WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«ПОЗДНЕЛЕДНИКОВОЙ И ПОСЛЕЛЕДНИКОВОЙ ИСТОРИИ ГОРЛА БЕЛОГО МОРЯ Н.И. Глушанкова, Т.С. Клювиткина, В.М. Соболев Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова ...»

Осадочные бассейны, седиментационные и постседиментационные процессы в геологической истории

ЛИТОЛОГИЯ И УСЛОВИЯ НАКОПЛЕНИЯ ОСАДКОВ В

ПОЗДНЕЛЕДНИКОВОЙ И ПОСЛЕЛЕДНИКОВОЙ ИСТОРИИ

ГОРЛА БЕЛОГО МОРЯ

Н.И. Глушанкова, Т.С. Клювиткина, В.М. Соболев

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова ni.glushankova@mail.ru

Белое море представляет собой один из трех внутришельфовых бассейнов (Балтийское море, Гудзонов залив), на особенностях современной седиментации которого сказались как особенности развития этой территории в древнейшие этапы истории Земли, так и относительно молодые процессы плейстоценового ледникового и послеледникового осадконакопления .

Древнейший этап нашел отражение в формировании геологических особенностей дочетвертичного субстрата, а плейстоценовый литоморфогенез обусловил формирование беломорской котловины с ее контрастным рельефом и специфическими сочетаниями береговой линии, а также привел к поступлению в нее большого объема осадочного материала в течение поздне- и послеледникового времени .

В истории формирования осадочного покрова четко выделяются два седиментационных этапа. Первый связан со временем отступления Скандинавского ледника и активного поступления в беломорскую котловину талых вод с большим количеством детрита ледникового и водноледникового происхождения .

В этот период осадконакопление происходило практически во всей котловине, а сама седиментация имела пульсационный характер. Это привело к образованию здесь циклически слоистых, реже монотонных осадков преимущественно алевритового состава со значительной примесью щебнистых и дресвяных обломков кристаллических пород. Минеральный состав и геохимия осадков отражают первичный состав гранитогнейсов Балтийского кристаллического щита. Второй этап седиментогенеза в Белом море (средне-позднеголоценовый) — типично морской. В отличие от позднеплейстоценового этапа осадконакопление развито локально и характеризуется контрастным фациальным строением .

Спокойноводное накопление глинистых осадков сосредоточилось во впадинах ледникового и дочетвертичного рельефа. Волновые осадки приурочены к берегам с отлогим подводным береговым склоном, сложенным осадочными породами (Рыбалко и др., 2006) .

В Горле Белого моря (66o30’ с.ш., 41o20’ в.д.) — узком проливе, соединяющим акватории Белого и Баренцева морей и представляющим собой депрессию, приуроченную к тектоническому VII Всероссийское литологическое совещание 28-31 октября 2013 шву между Балтийским кристаллическим щитом и Русской платформой, формирование осадочной толщи в поздне- и послеледниковое время определялось существованием обширного приледникового бассейна. Он формировался, начиная с бореального времени у Зимнего берега до верхнего дриаса, у кромки тающего ледника Терского берега. Мощность осадочной толщи в пределах акватории Горла, по данным глубоководного бурения, проводившегося ПО «Архангельскгеология», составляет обычно до 30–50 м, а в депрессиях рельефа коренных пород, по данным сейсмоакустических исследований, может достигать 100 м (Соболев и др., 1995) .

Плейстоценовые отложения залегают в Горле Белого моря непосредственно на древнейших коренных породах венда. Наиболее древними являются морские микулинские пески, часто глинистые с включением мелкого ракушечного детрита, сохранившиеся от размыва в виде маломощных фрагментов. Абсолютные отметки залегания кровли этих образований колеблются от 65 до 200 м .





Значительное место в строении разреза принадлежит ледниковым поздневалдайским отложениям. Подводные конечно-моренные образования установлены, в частности, на Терском шельфе Горла Белого моря, где они, по сейсмоакустическим данным, образуют серию из семи кулисообразно расположенных гряд суммарной мощностью до 100 м. На Зимнем берегу в районе мыса Инцы мористое продолжение моренных гряд фрагментарно прослеживается вплоть до района Кедовских кошек. Конечно-моренные поздневалдайские образования различных стадий отступания ледников хорошо известны на прилегающей суше — Онежском полуострове, Зимнем и Терском берегах .

