WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 || 3 |

«ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ О.В.ВИШЛЁВ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ОЧЕРКИ МОСКВА «НАУКА» 2001 УДК 94(47) Б Б К 63.3(2)621 В 55 Рецензенты: доктор исторических наук А.С. О Р Л О В, доктор ...»

-- [ Страница 2 ] --

Еще более спорным свидетельством наличия у СССР намерений на­ пасть на Германию, отраженных якобы в речи Сталина 5 мая 1941 г., явля­ ются цитируемые Хоффманом воспоминания бывшего советника герман­ ского посольства в Москве Хильгера (см. документ № 6). Давно известно, что отставные государственные деятели и дипломаты своими мемуарами продолжают или, по крайней мере, пытаются продолжать делать полити­ ку. Хильгер в этом отношении не исключение. Важен, однако, вопрос: ка­ кая делается политика, какими средствами, насколько автор мемуаров до­ бросовестен в изложении фактов, анализе событий, цитировании докумен­ тов? Мемуары Хильгера вряд ли можно назвать политически беспристра­ стными. Но ожидать от этого человека чего-то иного было бы просто на­ ивно. Хильгер, отвечавший за подготовку аналитических материалов о внутриполитическом и экономическом развитии СССР, представлявших первостепенный интерес для германской военной разведки, а заодно, види­ мо, работавший с агентурой17, верно служил интересам нацистского режи­ ма. После нападения Германии на СССР, оставаясь в штате внешнеполити­ ческого ведомства, Хильгер работал уже исключительно на военную раз­ ведку - абвер. Он принимал участие в организации пропаганды, направ­ ленной на подрыв боеспособности Красной Армии, в формировании "вла¬ совского движения"18. С лета 1943 г. по распоряжению германского мини­ стра иностранных дел И. фон Риббентропа Хильгер отвечал за сбор среди советских военнопленных информации, которая могла быть использована в политических, военных и пропагандистских целях19 .

Им разрабатывались рецепты внутриполитической дестабилизации СССР, его национальной и территориальной дезинтеграции. После капитуляции Германии с груп­ пой специалистов по "русским делам" из различных нацистских ведомств Хильгер какое-то время находился в США, где делился с американскими коллегами имевшейся у него информацией и опытом борьбы против СССР, которые в условиях начинавшейся холодной войны представляли для тех несомненную ценность. В дальнейшем, с 1946 по 1953 г., Хильгер, как о том туманно сообщают справочники, "работал в Берлине на прави­ тельство США" 21. Своими мемуарами, написанными в 1949-1952 гг., т.е. в См.: Верт А. Россия в войне. 1941-1945 / Авторизированный пер. с англ. М., 1967 .

С. 75-76 .

Об этом свидетельствует, в частности, то, что в германском посольстве в Москве материалы, касавшиеся работы с агентурой, а также донесения агентов адресовались Хильгеру. См., например: Politisches Archiv des Auswartigen Amts Bonn: Botschaft Moskau .

Politische Beziehungen zwischen Deutschland und der Sowjetunion. Bd. 9, Bl. 428619-428621 (Далее: РА АА) .

Подробнее см. очерк "Генерал Власов в планах гитлеровских спецслужб" .

РА АА Bonn: Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH. Ruвland 25 (R 27360), Bl. 288538 .

Ibid. Ru31and 24 (R 27359), Bl. 305083-305091; Akten zur deutschen auswartigen Politik .

Serie E. Bd. VI. Gottingen, 1979. Dok. № 122. S. 212-215 (Далее: ADAP) .

Ursachen und Folgen. Eine Urkunden- und Dokumentensammlung zur Zeitgeschichte / Hrsg .

von H. Michaelis, E. Schraepler. Reg. Bd. Teil 1. В., s.a. S. 290 (Далее UF). См. также: Мальков В Л .

Хотел ли Сталин развязать третью мировую войну? Прогноз Густава Хильгера, май 1951 г. // Россия XXI в.: Общественно-политический и научный журнал. 1997. № 7-8. С. 170-176 .

самый разгар холодной войны (они вышли в свет сначала на английском, а затем, в 1955 г. на немецком языке), Хильгер в сущности продолжал вое­ вать. По всем своим параметрам они отвечали "требованиям текущего по­ литического момента" .





Казалось бы, уже сама по себе персона Хильгера у серьезного ис­ следователя должна вызывать настороженное отношение к тому, что он сообщает, желание перепроверить содержащиеся в его мемуарах сведения. Но как раз этого Хоффман не делает и в результате попада­ ет в еще более неловкое положение, чем со свидетельством Верта .

Анализ документов, хранящихся в фондах Политического архива Ми­ нистерства иностранных дел ФРГ, позволяет заключить, что три пленных советских офицера, о которых пишет Хильгер в своих мемуарах, никогда не делали лично ему, как он это утверждает, никаких сообщений. Обра­ щаем внимание на секретное донесение начальника Отдела иностранных армий Востока (военная разведка) генерального штаба сухопутных сил Германии (ОКХ) полковника Р. Гелена от 18 октября 1942 г., которое Хоффман цитирует в своей статье вслед за отрывком из мемуаров Хиль­ гера. Из этого документа, точнее говоря, из прилагавшихся к нему "сооб­ щений", а не из протоколов проведенных им допросов военнопленных, Хильгер берет те несколько фраз, которые приводит в своих мемуарах .

Донесение было направлено Геленом представителю министерства ино­ странных дел Германии при ОКХ X. фон Этцдорфу, а тем переадресова­ но Хильгеру для ознакомления и последующей передачи руководству ми­ нистерства, о чем свидетельствуют рукописные пометы на документе (см .

документ № 8). В том, что и другое утверждение Хильгера: описания, сде­ ланные советскими офицерами, "совпадают почти дословно" - не соот­ ветствует действительности, а сами эти документы весьма сомнительного происхождения, у нас еще будет возможность убедиться .

Хоффман, как мы видим, не только опирается на некорректное сви­ детельство Хильгера, но и явно прибегает к двойной бухгалтерии в рас­ чете создать видимость "обилия фактов". Он представляет в качестве двух самостоятельных, не связанных между собой свидетельств один и тот же документ, приводя сначала с помощью ссылки на мемуары Хильгера несколько фраз из одной его части, а затем цитируя другую его часть, которую он представляет даже как некое более раннее ука­ зание в документах на агрессивный тон речи Сталина. Думается, что в комментариях такая исследовательская новация не нуждается .

Кто же эти загадочные пленные советские офицеры, о которых го­ ворится в донесении Гелена, в мемуарах Хильгера, о которых затем пи­ шет Хоффман? Этот вопрос заслуживает пристального внимания. Как следует из донесения Гелена, их "сообщения" были представлены для ознакомления даже Гитлеру. С ними знакомился и Риббентроп, о чем свидетельствуют его мемуары 22, а также запись его беседы с регентами болгарского царя Симеона - князем Кириллом, братом царя Бориса III, и Б. Филовым 19 октября 1943 г. (см. документ № 7) .

См.: Ribbentrop J. von. Zwischen London und Moskau: Erinnerungen und letzte Aufzeichnungen: Aus dem Nachlaв/Hrsg. von A. von Ribbentrop. Leoni, 1953. S. 243 .

Прежде чем приступить к рассмотрению этого вопроса, сделаем отступление и остановимся на "свидетельстве" Риббентропа. Хофф¬ ман не включает его в свою систему аргументов и даже ни в одной из своих работ не упоминает. Это объясняется несколькими причина­ ми. Во-первых, тем, что прямая ссылка на Риббентропа, военного пре­ ступника, казненного по приговору нюрнбергского международного трибунала, дискредитировала бы самого Хоффмана и его концепцию .

Привлечение в свидетели Риббентропа было бы равнозначно ссылке на обращение Гитлера к немецкой нации от 22 июня 1941 г. и на заяв­ ление нацистского министерства иностранных дел от того же дня. В них как раз и был сформулирован тезис, гласивший, что вермахт был вынужден нанести "превентивный удар" по СССР, изготовившемуся якобы к нападению на Германию 2 4. Открыто признавать, что истоки их концепции лежат в заявлениях Гитлера, Риббентропа и других на­ цистских главарей и что своими трудами они оправдывают агрессив­ ную политику "третьего рейха", сторонники тезиса о "превентивной войне" пока что не решаются и предпочитают оперировать "более нейтральными" свидетельствами .

Во-вторых, Риббентроп как свидетель нежелателен для Хоффма­ на и его единомышленников, потому что своей "интерпретацией" фа­ ктов он способен бросить тень на их систему аргументов. Мало того, что Риббентроп все перепутал (речь Сталина, по его словам, была произнесена не 5 мая, а 5 апреля 1941 г., прием, на котором выступил Сталин, состоялся не в Кремле, а в академии имени Фрунзе, а военно­ пленных, давших показания о сталинской речи, было не трое, а четве­ ро), он допустил в своих высказываниях перед князем Кириллом яв­ ные "неточности", которые без труда опровергаются документами .

Так, он, в частности, упомянул о двух поступивших независимо друг от друга "агентурных донесениях" - "из Москвы" и "из лондонского ис­ точника", относя их по времени к весне 1941 г. Между тем известно, что никакой иной информацией о речи Сталина, за исключением со­ общения в Берлин 4 июня 1941 г. германского посла в Москве Ф.В. фон дер Шуленбурга, а позднее донесения германской разведки со ссылкой на источник в Лондоне, который, в свою очередь, по-види­ мому, опирался на информацию Верта, немцы вплоть до конца 1941 г .

не располагали. Кроме того, Риббентроп совершенно исказил содер­ жание этих двух сообщений, представив дело так, будто бы то, что осенью 1942 г. говорилось в донесении Гелена, было доложено в Бер­ лин годом раньше из Москвы и Лондона .

Наконец, германский министр в беседе с князем Кириллом не удер­ жался и от явных фантазий. Прочитав несколько дней спустя все то, что он наговорил, Риббентроп вычеркнул или исправил некоторые пассажи в записи беседы, уже подписанной главным переводчиком германского Тем не менее в германской историографии "свидетельство" Риббентропа уже дав­ но введено в научный оборот. См.: Hillgruber A. Hitlers Strategic, Politik und Kriegftihrung .

1940-1941. Munchen, 1982. S. 432. Anm. 34 .

Эти документы см.: UF. Bd. XVII. Dok. № 3143d, 3143h .

правительства П. Шмидтом. В частности, он вычеркнул абзац, в кото­ ром говорилось о том, что Гитлер якобы спрашивал Риббентропа, на­ сколько можно доверять "агентурным донесениям" из Москвы и Лондо­ на, а Риббентроп подтверждал наличие у СССР агрессивных устремле­ ний. Впутывать фюрера в свое вранье министр, по-видимому, побоялся (одно дело разговор в узком кругу, а другое - когда сказанное превра­ щается в официальный документ), равно как побоялся и того, что в за­ писи беседы окажется зафиксированным его признание в том, что он являлся одним из вдохновителей войны против СССР. Была осень 1943 г., а не лето 1941 и не лето 1942, и такие саморазоблачения пред­ ставлялись в Берлине уже небезопасными .

И еще одно исправление в записи беседы, сделанное рукою Риб­ бентропа. Шмидт зафиксировал: имперский министр заявил руководи­ телям болгарского государства, что германское правительство после того, как началась война, получило сведения о том, что Советский Со­ юз намеревался нанести военный удар по "третьему рейху" 1 августа 1941 г. Дату "1 августа" Риббентроп зачеркнул и вписал: "в августе" .

Видимо, и в этом случае он счел, что погорячился, назвав даже день планировавшегося якобы советского нападения. Запись беседы Риб­ бентропа с князем Кириллом и Б. Филовым является, пожалуй, един­ ственным германским документом правительственного уровня, в ко­ тором называется дата начала некоего советского наступления "в на­ правлении Атлантики". Из него эта дата перекочевала на страницы трудов западных авторов. Называя ее, эти авторы, правда, забывают предупредить читателей о том, что источник, откуда она заимствова­ на, весьма сомнительного качества, а сама дата была в нем вычеркну­ та рукою того, кто ее придумал .

Однако вернемся к вопросу о пленных советских офицерах, подго­ товивших "сообщения" о речи Сталина. Сделать это тем более необхо­ димо, поскольку именно на них ссылается Риббентроп, называя дату "1 августа" или "август" 1941 г. Нам еще предстоит познакомиться с тек­ стами этих сообщений. Пока же отметим, что и в этом случае Риббен­ троп допустил "неточность" - данная дата в них отсутствует .

О "свидетельствах" советских военнопленных, или почему не называются имена Думается, не случайно ни Риббентроп, ни Хильгер, ни впоследствии Хоффман не называют имен пленных советских офицеров, на показа­ ния которых они ссылаются. Видимо, есть причины, чтобы эти офице­ ры так и остались анонимными свидетелями неких агрессивных замы­ слов СССР. Ведь назови их поименно, и несложно будет выяснить, на­ сколько они были посвящены в секреты советской политики, были ли они в числе приглашенных на прием в Кремле, сотрудничали ли они, по­ пав в плен, с немцами. От них, безымянных, в случае чего нельзя было бы потребовать и публичного опровержения их "сообщений". Все эти соображения, очевидно, и побудили полковника Гелена завершить свое донесение фразой: "Прошу при использовании содержания этих трех сообщений воздерживаться от разглашения имен (слово "имен" вписа­ но Геленом в текст от руки. - О.В.) военнопл[енных] офицеров, сделав­ ших сообщения" .

Наличие в документе такой просьбы делает понятным, почему ни Риббентроп, ни Хильгер не называют никаких имен, но отнюдь не объясняет причин молчания Хоффмана. Не руководствуется же он в своих трудах абверовской директивой полувековой давности?! Причи­ на того, что Хоффман делает вид, будто он не знаком с прилагавши­ мися к донесению Гелена "сообщениями" пленных советских офице­ ров, как нам кажется, иная. Аргумент, который могут привести сто­ ронники тезиса о "превентивной войне": в документах X. фон Этцдор¬ фа донесение сохранилось без прилагавшихся к нему ранее "сообще­ ний" советских военнопленных, нельзя признать убедительным. Там их, действительно, нет, но их копии (в двух экземплярах) есть в другом фонде, причем тратить силы и время на поиски не требуется. Доста­ точно открыть опись документов Политического архива Министерст­ ва иностранных дел ФРГ, чтобы прочесть в списке дел пятого полити­ ческого отдела: "Сообщение о банкете в Москве с выдержками из ре­ чей Сталина - 5.41 " 2 5. Взяв же в руки это дело, сразу понимаешь, что это и есть те самые "сообщения" трех советских офицеров, которых недостает в папке документов Этцдорфа (см. документ № 8, приложе­ ния 1, 2, 3). Трудно поверить, что Хоффман, сумевший отыскать сре­ ди множества документов не упоминаемое ни в одной описи донесение Гелена, не ознакомился с занесенным в описи делом, прямо относя­ щимся к кругу интересующих его проблем .

Дело, видимо, в том, что упоминать, а тем более цитировать эти "сообщения" по архивным фондам, а не через донесение Гелена и мему­ ары Хильгера, для Хоффмана нежелательно. Сразу отпадает нужда в "авторитетных свидетелях" и раскрывается кухня с двойной бухгалте­ рией. Кроме того, у кого-то может возникнуть желание проверить, на­ сколько объективно оценивают эти "сообщения" все те же Гелен, Хильгер, а также Риббентроп, утверждающие в один голос: "сообще­ ния" совпадают (Хильгер даже заявляет: они совпадают "почти дослов­ но"), что затем в своих работах повторяет и Хоффман .

Но то-то и оно, что они не совпадают. Совпадения есть лишь в "со­ общениях" двух офицеров (назовем, наконец, их имена) - генерал-май­ ора Наумова и майора Евстифеева, в то время как "сообщение" майо­ ра Писменя явно противоречит им. Но и "сообщения" Наумова и Ев¬ стифеева различаются по своему характеру: первое действительно по­ хоже на сообщение военнопленного, тогда как второе напоминает скорее памфлет или даже фельетон. Причем возникает впечатление, что "сообщение" Евстифеева - это литературная обработка наиболее ценной, с точки зрения немцев, части показаний Наумова, предназна­ чавшаяся для публикации в пропагандистских целях. Отметим в этой См.: Politisches Archiv des Auswartigen Amts: Findbuch 1920-1945 (Kent III). S. 132 .

связи, что в том разделе фонда пятого политического отдела герман­ ского министерства иностранных дел, в котором хранятся интересую­ щие нас "сообщения", собраны как раз материалы военной пропаган­ ды. Видимо, и у этих документов было чисто военно-пропагандист­ ское предназначение .

Мы не будем подробно анализировать содержание "сообщений" Наумова и Евстифеева. Читатель может сделать это самостоятельно, сравнив их между собой, а также с "краткой записью" речи Сталина и его выступлений на банкете. Укажем лишь на некоторые формальные моменты, которые порождают дополнительные сомнения в достовер­ ности содержащейся в документах информации и в возможности их ис­ пользования в качестве источника для выяснения внешнеполитических намерений СССР весной - в начале лета 1941 г .

Во-первых, бросается в глаза нехарактерное для немецкого военно­ го делопроизводства оформление этих "сообщений". Материалы до­ просов военнопленных содержат обычно в своей вводной части, как в этом можно убедиться, ознакомившись с германскими архивными фон­ дами, подробные сведения о военнопленном: его фамилию, имя и отче­ ство, год и место рождения, воинское звание, должность, последнее ме­ сто службы 26, дату и место взятия в плен, дату и место дачи показаний, а также фамилию германского офицера или должностного лица, сни­ мавшего допрос, проводившего беседу либо получившего от военно­ пленного сообщение 27. В данном случае практически вся эта информа­ ция отсутствует, правила оформления документов полностью наруше­ ны. И это тем более странно, поскольку речь идет о документах, кото­ рые подавались на самый верх, в том числе Гитлеру .

Во-вторых, в "сообщении" Наумова (см. документ № 8, приложе­ ние 1), отдельные положения начальной части которого можно считать до­ стоверными, прослеживается явное смещение акцентов. Центральное мес­ то в нем занимает не изложение довольно продолжительной речи Сталина на заседании - Сталин говорил почти сорок минут, а пересказ нескольких его тостов на банкете, раскрывавших якобы некие устремления СССР к на­ сильственному расширению своих границ и антигерманскую направлен­ ность его политики. В этом отчетливо проявляется заданный характер "со­ общения", что, в свою очередь, вызывает подозрение, что кое-какие "мыс­ ли" могли быть внесены в него сотрудниками германской военной развед­ ки либо вписаны под их диктовку. Не будем забывать, что информации о том, кто такой генерал-майор Наумов, документ не содержит28, равно как не известно, где, когда и как было составлено данное "сообщение" .

Должность и последнее место службы указано только в "сообщении" майора Писменя - начальник штаба 345-й стрелковой дивизии. Из текста "сообщения" майора Ев­ стифеева следует, что накануне войны он занимал должность начальника штаба 41-й бри­ гады легких танков Закавказского военного округа .

См., например: PA AA Bonn: Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH. Ruвland 24 (R 27359), Bl. 305076 ff., 305172 ff., 305261 ff .

He исключено, что это генерал-майор А.З. Наумов, командир 13-й стрелковой ди­ визии, дислоцировавшейся накануне 22 июня 1941 г. в районе Вельска на так называемом белостокском выступе. Дивизия была разгромлена немцами, ее остатки окружены и пле­ нены вместе с другими частями советских 3-й и 10-й армии в начале июля 1941 г .

Еще более сомнительным по своему содержанию является "сооб­ щение" майора Евстифеева (см. документ № 8, приложение 2), единст­ венной темой которого является изложение тостов и выступлений Ста­ лина на банкете. Мы не комментируем этот документ, предоставляя чи­ тателю возможность самому оценить его стиль. Укажем лишь, что ис­ тория, рассказанная Евстифеевым в части его "сообщения", которую мы не публикуем, о том, как он попал на банкет, совершенно неправдо­ подобна. Вряд ли можно поверить в то, что майор из Закавказского во­ енного округа, приехавший в Москву за запчастями для своей танковой бригады, смог запросто оказаться на банкете в Кремле, причем на сво­ бодном месте в Георгиевском зале невдалеке от Сталина 29 .

Нельзя не задать также вопрос: коль скоро майору Евстифееву, как говорится в "сообщении", очень хотелось "услышать Сталина или его соратников и их оценку сложившегося положения", то почему он не по­ шел на заседание, где Сталин совершенно точно должен был высту­ пить, а отправился лишь на банкет? Могло ведь случиться такое, что на банкете Сталин вообще не взял бы слово или ограничился бы од¬ ним-двумя тостами самого общего содержания. Остается только пред­ положить, что майор Евстифеев был исключительно проницательным человеком, догадавшимся, что "самое главное" будет сказано Стали­ ным не на заседании, а на банкете, и потому решившим не тратить вре­ мя попусту и поучаствовать лишь в "главной части" мероприятия. Все это выглядит очень странно. Объяснение этим странностям, как нам ка­ жется, может быть одно - либо рукою майора Евстифеева водили гер­ манские спецслужбы, либо интересующее нас "сообщение" вообще бы­ ло подготовлено ими, а именем "майора Евстифеева" они прикрыли продукт своего творчества .

Разбирая вопрос о достоверности "сообщений" Наумова и Евстифе­ ева, отметим также следующее. "Краткая запись" выступления Стали­ на перед военными в Кремле (см. документ № 9), а также дневниковые записи заместителя председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. А. Малышева и генерального секретаря Исполкома Коминтерна Г. Димитрова о выступлениях Сталина 5 мая 1941 г. (см. документы № 10, 11) свидетельствуют: в одном из тостов он говорил о необходимо­ сти, укрепив и реорганизовав вооруженные силы, "перейти от обороны к наступлению", "к мирной, оборонной политике с наступлением", о том, что "проводя оборону" страны, следует "действовать наступательным Прием в Кремле 5 мая 1941 г. проводился в обстановке повышенных мер безопас­ ности. Списки участников мероприятия (свыше полутора тысяч человек) были составле­ ны и утверждены задолго до 5 мая. Банкет, состоявшийся после заседания, проходил в не­ скольких залах Кремля: в Георгиевском зале были накрыты столы для политического, военного руководства и генералитета, в других залах - для выпускников академий. Выс­ тупления и тосты транслировались в залы по радио. Приглашенных на банкет офицеров рассаживали за столы по двадцать человек. За каждым столом был старший, отвечавший за порядок, и представитель службы безопасности в штатском (см.: Besymenski L. Op. cit .

S. 242-243). В описании организационной стороны банкета в Кремле "сообщение" майо­ ра Евстифеева недостоверно. То, о чем он рассказывает (столики на четверых, алкоголь без меры, бессвязные пьяные речи и т.п.), передает скорее атмосферу немецкого офицер­ ского казино времен войны, а не правительственного приема в Кремле .

образом", "от обороны перейти к военной политике наступательных действий" и соответствующим образом перестроить агитацию и пропа­ ганду, что Красная Армия, коль скоро она считает себя современной ар­ мией, должна быть армией наступательной. Тост Сталина имел самый общий характер и отражал представления советского руководства об образе действий СССР и его вооруженных сил в случае войны. Никаких призывов к нанесению удара по Германии, к захвату новых территорий и экспорту революции, как о том сообщают Наумов и Евстифеев, ни этот, ни другие тосты Сталина, ни его выступление на заседании, пред­ шествовавшем банкету, не содержали. Наивно было бы вообще пред­ полагать, что в планы такого рода, если бы они даже существовали, руководитель советского государства решился бы посвятить такой широкий круг лиц. Не исключалась возможность утечки информа­ ции, а это могло иметь для СССР самые серьезные международные по­ следствия .

"Сообщение" майора Писменя (см. документ № 8, приложение 3) от­ личается как по форме, так и по содержанию от "сообщений" Наумова и Евстифеева. Ни о каких тостах Сталина и его призывах к "расширению социалистического фронта силой оружия" и к территориальным захва­ там речи в нем не ведется. Писмень приписал Сталину другой призыв - к нанесению некоего "упреждающего удара" по Германии, который якобы должен был являться также "местью" и "реваншем" СССР за оккупацию немцами Болгарии и посылку германских войск в Финляндию .

В том, что "сообщение" Писменя недостоверно, легко убедиться, оз­ накомившись с его текстом. Этот текст глубоко противоречив и не вы­ держивает критики. Из него следует, во-первых, что Сталин в своей ре­ чи 5 мая 1941 г., призывая якобы к военному наступлению против Гер­ мании, отмечал, что Красная Армия к войне с Германией не готова, по­ скольку еще плохо вооружена и недостаточно обучена. Отметим, что са­ мо по себе намерение начать войну с крайне опасным противником в ус­ ловиях неготовности к ней собственных вооруженных сил явно противо­ речит здравому смыслу. Во-вторых, если верить "сообщению" Писменя, Сталин собирался начать войну против Германии, не будучи твердо уве­ ренным в том, что добьется успеха. Он якобы исходил из того, что про­ тивник на начальном этапе войны будет побеждать, что сама война при­ обретет затяжной характер, а преимущества СССР начнут проявляться только к концу первого года войны в результате истощения сырьевых и людских ресурсов Германии и "отдаления германской армии от баз снаб­ жения", т .

е. ее продвижения далеко в глубь советской территории. Если руководствоваться "сообщением" Писменя, то получается, что Сталин в своем выступлении перед военными в Кремле по сути дела предрекал тяжелейшие поражения Красной Армии на начальном этапе войны и ог­ ромные людские, материальные и территориальные потери Советского Союза, которые поставят его на грань катастрофы. Вся эта "информа­ ция" явно не стыкуется с тем, что известно о военном планировании РККА и взглядах советского политического руководства на ход возмож­ ной войны с Германией накануне 22 июня 1941 г .

Определить, откуда майор Писмень почерпнул некоторые мысли, изложенные в его "сообщении", не составляет труда. Они действитель­ но взяты из выступлений Сталина, но не 5 мая, а 3 июля и 6 ноября 1941 г. и из его приказов как наркома обороны СССР от 23 февраля и 1 мая 1942 г. Именно там можно найти и высказывания о недостаточной подготовленности Красной Армии к войне, и мысль о том, что на на­ чальном ее этапе Германия может добиться частичного успеха, что, од­ нако, не ставит под сомнение неизбежность конечной победы Совет­ ского Союза, и рассуждения об ожидаемом в скором времени переломе в ходе боевых действий в пользу СССР, который будет обусловлен пре­ восходством Советского Союза над Германией в сырьевых и людских ресурсах, а также отрывом германской армии от баз снабжения. Там же присутствует оценка советско-германского договора о ненападении, ко­ торую Писмень в своеобразной форме также передал в своем "сообще­ нии". Оттуда же взяты рассуждения о Версальском договоре, о причи­ нах побед вермахта на начальном этапе второй мировой войны, а также о том, можно ли победить Германию 30. Под видом сообщения о речи Сталина 5 мая 1941 г. Писмень изложил те его высказывания, которые он имел возможность прочесть в советских газетах начального периода войны, а также факты, характеризовавшие вооружение и уровень под­ готовки Красной Армии, которые были известны ему как военному. От себя Писмень вложил в уста Сталина призыв к войне против Германии .

Добавление получилось крайне неуклюжим. Сделал ли его Писмень по собственной воле или ему кое-что "подсказали" или даже кое-что "по­ могли дописать" те сотрудники германской военной разведки, которые "работали" с ним, - об этом мы, видимо, уже никогда не узнаем. Но это и не важно. Важно другое - то, что в данном случае мы с полным осно­ ванием можем сказать: перед нами документ, который не может быть использован как источник для изучения речи Сталина 5 мая 1941 г .

Как германская военная разведка готовила "разоблачения" Возникает вопрос: если мы считаем, что "сообщения", прилагавши­ еся к донесению Гелена, целиком или в какой-то своей части являлись плодом творчества германской военной разведки, то выходит, что она дезинформировала свое командование и политическое руководство страны. Возможно ли такое? С уверенностью можно сказать, что воз­ можно. Не в последнюю очередь потому, что те, как это ни парадок­ сально звучит, сами требовали от разведки представления ложной ин­ формации .

Напомним некоторые факты, которые приверженцы тезиса о "превентивной войне" нацистской Германии против СССР обходят молчанием .

См.: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны: Доку­ менты и материалы. Т. 1. М., 1944. С. 25-59 .

В 1941 г. ни Гитлер, ни командование вермахта не верили в то, что СССР может напасть на Германию. В Берлин не поступало никакой ин­ формации об агрессивных замыслах Советского Союза в отношении "третьего рейха". Наоборот, оценивая политику Москвы, германские дипломаты и германская разведка постоянно докладывали о желании СССР сохранить мир с Германией, не допустить возникновения в отно­ шениях с ней серьезных конфликтных ситуаций, о его готовности ради этого пойти на определенные экономические уступки31. Материальнотехническое и кадровое состояние Красной Армии германские военные инстанции оценивали как неудовлетворительное и считали, что РККА не способна вести широкомасштабные наступательные операции 32 .

Учитывая эти обстоятельства, германское командование при разработ­ ке оперативных планов войны против СССР, а их составление было на­ чато еще летом 1940 г., возможность нападения Советского Союза на Германию и наступательных действий РККА в расчет не принимало 33 .

