WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Киргизско-Российский Славянский Университет имени Б. Н. Ельцина Историческая проза Аммиана фон Бека Литературно-критический очерк Abstract Ammian von Beck is a literary pseudonym ...»

Nowa Polityka Wschodnia 2014, nr 1(6) ISSN 2084-3291

Ге о р Г и й Н. Х л ы п е Н к о

Киргизско-Российский Славянский Университет имени Б. Н. Ельцина

Историческая проза Аммиана фон Бека

Литературно-критический очерк

Abstract

Ammian von Beck is a literary pseudonym of Kyrgyz scientist and linguist, Doctor of Philology Sciences, famous Russian-language writer proven as a historical

novelist, Professor Bekbalaev Amangeldi Abdyjaparovich .

The article analyzes the historical prose by A. von Beck consisting of three novels: “The road of a thousand miles, or Legend of the Dungan people”, “Hayreddin Barbarossa – a legendary Ottoman Admiral” and “Huns”. The historical content of works, the relationship between historical truth and artistic fiction and artistic originality of the narrative form is revealed in his works. Treatment to the national origins of the Kyrgyz people as a Turkic ethnic group is set as a goal orientation of the historical romance philology. Ethnographic realism is an artistic level of creative method chosen by the author .

It concludes that historical prose of A. von Beck, being a significant achievement of modern Kyrgyz literature, will find a wide range of Russian-speaking readers .

K e y w o r d s: historical prose, historiography, art fiction, chronicle, a novel trilogy, the narrative form, ethnos, ethnic realism, ethnography, ethnic psychology, ethnolinguistics, poetic onomastics Абстракт Аммиан фон Бек – литературный псевдоним киргизского учёного-лингвиста, доктора филологических наук, профессора Бекбалаева Амангельды Абдыжапаровича, известного русскоязычного писателя, зарекомендовавшего себя в качестве исторического романиста .

В статье анализируется историческая проза А. фон Бека в составе трёх романов: «Дорога в тысячу ли, или Сказание о дунганском народе», «ХайA r t y k u y H i s t o r i A ретдин Барбаросса – легендарный османский адмирал» и «Гунны». Раскрывается историческое содержание произведений, взаимосвязь между исторической правдой и художественным вымыслом, художественное своеобразие повествовательной формы. Устанавливается целевая направленность исторической романистики – обращение к национальным истокам киргизского народа как тюркского этноса, художественный уровень избранного писателем творческого метода – этнографического реализма .

В заключение делается вывод о том, что историческая проза А. фон Бека, будучи значительным достижением современной киргизской литературы, обретёт широкий круг русскоязычных читателей .

К л ю ч е в ы е с л о в а: историческая проза, историография, художественный вымысел, хроника, роман-трилогия, повествовательная форма, этнос, этнический реализм, этнография, этнопсихология, этнолингвистика, поэтическая ономастика П исатель Аммиан фон Бек и ученый Амангельды Абдыжапарович Бекбалаев – одно и то же лицо. В первой ипостаси он исторический романист, во второй – доктор филологических наук, профессор, академик Российской Академии педагогических и социальных наук, академик Нью-Йоркской Академии наук, лауреат научной премии Токийского университета Сока-Гаккай, декан гуманитарного факультета Кыргызско-Российского Славянского университета. Происхождение своего литературного псевдонима объясняет так: Аммиан – имя готского (древнегерманского) историка; фон – частица, присоединяемая к немецкой фамилии, а Бек – сокращение от фамилии Бекбалаев .

Писатель А. фон Бек вошел в русскоязычную литературу Кыргызстана не так давно – лет пять-шесть назад. За это время он опубликовал три исторических романа в семи книгах общим объемом около двухсот печатных листов, или более трех тысяч страниц. Это: «Дорога в тысячу ли, или Сказание о дунганском народе», «Хайреддин Барбаросса – легендарный османский адмирал» (в двух книгах) и «Гунны»





(в четырех книгах). Однако работа над романами началась значительно раньше и заняла более двух десятилетий .

Вышедшие произведения привлекли внимание читателей, получили положительные отзывы в периодике. Однако до сих пор историческая проза А. фон Бека находится вне поля зрения критиков 257 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… и литературоведов, хотя она представляет, на наш взгляд, художественное явление в современной литературе республики. Данная статья в определенной мере восполняет этот пробел и тем самым открывает дорогу для дальнейших исследований по творчеству А. фон Бека .

Историческая проза в её терминологическом определении – это «сочинения историков, ставивших своей задачей не только установление, осмысление фактов прошлого, но и яркое, живое их изображение; разновидность научной прозы» (Кожевников, Николаев, 1987, c. 139) .

Свою родословную она ведет с античных времен (Геродот и Фукидид в Древней Греции; Саллюстий, Цезарь, Светоний, Тит Ливий в Древнем Риме). Начиная с эпохи Римской империи историческая проза развивается по двум линиям: анналистическая (анналы – от латинского «годовой» – записи исторических событий в хронологическом порядке; летописные обзоры), связанная с именем Тацита, и биографическая (биография – от латинского «жизнеописание»), связанная с именем Плутарха .

Длительное время историческая проза была синтетическим (нерасчлененным) видом литературы, объединявшем в себе историографию и художественную литературу. Процесс размежевания, начавшийся в эпоху Возрождения, завершился только в конце XIX–начале XX века. Тем не менее исторические сочинения Проспера Мериме, некоторые труды Жюля Мишле, Ипполита Тэна, Жозефа Ренана, Сергея Соловьева, Василия Ключевского, Евгения Тарле, Альберта Манфреда, стоявшие на высоком литературном уровне, рассматриваются как произведения художественной исторической прозы. Образцами исторической прозы в ХХ веке являются биографии великих людей, созданные Андре Моруа, Стефаном Цвейгом, жизнеописания серии ЖЗЛ («Жизнь замечательных людей»), а также серии ЖЗЛК («Жизнь замечательных людей Кыргызстана»), основанной писателем Александром Ивановым в 2003 году .

258 A r t y k u y H i s t o r i A Вот какая литературная традиция стоит за плечами исторического романиста А. фон Бека. Сам автор называет свои произведения то историко-художественными, то художественно-историческими .

И это вполне закономерно, ибо в исторической прозе балансируют два принципа воссоздания действительности: научный (исторический) и художественный (образный), – постоянно взаимодействующие между собой в разных пропорциях. Опираясь на исторические знания, писатель одновременно идет по пути творческого вымысла, без которого невозможно искусство; он изображает не только то, что было, но и то, что могло бы быть. В то же время вымышленные ситуации должны быть исторически возможными, а изображение подлинно исторических событий эпохи должно базироваться на достижениях исторической науки. Следовательно, произведения исторической прозы представляют собой не только познавательную, но и эстетическую ценность .

Вот по каким законам мы должны судить об исторических романах Аммиана фон Бека – Амангельды Бекбалаева .

Начнем с исторического содержания произведений А. фон Бека .

Самый объемный роман – «Гунны» .

