WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 ||

«ПОБЕЖИМОВ Андрей Иванович ЗАСЕЛЕНИЕ И ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ОСВОЕНИЕ СЕВЕРНОГО ПООНЕЖЬЯ В СЕРЕДИНЕ XVI–НАЧАЛЕ XVIII В ...»

-- [ Страница 2 ] --

К середине XVI в. посад становится важным торговым центром Московского государства. Этому предшествовал ряд событий. В 1558 г .

Водарский Я. Е. К вопросу о средней численности крестьянской семьи и населённости двора в России в XVI-XVII вв. – С. 271-272 .

Отписи дьяков Казарина Дубровского и Леонтия Ананьина о приёме дани и оброков с Каргопольского и Турчасовского уездов за 1559 г. // Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVII вв. /АН СССР, Ин-т истории СССР. – Л: Наука, 1988. – C. 151 .

Бахрушин С. В. Возникновение городских поселений в XVI в. – С. 125 .

московское правительство выдало ряд привилегий англичанам, что дало возможность монополизировать торговлю на севере Руси, а открытие ими Беломорского пути привело к оживлению северного Поморья. Стали появляться торговые центры, такие как Архангельск и Холмогоры, имевшие характер складочных. Оживлялись населённые пункты, лежащие по направлению к югу – Вологда, Устюг Великий, Каргополь, Турчасов, Устьмоша, Мехреньга. В торговле солью они играли большое значение и являлись передаточными 420 .

Основным предметом торговли в Турчасовском посаде была соль .

Каргопольцы, устьмошане, порожане и мехрежане свозили в Турчасов большой запас соли, которая набивалась в рогожи козаками (наёмные работники). При этом часто допускался обман. Чтобы увеличить вес соли, они подкладывали в рогозину 2-3 пуда примесей. Загрузив в рогозины, отвозили соль в Каргополь, где продавали белозерцам, волгожанам и «иногородцам всех городов Московские земли», не упоминая о скрытых в рагозине примесях. Белозерцы, волгожане и купцы других городов скупив соль, развозили её по разным русским городам на продажу. Вскрывая рогозины, они видели обман .

Турчасовцы были вынуждены или возвращать деньги за недовешенную соль или довешивать рогозину солью. Такой обман был местным явлением, так как соль, которую возили с Северной Двины двиняне, не содержала подмеса .

Царской грамотой 1546 г. велено было, чтобы каргопольцы и турчасовцы не подмешивали в соль примеси, в противном случае виновные облагались денежным штрафом .

Таможенная грамота 1598 г. свидетельствует, что в Турчасове был гостиный двор, где продавались иноземные сукна и русские меха. В посад приезжали торговать мехами и рыбой даже из отдалённых Керецкой и Ковдской волостей. В середине XVI в. Турчасовский посад выступает уже с Коломенский С. Торговля солью на Руси в XVII и XVII вв. (с картами и планами) // Университет Киевских известий. – 1912. – кн. 12. – С. 1-62 .

чертами торгового центра. На посаде имелось несколько соляных амбаров и сорок одна торговая лавка, в которых «каргопольцы и турчасовцы торгуют мелким товаром» 421 .

Население посада и окружающих его волосток также занималось ремесленной деятельностью. Во многом развитие ремёсел стимулировалось потребностями соляного производства, так как присутствие некоторых профессий (кузнец, плотник, землекоп) на соляных промыслах было необходимо. В документах упоминаются Степан Григорев сын мясник, Лука Григорьев сын Солодяник, Ондреян Наумов сын кузнец, Дементий Дмитриев сын плотник, Копос Андреев сын Кожевников, Петр Данилов сын мастер чеботной, Фёдор Яковлев сын скорняк 423 .

Однако основным видом деятельности посадского населения всё же оставалось земледелие. По своим занятиям жители посадов мало чем отличались от крестьян. Многие из них имели пашни, сенкосные угодья, держали скот. Само посадское население, видимо, держало дворы, как на посаде, так и в окружных деревнях .





Некоторые деревни в волостке около Турчасова принадлежали посадским людям и администрации посада. Деревню Панкратовскую пашет посадский человек из Турчасова Иванко Гришин. В деревне стоял «двор корчемной». Деревню Осначевскую пашут посадские люди из Турчасова Осип Семёнов сын Ершов, Андрюша Иванов, Матюша Тимошин. В этой деревне также располагался двор наместника. Как и большинство посадов в Московском государстве, Турчасовский посад вырос из сельского поселения. Возможно, в основе ойконима «Турчасов» лежит название этого поселения, восходящее к прозвищу «Тураев». В «Писцовых книгах Таможенная грамота 1598 г. // Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования. (Сер. Историко-литературный архив). – М. : Книга, 1989. – С. 154-155 .

Коломенский С. Торговля солью на Руси в XVII и XVII вв. (с картами и планами). – С. 47Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 98, 141, 144, 212 .

Сотные 1561-1562 гг. – C. 433-434 .

Обонежской пятины», в Андомском погосте, в дер. на Тудо-озерке встречается имя Филипка Тураева. В соседнем Вытегорском погосте – д. Тураевская.В «Писцовых книгах Устьмошского стана» за 1622 г. упоминается д. Туровская. В настоящее время в селе Турчасово ещё сохранилась деревня под названием «Тураевка». Однако жители Турчасова чаще называют своё село Посадом, а значение слова «Турчасово», вероятно, в память о том, что здесь когда-то находился острог, понимают как «часовой стоит на башне» .

В документах можно встретить имена жителей посада, в основном имеющие отношение к представителям выборной администрации Турчасовского стана и торговым людям. Они называются «турчасовцами», но при этом являются жителями «окологородных» волосток : приказной староста из Турчасова Михайло сын Семёна Турабьева, староста турчасовской Парфён сын Семёна Кончакова и Иван Ртище сын Самойлова, Фёдор целовальник сын Васильева, Фёдор таможенный дьяк сын Тимофеева, Михайло сын Сидора Никитина, турчасовец, староста турчасовской Андрей сын Еремеев и земской дьяк Турчасовского стана Омос Шевел сын Романова, Михайло целовальник сын Фёдорова, Тимофей сын Олександрова, церковный дьяк турчасовской и Тимофей Изык сын Ивана Лязгина, Рогов брат с Дубровы, Кирилл Огапитов сын Кузнецова с Турчасова, Семён сын Григория Кашина с Турчасова, земской дьяк Бока сын Кирилова. Яков Ермолин с детьми имел двор в Турчасове против Житких. Игнатею сыну Савелия Гоголева принадлежал двор на Турчасовском посаде. Большинство жителей посада являлись представителями крупных семей из соседних поселений. В «окологородных»

волостках этим семьям принадлежало по несколько деревень. Согласно переписи середины XVI в., Турабьевы являлись жителями волостки на Тевзегоре, Кончаковы – волостки Клещёво Поле, Васильевы – волостки на Тевзегоре, Тимофеевы – волостки около Турчасова, Гоголевы, Еремеевы – Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. – С. 193, 35 .

Писцовые книги Устьмошского стана Каргопольского уезда за 1622 г. – С. 169 .

Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 194-195, 109-110, 440-443, 109, 247, 85, 134, 190, 85, 174, 50, 64, 109, 69, 39 .

волостки Пертенема, Фёдоровы – волостки Ордомский погост, Агапитовы Манушкины – волостки Нёрмуши 428 .

По мнению Т. Н. Берштам, появление посадов в Поморье, в первую очередь, связано с развитием соляных промыслов. В Поморье, пишет Т. Н .

Берштам, формирование посадов происходило на базе «усолий» – небольших поселений, жители которых были заняты добычей и вываркой соли.В отличие от поморских, Турчасовский посад появился не на месте «усолья», а скорее, в окружении поселений с богатыми соляными источниками. Документы фиксируют большое количество соляных источников на территориях, близлежащих к Турчасову, в Ордомском погосте и волостке Рагонима 430 .

Наличие соляного источника отмечено в волостке Фехталима. Переписи середины XVI в. в числе деревень волостки Фехталима упоминают деревню под названием Солоной ручей 431 .

Тем не менее, название территорий, где добывалась соль – «усолье», в Верхнем конце Турчасовского стана не получило такого распространения, как в Поморье. В документах XVI в. только в двух случаях говорится о населённом пункте как об «усолье»: «Пияльское усолье» и «Полское усолье» 432. Возможно, соляной промысел не стал для населения этого района таким же главным занятием, как земледелие по причине плодородия почв. Территория Турчасовского стана находилась на севере Каргопольского уезда. При этом, лишь около 30% земли было «худой». В Каргопольском стане, хотя он располагался южнее, эта категория земли составляла почти 90%. Особым плодородием отличались земли волостки Пертенема (рядом с посадом Сотные 1561-1562. – C. 431, 440-443, 431-432, 433-434, 435, 414-420, 428-429, 435 .

Бернштам Т. А. Поморы. Формирование группы и системы хозяйства. – Л.: Наука, 1978. – С. 81 .

Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 133, 247, 252 .

Сотные 1561-1562. – C. 173 .

Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 65, 98 .

Васильев Ю. С. Каргопольский уезд. – С. 53 .

Турчасово). В середине XVI-XVII вв. волость Пертенема являлась «житницей»

Соловецкого монастыря 434 .

Обилие соляных источников и возможности выгодной торговли привлекали в Турчасовский посад людей с разных концов Московского государства. По некоторым прозвищам жителей посада можно конкретно узнать место, откуда они прибыли. В документах называются: Филипп колмогорец сын Родионова, двинянина, Иван сын Яковлева Москвы с Турчасова, приказной староста Матвей сын Фефилатова, важанина, Матвей сын Васильва, новгородца из Устьмаши, Семён сын Исакова Мохнатки, каргополца, Иван сын Мохнатки, каргополца и Арефа сын Кириллова Боки, из Нименги, Сава Черной сын остафьева, каргополца 435 .

Торговые люди и промышленники Турчасова скупали земли у местного населения преимущественно там, где находились соляные источники. В таких случаях, пишет историк П. П. Смирнов, чёрные тяглые места приобретались легально, путём гражданских сделок с отдельными общинниками. Земли или покупались, или брались в залог 436. Семён Григорьев сын Кашин из Турчасова купил землю в д. Филиповская в волостке Рагонима. Лука Григорьев сын Солодяник приобрёл участки земли в волостке Пертенема. Сава Черной каргополец получил во владение пожню в волостке Фехталима 437. Каргополец Григорий Межников владел д. Осначевской под Турчасовым и в 1573 г. продал в Кирилло-Белозерский монастырь полдеревни. Самые крупные приобретения земель были сделаны членами семьи Мохнаткина из Каргополя .

Семён Исаков сын Мохнатка, сын Каргополец, Иван Мохнаткин сын Савич А. А. Соловецкая вотчина XV-XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – С. 192 .

Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 85, 176, 134, 100 .

Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVI в. – C. 230 .

Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 64, 189, 144, 142 .

Никольский Н. К. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство во второй четверти XVII в. – Т. 1. – Вып. 2. – СПб. : Тип. Меркушева, 1910. – 393 с .

каргополец имели земли в Пертенеме. Семён Иванов сын Мохнатка имел деревню в Хаяле, что купил у Мартемьяна, Некраса и Фёдора Кондратьевых детей Кожухова. Гаврила Семёнов сын Мохнаткина покупает половину деревни в волостке Пертенема и земли в Чюбальской деревне в Лямецкой волостке у рода Никитина Гоголева 439 .

В заключение стоит отметить, что образование и дальнейшее развитие посада Турчасово произошло благодаря нескольким факторам. Наличие природных, экономических и политических условий, а именно особенности ландшафта местности, пригодные для размещения крепости, развитое земледелие, обилие соляных источников, расположение на торговом пути, а также политика государства в отношении производства и торговли солью, способствовали становлению посада Турчасово как административного и торгового центра. Во второй половине XVI в. можно наблюдать, как менялся облик посадского населения. В силу своего особого положения Турчасовский посад стал центром притяжения пришлого населения из разных концов Московского государства .

Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. – С. 134, 85, 194, 172 .

–  –  –

Дальнейшую историю населения Турчасовского стана можно проследить по переписям XVIII вв. Они содержат информацию о XVII-начала землевладении, хозяйстве и занятиях населения. В них есть также сведения о формах поселений и их развитии. Данные переписей отражают динамику населения (численность, количественное соотношение разных групп населения) и позволяют судить о перемещениях населения, масштабах и направлениях миграций. В них перечисляются лица, пришедшие из других мест. Анализ всех этих изменений, связь их с историческими событиями помогают восстановить картину формирования населения Северного Поонежья XVII – начала XVIII вв .

Во второй половине XVI-XVII вв. административно-территориальное положение Каргопольского уезда осталось прежним. Уезд делился на станы, последние, в свою очередь, на волости. Турчасовский стан состоял из двух половин – Верхней и Нижней. В начале XVII в. начинается процесс дробления отдельных волостей и появления новых. Как правило, это происходило в тех волостях, части которых были отдалены друг от друга значительным расстоянием. На территории волостки Ордомский погост образовались две волости – Ордомский погост и на Беричеве. Из Таймицкой выделилась Кяндская волость 440 .

Несмотря на то, что во второй половине XVI-начале XVII вв .

Турчасовский стан не пережил сильных экономических потрясений, не заметно появления новых поселений. На протяжении всего указанного периода времени в волостях Турчасовского стана наблюдается два явления : сокращение числа

Богословский М. М. Земское самоуправление на русском севере в XVII в. / Чтения при

Московском университете. – кн. I – М., 1910. – С. 147, Приложение. – С. 14-19 .

живущих поселений и увеличение дворности деревень. Сведения о живущих поселениях в Северном Поонежье на 1622 г. неполны. Используя материалы переписи Каргопольского уезда 1622 г., Ю. С. Васильев приводит данные по численности поселений в Турчасовском стане. В двух волостках Ордомского погоста число живущих поселений сократилось к 1622 г. в сравнении с 1562 г .

на 36% ; в 14 волостях Нижнего конца Турчасовского стана – на 49%. В 1562 г .

в Верхнем конце Турчасовского стана насчитывалось 161 поселение ; в Нижнем конце – 109. В 1618 г. в Верхнем конце было 131 поселение; в Нижнем конце –. Главным образом, сокращение числа деревень происходило за счёт укрупнения поселений (слияния нескольких в одно, появления новых дворов) .

По данным на 1612 г., в Нижмозерской волости Турчасовского стана насчитывался 21 двор, что на 75% больше, чем в 1562 г. В Ордомском погосте количество дворов возросло на 29.1% (c 55 до 71 двора) 442 .

Однако за 1617-1619 гг. положение в Турчасовском стане меняется. За это время в Ордомском погосте запустел 21 двор. По переписи 1622 г. пустые дворы составляли 38.3%. В сравнении с 1562 г. число жилых дворов в Ордомском погосте сократилось на 9.1%. В Нижнем конце Турчасовского стана жилые дворы составляли 82.5%. В 14 волостях этой части стана число дворов сократилось на 3.9 %. Всего в Турчасовском стане в 1622 г. насчитывалось 980 дворов 444 .

Васильев Ю. С. Каргопольский уезд // Аграрная история северо-запада России XVI века. – Л. – 1978. – С. 40-48 .

Выписи с писцовых книг 129 и 130 годов на волость Николу Каргопольской половины, 18 волостей Турчасовской и вотчину Сырьянского монастыря, составленные на основе описи Каргопольского уезда Иваном Войковым и дьяком Третьяком Копниным в 1622 г. // Васильев Ю. С. Каргопольский уезд : Аграрная история северо-запада России XVI века. – Л., 1978. – С. 40-48 .

Васильев Ю. С. Каргопольский уезд. – С. 40-48 .

Численность населения Турчасовского стана в 1620-е гг. составляла 5635 человек. В сравнении с показателями 1562 г. – 6500 человек, произошло снижение количества живущего населения. Причины сокращения населения в начале XVII в. были разными .

После смерти в 1598 г. царя Фёдора Михайловича, не оставившего после себя детей, прервалась династия Рюриковичей. Земский собор избрал на престол боярина Бориса Годунова. Вскоре после этого началась смута, окончившаяся только после избрания в 1613 г. царя династии Романовых Михаила. Эти годы (1598-1613) известны в отечественной истории под названием Смутного времени или эпохи самозванцев. Самозванцы выдавали себя за младшего сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия, погибшего насильственной смертью, обстоятельства которой остались не выясненными 446 .

С избранием в цари Михаила Романова смута не прекратилась. Северные земли оказались под ударом черкасс – украинских казаков, привлечённые на службу польско-литовским правительством во время интервенции в Московское государство. После того, как польско-литовская армия была разбита Д. М. Пожарским и Д. Т. Трубецким, черкассы направились к Вологде .

Несколько районов подверглись нападению черкасских отрядов : Вологда, Вельск, Тотьма, Сольвычегодск, Белозерск, Каргополь, Турчасов, Холмогоры и ряд поморских волостей. В результате неудачной осады Холмогор черкассы разделились. Один отряд пошёл вверх по Двине, другой через Неноксу, Уну, Луду к Сумскому острогу и далее в Заонежские погосты. В 1614 г. под Олонцом он был разбит правительственными войсками. Нашествие черкасс

Для определения примерной численности населения применяется коэффициент средней

численности жителей двора Каргопольского уезда в середине XVI-середины XVII вв. – 5.75 ;

Водарский Я. Е. К вопросу о средней численности крестьянской семьи и населённости двора в России в XVI-XVII вв. // Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в. Очерк по истории хозяйства и населения России XVII в. – М., 1974. – С. 127-128 .

Ключевский В. О. Краткое пособие по Русской истории. Частное издание для слушателей автора. Издание шестое. – М. : Издательство Г. Лисснера и Д. Совко. Воздвиженка, Крестовоздвиженский пер. д. Г. Лиснера, 1908. – С. 105 .

было разорительным для многих северных уездов, в том числе и Каргопольского 447 .

Страшным опустошением сопровождался набег на Каргопольский уезд в 1619 г. полковника Яна Шиша «со многими польскими и литовскими людьми» .

За один набег, продолжавшийся четыре недели, в Каргопольском уезде исчезло 773 тяглых людей, был скормлен весь хлеб, уведены лошади, выбиты коровы и овцы. По официальным данным, крестьянское население Каргопольского уезда частью было «посечено», частью «в полон сведено», много крестьян «бегая от литовских людей позябло». Отряд около 1800 человек перешёл реку Онегу в районе Турчасово. Земля вокруг погоста и острога была выжжена, людей посекли и пожгли. Турчасовский посад был разграблен и сожжён .

Челобитная жителей посада Турчасово свидетельствует, что «в прошлых годах за умножение грех ради наших приходили польския и литовския люди и руския воры и нас, бедных людишок, а твою царскую сироту, повоевали и пограбилии животишка наши поимали, а иных многих людей посекли и разорили до основания». По челобитным крестьян, в 7 волостях Турчасовского стана было убито 45 душ 451. Если учесть, что в этих случаях нередко погибали и их семьи, то число погибших было намного больше .

Иноземные нашествия были причиной разорения края. Переписи 1621 г .

не только фиксируют факты запустения той или иной деревни, но и объясняют причины. В д. Олеховской Пертенемской волости один половничий двор запустел от того, что живший в нём Калинка Семёнов «сшёл безвестно». В Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – Пермь. : Изд. О-ва ист., философ, и социальных наук при Перм. ун-те, 1927. – C. 70-71 .

Веселовский С. Б. Акты писцового дела (1644-1661 гг.). – М.: Наука, 1977. – С. 127-130 .

Васёв В. Поонежье : Прошлое и настоящее. – Вельск : Издательство ОАО Велти, 2008. – С. 79 .

Челобитная царю Михайлу Фёдоровичу от старост Верхнего конца Турчасовского стана Жданко Иванова Ушкова и Усть-Мошского станов Тишки Микулы Федосеева и крестьян этих станов с просьбой разрешить не участвовать в строительстве Каргопольского острога, а вместо этого «крепить и ставити» свои острожки // Мильчик М. И. Каргополь. Деревянная крепость и остроги по реке Онеге. – Санкт-Петербург: Изд. Лики России, 2008. – С. 73-77 .

Веселовский С. Б. Акты писцового дела. – С. 127-130 .

следующем сообщении объясняется причина бегства крестьян. Из д. Лужок Пертенемской волости половник Микитка Пуминов в 1621 г. «сшёл безвестно от хлебной скудности». Отмечено также запустение соляных промыслов. На вопрос о причинах этого запустения оставшееся население давало один и тот же ответ: «людей побили литовские люди, а иные разошлись безвестно» 452 .

Официальная ликвидация смуты не изменила ситуацию в волостях Турчасовского стана. Упадок в крестьянских хозяйствах преодолевался очень медленно. В 20-е годы XVII в. состояние хозяйства во многих волостях так и не достигло прежнего уровня. Одним из таких примеров является волостка Поле на реке Кодине. В 1562 г. волостка Поле состояла из 4 деревень и одного селища. В ней было 28 дворов и людей 44 человека. В 1621 г. в волости числилось 4 деревни и 1 пустощь, 24 двора, людей 25 человек, да 13 дворов пустых, а «жильцы» тех дворов или «разошлись безвестно», или «вымерли» 454 .

В сравнении с серединой XVI в. количество людей в Полской волости сократилось почти вдвое .