Нацистское руководство последовательно готовило именно агрессию вторжение на территорию Советского Союза, разгром его неотмобили¬ зованных и неразвернутых в боевые порядки вооруженных сил и унич­ тожение СССР как суверенного государства. Это потом, начиная с 22 июня 1941 г., оно начало трубить на весь мир о том, что вермахт был вынужден нанести "упреждающий удар" по Красной Армии, изготовив­ шейся якобы к броску на Запад .

Обвинив СССР в подготовке нападения на Германию, гитлеровцы понимали, что должны представить соответствующие доказательства .

То, что прозвучало 22 июня 1941 г. в обращении Гитлера и в заявлении нацистского министерства иностранных дел, вряд ли кого-то в чем-то могло убедить. Требовались советские документы и признания совет­ ских военных. К делу была подключена военная разведка, перед кото­ рой была поставлена задача добыть такие доказательства .

С первых дней войны германские разведывательные службы раз­ вернули активные поиски документов оперативного планирования, кар­ тографического материала, советских мобилизационных планов, госу­ дарственных и партийных документов, которые могли быть истолкова­ ны хотя бы как косвенное свидетельство подготовки Советским Сою­ зом нападения. Эти поиски продолжались и в 1942 г., во время герман­ ского наступления в южных районах СССР. Однако ничего так и не бы­ ло найдено. Представить мировой общественности документальное подтверждение своих заявлений, прозвучавших 22 июня 1941 г., гитле­ ровское правительство не смогло. Не исключено, что донесение Гелена

ADAP. Serie D. Bd. XII, 2. Dok. № 420, 486, 505, 547, 550, 604; PA AA Bonn:

Dienststelle Ribbentrop. Mitarbeiterberichte III, 4/2 Teil 1 (R 27119), Bl. 289141-289142;

Dienststelle Ribbentrop. Vertauliche Berichte, 2/2 Teil 2 (R 27097), Bl. 30698-30699; Buro des Staatssekretar. Ruвland. Bd. 5 (R 29716), Bl. 048 (113452); Botschaft Moskau. Geheim. Handakten Botschafter v. Schulenburg aus verschied. Sachgebieten (D Pol 1, Pol 2, Pol 4 Wi), Bd. 1, Bl .

461803-461804 .

PA AA Bonn: Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH. Ruвland: Vortragsnotizen und Berichte, Lagebeurteilung Ost (betr. Fremde Heere Ost) (R 27361), Bl. 387293-387294 .

См.: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма: Исторические очерки: Документы и материалы. М., 1973. Т. 2. Dok. № 12-43 .

о речи Сталина 5 мая 1941 г. было призвано представить хоть что-то, что позволило бы германскому руководству выйти из затруднительно­ го положения. Отметим, что нынешние адвокаты нацистской политики испытывают те же самые трудности. Неслучайно они с такой радостью хватаются за любой выявляемый в российских архивах документ, будь то черновой набросок одного из вариантов плана оперативного развер­ тывания Красной Армии в 1941 г. или неутвержденный проект постано­ вления по вопросам агитации fa пропаганды, если вдруг оказывается, что в них речь идет о "наступательной политике" СССР .

Собирала германская военная разведка и высказывания военно­ пленных. Дать показания о том, что СССР готовил нападение, охотно соглашались перебежчики 34 или те, кто, попав в плен, решил перейти на службу к немцам 35. Использовались и иные способы получения нуж­ ных показаний. Упоминаемый Хоффманом случай, когда шесть офице­ ров из разных дивизий "как один" заявили 20 июля 1941 г., что Сталин на приеме в Кремле сказал: "Хочет того Германия или нет, а война с Германией будет", - одно из свидетельств этого. Нетрудно представить, при каких обстоятельствах незнакомые люди, собранные в один день в одном месте, могли сделать дословно совпадающие сообщения о том, чего не было. Характерно, что сталинские слова, которые "как один" вдруг "вспомнили" эти офицеры, никто из советских военнопленных ни до, ни после них в своих показаниях не приводил .

Не вызывает сомнения также то, что сотрудники абвера в нужном им направлении "редактировали" показания военнопленных. В этой связи процитируем красноречивое признание Хильгера, сделанное им в письме к генералу Г. фон Швеппенбургу 10 октября 1958 г.: "Во время войны у меня не раз была возможность побеседовать с глазу на глаз с попавшими в германский плен советскими генералами. Я задавал воп­ рос: готовил ли Сталин нападение на Германию в 1941 г. или в последу­ ющие годы? Ответ был один и тот же: в 1941 г. ни в коем случае. Отно­ сительно более позднего времени мнения разделялись... Вы же знаете, что Сталин до последней минуты не верил в возможность германского нападения. Он считал, что Гитлер лишь блефует, чтобы побудить его к экономическим и территориальным уступкам" 36 .

Отметим, что это признание человека, подпись которого стоит под записями целого ряда бесед с пленными советскими генералами, при­ знававшимися якобы в том, что в 1941 г. СССР намеревался напасть на "третий рейх", а затем в своих мемуарах выражавшего сомнения в от­ сутствии у Сталина агрессивных замыслов .

Например, политкомиссар М.С. Горянов (16-я стрелковая дивизия). См.: РА АА Bonn: Pol VI. Politische Beziehungen des Baltikums zu Deutschland. Bd. 1 (R 104588), Bl. 392152 .

В частности, бывший командующий 2-й ударной армией генерал-лейтенант А.А. Власов и бывший командир 41-й стрелковой дивизии полковник В.И. Боярский (см. очерк "Генерал Власов в планах гитлеровских спецслужб") .

Цит. по: Pietrow-EnkerB. Op. cit. S. 606, Anm. 58 .

См.: PA AA Bonn: Kult. Pol.-Geheim. Abt. Inf. Kriegsgefangene. Bd. 1 (R 60655), Bl. E530524-E530531; Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH. Ruвland 24 (R 27359), Bl. 305076-305082, 305172-305177 .

Донесение Гелена В свете сказанного выше о том, как германская разведка получала от военнопленных нужные ей показания, обратимся вновь к донесению Гелена, чтобы внести окончательную ясность в вопрос о достоверности тех "сообщений" пленных советских офицеров, которые он переслал политическому руководству страны. В своей статье Хоффман процити­ ровал лишь один абзац из него, не сказав самого главного: Гелен не­ сколько раз дал понять, что прилагаемые "сообщения" могут оказаться несоответствующими действительности .

Гелен, несомненно, хорошо знал цену всем тем "разоблачительным" материалам, которые, выполняя приказ о представлении доказательств об агрессивных замыслах СССР в отношении Германии, посылали в ген­ штаб ОКХ сотрудники его ведомства, работавшие в армейских штабах и лагерях для военнопленных, а также в порядке обмена информацией другие подразделения и службы германской разведки. Уж кто-кто, а ру­ ководство абвера накануне войны было точно информировано о том, что никакого нападения на Германию Советский Союз не планировал .

Поэтому, направляя наверх материалы о речи Сталина 5 мая 1941 г., призванные удовлетворить политическое руководство, Гелен постарал­ ся спасти свою репутацию профессионала и оградить себя от возможных обвинений в представлении заведомо ложной информации. Намеками и оговорками он дал понять, что направляемые "сообщения" требуют к себе очень осторожного и критического отношения. Во-первых, Гелен подчеркнул, что в "сообщениях" могут быть ошибки, поскольку они-де написаны по памяти. Во-вторых, он включил в приложение разнород­ ные и явно противоречившие друг другу материалы, знакомство с кото­ рыми не могло не подтолкнуть к мысли о том, что они не заслуживают доверия. В-третьих, он сделал крайне странную ссылку на публикацию, появившуюся в сентябре 1942 г. в шведской газете "Dagposten", которая сама по себе не столько подтверждала достоверность прилагавшихся "сообщений", как это может показаться на первый взгляд, сколько сиг­ нализировала об их сомнительном характере. Гелен отметил, что источ­ ник, из которого шведы почерпнули свои сведения, Отделу иностранных армий Востока генштаба ОКХ не известен (следовательно, и судить о достоверности информации, появившейся в шведской печати, пока что нельзя). Упоминание зарубежной газетной публикации у тех, кому было адресовано донесение, по-видимому, должно было вызвать вопрос: ка­ ким образом и почему высказывания советских офицеров, попавших в плен, стали известны шведским журналистам, причем на месяц раньше, чем о них было доложено германской военной разведкой руководству страны? Не пытался ли тем самым Гелен подвести своего адресата к мысли о том, что кое-какие "сообщения" о высказываниях Сталина на приеме в Кремле могли быть подготовлены германскими службами, конкурировавшими с его ведомством38, и в военно-пропагандистских це¬ Разведывательной, дезинформационной и военно-пропагандистской деятельно­ стью в годы войны занимались в Германии, наряду с Отделом иностранных армий Восто­ ка генштаба ОКХ, разведуправления и отделы пропаганды оперативного штаба верхов¬ лях подброшены журналистам из нейтральной страны, как это делалось ими уже не раз? О том, что это исключать нельзя, свидетельствует одно примечательное хронологическое совпадение - "сообщение" майора Ев¬ стифеева, текст которого, как мы уже отмечали, явно предназначался для публикации, было подготовлено в сентябре 1942 г. (это подтвержда­ ет предпоследний абзац "сообщения") и в том же месяце "Dagposten" опубликовала со ссылкой на некие высказывания пленных советских офицеров свои "разоблачения" относительно планов Сталина, в кото­ рые он якобы посвятил командиров Красной Армии в мае 1941 г .

Донесение Гелена содержало еще один "сигнал", указывавший на необходимость осторожного обращения с направлявшимися в приложе­ нии "сообщениями". О нем стоит сказать особо, поскольку это затраги­ вает также вопрос о методах работы с источниками, которые практику­ ет Хоффман .

Публикуя отрывок из донесения Гелена, Хоффман в своей статье, естественно, не обмолвился ни словом о том, что говорилось нами вы­ ше. Это и понятно. Осторожное отношение начальника разведуправле¬ ния генштаба сухопутных сил Германии к направлявшимся им полити­ ческому руководству "сообщениям" советских военнопленных никак не укладывается в схему Хоффмана, не допускающую никаких сомнений в том, что СССР готовил нападение на "третий рейх". Но Хоффман не только обошел молчанием некоторые важные положения донесения Гелена, но и прибег к весьма сомнительному, с точки зрения исследова­ тельской этики, приему - "отредактировал" в нужном ему духе один из пунктов донесения и представил свою "редакцию" как цитату из доку­ мента. Намекая на сомнительный характер "сообщений" советских во­ еннопленных о речи Сталина, Гелен писал: «Примечательное высказы­ вание о том, что существующий мирный договор с Германией "являет­ ся всего лишь обманом и занавесом, за которым можно открыто рабо­ тать", содержит только одно из трех сообщений». Хоффман удалил эле­ мент настороженности из донесения Гелена и процитировал это поло­ жение следующим образом: "Одно из трех сообщений содержит приме­ чательное высказывание о том, что существующий мирный договор с Германией является лишь обманом и занавесом, за которым можно от­ крыто работать". В результате получилось, что Гелен просто констати­ ровал наличие в материалах, прилагавшихся к донесению, соответству­ ющего высказывания, а не указывал на то, что это высказывание со­ держалось лишь в одном из трех "сообщений" 39 .

ного главнокомандования вермахта (ОКВ), генеральных штабов военно-воздушных и во­ енно-морских сил, соответствующие подразделения имперского управления безопасно­ сти, министерства иностранных дел и министерства пропаганды Германии, а также мини­ стерства по делам оккупированных восточных территорий .

Из текста донесения Гелена: «Eine bemerkenswerte Auвerung, daв der mit Deutschland bestehende Friedensvertrag "nur eine Tauschung und ein Vorhang sei, hinter dem man offen arbeiten konne", enthalt nur einer der drei Berichte» (PA AA Bonn: Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH. Ruвland 24 (R 27359), Bl. 305167). Тот же текст донесения Гелена в публикации Хоффмана: "Einer der drei Berichte enthalt die bemerkenswerte Auвerung, daв der mit Deutschland bestehende Friedensvertrag nur eine Tauschung und ein Vorhang sei, hinter dem man offen arbeiten konne" (Hoffmann J. Die Angriffsvorbereitungen der Sowjetunion 1941. S. 374) .

Донесение Гелена, как мы могли убедиться выше, весьма непро­ стой по своему содержанию документ. Прилагавшиеся к нему "сообще­ ния" пленных советских офицеров требуют к себе очень осторожного отношения. Ни эти "сообщения", ни их резюме, которое содержится в донесении, равно как основывающиеся на них "свидетельства" Риббен­ тропа и Хильгера, не могут быть использованы для оценки речи Стали­ на перед выпускниками военных академий Красной Армии 5 мая 1941 г .

в Кремле. То, как Хоффман "работает" с этим документом - замалчи­ вает одни его положения, редактирует другие, делает вид, что не знаком с прилагавшимися материалами, - не делает ему чести как исследовате­ лю. В этом случае Хоффман лишний раз продемонстрировал, чего сто­ ят его методы работы с источниками и та документальная база, на ко­ торой он строит свою концепцию .

Как Хоффман взял в свидетели власовцев Перейдем к следующему блоку аргументов, приводимых Хоффма¬ ном, - к свидетельствам генералов Мазанова и Крупенникова. Мы уже цитировали признание Хильгера о том, что в действительности говори­ ли ему пленные советские офицеры, с которыми он имел возможность "побеседовать с глазу на глаз". Одно это позволяет усомниться в том, что Мазанов и Крупенников (а беседы с ними проводил именно Хиль¬ гер) говорили о намерении СССР напасть на Германию. И все же не бу­ дем исключать возможность такого рода высказываний с их стороны, а познакомимся с этими людьми поближе, чтобы знать, насколько заслу­ живают доверия их "признания", если они все-таки были сделаны .

При чтении работ Хоффмана невольно возникает вопрос: почему он, специалист по "власовскому движению", обходит молчанием тот факт, что генерал-лейтенант Власов одним из первых среди советских генера­ лов еще в августе 1942 г. заявил немцам (с ним беседовал все тот же Хиль¬ гер), что Сталин планировал развязать войну против Германии? Почему на передний план он раз за разом выдвигает не Власова, а именно Маза­ нова и Крупенникова, давших свои показания позднее и выражавшихся более сдержанно? Причины, очевидно, те же, что и в случае со "свиде­ тельством" Риббентропа, в отношении которого Хоффман предпочитает делать вид, что его вообще не существует. Хоффман прекрасно понима­ ет, что упомянуть таких людей, как Риббентроп или Власов, в качестве свидетелей "агрессивных замыслов" СССР, значит бросить тень на кон­ цепцию, которую он отстаивает, что безопаснее сослаться на Хильгера или Мазанова с Крупенниковым, которые говорят в сущности то же са­ мое, но не фигурируют в списках военных преступников. Однако то, что они в этих списках не значатся, еще не доказывает, что они являются людьми нейтральными, а их свидетельства честными и беспристрастны­ ми. Хоффман делает ставку на недостаточную информированность чита­ теля, не знающего, чьи "свидетельства" ему подсовывают. О том, кто та­ кой Хильгер, читатели уже знают. Приведем некоторые сведения о Маза¬ нове и Крупенникове, содержащиеся в германских документах .

Мазанов, командовавший артиллерией 30-й армии, попал в плен 13 июля 1943 г. На своем автомобиле он въехал в деревню, занятую противником. В возникшей перестрелке погиб его ординарец. Сам Ма­ занов сопротивления не оказал. На первом же допросе, как отметили немцы, он стал "спокойно, по-деловому и исчерпывающе отвечать на все задававшиеся ему вопросы". Он резко отрицательно высказывался о Сталине и советском строе, демонстрировал симпатии к генералу Власову и заявил, что поддерживает его политическую программу40 .

Быстро нашел с немцами общий язык и командующий 3-й гвардейской армией Крупенников, попавший в плен 20 декабря 1942 г. Он пошел дальше Мазанова - в первые же дни плена он начал развивать перед до­ прашивавшими его германскими должностными лицами планы, звучав­ шие в унисон с тем, что предлагал немцам Власов: создание "русского контрправительства" как противовеса правительству Сталина и "рус­ ской добровольческой армии", которая должна была в составе вермах­ та бороться против Красной Армии за освобождение России от больше­ визма 41. Желая понравиться гитлеровцам, оба генерала с готовностью подтвердили наличие у правительства СССР намерений спровоциро­ вать войну с Германией .

Нетрудно убедиться, что под видом беспристрастных свидетельств Хоффман приводит в своей статье высказывания единомышленников Власова, людей, вставших на путь сотрудничества с врагом. Но Хофф­ ман изменил бы самому себе, если бы и в случае со "свидетельствами" Мазанова и Крупенникова был бы до конца правдив и академически то­ чен. В своей статье он оборвал цитату из записи беседы Хильгера с Кру¬ пенниковым на самом интересном месте. Говоря о речи Сталина 5 мая 1941 г., он не решился воспроизвести как раз ту часть беседы, где пря­ мо затрагивался этот вопрос, и ограничился пересказом самых общих рассуждений Крупенникова о "целях сталинской политики". Цитируем запись: "Относительно содержания мнимых высказываний Сталина 5 мая 1941 г. на банкете в Кремле, на котором сам Крупенников не при­ сутствовал, он заметил, что Сталин чересчур осторожен, чтобы вот так открыто выдавать свои планы. Он вспоминает: кто-то ему говорил, что Сталин подготавливал участников мероприятия к мысли о возможно­ сти конфликта с Германией, однако он даже не намекнул на то, что на­ мерен со своей стороны спровоцировать его". Комментарии к такому признанию и к тому, как с ним обошелся Хоффман, думается, излишни .

Обратим внимание лишь на одну маленькую деталь. Хильгер, по всей видимости, пытался выяснить отношение Крупенникова к тем выска­ зываниям Сталина, которые приводились в донесении Гелена, - беседа Хильгера с Крупенниковым состоялась 18 января 1943 г., уже после то­ го, как это донесение прошло по нацистским инстанциям. Он назвал эти высказывания "мнимыми". Это свидетельствует о том, что он и его наPA AA Bonn: Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH. Ruвland 24 (R 27359), Bl. 305076-305082 .

Ibid. Bl. 305172-305177 .

Ibid. Bl. 305174 .

чальство с недоверием отнеслись к информации, поступившей от Геле­ на. Сомнение в достоверности сведений, полученных от военной развед­ ки, не помешало, однако, Риббентропу, как уже говорилось, воспользо­ ваться ими в пропагандистских целях, а Хильгеру в тех же целях, когда это потребовалось, воспроизвести их в своих мемуарах .

Подведем итоги Завершая анализ документальной базы публикации Хоффмана, от­ метим, что ни один из источников, на которые он опирается, не являет­ ся убедительным. Обвиняя своих научных оппонентов в "дезинформа­ ции" 43, Хоффман сам сознательно и целенаправленно вводит в заблуж­ дение общественность. Цель одна - оправдать агрессивную политику национал-социализма. В Германии Хоффману создают рекламу как ученому, которого отличает "превосходное знание источников" 44. С ис­ точниками он действительно знаком, однако то, как он работает с ними, отнюдь не свидетельствует о высоком академическом уровне и беспри­ страстности его творчества .

Хоффману и его единомышленникам при активной поддержке со стороны определенных политических кругов и средств массовой ин­ формации удалось в последние годы навязать части общественности, в том числе научной, свой взгляд на проблему 22 июня 1941 г. и свой под­ ход к речи Сталина 5 мая 1941 г. То, что не совпадает с их позицией, все чаще начинают представлять как просоветскую пропаганду, а докумен­ ты, свидетельствующие о стремлении правительства СССР предотвра­ тить военное столкновение с Германией, либо замалчивают, либо объ­ являют плодом заблуждений и советской дезинформации. Весьма пока­ зательна в этом отношении та реакция на публикацию "краткой запи­ си" выступления Сталина перед выпускниками военных академий в Кремле, которую можно было наблюдать на Западе. Профессор Рур­ ского университета Б. Бонвеч, например, прямо заявил, что "краткая запись не вносит никакой ясности", поскольку она-де расходится с "ре­ альностями сталинской политики", которая отнюдь не была "исключи­ тельно оборонительной и миролюбивой". "Мы настоятельно призыва­ ем московских историков, - писал Бонвеч, - представить источники, ко­ торые могут действительно считаться содержательными. Со своей сто­ роны, мы обязуемся непредвзято и критически проанализировать эти источники и, если потребуется, пересмотреть оценки" 45 .

Думается, что "непредвзято и критически" германским историкам следует проанализировать прежде всего те источники, которые послу­ жили основой для возникновения у них стереотипа в подходе к речи Сталина, и пересмотреть свои оценки творчества Хоффмана. Что же касается российских источников, то, с нашей точки зрения, нет ника¬ Hoffmann J. Die Angriffsvorbereitungen der Sowjetunion 1941. S. 371 .

Bonwetsch B. Op. cit. S. 537 .

Ibid. S. 540-542 .

ких оснований сомневаться в подлинности документов военного пла­ нирования Красной Армии, государственных, партийных, дипломати­ ческих, разведывательных и прочих документов и материалов, кото­ рые были опубликованы в предшествующие годы и продолжают пуб­ ликоваться сегодня, как нет оснований сомневаться в аутентичности "краткой записи" выступления Сталина перед выпускниками военных академий на приеме в Кремле 5 мая 1941 г., которая подтверждается и другими документами .

"Дружба, скрепленная кровью"?

(К вопросу о характере советско-германских отношений. 1939-1940) Отношения между Советским Союзом и нацистской Германией по­ сле заключения ими 23 августа 1939 г. договора о ненападении в послед­ нее время нередко изображают как некое тесное, "сердечное" сотруд­ ничество двух "родственных тоталитарных режимов", проникнутое общностью интересов и целей и подкреплявшееся взаимными симпати­ ями их политических лидеров. "Дружба, скрепленная кровью", - эти слова из телеграммы И.В. Сталина министру иностранных дел Герма­ нии Й. фон Риббентропу от 25 декабря 1939 г. преподносятся как пре­ дельно точно отражающие характер советско-германских отношений в период с осени 1939 до лета 1940 г .

Насколько обоснована такая характеристика?

"Братство по оружию"?

Когда говорят, что отношения между СССР и нацистской Германией были "скреплены кровью", то в первую очередь подразумевают кровь, якобы совместно пролитую солдатами вермахта и Красной Армии в вой­ не против Польши. Сколько написано за последние десять лет о "пре­ ступном разделе" Польши Германией и Советским Союзом в 1939 г. и об их "военном сотрудничестве" во время боевых действий на территории Польши, которое, как утверждают, осуществлялось "без каких-либо тру­ дностей"1! Возникает впечатление, что авторы состязаются между собой в резкости оценок политики советского руководства тех лет, а также в том, кто из них насчитает большее число советско-польских и междуна­ родных соглашений, нарушенных Советским Союзом, чтобы на этом ос­ новании предъявить ему обвинение в преступлениях против мира и безо­ пасности .

Публикации, преследующие цель обличить "польскую полити­ ку" СССР 1939 г., отличает одна весьма примечательная черта: в них не приводится конкретных примеров того, как русские и немцы пле­ чом к плечу сражались против поляков. Затруднения авторов, пишу­ щих о "военном сотрудничестве" СССР и гитлеровской Германии, но не приводящих конкретных доказательств такого сотрудничества, См., например: Семиряга М.И. Советский Союз и предвоенный политический кри­ зис // Вопросы истории. 1990. № 9. С. 58-60; Он же. 17 сентября 1939 г. // Славяноведение .

1990. № 5; Лебедева Н.С. Катынь: преступление против человечества. М., 1994. С. 9-34 .

Некрич A.M. 1941. 22 июня. 2-е изд. М., 1995. С. 36-37 .

вполне объяснимы. Доказательств нет, и им неоткуда взяться, по­ скольку Советский Союз не намеревался участвовать и не участво­ вал в войне Германии против Польши, а командование Красной Ар­ мии не разрабатывало совместно с командованием вермахта опера­ тивных планов, направленных против Польши, не планировало сов­ местных с германскими вооруженными силами боевых операций против польской армии и не проводило таковых. У Германии была своя захватническая война, у СССР - своей освободительный поход .

Их действия не были синхронными, различались по характеру и бы­ ли направлены на достижение различных целей .

Нельзя согласиться с утверждением, что вступление советских войск в Польшу было "предопределено" секретным дополнитель­ ным протоколом к советско-германскому договору о ненападении .

Такого рода утверждения не соответствуют действительности. Они направлены на то, чтобы представить СССР если не как агрессора, то по крайней мере как военного союзника нацистской Германии. Ни по договору, ни по протоколу СССР не брал на себя обязательств ве­ сти войну против Польши, участвовать в войне Германии против Польши либо оказывать помощь германским вооруженным силам в ведении боевых действий против польской армии. СССР и Германия обязались лишь не нападать друг на друга, проводить консультации по вопросам, затрагивающим их интересы, а также разграничить сферы интересов сторон в Восточной Европе 2. В широком плане значение советско-германских договоренностей, заключенных 23 ав­ густа 1939 г., состояло в том, что с их помощью правительству СССР в тот момент удалось ограничить германскую экспансию в Восточ­ ной Европе определенными географическими рамками и лишить Германию возможности в случае ее победы единолично решать воп­ рос о судьбе польской государственности .

Нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. являлось актом агрессии с целью уничтожения польского государства, аннексии его зе­ мель. Части Красной Армии двинулись на запад 17 сентября 1939 г., по­ сле того как основные силы польской армии были разгромлены, значи­ тельная часть территории Польши оккупирована Германией (в том чис­ ле ряд областей, которые были признаны ею относящимися к сфере ин­ тересов СССР), а польское правительство "распалось и не проявляло признаков жизни". Исходя из того, что "польское государство и его пра­ вительство фактически перестали существовать", а Польша, "оставлен­ ная без руководства превратилась в удобное поле для всяких случайно­ стей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР", Советский

См.: Документы внешней политики. М., 1992. Т. XXII. Кн. 1. Док. № 485 (Далее:

ДВП). Более подробно этот вопрос рассмотрен в очерке "Перед нашествием (советскогерманские отношения, 1940-1941)" .

ДВП. Кн. 2. М., 1992. Док. № 597. Под "случайностями и неожиданностями, могу­ щими создать угрозу для СССР", понималось образование немцами в случае оккупации ими всей Польши марионеточных правительств Западной Украины и Западной Белорус­ сии, деятельность которых была бы направлена на дестабилизацию СССР и отторжение от него восточноукраинских и восточнобелорусских земель под лозунгом создания "неза¬ Союз взял под свой контроль территории, лежащие восточнее так назы­ ваемой линии Керзона - этнической границы Польши, установленной в декабре 1919 г. Верховным советом Антанты. Напомним, что террито­ рии восточнее "линии Керзона" были в 1920 г. отторгнуты Польшей от Советской России, что было закреплено условиями Рижского договора 1921 г. Действия СССР позволили предотвратить германскую оккупа­ цию Западной Украины и Западной Белоруссии и восстановить нацио­ нальное единство украинского и белорусского народов в рамках совет­ ского государства. Было восстановлено также национальное и террито­ риальное единство Литвы. В ее состав были возвращены Вильнюс и Вильнюсская область, которые подобно Западной Украине и Западной Белоруссии в 1920 г. были аннексированы поляками. Был предотвращен захват Литвы Германией4 .

Характеризуя действия СССР, нельзя не упомянуть и о том, что, начав выдвижение подразделений Красной Армии на запад, советское правительство уведомило правительства всех стран, с которыми оно имело дипломатические отношения (в том числе правительства Анг­ лии и Франции, находившиеся в состоянии войны с Германией), что СССР будет по-прежнему проводить в отношении этих стран полити­ ку нейтралитета 5 .

Можно ли квалифицировать действия Советского Союза как агрес­ сию и как свидетельство его военного союза с Германией? Совершенно очевидно, что таковыми они не являлись. Не расценивались они так и большинством политиков Запада. В отличие от некоторых современ­ ных российских авторов те в 1939 г. хорошо понимали, что решитель­ ные шаги, предпринятые Советским Союзом на заключительном этапе германо-польской войны в условиях, когда Польша потерпела полный крах, были направлены на укрепление его безопасности перед лицом нарастания военной угрозы со стороны гитлеровского рейха и имели антигерманскую направленность6 .

Авторы, пишущие о "сотрудничестве" Красной Армии и вермахта во время боевых действий на территории Польши, как правило, ничего не говорят о том недоверии и остром противоборстве, которыми сопро­ вождалось это" сотрудничество", и лишь вскользь упоминают, а то и во­ все не упоминают об инцидентах между советскими и германскими вой­ сками. Некоторые инциденты были достаточно серьезными и грозили положить конец советско-германской "дружбе" уже в сентябре 1939 г .

висимых" Украины и Белоруссии. Обострение "украинского вопроса" по завершении "польского похода" могло дать, по мнению германских военных инстанций, повод для объявления войны СССР. Такого рода сценарий развития событий обсуждался в штабе верховного главнокомандования вооруженных сил Германии и в генштабе германских су­ хопутных сил вплоть до середины сентября 1939 г .

О планах Гитлера в отношении Литвы осенью 1939 г. подробнее см.: Розанов ГЛ .

Сталин - Гитлер: Документальный очерк советско-германских дипломатических отноше­ ний 1939-1941 гг. М., 1991. С. 120-121 .