Изначальный интерес А. Бекбалаева к гуннам обусловлен тем, что гунны – это прототюрки, древние тюрки, предки многочисленных народов и народностей Средней Азии, Турции, Ирана, Афганистана, в том числе и кыргызов. Современная наука относит киргизский язык к киргизско-кипчакской группе, входящей в восточную (восточно-хуннскую) ветвь тюркских языков .

Трилогия «Гунны» повествует о далеком походе гуннов в Западную Европу в IV–V веках новой эры. Гунны – это кочевой народ, сложившийся во II–IV веках в Приуралье из тюркоязычных хунну и местных угров и сарматов. Массовое передвижение гуннов на Запад дало толчок так называемому Великому переселению народов, которым были охвачены германцы, славяне, сарматы и другие племена на территории Римской империи .

259 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… Время действия трилогии обозначено точно: начало – 371 год, когда гунны, переправившись через реку Эдел (Волга), начали победоносное шествие по Европе; конец – 453 год, когда продвижение гуннов было остановлено в битве на Каталaунских полях во Франции (451), а после смерти хана Аттилы (453) гуннский союз распался. За это время сменились двенадцать ханов, но А. фон Бек выделил только троих, именами которых названы книги трилогии: «Баламбер – хан гуннов (371–381 гг.)», «Ульдин – хан гуннов (399–410 гг.)» и «Аттила – хан гуннов (434–453 гг.)» (в дальнейшем: «Баламбер», «Ульдин»

и «Аттила») .

Содержанием первой книги являются события, происходящие в первое десятилетие гуннского нашествия под предводительством хана Баламбера. Гунны опрокидывают и подчиняют себе в Предкавказье ираноязычных аланов и роксоланов. Затем, уже в союзе с ними, одерживают победу над 120-тысячной армией остготов, имевших своё государство на территории сегодняшней Восточной Украины, под водительством конунга (короля) Эрманариха, который в отчаянии бросается на острие своего меча. После этого Баламбер наносит поражение 100-тысячной армии вестготского конунга Атанариха, правившего государством на территории современной Западной Украины, и устанавливает западную границу гуннского государства в низовьях реки Дунай .

Во второй книге гуннский хан Ульдин в союзе со славянскими антами громит во Фракии (территория сегодняшней Сербии) 100-тысячное готско-сарматское войско конунга Гайны. Ульдин собственноручно отрезает ему голову и на золотом подносе посылает её византийскому императору Аркадию. Затем гунны вытесняют с берегов Дуная восточно- и западноримские легионы, а также германские племена и захватывают Паннонию (Венгрию) .

Героем последней книги является Аттила – самый могущественный и жестокий предводитель гуннов, прозванный современниками Бичом божьим. Он возглавил опустошительные походы в Восточную Римскую империю, Галлию, Северную Италию. Уничтожение германского племени бургундов нашло отражение в эпических произведениях германских народов («Песнь о нибелунгах», «Сказание о  Дитрихе Бернском», «Сказание об Аттиле» и др.). Страшась гнеA r t y k u y H i s t o r i A ва Аттилы, римский сенат удостоил его почетного воинского звания «Военный магистр обеих Римских империй» (которые вынуждены были платить ему ежегодную дань золотом). В историю вошла грандиозная битва народов на Каталaунских полях в Северной Галлии, где сошлись, с одной стороны, гунны, аланы, славяне, алеманы, остготы под предводительством хана Аттилы, а с другой – римляне, вестготы, сарматы, галлы, франки под началом римского полководца Аэция. Трехдневное сражение, в котором участвовало около 500 тысяч и погибло около 150 тысяч человек, по одним сведениям, не выявило победителя, по другим, окончилось поражением Аттилы .

Последним военным походом Аттилы было вторжение в Италию, не достигшего своего результата: гунны, не дойдя до Рима, повернули назад из-за эпидемии чумы. После скоропостижной смерти Аттилы (видимо, из-за отравления) его сыновья начали междоусобную войну за великоханский престол, следствием которой был распад Гуннский империи. Гуннские племена разошлись в разные стороны и положили начало образованию новых народностей, которые стали предками современных народов, в том числе кыргызов, казахов, уйгуров, турок, татар, башкир, балкаров, карачаевцев, осетин .

Второй роман А. фон Бека – «Хайреддин Барбаросса – легендарный османский адмирал» (в дальнейшем– «Барбаросса») – имеет для А. Бекбалаева ту же цель – возвращение к национальным истокам своего народа. Об этом он заявил на презентации книги в Национальной библиотеке: «Мы, тюркоязычные народы, имеем единый корень, и роль Барбароссы или Аттилы в мировой истории является доказательством того, что мы – дети одного праотца» (Абдуваитова, 2009, c. 21) .

О турецком адмирале Барбароссе современный русскоязычный читатель практически ничего не знает, а если слышал это имя, то скорее всего в связи с кодовым наименованием плана агрессивной войны фашистской Германии против СССР – «Барбаросса». Вероятно, это играло решающую роль в забвении исторического лица, каГ.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… ким является Барбаросса – выдающийся флотоводец Османской империи (так называлась султанская Турция, сложившаяся в XV–XVI веках и распавшаяся только после поражения в первой мировой войне) .

Хайреддин, сын Джакуба, по кличке Барбаросса (с греческого«Рыжебородый»), даты жизни 1476–1546 годы, был современником двух османских султанов – Селима I и Сулеймана I .

Турецкий флот под его командованием стал грозной силой, которая успешно противостояла военной мощи таких крупных морских держав, как Испания, Португалия, Италия. В числе флотоводцев, поверженных Барбароссой, были испанский конкистадор Эрнандо Кортес, генуэзский адмирал Андре Дориа, император Священной Римской империи Карл V Габсбург. В результате его побед Турция захватила господство на сопредельных морях, превратила Средиземное море во «внутреннее озеро» Османской империи .

Действие романа охватывает 1512–1546 годы. Роман состоит из двух книг: «Хайреддин Барбаросса на султанской службе» и «Хайреддин Барбаросса в войне против всей Европы» .

Действие третьего романа А. фон Бека происходит в Китае в середине XIX века, когда страной правила маньчжурская династия Цин .

Объектом научного исследования и художественного изображения автора является один из многочисленных этносов Китая под названием хуэйцзу, или хуэй, известный нам как дунгане (по авторской терминологии – дунганхуэйи). Многогранное содержание романа нашло отражение в его двойном названии – «Дорога в тысячу ли, или Сказание о дунганском народе» (в дальнейшем – «Сказание о дунганском народе» или «Сказание…»). Чем привлекли внимание А. Бекбалаева дунгане-хуэйцзу, численность которых в современном Китае составляет около девяти миллионов? По нашему мнению, на то было несколько причин. Во-первых, дунгане, в отличие от других этносов Китая, исповедующих буддизм, ламаизм и даосизм, исповедуют ислам и являются мусульманами, подобно тюркам. Во-вторых, дунгане

– один из этносов Кыргызской Республики, появившихся на территории Кыргызстана в качестве вынужденных переселенцев из Китая после подавления дунганского восстания в 1877 году, т.е. более 130 лет 262 A r t y k u y H i s t o r i A назад. В-третьих, А. Бекбалаев как учёный-лингвист занимался изучением дунганского языка и – шире – дунгановедением .

