WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 ||

«РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГКОУ ВО УФИМСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ С. В. Мотин РОССИЙКИЙ СЛАВЯНОФИЛ НА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЕ. И. С. АКСАКОВ – СОТРУДНИК МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ И МИНИСТЕРСТВА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Аксаков И. С. Записка «О бессарабских раскольниках» // Русский архив. 1888. № 3. С. 451 .

тем Беляев1 напишет историю крестьянского сословия в России до Петра .

Одного из своих товарищей я засадил за выписки из “Полного собрания законов”, из всех указов, начиная с Петра, где упоминаются крепостные;

надо бы также сделать выписку изо всех уголовных дел с Петра, где видны отношения помещиков с крестьянами. Все это поможет изучить настоящий быт помещичьих крестьян и, следовательно, подвинуть дело эмансипации, которое должно быть впереди всех других. Без него едва ли прочие возможны...» (1, 470: 21.2.1849) .

В шесть часов вечера 18 марта 1849 г. Аксаков был подвергнут пятидневному аресту. После возвращения из-под ареста Аксакову было предложено готовиться к поездке в Ярославскую губернию. «Я теперь просто завален делами министерства по Ярославской губернии, которые необходимо прочесть перед отправлением туда» (1, 486: 31.3.1849). «Я очень много занимаюсь работой самой скучной, т. е. делами по городскому хозяйству Ярославской губернии. Делаю выписки из тех дел, которые мне нельзя взять с собою и которые, однако же, необходимы, а теперь поручено мне рассмотреть бюджеты всех этих городов и написать на них замечания здесь, чтобы министерство могло от себя сообщить их местному начальству до моего приезда, а я, в силу сделанных будто бы министерством замечаний, буду требовать исправления...» (1, 494: 23.4 .

1849). Кроме того, 30 апреля 1849 г. Л. А. Перовский дал Аксакову «еще поручение довольно важное и секретное, тоже о раскольниках» (1, 496:

2.5.1849). Наконец, 2 мая 1849 г. было сделано предписание Л. А. Перовского о направлении Аксакова в Ярославскую губернию с поручением обревизовать городское хозяйство Ярославской губернии .

23 мая 1849 г. Аксаков прибывает в Ярославль полный желания проявить себя2. «Работаю с 7 часов до 9 и 10 часов вечера почти безостановочно. И какая работа! Кропотливая, сложная, сухая... Мне должно составить, между прочим, самый подробный список городских недвижимых имуществ, городской поземельной собственности. Здесь в думе, и по случаю двух пожаров, не пощадивших ее архивы, и по случаю небрежности, почти нет никаких актов, так что дума сама не знает, что принадлежит частному лицу, что городу... Приходится делать выборку из всех дел и бумаг думы старых – обо всем, что относится до частной и городской собственности, потребовать у всех владельцев акты и описать их, а как у двух третей нет никаких актов, то должно будет употребить дознание, исследования, спросы и пр., ибо определением границ частной собственности определится собственность общественная» (2, 15: 5.6.1849) .

Особое рвение Аксаков испытывал к секретному поручению. В частности, он отмечает, что «в московском расколе есть еще что-то почтенное, Беляев Иван Дмитриевич (1810–1873), историк-славянофил, автор труда «Крестьяне на Руси» (1860) .

См.: 127 писем И. С. Аксакова (23.5.1849 – 29.3.1851 гг.), связанные с ярославским периодом жизни:

ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 12. № 23. Л. 1–262 (2, 5–212). Также см.: Дунин А. А. И. С. Аксаков в Ярославле // Русская мысль. 1915. № 8. С. 217–231; Талин В. И. С. Аксаков как церковный публицист // Русская будущность. СПб., 1916. Приложение. № 9 .

рижский раскол бесстыдно откровенен, а здешний подл в высшей степени;

ни один не признается, что он раскольник, все притворяются до такой степени, что иной может ошибиться и почесть их самыми усердными православными... Но такой раскол все же слабее прочих. Притворство есть уже уступка, и мой план – заставить их запутаться в своем собственном двоедушии до такой степени, что раскол для детей их сделается решительно невозможным.... Думаю в скором времени послать министру внутренних дел подробное изложение своего взгляда на положение здешних раскольничьих дел, и буду сильно протестовать против так называемой единоверческой церкви» (2, 21: 17.6.1849) .





Известны две опубликованные записки Аксакова, посвященные ярославским раскольникам: «О расколе и об единоверческой церкви в Ярославской губернии»1 и «Записка о ярославских раскольниках»2. Как и ранее в Бессарабии, Аксаков осуждал гонения на старообрядцев со стороны государства, и достаточно прочесть письма родным, сравнить его рапорты и докладные записки министру внутренних дел с официальным изданием3, чтобы стала понятной степень отличия его взглядов от мнений правительства. В Ярославской губернии Аксаков приводит население целого города Романова-Борисоглебска к православной вере, не прибегая к принуждению .

Аксаков детально изучает каждый случай по делу о расколе, стараясь справедливо оценить сложившуюся ситуацию. «На этой неделе, отправив в хозяйственный департамент огромную ведомость по ревизии топографической съемки городов, в то же время отправил я и министру в собственные руки записку о расколе и о единоверии в здешней губернии и в Романове-Борисоглебске в особенности. … Не знаю, как найдет это все министр. Записка написана очень резко и противоречит несколько его взглядам о единоверии вообще. Я же против единоверческой церкви – решительно, для здешнего раскола» (2, 32: 16.7.1849) .

С августа 1850 г. по февраль 1851 г. Аксаков был включен в следственную комиссию графа Ю. И. Стенбока4 по расследованию дела, в котором «замешано старообрядство и совершенно новая и опасная секта...»

(2, 153: 25.6.1850). Комиссия обнаружила в 15 верстах от Ярославля в Рукопись «Записки»: РО ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 47. Текст записки датирован 13 июля 1849 г., г. Рыбинск .

Впервые: Аксаков И. С. Полн. собр. соч.: в 7 т. Т. 7. М., 1887. С. 848–864. Перепечатана: Аксаков И. С .

Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 864–876 .

Записка оформлена в виде рапорта министру внутренних дел графу Л. А. Перовскому, датирована 30 июля 1849 г. и является дополнением к рапорту Аксакова от 13 июля 1849 г. Впервые: Труды Рязанской ученой археографической комиссии за 1888 г. Вып. 3. Рязань, 1889. С. 80–84. Перепечатана: Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 877–884 .

См.: Собрание постановлений по части раскола. СПб., 1858 .

Стенбок-Фермор Юлий Иванович (1812–1870), чиновник по особым поручениям при министре внутренних дел, впоследствии председатель департамента уделов .

с. Сопелки ранее неизвестную секту бегунов. Сложность проведения следствия состояла в сочетании фактов уголовных преступлений с религиозной деятельностью секты. «Несколько шаек воров, разбойников и конокрадов составляют эту новую секту. В предписании ко мне министра именно сказано, чтоб я обнаружил связь учения раскольничьего с преступлениями и влияние его на народную нравственность. Следовательно, и в комиссии два предмета: гражданские преступления и раскол с его догматической и исторической стороной» (2, 165: 24.8.1850) .

Настроения Аксакова ярко выражены в одном из писем к родным: «Я убедился, что пропаганда раскола становится все сильнее и сильнее, я убежден, что ей суждено еще долго распространяться. Право, скоро Россия разделится на две половины: православие будет на стороне казны, правительства, неверующего дворянства и отвращающего от веры духовенства, а все прочие обратятся к расколу. Берущие взятку будут православные, дающие взятку – раскольники» (2, 177: 30.10.1850) .

Своеобразным итогом деятельности Аксакова в рамках следственной комиссии стало служебное донесение, поданное им министру внутренних дел Л. А. Перовскому. Часть донесения была в 1866 г. опубликована1. Издатель «Русского архива» П. И. Бартенев в примечании к публикации отмечал: «Эта краткая записка есть собственно только заключительная статья особого сочинения о странниках или бегунах, которое в свою очередь составляет часть обширной деловой записки (до 600 стр.), составленной И .

С. Аксаковым в 1851 году из подлинного дела, которое производилось тогда в Ярославской губернии и которого самому автору пришлось быть участником»2 .

Завершая записку о странниках, Аксаков высказал ряд мер: «…я должен сознаться, что не вижу никаких мер, которые, при настоящем порядке вещей, могли бы ослабить значение раскола, как протеста, ибо протест подобного рода может быть уничтожен только отнятием повода к протесту. Впрочем, вот некоторые меры, которые, по мнению моему, были бы не бесполезны. 1) Специальное образование священников для мест, зараженных расколом. … 2) …необходимо привести в порядок все имеющиеся в Министерстве раскольнические документы, книги и рукописи, составить из них особую библиотеку и сделать ее доступною всякому желаКраткая записка о странниках или бегунах» (текст записки составлялся в 1851 г. См. об этом в письме Аксакова к родным от 8.2.1851 г. (2, 199). Рукописная копия докладной записки находится в РО ИРЛИ .

Ф. 3. Оп. 1. № 73. 32 л. Впервые: Русский архив. 1866. № 4. С. 627–644. Перепечатана: Аксаков И. С .

Полн. собр. соч.: в 7 т. Т. 7. М., 1887. С. 834–847. См. также: Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 885–894. Также см.: Исследование о секте странников в Ярославской губернии (донесения и пр.): РО ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 48. 39 л .

Русский архив. 1866. № 4. С. 627 .

ющему заняться этим изучением1. … 3) Позволить печатно всем и каждому, как православному, так и раскольнику, писать и рассуждать о расколе. … Кроме этого, я убежден, что если б позволено было напечатать историю иной раскольнической секты, сектаторы сами бы устыдились общественного о себе мнения, – и в этом одном было бы гораздо больше пользы, чем в ссылке целой сотни сектаторов в Сибирь или Закавказский край, где ссыльные проповедью своею заражают новые места и приготовляют новые рассадники раскола для России»2. Таким образом, благодаря двум командировкам, в Бессарабию и в Ярославскую губернию, Аксаков стал крупным специалистом по истории раскола .

Подведем итоги. За два с половиной года службы чиновником по особым поручениям при министре внутренних дел И. С. Аксаков совершил две командировки: в Бессарабию, где под предлогом ревизии сельских хлебных магазинов и еврейских училищ осуществлял секретное поручение по изучению раскола; в Ярославскую губернию, где проводил ревизию городского хозяйства губернии и занимался секретным поручением министра по изучению проблем раскола. В марте 1849 г. в Петербурге Аксаков был подвергнут III отделением пятидневному аресту, в результате этого важнейшего в его жизни события мы получили уникальную возможность познакомиться с еще только формирующимися славянофильскими взглядами «младшего из старших» славянофилов и его интерпретацией славянофильского учения .

В период службы в МВД И. С. Аксаков, наряду с поэтическим творчеством (в первую очередь речь идет о поэме «Бродяга»), пишет свои первые публицистические статьи и целый ряд служебных записок о расколе .

Во время пребывания своего в Ярославле, уездных городах и селах Ярославской губернии И. С. Аксаков написал несколько статей: 1) «Об общинной жизни в губернских городах», 2) «О ремесленном устройстве в некоторых селениях Ярославской губернии», 3) «Ответ крестьян помещику о работе на фабриках» и 4) «Мирской приговор Рыбинской Ловецкой слободы, Ярославской губернии»3 .

Сам Аксаков за время своей ярославской командировки собрал богатую коллекцию старообрядческих рукописей, которые внимательно изучал и использовал в своих записках о расколе .

Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 893–894 .

Эти статьи Аксаков позже намеревался напечатать во 2-м томе «Московского сборника»; но ни одной из них Московский цензурный комитет не допустил к печати и о каждой из них дал свой отрицательный отзыв (подр. см.: Барсуков Н. П. Жизнь и труды М. П. Погодина. Кн. 1–22. СПб., 1888–1910. Кн. 12 .

С. 140–143) .

–  –  –

18 марта 1849 г. Иван Сергеевич Аксаков был подвергнут III отделением пятидневному аресту. Поводом к аресту Аксакова, как объясняет издатель его писем, была близость его с Ю. Ф. Самариным2, резкость некоторых выражений в семейных письмах, попавших в руки тайной полиции, и, наконец, неосновательное подозрение, возникшее в официальных сферах, что начавшееся в Москве славянофильское направление, находится в связи с панславистским учением на Западе3 .

Откровенность Аксакова в письмах иногда была чрезмерной. Хотя он и сознавался, что ему «много приходит в голову мыслей, которых нельзя писать по почте», чаще всего все-таки не сдерживался. Отец Аксакова, Сергей Тимофеевич, недовольный такой неосторожностью, неоднократно пытался остановить и вразумить сына: « .

..не слишком ли откровенна твоя критика в письмах к нам?»4. Да и сам И. С. Аксаков в одном из своих писем от 6 декабря 1848 г. отмечал, что «я совсем сбился в сторону и написал вам много такого, что вам должно хранить в строжайшем секрете»5. Тем не менее, он позже 21 февраля 1849 г. писал: «Я убежден, что никогда никто не читает моих писем на почте. Если б читать письма всех, которые воображают, что их письма читаются, то не достало бы времени»6 .

Однако 18 марта 1849 г. в секретном полицейском донесении московскому генерал-губернатору А. А. Закревскому советы Аксакова об осторожности оценивались следующим образом: «Предостережение брата Аксакова доказывает, что у них славянофилов кроме известной правительству цели должна скрываться какая-нибудь другая. Если бы сего не было, то тогда зачем бы им было бояться и остерегаться»7. В тот же день, в шесть часов вечера был «доставлен в штаб корпуса жандармов, подполковником Левенталем чиновник министерства внутренних дел Аксаков и помещен в столовом зале графа»8. Штаб корпуса жандармов находился в Петербурге у Цепного моста, по адресу Фонтанка, 16 .

Одновременно были доставлены следующие сведения о найденных у

Аксакова бумагах и книгах:

РГИА. Ф. 1093. Оп. 1. № 379. Л. 8; Порох В. И. И. С. Аксаков и царизм (конец 40 – начало 60-х годов) // Освободительное движение в России. Вып. 13. Саратов, 1989. С. 52 .

Самарин Юрий Федорович (1819–1876), славянофил, публицист .

См.: И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. Том второй. Письма 1848– 1851 годов. М., 1888. С. 123–124 .

Цит. по: Дементьев А. Г., Пирожкова Т. Ф. И. С. Аксаков и его письма к родным. 1844–1849 гг. // И. С. Аксаков. Письма к родным. 1844–1849. М., 1988. С. 535 .

И. С. Аксаков. Письма к родным. 1844-1849. М., 1988. С. 436 .

Там же. С. 472 .

Центральный государственный архив г. Москвы, ф. 16, оп. 37, «Дело о славянофилах», т. 2, л. 2–2 об .

Цит. по: Сухомлинов М. И. И. С. Аксаков в сороковых годах // «Исторический вестник». 1888. № 2. То же в: Аксаков И. С. У России одна-единственная столица… М., 2006. С. 370 .

«1) Черновая книга, в которой Аксаков, еще воспитываясь в Училище правоведения, до 1842 года, вписывал переводы с латинского языка, замечания из истории, свои мысли о Невском проспекте и других предметах, более в сатирическом роде. Здесь же вложены отдельные листы с стихотворениями его, из которых замечательно послание к бывшему соученику его, князю Оболенскому. В этом стихотворении Аксаков, через год по выходе из училища и по вступлении в гражданскую службу, в 1843 году, описывает эту службу в насмешливом тоне…

2) Большое собрание писем самого Ивана Аксакова к разным лицам, 1844 года, из Астрахани, где он находился при сенаторе (ныне члене Государственного совета), князе Гагарине, ревизовавшем Астраханскую губернию. В этих письмах Аксаков описывает более Астрахань, и хранил их, как материал для описания Астрахани .

3) Поэма под названием «Бродяга», сочинение самого Ивана Аксакова. В этом стихотворении Аксаков описывает похождения крепостного человека, который бежал, сам не зная отчего, и то бродяжничает, то работает где-либо, то опять бродяжничает. Аксаков в этом сочинении желал показать, что русский человек иногда бродяжничает не для преступлений, а по одной любви к русскому разгулу и беспечности .

Поэмы этой написана только 1-я часть, впрочем, довольно обширная, а предполагается написать еще две части. Стихи Аксакова показывают, что он имеет пиитический талант .

4) В письмах к Ивану Аксакову от отца и братьев его некоторые места обращают на себя внимание. … В других письмах отец подозревает, что некоторые письма сына его не дошли к нему по почте, или даже читаются почтовыми чиновниками. Письма эти показывают, что Иван Аксаков извещал отца и братьев об арестовании Самарина. …

5) Между книгами Ивана Аксакова находятся:

«О социализме и коммунизме», сочинение Штейна, на немецком языке, напечатанное в Лейпциге, в 1842 году; в этом сочинении, хотя частью опровергаются правила коммунизма, но находятся и многие возмутительные мысли .

«Стихотворения Адама Мицкевича», на польском языке, в 4-х частях, изданные в Париже, вы 1838 году .

Шесть экземпляров брошюры: «Семисотлетие Москвы», сочинение Константина Аксакова – то самое, которое было напечатано в «Московских Ведомостях» 1846 года .

6) Письма к Ивану Аксакову от разных посторонних лиц имеют содержание большею частью литературное и ученое и не заключают в себе ничего недозволенного .

7) У него еще находится много копий с разных мнений и других бумаг, кои он подавал по делам службы .

Черновых же писем, которые Иван Аксаков посылал последнее время к отцу своему, равно и никаких бумаг, кои бы содержали в себе мысли, подобные выраженным в письме его от 24-го февраля, не оказалось во всех его бумагах»1 .

Вот как сам Аксаков пишет об этом происшествии: «В марте 1849 года был по высочайшему повелению арестован и посажен в III отделение собственной его императорского величества канцелярии. … Ему предложены были вопросные пункты: о славянофильстве, об его политических мнениях и т. д. Ответы были написаны довольно резко .

Император Николай Павлович читал ответы и сделал на полях собственноручно разные замечания и возражения и потом препроводил эту тетрадь к графу (ныне князю) Орлову2, надписав сверху: “Призови .

Прочти. Вразуми. Отпусти!”»3 .

21 марта А. В. Никитенко записывает в дневнике: «В Москве много толковали об аресте Самарина: он принадлежит к одной из известнейших русских фамилий и состоит в родстве со многими знатными домами .

Теперь вместо Самарина посажен в крепость И. С. Аксаков, брат знаменитого славянофила, который расхаживает по Москве в старинном русском охабне, в мурмолке и с бородою»4 .

Итак, И. С. Аксакову были предложены 12 вопросов, на которые он дал подробные ответы5. Судя по вопросам, которые ему задавали, царь и шеф жандармов А. Ф. Орлов видели в славянофилах не только либералов, но и проводников революционных идей. В своих ответах Аксаков в сжатой форме изложил сущность славянофильских воззрений, подчеркивая верноподданнические чувства. Царь Николай II прочитал эти ответы, часть текста подчеркнул (они выделены курсивом) и оставил на полях некоторые комментарии. Ниже рассмотрим эти вопросы и ответы. Первые два вопроса носили обще-представительный характер и касались личности самого И. С. Аксакова и его семьи .

«1. Опишите Вашу службу, звание, лета, где Вы воспитывались и другие важнейшие обстоятельства Вашей жизни .

1. От роду мне 25 лет; чин мой коллежский асессор… Воспитывался я в императорском Училище правоведения, откуда вышел в 1842 г. с чином 9-го класса и поступил прямо на службу… (с. 497). Особенных других важнейших обстоятельств жизни не было. Я не упоминаю здесь тех, которые имеют значение только для меня: 5 летняя болезнь одной из моих сеСм.: Сухомлинов М. И. И. С. Аксаков в сороковых годах // Аксаков И. С. У России одна-единственная столица… М., 2006. С. 370–372 .

Орлов Алексей Федорович (1786–1861), генерал-адъютант, участник войны с Наполеоном, получивший титул графа за участие в подавлении восстания декабристов. С декабря 1835 года член Государственного совета, в 1844 года назначен шефом корпуса жандармов и начальником III отделения, с апреля 1856 года председатель Государственного совета и Комитета министров .

Аксаков И. С. Стихотворения и поэмы. Л., 1960. С. 31–32 .

Никитенко А. В. Записки и дневник. В 3 т. М., 2005. Т. 1. С. 527 .

Автограф: ИРЛИ, ф. 3, оп. 5, ед. 33, лл. 8–18 об. См.: Дополнение. Вопросы, предложенные И. С. Аксакову III Отделением // Аксаков И. С. Письма к родным. 1844–1849. М., 1988. С. 497–508. Далее ссылки на эту книгу в тексте, в круглых скобках .

стер, недавняя, с год продолжающаяся болезнь другой сестры1 и пр. и пр .

(497-498) .

2. Кто Ваш родитель и братья, где они находятся, чем занимаются и какое имеют состояние?

2. Отец мой коллежский советник Сергей Тимофеевич Аксаков, 58 лет, теперь в отставке… С 1826 г. он живет постоянно в Москве, уезжая летом в подмосковную деревню свою Абрамцево (верстах в 60 от Москвы). … Старший брат мой Константин, магистр императорского Московского университета, живет при отце и при матери моей. Семейство наше состоит из 10 человек: из 3-х братьев и 7 сестер, которые живут у родителей же и из которых две тяжело больны. (с. 498) Из братьев двое, т.е. брат Григорий и я, отвлечены службою от родительского дома… Брат мой Григорий, окончивший в 1840 г. курс в Училище правоведения, служит теперь симбирским губернским прокурором. Он женат, имеет дочь. Литературой он не занимается, т. е. не пишет. – У отца моего состояние, по многочисленности его семейства, весьма ограниченное: душ с 500 в Оренбургской губернии, в Белебеевском уезде и душ с 300 в Симбирской, в Корсунском уезде. Имения эти заложены. Кроме того, душ 40 в подмосковной деревне Дмитровского уезда, Абрамцеве .

3. В бумагах Ваших находится письмо Вашего родителя, в котором он, отвечая на Ваше письмо от 24 февр., делает Вам замечание за резкость и неточность выражений, особенно за то, что Вы не договариваете Ваших мыслей, отчего выходит такой смысл, что иной может принять Вас за либерала. Объясните с полною откровенностью все содержание упомянутого письма Вашего и, если сохранила Ваша память, изложите оное точными словами, особенно те места, за которые Вы получили замечание от Вашего родителя .

3. Готов отвечать на этот вопрос с полною откровенностью, хотя она может быть для меня и невыгодна. (с. 499) … …по моему мнению, старый порядок вещей в Европе так же ложен, как и новый. … Ложные начала исторической жизни Запада должны были неминуемо увенчаться безверием, анархией, пролетариатством, эгоистическим устремлением всех помыслов на одни матерьяльные блага и гордым, безумным упованием на одни человеческие силы, на возможность заменить человеческими учреждениями божие постановления. Вот к чему привели Запад авторитет католицизма, рационализм протестантизма и усиленное преобладание личности, противное духу смирения христианской общины. – Не такова Русь. Православие спасло ее и внесло в ее жизнь совершенно другие начала, свято хранимые народом. Народ смотрит на царя как на самодержавного главу всей пространной русской православной общины, который несет за него все бремя забот и попечений о его благосостоянии; народ вполне верит ему и знает, что всякая гарантия только нарушила бы искренность отношений и только связала бы без пользы руки действующим, наконец, что Речь идет о сестрах И. С. Аксакова – Ольге и Вере .

только то ограничение истинно, которое налагается на каждого христианина в отношении к его ближним духом Христова учения. … Да не подумают, что я хочу льстить, боже сохрани! Но вот мои убеждения: при Петре Великом верхние слои общества отчуждились от народа и поддались обаянию Запада, увлеклись блестящим соблазном его цивилизации и прзрели коренные, основные начала русской народности. (с. 500) … Дворянство совершенно оторвалось от народа… Между тем как образованное общество жило заемною жизнью, обезьянски шло за Западом и добровольно задавало себе в чужом пиру похмелье, – народ, слава богу, оставался тем же или почти тем же. Я говорю: почти, потому что пример разврата, нами подаваемый, начинает проникать и в села. … В нынешнее царствование во многих сердцах пробудились угрызения совести. Спрашивали себя: не виноваты ли мы перед русским народом, старались воскресить в себе русского человека. Это возрождение русской народности проявилось в науке и в литературе. Люди, всеми силами, всеми способностями души преданные России, смиренно изучавшие сокровища духовного народного богатства, свято чтущие коренные начала его быта, неразрывного с православием, люди эти, бог весть (с. 501) почему, прозваны были славянофилами, хотя в их отношениях к западным славянам было только одно сердечное участие к положению единокровных и единоверных своих братий. Я принадлежу к этим людям и думаю, что нам, т. е .

образованному обществу, следует покаяться, нравственно перевоспитаться и стать русскими людьми» .

Прервем ответ Аксакова, чтобы дать слово Николаю I, который в этом месте на полях оставил следующий комментарий: «Потому, что под видом участия к мнимому утеснению славянских племен таится преступная мысль о восстании против законной власти соседних и отчасти союзных государств и об общем соединении, которого ожидают не от божьего произволения, а от возмущения, гибельного для России!.. И мне жаль, потому что это значит смешивать преступное с святым». Продолжим ответ Аксакова .

«В начале прошлого года происшествия в Европе заставили нас думать, что общество образумиться, перевоспитается. Но вышло не то. … Общество скоро успокоилось, не видя, впрочем, что, ругая Запад, оно хранит в себе все его начала, продолжает жить заемною жизнью, словом, как выразился не помню кто, думает устроить на Руси свой домашний Запад и безнаказанно упиваться сладостью всех тех же грехов, которые погубили Запад. … Отец мой говорит, что негодование мое может быть принято в другом смысле, т.е. в либерально-западном. Если так, то весьма ошибутся те, которые это подумают. Я уже сказал, что всякий насильственный путь противен русскому народу, а следовательно, и всем тем, которые, как я, имеют претензию держаться русского духа. (с. 502) … Объяснение мое на этот вопрос несколько длинно, но я счел нужным распространиться и начать издалека, дабы предупредить всякие недоразумения. Все написанное мною изложено с самою полною откровенностью» .

Ответ на третий вопрос оказался самым важным по своему значению и самым большим по объему. Большая часть комментариев Николая I (13 из 15) написаны на полях именно этого ответа Аксакова. Вот некоторые из них: «Совершенно справедливо»; «Святая истина!»; «Слава богу!»; «Все это справедливо»; «Справедливо много, хотя, слава богу, не в общем применении…»; «Очень понятно!»; «Прекрасно, но посмотрим, что есть русский человек в мыслях г. Аксакова».

Завершает Николай II комментарии к этому ответу следующим – далеко не самым оптимистичным – выводам:

«Верю, но и в добрых намерениях можно ошибаться» .

Аксаков в своих ответах повторяет мнения, которые высказывали представители славянофильского кружка: о разрыве сословий, совершившемся в петровскую эпоху, о восстании, противном основам русского быта, о связи православия и народности, о негативных последствиях западной цивилизации, о необходимости перевоспитания русского дворянства. Не все из этих мыслей он разделял, о чем свидетельствуют его письма родным. Однако продолжим далее рассматривать вопросы III отделения и ответы на них Аксакова .

«4. В другом письме от 15-го февраля родитель Ваш, упоминая, что Вы сообщаете ему о предположениях по службе, сожалеет, что пишете об этом с почтой, тогда как у Вас много оказий, присовокупляя: всего бы лучше вовсе не писать. Объясните с тою же откровенностью обо всем, что Вы писали насчет предположений по службе .

4. Поводом к этому письму моего отца послужило другое письмо мое, в котором я писал, что отказался от предложенного мне места начальника отделения, прибавляя, что отказался бы даже и от вице-директорства, потому что цель моя на службе: ездить с поручениями по России и изучать ее во всех отношениях, не только по одному предмету возлагаемого на меня поручения. … (с. 503)

5. Почему Вы дозволили себе помещать в Ваших письмах известие о заключении камер-юнкера Самарина в крепость и почему принимали в нем участие?» .

Здесь отметим, что по жалобе А. А. Суворова (1804–1882), остзейского генерал-губернатора (1848–1861), недовольного антинемецкой направленностью «Писем из Риги», их автор Ю. Ф. Самарин был арестован и заключен в Петропавловскую крепость, где находился до 17 марта 1849 г. Эти письма, содержавшие критику политики русского правительства в Прибалтийском крае, читались автором в Москве и Петербурге осенью 1848 г. Продолжим дальше рассматривать вопросы и аксаковские ответы .

«5. Я не понимаю, почему я в письме не мог упомянуть о заключении камер-юнкера Самарина в крепость, когда это было известно всему городу и все об этом говорили. … Участие в Самарине я принимал потому, что знаю его уже лет 7 как умного, образованного, честного, даровитого человека, с твердым характером, с добросовестною душою, всем сердцем преданного России .

6. Из ответов родителя и брата Вашего Константина на письма Ваши о Самарине видно, что они вполне разделяют негодование Самарина против немцев в России; а родитель Ваш в письме о маскараде, данном в Москве графом Закревским, отдавая русскому платью преимущество пред всеми костюмами, говорит, что московская публика восстает общим бунтом на гр. Закревского, что ругательство над русским платьем в маскараде произвело на общество самое благоприятное действие и что последствия его будут полезны. Если и Вы разделяете мнения Ваших родственников, то подробно объясните Ваш образ мыслей по означенным предметам .

6. Отец и брат писали мне, что разделяют негодование Самарина против немцев в России. Я тоже разделяю это негодование, ибо, как русский, не могу быть равнодушен к положению русских в Остзейском крае. Впрочем, так же, как и мои родственники, не люблю немцев только как касту, действующую в духе презрения к России и ее народу, но в частности уважаю и люблю их, если они хорошие люди. Доказательством этому служит то, что у меня много приятелей немцев. … (с. 504) Я не придаю платью большой важности, но думаю, однако, что если б мы все надели русское платье, то стали бы менее чужды народу и легче было бы нам перевоспитать себя на русский лад. Не говоря уже о том, что русский наряд удобнее и красивее, я просто не понимаю, отчего костюм, принадлежащий чужой народности, со всеми невыгодами и вредным влиянием иностранной моды, носить приличнее, чем наше народное платье?. .