ДВП. Т. XXII. Кн. 2. Док. № 598 .

Подробнее см.: Сиполс В.Я. Тайны дипломатические: Канун Великой Отечествен­ ной. 1939-1941. М., 1997. С. 128-139 .

Обратимся к фактам. К 17 сентября 1939 г. германская армия про­ двинулась далеко в глубь советской сферы интересов на территории Польши и вышла на рубеж Граево - Белосток - Брест - Владимир-Во­ лынский - Львов - Стрый 7. Если бы наступление немцев продолжалось в прежнем темпе, а Красная Армия не выступила им навстречу, то пе­ редовые части вермахта в считанные дни вышли бы к государственной границе СССР. Советское руководство опасалось, что Германия отка­ жется выполнять условия секретного дополнительного протокола к до­ говору о ненападении, попытается оккупировать всю Польшу либо по завершении боевых действий не отведет свои войска на ранее согласо­ ванную линию разграничения государственных интересов по рекам Писса - Висла - Нарев - Сан 8. Существовали также опасения, что нем­ цы могут отказаться и от выполнения договора о ненападении9 .

Отдавая частям Красной Армии приказ о переходе государственной границы, советское руководство не исключало того, что в отношении немцев придется действовать достаточно решительно и жестко, чтобы заставить их убраться с территории, являющейся советской сферой ин­ тересов. Показательным в этом отношении было обращение к гражда­ нам СССР, с которым 17 сентября 1939 г. выступил по радио В.М. Мо­ лотов. Призывая Красную Армию выполнить "великую освободитель­ ную задачу" и покрыть себя "новыми подвигами, героизмом и славой", он ни слова не сказал о том, в боях с кем красноармейцы должны про­ демонстрировать героизм и от кого они должны освободить и защитить братьев-украинцев и братьев-белорусов .

Из речи отнюдь не следовало, что частям Красной Армии предстоит покрыть себя новыми подвигами в боях именно с польской армией, а украинцев и белорусов освободить и защитить именно от "польских правителей". В отношении польской армии Молотов дал понять, что она разбита немцами. Про польское же руководство было прямо сказано, что оно бросило страну на произвол судьбы и скрылось в неизвестном направлении10. Высказывания Моло¬ това не оставляли никаких сомнений в том, что в качестве главного противника Красной Армии на территории бывшего Польского госу­ дарства советское руководство рассматривало именно немцев .

17 сентября 1939 г. в 2 часа ночи Сталин в присутствии Молотова и наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова проинформировал герман­ ских дипломатических представителей в Москве о том, что частям Красной Армии дан приказ через четыре часа перейти государствен­ ную границу. Советское руководство предложило во избежание инци¬ Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Stuttgart, 1979. Bd. 2: Die Errichtung der Hegemonie auf dem europaischen Kontinent / Hrsg. vom Militargeschichtlichen Forschungsamt. S .

144. Skizze 12 .

Akten zur deutschen auswartigen Politik. Serie D. Bd. VIII. Baden-Baden; Frankfurt a/M.,

1961. Dok. № 90 (Далее: ADAP) .

Этими опасениями было обусловлено появление 18 сентября 1939 г. германо-совет­ ского коммюнике, в котором отмечалось, что советские и германские войска на террито­ рии Польши "не преследуют какой-либо цели, идущей вразрез интересов Германии или Советского Союза и противоречащей духу и букве пакта о ненападении, заключенного между Германией и СССР" (ДВП. Т. XXII. Кн. 2. Док. № 600) .

См.: Внешняя политика СССР. Т. IV. М., 1946. Док. № 354 .

дентов остановить наступление германских войск, отвести вырвавшие­ ся вперед подразделения на линию Белосток - Брест - Львов и запре­ тить германской авиации совершать полеты восточнее этой линии .

Немцам дали понять, что в случае невыполнения этих требований их части могут попасть под бомбовые удары советской авиации. Прось­ ба германского военного атташе генерала Э. Кёстринга задержать на некоторое время выступление советских войск и прежде всего действия авиации, дабы он мог проинформировать свое командование и тем са­ мым предотвратить возможные инциденты и потери, была отклонена 12 .

В ряде мест 17-18 сентября 1939 г., несмотря на предпринятые нем­ цами меры предосторожности, их части все же попали под атаки совет­ ских летчиков. Досталось, в частности, облаченным в коричневую фор­ му подразделениям Немецкого трудового фронта 1 3. Германскому ко­ мандованию пришлось ускорить отвод своих войск на указанный совет­ ским руководством рубеж. К 19 сентября он был в целом завершен 14 .

Лишь в районе Львова немцы продолжали держать свои войска восточ­ нее предложенной линии, ссылаясь на то, что они должны сначала раз­ громить окруженную в этом городе польскую группировку .

18 сентября 1939 г. советским дипломатическим представителям в Берлине германские должностные лица продемонстрировали карту, на которой Львов, нефтедобывающие районы Западной Украины Дрогобыч и Борислав, а также район г. Коломыя, обладание которым позволяло Германии установить прямое железнодорожное сообщение с Румынией, были обозначены как относящиеся к германской сфере интересов. Это было серьезным нарушением условий секретного до­ полнительного протокола. Советское правительство заявило немцам решительный протест 15, а частям Красной Армии был дан приказ ов­ ладеть Львовом и районами Западной Украины, на которые претенду­ ет Германия .

19 сентября 1939 г. передовые советские части подошли к Льво­ ву. Немцы их встретили артиллерийским огнем. Произошел бой ме­ жду танковыми подразделениями, в котором обе стороны понесли потери 1 6. Командующий советской группировкой потребовал от немцев немедленно отвести свои войска, поскольку части Красной Армии имеют приказ штурмовать город 1 7. Германское командова­ ние ответило отказом. По дипломатическим каналам немцы начали оказывать нажим на советское руководство с целью добиться отме¬ Politisches Archiv des Auswartigen Amts Bonn: Buro des Staatssekretar. Der Krieg 1939, Bd. 4. (R 29686), Bl. 303 (224106) (Далее: PA AA); ADAP. Serie D. Bd. VIII. Dok. № 80 .

См.: Kostring E. Der militarische Mittler zwischen dem Deutschen Reich und der Sowjetunion 1921-1941. Frankfurt a/M., 1966. S. 143-144. О том, как было воспринято гер­ манским руководством это решение СССР, см.: Fabry Ph.W. Der Hitler-Stalin-Pakt 1939-1941: Ein Beitrag zur Methode sowjetischer Politik. Darmstadt, 1962. S. 144-145 .

Kostring E. Op. cit. S. 144 .

PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Der Krieg 1939. Bd. 4 (R 29686), Bl. 303 (224106) .

ADAP. Serie D. Bd. VIII. Dok. № 102-103 .

Kostring E. Op. cit. S. 144 .

PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Der Krieg 1939. Bd. 4 (R 29686), Bl. 297 (224100) .

ны приказа о взятии Львова. Утром 20 сентября 1939 г. германский посол в Москве Ф.В. фон дер Шуленбург сделал Молотову заявле­ ние. В нем указывалось на "опасность возникновения крайне серьез­ ного инцидента" между советскими и германскими войсками. Посол обращался к советскому руководству с настойчивой просьбой "в са­ мом срочном порядке" принять меры, которые позволили бы пре­ дотвратить конфликт 1 8. С аналогичной просьбой обратился к Воро­ шилову и генерал Кёстринг. В ответ советская сторона выразила "удивление" по поводу нахождения германских войск восточнее Львова и их боевой активности в советской сфере интересов. Было подчеркнуто, что инцидентов наверняка не будет, если немцы пре­ кратят попытки продвижения в восточном направлении и отведут свои войска 1 9 .

Решительная позиция советского руководства вынудила Гитлера во избежание осложнения отношений с СССР дать 20 сентября 1939 г .

приказ об отводе германских войск от Львова. Германские генералы, которые были готовы пойти на открытое военное столкновение с СССР, квалифицировали это решение фюрера как "день позора не­ мецкого политического руководства" 20, однако были вынуждены под­ чиниться приказу .

Уход немцев из районов восточнее Львова сопровождался неодно­ кратными стычками и артиллерийскими дуэлями между советскими и германскими частями. Инциденты не прекращались и в дальнейшем. 23 сентября советская кавалерийская часть вела бой с немецкой 10-й тан­ ковой дивизией. Столкновения между подразделениями Красной Ар­ мии и вермахта имели место под Люблином и в других районах Восточ­ ной Польши .

Таковы некоторые факты "сотрудничества" Красной Армии и вер­ махта в сентябре 1939 г. Можно назвать лишь один вопрос, при реше­ нии которого между советским и германским командными инстанциями не возникло особых трений. Это - согласование ими после 20 сентября 1939 г. порядка и графика вывода вермахта из советской сферы интере­ сов и вступления в освобожденные районы частей Красной Армии. Гер­ манские военные, получившие от Гитлера строгий приказ избегать дей­ ствий, которые могли привести к обострению политической обстанов­ ки, по сути дела без возражений принимали предложения советской стороны .

Говоря о советско-германском "военном сотрудничестве" в сентяб­ ре 1939 г., нельзя не коснуться вопроса об имевших якобы место в этот период "совместных парадах" подразделений германских вооруженных сил и Красной Армии. Об этих парадах пишут очень часто и преподно­ сят их как убедительное доказательство "братства по оружию" СССР и PA AA Bonn: Botschaft Moskau. Geheim. Politische Beziehungen der Sowjetunion zu Deutschland. Bd. 2, Bl. 69743 .

PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Der Krieg 1939, Bd. 4 (R 29686), Bl. 303 (224106) .

Гальдер Ф. Военный дневник: Ежедневные записи начальника генерального шта­ ба сухопутных войск 1939-1942 гг. / Пер. с нем. М., 1968. Т. 1. С. 125 .

Там же. С. 125-127 .

гитлеровской Германии. Встречаются даже утверждения, что это бы­ ли своего рода "парады победы" армий двух стран, проведенные в озна­ менование разгрома Польши. В подтверждение версии о совместных советско-германских парадах публикуются фотографии, сделанные в Бресте 22 сентября 1939 г., на которых запечатлены комбриг Кривоше­ ий, генерал Гудериан и группа немецких офицеров, мимо которых движется германская военная техника. Сообщается, что аналогичные парады были проведены также в Белостоке, Гродно, Львове и других городах .

Документально факт проведения советскими и германскими вой­ сками в сентябре 1939 г. "совместных парадов" до сих пор никем не подтвержден. Да и какой, к примеру, "совместный парад" мог быть проведен в Львове, под стенами которого две "дружественные" армии чуть было не сошлись в решительной схватке?! Советским и герман­ ским частям после львовского инцидента вообще старались не давать возможности сближаться на расстояние более половины дневного пе­ рехода, т.е. 20 км. Никакого "совместного парада" в Львове не могло быть еще и потому, что 21 сентября 1939 г., в день капитуляции поль­ ского гарнизона перед Красной Армией, в городе не было ни одной не­ мецкой части. Они были отведены на 10 км западнее Львова и готови­ лись к отходу на рубеж р. Сан .

Чтобы разобраться в вопросе о "парадах победы", обратимся к официальному немецкому изданию 1939 г. "Великий германский по­ ход против Польши", в котором впервые были опубликованы фото­ материалы из Бреста 2 4, используемые ныне сторонниками версии о "военном сотрудничестве" СССР и Германии. Эта публикация мно­ гое проясняет. Что из нее следует? Во-первых, что торжественное прохождение германских и советских войск не являлось "парадом по­ беды", что оно состоялось после согласования деталей и подписания соглашения о передаче немцами Бреста Красной Армии. Во-вторых, что никакого "совместного парада" не было. Сначала торжествен­ ным маршем прошли германские войска, а после того как они поки­ нули город, туда вошли советские танковые части. Если на прохож­ дении немецких подразделений присутствовал советский представи­ тель, подписавший соглашение (он фактически контролировал вы­ полнение немцами достигнутой договоренности) 25, то при прохожде­ нии советских подразделений ни одного немецкого солдата и офице­ ра на улицах Бреста уже не было .

Heller М., Nekrich A. Geschichte der Sowjetunion. Bd. 2. Konigstein, 1982. S. 29-30;

Pietrow B. Stalinismus. Sicherheit. Offensive: Das "Dritte Reich" in der Konzeption der sowjeti schen Auвenpolitik. Melsungen, 1983. S. 140; Семиряга М.И. Советский Союз и предвоенный политический кризис. С. 60; Лебедева Н.С. Указ. соч. С. 34; Некрин A.M. Указ. соч. С. 34 .

Hitler-Stalin-Pakt 1939. Das Ende Ostmitteleuropas? / Hrsg. von E. Oberlander. Frankfurt a/M., 1989. S. 52 .

См.: Der groвe deutsche Feldzug gegen Polen: Eine Chronik des Krieges in Wort und Bild / Hrsg. von H. Hoffmann. Wien, 1939. S. 178-181 .

Согласно вышеназванному германскому изданию этим представителем был не комбриг Кривошеин, а "советский уполномоченный Боровенский" .

Случаи фальсификации фотодокументов, связанных с отношения­ ми между Красной Армией и вермахтом в сентябре 1939 г., не исчерпы­ ваются приведенным выше эпизодом. Таких случаев довольно много. В сборнике "СССР - Германия. 1939", изданном в Вильнюсе в 1989 г., опубликована, например, фотография со следующей подписью: "Совет­ ские и немецкие офицеры делят Польшу. 1939 г." 26 На самом деле сни­ мок был сделан в момент обсуждения советским представителем с ко­ мандованием одной из германских частей порядка отвода этой части с территории, на которую должны были вступить подразделения Крас­ ной Армии .

Наладилось ли советско-германское сотрудничество в военной об­ ласти после завершения боевых действий на территории Польши?

На этот вопрос со всей определенностью можно дать отрицатель­ ный ответ. Разведенные по разным сторонам "границы обоюдных госу­ дарственных интересов", установленной советско-германским догово­ ром от 28 сентября 1939 г.27, Красная Армия и вермахт начали в спеш­ ном порядке возводить укрепления. По размаху фортификационных ра­ бот, концентрации войск и боевой техники советско-германская грани­ ца с первых дней стала напоминать линию фронта. Атмосфера, которая на ней царила, была весьма напряженной. На различных участках гра­ ницы то и дело происходили серьезные нарушения, совершались прово­ кации, вспыхивали перестрелки .

В дальнейшем отношения между Красной Армией и вермахтом попрежнему не отличались "сердечностью". В период советско-финлянд­ ской войны Берлин закулисно поддерживал Хельсинки, а советский флот и авиация совершенно не церемонились с германскими судами, по­ являвшимися в зоне боевых действий (в архивах сохранились впечатля­ ющие списки атакованных германских кораблей). Во время похода в Северную Европу в апреле-июне 1940 г. немцы со своей стороны не це­ ремонились с советскими самолетами, появлявшимися в небе Северной Норвегии. Их сбивали без предупреждения29 .

Обо всех этих фактах авторы, пытающиеся доказать наличие гармонии в отношениях между СССР и гитлеровской Германией по­ сле заключения ими договора о ненападении, по понятным причинам предпочитают не вспоминать. Не говорят они и о том, что между Мо­ сквой и Берлином шло острое противоборство за влияние на полити­ ку государств, расположенных по периметру границ СССР от Афга­ нистана до Норвегии 3 0, что Кремль по-прежнему рассматривал Гер­ манию как главный источник военной опасности для СССР (и пото¬ СССР - Германия 1939: Документы и материалы о советско-германских отноше­ ниях с апреля по октябрь 1939 г. / Под ред. Ю.Г. Фелыптинского. Вильнюс, 1989. С. 89 .

ДВП. Т. XXII. Кн. 2. Док. № 640-643 .

См.: PA AA Bonn: Botschaft Moskau. Geheim. Politische Beziehungen der Sowjetunion zu Deutschland. Bd. 2, Bl. 69586-69616; Bd. 3, Bl. 357606-357644 .

PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Norwegen (R 29681), Bl. 321 (1404) .

См.: Севастьянов П.П. Перед великим испытанием: Внешняя политика СССР нака­ нуне Великой Отечественной войны. Сентябрь 1939 г. - июнь 1941 г. М, 1981. С. 88 и сл., 184 и сл., 230 и сл .

му держал на западной границе мощную армию прикрытия), а наци­ онал-социализм считал непримиримо враждебной идеологией. Бер­ лин же по-прежнему видел в большевизме "угрозу мировой цивили­ зации", а сам Советский Союз рассматривал как потенциальный объект германской экспансии .

Странная "дружба" Своеобразной, если не сказать странной, была советско-германская "дружба" в 1939-1940 гг.: с одной стороны, дипломатические любезно­ сти и широкая торговля, которую Берлин и Москва использовали для удовлетворения прежде всего своих военно-экономических потребно­ стей, а с другой - крайнее недоверие и постоянная настороженность в отношении "партнера", стремление не упускать его из прорези прицела .

Оценивая характер советско-германских отношений с осени 1939 по лето 1940 г. и цели, которые преследовали Берлин и Москва, нель­ зя с доверием относиться к дружественным заявлениям и жестам, кото­ рыми они обменивались в это время, а тем более делать из них далеко идущие выводы. Шла большая дипломатическая игра, и все эти заявле­ ния и жесты преследовали совершенно определенные политические це­ ли. Они отнюдь не свидетельствовали о наличии у сторон общих инте­ ресов и симпатий, которые были способны придать отношениям между ними стабильный, долговременный характер. Наоборот, они были при­ званы компенсировать отсутствие этой общности интересов, замаски­ ровать подлинное отношение Берлина и Москвы друг к другу, не дать скрытому противоборству, которое шло между ними 31, раньше времени перерасти в открытый конфликт .

И германское правительство, и правительство СССР рассматрива­ ли заключенные между ними соглашения как тактический маневр, как вынужденный шаг. Да и могли ли советско-германские отношения в этот период иметь иной характер? Общественные системы и государст­ венные идеологии сторон были не просто не совместимы, а полярно противоположны и враждебны (что, кстати говоря, не стеснялись под­ черкивать и германские, и советские политики даже в ходе двусторон­ них официальных встреч) .

Стороны ставили перед собой стратегические задачи, предусматри­ вавшие не в последнюю очередь подрыв позиций и нейтрализацию партнера. Естественно, такое сотрудничество, как бы громко Берлин и Москва ни заявляли о мире между ними "на многие поколения", не мог­ ло быть "сердечным". За его парадной вывеской скрывалось недоверие и постоянная взаимная настороженность. Партнеры знали цену друг другу, не обманывались относительно прочности связывавших их уз и понимали, что "политическая дружба" в любой момент может обер­ нуться схваткой не на жизнь, а на смерть .

Там же. С. 297-318 .

"Симпатии", которых не было Есть ли основания говорить о "взаимных симпатиях" лидеров Со­ ветского Союза и нацистской Германии, которые были способны при­ дать отношениям между двумя государствами элемент стабильности?

По нашему мнению, таких оснований нет .

Авторы, пытающиеся доказать наличие такого рода симпатий, по­ стоянно ссылаются на слова, якобы произнесенные Риббентропом, о том, что он "чувствовал себя в Кремле словно среди старых партий­ ных товарищей", а также на тосты, которыми Риббентроп и советские руководители обменивались на банкете в Кремле 24 августа 1939 г .

С возмущением цитируются слова Сталина: "Я знаю, как сильно гер­ манская нация любит своего Вождя, и поэтому мне хочется выпить за его здоровье" .

В.М. Бережков утверждает, например, что процитированные слова Риббентропа взяты из его телеграммы, отправленной из Москвы осе­ нью 1939 г.32, а издатели сборника "СССР-Германия..." (как в вильнюс­ ском, так и в московском вариантах) заявляют, что они были произне­ сены Риббентропом в беседе с министром иностранных дел Италии Г. Чиано 10 марта 1940 г.33 Сразу отметим, что ни в одной телеграмме Риббентропа, направленной из Москвы в Берлин, таких слов нет .

Неч­ то похожее было им действительно произнесено в беседе 10 марта 1940 г., но не с Чиано, а с Б. Муссолини. В переводе отрывок из записи этой беседы, сделанной главным переводчиком германского правитель­ ства П.О. Шмидтом, звучит так: "Во время своего второго визита в Мо­ скву (27-28 сентября 1939 г. - О.В.) у него (Риббентропа. - О.В.) была возможность за ужином, данным Сталиным, поговорить со всеми чле­ нами Политбюро (ЦК ВКП(б). - О.В.). С немецкой стороны присутст­ вовали также старые товарищи по партии, например, гауляйтер Фор­ стер, и, в частности, Форстер после мероприятия заявил, что было так, будто он беседовал со старыми товарищами по партии. Таким было и его (имперского министра иностранных дел) впечатление. Может быть, это звучит отчасти странно, но, по его (Риббентропа. - О.В.) мнению, русские, которые, естественно, стоят на коммунистических позициях и в силу этого не приемлемы для национал-социалиста, уже не стремятся к мировой революции" .

Не сложно убедиться, что академическая точность в передаче слов Риббентропа в вышеупомянутых работах отсутствует. С помощью не­ хитрой манипуляции слова Форстера стали словами Риббентропа, кос­ венная речь превратилась в прямую, а высказывание, характеризовав­ шее непринужденную атмосферу торжественного ужина, в свидетельБережков В.М. Просчет Сталина // Международная жизнь. 1989. № 8. С. 20 .

СССР-Германия. 1939: Документы и материалы о советско-германских отноше­ ниях с апреля по октябрь 1939 г. С. 5; Оглашению подлежит: СССР-Германия.

1939-1941:

Документы и материалы / Сост. Ю. Фельштинский / Под ред. В.И. Дашичева. М., 1991 .

Обложка .

ADAP. Serie D, Bd. VIII. Dok. № 665 .

ство идейного родства советского и нацистского руководства. И это при том, что уже следующая фраза в оригинале документа раскрывает не­ приязненное отношение Риббентропа к коммунизму!

Сходным образом препарирован и тост Сталина, которому путем неточного перевода придана совершенно определенная политическая и эмоциональная окраска. Слова "немецкий народ", как это значится в оригинале35, оказались заменены выражением "германская нация", а слово "Fuhrer" переведено именно как "Вождь" (хотя с равным правом могло быть переведено как "лидер", "руководитель") и почему-то напе­ чатано с заглавной буквы 36. Казалось бы мелочи. Но мелочи, имеющие большое политическое значение .

Говоря о тосте Сталина в честь Гитлера, нельзя не отметить, что он был произнесен на ужине в Кремле, который представлял собой диплома­ тический акт, и, естественно, на нем стороны рассыпались в любезностях .

Но пожелание здоровья Гитлеру из уст Сталина, по-видимому, не было ли­ шено сарказма. Очень двусмысленно звучат слова: "Я знаю, как сильно не­ мецкий народ любит своего руководителя...". Сталин где-то даже издевал­ ся над Риббентропом, предлагая ему поднимать бокал то за здоровье столь "любимого" немецким народом Гитлера, то за "нового антикоминтерновца Сталина", то за советского наркома путей сообщения Л.М. Кагановича37 .

Что же касается ощущений, испытанных Риббентропом в Москве в августе 1939 г., то следует отметить, что германский министр ино­ странных дел, человек, по мнению современников, недалекий и тще­ славный, был склонен рассматривать подписание с СССР договора о не­ нападении как свой личный триумф, который вывел его в разряд выда­ ющихся исторических деятелей. Эйфория, в которой по этому поводу пребывал Риббентроп, не позволяла ему критически воспринимать вы­ сказывания советских руководителей и произносившиеся в Кремле ре­ чи. Повлияло на него, знатока и любителя вин, очевидно, и обильное возлияние на банкете 38. Хотя с него он удалился без посторонней помо­ щи (в отличие от своего японского коллеги Й. Мацуоки, которого Ста­ лину и Молотову в апреле 1941 г. после подписания советско-японского договора о нейтралитете пришлось под руки заводить в вагон), москов­ ское гостеприимство произвело на него неизгладимое впечатление .

Что было в действительности Те, кто пытается доказать наличие взаимных симпатий у нацист­ ских и советских руководителей, по понятным причинам обходят мол­ чанием ряд источников, которые как раз и позволяют вскрыть их под­ линное отношение друг к другу. Достаточно, например, ознакомиться с дневниковыми записями министра пропаганды "третьего рейха" И. ГебСм.: Ibid. Bd. VII. Baden-Baden, 1961. Док. № 213 .

СССР-Германия. 1939. С. 69; Оглашению подлежит. С. 77 .

См.: Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. М., 1991. С. 19 .

Банкет в Кремле подробно описан в газете "Комсомольская правда" (Вильнюс) /

1989. 30 сент .

бельса, чтобы убедиться: никаких симпатий между Берлином и Моск­ вой на самом деле не было и быть не могло .

Геббельс, выразивший в своем дневнике не только собственное мнение, но в ряде случаев и мнение Гитлера, крайне пренебрежительно высказывался в это время и в адрес Советского Союза, и в адрес Крас­ ной Армии, и в адрес советского народа, который он объявлял не спо­ собным к позитивной исторической деятельности. Не вызывали у него симпатий ни Сталин с Молотовым, которых он называл "типичными азиатами", ни советская культура, однозначно отвергавшаяся им как "большевизм чистой воды". В конце декабря 1939 г. Геббельс без око­ личностей писал о том, что германское руководство считает одной из своих задач противодействие распространению большевизма в Европе;

в марте 1940 г. он в буквальном смысле слова стенал по поводу того, что Германии все еще приходится поддерживать отношения с Совет­ ским Союзом, а в июле-августе того же года ликовал, отмечая, что вер­ махт наконец-то поворачивает на восток 39. Негативное отношение на­ цистских лидеров к СССР и советскому руководству в этот период от­ ражено и в дневнике руководителя внешнеполитического ведомства НСДАП А. Розенберга 40 .

Теплых чувств к СССР не испытывали в Берлине ни осенью 1939 г., ни зимой 1939/40 г., ни в дальнейшем. Такое отношение к Советскому Союзу нашло яркое отражение в секретных директивах нацистского руководства, направлявшихся в различные государственные и партий­ ные инстанции. Процитируем несколько указаний Гитлера германской прессе, которые спустя много лет опубликовал заместитель руководи­ теля пресс-службы гитлеровского правительства Г. Зюндерман. Эти указания достаточно красноречивы и не нуждаются в дополнительных комментариях. Отметим лишь, что эти указания, как и другие приводи­ мые ниже документы, относятся к периоду с осени 1939 по лето 1940 г., т.е. ко времени, как утверждают некоторые авторы, самого расцвета германо-советской "дружбы" .

8 ноября 1939 г.: "О торжествах Коминтерна, посвященных готов¬ щине большевистской революции, само собой разумеется, не разреша­ ется упоминать ни в какой форме" .

20 декабря 1939 г.: "Запрещается публиковать сообщения, освеща­ ющие внутриполитическую жизнь Советского Союза, в том числе за­ прещается перепечатывать сообщения на этот счет из иностранных ис­ точников" .

21 декабря 1939 г. (в связи с 60-летием Сталина и официальным поздравлением в его адрес, направленным германским правительст­ вом): "Соответствующее сообщение Д Н Б можно опубликовать на первой странице в одну колонку, без какой бы то ни было сенсацион¬ Die Tagebucher von Joseph Goebbels. Munchen etc., 1987. Teil I. Bd. 3. S. 679; Bd. 4 .

S. 12 ff., 74, 76 ff .

Das politische Tagebuch Alfred Rosenbergs aus den Jahren 1934/35 und 1939/40. Gottingen, 1956. S. 72 ff .

Германское информационное агентство .

ности; комментарий не должен превышать 30 строк. Этот коммента­ рий по своему содержанию должен быть сформулирован очень осто­ рожно и касаться не столько личности Сталина, сколько его внешней политики" .

1 февраля 1940 г.: "Сообщения о Советской России - страна и люди публиковать, руководствуясь принципом: чем меньше, тем лучше. На бу­ дущее запрещается публиковать также безобидные рассказы о России"42 .

А вот свидетельства из дневника Геббельса .

29 декабря 1939 г.: "На пресс-конференции изложено наше отноше­ ние к России. Здесь мы должны быть очень сдержанными. Никаких книг и брошюр о России, ни позитивных, ни негативных" .

12 апреля 1940 г.: "Фюрер вновь резко выступает против попыток министерства иностранных дел устроить германо-русский культурный обмен. Это не должно выходить за рамки чисто политической целесо­ образности" 43 .

Приведем выдержку еще из одного документа, хранящегося в Поли­ тическом архиве Министерства иностранных дел ФРГ, - циркуляра на­ чальника полиции безопасности и СД Р. Гейдриха от 23 декабря 1939 г. от­ носительно ввоза советской литературы в Германию. Он тоже свидетель­ ствует, насколько "теплыми" и "сердечными" были в этот период герма­ но-советские отношения. "Поскольку по повелению фюрера, - говорится в этом документе, - два мировоззрения - национал-социализм и больше­ визм -... должны оставаться территориально и политически разделенны­ ми, я придерживаюсь точки зрения, что ввоз советской литературы, как и прежде, должен находиться под контролем. Вся советская литература... в той или иной степени служит в высшей степени опасным пропагандист­ ским целям и поэтому ни в коем случае не должна доходить до широких слоев населения Германии. Нет также необходимости и в увеличении вво­ за советской литературы научного характера" .