Двойное название романа проецируется на его сюжетику. В нём как бы два сюжетных течения: поверхностное и глубинное. Поверхностное течение – это жизнеописание народного героя дунган Мухамеда Биянху (1829–1882), который был выдающимся человеком своего времени – ученым, государственным деятелем, организатором и руководителем дунганского восстания 1862–1877 годов. Глубинное течение – это историческое повествование о дунганском народе, одном из самых древних и самых загадочных этносов в составе китайского суперэтноса. Отсюда наличие в романе двух художественно равновеликих образов-портретов: индивидуального образа-портрета Биянху (Бый-Ян-Ху) и собирательного образа-портрета дунганского народа .

Композиционно роман состоит из трех частей, отражающих различные периоды биографии Биянху: «Детство и отрочество», «Юность и молодость», «Возмужание и зрелость». Заканчивается роман началом перехода дунганских беженцев через китайско-российскую границу в Туркестане .

Говоря об историческом содержании романов А. фон Бека, следует обратить внимание на вклад А. Бекбалаева в историографию – науку, изучающую развитие исторических знаний и методов исторических исследований .

Во-первых, А. Бекбалаев представил новую концепцию истории кыргызов в период Великого переселения народов, точнее – во II–V веках, т.е. времени, которое является «белым пятном» в исторической науке о кыргызах как этносе центральноазиатского региона .

По мнению А. Бекбалаева, кыргызы в это время проживали совместно с западными гуннами и принимали непосредственное участие в  их Великом походе на Европу. Более того, автор оперирует таким этническим термином, как «гунны-кыргызы», исходя из того, что гунны и кыргызы говорили на едином прототюркском языке, «были 263 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… представителями одного и того же народа, но лишь в различных племенных проявлениях» (Бекбалаев, 2005a, c. 8). Профессор В. Шапарев, оценивая «новый, нетривиальный подход автора к рассмотрению западного пути кыргызов в начале – середине первого тысячелетия», заключает: «А. Бекбалаев сделал заметным и понятным один из существенных периодов исторического развития кыргызов» (Шапарев, 2008, c. 17) .

Во-вторых, А. Бекбалаев дал новый взгляд на этногенез – исторический процесс становления народа – дунганского этноса. В дунгановедении бытуют три, отрицающие друг друга, точки зрения на происхождение дунган: 1) дунгане – это китайцы, принявшие ислам;

2) дунгане – это обособленный этнос, у истоков которого были арабы (варианты: гунны, монголы, тюрки, даже иудеи); 3) дунгане как нация возникли только при социализме на территории Средней Азии .

По мнению же А. Бекбалаева, дунгане – это самостоятельный этнос с очень древней и богатой историей.

В тексте романа «Сказание о дунганском народе» эта мысль высказывается устами многознающего директора высшей школы Пансюе Харки Имазе, который подводит итоги «извечной ханьско-хуэйской (китайско-дунганской – Г.Х.) темы для беседы “Происхождение хуэйев”»: «В любом случае мы имеем великих, легендарных, святых и знаменитых прародителей-отцов:

Аттилу, Мухаммеда, Чингиз-хана, Тамерлана и Мусу (Моисея – Г.Х.) .

Но наша мать ханька (китаянка – Г.Х.). Поднимем тост: хуэй ихань

– родственники издревле, за не менее великую и прекрасную нашу мать-ханьку!» (Бек, 2006, c. 344). Современный учёный-историк профессор З. Эралиев, процитировав эти слова в издательской рецензии на роман, резюмирует: «Думается, что именно такая точка зрения, изложенная в романе, более других соответствует реальности в сложном процессе этногенеза древнего дунганского (дунганхуэйского) народа, так как она переплавляет в себе все другие мнения, никоим образом не отрицая их, а выводя их на научный уровень» (Личный архив А.А. Бекбалаева) .

264 A r t y k u y H i s t o r i A На наш взгляд, типологической особенностью исторической прозы А. фон Бека является преимущественное внимание автора к изображению исторической жизни народа. Об этом свидетельствуют, в частности, названия двух романов: «Гунны» и «Сказание о дунганском народе». Поэтому ключевыми словами, определяющими суть научного и художественного мышления А. фон Бека, можно считать понятие этнос (исторически сложившаяся общность людей, имеющая социальную целостность и оригинальный тип поведения) и производные от него понятия: этнография, этнология, этнопсихология, этнолингвистика и другие .

Этнография (этнология, народоведение) изучает совокупность всех особенностей быта, нравов, культуры какого-либо народа или местности. Сюда входят: традиции и обычаи этноса, его представления об окружающем мире, верования, его орудия труда, пища, одежда, жилище, т. е. весь комплекс культуры, созданный этносом и отличающий его от других .

Названия имён народов и групп населения изучает этнонимика .

В состав этнонимов входят самоназвания и названия, данные другими народами. В художественной литературе этнонимы широко используются в исторической прозе, в том числе в романах А. фон Бека .

Он выносит этнонимы не только в названия произведений, но и в названия глав. В качестве примера можно взять главы из первого романа трилогии «Гунны» «Баламбер»: «Сведения об аланах», «Встреча с сабирами», «В тумене биттогуров», «Сведения о готах». В главе «Иерархия племён» автор приводит даже классификацию гуннских племён и родов по принципам их численности и соподчинения. В итоге получается солидный перечень этнонимов: биттогуры, витторы, сабиры, акациры, оногуры, кангары, угоры, хуннагуры, сараны и другие – всего 17 племён и родов. Помимо гуннов, в романе фигурируют и другие племена: аланы, сарматы, роксоланы; георгии (грузины), арымане (армяне); готы: западные – тервинги (жители лесов) и восточные – грейтунги (жители каменистых земель). Завидная дотошность (до-точность!) А. фон Бека в отборе этнонимов максимально 265 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… проявилась в «Сказании о дунганском народе», где есть такая фраза, вложенная в уста дунганхуэйского учёного: «По матери-китаянке мы имеем лишь одно обозначение, а по отцу у нас много равнозначных имён: дунгане, тургане, дунганхуэй, хуэйхе, хуэй,хуэйхуэй, хуэцзу, хуэйминь, лаохуэй, лаохуэйхуэй, хуэйцзяо, хуэйцзяоту, ганьхуэй, шаньхуэй, чаньхуэй, юньнаньхуэй, джунбаньжень и еще другие»

(Бек, 2006, c. 61–62) .

Самой характерной чертой исторической прозы А. фон Бека является, по нашему мнению, этнографический реализм, т.е. исторически-конкретное изображение действительности в многообразии материальной и духовной культуры этноса .

