirlayanlar: F.R.Unat, M.A.Koymen, с.П, Ankara, 1957, S.582-586 .

21 C.H.Sathas, Documents inAdits relatifs A l'Mstoire de la Grece au moyen age* aerie I. Documents tirAs des archives de Venise (1400-1500) t.I, Paris, 1880, pp.166-174 .

22, Neeri, S.586, 684-686; P.Wittek, Op. cit., S.105^106 .

MjC.Mstep, К вопросу о происхождении тимара. - В кн.; Формы феодальной земельной собственности и владения на Ближнем и Среднем Востоке. Бартольдовские чтения 1975 г. М., 1979, с. ПО .

24 К.А.Жуков, Проблема происхождения тимара в современной исто­ риографии. - Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. ХУ1 годичная научная сессия ЛО И АН СССР .

В М., 1982, с.80-81 .

–  –  –

ДОГОВОР ЗАЙ А П ТАШУТСКОМГ ПРАВУ

МО Договор займа - односторонний договор. Обязанной стороной является только заевдик. Заимодавец требует от заемщика возврата долга без процентов или с процентами, но никакой обязанности на нем самом не лежит .

Тангутское право различало заем беспроцентный и заем под проценты (р ост). Заем без процентов был возможен только у част­ ного лица, заем под проценты как у частного лица, так и государя (казны). При беспроцентном займе в случае несостоятельности долж­ ника государство принимало меры к взысканию долга. По жалобе кре­ дитора должника доставляли в присутственное место, где ему предъ­ являлось требование долг уплатить, а в наказание за несоблюдение взятого на себя обязательства неплательщик, если это был чинов­ ник, имеющий ранг, платил штраф (пять связок монет или одна ло­ шадь в зависимости от того, превышала сумма долга 10 связок монет

- 153 ели н ет), а простой человек наказывался соответственно 10 еле 13 ударами палкой. Если и после этого должник долга не платил, влас­ ти назначали ему 2-3-х дневный срок, "в течение которого он дол­ жен был изыскать способ отдать долг или выделить кого-то для его отработки". Если и на этот раз должник не платил, администратор должен был установить, "какое количество ударов палкой в зависи­ мости от сушы долга должен получить" должник. / I, гл.Ш, с.416а/. Дальнейший порядок взыскания долга при беспроцентном займе законом не определялся. Но в любом случае кредитор не имел права силой забирать имущество должника в счет уплаты долга. Если он поступал так, он получал такое же наказание, как должник за не­ уплату долга, а все ввягое у должника обязан был вернуть. / I, гл.Ш, с.42а/ .

Следует еще отметить, что в статьях гангутского кодекса, ха­ рактеризующих беспроцентный договор займа, нигде не упоминается, что для возвращения долга устанавливался какой-либо срок .

При договоре о займе под проценты, процент устанавливался "с добровольного согласия сторон" и сумма роста "могла быть ус­ тановлена любой в пределах достижения равенства" сушы долга и суммы роста (процента). /I, гл.Ш, с.43б-44а/. Однако, по крайней мере, на заем деньгами и зерном закон оговаривает величину роста .

При займе деньгами процент должен был исчисляться "из расчета с одной связки (1000) монет, начиная от 5 монет и ниже, а с одного нджиа зерна, начиная от одного цджиа и ниже”. / I, гл.Ш, с.42а/ .

Закон снова не оговаривает срок возвращения долга. Он исходит из того, что договор о займе признается недействительным, как толь­ ко суша долга и сумма процентов на него сравняются. Для займа зерном очевидно существовал естественный срок - осень, время сбо­ ра нового урожая. Низкий процент при займе деньгами без установ­ ления срока возврата долга остаемся непонятным. При проценте в 5 монет с 1000, если этот процент исчислялся по 5 монет в день, для уплаты долга требовалось 200 дней, а если рост исчислялся по 5 монет в месяц - почти I? лет, что было нереально. Очевидно, что без обнаружения реальных договоров займа денег под проценты с соблюдением указанного закона, решить этот вопрос невозможно иначе, как признав, что рост в 0,5$ при займе деньгами назначал­ ся в день или какой-то иной непродолжительный срок .

При займе под проценты требовалось, чтобы в оформлении дого­ вора займа участвовали два лица, обеспечивающие интересы как кре­ дитора, так и заемщика - посредник и поручитель. Без их участия договор о займе не мог быть заключен и гем самым они обеспечивали интересы заемщика. Но поскольку они обязаны были уплатой дол­ га в случае неплатежеспособности заемщиков, они обеспечивали тем самым и интересы кредитора .

Судя по "Новш законам”, если заемщик не возвращал долга и скрывался, первое, что предлагалось сделать посреднику, это разы­ скать его. Для этого в зависимости от предполагаемого местонахож­ дения должника посреднику давалось три срока для его розыска, но какие точно, закон не оговаривает. /2, гл.Ш, с.51-52/. Бели по­ средник должника не изловил, или если, даже будучи пойманным, должник был не в состоянии уплатить долг, уплатить за него долг был обязан посредник. Если и посредник не мог заплатить, то жена, дочь или наложница должника, а если у него таковых не было, то по­ средники должны были быть отправлены к кредитору для отработки долга. Когда же ни у должника, ни у посредника не было членов семьи, которые в соответствии с законом могли бы быть посланы на отработку долга, наступала очередь поручителя или платить, или посылать члена своей семьи для отработки долга того человека, за которого он поручился, правда, при одном условии, если он поруча­ ясь за заемщика, имел корысть, например, получил от него угоще­ ние. И вот только тогда, когда ни члены семьи заемщика, ни пос­ редник и члены его семьи, ни поручитель не платили или не отра­ батывали долга, заемщик лично сам отправлялся к кредитору на от­ работку долга. Закон устанавливал стоимость рабочего дня при от­ работке долга: для взрослого мужчины в 70 монет, взрослой ж и­ енщ ны или мужчины-подростка в 50 монет, девочки-подростка в 30 мо­ нет. Работа прекращалась, как только был отработан долг и рост на него, равный суше этого долга. Бели за заещика расплачивались посредник или поручитель, то он обязан был возместить все их рас­ ходы, но на льготных условиях, как сказано в кодексе, тогда,"ког­ да он будет в состоянии это сделать". / I, гл.Ш, с.22а-22б, 42а-43а, 43а, гл.УП, с.7а-8а/ .

Очень важно отметить следующее: ограничение роста сушой займа, отсутствие законной возможности взять в долг проценты под новые проценты и установление твердой стоимости рабочего дня при отработке долга, допущение такой отработки только до того момен­ та, когда долг и проценты на него сравняются по величине, нормы права, фундаментальные в своей основе, регулировавшие договор займа, имели своим следствием то важное обстоятельство, что Дальний Восток, по крайней мере, до монгольского нашествия, не знал долгового рабства. Работа на хозяина, в том числе и по най­ му, создавала некоторые особые отношения между хозяине»* и рабо­

- 155 тающим. Работающий на хозяина, если он оскорблял хозяина или на­ носил ему побои и т.п., нес более суровую ответственность, чем любой другой простой посторонний человек за аналогичное преступ­ ление. Соответственно и хозяин получал более легкое наказание, если он побил своего работника. Но этим дело и ограничивалось .

Более того, как мы видели, в соответствии с законом, должник,как правило, глава семьи, отправлялся на отработку долга последним .

Чиновники, имевшие высокие ранги, родственники императора и члены их семей, вообще не могли быть отправлены для отработки долга, за­ кон при этом исходил из того, что они "не могут быть уравнены с простым народом". /2, гл.Ш, с.49-50/ .

Несколько статей кодекса формулировали те или иные требова­ ния к оформлению договора займа. И документ должен был включать в свой текст имя посредника сторон при заключении договора займа, обязательное указание того, кто брал заем. За внесение в текст документа после его составления каких-либо изменений, виновные штрафовались. В соответствии с законом объект займа должен был быть передан только тему лицу, имя которого было указано в доку­ менте. Передача объекта займа другому лицу была наказуема. Кате­ горически запрещалось упоминать в документе любое лицо, которое не присутствовало при его составлении. Внесение в текст докумен­ та имени человека, не присутствовавшего при его составлении, ка­ ралось законом. Документ удостоверялся свидетелями. Свидетелями могли быть "домашние люди”, слуги и даже лично несвободные люди, пхинга или нини, принадлежащие данной семье. Свидетели не несли материальной ответственности при несостоятельности заемщика, они давали показания о заключенном договоре в случае возникновения конфликта. Закон указывает, что при возникновении спора сторон, свидетели должны были быть разысканы и допрошены. Закон преду­ преждал их о грозящем наказании за ложные показания. / I, гл.Ш, с.43б-46а/ .

Mi уже упоминали, что заем мог взять прежде всего только глава семьи. Младшие члены семьи относились к числу лиц, "не имевших права" делать долги. Бели кто-то из младших членов семьи брал в долг и потом не расплачивался, то глава семьи в начале мог не платить этого долга, а "отдать долг был обязан сам долж­ ник". Тем не менее, если дело принимало крутой оборот, то даже если глава семьи не знал о займе и не имел от этого займа ника­ кой пользы, он обязан был уплатить долг, в противном случае его привлекали к ответственности за неуплату долга./ I, гл.Ш, с.456а/ .

- 156 - Люди, находившиеся в собственности других лвдвй, могли заклю­ чать договор займа, но только с разрешения своего хозяина, Беж долг был сделан без ведома хозяина, последний не отвечал за его уплату, но подлежал штрафу за плохой надзор за своими людьми .

Закон запрещал дать что-либо в долг должностному лицу, офор­ мить договор займа, а затем кредитору отказаться от основной сум­ мы долга и процентов, рассматривая такие действия как взятку./I, гл.Ш, с.44а-44б/ .

Как м уже упоминали выше, кредитором могла выступать и каз­ ы на., На заем у государя (государства) требовалось подать прошение на высочайшее имя и получить императорский цриказ на выдачу займа .

Должностным лицам, состоявшем при казенном имуществе, самовольно одалживать его запрещалось. Чиновник-кредитор,.павш в долг чтоий то из казенного имущества, и заемщик, если он знал,что одалживает казенное имущество без императорского приказа, подучали по шесть месяцев каторжных работ. / I, гл.ХУП, с.26а/ .

Таким образом, договор займа по тангутскому праву в целом оформлялся на тех же условиях, что и по праву китайскому - и там и тут действовал один фундаментальный принцип оформления займа:

рост (проценты) не должен был превышать капитала (суммы займа) .

Соответственно, ни тангутское, ни китайское право не знали долго­ вого рабства. Известной особенностью тангутского права в отноше­ нии договоров займа была более значимая роль посредника, который первый привлекался к удовлетворению кредитора в случае несостоя­ тельности должника. Ответственность посредника и поручителя вооб­ щ была чрезвычайно высока. Тот факт, что они привлекались к от­ е работке долга ранее самого должника, свидетельствует о большой значимости ручательства за кого-либо и ответственности sa него .

Теоретически, возможно, это было связано с получившим особенно большое распространение в современном Си Ся сунсксм Китае инсти­ тута "баочжэн" - рекомендации, поручительства и покровительства при выдвижении на службу .

1. Измененный и заново утвержденный кодекс/девиза царствования/ Небесное процветание (II4 9 -II6 9 г г. ), Тангутский фонд ЛО ИВАН, Танг 55 .

2. Новые законы. Тангутский фонд ЛО ИВАН, Танг 56-57 .

–  –  –

Период Токутава (1603-1867) в истории Японии ознаменовался бурный расцветом философии, возникновением множества школ различ­ ного толка (большинство ив которых сформировалось в русле конфу­ цианское доктрины). Время выдвинуло таких видных мыслителей как Кайбара Эккэн, Иго Дзннсай и др. Общие тенденции развития духов­ ной кивни эпохи, творчество отдельных ученых получили широкое ос­ вещение в японоведческой науке. Рачительно меньше внимания было уделено политической мысли, без понимания которой нельзя получить полное представление о культуре средневекового японского общест­ ва .

В этом отношении интересны взгляды одного из наиболее обра­ зованных людей своего времени, филолога, историка, теоретика му­ зыкального искусства, экономиста, основателя "школы древнего кон­ фуцианства” когакуха - Ого Сорай (1666-1728). № обратимся к двум политическим трактатам, написанным по заказу сёгунского правитель­ ства - трактатам "Тайхэйсаку" (Политика умиротворения) и "Сэйдан" (Беседы о политике). В них ученый изложил свою теорию управления, предложил конкретные мероприятия, направленные на усовершенство­ вание государственной машины, и разработал рекомендации в области экономики, законодательства, политики .

В этой'теории государственного управления одно из ключевых мест занимает понятие сэйдо (система управления). Помимо того, что сэйдо - один из основных терминов в политической доктрине Ого Сорай, на примере его определения можно проиллюстрировать особен­ ности Философского мышления ученого. "Сэйдо - /это7 законы и пра­ вила". В то же время, в тексте часто встречается сложный термин "рэй-гаку-сэйдо" (нормы ритуала-музыка-система управления); мысли­ тель употребляет его, когда рассуждает в общефилософском контекс­ те. Это позволяет сказать, что Ого Сорай подразумевает под систе­ мой управления не только чисто политические элементы, но и мораль­ но-этические, тем более, что иногда он прямо говорит о сэйдо норм ритуала и музыки .

Раскрывая понятие сэйдо, он пишет: "/То, что именуется сэйдо?, было установлено во времена правления древних совершенномудрых;

/эго7 тончайшее искусство, /которое состоит в том, чтобы7 при по­ мощи сэйдо установить разграничения между верхами и низами, по­

- 158 давить роскошь к привести к процветанию мира^".6 "/То, что имену­ ется/ истинна* сзйдо, является зерцалом древности, заботится о бу­ дущем, и, говоря одним словом, /стремите^7 к вечному мирному про­ цветанию общества".4 "Сзйдо, как говорилось миме, /зто то, что/ стоит на страхе /принципа/ экономии среди верков и низов и /то, что ставит своей цель®/ искоренение роскоши, и нет ничего, прево­ сходящего /это/". Итак, сзйдо создана древними совервенномудрнп правителями для достижения гармонии в обществе, зто идеал управ­ ления, к которому надлежит стремиться и который не исчерпывается только политическими формами, но содержит в себе и нормы ритуала, и музыку. "Однако хоть и единожды была сотворена /систем^ "рейгаку-сэйдо" /нормы ригуала-чузыуа-система управлений, но спустя сотни лет, несмотря на /то, что этр/ творение совераенноцудрых,в ней обязательно возникнут пороки, и из-за них мир /придет в сос­ тояние/ смуты”. 6 Таким образом, эта идеальная система содержит в себе предпосылки собственного отрицания. Современное 0л Copal общество как раз характеризуется тем, что "в нняашни* век во всех областях нет сзйдо, и мир таков, что и верхи, и низы действуют, /сообразуясь лиш^7 с собственными устремлениями"? Анализируя кон­ кретные исторические причины "упадка" общества, мыслитель приходит к выводу: "Обдумывая нынешнее положение вещей, /видим, что/ мил­ лионы болезней сводятся не к чему иному, как к /тому, чтр/ вое лю­ ди /сосредоточен^/ в городах, все живут как в гостинице. При такой жизни они не могут начать ни единого дня, не сделав шиогпок, а по­ сему стали высоко цениться деньги".6 Это привело в свою очередь к обеднению самурайства, вынужденного продавать свои рисовые пайки, дабы иметь деньги, необходимые для городской жизни. На первый план выдвинулись горожане, торговцы и купцы. Обычный ход вецвй варушлся: началось бегство крестьян из деревни, укрепилась практика по­ денной работы, расцвела преступность, повсюду царил произвол, взя­ точничество стало нормой. Администрация "выполняла свои обязаннос­ ти спустя рукава", заботясь лишь о том, чтобы не допустить оплош­ ности. Способные люди в управленческом аппарате стали редкостью, их выдвижению из низов мешала система наследственности. Короче го­ воря, "горожане процветают, мир постепенно приходит в упадок, це­ ны растут, самурайство беднеет, нынешнее положение /таково, чтд/ хуже некуда”. 6 Это и есть "смута", пришедшая на смену порядку. По­ скольку все несчастья происходят из-за отсутствия истинно верной сзйдо, мир надо переделать. Возникла необходимость "перестройки сзйдо" для того, чтобы привести ее в соответствие с идеалом. В чем же состоит конкретное содержание "перестройки", реорганиза­ ции общества?

-1 То, что называется перестройкой сэйдо, /состоит7 в установ­ лении колодезной системы совершенномудрых. Глупые конфуцианские мужи полагают, /что есдщ7 говорится о колодезной системе, то надо лишь разделить землю /так, к а к / расчерчивают доеду для игры в го .

Но колодезная система - искусство, /состоящее в том,чтобу7 народ прикрепить к земле, и используя законы сельской общины, усилить чувство долга народа и исправить нравы".^ Прикрепление крестьян к земле в свою очередь повлечет за собой необходимость для даймё переехать в свои поместья, отказавшись от городской жизни. За этим последует сокращение объема покупок, что подорвет позиции могущественного торгового сословия. Реорганизация методов управ­ ления диктует запрет на свободу передвижения, введение таможенных застав по всей стране, осуществление строгого контроля за числен­ ностью населения .

"Перестройка” состоит и в "исправлении нравов". Эту цель нельвя достичь путем насилия. Необходимо в первую очередь соблю­ дать нормы ритуала, например, надо ввести соответствие между по­ ложением человека в общества и его одеждой,убранством и т.д. Та­ ким образом, Ого Сорай ратует за соблюдение регламентации жизни на различных ступеньках иерархической лестницы, восстановление "древней гармонии" в устройстве государства .

Ога Сорай предлагает большое количество конкретных мер в об­ ласти экономики, администрации, он затрагивает вопросы образова­ ния, деятельность монастырей, систему кредята, государственных за­ купок и многие другие. М ж ограничились изложением наиболее обые щ с задач переделки общества. Будучи трезвым политиком, мыслитель ш ясно понимал, что процесс преобразования мира будет долог. Как объясняет ученый, у людей с течением времени выработались опреде­ ленные, устоявшиеся привычки, преодолеть которые сразу довольно трудно. Однако, Огю Сорай уверен в своей правоте и считает, что выдвинутые нм требования достижимы и приведут к установлению госу­ дарственного управления, соответствующего выдвинутому ученым идеалу .