Следует отметить, что советское правительство платило немцам той же монетой. 13 января 1940 г. Шуленбург сообщал в Берлин: "Здесь советские власти не допускают германской пропаганды. В этой области они проявляют неизменную сдержанность. По советским правилам про­ пагандистская литература в объеме, превышающем потребности по­ сольства, пропуску через границу не подлежит" 45 .

Стремясь исключить возможность идеологического воздействия СССР на население Германии, нацистские власти не только полностью закрыли книжный рынок "рейха" для советской литературы, но даже не допустили в продажу наборы советских почтовых марок для филате­ листов, опасаясь, что с их помощью Москва сможет "окольными путя­ ми вести пропаганду" .

Sundermann H. Tagesparolen: Deutsche Presseweisungen 1939-1945: Hitlers Propaganda und Kriegfuhrung. Leoni, 1973. S. 150-151 .

Die Tagebucher von Joseph Goebbels. Teil I. Bd. 3. S. 679; Bd. 4. S. 109 .

PA AA Bonn: Botschaft Moskau. Geheim. Politische Beziehungen der Sowjetunion zu Deutschland. Bd. 3, Bl. 357678-357679 .

Ibid. Bl. 357682 .

Die Tagebucher von Joseph Goebbels. Teil I. Bd. 4. S. 61 .

"Сердечность" отношений между Берлином и Москвой проявля­ лась и в сфере "человеческих контактов". Обе стороны строго регла­ ментировали эти контакты. Приведем документ, вышедший из-под пе­ ра руководителя зарубежной организации НСДАП Э.В. Боле сразу по­ сле подписания германо-советского договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г .

"Секретно]. .

10 октября 1939 г .

Руководителям участков Везер-Эмс, Балтийское море, Эльба .

Относительно контактов с советскими моряками .

Этот вопрос несколько дней назад я подробно обсудил с директивной ин­ станцией. На основании полученных указаний сообщаю, что сохраняется преж­ нее положение. Нашим морякам в советских портах категорически запрещает­ ся принимать от советской стороны приглашения посетить общежития моря­ ков, клубы и т.д., которые, как известно, превращены в места пропаганды боль­ шевизма. Следует также избегать тесных контактов с советскими моряками в германских портах. При этом необходимо руководствоваться установкой, что политическая дружба между Германией и Советским Союзом ни в коей мере не распространяется на два мировоззрения. Германский коммунист по-прежнему считается врагом государства..."47 Такого рода документы из германских архивов можно было бы ци­ тировать бесконечно долго. Но и приведенных свидетельств, думается, вполне достаточно для того, чтобы понять, какой была в действитель­ ности германо-советская "дружба", в том числе в самый период ее "рас­ цвета" - с осени 1939 по лето 1940 г .

О какой дружбе говорил Сталин?

И все же, почему в телеграмме Сталина появилось выражение "дружба, скрепленная кровью", и к чему оно относилось? Об этом сто­ ит сказать особо. Слишком часто цитируют эти слова, очень вольно и тенденциозно, как нам представляется, интерпретируя их, чтобы оста­ вить данный факт без внимания .

Напомним, по какому случаю они были произнесены. Эти слова из телеграммы Сталина Риббентропу, которая была дана в ответ на позд­ равление последнего в адрес советского руководителя в связи с его ше­ стидесятилетием. В своем поздравлении Риббентроп попытался пред­ ставить установление добрососедских отношений между народами Гер­ мании и Советского Союза лишь как результат договоренности между руководителями двух стран и подчеркнуть при этом (в свойственной ему PA AA Bonn: Buro des Chefs der Auslandsorganisation. Bd. 115: Ruвland (R 27224), Bl. 370083-370084 .

См.: Семиряга M.И. Советский Союз и предвоенный политический кризис. С. 59;

Кулиш В.М. У порога войны // Общественные науки. 1989. № 4. С. 132; Он же. У порога войны // Комсомольская правда (Москва). 1988. 24 авг.; Заворотный С, Новиков А. Пакт // Комсомольская правда (Москва). 1990. 23 янв.; Бережков В.М. Указ. соч. С. 20; Некрич A.M. Указ. соч. С. 37 .

манере) свои "выдающиеся заслуги". Он телеграфировал в Москву:

"Памятуя об исторических часах в Кремле (имеются в виду визиты Риб­ бентропа в Москву в августе и сентябре 1939 г. - О.В.), положивших на­ чало решающему повороту в отношениях между обоими великими на­ родами и тем самым создавших основу для длительной дружбы, прошу Вас принять ко дню Вашего шестидесятилетия мои самые теплые позд­ равления" 49. Сталин в ответной телеграмме по сути дела поправил гер­ манского министра, подчеркнув, что не его деятельность и не догово­ ренности лидеров, а пройденный двумя народами исторический путь и понесенные ими жертвы (Сталин не уточнил, когда и во имя чего они были принесены) делают возможной и необходимой эту дружбу. "Бла­ годарю Вас, господин министр, за поздравления, - телеграфировал он в Берлин. - Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной" 50. Не о "дружбе" большевизма и нацизма говорил Сталин, как это нам сегодня преподносят, а о дружбе народов двух стран. Эту дружбу он с полным основанием мог назвать скрепленной кровью. Напомним, что немцев и русских связывали прочные революционные традиции, что народы обе­ их стран принесли немалые жертвы на алтарь общей борьбы за соци­ альный прогресс, что немецкие и советские интернационалисты плечом к плечу сражались против фашизма на земле Испании .

Как "сотрудничали" НКВД и гестапо Важным компонентом концепции о "связанности кровью" нацист­ ского и советского политического руководства в период действия до­ говора о ненападении являются спекуляции относительно тесного со­ трудничества НКВД и гестапо. Каких только небылиц не появилось в последнее время на этот счет! Пишут и о каких-то совместных опе­ рациях спецслужб СССР и фашистской Германии, и об их общих учеб­ ных центрах, и о встречах по обмену опытом, и о совместных испыта­ ниях орудий пыток. Для убедительности сочиняются и всякого рода "документы", вплоть до "совершенно секретных постановлений По­ литбюро ЦК ВКП(б)", извлеченных якобы из "самых тайных совет­ ских архивов" 50a. Недавно промелькнуло даже утверждение, что нака­ нуне войны существовало некое "общество НКВД-СС", своего рода общество дружбы .

Все это вымысел. О каком сотрудничестве НКВД и германских служб безопасности (гестапо, СД и т.п.) можно вести речь, если органы НКВД с января 1940 по март 1941 г. раскрыли 66 резидентур герман­ ской разведки, разоблачили 1596 германских агентов, из них 1338 в за­ падных областях Украины и Белоруссии, а также в Прибалтике. ТольОглашению подлежит. С. 167 .

Там же .

50а Среди такого рода фальшивок особенно следует обратить внимание на "Гене­ ральное соглашение" о сотрудничестве НКВД и гестапо. См.: Память. 1999. № 1(26) .

С. 12-13 .

ко за семь месяцев 1940 г. ими было разгромлено в Западной Украине 30 оуновских отрядов, подготовленных и содержавшихся германскими спецслужбами. А что делалось на советско-германской "границе друж­ бы", где по одну сторону располагались погранвойска НКВД, а по дру­ гую - пограничная полиция имперского управления безопасности! В 1940 г. там произошло 235 конфликтов и инцидентов, включая ожесто­ ченные перестрелки, в которых были убитые и раненые. Только с ок­ тября 1939 по декабрь 1940 г. на границе СССР с Германией было обез­ врежено свыше 5 тыс. германских агентов 51. Все это вряд ли можно на­ звать проявлением симпатий и сотрудничеством между НКВД и герман­ скими службами безопасности. Нельзя назвать таковыми также актив­ ное агентурное проникновение НКВД на территории, оккупированные Германией, а нацистских спецслужб на советскую территорию, острей­ шее противоборство советской и германской разведок, которое шло в то время в сопредельных с СССР странах. НКВД и германские спец­ службы являлись противоборствующими, а не дружественными органи­ зациями. Если НКВД и сотрудничал с гестаповцами, то только с теми, кого ему удалось завербовать, или с теми, кто по его заданию проник в ряды этой организации. Имя одного такого человека сегодня уже назва­ но - это Вилли Леман, гауптштурмфюрер СС, ответственный работник берлинского гестапо. Были и другие люди .

Безусловно, сотрудникам НКВД не раз приходилось вступать и в другого рода контакты с представителями германских спецслужб безо­ пасности. Это делалось по поручению советского правительства при урегулировании пограничных инцидентов, при высылке из СССР аре­ стованных германских граждан и при приеме высылавшихся из Герма­ нии советских граждан, при обеспечении безопасности визитов руково­ дителей государств, в частности двух визитов Риббентропа в Москву осенью 1939 г. и визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 г., а также при выполнении межправительственных соглашений об эвакуации бе­ женцев и о переселении. Все эти контакты имели рутинный характер и не представляли собой ничего из ряда вон выходящего. Такого рода со­ прикосновения и взаимодействия служб безопасности разных стран все­ гда были, есть и будут, и делать далеко идущие политические выводы из контактов НКВД и германского имперского управления безопасно­ сти, имевших место в 1939-1941 гг., могут либо недостаточно компе­ тентные люди, либо лица, занимающие явно предвзятую позицию .

Немного подробнее следует сказать о том, как взаимодействовали НКВД и германские службы безопасности при выполнении соглашений о переселении и эвакуации, чтобы показать несостоятельность имею­ щихся на этот счет кривотолков .

Как известно, в 1939-1940 гг. граница СССР была отнесена на запад .

В состав Советского Союза были включены Западная Украина, Запад­ ная Белоруссия, Бессарабия, Литва, Латвия и Эстония. В связи с установ¬ Мадер Ю. Империализм: Шпионаж в Европе вчера и сегодня / Пер. с нем. М., 1984 .

С. 151; Пограничные войска СССР. 1939-июнь 1941: Сб. документов и материалов. М.,

1970. С. 17 и сл .

лением новой границы возник целый комплекс проблем гуманитарного и имущественного порядка. На территории СССР оказались германские граждане и этнические немцы, желавшие переселиться в Германию, ока­ залась также их собственность. В Западной Украине и Западной Бело­ руссии было много поляков, бежавших от немецких войск, а после окон­ чания боевых действий пожелавших вернуться на прежнее место житель­ ства, к своим родным и своему имуществу в районы, оккупированные Германией. В то же время на оккупированной немцами территории нахо­ дились украинцы, белорусы, русские, русины, литовцы, желавшие пере­ селиться в СССР. Для решения всех этих проблем правительствами СССР и Германии был подписан ряд соглашений и сформированы сме­ шанные двусторонние комиссии .

В этих комиссиях с обеих сторон были широко представлены служ­ бы безопасности, поскольку те проблемы, которые предстояло комис­ сиям решать, входили в их сферу компетенции: проверка личности пе­ реселенцев и беженцев, выдача им разрешения на выезд и согласия на прием, их сбор и содержание в специальных лагерях, организованное перемещение через границу, персональный и таможенный контроль в пограничных пунктах, изоляция и возвращение нежелательных лиц .

Межправительственные соглашения были выполнены, однако гово­ рить о том, что взаимодействие НКВД с аналогичными германскими службами в смешанных комиссиях было беспроблемным, не приходится .

Документы свидетельствуют, что отношения между ними носили сплошь и рядом конфликтный характер 52. Чем это было вызвано? В первую оче­ редь, тем, что под вывеской регистрации лиц, подлежавших переселению и эвакуации, немцы пытались вести активную разведывательную дея­ тельность в западных районах СССР. Они добивались также согласия на вывоз имущества и ценностей в объемах, которые могли нанести ущерб советскому государству, пытались эвакуировать в Германию некоторых советских граждан и лиц, не предусмотренных межправительственными соглашениями, добиться освобождения и высылки из СССР своей прова­ лившейся агентуры. Советская сторона в лице НКВД всему этому, есте­ ственно, препятствовала. В рамках выполнения соглашений о переселе­ нии и эвакуации спецслужбы обеих стран усиленно внедряли на террито­ рию друг к другу своих агентов, создавали новые агентурные сети, что тоже не прибавляло сердечности отношениям между ними .

Миф об "антипольском соглашении" Авторы, пытающиеся "связать кровью" СССР и нацистскую Герма­ нию, любят обращаться к теме некоего "антипольского соглашения" ме­ жду НКВД и гестапо, заключенного якобы в целях реализации положе­ ний секретного дополнительного протокола к германо-советскому дого¬ В Политическом архиве Министерства иностранных дел ФРГ многочисленные до­ кументы на этот счет можно найти в фондах статс-секретаря, пятого политического от­ дела, правового отдела, германского посольства в Москве .

вору от 28 сентября 1939 г. Они утверждают, в частности, что в марте 1940 г. в Кракове и Закопане состоялось совещание "высочайших чинов НКВД и гестапо", на котором обсуждались совместные действия этих двух ведомств в борьбе с польским Сопротивлением, а также вопрос о судьбе интернированных в Советском Союзе польских офицеров. Пред­ принимаются попытки доказать, что по результатам этого совещания ор­ ганами НКВД были уничтожены польские офицеры, захоронение кото­ рых было обнаружено в 1943 г. в Катыни 54. Сторонников этой версии, пу­ щенной в оборот в 1952 г. польским генералом графом Т. Бор-Коморов¬ ским55, ничуть не смущает то обстоятельство, что они не могут назвать ни точной даты краковской встречи, ни лиц, принимавших в ней участие, ни конкретных пунктов достигнутых договоренностей, а также привести документальные свидетельства о совместных или хотя бы скоординиро­ ванных действиях НКВД и гестапо, направленных против польского Со­ противления. Но это, видимо, им и не нужно, тем более что есть возмож­ ность сослаться на недоступность некоторых отечественных архивов ли­ бо на утрату в годы войны части германских архивных фондов .

Однако вопросы, связанные с краковской встречей, поддаются про­ верке, поскольку относящиеся к ней документы не погибли в годы вой­ ны и не запрятаны в тайники, а хранятся в Политическом архиве Мини­ стерства иностранных дел ФРГ. Что из них следует?

Действительно, 29-31 марта 1940 г. в Кракове находились предста­ вители советской комиссии56, но не какой-то "особой комиссии НКВД", как вслед за Бор-Коморовским утверждают некоторые западные и оте­ чественные авторы, а советской контрольно-пропускной комиссии по эвакуации беженцев. Эта комиссия, как и аналогичная германская, бы­ ла образована на основе межправительственной договоренности57. Со­ ветская делегация состояла из трех человек: B.C. Егнарова, И.И. Нев­ ского (соответственно председатель и член Советской главной комис­ сии по эвакуации беженцев) и В.Н. Лисина (член местной комисси). В задачи делегации входило обсуждение ряда вопросов, связанных с орга­ низацией обмена беженцами, и подписание с представителями герман­ ской комиссии соответствующего протокола .

Его текст см.: ДВП. Т. XXII. Кн. 2. Док. № 642 .

Ежевский Л. Катынь 1940 / Пер. с польск. Нью-Йорк, 1987. С. 14; Семиряга М.И .

Советский Союз и предвоенный политический кризис. С. 60; Парсаданова B.C. "Поль­ ская" политика СССР в сентябре 1939-июне 1940 г. // Международные отношения и стра­ ны Центральной и Юго-Восточной Европы в начале второй мировой войны (сентябрь 1939-август 1940). М., 1990. С. 61-62; Она же. К истории катынского дела // Новая и но­ вейшая история. 1990. № 3. С. 27; Она же. К истории катынского дела: Катынская драма / Под ред. О.В. Яснова. М., 1991. С. 116; Лебедева Н.С. Указ. соч. С. 22; Некрин A.M. Указ .

соч. С. 43 .

Bor-Komorowski Т. Armia Podziemna. L., 1952. S. 50. В годы войны Бор-Коморовский был главнокомандующим Армией Крайовой, а в 1947-1949 гг. премьер-министром эмиг­ рантского польского правительства в Лондоне .

Сведений о поездке советской делегации в Закопане германские документы не со­ держат .

PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Ruвland. Bd. 2 (R 29713), Bl. 111901-111903, 111915, 111921, 111923, 111942 .

Партнерами советской делегации на переговорах в Кракове были губернатор Краковской области О.Г. Вехтер, являвшийся председате­ лем Германской главной комиссии, его заместитель в этой комиссии майор жандармерии Г. Фладе и два представителя министерства ино­ странных дел. В состав германской комиссии входили также представи­ тели и уполномоченные от других ведомств, которые, однако, в офици­ альной части встречи, связанной с обсуждением и подписанием прото­ кола, участия не принимали .

Присутствие в составе германской комиссии группы лиц, включая ее председателя, имевших звание офицеров СС, отнюдь не означало их автоматической принадлежности к гестапо или СД. В нацистской Германии многие государственные служащие, включая чиновников внешнеполитического ведомства, состояли в СС и носили униформу .

Представителем СД в составе германской комиссии являлся К. Лишка, имевший звание гауптштурмфюрера СС (равнозначно войсковому званию капитана). Сведений о присутствии в составе германской ко­ миссии людей из гестапо документы не содержат. Звания майора жан­ дармерии и гауптштурмфюрера СС, равно как и звание капитана по­ гранвойск НКВД, которое имел председатель советской комиссии Ег¬ наров, вряд ли можно отнести к высочайшим, ввиду чего и заявления о встрече в Кракове "высочайших чинов НКВД и гестапо", которые можно встретить в литературе, являются не соответствующими дейст­ вительности .

Какие конкретно вопросы обсуждались на краковской встрече?

В разделе "Документы" публикуется в переводе с немецкого весь пакет документов, касающихся совещания в Кракове. Эти документы свидетельствуют о том, что ни проблемы борьбы против польского Со­ противления, ни вопрос о судьбе интернированных в СССР офицеров польской армии на встрече в Кракове не поднимались. Протокольная запись заседания германской контрольно-пропускной комиссии, пред­ шествовавшего встрече с советской делегацией, позволяет заключить, что попутно с вопросом об эвакуации беженцев германская сторона на­ меревалась напомнить советским представителям о некоторых нере­ шенных проблемах: о необходимости освобождения и передачи на гер­ манскую территорию этнических немцев из Западной Белоруссии и За­ падной Украины (около 400 человек ), часть из которых была аресто­ вана еще поляками, часть органами НКВД, а также о необходимости эвакуации солдат вермахта, отставших от своих частей во время поль­ ского похода, т.е. раненых, оказавшихся в советских госпиталях, и воен­ нослужащих, числившихся пропавшими без вести. Однако никаких до­ говоренностей по этим вопросам в советско-германском протоколе от 29 марта 1940 г. зафиксировано не было. Последующие документы так­ же не содержат ни прямых, ни косвенных свидетельств того, что в Кра­ кове были заключены дополнительные соглашения, выходившие за рамки проблемы беженцев .

PA AA Bonn: Pol. V. Ruвland 52. № 2, Bd. 3а (R 104387), Bl. E614977 .

Подписанный 29 марта 1940 г. в Кракове советско-германский протокол являлся по сути дела дополнением к соглашению о пересе­ лении от 16 ноября 1939 г.59 Он уточнял ряд пунктов последнего с уче­ том опыта, накопленного в ходе проведения переселения, модифици­ ровал его первую статью применительно к проблеме беженцев и оп­ ределял круг лиц, которые в качестве беженцев могли быть пропуще­ ны через границу к прежним местам проживания. Все это не имело ни­ какого отношения ни к репрессиям против польских подпольщиков, ни к Катыни .

59 См.: ДВП. Т. ХХII. Кн. 2. Док. № 785-786 .

Часть вторая Тайная война Операция "Утка" Обстоятельства гибели Л.Д. Троцкого давно привлекают внимание исследователей. Ни для кого не секрет, что Р. Меркадер, нанесший 20 августа 1940 г. смертельный удар альпенштоком вождю IV Интерна­ ционала, был не просто фанатиком-одиночкой, а орудием в руках орга­ нов госбезопасности СССР 1. Однако, зная детали операции по устране­ нию Троцкого и имена людей, которые ее подготовили и провели, нель­ зя сказать, что в этом деле все до конца ясно. Прежде всего следует ос­ новательно разобраться в вопросе, какие конкретно обстоятельства обусловили гибель Троцкого .

Вряд ли можно признать убедительной широко распространенную в литературе версию (в последнее время она нашла наиболее яркое от­ ражение в работах Д.А. Волкогонова), согласно которой Сталин и его окружение еще в середине 20-х годов тайно вынесли Троцкому смерт­ ный приговор. По их распоряжению спецслужбы ОГПУ-НКВД с пер­ вых дней пребывания Троцкого за границей (выслан из СССР в февра­ ле 1929 г.) вели на него охоту и в августе 1940 г. привели приговор в ис­ полнение .

Эта версия при всей ее, казалось бы, внешней логичности порожда­ ет целый ряд вопросов, на которые невозможно дать вразумительный ответ. Предположим, что участь Троцкого была действительно давно предрешена. Но не проще ли было в этом случае устранить его в СССР, инсценировав, к примеру, какой-нибудь "несчастный случай", а не высы­ лать его за границу, где ликвидация такой заметной фигуры могла быть сопряжена с проблемами и вызвать международный скандал? Если все же допустить, что устранение Троцкого планировалось провести после того, как он окажется за рубежом, то как тогда объяснить, что это бы­ ло сделано лишь на двенадцатом году его пребывания в изгнании? Труд­ но представить, что соответствующим службам могли быть даны неог¬ См.: Васецкий Н.А. Л.Д. Троцкий: Политический портрет // Новая и новейшая ис­ тория. 1989. № 3. С. 162-163; Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: И.В. Сталин: Полити­ ческий портрет. Кн. И. Ч. 1. М, 1989. С. 80-103; Он же. Троцкий: Политический портрет .

М., 1992. Кн. 2; Берия СЛ. Мой отец - Лаврентий Берия. М., 1994. С. 349-350; Судоплатов П.А. Спецоперации: Лубянка и Кремль, 1930-1950 годы. М., 1998. С. 102-132 .

раниченные сроки для выполнения задания. Долготерпение Кремля вы­ глядит и вовсе необъяснимым, если принять во внимание то обстоятель­ ство, что уже с первых дней пребывания Троцкого за границей было яс­ но, что он ни за что не капитулирует, а будет еще яростнее атаковать Сталина, его окружение и Коминтерн .

С "технической" точки зрения проведение теракта против Троцко­ го для советских спецслужб, думается, не представляло особой трудно­ сти. Первые десять лет пребывания за границей (в Турции, Франции, Норвегии и два первых года жизни в Мексике) Троцкий, как он сам при­ знавал, не имел сколько-нибудь серьезной охраны2. Лишь в 1939 г. он укрылся в доме на улице Вены в Койоакане, одном из районов Мехико, который его сторонниками и мексиканской полицией был превращен в настоящую крепость. Однако ни высокая бетонная стена, ни прожекто­ ра и сложная система сигнализации, ни взвод охраны его не спасли. Ко­ гда потребовалось, его достали и в крепости. И вновь нельзя не задать вопрос: почему Троцкого не трогали, когда устранить его было относи­ тельно несложно, а активность начали проявлять тогда, когда условия стали в общем-то неблагоприятными?

К сказанному следует добавить еще одно соображение. Если верить документам, преданным огласке в последние годы, Троцкий долгое вре­ мя, по крайней мере с 1933 г., находился "под колпаком" ОГПУ-НКВД .

В его собственном окружении и окружении его сына Л.Л. Седова посто­ янно находились агенты советской разведки, благодаря которым Моск­ ва была в курсе того, где конкретно находится Троцкий, кто и как его охраняет, что он делает и даже что он намерен в ближайшем будущем предпринять и опубликовать3. При наличии такой информации прове­ дение "акции" не представляло проблемы. Тем не менее до 1940 г. ниче­ го не предпринималось .

Ответ на все эти вопросы заключается, по-видимому, в том, что до 1939 г., а скорее всего даже до января 1940 г., никаких решений о физи­ ческом устранении Троцкого принято не было и никаких распоряжений на этот счет советские спецслужбы не получали. Легенда о смертном приговоре, вынесенном еще в середине 20-х годов, вышедшая из-под пе­ ра Троцкого 4, ничего общего с тем, что было на самом деле, не имеет .

В равной степени представляется несоответствующей действительно­ сти и модификация этой версии, появившейся в российской литературе, согласно которой распоряжение "огреть по голове" Троцкого Сталин якобы отдал в 1931 г., а руководители НКВД Г.Г. Ягода, Н.И. Ежов и многие их сотрудники поплатились жизнью не в последнюю очередь за то, что не смогли выполнить эту волю вождя5 .

Троцкий Л.Д. Дневники и письма / Под ред. Ю.Г. Фельштинского. Предисловие А.А. Авторханова. М., 1994. С. 149 .

См.: Васецкий Н.А. Троцкий в третьей эмиграции // Кентавр: Историко-политоло¬ гический журнал. М., 1992. Сентябрь-октябрь. С. 91; Волкогонов Д.А. Троцкий: Полити­ ческий портрет. Кн. 2. С. 133 и сл.; Судоплатов П.А. Указ. соч. С. 108, 117-118, 126-127 .

Троцкий Л.Д. Преступления Сталина. Под ред. Ю.Г. Фельштинского. М., 1994 .

С. 56-57 .

Волкогонов Д.А. Троцкий: Политический портрет. Кн. 2. С. 297 и сл .

Читатель, знакомый с трудами Троцкого, возразит: как же быть с теми случаями, когда жизни изгнанника в 30-е годы действительно уг­ рожала опасность? Ведь сам Троцкий однозначно оценивал имевшие место инциденты как дело рук Кремля .

Оставим эти оценки на совести их автора, который в пылу полити­ ческой борьбы готов был возложить ответственность за все, что случа­ лось с ним, и вообще за все, что происходило в мире, на Сталина, Ко­ минтерн и их агентов. Как будто не было ни белогвардейских организа­ ций, у которых к Троцкому еще со времен гражданской войны в России был особый счет, ни фашистских спецслужб, проявлявших к Троцкому и его соратникам повышенный интерес, ни испанских республиканцев, горевших жаждой мести Троцкому и его окружению за то, стоившее ог­ ромных жертв восстание в тылу республиканских войск в Барселоне, которое ПОУМ, организация "троцкистской ориентации", подняла в мае 1937 г .

Напомним о трех наиболее известных "покушениях советских спец­ служб" на Троцкого в 30-е годы .

Осенью 1931 г., когда Троцкий пребывал на территории Турции, против него действительно замышлялся теракт. Но планировался он не агентами ГПУ, а белогвардейской организацией под руководством ге­ нерала А.В. Туркула, того самого, который во главе казачьей бригады будет впоследствии воевать в рядах вермахта против СССР. Советско­ му правительству стало известно о подготовке покушения. Казалось бы, если в Москве Троцкому был вынесен смертный приговор, то стои­ ло ли мешать его приведению в исполнение, тем более что это могло быть сделано чужими руками. Однако руководство СССР предало пла­ ны белогвардейцев огласке и тем самым спасло Троцкому жизнь. А что же Троцкий? Он ухитрился представить случившееся как плод ковар­ ной политики Кремля. "ГПУ способно одной рукой подталкивать бело­ гвардейцев к покушению, через своих агентов-провокаторов, а другой рукой разоблачить их, на всякий случай, через органы Коминтерна" 6, заявил он. Разъяснять ключевой "аргумент" этого, прямо скажем, аб­ сурдного объяснения происшедшего, выраженный в словах "на всякий случай", Троцкий не счел необходимым .

5 августа 1936 г. на квартиру Троцкого в Норвегии совершили на­ лет квислингисты. Убийство Троцкого в их планы не входило, да это было и невозможно, поскольку Троцкий находился в отъезде. Налетчи­ ки рассчитывали добыть материалы, которые позволили бы им ском­ прометировать правительство норвежских лейбористов, разрешившее Троцкому пребывание в стране. В Норвегии в это время шла острая предвыборная борьба и "карта Троцкого" активно разыгрывалась пра­ выми силами. Не исключено также, что норвежские фашисты действо­ вали по указке из Берлина. Имеются убедительные документальные подтверждения того, что копия единственного изъятого налетчиками документа (письма Троцкого французским единомышленникам) была сразу же передана в германскую миссию в Осло, а оттуда прямиком пе¬ Троцкий Л.Д. Преступления Сталина. С. 57-58 .

реправлена на Вильгельмштрассе. Хотя норвежские власти, расследо­ вавшие данный инцидент, ясно заявили, что говорить о причастности к нему Москвы нет никаких оснований, Троцкий настойчиво повторял, что налетчики рассчитывали учинить над ним расправу, что случивше­ еся - дело рук ГПУ и, может быть, даже плод сотрудничества последне­ го с гестапо 8 .

Нельзя не отметить, что устраивать такую шумную "выемку" кор­ респонденции из квартиры Троцкого для советских спецслужб не имело никакого смысла. В период пребывания Троцкого в Норвегии они име­ ли возможность, используя агентурные каналы, знакомиться со всей его текущей перепиской .