Основную часть разреза плейстоцена в Горле Белого моря слагает мощная (до 24 м) и довольно однородная толща алевритово-тонкопесчаных пород, четко прослеживающаяся на большей части акватории в виде хорошо выраженного геологического тела. Время формирования толщи, исходя из ее положения в разрезе между поздневалдайскими ледниковыми и среднеголоценовыми морскими отложениями, а также согласно палинологическим данным, охватывало аллеред, поздний дриас, пребореал, начало бореала. В это время в пределах современной акватории Горла Белого моря существовал специфический приледниковый водоем, в котором накапливались преимущественно тонкие осадки. Бассейновый характер седиментации подчеркивается серыми гидроморфными тонами окраски, наличием прослоек моносульфида железа — гидротроилита .

Детальное комплексное изучение осадков толщи по керну скважин, пробуренных вблизи Терского и Зимнего берегов, позволило восстановить некоторые особенности процессов седиментации и палеогеографической обстановки в Горле Белого моря. В гранулометрическом составе толщи алевритовые и тонкопесчаные частицы составляют до 80 %, глины — не более 20 %, грубообломочные частицы имеют явно подчиненное значение. Однородный состав при значительной мощности толщи говорит о довольно постоянных гидродинамических условиях среды осадконакопления. Скорости седиментации были высокими (до 8–16 мм в год). На приледниковый характер водоема указывает ряд специфических особенностей .

Так, слабая сортированность осадков, либо даже ее почти полное отсутствие (энтропия составляет 0,683–0,875), может быть обусловлена быстрым осаждением материала из мутьевых гляциотурбидитовых потоков, возникавших при быстром таянии ледников. С процессами ледового разноса связано присутствие разрозненного и неравномерно распределенного по толще обломочного материала (Соболев и др., 1995) .

Источники поступления материала в водоем были связаны с размывом и переотложением пород Балтийского кристаллического щита, о чем свидетельствуют особенности минералогического состава осадков: преобладание в составе тяжелой фракции роговой обманки (до 65 %) и граната (до 35 %) при невысоких содержаниях эпидота, пироксенов (не более 2–7 %). Минералогический состав толщи донных осадков имеет много общих черт с современными прибрежно-морскими осадками юго-западной части Баренцева моря (Лаврушин и др., 1984), моренами Кольского полуострова (Лаврова, 1960) и заметно отличается от состава осадков восточной (приновоземельской) части шельфа Баренцева моря (Эпштейн и др.,1993). В последних роговая обманка, эпидот, гранат, циркон содержатся в примерно равных количествах (по 10–20 %) .

Осадочные бассейны, седиментационные и постседиментационные процессы в геологической истории В осадках приледникового водоема Горла Белого моря в небольших количествах отмечены аутигенные минералы (пирит, барит). Интересно, что специфическая баритовая минерализация характерна и для позднеледниковых осадков Финского залива (Жамойда, 1992). Проявлению процессов минерального новообразования в приледниковых бассейнах, по мнению В.А. Жамойды (1992), способствовали изменения геохимических показателей среды, в частности, солености. Существенные колебания солености, как об этом свидетельствует состав легкорастворимых солей и видовое разнообразие диатомовой флоры, составляли характерную особенность приледникового водоема в Горле Белого моря. В начале своего существования, в аллереде, водоем был существенно опресненным или даже пресноводным. Об этом свидетельствует состав диатомей, включающих пресноводные виды: Cocconeis placentula v.intermedia, Amphora ovalis v.pediculus, Achnanthes hungarica и др. Но уже в позднем дриасе он приобрел отчетливо выраженный солоноватоводный характер. Повышенное содержание легкорастворимых солей (сухой остаток 0,342–0,595 %), однородный характер засоления с преобладанием ионов натрия и хлора свидетельствуют в пользу накопления осадков в бассейне, хотя бы периодически сообщавшимся с морем. Экологическая обстановка в приледниковом водоеме не благоприятствовала развитию морской биоты, в отличие от располагавшихся в акватории Горла морских бассейнов, как современного, так и древнего микулинского. Если в современных и древних морских осадках раковины морских моллюсков многочисленны и разнообразны по составу, то в осадках приледникового бассейна в редких случаях отмечается лишь ракушечный детрит .