Развитие японского общества эпохи Токугава, по словам амери­ канского исследователя Дж.В.Холла, являло собой "симбиоз двух противоречивых тенденций: феодализации и централизации власти".11 Время жизни Огю Сорай приходится на переломный этап в истории Японии, коцца верх начала одерживать вторая тенденция, стремясь подавить феодальное начало. Огю Сорай, критикуя происходившие в обществе изменения, призывал к гармонии. Выступая в рамках конфуцианской доктрины, он соотносил понятие идеала с глубокой древ­ ностью Китая, структуру общества которого он поншал как ранне­ феодальное образование. Поэтому совершенно естественно отреше­ ние Огю Сорай поддержать феодальный порядок. Что хе касается тен­ денции централизации власти, то мыслитель всегда очень осторожно формулирует свою точку зрения по этому вопросу, что вполне разум­ но, так как он и не помышлял выступить против существующего режи­ ма власти сёгуна. К трму же, свои политические сочинения он напи­ сал по заказу правительства. Однако есть некоторые основания по­ лагать, что Огю Сорай в како&-го степени связывал "упадок общест­ ве? с объединением страны Токугава Иаясу. Правда свою мысль он вы ­ ражает весьма уклончиво:.мир был восстановлен при помощи во­ енной силы, и поскольку древность отделена от /Бтогд7 периода большим отрезком времени, то было трудно учредить сэйдо древнос­ ти".12 Итак, понимая борьбу двух противоречивых тенденций в общест­ ве, Огю Сорай выступает в защиту феодального порядка, считая воз­ мож ным восстановление феодального института власти. Хочется отме­ тить, что это несколько расходится со словами мыслителя, когда он, размышляя о "движении мира", говорит о том, что историю не­ возможно повернуть вспять. ^ В этом проявляется противоречивость между политическими и философскими принципами мышления Огю Сорай.1 0

1. Переводы сделаны по тексту "Ого Сорай", сер."Пихон сисо тайкэй" (Японская мысль), 36, с.З П .

2. В понимании Ого Сорай понятие "мир" (сэкай) синонимично поня­ тию "общество" .

3. Там же, с.З П .

4. Там же, с.312 .

5. Там же, с.339 .

6. Там же, с.459 .

7. Там же, с.З П .

8. Там же, с.475 .

9. Там же, с.296 .

10. Там же, с.479 .

11. H a ll J.W. "Tanuma O kitsugu. Forerunner o f Modern Japan", Cambridge, 1955, p.4 »

12. "Ого Сорай", сер."Итон сисо тайкэй"(Японская мысль), 36, с.ЗП .

13. Там же, с.273 .

–  –  –

УЧЕН Е М ТО РИ НОИШ

И ОО АГА О "ДРЕВНЕМ БУШ"

В 1960-70-х гг. в Японии наблюдался так называешй буи "Нихондзин рон" (Теорий о японцах) и "Нихон бунка рон" (Теорий о японской культуре). О выражался в том, что на страницах газет, н журналов, научных изданий появлялись многочисленные статьи, цель которых состояла в том, чтобы выявить "сущность всего японского":

специфику японской культуры, образа жизни, поведения и характера японцев. В качестве таких "специфически японских черт" сторонни­ ки этих теорий выдвигали иррациональность, интуитивизм японского мышления в противоположность рационалистическому и логическому мыш лению западного человека, гармоничность и бесконфликтность японского общества в отличие от общества Запада, где существует борьба классов .

Подобное стремление к акцентированию и превознесению всего "специфически японского" имеет давние традиции в истории общест­ венной мысли Японии. В первую очередь оно связано с деятельностью представителей "школы национальной науки". Эта школа возникла в первой половине Х Ш в. как реакция на неоконфуцианство, являвше­ У еся официальной идеологией сёгуната Токугава, и была выражением зарождавшегося в Японии стремления освободиться от культурного влиятг Китая. Представители школы поставили своей задачей выя­ вить политические, религиозные и культурные особенности Японии, показать их уникальность и обосновать превосходство страны над Китаем .

Материал для своих идей ученые школы черпали из произведений древнеяпонской литературы. Так, глава школы Мотоори Норинага (I730-I80I) придавал особенно большое значение "Кодзики" (Лето­ пись о делах древности, У в. ), полагая, что это сочинение пол­ Ш ностью свободно от китайского влияния. По мнению Норинага, син­ тоистские м ы "Кодзики" подлинно отображали тот образ жизни, ко­ иф торый якобы существовал в Японии в глубокой древности, до заимст­ вования китайской культуры, и который он рассматривал как идеаль­ ный. Отскща его учение получило название учения о "Древнем пути" .

Первое положение учения Норинага гласило, что Япония, как сказано в "Кодзики”, является родиной богини солнца Аматэрасу, поэтому она, а не Китай - главная страна в мире, и все прочие го­ сударства должны уважать ее как вассалы.2

- 162 Согласно учению о "Древнем цуги”, богиня Аматэрасу цровозгласила божественный эдикт, в котором повелела своему внуку Ниииги-но мико то править Японией во веки веков, родословная япон­ ских императоров никогда не прерывалась, и. ныне царствующий импе­ ратор является прямым божественным потомком Аматэрасу. В этом, подчеркивал Норинага, заключается второе основное отличие Японии от Китая, щ е одна династия нецрернвно сменяла другую, это же го­ ворит о превосходстве Японии над Китаем. Японский император, бу­ дучи потомком Аматэрасу, должен почитаться как бог .

Сама по себе идея превосходства Японии над Оттаем и почита­ ния императора была не нова для Атонии Д в. Однако до Норинага УШ ее отстаивали главным образом ученые, стоявшие на позициях конфу­ цианско-синтоистского синкретизма. Так, Агата Соко считал, что Атония стоит вы е Китая, поскольку превосходит его по таким доб­ ш родетелям как мудрость, гуманность и стойкость духа. Ямадзаки Ансай утверждал, что император достоин почитания, поскольку он является воплощением неба н человека в едином целом, а Такэуги Сикибу хотя и признавал, что право императора на власть гаранти­ руется его божественным происхождением, но практическое применение этого нрава, по его мнению, зависит от того, насколько император станет добродетельным в процессе самосовершенствования.^ В отли­ чие от них Мотоори Норинага основывался на абсолютной вере в син­ тоистские м ы "Кодзики". Император у него почитаем исключительно иф в силу своего происхождения, он стоит вне всяких понятий о добро­ детели, его личные нравственные качества не имеют никакого значеНИЯ« Рассматривая далее вопросы мироустройства, Норинага утверж­ дал, что все в мире было создано и происходит в настоящее время по замыслу синтоистских богов. Поскольку среди богов есть хорошие и плохие, то добро и зло в мире существуют вперемежку. Действи­ тельность многообразна и таинственна, в то время как человеческий ум, по мнению Норинага, ограничен, он не в состоянии понять таин­ ственную действительность. Всякие попытки объяснить мир при помо­ щ теорий о женском и мужском началах природы инь-ян, пяти перво­ и элементах, восьми триграш "Идейна" Норинага отвергал как "оши­ бочные теории конфуцианцев, догадки человеческого ума" .

Утверждение ограниченности интеллектуальных возможностей че­ ловека связано с общими представлениями Норинага о человеке, ко­ торого он рассматривал как существо эмоциональное по своей приро­ де. Подлинная сущность человека, по мнению Норинага, раскрывается в чувствах и переживаниях, а не в рассуждениях и действиях. Цужественность, модальная стойкость, столь чтимые конфуцианцами, яв­ ляются лш ь внешней оболочкой, которой японцы вынуждены прнкрнваться, общаясь друг с другом, под влиянием китайских обычаев,6 Ив представления об эмоциональной природе человека следовало утверждение его способности познавать мир чувствами, то есть пу­ тем эмоционального отклика на внутренние эмоциональную сущность других живых существ, предметов и явлений. Согласно взглядам Норинага, любой предмет, явление, существо имеет свое "сердце” (кокоро) или, другими словами, внутреннюю эмоциональную сущность (аварэ). При погнании "аварэ", или "кокоро”, у других предметов, явлений, существ в сердце человека возникают аналогичные эмоции, также именуемые "аварэ”. Это составило сущность теории "познания моно-но аварэ", которую Норинага разработал на основе исследова­ ния японской классической литературы 1Х-ХП вв .

Такое "чувствующее сердце" стало трактоваться Норинага как специфическая черта, якобы искони присущая японскому национально­ му характеру, впоследствии испорченному и оскверненному учениями о нравственном самосовершенствовании. По мнению Норинага, в про­ тивоположность моральному ригоризму неоконфуцианства, устанавли­ вавшего нормативность проявления чувств, "чувствующее сердце” предполагало естественное выражение простых человеческих чувств Норинага считал, что нельзя осуждать человека за то, что он стре­ мится "есть вкусную пищу, носить теплую одежду, жить в хорошем доме", что он любуется красотой природы и грустит по поводу смер­ ти близких. ЕМесте с тем как аналогично естественное, данное чело­ веку от природы чувство Норинага рассматривал почитание и любовь по отношению к небесным богам и императору .

Именно наличие "чувствующего сердца" обеспечивало, по мнению мыслителя, "спокойную и радостную" жизнь японского общества в древности, поскольку в то время "император рассматривал сердце небесных богов как свое собственное сердце, а народ воспринимал сердце императора как свое сердце”. 7 Другими словами, принцип поз­ нания "моно-но аварэ", или "моно-но кокоро", распространялся на область социально-политических отношений. Эмоциональным путем до­ стигалось единство небесных богов (ками), императора и народа .

Во второй половине Х Ш в., когда формировались эти взгляды У Мотоори Норинага, резко возросло число крестьянских выступлений .

Учение Норинага представляло, таким образом, попытку создания теории добровольного подчинения "стоящих внизу""стоящим наверху" .

Однако ученый считал, что это добровольное подчинение возможно лишь при благожелательном отношении "стоящих наверху" к "стоящим внизу". Так, он писал: "Подобно тому, как милосердная богиня АматРЛ тэрасу милостдиво проливает на всех лвдей солнечные овег, также и стоящие наверху должны быть милосердны но отношении к отоящим„ внизу. Только когда стоящие наверху милосердны и проявляют заботу о народе, народ, почувствовав это, будет подчинятьсяИскренне". 8 В целом следует сказать, что и в основе утверждений Норинага о превосходстве Японии и почитании императора, проистекавших из веры в синтоистские мифы, и в основе его концепции сущности чело­ века и теории добровольного подчинения народа правителю лежит принцип эмоциональности, утверждение примата чувств над разумом .

Идеи эйоционажного единства богов, императора и народа, бо­ жественности и вечности императорской власти и превосходства Япо­ нии над другими странами стали одной из м д м т составных частей концепции "кокугай" (букв.: тело страны), которая была основопо­ лагающей в Японии в период идеологической подготовки Мзйдзи воин, в процессе формирования национального самосознания и становления буржуазного государства. Концепция "кокутай" разрабатывалась пред ставит елями различных направлений общественной мысли Японии, начи ная с конца Ш1 в. Причем, если школы М го, Кимон, использовавшие и для ее обоснования неоконфуцианскую аргументацию, имели привержен цев главным образом в самурайской среде и именно из их рядов вы ­ ш ли лидеры Мэйдзи исин, то учение "школы национальной науки" ветре чало поддержку со стороны купцов, ремесленников, зажиточного кре­ стьянства. Этим слоям, лишенным при сёгунате Токугава всяких поли тических прав, импонировала идея добровольного подчинения народа императору. Учение школы, основанное на вере в синтоистские ми$ы, легко находило путь к сердцам простых людей, связанных в своей повседневной жизни со многими синтоистскими обрядами. Характерно, что в качестве одного из средств распространения своего учения представители школы считали стихи, которые, как известно, облага­ ю способностью сильного эмоционального воздействия .

т Учение "школы национальной науки" наряду с синтоистской ми­ фологией активно использовалось для националистической пропаганды в 1930-40-е годы. В школах изучались миф "Кодзики" и комментарии ы к ним Мотоори Норинага. На первой странице учебников по родному языку в средней школе помещалось стихотворение Норинага "Сикисима-но ута", которое, по свидетельству самих японцев, усваивалось ими буквально с молоком матери .

Вели спросишь:

В чем душа Островов Японии?

В аромате горных вишен На заре.® 1 1 -3 298

- 165 Стихотворение написано в форме классической танка. В нем исюльзован образ цветшей виш - символ всего японского. Кроме ни гого, слова "душа островов Японии" (Сикисима— Яматогокоро) вы­ но ражены в терминах древнеяпонского языка, заимствованных из "Кодзики" и "Гэндзимоногатари", что воспринималось как выражение "ис­ конно японского национального духа” .

Неслучайно, что в период бума "Нихондзин рон" 1960-70-х гг .

усилился интерес к идеям "школы национальной науки". Сочинения Мотоори Норинага неоднократно издавались, появилось много научноисследовательской литературы, посвященной изучению его взглядов .

При этом Норинага превозносится как мыслитель, который выявил и воспел "исконно японский национальный дух", такие "извечные" чер­ ты японского мышления и образа жизни как интуитивность, эмоцио­ нальность, гармония. Профессор Токийского университета Сакара Тоору в предисловии к своей книге о Норинага объясняет интерес со­ временных японцев к этому мыслителю Х Ш в.

следующим образом:

У "Идеи Мотоори Норинага служат нам важной путеводной нитью для понимания того, что представляем собой мы, современные японцы .

Они помогают нам понять, что внутри нас таит возможности дальней­ шего развития, а что нам нужно преодолеть".10 В современной Японии теории о божественном происхождении страны и императорской власти утратили свое былое значение. Одна­ ко стремление цредставить японские национальные особенности как неизменные, не подвластные истории принципы, влечет за собой раз­ витие идей национальной исключительности и превосходства, что все­ гда тесно связано с национализмом. Внесте с тем выявление культур­ ных, исторических, психологических особенностей нации способству­ ет более глубокому пониманию своеобразия социально-политического процесса развития страны .

1. Минами Хироси, Нихондзин рон кара мига "нихондзин" ("Японцы" с точки зрения теорий о японцах;, "Вунгэй сюндзю", Токио, 1972, т.50, * Ю; Дои Такэо, "Амаэ"-но кодзо (Структура "амаэ"), То­ кио, 1974: Кавамура Нодзому, Гэндай Нихон идеороги хихан. "Ни­ хон бунка" рон оёби "Нихон дзин" рон-о тюсин-ни (Критика совре­ менной японской идеологии. О теориях "Нихон бунка рон" и "Нихон­ дзин рон").Шбуцурон", Токио, 1975, № 4 .

2. Мотоори Норинага, Тамакусигэ (Драгоценная шкатулка для гребней), "Нихон котэн бунгаку гайкэй" (Серия книг по классической лите­ ратуре Японии), Токио, 1966, т.97, с.324 .

3. Там же .

–  –  –

ТУНИССКАЯ ВЕРСИЯ ЛЕГЕНДЫ О СЕЖ С Я И ОТРОКАХ

ПЩХ

ЭФ ЕССКИХ

Предваряя свое издание сирийской версии легенды о сени спя­ щих отроках Эфесских, ненецкий ученый А.Альгайер писал, что в от­ личие от авторских сочинений, как бы оберегаемых иненен автора и сохранявших поэтому неизменный вид, аллографы с самого начала рас­ сматривались как всеобщее достояние. Каждая провинция и каждое по­ коление считали себя вправе облечь свои собственные впечатления в соответствующую форму. Так, по словам Альгайера, возникали десят­ ки разновидностей одного сюжета, из которых каждая претендовала на особую историческую ценность.* История легенды о семи спящих и, в частности ее тунисская версия, может служить прекрасной иллюст­ рацией этого мнения .

В известном труде А.Е.Крымского, посвященном легенде о семи спящих отроках Эфесских, собраны арабоязычные средневековые версии этой легенды как в форме законченных повествований, так и в виде кратких, иногда отрывочных, сведений. 3 В этой сводке не упоминает­ ся тунисская версия,3 из чеге можно заключить, что такой сюжет в средневековых литературах Северной Африки не зафиксирован. Однако, сказание о семи спящих известно сегодня жителям ю ны районов Ту­ жх ниса, и с их слов неоднократно пересказывалось, в печати.4 Во время пребывания в Тунисе в 1976-77 гг. нам удалось познакомиться с эти­ ми материалами, которые и дали возможность поместить здесь неболь­ ш сообщение .

ое Легенда о семи спящих отроках Эфесских восходит к дохриетианскощу времени. В вервие века становления христианства в Римской наверни о т получает новый стимул к развитию. ЕМесте с христиан­ ством она проникает на сирийскую почву и здесь впервые обретает литературную фодоу. Известны три сирийские версии легенды, относя циеся к У-ЗГ1 вв .

Содержание легенды сводится к следующему: император Декий приказал всем жителям Эфеса собраться для поклонения идолам и жертвоприношений. Несколько юношей— христиан уклонились от этого .

Декий приказал привести их. Далее следует допрос, в ходе которого юнош не изменили своих убеждений и были оставлены в покое на ка­ и кое-то время. Воспользовавшись этим, они бежали в горн и укрылись в пещере. Декий приказал заложить вход в пещеру камнями. Через 3005 лот бог воскресил юношей, чтобы показать свое всемогущество, а отроки, рассказав в назидание людям свою историю, умерли .

Через христиан-сказителей познакомился с легендой Цухадоад и таким путем она попала, видимо, в Коран (сура 18, стихи 8-26) .

Кораническое переложение, с одной стороны, и знакомство арабов с сирийскими литературными версиями - с другой, явились толчком к возникновению многочисленных обработок и пересказов на арабском языке. По сравнению с сирийской первоосновой у арабоязычных авто­ ров меняется, в первую очередь, идеологическое осмысление сюжета .

Если сирийская легенда служит прославлению христианства, то в не­ которых арабских версиях, например, у ар-Са'алибй, речь идет уже не о преимуществе христианского бога перед языческими божествами, а о превосходстве ислама над христианством. Автор предваряет пове­ ствование о семи спящих пространной беседой халифа'Омара с гремя учеными из противников ислама. Оппоненты задают халифу множество вопросов, поставив перед ним условие: "Если ты ответишь на них, мы признаем, что ислам есть истинная вера и что Мухаммад был про­ роком. А если ве ответишь - мы останемся при убеждении, что ислам есть вера ложная, а Мухаммад не был пророком". Вопросы отличаются изощренностью и остроумием, персонажи как бы соперничают друг с другом в быстроте и находчивости-, и в тот момент, когда все воп­ росы, казалось бы,ухе исчерпаны, один из трех спрашивает в послед­ ний раз: "Что это за люди, которые умерли давно, а спустя 309 лет бог воскресил их?” А затем начинается изложение самой легенды, изобилупцей множеством красочных деталей, проникнутой неистощимой выдумкой и фантазией рассказчика в духе сказок "1001 ночи".® Если сирийские версии представляют традиционный мартирий, то в некоторых арабских версиях агиографическая теш сходит на нет .

–  –  –

Точно так хе, как и к сирийцам, вместе с распространением христианства, легенда о семи спящих попала, по-видимощу, и в Се­ верную Африку. Христианство пришло в Тунис сравнительно рано, во П в., и стало единственной религией на протяжении почти пяти ве­ ков его истории, вплоть до арабского завоевания. Африканская цер­ ковь с центром в Карфагене пользовалась большим авторитетом во всем христианском мире. Достаточно вспомнить имена Блаженного Ав­ густина, одного из самых значительных христианских писателей 1-го тысячелетия, знаменитого епископа Карфагена - Киприана, Флоренса Тертуллиана, Арнобия и других предствителей общественной мысли Северной Африки, оказавших огромное влияние на всю христианскую литературу. М но вспомнить и то, что первый перевод Библии на ож латинский язык - так называемая Итала - был сделан в Северной Аф ­ рике еще до того, как появилась Вульгата .