О трех этносах: гуннах, турках и дунганах как основных объектах научного познания и художественного изображения – автор знает буквально всё, начиная от внешнего облика, деталей быта, образцов вооружения и кончая общественным устройством, религиозными и  философскими взглядами. Этнографические реалии постоянно находятся в поле зрения писателя, часто выносятся в названия глав или разделов произведений. Например: «Аланское кочевье», «Искусство врачевать», «Иерархия племён» («Баламбер»); «Жертвоприношение в день Курбан-байрама», «Старинные османские тосты в походной палатке султана Сулеймана», «На древнем турецком народном празднике сабантуй» («Барбаросса»); «Загородная усадьба господина Фаттыха Люхудза», «Будни хуэйских студентов в Бейдзине», «Супруги Биянху встречают Новый год» («Сказание о дунганском народе») .

В романе «Барбаросса» определенная часть историко-этнографического материала выносится даже за пределы художественного текста – в «Приложение», где представлены «Османские султаны (Дом Османа) XIII–XVI вв.», «Воинские звания, чины и должности турецкой армии и флота XVI в.», «Технические характеристики военных парусно-вёсельных судов XVI в.» .

–  –  –

ками для А. фон Бека-этнопсихолога служат нормативы адата (свод неписаных законов) и шариата (совокупность мусульманских правовых и религиозных норм и правил, основанных на Коране), этнографические материалы, научные сочинения, фольклорное творчество .

Художественно обработанные, они воссоздают этнические картины мира, в которых раскрываются особенности психического склада различных этносов. Как это реализуется, можно показать на примере цитаций из романа-трилогии «Гунны» .

Обмен традиционными гуннскими фразами приветствия в вопросно-ответной форме:

–  –  –

Воинская клятва гуннов, которую произносят, положа правую руку на свою печень: «Если я скажу неправду, да покарает меня Синее Небо, да буду я на этом свете без покаяния и не увижу я на этом свете благоденствия от своего скота» (Бек, 2009c, c. 457) .

Магия числа 24: « – Двадцать четыре – священный знак для гунна, ведь издавна наши племена делились на двадцать четыре; двадцать четыре – это счастливый знак для гунна, ведь до сих пор все знаменательные победы одерживались гуннами, когда их вели в походы двадцать четыре военных вождя; двадцать четыре – это благостный знак для гунна, ведь каждый гуннский воин идет в бой, имея в колчане двадцать четыре стрелы…» и т.д. (Бек, 2009c, c. 16–17) .

Гуннские единицы измерения. Меры расстояния: один полет стрелы (150–200 м), один окрик пастуха (около 1 км), один конский переход (25–30 км). Меры веса: вес полугодовалого барашка (около 9 кг), вес одного барана (около 18 кг), вес одного быка-буйвола (около 267 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… 300 кг). Меры времени: время, когда сварится мясо молодого барашка (около 1 часа), барана-двухлетки (около 2 часов), барана-четырехлетки (около 2,5 часов), жизненный круг (12-летний цикл солнечного календаря) .

Гуннские пословицы и поговорки: «Не больно резать палец, когда посоветуешься насчет этого с умными людьми» (Бек, 2009c, c. 26);

«Гость в юрте смирнее овцы» (Бек, 2009c, c. 26); «Мне – благоденствие, тебе – войну» (Бек, 2009d, c. 350); «Когда зовут, надо идти в кочевье» (Бек, 2009e, c. 350); «Слух скачет быстрее любого гонца» (Бек, 2009f, 327); «Коли пришел хозяин, надо вернуть ему кобылицу» (Бек, 2009f, c. 343) .

Гуннские фразеологизмы: «Воины сотни сидели в сёдлах, как говорят гунны, с раздувшимися лёгкими от гордости за столь ответственное поручение» (Бек, 2009c, c. 52); «У купца-румийца, как говорится в таких случаях у гуннов, от изумления нижняя челюсть упала на колени» (Бек, 2009c, c. 65); «Как говорят гунны, ночь стала темная, как черная сажа с задницы гуннского казана» (Бек, 2009c, c. 194); «И этот сложный вопрос, как говорят гунны, сильно натирал его сердце» (Бек, 2009c, c. 347) .

Важнейшим этнообразующим фактором является язык. В этом качестве он выступает как предмет изучения этнолингвистики, исследующей взаимосвязь языковых и этнических факторов. А. Бекбалаев как ученый-лингвист отдает явное предпочтение той отрасли языкознания, которая называется этимологией .

Этимология исследует происхождение слов, их первоначальную структуру и семантические (смысловые) связи. В широком смысле этимология – это реконструкция звукового и словообразовательного состава слова. Этимологией называют также результат рассмотрения происхождения слова. Культурное, познавательное и прикладное значение этимологии весьма велико, в том числе в художественной литературе, где слово является не только материалом искусства, но и средством общения между писателем и читателем .

268 A r t y k u y H i s t o r i A В творчестве А. фон Бека этимология языка наиболее последовательно и многосторонне проводится в трилогии «Гунны». Это и понятно: А. Бекбалаеву необходимо доказать, что древние кыргызы принимали участие в Великом походе гуннов на Запад .

Особый интерес А. Бекбалаев проявляет к этимологии собственных имен: антропонимов (имена людей), топонимов (название географических объектов), теонимов (названия мифических существ и божеств), – в которых наиболее вероятностны межэтнические связи .

В качестве примера приведем этимологию имён гуннских ханов, фигурирующих в трилогии: Баламбер – дай (бер) моего ребенка (балам); Ульдин – счастливый; Ругила – сын (ула, ила) племени (руга);

Харатон– черный (хара) панцирь (тон); Мундзук – жемчуг, амулет; Беледа – знающий, грамотный; Аттила – сын (ила) отца (атти) .

«К расшифровке этих имён, – говорит А. Бекбалаев, – я пришел через германские источники, а именно, через готские. Скажу больше, в готском и немецком языках очень много слов, общих с тюркскими, с кыргызскими (и по звучанию, и по значению) … Atta – отец, arman – сжалиться, beran – отдавать, принести, paidan – иметь выгоду, пользу, aurus–тяжелый, maitan–рубить, сражаться, taujan–делать, опираться...» (Никитенко, 2005b) .

О том, как происходила «гуннофикация» языка этносов Гуннской империи, А. фон Бек поведал нам устами своих героев-резонёров (выразителей авторских взглядов) .

Так, грамотный полусотник Стака (по-гуннски: остерегающийся сглаза), хорошо владеющий готским, славянским и эллинским языками, размышляет: «Вообще языки и слова в Великой гуннской степи перемешались, но всё же самый главный язык – гуннский. Исконно-гуннское наименование “гурт” (ремень) уже функционирует в  германском готском языке как “гурте”». Или такое же коренноегуннское название парома или судна …“каяк”, “кайык” также вошло не только в язык германцев, но и славян … Германские готы полностью переняли гуннский утвердительный ответ “йе бол” (так точно, есть) и теперь говорят“яволь”… Некоторые названия употребляются в трёх языках: гуннском, готском и антском – одинаково и имеют одно и то же значение. Даже непонятно, в каком из языков они возникли впервые, а потом были заимствованы в другие. НаприГ.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… мер, слово “шок” во всех языках имеет одно и то же значение – “приятная неожиданность”» (Бек, 2009e, c. 111–112) .