7. Брат Ваш Григорий в одном письме из Симбирска, выхваляя Елачича и называя безумным Франкфуртское собрание1, передает надежду, что Австрия из немецкой превратится в славянскую монархию. Не питаете ли Вы и родственники Ваши славянофильских понятий и в чем они состоят?

7. Брат Григорий называет в одном из писем своих Франкфуртское собрание безумным… Я думаю, в этом и спрашивающие меня не сомневаются. – Он выхваляет Елачича… Разве он не был достоин похвалы? Это признал и государь император, наградивший его орденом2. – Что касается до мнения его, что Австрия из немецкой превратится в славянскую монарФранкфуртский сейм, или Франкфуртское национальное собрание, был открыт 18 мая 1848 г. во Франкфурте-на-Майне с целью подготовки объединения немецких земель. За время работы сейма в 1848–1849 гг. эта задача не была достигнута. Славянские национальные деятели (Палацкий и др.) были обеспокоены усилением германизации .

Елачич Йосип (1801–1859) – бан Хорватии, с 1848 г. – генерал австрийской армии и главнокомандующий войсками Хорватии. Выступал за автономию Хорватии и Славонии, за политическое объединение южных славян на основе языковой общности. Мысль об объединении южных славян импонировала славянофилам. 11 сентября 1848 г. руководимые им войска вторглись в пределы Венгрии. Позже был награжден орденом за участие в подавлении революции в Венгрии .

хию, то я также думал это, ибо немецкие элементы ее подгнили, и она давно бы рухнулась, если бы не поддержали ее славяне. Поэтому и можно было предполагать, что Австрия сделает volte face поворот (франц.) и обратится в славянскую империю. … Что касается до моих славянофильских идей, то ни я, ни родственники мои не славянофилы в том смысле, в каком предложен этот вопрос. В панславизм мы не верим и считаем его невозможным, во 1-х, потому, что для этого необходимо было бы (с. 505) единоверие славянских племен, а католицизм Богемии и Польши составляет элемент враждебный, чуждый, не смесимый с элементом православия прочих славян; во 2-х, все отдельные элементы славянских народностей могли бы раствориться и слиться в целое только в другом, крепчайшем, цельном, могучем элементе, т.е. в русском; в 3-х, бльшая часть славянских племен уже заражена влиянием пустого западного либерализма, который противен духу русского народа и никогда к нему привиться не может. Признаюсь, меня гораздо более всех славян занимает Русь, а брата моего Константина даже упрекают в совершеннейшем равнодушии ко всем славянам, кроме России, и то даже не всей, а собственно Великороссии .

В этом месте Николай I оставил на полях свой последний комментарий к ответам Аксакова: «И дельно, потому что все прочее мечта; один бог может определить, что готовится в дальнем будущем, но ежели бы стечения обстоятельств и привели к этому соединению, то оно будет на гибель России» .

8. Еще родитель Ваш в письме от 8 марта пишет к Вам: «Жизнь в Москве сделалась для меня еще несноснее, и обстоятельства требуют неукоснительного бегства; и предметы общих разговоров, устремление общих интересов, непосредственно разделяемых всеми, имеющих еще усилиться в будущем, выводят меня из терпения. Весьма затруднительно и не безвредно для меня и будет странно, а как бы хорошо уехать нам с Константином в Абрамцево». В чем состоит тягостное .

8. Это письмо моего отца касается чисто семейных дел: расстройства финансов, болезни дочерей, а также и скуки, наводимой на него московскою жизнью. … Пустота ежедневных общих интересов и разговоров нагоняет на него, при невозможности заниматься службою, такую сильную скуку, что о часто уходит в другую комнату, не дожидаясь отъезда гостей .

9. Между книгами Вашими оказались сочинения Штейна о социализме и коммунизме1 и стихотворения Мицкевича. Где и у кого приобрели Вы Речь идет о Штейне Лоренце (1815–1890), немецком юристе, экономисте и его книгах «Der Sozialismus und Kommunismus des heutigen Frankreichs» («Социализм и коммунизм современной Франции»), 1842 г.;

«Die sozialistischen und kommunistischen Bewegungen seit der drittenfranzsischen Revolution» («Социалистические и коммунистические движения со времен Третьей Французской революции»), 1848 г .

эти книги, не питаете ли Вы мыслей коммунистических и вообще противных образу нашего правления, и если питаете, то объясните со всею искренностью, каким путем Вы приведены к этому?

9. Найденные у меня книги куплены в Москве несколько лет тому назад, но когда именно и в каком магазине, не помню. Приобрел же я их из (с. 506) любознательности. Мицкевича купил потому, что сам занимаюсь поэзией и пишу стихи1. Коммунистических идей не разделяю. Свои мысли я изложил уже в 3-м пункте и думаю, что в них нет ничего «противного образу нашего правления» .

10. У Вас еще оказались стихи Вашего сочинения, писанные к кн .

Оболенскому в 1843 г.2, в которых Вы с насмешкою отзываетесь о гражданской службе и Сенате, о наградах чинами и крестами. Не распространяли ли Вы этих стихов и мыслей, в них заключающихся, и для чего сохраняли этот листок?

10. Послание к кн. Оболенскому, товарищу по Училищу и сослуживцу, писано мною в начале 1843 г., когда мне было 19 лет. Оно заключает в себе юношеское разочарование в службе, ибо формализм судебного делопроизводства сильно охладил мою пылкую ревность к общеполезной деятельности. Мне тогда страшно было вообразить, что, прослужа лет 40 в этой атмосфере, я могу совершенно подчиниться влиянию служебного формализма, сделаться чиновником, который думает только об очистке бумаг, о получении за это наград, смотрит на людей отвлеченно, не понимая ничего, кроме своих дел, и постепенно заглушает в себе живого человека, желавшего некогда только блага и пользы!.. Со временем я переменил мысли и думаю, что можно остаться чиновником и сохранить в себе человека. Листок этот сберегся случайно; впрочем, я и не видел надобности его истреблять .

11. Объясните, какую главную мысль предполагаете Вы выразить в поэме Вашей «Бродяга» и почему избрали беглого человека предметом сочинения?

11. Оттого, что образ его показался мне весьма поэтичным; оттого, что это одно из явлений нашей народной жизни; оттого, что бродяга, гуляя по всей России, как дома, дает мне возможность сделать стихотворное описание русской природы и русского быта в разных видах; оттого, наконец, что этот тип мне как служившему столько лет по уголовной части хорошо знаком. Крестьянин, отправляющийся бродить вследствие какого-то безотчетного влечения по всему широкому пространству (с. 507) русского В письме родным 17 сентября 1846 г. И. С. Аксаков пишет: «Я теперь занимаюсь польским языком, и мне нужно бы иметь Мицкевича…» (с. 310) .

Стихотворение «Итак, в суде верховом – виноват!», написанное в форме послания к Д. А. Оболенскому, см.: Аксаков И. С. Стихотворения и поэмы. Л., 1960. С. 42–43 .

царства (где есть где разгуляться!), потом наскучивший этим и добровольно являющийся в суд – вот герой моей поэмы. Написана только 1-ая часть, которая сама за себя может дать объяснение .

12. Не имеете ли еще чего присовокупить к пояснению предложенного в предыдущих вопросах?

12. Кажется, ничего больше присовокупить не имею, кроме того, что, во 1-х, я до сих пор не знаю, зачем я арестован и в чем меня обвиняют или подозревают; во 2-х, что все предыдущее изложено мною по долгу совести, без малейшей утайки; в 3-х, что я чувствую себя совершенно чистым пред богом, Россиею и государем и вполне надеюсь на милость божию и на правосудие правительства». (с. 508) Можно ли ответы Аксакова считать изложением его истинных взглядов? Как вы помните, сам он утверждал, что все «изложено по долгу совести без малейшей утайки». Однако, некоторые исследователи подвергают сомнению истинность взглядов Аксакова1. На «изворотливый»

тон Аксаковских ответов указывал в свое время и П. В. Анненков2. Тем не менее, объяснения Аксакова были признаны достаточными. Царь дал письменное распоряжение А. Ф. Орлову в отношении Аксакова: «Призови, прочти, вразуми, отпусти» (под «прочти» подразумевались заметки царя на полях)3 .

22 марта 1849 г. И. С. Аксаков пишет к родным: «Я сейчас от графа Орлова и он объявил мне решение государя. Слава богу, все кончилось как нельзя лучше! Государь поступил со мной так великодушно, что я просто был тронут – и, конечно, не забуду этого! – Завтра Попов4 едет в Москву, поэтому он передаст вам обо мне живые известия»5. Через день, 24 марта, в очередном письме к родным он пишет: «Вчера я делал визиты лицам, принявшим во мне искреннее участие. Надеждин6, ужасно струсивший, дал через Карташевских7 знать Кавелину8, а тот ездил к гр. Орлову и приСм.: Пыпин А. Н. Из истории панславизма // «Вестник Европы». 1893. № 9. С. 283 .

Анненков П. В. Литературные воспоминания. М., 1960. С. 543 .

РГИА. Ф. 1093. Оп. 1. № 379. Л. 8; Порох В. И. И. С. Аксаков и царизм (конец 40 – начало 60-х годов) // Освободительное движение в России. Вып. 13. Саратов, 1989. С. 52 .

Попов Александр Николаевич (1821–1877), славянофил, в 1839 году окончил юридический факультет Московского университета, в 1842 году защитил магистерскую диссертацию «Русская правда» в отношении к уголовному праву», впоследствии занимался историческими исследованиями .

Аксаков И. С. Письма к родным. 1844–1849. М., 1988. С. 483 .

Надеждин Николай Иванович (1804–1856) – литературный критик, эстетик. В 1842 г. переехал в Петербург, поступив на службу в МВД, с 1843 г. редактировал «Журнал министерства внутренних дел» .

В это время в Петербурге жила семья Карташевских; Карташевская Надежда Тимофеевна – родная сестра С. Т. Аксакова .

Кавелин Александр Александрович (1793–1850) – генерал-адъютант, с 1834 по 1841 г. – воспитатель наследника Александра Николаевича, с 1842 по 1846 г. – генерал-губернатор Петербурга .

слал Княжевича1 к Л. В. Дубельту2. Я был у них обоих. … Сейчас был у гр. Орлова – благодарить его за его доброе обхождение и участие»3. Таким образом, на благополучный исход этой истории оказали влияние придворные связи А. А. Кавелина, который ездил к А. Ф. Орлову .

Вспоминая эту историю спустя почти десять лет, Аксаков так писал о государе: «Со мною лично он поступил очень благородно, т. е., в силу своей системы с вопиющею беззаконностью арестовав меня через III (т. е .

жандармское) отделение, сам занялся рассмотрением моих письменных ответов на предложенные мне вопросы, сам написал некоторые замечания, возражения и опровержения моих мнений, и, отсылая всю эту тетрадь к графу Орлову, написал ему четыре слова, не лишенные парадной красивости: «Призови, прочти, вразуми и отпусти». Я был выпущен с великим почетом, но его система преследовала меня до самой его кончины, т. е. созданные им жандармы тяготели на мне надзором, доносами и т. д.»4. Действительно, благосклонность царя по отношению к арестованным Ю. Ф .

Самарину и И. С. Аксакову вызвала недовольство А. А. Закревского, который высказывал его вслух5 .

И. С. Аксаков переслал родным свои ответы на вопросы III отделения. С. Т. Аксаков 11 апреля 1849 г. отвечал с оказией сыну: «Присланная тобою бумага с Поповым написана смело и славно. Ее читали немногие и все восхищались ею. Мои собственные замечания я скажу тебе при свидании. По-видимому, она должна была понравиться, но в ней слышен тон, который никогда не бывает приятен...»6. В другом письме от 25 апреля 1849 года С. Т. Аксаков заметил: «...вы с Самариным ничего хорошего ждать не можете и не должны»7. Это было очень верное замечание, ведь с той поры и до 1857 г. И. С. Аксаков находился под негласным надзором полиции .

Княжевич Александр Максимович (1792–1872), друг С. Т. Аксакова, учившийся вместе с ним в Казанском университете. С 1844 г. директор департамента государственного казначейства, впоследствии министр финансов (1858–1862) .

Дубельт Леонтий Васильевич (1792–1862) – генерал, начальник корпуса жандармов и управляющий III отделением в 1831–1855 гг .

Аксаков И. С. Письма к родным. 1844–1849. М., 1988. С. 483 .

Письмо к Н. С. Соханской от 9 сентября 1958 г. // Русское обозрение. 1897. № 2. С. 594 .

См. письмо Ю. Ф. Самарина к А. О. Смирновой от апреля 1849 г. // Самарин Ю. Ф. Соч.: В 12 т. М., 1886–1900. Т. 12. С. 385 .

Иван Сергеевич Аксаков в его письмах. Т. 1–4. М., 1888. Т. 2. С. 157 .

Там же. С. 142 .

–  –  –

В 1991 г. В. Н. Греков впервые в журнале «Человек», на основе архивных материалов находящихся в фонде Российского государственного архива литературы и искусства3, опубликовал статью И. С. Аксакова «О служебной деятельности в России (письмо к чиновнику)»4. Данную статью-письмо, по нашему мнению, можно квалифицировать в качестве, если не первого, то одного из самых ранних опытов славянофильской публицистики И. Аксакова .

Спустя 22 года А. П. Дмитриев публикует эту же статью, использовав два других автографа статьи И. Аксакова (черновой и беловой) и три списка (копии), сделанные с белового автографа, сохранившихся в рукописном отделе Института русской литературы РАН5, вместе с впервые увидевшим свет ответом К. С. Аксакова6.

При этом публикатор замечает:

«Оказалось, что данное первоначально заглавие “О служебной деятельности в России” в беловом автографе (и, соответственно, во всех копиях) звучит усеченно – “О служебной деятельности”, и здесь же карандашом Аксаковым приписан дополнительный вариант названия: “Как ни кинь, так клин” (но не исключено, что это эпиграф)». И продолжает: «Сопоставление опубликованной в 1991 г. версии статьи И. Аксакова “О служебной деятельности” (по рукописи из РГАЛИ) с автографами, хранящимися в РО ИРЛИ, однозначно свидетельствует, что в московском архиве содержится не окончательный вариант статьи, а крайне неисправная ее копия с многоДмитриев А .

П. Первоначальный вариант статьи И. С. Аксакова «О служебной деятельности (письмо к чиновнику)» и «ответ» на нее К. С. Аксакова [Вступит. заметка, с. 130–133; И. С. Аксаков. О служебной деятельности [в России] (Письмо к чиновнику), с. 133–138; К. С. Аксаков. Ответ, с. 138–141] // Аксаковские чтения: (материалы ХIV Международных Аксаковских чтений. Уфа, 26–27 сентября 2013 г.) / отв. ред.: д.ф.н., проф. В. В. Борисова; Башк. гос. пед. ун-т им. М. Акмуллы. Уфа, 2013. С. 134 .

Там же. С. 140–141 .

РГАЛИ. Ф. 72. Оп. 1. № 12 .

Человек. 1991. № 3. С. 70–72. Впоследствии публикатор переиздал эту статью в книге: Аксаков И. С .

Отчего так нелегко живется в России? М.: РОССПЭН, 2002. С. 25–30, 913 .

ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 44, 45 .

Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 130–141 .

численными, явно случайными заменами и пропусками отдельных слов и целых фраз, подчас совершенно обессмысливающими текст…»1 .

Статью И. Аксаков подписал 10-м апреля 1849 г., а уже на следующий день он сообщал о ней родным в Москву: «Я написал маленькую статейку в виде письма, или наоборот, это письмо в 5 листов. Если найду случай доставить вам это письмо прежде моего отъезда из Петербурга, то доставлю. В нем нет ничего положительного, а только вопросы и недоумения, без разрешения»2. Из письма видно, что Иван, опасаясь перлюстрации, не решался отправлять статью по почте и, надеясь на оказию, хотел передать его в Москву с кем-либо из знакомых .

«Ответ» К. Аксакова датирован 15 мая 1849 г.3. В это время Иван находился в Москве. Об этом свидетельствует его письмо А. О. Смирновой, датированное 16 мая, в котором Иван, в частности, одной строчкой упоминает и о своей статье: «Между прочим, к жарким прениям подала повод моя статья, которую вы знаете. … Я застал всех своих еще в Москве»4 .

Приступая к изложению обеих статей, важно отметить, что Иван в написанной им статье выступает по его собственному же определению, как «человек сомнения»5 и, одновременно, как «плохой теоретик»6, мучающийся проблемой приложения на практике славянофильских идей: «…в душе моей возникает целый рой сомнений, недоумений и вопросов, которые мне хочется высказать Вам, и именно Вам, как Чиновнику»7. Во вступительной заметке А. П. Дмитриев утверждает: «По нашему убеждению, обращено “Письмо к чиновнику”, безусловно, к Ю. Ф. Самарину, поскольку в статье упомянуты в качестве его приятелей Ханыков (Яков Владимирович, служивший с ним в Риге), Хомяков и К. Аксаков. Все трое действительно были ближайшими друзьями Самарина и в тот период его основными корреспондентами»8 .

Далее Иван противопоставляет себя, как чиновника, служащего в Министерстве внутренних дел, и, как человека сомневающегося, – старшему брату: «Брат Константин, который первый так смело и явно выдвинул вперед это направление9, который хранит его во всей строгой и отвлеченной чистоте, вопреки текущей современной жизни, и ни разу не устуДмитриев А. П. Указ. соч. С. 132 .

Аксаков И. С. Письма к родным, 1844–1849. М.: Наука, 1988. С. 490 .

«Ответ» К. Аксакова воспроизведен А. П. Дмитриевым по автографу: РО ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 7. № 14. Л. 2–

6. В этой же единице хранения находятся и две копии (л. 7–16) .

Подр. см.: И. С. Аксаков и А. О. Смирнова. Письма И. С. Аксакова 1845–1880 // Русский архив. 1895. №

12. С. 429–433 .

См.: Майков Л. Письма С. Т., К. С. и И. С. Аксаковых: Предисловие // Русское обозрение. 1894. Т. 28, № 8. С. 454 .

Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 133 .

Там же .

Там же. С. 131 .

То есть славянофильство, или, как о нем пишет в начале своей статьи Иван, «целое систематическое направление мыслей в пользу возрождения русской народности». См.: Там же .

пив ей, – брат мой, быть может, и не затруднился бы ответом. Он желал бы увидать вновь Боярскую Думу и пр. и пр. Он предложил бы такие меры, для которых, по моему мнению, действительность еще не наступила»1 .

Затем Иван обращается к попытке раскрыть «общий характер отношений всякой администрации к жизни»: «Служебная деятельность в России лишена всякой жизненной почвы. Она есть высшее выражение формализма; к какой стороне жизни ни прикоснется она, – все формулирует и, следовательно, все мертвит, ибо все живое боится формы и убегает ее. Оттого-то столько неискренности, столько холода в хлопотливом движении всей Государственной машины! – Это стремление к формулированию есть необходимое условие жизни всякой Правительственной администрации уже по самому существу ее. В этом все ее зло и все ее значение! Как бы Вы ни приурочивали формулу к живому быту, – она никогда не будет способна обнять всю жизнь, никогда не будет иметь нужную для него эластичность, такую, которая бы, вместе с жизнью, растягивалась, сокращалась и видоизменялась. Как скоро же этого нет, то, повторяю, она сделается мертвою и тягостною формою»2. Здесь необходимо сказать, что к этому времени И. Аксаков прослужил на различных должностях уже около семи лет и обладал определенным опытом, чтобы делать выстраданные им обобщения .

Ниже он говорит о проблеме отрыва образованного общества от народа: «Мы совершенно оторваны от живой жизни народа, мы утратили сокровище народного инстинкта и, как бы ни старались восполнять этот недостаток изучением, – все же мы будем лишены творчества, которое дается только цельностью жизни. Мы будем всегда в положении иностранца, изучающего русской язык. Он может знать его, по-видимому, очень хорошо, но всегда будет говорить и писать слишком правильно; никогда не быть ему свободным хозяином в языке, хозяином, который что бы ни делал в своем доме, всегда, так сказать, в своем праве»3 .

И в этом месте И. Аксаков подходит к важнейшему вопросу своего изложения: «Посредством разных изучений мы наконец открыли в жизни народа некоторые начала, ухватившись за них, и хотим сделать их целью нашей практической деятельности. Но начала эти тогда хороши, когда, так сказать, не сознаны и не формулированы. Да и способны ли они формулироваться?»4. И сам пытается дать ответ: «Все, что свободно вырастает из почвы, то принимает свободный, ему свойственный вид, но начните устраивать, и как вашему устроению непременно нужна форма, то придуманная Вами форма, хотя бы Вы и старались сделать ее похожею на естественную, – никогда ее не заменит»5 .

Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 133–134 .

Там же. С. 134 .

Там же .

Там же .

Там же .

Итак, возможно ли создать естественную форму? Или это в принципе невозможно? То есть всякая осознанная, сформулированная форма – субъективна и искусственна, не органична, не естественна, не жизненна!

Если применить эту ситуацию к праву, юриспруденции: может ли искусственное или позитивное право быть идентичным праву естественному или органическому? И тут же грустное обобщение автора: «Путешествуя по России, я часто с грустью замечал, что самые благие по началам своим меры Правительства остаются без исполнения»1 .

Таким образом, «сверху» народ облагодетельствовать не получается, да, оказывается, и сам народ уже не тот: «Грустно сознаться, а мне кажется, что вообще в народ наш уже внесено разрушающее начало. Я не выдаю это за несомненный, положительный факт, но, сколько я мог заметить, толкаясь между народом и странствуя по разным губерниям, гражданственность, внесенная Петром, уже много обхватила народ и подорвала силу жизни. Народ уже развращен; само собою разумеется, что я говорю здесь не о том разврате, который существовал и существует в нем независимо от Петра и западного влияния. Вспомните, что целые губернии приходят на заработки в Москву и в Петербург и, возвращаясь домой, приносят с собой гибельные начала. И потому я думаю, что если б устроилась в Москве Боярская Дума и т. п., – это вышло бы весьма искусственно и не привилось бы к жизни.

Человеку, испорченному анализом, нельзя сказать:

будь прост и целен; самая простота в нем искусственная»2 .

Затем Иван критически обращается к Константину, к его взглядам в авторитет народа: «Мне кажется, он слишком безусловно верит в авторитет народа. Я готов был бы признать этот авторитет, но для того необходима оценка народных явлений, которой именно нам недостает. Между тем, в народных явлениях есть такие, которые, несмотря на свою давность, внесены были искусственно и вошли в жизнь, насиловав ее; такие, которые произошли от влияния татарского и польского; такие, которые, хотя и народны, однако ложны и противны Христианству; такие, наконец, которые отжили свое время. Эта оценка трудна и едва ли возможна вполне»3 .

В этом месте Иван выделяет, как он именует, «оселок единственный», «о который можно пробовать законность явлений народного быта .

Что совместимо с Христианством, то хорошо и должно быть народно, что нет – то ложно, хотя и народно»4. Выходит, что принцип религиозный, в данном случае – христианско-православный ставится выше принципа народного. И далее рассматривает соотношение этих принципов на примере общинного начала: «Общинное начало, принцип единогласия, существовавшие у нас, вероятно, еще во времена язычества, – к счастию, не Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 134 .

Там же. С. 135 .

Там же. С. 136 .

Там же .

противоречат Христианству, но многие стороны его быта – явно противны учению религии». А с другой стороны, отмечает Иван: «…многие считают Православие почти тождественным с нашим народным бытом»1 .

Вновь Иван обращается к Константину: «Брат мой Константин любит, сам того не зная, может быть, не старую и не современную Русь, а Русь идеальную». И продолжает, поддерживая брата: «Что и говорить, я считаю русской народ лучшею почвою для возращения семени, Христом брошенного, но – грешны мы, грешен и народ! Поэтому как мы, так и народ должны возродиться не то что к прежним началам (ибо многие из них противны учению Христа), – а к новой жизни. Наше стремление к народности должно быть стремлением к бытовому, жизненному Христианству, и любовь к народным явлениям должна проходить через Христианскую оценку…»2 И снова Иван продолжает свой заочный спор с братом: «Но Христианство вводится в жизнь личным усовершенствованием каждого, возразите Вы. Согласен. Однако, пока Вы будете заняты личным усовершенствованием (которое до сих пор находило себе место только в монастырях и пустынях), зло, лежащее в быте, готово усилиться и, искажая быт, делает совершенствование более затруднительным»3 .

Завершает статью Иван на вопрошающей ноте сомнения: «Но, скажете Вы, я все же не решил вопроса, от которого отправился с самого начала. Предстоит ли нам одно смиренное изучение России, воспитание юношества, личное перевоспитание, проповедь, а в службе одна отрицательная деятельность? … Как же быть? Мудрено служить без веры в администрацию!»4. Кстати, заметим, что после написания этого письмастатьи Иван прослужил еще два года .

Теперь перейдем к «Ответу» К. С. Аксакова, который начинается с теоретического рассмотрения проблем практики и практического приложения к делу: «…прежде всего надо поближе определить понятие о практицизме и практическом приложении… … Заметь прежде всего то, что, принявши от Запада и материальное и духовное, мы приняли от него и разные рубрики и отгородки понятий и, стараясь воскресить русскую мысль в их тесных пределах, путаемся ужасно. Там односторонности эти, как практицизм и теория, спиритуализм и натурализм, идеальность и материальность и т. п., суть их исторические нравственные болезни, которые, слава Богу, у нас прививные и от которых излечает нас возвращение к нашей родной русской жизни. … Разве жизнь – практика? Разве она есть приложение? Разве душа прилагается к телу или мысль к слову? – Итак, прежде всего, кажется, ложен, невидно для тебя самого, твой, на рубриках Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 136 .

Там же .

Там же. С. 137 .

Там же .

основанный взгляд. – Странное дело: этот именно взгляд кажется ясным, легким и легко решающим, но, разъемля всё на противуположности, он-то ничего и не решает»1 .

Далее Константин дает решение на вопрос о совершенстве и об оценке народных явлений: «Народ не может быть совершенным, но может иметь совершенные начала, признаваемые им постоянно за закон. Праведника безгрешного нет на земле, но есть чистый, безгрешный путь, указанный нам Спасителем. На земле нет совершенного Христианина, но Христианство совершенно и истинен один его путь. Вся сила в пути, вся сила в том, что ставит человек себе законом. Когда законом и целью его истина, то всякое отступление от него и противоречие ему есть только грех, ясный самому человеку как грех: закон является ему постоянно и осуждением и исцелением; можно раскаяться, можно вновь прибегнуть под сень, всегда простертую, единого и истинного Православного Христианского Закона»2 .

То есть важен путь в верном, истинном, православно-христианском направлении; на этом пути возможны и отступления (грехи), но, раскаявшись, человек имеет возможность вернуться на истинный путь .

Затем Константин обращает внимание на понятие «ересь», которое кардинально отличается от понятия «грех», и связано с ложью самого пути: «Когда же целью стремления, когда законом не есть истина, то ложное дело, являющееся в таком случае, не есть грех, но есть уже ересь – горькое и тяжкое явление; ибо это не есть ложь случайная поступка, но законная ложь самого пути. – Как может спастись человек, когда то, что признает он за истину, есть ложь, когда закон его неправеден? Здесь соображение с законом есть уже его гибель». И тут же итожит Константин: «Итак, вся сила в том, что человек ставит себе за истину; вся сила в том, праведен ли путь его»3 .

Праведный путь – вот что главное! И, вытекающие отсюда, размышления Константина о праведном, святом пути Руси: «Вот почему я стою за древнюю Русь; вот почему все явления древней народной жизни считаю я истинными. Русь падала на своем пути не раз, не раз была виновата; но никогда не покидала своего пути, никогда не отказывалась от начал. – А путь ее есть путь истинной Православной Веры, а начала ее суть начала той же единой истинной Веры. – Все, что можешь ты встретить худого в древней Руси, все это были грехи, а не ереси (само собою разумеется, что я не говорю здесь о раскольниках собственно; я говорю об общественных, гражданских т. е., явлениях)»4 .

Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 138 .

Там же .

Там же .

Там же .

А с петровских реформ Россия в лице правительства и образованного общества изменила своему праведному пути: «С Петра же Великого Россия в лице Правительства и т. н. образованного общества бросила свой путь самый и взяла путь Западный, на котором неисцелен каждый грех, ибо он согласен с путем, а не противоречит ему». И добавляет: «Народ, слава Богу, хранит свой путь, хотя, соглашусь с тобою, много уже портится и он»1. То есть народ все же еще остается на прежнем, т. е. праведном пути .

И дальше Константин утверждает, что на земле совершенства достичь невозможно, но главное идти по истинному пути: «…надо помнить, что жизнь есть битва, что совершенства на земле нет и быть не может, что мы призваны здесь достигать, а не достигнуть, и что вся сила в том: за что мы стоим и к чему стремимся». И добавляет: «Если уж должна быть ложь на земле, то надо, чтоб она была нарушением, а не исполнением закона»2 .

Ниже Константин переходит к главным выводам: «Из предыдущего ты можешь видеть, что я почитаю высшею, единою истинною нормою Христианство и только то народное считаю истинным, что согласно с Христианством. Но Христианство проникло наш народ, если не во всех явлениях, то решительно и постоянно в стремлении и признании его и в жизни как единой нормы. Таково было и Правительство наше до Петра; теперь таков только один простой народ»3 .

Как же осуществить этот праведный, истинный путь? Вот как на этот вопрос отвечает Константин: «Если бы, как ты говоришь, дана мне была полная возможность действовать, то я ответил бы, что надобно откровенное и мужественное признание истины, в которую веришь, истины Православной Христианской; надобно устранение всех законов, с нею несогласных. В частности я мог бы ошибиться, но, например, я бы немедленно уничтожил бы театр, как центр разврата, я сокрушил бы все наши памятники, как дерзкое проявление гордости человеческой. – Надо, чтобы послышался другой тон; он хранится в истинно русской жизни, угнетаемой обезьянством Западу»4 .