Будучи провинцией Римской империи, Северная Африка разделяла все перипетии ее исторических судеб. Здесь, также как и на всей территории империи, христиане подвергались жестоким гонениям. Сам Киприан, при котором христианство в Карфагене достигло своего апогея, подвергался гонениям неоднократно. Во времена правления Декия (242-251), при котором, согласно легенде, подверглись пре­ следованию эфесские отроки, Киприан вынужден был покинуть Карфа­ ген и долгое время оставался в изгнании, а по возвращении принял мученичество и погиб .

Одним из замечательных памятников христианской литературы явсохранились руины трех базилик св.Киприана, арена колизея, дне были растерзаны дикими зверями мученики Тубурбо Малого, тюрьма, в которой они содержались в ожидании казни, руины церкви, где были погребены, а также уникальная коллекция мозаичных христианских надгробий и огромное христианское кладбище в катакомбах. Естест­ венно было бы ожидать, что в таком историческом контексте легенда о семи спящих, столь распространенная в христианском мире, должна была бы обрести не меныцую популярность, чем у тех ж сирийцев .

е

- 169 Однако, сколько мы внаем, науке не. известно ни одной средневеко­ вой ее зашей из Северной Африки. Нет ее, как указывалось, ни у А.Е.Крымского, ни в других исследованиях, ни в известных библио­ графических сводах. И тем не менее тунисская версия популярной легенда существовала в средние века и сохранилась в памяти народа до наших дней .

Местом, где она обрела свое новое роидение, были районы на юге Туниса, в которых до сих пор сохранились берберские поселения с их уникальной архитектурой, с местными говорами, национальными традициями, верованиями, обрядами и сказаниями. Удаленность и за­ брошенность этих селений, экзотичность и величие окрулапцего гор­ ного ландшафта давали богатую пищу народной фантазии .

Непосредственным, поводом к зарождению легенда послужили не­ обычные захоронения, появившиеся в незапамятные времена неподалеку от селения Ш ениннн. Необычны они огромными размерами, достигающими 4-х м в длину (но другим сообщениям - 6 и даже 7 м ), одного метра в высоту н столько хе в ширину. Таинственные эти сооружения, не имеющие ни символов, ни эпитафий, ни изображений, видимо, издавна привлекали внимание ж их здесь берберов, которые по-своему пыта­ ивш лись объяснить их. Говорили, что юноши-великаны пришли в их страну неизвестно откуда, умерли здесь и были погребены .

Новым импульсом послужили исторические события, связанные с гонениями на христиан, которые потрясли христианский мир Римской империи, достигая самых глухих ее уголков. По словам А.Луи Андрэ;

любая пещера в горах, где находится Шенинин, могла служить убежи­ щем для христиан-берберов, бежавших от преследований императора Декия.® Гонения на христиан были той реальной основой, на которой возродилась в этих местах легенда о семи спящих .

Новая версия имеет своеобразные черты по сравнению с извест­ ными ранее. Во всех предыдущих юнош выходят из пещеры, "когда и христианство полностью восторжествовало". Поэтому их добровольный уход из мцра в момент торжества тех идеалов, ради которых они по­ страдали, кажется логически неоправданным. 1и В тунисской ж версии е герои освобождаются от векового сна, когда на смену христианству приходит ислам. Миновало и время христиан-мучеников, и время тор­ жества христианства - им больше нечего делать на этой земле и они покидают ее .

Здесь м имеем неосознанное употребление так называемого прие­ ы ма "стяжения времени", характерного для агиографии и других жанров средневековых литератур.^ Термин говорит сам за себя: если два

- 170 события, отстоящие друг от друга на определенный отрезок времени, по тем ели инш соображениям хотели поместить в более короткий промежуток, то время как бы стягивалось. Из легенды известно, что ю и укрылиоь в пещере при императоре Декии, т.е. между 242 и нош 251 г г., а вышли спустя 300 лет. А из тунисской версии явствует, что они выш после утверждения ислама. Завоевание арабами Север­ ли ной Африки завершилось в конце УП в. (окончательное разрушение арабами Карфагена произошло в 698 г. ) и, следовательно, между эти­ ми двумя событиями - правлением Декия и победой ислама - прошло не 300, а около 450-ти лет. Авторы тунисской версии как бы ужали вре­ мя, придав своецу повествованию полную логическую завершенность .

Есть и вторая деталь, которая поначалу могла показаться чер­ той местного колорита, присущей селению Ш енинин с его необычными могилами, постоянно будоражившими воображение его жителей, слов­ но бы требуя ответа. Легенда поясняет, что пребывая в пещере 300 лет, ю и все это время продолжали расти, так что тела их,в кон­ нош це концов, достигли огромных размеров, а поэтому и могилы их имеют столь необычную величину. Однако, есть одно обстоятельство, кото­ рое ставнт под сомнение местный характер этой подробности. В Кора­ не говорится: "...е с л и бы ты усмотрел их, то обратился бы от них бегом и переполнился бы от них страхом" (сура 18 "Пещера", стих 17). Аз-Замахшарй (I074-II43) в сочинении "Ал-Кашшаф" дает следую­ щ комментарий к этому стиху: "Поистине ты преисполнишься ужасом, ий [ yJ страхом наполнится душа твоя из-за величия, в которое бог об­ лек их, или из-за величины их тел" (ли-*узми адкрамихж).12 Вряд ли можно теперь установить, на основании каких источников приводит аз-Замахшарй эту любопытную деталь. Невольно напрашивает­ ся мысль о том, что, быть.может,не так н безвестна была средневеко­ вая североафриканская обработка легенды о семи спящих,и аз-Замах­ шарй мог знать о ней. Во всяком случае в его географическом слова­ ре "Китаб ал-джибал ва-л-амкина ва-л-мийах" фигурируют географиче­ ские названия Северной Африки, сведения о которых почерпнуты им из каких-то тги сн х источников. Особенно интересно отметить тог факт, тги н что по словам И.Ю.Крачковского, аз-Замахшарй как экзегета интере­ совали, в первую очередь, географические названия, связанные с ис­ торией Мухаммада, с Кораном н его сказаниями. ^ Если ж признать е обратное влияние, то остается лишь подивиться,как удачно интерпре­ тация коранического стиха наложилась на специфику местного колори­ та в тунисской версии .

Вообще влияние ислама несомненно отразилось на сложении свое­

- 171 образного местного варианта легенда. Н е п о д а л е о т могнл теперь показывают пещеру, расположенную подобно той, о которой идет речь в Коране: "И ты видишь, как солнце, когда оно всходило, уклоня­ лось от пещеры их направо, а когда заходило, миновало их налево, а они были в свободном месте. Это - из знамений Аллаха; кого ве­ дет Аллах, тот идет прямым путем, а кого О сбивает, - для того н не найдешь защитника, руководителя" (18,16). 'Жители этого края, не раз наблюдавшие восход н заход солнца, утверждают, что утром оно, действительно, светит справа от пещеры, а вечером - слева от нее, не освещая самой пещеры, хотя вся местность вокруг бывает хорошо освещена .

Одна из упоминавшихся статей так и называется: "Пещера, о которой упоминается в Коране н в которой заснули "пещерники", на­ ходится в Тунисе". "Возможно, читатель удивится этому названию и решит, что оно придумано с целью туристской рекламы или является первоапрельской щуткой, - пишет автор статьи. - Однако, если он увидит это место своими глазами и услышит историю из уст жителей этого района, он убедится, что название статьи соответствует дей­ ствительности".14 Над могилами, неподалеку от пещеры, стоит ме­ четь, которая носит имя семи обитателей пещеры. По преданию, один из юношей,Ямпиха, выйдя из пещеры, чтобы купить хлеба, поднялся на минарет и смотрел оттуда на город, который они покинули и куда ему теперь предстояло вернуться. Гуинн римского города на равнине Ферша, которые и сейчас видны с минарета мечети, местные жители считают остатками города императора Декия .

Такое причудливое сочетание берберских языческих, христианс­ ких и мусульманских мотивов представляет тунисская версия легенды о спящих в пещере. В ней отразилась богатая история этой страны, смена одной эпохи другою, так же как она отразилась в уникальных памятниках искусства и материальной культуры .

1. A. A ll g e i e r, Die a lt e s t e G e sta lt der S ie b e n sc h la fe rle g e n d e. Oriens C h ristia n u s, Neue a e r i e, В. V I, L e ip z ig, 1916, 3 .

2. А.Крымский, М.Аттая. Семь спящих отроков Эфесских. - ТВЛИВЯ, шп.4. М., 1914 .

3. Территория, которую занимает современный Тунис, получила такое название лишь поело арабского завоевания, однако, для удобств.!

изложения м чисто условно употребляем этот топоним, как и тех ы мин тунисская версия,для более раннего времени .

4. Щухамиад Абу*Аййад в газете "ас-Са&х" за 3.05.1961 г. помести

- 172 статью, в которой дано подробное описание местности и нало­ жено содержание легенды, как ее рассказывают местные жители .

Известный французский историк и этнограф Л.Дуж Андрэ в об­ ширном исследовании (Tunisie du Sud. Keare et villa g es de cretes* Paris, 1975),посвшценнсы этнографическому описанию се­ лений на юге Туниса, также упоминает об этой легенде. По его инициативе в популярном издании "Тунис фи-л-'ахд ал-масйхй ал-аввал". Тунис, 1973 - был помещен снимок местности, с име­ нем которой связывают легенду о семи спящих в Тунисе, и крат­ кое пояснение к нему. Наконец, в октябре 1976 г. в газете "be temps" в рубрике "В царстве фантастики" была напечата­ на статья тунисского зцгрналиста Уямятги Аббаси "Le sept dormeurs", выдержанная, в отличие от предыдущих, в стиле рекламы и сенсации с участием мистических персонажей, из- ко­ торой, однако,можно все же извлечь некоторую полезную инфор­ мацию .

5. В разных версиях количество лет, как и число персонажей, варьируется .

6. См. перевод на русский язык: А.Крнмский, М Ат тая. Семь спящих .

отроков, 31-53 .

7. Там же, 3-4 .

8. См. Ьа passion des Saintes Perpetue et F e lic it y. Trad, et annotee par A.Levin-Duplouy. Cartage-Tunisie, 1954*

9. Lois Andre, Tunisie du Sud, 47*

10. На эту непоследовательность указывали и Тауфйву ал-Хашму критики его пьесы "Обитатели пещеры”, хотя в ней уход юношей кажется вполне оправданным, так как смысл ее совсем иной. См .

К.О.Юнусов, Драматургия Тауфйка ал-Хакйыа. М., 1976, 64;

А.В.Пайкова, Старая сирийская легенда в новой арабской лите­ ратуре. - П и П КН 1969, I0I-I04 .

П И В,

11. См., например, Е.Н.Мещерская, Легенда об Авгаре - памятник раннесирийской литературы (в печати); А.В.Пайкова, К вопросу о возникновении беллетристического повествования в сирийской литературе. - ПС, 23(86), 1971, 177 .

12. Этот комментарий дословно повторяется у ал-Еайдави: Beidswii Commentarius in Coranum. Ed. H.0.Fleischer. Vol.1. Lipsiae, 1846, 558 .

- 173 И.Ю.Крачковский, Избранные сон. Т.4, 313, 314. Правда, среди топонимов в словаре аэ-Замахшарй нам не удалось обнаружить названий Шенини-Татауин, быть монет, в средние века эта мест­ ность называлась иначе .

14. "ас-СабаХ", 3.05.1961 г .

• • • '

–  –  –

В конце 1896 - начале 1897 гг. в Женеве слохилась группа младотурок - политических эмигрантов, которая вела борьбу с дес­ потическим режимом султана Абдул-Хамида. Эта группа сыграла зна­ чительную роль в младотурецком движении. За несколько лет ее су­ ществования состав и лицо труппы изменялись незначительно, а об­ щая направленность работы труппы определялась несколькими важ ными факторами. Во-первых, труппа называла себя комитетом "Единение и прогресс” и выступала как продолжатель дела этой первой тайной организации младотурок. Во-вторых, в 1897-1900 гг. группа издава­ ла газету "Османлы" ("Османец"), которая была главным изданием младотурок в Европе на турецком языке. Наконец, труппа проявила себя и таким актом как создание "Османской революционной партии" .

О характере и деятельности этой организации исследователи знают немногое.* М ду гем ее программа и действия заслуживают еж внимания историков. "Османская революционная партия" была созда­ на 21 декабря 1896 г., т.е. на несколько месяцев до того, как Ж е­ нева стала официальной штаб-квартирой общества "Единение и прог­ ресс". Среди ее членов были такие известные деятели младотурецко­ го движения как Исхак Сю ти и Ибрагим Темо (основатели первого кю тайного кружка младотурок в Стамбуле), а также крупный младо ту­ рецкий публицист и агитатор ^уналы Хильми. В сохранившихся пись­ мах участников этой организации к туналы Хильми речь шла исключи тельно о бомбах и подготавливаемом в Стамбуле покушении. ^ Сообща,

- 174 об этом, А. Б.Куран приводит и другой любопытный факт, не ссыла­ ясь, правда, на источник. Речь вдет о том, что подготовку к поку­ ш ению в Стамбуле (конечно, речь вдет о покушении на султана Абдул-Хамвда) члены этой группы младотурок вели в контакте с "ар­ мянскими комитетчиками” (т.е. с какой-то из армянских революцион­ ных групп, готовивших акт мщения после кровавой армянской резни 1894-1896 г г. ), с которыми они заключили соглашение. По его усло­ виям армянские боевики в Стамбуле должны были передать бомбы ту­ рецким федаям, взявшимся осуществить покушение. Хотя план этот не был реализован из-за разногласий участников соглашения, женевские младотурки с большим рвением участвовали в подготовке покушения .

А.Б.Куран, ссылаясь на имеющуюся в его распоряжении переписку членов организации, отмечал, что в атом вопросе "энтузиазм и рве­ ние проявлялись и левыми и правыми".® Член исполнительного коми­ тета Шефшс-бей поддерживал связь с руководителем тайной стамбуль­ ской организации младотурок, которая готовила переворот в столи­ це, Хаджи Ахмед-беем. ^ 15 декабря 1897 г. Шефик-бей в письме из Парижа писал: "Число федаев даже удвоилось. Надо оказать давление на джиннов (конспиративное название представителей армянских ко­ митетов - Ю.П.). Если возможно, яблоки (бомбы - Ю.П.) могут быть переданы в Стамбуле".® В том же году Исхак Сюкюти писал Туналй Хильми-бею, побуждая его к активным действиям, что его груда "бу­ дут с бесконечной признательностью отмечены каждым патриотом", а потому нужно "проявлять упорство в усердии", не обращая внимания на критику окружапцих. И далее он писал, что присланные "Хутбн" (о них речь пойдет ниже) переправлены на границу с Грецией и бу­ дут распространены "среди солдат".® Хотя план покушения не был осуществлен, он говорит о стрем­ лении новой группировки к активным действиям, к борьбе за преде­ лами печатной антисултанской пропаганды. О этом свидетельствует б и "Беяннаме" ("Воззвание” ), опубликованное от имени исполнитель­ ного комитета "Османской революционной партии".7 В нем прямо го­ ворилось, что эта партия, "до сего дня воздерживавшаяся от крово­ пролития, отныне приняла решение силой оружия поставить тиранов на место и отомстить угнетателям". В этой фразе обращает на себя внимание не только призыв к вооруженной борьбе, но и множествен­ ное число в словах "тираны" и "угнетатели". Ведь обычно младотур­ ки той поры, даже если они и шли в мыслях далее издания оппозици­ онных газет или брошюр, обличали одного Абдул-Хамида, говорили о "тиране”, а не о "тиранах". Возможно, что инициаторы создания "Османской революционной партии" имели в виду всю султанскую ка­

- 175 марилью и отдельных: высокопоставленных сановников империи, но нельзя исключить и понимания ими реакционной роли всей феодальнобюрократической элиты империи. Во всяком случае, это был призыв к борьбе с тиранией и угнетением вообще. Конечно, авторы "Воззва­ ния" токе не "забывали" кровавого, султана, угрохая взорвать с по­ мощью динамита дворец "этого хищного падишаха" Йылдыз, сжечь его и развеять его пепел. Но при этом они добавляли, что заготовлен­ ный динамит будет использован там, где этого потребует "благо на­ рода". Завершалось "Воззвание" призывом к созыву палаты депутатов и уничтожению "этого тиранического правительства". Подпись под обращением гласила: "Революционная партия. Справедливость или смерть!".® "Воззвание" было явно энергичнее многих младотурецких документов той поры, ибо призывало к открытой вооруженной борьбе с режимом. Но написавшая и опубликовавшая его младотурецкая моло­ дежь не имела ни определенной программы, ни базы для сколь-нибудь серьезных действий .

Все ж султана напугала эта акция и новая группа, склонная к е активным действиям. Когда его доверенное лицо Ахмед Джелаледцинпятя в 1897 г. приехал в Европу с миссией склонить эмигрантов к прекращению оппозиционной деятельности и возврату на родину, он сразу же послал из Парижа телеграфное приглашение наиболее видным деятелям женевской группы, организаторам "Османской революционной партии" Исхаку Сюкю и Туналы Хильми. В Париж поехал Хильми. О ти н встретился с эмиссаром султана 22 августа 1897 г., однако перего­ воры ни к чему не привели. Ахмеду Джелаледдину удалось склонить к отказу от дальнейшей борьбы и возвращению видного деятеля мла­ дотурецкого движения историка и публициста Мизанджи Мурад-бея, который некоторое время был руководителем женевского комитета об­ щества "Единение и прогресс". Уговорам поддались, в конце-концов, и некоторые организаторы "Османской революционной партии", в част­ ности, Шефик-бей, ставший военным атташе султана в Вене.9 И все же женевский центр не только продолжал свою работу, но даже с де­ кабря 1897 г. стал издавать ту самую "Османлы", которая весьма основательно беспокоила султана и Порту. До. начала 1899 г. вокруг редакции этой газеты группировалась крупная группа младотурок, в теш числе многие организаторы "Османской революционной партии", о самостоятельной деятельности которой после 1897 г. сведениями мы не располагаем .

Среди инициаторов и участников издания "Османлы" выделяется Туналы Хильми, чья личность и деятельность заслуживают внимания историков.*9 Этот человек отличался большой энергией и недюжинныни способностями агитатора. Ещ в военно-медицинском училище в е Стамбуле он организовал "Тайное общество учащихся" и издавал под­ польную газету для учащихся под названием "Побуждение". Вы арес­ тован, но через некоторое время помилован и освобожден. Эмигриро­ вал в Европу н в начале октября 1895 г. добрался до 1бневы, где и стал активннм членом местной группы змигрантов-мхадотурок. А. Б .