Растительный покров суши, прилегающей к бассейну Белого моря, в позднеледниковое и послеледниковое время характеризовался сочетанием лесотундровых, тундровых и лесных ландшафтов, соотношения которых динамично изменялись во времени. В аллереде значительным распространением пользовались сосновые, березовые, а также еловые, часто заболоченные леса. В отложениях аллереда содержание пыльцы древесных пород колеблется в широких пределах — от 18 до 60 %, пыльцы трав — от 2 до 20 %, спор — от 31 до 78 %. Среди древесных пород очень высоко процентное содержание пыльцы сосны (до 77 %), ели (до 39 %) .

Пыльца березы составляет до 61 %, причем относительно много пыльцы карликовой березы (до 35 %). Пик максимального содержания пыльцы сосны отмечается и для спектров аллереда Балтийского побережья Литвы (Кабайлене, 1998). Среди пыльцы травянистых растений господствует пыльца полыни. В составе спор доминируют зеленые мхи (до 77 %), папоротники составляют до 64 %, сфагновые мхи — до 62 %. Перигляциальные кустарниковые сообщества в ландшафтах аллереда были представлены достаточно широко, как и сообщества травянистых растений. Значительное распространение последних, скорее всего, было связано с освоением открытых пространств, освободившихся от ледников, а также участков осушенного шельфа .

Широкое участие пыльцы полыни в спектрах позднеледниковья, по мнению O.K. Борисовой (1994), могло быть связано с высокой продуктивностью Artemisia maritima L. — вида, и ныне широко распространенного по морским побережьям Европы .

В позднем дриасе роль лесных сообществ в растительном покрове сокращается, причем особенно заметно деградируют еловые леса. Содержание пыльцы древесных пород в спектрах составляет 20–32 %. Среди них преобладает пыльца березы (32–64 %), на долю кустарниковых форм которой приходится 18–28 %. Количество пыльцы сосны изменяется от 10 до 52 %, ели — от 3 до 17 %. Существенно возрастает роль ландшафтов открытых пространств, занятых травянисто-кустарничковой растительностью, увеличивается содержание пыльцы злаков, маревых, полыни. Среди спор доминируют споры зеленых мхов (до 76 %), содержание папоротников не превышает 19 % .

В пребореале роль лесных формаций вновь несколько возрастает. В спектрах древесных пород, составляющих 18–35 %, господствует пыльца древовидной березы (37–79 %), кустарниковые формы которой составляют не более 7 %. Достаточно высокое участие пыльцы сосны (15– 36 %) и ели (3–17 %) свидетельствует о развитии наряду с березовыми сосновых и еловых лесов .

Открытые пространства с травянисто-кустарниковой растительностью занимали существенное место в ландшафтах. Среди трав в составе спектров доминирует пыльца полыни (49–71 %), пыльца маревых составляет не более 17 %, злаков — не более 18 %. Нижняя граница пребореала на VII Всероссийское литологическое совещание 28-31 октября 2013 пыльцевых диаграммах отчетливо подчеркивается пиком максимального содержания спор папоротников (54 %) .

В бореале происходит дальнейшее увеличение роли лесных формаций в ущерб травянистокустарниковым сообществам. В общем составе спектров содержание пыльцы древесных пород колеблется в пределах 22–49 %, трав — 9–17 %, спор — 44–73 %. В составе лесов наряду с сосной и березой почти полноправным участником становится ель. Среди пыльцы древесных пород на фоне преобладания сосны (30–43 %) довольно много пыльцы древовидной березы (12–37 %) и ели (14–34 %). Среди пыльцы травянистых преобладает полынь (52–36 %), маревые составляют 5–20 %, злаки 3–10 %. В группе спор доминируют зеленые мхи (30–56 %), примерно в равных количествах отмечаются папоротники (21–36 %) и сфагновые мхи (15–31 %) (Соболев и др., 1995) .