Наконец, третий случай. В 1938 г. у ограды дома Троцкого в Койоа¬ кане (тогда он еще проживал на улице Лондона) прогремел взрыв. Неза­ долго до этого к воротам подходил посыльный с подарком для хозяев. Ох­ ране он показался подозрительным, и его не впустили. Троцкий не сомне­ вался, что впоследствии взорвался именно этот "подарок", и заявил, что это была попытка покушения на его жизнь, организованная Москвой9. Но зададим вопрос: даже если действительно посыльный пытался внести в дом Троцкого бомбу, то почему после того, как сделать это не удалось, она была взорвана у ограды? Ведь было ясно, что Троцкий не пострадает, что его охрана после взрыва будет только усилена, и в следующий раз ор­ ганизовать покушение будет значительно сложнее. Взрыв в Койоакане походил не на покушение, а скорее на предостережение, адресованное не только, а, может быть, даже не столько Троцкому, сколько правительст­ ву Мексики. Известно, что мексиканские коммунисты настойчиво добива­ лись высылки Троцкого из страны. Отчаявшись повлиять на позицию правительства Л. Карденаса с помощью петиций и демонстраций, некото­ рые горячие головы вполне могли решиться на этот крайний шаг в наде­ жде дать понять, что вопрос стоит весьма остро и его решение не терпит отлагательства. Настроения, царившие в те дни в среде мексиканских коммунистов, многие из которых только что вернулись с фронтов Граж­ данской войны в Испании и были потрясены событиями в Барселоне, яр­ ко отражены в воспоминаниях знаменитого мексиканского художника Д.А. Сикейроса, который принимал самое непосредственное участие в борьбе против Троцкого в 1938-1940 гг. 10 Нельзя не затронуть и еще один аспект версии об имевшей якобы ме­ сто в 30-е годы охоте советских агентов за "головой Троцкого". Не имея необходимых доказательств, ее сторонники обычно указывают на исчез­ новение или гибель нескольких соратников Троцкого и преподносят это как свидетельство намерений советских спецслужб расправиться и с ним самим. Однако, если принять этот аргумент, то придется признать, что агенты НКВД действовали весьма странным образом: они охотились за Politisches Archiv des Auswartigen Amts Bonn: Pol. V. Staatsmanner Ruвland. Trotzki (R 104372), BI. 196854 ff. (Далее: РА АА) .

Троцкий Л.Д. Преступления Сталина. С. 29 и сл .

См.: Васецкий Н.А. Л.Д. Троцкий: Политический портрет. С. 162 .

См.: Сикейрос Д.А. Меня называли лихим полковником: Воспоминания / Пер .

с исп. М., 1986. С. 217-226 .

Троцким почему-то не в Мексике, где он проживал с января 1937 г. (что ни для кого в мире не являлось секретом), а в Европе - в охваченной Гра­ жданской войной Испании, во Франции и Швейцарии. Сторонники Троц­ кого, которых обычно упоминают в этой связи, пропали без вести или погибли в период с лета 1937 по лето 1938 г. именно там, а не рядом со своим лидером. Гражданин Чехословакии Э. Вольф, являвшийся секрета­ рем Троцкого в Норвегии, бесследно исчез в Испании осенью 1937 г.11 Лидер ПОУМ А. Нин, австриец К. Ландау и сын российского эмигрантаменьшевика Р.А. Абрамовича М. Райн без вести пропали в Испании в это же время. Л.Л. Седов скончался в феврале 1938 г. в одной из парижских частных клиник после операции аппендицита. Р. Клемент, секретарь Троцкого в Турции и Франции, при невыясненных обстоятельствах погиб в Париже в июле 1938 г. Наконец И. Райсс (И. Порецкий), один из руко­ водителей агентурной сети НКВД в Западной Европе, отказавшийся воз­ вращаться на Родину и установивший связь с Троцким, был найден уби­ тым в окрестностях Лозанны в сентябре 1937 г .

Следует отметить, что ответственность советских спецслужб за смерть либо исчезновение многих из вышеназванных людей не доказана. С большей или меньшей степенью уверенности можно говорить только об их причастности к гибели Райсса и Нина 12. Первый был уничтожен как из­ менник, второй - как руководитель вооруженного восстания в тылу рес­ публиканских войск. В остальных случаях существуют лишь предположе­ ния, что не обошлось без участия советских агентов. Что касается смерти Седова, то здесь нельзя исключать возможность действительно несчастно­ го случая. Согласно официальному заключению французских медиков, Се­ дов страдал хронической болезнью кишечника, которая после операции начала быстро прогрессировать и стала причиной его кончины13 .

Как мы видим, аргументы, на которых строится версия о якобы не­ прерывной охоте ОГПУ - НКВД за Троцким с момента его высылки из СССР, нельзя признать бесспорными. Действительно, бывали моменты, когда Троцкому приходилось скрывать свое место жительства, менять адреса, как он это делал во Франции. Но эти шаги предпринимались им прежде всего для того, чтобы сбить со следа представителей правых ор­ ганизаций и буржуазную прессу, контакт с которыми мог закончиться скандалом, шумной политической кампанией и привести к высылке из страны. Это, нужно сказать, в конечном счете, и произошло, как во Франции, так затем и в Норвегии .

Говорить о подготовке советскими службами акции против Троцко­ го, приводя тому доказательства, можно, думается, начиная лишь с ру­ бежа 1939-1940 гг. Именно в это время, как теперь известно, руковод­ ство НКВД приняло решение о проведении операции "Утка" (устране¬ Согласно одному сообщению, поступившему в гестапо в феврале 1938 г., Вольф еще летом 1937 г. бежал из Испании и обосновался в Брюсселе, намереваясь в дальней­ шем перебраться в Голландию (PA AA Bonn: Pol. VerschluB. Geheim. Politische Angelegenheiten Ruвland, Bd. 5 (R 101378), Bl. 237729-237731) .

См.: Кривицкий ВТ. "Я был агентом Сталина": Записки советского разведчика / Пер. с англ. М., 1991; Порецки Э. Тайный агент Дзержинского / Пер. с англ. М., 1996; Судоплатов П.А. Указ. соч. С. 74-81 .

См.: ТроцкийЛ.Д. Дневники и письма. С. 164; Судоплатов П.А. Указ. соч. С. 127-128 .

ние Троцкого) и направило в Мексику со специальным заданием группу своих сотрудников во главе с Н.И. Эйтингоном .

Как развивались дальнейшие события, хорошо известно. В ночь на 24 мая 1940 г. на дом Троцкого в Койоакане совершила налет группа бо­ евиков, которой руководил Сикейрос. В операции принимал активное участие также советский нелегал И.Р. Григулевич14. Нападавшие бук­ вально изрешетили огнем спальню Троцкого. Однако тот остался жив и даже не получил ранений. После этого была начата реализация запасно­ го варианта операции, в котором ключевая роль отводилась Меркадеру .

20 августа 1940 г. он нанес Троцкому удар альпенштоком по голове. Ра­ на оказалась смертельной. На следующий день Троцкий скончался .

Детали этих покушений подробно описаны в литературе, и потому мы их не излагаем. Для нас важно констатировать факт, что активные шаги, направленные на устранение Троцкого, советские спецслужбы начали предпринимать лишь с конца 1939 - начала 1940 г .

Возникает закономерный вопрос: что же должно было произойти, чтобы они получили соответствующий приказ? Объяснение этому, ко­ торое можно встретить в литературе, - Сталин, дескать, был очень встревожен сообщениями о подготовке Троцким книги о нем (версия, которую вслед за западными исследователями повторил Волкогонов), нельзя признать убедительным. К этому времени Троцкий уже столько всего написал о Сталине, что очередное произведение вряд ли могло прибавить что-то новое к созданному им образу кремлевского руково­ дителя. Если следовать этой логике, то придется признать, что покуше­ ния на Троцкого должны были устраиваться после каждой его книги или статьи, в которых он нелицеприятно отзывался о Сталине. Но ни­ чего подобного не происходило. К тому же, как известно, выход книги Троцкого "Сталин" планировался еще в 1938 г., и поэтому следовало бы ожидать (если книга была первопричиной), что еще тогда должны бы­ ли быть предприняты активные действия по его устранению .

Причины, очевидно, заключались в другом. Они лежали не в сфере публицистической деятельности Троцкого, какой бы политически ост­ рой она ни была, а в области "реальной политики" .

Мы не беремся категорически утверждать, что те обстоятельства, о которых речь пойдет ниже, являлись единственной причиной гибели Троцкого. Однако обнаруженные в Политическом архиве Министерст­ ва иностранных дел Германии документы позволяют выдвинуть пред­ положение, что его гибель, вероятнее всего, была обусловлена непо­ средственным и активным вовлечением троцкизма, как политического течения, и самого Троцкого, как лидера этого течения, в антисоветскую политику великих держав на начальном этапе второй мировой войны .

Напомним высказывание, содержащееся в воспоминаниях Сикей¬ роса, которое авторы, касающиеся вопроса о причинах гибели Троцко­ го, почему-то оставляют без внимания. Сикейрос, как нам представляСущественно дополняет информацию об этой операции, сдержащуюся в отечест­ венной литературе, публикация: Kieвling W. Das Praludium der Operation Utka // Neues Deutschland. 1995. 24. Mai .

ется, предельно ясно изложил мотивы, которыми руководствовался он и его товарищи, совершая нападение на штаб-квартиру Троцкого. Он писал: речь шла уже не о мщении за "подлый мятеж, организованный ПОУМ в Берселоне", а о том, чтобы "воспрепятствовать яростной про­ паганде, которая велась из штаб-квартиры Троцкого, якобы с истинно марксистских, пролетарских позиций против Советского Союза". К этому моменту "стало совершенно ясно", что троцкизм мог оказать оп­ ределенные услуги "возможной агрессии объединенных империалисти­ ческих сил против первой страны социализма. Наше стремление ликви­ дировать этот контрреволюционный политический центр отвечало са­ мой динамике развития международной обстановки, характеризующей­ ся возрастанием угрозы войны против СССР" 1 5 .

О каких возможных услугах троцкистов империалистическим си­ лам велась речь?

На протяжении 30-х годов Троцкий и его сторонники вели непре­ рывные атаки на советское руководство и Коминтерн. Цель этих атак, какие бы обвинения в адрес Сталина, лозунги и теоретические постула­ ты ни выдвигались, была в общем-то одна - добиться отстранения от власти в СССР умеренного крыла большевистской партии во главе со Сталиным, перехода власти в руки ультралевых сил, выступавших под лозунгом "перманентной революции", и подчинения этим силам между­ народного коммунистического движения. Однако добиться успеха троц­ кистам не удалось. Потенциал "левой оппозиции" в СССР и руководст­ ве Коминтерна путем репрессий был существенно ослаблен. Троцкизм не сумел завоевать на свою сторону большинство членов уже действу­ ющих компартий и широкие массы трудящихся в СССР и на Западе. На ультралевые лозунги поддалась в основном лишь часть коммунистиче­ ской молодежи, которая и составила основу самостоятельных партий троцкистской ориентации, возникших во Франции, Бельгии, Голландии, Англии и в целом ряде других стран .

Нарастание угрозы новой мировой войны порождало у Троцкого и его сторонников большие надежды на то, что достичь поставленной це­ ли им все же удастся. Подобно тому, как первая мировая война вызва­ ла мощный подъем революционного движения, новая война, полагали троцкисты, вызовет революционный взрыв во многих странах, а, может быть, даже в мировом масштабе. В условиях войны, предрекали они, партии Коммунистического Интернационала, как в свое время партии II Интернационала, неизбежно скатятся на позиции национал-патрио­ тизма, а пролетариат отвернется от них и окажет поддержку "подлинно революционным партиям" - организациям троцкистской ориентации .

Именно в ожидании такого развития событий Троцкий и его сторонни­ ки в 1938 г. форсировали создание IV Интернационала, заявив, что под его руководством в самом ближайшем будущем "революционные мил­ лионы смогут штурмовать небо и землю" .

Война и мировая революция должны были, по мысли Троцкого, стать очистительным огнем и для социализма в СССР, освободить его от оков "бюрократического абсолютизма" Сталина. Декларируя необ¬ Сикейрос Д.А. Указ. соч. С. 224-225 .

ходимость защиты "экономических основ СССР", Троцкий в то же вре­ мя подчеркивал, что "спасти СССР для социализма может только меж­ дународная революция", а значит, его вовлечение в войну. Именно вой­ на приведет к "политической революции" в Советском Союзе 16 .

Советско-германский договор о ненападении, позволивший СССР остаться вне империалистической войны, нанес очень чувствительный удар по расчетам Троцкого и его сторонников. Не случайно он подверг­ ся резким нападкам с их стороны 17. В серии статей, опубликованных в "Бюллетене оппозиции", главном печатном органе Троцкого, и на стра­ ницах западной прессы, троцкисты резко критиковали договор и пыта­ лись доказать, что Советский Союз является не нейтральным государ­ ством, а военным союзником Гитлера 18. Особенно отчетливо такая по­ зиция проявилась в период советско-финляндской войны. В статье, опубликованной в январе 1940 г. в американском журнале "Liberty", Троцкий прямо заявил: "Кремль впрягся в повозку германского импе­ риализма, и враги Германии стали тем самым врагами России. До тех пор, пока Гитлер силен, - а он очень силен, - Сталин будет оставаться его сателлитом" 19 .

Такие заявления имели явно провокационный характер, тем более что делались они в условиях, когда в Англии и Франции обсуждался во­ прос, как дальше строить отношения с СССР, и имелись очень влия­ тельные политические силы, которые были готовы использовать со­ ветско-финляндскую войну для оказания нажима на Советский Союз и даже для нанесения по нему военного удара. В частности, планирова­ лось произвести бомбардировку и, возможно, оккупацию нефтяных центров СССР в Закавказье и направить в Финляндию 150-тысячный экспедиционный корпус. Рассматривалась также возможность последу­ ющего переноса военных действий с территории Финляндии в северо­ западные районы СССР. Военный нажим должен был, по расчетам за­ падных стратегов, побудить Кремль изменить свой внешнеполитиче­ ский курс, встать на путь сотрудничества с англо-французской группи­ ровкой и объявить войну Германии. Рассматривался и другой вариант, которого, кстати говоря, в Москве опасались больше всего. Объявле­ ние Англией и Францией войны Советскому Союзу могло привести к заключению ими мира с Германией (на Западе все еще продолжалась "странная война" и шел активный поиск путей достижения мирного со­ глашения с "третьим рейхом") и их совместному выступлению против СССР 2 0. Именно эту "возможную агрессию объединенных империали­ стических сил" и имел в виду Сикейрос в своих воспоминаниях .

Волкогонов Д.А. Троцкий: Политический портрет. Кн. 2. С. 335-336 .

Троцкисты остаются и по сей день его самыми ярыми критиками .

В этом вопросе правая и "ультралевая" историография и сегодня обнаруживают поразительное единодушие .

PA AA Bonn: Pol. V. Politische Beziehungen Ruвlands zu Deutschland, Bd. 3 (R 104358), Bl. ohne Nummer (Pol. V 2131/40, Deutsche Botschaft in Washington an das AA Nr. 121 vom 22 .

Januar 1940) .

См.: Майский ИМ. Воспоминания советского дипломата. 1925-1945 гг. М., 1971 .

С. 428 и сл .

Цели троцкистов и руководителей англо-французской коалиции добиться вовлечения СССР в войну - в этот период совпали. Именно это, по-видимому, и подтолкнуло политиков в Лондоне и Париже к мысли о необходимости и возможности использования Троцкого и его сторонников в своих интересах. С помощью троцкистов рассчитывали организовать в СССР политический переворот и отстранить от власти Сталина. Рассматривалась возможность переброски в СССР и самого Троцкого, который должен был возглавить "революционное движе­ ние". У тех, кто строил такого рода планы, перед глазами, очевидно, был пример действий германского правительства в 1917 г., когда оно поспособствовало возвращению в Россию В.И. Ленина и его сподвиж­ ников. В результате революции, которую они совершили, Россия вы­ шла из войны и Германия была избавлена от необходимости вести борьбу на два фронта 2 1. В конце 1939 - начале 1940 г. политики в Анг­ лии и Франции тем же способом, но уже с помощью Троцкого и его сто­ ронников, рассчитывали решить прямо противоположную задачу - втя­ нуть СССР в войну и поставить Германию перед проблемой борьбы на два фронта .

Нельзя не отметить, что мысль об использовании Троцкого в борь­ бе против СССР в этот период возникала не только у политиков Анг­ лии и Франции. В декабре 1939 г. Государственный совет Финляндии, например, открыто обсуждал вопрос о формировании русского альтер­ нативного правительства во главе с Троцким или А.Ф. Керенским 2 1 а .

Приведем выдержки из двух документов, хранящихся в Политиче­ ском архиве Министерства иностранных дел ФРГ .

Германский консул в Женеве сообщал в отдел военной разведки внешнеполитического ведомства в Берлине:

"Германское консульство Женева, 8 января 1940 г .

К №62...В связи с изложенными в предыдущих сообщениях сведениями о концен­ трации войск (англо-французских. - О.В. ) в Сирии, вероятно, будут представ­ лять интерес также следующие сообщения и слухи, которые переданы сюда агентами из Франции и Женевы. Согласно им Англия намерена нанести внезап­ ный удар не только по русским нефтяным районам, но и попытается одновре­ менно лишить Германию на Балканах румынских нефтяных источников .

... Агент во Франции сообщает, что англичане планируют через группу Троцкого во Франции установить связь с людьми Троцкого в самой России и по­ пытаться организовать путч против Сталина. Эти попытки переворота должны рассматриваться как находящиеся в тесной связи с намерением англичан при­ брать к рукам русские нефтяные источники .

Крауэль"22 См.: Возвращение Ленина в Россию: (Документальные материалы) // Новая и но­ вейшая история. 1990. № 3. С. 75-93; Halweg W. von. Lenins Ruckkehr nach Ruвland 1917 .

Leiden, 1957 .

21a Зимняя война 1939-1940. Кн. 1. Политическая история. М., 1998. С. 181-182 .

PA AA Bonn: Pol. I M. Geheim. Agenten- und Spionagewesen: Nachrichten, Bd. 7 (R 102039), Bl. ohne Nummer (Deutsches Konsulat Genf an das AA, К Nr. 62 vom 8. Januar 1940) .

Несколько дней спустя на стол министру иностранных дел Герма­ нии Й. фон Риббентропу оберфюрер СС Р.

Ликус, ведавший в "личном штабе" министра обработкой информации, поступавшей по агентур­ ным каналам, положил следующее агентурное донесение поступившее из Женевы:

"Об английских планах относительно нарушения снабжения нефтью Гер­ мании и России из Женевы секретно сообщают:

Английская сторона хочет предпринять попытку отрезать русских от неф­ тяных источников и одновременно намерена в той или иной форме воздейство­ вать на Румынию и, вызвав конфликт на Балканах, лишить Германию поставок нефти. Отрезав СССР и Германию от нефти... (англичане. - О.В.) надеются бы­ стро и радикально решить проблему; предполагается, что в резко ухудшивших­ ся условиях эти страны перейдут к открытой борьбе друг против друга.. .

Далее английской стороной будет предпринята попытка мобилизовать группу Троцкого, то есть IV Интернационал, и каким-то способом перебросить ее в Россию. Агенты в Париже сообщают о том, что Троцкий с помощью анг­ личан должен будет вернуться в Россию, чтобы организовать путч против Ста­ лина. В каком объеме эти планы могут быть осуществлены, отсюда (из Жене­ вы. - О.В.) судить сложно .

Берлин, 17 января 1940 г. Л[икус]" Сомневаться в достоверности информации, содержавшейся в про­ цитированных донесениях, не приходится. "Личный штаб" Риббентропа тщательнейшим образом перепроверял сообщения внешней разведки и включал их в сводки агентурных донесений для подачи наверх (не толь­ ко Риббентропу, но и Гитлеру) только в том случае, если их качество не вызывало сомнений. Нельзя не отметить также, что информация по другим пунктам, содержавшаяся в процитированных донесениях, полно­ стью соответствовала действительности .

Германские документы, указывающие на планы Англии и Франции в отношении Троцкого и его "группы", не дают ответа на вопрос, на­ сколько был информирован об этих планах сам Троцкий и каково бы­ ло его отношение к ним. Вместе с тем имеются основания предпола­ гать, что предложение правительства какой-нибудь великой державы или коалиции держав с их помощью в подходящий момент возвратить­ ся в СССР, чтобы возглавить там борьбу против Сталина, - будь такое сделано - могло быть принято Троцким. Говорить об этом позволяет не в последнюю очередь оценка, которую он давал обстоятельствам возвращения Ленина в Россию. Троцкий однозначно характеризовал действия Ленина как "смелое решение", как умелое использование в ин­ тересах революции "ложных надежд" германских властей и считал, что в данном случае имело место "полное соответствие" между целью и средством. Империалистические круги можно и нужно использовать, подчеркивал он. При этом требуется лишь, подобно Ленину, твердо стоять на почве революционной программы, не вступать с империали¬ PA AA Bonn: Dienststelle Ribbentrop. Vertrauliche Mitarbeiterberichte II, 5/1, Teil 2 (R 27122), Bl. 59626-59627 .

Троцкий Л.Д. Преступления Сталина. С. 139-140 .

стами "ни в какие политические соглашения" и быть "безусловно чест­ ным и преданным по отношению к рабочему классу" .

В начале 1940 г. Троцкий явно готовился к каким-то решающим событиям, о чем говорит составление им политического и личного за­ вещаний. Их содержание представляет несомненный интерес. Знаком­ ство с завещаниями оставляет впечатление, что, готовя их, Троцкий преследовал единственную цель - убедить тех, кто останется жить, в том, что он был до конца верным делу революции и "безусловно чест­ ным и преданным по отношению к рабочему классу". "На моей рево­ люционной чести нет ни одного пятна - писал Троцкий. - Ни прямо, ни косвенно я никогда не входил ни в какие закулисные соглашения или хотя бы в переговоры с врагами рабочего класса... Сорок три го­ да своей сознательной жизни я оставался революционером, из них со­ рок два года я боролся под знаменем марксизма... Я умру пролетар­ ским революционером, марксистом, диалектическим материалистом и, следовательно, непримиримым атеистом. Моя вера в коммунисти­ ческое будущее человечества сейчас не менее горяча, но более креп­ ка, чем в дни моей юности" 2 6 .

Обращают на себя внимание слова, которыми он заканчивает свое политическое завещание: "Каковы бы, однако, ни были обстоятельст­ ва моей смерти, я умру с непоколебимой верой в коммунистическое будущее" 27. Какие обстоятельства имел в виду Троцкий: смерть от приступа гипертонии, которой он страдал, самоубийство как способ прекращения физических страданий? Именно на них он делает акцент в своем завещании. Но причем здесь тогда "непоколебимая вера в коммунистическое будущее"? Стоило ли ему, Троцкому, снискавшему себе славу "гения пролетарской революции", в случае смерти от ги­ пертонии оправдываться и доказывать, что он ушел из жизни как бо­ рец-революционер и коммунист? Видимо, нет. Гипертония, как из­ вестно, никак не соотносится с политическими взглядами человека. Да и ветхим старцем, которому только и оставалось, что подводить ито­ ги прожитой жизни и составлять завещания, Троцкий отнюдь не был .

В ноябре 1939 г. ему исполнилось только 60. Он еще чувствовал силу, много работал, был весь в борьбе и планах на будущее, связанных с близкой, как ему казалось, мировой революцией. Само по себе соста­ вление политического завещания, в котором настойчиво проводилась мысль о верности идеям коммунизма, могло иметь смысл для Троцко­ го только в том случае, если он готовился начать чрезвычайно опас­ ное предприятие, а обстоятельства его возможного ухода из жизни способны были бросить тень на него, поставить под сомнение его при­ надлежность к партии пролетарской революции .

О многом говорит дата составления Троцким завещаний февраля - 3 марта 1940 г. Именно в эти дни Англия и Франция бли­ же всего находились к объявлению войны Советскому Союзу. Вопрос о Там же .

Троцкий Л.Д. Дневники и письма. С. 193-194 .

Там же. С. 194 .

посылке в Финляндию экспедиционного корпуса западных держав был практически решен. Часть этого корпуса (французские и польские под­ разделения) была готова в любой момент погрузиться на суда и выса­ диться в Северной Норвегии. Лондон и Париж оказывали мощный на­ жим на правительства Норвегии и Швеции с целью добиться от них со­ гласия на пропуск войск через их территорию в Финляндию. Полным ходом шла подготовка англо-французского удара по советскому Закав­ казью 2 8. Одновременно с этим ударом западные державы планировали поднять восстания националистических, сепаратистских сил на Украи­ не, Кавказе и в Средней Азии. К подготовке этих восстаний были при­ влечены соответствующие эмигрантские организации. Ряд этих органи­ заций еще на рубеже 1939-1940 гг. обратился к председательствовавше­ му на 20-й сессии ассамблеи Лиги наций К.Й. Хамбро, председателю норвежского парламента, тесно связанному с политическими кругами Англии, с провокационным требованием принять решение, осуждаю­ щее "порабощение Россией малых государств" (под ними понимались прежде всего Украина и Грузия) 29. Это должно было создать междуна­ родно-правовую основу не только для официальной поддержки Запа­ дом сепаратистских сил в СССР, но и для открытой иностранной воен­ ной интервенции против него с целью обеспечения прав и восстановле­ ния суверенитета "порабощенных государств" .

Английские и французские политики не сомневались в успехе пла­ нировавшихся ими военных и политических акций и были твердо убеж­ дены в том, что при первом же серьезном испытании и возникновении экономических трудностей (утрата нефтяных источников, что было способно вызвать паралич всей советской промышленности и сельско­ го хозяйства) и политических проблем (активизация националистиче­ ских сил) сталинский режим зашатается и в СССР начнется внутренняя смута. 22 февраля 1940 г. главнокомандующий французской армией ге­ нерал М.Г. Гамелен предрекал: "Через несколько месяцев (после приве­ дения в действие планов западных держав. - О.В.) СССР может попасть в столь затруднительное положение, что окажется перед лицом полно­ го краха" .

Троцкий и его сторонники разделяли такой взгляд на СССР, счи­ тали, что "правящая советская верхушка" не пользуется поддержкой со стороны народа, что тот при первой же возможности постарается стряхнуть с себя "иго ненавистной бюрократии", что в СССР сложи­ лась революционная ситуация и достаточно малейшей искры, чтобы там заполыхало пламя новой гражданской войны. Большие надежды См.: PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Der Krieg 1939, Bd. 7 (R 29689); Auswartiges Amt, WeiBbuch Nr. 6: Die Geheimakten des franzosischen Generalstabes. В., 1941; Kahle G. Das Kaukasusprojekt der Alliierten vom Jahre 1940. Opladen, 1973; Lorbeer H.-J. Westmachte gegen die Sowjetunion. 1939-1941. Freiburg, 1975. S. 51 ff.; Орлов А.С. Странности "странной вой­ ны" // Новая и новейшая история. 1989. № 5. С. 78-80; Безыменский Л.А. Великая Отече­ ственная в... 1940 году? // Международная жизнь. 1990. № 8. С. 103-116 .

PA AA Bonn: Pol. I M. Geheim. Agenten- und Spionagewesen: Nachrichten, Bd. 7 (R 102039), Bl. ohne Nummer (Deutsches Konsulat Genf an das AA, К Nr. 61 vom 4. Januar 1940) .

Auswartiges Amt. WeiBbuch Nr. 6. S. 52 .

троцкисты возлагали не только на действия внешних сил, но и на на­ ционалистические настроения населения отдельных республик СССР .

Еще в июле 1939 г. Троцкий призывал к созданию "единой, свободной и независимой Украины" и предрекал в случае войны "национальные восстания в рамках политической революции" 3 1. В этих вопросах, как мы видим, Троцкий и западные стратеги обнаруживали поразительное единомыслие .

И все же ведущую роль в надвигавшихся событиях в СССР Троцкий и его окружение отводили "левой" оппозиции. Троцкий был глубоко убежден в том, что она представляла собой мощную силу, и рассчиты­ вал, что в нужный момент по его сигналу она выйдет из подполья и раз­ вернет борьбу против Сталина .

Безусловно, оппозиционные настроения в отношении сталинского руководства существовали как в России, так и в других республиках, входивших в состав СССР. Другой вопрос, насколько организованной была эта оппозиция и каким было влияние на нее Троцкого. Хотя с по­ мощью репрессий в 30-е годы Кремлю удалось нейтрализовать откры­ тых и часть скрытых и потенциальных сторонников Троцкого, сама по себе проблема оппозиции, как "левой", так и правой, снята не была. Со­ ветский коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны - яр­ кое тому подтверждение. В Кремле не без основания опасались (и это отчетливо проявилось еще во время судебных процессов 1936-1938 гг.), что Троцкий как лидер и идейный вождь "левых" в кризисной ситуации мог стать ключевой фигурой при формировании более широкого бло­ ка "левых" и правых, тем более что многие их лозунги и программные установки совпадали .

Что же касается существования в СССР зимой 1939 - весной 1940 г .

организованной "левой" оппозиции, то такая оппозиция, глубоко закон­ спирированная, по всей видимости, все же была. Хотя захват власти был ей не по плечу, она располагала силами, достаточными для того, чтобы организовать отдельные террористические акты и акты сабота­ жа, которые были способны дестабилизировать внутриполитическую обстановку и иметь серьезные внешнеполитические последствия .