Куран, оценивая деятельность Туналн Хильми, писал, что в этот пе­ риод он играл выдающуюся роль среди младотурок. Этот человек, благодаря своей издательской деятельности и другого рода актив­ ности находился в тесных отношениях со всеми группами младоту­ рок.11 В его деятельности очевидно выделяется пропагандистская, агитационная публицистика. Принимая участие в издании "Осыанлы”, он главное внимание, пожалуй, уделял изданию серин небольших бро­ ш р по общественно-политическим вопросам, известных специалистам ю как "Хутбы" Туналы Хильми. Ш.Мардин отмечает, что в изданных им одиннадцати хутбах было два основных стремления - безвозмездное желание обращаться к цростоцу ладу, к крестьянам, а также побуж­ дать зти слои к бунту, к восстанию. ^ 0 стремлении обращаться именно к простым людям свидетельствуют его брошюры, написанные в форме мусульманских проповедей. Само их название привлекало цусульманина-прос толюдина. "Хутбы" Туналы Хильми немалая библиогра­ фическая редкость, ибо они выпускались не большими тиражами, чаще литографским способом в виде маленьких брошюр, удобных для неле­ гального распространения. Издавались они в Хеневе, а также в ка­ ирском центре младотурок. Многие из этих брошюр вообще не довил до наших дней. Во всяком случае, в библиографии к книге Ш.Марки­ на, который изучал издания младотурок во многих турецких, н евро­ пейских библиотеках, среди работ Туналы Хильми значится восемь "Хутб" из одиннадцати. Первая хутба была распространена в октябре 1896 г., т. е. незадолго до создания "Османской революционной пар­ тии". Ее содержание возбудило в среде младотурок такой интерес, что парижский центр общества "Единение и прогресс* счел нужным поддержать выдвинутые в ней положения.^ Видннп деятель парижско­ го центра писал, что эту хутбу следует рассылать всем отделениям партии и отдельным лицам, подобно другим изданиям партии.14 Произведения Туналы Хильми не отличались значительностью со­ держания, но они были зажигательными, возбуждали умы читателей своими боевыми призывами. Так, в восьмой "Хутбе", опубликованной в Хеневе в 1897-1898 г г., он писал: "Воины! Гази! М ! Ворви­ арш тесь в правительственные здания, переверните вверх дном йшвдз .

- 177 Уничтожьте сердца, изгадившие все вокруг Убейте, как собак, всех этих клеветников, шпионов, чиновников-ввяточников". 16 В этой текс­ те бросается в глаза очевидное сходство в способах выражения и эмоциональной направленности с "Воззванием" "Османской революцион­ ной партии", о котором шла речь вше. Скорее всего Туналы Хильми и был его авторш, либо одним из соавторов .

В 1900 г. в жизни ТУнады Хильми и ряда его товарищей произо­ шел крутой поворот. Султан сделал в 1899 г. издателям "Османлы" предложение прекратить выпуск газеты в обмен на освобождение полит8аключенных-младотурок. Цредложение приняла часть женевских эмигрантов,16 издание было прервано и возобновлено в 1900 г. в Лондоне теми членами женевской группы, которые отказались принять назначения от султана. Но не для всех тех, кто пошел на внешнее примирение, борьба оказалась оконченной. И в этом отношении пока­ зательна дальнейшая деятельность Туналы Хильми, ставшего в 1900 г .

секретарем посольства в Мадриде. Его служебное положение, однако, позволяло не только продолжать связи с змигрантами-младотурками, но даже выезжать из Мадрида в Каир, где действовал весьма значи­ тельный центр младотурок. Когда в ноябре 1900 г. в Хеневе появи­ лась новая газета младотурок "Интикам” ("Мнение"), то средства не ее издание дал Туналы Хильми, который был фактически душой изда­ ния, хотя оставался в Мадриде. Здешний турецкий посол Иззет Фуадпаша вначале с безразличием относился к тому, что его чиновник не очень утруждает себя службой и занимается какой-то публицистикой .

Но с началом издания "Интикам", отличавшейся большой резкостью суждений по адресу султана и его режима, дело изменилось. Когда Туналы Хильми весной 1901 г. побывал в Афинах и Хеневе, где зани­ мался изданием своих хутб на турецком и французском языках, его решили отставить от должности и арестовать. Власти были, вероятно, взбешены я тем, ‘ что некоторые из хутб он послал даже Абдул-Хамиду .

25 апреля 1901 г. стамбульские газеты уведомили об осуждении чи­ новника на заключение в крепость за самовольные отлучки и "пагуб­ ную и мерзкую” издательскую деятельность. Но Туналы Хильми сумел избежать ареста, бежав в Каир.17 В 1900-1902 гг. в Хеневе и Каире было опубликовано несколько произведений Туналы Хильми, в том числе одиннадцатая "Хутба". Ее название звучало так: "Все жители Турции - османы, все османы зто жители Турции". Судя по этому заголовку хутбн, Туналы Хилтми включился в пропаганду идеи османизма - единения всех подданных султана разных национальностей и вероисповеданий в качестве ” османов”-соотечественников, которую в этот момент поддерживали почти

- 178 вое лидеры и идеологи движения. Вслед за згой "Хутбой", изданной в Женеве, Туналы Хильми опубликовал, примерно годом доиве, "При­ ложение к одиннадцатой хугбе", которое имело и заголовок - "Кон­ гресс. Их ответы - ваш ответы".1® "Приложение” было опубликовано в Каире 5 игая 1901 г. Автор не скрывал, что саму одиннадцатую хутбу он писал в Мадриде. Ад­ рес автора в конце текста гласил: H.T o u n a li, Case P la in p a la is, G eneve-Suisse .

Публикация, как его видно из заголовка, была посвящена об­ суждению идеи и принципов созыва объединительного конгресса мла­ дотурок. Автор заявлял: ” № выдвигаем такую платформу сотрудниче­ ства и согласия, что двери конгресса будут открыты даже для султа­ н а !".21 Вторая часть этой фразы, скорее всего, публицистический прием, свойственный хутбам Туналы Хшгьми. Но поскольку он чуть ниже вновь возвращается к атой мысли,22 го нельзя исключить, что автор в какой-то момент стал ощущать надежду на соглашение с мо­ нархом - иллюзию, столь распространенную в среде эмигрантов-младогурок в те годы, йгасте с тем, эта фраза ТУналы Хильми отража­ ет его стремление привлечь к участию в конгрессе решительно все группировки в младотурецком движении. Туналы Хильми призывал про­ вести конгресс при участии "всех, кто на него приедет", избрать исполнительный комитет, а после конгресса начать работать, дейст­ вовать так, чтобы все оказывали содействие обществу, которое бу­ дет создано на конгрессе. Таким образом, автор рассчитывал с по­ мощ конгресса добиться некоторого организационного единства ью младотурок. Туналы Хильми писал о необходимости начать обор сред­ ств на проведение конгресса, обрадая внимание на возможность по­ лучить средства и от некоторых европейских писателей и публицис­ тов, которые питают дружеские чувства к Турции.22 Автор подчерки­ вал, что проводить конгресс кое-как нельзя, "должна быть найдена определенная цель", к нему нужно обстоятельно подготовиться. И в связи с этим Туналы Хильми призывал еще раз тщательно обсудить вопрос о проведении конгресса, достигнув единства в вопросе о це­ ли его проведения. И автор утверждал, что "время последнего при­ глашения еще не наступило".24 Туналы Хильми имел основания для такой сдержанности. Хотя обсуждение идеи конгресса в среде младо­ турок закончилось его созывом в феврале 1902 г. в Париже, конгресс прошел в атмосфере острых разногласий и не привел к единству мла­ дотурок. Но публицистика младотурок, в том числе и хутбы Туналы Хильми, сыграли, конечно, немалую роль в распространении идеи о возможности победы над деспотическим режимом Af лул-Хамида только в результате сплочения всех его противников .

- 179 Как видно, женевский центр младотурок бил весьма энергичной ячейкой младотурецкого движения. Факты свидетельствуют о том, что в 1896-1900 гг. женевская груша младотурок как по шроте изда­ тельской к публицистической деятельности, так и по стремлению к активным действиям, была особенно значительной силой в младотурец кем движении. В деятельности женевского центра также проявила се­ бя идейная и организационная слабость младотурок. Отсутствием сколь-нибудь ясной социальной и политической програшы характери­ зуются и те редкие документы периода I896-I90I гг., которые рассмотрены выше .

I* Труд А.Б.Цурана содержит интересные сведения об этой недолго­ вечной организации (A.B.Kuran, Inkilap tarihimiz ve Ittihad ve Terakki, Istanbul, 1948, ss.98-100) .

2. A#B.Kuran, op.cit., s.98. Эти письма автор получил от Инсана Туналы и впервые ввел этот ценнейший материал в научный обо­ рот (Ibid., в.90) .

3. ЦНТ. ПО: A.B.Kuran. op.cit., 8.104*

4. См.о ней: Ю,.Петросян, А Младотурецкое движение,М.,1971,с.190-19]

5. ЦИТ. ПО: AeB.Kuran, op.cit., е.Ю4 .

6. I b i d., ss.104-105 .

7. См. выдержки из этого документа: A.B.Kuran.op.cit., а.99 .

8. Ib ia .

9. A.B.Kuran, op.cit., в.100 .

ю. См. Об этом: A.B.Kuran, o p. c i t., s s.9 1 -9 2, 96-98, 104-105;

§.Mardin, op.cit., se.96-97 .

И. A.B.Kuran, op.cit., s.105 .

12. Mardin, op.cit., s.96 .

13. К сожалению, в известной нам литературе нет сведений о содер­ жании этой хутбы .

14. A.B.Kuran, op.cit., s.92 .

К. №. по: S^Karclin, op.cit., s.97*

16. Узники о ш освобождены, но оставались в месте заключения на ЛЬНЫ (См.: P.Fesch, Constantinople aux derniera Положении ССЫ Х jours d'Abdiil-Hamid, Paris_, 1907* p.346) .

17. A.B.Kuran, op.cit., ss.156-158 .

18 Tunali Hilmi, On birinci hutbeye ilave, Kongre,Cevablari=cevabimiz, Misir-el-Kahire, 1319 (ар. ПфИфТ). - Эта работа Хуналы аилъми оставалась неизвестной историкам младотурецкого движения. Использованный в данной статье экземпляр, получен­ ный нами в 1961 г. в Меджидие (Румыния) от вдовы Ибрагима Темо - одного ив создателей первой тайной организации младоту­ рок - представляет собой крайнюю библиографическую редкость .

19. Tunali Hilmi, op.cit., ss.2-3 .

20. Ibid., 8.16 .

21. Ib id., s •4•

22. Ib id., 8.5*

23. Ib id., ss.9-11*

24. Ib id., ss.14-15*

- 180 И.Л.Пиотровская

–  –  –

Процесс развития нефтедобывающих стран Аравийского полуос тровао отменен в настоящее время шсокими темпами, которые позво­ лили значительно изменить экономический базис этих стран. Однако складывающаяся здесь ситуация несет в себе определенную особен­ ность, которая заключается в том, что ускоренная модернизация этих стран, рост их вовлеченности но различным каналам в систему мирового капиталистического хозяйства, углубление трансформации прежних структур не только не приводит к ослаблению и "размыва­ нию" традиционных институтов, но, более того, последние в отдель­ ных случаях возрождаются и крепнут, становясь объективной специ­ фикой нового общества .

В общетеоретическом плане это можно, видимо, объяснить стре­ мительностью процесса наложения капиталистических отношений на феодально-племенную структуру. Подобное положение предполагает сохранение традиционных структур и отношений в системе связей между различными элементами социально-экономического организма общества. Возрождение ж и использование традиционных институтов е в настоящей социально-экономической жизни является, на наш взгляд, одной из форм приспособления правящей верхушки этих стран к пот­ ребностям современного развития, с помощью этих институтов они стараются обойти конфликт мещцу традиционней обществом и потреб­ ностями экономической модернизации, который ухе имеет место в ря­ де развивающихся стран в силу особенностей их культурно-историче­ ского развития .

В данной статье сделана попытка проанализировать влияние тра­ диций, традиционно-ценностных ориентаций и традиционных социальноэкономических институтов на определенные аспекты валютно-финансо­ вых отношений нефтедобывающих стран Аравии .

- 11Для социальных отнош ений и социальной психологии стран Ара­ вийского полуостров^ на протяжении многих веков вплоть до 50-х годов XX века характерными типами отношений, которые можно уел ок­ но охарактеризовать век родо-племенной комплекс, являются пред­ ставления о долге вс?Лия перед своими соплеменниками, о взаимопом щи членов племени ада сельской общины, институты покровительства, патроната, клиентел^* традиции непроизводительных расходов для с .

хранения своего социального престижа и социального положения. Хо­ тя экономическая основа этих отношений в значительной мере исчез ла, а вернее отодвинулась на периферию экономической жизни стран Залива, так как многие слои общества активно связали себя с новы­ ми видямя хозяйственной деятельности, тем не менее эти отношения и ценностные ориентации продолжают играть большую роль в общеетвг .

Порой они даже оформляют новые виды экономической деятельности данного общества, именно благодаря их существованию м можем гово ы рпть о докапиталистическом способов распределения общественного продукта, полученного в системе капиталистического производства .

В ряду связанны* с этим явлением оказывается и обязатель­ ность поддержки членов своего рода и своего племени. Это, в свою очередь, может выражаться как в непроизводительных тратах нефтя­ ных доходов членами правящих семей, так и в многочисленных эконо­ мических и социальных льготах и субсидиях своим согражданам и со­ племенникам, свободном доступе членов племени или коренных граждан к правителю и одновременно неприятии как верхушкой, так и многими рядовыми членами племен форм буржуазной демократии .

Представления об обязательном покровительстве, взаимных обя­ занностях всех членов племен и т.д. продолжают существовать даже тогда, когда племенная структура общества фактически разрушается, когда прежние бедуинн и общинники становятся городскими жителями .

Зачастую государство в целом начинает восприниматься как одно боль­ шое племя или федерация племен .

Причин для сохранения этого комплекса отношений на государст­ венном уровне несколько. Конечно, это и социальная инерция, неко­ торое отставание изменения отдельных элементов общественного соз­ нания от условий их породивших.^ Это и результат того, что числен­ но значительная часть населения продолжает жить в рамках традици­ онных форм социальных отношений, что является базой для их воспро­ изводства, и именно эта часть населения является зачастую полити­ ческой базой режимов) обеспечивающая как их законность, так и их стабильность .

- 182 Однако важнее другое. Сохранение определенных аспектов это­ го комплекса отношений является для правящей верхушки удобным спо­ собом вхождения в систему мирового капиталистического хозяйства .

Дело в том, что, используя эти отношения, правящая верхушка сох­ раняет социальное и экономическое положение в обществе, становя­ щимся капиталистическим, получая при этом прибыль, возникш в ую рамках капиталистического способа производства как в своей стра­ не, так и за рубежом, но не занимаясь непосредственно капиталис­ тической деятельностью и оттесняя при этом растущий слой новых предпринимателей. Правда, такая социальная ситуация является вре­ менно специфичной .

Сохранение этих отношений облегчает вхождение в капитализм всего общества в целом, так как различные льготы в виде материаль­ ных субсидий и сохранение традиционной иерархии престижности, ма­ териально и идеологически поддерживает те самые средние слои, ко­ торые мучительнее всего переживают капиталистическую перестройку экономики и общества. Кроме того, сохранение "старых добрых" от­ ношений в какой-то мере создает как реальные возможности, так и иллюзию противостояния разлагающему влиянию Запада. Более того, сохранение традиционных институтов и характерных для тпг личност­ ных отношений в сфере производства кажется им тем способом, кото­ рый может позволить воспринять экономические преимущества Запада, отторгнув отрицательные стороны его капиталистического развития, которые экспортируются в эти страны, т.е. они должны стать как бы гарантом своего особого пути развития, а по сути дела» некоей но­ вой модели общественного развития вообще .

Как нам кажется, комплекс традиционных институтов и представ­ лений наосодит свое выражение, в частности, в отдельных видах фи­ нансовой деятельности, связанной,прежде всего, с программами помо­ щи .

Несмотря на то, что абсолютные размеры выделяемых нефтеэкспортерами средств значительно уступают аналогичному показателю стран-членов ДАК, относительные размеры их выше. Так, в конце 70-х годов доля помощи в совокупном В П доноров О Е составляла Н ПК 1,59$. превысив показатель развитых капиталистических стран в 3 раза. Причем подобное соотношение устойчиво сохраняется с началь­ ного периода осуществления программ помощи в крупных размерах со стороны нефтедобывающих стран. ® Условия предоставления заемных средств кредиторами из араб­ ского мира выгодно отличаются от условий, которые предлагают госу­ дарства развитого капитализма. Структурные сдвиги в экспорте калигала в развивающиеся страны со стороны государств развитого капи­ тализма и цреада всего падение относительного объема государствен­ ной помощ и сокращение ее реальной стоимости, 5 значительная до­ и4 ля "связанных” займов5 содействуют обострению проблемы их внешней задолженности .

Огромный рост внешней задолженности стран-получателей помощи имеет место прежде всего в отношении западных доноров и в гораздо меньшей степени в отношении арабских. И дело не только в том, что реципиенты стран залива еще не успели набрать долгов, а в том, что помощь нефтедобывающих стран имеет в основном льготный харак­ тер и идет под знаком солидарности между развивающимися странами .

Помощь О ЕК носит, главным образом, льготный характер, выз­ П ванный не только политическими моментами, которые превалируют в этой категории помощи у государств развитого капитализма. Такой характер является сознательной спецификой, в которой в определен­ ных пределах сочетаются капиталистические принципы финансовой деятельности с помощью в прямом смысле этого слова .

Рост льготной помощи в конце 70-х годов, как нам представля­ ется, является одним иэ звеньев общего процесса возрождения тра­ диционных ценностей в мусульманском мире (события в Иране, Афга­ нистане, новейшие экономические теории справедливой собственнос­ ти, попытки претворения в жизнь моделей "таухидной экономики") .

В этой связи идеи института поддержки, покровительства, патрона­ та более сильных слабым на этом этапе стали играть более значи­ тельную роль в кредитной политике нефтедобывающих стран .

Традиционный менталитет правящей верхушки этих стран, восхо­ дящий в основе к племенной этике и предписывающий широкое госте­ приимство, великодушие и щедрость также играет определенную роль в выработке политики помощи в отношении более бедных соседей .

Правда, в условиях ускоренного капиталистического развития ука­ занные нравы правящей верхушки сочетаются с вполне объективными причинами, связанными с сохранением своего экономического и со­ циального положения .

В одном ряду с этими цроблемами стоит и исламский фактор, а точнее его финансово-экономический аспект и прежде всего экспери­ мент с исламскими банками. Как известно, страны Залива являются основными учредителями головного из них - Исламского банка разви­ тия .

Особенность этого банка связана прежде всего с запретом "риба”, т.е. ростовщического процента. Соблюдение этого запрета рассматривается в исламских концепциях "третьего пути" развития

- 184 общества в качестве меры, исключающей взимание не только ростов­ щического, но и банковского процента .

Однако известно, что исламом, а точнее-по принципу "мурабаха" предусматриваются различные вознаграждения, которые практиче­ ски компенсируют огстутствие рос товдического и банковского про­ центов. Последнее положение во многом помогает реализации идеи исламских банков .