Последствия смутного времени усугублялись естественногеографическими и социально-политическими факторами. А. Я. Дектярёв, Е. П. Борисенков, В. М. Пасецкий привели данные русских летописей XI-XVII вв. об экстремальных природных явлениях в XVII в. В течение одного века летописи упоминают 64 голодных года. В северной части страны население страдало от позднего прихода весны, от неожиданных заморозков в начале лета. В Поморье урожай зерновых часто погибал, не успев созреть до заморозков. В качестве неблагоприятных климатических условий называются Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – C. 126-128 .

Сотные на волости Каргопольского уезда с книг письма Никиты Григорьевича Яхонтова 1561-1562 гг. // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 460-462 .

Список с книг письма и дозору Ивана Прохоровича Войкова да дьяка Копнина 1621 г .

(Сол. арх.) // Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – Пермь : Изд. О-ва ист., философ, и социальных наук при Перм .

ун-тет, 1927. – C. 194-196 .

сильные половодья и холодные малоснежные зимы. Неурожаи, если они повторялись в течение двух-трёх лет, приводили к уходу крестьян и в некоторых случаях деревни полностью становились заброшенными. В челобитной каргопольских и турчасовских людей за 1653 г. говорится, что «Каргополь и Турчасов находятся близко Студёного моря», и потому «там бывают частыя забель и хлебныя недороды» и «крестьяне оттого бегут врознь и мечуть свои тяглые участки, и продажей участков население прокармливалось»

. Запустению также способствовала тяжесть налогового гнёта. В челобитной крестьяне отмечали, что люди не только побиты, но и «от Семёнова правежу Кобылинского разорены» 457 .

Особенностью формирования населения этого времени можно считать увеличение доли половников и бобылей. Разорение крестьянских хозяйств в смутное время привело к значительным изменениям в социальном составе населения Турчасовского стана. Сократилось количество черносошных крестьян, увеличилось число «волочившихся межи дворов», полностью обнищавших людей. Они становились половниками (крестьянин, обрабатывающий чужую землю на определённых условиях – из доли урожая), бобылями тяглый человек) и казаками (непашенный (вольнонаёмный работник). Рост численности половников, бобылей и казаков падает именно на эти годы. Половники становились основной рабочей силой в земледельческих хозяйствах монастырских вотчин. Бобыли – на солеварнях и рыбном промысле .

По этой причине в середине XVII в. основное количество бобылей числилось в промысловых районах Нижнего конца Турчасовского стана. В волости Карельская – 13 человек, в волости Вонгуда – 7 человек, в волости Дегтярёв А. Я. Сельское расселение феодальной Руси : Сдерживающие факторы // Вестник ЛГУ. – Вып. IV. (№ 20). – История, язык, литература, 1981. – С. 24-45 ; Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI-XVII вв. – Л. : Гидрометеоиздат, 1983. – 240 с .

Островская М. Cельское население Русского Севера в XV-XVIII вв. – Санкт-Питербург :

Типография Главного управления Уделов, Моховая, 40, 1913. – С. 97 .

Веселовский С. Б. Акты писцового дела. – С. 128-129 .

Надпорожской – 28 человек, в Устьонежской волости – 8 человек 458 .

Постепенно половники и бобыли вытесняли крестьян. Особенно это было заметно в волостях с развитым земледельческим хозяйством : Фехтолимской, Тевзегорской, Городецкой, Владыченской, Пияльской, Вазеницкой, Польской, Чюхчинборской, Пертемской. В 1678 г. в перечисленных волостях 16 деревень принадлежали Соловецкому монастырю. В них насчитывалось 9 дворов крестьяских, 9 – бобыльских, 25 – половничих и 7 дворов монастырских .

Происходило исчезновение самостоятельного крестьянского хозяйства. Вместо крестьян, ведущих своё хозяйство, в монастырских владениях волостей Турчасовского стана, разместились монастырские половники, детёныши, дровосеки, соловары, казачки. Вероятно, многие из них были выходцами из других уездов Московского государства. К примеру, в земледельческом хозяйстве Соловецкого монастыря в волостке Пертенема в д. Никитинской работали монастырские работники Поминко Корелянин с детьми, Омельянко и Терешка кореляне. В Нижмозерской волости отмечены половники Ивашка, Гришка, Федька, Офонька и Максимка Кареляне 459. Судя по прозвищу, все они были выходцами из Карелии .

В середине XVII в. наблюдался значительный отток населения из давно освоенных районов Поморья во вновь заселявшиеся Вятский и Пермский края .

По данным А. И. Копанева, основной причиной массовой миграции крестьян северных уездов была всё возрастающая эксплуатация со стороны государства, выражавшаяся в росте налогов и повинностей. Податный гнёт, наложенный государством на крестьянский надел, приводил к тому, что крестьянин бросал его и уходил в другие края. Половники, бобыли и казаки, в отличие от черносошных крестьян, владевших землёй, отличались мобильностью. В поисках работы они переходили с одного места на другое. Историк В. П .

Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере, Приложение. – С. 14-19 .

Савич А. А. Соловецкая вотчина XV–XVII в. – C. 233-236 ; Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – C. 246, 195 .

Копанев А. И. Подвинье // Аграрная история северо-запада России XVII в. – Л. – 1989. – С. 39-45 .

Червяков приводит данные по численности мигрантов из разных уездов Поморья в Соликамский уезд и вотчины Строгановых. В период 1647-1726 гг .

из Каргополя в Соликамский уезд мигрировали 27, в вотчины Строгановых – 32 человека 461 .

В последующие десятилетия число жителей в большинстве уездов Поморья шла на убыль. А. И. Копанев приводит данные по численности населения в Поонежье в середине XVII в. В Каргопольском уезде численность населения в 1640 г. составила 20625 человек 462. В сравнении с показателями 1562 г. (Каргопольский уезд – 26000 человек) в уезде наблюдалась значительная убыль населения. Несмотря на трудности, связанные с долговременностью преодоления разрухи и запустением хозяйства, во второй половине XVII в. всё же происходил ежегодный прирост населения в Поморье. М. М. Богословский приводит данные по численности поселений и дворов в волостях Турчасовского стана в середине XVII в. В Турчасовском стане насчитывалось 231 поселение, в том числе 17 погостов, 1 посад, 1 выставка, 1214 двора. Численность населения Турчасовского стана в середине XVII в .

примерно составляла 6981 человек .

В середине XVII в. увеличились размеры церковных земель. Церковные земли по количеству тяглых дворов стали занимать второе место после черносошенных. На их долю приходилось 12% всех земель в Турчасовском стане. М. М. Богословский в понятие «церковные земли» включает земли приходских церквей (погосты), являющихся общинной собственностью, и Червяков В. П. Миграция населения в русском государстве в XVII-1 четв. XVIII в.

(По материалам Соликамского уезда) // Материалы по истории Европейского Севера СССР :

Северный археографический сборник. Вып. 1. – Вологда, 1970. – С. 97-102, табл.1 .

Копанев А.И. Подвинье. – С. 39-45 .

Васильев Ю. С. Каргопольский уезд. – С. 39-43 .

Шапиро А. Л. Заключение // Аграрная история северо-запада России XVII века. – Л., 1989. – С. 63-66 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – С. 147, Приложение. – С. 14-19 .

земли монастырей – собственно феодальные 466. По другим данным, в 1678 г .

доля монастырских владений в Каргопольском уезде достигла 24.6% 467 .

По числу дворов выделялись Прилуцкий, Пияльский, Чекуевский и Турчасовский погосты. В Прилуцком было 8 дворов, в Чекуевском – 8 дворов и 2 кельи, в Пияльском – 21 двор и 2 кельи 468. Монастырские земли в среднем составляли 70 % всех церковных земель 469 .

Росту монастырских владений способствовало разорение крестьянских хозяйств. В результате пустующие деревни и дворы приобретались монастырями. По «Книге письма и дозору Ивана Стефановича Велкова да подъячего Михаила Казакова» за 1646 г. можно наблюдать, как происходил этот процесс. «В волости Чюхчин Бор, в д. Парфёновская двор пуст Офонки Минина, а Офонка сшёл безвестно. Двор Никитки Михайлова, а Никитка сшёл безвестно, а те дворы продали соловецким. Двор пуст Евдокия Шаловина, а Евдокий умер, а двор свой и землю продал соловецким. В д. Власовской двор пуст бобыля Тренки Лобанова, а Тренка свой двор и землю продал соловецким .

В Тевзегорской волости в д. Криволысовской, а Москвина тож, а в ней двор соловецкий, а купил тот двор у Петрушки Васильева, да у Жданки Иванова. В д. Степановской двор Соловецкий, а владеют они тем двором по закладной Тренки Потапова. В д. Даншинской двор Соловецкий, а живёт в нём половник Гришка Иевлев, а владеют они тем двором и землёй по закладной Федота Черепанова. В пустоши Ярцовской жеребей той пустоши продала вдова Анна Андреева жена Неклюдова соловецким. Волость городок Рагонима, а в ней д .

Баклановская, двор Баженка Яковлева, а тот Баженко двор свой и землю Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – С. 63-66 ; Копанев А .

И. Земледелие в Поморье // Аграрная история северо-запада России XVII в. – Л., 1989. – С .

106-112 .

Иванов В. И. Монастыри и монастырские крестьяне Поморья в ХVI–ХVII веках. – СПб. :

Изд-во Олега Абышко, 2007. – С. 500, табл. 21 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере, Приложение. – С. 14-18 .

Копанев А. И. Земледелие в Поморье. – С. 107 .

заложил соловецким. Деревни Степановская, а Правдино тоже двор Никиты Широкого, а Никита умер, а двор свой и землю заложил соловецким» 470 .

Расширились владения Соловецкого монастыря. В середине XVII в. земли монастыря включали 48 дворов в волостях Кутованга, Тевзегорская, Городок Рагонима, Ордомский погост на Владычине, Пияла с Ковкулою, Вазеницы, Чюхчин Бор, Поле, Устьонежской, Кушерецкой, Нижмозерской. КириллоБелозерскому монастырю принадлежало несколько участков деревенской земли в Каргопольском уезде. В Турчасовском стане за монастырём были земельные владения : двор в волости Околопосадной, двор в волости Подпорожье, двор в волости Устьонежской. В 1569 г. монастырь получил во владения местность по р. Золотице, впадающей в Белое море, с правом заниматься вываркой соли и другими промыслами 471 .

Берег Пушлахты привлекал обилием рыбы и особенно сельдей, известных под именем «осенней», не уступавшей по величине соловецкой. В 1618 г .

берег Онежской губы был разделён между монастырями. Соловецкому монастырю достались земли по р. Лямце, а Кирилло-Белозерскому монастырю соляные промыслы и другие угодья в Пушлахте. Кирилло-Белозерский монастырь пользовался большими привилегиями государства. Грамотами 1621, 1638, 1648 гг. монастырю было предоставлено право беспошлинной торговли солью в количестве 47560 пудов. В круг монастырской торговли были вовлечены складочные центры Каргополь и Турчасов 474 .

Из других монастырей можно указать на Кожеозерский. Монастырю принадлежали 33 крестьянских двора в разных волостях Турчасовского стана .

Книга письма и дозору Ивана Стефановича Велкова, да подъячего Михаила Казакова за 1646 г. // Савич А. А. Соловецкая вотчина XV-XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – Пермь : Изд. О-ва ист., философ, и социальных наук при Перм. ун-те, 1927. – С. 75 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – С. 66, Приложение. – С. 14-18, Пушлахтский приход // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1896. – № 1. – С. 38Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – С. 66 .

Коломенский С. Торговля солью на Руси в XVII и XVII вв. (с картами и планами) // Университет Киевских известий. – 1912. – кн. 12. – С. 5-6 .

С 1643 по 1646 гг. Кожеозерскому монастырю было выдано 6 царских грамот, по которым монастырю предоставлялось право беспошлинной продажи в Каргополь и Вологду по 2000 пудов соли. Он получал пустующие земли с сенокосными покосами и рыбными ловлями в Чекуевской волости. Во владения монастыря отдавалась Малая сторона р. Онеги сроком на 10 лет. Разрешалось владеть всеми рыбными ловлями от д. Чижиковская Усть-Кожской волости до Порога. Монастырь освобождался от уплаты оброка «с Клещепольских двух цренов, соловаров и наймитов» 475 .

Незначительные владения в Турчасовском стане были у Ошевенского, Спасского, Кенского, Крестного и Сырьянского монастырей. К Ошевенскому монастырю относились 3 двора в волости Вазеницы, 1 двор в волости Прилуки, 2 двора в волостке Пияла ; к Спасскому – 1 деревня и 3 двора в разных деревнях в волости Ордомский погост ; к Кенскому – 1 двор в волости Вазеницы, 1 двор в волости Пияла; к Крестному – 2 двора в волости на Клещёвом Поле ; к Сырьянскому – половина д. Перфильевской, треть д .

Ваневской в Чекуевской волости, пустошь в волости Чюхчин Бор; соседней с Сырьянским монастырём Благовещенской волости на Касьянове волочке – 14 дворов 477 .

В заключение для характеристики этого периода времени, следует сказать несколько слов об усольях. Основой хозяйственной деятельности монастырских вотчин в Турчасовском стане было соледобывающее производство. В монастырских владениях возникают усолья – территории, где добывалась соль. Соловецкий монастырь уже в 1590 г. имел 3 варницы в волости Ордомский погост. В середине XVII в. Спасский монастырь приобрёл здесь одну варницу. В Пияльской волости соляной промысел существовал уже в середине XVI в. В середине XVII в. Пияльским усольем владели несколько Челмогорский В. Кожеозерский монастырь // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1901. – № 20. – С. 534-544 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – С. 133, Приложение. – С. 14-19 .

Иванов В. И. Монастыри и монастырские крестьяне Поморья в ХVI–ХVII веках. – С. 123 .

монастырей. Россольный колодязь был у Соловецкого монастыря совместно с Кожеозерским, Ошевенским, Кенским и волостными крестьянами. В середине XVI в. на р. Курусе появилось Польское усолье. В 1556 г. усолье становится вотчиной Соловецкого монастыря. Ключевая рассольная вода и отсутствие конкуренции в этом районе дали возможность Польскому усолью просуществовать до начала XVIII в. В середине XVII в. организуется Фирсовское усолье на реке Тевзе. Близость к Турчасовскому посаду создавала серьёзные перспективы для развития этого усолья. В 50-60 г. XVII в .

Фирсовское усолье состояло из 2 варниц, но крупных размеров производство в этом усолье так и не достигло. Усолья находились, как правило, в одной или нескольких деревнях. Польское усолье размещалось в д. Куруса Усолье. В 1646 г. в Польском усолье полностью исчезают крестьянские дворы. Вместо них появились «двор монастырской на приез старцом и служкам для соляного промыслу», двор скотный, 3 двора бобыльских, «дровосечьих соловаров» .

Фирсовское – рядом с монастырской пустошью Фирсовской. Сложнее определить местонахождение Владычинского и Пияльского усолий. Судя по тому, что в 1616 г. д. Олутинская c селищами и деревнями по просьбе Соловецкого монастыря была обелена (освобождена от тягла), Владыченское усолье могло находиться в этой деревне .

Владыченское, Пияльское, Польское и Фирсовское усолья были не такими крупными как поморские. Класс вольнонаёмных работников в середине и конце XVI в. в Турчасовском стане ещё не сформировался, поэтому монастыри приписывали деревни к усольям. В волостке на Владычине к соляному промыслу были приписаны деревни : Антоновская, Олутинская на Рагозине горе, Михалиха, Родионовская и Пышкинская. В волости Затевской были приписаны деревни Турабеево, Килинская, Грихновская. В Пияльской волости – деревни Былово, Олутинская, за Оченьгою. Работники Владыченского, Пияльского усолий в основном формировались из крестьян Савич А. А. Соловецкая вотчина XV–XVII в. – С. 132-134 .

Там же. – С. 76, 122-133, 124 .

приписных деревень. Жившие в усолье вместе с семьями в специальных казённых дворах, они составляли костяк постоянных работников. Но приписные крестьяне на усольях, пишет историк С. Коломенский, использовались в основном для доставки дров к варницам. В числе рабочей силы на промыслах исторические документы упоминают о различных мелких ремесленниках и разнорабочих. Эта пёстрая масса пришлого рабочего люда стекалась на усолья в поисках заработка, что приводило к увеличению плотности населения местности 480 .

В Полском усолье насчитывалось постоянных работников 5 человек, временных – 50, в Пияльском – 70, вместе с временными, во Владычинском – 70 постоянных, в Фирсовском – 58 постоянных. Во всех усольях, кроме Польского и Пияльского, работали постоянные работники. На Польском преимущественно – временные. В середине XVII в. в Польской волости численность дворов в сравнении с 1562 г. увеличилась в два раза (Приложение 5 ; табл. 1). Вероятно, рост населения в Польской волости был связан с привлечением на соляной промысел временных работников .

2.2. Сельские поселения, монастыри и погосты Северного Поонежья в конце XVII-начале XVIII вв В исторической науке сельским поселениям эпохи феодализма посвящено большое количество исследований. В трудах отечественных историков А .

Щапова, А. И. Воейкова, В. П. Семёнова-Тян-Шанского, Н. Н. Воронина, С. Б .

Веселовского, Б. А. Романова и М. В. Витова даётся классификация сельских поселений, раскрывается связь особенностей поселений с физикогеографической средой и социально-экономическими условиями, изучается процесс укрупнения поселений и как следствие образование новой формы селений – сёл 482 .

Коломенский С. Торговля солью на Руси в XVII и XVII вв. – С. 22-28 .

Савич А. А. Соловецкая вотчина XV-XVII вв. – С. 122-126 .

Щапов А. П. Историко-географическое распределение русского народонаселения // Русское слово. – Санкт-Питербург. – 1864. – № 8-9. – С. 14-38 ; Воейков А. И. Людность Исследуется зависимость динамики сельских поселений от изменений структуры землевладения, выясняется роль монастырей в образование сёл, определяется, какое место занимало монастырское сельцо в эволюции сельских поселений, даётся описание монастырей, устанавливается время возникновения некоторых поселений и приходов Северного Поонежья .

В конце XVII-начале XVIII вв. наблюдается сокращение владений Соловецкого, Кожеозерского, Кирилло-Белозерского, Ошевенского, Кенского и Спасского монастырей. Они оставили значительную часть своих земель в Турчасовском стане. У Соловецкого монастыря остались 1 деревня в волостке Чюхчин Бор, 1 двор в Вазеницкой волости, 2 двора в д. Есинская Полской волости, 1 деревня, 9 дворов и подворье в Пияльской волости ; у Ошевенского монастыря – 2 двора в Пияльской волости и 1 двор в Вазеницкой 483. В Верхнем конце Турчасовского стана практически не осталось монастырских владений (Приложение 2). Отчасти этому способствовал упадок соледобывающего производства в вотчинах монастырей, начавшийся во второй половине XVII в .

Причиной запустения и разрушения варниц была нехватка хлебных припасов и отдалённость дров. Использование лесов в качестве топлива привела к их исчезновению 484. Последним ударом по соледобывающему производству стала политика, проводимая государством. В 1705 г. государство для увеличения своих доходов сделало продажу соли государственной привилегией и снизило селений Европейской России и Западной Сибири // Известия РГО. – 1909 – Т. 45 – Вып. 1-3 .

– С 21-71 ; Семёнов Тян-Шанский В. П. Город и деревня в Европейской России // Записки ИРГО. – Т. X. – Вып. 2. – СПб., 1910. – 212 с. ; Воронин Н. Н. К истории сельского поселения феодальной Руси // Известия ГАИМК – Л., 1935. – Вып. 138. – 75 с. ; Веселовский С. Б. Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVI вв. – М.-Л. : Известия ГАИМК. – Вып. 139, 1936. – 166 с. ; Романов Б. А. Изыскания о русском сельском поселении эпохи феодализма // Вопросы экономики и классовых отношений в Русском государстве XVI-XVII вв. – М.-Л., 1960. – С. 327-476 ; Витов М. В. Историко-географические очерки Заонежья XVI-XVII вв.:

Из истории сельских поселений. – М.: Наука, 1962. – 63 с .

Российский Государственный архив древних актов. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168 .

Каргопольский уезд. 1712. Книга переписная посадских людей Турчасовского посада, церковнослужителей, монахов, дворцовых и монастырских крестьян Устьмошского, Мошинского, Турчасовского станов Каргопольского уезда. – Л. 550-832 .

Савич А. А. Соловецкая вотчина XV-XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – С. 124 .

закупочные цены. Многие усолья в стране прекратили своё существование 485. В конце XVII в. закрылись Владыченское, Фирсовское и Пияльское усолья, в начале XVIII в. – Польское усолье. Документы свидетельствуют, что в некоторых усольях соледобыча всё же продолжалась и в начале XVIII в. В д .

Шиботовской Пияльской волости находился двор Кожеозерского монастыря, на котором жили работники «соляного дела 487 .

Кроме экономических, были причины политического характера, сильно изменившие положение Соловецкого монастыря в этом регионе. Во второй половине XVII в. при патриархе Никоне Соловецкий монастырь был объявлен политически неблагонадёжным. Опальный монастырь лишился большинства своих владений в Турчасовском стане, ему перестали принадлежать соледобывающие области (усолья) в волостях Ордомский погост, Тевзегорская, Поле, Кушерецкая и главная житница монастыря – волость Пертенема. Часть земель монастыря были переданы основанному Никоном Крестному монастырю 488 .