В конце бореала в Горле произошло резкое понижение уровня моря, с которым связано образование подводной террасы с уступом на современных глубинах 20–30 м. С поверхности этой подводной террасы южнее мыса Инцы грунтовыми трубками отобраны заторфованные осадки, а севернее мыса Инцы в колонке с глубиной воды 18 м встречен прослой торфа мощностью около 40 см. Вероятнее всего, эти отложения образованы в ходе регрессии литорина .

Начиная с атлантического времени, осадконакопление в Горле Белого моря происходило в морских условиях. Голоценовые и современные осадки, накапливавшиеся в условиях повышенной гидродинамической активности среды, связанной с воздействием интенсивных приливно-отливных течений в Горле, отличаются от осадков приледниковых водоемов более грубым составом, лучшей сортировкой, наличием включений раковин морских моллюсков. В частности, среди современных донных осадков в акватории Горла преобладают фации морских мелководий, содержание песчаных фракций в которых, в среднем составляя 70 %, может достигать 90 % .

Итак, в позднеледниковье и послеледниковье регион Белого моря являлся ареной сложных процессов дегляциации, проявления нескольких стадиальных подвижек и распада последнего ледникового покрова. В Горле Белого моря существовал приледниковый бассейн, интенсивная седиментация в котором происходила непрерывно, по крайней мере, от аллереда до первой половины бореала. Подобные приледниковые водоемы, отличавшиеся бедностью органического мира, значительными колебаниями солености, были распространены по всей периферии Балтийского щита, в бассейнах Балтийского, Норвежского, Баренцева морей, Ладожского и Онежского озер. Зарождение некоторых из этих водоемов произошло, возможно, даже в более раннее время, чем в Горле Белого моря. Наиболее древние абсолютные датировки, полученные по остаткам древесины из позднеледниковых осадков Ладожского озера, относятся к раннему дриасу (Невесский и др.,1977) .

Процессы осадконакопления в приледниковом бассейне Горла Белого моря, имея много общих черт с таковыми бассейнов Балтики (Емельянов и др., 2001), в то же время отличались некоторыми своими особенностями. Относительно более грубый алевритово-тонкопесчаный состав, слабая сортировка осадков в Горле, а также отсутствие среди них фаций ленточно-слоистых и гомогенных глин, столь типичных для приледниковых бассейнов Горного Алтая и Балтики, вероятнее всего, связаны с более динамичными условиями среды осадконакопления, близостью источников сноса, большей контрастностью рельефа в котловине Горла. Исключительно высокие скорости осадконакопления (до 8–16 мм год), значительная мощность осадочной толщи (почти 24 м) равным образом определяют специфичность процессов седиментогенеза в водоеме, существовавшем в Горле Белого моря в эпоху деградации последнего ледникового покрова и становления современного морского бассейна, отличавшуюся кратковременными, но резкими изменениями природно-климатических условий, значительными колебаниями уровня океана .

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект 12-05-00372) .

Литература Борисова О.К. Палеогеографические реконструкции для зоны перигляциальной зоны лесостепей Восточной Европы в позднем дриасе // Короткопериодные и резкие ландшафтноклиматические изменения за последние 15 000 лет. М.: ИГ РАН, 1994. С. 125–149 .

Емельянов Е.М. и др. Осадконакопление в Западно-Голландской впадине Балтийского моря // Океанология. 2001. Т. 41, № 6 .

Осадочные бассейны, седиментационные и постседиментационные процессы в геологической истории Жамойда В.А. Сравнительные аспекты аутигенного минералообразования в четвертичных отложениях морей гляциального шельфа и использование аутигенных минералов для стратификации разрезов // Осадочный покров гляциального шельфа северо-западных морей России. СПб., 1992. С. 97–104 .