Характерной для исламских банков является и касса по приему занята, сборы от которой должны идти на благотворительные цели .

Анализ деятельности Исламского банка развития позволяет счи­ тать, что это вполне современный финансовый институт, выполняющий свои функции в специфической идеологической оболочке. То есть, выбрана определенная модель института подобного профиля из уже существующих, а вернее, отдельные механизмы разных моделей синте­ зированы в одну модель, функционирование которой отвечает, как ка­ жется ее создателям, требованиям и принципам "исламской экономики* В целом в лице ИЕР можно, видимо, наблюдать одно из звеньев общего процесса сращивания традиционных исламских представлений с капиталистической практикой современного финансового учреждения, а в итоге - попытку выработать с помощью узаконенных исламом ин­ ститутов собственности и налоговой системы новую модель развития, отличную от капиталистической и социалистической .

Таким образом, на примере этих аспектов развития, которые харектерны именно для нефтедобывающих стран Аравийского полуострова можно заключить, что ускоренное развитие этих стран по капиталис­ тическому пути не только не приводит к отрицанию их традиционных ценностей, а напротив, что особенно заметно в последние годы, со­ вершается через выявление и использование пригодных образцов прош­ лого в их современном развитии. По мнению правящих классов этих стран, сохранение традиционных институтов позволит уберечь аравий­ ское общество, активно участвующее в мировой системе капиталисти­ ческого характера, от усваивания отрицательных, по их мнению, этических, социальных и экономических последствий капитализма .

Причем это положение характерно для многих развивающихся стран, где в настоящее время отмечаются активные попытки разработ­ ки и претворения в жизнь "альтернативных концепций развития", с помощью которых эти страны стараются найти и утвердить новые форме того или иного вида, в частности, экономической деятельности, противоставляя их западным экономическим моделям .

В целом же в настоящее время в развивающихся странах создают­ ся не только и не столько экономические, сколько социальные, поли­

- 185 тические формы бытия, которые, с одной стороны, могут противосто­ ять, как им кажется, привнесенным извне нормам и формам буржуаз­ ного бытия, а с другой, используя свои внутренние потенции - т.е .

всю сумму традиционности - социальную, экономическую, политичес­ кую и культурную, обеспечить менее болезненное вхождение обществ этих стран в современный мир .

–  –  –

4. Мировая экономика и международные отношения, 5, 1978, с.69;

OECD Observer Р. July 1979, с.27«

5. Международные кредитные отношения капиталистических стран. М., 1981, с.195 .

6. "Связанный” характер помощи сокращает ее реальную ценность на 15-20% ввиду того, что товары, купленные в стране-доноре, за­ частую значительно дороже, чем на мировом рынке .

7* 1979 Review. Development Cooperation. November 1979, с.25,269;

F in a n c ia l S o lid a r it y f o r Development. E f f o r t s and I n s t it u t io n s o f the Members o f OPEC, c.33*

8. The Economy o f Kuwait: Development and Role in In te rn a tio n a l Finance. L. 1979, c.218-220 .

9* The Economy o f Kuwait, c. 25,26,34*

–  –  –

- 186 надлежат многочисленные сочинения, среди которых особое место за­ нимают труды, посвященные истории и географии его родины, Йемена, включающие знаменитое "Описание Аравии" и многотомное сочинение о древней истории Йемена, его памятниках и племенах - "Книгу вен­ ца" ( "Ал-йклил"), от которой до нас дошли только четыре тома ( 1, 2, 8, 10) .

Для реконструкции прошлого Ю ной Аравии ал— ж Хамдани пользо­ вался самыми разнообразными источниками — от списков племенных родословий до надписей. Одним из этих источников было историкоэпическое предание о йеменской древности, сложившееся уже в му­ сульманское время в Сирии под влиянием борьбы аднаидских и кахтанидских племен за власть в халифате, частично лишь восходящее к подлинной древней традиции. Это кахтанидское предание стало важ­ ной частью культурного наследия арабов в целом, а также было од­ ной из идейных основ специфического йеменского этнического само­ сознания, возродившегося в рамках общеарабской средневековой на­ родности в IX— вв., в период жизни и деятельности ал-Хавдани.^ X Характер использования ал—Хаадани материала кахганидских ле­ генд в его сочинениях позволяет обнаружить достаточно оригиналь­ ный для средневекового ученого подход к эпическому источнику; он же свидетельствует о связанном с именем ал-Хавдани особом периоде бытования кахтанидского предания, вернувшегося в IX-X вв. к своим истокам, в Йемен .

Ал-Хамдани отлично понимал, что эпические рассказы содержат множество недостоверных сведений; в его трудах на кавдом шагу мож ­ но встретить рассуждения о том, что те или иные события, известные из легенд, не могли в действительности иметь места.^ Не дошедший до нас седьмой том "Ал—Иклила" назывался: "Предостережение от не­ верных сведений и невероятных историй".^ Уже этот заголовок пока­ зывает, что ал-Хавдани различал сознательные искажения (багила) и типичную для фольклора фантастичность (цуста$ила) .

В своих работах ал—Хамдани шел дальше, пытаясь выявить при­ чины искажения первоначальной традиции о йеменском прошлом, что, по существу, дополняло критический анализ анализом историко-куль­ турным. Совершенно справедливо он указывает, что причиной значи­ тельных и сознательных искажений была деятельность генеалогов му­ сульманского времени в Сирии и в Ираке, стремившихся прошлым обо­ сновать новые политические союзы, а также связать родословия "се­ верных" и "южных" арабов .

Ал-Хамдани обнаруживает и события более ранних эпох, прер­ вавшие историческую преемственность. Первое такое событие он

- 187 связывает со временем Бухт Нассара, т.е. Навуходоносора. В араб­ ской традиции, также как и в библейской книге Даниила (2-6) Наву­ ходоносор часто заменяет Набонида, вавилонского царя 71 в. до н.э., чьи походы и долгое пребывание в Аравии*’ действительно внесли не­ мало изменений в жизнь аравийскою общества, и, соответственно, в ее предания. Другая группа арабских легенд® связывает с именем Бухт Нассара историю массовых перемещений аравийских племен в первых веках нашей эры, время так называемой "бедуинизации" Ара­ вии, тоже прервавшей часть традиций .

Ал-Хавдани не ошибается и когда следующим этапом нарушения преемственности называет время после правления Абкариба Асада, в 7 в. н.э.. Как м знаем, тогда действительно прервалась традици­ ы онная династия, появилось много претендентов на власть; тогда цар­ ская химйаритская традиция стала заменяться преданием бедуинов .

Таким образом, схема ал-Хамдани отражает реальную историю Аравии и историю сложения кахтанидского предания. Заметим, что подтвер­ дить правильность выводов ал-Хамдани м можем лишь благодаря от­ ы крытиям и исследованиям последних десятилетий .

При всей критичности своею отношения к историко-эпическому и тесно связанному с ним генеалогическому материалу ал-Хамдани ш и­ роко использует его, стараясь, однако, употреблять ею лишь как дополнительный источник, тщательно перепроверять данные, отовари­ вать свои сомнения. Показательным примером ею обращения с источ­ никами может служить начальная часть т.Х "ал-Иклила", посвященная царю П в. н. э.Алхану Нахфану.^ Сначала он устанавливает связь этого царя с библейской историей, со временем Йусуфа-Иосифа .

Связь фантастична, однако интересно, что ал-Хамдани не переносит в Йемен библейские персонажи, как это было принято у большинства средневековых сказителей и историков, а берег местную йеменскую легенду об изобретении колодезною орошения и связывает ее с со­ ветом, который дал Йусуф, правивший тогда в Египте. Йеменский ма­ териал оказывается первичным .

Далее ал-Хамдани перечисляет виденные им в разных местах древние надписи с упоминанием имен царей Алхана и Нахфана, ко­ торых он считает братьями. В связи с одной из таких надписей он рассуждает об особенностях древнейеменской орфографии, не отме­ чавшей на письме долгие гласные. Лиш в самом конце ал-Хамдани ь приводит эпическое стихотворение из цикла об Ассаде ал-Камиле, где упоминается один царь с двойным именем - Алхан Нахфан.АлХавдани объясняет возникающее противоречие тем, что поэт в соот­

- 188 ветствии с правилами арабской регорики мог иметь в виду не одного, а двух царей .

Ал-Хавдани неправ; в действительности существовал один царь с двойным именем. Однако эта ошибка лишь подчеркивает метод для ал-Хамдани главным свидетельством были надписи. Другое дело, что язык этих надписей, как можно судить по многочисленным "цита­ там” из них в его сочинениях, ал-Хамдани знал весьма приблизитель­ но. Важно и интересно другое - приемущес гвенная вера автора напи­ санному слову как источнику, что достаточно оригинально для ранне­ средневековой арабской традиции, в принципе и на практике вы е ш всего ставившей авторитет устной передачи сведений и всецца счи­ тавшей поэтические строки лучшим доказательством .

Особенностью трудов ал-Хащани является также то, что он ис­ пользует историко-эпические материалы, не встречающиеся в более ранних сводах кахтанидского предания. Хорошим примером может слу­ жить цикл об Ассаде ал-Камиле. У ал-Хащани впервые встречаются строки из стихотворения,названного Р.Никольсоном "Балладой о трех ведьмах"® и являющегося образце»* типично йеменского, не искажен­ ного политическими спорами в Сирии предания.® У ал-Хамдани же ж впервые находим текст "Завещания Acfада", тоже близкого к местно­ му йеменскому фольклору и содержащего мало мотивов, порожденных кахтанидско-аднанидской борьбой в халифате.10 Во вторам томе "ал-Иклила” содержится и особый вариант сти­ хотворения "Химйар - народ мой”, в котором перечисляются нигде бо­ лее преданием не упоминаемые имена реальных химйаритских царей саранидской ветви - Замаралай Йухаббар, Йануф йухасдик, Саран йухаббар, Ш аммар йухахмид. Этот список царей является уцелевшим ос­ татке»* собственно химйаритской царской исторической традиции. Как видим, ал-Хащани слил общераспространенное и значительно оторвав­ шееся от йеменских корней кахтанидское предание с материалами соб­ ственно йеменской традиции .

Таким образом, ал-Хамдани оказывается и критиком, и исследо­ вателем, и "обновителем" йеменского эпоса, важной части культур­ ного наследия средневекового и сегодняшнего Йемена .

1. М.Б.Пиотровский, Предание о химйаритском царе Асаде ал-Кашле .

М., 19777 с.3-34 .

2. См., напр., ал-Хащани, Ал-Иклил. Т.УШ, Багдад, 1931, о. 1 6 8 .

3. ал-Хащани,Ал-Иклил. УШ с.4.,

4. ал-Хащани, Ал-Иклил. УШ с.121-122; ал-Хамдани, Ал-Иклил .

, Т.Х, Каир, 1368 г. х., с.30 .

–  –  –

КУЛЬТ С М М

Е И АТЕРЕЙ В ПУРАНАХ

Изучение идеологической картины современной Индии невозможно без всестороннего исследования индуизма. Многие течения в совре­ менном индуизме восходят к целостному комплексу древнеиндийской санскритской литературы - пуранам (1-ХУ1 вв. н.э.). Важное место в религии пуран занимает культ богини Деви. Он включает в себя множество культов различных женских божеств. Среди них привлекает внимание группа из нескольких (обычно семи) богинь матерей .

Семь женских божеств встречаются во. всех пластах древнеин­ дийской литературы и иконографии. На ряде протоиндийских печатей и амулетов изображены семь (Мохенджо-Даро) и шесть (Харапиа) жен­ ских фигур.* Они, поводимселу, принимают участие в жертвоприноше­ нии. В индологической литературе неоднократно высказывалось пред­ положение, что эти женские персонажи олицетворяют семь священных рек Индии (Саптасиндху). Советский исследователь Б.Я.Волчок счи­ тает, что в хараппском варианте богиня в дереве и шесть женских фигур сопоставимы с семью священными реками Панджаба, а в вариан­ те Мохенджо-Даро - с рекой Индом и его притоками.^ Названия семи священных рек (Иравати, Чхандрабхага, Витаста, Випаша, Шатадру, Синдху, Сараеваги) встречаются в Ригведе, им посвящено около полуз дю ины гимнов. Вопрос о соотношении между божествами на прото­ ж индийских печатях и реками в ведах (а также в Авесте) выходит за рамки нашей статьи. Отметим только, что почитание группы речных женских божеств было широко распространено не только среди индоариев, но и в Древнем Египте и в Вавилоне и являлось достаточно общ элементом афро-азиатской культуры .

им

В Ригведе^ встречаются и другие группы из семи божеств:

семь матерей, участвующих в обряде приготовления сакрального напитка сомы, семь матерей бога огня Агни и семь его языков. Каж­ дый из языков Агни носит особое имя: Кали, Карали,Маноджава, Сулохита, Судхумраварна, Сфуллингини, Вишваручи. М но сравнить не­ ож которые из этих имен (напр., Кали и Карали) с именами богини Деви .

Группа богинь-матерей широко эксплицируется в пуранах. В старейшей из пуран - Маркандея-пуране (Девимахатмья) приводится миф о происхождении семи матерей. Они появились из тел богов (Брахмы, Ш ивы, Сканды, Вишну и его ипостасей - Варахи, Нарасимхи,и Индры) как персонифщированные эманации духовной энергии (=шакти). Эти богини-шакти образуют устойчивую группу из семи матерей: Брахми, Махешвари, Каумари, Вайшнави, Варахи, Нарасимхи и Айн,тгри. к их числу добавляются шакги самой Деви: Чамунда, Чандика и Шивадути. Все они исполняют функцию соратниц Деви, помо­ гают ей победить могущественных демонов-асуров Щ умбху и Нищумбху, отнявших у богов власть. В тексте Маркацдея-пураны богинишакти тесно связаны с ритуалом кровавых жертвоприношений. Они пьют кровь жертв, исполняют на поле битвы ритуальный танец. Груп­ па богинь-матерей в Маркандея-пуране непосредственно связана с традицией шактизма. Она является показательной для всей пуранической литературы .

Параллельная и более подробная версия о рождении и битвах матерей содержится в Девибхагавага-пуране. ® Однако она привносит мало нового в отношении толкования функций матерей и их места в пантеоне Деви. Шива-пурана, напротив, дает более краткий по срав­ нению с Маркандея-пураной вариант.^ Будучи в своей основе шиваигским произведением, эта пурана связывает матерей с Ш Ивой, т.к .

Деви выступает здесь прежде всего как супруга Ш ивы (Ума). Лингапурана в числе уже известных нам матерей называет шакти бога Аг­ ни Агнейику (вариант Дугашани).® В Ваю-цуране семь матерей упоми­ наются в свите бога Сканды, среди нескольких групп низших земных духов (вайнаяков, бхадраков, никаров, путанов и п р.).9 Это находат достаточно четкий аналог в эпосе (Махабхарата), где, как от­ мечает советский исследователь С.Л.Невелева, в свиту Скандн вхо­ дит несколько различных группировок матерей, в основном носите­ лей злого начала.10 Среди них ешь дочерей бога огня Таласа, семь полчищ кормилиц Скандн, шесть жен великих мудрецов (олицет­ воряющих благостное начало). Особо отметим группу матерей, свя­ занных с культом Шиш: Брахми, Вайшнани, Индрани и пр. В эпосе появление этих матерей не имеет непосредственной связи с шактистской традицией и, по всей вероятности, является позднейшей пуранической интерполяцией .

К первым векам нашей эры относятся многочисленные скульп­ турные изображения семи матерей. Индийский ученый В.Бх.Митра го­ ворит о разнообразных грушах из семи (восьми) богинь-матерей, встречающихся в Индии повсеместно, и обнаруженных, в частности, в районе современных штатов Мадхьяпрадеш и Раджастхан.11 Извест­ ный индийский автор П.В.Кане в "Истории Дхармашастры" упоминает о храме сши матерей, воздвигнутом при правителей Вишвавармане в начале У-го в. н.э.12 Исследователь культов Ю ной Индии Г.Уайтж хед пишет о семи богинях-девс твеншшах, покровительницах деревен ­ ских прудов (современный штат Тамилнад).1 Их групповые изображе­ ния часто устанавливались около водоемов .

Приведенные вы е примеры, число которых можно было бы зна­ ш чительно умножить, наглядно показывают, какие разные группиров­ ки объединялись в различные эпохи в Индии под названием матерей:

группы из семи божеств на протоиндийских печатях, по поводу кото­ рых до сих пор ведутся споры, редкие и, скорее, случайные, группы из семи божеств в ведах, группы злых духов в эпосе, ним ы дере­ ф венских культов. Все они различаются по своей принадлежности к определенной культовой традиции, по функциям и по именам.14 На их фоне заметно выделяется группа цуранических матерей. Они тес­ но связаны с шактисгской традицией, идентичны по своим функциям и именам. Устойчивый состав этой группы образуют, во-первых, шакти богини Дени, чаще всего Кали, Чамунда, Чандика, Шивадуги .

Культы каждой из этих богинь непременно включали в себя принесе­ ние в жертву живых существ (что воспрещалось традиционным индуиз­ мом). Почитание таких богинь уходит корнями в древние культы де­ ревенских богинь-матерей, принадлежащих, очевидно, к неарийской традиции. Именно они стали прообразами всей группы пуранических матерей и передали ей свои сакральные функции. Во-вторых, в труп пу пуранических матерей входят шакти тех богов традиционного ил дуисгского пантеона, которые стали играть заметную роль в э п о х у

- 192 пуран. Это прежде всего шакти Ш инн (Шварц, йогешвари, Махешвари), имеющие связь с шиваитской традицией, шакти Виш и ну его аватар (Вайшнави, Варахи, Нарасимхи), связанные с вишнунгской традицией, затем шакти богов, возвысившихся в эпоху пуран Сканды (Каушри), и, иногда, Агни (Агнейика, Хуташани), а также шакти Брахмы (Брахми), как одного из трех великих богов тради­ ционного индуистского пантеона, и Индры (Айцдри, Индрани), как военного предводителя богов. Разумеется, число матерей (семъвосемъ-девять), а также их имена могут незначительно варьировать­ ся в зависимости от источника и его соотнесенности с конкретным религиозно-философским течением. Однако названный состав богиньматерей для пуран в принципе остается определяющим .

Богини-матери в пуранах являются связующим звеном между бо­ гами традиционного индуистского пантеона и божествами неарийских разрозненных культов. Они знаменуют момент слияния индуистской (брахманической) традиции с культом богини-матери Деви. В целом богини-шакти в цуранах представляют собой характерный феномен шактизма как религиозно-культового течения, сформировавшегося к середине I-го тысячелетия н.э. и во многом.сохранившего свою зна­ чимость ДО наттппг дней.1

–  –  –

Е.А.Резван

П БРАТИ СТВ В КО Е

О МО РАН

(от кровно-родственного коллектива к религиозно-политическому сообществу) Функции и характер доисламского института побратимства (муj^axa ) изучены еще недостаточно. В частности, не прослежена его внутренняя связь с отношениями, обозначенными термином вала’ .