Крестный монастырь был основан в 1656 г. на Кий острове в Белом море и получил название Ставрост, что означает Крест или Крестный. Царь Алексей Михайлович пожаловал на строительство монастыря 6000 рублей, приписал к монастырю окружные деревни с 4537 крестьянами, в том числе Устьонежскую волость 489. По переписям можно получить представления о том, как выглядели местные монастыри – Крестный, Сырьянский и Кожеозерский в начале XVIII в .

В Крестном монастыре были три каменные церкви, первая – Воздвиженская, вторая – Рождества Пресвятой Богородицы «с трапезною и келарною», третья – Происхождения Честного Креста Господня «над кладезьем Коломенский С. Торговля солью на Руси в XVII и XVII вв. – С. 23 .

Савич А. А. Соловецкая вотчина XV–XVII в. – С. 132-133 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 858 .

Савич А. А. Соловецкая вотчина XV–XVII в. – C. 87 .

Крестный монастырь, основанный патриархом Никоном (в Онежском уезде Архангельской губернии). Исторический очерк. – Санкт Петербург : Типография Е. А .

Евдокимова, Троицкая улица № 18, 1894. – 24 с .

да колокольня с часами боевыми, три погреба, над ними три палаты и келья просвирническая». За монастырём – «церкви всех святых», гостиный двор, «а по скаске того монастыря казначея монаха Тимофея з братею, в том монастыре строение было святейшаго Никона патриарха Московскаго, а строение было кругом монастыря ограда древяная на святых воротах церковь Пречистыя Богородицы живоноснаго источника меж ограды в стоках по семь башен древяные же, в них осьм пушек железных». В сентябре 1712 г. случился пожар и «всё погорело». В монастыре жил 51 монах и по сёлам 16 монахов 490 .

В Нижнем конце Турчасовского стана, особенно во второй половине XVII в., когда начал строиться монастырь и к нему были приписаны свободные крестьяне, земельные владения Крестного монастыря образовали сплошную территорию 491. Он становится крупнейшим владельцем земель в Турчасовском стане. В начале XVIII в. монастырю принадлежали земли в волостях Нижнего конца Турчасовского стана : Нижнемудьюжская волость с 7 деревнями и волостка Чюхчин Бор с 6 деревнями, Таймицкая волость с 32 дворами, Варзогорская волость с 31 двором, Нименгская волость с 8 деревнями и 40 дворами, Устьонежская волость с 3 деревнями и 84 дворами, сельцо Карельское (бывшая волость Карельская) с 3 дворами, Полская волость с 4 деревнями и 31 двором, в Чекуевской волости – д. Калитинской с 1 двором, в Вазеницкой – д .

Обакумовской с 7 дворами, в Пияльской волости – д. Пачепельдская с 10 дворами, 11 дворов на Погосте в д. Олутинская, 1 двор в д. Шиботовская, в Биричевской волости – 2 двора, в посаде Турчасово – 1 двор 492 .

Расширились владения Сырьянского монастыря. В переписи он называется «пустынь Сырьяна монастыря», потому что находился на «горе Сырьине». В небольшом по размерам монастыре стояли две деревянные церкви с расположенными рядом 11 монашескими кельями. Монастырь был защищён Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 700-703 .

Иванов П. Поземельные союзы и переделы на Севере России в XVII в. у свободных и владельческих крестьян. – Москва : Печатная А. И. Снегирёвой. Остроженка, Савеловский пер., сов. д., 1901. – С. 17 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 630-820 .

деревянной оградой. В Сырьянском монастыре жило 45 монахов, 2 иеромонаха, 6 братьев, 2 крестьянские семьи. Владения монастыря не ограничивались занимаемой им территорией, ему принадлежали земли в окружных волостях :

двор в д. Андреевская, двор в д. Грихново, двор в д. Ревковская Нижнемудьюжской волости, скотный двор в волости Заостровская в д .

Каламина, двор на погосте в Чекуевской волости 493 .

Небольшие земельные владения остались у Кожеозерского монастыря .

Монастырь был основан в 1584 г. на Кожеозере 494. В начале XVIII в. он был окружён вновь построенной деревянной оградой. В монастыре стояла соборная церковь Богоявления Господня, в пределе церковь Николая Чудотворца, другая церковь Благовещения Пресвятые Богородицы «тёплая», третья церковь Ильи Пророка, «на святых воротах с колокольнею древяное строение преосвященного Иова митрополита городского». В Кожеозерском монастыре было 12 братских и больничных кельи, келья «хлебенная», келья «поваренная» .

В кельях жили 2 игумна, иеромонах, 2 иеродьякона, казначей, 9 монахов, пономарь, схимонах, клирик, больничная братия, состоящая из 4 монахов и схимонаха. За монастырём располагался «скоцкой» двор и 2 двора «конюшенных». На «скоцком» дворе жили 2 служебника, скотник, коровница .

«На злобине, на волоке» находился ещё один «скоцкой» двор, где «жили наёмные работники из разных мест». У монастыря были владения в Прилуцкой, Клещеполской, Кожской, Пияльской волостях 495. Всего монастырские владения составляли 16.6% от общего количества дворов. Свыше 95% из них находились в волостях Нижнего конца Турчасовского стана (Приложение 2) .

Динамика структуры землевладения привела к изменению и развитию поселений Турчасовского стана в начале XVIII в. В переписи отмечены деревни, погосты, починки, посад и сельцо. Основным типом поселения была Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 794 .

Рожков Н. A. Сельское хозяйство Московской. Руси в XVI в. – М. : Университетская типография, 1899. – С. 382-383 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 550-832, 703-794, 823-836, 822, 808деревня. Деревни располагались гнёздами и составляли отдельные волости. В Турчасовском стане продолжается процесс дробления отдельных волостей и возникновения новых. Бывшая волостка на реке Мудьюга описывается как состоящая из двух частей (Нижнемудьюжская и Верхнемудьюжская) .

Поселения Нижнемудьюжской волости были включены во владения Крестного монастыря. Это обстоятельство определило экономическую, а впоследствии и административную обособленность Нижнемудьюжской и Верхнемудьюжской частей. А. Я. Ефименко отметила тенденцию владельческих (монастырских) земель, находящихся в пределах волости, выделиться из неё и стать самостоятельной волостью 497 .

По переписи незаметно появление новых деревень. Единственный починок (вновь возникшее поселение) числится рядом с д. Курсановской Полской волости «вверх речки Курсы». На починке находился двор старца Симеона, «что был работником Соловецкого монастыря» 498 .

В Турчасовском стане наблюдались процессы, аналогичные тем, что происходили в большинстве уездов Поморья. К началу XVIII в., пишет И. В. Власова, колонизация Поморья была завершена. Заселение территории шло по линии укрупнения старых поселений. В это время сократилось число поселений в большинстве волостей Турчасовского стана. В волости Ордомский В начале XX в. вновь происходит объединение Нижнемудьюжской и Верхнемудьюжской частей в одну волость. Специальным указом от 1910 г. из Нижнемудьюжского, Верхнемудьюжского и Мондинского сельских обществ Мардинской волости Онежского уезда учреждалась новая волость, получившая название Алексеевская в честь наследника цесаревича ; Российский Государственный исторический архив. Ф. 525. Оп. 2. Ед. хр. 170 .

Канцелярия имп. Александры Фёдоровны. Арх. губ. Об учреждении новой волости из Нижнемудьюжского, Верхнемудьюжского и Мондинского сельских обществ Мардинской волости Онежского уезда и наименования её Алексеевской в честь наследника цесаревича 15 мая-5 июля 1910 г. – 2 л .

Ефименко А. Я. Исследования народной жизни. Обычное право. – М.: Русская типолитография, Большая Дмитровка, 1884. – Вып. I. – С. 241 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 834-835 .

Власова И. В. Материалы переписи населения XVIII-1четв. XX вв.

как источник для изучения сельского расселения // Материалы по истории Европейского Севера СССР :

Северный археографический сборник. – Вып. 1. – Вологда, 1970. – С. 110 .

погост – на 28%, Городецкой – на 28%, Тевзегорской – на 17%, Прилуцкой – на 17%. (Приложение 5 ; табл. 1) .

Укрупнение поселений происходило за счёт объединения соседних деревень. В результате появились населённые пункты с двойными и даже тройными названиями. В Пияльской волости упоминается д. Хаяла Олутинская;

в Надпорожской волости – д. Медведовская Фоминская, Амосовская Лавровская; в Порожской волости – Заозерье Воронинская ; в Вазеницкой волости – Воймозерская Савинская и Степановская. Новые названия поселений включали наименования объединённых деревень 500 .

Исключением являлась Шелековская волость, к началу XVIII в. здесь наблюдался рост численности не только дворов, но и поселений (Приложение 5 ; табл. 1). По «Платёжной книге Каргопольского уезда» 1555-1556 гг.. в волостке Шелекса числилось 10 деревень и 5 починков. Спустя шесть лет

–  –  –

количества поселений в Шелековской волости происходил в результате заселения пустошей, при этом деревни не объединялись. Судя по не меняющимся названиям поселений с середины XVI до начала XVIII вв., этот процесс продолжался постоянно. Жилые деревни пустели, вновь обживались и через некоторое время снова становились пустошами .

Происходило дальнейшее увеличение дворности деревень. Более половины поселений в Турчасовском стане насчитывали свыше 5 дворов .

Можно встретить деревни с 11-16 дворами. Рост количества дворов Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 764-871 .

Платёжная книга Каргопольского уезда, составленная около 1560 г. по книгам письма Якова Сабурова и Ивана Кутузова 1555-1556 гг. // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 285 .

Сотные 1561-1562 гг. – С. 422 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на русском севере в XVII в., Приложение. – С. 15 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 686-689 .

наблюдается в тех волостях, где монастырские владения были незначительны и отсутствовали усолья. В волости Прилуцкая численность дворов возросла на 17%, в волости Фехталимской – на 80%, в волости Кутовангская – в 2.5 раза .

Напротив, в бывших монастырских вотчинах; в волостях Полская, Чюхчин Бор, Тевзегорская заметно сокращение дворов; в волости Полская – на 5 %, в волости Чюхчин Бор – на 14 %, в Тевзегорской – на 3 %. Для сравнения, в Пияльской волости, где сохранились владения нескольких монастырей (Ошевенский, Кожеозерский, Кенский, Соловецкий, Крестный), число дворов увеличилось на 14%. В начале XVIII в. Пияльская волость была самой густонаселённой в Турчасовском стане. В ней насчитывалось 93 двора .

Вместе с монастырями, вероятно, часть жителей покидала монастырские вотчины. Главным образом это были монастырские служащие и люди, работающие на соляных приисках : бобыли и вольнонаемные работники. С прекращением жизни усолья они уходили «скитаться» в поисках заработка в другие волости Турчасовского стана или за его пределы. Покидала деревни и часть крестьянского населения. Возможно, благодаря развитию в монастырских вотчинах соледобывающего производства, крестьяне стали охотнее заниматься другими промыслами. Показателем этого служит многодворность некоторых поселений, расположенных на территории бывших усолий, и преобладанием в них непашенных дворов. В д. Олеховская волости Ордомский погост насчитывалось 15 дворов (жилых – 6, пустых – 9), в д. Савинская и Усолье Полской волости – 10 (жилых – 3, пустых – 7) и 13 дворов (жилых – 4, пустых – 8), в д. Олутинская Пияльской волости – 30 дворов (жилых – 16, пустых – 14) .

Вероятно, предпосылки для образования крупных сёл ранее сложились в усольях, принадлежавших монастырям, но дальнейшее развитие этого процесса было приостановлено прекращением их деятельности и уходом, связанного с производством соли населения .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 665, 835 .

Кроме дворов в переписи перечисляются «избы» или «избы бездворные» .

Под «избой» и «избой бездворной» подразумевалось жилое зимнее помещение без хозяйственных построек. В основном «избы» находились при крупных погостах. В них жили «нищие вдовы», «старицы», «черницы», «нищие девки» .

В переписи «избы» так и называются «избы жилые нищенские» 506. В «избах»

селились бобыли и наёмные работники из разных деревень «для пахоты пашни из найму и для перевозу по реке Онеге». Многие жители посада Турчасова жили не во дворах, а в «избах». В деревнях «избы» встречались реже. Как правило, они ставились на месте заброшенных дворов. Житель деревни, чаще всего, родственник владельца двора, строил «избу» на «пустом дворовом месте». Бедняк Моисей Тимофеев из д. Олеховская волости Ордомский погост поставил «избу» на месте бывшего двора Антипы Терентьева. Хозяин двора Антипа ушёл «в сибирские города в давних годах». Зосим Строев из д .

Воронинская волости Пирзопельда построил «избу» «вновь на пустом месте вдовы Агафьи Сидоровой жены Минина» 507. Эти факты свидетельствуют о том, что опустевшие дворы долго не пустовали. Характеризуя северные деревни, П .

А. Колесников определял их как «устойчивые очаги земледелия». Это означало, что деревни, возникшие в XV-XVI вв., существовали столетиями, иногда исчезали полностью, но всегда возрождались. Крестьяне селились на старых местах, потому что ценили распаханные поля, вырытые колодцы, проложенные дороги 508 .

Погосты представляли собой небольшие поселения с 1-2 дворами церковнослужащих. В Ордомском погосте у церквей числился 1 двор. На погосте в Городецкой волости – 2 двора. На погосте в Мондинской волости –1 двор. Прилуцкий, Турчасовский и Пияльский сохранили положение крупных погостов. В Прилуцком погосте насчитывалось 6 дворов и 2 «бездворные избы», в Турчасовском погосте – 5 дворов и 9 «бездворных изб», в Пияльском Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 541-543, 573-590, 600 .

–  –  –

Колесников П. А. Северная деревня в XV- первой половине XIX в. – Вологда : Сев.-Зап .

книжное изд-во, 1976. – С. 44, 251 ; Копанев А. И. Подвинье. – С. 39-45 .

погосте – 4 двора церковного причта, 11 дворов и подворье Соловецкого монастыря, 11 дворов Крестного монастыря, 2 двора Ошевенского монастыря .

Причиной укрупнения Устьонежского погоста стало размещение в нём ставки архимандрита Крестного монастыря. На погосте было 4 двора церковного причта, двор преподобного архимандрита с братией, скотный двор Крестного монастыря в котором жили скотница и коровница, 9 крестьянских дворов, 1 бобыльский и 1 пустая изба нищей старицы. Произошло укрупнение поселений Устьонежской волости, численность дворов которой увеличилась на 64 %. Она становится самой крупной после Пияльской и Чекуевской волостями Турчасовского стана. В начале XVIII в. в Устьонежской волости насчитывалось 84 двора 509 (Приложение 5 ; табл. 1) .

Возможно, новые погосты создавались при содействии монастырей. Как правило, они строились в тех волостях, где были монастырские владения .

Монастыри стремились иметь в своих владениях собственные церкви, но образование приходов зависело от церковных властей, которые неохотно давали разрешение на устройство новых приходских центров. Вероятно, получить такое разрешение монастырям было несложно. Необходимость в устройстве новых приходов также была вызвана объективными причинами, отдалённостью некоторых местностей от приходских центров. Появляются погосты-приходы в ранее не имевших церквей волостях : Нижнемудьюжской, Вазеницкой, Кожской и Полской .

Деревни Вазеницкой волости до 1681 г. принадлежали в основном Ошевенскому монастырю. В это время здесь была только одна часовня Пророка Ильи без священнослужителей.

По всем религиозно-христианским нуждам население было вынуждено обращаться к священникам соседних приходов :

Чекуевского, Пияльского. По разрешению игумена Ошевенского монастыря была построена Ильинская церковь. Открытие Вазеницкого прихода состоялось В 1780 году указом Екатерины II поселение получило статус города под названием Онега ; Заринский М. Город Онега в 1852 году : Архангельский сборник в 6-ти частях. – Ч. 1-я. – Кн. 2-я. – Архангельск, 1862. – С. 142 .

Веселовский С. Б. Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVI вв. – С. 12 .

в 1684 г. По случаю открытия прихода был построен ещё один храм – в честь Вознесения Господня. В начале XVIII в. на Вазеницком погосте были 2 церкви – Вознесения Господня и Пророка Ильи, 3 двора церковного причта, двор Соловецкого монастыря .

Кожский приход образовался раньше – в 1669 г. Согласно документам на погосте находились церковь Священного мученика Клемента папы римского, 3 двора церковного причта и 6 крестьянских дворов в деревне Кожеозерского монастыря при погосте .

Поселения Нижнемудьюжской волости ранее входили в состав Мондинского прихода. В 1730 г. вместе с Верхнемудьюжскими селениями они составили Верхнемудьюжский приход. На погосте в Нижнемудьюжской волости в документах отмечены церковь Пресвятой Богородицы, 2 двора церковного причта, жилой двор Крестного монастыря, жилой двор Сырьянского монастыря и 2 пустых двора .

Время образования Польского прихода неизвестно. К началу XVIII в. на погосте в Полской волости были 2 церкови Богоявления и Рождества Пресвятые Богородицы, 2 двора церковного причта, 2 места пустых – одно поповское, другое причетническое, 2 двора Крестного монастыря, двор Соловецкого монастыря и 2 двора жилых бобыльских. Не смотря на хозяйственное значение усолья (д. Куруса Усолье), церкви были поставлены в д. Ессинская, что, вероятно, определило положение этого населённого пункта как центра будущего сельского поселения, объединившего деревни Ессинскую, Фофановскую и Савинскую в одно село под названием Поле. Деревня Куруса Усолье становится самостоятельным поселением – селом Усолье .

В старинных погостах : Шелековском, Городецком, Прилуцком, Пияльском, Чекуевском, Мондинском, Варзогорском, Нименгском, Надпорожском, Подпорожском, Таймицком, Устьонежском к уже

Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Вып. III .

Общее обозрение Онежского уезда, находящихся в нём приходов и храмов // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1896. – № 1. – С. 55-70 ; Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 823-834 .

существующим церквям пристраиваются новые церкви и часовни (Приложение 6 ; табл. 2). По мнению С. В. Веселовского именно приходские центры в будущем превратились в крупные сёла 512 .

В начале XVIII в. в Северном Поонежье возникает новый тип поселения – сельцо. Сельцо – владельческое селение или разновидность села 513. В Верхнем конце Турчасовского стана в Клещепольской волости появляются села Клещепольское и Кернешка. Своим возникновением они обязаны хозяйственной деятельности Кожеозерского монастыря. Сельцо Клещепольское образовалось незадолго до переписи 1712 г. на месте бывшей деревни. В переписи говорится, что «в 1709 г. то село писано деревней Никоновской». В сельце находился монастырский двор, где жили «работники Крестного монастыря вотчины Пияльской», коровница и два монаха. В сельце Кернешка числятся дворцовый крестьянин, половник скотного двора, два монаха и двор с наёмными работниками 514. В Нижнем конце Турчасовского стана в Чекуевской волости бывшая церковная деревня Калитинская преобразовалась в сельцо Калитинское Крестного монастыря с монастырским двором, где жили старец и коровница. В прошлом волость Карельская с 3 деревнями становится вотчиной Крестного монастыря сельцом Карельским с 3 дворами, населёнными старцами и работниками монастыря 515 .

Монастырские сёла возникали не только на месте существующих деревень. Есть примеры строительства монастырями новых поселений. В волости Таймицкая упоминается «новопостроенное село Покровское». Оно было основано Крестным монастырём. В начале XVIII в. здесь находилась церковь «древянное строение Крестного монастыря». У церкви в монастырском дворе жили поп, схимонах, старец, рядом стоял двор «скотцкой». Село Веселовский С. Б. Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVI вв. – С. 20 .

Власова И. В. Сельские поселения в центральных районах русского Севера // Русский Север : Этническая история и народная культура XII-XX века. – М., 2004. – С. 37-92, 69 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 630-633, 859 .

–  –  –

Там же. – Л. 710 .

Покровское является примером того, как из монастырского подворья в будущем вырастает один из крупнейших населённых пунктов Онежского района .

Процесс образования крупных сёл на месте волостей отразился в порядке описания некоторых монастырских владений. В крупных вотчинах Крестного монастыря – волостях Варзогорская и Таймицкая – перечисляются только дворы, деревни не называются. Для приказного писца того времени, пишет П .

Иванов, тесное соседство деревень служило поводом записывать их под одним названием. Из нескольких деревень, сгруппированных в одном месте, возникали северные сёла 517. Эти посёлки отличались от монастырских сёл по составу населения. Здесь преобладали крестьянские и бобыльские дворы 518 .

Монастырское сельцо, как правило, было населено наёмными работниками, монахами и старцами .

Динамика поселений в значительной степени была связана с присутствием на территории Турчасовского стана крупных монастырских владений. Ранее начавшийся интенсивный процесс укрупнения поселений в монастырских усольях Верхнего конца Турчасовского стана был прерван прекращением соледобычи и сокращением земельных владений монастырей. В начале XVIII в. здесь наблюдается обратное явление – уменьшение дворности деревень. Формирование монастырских сёл в вотчинах Крестного и Кожеозерского монастырей, преимущественно в волостях Нижнего конца Турчасовского стана, вряд ли можно считать результатом эволюции поселений .

Их образование не являлось следствием естественного укрупнения. Сельцо основывалось под влиянием владельческой власти. Как правило, оно являлось местом, где располагался один или несколько скотных дворов. По размерам сельцо ни чем не отличалось от простой деревни, с той лишь разницей, что было населено монастырскими работниками. Укрупнение поселений

Иванов П. Поземельные союзы и переделы на Севере России в XVII в. у свободных и

владельческих крестьян. – С. 67-68 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 703-716 .