Другой герой-резонёр – славянский ант Деряба (по-старославянски: забияка, драчун), в прошлом переводчик – телмеч, воскрешает в  памяти готские слова в ассоциации со славянскими: «…медос

– мёд, люган – лгать, штенгель – стебель, шрамме – шрам, абрубт – обрубить, вакс – воск, нустерн – ноздри, крехцен – кряхтеть, цикцак

– зигзаг, граб – гроб» (Бек, 2009e, c. 425) .

Нам, русскоязычным читателям, небезынтересно узнать из подстрочных сносок, что А. Бекбалаев зафиксировал десятка три-четыре гуннских слов, вошедших в наш язык со времен Аттилы. Например: бешмет, бунчук, малахай, башибузук, шатыр (шатёр), канжар (кинжал), шешке (шашка), жасаул (есаул), япанча (епанча), анбар (амбар), чапырак (чепрак), сандык (сундук), чырымшак (черемша), урра (ура). Любопытны также гуннские названия современных рек: Эдел (благословенный) – Волга, Дайык – Яик – Урал, Кубан (добрый) – Кубань, Донай: лунная (ай) вода (дон) – Дунай, Ээртыс: мужские (ээр) зубы (тыс) – Иртыш, Анасай: мать (эне) река (сай) – Енисей .

А. Бекбалаев, работая в слове (а это и есть сфера этимологии), устанавливает лексико-фонетическое родство между языками, следовательно, этническое родство между их носителями. Тем самым он утверждает в образной форме мысль об извечном духовном родстве народов на разных этапах развития человечества – то, что мы называем сегодня глобализмом. Глубокое уважение вызывает и тот факт, что А. Бекбалаев привлекает к этимологическим операциям более десяти языков: древнееврейский, древнегерманский (готский), старославянский, латинский, арабский, китайский, дунганский, турецкий, кыргызский, уйгурский, монгольский, немецкий, испанский .

В одном из интервью А. Бекбалаев так определил основные направления своей творческой деятельности: «Я опираюсь в своих художественно-исторических изысканиях на три составные части исторической науки: этимологию языка, археологические данные и народные легенды, предания и сказания. Я полагаю, что это есть именно те столпы, которые доказывают или опровергают ту или иную точку зрения» (Никитенко, 2005b) .

270 A r t y k u y H i s t o r i A Ясно, что здесь речь идет об историческом, познавательном уровне произведений. Насколько он высок, мы уже сказали выше. Теперь пришел черед поговорить о художественном, эстетическом уровне исторической прозы А. фон Бека .

Историческая проза как явление словесного искусства подчиняется общим законам художественности, т.е. образного отражения действительности. Историческое произведение – это история в образах .

В нём жизненная правда постигается путём научного изучения исторических источников, а художественная правда достигается путём образного воплощения жизненного материала с помощью художественного вымысла .

Вымысел – это акт художественного мышления; всё то, что создатся воображением автора, его фантазией. Мера вымысла в произведениях разных жанров различна, но наличие его как средства типизации обязательно. «Вымыслить – значит извлечь из суммы реально данного основной его смысл и воплотить в образ…» (М. Горький) .

А. фон Бек как исторический романист в полной мере использует своё право на художественный вымысел. Автор вводит в историческое повествование вымышленных героев, которым отводится важное место в композиционной структуре романов; воссоздает внешний и внутренний мир многочисленных героев; изображает локальные эпизоды (взаимоотношения героев в различных жизненных ситуациях) и массовые сцены (кочёвки, походы, сражения, охоты, курултаи). Посредством вымысла писатель обобщает факты исторической действительности, воплощает свой взгляд на мир, демонстрирует свою творческую энергию. Иными словами, с помощью художественного вымысла А. фон Бек создаёт художественный мир своей исторической прозы, который отмечен печатью художественного своеобразия .

Обратим внимание на повествовательную форму романов. Повествование – главная родовая особенность эпоса, который называют повествовательным родом литературы. В эпическом произведении 271 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… это речь автора, персонифицированного рассказчика, сказителя, т.е .

весь текст, за исключением прямой речи персонажей. Повествование представляет собой изображение действий и событий во времени .

В составе повествования выделяют описание, рассуждение и несобственно-прямую речь героев .

Так вот, в исторических романах А. фон Бека главенствующим видом повествования является описание, т.е. повествование, в котором изображается какая-либо картина (портрет, обстановка действия и  т.п.). Выделяют статистическое и динамическое описание .

Статистическое описание не входит во временное развитие действия и прерывает развитие событий, динамическое – наоборот, включено в событие и не приостанавливает действия .

Исторические романы А. фон Бека, созданные на основе этнографического реализма, объективно тяготеют к статистическим описаниям, а значит и к ослаблению сюжетного действия. Для того, чтобы активизировать его, необходимо увеличить удельный вес динамических описаний. С этой целью автор прибегает к различным художественным приёмам, которые субъективируют повествование .

Один из таких приёмов – непрямое повествование, в основе которого лежит принцип показа событий через восприятие и отношение к ним персонажей. В качестве типичного примера можно привести эпизод из романа «Баламбер», где гуннский тысячник Тотула с профессиональным интересом осматривает образцы оружия, воплощающего воинские традиции различных народов и племен IV века новой эры. «Каждую вещь, будь то оружие или доспех, он долго осматривал со всех сторон, ощупывал и оценивал со своей точки зрения .

Вот этот короткий широкий меч, лезвие которого всего в локоть длиной, называется акинак. Таким мечом любят сражаться кавказские горные племена георгиев, албанов, абагазов. … А это – узкий длинный сирийский канжар в железных ножнах .

Аланские командиры от сотника и выше любят носить его на боку, но больше для престижа, поскольку такое оружие своим происхождением из заморской страны и, следовательно, дороговизной выделяет значимость его обладателя. … Интересно, а как называется этот двуручный клинообразный меч с округлой рукояткой и с прикрывающей кисти рук выпуклой широA r t y k u y H i s t o r i A кой пластиной? Такого длинного меча минбаши Тотула ещё ни разу не видел. Пожилой купец из Таны пояснил ему, что это альшпис – новое оружие германских бургундов…» (Бек, 2009c, c. 169–172) .

В этом эпизоде непрямое повествование создает, образно говоря, эффект присутствия читателя в историческом музее в сопровождении гида .

Другой художественный приём, субъективизирующий повествование, – использование персонажа в роли повествователя, заменяющего автора, т. е. персонифицированного рассказчика.

В романе «Баламбер», например, такими рассказчиками являются два героя:

главный гуннский шаман Богула и румийский (римский) купец Маний Цецилий – люди сведущие, знающие, грамотные. Первый выступает в качестве рассказчика в главах «Сведения об аланах» и «Сведения о готах», второй – в главах «В гостях у Абзыраха» и «Путевые заметки». Примечательно, что рассказы Цецилия, облаченные в форму путевых заметок, возводятся в ранг исторического документа, несмотря на их очевидный вымысел .