Известно, что заключение соглашения типа вала* хил^ (покро­ вительство чужеродцу), предусматривало включение его в состав племени. Однако несмотря на то, что по этому соглашению на него распространялась вся совокупность прав-обязанностей кровного род ственника,1 в том числе право на долю в наследстве, он оказывался в положении зависимого (маула) от своего партнера по соглашению, который- обозначался тем ж термином ма^ла. Формальное равенство е участников соглашения подчеркивалось также гем, что и зависимый, и его покровитель объявлялись побратимами (axh^ Родственные пле­ мена, а также племена, заключившие между собой договор о зависи­ мое ти/покровительс тве, назывались "братьями".^ В этой связи интересный материал представляет сравнение тек­ стов с.50,12-13 и с.30,11-12. В первом говорится: "Считали ложью и до них народ Нуха, и обитатели ар-Расса, и Самуд, и сАд, и Фирсаун, и братья (та ван) Дута"4... Аналогичный контекст м имеем и ы во втором случае: "До них считали это ложью народ Нуха, и сАд, и Фирсаун, обладатель кольев, и Самуд, и народ (каум) Дута"4.. .

Сопоставление этих двух контекстов наглядно показывает синонимич­ ность выражений каум лут и ихван лут. В приведенном примере тер­ мин ихван обозначает лиц, принадлежащих к одной кровно-родствен­ ной группе.^ Поэтому естественно, что после установления отноше­

- 194 ний вала» хилф, человек становится одним из "братьев” ( ихван), составлявших адаптировавшую его кровно-родственную группу. Кроме того, известно, что до ислама дань сирийских крестьян бедуинам, под покровительством которых они находились, обозначалась терми­ ном хува® от того же корня (а.х.в.) .

Все это дает возможность заключить, что доисламский институт побратимства (му’ аха ) выражал отношения вала' хилф. На это же указывает и текстуальная близость формул соглашения вала* хилф и соглашения о побратимстве между первыми мусульманами Термин му’ аха в Коране отсутствует, однако в 12 кораничес­ ких контекстах зафиксировано значение термина ах (ихван, ихва ), не связанные с кровным родством.® В с. 15,47 11-го мекканского пе­ риода говорится о праведниках в раю: "...братьями (ихван) они на седалищах обращены друг к д р у г у..., т.е. людей, попавших в рай, объединяет не прямое и не условное родство (побратимство в доис­ ламском понимании). Они связаны общей верой в единого бога и сво­ ей праведностью, следствием которой явилось их пребывание в раю .

Все другие случаи употребления термина ах в подобном значении принадлежат уже к мединским сурам .

"Те, которые пришли после них (т.е. ансары - Е.Р.), гово­ рят: "Господи, прости нам и наш братьям ( ихван, т.е. мухаджиим рам - Е.Р.), которые опередили нас в вере"' (59,10). Эти стихи говорят о му’ аха (побратимстве) мухаджиров и ансаров, основой которого стала вера в единого бога. В аналогичном контексте (8,73) мухаджиры и ансары названы покровителями ( вали) друг друга. Если до ислама установление отношений вала* хилф (побратимства) вело к зависимости одного человека от другого, носившей условный ха­ рактер, то теперь связь между побратимами была обусловлена их об­ щей абсолютной зависимостью от бога, которого ЭДухамлад объявил их "истинным покровителем" ( маула-л-хакк, 6,62; джар, 23,90) .

Однако на этом этапе побратимство сохраняло в себе особен­ ности доисламских отношений вала* хилф, и, в частности, побратим имел право на часть наследства побратима. Такое право наследова­ ния являлось вторжением в имущественные отношения в рамках инди­ видуальной семьи, значение которой в оседлой среде Аравии начала УП в. неизмеримо! возросло, и эго не могло не вызвать соперничест­ ва и конфликтов. По существу "всеобщее" побратимство мусульман (вала’ хилф) вело к становлению патриархальных уравнительных отношенй'1шэугри общины мусульман, что в оседлой среде Аравии нача­ ла УП в. было уже невозможно. И в 624 г. такое право наследования

- 195 было отменено (33,6): "...Обладатели родства (улу ал-арзсам) один ближе /авла/ к другим по книге Аллаха, чем верующие и чем мухаджиры... " (ом. тапке 8,76) .

~ Здесь хе необходимо привести и с.3,98, где речь идет о мединцах: "Держитесь за покровительство (хайл) Аллаха9 и не разде­ ляйтесь, и помните милость Аллаха к вам, когда вы были врагами, а он сблизил ваши сердца и вы стали по Его милости братьями (ихван)1" И далее (3,100): "И пусть будет среди вас община ( умма ), которая призывает к добру.. " Таким образом, все члены мединской общины объявлялись покровителями (вали, маула, джар)^ друг дру­ га, находившимися при этом под покровительством Аллаха .

После отмены права наследования побратимом отношения между членами мусульманской общины, считавшимися братьями друг другу, строились уже по типу отношений при заключении соглашения о за­ щите вала* дживар, которое давало сторонам защиту без учета кров­ но-родственной принадлежности.** Теперь, принимая ислам, и приз­ навая тем самым верховное покровительство (дживар)1 бога, каждый мусульманин принимал на себя обязательство помогать и защищать своих братьев по вере, становился их джаром .

В этой связи становится понятно, почему Цухамиад призывал объявить приемных сыновей "братьями в вере" и покровительствуе­ мого (джар), в то время как до ислама они становились маула-халифами (33,4,5 = 2,219): ”...И не сделал (Аллах - E.F.) ваших приемышей вашими сыновьями. Возводите их к их отцам, это более справедливо у Аллаха, а если не знаете их отцов, то это - ваши братья в вере ( ихван фи-д-дин)4 и ваши покровительствуемые (мавал и. Здесь речь вдет о вала» дживар - Е.Р.). Тем самым им гаранти­ ровалось равное с другими место в рамках мусульманской общ ины (уммы), а имущественные интересы членов "малой семьи” (ахл албайт) в этом случае не затрагивались .

Обязанность всех мусульман-побрагимом было участие в походах против "врагов Аллаха" (3,150 = 3,162; 33,18): "Не будьте, как те, кто не веровал и говорил своим братьям /ихвад7, когда они двину­ лись по земле или совершали поход: "Если бы они были при нас, то не умерли бы и не были бы у б и т ы... Э т а обязанность вытекала из представлений о насре- взаимопомощи в бою, которая предусматрива­ лась отношениями вала' (покровительства) как до ислама, так и в Коране (см. напр. 2,286) .

М.М.Бравман указывает, что аравитяне до ислама верили, что их божества могут оказывать им помощь в бою - наср. Эта помощь ТО л»

мыслилась взаимной. Такое представление о насре мы находим и в

- 196 Коране: 22,41: "...Поможет (лайансуранна) Аллах тому, кто помо­ жет ему (йансуруху)... " Мухаммад считал обязанностью мусульман помогать друг другу в борьбе за "дело ислама", тем самым "помо­ гать Аллаху". Бели раньше необходимость помощи в бою диктовалась прежде всего кровными узами, связывающими участников набега, то теперь взаимопомощь была обусловлена "братством в вере" .

Отказ от войны между мусульманами также вытекал из отноше­ ний побратимства (49,10): "Верупцие ведь братья ( и м ). Прими­ ряйте ж обоих ваших братьев (ахавайкум) и бойтесь Аллаха”4 (ср .

е 49,9) .

Установление отношений побратимства между мусульманами об­ условило и характер "правовых" предписаний пророка (2,173): "0 те, которые уверовали! Предписано вам возмездие за убитых: сво­ бодный за свободного, и раб за раба, и женщина за женщину. А ко­ му будет прощено что-нибудь его братом (а х ), то следствие по обы­ чаю и возмездие ему во благе".4 С.59,I i свидетельствует о том,что Мухаъмад считал естествен­ ными отношениям побратимства в вере не только среди мусульман,но и среди христиан и иудеев: "Разве ты не видел тех, которые лице­ мерят, как они говорят своим братьям (ихван) из обладателей писа­ ния, которые не уверовали: "Если вы будете изгнаны, то м выйдем ы шесте с вами и не подчинимся из-за вас никому".4 И наконец с.9, I I указывает, что,по мнению Мухаммада, любой человек, принявший ислам, становился побратимом мусульман: "А если они обратились и выполнили молитву, то они ваши братья в дере" ( ихван фи-д-дии ) "5 Для того, чтобы понять роль, которую институт побратимства сыграл в процессе эволюции социально-религиозных представлений пророка, необходимо отметить, что уже из первых проповедей Мухам­ мада следовало, что традиционная система социальных связей, обес­ печивающих личную безопасность (т.е. родство и покровительство) теряет свой смысл перед абсолютной властью бога-творца и наказа­ нием Судного дня, которое неминуемо ждет неверных (44,41); "Тот день, когда покровитель (маула) не избавит покровительствуемого (маула) и не будет им помощи". Или (70,11-13): "... Грешник хотел бы откупиться от наказания того дня своими сыновьями и своей же­ ной и братом (а х ), и своим родом (фасила ), который дает ему убе­ жище".4 Однако избавить человека от наказания Страшного суда мо­ жет только абсолютное подчинение, покорность (ислам) воле бога, и следовательно, самыми необходимыми людям становятся отношения, обеспечивающие исполнение его воли, т.е. связи по вере. "Побрагимство в вере" устанавливало между л щ ш именно такую связь.13 Институт побратимства в том виде, в каком он существовал до отмены права наследования побратимом, по существу явился переход­ ным этапом к новому типу социальных отношений, основанных на свя­ зи по вере и абсолютном характере зависимости от бога. После это­ го события он прекратил свое существование в прежнем вире. Одна­ ко упоминания о братстве мусульман в Коране отмечаются и в пред­ последней суре 9,11, относимой ко времени "прощального” паломниче­ ства Мухашада в Мэкку в 632 г. В проповеди пророка, якобы прочи­ танной им во время "прощального" паломничества,имеются такие слова:"...Каждый мусульманин - брат (ах) мусульманину, и все мусуль­ мане - братья (ихва ), и никому из мусульман не позволено требо­ вать от своего брата" (ах) - но лишь то, что он даст ему по добро­ те своей души.. Здесь Мухаммад ясно говорит, что и после от­ мены права наследования побратимом все мусульмане - братья .

Возможность установления "всеобщих" отношений побратимства была обоснована также представлением о людях, как о "сынах Ада­ ма”, появившимся у Цухашада к концу Шмекканского периода - раз предок один - то все люди - родичи .

Необходимо отметить также роль, которую сыграл институт по­ братимства в истории пророческой деятельности Мухаммада. Извест­ но, что первые случаи побратимства мусульман относятся к концу мекканского периода его жизни.15 В условиях все возрастающей враж­ дебности мекканцев к пророку и его последователям Мухаммад таким образом пытался сплотить первых мусульман. После переселения про­ рока в Медину обязательства побратимства были призваны обеспечить единство мухаджиров и ансаров,.что в тот период было чрезвычайно важно. Однако, указанные вы е социально-экономические причины и ш массовое обращение в ислам сделало заключение индивидуальных со­ глашений о побратимстве практически невозможным .

Таким образом, анализ раннеисламского института побратимст­ ва по материалам Корана показывает, что его появление явилось от­ ражением сложных социальных и идеологических процессов, проходив­ ш в оседлой среде Внутренней Аравии начала УП в, н.э. Кровно­ их родственные, т.е. в своей основе материальные, связи между людь­ ми также, как и традиционные отношения покровительства, уступили место в качестве первоосновы существования человеческого коллек­ тива общности по вере, т.е. связям идеальным, но оформленным с помощью переосмысленных Традиционных институтов покровительства и побратимства. Вместе с тем, среди мусульман было закреплено

- 198 значение кровно-родственных связей в рамках индивидуальной семьи .

Новые политические (а не потестарине, как в родовом общеогве) от­ ношения по-преЛнему выражались в традиционных категориях .

Хотя после отмены права наследования побратимом, представле­ ние о братстве мусульман сохранялось лишь в качестве идеологиче­ ского обоснования единства мусульман, его роль в развитии социаль­ ных представлений пророка и социальной действительности того вре­ мени исключительно велика. С введением института побратимства мож­ но говорить о первых попытках создания нового социального организ­ ма, обозначенного Мухаммадом еловой уж а .

Интересно, что спустя 13 веков в ходе стадиально близких процессов институт побратимства был использован в борьбе саудитов с феодально-племенной раздробленностью, имевшей целью созда­ ние единого государства в рамках Аравии. В ходе так называемого ихванского движения (1912-1930) жтпуш из различных племен были объявлены побратимами друг друга (ихван) и как таковые с о с м а ж л к ядро ваххабитской общины. Они были переселены в земледельческоскотоводческие колонии - хиджры, а традицонная родо-племенная взаимопомощь заменялась взаимопомощью только среди ихванов. Пос­ ледние были объединены принадлежностью к особому ваххабитскому толку ислама. Результатов! явилось создание саудовской монархии я дополнение плененного самосознания признанием саудовского под­ данства.161

1. Л.В.Негря, Общественный строй Северной и Центральной Аравии в У-УП в. М., 1981, с.75 .

2. Там же .

3. Т.В.Smith, Kinship and M arriage in E a rly A ra b ia. London, 1907, C.I3 .

4. Перевод И.Ю.Крачковского .

5. См. также с,26,124, где пророк Хул назван "братом" (ах) своего народа *адитов (см. также 48,20; 7,71,83; 26.106.I427I6I). В таком ж значении термин $ употреблялся и в доисламской поэ­ е зии. - См. Smith, ук. СОЧ., с.1 о .

6. Там же, с. 15 .

7. 0р. Негря, ук. соч., с.75 и I.L ic h t e n e t a e d te r, F ra te rn is a tio n (mu’ akhat) in E a rly Isla m ic S o c ie ty. - Islam ic C u ltu re, 1942, r.I6, й I, c.47-50 .

8. 15,47; 2,173,219; 3,98,150,162; 59,10,11; 33,5,18; 49,10; 9,11 .

9. До ислама термин хабл употреблялся для обозначения отношений покровительства. См. sm ith, ук. соч., с.48, прим.3; w.M.Watt, Companion to the Q u r’an, London, 1967j_c«54t The Poems or 'Amr son o f Qami’ ah. Cambridge, 1 9 1 9,# I, 77

10. В мединском договоре Аллах объявлялся покровителем (джар) всех членов мединской общины, которые.в свою очередь являлись по­ кровителями (джар, маула) друг друга. См. Ибн Хишам. Сипа (имя .

Шстенфельда) Г~сГ3412з44 .

- 199 Негра, ук. с о ч., с. 72 .

12. Ж.М.Вгаутапп, The S p i r i t u a l Background o f E a rly Islam, beiden, 1972, c.7 + .

13. В конце Шмекканского периода термин уммаг в Коране начинает обозначать сообщество лвдеи, объединенных общей верой или не­ верием в единого бога .

14. Ибн Хишам, ук. с о ч., с. 969 .

15. L ic h te n s ia e d te r, ук. соч., с. 49-51 .

16. А.И.Пероиц, Этнос в раннеклассовых оседло-кочевнических общ­ ностях. - В сб. Этнос в доклассовом и раннеклассовом общест­ ве, М., 1982, с. 175 .

Е. А. Ре зван ТЕРМ Н ши' а В КОРАНЕ И (к истории понятий "секта”, "религиозно-политическая группировка” Контекстный анализ коранических терминов открывает большие возможности для изучения истоков и начальной эволюции многих со­ циально-политических представлений раннего ислама. В частности, интересные результаты дает такой анализ при рассмотрении корани­ ческих терминов, обозначающих религиозно-политические общности.1 Выяснение особенностей употребления каждого из этих терминов, ко­ торые зачастую понимаются и переводятся как синонимы, позволяет выявить характерные черты социальной психологии того общества, в котором возник ислам, а также роль различных социообразующих фак­ торов в переломный период развития этого общества. Одним из таких терминов является термин ш ига .

Характер доисламского употребления производных от корня syc был проанализирован Бравманом. О указывает, что употребление в н бедуинской поэзии терминов аши/а и ш и^а.(синонимы - ансар, вузара’ гусба, рибат) связано с одним из основных социальных пред­ ставлений родо-племенного общества Аравии, - с представлением о взаимопомощи в бою. Эти термины (ср. русск. соратники, сподвиж­ ники) обозначали людей, связанных обязательством оказывать друг друцу такую помощь .

Термин ашига в этом значении зафиксирован и в сафских надпи­ сях ( p p a e s, IV, С.644)* Его рассматривают как множественное чис­ ло - "соратники", а ши^а в этом случае выступает как имя собира­ тельное и означает "группу", "общность соратников" (мн.ч. шит ) .

Поскольку в родовом обществе такая группа была коллективом кров­ ных родственников, термин аш а употреблялся и для обозначения и з кровно-родственного коллектива .

- 200 Средневековые мусульманские авторы возводили значение терми­ на ши/а к глаголу двеа, который употребляется в Коране (24,18) в значении "разглашать"; "распространять".^ Европейские ученые, в частности Швалли, выдвигали предположение о том, что кораническое значение термина шиса восходит к сиро-христианскому прототипу (си'а - "фракция", "группа").® В сабейских надписях зафиксировано употребление различных производя х от корневой основы fjwe, соответствующей корню ши' в арабском языке. В надписях из й е н о й Аравии производные от это­ го корня, первоначально употреблявшиеся для обозначения взаимопо­ мощи в бою, приобрели затем новое значение, связанное, по-види­ мому, с исполнением различного рода повинностей и обязательств, в том числе военных, перед правителем его подданными и союзни­ ками.® Термин щуг в одной из надписей ( Ja 631/14) употреблен для обозначения группы л е д ей во главе с царским посланником, со­ ставивших посольство одного из южно-аравийских правителей в Эф ио­ пию, т.е. группу лщей, исполняющих "государеву службу".^ Креме того, авторы "Сабейского словаря" отмечают, что слово в Ч име­ ло, в частности, значение "община" и употреблялось в социальных контекстах.® Термин щиса ( щ ийа ) употребляется в Коране 9 раз® в сурах П и Шмекканских периодов, 2 раза употребляется форма аши'а.*® В с. 54, первой суре П мекканского периода, Мухаммад, обра­ щаясь к мекканцам, говорит им о том, что ничто на земле не спо­ собно предотвратить кару Аллаха за отказ откликнуться на призыв его посланника. Взаимопомощь ( наср) между соплеменниками * ничто перед всесилием бога (54;44-45, см. такжеС 34,54): "Может быть они скажут: "Мы - вместе все помощники ( лжами мунгасир)". Обратить­ ся в бегство сборище^... (ал-джаьГ )". И далее (54,51): "И погу­ били М (кад ахлакна) ваших помощников ( аши'а), но найдется ли ы хоть один припоминающий?" Как м видим, термин аши'а использует­ ы ся здесь, как и в доисламской поэзии, для выражения отношений взаимопомощи (наср). Он обозначает здесь группу (джам ) людей, сражающихся шесте. Однако появляется новый оттенок. Важно, что эта группа людей связана не столько кровным родством, сколько обидам отказом последовать'за посланником Аллаха. Они объединены своим неверием в единого бога и призывают к борьбе против его пророка .