происходило повсеместно на территории Турчасовского стана, но именно в вотчинах Крестного монастыря появляются первые сёла, сам факт возникновения которых отразился в порядке описания поселений – деревни одной волости объединены общим названием .

2.3. Занятия, социальный состав населения Северного Поонежья в начале XVIII в К началу XVIII в. коренных перемен в занятиях населения Турчасовского стана не происходит. Главным оставалось земледелие. Данные переписи свидетельствуют о развитии скотоводства, особенно в монастырских владениях. Разводили крупный рогатый скот и лошадей. При описании монастырских хозяйств часто называются «дворы скоцкие» и «дворы конюшенные». В списке работников монастырей чаще всего числятся «коровница», «скотник», «конюх» 519. Промыслы были составной частью крестьянского хозяйства. В Турчасовском стане существовали традиционные промыслы : охота, рыболовство, солеварение. При описании бывшей вотчины Соловецкого монастыря волости Ордомский погост нередко можно встретить указания такого рода : «скитался по разным Городам» или «умер на работе в городе». Из этого следует, что в Турчасовском стане в начале XVIII в. уже существовало отходничество. Крестьяне уходили на заработки в большие города, где работали, как правило, на строительстве. Развитие отхожих промыслов приводит к тому, что они становятся основным источником дохода населения Турчасовского стана. В середине XIX в. им занималась половина крестьян Онежского уезда 521 .

В это время получил развитие отхожий промысел, связанный с уходом мужского взрослого населения на «Мурманский берег» для «рыбного Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 630, 808-836 .

Васильев Ю. С. Каргопольский уезд. – С. 39-46 ; Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 654-672 .

Онежский уезд // Архангельские губернские ведомости. – 1852. – № 23. – С. 178-229 .

промысла». Мурманские рыбные промыслы имели давнюю историю. Ещё в XIV-XV вв. Мурманский берег с рыбными угодьями принадлежал лопарям, пришлым карелам и русским. В результате колонизации края Новгородом и Московским государством появился Кольский острог, впоследствии ставший важным торговым центром страны. По царскому указу 1585 г. в Коле разрешалось торговать треской, палтусом, китовым жиром. Торговля другими предметами была перенесена в новый город – Архангельск, на том основании, что Кола – «место убогое». Однако такое ограничение не ослабило промышленного и торгового значения Мурманского берега и Колы .

Мурманский берег всегда был зоной пристального внимания Соловецкого монастыря. Постепенно монастырь приобретает большинство рыбных угодий и становится монопольным владельцем Мурманских промыслов. «Рыбный промысел» означал работу по найму в промысловых хозяйствах Соловецкого, а позднее Крестного монастырей. В переписи фиксируется 45 случаев ухода крестьян на «Мурманский берег». Насколько этот промысел был опасным, можно судить по часто встречающимся сообщениям «потонул на Мурманском рыбном промысле» 523 .

Структура землевладения определила неоднородность состава сельского населения Турчасовского стана. Переписи отмечают черносошенных крестьян, посадских людей, половников, бобылей, работников по найму, монастырских служебников, нищих, вдов, подсоседников. К началу XVIII в. меняется количественное соотношение отдельных групп населения Турчасовского стана .

Основу населения в волостях Верхнего конца составляли черносошные крестьяне. Сокращение церковных земельных владений и упадок соледобывающего производства, где в основном использовался труд половников, бобылей и наёмных людей, привело к уменьшению этих категорий населения. В это время на землях монастырей работало 9 половников .

Тищенко А. Из истории Колы и Печенги в XVI ст. // Журнал Министерства Народного Просвящения. – 1913 – июль. – С. 76-107 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 543, 583-584,832, 542-803 .

Половники стали чаще находить работодателей среди посадских людей. Во дворах жителей посада в волостях Околопосадной, Нёрмушской и Тевзегорской работало 11 половников .

В переписи есть сведения о бобылях. В волостях Турчасовского стана насчитывалось 17 бобылей. В основном они трудились на землях Соловецкого и Крестного монастырей в приморских волостях 524. Упоминается «безтягловый нищий бобыль» в посаде Турчасове и бобыль в д. Павловская Прилуцкой волости. В монастырских и посадских дворах можно встретить большое количество наёмных «работников» и монастырских «служебников». В переписи на посаде числится 6 «дворишков» пустых на церковной избе, 2 «избы бездворные», где жили наёмные «работники». Основная часть «работников»

жила в вотчинах монастырей. Можно сказать, что монастырское хозяйство держалось на труде монахов, бобылей и наёмных работников, а посадские люди охотнее использовали труд половников .

Переписчики старались отмечать любые перемещения населения .

Поэтому довольно легко определить, местным или пришлым был человек, из какой волости, стана или уезда он прибыл. Половниками становились в основном выходцы из местной среды. Увар Елизаров, работавший на дворе турчасовца Павла Мартынова сына Олонкина, был жителем д. Спировская и Падорина Околопосадной волости. Половник Михайло Степанов – из Прилуцкой волости. Половники Гаврило Фёдоров и Иван Васильев – из Околопосадной волости. В переписи практически нет информации о происхождении бобылей. Только в одном случае есть указание, что бобыль Иван Афанасьев из д. Павловская Прилуцкой волости был племянником Петра Кононова из той же деревни 528. Вероятно, бобыли, так же, как и половники, в основном формировались из местных крестьян .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 542-803 .

–  –  –

Там же. – Л. 544 .

На церковных погостах и в монастырских хозяйствах наблюдается несколько иная картина. Сюда приходил народ из разных волостей Турчасовского стана и Каргопольского уезда. В их числе были сезонные наёмные работники. Переписчики не записывали их имена. В Кожеозерском монастыре «конюшенном» да «скотцкой» работали «наёмные скотники Каргопольского и Турчасовского уездов разных волостей погодно из найму, а кого имени не написано». В монастырях всегда присутствовал постоянный состав работников, имена и местожительство которых тщательным образом фиксировались. Среди работников Кожеозерского монастыря были Андрей Анисимов из волости Пияла, крестьянин Ефим Сидоров из волости Гордецкой, коровница вдова Евпраксия Ефимова, крестьянин Силуян Агиев, коровница вдова Матрона Терентьева из Кутовангской волости, служебник Яков Клетов из Кяндской волости, дворцовая крестьянка Мехреньгского стана, а «живёт в том монастыре лет двадцать». Во дворах Кожеозерского монастыря, расположенных в Клещепольской волости, перечисляются коровница вдова Феодулия Евсиева из Нёрмушской волости, дворцовый крестьянин Василий Иванов из д. Карельская Красновской волости Устьмошского стана 530 .

Церковные храмы служили пристанищем для обездоленных людей. Они собирались около крупных погостов, таких как Пияльский, Прилуцкий и Турчасовский, живя подаяниями и работая в церковном хозяйстве. Эта категория населения, состоящая из нищих и вдов, была многочисленной и преимущественно формировалась из коренного населения, но среди них были также выходцы из других районов Каргопольского уезда и Карелии. При Турчасовском погосте числились нищий Потап Васильев из Чекуевской волости, нищий турчасовец Андрей Яковлев, нищая вдова турчасовка из Пертемы Катерина Анисимова Богданова жена, вдова турчасовка Евлампия Исакова жена Блинова, вдова нищая Устьмошанка деревни Горки Марья

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 630-633 .

Там же. – Л. 630-781 .

Никифорова жена Пуминова, нищая девка «нюхчанка», нищая вдова Марья Феоктистова жена Архипова из Мондинской волости 531 .

В переписи встречаются сведения о подсоседниках. Подсоседником считался крестьянин, принятый в чужой двор на жительство 532. Они составляли довольно значительную часть крестьянского населения Турчасовского стана .

Чаще всего подсоседники упоминаются в крестьянских дворах в Нёрмушской, Кутовангской, Фехталимской, Прилуцкой и Городецкой волостях. В этих волостях насчитывалось 17 подсоседников .

Кем являлись подсоседники – пришлыми или местными ? Прямо об этом не говорится, но по отдельным указаниям можно понять, что они были выходцами из местного населения. В большинстве случаев подсоседники приходились родственниками владельцев дворов. Иван Андреев с семьёй жил в подсоседстве у «дядьёв» своих Дементия и Фёдора Никифоровых в д .

Фофановская Кутовангской волости. Подсоседник Яков Агиев живёт у «дядьёв» своих у Савы и Ивана Яковлевых из д. Фофановская Кутовангской волости. Иван Павлов из д. Заозерская Городецкой волости оставил свой двор и перешёл жить в ту же деревню в подсоседство к Гавриле Григорьеву 533 .

Приводятся два случая, когда подсоседниками были пришлые из другого уезда крестьяне. В д. Петровская Прилуцкой волости у Никифора Леонтьева жил подсоседник Леонтий Иванов c сестрой, вдовой «нищенкой карелянкой Игнатьевой дочерью Алексеевскою женой». В Пияльской волости на подворье Соловецкого монастыря жил крестьянин Иван Петров, «подсоседник из Олонецкого уезда Панозерского погоста» Подсоседников и .

дворовладельцев связывали юридические отношения, которые выражались в разного рода договорах : найма земли, жилого помещения и личного найма 535 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 574, 578, 836, 856 .

–  –  –

Богословский М. М. Земское самоуправление на русском севере в XVII в. – С. 155 .

В волостях Нижнего конца Турчасовского стана во второй половине XVII в. основной формой земельной собственности становятся монастырские владения. Это было связано с переводом значительного количества свободных крестьянских хозяйств под власть Крестного монастыря. Благодаря этому экономическое положение крестьянства заметно ухудшилось. Монастырём стала проводиться целенаправленная политика на превращение крестьянина из наследственного владельца земли в срочного держателя монастырской собственности 536. Крестьяне Крестного монастыря лишались права отчуждать (продавать, закладывать) землю без разрешения монастыря. Они не могли нанимать работников без его согласия. Более того, монастырь распоряжался крестьянской землёй по своему усмотрению, отбирал лучшие наделы и переводил владельцев на худшие, порой лишая их не только земли, но и двора .

В результате крестьяне стали малоземельными. Многие крестьянские семьи были вынуждены прикупать каждый год по 30 четвертей хлеба в Каргополе, на Ваге и Двине. Кроме того, крестьяне были обязаны отбывать различные повинности в пользу монастыря (строительные работы, заготовка глины, сооружение «заборов» для рыбной ловли, уборка сена, сбор ягод и грибов). Эти повинности были соизмеримы с крепостной барщиной в центральных областях России. В 60-е годы XVII в. тяжесть повинностей в вотчинах монастыря увеличилась. В 1668-1670 гг. произошли волнения крестьян, которые отказывались платить монастырские подати. В 1670 г. восстание было подавлено отрядом стрельцов во главе с вологодским головой. Во время подавления бунта один стрелец был убит. Зачинщики выступления Иван Паюс, Трифон Михайлов и Осип Клементьев были схвачены и сопровождены в Москву. Но и после этих событий положение крестьян в вотчинах Крестного монастыря не изменилось 538 .

Иванов В. И. Монастыри и монастырские крестьяне Поморья в ХVI–ХVII веках. – С. 479 .

Иванов П. Северная писцовая книга как материал для истории обложения. – Москва :

Печатная А. И. Снегирёвой. Остроженка, Савеловский пер., сов. д., 1900. – С. 29, 519-520 .

Иванов В. И. Монастыри и монастырские крестьяне Поморья в ХVI–ХVII веках. – С. 406 .

Посадское население Турчасовского стана жило в посаде Турчасове .

В начале в. посад всё ещё обладал чертами торгового и XVIII административного центра. На посаде было две церкви, одна Преображения Господня, другая – Благовещения Пресвятой Богородицы. Переписи отмечают здесь «избу земскую», «избу таможенную». На противоположном берегу Онеги в д. Селище Никоновское Тевзегорской волости располагался «городовой острог» и 2 избы, в которых жили люди «для перевозу по реке Онеге» 539 .

Жители посада Турчасова представляли особую категорию, они относились к двум состояниям : по владениям в посаде считались посадскими людьми, а по владениям в волостях входили в число крестьян. Причём им выгоднее было быть крестьянами, чем посадскими людьми. За право заниматься промыслами и торговлей посадские люди несли посадское тягло 541 .

Живя и держа в деревнях своё имущество, они тем самым уклонялись от посадского обложения .

Перепись делит жителей посада Турчасова на три группы. Первая группа, по численности самая крупная, не имела какого-либо объединяющего названия. В переписи называлось имя хозяина двора, и перечислялись члены его семьи. Чаще всего семья имела двор или избу в посаде и один или несколько дворов в соседних волостях. Довольно многочисленную группу составляли вдовы и нищие, их насчитывалось около 10%. Они жили на погосте и при чужих дворах. В отдельных случаях ютились в бездворных избах, по нескольку человек. Некоторым жителям посада даётся определение «посадский человек». Они представляли собой третью группу посадского населения. Писцы называли «посадским человеком» тех, кто постоянно жил и был «писан» на посаде. Эта группа посадских людей была самой малочисленной и составляла 3% от общего населения посада Турчасова .

К примеру, Афанасий Каменев числится как «посадский человек». Он перешёл в посадский двор из д. Тетеринской Нёрмушской волости. Петр Серебреников c Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 600 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере. – С. 125 .

Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. – Т. 1. – М .

- Л : Изд. Акад. Наук СССР, 1947. – С. 1-455 .

женой и детьми оставил свой двор в д. Меглиевской Околопосадной волости и был «писан в Турчасовском посаде». М. М. Богословский разделил

–  –  –

категории относились неимущие или малоимущие посадские люди, к «высшей»

– состоятельные. Вероятно, одним из признаков достатка жителя посада было наличие собственного двора. Более состоятельные посадские люди жили в собственных дворах, а бедные – в «бездворных избах» или «дворишках» 544 .

По подсчётам М. М. Богословского, посадское население составляло 1.7% от общего числа жителей Турчасовского стана. Я. С. Водарский приводит данные по численности населения посадов Каргополь и Турчасов в XVII-начале XVIII вв. Они свидетельствуют о значительном росте посадского населения во второй половине XVII в. и сокращении его численности в первой четверти XVIII в. В 1630-1650 гг. в Каргополе и Турчасове было 538 посадских дворов .

Население составляло 1110 человек. В 1670-1680 гг. насчитывалось 666 дворов, в которых проживало 2130 человек. По переписи 1722 г. в Каргополе и Турчасове проживало всего 1380 человек. В 1646 г. в посаде Турчасово

–  –  –

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 568-674 .

Богословский М. М. Земское самоуправление. – С. 123 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 574-590 .

Богословский М. М. Земское самоуправление. – С. 133-143 .

Водарский Я. Е. Численность и размещение посадского населения в России во второй половине XVII в. // Города феодальной России. – М., 1966. – С. 271-294 .

Богословский М. М. Земское самоуправление. – С. 99 .

Для определения примерной численности населения применяется коэффициент средней численности жителей двора Каргопольского уезда в середине XVI-середины XVII вв.– 5.75 ;

Водарский Я. Е. К вопросу о средней численности крестьянской семьи и населённости двора в России в XVI-XVII вв. – С. 127-128 .

Митрофан Типисев вышел жить в Окологородную волость в д. Осиевскую и «жить стал в той деревне». Дмитрий Петров – в Нёрмушскую волость в д .

Малую Мелеховку. Прокопий Комов – в Городскую волость в д. Кисляковскую .

Григорий Уловский – в Околопосадную волость в деревню Колосовскую и Уловскую «в свой же двор» .

В некоторых случаях уход людей из посада был связан с сильным пожаром 1703 г., в результате которого многие дворы «погорели». Были и другие, более серьёзные причины. С конца XVII в. центр торговли в Поморье перемещается в Архангельск. Из описания состояния городского острога можно прийти к заключению, что Турчасовский посад также теряет значение крепости. В переписи говорится «место пустое Турчасовского городового острогу повалу шесть башен ветхие развалились». Несмотря на то, что к началу XVIII в. в Турчасовском посаде наблюдается увеличение дворности (в сравнении с 1648 г. количество дворов выросло в полтора раза), посад постепенно начинает пустеть. В 1712 г. численность населения посада сократилась в два раза и составила 137 человек .

Выше отмечалось, что население посада Турчасово формировалось из жителей окружных волостей. Представители посадских семей : Шарков, Патрикеев, Талицкий, Неклюдов, Манаков, Басин, Ершев, Уловский, Шайтанов, Козин, Блинов, Кукшин, Романов, Васильев, Каменев, Шангин, Скорняков, Кобышкин, Константинов, Махнов жили в разных волостях Турчасовского стана (Городецкой, Околопосадной, Нёрмушской, Тевзегорской, Ордомский погост, Прилуцкой, Фехталимской, Чекуевской). Выходцы из \волостей (преимущественно Верхнего конца Турчасовского стана), составляли основной костяк коренного населения, история которого исчислялась не одним столетием. Подтверждением служит наличие значительной части этих «фамилий» в платёжных документах с середины XVI в. (Басса, Шарко, Талицкий, Каменев, Кукшин, Васильев, Константинов, Романов, Колзеев

<

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 573-600 .

Там же. – Л. 589-844 .

Козеев, Манукин-Манушкин, Махнов, Ершев, Патрикеев, Скорняк, Блинов, Шангин) 551 .

Ранее подчёркивалось, что одним из главных моментов, определившим специфику хозяйственной жизни Северного Поонежья, было присутствие на его территории крупных монастырских владений. Это обстоятельство определило одну из особенностей формирования населения – сложность и изменчивость социального состава .

2.4. Миграции населения в Северном Поонежье в начале XVIII в Перепись 1712 г. проводилась в период бурных петровских преобразований. Происходят массовые наборы в армию и флот, на строительство Петербурга, усиливается налоговый гнёт. Наблюдается сильная убыль населения, показателем которой является возрастание пустых дворов. Из 1168 дворов в Турчасовском стане 806 дворов были «в пусте» (Приложение 2) .

Пустели не только дворы, но и поселения. В волости Ордомский погост из 15 деревень опустело 5, в волости Чюхчин Бор из 7 деревень – 4. Высока была смертность населения. С начала века до 1712 г. умерло 532 человека (Приложение 8 ; табл. 4). Убыль населения была связана с рекрутским набором и привлечением крестьян на государственные работы в Санкт-Петербург, на Олонецкие верфи, в Повенец, на строительство крепости в Шлиссельбурге. Из 27 волостей и в посаде Турчасово забрали 243 человек. Данные переписи свидетельствуют, что большая часть взятых на государевы работы крестьян умирали. Например, в посаде Турчасово из 13 привлечённых умерло 13 человек Забирали глав семей и их старших сыновей, в результате чего члены семьи 552 .

оставались без кормильца и покидали родные места .

Сложная экономическая обстановка тех лет определила высокую активность миграционных процессов. В переписи миграционные случаи Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв. /АН СССР, Ин-т истории СССР. – Л: Наука, 1988. – С. 68-206, 118, 198, 126, 181, 246, 223, 207, 101, 65, 161, 244, 208 ; Сотные 1561-1562 гг. – C. 423-427, 431-432, 433-434, 438-440, 458-459 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 579-599 .

делятся на несколько групп : скитающиеся, бежавшие в другие уезды, временно ушедшие на заработки в другие районы Поморья и перешедшие на жительство в соседние волости и деревни. Исходя из сложившегося в переписи деления, все миграции населения начала XVIII в. можно подразделить на несколько видов :

внешнюю и внутреннюю, безвозвратную и временную или сезонную .

Значительная часть крестьян покидала свои деревни и уходила «скитаться». Это был самый массовый вид миграции. Определить её характер довольно сложно. Писцы по-разному называют уход крестьян из своих деревень, иногда указывают на причину и за редким исключением сообщают куда уходят «скитаться». Используются выражения «сшёл в мир безвестно», «ходили скитаться в мире», «скитались по разным городам», «от хлебной скудности сошли в мир безвестно», «скиталась в Двинской губе», «от хлебной скудности ушёл на устье Двины». По подсчётам общее количество ушедших составило 1196 человек .

В некоторых случаях люди «скитались», возвращались обратно и снова уходили. В переписи перечисляется пустой двор Михайло Васильева жителя д .

Алексеевская Ордомского погоста. Говорится, что Михайло Васильев с сыновьями «ходили скитаться в мире». В 1710 г. они вернулись в свой двор, жили до 1712 г. и cнова «сошли в мир безвестно» 553 .

Часто население покидало насиженные места и уходило в другие уезды .

Число ушедших в разные районы государства составило 262 человек. В Холмогорский, Двинской уезды и Архангельск ушло 146 человек, в «Сибирские города» – 83 человек, в «Поморские волости» – 11 человек (Приложение 7; табл. 3). Преобладало Холмогорско-Двинское направление. В одной только Шелековской волости, расположенной на границе с Холмогорским уездом зафиксировано 23 случая ухода в соседний уезд. В переписи не указывается, в какие именно населённые пункты направлялись мигранты. Кирилл Игнатьев из д. Ивашка Кривонога Шелековской волости Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 657 .

вместе с женой, дочерью и сыном «сошли в тот же Холмогорской уезд и до ныне жывут в том уезде незнаемо где» Принимая во внимание то 554 .