В «Сказании о дунганском народе» А. фон Бек использует этот композиционный приём ещё более масштабно, включая в текст романа «Записки добропорядочного и добронравного господина и ничтожного подданного великого Сына Неба Фазыла Люхудза», которые тот вёл на протяжении четверти века – с 1778 по 1804 год. Эти записи читает его внук Фархат Люхудза, связанный родством с главным героем Биянху. В них собраны удивительные истории и предания о происхождении древнего народа дунганхуэйев. Проходя через всю книгу, записки являют собой своеобразный роман в романе, повествование в повествовании – подводную часть айсберга под названием «Сказание о дунганском народе» .

Ещё один художественный приём, имеющий целью субъективизацию повествования и повествователя, – использование несобственно-прямой речи, в которой сливаются две речевые стихии – автора и героя. «Привольно дышится гунну в весенней степи!– так начинается глава “Хан Баламбер в дороге” из первой книги трилогии “Гунны”. – В это время года, в середине второго полнолуния после начала гуннского нового года, выросла на этой плодородной земле, которая изредка поливается быстропроходящими ливневыми дождями, сочГ.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… ная трава, достигающая человеку выше щиколотки. То там, то здесь разбросаны цветущими красно-алыми покрывалами цветы тюльпанов, между ними бросаются в глаза фиолетовые, синие и жёлтые ирисы. Колышутся степной ковыль и издающая резкие запахи и дурманящая гуннскую голову полынь. Доносится до слуха громкое стрекотание кузнечиков и кобылок, порхают белые бабочки, жужжат пчёлы и шмели…» (Бек, 2009c, c. 76). Несобственно-прямая речь позволяет писателю создать впечатление соприсутствия автора и читателя при поступках и словах героя .

Таким образом, субъективизация повествования и повествователя позволяет А. фон Беку избежать внехудожественной описательности и достичь художественной изобразительности, эмоциональности, экспрессивности .

Творческая индивидуальность писателя ярче всего проявляется в лексике – словарном составе художественного произведения. Особенностью исторических романов А. фон Бека является наличие в  них иноязычной лексики, которая, как и русскоязычная лексика, представлена разными речевыми вариантами (лексика бытовая, обиходная, военная, жаргонная и пр.) и различными стилевыми пластами (лексика общеупотребительная, разговорная, просторечная, возвышенная, эмоциональная и др.). Для нас первостепенный интерес представляет вопрос о том, как вводится и интерпретируется (истолковывается) иноязычная лексика .

Наши наблюдения показывают, что иноязычная лексика вводится А. фон Беком в художественный текст в исходной форме, а интерпретируется двумя способами: переводом на русский язык (в тексте или в ссылке – подстрочной либо затекстовой) или комментируется (непосредственно в тексте). Несколько примеров .

Из «Сказания о дунганском народе»: «Все охотники: и стар, и млад

– имеют на себе походные дунганские одежды, удобные для верховой езды: весенне-осенние утеплённые штаны на подкладке черного и синего цветов (мянку); летние халаты до колен из хлопчатобумажA r t y k u y H i s t o r i A ной ткани светлых тонов с девятью пуговицами, застёгивающиеся справа налево (гуа позы); сверху халатов надеты стёганые тёмные куртки с прямым вертикальным разрезом, застёгивающиеся на деревянные пуговицы (магуа); на ногах у всех широкие кожаные полусапожки, утепленные внутри войлоком (нанха); на головах черные и зелёные шестигранные тюбетейки (дин мозы) (Бек, 2006, c. 58) .

Из «Барбароссы»: «А чорбаджи-ага [в сноске: генерал янычаров;

командир янычарского корпуса] Нечай в настоящее время отсутствует, он находится с 40-тысячным войском из янычаров [в сноске:

новое (янги) войско, твердыня (чариг)], сипаев [в сноске: конный профессиональный воин] и тимарджи [в сноске: конный и пеший ополченец] в Галлиополи напротив пролива Дарданеллы» (Бек, 2009a, c. 27). Вскоре, как бы для закрепления военных терминов в памяти читателя, автор переносит их толкование в основной текст: «… Сам султан Селим вместе со своим 19-летним сыном Сулейманом от биринджикадын [в сноске: первая, старшая жена] Хафисы возглавил 60-тысячную группировку, состоящую из конницы – сипаев, пехоты

– тимарджи и «новых воинов» – янычаров, и выступил в поход в сторону восточной османской границы…» (Бек, 2009a, c. 51), – а затем переносит новые слова в активный лексический фонд .

Из «Баламбера»: «Главный шаман всех гуннов Богула [в сноске:

сын (ула) быка (богу)] вскочил на четвереньки и зашёлся в кружении, вдруг взлетел на ноги, ударил в бубен и затянул речитативом старинную шаманскую песнь-заклинание на древнегуннском языке, который уже был большей частью непонятен присутствующим высокородным ханам. Но некоторые слова из песни-заклинания были всё же ясны и разборчивы всем слушающим: ата (отец) как обращение к верховному владыке небес и всей вселенной Тенгири; ана (матерь) как обращение к праматери всех гуннов и покровительнице женщин, младенцев и скота Умай; йер-суу (земля-вода) как наименование высших божеств, дающих начало всему нарождающемуся, растущему, живущему, стареющему и умирающему на земле и в воде;

ээр (мужчина, нукер) – восхваление доблестей, непоколебимости гуннского воина; йер-ордо (центр земли), где расположены пастбища гуннов; кут (благо) как пожелание благоденствия всему гуннскому народу и некоторые другие)» (Бек, 2009c, c. 15). Авторский комменГ.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… тарийвкупе кoммeнтapий вкупe с переводом даёт общее представление о мифологии гуннов, тем более что некоторые теологические термины читателю уже знакомы (Тенгири – необъятный; верховный и всевластный бог гуннов; Умай – праматерь; верховная богиня гуннов, покровительница женского начала на земле), а с другими он познакомится немного позднее (Йер – высшее божество – покровитель земли; Суу – высшее божество – покровитель воды) .

При исследовании творчества А. фон Бека особый интерес вызывает поэтическая ономастика его произведений, предметом которой является изучение собственных имен в словесном искусстве. Известно, что имена собственные используются в художественном произведении как в качестве культурно-исторического изображения действительности (об этом речь шла выше), так и характеристики персонажей.

Поэтическая ономастика различает два основных типа имён:

стилистически нейтральные, не участвующие в раскрытии образа, и экспрессивно-оценочные, «говорящие» имена-этикетки с прозрачной положительной или отрицательной семантикой .

А. фон Бека более всего интересует второй тип имён, ибо он как этимолог при всяком удобном случае стремится провести семантическую (смысловую) параллель между собственным именем и его носителем .