И тут же, Константин формулирует еще одно важное обобщение:

«Жизнь нельзя учить или направлять, надо только устранить препятствия, мешающие ее ходу, противоречащие ей: что именно может сделать наше Правительство, – и жизнь пойдет уже сама собою»5 .

Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 138 .

Там же. С. 140 .

Там же .

Там же .

Там же .

«Таким образом, – резюмирует Константин, – самое важное и благотворное для Русской земли явление в нынешнем Царствовании Николая I вижу я не в учреждении каком-либо, а в сочувствии Государя к русскому, выразившееся с самого начала и еще более теперь. … Если бы Государь спросил меня, может быть, я бы и дал совет, более подробный, как приступить к преобразованию, или, лучше, к возрождению, Руси; цель его была бы постоянно восстановление общей для всего Государства нормы Христианской Православной Веры и, на ней основанной, русской народности»1. И действительно, спустя шесть лет, в 1855 г., К. С. Аксаков подготовит политическую записку «О внутреннем состоянии России», предназначенную уже для нового самодержца Александра II, где впервые в российской истории частный, неслужащий подданный обращался к государю «с изъявлением общих желаний другой политики»2 .

Завершает Константин свой ответ брату следующим образом: «Ты служащий, я не служащий, и каждый из нас должны твердо держаться мысли: никогда не ставить как правило – ложь, никогда не узаконивать – порок. Надо иметь мужество сказать, что, для практицизма, для жизни, для всякого блага, есть один путь, духовный и нравственный»3 .

Итак, подведем итоги .

На наш взгляд, важно обратить внимание, что содержание статьи И. С. Аксакова заметно шире названия: она далеко не только о служебной деятельности. Это становится ясно, если выделить ключевые идеи, высказанные им в статье: служебная деятельность в России лишена всякой жизненной почвы, она есть высшее выражение формализма; мудрено служить без веры в администрацию; положительная служебная деятельность для нас невозможна; мы совершенно оторваны от живой жизни народа, мы утратили сокровище народного инстинкта; что совместимо с христианством, то хорошо и должно быть народно, что нет – то ложно, хотя и народно; наше стремление к народности должно быть стремлением к бытовому, жизненному христианству; любовь к народным явлениям должна проходить через христианскую оценку; брат мой Константин любит, сам того не зная, может быть, не старую и не современную Русь, а Русь идеальную .

Теперь выделим главные положения, высказанные К. С. Аксаковым:

народ не может быть совершенным, но может иметь совершенные начала, признаваемые им постоянно за закон; на земле нет совершенного христианина, но христианство совершенно и истинен один его путь; я почитаю Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 140 .

Впервые записка К. С. Аксакова с «Дополнениями» была опубликована И. С. Аксаковым в его газете «Русь». См: Русь. 9 мая. № 26. С. 11–15; 16 мая. № 27.С. 17–20; 23 мая. № 28. С. 12–14 .

Дмитриев А. П. Указ. соч. С. 140 .

высшею, единою истинною нормою христианство и только то народное считаю истинным, что согласно с христианством; вся сила в пути, вся сила в том, что ставит человек себе законом; постоянно восстановление общей для всего государства нормы христианской православной веры и, на ней основанной, русской народности; с Петра же Великого Россия в лице правительства и т. н. образованного общества бросила свой путь самый и взяла путь западный… Константин – теоретик, идеалист, он живет согласно со своими идеалами, он – в большей степени оптимист. Ему легче – он не служащий, поэтому ему не ведом тот клубок противоречий, с которым приходится постоянно сталкиваться его брату в ходе служебной деятельности. Для Ивана же – человека сомнения и не теоретика – важная жизненная проблема заключается в том, как совместить служебную деятельность с православными началами, как реализовать на практике славянофильские идеалы, и даже – возможно ли это вообще? Несомненно, что по сравнению с братом – он в большей степени пессимист .

Сформулировать начала – это, как говорится, сделать половину дела .

Но довести дело до разумного завершения, т. е. доделать и вторую половину дела, воплотив эти начала в жизни, на практике, в том числе и в служебной деятельности – оказывается практически невозможным… Однако, делать это, несмотря ни на что, необходимо: «совершенства на земле нет и быть не может», но «мы призваны здесь достигать, а не достигнуть…» .

–  –  –

Рассмотрим четыре опубликованные служебные записки Аксакова, посвященные раскольникам и расколу: «Записка о бессарабских раскольниках» (1849), «О расколе и об единоверческой церкви в Ярославской губернии» (1849), «Записка о ярославских раскольниках» (1849), «Краткая записка о странниках или бегунах» (1851)2 .

1. «Записка о бессарабских раскольниках»3. Данная «Записка» была написана в результате служебной поездки Аксакова в Бессарабию. Необходимость командировки была связана с участившимися сношениями заграничных старообрядцев с российскими раскольниками. Создание Белокриницкой иерархии (1846) и открытые претензии на объединение всех старообрядцев поповщинского толка под ее главенством вынудили Российское правительство принять спешные меры к пресечению этих сношений. В такой обстановке в МВД была создана комиссия, по поручению которой Аксаков, предписаниями министра от 19 и 21 октября 1848 г., был командирован в Бессарабию, где под предлогом ревизии сельских хлебных магазинов и еврейских училищ осуществлял секретное поручение по изучению раскола. Перед поездкой Аксаков встречался с чиновником особых поручений при министре внутренних дел Н. И. Надеждиным4 .

Поездке в Бессарабию посвящены 18 писем Аксакова к родным с 31 октября по 27 декабря 1848 г.5. География командировки получила отражение в письмах из Орла, Курска, Харькова, Одессы, Бендер, Кишенева, Скулян, с австрийской границы, из Новоселиц, Сорок и Измаила. Историк Н. В. Варадинов в последнем томе своего труда упоминает о «командировке министерского чиновника» в Бессарабскую область по делам старообрядцев и приводит выдержки из его отчета6 .

В декабрьском письме к родным Аксаков так характеризует свою позицию по проблеме раскола в Бессарабии: «Я не могу сочувствовать гонениям, возбужденным Министерством; а вижу, что они не только не приАксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 876 .

В ходе подготовки были использованы примечания В. Н. Грекова и Н. А. Смирновой в: Аксаков И. С .

Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 987–991 .

Впервые: Русский архив. 1888. Кн. 3. С. 434–451. Перепечатана.: Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 849–863 .

Надеждин Николай Иванович (1804–1856), литературный критик, эстетик, профессор Московского университета. С 1843 г., поступив на службу в МВД, Надеждин редактировал «Журнал министерства внутренних дел», а также занимался делами раскола в России и опубликовал работу «О скопческой ереси» (СПб., 1845) .

Аксаков И. С. Письма к родным: 1844–1849. М., 1988. С. 398–458 .

Варадинов Н. В. История министерства внутренних дел: В 8 т. СПб., 1858–1863. Т. 8. С. 591 .

несли пользы, а, напротив, сделали ужаснейший вред и посеяли непримиримую вражду к православию. Я думаю ограничиться одним собранием сведений, всегда нужных и любопытных, даже для того, чтобы посудить о сделанном вреде, и этим закончу свое поручение»1 .

В записке Аксаков, писал, что невежество полицейских чиновников в вопросах веры делает их совершенно неспособными к надзору за действиями старообрядцев. Он считал необходимым, чтобы губернаторы убедили чиновников, имеющих сношения с раскольниками, «соблюдать должное приличие и не оскорблять их бесполезными и даже опасными насмешками»2 .

Весной 1849 г. Аксаков был направлен в служебную командировку в Ярославскую губернию3, где также имел поручения по делам раскола .

2. «О расколе и об единоверческой церкви в Ярославской губернии». Текст записки датирован 13 июля 1849 г., г. Рыбинск .

3. «Записка о ярославских раскольниках»5. Записка оформлена в виде рапорта министру внутренних дел, графу Л. А. Перовскому, датирована 30 июля 1849 г. и является дополнением к рапорту Аксакова от 13 июля 1849 г .

В одном из писем к родным Аксаков подробно рассуждает о расколе:

«В московском расколе есть еще что-то почтенное, рижский раскол бесстыдно откровенен, а здешний подл в высшей степени; ни один не признается, что он раскольник, все притворяются до такой степени, что иной может ошибиться и почесть их самыми усердными православными... Но такой раскол все же слабее прочих. Притворство есть уже уступка, и мой план – заставить их запутаться в своем собственном двоедушии до такой степени, что раскол для детей их сделается решительно невозможным .

Нет, пусть Россия цельно подвергается испытаниям и искушениям, посланным ей, а раскол – в смысле известного раскола – только погубит ее .

Раскольник в церковь не ходит, а в своей или не имеет возможности быть, или же только развращается в ней. Сорвавшись с якоря православной церкви, раскол стал блуждать так, как заблуждается вообще человеческий ум в делах веры, если он предоставлен самому себе…Раскол, посягнувший на единство церкви, сам по себе не устоит против соблазнов, но, лишившись характера религиозного, он сохранит в себе привычку и вкус отдельного протеста, разрыва с прочею Русью. Впрочем, я говорю про раскол здешний, рижский, отчасти бессарабский. Думаю в скором времени послать министру внутренних дел подробное изложение своего взгляда на Аксаков И.С. Письма к родным: 1844–1849. М., 1988. С. 444 .

Аксаков И. С. Записка «О бессарабских раскольниках» // Русский архив. 1888. № 3. С. 451 .

См.: Дунин А. А. И. С. Аксаков в Ярославле // Русская мысль. 1915. № 8. С. 217–231; Талин В .

И. С. Аксаков как церковный публицист // Русская будущность. СПб., 1916. Приложение. № 9 .

Рукопись «Записки»: ИРЛИ РАН, ф. 3, оп. 1, ед. хр. 47. Впервые: Аксаков И. С. Полн. собр. соч. В 7 т .

Т. 7. М., 1887. С. 848–864. Перепечатана: Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002 .

С. 864–876 .

Впервые: Труды Рязанской ученой археографической комиссии за 1888 г. Рязань, 1889. Вып. 3. С. 80–

84. Перепечатана: Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 877–884 .

положение здешних раскольничьих дел, и буду сильно протестовать против так называемой единоверческой церкви»1 .

Как и ранее в Бессарабии, Аксаков осуждал гонения на старообрядцев в Ярославской губернии со стороны государства, и достаточно прочесть письма родным, сравнить его рапорты и докладные записки министру внутренних дел с официальным изданием2, чтобы стала понятной степень отличия его взглядов от мнений правительства. В Ярославской губернии Аксаков приводит население целого города РомановаБорисоглебска к православной вере, не прибегая к принуждению .

Аксаков детально изучает каждый случай по делу о расколе, стараясь справедливо оценить сложившуюся ситуацию. Иногда мнение Аксакова шло вразрез со взглядами его начальства. «На этой неделе, отправив в хозяйственный департамент огромную ведомость по ревизии топографической съемки городов, в то же время отправил я и министру в собственные руки записку о расколе и о единоверии в здешней губернии и в РомановеБорисоглебске в особенности. … Не знаю, как найдет это все министр .

Записка написана очень резко и противоречит несколько его взглядам о единоверии вообще. Я же против единоверческой церкви – решительно, для здешнего раскола»3. Аксаков считает, что если б попы «действовали всегда так, как предписывает им должность, так раскол в десять раз был бы слабее; а они, напротив, так равнодушны к убеждениям религиозным, что обращают внимание не на качество, а на количество паствы. Я пишу с нынешней почтой борисоглебскому протопопу, говорю ему, что теперь, когда уже мы связали раскольников человеческими узами, необходимо действовать на них постоянно духовным убеждением, увещевать их искренним, жарким словом, чтоб они наложили на себя и духовные узы. Без этого дело человеческой мудрости рушится как раз. Я со своей стороны сделал свое дело, исполнил то, что приходилось на долю правительственной мудрости, но с досадой и грустью вижу, что оно не поддерживается нравственною, духовною, теплою силой. Эта поповская каста требует непременного преобразования. Разумеется, для этих должностей необходимы люди специально образованные, потому что в нашей церкви не простая, отвлеченная вера и не только нравственное учение, но и тысячи обрядов и полудогматов, за которые народ держится крепче, чем за самый догмат, и которые все имеют свою историю и духовную литературу»4 .

4. «Краткая записка о странниках или бегунах»5. Текст записки составлялся в 1851 г.6. Записка представляет собой извлечение из служебного донесения, поданного Аксаковым министру внутренних дел Л. А. ПеАксаков И. С. Письма к родным: 1849–1856. М., 1994. С. 21 .

Собрание постановлений по части раскола. СПб., 1858 .

Аксаков И. С. Письма к родным... С. 32 .

Там же. С. 40 .

Рукописная копия докладной записки находится в ИРЛИ, ф. 3, оп. 1, ед. хр. 73. Впервые: Русский архив .

1866. № 4. С. 627–644. Перепечатана: Аксаков И. С. Полн. собр. соч. В 7 т. Т. 7. М., 1887. С. 834–847. См .

также: Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 885–894 .

См. об этом в письме Аксакова от 8 февраля 1851 г.: Аксаков И. С. Письма к родным: 1849–1856. М.,

1994. С. 199 .

ровскому, выполненного им по поручению министерства об изучении новой раскольничьей секты .

С августа 1850 по февраль 1851 г. Аксаков был включен в комиссию для следствия об оказавшейся шайке воров и грабителей, в которую председателем прислан граф Ю. И. Стенбок-Фермор – чиновник из министерства внутренних дел. Комиссия графа Стенбока обнаружила в 15 верстах от Ярославля в с. Сопелки ранее неизвестную секту бегунов или «странническое согласие»1. «Главный предмет исследований комиссии – новая раскольническая секта. На этом основании г. министр внутренних дел признал нужным назначить меня членом комиссии как человека (так сказано в предписании от 25 июля 1850 г. за № 3456) «хорошо знакомого с сектаторскими делами губернии и возложить на обязанность мою преимущественно производство тех изысканий, кои относятся до раскола». Вместе с сим предписано мне было о всех изысканиях и открытиях доносить его сиятельству в подробности»2 .

Издатель «Русского архива» П. И. Бартенев пишет в примечании к публикации: «Эта краткая записка есть собственно только заключительная статья особого сочинения о странниках или бегунах, которое в свою очередь составляет часть обширной деловой записки (до 600 стр.), составленной И. С. Аксаковым в 1851 году из подлинного дела, которое производилось тогда в Ярославской губернии и которого самому автору пришлось быть участником»3 .

Аксаков неоднократно писал родным о своем расследовании: «В этом деле очень замешено старообрядчество и открывается совершенно новая, оригинальная и опасная секта, о которой до сих пор нигде не упоминается. Граф Стенбок очень хороший человек, но мало знаком с религиозными вопросами, и потому все это время в Ярославле я занимался этим делом, и, вероятно, мне придется принять формальное участие во всем, что относится до раскола. Описание этого нового толка будет, по всей вероятности, поручено мне; по крайней мере, граф Стенбок написал об этом министру»4 .

Сложность проведения следствия состояла в сочетании фактов уголовных преступлений с религиозной деятельностью секты. В августе 1850 г. Аксаков пишет: «Несколько шаек воров, разбойников и конокрадов составляют эту новую секту. В предписании ко мне министра именно сказано, чтоб я обнаружил связь учения раскольничьего с преступлениями и влияние его на народную нравственность. Следовательно, и в комиссии два предмета: гражданские преступления и раскол с его догматической и исторической стороной»5 .

Копию докладной записки Аксакова министру внутренних дел о секте странников в Ярославской губернии см.: ИРЛИ, ф. 3, оп. 1, ед. хр. 73. Частично опубликована («Русский архив». 1866. № 4); исследование о секте странников в Ярославской губернии (донесения и пр.) см.: Там же, ед. хр. 48 .

Аксаков И. С. Письма к родным: 1849–1856. М., 1994. С. 475 .

Русский архив. 1866. № 4. С. 627 .

Аксаков И. С. Письма к родным: 1849–1856. М., 1994. С. 153–154 .

Там же. С. 165 .

В письме от 28 сентября 1850 г. он подробно рассказывает о своих впечатлениях от увиденного в раскольничьем селе1. Настроения Аксакова ярко выражены в письме от 30 октября 1850 г.: «Я убедился, что пропаганда раскола становится все сильнее и сильнее, я убежден, что ей суждено еще долго распространяться. Право, скоро Россия разделится на две половины: православие будет на стороне казны, правительства, неверующего дворянства и отвращающего от веры духовенства, а все прочие обратятся к расколу. Берущие взятку будут православные, дающие взятку – раскольники»2 .

Л. Н. Трефолев считал, что правительственные распоряжения, цель которых клонилась к совершенному и быстрому истреблению раскола, не достигли и половины своей цели: «великая задача осталась неразрешенную». Единственным способом борьбы с расколом, по его мнению, может стать лишь религиозное просвещение: «Все же другие прежде испытанные средства будут недействительными, что между прочим доказывает один недавний опыт с сопелковскими странниками»3 .

Завершая записку о расколе 1851 г., Аксаков предложил следующие меры: «…я должен сознаться, что не вижу никаких мер, которые, при настоящем порядке вещей, могли бы ослабить значение раскола, как протеста, ибо протест подобного рода может быть уничтожен только отнятием повода к протесту. Впрочем, вот некоторые меры, которые, по мнению моему, были бы не бесполезны. 1) Специальное образование священников для мест, зараженных расколом. … 2) …необходимо привести в порядок все имеющиеся в Министерстве раскольнические документы, книги и рукописи, составить из них особую библиотеку и сделать ее доступною всякому желающему заняться этим изучением4. … 3) Позволить печатно всем и каждому, как православному, так и раскольнику, писать и рассуждать о расколе. … Кроме этого, я убежден, что если б позволено было напечатать историю иной раскольнической секты, сектаторы сами бы устыдились общественного о себе мнения, – и в этом одном было бы гораздо больше пользы, чем в ссылке целой сотни сектаторов в Сибирь или Закавказский край, где ссыльные проповедью своею заражают новые места и приготовляют новые рассадники раскола для России»5 .

Благодаря двум командировкам – в Бессарабию и в Ярославскую губернию – И. С. Аксаков стал достаточно крупным специалистом по истории раскола .

Аксаков И. С. Письма к родным... С. 170–172 .

Там же. С. 177 .

Трефолев Л. Странники (Из истории раскола) // Русский архив. 1866. № 4. С. 625 .

Сам Аксаков за время своей ярославской командировки собрал богатую коллекцию старообрядческих рукописей, которые внимательно изучал и использовал в своих записках о расколе. Собранные Аксаковым материалы к изучению старообрядчества см.: ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 109 .

Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 893–894 .

3.5. Переписка с Министерством внутренних дел о поэме «Бродяга»

«Я хочу иметь в службе возможность сохранить под чиновническим мундиром человека честного (в обширном смысле этого слова); хочу иметь начальника, способного понять и уважать это требовние (а потому и обращаюсь к Вам); хочу пользоваться правом говорить правду, без лести, разумеется, но и без резкости и запальчивости (в чем, по совести, не могу не сознавать себя виновным); желаю, наконец, иметь средства существования не по званию помещика»1 .

И. С. Аксаков – графу Л. А. Перовскому, без даты, 1852 или 1853 г .

В опубликованных письмах Аксакова содержится его переписка с министерством внутренних дел о поэме «Бродяга»2 .

12 ноября 1850 года Аксаков получил письмо следующего содержания: «Министерство Внутренних Дел. Особенная Канцелярия. 3 ноября 1850 года, № 5007. Совершенно секретно .

Состоящему при Министерстве Внутренних Дел г. надворному советнику Аксакову. До сведения моего дошло, что Вами написано какое-то стихотворение, под названием «Бродяга», предосудительного содержания, и что Вы позволили себе читать это сочинение при некоторых лицах .

Не давая, по одним слухам, веры такому поступку с Вашей стороны, я тем не менее предлагаю Вам, в личное Ваше ограждение, немедленно по получении сего предписания доставить мне, в собственные руки, означенное сочинение, если оно существует, оставаясь в надежде, что, по ближайшем рассмотрении оного, устранится возведенное на Вас обвинение .

Министр Внутренних Дел граф Перовский» (с. 202) .

Через два дня, 14 ноября, Аксаков из сельца Яковлево Ярославского уезда отправил графу Перовскому свое сочинение в стихах под названием «Бродяга», сопроводив его следующим объяснением: «1) Рукопись моя представляется не только в подлиннике, но в том самом виде, в каком она находилась в III Отделении Собственной Его Величества Канцелярии, где она была рассмотрена и откуда возвращена была мне в конверте, с надписью, в котором я и имею честь ее представить. 2) По поводу этого сочинения в III Отделении предложен мне был вопрос в 11 пункте, на который я тогда же отвечал и, вероятно, удовлетворительно, потому что рукопись моя была возвращена без всякого замечания. 3) Сочинение это еще далеко не окончено; по предположению моему, оно должно состоять из 3 частей, но обе последние части еще не написаны. 4) Я действительно читал «Бродягу» во многих домах в Петербурге, в Москве и в Ярославле, потому что Аксаков И. С. И. С. Аксаков в его письмах: Эпистолярный дневник 1838–1886 гг.: В 3 т. Т. 2. М., 2004 .

С. 215–216. В дальнейшем все ссылки на это издание оформлены в тексте, в круглых скобках .

Автограф: ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 8. Л. 1–19. Впервые: И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. М., 1888. Т. II. Письма 1848–1851 гг. С. 393–402. Также см.: И. С. Аксаков в его письмах: Эпистолярный дневник 1838–1886 гг.: В 3 т. М., 2004. Т. 2. С. 202–216 .

не полагал и не полагаю, чтоб это сочинение было предосудительного содержания» (с. 203) .

Здесь необходимо напомнить, что с 17 по 22 марта 1849 года Аксаков находился в Петербурге в III Отделении под арестом. Вопрос в 11 пункте, предложенный Аксакову, был следующим: «Объясните, какую главную мысль предполагаете Вы выразить в поэме Вашей «Бродяга» и почему избрали беглого человека предметом сочинения?» Аксаков отвечал так: «Оттого, что образ его показался мне весьма поэтичным; оттого, что бродяга, гуляя по всей России, как дома, дает мне возможность сделать стихотворное описание русской природы и русского быта в разных видах;

оттого, наконец, что этот тип мне как служившему столько лет по уголовной части хорошо знаком. Крестьянин, отправляющийся бродить вследствие какого-то безотчетного влечения ко всему широкому пространству русского царства (где есть где разгуляться!), потом наскучивший этим и добровольно являющийся в суд – вот герой моей поэмы»1 .

Спустя два с половиной месяца, 29 января 1851 г., Аксакову из Департамента общих дел МВД по части секретаря был направлен следующий ответ: «Рассмотрев возвращаемое при сем в рукописи стихотворное сочинение Ваше под названием «Бродяга», считаю нужным Вас уведомить, что я, как ожидал и прежде, не нашел в нем ни предосудительных мыслей, ни сомнительного направления по цели. Впрочем, рассматривая этот труд в другом отношении, т.е. как занятие, требующее и времени и даже исключительного интереса, не могу не заметить, что человек, посвятивший себя службе и занятый, подобно Вам, исполнением важного поручения, доверием начальства на него возложенного, едва ли сможет найти, без ущерба для службы, довольно свободного времени для литературных или других посторонних занятий. Посему желательно, чтобы Вы, оставаясь на службе, прекратили авторские труды… Министр Внутренних Дел граф Перовский. Директор Гвоздев»

(с. 203–204) .

5 февраля Аксаков из Ярославля отвечает графу Л. А. Перовскому:

«Не только правом, но и обязанностью своею считаю объяснить Вашему сиятельству, что не служба терпит от моих литературных занятий, а литературные занятия, нравственное и умственное образование мое принесены в жертву службе. Никто никогда не мог и не может упрекнуть меня в лености или в нерадивом исполнении своего долга, потому что к деятельному служению побуждаюсь я ответственностью – не перед начальством моим, – а перед моею собственною совестью. … Предпоследняя глава из «Бродяги» написана была в декабре 1848 г.; последняя через год, в декабре 1849-го, и с тех пор к «Бродяге» не прибавлено ни строчки, хотя с того времени прошло уже почти 14 месяцев…» (с. 204–205) .

12 февраля директор канцелярии графа Л. А. Перовского А. А. Гвоздев пишет Аксакову: «Граф Лев Алексеевич по прочтении письма Вашего от 5 сего февраля изволил приказать мне сообщить Вам, милостивый госуИван Сергеевич Аксаков в его письмах. Т. II. М., 1888. С. 162-163 .

дарь, что его сиятельство находит вообще весь тон этого письма совершенно неприличным. Дозволив себе войти в разбор полученного Вами предписания от министра, Вы отступили от самого основного правила службы – от строгой подчиненности… Весь отзыв Ваш не мог не удивить графа, тем более что в предписании его сиятельства не заключалось для Вас не только какого-либо обвинения, но даже ничего, что могло бы огорчить Вас; к тому же Вы должны были понять, что граф не требовал совершенного прекращения Ваших литературных занятий, а только выражал свои суждения об этом предмете» (с. 205–206) .

19 февраля Аксаков дает ответ А. А. Гвоздеву: «Принимая в соображение, что письмо, подобное письму ко мне Вашего превосходительства от 12-го сего февраля, могло быть писано только с приказания его сиятельства графа Льва Алексеевича, я не иначе могу себе объяснить это письмо как желанием графа, чтоб я оставил службу. Вследствие сего я с нынешней же почтой представил его сиятельству просьбу об отставке» (с. 206–207) .

Вместе с письмом А. А. Гвоздеву Аксаков направляет на имя графа Л. А. Перовского рапорт: «Вследствие неожиданных, весьма важных домашних обстоятельств, лишаясь ныне возможности продолжать долее службу Его Императорского Величества, я имею честь представить при сем Вашему сиятельству просьбу мою на Высочайшее имя об увольнении меня от службы по Министерству Внутренних Дел» (с. 207) .

В этот же день Аксаков написал в письме Н. А. Милютину1: «Другие чиновники играют в карты и ездят на балы, – я же не играю, не танцую, никуда не езжу и не могу дома заняться литературой! … Я всегда был убежден, впрочем, что у нас нельзя иначе служить, как с просьбой об отставке в кармане. … …не укладывается моя натура в формы благонравного петербургского чиновника, влюбленного в формализм, верующего в свою кропотливую, отвлеченную деятельность, гордо игнорирующего живую жизнь и самодовольно признающую администрацию выше жизни!»2 .

22 февраля Аксаков направляет еще одно письмо А. А. Гвоздеву: «С своей же стороны я признаю неудобным дальнейшее пребывание мое в г .

Ярославле по фальшивому положению, в котором уже почти два года нахожусь я относительно здешнего военного губернатора, обязанного иметь за мною секретный полицейский надзор, и по многим другим причинам, уже побудившим меня просить у г. министра чистой отставки» (с .

209) .

27 февраля Ю. Ф. Самарин3 написал из Петербурга письмо Аксакову по поводу его прошения об отставке: «С крайним удивлением и прискорбием узнал я, что Вы подали рапорт об отставке. … Не стану повторять Вам то, что говорят обыкновенно для удержания на службе. Скажу Вам только по совести, что Ваш поступок мне кажется необдуманным, незреМилютин Николай Алексеевич (1818–1872) – впоследствии товарищ министра внутренних дел (1859– 1861), сенатор (1861) .

РГИА. Ф. 869. Оп. 1. № 818. Л. 15, 15 об., 16; Пирожкова Т. Ф. Примечания // И. С. Аксаков. Письма к родным. 1849–1856. М., 1994. С. 552, 553, 554 .

Самарин Юрий Федорович (1819–1876) – славянофил, публицист .

лым. Наконец, по праву давнишней связи с Вами и с Вашим семейством, прошу Вас убедительно позволить мне разорвать Ваш рапорт и прислать Вам клочки в конверте. Попов, Оболенский, Ханыков, брат Ваш1 – все одного мнения со мною» (с. 210–211) .

5 марта Аксаков из Ярославля пишет ответ Ю. Ф. Самарину: «От всей души благодарю Вас за Ваше участие и за совет Ваш, который – мне так хочется верить – вам дать было нелегко. … Я устал душой и телом, болит душа моя от постоянных нравственных тисков, которым я так долго, так добровольно подвергался, которым я просто, с каким-то отчаянным усердием, шел даже навстречу – не ради служебных выгод (я не имею ни жалованья, ни места), но ради воображаемой веры в администрацию, ради страстного желания пользы. … Я решительно не согласен дозволить Вам разорвать мой рапорт… Я не хочу, чтобы отношения ко мне моего начальства походили на общие казенные отношения; я хочу иметь право на откровенное, живое слово. Возьмите все мои бумаги, писанные в продолжение девятилетней разнообразно-деятельной моей службы, возьмите все мои рапорты и записки, писанные в министерство: о расколе и о других предметах – везде слышится искренний, а не официально-лживый язык. По одному делу о расколе мне пришлось писать совершенно против мнения, принятого министерством… Я не признаю за министром права обижаться письмом моим. … А со мною странное совершается: чем более уходит моя молодость, чем дальше в жизнь, чем зрелее становлюсь я, – тем сильнее и сильнее во мне потребность говорить словом правды, тем живее чувствую я в себе возможность неблагоразумных, непрактических, но честных поступков, тем гаже и гаже делается для меня ложь официальности, тем противнее самонадеянная, довольная собою и игнорирующая живую жизнь мания администрации» (с. 211–212) .

9 марта С. Т. Аксаков пишет сыну: «Письмецо твое, милый друг Иван, от 5 марта, с приложением подлинного письма Самарина и копии с твоего ответа, мною вчера получено. … Я не стану ничего говорить с тобой о письме Самарина и твоем ответе: это бесполезное водотолчение, да и ты находишься в таком состоянии духа, что не способен к принятию самой очевидной истины, если она не согласна с твоим настоящим взглядом и пониманием дела. … Смотри, не доведи нас до ужасной крайности:

ожидать можно всего. Крепко тебя обнимаю и благословляю» (с. 213–214) .