обстоятельство, что западная часть Холмогорского уезда в начале XVIII в. была практически не заселена, можно предположить, что главной целью мигрантов было освоение земель в междуречье Онеги и Северной Двины. Вероятно, по тем же причинам происходило переселение в Сибирь. Западная Сибирь притягивала население Поморья своим значительным фондом земель, пригодным для колонизационного освоения. Что касается Архангельска, он привлекал переселенцев спросом на рабочую силу. В переписи часто указывается и другая причина миграций населения в Холмогорский уезд и Сибирь – от «хлебной скудности» 556. .

Перечисляются и иные места «ухода». В «Важский край» – 4 человека, в Олонецкий уезд – 2 человека, в Нюхотскую волость. – 5 человек, на «Малую Двину» – 11 человек. В Сибирь, Холмогорский, Двинской уезды, Поморье, Важский край, Олонецкий уезд, Нюхотскую волость мигрировали семьями (глава семьи с женой и детьми, глава семьи с женой, глава семьи с сыном) .

На Малую Двину уходило возрастное мужское население для работы по найму бурлаками или, как их называли в то время, «водными работниками». По Сухоне и Малой Двине проходил важный торговый путь из Холмогор в Вологду. Перевозилась в основном соль. Сопровождение соляных караванов требовало большого количества рабочей силы. Труд «водных работников» был очень тяжёлым и опасным. Иногда людям приходилось по целому дню в одной рубахе стоять в холодной воде, по которой идёт лёд. Многие умирали. Если принять во внимание низкую оплату за их труд, можно допустить, что работники формировались из полностью обнищавших крестьян. Как Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 696 .

Червяков В. П. Миграция населения в русском государстве в XVII-1 четв. XVIII в. (По материалам Соликамского уезда). – С. 93 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 686-872 .

–  –  –

Савич А. А. Соловецкая вотчина XV-XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений). – С. 143 .

правило, с этих работ обратно не возвращались. Приводятся примеры: житель посада Турчасова Пётр Скурихин и Степан Тимофеев из волости Пирзопельда умерли на работе на Малой Двине 559 .

Описывается много случаев ухода крестьян в другие волости и уезды для работы целовальниками (продавцами) «у винной продажи», по «церковным делам» и приказчиками. Пётр Григорьев из д. Фофановская Кутовангской волости был целовальником Крестного монастыря «в вотчине в Островской волости в стойке у продажи питейной прибыли». Фёдор Михайлов из д .

Онуфриевская Фехталимской волости был «в целовальниках у винной продажи в Кяпийской волости». Пантелеймон Михайлов из д. Никитинская Нижнемудьюжской волости работал в целовальниках в Пияльском усолье .

Игнатий с женой и матерью из д. Мардинская Чекуевской волости ушёл в Пияльскую волость в вотчину Крестного монастыря по «церковным делам» .

Митрофан из Околопосадной волости был надзирателем «на Белом озере у таможенных и кабацких зборов» 560 .

Кроме ухода из Турчасовского стана и Каргопольского уезда, существовало движение населения внутри волостей и стана. Особенно подвижной была группа половников и работников по найму. По роду своей деятельности им приходилось часто менять работодателей, переходя из одной деревни в другую. Половники Пётр и Елисей с сыном Яковом в 1709 г. перешли жить из двора посадского человека Ивана Степанова сына Ершева из д .

Фокинская Нёрмушской волости в д. Тетеринскую во двор турчасовца Ивана Иванова сына Каменева. Спустя год во дворе Ивана Степанова сына Ершева были писаны два новых половника - братья Фефил и Кирило с семьями 561 .

Нередко сами крестьяне оставляли свои дворы и переходили жить к родственникам в соседние деревни и волости. Зять Гаврилы Васильева Иван Данилов из д. Горболысовская Тевзегорской волости перешёл жить в Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 583-584, 800 .

–  –  –

Там же. – Л. 579-599, 654, 817 .

Фехталимскую волость в д. Щепинскую. Яков Митрофанов из д. Ивановской волости Ордомский погост жил и был писан у брата своего Авдея Митрофанова в д. Глазовская 562. Всего насчитывался 51 случай перехода крестьян во дворы своих родственников. Такая ситуация была не случайна и в первую очередь объяснялась нуждой переселенцев. В переписи часто говорится о причинах подобных миграций. Сын Якова Мартынова Максим из д. Ивановской Прилуцкой волости «перешёл жить за скудностью» к дяде Никите Мартынову .

Наличие крупных монастырских владений стимулировало движение населения внутри и за пределами Турчасовского стана. Потребности монастырских хозяйств в рабочей силе привлекали сюда множество людей из разных волостей Турчасовского стана, Каргопольского уезда. Есть письменные свидетельства того, что такие крупные монастыри, как Крестный, специально занимались сбором «бродячих» людей и бобылей в своих вотчинах и отправляли их на работы в монастырь. В одном из документов Крестного монастыря содержится приказ дать всем волостным бобылям работу в монастыре «чем им гулять даром». В вотчинах монастырей образуются целые поселения, заселённые исключительно сезонными работниками и пришлыми из других волостей Турчасовского стана. В вотчине Крестного монастыря, сельце Корельском, на скотном дворе жили старец Иоанн из Карельской волости, Пелагея жительница Вондугской волости, Марьяна жительница Заостровской волости. В сельце Карнешка Клещепольской волости в вотчине Кожеозерского монастыря жили дворцовый крестьянин Василий Иванов из д. Карельская Красновской волости Устьмошского стана Каргопольского уезда, коровница Турчасовского стана с Падорины Горы вдова Лукерья Фомина и «наёмные и коих вотчин и волостей и деревень того не написано». В сельце Клещепольском – работники Крестного монастыря, Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 542 .

Там же. – Л. 625, 628, 605, 672, 844 .

Иванов П. Северная писцовая книга как материал для истории обложения. – С. 61 .

вотчины Пияльской волости, Андрей Анисимов, коровница Городской волости вдова Евпраксия Ефимова 565 .

Брачные связи также являлись одной из причин ухода в другие волости .

В основном это относилось к женской половине населения. Такого рода перемещения чаще всего происходили внутри Турчасовского стана. Дочь крестьянина Семёна Антипина из д. Даниловская Устьонежской волости была выдана замуж за Ивана Семёнова в Кушерецкую волость. Евдокия из д .

Окатовская на озере Андозеро Устьонежской волости вышла замуж в Подпорожскую волость. Анна из д. Жеребцова Гора Порожской волости выдана замуж в Нёрмушскую волость. Жена покойного Игната из д .

Филимоновская Кожской волости вышла замуж в Порожскую волость. Марфа, дочь крестьянина Никиты Екимова из д Наумовская Надпорожской волости, вышла замуж в Устьонежскую волость за крестьянина Мелентьева. Парасковья, жена умершего Семёна Фокина из д. Петровская Кожской волости, выдана замуж в деревню Ефимовская той же волости за Григория Ларионова. Ирина, жена Ивана Анцифорова погибшего на Мурманском рыбном промысле из д .

Кочтасово Чекуевсой волости, вышла замуж в Вондугскую волость за крестьянина Ивана Фёдорова. Евдокия, жена умершего крестьянина Андрея Якимова из Устьонежской волости, вышла замуж «Каргопольского уезду в Полуборскую волость за крестьянина и за кого не знают» 566 .

Многочисленные миграции населения были связаны с уходом на земли монастырей и в монастыри. В большинстве случаев крестьяне Турчасовского стана селились в вотчинах Кожеозерского, Соловецкого и Крестного монастырей. Встречаются случаи перехода крестьян в пределах одной деревни из своего двора в двор монастырский. В д. Черемине Горки Нёрмушской волости Иван Фомин с женой и сыном перешёл жить в монастырский двор той же деревни. Бывало, что крестьяне переселялись в вотчины Cоловецкого и Двинского монастырей, находящиеся за пределами Турчасовского стана .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 631-632, 781 .

Там же. – Л. 712-860 .

Григорий, сын Лариона Петрова из д. Ивановская Носилова Прилуцкой волости с семьёй переехал жить «в Олонецкой уезд в Соловецкую вотчину в Нюхоцкую волость». Многие крестьяне становились послушниками монастырей .

Послушниками Соловецкого, Кожеозерского, Крестного, Сырьянского, Двинского монастырей стали 14 человек из 28 волостей Турчасовского стана и посада Турчасова 567 .

М. М. Богословский пишет, что «монастырь не рассматривался только как место аскетического подвига». Он являлся «заведением общественного призрения». При описании Кожеозерского монастыря, наряду с «братскими» кельями перечисляется «больница» и при ней «больничная братия» 569. В то время монастыри являлись единственными образовательными учреждениями. Здесь могли обучаться грамоте как дети церковнослужащих, так и простых крестьян. В переписи говорится, что Дмитрий сын посвященного дьячка Дмитрия Никифорова из д. Есинская Полской волости, обучался грамоте «в Двинском угодье». Сын Матвея и Степана Уловского из д .

Евдокимовская Околопосадной волости – в Кожеозерском монастыре.В монастыре находили приют и пропитание множество нищих. Крестьянин или посадский человек всегда мог найти прибежище на старости лет в стенах монастыря. Вероятно, за особые заслуги перед монастырём некоторым из них выделялись отдельные кельи. Представитель одной из самых крупных и состоятельных семей Верхнего конца Турчасовского стана «посадский человек Степан Олонин» имел келью в Кожеозерском монастыре 571 .

Кроме информации об убывшем населении, в переписи есть сведения о людях, прибывших из других районов Поморья. На фоне сильного оттока населения картина прибытия людей в волости Турчасовского стана выглядит более чем скромно. Отмечено всего 8 случаев прихода из других областей Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 508-824 .

Богословский М. М. Земское самоуправление на русском севере в XVII в. – С. 69 .

Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 542-543, 630-631 .

–  –  –

Там же. – Л. 630 .

Каргопольского и Олонецкого уездов. С учётом сезонных работников, численность и имена которых не фиксировалась, количество приходцев, вероятно, было несколько больше. По социальному составу в основном это были люди зависимые от монастырей : нищие, монастырские служебники, наёмные работники. В переписи встречается только несколько случаев подселения приходцев в местную крестьянскую среду, преимущественно благодаря брачным связям и через подсоседство. В д. Фофановская Кутовангской волости упоминается «пришлый из Олонецкого уезда Иоаний Дияков». Он женился на местной жительнице деревни Анне Клементьевой .

Михайло из д. Курсановской Полской волости был женат на уроженке «Олонецкого уезда Заонежской волости». В д. Олутинская Пияльской волости на дворе Соловецкого монастыря жил Семён Савин с женой Пелагеей коровницей Соловецкого монастыря с Олонецкого уезда. Во дворе крестьянина Ивана Петрова «живёт подсоседник из Олонецкого уезда Панозерского погоста». При Пияльском погосте в д. Олутинская жила «девка с Олонецкого уезда». В вотчине Соловецкого монастыря в д. Усолье Полской волости жили работники : во дворе «конюшенном» Иван Иванов, во дворе «скотцком»

скотница вдова Ефимия жена Алексеева «из Владыченской волости» с сыном Михайло и с женой «из Олонецкого уезда Заонежской волости» 572 .

В вотчинах местных монастерей (Кожеозерского, Крестного, Сырьянского) работали люди из волостей Турчасовского стана и Каргопольского уезда. В вотчинах Соловецкого монастыря ; Пияльской и Полской, чаще можно встретить выходцев из Карелии (Олонецкий уезд) .

Возможно, по этой причине в Пияле родилось предание об образовании их села карелами. По преданию, место для поселения было выбрано карелами не случайно. Река Онега здесь очень широкая и по этой причине рыбная. Пожив некоторое время, они вернулись к себе на родину. Самая крупная пожня в селе Книга переписная Каргопольского уезда 1712 г. – Л. 550, 554-560, 574, 836, 825, 836, 856 .

Пияла и сегодня называется – Кареловщина. Население Поля объясняет разнообразие фамилий у жителей села тем, что их село было образовано бывшими ссыльными из разных уголков страны 574 .

В заключении отметим, что главной причиной миграций населения в начале XVIII в. было бедственное положение крестьянства, вызванное петровскими преобразованиями, при этом уровень эмиграции (уход населения в другие регионы) значительно превышал уровень иммиграции (приток переселенцев из других регионов) .

Корнилова Екатерина Ивановна г. р. 1954 Онежский район Архангельская обл. с .

Кутованга ; Приложение 1 .

Первушина Зинаида Васильевна, г. р. 1930 Онежский район Архангельская обл. с. Поле ;

Приложение 1 .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ранний этап формирования населения был связан с заселением, промысловым и земледельческим освоением территории. Заселение осуществлялось по водным артериям и сухопутным путям, известным и малоизвестным по письменным источникам (Кенский, Щукозерский, Беричевский, Поморский). Их существование подтверждается топонимическими и этнографическими данными. Основными топонимическими маркерами водно-волоковых путей являются гидронимы с топонимической основой ухт-, для которой реконструировано значение ‘волок’, и с прибалтийско-финской оcновой matk ‘дорога, путь, волок‘, скопление названий с термином чисть и концентрация калек (переводные названия) в местах прохождения волоковых путей. В пользу данного предположения свидетельствует то, что в наши дни по местам предполагаемых волоков проходят «зимние» дороги. Сведения о них получены от местных жителей. Водно-волоковые пути имели первостепенное значение в крестьянской колонизации Северного Поонежья. Наиболее ранние населённые пункты в этом районе Поонежья появились на водно-волоковых путях (Порог, Ордомский погост). Пути определили сложившуюся к середине XVI в. структуру поселений Турчасовского стана .

Если говорить о времени возникновения большинства населённых пунктов Турчасовского стана, они образовались до их первого упоминания в переписях середины XVI в. Сохранились письменные свидетельства, подтверждающие более ранний возраст поселения Турчасовского стана – Порог (12 в.) .

Земли Турчасовского стана осваивались с юга, преимущественно с территории соседнего Устьмошского стана. Можно предположить, что первоначально заселение территории было не сплошным, а точечным .

Крестьяне выбирали места, наиболее пригодные для земледелия, скотоводства и рыбного промыла. На этом этапе колонизации географический фактор играл первостепенную роль. Земледельцы селились по берегам Онеги, причём выбирали наиболее плодородные земли (возвышенности и участки суши, омываемые со всех сторон притоками р. Онеги). В переписях они называются «горы» и «острова». Именно здесь переписи середины XVI в. фиксируют наибольшую концентрацию поселений, самую высокую плотность населения и наличие одного или двух приходских храмов (Рагонима, Ордомский погост, Чекуево и Турчасово). В дальнейшем из этих центров происходил процесс расселения, в результате которого осваивались необжитые места по берегам р .

Онеги и её притоков (Верхняя и Нижняя Тевза, Шомокша, Кодина, Мудьюг, Вычера, Вонгуда). Как правило, появлению новых селений предшествовал процесс хозяйственного освоения. На это указывают названия многих населённых пунктов Турчасовского стана (Каска, Пирзапельда, Пачепалда, Нёрмуши), образованные от прибалтийско-финских основ (kaski, kask ‘подсека’; peldo ‘поле‘; nurmi ‘покос, пожня, луг’). Вокруг ранних центров заселения (Турчасово, Рагонима, Прилуки, Чекуево) возникали поселения, названия которых подчёркивали привязанность к ним (Поле, Клешово Поле, Сюрья). Наименования также образованы от прибалтийско-финских основ (puoli, pol ‘край, бок, сторона’; syrja ‘край, бок’) .

Так образовалась сеть поселений в Северном Поонежье. В административном отношении они входили в состав Турчасовского стана Каргопольского уезда. В свою очередь, стан состоял из административных единиц – волосток. Границы мелких административно-территориальных единиц (стан, волость, сторона) складывались в основном благодаря географии местности. Чаще всего граница проходила там, где появлялось какое-либо препятствие в виде географического объекта. Наиболее удобными объектами разграничения в Северном Поонежье являлись реки – притоки р. Онеги (Верхняя и Нижняя Тевза, Шомокша, Чешьюга, Верхняя Рочево, Нижняя Рочево, Оченьга, Кодина, Мудьюга, Вонгуда). Использование рек в качестве границ подтверждается этнографическими данными и современной географией поселений. В большинстве случаев границы между сёлами в Онежском районе проходят по рекам .

Заселение и хозяйственное освоение различных областей Турчасовского стана крестьянским населением было не единовременным процессом .

Определяется относительная хронология заселения среднего и нижнего течения Онеги. Во многом решить эту задачу помогают географические названия .

Встречающиеся в переписях и актах середины XVI в. термины «погост», «печище», «большой/малый» позволяют понять, какие поселения возникли раньше, какие позднее .

В данной работе заселение и хозяйственное освоение новых территорий представлены как процесс расселения близкородственных крестьянских семей из первоначальных центров заселения. Подчёркивается родственная связь населения одной или нескольких соседних волосток в середине XVI в. На территории Турчасовского стана можно выделить крупные крестьянские роды (Дорофеевы, Шарко, Манушкины, Васильевы, Никитины-Гоголь, Кочаковы, Вахновы, Ташкуевы, Дятлевы, Носковы) .

Прозвища местных жителей, встречающиеся в переписях и актах середины в., помогают определить этнические связи населения XVI Турчасовского стана. Большая часть прозвищ являются русскими, но встречаются и такие, которые предположительно образованы от прибалтийскофинских основ (Вахновы, Кочаковы, Ралоевы, Конко, Бригуевы, Ташкуевы, Ивковы, Чекуевы, Колзеевы, Кукшины, Манушкины, Сягуй, Кавадиевы, Кюровы). Отдельные прозвища имеют ясную карело-вепсскую этимологию .

Значительная часть их включена в список прибалтийско-финских имён и прозвищ, составленный А. И. Поповым. В документах середины XVI в. они встречаются в Устьмошском стане Каргопольского уезда и Восточной Карелии (Андомский, Пудожский, Водлозерский погосты) .

Наименования волосток и деревень, производные от имён и прозвищ (Фехтальма-Выхтальма, Хачела-Качела, Пияла, Пертенема, Пертуновская, Чекуево, Рагонима, Хойкола, Вахновская, Левковская, Перховская, Куровская, Ряхковская, Карельская), также указывают на вероятные прибалтийскофинские истоки населения Турчасовского стана. Перечисленные прозвища жителей Северного Поонежья упоминаются в переписях и актах середины XVI в., их присутствие говорит о возможном участии прибалтийско-финского населения в строительстве поселений Турчасовского стана .

Документы середины XVI в. фиксируют людей, пришедших из других районов Московского государства в Турчасовский стан. Данная категория населения обозначается характерными прозвищами (Москва, Переяславец, Каргополец, Новгородец, Важанин, Устьмошанин, Нименга, Двинянин, Мехреньга). Причины появления его в этом районе были разными (торговая деятельность в посаде Турчасово, покупка земель, работа по найму в усольях, брачные связи). Основная часть пришлого населения проживала в посаде Турчасово. Это были торговцы из Новгорода, Устьмоши, Каргополя и различных областей Поморья. Вероятно, их пребывание в посаде носило в основном временный характер. Представители крупных семей из Каргополя (Мохнаткин, Чёрный) скупали земли у местного населения. В документах также упоминаются работники Пияльского усолья – выходцы из Новгорода .

Следующий этап формирования населения Северного Поонежья связан с усилением роли политических, социально-экономических и демографических факторов. Со второй половины XVI в. в волостях Турчасовского стана наблюдаются процессы, вызванные сокращением числа поселений и увеличением дворности деревень. Уменьшение числа деревень происходило за счёт слияния и появления на их месте крупных поселений .

В первой четверти XVII в. произошли события, в значительной степени изменившие жизнь населения Турчасовского стана. Его территория, как и всего Каргопольского уезда, подверглась нашествию польско-литовских интервентов .

Последствием стало разрушение хозяйства, массовое разорение крестьян, уход части населения, сокращение его численности. Значительная доля крестьян cтановится безземельными. Возросло количество бобылей и половников. Таким образом, возникли предпосылки для миграций населения в восточное Поморье, Урал и Сибирь. Земли разорившихся крестьян приобретались монастырями (Соловецкий, Кожеозерский, Троице-Сергиев, Спасский, Кенский), что привело к росту их земельных владений. Вместе с монастырями на территории Турчасовского стана появилось население из других уездов Московского государства. В документах XVII в., имеющих отношение к деятельности Соловецкого монастыря, в Турчасовском стане можно встретить несколько случаев упоминания прозвища «Карелин». Вероятно, так местное население называло недавних переселенцев из Карелии. Главным образом, выходцы из Карелии привлекались для работы в «житнице» монастыря – волости Пертенема .

С конца XVI в. создаются усолья – территории, на которых велась добыча соли. В основном здесь работало местное крестьянское население. Труд наёмных работников из других мест использовался в Пияльском и Польском усольях. Расцвет соляного производства приходится на середину XVII в .

В это время усиливается роль Турчасовского посада как торгового центра в западном Поморье. Сюда стекается население со всех волостей Турчасовского стана. Практически каждая крупная крестьянская семья имела свой двор на посаде. При этом они не теряли связи с деревней. Посадские люди имели дворы как на посаде, так и в соседних волостях. Своим положением Турчасовский посад привлекает к себе не только торговцев, ремесленников и крестьян из окружающих волостей, но и людей малоимущих (нищих, калек, вдов). Они составляли значительную часть посадского населения (10%). К середине XVII в. численность населения Турчасовского посада возросла в 2.5 раза .