Кабайлене М.В. Строение приледниковых и голоценовых отложений Литвы и распространение древесных растений // Главные итоги в изучении четвертичного периода и основные направления исследований в ХХI веке. СПб., 1998 .

Лаврова М.А. Четвертичная геология Кольского полуострова. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1960. 233 с .

Лаврушин Ю.А., Спиридонов М.А., Сахаров Б.А. и др. Вещественный состав приповерхностных донных отложений юго-западной части Баренцева моря // Литология и полезные ископаемые. 1984. № 6 .

С. 24–40 .

Невесский Е.Н., Медведев В.С., Калиненко В.В. Белое море. Седиментогенез и история развития в голоцене. М.: Наука, 1977. 236 с .

Рыбалко А.Е., Лисицын А.П., Шевченко В.П., Новигатский А.Н., Алиев Р.А., Бобров В.А.

Белое море — типичная модель седиментации во внутреннем море гляциальной зоны // Осадочные процессы:

седиментогенез, литогенез, рудогенез (эволюция, типизация, диагностика, моделирование). М.: ГЕОС, 2006 .

Соболев В.М., Алешинская З.В., Полякова Е.И. Новые данные о палеогеографии Белого моря в позднем плейстоцене-голоцене // Корреляция палеогеографических событий: материк – шельф – океан .

М.: Изд-во МГУ, 1995. С. 120–129 .

Эпштейн О.П., Гатауллин В.Н. Литология и условия образования четвертичных отложений в восточной (Приновоземельской) части Баренцева моря // Литология и полезные ископаемые. 1993. № 1 .

С. 110–124 .






Похожие работы:

«Ф. А. пАпАянИ Имперское будущее россИИ Противоборство идеологических проектов XIX–XXI вв. Ф.А. ПАПАЯНИ Имперское будущее россИИ ПРОТИВОБОРСТВО ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЕКТОВ XIX–XXI вв. москва русская цивилизация Монография подготовлена в Донецком национальном университете на стыке разных областей гуманитарного научного знания: с...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО "ВГУ") УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой истории и социально-гуманитарных...»

«Осташковский финансово-экономический колледж филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Тверской государственный университет"Утверждаю: Директор:Антонов П.А. 2015 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Истор...»

«Russkaya Starina, 2014, Vol. (12), № 4 Copyright © 2014 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Russkaya Starina Has been issued since 1870. ISSN: 2313-402X E-ISSN: 2409-2118 Vol. 12, No. 4, pp. 208-213, 2014 DOI: 10.13187/issn.2313-402X www.ejournal15.com UDC 94(47) From Bur...»

«ISSN 1998-4812 Вестник Башкирского университета. 2014. Т. 19. №4 1417 УДК 81'373.21:811.512.141 ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ЛИЧНЫЕ ИМЕНА: ОТРАЖЕНИЕ В БАШКИРСКОМ ОНОМАСТИКОНЕ © Р. А. Сулейманова Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН Россия, Республика Башкортостан, 450000 г. Уфа, пр. Октября, 71. Тел.: +7 (347) 235 6...»

«ной организовать новую жизнь. Уже в 1918 году он заявлял: "Не народ начал революцию, а вы. Народу было совершенно наплевать на все, чего мы хотели, чем были недовольны. Не врите на народ – ему ваши ответственные министерства, замены Щегловитых Малянтовичами и отмены всяческих цензур были нужны,...»

«Послание Президента Федеральному Собранию Владимир Путин обратился с Посланием к Федеральному Собранию. Церемония оглашения состоялась в Москве, в Центральном выставочном зале "Манеж". 1 марта 2018 года 14:00 Москва В.Путин: Уважаемые граждане России! Уважаемые...»

«Я. К. Гроту — 200 лтъ Яковъ Карловичъ ГРОТЪ 15 [27] декабря 1812 — 24 мая [5 іюня] 1893 РАН ИРЯ им. В. В. Виноградова Россійская Академія наукъ Институтъ русскаго языка имени В. В. Виноградова III Международная конференція "Культура русской р чи" "Русскій языкъ въ культурно историческомъ изм...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.