Через некоторое время министр удовлетворяет просьбу И. Аксакова:

«Министерство внутренних дел. Департамент общих дел министерства .

Отделение 2. Стол 3. 15 апреля 1851. № 1514 .

Господину надворному советнику Аксакову. Высочайшим приказом по гражданскому ведомству 5-го текущего апреля № 67 Вы, согласно прошению, уволены от службы. О сем департамент общих дел министерства Вас извещает и вместе с тем просит доставить для написания увольнитель

<

Аксаков Григорий Сергеевич (1820–1891) .

ного аттестата один лист гербовой бумаги в 90 копеек серебром. Директор Гвоздев. Начальник отделения Арсеньев»1 .

Между бумагами, относящимися к переписке о «Бродяге», нашлось еще одно письмо Аксакова к графу Л. А. Перовскому. Это письмо без даты и с отметкой: не послано – было, вероятно, написано через год или два после выхода Ивана Сергеевича в отставку. Приведем из него отрывок: «…с одной стороны неуместная запальчивость была причиной моей отставки; с другой – мысль о силе всякой неправды в нашем современном быту, о безуспешности честной с нею борьбы, о совершенном противоречии административного формализма с самобытными началами русской жизни; наконец ряд глубоких оскорблений, происходивших от столкновения служебных обязанностей с нравственными убеждениями, – все это поколебало во мне верование в пользу моего труда, раздражило характер и содействовало выходу моему из министерства. … Я должен был сознаться, что как ни безуспешна кажется борьба с современною неправдою, тем не менее обязан честный человек нести подвиг борьбы до последней крайности; я должен был согласиться, что недостатки административного формализма могут отчасти восполняться личностью самого чиновника в соприкосновениях его с действительностью; что служащему открывается способ приносить пользу обществу уже тем, что, изучая живые стороны народного быта (с которыми ничто не дает столько столкновений, как служба), он может ограждать их самостоятельность – верными объяснениями и ходатайством за них пред административною властью; что наконец, заменяя собою на службе взяточника или бездушного чиновника, он в состоянии сделать частного добра в тысячу раз более, нежели вне службы» (с. 214–215) .

При всем служебном усердии и добросовестности Аксаков был довольно необычным чиновником. Он мечтал об отставке буквально «с самого первого дня вступления своего в службу»2 .

«Служить? иль не служить? да, вот вопрос! // Как сильно он мою тревожит душу!» – вопрос, задаваемый «Будущим чиновником» в юношеской мистерии Аксакова «Жизнь чиновника» (1843), волновал самого автора, постоянно обсуждался в переписке с родными и друзьями во второй половине 1840-х – начале 50-х годов .

Он не был чиновником в общепринятом смысле этого слова: не стремился делать карьеру (дослужился только до надворного советника), не имел иллюзий и честолюбивых мечтаний, простительных в начинающем службу молодом человеке. В первый же год работы в Сенате он в стихотворении «Итак, в суде верховном – виноват!...» насмешливо охаракИ. С. Аксаков. Письма к родным. 1849–1856 / Изд. подгот. Т. Ф. Пирожкова. М., 1994. С. 476 .

Письмо Аксакова к А. О. Смирновой от 9 апреля 1851 года // Русский архив. 1895. № 12. С. 452 .

теризовал эти занятия: «Вкусили мы всю прелесть службы статской, И видим: слишком мало толку в ней, Чтоб ей отдать цвет лучших наших дней» .

Но и в министерстве внутренних дел горячо и добросовестно исполняя свои служебные обязанности, Аксаков видел, как мало пользы приносит его рвение, как результаты расследований предаются забвению и на местах все остается по-прежнему. Иногда служебная деятельность Аксакова шла вразрез с установками министерств. Правительство видело одно средство, чтобы покончить с расколом, – насильственное обращение в православную веру. Посланный в Бессарабию, а затем в Ярославскую губернию с целью изучения раскола Аксаков выступил против гонений на старообрядцев, против вмешательства полиции в дела веры, считая – и настойчиво доказывая в рапортах министру, – что правительство само виновато в живучести этого явления своими притеснениями, от которых преследуемые либо бегут за границу, либо из открытых раскольников становятся скрытыми1 .

Почти девять лет своей жизни Аксаков посвятил службе, потому что в условиях николаевской действительности не видел иной возможности применения собственных сил: «Издание журнала почти невозможно, говорить страшно, писать стихи – не деятельность, а занятие случайное, временное. Сидячий труд, кабинетный, для потомства, как делают немцы, работающие по 20 лет над изысканием смысла каких-нибудь крючков, нам невозможен: нужна более живая, об щественная деятельность. Поэтому-то пугает меня, привыкшего к деятельности служебной, хоть и подлой, при выходе в отставку отсутствие всякой деятельности...»2. Он не бросал службы и по другой немаловажной причине: не желал жить за счет крепостных крестьян .

Но, как мы уже знаем, в феврале 1851 г. Аксаков все-таки сделал решительный шаг – подал рапорт об отставке. Совершенно очевидно, что такой неугомонный человек и неординарный чиновник, вдобавок находившийся после ареста III Отделением под надзором полиции, не мог «вписаться» в ярославское губернское общество, ужиться в городе, который живет сам по себе, а все вопросы и весь волнующийся мир сам по себе. Он навлек на себя недовольство губернатора А. П. Бутурлина, пославшего в министерство внутренних дел донос на сочинителя «предосудительной»

поэмы «Бродяга» .

Таким образом, поставленный перед необходимостью выбора – служба или литературная деятельность, Аксаков выбрал последнее, и отстоял – пусть ценой отставки – свои права, чувство собственного достоинства и Подр. см.: Аксаков И. С. Служебные записки о расколе // Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? М., 2002. С. 849–894 .

Аксаков И. С. Письма к родным. 1844–1849 / Изд. подгот. Т. Ф. Пирожкова. М., 1988. С. 312 .

внутреннюю свободу. Точно так же в 40-е годы Л. А. Перовский предложил В. И. Далю, чиновнику министерства внутренних дел и автору рассказа «Цыганка-воровка», вызвавшего недовольство цензурного комитета, бросить или службу, или литературу. Не имевший средств к жизни В. И .

Даль выбрал службу. Аксаков из двух возможных для него сфер деятельности отдал предпочтение литературе. Министерство лишилось незаурядного чиновника, а русское общество приобрело выдающегося журналиста и публициста .

При всей неожиданности уход в отставку был закономерен: служебные занятия, в которые Аксаков имел обыкновение погружаться с головой, мешали литературному труду осознавшего свое призвание человека. Страдая от пошлости провинциального существования, он заявлял, что ни за какие сокровища не согласен жить в провинции постоянно, считал дни до поездки в Москву. И в 1851 году это желание исполнилось. Тем не менее, служба принесла И. Аксакову и много пользы. Служба сталкивала его с великим множеством людей, помогала понять «чужую натуру». Помимо служебного опыта, Иван Сергеевич обогатился знанием практической жизни, народного быта, постиг систему государственного управления .

P. S. В 1866 г. в письме к Ф. В. Чижову Аксаков вспоминал: «Я был лириком в обер-секретарстве. Тем не менее, после долгой, 15-часовой работы за сенатскими делами, я в награду себе дозволял часик, другой позаняться “поэзией”, и таким образом написал “Бродягу”, который весь сшит из лоскутьев…»1 .

Поэма «Бродяга» впервые была опубликована в «Московском сборнике» за 1852 год (с. 385–427) с указанием: «Отрывки из 1-й части “Бродяги”, очерка в стихах»2 .

Аксаков И. С. Письмо Ф. В. Чижову // Поэзия: Альманах: Вып. 40. М., 1985. С. 122 .

Подр. см.: Аксаков И. С. И слово правды… Уфа, 1986. С. 69–112; Аксаков И. С. У России однаединственная столица… М., 2006. С. 63–94; Московский сборник / Изд. подгот. В. Н. Греков. СПб.:

Наука, 2014. С. 253–281, 635–648, 1025–1053, 1180 (примеч.) .

–  –  –

28 апреля 1862 г. по просьбе ученого-слависта, в будущем академика

В. И. Ламанского И. С. Аксаков напишет автобиографию1:

«Иван Сергеевич Аксаков родился в Оренбургской губернии, Белебеевского уезда в селе Надёжине (Куроедово тож), 1823 года Сентября 26-го .

На 3 году был он привезен в Москву, где воспитывался дома до 1838 года .

В этом году поступил в Императорское Училище Правоведения, где и окончил курс в 1842 г., с чином 9 класса. Определился тогда же на службу в Московский Сенат (в Уголовный Департамент). В конце 1843 года отправился с Сенатором кн. Гагариным на ревизию в Астраханскую губернию, где и оставался около года .

Возвратившись, продолжал службу в Сенате, в звании Секретаря. В Июне 1845 года определился на службу в Калугу в качестве Товарища Председателя Уголовной Палаты. В Апреле 1847 года перешел опять в Московский Сенат, Обер Секретарем. В Сентябре 1848 г. поступил на службу в Министерство Внутренних Дел, и тотчас же был отправлен бывшим Министром Л. А. Перовским в Бессарабию, по некоторым раскольничьим делам. Объездив в течение 3-х месяцев почти всю Бессарабию, возвратился в начале Января 1849 года в Петербург, где представил Министру отчет о своем путешествии, или Записку о расколе в Бессарабии .

В Марте 1849 года, по Высочайшему повелению был арестован и посажен в III Отделение Собственной Его Императорского Величе-ства Канцелярии. Там оставался дней семь или восемь. Причина ареста до сих пор неизвестна, и Аксакову не объявлена. Ему предложены были вопросные пункты: о Славянофильстве, об его политических мнениях и т. д. – Ответы были написаны довольно резко. Император Николай Павлович читал ответы и сделал на полях собственноручно разные замечания и возражения, и потом препроводил эту тетрадь к Графу (ныне Князю) Орлову, надписав сверху: “Призови. Прочти. Вразуми. Отпусти”. После того Аксаков подвергнут был тайному полицейскому надзору, а Министр Перовский командировал его в Апреле 1849 г. для ревизии Городского Управления в Ярославской Губернии и для обсуждения на месте вопросов об единоверии, введению которого противился Ярославский Архиепископ .

С Апреля 1849 г. по Апрель 1851 г. Аксаков находился в Ярославской губернии. В 1840 г.2 ему велено было состоять Членом Комиссии, бывшей под председательством Графа Стенбока, для исследования секты Странников. Это исследование, т. е. – описание учения, догматов и проч .

Впервые: Переписка двух славянофилов. [Двусторонняя переписка И. С. Аксакова и В. И. Ламанского] // Русская мысль. 1917. № 3–4. Отд. II. С. 67–70. Также см.: Аксаков И. С. Стихотворения и поэмы. Л.,

1960. С. 31–34; Аксаков И. С. У России одна-единственная столица… М., 2006. С. 155–157 .

Описка. На самом деле – в 1850 г .

произведено было самим Аксаковым. Вследствие доноса Ярославского Военного Губернатора, Александра Петрови-ча Бутурлина, III Отделению, что Аксаков (с которым он находился в столкновении по службе) читает в Обществе какую-то поэму противозаконного содержания, под названием Бродяга, III Отделение сообщило о том Графу Перовскому, который предписал официально Аксакову представить ему сего “бродягу”;

Аксаков и представил его, как следует, при рапорте. Министр скоро возвратил рукопись, не найдя в ней ничего предосудительного, но в предписании своем сделал Аксакову замечание и объявил, что занятие стихотворством неприлично человеку служащему, облеченному доверием Правительства. Аксаков в ответ написал Министру резкое письмо, вышел в отставку и возвратился к своему отцу в Москву, где и занялся литературой .

В 1852 году он издал Московский Сборник, том I, и готовился уже издать II-ой том, но продолжения издания было запрещено, самая рукопись 2-го тома конфискована при Московском Цензурном Комитете. Состоялось Высочайшее повеление: “Ивана Аксакова, Константина Аксакова, Ивана Киреевского, Алексея Хомякова и Князя Черкасского – обязать подпискою, чтобы все сочинения свои представляли отныне для цензуры не в Московский Цензурный Комитет, а в Главное Управление Цензуры, в Петербурге. Сверх того Ивана Аксакова лишить на будущее время права быть редактором какого бы то ни было издания”. Полицейский надзор был усилен. Аксаков просился в кругосветное путешествие на военном корабле. III Отделение отказало .

Тогда Аксаков принял предложение Русского Географического Общества: описать торговлю на Украинских Ярмарках, – и отправился в конце 1853 года в Малороссию, где и путешествовал до конца 1854 года. Возвратившись в Москву, во время самого разгара войны, Аксаков добровольно вступил в Ополчение, именно в Серпуховскую дружину (в начале 1855 г.), и вместе с дружиною совершил поход до Одессы, а потом в Бессарабию. В Марте 1856 года, при первом извести о мире, он бросил дружину и возвратился в Москву, но в Мае того же года был приглашен Князем Виктором Васильчиковым принять участие в следственной комиссии, назначенной по делу о злоупотреблениях Интендантства во время войны .

Вследствие этого он отправился в Крым, но, не дождавшись конца Комиссии, он в Декабре 1856 года возвратился в Москву. В Марте 1857 г. он представил Географическому Обществу свой статистический труд, и уехал за границу, откуда вернулся в конце того же года .

Он хотел было в 1858 г. взять на себя и продолжать издание газеты Молвы, в которой брат его Константин был деятельным участником, но попытка эта не удалась, вследствие цензурной истории, возбужденной статьею Константина Сергеевича в 34 № Молвы: “Публика и народ” .

В половине 1858 г. Аксаков принял на себя, но неофициально, редакторство журнала Русская беседа, и выдал III и IV томы за этот год. Получив дозволение, после долгих хлопот, издавать газету Парус, он в Январе 1859 года выдал два №№ этой газеты, но на 3 № она была запрещена. Продолжая заниматься редакцией Русской Беседы, Аксаков в этом 1859 г .

издал 6 томов этого журнала. Издатель, А. И. Кошелев, просил Главное Управление Цензуры дозволения передать Аксакову звание официального и ответственного редактора, но Главное Управление нашло это “неудобным” и отказало .

Аксаков в начале 1860 г. уехал за границу и посетил Славянские земли. В конце 1861 г.1 он был уже в Москве, куда привез тело своего старшего брата, умершего на Острове Занте. – Никаким награждениям знаками отличия не подвергался .

Аксаков написал несколько стихотворений, из которых многие были напечатаны в Московском Сборнике 1846 г., 1847 г., 1852 г., в Русской Беседе (1856–1860 г.), и в газете Парус. Большая часть стихотворений осталась ненапечатанною, по особенным обстоятельствам, от автора независевшим .

Более других известна поэма Бродяга, неоконченная и напечатанная в Московском Сборнике 1852 г. и во 2-м № газеты Парус .

В 1858 г. напечатано в Петербурге, Императорским Географическим Обществом, сочинение Аксакова: “Исследование о торговле на Украинских ярмарках” in 4є. Оно удостоено Обществом большой Константиновской медали, а Академиею Наук – половинной премии. В 1857 г. напечатаны в Лондоне, в Полярной звезде (без ведома автора) его “Судебные Сцены, или Присутственный день Уголовной Палаты” .

Аксаков Иван принадлежит к той школе, которой организована была Русская Беседа. Издавая Парус, он имел в виду создать Центральный орган Славянской мысли, что вполне ясно выражено в его объявлении об издании газеты Парус, объявлении, переведенном и напечатанном по Польски, Болгарски, Сербски и Чешски. Больше сказать нечего. Иван Аксаков» .

–  –  –

И. С. Аксаков. «Русские сочинения № 2 .

О возможности русским иметь народную литературу (Разговор)»2 Первой критической попыткой осмысления национального своеобразия русской литературы является публикуемая ниже статья молодого Ивана Аксакова «О возможности русским иметь народную литературу»

(1841?) (автограф хранится в ИРЛИ: Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 68). Она представляет собой по-юношески пылкое обоснование преимуществ русских языка, литературы, философии перед аналогичными явлениями западноевропейской культуры. Написана она была, видимо, в период учебы в Училище правоведения и, судя по содержанию, не позднее 1841 года. (с. 173) … Описка. На самом деле: в конце 1860 г .

См.: Вихрова Н. Н. Ранний критический опыт И. С. Аксакова // Русская литература. 2011. № 2. С. 178–

183. На этих шести страницах размещен текст И. С. Аксакова с постраничными примечаниями .

Хотя рассматриваемая юношеская статья И. Аксакова носила во многом ученический характер, в ней намечен круг важнейших вопросов, связанных с решением проблемы своеобразия русской народности, которая определяла философские и литературно-общественные искания будущих западников и славянофилов. Говоря о «возможности русским иметь народную литературу», молодой автор имел ввиду литературу неподражательную, самобытную, в которой предмет и способ изображения определялись бы русскими национальными особенностями. Русская литература, по мнению Аксакова, в лице лучших своих представителей уже явила миру образцы поэзии, которые не только верно отражают национальный характер, но и по значимости выше европейских. Причем национальную самобытность он видит не только в оригинальных произведениях Пушкина и Гоголя, но даже в переводной поэзии Жуковского .

Таким образом, уже в этой ранней статье И. Аксакова можно выявить его литературно-эстетические приоритеты, отражающие общее движение критической (с. 177) мысли этого времени к самобытности, народности и реализму, а также стремление молодого автора направить свое перо в сторону «положительного» направления, которое впоследствии станет концептуальной идеей его осмысления литературы .

Орфография и пунктуация публикуемого источника приближены к современным, названия произведений заключены в кавычки, зачеркнутые слова – в квадратные скобки, пропуски и сокращения – в угловые, авторские подчеркивания выделены курсивом1 .

* * *

–  –  –

Раз пригласили меня на вечер к одному из моих знакомых. Пришедши к нему, я нашел у него общество довольно многочисленное, но большей частию состоявшее из молодых людей пожилых лет. Я думал найти добрых и простых русских старичков, любящих вспоминать о старине, но как ошибся! Это были люди Екатерининского века, считавшиеся в свое время самыми образованными, принадлежащие к светской молодежи тех лет, молодежи, в воспитание которой непременно входило вольнодумие, либерализм и пустословие. Словом, это были живые [люди] остатки XVIII столетия, пережившие свое время, оставшиеся чуждыми новых мыслей и мнений и удержавшие даже на старости лет прежние понятия, не видя, что произошла перемена, что.. .

Здесь представлено начало и окончание вступительной статьи публикатора юношеской статьи Ивана Аксакова: Вихрова Н. Н. Ранний критический опыт И. С. Аксакова // Русская литература. 2011. № 2 .

С. 173, 177–178. Благодарю Н. Н. Вихрову за присланную электронную версию этой статьи .

Преобразился мир при громах новой славы!1 .

«Jls n’ont rien oubli – ils n’ont rien appris»2, – сказал Наполеон и сколько правды в этих словах!

Известно, что большая часть тогдашней знатной молодежи была воспитана в Париже, и что тогда гнушались всего отечественного, не говоря уже о языке и литературе. Слепцы!

Не так думаем теперь мы, молодое и свежее поколение! Мы поняли и сознали всю силу, все богатство своего родного языка, и не разделяя пристрастных мнений и предрассудков стариков XVIII столетия, смело говорим:

Suum eni qve!3 Но я слишком завлекся, пора приступить к делу. Один из почтенных посетителей стал между прочим нападать на нашу [самобытность] литературу и доказывать ее несамобытность, с ним согласились все прочие. Я не выдержал и вступил с ним в жаркий спор. Постараюсь передать его в немногих словах. (с. 178) N. N. Я, право, не понимаю, чем можем гордиться мы, русские. Посмотрите, может ли литература наша выдержать сравнение с французской и английской. Не говорю уже о народной литературе: во Франции последний крестьянин... да что говорить, как начнет рассуждать наш русский мужик с своим грубым варварским языком и голосом, то со мною делается дрожь (тут последовал целый залп французских восклицаний и острот) .

Я. Позвольте. Я вижу, что вы не понимаете еще русского характера .

Если хотите, я вам объясню его, покажу, что в нем лежат все элементы, необходимые для образования такой литературы, которая может быть гораздо выше и немецкой и.. .

Все. Сделайте милость. Посмотрим!

Я. Разберем русский характер, не в частностях, а вообще. Вы не найдете в нем ни одной крайности, ни одной резкой черты, которая отделяла бы от других, так как, например у французов и прочих. Француз живет больше жизнью эгоистическою, он легок, ветрен, не способен к глубокомысленным исследованиям. Les nouvelles du jour,4 – вот их пища! В немце преобладает элемент философский, и потому метафизика и высшая Из стихотворения А. С. Пушкина «К вельможе» .

«Они ничего не забыли, они ничего не поняли» (или: «Они ничего не забыли и ничему новому не научились») (франц.). Крылатое выражение, которое ошибочно приписывается Наполеону. Слова из письма (1796) французского адмирала де Пана к известному журналисту времен Великой французской революции Малле дю Пану. Адмирал имел в виду роялистов (от французского слова royal – «королевский»). Эти сторонники свергнутой во Франции королевской власти, воспряли духом в период Директории (1794–1799), надеясь на скорую реставрацию монархии. Выражение пережило второе рождение после реставрации Бурбонов на французском престоле (1814–1830) и вошло в историю как иронический комментарий к поведению последних представителей этой династии, вернувшихся на некоторое время к власти .

Каждому свое! (лат.) Новости дня, сплетни (франц.) философия вообще и глубокая поэзия получили у них полное свое развитие. Но зато как смешон для нас, русских, немец в действительной жизни, как мелочен! Англичанин, напротив, живет совершенно в мире действительном, он развил все его отрасли, посмотрите, какое удобство в жизни доставили англичане во всех отношениях. Я не говорю о других свойствах .

Посмотрите на русского. Как смышлен наш простой русский мужичок, как часто то, над чем немец ломает голову, русский сделает гораздо скорее и проще. Француз не способен к философии.. .

N. N. Что вы говорите? А Руссо1, величайший философ?

Я. Величайший софист, хотите вы сказать? К тому же его философия более практическая, а совсем не такая отвлеченная, как у немцев. А каким здравым рассудком, логическим умом наделил господь русского .

Логический ум пролагает [начало] путь к философскому началу, следовательно, русские способны к философии .

N. N. Да где же ваша философия? Укажите нам, где же собственно находится ваша, русская философия?

Я. Не в том дело, чтобы иметь свою философию. Философия, как истина, одна и для всех, но дело вот в чем, что мы скорее французов способны принимать эти истины, усвоять их себе. Глубокомысленные и отвлеченные идеи Канта, Фихте, Гегеля2 не гармонируют с характером французов, между тем, как они нисколько не противоречат свойствам русского народа .

N. N. Что же доказывают ваши слова: что русские не имеют самобытности, что они ни то, ни се, не имеет самостоятельности .

Я. Вы ошибаетесь, извините. Когда мы видим человека с крайностями, мы желаем, чтоб он соединил в себе и прочие достоинства. Что называем мы образованием полным, человеком полным: такое образование, которое соединяет в себе все хорошие стороны человека вообще: таких людей мало. Русский народ соединяет все три хорошие элементы, находящиеся в этих трех народах: разумеется, они еще не успели развиться. В нем такое богатство способностей, что от невольного сознания их происходит чувство собственной силы, беспечность, мощное спокойствие и равнодушие. Он не любит тратить слов по-пустому, не любит хвастаться. Немец сделает какую-нибудь диковинку, и все дивятся, и все кричат; русский сделает то же самое, но никогда не начнет сам про себя рассказывать, не станет хвалить, он скажет вам, что это ничего не значит, что об этом говорить не стоит, так он уверен в своей собственной силе, что для него это нипочем. От того-то происходит такая беспечность. Из всего этого следует, что так как (с. 179)

1. англичане, немцы и прочие имеют свои литературы (я не говорю о литературе народной, принимая это слово в самом тесном значении:

Жан Жак Руссо (1712–1778) – французский философ, писатель, композитор эпохи Просвещения Иммануил Кант (1724–1804), Иоганн Готлиб Фихте (1762–1814), Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770–1831) – представители немецкой классической философии .

народную литературу такого рода имеет каждый народ, какое бы ни было его образование, впрочем я после разовью это) .

2. так как русские имеют в богатом запасе все эти три элемента, то

3. русские могут иметь литературу более богатую, более разнообразную, чем все другие народы .

Доказав теперь, что нет никакого препятствия в этом отношении – иметь русским народную литературу, мы обратимся к другому предмету – к языку; потом рассмотрим собственно литературу нашего народа во всех степенях развития. Боже мой! Какой глубокий характер у нашего народа .

Мы привыкли жить широко, просторно, удобно, видеть и чувствовать все в гигантских размерах, во всех [отношениях] видах сознавать нашу мощь России От Перми до Тавриды, От финских хладных скал до пламенной Колхиды, От потрясенного Кремля До стен недвижного Китая...1 .

Имея такое превосходство перед прочими в умственном образовании мы превосходим и в физическом. На необъятном пространстве нашего государства найдете вы и все степени развития природы, и все степени климатов... все, все соединяет в себе глубокая и мощная душа Русская, все стороны жизни человеческой. Примем в соображение, что это еще все в начале, что до сих пор мы видим большею частию только зародыши, что Россия еще государство юное и свежее, а прочие державы уже в зрелом возрасте. Только одна, одна Россия могла сделать такие гигантские успехи на пути просвещения! Что же будет, когда она разовьется во всей своей полноте и силе? Как низко будут стоять [прочие] в сравнении с нею прочие государства! Что же будет? Страшно подумать!

N. N. О, молодой человек, вы слишком увлекаетесь, по всему видно, что вы патриот, а знаете ли вы, что у образованного человека нет отечества, что он не принадлежит ни к какой нации, что он.. .

Я. Извините, мы теперь живем не в 18 веке. Слово патриот частым и неуместным употреблением получило чрезвычайно пошлое значение .

Так обыкновенно называют человека, пристрастного к своей родине. Мы же отдаем должную справедливость каждому: Suum eni qve!2 Я согласен с вами, что человек образованный теряет, разумеется, свой первоначальный, грубый характер, принимает понятия и мысли, общие всем прочим образованным людям – так, но национальность свою он никогда совершенно не теряет. В литературе тоже два момента, если можно так сказать. Литературу собственно народную имеют все народы; всякий из них имеет свои предания и песни: в этом первоначальном образе литературы резко проявляется характер и дух народа. Как скоро народ начинает образовываться, то литература также принимает большею частию формы, общие образованным Строки из стихотворения А. С. Пушкина «Клеветникам России» .

Каждому свое (лат.) .

нациям: появляются драмы, трагедии, элегии и прочее. На этой ступени литература имеет обыкновенно вид всеобщности, но и тут [она сохраняет] опять в ней проявляется народность, ибо она выражает в родных звуках, выражает то, что никогда на другие языки не может быть передано, что мы часто бессознательно принимаем. Я докажу вам после, что у русских существуют все эти два рода литературы, покажу вам все достоинства народной и – от образования произошедшей, как бы назвать это? Один из немецких ученых называет последнюю литературу национальной, ибо, говорит он, нация предполагает более просвещения, более гражданской организации, нежели слово народ. Представлю вам, что наша литература нисколько (с. 180) не подражательна и имеет такие данные, которые могут ручаться нам, что она будет богаче всех известных до сих пор .

N. N. Вы меня закидываете словами. Я хочу доказать вам, что русские имеют мало средств для образования подобной литературы. Посмотрите, какое очарование производят звуки французского языка, итальянского. Немцы, как вы сами говорите, берут превосходство если не звуками, так по крайней мере глубокими мыслями, содержанием. Признаюсь, в наше время мы мало читали немцев .

Я. Как, что? Вы нападаете на наш язык? О, видно, что воспитание парижское глубоко пустило в вас свои корни. Я вам показал, что русский соединяет в себе все почти элементы глубокого духа человеческого, все три разума, о которых говорит психология: практический, теоретический, эстетический, что отличительная черта его есть всеобщность, облеченная в какое-то мощное, свойственное ему одному спокойствие. Я сказал вам, что отечество наше соединяет на своих просторах почти все роды произведений Европы, все степени климата, природы; теперь я докажу вам, что язык наш вполне соответствует характеру нашему. Язык этот соединяет в себе также почти все звуки, встречающиеся в прочих известных и образовавшихся языках. Оттого-то русским так легко учить языки иностранные. Как он богат, глубок, как легко выражает все оттенки мысли. Французский язык не способен ко всем родам стихосложений, а русский наоборот. Для меня в нем больше гармонии, нежели во французском и в итальянском .

Все. Ах, что вы говорите! Образумьтесь!

Я. Да, господа! Я так думаю, и знаю наперед, что удивлю вас. [Я не люблю ничего.] Посмотрите на французскую музыку и потом на немецкую: какая разница! Сладкие, маленькие звуки французской музыки менее проникают в мою душу, нежели величавые, глубокие тоны симфоний Бетховена, Моцарта. Французский язык звонок. Русский звучен. Да возьмите любые стихи Пушкина: какие полные, круглые звуки! Станем разбирать по буквам, беспристрастно будем видеть превосходство нашего языка. Для моего русского уха русский я перед а, у, о гораздо приятнее, гораздо звучнее, нежели е и тому подобное: наши страдательные причастия и большая часть прилагательных как много придают силы и гармонии в стихах наших поэтов, например Ах, зачем за меч воинственный Я свой посох отдала И тобою, дух таинственный, Очарована была1 .

Какое чудесное сочетание рифм в этих стихах! Заметим еще, что наш язык способен ко всем родам поэзии и прозы: легкой, ученой, драматической, ораторской. Я гораздо больше люблю французские песни и куплеты (в которых они неподражаемы), нежели их чопорные, надутые произведения века Людовика XIV-го, не говорю уже о их трагедиях; их кто станет читать после Шекспира? Французы более гоняются за эффектом и фразами. Немцы, наоборот; тяжелы в так называемых легких произведениях .