С конца XVII в. наступает новый этап в формировании населения Северного Поонежья. Он во многом зависел от изменений структуры землевладения и хозяйства. Сократилась доля монастырских земельных владений (в волостях Верхнего конца Турчасовского стана), соледобывающая отрасль хозяйства пришла в упадок. Закрылись Владыченское, Пияльское и Фирсовское усолья. Это привело к уменьшению количества некоторых категорий населения : половников и бобылей. Прекращение деятельности усолий на территории монастырских вотчин стимулировало развитие отходничества (уход на работу в города, рыбный промысел на Мурманском берегу и работу на Малой Двине) .

Напротив, в волостях Нижнего конца Турчасовского стана во второй половине XVII в. произошло расширение монастырского землевладения, связанное с усилением власти Крестного монастыря. Это значительно ухудшило экономическое и социальное положение населения, выразившееся в увеличении различных повинностей в пользу монастыря, ограничении свободы купли-продажи земли, найме рабочей силы, насильственном изъятии у крестьян хороших земель и их переселении .

Присутствие на территории Турчасовского стана крупных монастырских владений определило одну из особенностей формирования населения Северного Поонежья – сложность и подвижность социального состава. На протяжении XVII – начала XVIII вв. наблюдается изменение социальной структуры населения. Вслед за увеличением числа половников и бобылей в первой половине XVII в. произошло сокращение этих категорий населения к началу XVIII в. Особенно это проявилось в волостях Верхнего конца Турчасовского стана, с их выраженной тенденцией к снижению монастырского землевладения .

В начале XVIII в. Турчасовский посад теряет значение ключевого звена в торговле солью. Это обстоятельство наряду с сильным пожаром 1703 г .

приводит к оттоку посадского населения в волости. Выше отмечалось, что население посада Турчасово формировалось из жителей окружных волостей .

Представители посадских семей составляли основной костяк коренного населения Турчасовского стана с его многовековой историей. Подтверждением является совпадение большого количества «фамилий» в документах с середины XVI в .

К XVIII в. процесс заселения идёт по линии дальнейшего сокращения числа и укрупнения старых поселений в результате слияния соседних деревень и роста дворности. В переписи вновь образованные населённые пункты выступают с двойными и тройными названиями, состоящими из наименований объединённых деревень. С середины XVI до начала XVIII вв. увеличивается количество дворов в волостях Турчасовского стана в среднем в полтора–два раза, что свидетельствует об активности колонизационных процессов в Северном Поонежье в этот период времени (Приложение 5 ; табл. 1) .

Динамика поселений, вероятно, также зависела от деятельности монастырей. Не смотря на то, что укрупнение поселений происходило на всей территории Турчасовского стана, именно в монастырских вотчинах (Таймицкая, Варзогорская) появились первые сёла (крупное поселение с приходским храмом). В переписи начала XVIII в. деревни, входившие в состав этих волостей, выступают под общим названием .

Одной из основных особенностей формирования населения этого времени можно считать образование поселений со смешанным населением. В результате активной переселенческой политики, проводимой монастырём, создавались населённые пункты, заселённые сезонными работниками и монастырскими служащими, выходцами из разных волостей Турчасовского стана, Каргопольского и других уездов. В Устьонежской волости, где с момента образования Крестного монастыря велось интенсивное строительство, наблюдается существенный рост населения (64%), в основном также за счёт привлечённых со всех волостей Турчасовского стана бобылей и «бродячих людей». По инициативе монастырей возникла новая форма поселения – сельцо .

Как правило, сельцо создавалось на месте старой деревни, но было населено не местными крестьянами, а работниками из других волостей, обязанностью которых было обслуживание скотных и конюшенных дворов .

Монастыри также строили новые поселения. В волости Таймицкая Крестным монастырём было образовано сельцо Покровское, впоследствии ставшее крупным населённым пунктом Онежского района. Созидательная деятельность монастырей, вероятно, также проявилась в возведении церквей и устройстве новых погостов-приходов. В конце XVII-начале XVIII вв .

приходскими центрами становятся Нижнемудьюжская, Вазеницкая, Кожская и Полская волости .

К началу XVIII в. происходит снижение притока населения извне. Такие категории населения, как посадские люди, половники, бобыли, подсоседники и большая часть наёмных работников формировались из крестьян волостей Турчасовского стана. Переписи фиксируют всего несколько случаев прихода людей из других уездов Поморья. Чаще всего это были выходцы из Карелии, работающие в вотчинах Соловецкого монастыря .

Главной особенностью формирования населения Турчасовского стана в этот период является усиление миграционных процессов. Причины роста внешней и внутренней миграции были связаны в первую очередь с ухудшением экономического положения крестьянства, вызванного последствиями петровских преобразований (рекрутский набор, привлечение на государственные работы, налоговый гнёт). Результатом миграции была значительная убыль населения, запустение огромного количества дворов и целых деревень .

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1 Список информантов Вагин Александр Викторович, г. р. 1954, Онежский район, Архангельская обл., с. Грихново .

Воронцова Анна Андреевна, г. р. 1935, Онежский район, Архангельская обл., с .

Порог .

Дерягина Мальвина Георгиевна, г. р. 1923, Онежский район Архангельская обл. с. Пурнема .

Завьялова Светлана Михайловна, г. р. 1956, Онежский район, Архангельская обл., с. Ярнема .

Иконников Виталий Александрович, г. р. 1954, Онежский район, Архангельская обл., с. Павловский Бор .

Корнилова Екатерина Ивановна, г. р. 1954, Онежский район, Архангельская обл., с. Кутованга .

Лаврентьева Людмила Владимировна, г. р. 1939, Онежский район, Архангельская обл., с. Кянда .

Ленина Капиталина Владимировна, г. р. 1931, Плесецкий р-н, Архангельская обл., с. Луги .

Логинов Николай Филиппович, г. р. 1912, Онежский район, Архангельская обл., с. Верховье .

Медведков Александр Иванович, г. р. 1958, Онежский район, Архангельская обл., с. Большой Бор .

Первушина Зинаида Васильевна, г. р. 1930, Онежский район, Архангельская обл., с. Поле .

Понамарёва Нина Андреевна, г. р. 1936, Онежский район, Архангельская обл., с. Прошково .

Родионова Елизавета Павловна, г. р. 1908, Онежский район, Архангельская обл., с. Пурнема .

Суханов Николай Васильевич, г. р. 1965, Онежский район, Архангельская обл., с. Клещёво .

Узикова Луиза Ивановна, 1927, г. р. 1954, Плесецкий район, Архангельская обл., с. Щукозеро .

Шайтанов Георгий Владимирович, г. р. 1954, Онежский район, Архангельская обл., с. Кресщёвка .

Чумакова Зинаида Андреевна, г. р. 1947, Онежский район, Архангельская обл., с. Вонгуда .

Чекалёва Нина Александровна, г. р. 1955, Плесецкий район, Архангельская обл., с. Ярнема .

Фомин Владимир Иванович, г. р. 1957, Онежский район, Архангельская обл., с .

Вазеницы .

Приложение 2 Выборочные данные Переписной книги Каргопольского уезда 1712 г. по 27 волостям Турчасовского стана и посада Турчасово Ф. 350, Оп. 1, Ед. хр. 168 .

1. Шелековская волость .

На погосте две церкви : одна Воскресения Священного креста Господня, у неё «в пределе часовня Преподобного отца Антония Сийского», другая Николая Чудотворца, жилой поповский двор – 6 человек, пустых причетнических дворов

– 2 .

Деревень – 12 : Шестовская, Понкратовская, Подболотное Селище, Гашковская, Филипповская, Савинская, Скомороховская, Бучнева Гора, Денисовская, Дудоровская, Князевская, деревня Ивашка Кривонога. Жилых крестьянских дворов – 15, пустых крестьянских дворов – 18, пустых вдовьих дворов – 3, пустых дворовых мест – 3. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 108 человек .

2. Биричевская волость .

На погосте церковь Николая Чудотворца в деревне Игнашевская, поповский двор – 4 человека, пустой причетнический пономарский двор, старческий жилой двор Крестного монастыря .

Деревень – : Артёмовская, Игнашевская, Михеевская, Кириловская, Федотовская. Жилых крестьянских дворов – 8, келья нищенская – 1, пустых крестьянских дворов – 22, пустой вдовий двор, пустых дворовых мест – 4, пустая бездворная изба. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 77 человек .

3. Волость Ордомский погост .

В Ордомской волости два погоста. На одном погосте две церкви : Ведения Предчестия, Николая Чудотворца, причетнический двор, поповский двор. В причетническом и поповском дворах – 10 человек. На другом погосте в деревне Митрофановская «церковь великомученицы Варвары с трапезной», пустой поповский двор .

Деревень – 16 : Алексеевская, Куровская, Калитинская, Копыловская, Парфёновская, Митрофановская, Щепинская, Олеховская, Нелескинская, Дорофеевская, Михалевская, Фоминская, Глазовская, Муравьевская, Ивановская, Другая Дорофеевская. Жилых крестьянских дворов – 19, пустых крестьянских дворов – 32, пустых вдовьих дворов – 4, пустых поповских дворов – 2, пустых дворовых мест – 5, пустая бездворная изба. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 150 человек .

4. Городецкая волость .

На погосте две церкви: одна Рождества Пресвятой Богородицы, у неё предел Рождества Иоанна Предтечия, другая Ильи Пророка, у неё предел Святой мученицы Парасковьи Пятницы и третья церковь «вновь построенная, тёплая с трапезной» «троих всевышних святителей» Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, причетнический двор, поповский двор, Кирилова монастыря пустой двор для прихода из монастыря монахов. В причетническом и поповском дворах – 8 человек .

Деревень – 15 : Сенкинская, Савинская, Родионовская, Овечья Гора, Лесково, Еховская, Заозерская, Баклановская, Дураковской, Климушинская, Тепягинская, Юхновская, Лисицынская, Степановская, Кобылинская. Жилых крестьянских дворов – 25, пустых крестьянских дворов – 26, пустой вдовий двор, пустая бездворная изба, пустое дворовое место. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 188 человек .

5. Тевзегорская волость .

Деревень – 10 : Селище Никоновское, Олеховская, Грихновская, Шатовская, Горболысовская, Герасимовская, Молчановская, Вандинская, Череповская, Яхоревская. Жилых крестьянских дворов – 19, пустых крестьянских дворов – 10, пустых вдовьих дворов – 2, пустая изба бездворная, пустых дворовых мест –

6. В крестьянских дворах жителей обоего пола – 127 человек .

6. Нёрмушская волость .

Деревень – 11 : Черемхина Горка, Меньшая Мелеховка, Большая Мелеховка, Фокинская, Тетеринская, Манушкинская, Голяндуховская, Шпякинская, Штокаревская, Росомакинская, Ильинская. Жилых крестьянских дворов – 20, жилых вдовьих дворов – 2, пустых крестьянских дворов – 22, пустых дворовых мест – 2, пустой двор Кожеозерского монастыря в деревне Черемхина Горка. В крестьянских и монастырских дворах жителей обоего пола – 177 человек .

7. Околопосадная волость .

Деревень – 5 : Евдокимовская, Меглиевская, Осиевская и Романовская то ж, Уловля и с Колосовским то ж, Спировская на Горки. Жилых крестьянских дворов – 10, пустых крестьянских дворов – 10, пустое дворовое место, пустой двор Кожеозерского монастыря. В монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 97 человек .

8. Посад Турчасово .

В Турчасове на посаде, на погосте две церкви : Преображения Господня, Благовещения Пресвятой Богородицы. У Преображенской церкви предел Николая чудотворца, «у Благовещенской два предела один Предтечие Иоанна, другой Соловецких чудотворцев, у трапезы в одних стенах предел Архангела Михаила». На погосте жилых поповских двора – 2, двор дьячков – 1, пономарёв двор – 1, просвирницы двор – 1, жилых нищенских избы – 3, пустых бездворных изб – 5, пустая изба умершего дьякона – 1. В жилых поповских и причетнических дворах – 27 человек .

На посаде в Турчасове земская изба, таможенная изба, «кружечной» двор, «стоешная» изба, жилых посадских дворов – 16, пустых посадских дворов – 17, пустых посадских изб и избёнок – 10, пустой вдовий двор, пустой поповский двор, пустых дворовых мест – 22. Число жителей посада обоего пола – 138 человек .

9. Кутовангская волость .

Деревень – 2 : Фофановская, Калитинская. Жилых крестьянских дворов – 6, пустых вдовьих дворов – 3, пустая изба бездворная, пустых крестьянских дворов – 12. В крестьянских дворах жителей обоего пола – 47 человек .

10. Прилуцкая волость .

На погосте три церкви: Рождества христова, Покрова Пресвятой Богородицы, «у Рождественской церкви в пределе Священномученика Климента папы римского прихоцских людей древяные строения», поповский двор – 7 человек, 2 причетнических двора – 5 человек, пустой нищенский вдовий двор, пустой двор старицы, бобыльский двор, пустых изб бездворных нищенских – 2 .

Деревень – 8 : Ивановская и Носиловская, Терехновская, Павловская, Петровская, Кожуховская, Козминская, Давыдовская. Жилых крестьянских дворов 11, жилой бобыльский двор, пустых

– крестьянских дворов – 16, пустой вдовий двор, пустой бобыльский двор, пустых дворовых места 4, монастырский жилой двор

– Кожеозерского монастыря – 2 человека .

В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 106 человек .

11. Фехталимская волость .

Деревень – 7 : Онуфриевская, Заручевская, Хорошевская, Щепинская Меньшая, Щепинская Большая, Трофимовская и Мартемьяновская, Выдринская. Жилых крестьянских дворов – 16, пустых крестьянских дворов – 11, пустая бездворная изба, пустое «дворишко», пустых дворовых мест – 2. В крестьянских дворах жителей обоего пола – 111человек .

12. Вазеницкая волость .

На погосте две церкви: Вознесения Господня, Пророка Ильи, поповский двор – 3 человека, Кенского монастыря причетнических 2 места – 3 человека, двор Соловецкого монастыря – 4 человека, пустой бобыльский двор, пустая изба бездворная .

Деревень – 7 : Воймозерская Савинская и Степановская то ж, Горка, Пустошь, Пуминовская, Крестного монастыря деревня Обакумовская, Антоновская, Касканская Фоминская то ж. Жилых крестьянских дворов – 8, пустых крестьянских дворов – 29, пустых вдовьих – 1 двор, пустых дворовых мест – 5 .

В деревне Пуминовская двор Ошевенского монастыря – 9 человек. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 87 человек .

13. Пияльская волость .

На погосте две церкви: Вознесенья Господня и Святого Клемента в деревне Олутинская, поповский двор, жилой причетнический двор, пустых причетнических дворов – 2. В причетнических и поповском дворах – 4 человека, 1 мирской двор Соловецкого монастыря с «бельцами», скотный двор, крестьянских жилых – 3 двора, бобыльских пустых – 2 двора, Ошевенского монастыря – 1 двор, в нём живут «бельцы», пустой бобыльский двор, пустая изба, двор Кожеозерского монастыря, в нём живут «бельцы», скотный двор, пустых 2 дворовых места Кенского монастыря, старческий двор мирской с «бельцами» .

Деревень – 7 : Пачепельдская, Олутинская, Шиботовская, деревня Соловецкого монастыря Заочинская, Хаяла Олутинская тож, Алферьевская, Кялованга .

Жилых крестьянских дворов – 21, пустых крестьянских дворов – 37, пустых вдовьих – 3 двора, бобыльских дворов – 2, пустых изб – 3, вдовья изба, пустых дворовых мест – 12. В крестьянских дворах жителей обоего пола – 247 человек .

В монастырских дворах Соловецкого монастыря жителей обоего пола – 50 человек. Во дворах Ошевенского монастыря – 23 человека. Во дворах Кожеозерского монастыря – 11 человек. Во дворах Кенского – 3 человека. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 338 человек .

14. Чекуевская волость .

На погосте три церкви: Преображения Господня, Сретения Господня, Успения Богородицы, жилой поповский двор – 8 человек, пустое место причетническое .

Крестного монастыря двор монастырский жилой, пустой двор Сырьянского монастыря и пустая изба нищей старицы .

Деревень 15 : Чекуевская, Медведовская, Козминская, Мардинская, Пянтинская, сельцо Калитинская, Оксёновская, Букоборовская, починок на Нарво озерке, Корбатово, Новинская, Кочтасово, Ванёво, Павловская, Ощеринская. Жилых крестьянских дворов – 21, пустых крестьянских дворов – 63, пустая изба, пустых дворовых мест – 3. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 236 человек .

15. Крестного монастыря сельцо Карельское .

Жилой двор – 2 человека (старец и коровница), скотный двор – 3 человека, пустой двор (для проживания работников) .

16. Крестного монастыря вотчины волость Полская .

На погосте две церкви: Богоявления Дня, Рождества Пресвятой Богородицы, причетнический двор – 3 человека, поповский двор – 3 человека, пустых места – 2, одно поповское, другое причетническое, дворов Крестного монастыря – 2, дворов Соловецкого монастыря – 2, жилых бобыльских дворов – 2 .

Деревень – 4 и починок : Есинская, Фофановская, Савинская, Усолье Курсановская. Жилых крестьянских дворов – 10, пустых крестьянских дворов – 21, пустая изба, пустых дворовых мест – 3. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 126 человек .

17. Крестного монастыря вотчины волость Чюхчин Бор .

Деревень – 6 : Вахновская, Власовская, Левковская, Парфёновская, Карповская, Филипповская .

В деревнях двор Соловецкого монастыря – 7 человек .

Жилых крестьянских деревень Крестного монастыря – 2, пустых деревень – 4 .

Жилых крестьянских дворов – 2, пустых крестьянских дворов – 7, пустых дворовых мест – 4 .

В монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 29 человек .

18. Мондинская волость Пирзопельда тож .

На погосте две церкви : Животворящей Троицы, Введения Пресвятой Богородицы, жилой поповский двор, причетнических дворов – 2. В поповском и причетническом дворах – 7 человек .

Деревень – 5 : Кирилловская, Клементьевская, Воронинская, Владыкинская, Черовская Пустая. Жилых крестьянских дворов – 5, жилых изб – 2, пустых крестьянских дворов – 17, пустых дворовых мест – 4. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 65 человек .

19. Волость Заостровская Карамина тожь .

Деревень – 5 : Карамина, Каменная, Кондратьевская, Лупинская Ащеринская, Ощеринская. Жилой двор Сырьяна монастыря в деревне Карамина .

Жилых крестьянских дворов – 5, пустых крестьянских дворов – 13, пустых дворовых мест – 4. В монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 54 человека .

20. Крестного монастыря вотчины волость Нижнемудьюжская .

На погосте в д. Ряхковская церковь Пресвятой Богородицы, поповский двор, причетнических дворов – 2. В поповском и причетническом дворах – 13 человек, жилой двор Крестного монастыря, жилой двор Сырьянского монастыря, пустых дворов – 2 .

Деревень – 7 : Андреевская, Грихново, Давыдовская, Екимовская Лембитова, сельцо Михайловское, Верхняя Екимовская Лембитова, Митинская. Жилых крестьянских дворов – 16, пустых крестьянских – 35, пустое дворишко, пустая изба, пустых дворовых мест – 6. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 198 человек .

21. Кожская волость .

На погосте церковь Святого Клемента, пустых причетнических дворов – 2, жилой поповский двор – 3 человека, монастырских дворов – 3, из них один монастырский, другой скотный, третий крестьянский .

Деревень – 8 и пустошь : Макаровская, Чижикова, Усть Кожская на устье Коже реки, Семёновская, Пустошь, что была деревня Кудринская, Филимоновская, Ефимовская, Сидоровская, Петровская. Жилых крестьянских дворов – 30, пустых крестьянских – 26, пустая изба, пустых дворовых мест – 2. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 129 человек .

22. Подпорожская волость .

На погосте две церкви: Животворящей Троицы, Богоявления Господня, двор поповский – 4 человека .

Деревень – 6 : Жеребцова Гора, Наумовская, Фоминская Медведовская, Грибановская, Сафроновская, Амосовская Лавровская. Жилых крестьянских дворов – 14, пустых крестьянских – 29, бобыльский двор, пустая изба, пустых дворовых мест – 2. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 120 человек .

23. Порожская волость .

На погосте две церкви : Рождества Христова, Покрова Пресвятой Богородицы, «у той Покровской церкви предел святых апостолов Петра и Павла строение прихоцких людей», причетнический двор, поповский двор, монастырский двор .

В поповском, монастырском и причетническом дворах – 17 человек .

Деревень – 7 : Острецова, Минчаковская, Иевлевская, Заозерье Воронинская, Павловская, Евдокимовская, Труфановская. Жилых крестьянских дворов – 10, пустых крестьянских дворов – 30, пустой вдовий двор, пустых дворовых мест – 2. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола 79 человек .

24. Вонгудская волость .

На погосте церковь Пресвятой Богородицы в деревне Зиновьевская, жилой поповский двор – 4 человека, пустой причетнический двор .

Деревень – 5 : Зиновьевская, Кишкинская, Савеловская, Трифоновская, Букоборовская. Жилых крестьянских дворов – 9, пустых крестьянских дворов – 27, пустых дворовых мест – 2. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 76 человек .

25. Крестного монастыря вотчины волость на устье реки Онеги .