В этой связи представляет интерес секретное послание начальника германской полиции безопасности и СД (№ VI С 1 Az 12167/40 g Pr/Fin), направленное 3 апреля 1940 г. в министерство иностранных дел Герма­ нии, а оттуда переправленное в германское посольство в Москве. В нем сообщалось: согласно донесениям из зарубежных агентурных источни­ ков "в последнее время много говорится о леворадикальной оппозиции в СССР". Есть все основания предполагать, что "в Советском Союзе действует леворадикальная оппозиционная группа, численность кото­ рой постоянно растет". Оппозиция "планирует покушение на немцев в Москве с целью добиться изменения внешней политики Советского Со­ юза". В послании подчеркивалось: существует реальная опасность того, что со стороны оппозиции может быть предпринята попытка повто¬

Quatrieme Internationale. 1972. № 4. P. 27. Цит. по: Басманов М.И. В обозе реакции:

Троцкизм 30-70-х годов. М., 1979. С. 71 .

рить историю июля 1918 г., когда в Москве был убит германский по­ сланник В. фон Мирбах. Германская служба безопасности не исключа­ ла также возможность проведения теракта оппозицией с привлечением "иностранных кругов", которые стали бы "орудием в ее руках". Указы­ валось, что под "иностранными кругами" следует понимать "левых" из ряда восточноевропейских стран, прежде всего из Чехии. Чешские "ле­ вые" "неоднократно выражали свое крайнее недовольство политикой Сталина", а в последнее время вдруг зачастили в советское консульство в Праге, отмечала германская служба безопасности, добиваясь, по-ви­ димому, разрешения на въезд в СССР 3 2 .

Напомним, что среди стран Центральной и Восточной Европы именно в Чехословакии, а также в Австрии и Польше троцкистам уда­ лось в свое время завоевать определенные позиции. Легальный их въезд мог являться одним из каналов, по которым должна была произ­ водиться замышлявшаяся западными политиками переброска в СССР из-за рубежа "группы Троцкого" .

Отступая от основной темы повествования, отметим, что у гер­ манских властей было достаточно оснований для того, чтобы ожидать от "левой" оппозиции в СССР неприятностей, считать ее антигерман­ ски настроенной, а саму эту оппозицию связывать с персоной Троцко­ го. Убийца Мирбаха Я.Г. Блюмкин, принадлежавший к партии левых эсеров, в 1920 г. благополучно "всплыл" именно в секретариате Троц­ кого в роли одного из его ближайших помощников 33. Сам Троцкий на­ кануне убийства Мирбаха занимал позицию, которую немцы характеризовали не иначе, как направленную на провоцирование кон­ фликта с Германией и на разрыв Брестского мира 3 4 .

В копилке негативного опыта контактов с "левой" оппозицией в СССР у германских властей был и случай, происшедший в марте 1932 г., когда в Москве была предпринята попытка покушения на еще одного германского посла - Г. фон Дирксена. По чистой случай­ ности посол тогда не пострадал, однако советник посольства Ф. фон Твардовский получил несколько ранений. И.М. Штерн, совершив­ ший покушение, признался в ходе следствия в том, что он принадле¬ PA AA Bonn: Botschaft Moskau. Geheim. Geheime politische Akten. Bd. 1, Bl. 175707-175708 .

Блюмкин с мая 1918 г. руководил в ВЧК отделом по борьбе со шпионажем. Убий­ ство Мирбаха 6 июля 1918 г. послужило сигналом к восстанию левых эсеров, требовав­ ших возобновления войны против Германии. Оно было совершено в тот момент, когда немцы развернули наступление во Франции, преследовавшее цель нанести решительное поражение Антанте до прибытия основных сил американской армии. Теракт в Москве привел к резкому усилению напряженности в советско-германских отношениях. Он соз­ дал для немцев угрозу возобновления военных действий на Восточном фронте и вынудил их держать часть сил в резерве. Блюмкин был амнистирован в мае 1919 г. С 1923 г. он яв­ лялся сотрудником Иностранного отдела ОГПУ, работал в Закавказье, Монголии, на Ближнем Востоке и в Турции. Расстреляли Блюмкина в 1929 г., после того как он взял на себя роль связного Троцкого, находившегося в то время в Турции, с представителями оп­ позиции в СССР (см.: Велидов А. Похождения террориста: Одиссея Якова Блюмкина. М., 1998) .

См.: Ботмер К. фон. С графом Мирбахом в Москве: Дневниковые записи и доку­ менты за период с 19 апреля по 24 августа 1918 г. / Пер. с нем. М., 1996. С. 74 .

жал к "левой" оппозиционной группе и что покушение должно было вызвать конфликт между Берлином и Москвой. Следует отметить, что незадолго до этого Германия предоставила СССР огромный кре­ дит на закупку германской промышленной продукции, а Сталин в ин­ тервью германскому писателю Э. Людвигу (псевдоним Э.Л. Кона, эмигрировавшего в 1933 г. из Германии в Швейцарию) заявил о сим­ патии СССР к Германии и желании сохранить с ней дружественные отношения, что бы ни случилось .

В марте 1940 г. надеждам троцкистов на вовлечение СССР в войну не суждено было осуществиться. Правительства Норвегии и Швеции отказались пропустить через свою территорию соединения западного экспедиционного корпуса, а правительство Финляндии после некото­ рых колебаний отклонило помощь Лондона и Парижа. Руководство стран Северной Европы прекрасно понимало, какой катастрофой обер­ нется для всего региона его вовлечение в "большую войну". Со своей стороны, правительство СССР, стремясь избежать военного конфликта с западными державами, начало переговоры с Финляндией и 12 марта 1940 г. подписало с ней мирное соглашение .

Однако провал планов создания фронта в Северной Европе не заставил правящие круги Лондона и Парижа отказаться от замыслов нанесения удара по СССР. Военные приготовления на юге продол­ жались, волна антисоветизма не спадала. Во второй половине марта 1940 г. Франция фактически разорвала торговое соглашение с СССР и объявила советского полпреда "персоной нон грата" 3 6. 16 марта Га­ мелен подчеркивал в записке к "Военному плану на 1940 г.": "В об­ щем и целом русско-финляндское перемирие не требует от нас изме­ нения принципиальных целей... наоборот, оно побуждает нас дейст­ вовать еще быстрее и энергичнее". Начать операцию против совет­ ского Закавказья французские военные предлагали в конце июня начале июля 1940 г. 38 Знал ли об этих планах Троцкий? В этом вопросе мы можем опять же строить только догадки. Но вновь обращает на себя внимание сов­ падение некоторых событий, которое позволяет выдвинуть предполо­ жение, что Троцкий располагал информацией на этот счет и готовился действовать. 17 апреля 1940 г. французские военные высказались по во­ просу о возможных сроках начала бомбардировок Баку, Батуми и чер­ номорских коммуникаций СССР, а через несколько дней, 25 апреля, Троцкий составил свое известное воззвание - "Письмо советским рабо­ чим", в котором призывал их к подготовке вооруженного восстания против "Каина Сталина и его камарильи". Воззвание было отпечата¬ См.: PA AA Bonn: Botschaft Moskau. 225. Attentat auf Botschaftsrat von Twardowski am

5. Marz 1932 .

Внешняя политика СССР. Т. IV. М., 1946. Док. № 409. Английский и французский послы выехали из Москвы еще в январе 1940 г. и речи об их возвращении либо назначе­ нии новых послов Лондон и Париж даже не вели .

Auswartiges Amt. Weiвbuch Nr. 6. S. 65 .

Ibid. S. 91 .

Троцкий Л.Д. Дневники и письма. С. 175-177 .

но затем в виде листовки специального формата. Ее доставку на терри­ торию СССР Троцкий предполагал произвести сразу же после вовлече­ ния СССР в войну, что, по его твердому убеждению, должно было про­ изойти в самое ближайшее время. Вслед за этим в мае 1940 г. Троцкий и его сторонники приняли "Манифест об империалистической войне и пролетарской революции", в котором открыто провозгласили: "Подго­ товка революционного свержения московских правителей является од­ ной из главных задач IV Интернационала" 41. Такое заявление было рав­ нозначно официальному объявлению войны правительству СССР .

Не вызывает сомнения, что Москва была хорошо информирована о планах определенных кругов Англии и Франции относительно исполь­ зования троцкистов и о расчетах и действиях последних. "Советскую секцию" IV Интернационала возглавлял агент НКВД М.Г. Зборовский, который в течение ряда лет подробнейшим образом докладывал прави­ тельству СССР о том, что происходило в штаб-квартире этой организа­ ции в Париже 4 2 .

Какая-то информация поступала, по-видимому, и от германских вла­ стей. Берлин готовил удар в Западной Европе и нуждался в надежном ты­ ле на востоке. По мере сил и возможностей там пытались противодейст­ вовать англо-французским планам и не допустить неожиданного поворо­ та политики Москвы в сторону сотрудничества с Лондоном и Парижем .

Германская дипломатия не упускала случая лишний раз указать Москве на враждебное отношение к ней со стороны западных держав. По дипло­ матическим каналам Берлин передавал Кремлю зимой 1939/40 г. инфор­ мацию об английских диверсионных группах, подготавливавшихся к за­ броске на территорию СССР, о намечавшейся высадке в Северной Нор­ вегии экспедиционного корпуса западных держав, об англо-французских планах в отношении советского Закавказья 43. Не исключено, что герман­ ское посольство в Москве проинформировало Кремль о подготовке "ле­ ворадикальной оппозицией" покушений на германских представителей, надеясь тем самым обеспечить их безопасность .

С началом активных боевых действий в Западной Европе 10 мая 1940 г. возможность англо-французского удара в Закавказье и на Бал­ канах резко возросла. В Кремле не исключали, что в ответ на успеш­ но развивавшееся наступление вермахта западные державы могут по­ пытаться форсировать реализацию планов блокирования поставок нефти в Германию из Румынии и СССР. Возрастала и опасность того, что Лондон и Париж активизируют свои усилия по созданию второго фронта против держав "оси" в Юго-Восточной и Восточной Европе 44, См.: Волкогонов Д.А. Троцкий: Политический портрет. Кн. 2. С. 335 .

Manifesto of the Fourth International on the imperialist war and proletarian revolution .

N. Y., 1940. P. 38. Цит. по: Басманов М.И. Указ. соч. С. 71 .

См.: Волкогонов Д.А. Троцкий: Политический портрет. Кн. 2. С. 133 и сл .

« PA AA Bonn: Buro des Staatssekretar. Finnland, Bd. 2 (R 29579), Bl. 009 (B003508);

Unterstaatssekretar. Sowjetunion, Bd. 2 (R 29912), Bl. 23693; Handakten Etzdorfr. Vertr. AA beim OKH. Abwehr-Lander (III) (R 27374), Bl. 66154-66154/1 .

Сиполс В.Я. Миссия Криппса в 1940 г.: Беседа со Сталиным // Новая и новейшая история. 1992. № 5. С. 23-40 .

а, следовательно, и угроза инспирированных ими заговоров и путчей .

В этих условиях троцкизм, нацеливавшийся на подготовку вооружен­ ного восстания в СССР и "свержение московских правителей", стано­ вился реально опасен .

Действия Троцкого и его окружения давали в эти дни Кремлю бо­ лее чем достаточно оснований для такого рода опасений. Сразу же пос­ ле того, как вермахт начал активные боевые действия против западных держав, 11 мая 1940 г., Троцкий предал широкой огласке то, что еще не­ сколько дней назад держалось им в глубокой тайне и предназначалось для использования в "день X" - "Письмо советским рабочим". Оно поя­ вилось на страницах издания "Socialist Appeal". Вслед за этим был опуб­ ликован вышеназванный манифест IV Интернационала. С этого момен­ та, думается, уже ни у кого в мире не оставалось сомнений в вопросе о том, с кем и какую партию разыгрывают троцкисты. 24 мая 1940 г. бы­ ла предпринята первая попытка устранить Троцкого, затем в августе того же года вторая .

В заключение нельзя не отметить, что в январе 1940 г., когда в Мо­ скве, по всей видимости, стало известно об англо-французских планах в отношении троцкистов, советское руководство попыталось вступить в диалог с Троцким. Германский посол в Вашингтоне Г. Томсен сообщал 22 января 1940 г. в Берлин: на протяжении последних недель в амери­ канской прессе упорно циркулируют слухи о "стремлении Сталина до­ говориться с Троцким". Однако диалога, по мнению посла, не получи­ лось. Троцкий выступил в журнале "Liberty" со статьей, в которой за­ клеймил СССР как военного союзника Германии. С этого момента тра­ гическая развязка стала, очевидно, неминуемой .

24 августа 1940 г. "Правда" сообщила о кончине Троцкого. Редак­ ционная статья называлась "Смерть международного шпиона" и при­ надлежала, как считают многие исследователи, перу Сталина. С такой характеристикой Троцкого можно спорить и не соглашаться. Но нель­ зя не признать, что Троцкий активно использовался определенными кругами Запада и, вероятно, не только зимой 1939 - весной 1940 г. В вы­ шедшей несколько лет назад книге известного британского специали­ ста по истории спецслужб Ф. Найтли приводятся на этот счет весьма красноречивые факты 4 6. Оказывается, уже в 1917-1918 гг. британской разведке удалось внедриться в ближайшее окружение Троцкого. На­ помним одно имя, которое авторы, пишущие о Троцком, никогда не вспоминают, - Джорж Хилл. Офицер британской разведки, он после ре­ волюции являлся советником Троцкого, помогал ему создавать военновоздушные силы Советской республики, систему военной разведки и контрразведки, службу дешифровки. Хилл, в свою очередь, работал в тесном контакте с другим известным британским разведчиком - С. РейЭта угроза не исчезла и после капитуляции Франции 22 июня 1940 г. Пока продол­ жалось англо-германское противоборство, советское руководство было вынуждено счи­ таться с тем, что Лондон может попытаться использовать Троцкого в своих военно-поли­ тических целях .

См.: Найтли Ф. Шпионы XX века / Пер. с англ. М., 1994. С. 64, 69 .

ли, который тоже вращался в кругах, близких к Троцкому, и имел дос­ туп к документам из аппарата последнего, когда тот являлся наркомом иностранных дел. Заданием Хилла в 1917-1918 гг. было во что бы то ни стало заставить Россию продолжать войну против Германии и создать в ней антигерманскую агентурную сеть 47 .

Все это порождает много вопросов, на которые пока что нет отве­ та. Ясно одно: к зиме 1939 - весне 1940 г. спецслужбы некоторых запад­ ных держав считали вполне возможным использовать троцкистов в сво­ их политических комбинациях .

К тому, что поведал Найтли, можно добавить еще один немаловажный факт. В от­ личие от Рейли Хиллу (тогда он выступал под именем Камбер-Хиггс) удалось ускользнуть от ВЧК. Вернувшись на родину, он по-прежнему занимался "русским вопросом". В 1940 г .

под своим настоящим именем и с дипломатическим паспортом в кармане он появился в штате британского посольства в Москве. Это было расценено Кремлем как очень тре­ вожный сигнал (см.: Жухрай В.М. Просчет Адольфа Гитлера: Новое о Сталине. М., 1995 .

С. 31, 34) .

Генерал Власов в планах гитлеровских спецслужб Имя генерала А.А. Власова в последнее время довольно часто поя­ вляется на страницах научной литературы, литературно-художествен­ ных и общественно-политических журналов, в средствах массовой ин­ формации1. Вокруг него развернулась целая дискуссия, участники кото­ рой решают вопрос, кем был Власов: изменником Родины, вставшим на преступный путь сотрудничества с врагом, или патриотом, идейным противником Сталина, стремившимся к "освобождению народов России от ига большевизма"? Сторонники "новых подходов" предлагают снять с Власова позорное клеймо предателя и преступника и по-новому оце­ нить его роль и место в истории Великой Отечественной войны и рос­ сийской истории в целом .

Рассуждения о Власове - идейном борце против Сталина и "совет­ ского тоталитаризма" обосновываются ссылками на его политические заявления, в которых, как утверждается, отразилось стремление к по­ строению "новой, демократической России", а также тезисом об "осо­ бом, в том числе идеологическом характере германо-советской войны", с помощью которого общественность подводится к мысли о наличии в войне нацистской Германии против СССР элементов войны граждан­ ской, освободительной. Переход Власова, как и других советских граж­ дан, на сторону немцев предлагают рассматривать как политически и социально закономерное явление, как форму борьбы против Сталина и большевистской системы .

Ссылки на социально-политические причины перехода советских граждан на сторону врага в годы Великой Отечественной войны и на массовый характер этого перехода2 позволяют некоторым авторам выСм.: Френкин А. Власов и власовцы // Литературная газета. 1989. 13 сент.; ВолкогоновДА. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В. Сталина. Кн. 2. Ч. 1. М., 1989 .

С. 243-262; Пальчиков П.А. История генерала Власова // Новая и новейшая история .

1993. № 2. С. 123-144; Раманичев Н.М. Власов и другие // Вторая мировая война: Актуаль­ ные проблемы. М., 1995. С. 292-213; Левин В.И. Генерал Власов по ту и эту сторону ли­ нии фронта: Воспоминания, встречи, документы // Звезда. 1995. № 6. С. 109-156; Фила­ тов В.И. Сколько было лиц у генерала Власова? // Филатов В.И. Машина смерти: Пре­ ступления против России и русского народа. М., 1995. С. 153-413 .

Среди наиболее значительных работ зарубежных авторов, посвященных Власову, которые были изданы на русском языке и появились на российском книжном рынке, сле­ дует прежде всего назвать: Хоффман И. История власовской армии / Пер. с нем. Ромбах, 1986; Андреева Е. Генерал Власов и Русское освободительное движение / Пер. с англ. М., 1993 .

Представляя "власовское движение" в качестве массового политического движе­ ния, сторонники "нового взгляда" на Власова приводят данные, заимствованные из гер­ манской военной пропаганды времен войны, согласно которым якобы только в составе ражать сомнение в юридической обоснованности применения к данным действиям определения "измена родине" и, следовательно, квалифици­ ровать их как преступление. Они рекомендуют употреблять "более гиб­ кие" и "нейтральные" понятия, не оговоренные в отечественном уго­ ловном праве, такие, как "коллаборационизм", "сотрудничество с про­ тивником", а слова "измена родине", "предательство", в случае их ис­ пользования, брать в кавычки .

Насколько обоснован такой подход к "проблеме Власова"? Являл­ ся ли Власов изменником Родины?

Публикуемые германские документы, думается, позволяют устра­ нить какую бы то ни было неясность в этом вопросе, а также составить более полное представление не только о личности Власова и его дея­ тельности по ту сторону линии фронта, но и о том, чем оказался ценен Власов для немцев, кто в нацистской Германии и с какой целью поддер­ живал и продвигал его. Эти документы достаточно красноречивы и не нуждаются в подробных комментариях. Читатель может сам дать оцен­ ку содержащимся в них фактам и сделать выводы. Поясним лишь неко­ торые моменты, важные для понимания происхождения этих докумен­ тов и тех тенденций в нацистской "восточной политике", которые полу­ чили в них отражение .

Когда говорят, что война Германии против СССР была "особой", то с этим нельзя не согласиться. Она действительно была такой, посколь­ ку не походила на ту войну, которую немцы вели, например, в Западной Европе. Но ее особый характер проявлялся не в том, что она была "в том числе идеологической". Любая война обставляется определенны­ ми лозунгами и обосновывается идеологически. Не в лозунгах, не в идеологии было дело и даже не в различном классовом содержании, ко­ торое имела вторая мировая война на Западе и Востоке Европы. Прин­ ципиальное отличие войны нацистской Германии против СССР состоя­ ло в том, что в ней Германия преследовала особые цели и вела ее осо­ быми методами. Для нацизма это была война за "новое жизненное про­ странство для германской нации", в ходе которой предстояло "подгото­ вить" это "пространство" для германской колонизации, т.е. уничтожить государственность населяющих его народов, их культуру и часть самих этих народов, объявленных "расово неполноценными". Для достиже­ ния этих целей гитлеровцы отказались от соблюдения каких бы то ни было правил ведения войны, моральных норм и проводили откровен­ ную политику геноцида. Война нацизма против СССР была войной на уничтожение. Именно в этом заключался ее особый характер. Анти­ большевистские и антисталинские лозунги, использовавшиеся гитле­ ровцами с первого дня их "восточного похода", являлись всего лишь пропагандистским прикрытием этих чудовищных планов. Они предна¬ боевых и вспомогательных частей вермахта против Красной Армии воевало более 1 млн советских граждан, а десятки миллионов людей на оккупированной территории с вооду­ шевлением, добровольно сотрудничали с немцами, которых они рассматривали как своих освободителей от Сталина и большевиков .

См.: KirchnerK. Flugblattpropaganda im 2. Weltkrieg. Bd. 10: Flugblatter aus Deutschland .

1941. Erlangen, 1987 .

значались для того, чтобы облегчить реализацию преступных замыслов нацистского фюрера и его клики, добиться внешнеполитической изоля­ ции СССР и, если удастся, расколоть советское общество, дезорганизо­ вать Красную Армию .

Цель, которую преследовали Гитлер и его окружение в войне про­ тив СССР, целиком определяла использовавшиеся ими средства. Они изначально делали ставку исключительно на военную силу и отвергали возможность решения "русского вопроса" политическими методами .

Поэтому и тех советских граждан, которые добровольно либо по при­ нуждению пошли на сотрудничество с ними, заявив о своем враждебном отношении к советскому строю и Сталину, они рассматривали не как политических союзников, не как носителей будущих новых форм госу­ дарственности на территории СССР и России, а лишь как вспомогатель­ ную силу, призванную облегчить германскому рейху достижение его военных целей. Начав на рубеже 1941-1942 гг. формировать из совет­ ских граждан национальные воинские подразделения и "национальные комитеты", нацисты тем самым всего лишь прибегли к известной с не­ запамятных времен тактике ведения войны руками изменников-тузем­ цев. Русские, украинские, белорусские, казачьи части, а также подраз­ деления, составленные из жителей Прибалтики, Северного Кавказа, Закавказья, Средней Азии, Поволжья, германские политические и во­ енные инстанции в своих документах нередко так и называли - "тузем­ ные войска" (einheimische Truppen). Эти войска предназначались для то­ го, чтобы "экономить драгоценную германскую кровь", "воевать с рус­ скими руками русских", выполнять самую подлую и грязную работу на фронте и в оккупированных областях, оказывать деморализующее воз­ действие на армию противника и его тыл, провоцировать их политиче­ ский и этнический раскол .

Речи о признании национально-государственных интересов народов СССР нацисты вообще ни с кем вести не собирались - ни с советскими военачальниками и политиками, переметнувшимися на их сторону, ни с наследниками последнего российского императора, ни с находившими­ ся в эмиграции лидерами "национальных движений", которых они до войны активно опекали. Сохранение в будущем на "новом жизненном пространстве" германской нации независимой России и других незави­ симых национально-государственных образований коренного населе­ ния не входило в планы Гитлера. И пока у немцев сохранялись шансы добиться победы на СССР военными средствами, они не собирались ни на йоту отступать от своих программных целей .

Поражение под Москвой и провал нацистского блицкрига породи­ ли, однако, в некоторых берлинских кругах в конце 1941 г. сомнения в возможности победоносного завершения "восточного похода" с помо­ щью одних лишь военно-силовых методов. Министерство иностранных дел Германии, германская военная разведка начали осторожно выска­ зывать мысль о необходимости пересмотра взглядов на пути решения "русского вопроса", указывали на необходимость использования также политических методов борьбы, предлагали взять курс на провоцирова­ ние в СССР гражданской войны. Представления этих кругов о методах войны против СССР тогдашний статс-секретарь германского внешне­ политического ведомства Э. фон Вайцзеккер выразил в январе 1942 г .

цитатой из шиллеровского "Дмитрия": "Россию можно одолеть лишь с помощью самой России" .

Генерал-лейтенант Власов, сдавшийся немцам 12 июля 1942 г., по­ сле того как в "волховском котле" была разгромлена 2-я Ударная ар­ мия, которой он командовал, оказался для сторонников "комбиниро­ ванного метода" войны против Советского Союза настоящей наход­ кой. Видный советский военачальник, заявивший о своем враждебном отношении к Сталину, неприятии советской системы и выразивший горячую готовность сотрудничать с "Великогерманией" во имя раз­ грома большевизма, был сразу же взят под опеку германской военной разведкой и министерством иностранных дел. Выдвигавшиеся им по­ литические лозунги и предлагавшиеся рецепты подрыва боеспособно­ сти Красной Армии, деморализации и дезорганизации советского ты­ ла могли, с их точки зрения, облегчить Германии достижение ее воен­ ных целей в отношении СССР .

Что ж толкнуло Власова на путь измены? Ответ на этот вопрос, ви­ димо, нужно искать не столько в свойствах личности Власова и в его по­ литических взглядах, как это обычно делается, сколько и прежде всего в военно-политической ситуации, сложившейся летом 1942 г. О ней ни­ кто из авторов, писавших о Власове, до сих пор почему-то не сказал ни слова. А эта ситуация была исключительно сложной, еще более слож­ ной и опасной, чем летом-осенью 1941 г. 28 июня 1942 г. германская ар­ мия вновь перешла в мощное наступление, на этот раз в южных рай­ онах СССР, и вскоре прорвалась к Волге и Северному Кавказу. К исхо­ ду лета 1942 г. немцы захватили территорию, на которой до войны про­ живало в общей сложности 42% населения СССР и производилась /3 всей его промышленной продукции. Советское государство потеряло области, являвшиеся его основной продовольственной базой. Москва оказалась также перед угрозой утраты нефтяных месторождений Кав­ каза. Без хлеба, нефти, достаточных людских и материальных ресурсов Красная Армия в скором времени могла стать попросту небоеспособ­ ной. Над Советским Союзом нависла смертельная опасность. Исключи­ тельно сложная обстановка стала причиной появления 28 июля 1942 г .

сурового сталинского приказа № 227. "Ни шагу назад!" - требовал при­ каз. Трусы, паникеры и те, кто без приказа оставил позиции, должны расстреливаться на месте. В тылу частей на особенно важных участках фронта стали появляться заградительные отряды .

То, что положение сложилось критическое, было ясно всем. В этих условиях кое-кто попросту дрогнул, посчитав, что Красной Армии и со­ ветскому государству пришел конец. Власов был одним из этих дрог­ нувших. Немцам он сдался добровольно и буквально с первого дня на­ хождения в плену стал демонстрировать им свою лояльность, изобра­ жать из себя "идейного противника Сталина". Он в буквальном смысле слова засыпал германское командование советами относительно того, Akten zur deutschen auswartigen Politik. Serie E. Bd. 1. Gottingen, 1969. Dok. № 180 .

как окончательно сломить сопротивление Красной Армии, и настойчи­ во предлагал ему свои услуги. Готовый служить советом и делом наци­ стскому рейху, заявлявший о верноподданнических чувствах по отноше­ нию к его фюреру, он, очевидно, рассчитывал добиться расположения к своей персоне со стороны будущих победителей, надеясь, что это по­ зволит ему не только выжить, но и обрести в перспективе определен­ ный политический вес. Впоследствии, когда война покатилась на запад, Власов понял, что просчитался. Но к этому моменту он был уже на­ столько дискредитирован работой на немцев, что ему не оставалось ни­ чего иного, как продолжать служить им и выполнять все то, что от не­ го требовали .

В 1942 г. Гитлер, Гиммлер и верховное главнокомандование гер­ манских вооруженных сил, ожидая, что СССР вот-вот рухнет под удара­ ми рейха, не проявили особого интереса ни к персоне Власова, ни к его инициативам, ни к рекомендациям опекавших его германских спец­ служб. Они по-прежнему высказывались категорически против исполь­ зования в войне на востоке политических методов. Да и чего стоили Власов и прочие личности такого сорта, выразившие готовность слу­ жить "Великогермании" в период ее наивысших военных успехов, они хорошо понимали. В служебной переписке абверовцы, например, час­ тенько ехидничали по поводу того, что некоторые советские офицеры, попав в плен, "сразу же обнаруживали, что в их груди бьется антисовет­ ское сердце"5. Самое большое, на что соглашались нацистские верхи в связи с персоной Власова, это на использование его имени в германской военной пропаганде. Люди практичные, они надеялись, что это ускорит разгром Красной Армии .

Листовки, воззвания, программные заявления Власова относи­ тельно будущей "новой России без большевиков", которые немцы на­ чали издавать многомиллионными тиражами с сентября 1942 г. и сбра­ сывать на позиции и в тыл Красной Армии, преследовали единствен­ ную цель - деморализовать противника, стимулировать дезертирство его солдат и офицеров, их переход на сторону германской армии. Все то, что Власов обещал в листовках своим соотечественникам в случае прекращения ими сопротивления, политические и военные инстанции рейха рекомендовали своим подчиненным воспринимать спокойно .

Пусть Власов говорит все, что угодно, подчеркивали они, в данный момент это отвечает военным интересам Германии; относиться серь­ езно к посулам и обещаниям, которые он расточает, не следует - ис­ полнять их никто не собирается .

Поражение германской армии под стенами Сталинграда, а затем в битве под Курском ясно показали, что добиться военно-силового реше­ ния "русского вопроса" нацизму не удается. В политических и военных кругах рейха с лета 1943 г. все настойчивее стали раздаваться голоса, требовавшие модификации методов войны против СССР и отказа от идеи полного разрушения российской государственности. Даже лица из Politisches Archiv des Auswartigen Amts Bonn: Handakten Etzdorf Vertr. AA beim OKH .