«Моцарт и Сальери», «Сцена из Фауста», «Борис Годунов», «Евгений Онегин» явно свидетельствуют, какие высокие произведения имеем мы в этих столь различных родах литературы. Обратимся опять к языку: звуки его можно уподобить полным тонам органа, мы имеем еще ту выгоду перед прочими, что русский язык находится в живой связи с славянским языком и может черпать из него, как из обильного родника, новые слова и усвоивать их себе, между тем французский язык, хотя и произошел от латинского, не может уже им пользоваться. Припомним еще, что русский и немецкий языки суть единственные, на которые Илиада переведена гекзаметрами. (с. 181) N. N. Я с вами согласен, что русский язык и богат, и силен. Но что же из этого? Признайтесь, что наша литература чрезвычайно бедна в сравнении с иностранными. Напрасно стараетесь вы ее возвысить: лучшие произведения суть подражательные, сюжет заимствован большею частию из истории Англии, Франции и прочих, и это очень ясно: наша история чрезвычайно скудна происшествиями. У западных народов было рыцарство, средние века, крестовые походы; какая обильная пища для поэта, романиста, историка! Происшествия тех времен, столь близкие народу, отразились в его песнях: оттого-то у них песен политических гораздо более. А у нас!. .

Я. Все, что вы говорите, имеет вид правдоподобный, но я постараюсь опровергнуть ваши доводы. Неужели только западное может быть хорошее. Характер наших песен резко отличается от песен прочих народов, они совершенно другого рода, нежели у западных народов, но это нисколько не мешает нашим песням быть превосходными. Политических песен мало, это правда, русский народ по врожденному ему миролюбию доверял беспечно своим государям. К тому же тут причиною то свойство нашего народа, что он не любит ни даром тратить слова, ни даром хлопотать и кричать, подобно французам: ему хорошо, чего же более, нужно – так он восстанет и приведет в действие свои силы. Вспомним 12-е года XVII и Несколько измененная цитата из «Орлеанской девы» В. А. Жуковского (действие 4, явление 1) .

XIX-го столетия! Погодите, придет время, когда истинное просвещение осветит лучом своим народ русский и возбудит растительность всех зародышей, таящихся в нем до сих пор. Чувство политического достоинства России проникнет в сердца, быстрым шагом пойдет развитие нашего отечества, и нельзя измерить даже, каково будет со временем его влияние .

Итак, я сказал, что, беспечно доверяя бразды правления своим государям, русский народ стал жить совершенно семейною жизнью, которая во всех свойствах, со всеми своими прелестями отражается в его песнях. Послушайте, какая заунывная грусть в мотивах наших песен, но вместе с тем какая сладкая, отрадная грусть. Любовь главный предмет песен, и хотя в них изображается внутренняя сторона русского духа, также домашняя жизнь, но они нисколько не походят на идиллии, которых, признаюсь, не люблю, но где также изображается семейная жизнь, но в другом роде. Русский чувствует в широких размерах, и потому, какая глубокая нежность, какие сильные чувства видны у него, посмотрите, каковы наши разбойничьи песни, каковы богатырские разгулы, какою широкою кистью изображает он картины природы: сине море, сизую степь, Волгу-матушку, широкое раздолье. Но у нас есть и политические и исторические песни; нет рыцарей, но есть богатыри, есть свои предания, своя мифология: русалки, леший, водяной, домовой. Чтоб доказать вам, какая это обильная пища для таланта, я укажу вам на одно произведение Казака Луганского: «Ночь на распутье»1, где он превосходно [изобразил] представил суеверные понятия нашего народа. Читали ль вы собрание русских старинных песен Кирши Данилова?2 Вероятно, нет; там встретите вы и Владимира – красное солнышко, и Добрыню, и Алешу Поповича, и Илью Муромца. Слишком долго было бы перечислять все красоты наших песен, скажу только, что везде видны грусть, нежность, сильные чувства разгула, сознания силы. История наша еще не имела своего историка, который рассмотрел бы ее с философской точки зрения, – а какие сокровища он нашел бы, может быть, в ней!

Но разве у нас XVI, XVII, XVIII и XIX столетия не обильны происшествиями своего рода? У нас есть то, чего нет ни в какой истории: самозванцы .

Речь идет о произведении В. И. Даля, писавшего под псевдонимом Казак Луганский: Были и небылицы .

Казака Владимира Луганского. В 4 книгах. Спб.: Типография Н. Греча, 1833–1839. Кн. 4: [Ночь на распутье, или Утро вечера мудренее; Старая бывальщина в лицах; Сказка о Георгии храбром и волке; Сказка о нужде, счастии и о правде; Ведьма: Укр. сказка.] Спб.: Тип. 3 отд. Собств. е.и.в. канцелярии, 1839 .

198 с .

Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым («Сборник Кирши Данилова») – рукописный сборник фольклорных поэтических текстов с нотами. В Сборнике представлены былины, духовные стихи, исторические песни, баллады, песни сатирические, юмористические 13–18 вв. Впервые частично (26 текстов из 71 без напевов) опубл. А. Ф. Якубовичем (Древние русские стихотворения, М., 1804). Второе изд. рукописи, приобретенное Н. П. Румянцевым для музея, подготовлено К. Ф. Калайдовичем при помощи А. Ф. Малиновского (Древние российские стихи, собранные Киршей Даниловым. М., 1818). Оно включало 61 («кроме непристойных») песню с заново прочитанным текстом и напевами (без подтекстовки), отредактировано Д. И. Шпревицем (повторено в 1878). Это издание оставалось до 60-х гг .

XIX в. основным источником знаний русского эпоса. Видимо, это издание имеет в виду И. С. Аксаков .

Полный текст Сборника воспроизведен П. Н. Шеффером (СПб., 1901), переиздан в серии «Литературные памятники» (М., 1958, 1977) – без подтекстовки: напевы и тексты – раздельно .

Вы говорите, что большая часть произведений подражательны. Да, было это время, но как не долго оно продолжалось! Теперь разве только одни дамы пренебрегают русским языком и не ведают, какою сокровищницею обладают. Но и (с. 182) это уже выходит из моды. Всякий должен кинуть Ламартина, Гюго1, читая Пушкина, Жуковского, Батюшкова, Козлова. Дело не в количестве, а в качестве, и в произведениях поэзии мы смело можем соперничать не только с англичанами, но и с немцами... У нас мало романов, но не в этом дело. Лажечников, Загоскин, Марлинский2 все-таки занимают первые места и могут служить достаточными образчиками великих успехов русской литературы по этой части. Мы имеем большие выгоды перед прочими народами в том, что нигде нельзя найти такого разнообразия во всех отношениях, как у нас, не нужно ездить в чужие края за впечатлениями. Мы в своем отечестве можем найти и дикую северную природу, и снега, и скалы, и роскошную негу юга, и горы высокие, и синие степи и быстрые потоки, все, все найдете вы на обширном пространстве нашей империи. Есть произведения в литературе, которые по изложению не могут быть причислены к произведениям чисто народным, хотя предмет содержания заимствован из быта народного. Таковы произведения Гоголя .

Сколько чувства и поэзии найдете вы в его «Бульбе». Разумеется, такие произведения не столь доступны и понятны иностранцу, как сочинения Марлинского .

N. N. Послушайте, вы, кажется, хвалите Гоголя. Боже мой! Какой низкий сюжет в его повестях, это оскорбляет истинный вкус .

Я. Нисколько. Он изображает нам жизнь народную, дух народный, а в жизни и духе сколько поэзии. Ubi vita, ibi poetica3. Разумеется, этот дух проявляется в формах грубых, но нисколько не низких, ибо они облагораживаются здесь поэзией и рукою художника. Для вашего вкуса они оскорбительны, для вас, людей односторонних, воспитанных с ложными понятиями, софизмами Баттё4 и Кондильяка5. Пусть каждый народ обратится к самому себе, отроет, очистит родные источники. Много найдут они самородного золота, иной больше, другой меньше, а русский народ больше всех: бесчисленны наши источники, неиссякаемы они, неистощимы сокровищницы! Широка, глубока жизнь русская, полною рукою черпай из нее Гений, и, облекая в чистые, поэтические формы, яви на созерцание и удивление векам и народам! Народы Запада! Недалеко то время, когда политиАльфонс Мари Луи де Ламартин (1790–1869), Виктор Мари Гюго (1802–1885) – представители французской романтической школы и общественные деятели .

И. И. Лажечников (1792–1869), М. Н. Загоскин (1789–1952), А. А. Бестужев (псевдоним Марлинский) (1797–1837) – русские писатели, создатели исторического романа. Часто упоминались и в критике В. Г .

Белинского, в том числе и в статье «Русская литература в 1840 г.», которую И. С. Аксаков мог прочитать в самом начале 1841 г., когда предположительно работал над публикуемой здесь статьей .

Где жизнь, там и поэзия (лат.) .

Шарль Баттё (1713–1780) – французский философ и эстетик .

Этьен Бонно де Кондильяк, аббат (1715–1780) – французский философ и экономист, последователь сенсуализма .

ческое влияние России обхватит вас и язык русский, гремя в устах всех славянских народов, слившихся в одно целое от Одера до Восточного океана, от моря Балтийского до моря Черного, от Моравы до Адриатики, огласит и ваши страны, и вы воздадите должное народу, соединившему в себе все элементы духа человеческого, все стороны, нужные для достижения идеала, недосягаемого для одного человека, но более доступного человечеству, которое может отчасти достигнуть его через русский народ скорее, нежели через все прочие!

Я замолчал. Гляжу: большая часть из слушавших меня ушла, другие сели в вист, третьи наконец, хотя и остались, но смотрели на меня с двусмысленной улыбкой. Тогда подошли ко мне трое молодых людей, которых я прежде не заметил. Они взяли меня за руку и с чувством глубокого участия сказали: «Мы поняли вас. Слова ваши нашли себе живой отголосок в наших сердцах: мы сознали, что принадлежим к одному, молодому поколению. Оставим их коснеть в предрассудках: к чему тратить слова попустому и изливать жар душевный пред людьми холодными». Я был утешен!1 (с. 183) .

<

–  –  –

Используемые сокращения: А. – И. С. Аксаков; Абрамцево – Рукописный фонд Музея-заповедника «Абрамцево» (Московская обл.); Аксаков, 1988 – И. С. Аксаков .

Письма к родным. 1844–1849. М., 1988; Аксаков, 1994 – И. С. Аксаков. Письма к родным. 1849–1856. М., 1994; Б. д. – без даты; Гвоздев – А. А. Гвоздев; ИРЛИ – Рукописный отдел Института русской литературы РАН (С.-Петербург); Панин – В. Н .

Панин; Перовский – Л. А. Перовский; РГАЛИ – Российский государственный архив литературы и искусства (Москва); РГИА – Российский государственный исторический архив (С.-Петербург) .

Министерство юстиции; Панин Виктор Никитич (1801–1874), граф, министр юстиции Российской Империи (1841–1862) .

1844. – А. Материалы, относящиеся к его служебной деятельности .

1. «Отчет по ревизии Астраханского уездного суда». 2. «Отчет по ревизии Астраханского земского суда» (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 3. 26, 16 л.) .

1846–1848. – А. Материалы, относящиеся к служебной его деятельности. Официальная переписка, проекты решения Калужской уголовной палаты, Правительствующего Сената и т. п. (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 5. 41 л.) .

Вставка на полях: Вспомните, что Россия еще не развилась, что мы не могли, не должны были иметь народность, принимая это слово в высшем значении. Мы учимся еще. Я говорю только, что мы имеем семян и дарований более, нежели все прочие народы. Когда такие богатые семена, что же будет, когда они разовьются .

1847. До 8 февр. – А. – Панину. См.: А. – родным от 8 февр. 1847 г .

(см.: Аксаков, 1988, с. 352) .

1847. 18, 24 окт. – Министерство Юстиции. Канцелярия. Стол 1. Октября 18 дня 1847 года. № 5040. 24 октября 1847 г. Г. состоящему при Департаменте Министерства Юстиции коллежскому асессору Аксакову .

Назначив Вас к исправлению должности Обер Секретаря 1-го отделения 6го Департамента, я предписываю Вам предъявить настоящий ордер Исправляющему должность Обер Прокурора 1-го отделения 6-го Департамента вступить в отправление поручаемой Вам должности. – Министр Юстиции, Статс Секретарь Г. В. Панин (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 5. Л. 16) .

Министерство внутренних дел;

Перовский Лев Алексеевич (1792–1856), граф, министр внутренних дел Российской Империи (1841–1852);

Гвоздев Александр Александрович, директор департамента общих дел Министерства внутренних дел .

1848–1851. – А. Об определении его в МВД чиновником особых поручений (РГИА. Ф. 1284. Оп. 33. № 334. 44 л.) .

1848. 21, 26 сент., 1 окт. – Получено 1 октября 1848 г. – Министерство Внутренних Дел. – Департамент общих дел министерства. – Отделение 2-е. – Стол 3. – 26 сентября 1848 г. – № 4056. – Господину Коллежскому Асессору Аксакову. – Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 21 текущего Сентября, за № 184, Вы причислены к Министерству Внутренних Дел. – Департамент Общих Дел извещая Вас о сем, предлагает Вам, в следствие приказания Г. Министра, чтобы Вы, по сдаче занимаемой Вами должности немедленно прибыли в С. Петербург, присовокупляя, что о причислении Вас к Министерству извещен вместе с сим от Его Высокопревосходительства Г. Министр Юстиции. – Вице Директор (подпись) – Начальник Отделения (подпись). (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 5. Л. 22) .

1848. 19 окт. – А. «Докладная записка… министру внутренних дел о запасных хлебных магазинах в Царанских селениях Бессарабской Области». С предписанием Министерства вннутренних дел от 19 октября 1848 г. за № 2799 (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 42. 8 л.) .

1849-1850. – А. Бумаги, относящиеся к исследованию раскола в Ярославской губернии. Выписки из следствия о раскольниках, переписка и др.; рукою А. и др. (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 90. 102 л. 17 ч.) .

1849. – А. Материалы для его биографии. Официальная переписка о раскольниках (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 6. 62 л.) .

1849. 21 янв. СПб. – А. – родным. «21-го января 1849 г. возвратился из Бессарабии, представив министру отчет по своим занятиям»

(Аксаков, 1988, с. 498). См.: «Записка о бессарабских раскольниках»

(Впервые: Русский архив. 1888. Кн. 3. С. 434–451) .

1849. 4 февр. СПб. – А. – родным. «Я написал две докладные записки министру, которые отдал переписывать и подам завтра» (Аксаков, 1988, с. 463) .

1849. 7 февр. СПб. – А. – родным. «Вчера отвез я министру свои последние записки...» (Аксаков, 1988, с. 465) .

1849. 18–22 марта. – А. находился в III отделении. А. были предложены 12 вопросов, на которые он дал подробные ответы (ИРЛИ .

Ф. 3. Оп. 5. № 33. Л. 8–18 об.; Аксаков, 1988, с. 497–508) .

«Черновик вопросов, предложенных И. С. Аксакову по его арестовании, его ответы и копии отметок императора Николая Павловича на показаниях И. С.» – Автограф И. С. Аксакова, кроме надписи на обложке и заголовка, написанных неизвестной рукой (Абрамцево, рук – 86, 4 л. Д 5,5 х 22) .

Николай I дал письменное распоряжение А. Ф. Орлову в отношении Аксакова: «Призови, прочти, вразуми, отпусти» (РГИА. Ф. 1093. Оп. 1 .

№ 379. Л. 8) .

1849. 2 мая. СПб. – Л. А. Перовский подписал предписание о направлении А. в Ярославскую губернию .

1849. 16 июля. Рыбинск. – А. – родным. «На этой неделе, отправив в хозяйственный департамент МВД огромную ведомость по ревизии топографической съемки городов, в то же время отправил я и министру в собственные руки записку о расколе и о единоверии в здешней губернии и в Романове-Борисоглебске в особенности» (см.: Аксаков, 1994, 31–33) .

1849. 13 июля. – «О расколе и об единоверческой церкви в Ярославской губернии» (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 47) .

1849, 1851. – А. Материалы для научных работ. Переписка о возвращении из Тобольска угличского колокола (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 105. 4 л.) .

1849. 30 июля. Рыбинск. – А. – родным. «Из Петербурга от одного из наших чиновников получил письмо, в котором он пишет, что рапорт мой о раскольниках получен и лежит у министра... … С нынешнею почтой посылаю второй и последний рапорт министру о раскольниках, также очень важный…... Дела ведь просто тьма, а теперь и лето, в которое производятся все топографические работы, и я постоянно должен за ними наблюдать и представлять ежемесячные о них отчеты в департамент» (Аксаков, 1994, с. 36–38) .

Также см.: 1850 (?) – А. «Исследования о секте странников в Ярославской губернии». Донесения и пр. (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 48, 39 л.) .

1849. 30 авг. Рыбинск. – А. – родным. «Из Петербурга получил официальную бумагу от министра о назначении мне помощника, какого-то Эйсмонта Станислав Осипович Эйсымонт, который еще не прибыл, и частное письмо от одного начальника отделения, который сообщает мне за достоверное, что министр чрезвычайно доволен моими действиями, однако же мои рапорты держит покуда у себя и распоряжений никаких не сделал»

(Аксаков, 1994, с. 51–52) .

1849. 10 сент. Рыбинск. – А. – родным. «С нынешней почтой отправляю более 10 казенных отношений и рапортов» (Аксаков, 1994, с. 55– 56) .

1849. 13 сент. Рыбинск. – А. – родным. «Из Петербурга насчет раскольников ничего не пишут, а хозяйственным департаментом я доволен: уважил все мои представления» (Аксаков, 1994, с. 56) .

1849. 17 сент. Рыбинск. – А. – родным. «...в городе были три покушения на поджог – не удавшиеся, но встревожившие жителей, которые и учредили караул. По важности этих обстоятельств для Рыбинска я должен был донести об этом министру и собственно с целью, чтоб улучшить бедственное состояние полиции, пожарной команды и пожарных инструментов. Копию же с рапорта послал Бутурлину из чистой любезности; губернатор приехал, взял на себя расход, превышавший его власть, и послал в Москву за тремя новыми трубами, а я попросил в министерстве утвердить расход» (Аксаков, 1994, с. 57–59) .

1850–1851. – А. Материалы для его биографии. Переписка по поводу произведения «Бродяга» (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 8. 22 л. 6 писем) .

1850. 7 авг. Ярославль. – А. – родным. «От министра я получил предписание принять участие во всех занятиях комиссии как член ее, но в особенности заняться тем, что имеет связь с расколом» (Аксаков, 1994, с .

160). Речь идет о комиссии графа Стенбока. Донесения о секте странников, выписки из следственного дела о раскольниках в Ярославской губ. см.:

ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 48, 90 .

1850. 21 авг. Ярославль. – А. – родным. «…написал письмо к Гвоздеву (директору депарамента общих дел), прося его, в случае, если место никем не занято, доложить министру о желании моем иметь это место. Письмо вовсе не носит характера просительного и написано, кажется мне, с достоинством» (см.: Аксаков, 1994, с. 162–164) .

1850. 11 сент. Ярославль. – А. – родным. «Получил я письмо от Гвоздева, весьма учтивое и любезное, в котором он пишет мне, что Богданов жалованья не получал, и спрашивает: хочу ли я взять место это без жалованья. Я отвечал, что согласен, в надежде, что жалованье мне сыщут, но не знаю, что из того выйдет» (см.: Аксаков, 1994, с. 168–169) .

1850. 3 нояб. – Перовский – А. (Аксаков, 1994, с. 470) .

1850. 14 нояб. сельцо Яковлево Ярославского уезда. – А. – Перовскому, которому А. отправил свое сочинение в стихах под названием «Бродяга» (Аксаков, 1994, с. 470–471) .

1851. – А. Материалы, относящиеся к его служебной деятельности в Ярославской губ. Официальная переписка (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 5. № 9. 5 л.) .

1851. 7 янв. Ярославль. – А. – родным. «…на этой неделе я получил совершенно секретное поручение от министра (поверить одно донесение Бутурлина), поручение, для которого я ездил сутки на полторы в город Романов, откуда и воротился только вчера ночью. … Завтра начнется составление записки, и на этой неделе я пошлю письма о дозволении мне приехать в Петербург по окончании записки, что будет не раньше конца февраля» (см.: Аксаков, 1994, с. 188–191). См.: По результатам комиссии графа Стенбока, заключительная часть сочинения А. о бегунах, «Краткая записка о странниках или бегунах», была напечатана в журнале «Русский архив». 1866. № 4 .

1851. 15 янв. Ярославль. – А. – родным. «Нынче написал небольшое письмо к Грише и к двум директорам департаментов Гвоздеву и Лексу…» (см.: Аксаков, 1994, с. 191–193) .

1851. 29 янв. – Письмо Перовского и директора канцелярии графа Л .

А. Перовского А. А. Гвоздева – А. (Аксаков, 1994, с. 471) .

1851. 5 февр. Ярославль. – А. – родным. «А мне вчера возвратили из министерства “Бродягу”...... С нынешней же почтой я отправил в ответ на эту бумагу письмо к Перовскому» (см.: Аксаков, 1994, с. 197– 199) .

1851. 5 февр. – А. – Перовскому (Аксаков, 1994, с. 471–472) .

1851. 11 февр. – Гвоздев – А. (Аксаков, 1994, с. 474) .

1851. 12 февр. – Гвоздев – А. (Аксаков, 1994, с. 472–473) .

1851. 15 февр. – А. – родным. «Из министерства получил вчера еще новое, но небольшое секретное поручение!» (Аксаков, 1994, с. 200– 201) .

1851. 19 февр. – А. – Гвоздеву. Вместе с письмом А. направляет на имя графа Перовского рапорт об отставке (Аксаков, 2004, с. 207) .

1851. 22 февр. – А. – Гвоздеву (Аксаков, 1994, 475–476) .

1851. 5 апр. – Из аттестата А. от 2 июня 1851: «...Приказом уволен, согласно прошению, от службы по домашним обстоятельствам 1851 г. Апреля 5» (РГАЛИ. Ф. 10. Оп. 1. № 132. Л. 2 об.) .

1851. 15 апр. СПб. – Гвоздев и Арсеньев – А. «Министерство внутренних дел. Департамент общих дел министерства. Отделение 2. Стол 3. 15 апр. 1851. № 1514. Господину надворному советнику Аксакову. Высочайшим приказом по гражданскому ведомству 5-го текущего апр. № 67 Вы, согласно прошению, уволены от службы. О сем департамент общих дел министерства Вас извещает… Директор Гвоздев. Начальник отделения Арсеньев» (Аксаков, 1994, с. 476) .

1851. 2 июня. – Аттестат о службе И. С. Аксакова от 2 июня 1851 года // Лист о прописке Аксакова Ивана Сергеевича в Москве с приложением аттестата о службе и уведомления инспекторского департамента Военного министерства об увольнении Аксакова Ивана Сергеевича из ополчения, участвовавшего в Крымской войне 1853 года. Подлинники. 25 марта 1861 г. – 31 августа 1885 г. (РГАЛИ. Ф. 10. Оп. 1. № 132. 6 л. Л. 2, 2 об., 3) .

Б. д. – А. «О расколе». Набросок статьи. Копия рукою Ольги Сергеевны Аксаковой (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 72. 4 л.) .

Б. д. – А. «Краткая докладная записка… министру внутренних дел о секте странников в Ярославской губернии». Копия (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 73, 32 л.). – Копия краткой докладной записки министру внутренних дел о секте странников в Ярославской губ. см.: «Краткая записка о странниках или бегунах» (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 1. № 73; Русский архив. 1866. № 4. С. 627– 644) .

Б. д. 1853. Лето (?) – А. – Перовскому. Это письмо с отметкой не послано – было, вероятно, написано через год или два после выхода А. в отставку (Аксаков, 1888а, 407–409). Т. Ф. Пирожкова датирует это письмо летом 1853 г .

1854. До 2 июня. – Перовский – А. См.: А. – родным от 2 июня 1854:

«Перовский также прислал мне официальный ответ ему из военного министерства насчет того, каким образом вообще совершается поступление на службу в армию» (Аксаков, 1994, с. 260–264) .

Б. д. – А. – Перовскому. Черновик (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 2. № 37. 2 л.) .

Б. д. – А. – Перовскому. Черновик (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 2. № 78. 4 л.) .

–  –  –

И. С. Аксаков. «Моим друзьям, немногим честным людям, состоящим в государственной службе» (декабрь 1851 г.) Впервые это стихотворение Аксакова было опубликовано в журнале «Русская беседа». 1859. Кн. 5. С. 11. Стихотворение вошло также в сборник «Русская потаенная литература ХIХ столетия» (Лондон, 1861. С. 227), где оно приписано К. С. Аксакову. При жизни Аксаков опубликовал стихотворение еще раз в газете «Русь» (1884. № 5) с датой «1852 год» и примечанием: «Помещаем это старое стихотворение, писанное 32 года тому назад, как дополнительную справку из собственного архива к передовой статье о старых судах в № 4 “Руси”». Дата дается по «Русской беседе». Там же указано место написания – Ярославль. В 1851 г. Аксаков был в Ярославле до начала апреля, т. е. до входа его в отставку. О некоторых обстоятельствах написания стихотворения см. в воспоминаниях А. С. Хомутова (Исторический вестник. 1886. № 7. С. 54–55). Там же письмо Аксакова о стихотворении. Тема служебной деятельности – одна из характерных для поэзии Аксакова. Он видел в ней как посильный способ практического служения истине и людям, так и единственную возможность избавить дворянство от паразитического образа жизни за счет крепостных крестьян1 .

–  –  –

В 2017 г. исполняется 200 лет со дня рождения Константина Сергеевича Аксакова, родившегося 29 марта (10 апреля) 1817 г. в селе Ново-Аксаково Бугурусланского уезда Оренбургской губернии. Константин (или, как звали его родные, Косточка, Конста) – старший сын С. Т. Аксакова (1791–1859) и О. С. Аксаковой, урожденной Заплатиной (1792–1878);

старший брат Веры (1819–1864), Григория (1820–1891) и Ивана (1823–

1886) Аксаковых. Всего в этой большой семье было 14 детей2 .

К. С. Аксаков – филолог (лингвист, фольклорист, поэт, переводчик, прозаик, драматург, литературный критик), историк (источниковед), публицист, редактор-издатель, политический и православный мыслитель, философ, идеолог раннего славянофильства и общественный деятель .

Детские годы Кости прошли в южном Предуралье на степных просторах Оренбуржья и Башкирии. Четыре года (1822–1826) аксаковская семья прожила в селе Надёжино (Куроедово, Дмитриевское) Белебеевского уезда Оренбургской губернии3. В настоящее время в селе Надеждино Белебеевского района Республики Башкортостан восстановлен усадебный дом, в котором действует музей семьи Аксаковых. Именно здесь, в глубине России, у Аксакова зародилась любовь к родной земле и ее истории, именно в Надёжине Константину приснились «площадь Красная и Минин Весь в цепях перед Кремлем». Н. М. Павлов придавал этому «вещему сну»

важное значение: «Не этот ли самый сон, виденный еще в детстве, в сельской глуши Поволжья, тяготил его и преследовал потом всю жизнь даже до могилы?»4 .

Аксаков И. С. Очерк семейного быта Аксаковых // Иван Сергеевич Аксаков в его письмах. Ч. 1. Учебные и служебные годы. Т. I. Письма 1839–1848 гг. М., 1888. С. 12 .

Подр. о семье Аксаковых см.: Аксаковы: семейная энциклопедия / редкол.: Каштанов С. М. (отв. ред.) и др. М.: РОССПЭН, 2015. 534 с.; Анненкова Е. И. Аксаковы. СПб.: Наука, 1998. 365 с.; Кошелев В. А. Сто лет семьи Аксаковых. Бирск: Бирск. гос. пед. ин-т, 2005. 380 с.; Кулешов А. С. Наумов О. Н. Аксаковы .

Поколенная роспись. М.: Территория, 2009. 211 с.; Поддубная Р. П. Аксаковы. Страницы жизни. Самара:

ООО «Офорт», 2016. 656 с .

См.: Летопись жизни и творчества С. Т. Аксакова (1791-1859 гг.) / сост.: В.В. Борисова, Е. П. Никитина, Т. А. Терентьева. Уфа, 2011. С. 27-29. URL: http:// aksakov.do.am/index/letopis/0-21 (Дата обращения 10.01.2017 г.) .

Павлов Н. М. Детский сон К. С. Аксакова // Русский архив. 1888. № 3. С. 164 .

В 1826 г. семья Аксаковых переехала в Москву, где Константин прожил за редкими исключениями практически безвыездно в течение почти всей своей жизни. До 15 лет Константин воспитывался дома. Особенно он любил чтение русской истории и в своих играх изображал из нее вместе с братьями и сестрами разные эпизоды в лицах. Первые поэтические опыты Константина не сохранились. Из дошедших до нас стихов самые ранние написаны, когда юному поэту было десять – двенадцать лет .

В 1832–1835 гг. Константин обучается на словесном отделении Московского университета (в то время полный университетский курс проходили именно за три года) и одновременно входит в кружок студентов и молодежи (1832–1837), объединявшихся вокруг Н. В. Станкевича1. К студенческим годам относится пробуждение серьезного интереса к поэзии. Известно около сорока его стихотворений тех лет. Некоторые из них печатались в «Телескопе», «Молве», позднее – в «Московском наблюдателе»;

они обратили на себя внимание читателей и вызвали положительные отзывы В. Г. Белинского .

В год окончания Аксаковым университета появляется его первая публикация – отрывок из не оконченной к тому времени драматической пародии «Олег под Константинополем»2, напечатанный в газете «Молва»

(литературном приложении к журналу «Телескоп»), главным сотрудником которой был Белинский, представивший читателям нового автора как человека «с необыкновенным поэтическим дарованием». В это же время Константин был увлечен немецким романтизмом, поэтикой метаморфоз, видений, тайн, «роковых встреч», «потусторонним», что и получает отражение в его творчестве. А в июне–октябре 1838 г. даже совершил своеобразную поездку-паломничество в Германию и Швейцарию. Впечатления, вынесенные из этой поездки, укрепили его в страстной приверженности к немецкой культуре .