На погосте две церкви: одна Успения Пресвятой Богородицы, «у той церкви предел один Иоанна Богослова второй Ильи Пророка» и другая церковь Николая Чудотворца, поповский двор – 10 человек, пустых причетнических дворов – 2. На погосте Крестного монастыря дворов – 2, один двор преподобного архимандрита с братией, скотный двор, двор Кирилова монастыря, двор Воскресенского монастыря, изба пустая нищенская, пустой двор бобыльский, жилых крестьянских дворов – 3, пустых крестьянских дворов

– 8 .

Деревень – 3 : Никитинская, Даниловская, Окатовская на озере Андозеро .

Жилых крестьянских дворов – 18, пустых крестьянских дворов – 37, пустых вдовьих дворов – 2, пустых бобыльских дворов – 6, пустых изб – 3, пустых дворовых мест – 2. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 198 человека .

26. Крестного монастыря вотчины волость Тамица на реке Тамице .

На погосте две церкви: Преображения Господня, Сретения Господня;

церковь в селе Покровском, поповских дворов – 2, жилой и пустой – 10 человек, монастырский двор, скотный двор. Жилых крестьянских дворов – 7, пустых крестьянских – 19, пустой вдовий двор, пустой бобыльский. В церковных, монастырских и крестьянских дворах жителей обоего пола – 104 человека .

27. Крестного монастыря вотчины волость Варзогорская .

На погосте две церкви: Введения Предчестия, Николая Чудотворца, поповский двор – 6 человек, место пустое причетническое. Жилых крестьянских дворов – 16, пустых крестьянских – 12, пустой вдовий двор, изба пустая. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 46 человек .

28. Крестного монастыря вотчины волость Нименгская .

На погосте две церкови: одна Преображения Господня, другая Благовещения Пресвятой Богородицы, «в пределе Священномученика Клемента древяные строение прихоцких людей», жилой поповский двор – 5 человек, пустых причетнических дворов – 2, пустой «старицын» двор .

Деревень – 8 : Онцифоровская, Юрьевская, Островская, Никитинская, Леонтьевская, Степановская, Сташевская, Дёмина. Жилых крестьянских дворов

– 10, пустых крестьянских – 21, пустой бобыльский двор, пустая изба, пустых дворовых мест – 4. В церковных и крестьянских дворах жителей обоего пола – 60 человек .

По данным Переписи Каргопольского уезда 1712 г. в 27 волостях Турчасовского стана и посаде Турчасово насчитывалось 21 погост, 180 деревень, 4 сельца, 1 починок, 1170 дворов (362 – жилых, 808 – пустых), 50 изб, избёнок и келий. Население составляло 3271 человек обоего пола .

Приложение 3 Водно-волоковые пути Поонежья Рис. 1. Охтомский волок Рис. 2. Беричевский волок Рис. 3. Поморский волок Рис. 4. Онего-Двинский волок Рис. 5. Щукозерский волок

–  –  –

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Архивные документы

1. Российский Государственный архив древних актов. Ф. 1209. Оп. 1. № 168 .

Переписная книга посада Турчасова и чёрных волостей Турчасовского уезда .

Переписи воеводы Василия Ивановича Жукова 1648 г. – 805 л .

2. Российский Государственный архив древних актов. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр .

168. Каргопольский уезд. 1712. Книга переписная посадских людей Турчасовского посада, церковнослужителей, монахов, дворцовых и монастырских крестьян Устьмошского, Мошинского, Турчасовского станов Каргопольского уезда. – 882 л .

3. Российский Государственный исторический архив. Ф. 525. Оп. 2. Ед. хр .

170. Канцелярия имп. Александры Фёдоровны. Арх. губ. Об учреждении новой волости из Нижнемудьюжского, Верхнемудьюжского и Мондинского сельских обществ Мардинской волости Онежского уезда и наименования её Алексеевской в честь наследника цесаревича 15 мая-5 июля 1910 г. – 2 л .

Опубликованные документы

4. Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI вв .

/АН СССР, Ин-т истории СССР. – Л: Наука, 1988. – 271с .

5. Вотчинная дозорная книга («обежная») старца Капитона на владения Соловецкого монастыря в Турчасовском стане Каргопольского уезда // Земледельческое производство и сельскохозяйственный опыт на Европейском Севере. – Вологда, 1985. – С. 136-158 .

6. Выписи с писцовых книг 129 и 130 годов на волость Николу Каргопольской половины, 18 волостей Турчасовской и вотчину Сырьянского монастыря, составленные на основе описи Каргопольского уезда Иваном Войковым и дьяком Третьяком Копниным в 1622 г. // Васильев Ю. С. Каргопольский уезд :

Аграрная история северо-запада России XVI века / Ю. С. Васильев. – Л., 1978. – С. 40-48 .

.

7. Грамота царя Михаила Фёдоровича каргопольскому воеводе Фёдору Пушкину с указанием «в Турчасове и в Усть-Моше поставить острошки новые в прежним месте, а в Каргополе ставить острог людьми Каргопольского посаду и уезда за исключением Усть-Мошского станов и волостей 1631 г. // Мильчик М. И. Каргополь. Деревянная крепость и остроги по реке Онеге / М. И. Мильчик. – Санкт-Петербург: Изд. Лики России, 2008 .

– C. 83 .

8. Доклад Новгородской четверти царю Михаилу Фёдоровичу с изложением содержания челобитных грамот от старост и крестьян Турчасовского стана Турчасова и Усть Моши с просьбой разрешить им не участвовать в строительстве Каргопольского острога, а вместо этого укрепить свои старые острожки под началом каргопольского воеводы Фёдора Пушкина с изложением содержания царских грамот 1614 / 1615 гг., разрешающих поставить эти острожки ; выписка из четвертной приходской книги Каргопольского уезда за 1631 г. о доходах Каргополя, Турчасова и УстьМоши // Мильчик М. И. Каргополь. Деревянная крепость и остроги по реке Онеге / М. И. Мильчик. – Санкт-Петербург : Изд. Лики России, 2008. – C. 80Духовная грамота» – завещание Ивана III 1504 г. // Хрестоматия по истории России с древнейших времен до 1618 г.: учеб. пособие для студ. высш. учеб .

заведений / Под ред. А. Г. Кузьмина, С. В. Перевезенцева. – М., 2004. – С. 442– 444 .

10. Книга письма и дозору Ивана Стефановича Велкова, да подъячего Михаила Казакова за 1646 г. // Савич А. А. Соловецкая вотчина XV-XVII вв .

(Опыт изучения хозяйства и социальных отношений) / А. А. Савич. – Пермь :

Изд. О-ва ист., философ, и социальных наук при Перм. ун-те, 1927. – С. 75 .

11. Отписи дьяков Казарина Дубровского и Леонтия Ананьина о приёме дани и оброков с Каргопольского и Турчасовского уездов за 1559 г.// Акты социальноэкономической истории Севера России конца XV-XVII вв. /АН СССР, Ин-т истории СССР. – Л: Наука, 1988. – C. 151 .

12. Писцовые книги Устьмошского стана Каргопольского уезда за 1622 г. // Памятная книжка Олонецкой губернии. – Петрозаводск, 1869. – C. 120-189 .

13. Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. / Подгот. к печ. А .

М. Андрияшев, Под ред. М. Н. Покровского. – Л., 1930. – С. 1-271 .

14. Платёжная книга Каргопольского уезда, составленная около 1560 г. по книгам письма Якова Сабурова и Ивана Кутузова 1555-1556 гг. // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 268-289 .

15. Сотная из Писцовых книг Ф. Ф. Хидырщикова и г. л. Клементьева на земли Кирилло-Белозерского монастыря в Белозерском уезде 1544 г. // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник.Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 184-198 .

16. Сотные на волости Каргопольского уезда с книг письма Никиты Григорьевича Яхонтова 1561-1562 гг. // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972 .

– С. 370-484 .

17. Сотная с писцовых книг Якова Ивановича Сабурова и Ивана Андреевича Кутузова на владение Соловецкого монастыря Каргопольском уезда // Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVII вв. /АН СССР, Ин-т истории СССР. – Л : Наука, 1988. – C. 127-128 .

18. Список с книг письма и дозору Ивана Прохоровича Войкова да дьяка Копнина 1621 г. (Сол. арх.) // Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв .

(Опыт изучения хозяйства и социальных отношений) / А. А. Савич. – Пермь :

Изд. О-ва ист., философ, и социальных наук при Перм. ун-тет, 1927. – C. 194Таможенная грамота 1598 г. // Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования. (Сер. Историко-литературный архив) / М. Н. Костомаров. – М .

: Книга, 1989. С. 154-155 .

20. Уставная грамота Святослава Ольговича 1137 года // Насонов А. Н. Русская земля и образование территории Древнерусского государства / А. Н. Насонов. – М.: Наука, 1951. – С. 92 .

21. Челобитная царю Михайлу Фёдоровичу от старост Верхнего конца Турчасовского стана Жданко Иванова Ушкова и Усть-Мошского станов Тишки Микулы Федосеева и крестьян этих станов с просьбой разрешить не участвовать в строительстве Каргопольского острога, а вместо этого «крепить и ставити» свои острожки // Мильчик М. И. Каргополь. Деревянная крепость и остроги по реке Онеге / М. И. Мильчик. – Санкт-Петербург: Изд. Лики России, 2008. – С. 194-196 .

Список литературы

22. Агапитов В. Освоение Заонежья древними вепсами / В. Агапитов // Проблемы истории и культуры вепсской народности / КарНЦ РАН, Ин-т яз., лит. и истории. – Петрозаводск, 1988 – С. 91-94 .

23. Андреев А. И., Платонов С. Ф. Очерки Новгородской колонизации // Очерки по истории колонизации Севера / А. И. Андреев, С. Ф. Платонов. – Петербург :

Государственное издательство. – Вып. 1, 1922. – С. 9-154 .

24. Архангельская Карелия. – Архангельск : Изд. Арханг. губерн. стат. ком., 1908. – 144 с .

25. Барсов Е. В. Преподобные обонежские пустыннослужители. Материалы для истории колонизации и культуры Обонежского края / Е. В. Барсов // Памятная книжка Олонецкой губернии. – Петрозаводск, 1868-1869. – С. 4-9 .

26. Бахрушин С. В. Возникновение городских поселений в XVI в. / С. В .

Бахрушин // Научные труды. – Т. I. – Очерки по истории ремесла, торговли и городов русского централизованного государства XVI-начала XVII в.– М., 1952. – С. 133-158 .

27. Белозерский В. М. Каргополь. Исторический очерк / В. М. Белозерский // Памятная книжка Оленецкой губернии. – Санкт-Петербург. – 1858. – С. 169Боголепов А. Из жизни и обычаев Пияльского прихода Онежского уезда / А .

Боголепов // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1907. – № 20. – С. 729Богословский М. М. Земское самоуправление на русском севере в XVII в. :

Чтения при Московском университете. / М. М. Богословский. – кн. I – М., 1910 .

– 321 с .

30. Бернштам Т. А. Роль верхневолжской колонизации в освоении Русского Севера (IX-XV вв.) / Т. А. Бернштам // Фольклор и этнография Русского севера .

– Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. – Ленинград : Наука, Ленинградское отделение, 1973. – С. 5-29 .

31. Бернштам Т. А. Поморы. Формирование группы и системы хозяйства / Т. А .

Бернштам. – Л.: Наука, 1978. – 176 с .

32. Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI-XVII вв. / Е. П. Борисенков, В. М. Пасецкий. – Л. :

Гидрометеоиздат, 1983. – 240 с .

33. Васёв В. Поонежье : Прошлое и настоящее / В. Васёв. – Вельск :

Издательство ОАО Велти, 2008. – 440 с .

34. Васильев Ю. С. Каргопольский уезд / Ю. С. Васильев // Аграрная история северо-запада России XVI века. – Л. – 1978. – С. 39-46 .

35. Васильев Ю. С. Кодимская волость Важского уезда в XVI в. / Ю. С .

Васильев // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 381-392 .

36. Васильев Ю. С. Предисловие / Ю. С. Васильев // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 300-301 .

37. Веселовский С. Б. Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVI вв. / С .

Б. Веселовский. – М.-Л. : Известия ГАИМК. – Вып. 139, 1936. – 166 с .

38. Веселовский С. Б. Акты писцового дела (1644-1661 гг.) / С. Б. Веселовский .

– М.: Наука, 1977. – 268 с .

39. Витов М. В. Историко-географические очерки Заонежья XVI-XVII вв.: Из истории сельских поселений / М. В. Витов. – М.: Наука, 1962. – 63 с .

40. Витов М. В. Антропологические данные как источник по истории колонизации Русского Севера / М. В. Витов // История СССР. – 1964. – № 6. – С. 8-109 .

41. Витов М. В. Севернорусская топонимия XV–XVIII вв. (К постановке топонимического источниковедения) / М. В. Витов // Вопросы Языкознания. – 1967. –№ 4. – С. 75-90 .

42. Витов М. В., Власова И. В. География сельского расселения Западного Поморья в ХVІ-ХVІІІ веках / М. В. Витов, И. В. Власова. – М.: Наука, 1974. – 189 с .

43. Власова И. В. Материалы переписи населения XVIII-1четв. XX вв. как источник для изучения сельского расселения / И. В. Власова // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 1. – Вологда, 1970. – С. 109-122 .

44. Власова И. В. Топонимы на - иха- в северном Заволжье / И. В. Власова // Очерки по лексике севернорусских говоров. – Вологда, 1975. – С. 142-147 .

45. Власова И. В. Брак и семья у севернорусского сельского населения / И. В .

Власова // Русский Север : Этническая история и народная культура XII-XX века. – М., 2004. – С. 397- 428 .

46. Власова И. В. Сельские поселения в центральных районах русского Севера / И. В. Власова // Русский Север : Этническая история и народная культура XIIXX века. – М., 2004. – С. 37-92 .

47. Водарский Я. Е. Численность и размещение посадского населения в России во второй половине XVII в. / Я. И. Водарский // Города феодальной России. – М., 1966. – С. 271- 294 .

48. Водарский Я. Е. Население Русского Севера в конце XVII-первой четверти XVIII в. / Я. Е. Водарский // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. III. – Вологда, 1973. – С. 156Водарский Я. Е. К вопросу о средней численности крестьянской семьи и населённости двора в России в XVI-XVII вв. / Я. Е. Водарский // Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в. Очерк по истории хозяйства и населения России XVII в. – М., 1974. – С. 1-128 .

50. Воейков А. И. Людность селений Европейской России и Западной Сибири / А. И. Воейков // Известия РГО. – 1909 – Т. 45 – Вып. 1-3. – С. 21-71 .

51. Воронин Н. Н. К истории сельского поселения феодальной Руси / Н. Н .

Воронин // Известия ГАИМК – Л., 1935. – Вып. 138. – 75 с .

52. Георги И. И. Описание всех обитающих в Российском государстве народов / И. И. Георги. – СПб.: тип. Имп. Академии наук, 1799. – Ч. 4. – 385 с .

53. Герберштейн С. Записки о Московитских делах / С. Герберштейн. – СПб.:

А. С. Суворин, 1908. – 383 с .

54. Голубева Л. А., Кочкуркина С. И. Белозерская Весь (по материалам поселения Крутик IX-X вв.) / Л. А. Голубева, С. И. Кочкуркина. – КНЦ АН СССР Институт языка литературы и истории. – Петрозаводск, 1991. – 197 с .

55. Голубцов И. А. Пути сообщения в бывших землях Новгорода Великого в XVI-XVII в. / И. А. Голубцов // Вопросы географии. – Сб. 20. – М., 1950. – С .

271-302 .

56. Гунн Г. П. Каргополь-Онега / Г. П. Гунн. – М.: Искусство, 1974. – 87 с .

57. Грязнов А. Л., Черкасова М. С. О формировании межуездных границ на Русском Севере в XV–ХVI вв.: Белоозеро – Вологда – Устюг / А. Л. Грязнов, М .

С. Черкасова // Северная Русь и проблемы формирования древнерусского государства : Сборник материалов Международной научной конференции Вологда – Кириллов – Белозерск 6–8 июня 2012. – С. 179-193 .

58. Данилова Л. В. Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле в XIV-XV вв. / Л. В. Данилова. – М. : Наука, 1955. – 440 с .

59. Дегтярёв А. Я. Сельское расселение феодальной Руси : Сдерживающие факторы / А. Я. Дягтярёв // Вестник ЛГУ. – Вып. IV. (№ 20). – История, язык, литература, 1981. – С. 24-45 .

60. Демчук Г. В. Традиции поземельных отношений в Поонежье / Г. В. Демчук // Культура Поонежья X-XXI веков. Общерусские черты и региональные особенности : материалы XI Каргопольской научной конференции (18-22 августа 2010 г.). – Вельск, 2011. – С. 51-60 .

61. Едовин А. Г. Заволочье в средневековой русской истории (X-XII вв.) :

автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук / А. Г. Едовин. – Архангельск : Издательский центр СГМУ, 2001. – 22 с .

62. Елагин Н. Белевская вифлиофика / Н. Елагин. – М.: изд. п. Елагин, т. II, 1858. – 280 с .

Епархиальная хроника. Храмовый и школьный праздник в 63 .

Верхнемудьюжском приходе Онежского уезда // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1902. – № 6-7. – С. 196-198 .

64. Ефименко А. Я. Исследования народной жизни. Обычное право / А. Я .

Ефименко. – М.: Русская типо-литография, Большая Дмитровка, 1884. – Вып. I .

– 79 с .

65. Ефименко А. Я. Крестьянское землевладение на крайнем Севере / А. Я .

Ефименко. – М. : Либкром, 2011. – 400 с .

66. Ефименко П. С. Заволочская чудь / П. С. Ефименко. – Архангельск : Губерн .

тип, 1869. – 147 с .

67. Жеребцов Л. Н. Историко-культурные взаимоотношения коми с соседними народами : Х - начало ХХ вв. / Л. Н. Жеребцов. – М. : Наука, 1982. – 224 с .

68. Жуков А. Ю. Самоуправление в политике России : Карелия в XII-начале XVII в. / А. Ю. Жуков. – Петрозаводск : Карельский научный центр РАН, 2013 .

– 492 с .

69. Жуков А. Ю. Формирование границ Карелии: крестьянское освоение территории и государство (XIIXVII вв.) / А. Ю. Жуков // Границы и контактные зоны в истории и культуре Карелии и сопредельных регионов .

Гуманитарные исследования. – Вып. 1. – Петрозаводск, 2008. – С. 7-19 .

70. Заринский М. Город Онега в 1852 году : Архангельский сборник в 6-ти частях / М. Заринский. – Ч. 1-я. – Кн. 2-я – Архангельск, 1862. – С. 142-199 .

Земледельческое производство и сельскохозяйственный опыт на 71 .

Европейском Севере (дооктябрьский период) : межвуз. сб. науч. трудов. – Вологда, 1985. — С. 1-220 .

72. Иванов А. Освящение церкви в Солозере дер. Кяндского пр. Онежского уезда / А. Иванов // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1901. – № 17. – С. 457-461 .

73. Иванов В. И. Монастыри и монастырские крестьяне Поморья в ХVI–ХVII веках / В. И. Иванов. – СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2007. – 608 с. табл .

74. Иванов П. Северная писцовая книга как материал для истории обложения / П. Иванов. – Москва : Печатная А. И. Снегирёвой. Остроженка, Савеловский пер., сов. д., 1900. – 72 с .

75. Иванов П. Поземельные союзы и переделы на Севере России в XVII в. у свободных и владельческих крестьян / П. Иванов. – Москва : Печатная А. И .

Снегирёвой. Остроженка, Савеловский пер., сов. д., 1901. – 151с .

76. Калинин М. Онежане / М. Калинин // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера. – 1911. – № 5 – С. 379-385 .

77. Ключевский В. О. Краткое пособие по Русской истории. Частное издание для слушателей автора. Издание шестое / В. О. Ключевский. – М. :

Издательство Г. Лисснера и Д. Совко. Воздвиженка, Крестовоздвиженский пер .

д. Г. Лиснера, 1908. – 200 с .

78. Ключевский В. О. Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря в Беломорском крае. Опыт исследования : Первый сборник статей / В. О .

Ключевский. – Петроград. – 1918. – С. 1-31 .

79. Книга Большому Чертежу. – Москва-Ленинград : Издательство Академии Наук СССР, 1950. – 228 с .

80. Колесников П. А. Писцовые и переписные книги как источник для изучения миграции поморского населения в XVI-начале XVIII в. / П. А. Колесников // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 1. – Вологда, 1970. – С. 182-196 .

81. Коломенский С. Торговля солью на Руси в XVII и XVII вв. (с картами и планами) / С. Коломенский // Университет Киевских известий. – 1912. – кн. 12 .

– С. 1-62 .

82. Колесников П. А. Северная Русь : (архивные источники по истории крестьянства и сельского хозяйства XVII века) / П. А. Колесников. – Вологда :

Сев.-Зап. книжное изд-во, 1971. – С. 207 с .

83. Колесников П. А. Северная деревня в XV- первой половине XIX в / П. А .

Колесников. – Вологда : Сев.-Зап. книжное изд-во, 1976. – 416 с .

84. Копанев А. И. История землевладения Белозерского края XV-XVI вв. / А. И .

Копанев. – М.-Л. : Изд-во АН СССР, 1951. – 254 с .