Так, у главного героя «Сказания о дунганском народе» два имени: мусульманское имя (цзинмин) Мухамед и официальное имя (гуаньмин) Биянху, точнее – Бай Янь Ху. «Хорошее гуаньмин, – говорит учитель – уста при поступлении мальчика в школу, – ведь Бай Янь Ху – это царь царей грозный тигр…» (Бек, 2006, c. 13). Впоследствии, из эпического предания дунганхуэйев о народном герое Биянху, мы узнаем, что он был великим воином, которого и друзья, и враги уважительно называли Большим тигром. «И только такой человек … мог сказать простые, но великие слова: Человек рождается от матери, а погибает за народ; лучше падать стреляя, чем вставать со связанными руками» (Бек, 2006, c. 387). «Говорящим», «значащим» являетA r t y k u y H i s t o r i A ся также имя Мухамед (по-арабски: восхваляемый богом и людьми) .

Ещё в школе, «когда учитель переводил или пересказывал арабский текст о правомерных, мужественных и разумных поступках и деяниях пророка Мухаммеда, маленький Мухамед был в душе донельзя горд, что его назвали этим именем в честь такого великого и святого человека» (Бек, 2006, 16) .

Под стать Мухамеду была и его жена Хафиза, имя которой переводилось с арабского как «хранительница». «Она и в самом деле стала настоящей, верной и любящей хранительницей очага своего супруга» (Бек, 2006, 124) .

В романе «Барбаросса» есть эпизод наречения именем только что родившейся дочери главного героя от второй жены Мариам. Она была наречена «по османскому обычаю тем именем, которое буквально было ниспослано судьбой.

… Ниспослание судьбы в выборе имени проявилось в том, что во время рождения икинджикадынкой Мариам малышки-дочери ночью ярко светила полная луна, и отец девочки произнёс, зайдя в комнату уже очнувшейся от родов бледной младшей жены:

– По воле Аллаха её имя будет Айдай [в сноске: луноподобная], пусть будет такая же луноликая, как эта ночная луна (Бек, 2009b, 149) .

В «Баламбере» румиец Маний Цицилий сообщает в своих путевых заметках: «Я полагаю, что сын кунингаза Эрманариха назван Хунимундом – покровителем гуннов – не случайно [в сноске: Hunnimount

– по готски: покровитель (mount) гуннов (hunni)]. Остался только один народ – гунны, который с восточной стороны его государства ещё не покорился Эрманариху и не выразил своей вассальной зависимости. Покорителем и покровителем гуннов должен, вероятно, стать его младший сын Хунимунд» (Бек, 2009c, 291) .

Таким образом, А. фон Бек профессионально владеет многими приёмами и средствами словесного искусства, благодаря чему его произведения обретают эстетическую ценность. Иными словами, его исторические романы обращены не только к уму, но и к сердцу читателя .

277 Г.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… Всё, о чём мы говорили, имело целью выявить типологически общие черты исторической прозы А. фон Бека. Теперь пришёл черёд сказать о каждом романе как индивидуальном творческом явлении .

«Дорога в тысячу ли, или Сказание о дунганском народе»– исторический роман, вобравший в себя жанрово-стилевые признаки других жанровых образований: жизнеописания, сказания, философского романа. Действительно, композиционным центром романа является жизнеописание исторической личности – народного героя Биянху. Термин «сказание», употребляемый автором в значении «литературное сказание», в той или иной степени включает в себя образно-стилевые свойства фольклора. А философской основой романа служит конфуцианство – китайская философия и идеологическая система, основателем которой был великий мыслитель древности Конфуций (Кун-Фу-Цзы), труды которого усердно изучает Биянху, ставший обладателем учёной степени сиу-цай (утончённые способности). К безусловным достоинствам книги следует отнести великолепные иллюстрации Народного художника Казахстана Мухамеда-Умара Паншаева, выполненные в ярко выраженной национальной манере. В личном архиве А. Бекбалаева имеется ряд высокопохвальных издательских отзывов на книгу, принадлежащих известным учёным – историкам и филологам, а также потомкам Биянху, носящим его фамилию (внук Люва, правнуки Газиз, Арсна и Лугмар). Народный поэт Кыргызстана, профессор В.И. Шаповалов образно назвал «Сказание…» визитной карточкой дунганского народа .

Роман «Хайреддин Барбаросса – легендарный османский адмирал» по жанровой форме представляет собой хронику. Хроника – вид литературного повествования по годам. В хронике организующей силой сюжета предстаёт сам ход времени, которому подвластны действия и судьбы персонажей. Для хроники обычен экстенсивный (направленный в сторону количественного увеличения) сюжет, образуемый чередованием сцен, фрагментов, картин изменяющейся действительности. В «Барбароссе» даётся изложение событий в их временной последовательности на протяжении 35 лет (1512–1546);

278 A r t y k u y H i s t o r i A отсюда наличие в романе 35 глав, каждая из которых состоит из 4–5 разделов, заявленных в оглавлении книги. Например:

–  –  –

Обращает на себя внимание стилевое оформление оглавления:

точное обозначение исторических реалий, интригующий подтекст назывных предложений, употребление глаголов в настоящем времени, повторение титулов, званий, должностей героев. Все эти детали несут определённую художественную нагрузку .

«Гунны» – самое масштабное, концептуальное и творчески сбалансированное произведение А. фон Бека .

Масштабность этого романа-трилогии проявляется и во временном охвате исторических событий (вторая половина IV – первая половина V века), и в пространственном их измерении (территории Восточной и Западной Европы), и в количественном представительстве персонажей.

Так, в двухтомном романе «Аттила» в перечне «действующих лиц», открывающем произведение (драматургический приём!), значатся 79 персонифицированных героев, в числе которых:

сам великий каган гуннов и союзных им народов Аттила, его полководцы-туменбаши Атакам, Беледа, Каракончар и др., германские конунги-короли Ардарих, Гейзерих, Гундебауд и др., славянские коназы-князья Гостун, Радомир, Светозар и др., румийские императоры Феодосий II и Валентиниан III, папа Румийский Лев, «а также друГ.Н. ХлыпеНко ИсторИческая проза аммИаНа фоН Бека… гие вельможи, военачальники, дипломаты, мастеровые, купцы, воины и простые гунны-харахуны, эпизодически появляющиеся в повествовании» (Бек, 2009e, 7) .

О концептуальности «Гуннов» мы уже говорили. Напомним, что в  основу романа-трилогии положена авторская гипотеза, согласно которой гунны являются предками кыргызов, поэтому история гуннов есть история кыргызов .

Творческую сбалансированность «Гуннов» мы видим в том, что в ней органично сочетаются дар писателя А. фон Бека и дар учёного-лингвиста, специалиста по сравнительно-историческому языкознанию профессора А.А. Бекбалаева. По мнению того и другого в одном лице, язык – идеальная парадигма (образец, конструкция), адекватно отражающая материальную и духовную жизнь этноса, поэтому изучение языковой идентификации (отождествления) этносов даёт нам историческое знание о межэтнических отношениях носителей языков .