- 201 В с.37,81 после рассказа о Нухе, Цухашад говорит: "И ведь из его же общины ( ш a ) dun Ибрахим". Здесь ши'а является сино­ и* нимом терминов уш а и милла (2,129). Первоначальное представле­ ние о характере^сообщества щи*а, как о группе боевых соратников расширяется, поскольку меняется качество связей, обязательств, которые создавали сообщество. На смену обязательствам взаимопо­ мощи в бос в качестве его оснош приходит сознание связи, общнос ти по вере. Семантический "скелет" слова, обозначающего группу, коллектив остается прежним, но его облекает новая "плоть”, т.е .

все отношения в обществе начинают осмысляться с религиозной точ­ ки зрения. Поскольку, по представлениям ОДухамиада, пророки из века в век проповедовали одну веру, а люди искажали ее, то и общ­ ность людей, исповедующих подлинную, неискаженную веру в единого бога также становится вневременной. Религия в сознании пророка неотделима от людей, исповедующих ее. Люди становятся прежде всего носителями веры, выступащей в роли доминирующего призна­ ка, качества. Так в с.15,10, принадлежащей к. Шмекканскому перио­ ду, Мухаммад говорит: "И до тебя посылали мы-в общинах первых" (д(м дшйа^ди ал-аввалин. Ср. также 15,13; 36,30). Для Мухаммада мир людей и их история - это прежде всего мир и история рели­ гиозных сообществ. Этнические различия отступают перед различиями религиозными. В аналогичных контекстах в том же значении исполь­ зуются термины каум, умма, хизб (40,5), милла (2, 128-129), гаифа (§,156-57) .

Однако и здесь термин ши*а имеет свой оттенок значения. Если слово каум содержит в себе прежде всего представление об этниче­ ской общности, а милла и умма - об общности религиозной, то в термине ши*а заложено представление о людях, как о группе едино­ мышленников, сторонников. Этнорелигиозная общность понимается как общность политическая .

Расхождения между "обладателями писания" и их отказ приз­ нать истинность его пророческой миссии Мухаммад объясняет тем* что первоначальная истинная.религия была искажена, и единая ре­ лигиозная общность распалась. О проповедует возвращение к истин­ н ной вере (30,30-31. Ср. также 6,160): "... и не будьте из числа (многобожников, М из тех, которые разделили свою религию (фарраку дин) ^ и стали партиями (шийа*). Всякая группа (хизб) раду­ ется тому, что у нее". Здесь термины щи°а и хизб фигурируют как синонимы (см. также 23,55; 40,5; 30,31; 21,92). В таком ж значе­ е нии может употребляться и термин фарик (3,95) .

- 202 В последние годы жизни пророка в Мекке все больше начинал осознаваться факт раскола среди жителей города по религиозному признаку. Откликаясь в своих проповедях на сложившуюся ситуацию, Мухаммад говорит о ток, что такое бывало и раньше. Мадйаниты, от­ вергнув посланного к ним Шу°айба, разделились на две партии (та­ рифа, 7,85). То ж самое произошло и в стране Миср (28,3, см .

е также 28,14): "Поистине Фир'аун превознесся на земле и превратил ее народ (ахл) в партии (шийа* ); ослабляя одну группу ( та'ифа) дз них, он убивал их сынов... " Синонимами термина ши'а здесь являют­ ся термины тарифа и хизб, которыми в двух случаях (30,11; 40,31) обозначен "народ" Фир'ауна. Население страны Миср по Корану раз­ делено на две партии в первую очередь по релжлозному принципу .

Поскольку представления о политическом и религиозном в древности совпадали, то и ши*а здесь - религиозно-политическая группировка, партия. Позднее, уже в Медине, возвращаясь к этой теме в иных ус­ ловиях, пророк будет говорит о расколе и среди "сынов Исра'ила" (2,254) .

В с.

6, одной из последних сур, сказанных в Мекке, когда раз­ рыв с соплеменниками стал для Мухадаада неизбежным, он, обраща­ ясь к ним, говорит уже о возможности войны с ними (6,65) :"Скажи:

Он тот, кто может наслать на вас наказание сверлу или из-под ваших ног и смешать вас в разные партии (щийа*) и дать попробо­ вать одним из вас ярость других.... " Участь язычников была пред­ решена. Они и шайтаны будут собраны в аду (19,69): "Потом М из­ ы влечем из каждой партии (nmja), кто из них был сильнейшим ослуш­ ником против Милосердного" (19,70). Термин ши?а, как и удаа (41, 24; 46,17; 7,36-2) может обозначать сообщество не только лщёй, но и существ сверхъестественных. Здесь же неоШдимо отметить, что представление о расколе среди мекканцев может передаваться также с помощью термина фарик (напр. 19,74) .

Анализ употребления терминов ши'а и аши'а в Коране дает возможность проследить эволюцию их значения. Как и; в доисламской п о э з и и, слово аши*а. означает в Коране "п о м о щ н и к и ", "соратники", аш иеа (шийа*) - группу людей, объединенных обязанностью взаимо­ помощи. Однако изменилась основа отношений между людьми в этой группе, содержание связи между ними, причины, побуждавшие их по­ могать друг другу. Если раньше взаимопомощь (наср) была обусловяена кровным родством или отношениями зависимости-покровительства, то теперь обязанность помогать друг друга была связана с общ­ ностью веры, с необходимостью защиты своих единоверцев. Мусуль­

- 203 мане были объявлены сначала побратимами (ах), а потом вали (.по­ кровителями) друг друга. Изменился и характер отношений покрови­ тельства среди членов мусульманской общины. Покровительство те­ перь было обусловлено вероисповеданием. Здесь ж можно отметить, е что в с.16,93-95 (ср. 9,101,118) группа ансаров, сторонников М у­ хаммада из йасриба, названа термином умка, который здесь является синонимом слова ш са .

Обращает на себя внимание синонимичность таких терминов, как умма, ши^а, милда, фарше, хизб, та/ифа, каждый из которых может обозначать разные типы человеческих сообществ и в ряде слу­ чаев заменять другие термины этого ряда. Причем каж дый из этих терминов отличался от другого не только по содержанию, но и по своей функциональной роли, связанной с тем, какой аспект социаль­ ных отношений передавался с их помощью. Термин щ и9а мог употреб­ ляться для обозначения и небольшой политико-религиозной группы (секты), и целого "народа", который в этом случае рассматривается в качестве политико-религиозного сообщества .

Чаще всего в качестве синонимов термина ш а выступают тер­ и мины фарик и тарифа. Первоначально они употреблялись для обозна­ чения людей, отделившихся, выделившихся из большого сообщества (ка^м, милда) по религиозному признаку. По мере роста числа му­ сульман эти термины начинают употребляться и для обозначения эт­ норелигиозного сообщества в целом, но в этом значении вытесняют­ ся термином уши, который становится основным термином для обо­ значения мусульманской общины. В мединских сурах термины фарик, та Уфа, ‘усба обозначают, прежде всего, небольшие группы против­ ников Мухаммада либо среди иудеев, либо среди самих мусульман В историческом предании о первых десятилетиях после смерти Мухаммада термин ши°а широко употреблялся для обозначения поли­ тических группировок. Так, с его помощью обозначались и сторонни­ ки халифа *Усмана (щ аг усманийа), и люди, считавшие, что право и на власть в мусульманском государстве должно принадлежать зятю и двоюродному брату пророка - 'Али /щи'ат Ал%7. Такое употребле­ ние термина щи'а соответствует его значению, зафиксированному в Коране, и, как нам кажется, подтверждает наш выводы .

и Религиозное обоснование политических разногласий привело в конечном итоге к возникновению толка в исламе, принявшего наибо­ лее распространенное наименование группы сторонников халифа 7ши .

М но ли утверждать, что коранические значение термина щТа ож

- 204 отражало семантику этого слова только в языке жителей Внутренней Аравии и не испытало влияния словоупотребления, существовавшего в языках более развитых соседних народов? По-видимому, такая связь существовала, на что указывает редкость формы ш и^а в языке доисламской бедуинской поэзии.*** В то ж время необходимо отме­ е тить, что усвоение арабским языком слова щиса в кораническом зна­ чении опиралось на лексические ассоциации .

Бравман у к а з ы в а е т,ч т о термин щиса в сочинениях арабских историков, посвященных борьбе различных направлений в исламе в первые десятилетия после смерти Мухамлада употребляется в кон­ текстах, свидетельствующих о сохранении представления о взаимо­ помощи в бою, заключенном в этом термине .

В заключении необходимо отметить, что появление представле­ ния о новой общности людей, обозначаемой в Коране, в частности, термином шГа, было вызвано социальными и идеологическими про­ цессами, имевшими место в Аравии, где кровно-родственные связи внутри племен и больших родов ( °ашира) теряли свое абсолютное значение и возникали новые социальные связи, обусловленные новым этапом развития общества.1 7

1. Умела, милла, хизб, ш, та'ифа, фарик, °усба, фи'а, ширзима .

и0а

2. M.M.Bravmann, The S p i r i t u a l Background o f EarljTTelam.Iieiden, 1972, 73, 222. Термину вазир посвящена специальная работа Брашана (там же, 220-226). Он связывает значение этого тер­ мина с общесемитской корневой основой 'эр, имевшей значения "опоясываться (мечом)", "готовиться к бою", "помогать в бою"»

К этим же представлениям восходят и значения терминов 'усба и рибат. также засвидетельствованные в Коране. Йссматривая два имевшихся случая употребления термина papgp в Коране (20,30;

25,37), где Харун назван вазиром Мусы, Травман цриходит к вы ­ воду, что значение этого термина в Коране восходит к его упот­ реблению в доисламской бедуинской поэзии, но приобретает ношй оттенок. Помощь, оказываемая Харуном Мусе, состояла в "пропа­ ганде его дела и учения" .

3. The M u ffa d d a lliy a t, Ed.by C h.J.L y a ll. O xfordI92I, № 35,12;

№ 105,15 .

4. A.J e ffe r y, The Foreign Vocabulary o f the Q ur'an* Baroda, 1938, 190-191*

5. F r.S c h w a lly, Id io t ic o n dee c h r is t lic h -p a la e t in ie c h e n Aram aisch .

G ie s s e n,1893, 61. См. также J e f f e r y ) Vocabulary, 191*

6. A.F.L.B e esto n, W arfare i n Ancient South A ra b ia. London, 1976, 17,70, прим.19; он же: Botes on Old South Arabian Lexico­ graphy l x. - Ее Museon, 88 ( 1 - 2 ), 133 .

7. О же: W arfare, 26 .

н Бистон переводит термин &r‘ английским s t a f f "сотрудники" .

8. A.F.L.B e esto n, M.A.Ghul, W.W.M uller, J.Ryckmans, Sabaic D ic tio ­ nary, Louvain - La - Neuve - Beyrouth, 1982, 137» Однако, ПО

–  –  –

Д В Е Ш Й ПОЕПШ

РЕ Н Й Е ТЕЛЬСТВО ЗА П П С О КО Н

РИ И Н ГО ЛО А

Среди разных типов документов, в которых упоминаются адскрипТИЦИИ - эиапографы (c o lo n ! a d s c r i p t ! c i i, enapographol g e o rg o i) для нас наибольший интерес представляют поручительства за адскриптициев. К типу известных поручительств^ недавно прибавился еще один текст - P.Wash. U n iv., I, 25 (Оке., 530 г. ), который по ря­ ду причин заслуживает внимание исследователей. К сожалению, текст сохранился неполностью. Нет конца, текст обрывается на обязатель­ ствах поручителя, да и в самой сохранившейся части документа име­ ются досадные лакуны .

На основе сохранившейся части текста, можно придти к выводу, что документ принадлежит к типу поручительств "пространного типа”, что в нем идет речь о взятии на поруки колона, оказавшегося в тюрьме.4 Поручитель берет на себя обязательство, что колон будет постоянно пребывать в имении, очевидно, с членами своей семьи и будет выполнять все обязанности, вытекающие из его статуса энапографа,5 в случае ж невыполнения этих обязательств поручитель,ве­ е роятно, обязывался либо сам их выполнять,либо возместить крупному землевладельцу понесенный им ущерб.^ Тем не менее, при всей кажу­ щейся стереотипности документа, он содержит ряд особенностей, на которых следует остановиться подробнее .

- 206 Все известные до сих пор поручительства за адсариптициев охватывали период с 568 г. (P.Lond., i l l, 778) и по 613 г* (Р .

Оху., ХУ1, 1979, psi, I, 62). Таким образом в текст является аш самым древним из всех известных поручительств за колонов, а сам а длительность времени применения практики поручительств за адскриптициев увеличивается почти в два раза: с 530 г. до 613 г., то есть 83 года вместо 45 лет .

2. Львиная доля известных до сих пор поручительств принадле­ жит к архиву Анионов, несколько-к архивам Флавии Анастасии и дру­ гих крупных землевладельцев. Н текст содержит поручительство, аш выданное комиту Фланга Фивашону, он ж Ламонсон, сыну покойного е Ашониава, то есть ранее не известному крупному землевладельцу .

Судя ПО формуле geouchon entsutha, а не geouchon kai entauон владел землей ТОЛЬКО В tha lampra Qxyrhygchlton polei, Оксиринхском номе, о том, что его владения были не особенно об­ ширны, говорит и отсутствие административного центрального аппара­ та. Поручительство выдается ему лично, а не через представлявшего его административного работника. В поручительстве говорится и о владении Флавия Фиваммона - 9пикни Калаэ, который также не упоми­ нался ранее .

3. В роли поручителей обычно выступают один человек, иногда два или несколько человек, но это всегда мужчины. В данном тексте впервые в роли поручителя выступает женщина. Хотя в Египте ж ины енщ довольно часто выступали в разного рода документации в сопровожде­ нии юридического представителя, так называемого kyrioe, а не самостоятельно, наличие такого представителя, как было доказано Р.Таубеншлагом, было далеко не всегда обязательно, во всяком слу­ чае при заключении частных сделок. Поэтому, то обстоятельство, что в роли поручителя выступает женщина, не должно особенно удивлять .

Но м имеем дело не просто с женщиной-поручителем. Она мать адсы крипгиция, которого берет на поруки. И в этом нет ничего удивитель­ ного. По всей вероятности, среди поручителей находились и близкие родственники адскриптициев - поручаемых, ведь родственники были более других заинтересованы в освобождении из тюрьмы адокриптиция, да и адскриптщию было легче обратиться с просьбой о взятии на по­ руки к родственникам чем к посторонним. Но до сих пор в папирусах не было прямых указаний на родственные связи поручителя с поручае­ мым .

4. Обычно принимался на поруки один или несколько адскриптици­ ев, но только адскриптиции, а не члены их семей (жены, дети). Прав­

- 207 да, фактически имелись в виду и те и другие, поскольку без семьи адскриптиций был неполноценным работником, к тому же непрочно привязанным к имению. Поэтому в ряде поручительств обязанность поручителя обеспечить постоянное пребывание адскриптиция на месте уточняется: "с его детьми и иеной и со всем его имуществом”. 8 Имеется это указание и в наш тексте, но оно вставлено не в той ем части, в которой говорится об обязанности адскриптиция постоянно пребывать в имении, а до этого, там, где указывается,кого берут на поруки. В дальнейшем, однако, имеется в виду только адскрипгиций. Возможно, это более ранний вариант формуляра или просто от­ клонение от формуляра. Принципиального значения это отклонение не имеет .

5. Документ - поручительство за адскриптиция. В строке, где сообщались данные о нем (стк. 10) лакуна в ± 2 5 букв (по подсче­ там издателя), поэтому м не знаем, имелось ли там обычное уточ­ ы нение enapographos autee georgoe (скорее всего нет, места мало), но о его статусе свидетельствует ухе упомянутое выш обязательст­ е во выполнять все, что касается to autou prosopon e'toi ten tou enaНет и данных о статусе матери - поручительни­ pographou tychen .

цы. И в соответствущем месте имеется лакуна (см. стк. 5-6):

inrelie Homna ^xygc^ter Phoibanmon/o7e tou kai К..... metros Поскольку сын - адскрипгиennei.... pourapb ( ) .

ций, то оба родителя, или по крайней мере один из них должен был быть адскркптицием .

Браки между свободной женщиной8 и адскркптицием, с согласия или без согласия господина, были, судя по частоте законодательных постановлений об этих браках, довольно распространенным явлением .

Смеш анные браки создавали много неудобств и проблем, как для гос­ под, так и для властей, поскольку обязательно вставал вопрос о статусе детей, *а также о правах господина на свободную, ставшую женой адскриптиция. Документ датируется 530 г., то есть хронологи­ чески он предшествует дошедшему до нас законодательству Ю стиниана о смешанных браках адскриптициев со свободными женщинами (531-540 г г. ). 18 Долее того, поскольку адскриптиций, которого мать берег на поруки, несомненно совершеннолетен, то он родился еще во время царствования Анастасия (491-518 г г. ), а может быть еще раньше .

Соответствующее законодательство о браке между адскриптщиями и свободными до нас не дошло, возможно, что еще не ощущалось в нем острой необходимости, законодательные предписания о смешанных бра­ ках, точнее о браках медду лицами с разным и неравным статусом, однако, сохранились. Это законодательство было далеко не всегда

- 208 последовательным, что объяснялось разной заинтересованностью го­ сударства в лицах того или иного статуса, которая к тому ж варь­ е ировалась в зависимости от условий места и времени. Но цри всех колебаниях, в основном действовало правило, что свободная женщина, обладающая более высоким статусом, теряла его, а дети унаследова­ ли новый статус матери. Это, собственно говоря, распространение на другие категории зависимых лиц основного положения sc ciaudianum, относящегося, как известно, к рабам .

О том, что этот подход применялся к бракам между адскриптицием и свободной свидетельствует сам Юстиниан, формально отменив­ ш SC Claudianum* ий Если в C.J., УП, 24, 4 (531-534 г г. ) он еще говорит о servi vel adscript!ell, которые полагают, что могут себе безнаказанно позволить tala conamen (т.е. брак со свободной), то в параллельной конституции на ату ж тему (c*J*, е XI, 48,24) он упоминает уже только о браке адскриптиция со свобод­ ной женщиной. В обеих конституциях указывается, что женщина и де­ ти от брака сохраняют свободный статус, но в то ж время господи­ е ну предоставляется право, лично или через начальника провинции, расторгнуть этот брак. Не вдаваясь в рассмотрение дальнейшего за­ конодательства Юстиниана о таких браках, отметим, что имеются только две возможности толкования приведенного вы е постановления ш Юстиниана: а) Ю стиниан зафиксировал существовавшее до него право .

В таком случае мать должна была сохранить свой свободный статус, а сын ее его получить. Между гем, сын - адскриптиций, следователь­ но мать не была свободной женщиной до брака, б) Ю стиниан изменил действовавшее до него законодательство, опирающееся на аналогии с sc Claudianum, то есть по доюстиниановскому законодательству свободная женщина, вышедшая замуж за адскриптиция, сама станови­ лась адскриптицией дети токе .