Ruвland 24 (R 27359), Bl. 305173 .

ближайшего окружения Гитлера начали высказываться за то, чтобы использовать в войне на востоке политические средства. Однако сам Гитлер, не расстававшийся с надеждой на военный разгром СССР, был по-прежнему непреклонен. Германия, по его мнению, располагала еще достаточными военными ресурсами, чтобы добиться победы и реализо­ вать программные цели национал-социализма в отношении Советского Союза. Он категорически запретил заводить речь о применении поли­ тических методов, о создании и активном использовании воинских фор­ мирований, составленных из граждан СССР, поскольку все это, как он считал, могло плохо сказаться на боевом духе германской армии .

И все же, несмотря на фанатичную веру в несокрушимую силу вермахта, к осени 1944 г. Гитлеру стало ясно, что рейх не только не может добиться военного разгрома СССР, но и сам стоит на грани ка­ тастрофы. Он стал прислушиваться к голосу тех, кто предлагал вести войну на востоке по-новому и перестроить германскую "восточную политику". Как утопающий хватается за соломинку, так и нацисты, переступив через свои расовые и политические принципы, попыта­ лись сделать ставку на советский коллаборационизм. Власов с его "Комитетом освобождения народов России" и "Русской освободитель­ ной армией", прочие "комитеты" и "правительства", объявленные германскими властями официальными представителями различных народов СССР, в ноябре 1944 г. были выпущены на политическую сцену. Все они были созданы по инициативе и под патронажем герман­ ской военной разведки, министерства иностранных дел, гиммлеров¬ ского Главного управления СС, находились под их полным контролем и являлись не чем иным, как инструментом достижения военно-поли­ тических целей германского рейха .

То, что Гитлер и его клика решили сделать ставку в "русском дви­ жении" именно на Власова, а не на кого-то другого, не было случайно­ стью. Они понимали, что для Власова путь назад, "к Сталину", полно­ стью закрыт, что ради собственного спасения он будет верно служить Германии и выполнит все, что от него потребуют. Предлагавшиеся Власовым программа первоочередных мер, призванных переломить ход боевых действий на советско-германском фронте в пользу вермах­ та, и политическая программа, касавшаяся будущего государственного устройства России, ее территориального состава и международного ста­ туса, были согласованы с германскими политическими и военными ин­ станциями и полностью отвечали их интересам .

Что же конкретно предлагал Власов?

Он предлагал расчленить СССР на национальные государства, все народы и народности на территории России развести по собственным национальным квартирам, ликвидировать коммунистическую партию, советское правительство и советские органы власти, провести социаль­ но-экономические преобразования, направленные на полную реставра­ цию капитализма. Тот территориальный обрубок, который, по Власо­ ву, предстояло именовать Россией, должен был стать не "свободным, демократическим", а авторитарным государством, включенным в наци­ стский "новый мировой порядок". "Новой России" ее будущий диктатор отводил незавидную роль. В 1942 г. он соглашался даже на то, чтобы она стала "доминионом, протекторатом или государством, которому оказывается помощь, с его временной или постоянной германской ок­ купацией". Позднее предполагалось, что "Новая Россия" будет зависи­ мым от Германии государством и сделает ей серьезные территориаль­ ные, экономические и политические уступки в качестве платы за по­ мощь в борьбе против большевиков, а также компенсирует "из русских ценностей и активов" финансовые средства (включая "нарастание про­ центов"), предоставленные германскими властями "Комитету освобож­ дения народов России" .

Такова была на самом деле политическая программа Власова. Ес­ тественно, что в "Манифесте Комитета освобождения народов России" от 14 ноября 1944 г.6, имевшем пропагандистскую направленность, мно­ гие вопросы, касавшиеся будущего России, были обойдены молчанием .

Планы гитлеровцев сорвать с помощью Власова и его "движения" наступление Красной Армии, дезорганизовать советский фронт и спро­ воцировать в СССР гражданскую войну бесславно провалились. Совет­ ские войска и армии стран антигитлеровской коалиции перемололи гер­ манскую военную машину. Главари нацистского рейха и их приспешни­ ки из других стран оказались на скамье подсудимых и понесли самое су­ ровое наказание .

Летом 1946 г. генерал Власов и его ближайшее окружение В.Ф. Малышкин, Г.Н. Жиленков, Ф.И. Трухин, Д.Е. Закутный, А.И. Благовещенский, М.А. Меандров, В.И. Мальцев, С.К. Буняченко, Г.А. Зверев, В.Д. Корбуков, Н.Р. Шаров - были приговорены Военной Коллегией Верховного Суда СССР как изменники Родины и агенты германской разведки к смертной казни через повешение. Насколько был обоснован этот приговор, исчерпывающий ответ дают публикуе­ мые документы (см. № 16-26) .

–  –  –

25 мая 1941 г. (воскр.) Вчера... Распространяемые нами слухи о вторжении в Англию дей­ ствуют. В Англии уже царит крайняя нервозность. Что касается России, то нам удалось организовать грандиозный поток ложных сообщений .

Газетные "утки" не дают загранице возможности разобраться, где прав­ да, а где ложь. Это та атмосфера, которая нам нужна.. .

31 мая 1941 г. (субб.) Вчера... Подготовка к операции "Барбаросса" продолжается. Нас­ тупает первая фаза большой волны маскировки. Мобилизован весь го­ сударственный и военный аппарат. В курсе подлинных причин лишь па­ ра людей. Я должен направить все мое министерство по ложному пу­ ти... Итак, за дело! 14 дивизий перебрасываются на запад. Тема втор­ жения в Англию потихонечку раскручивается. Я отдаю распоряжение сочинить песню о вторжении, придумать новые фанфары, подобрать английских дикторов... Наступает очень волнующее время. Однако оно вновь должно доказать мастерство нашей пропаганды. Другие граждан­ ские министерства не имеют представления о том, что происходит. Она работают в заданном направлении.. .

1 июня 1941 г. (воскр.) Вчера... Хотя сегодня и Троица, я собрал большое совещание службы информации. Тема разговора с моими сотрудниками - вторже­ ние. Я направляю всех по ложному следу. Против Англии. В то же вре¬ * Документы № 1-8, 13-16, 18-25 публикуются в переводе с немецкого .

** Die Tagebucher von Joseph Goebbels. Munchen etc. 1987. Teil I. Bd. 4. S. 657-706 .

мя делаю соответствующие приготовления. Несмотря на молчание и сдержанность, информация все равно просочится.. .

4 июня 1941 г. (ср.) Вчера... С Критом покончено... Операция оправдала связывавши­ еся с ней ожидания... Мы распоряжаемся разбросать над Англией лис­ товки. Для маскировки. Вторжение уже повсюду обсуждается в газетах .

После Крита Лондон в глубокой депрессии.. .

11 июня 1941 г. (ср.) Вчера... Вместе с ОКВ* и с одобрения фюрера готовлю статью о вторжении в Англию. Название - "Крит как пример". Довольно ясно .

Она появится в "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]", а затем будет конфискова­ на. Лондон узнает об этом через посольство США в течение 24 часов. В этом и заключается весь смысл операции. Все должно служить тому, чтобы замаскировать акции на Востоке. Теперь уже пора применять более сильные средства. Впрочем, демаскировка замаскирована так, что никто ничего не заметит. Во второй половине дня закончил статью .

Она будет грандиозной. Шедевр хитрости!. .

12 июня 1941 г. (четв.) Вчера... Моя статья "Пример Крита" с незначительными измене­ ниями одобрена фюрером. Вместе с Мартином, Гуттерером, Браувай¬ лером** и капит[аном] Вайссом из "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]" мы раз­ мышляем над тем, как нам лучше преподнести статью в газете. Как можно меньше немцев и как можно больше иностранцев должны ее прочитать. Прежде всего ее должно получить посольство США. После этого она самым коротким путем попадет в Лондон и к мировой обще­ ственности. Мы поместим ее в пятницу в берлинском выпуске "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]", а затем конфискуем в 5 часов утра... Я написал очень хитрую статью. Между строк в ней говорится очень многое. Из нее можно извлечь все то, во что противник в данный момент должен поверить.. .

13 июня 1941 г. (пятн.) Вчера... Тема России вновь все больше выдвигается на передний план. "Times" публикует статью, в которой высказываются всевозмож­ ные подозрения... Но это не самое плохое. Мы противопоставим этому сообщение о том, что мы нашли хорошую базу для переговоров с Мо­ сквой. И тем самым нейтрализуем (публикацию "Times" - O.B.). Моя статья с положенными церемониями передана в "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]". Конфискация будет произведена ночью. В этот момент мой пре­ стиж будет, конечно, значительно поколеблен. Зато выиграет дело .

"Ф[ёлькишер] б[еобахтер]" хочет отозвать своих корреспондентов из Москвы. Я запрещаю это делать, по крайней мере, в данный момент .

* ОКВ - Верховное главнокомандование вооруженных сил гитлеровской Германии .

** Ведущие сотрудники имперского министерства пропаганды .

При любых обстоятельствах мы теперь должны сохранять лицо. Пар­ тия складывается пока что хорошо... Русский вопрос с каждым часом становится для мира все большей загадкой. Мы делаем все, чтобы зама­ скировать акцию. Но как долго это может продолжаться, об этом зна­ ют одни боги.. .

14 июня 1941 г. (субб.) Вчера. Моя статья выходит в "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]" и действует как разорвавшаяся бомба. Ночью "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]" конфиску­ ют. И теперь звонят телефоны. Дело разворачивается одновременно вну­ три страны и за границей. Все получается безукоризненно...Английские радиостанции уже заявляют, что наше развертывание против России чистый блеф, с помощью которого мы рассчитываем замаскировать под­ готовку вторжения в Великобританию. Что и требовалось доказать. В остальном в зарубежных средствах массовой информации царит полная неразбериха... Русские, кажется, еще ни о чем не подозревают. Во вся­ ком случае, они сосредоточиваются так, как мы и не могли бы пожелать:

в больших количествах в отдельных пунктах, легкая добыча. И все же ОКБ не сможет слишком долго сохранять маскировку, поскольку необ­ ходимо начинать проводить военные мероприятия, смысл которых со­ вершенно ясен. Гуттерер1* хочет отозвать нашего пресс-атташе... из Москвы. Я запрещаю это делать... Я даю Винкелькемперу2* секретное задание передать на Лондон через службу вещания на иностранных язы­ ках английские измышления относительно вторжения, а затем на середи­ не внезапно прервать передачу. Будто бы поработали ножницы цензуры .

Это тоже вызовет тревогу... Мы продолжаем по всем правилам разыг­ рывать комедию с конфискацией "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]". Все мини­ стерство в трауре из-за того, что я совершил такую грубую "ошибку". Я не иду на пресс-конференцию. Это производит впечатление демонстра­ ции... Криппс3* уехал из Москвы в Лондон. Оттуда теперь выплеснется на мир целая волна слухов. И все о России...В общем все еще верят в то, что все, что мы делаем, - блеф или попытка оказать давление на Россию .

Мы никак на это не реагирует... Моя статья произвела в Берлине боль­ шую сенсацию. Телеграммы мчатся во все столицы. Блеф полностью удался. Фюрер очень рад этому, Йодль * в восторге...Генерал Кваде го­ ворит по радио о Крите. Я "поправляю" его речь и включаю в нее еще парочку хитростей...Я распоряжаюсь распустить по Берлину невероят­ ные слухи: в Берлин должен прибыть Сталин, уже шьются красные фла­ ги и т.д. Звонит д-р Лей5*. Он полностью попался на них. Я не стал его ра­ зубеждать. В данный момент это тоже полезно для дела.. .

1* Гуттерер Л. - бригадефюрер СС, статс-секретарь имперского министерства про­ паганды Германии .

* Руководитель службы радиовещания на иностранных языках имперского мини­ стерства пропаганды .

* Криппс С. - посол Великобритании в СССР .

* Йодль А. - генерал-полковник, начальник оперативного штаба вермахта, совет­ ник Гитлера по стратегическим и оперативным вопросам .

* Лей Р. - руководитель нацистского Немецкого трудового фронта .

15 июня 1941 г. (воскр.) Вчера. Моя статья о Крите - настоящая сенсация в стране и за ру­ бежом. У нас сожалеют о моем "faux pas"*, сочувствуют мне или, не­ смотря ни на что, выражают симпатию. За границей вокруг всего это­ го строятся одни догадки. Наша постановка отлично удалась... Из подслушанных телефонных разговоров иностранных журналистов, работающих в Берлине, можно заключить, что все они попались на удочку. В Лондоне тема вторжения снова в центре внимания... ОКВ очень довольно моей статьей. Она представляет собой великолепную отвлекающую акцию...Кругом циркулируют слухи, уже совершенно недискутабельные. То говорят, что что-то будет предпринято на вос­ токе, то говорят, что что-то будет предпринято против Англии. Хаос, в котором может разобраться только тот, кто в курсе дела. Поэтому я предупреждаю моих сотрудников, чтобы они не реагировали на все эти бессодержательные комбинации. Молчание - золото... Невероят­ ные слухи. Прежде всего о России. В Лондоне заявлено, что Криппс уже не вернется на свой лондонский пост**. Дескать, комедией с Рос­ сией сыты по горло. Однако там нет ясного представления о том, как будут дальше развиваться события...Тема России по-прежнему обсу­ ждается Лондоном горячо и страстно. Однако все это на основании слухов, не имеющих под собой сколько-нибудь серьезной основы. А если что-то соответствующее истине и говорится, то оно тут же тонет в общем потоке измышлений.. .

16 июня 1941 г. (пн.) Вчера. Россия - Германия - большая тема. Опровержению ТАСС*** никто не верит. Кругом строятся догадки о том, что могла бы значить моя статья в "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]". Источник всех слухов - Лон­ дон. Очевидно, нас хотят выманить из норы. Но это им никоим образом не удастся сделать. Мы храним полное молчание. Так что никакой ясно­ сти у противоположной стороны не будет. А между тем военные приго­ товления продолжаются без перерыва... Во второй половине дня фю­ рер пригласил меня в имперскую канцелярию. Чтобы не бросаться в глаза, мне пришлось пройти через заднюю дверь. Вильгельмштрассе постоянно находится под наблюдением иностранных журналистов. По­ этому следует соблюдать осторожность. Фюрер выглядит великолепно и принимает меня тепло. Моя статья доставила ему огромное удоволь­ ствие. Она обеспечила нам определенную передышку в наших лихора­ дочных приготовлениях. Она была как раз очень нужна. Фюрер под­ робно объясняет мне ситуацию... Процедура должна выглядеть следу­ ющим образом: мы идем по совершенно новому пути... и на сей раз де­ лаем все иначе - мы не полемизируем в прессе, замыкаемся в полном молчании, а в день "X" просто наносим удар. Я настойчиво советую фю­ реру не назначать на этот день заседание рейхстага. В противном слу¬ * Промах, оплошность (франц.) ** Очевидно, это описка; следует читать "московский пост" .

*** Имеется в виду сообщение ТАСС от 13 июня 1941 г .

чае вся система маскировки рухнет... Нужно продолжать непрерывно распространять слухи: мир с Москвой, Сталин приезжает в Берлин, вторжение в Англию предстоит в самое ближайшее время... По радио транслируется веселая болтовня. Это тоже средство маскировки. Я еще раз налагаю запрет на обсуждение темы России нашими средствами массовой информации в стране и за рубежом. До "дня X" - это табу .

17 июня 1941 г. (вт.) Вчера... Я вообще закрываю тему России. Кругом состояние неоп­ ределенности. Относительно России - неисчерпаемое разнообразие слухов. От уже заключенного мира до уже разразившейся войны. Для нас это очень хорошо, и потому мы их тоже активно поддерживаем .

Слухи - наша повседневная пища. Мы противопоставляем им полное молчание... Поток слухов нарастает. Непосвященный уже ни за что в них не разберется. Лондон ведет себя как будто у него уже не осталось никакой возможности договориться с Москвой. Это лишь тактика, с по­ мощью которой хотят выяснить наши намерения. На это мы, естествен­ но, не поддадимся. Поговаривают о русской всеобщей мобилизации. Я, однако, считаю, что это пока полностью исключено.. .

18 июня 1941 г. (ср.) .

Вчера... Маскировка планов в отношении России достигла апогея .

Мы наполнили мир таким количеством слухов, что в них едва ли кто-ни­ будь разберется. От войны до мира - гигантская шкала, на которой каж­ дый может выбрать то, что он хочет. Наш новейший трюк: мы якобы пла­ нируем крупную конференцию по вопросам обеспечения мира с привле­ чением России. Желанная пища для мировой общественности. Однако от­ дельные газеты все же почувствовали, что запахло жареным...Во всех вопросах, касающихся России, мы проявляем абсолютную сдержанность...Мою статью обсуждает вся пресса. Лондон тоже подключился к этой дурацкой полемике...Вопрос относительно России все больше запутыва­ ется. Наши производители слухов работают отлично. Во всей этой пута­ нице чувствуешь себя в роли белки, так хорошо спрятавшей свой носик, что, в конечном счете, даже она сама не может его отыскать.. .

19 июня 1941 г. (четв.) Вчера... Вопрос относительно России на противоположной сторо­ не начинает медленно проясняться. Что же, этого нельзя было избе­ жать.. .

20 июня 1941 г. (пятн.) Вчера... Волна слухов вокруг России несколько спала. Она явно перехлестнула через край. Мы продолжаем хранить полное молчание .

Это самое лучшее.. .

21 июня 1941 г. (су66.) Вчера... Вопрос относительно России обостряется с каждым ча­ сом. Молотов просился с визитом в Берлин, однако получил решитель¬ ный отказ. Наивное предположение. Этим надо было заниматься пол­ года назад... В Финляндии мобилизация. Теперь-то Москва, должно быть, заметила, что грозит большевизму.. .

№2 Из сводок агентурных донесений "бюро Риббентропа "... В кругах иностранных дипломатов в Москве по-прежнему распро­ странено мнение, что Германия своими военными приготовлениями хо­ чет оказать давление на советское правительство, а отнюдь не думает о войне. Советские дипломаты также неоднократно давали понять, что, с их точки зрения, военные приготовления Германии у советской границы имеют в большей степени политический, чем военный акцент.. .

Берлин, 15 мая 1941 г .

Л[икус]* Politisches Archiv des Auswartigen Amts Bonn: Dienststelle Ribbentrop. Vertrauliche Berichte, 212 Teil 2 (R 27097), Bl. 30896-30897 (Далее: РААА) .

Главной темой разговоров в кругах иностранных дипломатов в Берли­ не неизменно является вопрос о дальнейшем развитии германо-русских от­ ношений. В различных иностранных миссиях, как удалось установить, со­ ставлены подробные сообщения, в которых говорится о широкомасштаб­ ных военных приготовлениях немецкой стороны вдоль советской границы .

... Показное равнодушие советских дипломатов и журналистов ста­ ло причиной того, что в последнее время - особенно в американских кругах - вновь стала преобладать точка зрения, что фюрер в принципе не хочет военного конфликта с Советским Союзом, а своими воен­ ными приготовлениями усиленно оказывает давление на Кремль с це­ лью добиться от него удовлетворения далеко идущих политических, а также экономических требований .

Зальцбург, 19 мая 1941 г .

Л[икус] PA AA Bonn: Dienststelle Ribbentrop. UdSSR - RC, 7/1 (R 27168), Bl. 26037 К слухам, касающимся германо-русских отношений, которые... не­ сколько недель циркулируют в Берлине, теперь добавляются но­ вые - о том, что между Германией и Советским Союзом заключено се­ кретное соглашение .

Часть дипломатического корпуса, кажется, тоже убеждена в том, что Германия и Россия о чем-то договорились еще несколько недель на­ зад. Слухи содержат три версии и сводятся к следующему .

* Ликус Р. - оберфюрер СС, легационный советник с правом доклада, один из веду­ щих сотрудников "бюро Риббентропа" .

Во время визита Микояна в Берлин в связи с ежеквартальными эко­ номическими переговорами Германии удалось...

оказать давление на Советскую Россию и побудить ее к заключению широких военных сог­ лашений приблизительно следующего содержания:

1) германскому вермахту предоставляется право прохода через со­ ветскую территорию,

2) пшеничные поля Украины на длительное время сдаются в арен­ ду рейху,

3) Советская Россия заявляет о готовности предоставить в распоря­ жение рейха часть нефтяных промыслов Баку .

За это, по слухам, Россия получает свободный выход к Персид­ скому заливу и, возможно, Афганистан. В Кремле якобы уступили немецкому давлению, поскольку Сталин, являющийся реалистом и, несомненно, самым информированным человеком Советского Сою­ за, знает, насколько слаба "непобедимая Красная Армия".. .

Пресс-конференции в пятницу и субботу (23-24 мая 1941 г. - О.В.) проходили целиком под знаком этих слухов... Хотя мало кто верит, что Украина сдана в аренду Германии на 99 лет, однако все убеждены в том, что между Германией и Советским Союзом все же достигнуто широкое соглашение и что германо-русская война на какое-то время предотвра­ щена .

Берлин, 28 мая 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26041-26043 .

[Помета:] Представлено фюреру В кругах иностранцев, проживающих в Берлине, германо-русские отношения по-прежнему остаются главной темой разговоров. Новые точки зрения не установлены, однако степень расхождения во мнениях уменьшается по мере того, как берлинские иностранные дипломаты, а также берлинская иностранная пресса все более определенно высказы­ вают точку зрения, что между рейхом и Советским Союзом ведутся тайные переговоры .

Почти ежедневно появляются новые слухи, согласно которым со­ стоялась либо состоится в самое ближайшее время тайная встреча фю­ рера со Сталиным или имперского министра иностранных дел с Моло­ товым.. .

Даже в дружественных иностранных миссиях распространены аналогичные слухи о германо-советских отношениях. Сотрудник японского посольства пытался получить разъяснения на предмет достоверности распространенных в американских кругах в Берлине слухов о том, что германские войска уже движутся с разрешения советского правительства через Киев в район Черного моря. Такого же рода вопросы поступают и из кругов венгерских дипломатов в Берлине .

Суммируя сказанное, можно... заключить, что в течение этой не­ дели в кругах иностранцев... усилилось впечатление, что между Берли­ ном и Москвой существует тайный дипломатической пакт.. .

Берлин, 30 мая 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26046-26047 .

Об оценке германо-русских отношений в политических кругах Бу­ дапешта "Американец" сообщает следующее:

Тема России в настоящее время вновь вызывает первостепенный политический интерес, и в Будапеште полагают, что... с начала про­ шлой недели между Германией и Россией достигнуто полное согласие, первый явный признак которого - ликвидация югославского вопроса, чему способствовала высылка из Москвы югославского посла. Далее утверждают, что с 10 мая германские войска беспрепятственно движут­ ся через русскую территорию в Ирак и Персию. При этом ссылаются на то, что в Ираке военными действиями против англичан руководят пред­ ставители германского генерального штаба.. .

Берлин, 4 июня 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26051-26052 .

[Помета:] Представлено фюреру Поток самых невероятных слухов и домыслов относительно герма­ но-русских отношений продолжает нарастать.. .

Иностранцы, проживающие в Берлине, убеждены в том, что меж­ ду Берлином и Москвой ведутся интимные дипломатические перего­ воры. Но еще более они убеждены в том, что уже состоялась тайная встреча фюрера со Сталиным или имперского министра с Молотовым... что Германией и Советским Союзом начата большая "дипломати­ ческая игра"... Отдельные иностранцы опираются на информацию, которую, по их утверждению, они получили из немецких кругов. Со­ гласно этой информации, между Германией и Россией якобы уже за­ ключено тайное соглашение, содержащее наряду с прочим договор о сдаче Украины в аренду сроком на 99 лет и разрешение на проход не­ мецких танковых дивизий через русскую территорию на Кавказ и в Индию. Особенно "хорошо информированные" иностранные журна­ листы заявляют со ссылкой на совершенно достоверные германские источники, что большое число [германских] дивизий уже начало про­ ход через русскую территорию.. .

Сегодня один из ведущих американских журналистов утверждал в кругу своих коллег, что он якобы узнал от русской стороны, что в тече­ ние этой недели произойдет событие, которое мгновенно прояснит ин­ тересное развитие германо-русских отношений.. .

В американском посольстве представителям американской прессы бы­ ло сказано, что следует считать весьма показательным то обстоятельство, что Москва вопреки своей излюбленной практике... на сей раз не опубли­ ковала опровержений относительно многочисленных слухов о германорусских отношениях. Эта сдержанность также рассматривается как под­ тверждение того, что между Берлином и Москвой что-то происходит .

Берлин, 4 июня 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26053-26056 .

Новый русский пресс-атташе в сопровождении советских журнали­ стов в Берлине пришел в среду (4 июня 1941 г. - О.В.) на собрание пред­ ставителей иностранной прессы. Американские журналисты постара­ лись воспользоваться этой возможностью для того, чтобы вступить в личный контакт с русскими гостями и выспросить их .

Один из ведущих американских журналистов, делясь своими впе­ чатлениями, сообщил, что русские господа на сей раз... показали себя несколько более разговорчивыми. Примечательным было прежде все­ го то, что они в большей степени, чем обычно, выказывали неуверен­ ность в оценке германо-русских отношений. Хотя на вопросы относи­ тельно того или иного слуха они ограничивались краткими репликами "вздор" или "безумие", в среду они все же признались, что сами не име­ ют ясного представления о позиции Берлина в отношении Советского Союза. Пресс-атташе советского посольства заверил, что Москва во всяком случае приготовилась к любым неожиданностям .

Политику Сталина он разъяснял в том смысле, что Кремль, на­ сколько это возможно, хочет сохранить для Советского Союза состоя­ ние мира. Сталин и все государственные деятели в Москве видят в вой­ не лишь несчастье... Высший закон внешней политики Сталина - со­ хранение мира .

Берлин, 6 июня 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26060-26061 .

Слухи о германо-советских отношениях, циркулирующие также на Балканах, побудили "американского" агента, работающего в Балкан­ ских странах, представить информацию о тенденции этих слухов, рас­ пространенных как среди советских, так и среди балканских диплома­ тов.

Он сообщает:

После назначения Сталина премьер-министром*... как в русских, так и в других дипломатических кругах стало высказываться предполо­ жение, что Сталин стремится к сближению с Германией. В этой связи * Имеется в виду назначение Сталина председателем Совета Народных Комиссаров СССР 6 мая 1941 г .

постоянно говорится о встрече фюрера с господином Сталиным, а так­ же о тайных соглашениях между рейхом и Советским Союзом .

Возможность того, что Германия по каким-либо причинам вступит в Россию или предпримет военную акцию против Советского Союза, характеризуется названными кругами в целом как маловероятная.. .

Фушль, 7 июня 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26062-26063 .

К многочисленным слухам о германо-русских отношениях, кото­ рые распространены в кругах иностранцев в Берлине и в основном при­ нимаются на веру, в последнее время прибавился рассказ о том, что из­ вестная берлинская фабрика по производству флагов получила специ­ альный заказ имперского правительства в срочном порядке изготовить красные флажки с эмблемой Советского Союза. День и ночь ведется работа над заказом, поскольку установлен срок его исполнения - чет­ верг этой недели (12 июня 1941 г. - О.В.) .

Различные иностранные миссии дали указание близким к ним жур­ налистам навести справки об этом у немецких должностных лиц. Как установлено, этому слуху верят и в посольстве США. Домыслам о яко­ бы предстоящей встрече фюрера со Сталиным или имперского минист­ ра иностранных дел с Молотовым дан тем самым новый импульс .

Зальцбург, 10 июня 1941 г .

Л[икус]

Ibid. Bl. 26066 .

В берлинском дипломатическом корпусе германо-русские отноше­ ния по-прежнему являются предметом постоянных обсуждений... Поя­ вившиеся в английской прессе статьи на эту тему рассматриваются в кругах американских дипломатов как предупреждение Англии Крем­ лю. Англия делает это предупреждение, чтобы затормозить ведущиеся якобы в настоящее время германо-русские переговоры и помешать рус­ ским пойти на дальнейшие уступки фюреру .

По-прежнему среди представителей дипломатического корпуса распространяется и подробно обсуждается слух о том, что... ожидает­ ся официальный визит в Германию главы русского государства. Этот слух особенно активно распространяется болгарской миссией... В по­ сольстве США, шведской и швейцарской миссиях можно услышать, что встреча имперского министра иностранных дел с Молотовым или фю­ рера со Сталиным не исключена. Такая встреча якобы будет означать не что иное, как последнюю германскую попытку оказать на Россию мощнейшее давление.. .

Спецпоезд, 14 июня 1941 г .

Л[икус] Ibid. Bl. 26071-26072 .

Публикация опровержения ТАСС (от 13 июня 1941 г. - О.В.) в ус­ ловиях нарастания нервозности и отсутствия ясности относительно на­ мерений фюрера воспринята иностранцами, проживающими в Берлине, как полная сенсация.. .