* В заключение хотелось бы сказать о том, что историческая проза Аммина фон Бека предназначена не для лёгкого чтива, а для серьёзного чтения – заинтересованного, вдумчивого, сотворческого. Да, в ней много описаний, фактов, имён, но она безусловно подчиняется общим законам художественности, которые требуют живописания словом, создания образных картин, живых человеческих характеров, эмоциональных состояний. Да, этнографическая плотность романов в известной мере затрудняет чтение, но вместе с тем значительно повышает познавательную ценность произведений, а это главное достоинство исторической прозы .

Дорогие читатели! Не забывайте мудрый афоризм Льва Толстого:

«Воспринимать искусство, может быть, столь же трудно, как и творить его» .

280 A r t y k u y H i s t o r i A Литература Абдуваитова, А. (2009, 8 июля). Адмирал кыргызской литературы. Слово Кыргызстана .

Бек, А. фон (2006). Дорога в тысячу ли, или Сказание о дунганском народе: Исторический роман. Алматы: Принт .

Бек, А. фон (2009a). Хайреддин Барбаросса на султанской службе. В: А. фон Бек, Хайреддин Барбаросса – легендарный османский адмирал: Исторический роман: В 2 кн. (кн. 1). Бишкек .

Бек, А. фон (2009b). Хайреддин Барбаросса в войне против всей Европы. В:

А. фон Бек, Хайреддин Барбаросса – легендарный османский адмирал: Исторический роман: В 2 кн. (кн. 2). Бишкек .

Бек, А. фон (2009c). Баламбер – хан гуннов (371–381 гг.). В: А. фон Бек, Гунны:

Трилогия (кн. 1, 2-е изд). Бишкек .

Бек, А. фон (2009d). Ульдин – хан гуннов (399–410 гг.). В: А. фон Бек, Гунны: Трилогия (кн. 2, 2-е изд). Бишкек .

Бек, А. фон (2009e). Аттила – хан гуннов (434–453 гг.). В 2 т. Т 1. Двое (434–

–445 гг.). В: А. фон Бек, Гунны: Трилогия (кн. 3, 2-е изд.). Бишкек .

Бек, А. фон (2009f). Аттила – хан гуннов (434–453 гг.). В 2 т. Т 2. Один (445–

–453 гг.). В: А. фон Бек, Гунны: Трилогия (кн. 3, 2-е изд.). Бишкек .

Бекбалаев, А. (2005a, 3 авг.). Как мы отреклись от гуннов – наших предков. МСН .

Бекбалаев, А. (2005b, 12 окт.). О «белых пятнах» в кыргызской летописи. МСН .

Бекбалаев, А. (2009, 26 июня). Прошлое принадлежит будущему. Слово Кыргызстана .

Кенжесариев, У. (2009, 7 июля). Адмирал кыргызской прозы. Вечерний Бишкек .

Кожевников, В. М., Николаев, П. А (ред.). (1987). Литературный энциклопедический словарь. Mocква: Сов. энциклопедия .

Маслова, Д. (2007, 28 авг.). Сказание фон Бека о дунганах. Вечерний Бишкек .

Никитенко, А. (2005a, 14 июня). Свет родства. МСН .

Никитенко, А. (2005b, 30 авг.). Готы, гунны и кыргызы: [Беседа с А. Бекбалаевым]. МСН .

Никитенко, А. (2007, 31 авг.). Биянху как на духу. МСН .

Никитенко, А. (2008, 19 февр.). Гунны пришли. МСН .

Никитенко, А. (2009, 10 июля). Большое плаванье Барбароссы. МСН .

Орешкин, А. (2008, 1 февр.). Летописец Аттилы. Вечерний Бишкек .

Попова, Н. (2009, 7 июля). Хайреддин – морей господин. МСН .

Турусбеков, К. (2008, 8 июля). По следам «Гуннов». МСН .

Шапарев, В. (2008, 11 марта). Гунны-кыргызы: миф или реальность: От восприятия истории к идеологии. Слово Кыргызстана .






Похожие работы:

«Вестник Томского государственного университета. История. 2016. № 5 (43) УДК 398.21, 398.41, 81-21 DOI 10.17223/19988613/43/31 А.А . Ким-Малони, А.А. Ким МАГИЧЕСКАЯ ОХОТА С ЛЕСНЫМИ ДУХАМИ ПО ДАННЫМ СИБИРСКОГО ФОЛЬКЛОРА Селькупский материал статьи был частично представлен на 11-й...»

«Никитонкина Ирина, 16 лет, обучающаяся 1 курса, Волгоград руководитель Одининцева Ирина Петровна, заведующая отделом воспитательной работы, преподаватель общественных дисциплин ГБОУ СПО "Волгоградский...»

«2011 год – год двадцатилетия авиатранспортной деятельности ОАО "Авиационная компания "ТРАНСАЭРО" Главное об авиакомпании "ТРАНСАЭРО" 19 ЛЕТ БЕЗ ПРОИСШЕСТВИЙ ВХОДИТ В ПЯТЬДЕСЯТ КРУПНЕЙШИХ АВИАКОМПАНИЙ МИРА И ДЕСЯТЬ КРУПНЕЙШИХ ТУРИСТИЧЕСКИХ АВИАПЕРЕВОЗЧИКОВ В 2010 ГОДУ БОЛЕЕ 150 МАРШРУТОВ (ЛЕТО И ЗИМА) КРУПН...»

«Отношение к государствам. Региональная идентичность Центральная Азия – это регион пересечения крупнейших мировых цивилизаций – исламской, русско-православной, китайскоконфуцианской, западной. В регионе присутствует определенный культурный, лингвистический и исторический задел, который позволяет ощу...»

«Пояснительная записка Музыка это один из универсальных и важнейших способов коммуникации, связывающая людей через пространство и время. Уникальная роль хорового пения в формировании духовной культуры, нравственных качеств личности красной нитью проходит через...»

«О Н Е К О Т О Р Ы Х Д О К У М Е Н Т А Х С Т Р А Н Ы АЗА, СВЯЗАННЫХ С СОЦИАЛЬНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ В УРАРТУ ДМИТРИИ САРКИСЯН Страна А з а локализуется на территории, в которую входят урартские города Аргиштихинили (совр. А р м а в и р, на левом берегу А р а к с а ), Эребуни (совр. Арин-берд, на юге Е р е в а н а ) и Тейшебаини (совр. К...»

«Федеральное государственное автономное учреждение высшего образования РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ИНСТИТУТ ГОСТИНИЧНОГО БИЗНЕСА И ТУРИЗМА Отчет по результатам исследования Российско...»

«Преображая жизнь СОДЕРЖАНИЕ •4 Обращение Председателя Совета директоров •5 Обращение Председателя Правления •7 Информация о Фонде недвижимости •7 История создания и акционеры •8 Миссия, видение, стратегические направления и цели •9 Существенные корпоративные события в 2014 году • 12 Ключевые показатели деятельности • 12 Ана...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.