Таким образом, какую бы точку зрения мы не приняли, мать (по­ ручитель) была адскриптицией либо с самого начала (до вступления в брак) либо стала адскриптицией в результате вступления в брак .

Поручители - адскриптиции засвидетельствованы в дошедших до нас поручительствах, поэтому поручитель адскриптиция вполне вписыва­ ется в известную нам картину. Но, быть может, соответствующее ука­ зание имеется в тексте? Если в конце стк. 6 заменить " 0 " на ” ^ ?, то вместо.... ( ) можно было бы восстановить * П ° ^ ро- ф ( ). но отсутствие в издании фотографии папи­ руса* не позволяет настаивать на этом предположении .

Надеемся, что приведенный вы е разбор текста раскрыл некоторь ш

–  –  –

I. О поручительствах за приписных колонов см. i.P.Pikhman, Lee cautionnemente pour lee coloni adeoripticil* - "Proceedings of the XVI International Congress of Papyrology", Chico,1981, c.469-477•(American Studies in Papyrology, 23)*

2. Список поручительств си. таи хе, с.470 .

3* Си. Washington University Papyri I : Hon Literary Texts (Hoe .

1-6 1) ed. by T.B.Schuman, /Chico, 1980/ (American Studies in Papyrology, 17). * “ Неизвестно, имеется ли в виду Оксиринхская городская тюрьма или частная тюрьма крупного землевладельца. Си. подробнее:

I.P.Pikhman, une caution byzantine pour dee coloni adscripticiis P.Oxy., 71 996. - "Miscellanea Papyrologica". Pirenze, 1980, c.76 (коми, к стк. 17-18); И.Ф.Фихман, P.Gxy..

71, 9эб:

Поручительство за приписных колонов. - "Византийский Времен­ ник*, ЫПН (1981), с.169-170 (комм, к стк.17-18) .

5. Об згой формуле и других описаниях обязательств адскрипищиев си. Pikhman, Lee cautionnemente, с.474-477 и И.Ф.Фихман, Были ли ^ з а н ^ ба^иной^ египетские колоны - адскриптиции?.Принимая во внимание, что поручитель - хенщина, штрафная клау­ зула предусматривала скорее всего выплату денежной суммы в ка­ честве возмещения ущерба .

7. См. И.Ф.Фихман, Оксиринх - город папирусов. Ы., 1976, с.49, 70-72, 83, 84 .

8. Подробнее: Pikhman* Lea cautionnemente, с.475 (там хе, прим .

30 ссылки на источники) .

9. Под "свободной женщиной" (mulier libera) следует понимать, не юридически свободную женщину вообще (в противовес рабыне), а женщину, не принадлежащую к числу энапоррафов, не отягощен­ ную обязанностями, связанными с этим статусом. С точки зрения дихотомической классификации на свободных и рабов, адскриптиции принадлежали к первым .

10. См., например: D.Eibacb, Untersuchungen^um epatantiken Kglonat in der kaiserlichen Gesetzgebung„unter bespnderer Berucksichtigung der Terminologie. Pise. КоIn, 1977, c.171-181 .

11* Cm.: Pikman, Lee cautionnemente, c.473, прим. 18-20 .

–  –  –

О Ы А КРО Н Й М ТИ В АРАБСКИХ Н РО Н Х М

Б ЧЙ В О ЕС А Д Ы АВВАЛНХ

В жизни арабов древние законы, связанные с родственными уза­ ми по крови и восходящие историчесии к периоду родо-племенных от­ ношений, играют значительную роль до настоящего времени. Эти законн до сих пор определяют важность степени родства, которое строит­ ся на отцовском праве и приоритете мужчины в семье. Эти захонн за­ ставляют придерживаться обычая вузе иного брака, требуют избегать позора, прежде всего из-за нарушения женщиной законов чести и обя­ зывают осуществлять кровную месть. Несмотря на наблщдаещую в XX в .

детрибализацию у арабов, старинные племенные обычаи продолжают со-?

блвдагься: так, по свидетельству египетской статистики, за послед­ ние 40 лет в Верхнем Египте более Э0 тысяч чел. погибли в резуль­ тате кровной мести. * Эти явления находят етественное отражение в фольклоре - в народных песнях и сказаниях. Следование обычаю кров­ ной нести в настоящее время это не просто и не только слепое его соблюдение, оно очень часто носит социальный характер. На это об­ ращал внимание известный египетский фольклорист и общественный деятель Ахмед Рущди Салих, когда писал: "Возьмем, например, обы­ чай /кровной7 мести, м обнаруживаем, что он проявляется в виде ы защиты власти, включая и защиту привилегий гражданских и духовных .

Те же, кто не обладает ни властью, ни привилегиями, очень редко прибегают к /кровно|7 мести".3 Несмотря на пристальное внимание, в настоящее время, к арабс­ кому фольклору, специальных исследований о песнях, посвященных кровной мести, не существует. Между тем такие песни представляют интерес и как образцы устного народного творчества, и как источник этнографических и исторических знаний, и как произведения, в кото­ рых отражаются общественные условия жизни народа и его стихийный протест против социальной несправедливости. Настоящая статья имеет целью проанализировать различные варианты одной из старинных несен о кровной мести - мавваль об Адхаме аш-Шаркави. Это наиболее яркое произведение такого рода, пользующееся большой популярностью среди народа, его исполняют самые знаменитые народные певцы Египта, та­ кие как Мухаммед Таха, Ифгхашед Рамадан ал-Махаллави, Мухаммед Рущди и др .

Ахмед Рущди Салих приводит текст маввалн об Адхаме аш-Шаркави так, как он слышал его в родной деревне, находящейся в центральной части Верхнего Египта.3 История Адхама в этом варианте выглядит таким образом: 13-летним подростком Адхам отправляется из родной деревни в город учиться в школе; когда ему исполнилось 18 лет, из деревни приходит весть - убит брат его отца. Шоша cpasy ж воз­ е вращается домой, расспрашивает об убийце, узнает, что он в тюрьме, врывается в дсм обидчика и убивает его сына и еще троих мужчин, что там были.После этого Адхам оказывается в тюрьме, но и здесь

-21его не покидает мысль найти и уничтожить убийцу дяди; он расспра­ шивает окружалцих, кто они и за что попали в тюрьму, в конце кон­ цов обнаруживает обидчика и добивается его смерти. Власти приго­ варивают Адхама к смертной казни, но его родственники дают взятку и смертная казнь заменяется заключением, из которого Адхаму удает­ ся бежать. О неоднократно проводит власти, которые его разыскива­ н ют, однако в одной из схваток его убивают. Социальная направлен­ ность в этой песне ясно не выражена, лишь некоторые детали,, напри­ мер, фраза: "Адехам собрал 2000 людей"свидетельствуют, что он не был одинок в своей борьбе и сумел чем-то привлечь к себе людей .

Социальные мотивы более четко выступают в варианте народного поэ­ та Египта, суфия шазилитского толка, Ибрахима Сулеймана аш-Шейха .

Адхам в его песне - это герой, который борется против властей, против мамура (начальника уезда) и старосты деревни. Например, захват оружия Адхамом описывается так: переоделся Адхам начальни­ ком полиции и отправился добывать порох и оружие, вошел к ыамуру, как лев, безо всякого почтения и крикнул: "Эй, голова, дне стража и где твои солдаты? Построй их! М заберем у них оружие и дадим ы новое, что прибыло и более подходит вам. Давай также и оружие ста­ росты. Да поторапливайся! Это правительство решило улучшить ваше положение". Смелый парень сумел провести мамура, посмеяться над ним и забрал у него оружие, сунув какую-то казенную бумагу. А оружие роздал своим людям .

Вариант мавваля об Адхаме аш-Шаркави по тексту народного поэ­ та Махмуда Исмаила Гяда6 относится к периоду после египетской ре­ волюции 1952 г. В нем с предельной ясностью показана социальная направленность борьбы Адхама, как антифеодального бунта. В песне говорится, что в деревне Адхама был жестокий паша, котохый принуж­ дал всех жителей бесплатно работать на его земле, порабощая всех от мала до велика, а тех, кто ему противился, он подвергал суро­ вому наказанию. Люди в деревне страдали от его несправедливости, а свободолюбивых он просто убивал, от его цули пал и дядя Адха­ ма. Решив мстить, Адхам откдато заявляет друзьям, что будет "слу­ жить и своей семье, и своей стране", он подчеркивает, что в его семье "все люди свободные Манвялъ об Адхаме, таким образом, посвящен борьбе против феодального гнета. Однако, в нем происходит идеализация старины, воспеваются родо-племенные отношения с их вольницей, которые про­ тивопоставляются обществу феодального угнетения. В фохму исполне­ ния обычая кровной мести у арабов может облекаться и антиимпериадиетическая и политическая борьба, о чем свидетельствуют иракские песни цикла "Агани Личмен", направленные против англичан и воз­ никшие в 1920 г., когда в ходе национально-освободительной борь­ бы был убит английский 1убернатор Личмен, и "Дар сеййид мадмуна" о свержении ненавистного народу режима Дури Саида в 1958 г .

АЬнваль об Адхаме аш-Шаркави можно классифицировать как исто­ рическую разбойничью песню, в которой отражаются стихийные выступ­ ления народа против феодального гнета и социальной несправедливос­ ти. Разбойничьи арабские песни известны - это задхали Ибн Аруса, египетского разбойника конца Х в., который в конце жизни роздал УШ все накопленные богатства бедным. Это песни о нем или в подража­ ние ему и приписываемые ему. А в 60-е гг. нашего века - это песни о Саффахе {проливающем кровь). В частности, мавваль о Саффахе Ибрахима Сулеймана аш-Шейха, который поет его в назидание молодым

- о том, к каким печальным последствиям приводит беспутная жизнь .

Мавваль о Саффахе отражает реальные события бандитских убийств и грабежей, которые держали в страхе жителей Египта в 1960^1961 гг .

Разбойничьи арабские песни отражают исторические события жиз­ ни страны, зачастую борьбу народа против угнетения. Песни о кров­ ной мести, идеализируя старину, выражают цротест народа против феодальных отношений. Несомненно, эти песни являются важ ным и ин­ тересным историческим источником.1 8

1. Египетская пресса сообщает. - ААС, 1979, Л 2, 40

2. Ахмад Рунди Салих. Ал-адаб аш -ma* би /Народная литература/ .

Каир, б. г., 146 .

3. Там же, 147-148; Ахмад Рущди Салих, Зунун ал-адаб аш-ша'би /Ж анры народной литературы/. Каир, 1956, ч.2, П 4 -Н 6 .

4. Там же, 115 .

5. Ибрахим Сулейман аш-Шейх, М вулли балад маввал /Из каждого ин селения - мавваль/. Каир, б. г., 10 .

6. Махмуд Исмаил Ряд, Маввал Адхам аш-Шаркави. - Ахдас агани цутриб аш-ша*б Мухаммад Рушди. Каир, б. г., 2 и сл .

7. Там же .

8. Об этих двух песнях сообщил нам гражданин Ирака, канд. искусст­ воведения Фейсал Ибрахим в мае 1979 г. Ср. также: М.Н. аль-Дури. Иракские народные пословицы и поговорки (Идейно-художест­ венный анализ). Автореф. дисс. М.,

–  –  –

Основными источниками по изучению социального положения раз­ личных слоев маджапахитского общества служат средневековая яванс­ кая поэш-хроника "Нагаранертагама"* ( "История великой династии” ), созданная в 1365 г. высш буддийским священнослужителем Надиапаим хита Надендрой; и памятник маджапахитского црава "Кутара-Шнава"?



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Раздел 1. Пояснительная записка Рабочая учебная программа составлена на основе Федерального компонента Государственного образовательного стандарта базового уровня общего образования, утверждённого приказом МО РФ № 1312 от 09.0...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПРОГРАММА ДЕСЯТОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "XVIII ВЕК КАК ЗЕРКАЛО ДРУГИХ ЭПОХ. XVIII ВЕК В ЗЕРКАЛЕ ДРУГИХ ЭПОХ"...»

«Параллельные Переводы https://studyenglishwords.com/book/Остров-сокровищ/141 Роберт Луис Стивенсон. Остров сокровищ TREASURE ISLAND by Robert Louis Stevenson Роберт Луис Стивенсон. Остров сокровищ PART ONE-The Old Buccaneer * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СТАРЫЙ ПИРАТ * 1 The Old Sea-dog at the Admiral Benbow 1. СТАРЫЙ МОРСКОЙ...»

«Плесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Голубева М.А., Сорокин А.И. Флора города Плеса (Аннотированный список видов сосудистых растений) Плес ОГу "Плесский музей-заповедник" УДК 581.91 (470.315) Голубева М. А., Со...»

«Народное творчество – это неиссякаемый источник самовыражения ума, души и таланта народа. Поэтому оно является неотъемлемой составной часть его научного, духовного и культурного наследия. А наследие это богатство, главная суть ко...»

«ЯЗЫКОЗНАНИЕ Л.Я. Костючук МЕСТО ЗАПИСЕЙ РУССКОЙ РЕЧИ ИНОСТРАНЦАМИ В ИЗУЧЕНИИ ПСКОВСКИХ ГОВОРОВ (к пополнению источников по истории языка) Положение Пскова заставляло его жить, постоянно сражаясь. Общение с внешними соседями, не всегда мирными (да и сам Пс...»

«ВОПРОСЫ ТЕОРИИ © 1992 г.,ЭО, № 1 В. М. Ш у й н и н ВЫЗОВ ДАРА В предисловии к своей книге "Миф о вечном возвращении" Мирча Элиаде писал: "Со всей определенностью можно сказать, что западная философия. мо­ жет оказаться провинциальной, если ограничится лишь из...»

«Китайско-российский институт Хейлунцзянский университет Новосибирский государственный университет Курс "Организация деятельности центральных банков"Лектор: к.э.н., доцент Светлана Викторовна Бекарева Структура курса. Темы • Центральный банк на финансовых рынках. Основы деятельности.• История развития центральных банков. Национальные особенности.• Сов...»

«Учредитель – АНО "Научно-исследовательский институт истории, экономики и права" (номер свидетельства ПИ № ФС 77 – 53101 от 07.03.2013 г.). СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ МЫСЛЬ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ НИИ ИСТОРИИ, ЭКОНОМ...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 4 53.03.02 Музыкально-инструментальное искусство Аннотации к программам дисциплин и практик Профиль подготовки 03 – "Оркестровые струнные инструменты" Б 1 Дисциплины Базовая часть БЧ СГ Раздел социально-гуманитар...»

«9 Ср.: Варварские тексты: Яковенко И. Г. Россия – "варварская цивилизация"? //http://varvar.ru/arhiv/texts/yakovenko2.html. Выражение Б. Г. Реизова. См.: Реизов Б. Г. Творчество Вальтера Скотта. М., 1965. – С. 458. Список использованной литературы 1. Варварские тексты: Яковенко И. Г. Р...»

«82 С. А. Коначева РЕЛИГИОЗНАЯ СИТУАЦИЯ В ПОСТСОВЕТСКОЙ Р О С С И И : ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССА СЕКУЛЯРИЗАЦИИ Во второй половине XX в. происходит процесс постепенного преобразования исторической религиозной традиции в "раннесовременный и современный тип религии" (Белла, 1996а...»

«челетия н. э. не испытывала значительных изменений, способных привести к отдаленным дивергенциям. Другими словами, этапы большого и длительного по времени миграционного пути на запад через П р и а р а л ь е и долину Сырдарьи не отразились в форме древа, что свидетельствует о тесном общении близкородственных кочевых...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА ПО КУРСУ "ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ" (для поступающих в аспирантуру) ВВЕДЕНИЕ История политических и правовых учений относится к числу теоретикоисторических юридических дисциплин мировоззр...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Управление общего и профессионального образования Департамента социальной политики Орловской области Орловский государственный университет Орловский областной институт усовершенствования учителей Кафедра историко-культурного наследия Мария Михайлова И. А. НОВИКОВ: ГРАНИ...»

«Ярославская епархия Русской Православной Церкви Ярославское региональное отделение Российского общества историков-архивистов Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Игумен Антоний...»

«Командный конкурс ГЕККОН_2015 Название команды(населённый пункт) Предмет Тема доклада Д Подснежник (Самара) ИСТОРИЯ Название доклада ДАЛЁКИЕ ЗЕРКАЛА: 1913-2013 Людей и народы заставляют делать выводы из былого; между тем лишь то, что будет, что 2 предстоит сделать сейчас, объясняет нам, что, собственно, б...»

«УДК 821.133.1-311.6 ББК 84(4Фра)-44 Д78 Maurice Druon LA LOI DES MLES Originally published under the title "LES ROIS MAUDITS" including: Vol. 4: LA LOI DES MLES © 1966 by Maurice Druon, Librairie Plon et Editions Mondiales Оформление серии Андрея Саукова Иллюстрации Юрия Платова Иллюстрация...»

«История Поместных Православных Церквей Н.А. Ерундов СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ МОНАСТЫРСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ОБЪЕДИНЕННОМ КНЯЖЕСТВЕ ВАЛАХИИ И МОЛДАВИИ ПРИ КНЯЗЕ АЛЕКСАНДРЕ КУЗЕ (1859–1866) Статья посвящена вопросу секуляризации собственности "преклон...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНШТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ Ленинградское отделение ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ ВОСТОКА ХУШ ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ЛО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) 1983-1984 Часть П Издательство Нау...»

«Становление и развитие личности ребенка в условиях реализации ФГОС В каждом обществе явно или неявно всегда присутствуют представления об идеальном типе личности, отражающим набор личностных нормативных характеристик. Такой набор характеристик для ребенка всегда рассма...»

«155Ы 0201 680Х ЎЗБЕКИСТОН О МАТБУОТИ СОЛ НОМ АСИ ЛЕТОПИСЬ ПЕЧАТИ УЗБЕКСКОЙ ССР ТАШКЕНТ ГОСУДАРСТВЕН НЫЙ КОМИТЕТ У З Б Е КСКОЙ ССР П О Д ЕЛАМ ИЗДАТЕЛЬСТВ, ПО Л И Г Р А Ф И И И К Н И Ж Н О Й Т О Р ГОВЛИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ К НИЖНАЯ ПАЛАТА УЗБЕК СКО Й ССР ЛЕТОПИСЬ ПЕЧАТИ УЗБЕКСКОЙ ССР ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИБЛИОГРАФ...»

«НаучНый диалог. 2015 Выпуск № 1 (37) / 2015. Нуждин О. И. Семейство Валуа в начале XV века: конфликт на фоне эпохи / О. И. Нуждин // Научный диалог. — 2015. — № 1 (37). — С . 66—79. УДК 94(44).026 Семейство Валуа в начале XV века: конфликт н...»

«Старый Карапуз (1757-2017 гг) Деревня Старый Карапуз расположена на реке Карапуз, впадающей в озеро Сартлан, которая делит деревню пополам. Первое упоминание названия деревни находим в "Списках населенных мест Томской Губернии по сведениям 1859 года". Деревня значится как казенная, в которой насчитывается 50 дворов и 301 житель. Распол...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.