В 1836–1838 гг. Константин пережил увлечение своей кузиной Машей Карташевской, которой он посвятил две фантастические повести, написанные в гофмановской традиции, – «Облако» и «Вальтер Эйзенберг» .

Платонические отношения с М. Г. Карташевской были насильственно прерваны родителями, что укрепило целомудренность Аксакова, сделав аскетизм одним из его важнейших жизненный принципов .

В 1839 г. Константин написал обширную статью «О грамматике вообще (по поводу грамматики Белинского)». Однако, уже в начале 1839 г. в отношениях между Аксаковым и Белинским наметилось охлаждение, переросшее затем в противостояние. В то же время все теснее Аксаков начинает сближаться сначала с Ю. Ф. Самариным (зимой 1838–1839 гг.) – вместе с которым они параллельно несколько лет писали магистерские диссертации, а затем, с начала 1840 г., и с лидером «славянофильской партии»

См.: Аксаков К. С. Воспоминания студентства: С прил. портр. К. С. Аксакова, неизд. стихотворения и отклика А. И. Герцена на его кончину. СПб.: Огни, 1911. 42, [1] с .

Аксаков К. С. Олег под Константинополем: В стихах: Драм. пародия, с эпилогом в 3 д. СПб.: тип .

П. А. Кулиша, 1858. [4], IV, [2], 96, [1] с .

А. С. Хомяковым. Аксакову же и Белинскому уже в 1842 г. пришлось выяснять свои отношения в публичной дискуссии по поводу гоголевских «Мертвых душ». На фоне разнотолков о новой поэме совершенно особое место заняла изданная Константином брошюра1. В разборе этого сочинения Аксаков предположил, что именно Русь есть тайное содержание всей поэмы .

1840-е годы – время напряженных творческих исканий Аксакова, но крайне редких выступлений в печати. Славянофилы не имели ни собственной типографии, ни своего печатного органа, а их, как правило, острополемические статьи, стихи, послания отпугивали редакторов газет и журналов, распространяясь устно или в рукописном виде .

Со времени полемики с Белинским до появления в 1846 г. магистерской диссертации (цензурное разрешение 12 декабря 1845 г.) Аксаковым не было опубликовано ни одной крупной статьи. Поэтому большое значение имеет поэтическое творчество Аксакова этого периода. Так, в стихотворении 1843 г. «Возврат» поэт говорит, что, оторванные «могучею рукою Мы бросили отечество свое». Теперь же: «Пора домой!», к ждущей родной земле, великой именно «в страдании немом» .

Наибольший успех в эти годы выпал на долю стихотворения Аксакова «Союзникам» (1844), ставшего (наряду со стихотворением Н. М. Языкова «К не нашим») своего рода объявлением войны всем «западникам»: «На битвы выходя святые, Да будем чисты меж собой! Вы прочь, союзники гнилые, А вы, противники, – на бой!» В это время Константин явился инициатором оригинальной формы пропаганды славянофильских идей, которая заключалась в отказе от западноевропейских фасонов одежды – сюртуков, шляп, фраков и т. п. – и демонстративном ношении национального платья. Он сшил себе по древнерусским образцам длиннополый зипун – «святославку», и головной убор – «мурмолку, отпустил бороду, считая, что она «есть часть русской одежды», отнятой у нас по приказу Петра I, и, начиная с осени 1843 г., стал появляться на московских улицах и в обществе в таком виде, а порою еще и в сапогах и красной рубахе .

На рубеже 1845–1846 гг. Константин, весьма критически относясь к слову «славянофил», следующим образом обосновал возможность и неизбежность принятия этого прозвища: «Кто не славянин, тот конечно не русский. Кто смеется над какими-то славянофилами или славянолюбцами, тот, конечно, сам славян ненавидит, а кто ненавидит род, ненавидит и вид, кто ненавидит славян – ненавидит и русских». Здесь же Аксаков наметил и пять признаков принадлежности к славянофильскому учению. Общее, что сближает их: «основа всего духовного, разумного и нравственного бытия нашего хранится в нашей Православной Церкви»; сочувствие древней Руси; сочувствие русскому народу; любовь к Москве; сочувствие к «племенам славянским». Именно Аксаков немало способствовал тому, что понятия «славянофил» и «славянофильство» вошли в русскую социальноАксаков К. С. Несколько слов о поэме Гоголя: «Похождения Чичикова, или Мертвые души». М.: тип .

Н. Степанова, ценз. 1842. 19 с .

политическую лексику, а с конца 1850-х гг. стали общеупотребительными1 .

В апреле 1846 г. в газете «Московские ведомости» (№ 39) появилась по тем временам довольно смелая статья Аксакова «Семисотлетие Москвы». В ней он писал о мессианской роли Москвы в истории России .

Москва, по Аксакову, выразила стремление Русской земли слиться в единое целое, храня святую Русь. Одновременно Аксаков выражал нелюбовь к Петру I за уход от Москвы и, разделяя общественные настроения о переносе столицы обратно в Первопрестольную, высказывал твердое убеждение в том, что, несмотря на основание новой столицы, «матушка-Москва» попрежнему остается истинной и вечной столицей Святой Руси .

В конце 1846 г. Аксаков издает и 6 марта 1847 г. защищает диссертацию на степень магистра русской словесности. В диссертации были намечены контуры социально-политической концепции Аксакова: обосновано положение об «исключительной национальности» русского народа, выражавшейся в любви к отечеству, которую уничтожил Петр Великий и «сознательном возвращении к себе», начало которому положил Ломоносов;

высказаны тезисы о великой роли православия в становлении «политического тела» России, идея исторического разделения русской жизни на «земский» и «государственный» элементы, единство которых выразила Москва2. Перед молодым ученым открывается дорога на кафедру. В Московском университете вакансий не было, поэтому ему предложили место в Киевском университете. Но покинуть отчий дом было выше его сил. Константин остается в Москве и целиком отдается литературной деятельности .

В 1846–1847 развернулась полемика между К. С. Аксаковым и Ю. Ф. Самариным, с одной стороны, и В. Г. Белинским, К. Д. Кавелиным и другими представителями западников – с другой. Полемика касалась петровских реформ и их последствий для развития России. В этом споре Аксаков занял вполне определенную позицию самого строгого и категоричного критика деяний Петра I и его апологетов .

1848 год – год европейских революций – стал переломным в судьбе славянофильского мыслителя. В письме к Гоголю (1848) по поводу «Выбранных мест из переписки с друзьями» Аксаков сообщал о себе: «… я много переменился …. Я оставил Немецкую философию; Русская жизнь и история стали мне ближе; и главное, основное для меня то, о чем вы думаете и говорите – Вера, Православная Вера». Именно после 1848 г. славянофильская идеология в целом претерпела существенные изменения. Если до этого времени славянофилы сознавали себя деятелями по преимуществу литературными, то после 1848 г. направленность их деятельности меняется – литературное славянофильство эволюционирует в социальноСм.: Цимбаев Н. И. Славянофильство. Из истории русской общественно-политической мысли XIX века .

М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. С. 31; Ширинянц А. А., Мырикова А. В., Фурсова Е. Б. Константин Сергеевич и Иван Сергеевич Аксаковы // Аксаков К. С., Аксаков И. С. Избранные труды. М., 2010. С. 12 .

Аксаков К. С. Ломоносов в истории русской литературы и русского языка: Рассуждение кандидата Московского университета Константина Аксакова, писанное на степень магистра Философского факультета Первого отделения. М.: тип. Н. Степанова, 1845. 517, [5] с .

политическом направлении. Именно в это время Аксаков, противопоставляя безбожному, республиканскому, революционному Западу – Россию, высказывает идею о том, что русская самобытность обусловлена единством православной веры и монархического правления .

Аксаков осознает, что ему выпало сыграть роль «передового бойца», быть застрельщиком в борьбе за идеалы нового литературнообщественного движения, о чем прямо скажет в стихотворении «9 февраля (1848 г.)»: «Глас народа зовущий я слышал, И на голос откликнулся я...» В драме «Освобождение Москвы в 1612 году» (начата в 1845 г.), где большое место занимали массовые сцены, народ выступал главным героем и сквозной была мысль: «Глас народа – где божий»1. Сразу же после премьеры 15 декабря 1850 г. на сцене Московского Малого театра драма была запрещена. Не получает одобрения для постановки и печати и следующее драматическое произведение Аксакова, в которой развенчивалось представление о «темноте» и «невежестве» русского крестьянина в глазах воспитанного за границей барича2 .

Пристальное внимание цензуры вынуждает Аксакова искать новые сферы приложения своих сил. Он обращается к древнейшему периоду истории России (статьи «Родовое или общественное явление было “изгой”?», 1850; «О древнем быте у славян вообще и у русских в особенности», 1852;

«О состоянии крестьян в Древней Руси», 1852–1856; опубл. в 1861 г., и др.). Продолжает филологические исследования – В 1855 г. после цензурных мытарств отдельной брошюрой выходит его статья «О русских глаголах», где помимо чисто филологических тонкостей Аксаков дает и свое понимание более общих вопросов3 .

Смерть Николая I и процесс демократизации общественной жизни приводит к ослаблению цензурных преследований славянофилов. Наступило время для публицистической деятельности Аксакова, которая началась в 1855 г. «Запиской (О внутреннем состоянии России)», поданной через посредников Александру II и опубликованной братом Иваном спустя четверть века4. В «Записке» Аксаков считал своим долгом сказать «всю истину о России». То есть это было не просто изложение своего понимания «внутреннего состояния» страны, а квинтэссенция его воззрений. В записке содержалась резкая критика «угнетательной системы нашего правительства» и предлагались меры, необходимые для восстановления «древнего отношения государства и земли (народа)»: уничтожение крепостного гнета, созыв представительного – от всех сословий – совещательного Земского Собора, обеспечение свободы слова, мнений и т. д .

Аксаков К. С. Освобождение Москвы в 1612 году: Драма в 5 д. М.: тип. Н. Степанова, 1848. [8], 212 с .

Аксаков К. С. Князь Луповицкий, или Приезд в деревню: Комедия в 2 д. с прологом. [Писано в 1851 г.] .

М.: тип. Л. Степановой, 1856. 88 с .

Аксаков К. С. О русских глаголах. М.: тип. Л. Степановой, 1855. 47 с .

Записка «О внутреннем состоянии России» К. С. Аксакова, представленная Государю Императору Александру II в 1855 году. Дополнение к Записке // Русь. 9 мая. № 26. С. 11–15; 16 мая. № 27. С. 17–20;

23 мая. № 28. С. 12–14 .

Эта записка, которую некоторые исследователи считают политическим манифестом не только самого К. С. Аксакова, осуществившего «общую концептуализацию политологии славянофильства», является важнейшим документом социально-политического творчества русского мыслителя. Именно в этой записке разрозненные элементы концепции, идеи, высказанные им раннее в разных работах, были приведены в определенную систему .

Славянофилы получают разрешение на издание собственного журнала «Русская беседа»1, а затем и газеты «Молва»2, самым активным сотрудником которых становится Аксаков. Уже в первых книжках нового журнала появляются его статьи «О русском воззрении» и «Еще несколько слов о русском воззрении» (1856), где остро ставилась проблема самостоятельности «нашей умственной деятельности» .

Продолжилась деятельность Аксакова-публициста серией передовиц на страницах газеты «Молва» (№ 1–22), в которых из номера в номер излагались основы славянофильского учения3. Именно здесь Аксаков впервые в русской периодике ввел новую форму подачи журналистского материала – передовую статью. По сути, эти статьи представляли читателю квинтэссенцию славянофильского «русского воззрения». Однако и в этом случае, под воздействием цензурного гнета Константину пришлось остановить издание газеты .

И опять единственно возможными для него остаются лишь две научные сферы деятельности – отечественная история и филология. Он откликается на выход каждого очередного тома «Истории России» С. М. Соловьева, собирает материалы для «Истории очерка Земских Соборов», выступает с обстоятельным «Критическим разбором “Опыта исторической грамматики русского языка” Ф. Буслаева» (1859), увлеченно работает над собственным «Опытом русской грамматики», считая этот труд чуть ли не главным делом своей жизни, но не успевает его завершить4 .

Наконец, нельзя не упомянуть об инициативе Аксакова по возрождению в 1858 г., после более чем двадцатилетнего перерыва, Общества любителей Российской словесности при Императорском Московском университете и о его активной деятельности в рамках этого Общества5 .

В апреле 1859 г. умирает С. Т. Аксаков. Привязанность сына к отесиньке была столь велика, что он не смог перенести утраты. Охватившая его невыносимая тоска вскоре перешла в чахотку. Богатырского телоСм.: Анненкова Е. И. К. С. Аксаков в «Русской беседе» // «Русская беседа»: История славянофильского журнала: Исследования. Материалы. Постатейная роспись. СПб.: Изд-во «Пушкинский Дом», 2010 .

С. 84–99 .

«Молва». Еженедельная литературная газета. М., 1857. № 1–38. 13 апр. – 28 дек. (См.: Цимбаев Н. И .

Газета «Молва» 1857 года (из истории славянофильской периодики) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 8. История. 1984. № 6) .

Аксаков К. С. Учение славянофилов // Русский архив. 1890. № 11. С. 371–407 .

Аксаков К. С. Опыт русской грамматики. Ч. 1. Москва: тип. Л. Степановой, 1860. [4], XII, 176 с .

См.: Мотин С. В. К. С. и И. С. Аксаковы и Общество любителей российской словесности при Московском университете // Аксаковский сборник. Вып. V. Уфа, 2008. С. 57–67 .

сложения, полный сил, здоровья, Аксаков начал таять на глазах, и в августе 1860 г. вынужден был поехать лечиться за границу .

16 мая 1860 г. Иван Аксаков в письме к Н. С. Соханской от дал следующую характеристику брату: «...это человек, никогда, ни разу не сомневавшийся в своих убеждениях, сжившийся с ними так цельно, что не отделить, ни предположить одного без другого нельзя; человек очень добрый и нежный по природе, но по принципам своим неумолимо-строгий и ревниво блюдущий чистоту начал. Он в этом отношении строже всех нас. В нем противоречия между жизнью и словом нет. Жаль только, что сама жизнь, жизнь практическая, бытовая, вообще жизнь, ему почти не знакома. Он меня старше восемью годами почти, но я его старше опытностью, знанием жизни, людей, бывалостью. Характерами мы вовсе не сходны, но я должен сказать по совести, что он несравненно выше меня стоит в нравственном отношении, и несравненно больше меня сделал»1 .

Последние дни Константина прошли на греческом о. Занте (Корфу), в окружении маменьки, двух сестер и брата Ивана. Здесь 7 декабря 1860 г .

он и скончался. Прах Аксакова был перевезен родными в Москву и 3 января 1861 г. похоронен рядом с могилой отца .

Говоря о наследии «передового бойца славянофильства» важно отметить, что цензурный гнет, преследовавший Аксакова многие годы, привел к тому, что большая часть его публицистических, исторических, литературно-критических работ, стихотворных опытов так и не попала в печать при жизни автора. Поэтому сразу же после его смерти брат Иван стал готовить к публикации его произведения .

В 1861 г. выходит в свет первая посмертная книга Константина2. В ней речь идет о его замечаниях на восемь докладов административного отделения Редакционных Комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Критически осмысливая содержание этих документов, Аксаков формулирует собственную программу, которая продолжала начатое в его записке «О внутреннем состоянии России» .

В начале 1862 г. вышел из печати 1-й том полного собрания сочинений Константина Сергеевича, в предисловии к которому Иван Аксаков писал: «Мы надеемся, со временем, издать и следующие тома сочинений К .

С. Аксакова, именно: 2 том, заключающий в себе статьи разного содержания, преимущественно по современным общественным вопросам, 3 том – который будет содержать его художественные произведения в стихах и прозе; 4 и 5 тома, в которых будут помещены его диссертация о Ломоносове и труды по Русской филологии; 6-й том, в котором будут собраны его письма и сочинения, почему-либо не вошедшие в первые пять томов»3 .

Переписка Аксаковых с Н. С. Соханской (Кохановской) // Русское обозрение. 1897. № 3. С. 169 .

Аксаков К. С. Замечания на новое административное устройство крестьян в России. Лейпциг: Ф. Вагнер, 1861. VIII, 116 с. [Изд. и предисл. И. С. Аксакова] .

Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 1. М., 1861. С. VII .

Однако в связи с цензурными ограничениями Ивану удалось издать только три тома. В 1-й том вошли «сочинения исторические», представленные далеко не в полном объеме1. 2-й том составили магистерская диссертация и статьи по лингвистике2. В предисловии к этому тому И. Аксаков пишет: «При существующих у нас цензурных условиях полное издание сочинений Константина Сергеевича по отделу публицистики и художественному еще невозможно покуда без тех урезок и переделок “рукою властною”, которых мы, конечно, с своей стороны, допустить не желаем, да и не имеем на это права»3. 3-й том представлен незавершенным «Опытом русской грамматики», подготовленным к изданию П. А. Бессоновым4 .

В. А. Кошелев отмечает, что «…значительная часть наследия К. Аксакова осталась в незавершенных, не обработанных автором рукописях:

подготовка их к изданию требовала больших профессиональных усилий» .

Ряд таких рукописей сумел подготовить и опубликовать в свих газетах И. Аксаков: «Наша литература» (День. 1861. № 1), «Воспоминания студенства» (День. 1862. № 39–40), «О внутреннем состоянии России» (Русь .

1881. № 26–28), «О современном литературном споре» (Русь. 1883. № 7), «О современном человеке» (Русь. 1883. № 8, 12, 13) и др.5. В 10 номерах газеты «Русь» за 1880–1882 гг. были опубликованы и стихотворения Константина6 .

В начале ХХ века Е. А. Ляцким была предпринята попытка научного издания сочинений К. С. Аксакова, но он успел опубликовать лишь один том, в который вошли художественные произведения раннего славянофила7. В СССР были изданы поэтические и литературно-критические произведения К. С. Аксакова8. В постсоветское время, в течение двух десятилетий, вышли из печати еще четыре сборника трудов К. С. Аксакова9 .

В настоящее время, по информации сотрудника Пушкинского Дома А. П. Дмитриева, ученые-филологи из Петербурга под эгидой Института Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 1. Сочинения исторические / изд. под ред. И. С. Аксакова. М.: тип. П .

Бахметева, 1861. VIII, 632, II с. (2-е изд., доп. М.: Унив. тип., 1889. 652 с.) .

Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 2. Ч. 1. Сочинения филологические. М.: Унив. тип. (Катков и К°),

1875. XII, 661 с .

Там же. С. V .

Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 3. Ч. 2. Опыт русской грамматики. М.: тип. П. Бахметева,1880. 709 с .

разд. паг .

Аксаков К. С. Эстетика и литературная критика / сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В. А. Кошелева. М.: Искусство, 1995. С. 487 .

См.: Аксаков К. С. Стихотворения / примеч. И. С. Аксакова. М.: Тип. «Об-ва распростр. полезных книг», 1909. 72 с .

Аксаков К. С. Сочинения Константина Сергеевича Аксакова / ред. и примеч. Е. А. Ляцкого. Т. 1. Пг.:

Огни, 1915. Т. 1. [2], 656 с .

Аксаков К. С. Стихотворения // Поэты кружка Н. В. Станкевича / сост. С.И. Машинский. М.-Л., 1964 .

С. 281–486; Аксаков И. С., Аксаков К. С. Литературная критика / вступ. ст., и коммент. А. С. Курилова .

М.: Современник, 1981. 383 с .

Аксаков К. С. Эстетика и литературная критика / сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В. А. Кошелева. М.: Искусство, 1995. 525, [1] с.; Аксаков К. С. Государство и народ / сост. и коммент. А.В. Белова, предисл. А. Д. Каплина; отв. ред. О. А. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2009. 608 с.; Аксаков К. С., Аксаков И. С. Избранные труды / сост., авторы вступ. ст. и коммент. А. А. Ширинянц, А. В .

Мырикова, Е. Б. Фурсова. М.: Российская политическая энциклопедия, 2010. 888 с.; Аксаков К. С. Ты древней славою полна, или Неистовый москвич [сборник] / вступ. ст. и коммент. Е. Ю. Филькина.

М.:

Русскiй мiръ, 2014. 507, [2] с. [16] л. ил .

русской литературы РАН ведут кропотливую работу по подготовке к изданию нового собрания сочинений К. С. Аксакова. Первый том – том художественных произведений, подготовленный Е. И. Анненковой и М. Д. Кузьминой на основе издания 1915 г., но значительно дополненный (включены неиздававшиеся юношеские произведения, записные книжки, новонайденные в архивах стихотворения и их варианты), с текстами, заново выверенными по автографам, уже в скором времени будет доступен читателям .

Самой большой работой о К. С. Аксакове на русском языке до сих пор остается книга дореволюционного исследователя С. А. Венгерова1, среди англоязычных изданий выделяется труд, опубликованный в 1982 г.2 Много внимания жизни, творчеству и наследию К. С. Аксакова уделено в публикациях Н. И. Цимбаева, Е. И. Анненковой, В. А. Кошелева. За два последних десятилетия защищены четыре диссертации, посвященные К. С. Аксакову, три из которых опубликованы в виде монографий3, подготовлено учебное пособие4. Также важное значение имеют вступительные статьи к сборникам К. С. Аксакова и статьи биобиблиографического характера в разнообразных научных словарях и энциклопедиях5 .

Завершим наш обзор жизни и трудов К. С. Аксакова цитатой из речи И. С. Аксакова: «В них троих, Хомякове, Константине Аксакове и Самарине, явилось, сложилось и завершилось славянофильство – как личное дело, как отдельный стан в литературе и обществе, как особый период в нашей народной жизни, указавший и выработавший основы дальнейшего развития русской мысли»6 .

Венгеров С. А. Собр. соч.: в 5 т. Т. 3. Передовой боец славянофильства: Константин Аксаков. СПб.:

Прометей, 1912. [8], 248 с .

Christoff P. K. K. S. Aksakov. A study in ideas. Princeton (N.J.): Princeton univ. press, 1982. IX, 475 p .

Карушева М. Ю. Славянофильская драма: [Драматургия А. С. Хомякова и К. С. Аксакова]. Архангельск: Изд-во Помор. междунар. пед. ун-та, 1995. 255 с.; Степанова Ю. А. Политическая концепция К. С. Аксакова / Каф. истории социально-политических учений, Филос. фак., МГУ им. М. В. Ломоносова .

М.: Изд. Воробьёв А. В., 2008. 136 с.; 43. Кунильский Д. А. Достоевский и братья Аксаковы: спор о русской литературе. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2013. 151 с.; Ожерельев К. А. Художественная картина мира в лирике К. С. Аксакова и И. С. Аксакова: автореф. дис.... канд. филол. наук. Омск, 2014. 22 с .

Русская социально-политическая мысль XI – начала ХХ века. К. С. Аксаков: учебное пособие / под общ .

ред. А. А. Ширинянца; сост., вступ. cт. и коммент. А. А. Ширинянц, А. В. Мыриковой. М.: «Политическая мысль», 2011. 212 с .

Ширинянц А. А., Мырикова А. В., Фурсова Е. Б. Константин Сергеевич и Иван Сергеевич Аксаковы // Аксаков К. С., Аксаков И. С. Избранные труды. М., 2010. С. 5–114; Курилов А. С. Аксаков Константин Сергеевич // Русские писатели: Биобиблиографический словарь: в 2 т. Т. 1 (А–Л) / под ред. П. А. Николаева. М: «Просвещение», 1990. С. 18–22; Каплин А. Д. Аксаков Константин Сергеевич // Славянофилы .

Историческая энциклопедия / сост. и отв. ред. О. А. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2009 .

С. 23–38 .

Речь И. С. Аксакова о Ю. Ф. Самарине, сказанная в заседании Московского славянского комитета 18 апреля 1876 г. // В память Юрия Федоровича Самарина. 18 марта 1876 года. М.: В Университетской типографии, 1876. С. 43 .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

–  –  –

Итак, мы рассмотрели двадцать семь с половиной лет из жизни и творчества И. С. Аксакова – по сути, время его становления как человека и как личности. Впереди его еще ждут три с половиной десятилетия весьма непростой, порою драматической жизни и борьбы за славянофильские идеалы .

Остановимся на самых важных фактах, выделенных из его биографии и творчества, и попытаемся их кратко прокомментировать .

Сначала факты из ранней биографии Аксакова – до его обучения в Училище правоведения: решающее влияние родителей и старшего брата Константина на становление личности и мировоззрения; предсказание отесиньки о том, что «Иван будет великий писатель»; 10-летний рубеж в жизни Ивана, когда он страстно увлекся чтением газетных политических статей; в 1836 г. начинается его полувековая переписка (первое письмо, точнее приписка к письму, написана около 9 мая; хотя, возможно, обнаружатся и более ранние эпистолярные опыты Ивана); в 1838 г. Иван по итогам экзаменов был принят сразу в 4-й класс Училища правоведения, хотя далеко не все родные от него ожидали этого. Иван поступил и окончил училище спустя два года после Григория, хотя, как известно, разница между ними составляла 3 года и 9 месяцев .

За четыре года Аксаковым в Училище правоведения были изучены следующие общие и юридические дисциплины: богословие; логика; наука о душе (мы бы сказали сейчас – психология); энциклопедия, или пропедевтика права; римское право; государственное право; уголовное право; межевые законы; судебная медицина; экономия политическая; судебная практика гражданская; судебная практика уголовная; физика; технология;

алгебра; история; география; словесность, русская преимущественно; правописанье; латынь; французский язык; немецкий язык; английский язык;

рисованье; чистописанье; фехтованье; пение; музыка; танцы; гимнастика .

Также известно, что в училищные годы Иван самостоятельно изучал древнегреческий язык .

Первые два учебных года Аксаков находился в училище одновременно с братом Григорием (в этом были свои несомненные плюсы) – выпускником 1840 г., и еще почти два года с младшим братом Михаилом, который скончался на руках Ивана 5 марта 1841 г. Отпечаток аристократизма, с которым выпускники покидали училище, определяли не столько социальным происхождением учащихся, сколько элитарным духом и характером самого заведения .

Греков В. Н. «Московский сборник» И. С. Аксакова в контексте русской культуры // Московский сборник / изд. подгот. В. Н. Греков ; отв. ред. А. П. Дмитриев. СПб.: Наука, 2014. С. 844 .

В эти годы продолжается, а по сути – начинается его активная переписка с родными: родителями, братьями и сестрами: в архивах сохранилось 85 училищных писем родным, которые ожидают своей публикации .

Отдельным сочинениям училищного периода повезло больше – в постсоветское время были опубликованы т. н. «Пушкинский дневник», юношеская критическая статья и выпускная работа, посвященная уголовному процессу .

После выхода из Училища правоведения почти девять лет Аксаков прослужил на различных должностях при двух министерствах. В течение шести лет состоял чиновником при Министерстве юстиции – сначала секретарем во 2-м отделении 6-го департамента Правительствующего Сената в Москве; потом в конце 1843 г. он был сделан членом ревизионной комиссии в Астрахани под началом князя П. П. Гагарина, где находился до ноября 1844 г.; летом 1845 г. назначен товарищем председателя Уголовной палаты в Калуге; в мае 1847 г. назначен обер-секретарем 1-го отделения 6го департамента Сената в Москве; наконец осенью 1848 г. он оставил эту должность и перешел в Министерство внутренних дел – чиновником по особым поручениям при министре графе Л. А. Перовском .

Находясь в течение многих лет вне дома, Иван два раза в неделю по почтовым дням, а иногда и чаще, писал родным обстоятельные письма. За период с января 1844 г. по март 1851 г. исследователем Т. Ф. Пирожковой в 1988 и 1994 гг. опубликованы 359 писем родным с научными комментариями!

Письма Аксакова – это своеобразная хроника происходящего с ним и вокруг него. Вдова Ивана Сергеевича Анна Федоровна, подготовившая и выпустившая в 1888 г. два тома его писем, отмечала, что «... почти в каждом письме встречается или глубокая мысль, или прекрасное выражение, которых из общего, из окружающих их ежедневных подробностей вылущать нельзя и которых не передать жалко». Письма адресованы всей семье в целом, хотя Аксаков обращался прежде всего к родителям. Писал Иван и отдельным членам семьи, прежде всего брату Константину. Письма Аксакова пронизаны ощущением времени, они полны его очевидных примет .

Все важнейшие события в социально-политической и культурной жизни России и Европы 1840–1850-х гг. ХIХ в. нашли отражение в его переписке .

Как отмечают исследователи, основной период поэтического творчества Аксакова приходится на 1844–1853 гг., т. е. в основном именно на годы службы. В это время он одновременно был и чиновником и поэтом, обер-секретарем и лириком. Параллельно в его жизни сосуществовали два процесса – процесс служебной деятельности и поэтического творчества. И эти параллельные, пересекаясь, создавали душевное напряжение давали пищу для творчества (смотри первый большой поэтический опыт «Жизнь чиновника») .

Поэма «Зимняя дорога» (1845) для Аксакова явилась своеобразным истоком его славянофильского творчества. Она была написана и вышла в свет в начале формирования раннего славянофильства. По сути дела, Иван стоял, в том числе и благодаря брату Константину, у истоков этого движения – вспомните его ранний критический опыт 1841 года. В середине 40-х годов он был, если так можно сказать, одним из самых младших славянофилов (поправимся – кандидатов в славянофилы) среди старших славянофилов. Впереди еще предстоял тернистый путь сквозь четыре сложнейших десятилетия российской истории. К середине 80-х годов И. С. Аксаков предстает уже «последним могиканом славянофильства» – старейшим из ранней славянофильской плеяды. Он достойно пронес поднятое знамя от раннего славянофильства к позднему, соединив две эпохи в развитии этого движения – от середины 40-х до середины 80-х годов, став своеобразным мостом и, одновременно, центром среднего славянофильства, пришедшегося на 60-е–70-е годы XIX столетия .