85. Копанев А. И. Крестьяне Русского Севера в XVI в. / А. И. Копанев. – Л. :

Наука, 1978. – 245 с .

86. Копанев А. И. Крестьяне Русского Севера в XVII в. / А. И. Копанев. – Л.:

Наука, 1984. – 244 с .

87. Копанев А. И. Подвинье / А. И. Копанев // Аграрная история северо-запада России XVII в. – Л. – 1989. – С. 39-45 .

88. Копанев А. И. Земледелие в Поморье / А. И. Копанев // Аграрная история северо-запада России XVII в. – Л., 1989. – С. 106-112 .

89. Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования. (Сер .

Историко-литературный архив) / М. Н. Костомаров. – М. : Книга, 1989. – 453 с .

90. Кох О. Б. Крестьянская семья / О. Б. Кох // Аграрная история северо-запада России XVII в. – Л.,1989. – С. 50-55 .

91. Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Вып. III. Общее обозрение Онежского уезда, находящихся в нём приходов и храмов // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1896. – № 1. – С. 1-105 .

92. Крестьянские промыслы Каргопольского уезда Олонецкой губернии. – Вып .

1. – Петрозаводск, 1902. – 247 с .

93. Крестный монастырь, основанный патриархом Никоном (в Онежском уезде

Архангельской губернии). Исторический очерк. – Санкт Петербург :

Типография Е. А. Евдокимова, Троицкая улица № 18, 1894. – 24 с .

94. Лаппо-Данилевский А. С. Писцовая и Переписная книги XVII века по Нижнему Новгороду / А. С. Лаппо-Данилевский. – СПб.: Синодальная тип., 1886. – 29 с .

95. Лаппо-Данилевский А. С. Организация прямого обложения в Московском государстве со времён смуты до эпохи преобразований / А. С. ЛаппоДанилевский. – СПб : Типография И. Н. Скороходова, 1890. – 568 с .

96. Лепехин И. И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 году / И. И. Лепехин. – СПб.: При Имп .

Акад. Наук, 1795. – 178 с .

97. Макаров Н. А. Население Русского Севера в XI-XIII вв. / Н. А. Макаров. – М. : Наука, 1990. – 214 с .

98. Макаров Н. А. Колонизация северных окраин Древней Руси в XI - XIII веках. По материалам археологических памятников на волоках Белозерья и Поонежья / Н. А. Макаров. – М.: Научно-издательский центр Скрипторий, 1997 .

– 387 с .

99. Макаров Н. А. Церковные приходы и монастыри Кенозерья и Среднего Поонежья / Н. А. Макаров. – Архангельск : Типография Правда Севера, 2007. – 432 с .

100. Максимов С. В. Год на Севере / С. В. Максимов. – Архангельск : СевероЗападное книжное издательство, 1964. – 375 с .

101. Мамонтова Н. Н. Муллонен И. И. Прибалтийско-финская географическая лексика Карелии / Н. Н. Мамонтова, И. И. Муллонен. – Петрозаводск : Кар НЦ РАН, Ин-т яз., лит. и истории, 1991. – 158 с .

102. Матвеев А. К. Происхождение основных пластов субстратной топонимии Русского Севера / А. К. Матвеев // Вопросы языкознания. – 1969. – № 3. – С. 36Матвеев А. К. Взаимодействие языков и методы топонимических исследований / А. К. Матвеев // Вопросы языкознания. – 1972. – № 3. – С. 76-83 .

104. Матвеев А. К. Древнее саамское население на территории севера Восточно-Европейской равнины / А. К. Матвеев // К истории малых народностей Европейского Севера СССР. – Петрозаводск, 1979. – С. 5-14 .

105. Матвеев А. К. Архаическая русская топонимия на северо-востоке Европейской части / А. К. Матвеев // Вопросы языкознания. – 1987. – № 2. – С .

66-76 .

106. Матвеев А. К. Субстратная микротопонимия как объект комплексного регионального исследования / А. К. Матвеев // Вопросы языкознания. – 1989. – № 1. – С. 77 -85 .

107. Мельницкий А. Говоры жителей северо-восточной части Вытегорского уезда Олонецкой губернии / А. Мельницкий // Живая старина. – СПб., 1893. – Вып. 3. – С. 35-44 .

108. Миклашевский И. Н. К истории хозяйственного быта Московского государства / И. Н. Миклашевский. – М.: Тип. Иноходцева, 1894. – Ч. 1. – 310 с .

109. Миллер Г. Ф. Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, якутов, черемисов, чувашей и вотяков, сочиненное Герардом Фридрихом Миллером, Императорской Академии наук профессором но возвращении его из Камчатской экспедиции / Г. Ф. Миллер. – СПб.:

иждивением Имп. Акад. наук, 1791. – 107 с .

110. Мильчик М. И. Каргополь. Деревянная крепость и остроги по реке Онеге / М. И. Мильчик. – Санкт-Петербург : Изд. Лики России, 2008. – 162 с .

111. Муллонен И. И. Вепсы Прионежья по данным топонимики / И. И .

Муллонен // Проблемы истории и культуры вепсской народности / КарНЦ РАН, Ин-т яз., лит. и истории. – Петрозаводск, 1989. – 84 с .

112. Муллонен И. И. Очерки вепсской топонимии / И. И. Муллонен. – СПб. :

Наука, 1994. – 154 с .

113. Муллонен И. И. Топонимия Присвирья : проблемы этноязыкового контактирования / И. И. Муллонен. – Петрозаводск : КарНЦ РАН, Ин-т яз., лит .

и истории, 2002. – 356 с .

114. Муллонен И. И. Топонимия Заонежья : словарь с историко-культурными комментариями / И. И. Муллонен. – Петрозаводск : Карельский научный центр РАН, 2008. – 242 с .

115. Муллонен И. И. [Рец. на] Кюршинова И. А.. Словарь некалендарных личных имен, прозвищ и фамильных прозваний Северо-Западной Руси XVXVII вв. / И. И. Муллонен // Вопросы ономастики. – 2010. – № 1 (8). – С. 137Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов / Э. М .

Мурзаев. – М.: Мысль, 1984. – 654 с .

117. Мюллер Р. Б. Заонежские погосты / Р. Б. Мюллер // Аграрная история северо-запада России XVI века. – Л., 1974. – С. 241-260 .

118. Насонов А. Н. Русская земля и образование территории Древнерусского государства / А. Н. Насонов. – М.: Наука, 1951. – 114 с .

119. Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских в XVI веке / К. А .

Неволин. – СПб.: Типография императорской АН, 1853. – 236 с .

120. Никонов В. А. История освоения среднего Поволжья по материалам топонимии / В. А. Никонов //«Вопросы географии» – Сб. 50. – М., 1960. – С. 15Никонов В. А. География фамилий / В. А. Никонов. – М.: Наука, 1988. – 192 с .

122. Никольский Н. К. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство во второй четверти XVII в. / Н. К. Никольский. – Т. 1. – Вып. 2. – СПб. : Тип .

Меркушева, 1910. – 393 с .

123. Овсянников О. В. Холмогорский и Архангельский посады по писцовым и переписным книгам XVII в. / О. В. Овсянников // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 1. – Вологда, 1970. – С. 197 -210 .

124. Огородников Е. К. Мурманский и Терский берег по книге Большого Чертежу / Е. К. Огородников. – С- Петербург : Тип. д-ра М. А. Хана, 1869. – 83 с .

125. Онежский уезд // Архангельские губернские ведомости. – 1852. – № 23. – С. 178-229 .

126. Островская М. Cельское население Русского Севера в XV-XVIII вв. / М .

Островская. – Санкт-Питербург : Типография Главного управления Уделов, Моховая, 40, 1913. – 96 c .

127. Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи / П. С. Паллас. – СПб. : Тип. ИАН. – 2-е изд. – Ч. I, 1809. – 657 с .

128. Панин Л. И. «Списки населённых мест» Российской империи как исторический источник» / Л. И. Панин // Археографический ежегодник за 1959 г. – М., 1960. – С. 178 –193 .

129. Платонов С. Ф. Прошлое русского Севера. Очерки по истории колонизации Поморья / С. Ф. Платонов. – Петроград : «Время», 1923. – 359 с .

130. Подвысоцкий А. И. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении / А. И. Подвысоцкий. – СПб.: Наука, Издательство Российской Академии, 1885. – 415 с .

131. Попов А. И. Материалы по топонимике Карелии / А. И. Попов // Советское финно-угроведение. – Петрозаводск, 1949. – С. 46 - 66 .

132. Прокофьев Л. С. Предисловие / Л. С. Прокофьев // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 184 .

133. Петров К. Предисловие / К. Петров // Памятная книжка Олонецкой губернии за 1868-1869 гг. – Петрозаводск, 1869. – С. 120 .

134. Пушлахтский приход // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1896. – № 1. – С. 38-44 .

135. Решетников Н. И. Платёжные книги и сотные грамоты как исторический источник по изучению Каргополья / Н. И. Решетников // Культура Поонежья XXXI веков : Общерусские черты и региональные особенности : материалы XI

Каргопольской научной конференции (18-22 августа 2010 г.). – Вельск :

Издательство ОАО Велти, 2011. – С. 84-104 .

136. Рожков Н. A. Сельское хозяйство Московской. Руси в XVI в. / Н. А .

Рожков. – М. : Университетская типография, 1899. – 511 с .

137. Романов Б. А. Изыскания о русском сельском поселении эпохи феодализма / Б. А. Романов // Вопросы экономики и классовых отношений в Русском государстве XVI-XVII вв. – М.-Л., 1960. – С. 327-476 .

138. Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений) / А. А. Савич. – Пермь. : Изд. О-ва ист., философ, и социальных наук при Перм. ун-те, 1927. – 280 с. с табл .

139. Светлов Я. О говоре жителей Каргополья / Я. Светлов // Живая старина. – 1892. – Вып. 3. – С. 28-39 .

140. Селин А. А. Ладога при Московских царях / А. А. Селин. – Санкт Питербург : Издательство «Нестор-История», 2008. – 193 с .

141. Семёнов Тян-Шанский В. П. Город и деревня в Европейской России / В. П .

Семёнов Тян-Шанский // Записки ИРГО. – Т. X. – Вып. 2. – СПб., 1910. – 212 с .

142. Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в .

/ П. П. Смирнов. – Т. 1. – М. - Л : Изд. Акад. Наук СССР, 1947. – 455с .

143. Смольников С. Н. Функциональные аспекты исторической антропонимики (на материале деловой письменности Русского Севера XVI-XVII веков) :

Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук. – Санкт - Петербург, 2005. – С. 1-427 .

144. Соколов Н. Город Холмогоры с очерком древней истории Двинского края в 1861 г.: Архангельский сборник или материалы для подробного описания Архангельской губернии, собрание из отдельных статей в Арх. губ. ведомостях в 6-ти томах. – Ч. 1. Кн. 1. – Архангельск, 1863. – С. 310-324 .

145. Соколовский П. А. Очерк истории сельской общины на Севере России / П .

А. Соколовский. – СПб. : Тип. В. Ф. Демакова, 1877. – 183 с .

146. Соловьёв С. Учебная книга Русской истории. Издание восьмое / С .

Соловьёв. – Москва : Университетская типография М. Каткова на Страстном бульваре, 1880. – 411 с .

147. Списки населённых мест Российской империи. Архангельская губерния. – Санкт-Петербург, 1861. – С. 1-131 .

148. Суслов В. В. Путевые заметки о Севере России и Норвегии / В. В. Суслов .

– С - Петербург : Типография А. Ф. Маркса, Ср. Подьяческая № 1, 1888. – 22 с .

149. Тайна болот (легенды из Каргопольской старины) // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера – № 5 – 1915 – С. 137-141 .

150. Тищенко А. Из истории Колы и Печенги в XVI ст. / А. Тищенко // Журнал Министерства Народного Просвящения. – 1913 – июль. – С. 76-107 .

151. Тормосов Д. В., Тормосова Н. И. Водораздельный ландшафт как историкогеографическая составляющая территории Каргополья / Д. В. Тормосов, Н. И .

Тормосова // Культура Поонежья X-XXI веков. Общерусские черты и региональные особенности: материалы Каргопольской научной XI конференции (18-22 августа 2010 г.). – Вельск, 2011. – С. 297-302 .

152. Центральный Государственный архив древних актов СССР. Путеводитель в четырёх томах. – Том 2. – Москва, 1992. – С. 1-572 .

153. Чайкина Ю. И. Вопросы истории лексики Белозерья / Ю. И. Чайкина // Очерки по лексике севернорусских говоров. – Вологда, 1975. – С. 3-187 .

154. Чайкина, Ю. И. История вологодских фамилий : Учеб. пособие / Ю. И. Чайкина. – Вологда : ВГПИ, 1989. – 66 с .

155. Челмогорский В. Кожеозерский монастырь / В. Челмогорский // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1901. – № 20. – С. 534-544 .

156. Червяков В. П. Миграция населения в русском государстве в XVII-1 четв .

XVIII в. (По материалам Соликамского уезда) / В. П. Червяков // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник .

Вып. 1. – Вологда, 1970. – С. 90-108 .

157. Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох. Очерки социальной и аграрной истории XVII века / И. А. Чернякова. – Петрозаводск : Издательство Петр ГУ, 1998. – 166 с .

158. Чистов К. В. Былина “Рахта Рагнозерский” и предание о Рахкое из Рагнозера / К. В. Чистов // Славянская филология. – Вып. 3. – М., 1958. – С .

358–388 .

159. Шабаев Ю. П., Журавлёв П. С., Жеребцов И. Л. Концептуальное конструирование и образно-географическое проектирование территории севера / Ю. П. Шабаев, П. С. Журавлёв, И. Л. Жеребцов // Геоисторические и геоэтнокультурные образы и символы освоения арктического пространства. – Архангельск, 2012. – С. 151-169 .

160. Шапиро А. Л. Предисловие / А. Л. Шапиро // Аграрная история северозапада России XVII века. – Л., 1989. – С. 3-7 .

161. Шапиро А. Л. Заключение / А. Л. Шапиро // Аграрная история северозапада России XVII века. – Л., 1989. – С. 63-66 .

Щапов А. П. Историко-географическое распределение русского 162 .

народонаселения / А. П. Щапов // Русское слово. – Л. – 1864. – № 8-9. – С. 14Штаден Г. О Москве Ивана Грозного. Записки немца опричника / Г .

Штаден. – Л.: Изд. Сабошникова, 1925. – 182 с .

164. Шустиков А. Тавреньга Вельского уезда / А. Шустиков // Живая старина. – СПб. – 1895. – Вып. 2. – С. 171-175 .

165. Шустров С. Моё путешествие на богомолье в Соловецкий монастырь / С .

Шустров // Архангельские Епархиальные Ведомости. – Архангельск. – 1912. – № 21. – С. 265-282 .

166. Ярославцев С. Сийские подвижники и основанная ими обитель / С .

Ярославцев // Архангельские Епархиальные Ведомости. – 1916. – № 18. – С .

385-402 .

167. Stoebke D. E. Die alten ostseefinnischen Personennamen in Rahmen eines urfinischen Namensustems / Stoebke D. E. – Hamburg, 1964. – s. 186 .



Pages:     | 1 ||


Похожие работы:

«Семиотика интертекстуальной детали "все равно" в произведениях Л. Леонова: повесть "Провинциальная история" и роман "Пирамида" Л.П . Якимова НОВОСИБИРСК Советский период русской литературы придал проблеме тво...»

«Theory and history of the state; history of doctrines of law and state 5 УДК 347.4 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Теория и история права и госу дарства; история у чений о праве и госу дарстве Костоев Микаил Магомедов ич Договор эскроу в системе обязательствен...»

«министерство здравоохранения Московской области государственное бюджетное уч реждение здравоохранения московской области Московский областной науч но-исследовательский институт акушерства и rинекологииD (гБ...»

«ОГЛ АВ ЛЕНИЕ Предисловие................................................................... .................. 7 Хронология.................................................................................... 12 Действующие лица.....»

«I. КОНТРОЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ ЗАДАНИЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИТОГОВОЙ АТТЕСТАЦИИ ПО ГЕОГРАФИИ ПО ПРОГРАММАМ СРЕДНЕГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ в 2017-2018 учебном году.I.Задания множественного выбора с тремя правильными ответами: В зад...»

«Список литературы I Дорохова, Т.С. История социальной педагогики : учебник доя бакалавобучающихся по профессионально-педагогическому направлению РЮТ) / Т.С. Дорохова [и др.]; под общ. ред. М. А. Галагузовой. М. : ГуMttinti арный издательский центр ВЛАДОС, 2012. 324 с. История отечественной социальной педагогики: учебное пособие для гп...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" №3 2013 Рахманин Н...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный юридический уни...»

«Договор вступил в силу 28 апреля 1952 г. Текст договора дан в переводе с английского. Источник: История войны на Тихом океане, т.5, М. 1958 г. МИРНЫЙ ДОГОВОР С ЯПОНИЕЙ, подписанный в Сан-Франциско 8 сентября 1951 года Принимая во внимание, что Союзные Державы и Япония решают, что впредь их отношения будут о...»

«Анатолий Егорин Неизвестный Каддафи: братский вождь Анатолий Егорин Неизвестный Каддафи: братский вождь Пролог В доисторические времена Ливией называлась вся территория Северной Африки западнее Египта — якобы по имени царицы, прославившейся умелым управлением этой обширной...»

«1 А.А.Захарова, библиотека № 4 пос. Кын. И ходит по земле былая память. Поселок лесозаготовителей Рябиново Я родилась в 1950 году в поселке лесозаготовителей Рябиново. Как и все, училась, работала, воспитывала детей. С годами росло желание познать историю моей м...»

«удк­327.8(091) Японские беженцы в забайкалье в 1932 г. (из истории советско-японских отношений) Владимир Григорьевич Дацышен, док­ ор­ис­ о­ и­ ес­ их­на­ к,­за­ е­ ую­ ий­ т трч к у вд щ ка­ ед­ ой­все­ б­ ей­ис­ о­ ии­си...»

«1 Доволенский район Новосибирской области Инвестиционный паспорт Доволенского района Новосибирской области 2017 год СОДЕРЖАНИЕ: Приветственное слово главы Доволенского района Новосибирской области.. 3 1. Общие сведения о Доволенском районе. 4 1.1. Адми...»

«Рабочая программа предназначена для преподавания дисциплины "Введение в славянскую филологию и история русского языка(включая старославянский язык и диалектологию" базовой части Блока 1 "Дисциплины (модули)" студентам...»

«Анандаева Цындыма Цымпиловна ПОДВИЖНИЧЕСКАЯ И МИРОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПАНДИТА-ХАМБО-ЛАМ РОССИИ Деятельность пандита-хамбо-лам в России, определявшаяся принятой ими программой, во многом зависела о...»

«chto_takoe_odinochestvo_sochinenie_rassuzhdenie_15.3_oge.zip. Верность основана на ответственности, стойкости, честности, смелости, жертвенности . Подумай, почему это происходит. И купила прозрачный муравейник. 1....»

«Искусствоведение УДК 130.2+930.85 СОВЕТСКОЕ ОФИЦИАЛЬНОЕ ИСКУССТВО КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ПРЕОБЛАДАЮЩЕГО МОДУСА ВРЕМЕНИ © 2011 А.З.Чеботарёва Управление Федералиной службы по надзору за соблйдением законодателиства в области охраны кулитурного наследия по Приво...»

«УДК 321.01(470 + 571)(510) https://doi.org/10.24158/fik.2017.1.30 Иванов Александр Юрьевич Ivanov Alexander Yuryevich кандидат исторических наук, доцент, PhD in History, Assistant Professor, доцент кафедры восточных языков Oriental Languages Department, Педагогического института Te...»

«МИХАИЛ КОМЛЕВ Притчи нашей жизни, написанные самыми любимыми и знаменитыми ДОБРОЕ УТРО Издательство АСТ Москва УДК 821.161.1-7 ББК 84(2Рос=Рус)6-7 П77 Дизайн обложки и макета Яны Паламарчук Ведущий редактор Маргарита Гум...»

«Статьи в журналах и сборниках Республики Беларусь 1. Алексейчик, Д.С. Изменение уровня общего холестерина у больных внебольничной пневмонией в зависимости от возраста, тяжести течения заболевания и наличия сопутствующего хронического гепатита С / Алексейчик Д....»

«1 БРИКС – "МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ" ИЛИ ШАНС ИЗМЕНИТЬ МИРОПОРЯДОК? (политические аспекты будущей динамики группировки) Доклад на Ученом совете ОМЭПИ ИЭ РАН 19.05.2011 Д.э.н., проф. Г.Д.Толорая, гл. научн. сотр. Отделения международных экономических и п...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКТЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ" РАЗДЕЛ 1. ПРОГРАММА КУРСА. Пояснительная записка Ориентирами для работы над курсом являются темы лекций, планы семинарских занятий, представленные в рабочей программе. Источники и учебная литература, необходимые для освоения программы, указаны в списке литер...»

«du peoplement du bassin des Carpathes du VUIe siecle: Conference Internationale 1971 a Szeged. Budapest, 1971. 33 Баландин A. H. О языках и диалектах ханты. Л., 1955. 34 Русско-хантыйский словарь к учебнику русского языка для 2 класса хантый­ ской начальной школы Д. Б. Эльконина / Пер. П. Я. Хамзарова, С. Н. Себурова. Л., 195...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.