Указом Правительствующего Сената 12 июля 1845 г. Аксаков был определен в должность товарища председателя Уголовной палаты в Калуге. В письме к родным от 22 марта 1847 г. Иван подводит итоги своего пребывания в Калуге: «...я много подвинулся в знании жизни, много, очень много передумано, прожито, приобретено и утрачено в эти полтора года, проведенные мною в Калуге», а в письме от 25 марта добавляет: «С уголовной частью я свыкся, имею почти 5-летний запас опытности: это дает смелость, резкость и самостоятельность моим суждениям...... Уголовные дела принесли мне много пользы. Держа меня постоянно в связи с практическою жизнью, они знакомят меня и с внутренним бытом народа, и разнообразием случаев раскрывают много сторон разнообразной души человека» .

Годы службы Аксакова пришлись на царствование Николая I. Поражение революции 1848 года во Франции привело к реакции в России. Последующие годы были довольно тяжелыми в жизни Ивана. Это было время несостоявшихся исторических надежд, утраты веры в успешность человеческих стремлений: «Все последнее время, весь 1848 год постоянно разбивались мои с таким трудом усвоенные верования, и теперь не осталось для меня ни одной человеческой истины, о которой нельзя было бы сказать и pro и contra; я потерял всякую веру и в ум человеческий, и в наши выводы и соображения, и в логику, и в жизнь». Именно в эти годы Аксаков написал стихотворения полные горести и душевной скорби: «Усталых сил я долго не жалел...», «После 1848 года» («Пережита тяжелая година»), «Опять тоска! Опять раздор!», «Клеймо домашнего позора...»

Высочайшим приказом 21 сентября 1848 г. Аксаков в чине коллежского асессора был причислен к министерству внутренних дел, где прослужил до 5 апреля 1851 г. За два с половиной года службы чиновником по особым поручениям при министре внутренних дел Аксаков совершил две командировки: небольшую в Бессарабию, где под предлогом ревизии сельских хлебных магазинов и еврейских училищ осуществлял секретное поручение по изучению раскола; и почти двухлетнюю в Ярославскую губернию, где проводил ревизию городского хозяйства губернии и занимался секретным поручением министра по изучению проблем раскола .

В период службы в МВД Аксаков, наряду с поэтическим творчеством (в первую очередь речь идет о поэме «Бродяга»), пишет и свои первые публицистические статьи и целый ряд служебных записок о расколе .

Во время пребывания своего в Ярославле, уездных городах и селах Ярославской губернии Аксаков написал несколько статей: 1) «Об общинной жизни в губернских городах», 2) «О ремесленном устройстве в некоторых селениях Ярославской губернии», 3) «Ответ крестьян помещику о работе на фабриках» и 4) «Мирской приговор Рыбинской Ловецкой слободы, Ярославской губернии» .

18 марта 1849 г. Иван Сергеевич был подвергнут III отделением пятидневному аресту. Поводом к аресту Аксакова, как объясняет издатель его писем, была близость его с Ю. Ф. Самариным, резкость некоторых выражений в семейных письмах, попавших в руки тайной полиции, и, наконец, неосновательное подозрение, возникшее в официальных сферах, что начавшееся в Москве славянофильское направление, находится в связи с панславистским учением на Западе. В результате этого важнейшего в его жизни события («передряги») мы получили уникальную возможность познакомиться с еще только формирующимися славянофильскими взглядами «младшего из старших» славянофилов и его интерпретацией славянофильского учения .

Вспоминая эту историю 9 сентября 1958 г. в письме к Н. С. Соханской, Аксаков так писал о государе Николае I: «Со мною лично он поступил очень благородно, т. е., в силу своей системы с вопиющею беззаконностью арестовав меня через III (т. е. жандармское) отделение, сам занялся рассмотрением моих письменных ответов на предложенные мне вопросы, сам написал некоторые замечания, возражения и опровержения моих мнений, и, отсылая всю эту тетрадь к графу Орлову, написал ему четыре слова, не лишенные парадной красивости: “Призови, прочти, вразуми и отпусти”. Я был выпущен с великим почетом, но его система преследовала меня до самой его кончины, т. е. созданные им жандармы тяготели на мне надзором, доносами и т. д.»

Статья Аксакова «О служебной деятельности» и «Ответ» на нее К. С. Аксакова были написаны в апреле – мае 1849 г. Статью-письмо Ивана Аксакова, по нашему мнению, можно квалифицировать в качестве, если не первого, то одного из самых ранних опытов его славянофильской публицистики. На наш взгляд, важно обратить внимание, что содержание статьи заметно шире названия – она далеко не только о служебной деятельности. Это становится ясно, если выделить ключевые идеи, высказанные им в статье: «служебная деятельность в России лишена всякой жизненной почвы, она есть высшее выражение формализма»; «мудрено служить без веры в администрацию»; «положительная служебная деятельность для нас невозможна»; «мы совершенно оторваны от живой жизни народа, мы утратили сокровище народного инстинкта»; «что совместимо с христианством, то хорошо и должно быть народно, что нет – то ложно, хотя и народно»;

«наше стремление к народности должно быть стремлением к бытовому, жизненному христианству»; «любовь к народным явлениям должна проходить через христианскую оценку»; «брат мой Константин любит, сам того не зная, может быть, не старую и не современную Русь, а Русь идеальную» .

Благодаря двум командировкам Аксаков стал весьма крупным специалистом по истории раскола. В монографии рассмотрены четыре опубликованные служебные записки Аксакова, посвященные расколу: «Записка о бессарабских раскольниках» (1849), «О расколе и об единоверческой церкви в Ярославской губернии» (1849), «Записка о ярославских раскольниках» (1849), «Краткая записка о странниках или бегунах» (1851) .

Завершая записку о расколе 1851 г., Аксаков предложил следующие меры: «…я должен сознаться, что не вижу никаких мер, которые, при настоящем порядке вещей, могли бы ослабить значение раскола, как протеста, ибо протест подобного рода может быть уничтожен только отнятием повода к протесту. Впрочем, вот некоторые меры, которые, по мнению моему, были бы не бесполезны. 1) Специальное образование священников для мест, зараженных расколом. … 2) … необходимо привести в порядок все имеющиеся в Министерстве раскольнические документы, книги и рукописи, составить из них особую библиотеку и сделать ее доступною всякому желающему заняться этим изучением. … 3) Позволить печатно всем и каждому, как православному, так и раскольнику, писать и рассуждать о расколе. … Кроме этого, я убежден, что если б позволено было напечатать историю иной раскольнической секты, сектаторы сами бы устыдились общественного о себе мнения, – и в этом одном было бы гораздо больше пользы, чем в ссылке целой сотни сектаторов в Сибирь или Закавказский край, где ссыльные проповедью своею заражают новые места и приготовляют новые рассадники раскола для России» .

Почти девять лет своей жизни И. С. Аксаков посвятил службе, потому что в условиях николаевской действительности не видел иной возможности применения собственных сил. Он не бросал службы и по другой немаловажной причине: не желал жить за счет крепостных крестьян .

В феврале 1851 г. Аксаков сделал решительный шаг – подал рапорт об отставке. Совершенно очевидно, что такой неугомонный человек и неординарный чиновник, вдобавок находившийся после ареста III Отделением под надзором полиции, не мог «вписаться» в ярославское губернское общество, ужиться в городе, который живет сам по себе, а все вопросы и весь волнующийся мир сам по себе. Он навлек на себя недовольство губернатора А. П. Бутурлина, пославшего в министерство внутренних дел донос на сочинителя «предосудительной» поэмы «Бродяга». Поставленный перед необходимостью выбора – служба или литературная деятельность, Аксаков выбрал последнее, и отстоял – пусть ценой отставки – свои права, чувство собственного достоинства и внутреннюю свободу .

При всей неожиданности уход в отставку был закономерен: служебные занятия, в которые Аксаков имел обыкновение погружаться с головой, мешали литературному труду осознавшего свое призвание человека. Заметим, что служба принесла Аксакову и много пользы: она сталкивала его с великим множеством людей, помогала понять «чужую натуру». Помимо служебного опыта, Иван Сергеевич обогатился знанием практической жизни, народного быта и, наконец, постиг систему государственного механизма и управления .

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Адо В. И. Выступление И. С. Аксакова против Берлинского 1 .

конгресса 1878 г. и отклики на него в России и Болгарии // История СССР. – 1962. – № 6. – С. 125–139 .

Аксаков И. С. Зимняя дорога. (Licentia poetica). Март. Радонежье. 1845 г. – [М.], тип. А. Семена, [1846]. – 32 с .

[Аксаков И. С.] Судебные сцены. Отрывок из книги «Самые 3 .

достоверные записки чиновника очевидца». – Лондон: Вольная русская книгопечатня, 1857. – 100 с. [Авторство И. С. Аксакова установлено по изданию «Сводный каталог русской нелегальной и запрещенной печати ХIХ века. М., 1971. С. 4] .

Аксаков И. С. Исследование о торговле на украинских ярмарках / И. С. Аксаков, д. чл. Имп. Рус. геогр. о-ва. – СПб.: тип. Имп. Акад .

наук, 1858. – [10], 384, IV с., с табл .

[Аксаков И. С.] Самые достоверные записки чиновника-очевидца. Присутственный день уголовной палаты. Судебные сцены, изложенные отставным надворным советником, бывшим секретарем Правительствующего Сената, бывшем товарищем председателя Уголовной палаты, бывшим обер-секретарем Правительствующего Сената, бывшим чиновником Министерства внутренних дел // Полярная звезда. Кн. 4. – Лондон, 1858. – С. 9–106 .

[Аксаков И. С.] Жизнь чиновника: мистерия в трех действиях // 6 .

Русская потаенная литература XIX столетия. Стихотворени : Ч. 1 / С предисл. Н. Огарева. – Лондон: Trbner & Co, 1861 .

Аксаков И. С. Краткая записка о странниках или бегунах // 7 .

Русский архив. – 1866. – № 4. – С. 627–644 .

Аксаков И. С. Судебные сцены, или Присутственный день 8 .

Уголовной палаты // Заря. – 1871. – № 4. – Апрель .

Аксаков И. С. Федор Иванович Тютчев: (Биографический 9 .

очерк) / С гравированным портретом Тютчева. – М.: тип. В. Готье, 1874. – 408 стб. (Русский архив. 1874. Кн. 10) .

10. [Аксаков И. С.] Присутственный день уголовной палаты: Судебные сцены из записок чиновника очевидца. – Лейпциг: Е. Л. Каспрович, 1874, (напеч. в Наумбурге в тип. Г. Пеца). 120 с. (Международная библиотека; Т. 5). 2-е изд. Лейпциг: Е. Л. Каспрович, 1875 .

11. Аксаков И. С. О старых судах (по поводу усилившихся нападений в газетах и обществе на новый суд) // Русь. – 1884. – № 4. – 15 февраля .

12. [Аксаков И. С.] Сборник стихотворений И. С. Аксакова († 27го янв., 1886 г.). С портр. авт. / [Предисл.: От А. Ф. Аксаковой]. – М.: тип .

Т. И. Гаген, 1886. – [8], 176, IV с., 1 л. портр. На тит. л.: Москва, 1886 г., марта 7-го дня. Прил. к № 33-му газ. Русь .

13. [Аксаков И. С.] Сборник стихотворений И. С. Аксакова († 27го янв. 1886 г.). С портр. авт. 2-е изд., без перемен. – М.: тип. М. Г. Волчанинова (б. М. Н. Лаврова и К°), 1886. – [4], 180 с., 1 л. портр .

14. Иван Сергеевич Аксаков, неизданные его стихотворения:

1841–1844: Астрахань / Сообщ. барон Ф. А. Бюлер. – [СПб.]: тип. В. С. Балашева, ценз. 1886. – 16 с .

15. Аксаков И. С. Биография Федора Ивановича Тютчева. – М.:

тип. М. Г. Волчанинова (б. М. Н. Лаврова и К°), 1886. – 327 с., 1 л. фронт .

(портр.) .

16. Аксаков И. С. Собрание сочинений: Т. 1–7. – М.: Типография М. Г. Волчанинова, 1886–1887 .

17. Аксаков И. С. О расколе и об единоверческой церкви в Ярославской губернии // Аксаков И. С. Сочинения в 7 т. Т. 7. – М., 1887. – С. 848–864 .

18. Аксаков И. С. Записка «О бессарабских раскольниках» // Русский архив. – 1888. – № 3. – С. 434–451 .

19. Аксаков И. С. Записка «О ярославских раскольниках» // Труды Рязанской ученой археографической комиссии за 1888 год. – Рязань, 1889 .

Вып. 3. – С. 80–84 .

20. И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. – М., 1888. Т. I. Письма 1839–1848 гг. – [2], 466, 100, [1] с., 1 л .

портр .

21. И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. – М., 1888. Т. II. Письма 1848–1851 гг. – [4], 409, [1], 56 с .

22. Аксаков И. С. Сочинения. 2 изд. Т. 2, 3, 4. – СПб.: тип .

А. С. Суворина, 1891, 1900, 1903 .

23. И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. – М., 1892. Т. III. Письма 1851–1860 гг. – [4], XXIV, 514, 166 с., [1] л. портр .

24. Аксаков И. С. Отрывок из книги: Самые достоверные записки чиновника очевидца. Присутственный день Уголовной Палаты. (Судебные сцены) // И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. Т. III. Письма 1851–1860 гг. – М., 1892. – Приложение. С. 17–91 .

25. И. С. Аксаков и А. О. Смирнова. Письма И. С. Аксакова 1845– 1880 // Русский архив. – 1895. – № 12. – С. 423–480 .

26. И. С. Аксаков в его письмах. Часть вторая. Письма к разным лицам. – М., 1896. Т. IV. Письма 1858-1886 гг. – IV, [2], 297, 31, [2] с., [4] л .

27. [Аксаков И. С.] Статья, предназначавшаяся к помещению в третьем номере газеты «Парус» // Литературный вестник. Издание русского библиологического общества. – Т. VII. – Кн. 3. – 1904. – С. 4–8 .

28. [Аксаков И. С.] Хроника «Новый год» // Русский Библиофил. – 1916. – № 5. – С. 68–71. (Статья предназначалась для № 1 «Молвы» за 1858 г.) .

29. Аксаков И. С. Стихотворения и поэмы / общ. ред. А. Г. Дементьева; вступ. ст. А.Г. Дементьева и Е. С. Калмановского; подг. текста и примеч. Е. С. Калмановского. – Л.: Советский писатель, 1960. – 298 с .

30. Аксаков И. С., Аксаков К. С. Литературная критика / вступ. ст., и коммент. А. С. Курилова. – М.: Современник, 1981. – 383 с .

31. Аксаков И. С. Письмо Ф. В. Чижову // Греков В. Движение добра // Поэзия: Альманах: Вып. 40. – М., 1985. – С. 118–125 .

32. Аксаков И. С. «И слово правды...» Стихи, пьесы, статьи, очерки / Предисл., сост. и коммент. М. А. Чванова. – Уфа: Башк. кн. изд-во, 1986. – 316 с .

33. И. С. Аксаков. Письма к родным. 1844–1849 / изд. подгот .

Т. Ф.Пирожкова. – М.: Наука, 1988. – 704 с .

34. Аксаков И. С. Письма из провинции. Присутственный день в уголовной палате. – М.: Правда, 1991. – 543 с .

35. Аксаков И. С. О служебной деятельности в России. Письмо к чиновнику // Человек. – 1993. – № 3. – С. 70–72 .

36. И. С. Аксаков. Письма к родным. 1849-1856 / изд. подгот .

Т. Ф. Пирожкова. – М.: Наука, 1994. – 654 с .

37. Аксаков И. С. Биография Федора Ивановича Тютчева. Репр .

воспр. изд. 1886 г. – М.: АО «Кн. и бизнес», 1997. – 327 с .

38. Иван Сергеевич Аксаков и его «Биография Федора Ивановича Тютчева»: Комментарий / [Науч. ред., авт. сопровод. ст., с. 5–43, В.Н. Касаткина; Авт. сопровод. ст. и коммент., сост. указ. и альбома ил. Г. В. Чагин]. – М.: АО «Кн. и бизнес», 1997. – 175 с .

39. Аксаков И. С. Еврейский вопрос: Ст. из газет «День», «Москва» и «Русь»: 1862–1883 гг. – М.: Социздат, 2001. – 156 с .

40. Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? / сост., вступ. ст., примеч. В. Н. Грекова. – М.: РОССПЭН, 2002. – 1007 с .

41. Аксаков И. С. Самодержавие не есть религиозная истина (1869 г.) // Аксаков И. С. Отчего так нелегко живется в России? – М., 2002. – С. 897–900 .

42. Аксаков И. С. Служебные записки о расколе // Аксаков И. С .

Отчего так нелегко живется в России? – М., 2002. – С. 849–894 .

43. И. С. Аксаков в его письмах: Эпистолярный дневник 1838– 1886 гг. с предисл., коммент. и воспоминаниями А. Ф. Аксаковой: В 3 т. / сост., подгот. текста, примеч., указ. имен Т. Ф. Прокопова. – М.: Русская книга, 2003–2004. – 560, 576, 608 с .

44. Аксаков И. С. У России одна-единственная столица… : Стихотворения и поэма. Пьеса. Статьи, очерки, речи. Письма. Из воспоминаний и мнений об И. С. Аксакове. Венок И. С. Аксакову. Москва И. С. Аксакова (путеводитель) / Сост., вступ. ст., путеводитель, примеч. Г. В. Чагина. – М.:

Русскiй мiръ, 2006. – 512 с .

45. Н. Н. Страхов. Переписка / сост. М. И. Щербакова; Группа славянских исследований при Оттавском университете и Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН. – Оттава 2007. – VIII, 192 с .

46. Аксаков И. С. Наше знамя – русская народность / Сост. и коммент. С. Лебедева. – М.: Ин-т рус. цивилизации, 2008. – 640 с .

47. Аксаков И. С. О державности и вере. – Минск: Белорус. правосл. церковь, 2010. – 608 с .

48. Аксаков И. С. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 1: Славянский вопрос. Кн. 1, 2 / Изд. подгот. А. П. Дмитриев и Д. А. Федоров; редкол.:

Е. И. Анненкова, Д. А. Бадалян, А. П. Дмитриев (зам. гл. ред.), Б. Ф. Егоров (гл. ред.), С. В. Мотин, Д. А. Федоров; Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, Центр по изучению традиционалистских направлений в русской литературы Нового времени. – СПб.: Росток, 2015. – 639, 768 с .

49. Иван Сергеевич Аксаков: библиогр. указ. (1836–2014) / сост.:

П. И. Федоров, С. В. Мотин; сост. фотоприложения: Г. О. Иванова; вступ .

ст. С. В. Мотина; под ред. А. П. Дмитриева; Башк. гос. пед. ун-т им .

М. Акмуллы, Мемориальный дом-музей С. Т. Аксакова, Уфимский юридический ин-т МВД России, Библиотека БГПУ им. М. Акмуллы. – Уфа:

Изд-во БГПУ, 2014. – 260 с .

50. Аксаков Иван Сергеевич: материалы для летописи жизни и творчества: В 6 вып., 12 ч. / под ред. С. В. Мотина. – Уфа: УЮИ МВД России, 2009–2015. – 3122 с .

51. Аксаков К. С. Несколько слов о поэме Гоголя: «Похождения Чичикова, или Мертвые души». – М.: тип. Н. Степанова, ценз. 1842. – 19 с .

52. Аксаков К. С. Ломоносов в истории русской литературы и русского языка: Рассуждение кандидата Московского университета Константина Аксакова, писанное на степень магистра Философского факультета Первого отделения. – М.: тип. Н. Степанова, 1845. – 517, [5] с .

53. Аксаков К. С. Освобождение Москвы в 1612 году: Драма в 5 д. – М.: тип. Н. Степанова, 1848. – [8], 212 с .

54. Аксаков К. С. О русских глаголах. – М.: тип. Л. Степановой, 1855. – 47 с .

55. Аксаков К. С. Князь Луповицкий, или Приезд в деревню: Комедия в 2 д. с прологом. – М.: тип. Л. Степановой, 1856. – 88 с .

56. Аксаков К. С. Олег под Константинополем: В стихах: Драм .

пародия, с эпилогом в 3 д. – СПб.: тип. П. А. Кулиша, 1858. – [4], IV, [2], 96, [1] с .

57. Аксаков К. С. Опыт русской грамматики. Ч. 1. – М.: тип .

Л. Степановой, 1860. – [4], XII, 176 с .

58. Аксаков К. С. Замечания на новое административное устройство крестьян в России. – Лейпциг: Ф. Вагнер, 1861. – VIII, 116 с. [Изд. и предисл. И. С. Аксакова] .

59. Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 1. Сочинения исторические / изд. под ред. И. С. Аксакова. – М.: тип. П. Бахметева, 1861. – VIII, 632, II с .

(2-е изд., доп. – М.: Унив. тип., 1889. – 652 с.) .

60. Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 2. Ч. 1. Сочинения филологические. – М.: Унив. тип. (Катков и К°), 1875. – XII, 661 с .

61. Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 3. Ч. 2. Опыт русской грамматики. – М.: тип. П. Бахметева,1880. – 709 с. разд. паг .

62. Аксаков К. С. Учение славянофилов // Русский архив. – 1890. – № 11. – С. 371–407 .

63. Аксаков К. С. Стихотворения / примеч. И. С. Аксакова. – М.:

Тип. «Об-ва распростр. полезных книг», 1909. – 72 с .

64. Аксаков К. С. Воспоминания студентства: С прил. портр .

К. С. Аксакова, неизданные стихотворения и отклика А. И. Герцена на его кончину. – СПб.: Огни, 1911. – 42, [1] с .

65. Аксаков К. С. Сочинения Константина Сергеевича Аксакова / ред. и примеч. Е. А. Ляцкого. Т. 1. – Пг.: Огни, 1915. – Т. 1. [2], 656 с .

66. Аксаков К. С. Стихотворения // Поэты кружка Н. В. Станкевича / сост. С. И. Машинский. – М.-Л., 1964. – С. 281–486 .

67. Аксаков К. С. Эстетика и литературная критика / сост., подгот .

текста, вступ. ст., коммент. В. А. Кошелева. – М.: Искусство, 1995. – 526 с .

68. Аксаков К. С. Государство и народ / сост. и коммент. А. В. Белова, предисл. А. Д. Каплина; отв. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2009. – 608 с .

69. Аксаков К. С., Аксаков И. С. Избранные труды / сост., авторы вступ. ст. и коммент. А. А. Ширинянц, А. В. Мырикова, Е. Б. Фурсова. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2010. – 888 с .

70. Аксаков К. С. Ты древней славою полна, или Неистовый москвич [сборник] / вступ. ст. и коммент. Е. Ю. Филькина. – М.: Русскiй мiръ, 2014. – 507, [2] с. [16] л. ил .

71. Аксаков С. Т. История моего знакомства с Гоголем [с включением всей переписки с 1832 по 1852 гг.] / Изд. подгот. сотрудники музея «Абрамцево» АН СССР Е. П. Населенко и Е. А. Смирнова. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1960. – 294 с., 4 л. ил .

72. Аксаков С. Т. История моего знакомства с Гоголем: Со включением всей переписки с 1832 по 1852 г. / [Предисл.: Н. М. Павлов]. – М.:

тип. М. Г. Волчанинова, 1890. – IV, 206 с .

73. Аксаков С. Т. Собрание сочинений: в 4 т. – М., 1955–1956 .

74. Аксаковские чтения: (материалы ХIV Международных Аксаковских чтений. Уфа, 26–27 сентября 2013 г.) / отв. ред.: д.ф.н., проф. В. В .

Борисова; Башк. гос. пед. ун-т им. М. Акмуллы. – Уфа, 2013. – 324 с .

75. Аксаковы: семейная энциклопедия / редкол.: Каштанов С. М .

(отв. ред.) и др. – М.: РОССПЭН, 2015. – 534 с .

76. Алексеев А. И. Музы и право. – М.: НОРМА, 2003. – 175 с .

77. Анненков П. В. Литературные воспоминания / [Вступ. статья, подгот. текста и примеч. В. П. Дорофеева]. – М.: Гослитиздат, 1960. – 686 с .

78. Анненкова Е. И. К. С. Аксаков – фольклорист: автореф. дис. … канд. филол. наук / Ленингр. гос. пед. ин-т им. А. И. Герцена. – Л., 1975. – 27 с .

79. Анненкова Е. И. Аксаковы. – СПб.: Наука, 1998. – 365 с .

80. Анненкова Е. И. К. С. Аксаков в «Русской беседе» // «Русская беседа»: История славянофильского журнала: Исследования. Материалы .

Постатейная роспись. – СПб.: Изд-во «Пушкинский Дом», 2010. – С. 84-99 .

81. Анненкова Э. А. Императорское Училище правоведения. – СПб.: ООО «Издательство “Росток”», 2006. – 384 с .

82. Анненкова Э. А. Императорское Училище правоведения // Пространство и время. – 2013. – № 1 (11) .

83. Анненкова Э. А., Голиков Ю. П. Принцы Ольденбургские в Петербурге. – СПб.: Росток, 2004. – 480 с .

84. Арсеньев К. К. Воспоминания об Училище правоведения // Русская старина. – 1886. – № 4 .

85. Артикул воинский: С кратким толкованием и с процессами. – [СПб.]: При Имп. Акад. наук, 1796. – [4], 385 с .

86. Аттестат о службе И. С. Аксакова, 2 июня 1851 года / публ .

С. В. Мотина // Аксаковские чтения: материалы ХI Всерос. научн. конф .

Уфа, 2 окт. 2009 г. – Уфа: Вагант, 2009. – С. 82–90 .

87. Атякшев М. В. Идея христианской общественности в позднем славянофильстве: И. С. Аксаков, Н. Н. Страхов, П. Е. Астафьев, Л. А. Тихомиров: дис.... канд. филос. наук / Российский гос. гуманитар. ун-т. – М., 2013. – 117 с .

88. Бабст И. К. [Рец. на кн.: «Исследование о торговле на украинских ярмарках» (1858)] // Атеней. – 1858. – № 37, 38 .

89. Бабчёнкова Е. Г. Поэзия И. С. Аксакова в русской музыке // Аксаковские чтения: материалы ХIV Международных Аксаковских чтений / Отв. ред. д.ф.н., проф. В. В. Борисова; Башк. гос. пед. ун-т им. М. Акмуллы. – Уфа, 2013. – 108–112 .

90. Бадалян Д. А. И. С. Аксаков и газета «Русь» в общественной жизни России: дис.... канд. ист. наук / С.-Петерб. ин-т истории РАН. – СПб., 2010. – 297 с .

91. Бадалян Д. А. «Колокол призывный»: Иван Аксаков в русской журналистике конца 1870-х – первой половины 1880-х годов. – СПб.: ООО «Издательство “Росток”», 2016. – 360 с .

92. Барсуков Н. П. Жизнь и труды М. П. Погодина. Кн. 1–22. – СПб., 1888–1910 .

93. Баршев Я. И. Основания уголовного судопроизводства, с применением к российскому уголовному судопроизводству / Соч. орд. проф .

уголов. и полиц. законов в Имп. С.-Петерб. ун-те, д-ра прав Я. Баршева. – СПб.: тип. 2 отд-ния Собств. е. и. вел. канцелярии, 1841. – [4], II, XVIII, 297 с .

94. Белевцева Н. П. Книги, принадлежавшие Аксаковым, в мемориальной библиотеке музея-усадьбы «Мураново» // Аксаковские чтения .

Материалы конференции 1983 года. – Абрамцево, 1988. – С. 53–62 .

95. Борисов А. В. Министры внутренних дел России. 1802 – октябрь 1917: Санкт-Петербургский ун-т МВД России; Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности. – СПб.: Фонд Университет, 2002. – 350 с .

96. Бутовский Л. Воспоминания об Императорском Училище Правоведения. Посвящаются товарищам третьего выпуска, 12 июня 1842 г. – СПб., 1883. – С. 3–8 .

97. В память Юрия Федоровича Самарина. 18 марта 1876 года. – М.: В Университетской типографии, 1876. – С. 39–44 .

98. Валитов А. Р. Федор Тютчев и Иван Аксаков: Поэт и его биограф: дис. … канд. филол. наук / Яросл. гос. пед. ун-т. – Ярославль, 2002. – 190 с .

99. Варадинов Н. В. История министерства внутренних дел: в 8 т. – СПб., 1858–1863 .

100. Венгеров С. А. Собр. соч.: в 5 т. Т. 3. Передовой боец славянофильства: Константин Аксаков. – СПб.: Прометей, 1912. – [8], 248 с .

101. Вихрова Н. Н. И. С. Аксаков и «Пушкинский вопрос» в русской литературе: дис. … канд. филол. наук / Новгород. гос. ун-т. – В. Новгород, 1999. – 232 с .

102. Вихрова Н. Н. Пушкин в дневнике молодого Ивана Аксакова // Русская литература. – 1999. – № 2. – С. 169–181 .

103. Вихрова Н. Н. Ранний критический опыт И. С. Аксакова // Русская литература. – 2011. – № 2. – С. 173–183 .

104. Вопросы, предложенные Аксакову III отделением, и его ответы на них // И. С. Аксаков в его письмах. Часть первая. Учебные и служебные годы. Т. 2. Письма 1848–1851 годов. – М., 1888. – С. 147–163 .

105. Герцен А. И. Собр. соч.: в 30 т. Т. 26: Письма 1856–1859 годов. – М.: Изд-во АН СССР, 1962. – 543 с .

106. Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений: в 14 т. Т. 12: Письма .

1842–1845 / Ред. Г. М. Фридлендер. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1952. – 718 с .

107. Государственный совет в России. 1801–1901. – СПб., 1902 .

108. Греков В. Н. «Московский сборник» И. С. Аксакова в контексте русской культуры // Московский сборник. – СПб.: Наука, 2014. – С .

843–916 .

109. Греков В. Н. И. С. Аксаков – журналист, 40-60-е годы ХIХ века: дис. … канд. филол. наук / Моск. гос. ун-т. – М., 1988. – 306 с .

110. Гудков Г. Ф., Гудкова З. И. С. Т. Аксаков. Семья и окружение .

Краеведческие очерки. – Уфа: Башк. кн. изд., 1991. – 373 с .

111. Дементьев А. Г., Калмановский Е. С. Поэзия Ивана Аксакова // Аксаков И. С. Стихотворения и поэмы. Л.: Советский писатель, 1960. – 5– 30 с .

112. Дмитриев А. П. Первоначальный вариант статьи И. С. Аксакова «О служебной деятельности (письмо к чиновнику)» и «ответ» на нее К. С. Аксакова // Аксаковские чтения: (материалы ХIV Международных Аксаковских чтений. Уфа, 26–27 сентября 2013 г.) / отв. ред.: д.ф.н., проф .

В. В. Борисова; Башк. гос. пед. ун-т им. М. Акмуллы. – Уфа, 2013. – С. 130–141 .

113. Добролюбов Н. А. Полн. собр. соч.: в 9 т. Т. 3. – М.–Л., 1962. – 543 с .

114. Дунин А. А. И. С. Аксаков в Ярославле // Русская мысль. – 1915. – № 8. – С. 217–231 .

115. Записка «О внутреннем состоянии России» К. С. Аксакова, представленная Государю Императору Александру II в 1855 году. Дополнение к Записке // Русь. – 9 мая. № 26. – С. 11–15; 16 мая. № 27. – С. 17–20;

23 мая. № 28. – С. 12–14 .

116. Императорское Училище Правоведения и Правоведы в годы мира, войны и смуты / сост. Н. Л. Пашенный (78-го вып.). – Мадрид: издание Комитета правоведской кассы, 1967. – 457 с.: ил .

117. Калмановский Е. С. Противоречия творческого сознания: Поэзия И. Аксакова // Русская литература. – 1994. – № 1. – С. 58–71 .

118. Каплин А. Д. Аксаков Константин Сергеевич // Славянофилы .

Историческая энциклопедия / сост. и отв. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2009. – С. 23–38 .

119. Каплин А. Д. Глава 4 . «Пора домой!» – «Русским надо быть русскими...»: Константин Сергеевич Аксаков (1817–1860) // Славянофилы, их сподвижники и последователи / отв. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2011. – С. 180–246 .

120. Карушева М. Ю. Славянофильская драма: [Драматургия А. С. Хомякова и К. С. Аксакова]. – Архангельск: Изд-во Помор. междунар. пед. ун-та, 1995. – 255 с .

121. Китаев В. А. Из истории идейной борьбы в России в период первой революционной ситуации: (И. С. Аксаков в общественном движении начала 60-х гг. ХIХ в.). – Горький: Горьк. гос. ун-т, 1974. – 72 с .

122. Козлова А. А., Мельников И. И. «О характере уголовного процесса» – рукопись И. С. Аксакова 1842 года // Актуальные проблемы борьбы с преступностью: материалы курсантско-студенческой конференции, г. Уфа, 15 мая 2008 г. В 2 ч. Ч. 2 / под общ. ред. Р. В. Нигматуллина. – Уфа:

УЮИ МВД России, 2008. – С. 3–7 .

123. «Колокол». Издание А. И. Герцена и Н. П. Огарева. 1857–1867:

Систематизир. роспись статей и заметок / М-во культуры РСФСР. Гос .

публичная ист. б-ка. – М.: Изд-во Всесоюз. кн. палаты, 1957. – 554 с .

124. Конюченко Т. Статистические сведения о личном составе, воспитанниках и хозяйственной части Императорского училища правоведения за 50 лет его существования / собраны правителем дел училища Т. Конюченко. – СПб.: Гос. тип., 1886. – X, 171 с .

125. Корнев А. В., Борисов А. В. Правовая мысль и юридическое образование в дореволюционной России: учебное пособие. – М., 2005. – 285 с .

126. Корф М. А. Записки. – М.: Захаров, 2003. – 719 с .

127. Кошелев В. А. Сто лет семьи Аксаковых. – Бирск: Бирск. гос .

пед. ин-т, 2005. – 380 с .

128. Кулешов А. С. Наумов О. Н. Аксаковы. Поколенная роспись. – М.: Территория, 2009. – 211 с .

129. Кунильский Д. А. Ф. М. Достоевский и братья К. С. и И. С. Аксаковы: Проблема восприятия русской литературы: дис. … канд. филол .

наук / Петрозавод. гос. ун-т. – Петрозаводск, 2011. – 223 с .

130. Кунильский Д. А. Достоевский и братья Аксаковы: спор о русской литературе. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2013. – 151 с .

131. Курилов А. С. Аксаков Константин Сергеевич // Русские писатели: Биобиблиографический словарь: в 2 т. Т. 1 (А–Л) / под ред. П. А. Николаева. – М: «Просвещение», 1990. – С. 18–22 .

132. Лебедев С. Предисловие // Аксаков И. С. Наше знамя – русская народность. – М.: Институт русской цивилизации, 2008. – С. 5–66 .

133. Летопись жизни и творчества С. Т. Аксакова / сост. В. В. Борисова, Е. П. Никитина. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2010. – 236 с .

134. Литературное наследство. Том 62: Герцен и Огарев. Кн. II. – М.: Изд-во АН СССР, 1955. – 894 с .

135. Лобанов М. П. С. Т. Аксаков. – М.: Мол. гвардия, 2005. – 354 с., 16 л. ил. (Серия: «Жизнь замечательных людей») .

136. Майков Вал. Н. Критические опыты. (1845–1847). – СПб.:

журн. «Пантеон лит.», 1889. – 4, 736 с .

137. Майков Л. Письма С. Т., К. С. и И. С. Аксаковых: Предисловие // Русское обозрение. – 1894. – Т. 28. – № 8 .

138. Майский И. М. Испания 1808–1917: исторический очерк. – М., 1958 .

139. Манн Ю. В. Семья Аксаковых: историко-литературный очерк. – М.: Дет. лит., 1992. – 384 с .

140. Месяцослов и Общий штат Российской империи на 1842 год .

Ч. I. – СПб.: При Императорской Академии Наук, 1842 .

141. Мещерский В. П. Воспоминания. – М.: Захаров, 2001. – 688 с .

142. Молчанов М. М. Александр Николаевич Серов в воспоминаниях старого правоведа // Русская старина. – 1883. – № 8 .

143. Молчанов М. М. Полвека назад: Первые годы Училища правоведения в С.-Петербурге / Изд. один из 1407 кончивших в оном курс, выпуска 1845 г. – СПб.: тип. Е. Евдокимова, 1892. – [2], IV, 3–91 с., 22 л .

портр .

144. Московский литературный и ученый сборник на 1847 год. М.:

В типографии Семена. 1847. 6, XVIII, 708, 146, 32, 16 с .

145. Московский сборник. Т. 1. Сочинения: К. С. Аксакова, И. С. Аксакова, И. Д. Беляева, И. В. Киреевского, П. В. Киреевского, А. И. Кошелева, С. М. Соловьева, А. С. Хомякова. – М.: тип. Александра Семена, 1852. – [2], XII, [448] с., 1 портр .

146. Московский сборник: [т. 1, 2] / Изд. подгот. В. Н. Греков. – СПб.: Наука, 2014. – 1307 с., [17] л. ил.; 23 см. – (Литературные памятники / Российская акад. наук) .

147. Мотин С. В. К. С. и И. С. Аксаковы и Общество любителей российской словесности при Московском университете // Аксаковский сборник. Вып. V. – Уфа, 2008. – С. 57–67 .

148. Нароков М. С. Уголовная палата: пьеса в 4 действиях: (Сюжет заимствован у И. С. Аксакова). – М.: Искусство, 1939. – 156 с .

149. Нижник И. С., Сальников В. П., Мушкет И. И. Министры внутренних дел Российского государства (1802–2002). Биобиблиографический справочник. – СПб.: Фонд «Университет», 2002. – 584 с .

150. Никитенко А. В. Записки и дневник: в 3 т. – М.: Захаров, 2005. – 640, 608, 592 с .

151. Никольский А. Иван Сергеевич Аксаков // Аксаков И. С. У России одна-единственная столица. – М., 2006. – С. 452–465 .

152. Огарева-Тучкова Н. А. Воспоминания [о Герцене и Огареве] / [Подготовка текста, вступ. статья и примеч. В. А. Путинцева]. – М.: Гослитиздат, 1959. – 382 с., 15 л. ил .

153. Ожерельев К. А. Художественная картина мира в лирике К. С. Аксакова и И. С. Аксакова: дис.... канд. филол. наук. – Омск, 2014. – 178 с .

154. Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М.: Объединенная редакция МВД России, 1996. – 464 с .

155. Осповат А. Л. Аксаков Иван Сергеевич // Русские писатели .

1800–1917: Биографический словарь. Т. 1. – М., 1989. – С. 29–32 .

156. Ответы И. С. Аксакова на вопросы III Отделения // И. С. Аксаков Письма к родным. 1844–1849. – М., 1988. – С. 497–508 .

157. Павел Юлий. Пять книг сентенций к сыну. – М.: Зерцало, 1998. – 285 с .

158. Памятная книжка Императорского Училища правоведения на учебный 1870–1871 год. – СПб., 1870. – XV, 40, 177 с., 1 табл .

159. Папков А. А. Жизнь и труды принца Петра Георгиевича Ольденбургского: Ко дню пятидесятилетия Училища правоведения сост .

А. Папков, бывший воспитанник Училища. – СПб.: Гос. тип., 1885. – [4], VIII, 184 с .

160. Переписка Аксаковых с Н. С. Соханской (Кохановской) // Русское обозрение. – 1897. – № 2–12 .

161. Переписка двух славянофилов. [Двусторонняя переписка И. С .

Аксакова и В. И. Ламанского] // Русская мысль. – 1917. – № 3–4. – Отд. II. – С. 67–70 .

162. Переписка И. С. Аксакова и Ю. Ф. Самарина (1848–1876) / подгот. изд. Т. Ф. Пирожковой, О. Л. Фетисенко и В. Ю. Шведова; вступ .

ст. Т. Ф. Пирожковой; подготовка текстов Т. Ф. Пирожковой и О. Л. Фетисенко; примеч. Т. Ф. Пирожковой и В. Ю. Шведова. – СПб.: Изд-во «Пушкинский Дом», 2016. – 712 с.: [16] с. ил .

163. Пирожкова Т. Ф. «Много я ездил по России…» // Аксаков И. С .

Письма из провинции. Присутственный день в уголовной палате. – М., 1991 .

164. Письма А. И. Герцена и Н. П. Огарева к Ив. С. Аксакову // Мурановский сборник. Вып. 1. – Изд. Музея имени поэта Ф. И. Тютчева в Муранове, 1928. – С. 86–104 .

165. Письма И. С., К. С. и С. Т. Аксаковых к И. С. Тургеневу. С введением и историко-литературными комментариями Л. Н. Майкова. – М.: Унив. тип., 1894. – 152 с .

166. Письма И. С. Аксакова к Ф. А. Бюлеру. Публикация В. Г. Бухерта // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв.: Альманах. – М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1999 .

[Т.] IX. – С. 181–192 .

167. Письма русских писателей к А. С. Суворину / Подготовил к печати проф. Д. И. Абрамович. – Ленинград, Государственная публичная библиотека, 1927. – С. 3–20, 195–197 .

168. Поддубная Р. П. Аксаковы. Страницы жизни. – Самара: ООО «Офорт», 2016. – 656 с .

169. Полярная звезда на 1858 год, издаваемая Искандером и Н. Огаревым. Книжка четвертая. – Лондон: Вольная русская типография, 1858. – 318 с .

170. Порох В. И. И. С. Аксаков в борьбе за свободу слова и печати. – Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская гос. юридическая акад.», 2014. 177, [2] с .

171. Порох В. И. И. С. Аксаков и царизм (конец 40 – начало 60-х годов) // Освободительное движение в России. Вып. 13. – Саратов, 1989 .

172. Порох В. И. Общественно-политическая и литературноиздательская деятельность И. С. Аксакова в годы первой революционной ситуации: автореф. дис. … канд. ист. наук / Рост. гос. ун-т. – Ростов н/Д, 1974. – 21 с .

173. Порох И. В., Порох Вл. И. Герцен и И. Аксаков на рубеже 50– 60-х годов XIX века // Революционная ситуация в России в середине XIX века: деятели и историки. – М.: Наука, 1986. – С. 85–102 .

174. Ранние славянофилы: А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. и И. С. Аксаковы / сост. Н. Л. Бродский. – М.: т-во И. Д. Сытина, 1910. – LXVI, 206 с .

175. Речь И. С. Аксакова, произнесенная 22-го июня 1878, в Московском славянском благотворительном обществе. – Berlin: B. Behr (E. Bock), 1878. – 24 с .

176. Россия и восстание в Боснии и Герцеговине. 1875–1878. Документы. – М.: «Индрик», 2008. – 448 с .

177. Русская потаенная литература XIX столетия. Стихотворения:

Ч. 1 / С предисл. Н. Огарева. – Лондон : Trbner & Co, 1861. – LXLVI, 427, XII с .

178. Русская социально-политическая мысль XI – начала ХХ века .

К. С. Аксаков: Учебное пособие / под общ. ред. А. А. Ширинянца; сост., вступ. cт. и коммент. А. А. Ширинянц, А. В. Мырикова. – М.: «Политическая мысль», 2011. – 212 с .

179. Самарин Ю. Ф. Сочинения: Т. 1–10, 12. – М., 1877–1911 .

180. Свод законов Российской Империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный: в 15 т. [Т. 15]: Свод законов уголовных. – СПб., 1832 .

181. Семенов П. П. История полувековой деятельности императорского Русского географического общества 1845–1895. В 3 ч. – СПб.: Тип .

В. Безобразова, 1896. – Ч. 1. XXX, 468 с., [1] л. портр .

182. Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания / Изд. подгот .

С. В. Житомирская. – М.: Наука, 1989. – 789 с., [9] л. ил .

183. Смирнова-Россет А. О. Записки, дневник, воспоминания, письма. – М., 1929 .

184. Собрание постановлений по части раскола. – СПб., 1858. – 776 с. разд. паг .

185. Сперанский М. М. Императорское Училище правоведения // Русская старина. – 1885. – № 12 .

186. Стасов В. В. Училище правоведения сорок лет тому назад 1836–1842 // Русская старина. – 1880. – № 12; 1881. – № 2, 3 .

187. Сташнева М. А. Социально-политическая программа газеты И .

С. Аксакова «Русь» (1880-1886 гг.): дис.... канд. ист. наук / Нижегор .

гос. архит.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2011. – 259 с .

188. Степанова Ю. А. Политическая концепция К. С. Аксакова / Каф. истории социально-политических учений, Филос. фак., МГУ им. М .

В. Ломоносова. – М.: Изд. Воробьёв А. В., 2008. – 136 с .

189. Степченко В. А. Отражение в творчестве Аксаковых 1830– 1880-х гг. трансформации помещичьего хозяйства России: дис. … канд .

ист. наук / Омский гос. ун-т путей сообщения. – Омск, 2014. – 211 с .

190. Стояновский Н. И. Воспоминание о 5-м и 7-м декабре 1860 года : Воспоминания написано для товарищей, воспитанников Имп. уч-ща правоведения. – СПб.: тип. Правительствующего сената, 1860. – 36 с .

191. Стояновский Н. И. Краткий очерк об основании и развитии Императорского Училища правоведения. – СПб., 1885 .

192. Суд и судьи в избранных фрагментах из Дигест Юстиниана / пер. с лат. – М.: Статут: Римская акад. правосудия, 2006. – 733 с .

193. Сухомлинов М. И. И. С. Аксаков в сороковых годах // «Исторический вестник». – 1888. – № 2 .

194. Сухомлинов М. И. И. С. Аксаков в сороковых годах // Аксаков И. С. У России одна-единственная столица… – М., 2006. – С. 366–383 .

195. Сюзор Г. Ко дню LXXV юбилея Училища правоведения 1835– 1910 гг. : Исторический очерк / Сост. воспитан. 61 вып. Георгий Сюзор. – СПб.: Гос. тип., 1910. – [2], 514 с .

196. Талин В. И. С. Аксаков как церковный публицист // Русская Будущность. – СПб., 1916. – Приложение. № 9 .

197. Тесля А. А. «Последний из „отцов”»: биография Ивана Аксакова. – СПб.: «Владимир Даль», 2015. – 799 с .

198. Трефолев Л. Странники (Из истории раскола) // Русский архив. – 1866. – № 4 .

199. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. – СПб.:

Типография второго отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1845. – XIV, 592 c .

200. Уортман Р. С. Властители и судии : развитие правового сознания в императ. России / авториз. пер. [с англ.] М. Д. Долбилова при участии Ф. Л. Севастьянова. – М.: Новое лит. обозрение, 2004. – 516 с .

201. Фурсова Е. Б. И. С. Аксаков: апология народности и самодержавия / под ред. С. В. Перевезенцева. – М.: Изд-во «Социально-политическая мысль», 2006. – 244 с .

202. Фурсова Е. Б. Политические принципы консерватизма в творчестве И.С. Аксакова (1823-1886): дис. … канд. полит. наук / Моск .

гос. ун-т. – М., 2006. – 189 с .

203. Холден Э. Петр Чайковский. – М., 2003. – 671 с .

204. Хомутов А. С. Отрывок из воспоминаний // Аксаков И. С. У России одна-единственная столица… – М., 2006. – С. 387–394 .

205. Цимбаев Н. И. И. С. Аксаков в общественной жизни России 1860-х годов: автореф. дис. … канд. ист. наук / Моск. гос. ун-т. – М., 1972. – 15 с .

206. Цимбаев Н. И. И. С. Аксаков в общественной жизни пореформенной России. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. – 264 с .

207. Цимбаев Н. И. Газета «Молва» 1857 года (из истории славянофильской периодики) // Вестник Моск. ун-та. – Сер. 8. История. – 1984. – № 6. – С. 14–24 .

208. Цимбаев Н. И. Славянофильство. Из истории русской общественно-политической мысли XIX века. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. – 274 с .

209. Цимбаев Н. И. Историософия на развалинах империи. – М.:

Изд. дом Междунар. ун-та в Москве, 2007. – 616 с .

210. Чайковский М. Жизнь Петра Ильича Чайковского. По докум., хранящимся в Архиве им. покойного композитора в Клину: В 3 т. С прил .

портр., снимков и факс., исполн. фото-цинкогр. способом. [Т. 1–3]. – М.;

Лейпциг: П. Юргенсон, 1900–1902 .

211. Чванов М. А. «Печальник славянства»: к 180-летию Ивана Сергеевича Аксакова // Наш современник. – 2003. – № 12. – С. 117–135 .

212. Шенрок В. И. Аксаков и его семья: биографический очерк // Журнал министерства народного просвещения. – 1904. – № 10. – Отд. 2. – С. 335–418 .

213. Ширинянц А. А., Мырикова А. В., Фурсова Е. Б. Константин Сергеевич и Иван Сергеевич Аксаковы // Аксаков К. С., Аксаков И. С. Избранные труды. – М., 2010. – С. 5–114 .

214. Эйдельман Н. Я. Тайные корреспонденты «Полярной звезды». – М.: Мысль, 1966. – 309 с .

215. Эйдельман Н. Я. Свободное слово Герцена. – М.: Эдиториал УРСС, 2009. – 528 с .

216. Christoff P. K. K. S. Aksakov. A study in ideas. – Princeton (N.J.):

Princeton univ. press, 1982. – IX, 475 p .

217. Lukashevich S. Ivan Aksakov (1823–1886). A Study in Russian Thought and Politics. – Cambridge (Mass.): Harvard Univ. Press, 1965. – 191 p., [1] l. portr. (Harvard Hist. Monogr.; 57) .

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. Вехи биографии, труды и публикации И. С. Аксакова...........3 Глава 1 . Детство, отрочество и юность И. С. Аксакова (1823–1842)….23

1.1. Домашнее воспитание в семье: первые пятнадцать лет жизни…….23

1.2. Императорское Училище правоведения и обучение в нем…………31 1.3. «О характере уголовного процесса»: выпускное сочинение 1842 года……………………………………………

Глава 2 . Чиновник-правовед на службе при Министерстве юстиции (1842-1848)…………………………… .

52 2.1. «Аттестат о службе И. С. Аксакова, 2 июня 1851 года»………........52

2.2. Зимняя дорога. (Licentia poёtica). Март, 1845 года. Радонежье…….58

2.3. Служба в качестве товарища председателя Калужской уголовной палаты, 1845–1847 гг………………………

2.4. «Судебные сцены» И. С. Аксакова, опубликованные А. И. Герценом в «Полярной звезде» в 1858 году…...………….......76 Глава 3 . Чиновник по особым поручениям при министре внутренних дел (1848-1851)………………………….84

3.1. Чиновник по особым поручениям при министре внутренних дел Л. А. Перовском……………..….……….84 3.2. «Передряга» 18–22 марта 1849 года………………………………….90

3.3. Статья И. С. Аксакова «О служебной деятельности» и «Ответ» на нее К. С. Аксакова…...………………………………….101

3.4. Служебные записки о расколе……………………………………....110

3.5. Переписка с Министерством внутренних дел о поэме «Бродяга»..115

Приложения…………………………………………………………………122

Приложение № 1. И. С. Аксаков. Автобиография 1862 года……….122 Приложение № 2. И. С. Аксаков. «Русские сочинения № 2 .

О возможности русским иметь народную литературу (Разговор)».…..124 Приложение № 3. Опись документов и переписки И. С. Аксакова по Министерству юстиции и Министерству внутренних дел (1844-1854)....133 Приложение № 4. И. С. Аксаков. «Моим друзьям, немногим честным людям, состоящим в государственной службе» (декабрь 1851 г.).……138 Приложение № 5. «Передовой боец славянофильства» .

О жизни, трудах и наследии К. С. Аксакова..…………………………...140 Заключение………………………………………………………………….149 Список использованной литературы……………………………………154

–  –  –

РОССИЙКИЙ СЛАВЯНОФИЛ

НА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЕ .

И. С. АКСАКОВ – СОТРУДНИК МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ И

МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

–  –  –

Отпечатано в группе полиграфической и оперативной печати Уфимского юридического института МВД России 450103, г. Уфа, ул. Муксинова, 2



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Византийский В р е м е н н и к, том X Б. Т. Г О Р Я Н О В КРУПНОЕ ФЕОДАЛЬНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В ВИЗАНТИИ В ХШ—XV вв. 1 Сравнительно-исторический метод исследования давно уничтожил представление о том, что феодализм был присущ исключительно средне­ вековому Западу....»

«53 II. ЛИЧНОЕ ХОЗЯЙСТВО КОЛХОЗНИКОВ В 1930-е КОНЦЕ 1950-х гг. Появившееся на исторической арене с началом массовой коллективизации личное подсобное хозяйство (ЛПХ)* представляло собой своеобразный социально-экономический рудимент индивидуального крестьянского хозяйства. Образовалось ЛПХ на базе приусадебного участка, на кот...»

«СЕРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ, № 11 • 198* У Д К 551.24 ТИХОМИРОВ в. в. К 125-ЛЕТИЮ СО Д Н Я Р О Ж Д Е Н И Я В. А. О Б Р У Ч Е В А Академик В. А . Обручев являлся последним по времени в крупной плеяде выдающихся путешественников, исследовавших в течение 18 и 19 веков Ур...»

«Кузнецова Анастасия Юрьевна СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В статье предметно исследуется современная структура средств массовой информации Приднестровья, анализируются ее особенности. Установлено, что сегодня система СМИ Приднестровья представлена всеми типами средств массов...»

«Проблемы исследования и охраны культурно-исторического наследия Украины—2007 Конференция-презентация, посвященная 150-летию академика Д. И. Багалея 20 ноября 2007 г. Харьковское областное историко-археологическое общество и Ха...»

«№ 14/2016 О народах Красноярского края СОДЕРЖАНИЕ Альманах "Этно-Мир на Енисее. О народах Красноярского края" Вступительное слово 4 От редколлегии 5 № 14/2016 ХРОНОГРAФ Главный редактор — Рафиков Рашит Гиззатович. Хроника основных событий национальной жизни в Красноярском крае во втором по...»

«RETR0’2015 27.06 — 29.06.15 Crimea, Simferopol ПРОБЛЕМА ИЗГНАННИЧЕСТВА В РОМАНЕ ЛЕЙЛЫ СЕББАР "МОЛЧАНИЕ БЕРЕГОВ" Надежда Сергеевна Лесова-Юзефович Кандидат филологических наук, доцент кафедры романской и классической филологии Факультет ино...»

«ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ КЛАССИЧЕСКАЯ СЕМИОТИКА: Приемы и методы текстового анализа 1. Цели освоения дисциплины.Целями освоения дисциплины "Классическая семиотика" являются: – формирование у студентов представления о семиотике как особом дисциплинарном поле и о семиотике как наддисциплинарной методологии...»

«1996: РЕКОРД, КОТОРОГО НЕ ЖЕЛАЛИ Годовой отчет Комиссии по защите свободы слова при Ереванском пресс-клубе 1996: РЕКОРД, КОТОРОГО НЕ ЖЕЛАЛИ Годовой отчет Комиссии по защите свободы слова при Ереванском пресс-клубе По мнению некоторых наблюдателей, 1996 год стал рекордным за всю историю независимой Армении в плане на...»

«Содержание Глава 1. Что такое АВА? Введение АВА как продолжение бихевиоризма АВА как научный метод Что не является АВА Обучение методом отдельных блоков (DTT) Как избежать негативных эффектов АВА Что такое метод Ловааса? Заключение Список ли...»

«МИХАИЛ КОМЛЕВ Притчи нашей жизни, написанные самыми любимыми и знаменитыми ДОБРОЕ УТРО Издательство АСТ Москва УДК 821.161.1-7 ББК 84(2Рос=Рус)6-7 П77 Дизайн обложки и макета Яны Паламарчук Ведущий редактор Маргарита Гумская Комле...»

«УДК 32 С-16 Салгириев Али Русланович ассистент кафедры теории и истории социальной работы Чеченского государственного университета 010585@list.ru Роль региональных элит в управлении политическими процессами на Северном Кавказе Аннотация: В статье рассматриваются реалии реги...»

«Ярославская епархия Русской Православной Церкви Ярославское региональное отделение Российского общества историков-архивистов Ярославский государственный университет им. П. Г . Демидова Игумен Антоний (Бабурин) Проф. Иерусалимский Ю. Ю. НЕБОПОДОБНЫЙ ХРАМ: ИСТОРИЯ ХРАМА СВЯТЫ...»

«Тарасов И. Т. Различие между органами внутреннего государственного управления РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ОРГАНАМИ ВНУТРЕННЕГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ1 Иван Трофимович ТАРАСОВ (1849—1929) —  российск...»

«1 АКТ государственной историко-культурной экспертизы проектной документации – раздела "Обеспечение сохранности объекта культурного наследия регионального значения "Здание жилищного треста Ленинского района (ранее первая городская электростанция), расположенного по адресу: г. Благовещенск, ул. Ленина,106 в составе проек...»

«А К А Д Е М И И НАУК С С С Р ВИЗАНТИЙСКИЙ ВРЕМЕННИК CSxO IV И ЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ВИЗАНТИЙСКИЙ ВРЕМЕННИК Том IV 4 ЗНАЧЕНИЕ РАБОТ И. В. СТАЛИНА ПО ВОПРОСАМ ЯЗЫКОЗНАНИЯ им стать. "Он был всего лишь упростителем и вульгаризатором мар­ ксизма, вроде „пролеткультовцев или „рапповцев". 1 Одним из основных...»

«Связь вРЕМЕН | Олег Богомолов Перед падением Берлинской стены Неизвестные страницы истории П осле воссоединения Гермаприблизился к нашим границам: Такие соображения побудили нас нии прошло два десятилев Польше и Чехии размещаются написать эту статью. тия....»

«ЖИВАЯ СТАРИНА ПВРЮ ДИЧВСКОЕ И 8ДА Н I В ОТДЪЛЕШЯ ЭТН0ГРАФ1И ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКАГО ГЕОГРАФИЧЕСКАГО ОБЩЕСТВА оодъ рвдаюцею П редеЪ датьствупщ аго въ Отд’ ломи Этнографгн Ь В. И. Л а м а н е к а г о Вы пускъ I—II ГОДЪ ДЕСЯТЫЙ О.-П Е ТЕРВ У РГЪ Т ш ограф к клю я В. П. Мещерсваго. Опаесвая у...»

«ИНФОРМАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА Инзельберг В.Д. ПГУ, Пермь Информационная культура студентов: проблемы формирования Проблема формирования информационной культуры студентов не является новой. Обучение читателей самостоятельному поиску информации является исторически традиционным направлением деятельности...»

«Ерохин Семен Владимирович СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ГНЕЗДО С ВЕРШИНОЙ МИС(А) В УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ В рамках статьи на основе анализа исторических источников, материалов словарей (в том числе диалектов и говоров украинского языка), художественной и научной литературы предложено расширенное...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕСИТЕТ Филологический факультет Кафедра истории русской литературы Халиуллин Карим Ришатович КОМПЛЕКС МОТИВОВ ГУСАРСКОЙ ЛИРИКИ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА Выпускная квалифик...»

«Белорусский государственный университет Институт журналистики ВИЗУАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАИНДУСТРИИ Материалы Республиканской научно-практической конференции (20–21 марта) Минск УДК 070-028.22(6) ББК 76.Оя431 Рекомендовано Совето...»

«Вестник Томского государственного университета. 2014. № 382. С. 19–23 DOI: 10.17223/15617793/382/3 УДК 821.112.2 Н.И. Волокитина СПЕЦИФИКА ФАУСТОВСКОГО СЮЖЕТА В ПЬЕСЕ Ф. ВЕРФЕЛЯ "ЧЕЛОВЕК ИЗ ЗЕРКАЛА" Сюжет "Фауста" Гете много раз преломлял...»

«chto_takoe_odinochestvo_sochinenie_rassuzhdenie_15.3_oge.zip. Верность основана на ответственности, стойкости, честности, смелости, жертвенности. Подумай, почему это происходит. И купила прозрачный муравейник. 1. Расскажи о совершенн...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт истории и политических наук Кафедра археологии, истории Древнего мира и С...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.