В интерпретации значения московской публикации мнения расхо­ дятся так же сильно, как и в оценке возможного развития германо-рус­ ских отношений. В посольстве США преобладает мнение, что Кремль своей вчерашней публикацией продемонстрировал лишь растущий страх перед столкновением с Германией и что смысл заявления ТАСС выражение готовности к переговорам. Поэтому там верят в то, что Гер­ мания в настоящий момент хочет оказать на Советский Союз сильней­ шее давление, чтобы добиться от него принятия требований, которые в нормальных условиях были бы недискутабельными.. .

В целом среди иностранцев, проживающих в Берлине, царит пол­ ное замешательство, которое выражается в том, что они покорно при­ знают, что разобраться в происходящем просто невозможно. Произве­ денная вчера конфискация "Фёлькишер беобахтер" со статьей д-ра Геб­ бельса лишь усилила замешательство среди иностранцев .

Сегодня берлинские иностранные дипломаты и иностранные жур­ налисты верят лишь в то, что решений, касающихся отношений между Германией и Советским Союзом, со всей очевидностью, следует ожи­ дать не в ближайшие недели, а в ближайшие дни .

Берлин, 14 июня 1941 г .

Л[икус] Ibid. Bl. 26075-26077 .

Советские журналисты в Берлине отвечают на постоянно задавае­ мые им представителями прессы других стран вопросы, касающиеся слухов о советско-германских отношениях, с подчеркнутым безразли­ чием. Они стереотипно заявляют, что отношения между Советским Со­ юзом и Германией совершенно нормальные, они основываются на мно­ гочисленных договоренностях, и Москва не имеет никаких оснований заниматься заграничными слухами и домыслами .

В этой связи советские журналисты регулярно обращают внима­ ние (своих собеседников. - О.В.) на недавнее опровержение ТАСС, ко­ торое, по их словам, содержит якобы все то, что сегодня можно сказать о состоянии германо-русских отношений.. .

Берлин, 18 июня 1941 г .

Л[икус] Ibid. Bl. 26087 .

"Американский" агент сообщает из Будапешта:

В здешней американской миссии пристально следят за германо-рус­ скими отношениями. Хотя там все еще придерживаются мнения, что речь идет о первоклассной дезинформационной акции и все еще увидят, как Сталин и Гитлер из Вены вдруг "продиктуют" европейский мир, тем не менее посланник Белл направил в Вашингтон сообщение, в котором говорится, что представители венгерского министерства ино­ странных дел выражают беспокойство и не дают стопроцентной гаран­ тии, что дело закончится миром .

Американская миссия получила между тем два сообщения: одно что Сталин 15-го должен был быть в Вене, и второе - что 15 июня должны закончиться немецкие мобилизационные мероприятия, напра­ вленные против России... Мобилизация якобы представляет собой крайнее средство, с помощью которого Германия хочет оказать давле­ ние на Россию, получить от нее во владение Украину и согласие на про­ ход (немецких войск. - О.В.) к Кавказу .

Берлин, 18 июня 1941 г .

Л[икус] Ibid. Bl. 26090 .

Представитель Юнайтед пресс в Анкаре Дакнеа Шмидт передал берлинскому отделению Юнайтед пресс секретное сообщение о полити­ ческих взглядах на германо-русские отношения, которые распростране­ ны в руководящих турецких кругах в Анкаре.

По данным Шмидта, в Ан­ каре утверждают, что Германия предъявила Советскому Союзу следу­ ющие требования:

1) возвращение Бессарабии Румынии, что якобы со всей определен­ ностью было обещано (Гитлером. - О.В.) главе румынского государст­ ва (И. Антонеску. - О.В.) во время визита того в Мюнхен (12 июня 1941 г. - О.В.) .

2) использование рейхом различных нефтяных месторождений Со­ ветского Союза, а сверх того - участие в эксплуатации Украины в течение 40 лет .

Турецкие круги... придерживаются мнения, что до сих пор герман­ ские требования выдвигались в чересчур резкой форме и поэтому по со­ ображениям престижа не могли быть приняты русским правительством.. .

Утверждается, что, согласно последним сообщениям из Москвы, Берлином и Москвой найдена формула, позволяющая Советскому Со­ юзу, сохраняя престиж великой державы, удовлетворить немецкие по­ желания. В настоящий момент... в турецких кругах состояние... герма­ но-русских отношений оценивают позитивно .

Берлин, 19 июня 1941 г .

Л[икус] Ibid. Bl. 26094-26095 .

В кругах дипломатического корпуса и иностранных журналистов германо-русские отношения являются в настоящее время единственной темой разговоров. Напряжение и нервозность царят во всех миссиях и представительствах зарубежной прессы... Однако все еще можно услы­ шать высказывания о том, что рейх, грозя Советскому Союзу перстом, хочет обмануть весь мир.. .

В американских кругах склоняются к мнению, что появившиеся в последнее время слухи о германо-русских отношениях пускались умышленно. Никто в этих кругах не в состоянии ответить на вопрос от­ носительно цели немецкого "блефа". Многие иностранцы придержива­ ются версии, что сосредоточение войск у германской восточной грани­ цы призвано отвлечь внимание от запада. В действительности же следу­ ет ожидать внезапного нападения на Англию. Для подтверждения этой версии ссылаются также на статью Геббельса и конфискацию "Фёльки¬ шер беобахтер" .

Представители шведских, венгерских и финских кругов в разгово­ рах с другими иностранцами отрицают наличие у Германии военных за­ мыслов против России.. .

Берлин, 21 июня 1941 г .

Время: 17.00 час .

Л[икус] Ibid. Bl. 26099-26100 .

Хотя иностранцы, проживающие в Берлине, в течение последних недель и дней следили за русским вопросом, понимая его актуальность, очень внимательно, сегодняшнее сообщение о решении фюрера (объя­ вить войну СССР. - О.В.) для большинства из них оказалось все же пол­ ной неожиданностью. Относительно возможного развития германорусских отношений было пущено столько путаных слухов, что факти­ чески до ночи с субботы на воскресенье никто не решался давать твер­ дый прогноз. Вплоть до последнего времени... иностранцы, проживаю­ щие в Берлине, считали вполне возможным... дальнейшее сближение Германии и России. В этих кругах говорилось не только о некоем "ве­ ликом германском блефе" по отношению ко всему миру, но и о некоем тайном соглашении между рейхом и Советским Союзом .

В этой связи многие иностранцы распространяли версию о том, что со­ средоточение войск у германской восточной границы призвано отвлечь внимание от запада. В действительности же следует ожидать внезапно­ го нападения на Британские острова. Статья Геббельса и конфискация "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]" приводились в качестве подтверждения этой версии .

Тайна относительно подлинных замыслов фюрера... была сохране­ на фактически до последнего дня.. .

Берлин, 22 июня 1941 г .

Л[икус] Ibid. Bl. 26101-26102 .

№3 Из донесений "Петера " в "бюро Риббентропа " 27 мая 1941 г .

Вчера вечером... я передал Филиппову* сообщение, материал для которого я получил в 7 часов вечера от легационного советника Раше .

Это сообщение звучало примерно так: из разговора, который я имел се­ годня с посланником Шмидтом, я составил себе полное представление о всей обстановке в целом. Шмидт высказал мнение, что главный вопрос в данный момент - это вопрос арабских народов и установления нового порядка в арабском мире, чего не сделаешь за три недели**. Германия стремится добиться и на Ближнем Востоке таких же всеобъемлющих, рассчитанных на длительное время решений, каких она добилась на Бал­ канах, и хочет умиротворения и стабильности также и в арабском мире.. .

В германо-русском вопросе, с точки зрения посланника Шмидта, на­ лицо значительная разрядка, поскольку... СССР обнаруживает стремле­ ние избегать возникновения новых конфликтных ситуаций с Германией в политической области. Обмен мнениями между фон Папеном*** и Вино­ градовым**** воспринят официальными немецкими кругами как позитив­ ный сигнал. Когда я прямо спросил Шмидта, что думает высшее немецкое руководство о германо-русских отношениях, он с готовностью ответил мне, что имперский министр иностранных дел придерживается точки зре­ ния, что политика сотрудничества с Советской Россией должна продол­ жаться. Он сказал: "Я не позволю оказывать влияние на мою политику всякому, кто преследует собственные интересы". Фюрер же обходит пол­ ным молчанием германо-русские отношения и даже в беседах со своими ближайшими сотрудниками на этот счет никак не высказывался, так что делать выводы (о его взглядах. - О.В.) на дальнейшее развитие германорусских отношений невозможно .

PA AA Bonn: Dienststelle Ribbentrop. Vertrauliche Berichte tiber Ruвland (Peter), 213 (R 27113), Bl. 462556-462557 .

[27 мая 1941 г.] Как было условлено, я сформулировал мое вчерашнее... сообще­ ние так, что в нем не было ничего конкретного, а лишь излагались слу­ хи, которые чрезвычайно активно циркулировали в Берлине в конце недели, в частности о том, что между Германией и Россией заключено широкое военное соглашение... Далее я сообщил: немецкий народ убе­ жден, что Украина сдана в аренду (Германии. - О.В.) на 99 лет, что Рос­ сия стала союзницей Германии в самом прямом смысле этого слова и что вследствие этого на 100 процентов гарантирована победа держав "оси" (Германии и Италии. - О.В.).. .

* Филиппов И.Ф. - представитель ТАСС в Германии, заместитель руководителя советской легальной резидентуры в Берлине .

**Чуть больше трех недель продолжался балканский поход вермахта .

*** Папен Ф. фон - посол Германии в Турции .

**** Виноградов С.А. - посол СССР в Турции .

Затем перешли к политике. Я сказал ему (Филиппову. - О.В.), что мои самые лучшие источники информации, посланник Шмидт и легаци¬ онный советник Раше, пока что не вернулись в Берлин, и вследствие этого я был не в состоянии проверить известные слухи о широком во­ енном соглашении между Советской Россией и Германией .

Об этих слухах Ф[илиппов] был довольно точно информирован. Он назвал мне статьи из "Helsinkin Sanomat", "Gazette de Lausanne" и, как он сам сказал, «фельетон в "Правде"» (от 25 мая 1941 г. - О.В.) .

... "Правда ли, что германские войска уже в Киеве и что Украина оккупирована?" - спросил я .

Хорошее настроение Филиппова вмиг улетучилось... "Это всего лишь слухи, которые специально распускаются немцами. Мы еще не со­ шли с ума, чтобы отдать фашистам лучшую часть нашей страны - Ук­ раину. Мы будем защищать ее с оружием в руках, и к этой борьбе мы приготовились. У нас нет иллюзий относительно того, чего хочет Гер­ мания".. .

Я спросил, все ли в советском посольстве так же резко, как он, оце­ нивают эти слухи, и откуда он знает, может быть, действительно меж­ ду двумя странами достигнуто соглашение. В ответ Ф[илиппов] заверил меня, что располагает самыми точными инструкциями, что посольство еще в субботу (24 мая 1941 г. - О.В.) получило прямые указания из Мо­ сквы и что отношение (к слухам. - О.В.) предписано Кремлем. Нужно изо всех сил противодействовать этим бредовым слухам, сказал мне Ф[илиппов] и приказал, чтобы я совершенно незаметно попытался убе­ дить моих коллег в том, что Россия окажет самое серьезное противо­ действие любым немецким намерениям с помощью такого рода слухов обострить отношения между двумя странами.. .

Ibid. Bl. 462565-462566 .

[12 июня 1941 г.]... "В данный момент наша политическая задача состоит в том, - за­ явил мне Филиппов, - чтобы выяснить, не ведет ли действительно Гер­ мания переговоры о мире с Англией и не ожидается ли в дальнейшем попытка достижения компромисса с Соединенными Штатами".. .

Я сделал удивленное лицо и сказал, что не верю в это, и что в Берлине курсируют другие слухи, например, о том, что дети совет­ ских дипломатов вывезены из Берлина. Филиппов подтвердил, что многие семьи действительно выехали. Внешне спокойно, хотя и с не­ которой озабоченностью он заметил: "Ситуация крайне серьезная .

Концентрация немецких войск продолжается. Но мы все же увере­ ны, что сможем и дальше проводить нашу политику мира. Еще есть время".. .

Я спросил его, как он считает, не осложнилось ли положение за по­ следние недели, а особенно за последние дни... или, наоборот, не про­ изошло ли ослабление напряженности в отношениях между Германией и Россией. По его мнению, ничего определенного на этот счет сказать нельзя. Отношения в общем нормальные, однако всем ясно, что Германия что-то затевает. В этом отношении слухи о переговорах о мире с Англией и попытке компромисса с Соединенными Штатами очень по­ казательны и важны.. .

Ibid. Bl. 462582-462583 .

[13 июня 1941 г.]... В беседе с Филипповым, продолжавшейся более получаса, мы об­ суждали текущий политический момент... Я спросил, почему Филиппов и русские должностные лица не выказывают беспокойства по поводу.. .

слухов, касающихся германо-русских отношений... Филиппов ответил на этот вопрос с поразительным спокойствием: «До германо-русского кон­ фликта, о котором пишет "Times", несмотря на возбуждающие слухи, по­ ка что далеко. Германия проводит лишь политику устрашения». Я попы­ тался еще больше выведать у него и спросил, как он себе объясняет то, что на восточной границе (Германии. - О.В.) сосредоточено гигантское количество войск (более 100 дивизий), и думает ли Россия как-то проти­ водействовать совершенно очевидной германской угрозе. Я упомянул о слухах, распространенных в здешних дипломатических кругах, о том, что единственно возможным ответом русской стороны на германское устра­ шение мог бы стать тесный союз с Соединенными Штатами и Англией .

На это Ф[илиппов] тут же ответил, что союз между Россией, Америкой и Англией - это чушь. В России не питают иллюзий относительно буржу­ азных государств. Россия может полагаться лишь на саму себя. "Если Германия действительно нападет, то немецкие успехи, будь то захват Прибалтийских стран, Украины и т.д., еще ничего не будут значить... Да­ вление - до тех пор давление и одновременно сила, пока оно использует­ ся на узком пространстве. Любое расширение (фронта войны. - О.В.) бу­ дет означать для Германии ослабление, а на это Гитлер не пойдет".. .

[Приписка:] Петер просит дать указание относительно того, что он должен отвечать русским на все более требовательно повторяемый воп­ рос, ведутся или нет переговоры о мире между Германией и Англией. Рос­ сия, по его мнению, хочет удостовериться, стремится ли Германия развя­ заться на западе, чтобы иметь возможность нанести удар на востоке.. .

Ibid. Bl. 462591-462594 .

[14 июня 1941 г.] Вчера я передал Филиппову полный политический отчет*, материал для которого я получил от легационного советника Раше. Я сообщил, что опровержение ТАСС (сообщение ТАСС от 13 июня 1941 г. - О.В.) *Отчет о поездке "Петера" по Балканам в составе группы журналистов, которая была организована министерством иностранных дел Германии для представителей ино­ странной прессы. Филиппов и представители советских газет в состав этой группы вклю­ чены не были. Перед "Петером" советской резидентурой была поставлена задача выяс­ нить, ведется ли немцами переброска войск в южном и юго-восточном направлении, т.е .

ожидается ли усиление англо-германского противоборства в Восточном Средиземномо­ рье и на Ближнем Востоке. В своем отчете, имевшем дезинформационный характер, "Пе­ тер" подтверждал, что Германия производит переброску войск в южном направлении .

не произвело здесь никакого впечатления, что в немецких кругах задают себе вопрос, что хотела Россия этим опровержением сказать, и что сре­ ди иностранцев в Берлине опровержение воспринято как проявление слабости. Затем я дал ответ на дважды задававшийся мне вопрос, пред­ принимаются ли усилия по достижению мира с Англией. Я повторил то, что мне сказал легационный советник Раше: о такого рода мероприяти­ ях никому из хорошо информированных людей здесь ничего не извест­ но, и глупо говорить в данный момент про переговоры о мире между Германией и врагом № 1 ее политики установления нового порядка. В заключение моего сообщения я рассказал об оживленной полемике и слухах вокруг конфискации "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]".. .

Ibid. Bl. 462597 .

[21 июня 1941 г.]

Петер сообщает:

Передавая Филиппову сообщение, я сначала сказал, что, с моей точки зрения, которую я составил в результате многочисленных бе­ сед с д-ром Шмидтом, д-ром Раше и другими высокопоставленными деятелями, германо-русские отношения не опустятся до такого низ­ кого уровня, как полагают некоторые. Сообщил, что посланник Шмидт и д-р Раше проявляют полное спокойствие и дали мне понять, что никаких далеко идущих решений в ближайшее время не предви­ дится. Рассказал, что д-р Раше с удивлением спросил меня, как вооб­ ще могло случиться такое, что иностранные корреспонденты (почти все) поверили слухам о том, что предстоит именно германо-русский конфликт .

Я закончил тем, что сказал, что, по моему мнению, мы находимся в настоящий момент в состоянии войны нервов, и на сей раз немецкая сторона предпримет попытку предельно взвинтить нервное напряже­ ние. Я же убежден, что войну нервов выиграет тот, у кого нервы креп­ че.. .

Затем я спросил Филиппова, что он думает о ситуации. Он сказал дословно следующее: "Положение очень серьезное. Однако Вам... не следует особенно тревожиться. Мы твердо убеждены, что Гитлер затеял гигантский блеф. Мы не верим, что война может начаться уже завтра. Процесс, по-видимому, будет еще продолжать­ ся. Ясно, что немцы намереваются оказать на нас давление в надеж­ де добиться выгод, которые нужны Гитлеру для продолжения войны".. .

Ibid. Bl. 462604-462606 .

–  –  –

Москва, 4 июня 1941 г .

Секретно Содержание: сведения о речи Сталина перед выпускниками воен­ ной академии .

О содержании речи, которую Сталин произнес 5 мая 1941 г. в Кремле по случаю выпуска слушателей военной академии, пока что ничего не известно. Здешний представитель ДНБ* Шюле через аген­ та получил сведения о некоторых высказываниях одного очевидца, которые изложены в прилагаемой записке. За верность сведений, ес­ тественно, поручиться нельзя; тем не менее звучат они вполне прав­ доподобно .

подп[ись]: ф[он] д[ер] Шуленбург Записка Секретно 5. 5. 41 г. в Кремле состоялся прием по случаю выпуска слушателей 16 военных академий и 9 военных факультетов гражданских вузов. В этой связи (кстати, за день до принятия Сталиным на себя обязанностей главы правительства СССР) в качестве гостей правительства были соб­ раны, наряду с делегациями молодых офицеров, руководители государ­ ства и партии, а также высшее руководство армии и флота. Как сооб­ щалось на следующий день в прессе, на приеме Сталин произнес речь .

Речь продолжалась около 40 минут и была выслушана "с исключитель­ ным вниманием". О содержании этой речи было опубликовано лишь одно очень короткое сообщение** .

Из хорошо информированного советского источника я узнал, что более 2 / 3 своей речи Сталин посвятил точному и совершенно беспри­ страстному сравнению германского и советского военных потенциалов .

В присущей ему спокойной манере, без какого бы то ни было пафоса, он с цифрами в руках подробно проанализировал перед слушателями численность и вооружение германских сухопутных сил, военно-морско­ го флота и авиации, а также ясно охарактеризовал достижения герман¬ *Германское информационное агентство .

** Текст официального сообщения о речи Сталина на приеме в Кремле 5 мая 1941 г., опубликованный в советской прессе: "Товарищ Сталин в своем выступлении отметил глу­ бокие изменения, происшедшие за последние годы в Красной Армии, и подчеркнул, что на основе опыта современной войны Красная Армия перестроилась организационно и серьезно перевооружилась. Товарищ Сталин приветствовал командиров, окончивших во­ енные академии, и пожелал им успеха в работе. Речь товарища Сталина, продолжавшая­ ся около 40 минут, была выслушана с исключительным вниманием" // Правда. 1941. 6 мая .

С. 1 .

ской военной промышленности; в каждом случае давалось сравнение с соответствующими показателями советского военного потенциала. В итоге Сталин пришел к выводу, что советский военный потенциал усту­ пает германскому. Учитывая данный факт, он предложил сделать два вывода:

1) советская политика должна учитывать современное соотноше­ ние сил;

2) у советских вооруженных сил и военной промышленности нет ос­ нований для того, чтобы непомерно превозносить свои успехи, как бы велики они ни были, а тем более почивать на лаврах. Следует, напрягая все силы, продолжать работу по обучению и оснащению армии, разви­ тию военной промышленности в целях укрепления обороноспособно­ сти страны .

Как мне стало известно через моего агента, у слушателей, перед ко­ торыми Сталин в своей короткой речи развивал эти мысли, создалось впечатление, что Сталин преследовал цель подготовить свою свиту к "новому компромиссу" с Германией .

подп[ись]: Шюле Akten zur deutschen auswartigen Politik. Serie D. Bd. XII, 2. Dok. №593. S. 802-803 (Далее: ADАР) .

№5 Из книги А. Верта "Россия в войне. 1941-1945"*... 5 мая 1941 г. в Кремле был устроен прием для большого числа офицеров-выпускников военных академий, где с речью выступил Ста­ лин. Официально об этой речи не сообщалось ничего сверх того, что на следующий день было напечатано в "Правде": "Товарищ Сталин при­ ветствовал офицеров и пожелал им успеха в работе. Он говорил 40 ми­ нут, и его слушали с исключительно пристальным вниманием"** .

Было ясно, что за 40 минут он должен был сказать намного боль­ ше, чем о том сообщалось в "Правде". Когда началась война, я получил довольно подробные сообщения об этом приеме, которому в свое вре­ мя в Москве придавалось большое значение.

Я узнал, что речь Сталина имела следующие основные пункты:

1. Ситуация чрезвычайно серьезная. Необходимо считаться с воз­ можностью германского нападения. Поэтому следует приготовиться к любым неожиданностям .

2. Красная Армия еще недостаточно сильна, чтобы без труда раз­ громить немцев .

3. Советское правительство хочет использовать все находящиеся в его распоряжении дипломатические средства, чтобы по меньшей мере до осени оттянуть вооруженный конфликт с Германией, поскольку на­ чинать войну в это время года Германия не решится .

*Werth A. Ruвland im Krieg 1941-1945 / Aus dem Englischen. Munchen; Zurich, 1965 .

S. 106 f .

**Текст официального сообщения в книге Верта искажен .

4. Если это удастся (предотвратить войну в 1941 г. - О.В.), то война с Германией почти неизбежно начнется в 1942 г., причем в значительно более благоприятных условиях, поскольку Красная Армия будет тогда лучше обучена и лучше вооружена. В зависимости от международной обстановки Красная Армия либо будет дожидаться германского нападе­ ния, либо возьмет инициативу на себя, поскольку господство нацист­ ской Германии в Европе - вещь "ненормальная" .

5. Англия еще не исчерпала свои силы, а американский военный по­ тенциал обретает все больший вес. После подписания договора о нена­ падении с Японией* перспективы, что эта страна в том, что касается Со­ ветского Союза, будет вести себя спокойно, очень хорошие .

6. Сталин неоднократно указывал на то, что период времени "до ав­ густа" чрезвычайно опасен .

Эта картина основывается на устных сообщениях из русских источ­ ников; все мои информаторы повторяли одно и то же, как относитель­ но содержания речи Сталина в целом, так и основных ее пунктов.. .

№6 Из мемуаров бывшего советника посольства Германии в СССР Г. Хильгера "Мы и Кремль"**... 5 мая 1941 г. в Кремле состоялся большой банкет для выпускников шестнадцати военных академий Красной Армии. Согласно сообщениям, которыми располагало посольство, Сталин произнес на этом банкете речь, в которой подчеркнул военное превосходство Германии над Советским Союзом, причем, по мнению информатора, он совершенно явно подводил слушателей к мысли о необходимости компромисса с Германией. Прямо противоположную информацию содержат сообщения, которые были сде­ ланы мне тремя русскими офицерами, принимавшими участие в банкете, которые во время войны попали в германский плен. Согласно этим сооб­ щениям, начальник Военной академии СССР*** Хозин хотел произнести тост за мирную политику Советского Союза, на что Сталин отреагировал резко отрицательно, заявив, что с этим оборонительным лозунгом пора кончать, поскольку он устарел. Хотя Советскому Союзу удалось, исполь­ зуя этот пароль, широко раздвинуть свои границы на север и запад и уве­ личить численность своего населения на 13 миллионов человек, с его по­ мощью больше невозможно приобрести ни пяди земли. Красная Армия должна привыкнуть к мысли, что эра мирной политики закончилась и на­ чалась эра насильственного расширения социалистического фронта. Тот, кто не понимает необходимости наступательных действий, - обыватель или дурак. Следует прекратить, наконец, и восхваление германской армии .

*Имеется в виду советско-японский пакт о нейтралитете, заключенный 13 апреля 1941 г .

** Hilger G. Wir und der Kreml: Deutsch-sowjetische Beziehungen. 1918-1941: Erinnerungen eines deutschen Diplomaten. 2. Aufl. Frankfurt a/M., 1964. S. 307-308 .

*** Имеется в виду Военная академия имени М.В. Фрунзе, начальником которой в 1939-1941 гг. являлся генерал-лейтенант М.С. Хозин .

Мне так и не удалось найти убедительного объяснения противоре­ чию между этими двумя сообщениями. О правдивости сообщений офи­ церов говорит тот факт, что их описания совпадают почти дословно, хо­ тя у них не было возможности договориться между собой. Поэтому можно предположить, что первое сообщение Сталин велел специально подбросить посольству, чтобы тем самым убедить Гитлера в своем стремлении сохранить мир.. .

№7 _ Из записи беседы министра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа с регентами болгарского царя Симеона князем Кириллом и Б. Филовым в Штайнорте 19 октября 1943 г .

Зап[ись] 48/43 совершенно секретно, государственной важности... Спустя некоторое время (после визита В.М. Молотова в Бер­ лин в ноябре 1940 г. - О.В.) независимо друг от друга поступили два агентурных донесения - одно из Москвы, другое из лондонского источника, - в которых сообщалось о примечательном событии в России .

Согласно донесениям, 5 апреля 1941 г. в академии имени Фрунзе со­ стоялся банкет по случаю выпуска слушателей-офицеров, на котором начальник (академии. - О.В.) хотел произнести тост за великого Стали­ на и за плоды его миролюбивой политики в отношении Германии. Но сам Сталин воспрепятствовал ему в этом. Он заявил, что время мирной болтовни закончилось и Красная Армия готова к выступлению. Россия больше не может, сказал Сталин, достигать своих целей мирным путем и потому должна начать войну, чтобы распространить Красную Рево­ люцию на всю Европу .

Фюрер тогда спросил его (и[мперского] м[инистра] иностран­ ных] д[ел]), соответствует ли вообще это сообщение действитель­ ности. И[мперский] м[инистр] и[ностранных] д[ел] ответил, что ввиду той позиции, которую в последнее время заняла Россия, он счи­ тает, что такое вполне возможно* .

В дальнейшем стали поступать военные сообщения, которые и убе­ дили фюрера в том, что русские хотят напасть на Германию. После это­ го, 22 июня, фюрер нанес удар. Уже во время похода в Россию были взяты в плен четыре русских офицера, которые в свое время принима­ ли участие в банкете в академии имени Фрунзе и которые независимо друг от друга дали показания об этом мероприятии, хотя и расходив­ шиеся в отдельных пунктах, но в сущности подтверждавшие агентур­ ные донесения. Из них следовало, что Сталин хотел выступить 1 авгу­ ста** (1941 г. - О.В.). Германия, таким образом, упредила его всего на шесть недель. Сегодня он (и[мперский] м[инистр] и[ностранных] д[ел]) убежден, что Сталин долгие годы готовился к войне и за счет безогляд¬ *Выделенный курсивом абзац вычеркнут из документа рукой Риббентропа .

**Дата "1 августа" в документе вычеркнута и рукой Риббентропа вписано:

"в августе" .

ного снижения жизненного уровня русского народа создал гигантские вооружения с целью нанести удар в направлении Атлантики. Но эта за­ тея провалилась.. .

Шмидт PA AA Bonn: Btiro Reichsminister. Handakten Dolmetscher Schmidt: Aufzeichnungen: 1943 (Teil II) (R 27862), Bl. 49432-49433 .

№8 Донесение начальника отдела иностранных армий востока генерального штаба сухопутных сил Германии (ОКХ) полковника Р. Гелена* Верховное главнокомандование Ставка. 18. 10. 1942 г .

сухопутных сил Генеральный штаб сухопутных сил Отд[ел] иностранных армий Востока (II) № 4880/42 секретно Относит[ельно] речи Сталина 5. 5. 41 г .

0[фицеру] с[вязи] при ОКХ господину ротмистру фон Этцдорфу через о[бер]-кв[артирмейстера] IV [отдела] В приложении направляется перевод трех сообщений пленных со­ ветских офицеров о речи Сталина 5 мая 1941 г., произнесенной на бан­ кете в Кремле по случаю завершения курса обучения в московской во­ енной академии .

Согласно сообщениям, Сталин к моменту произнесения этой речи был уже сильно пьян и в таком состоянии извергал военные угрозы в адрес Германии, представляющие ценность для изучения политических причинно-следственных связей. Прилагаемые сообщения написаны пленными по памяти, что может быть причиной содержащихся в них ошибок .

Эти три независимо друг от друга составленные сообщения совпа­ дают в изложении следующих существенно важных моментов:

1. призыв приготовиться к войне с Германией;

2. высказывания о военных приготовлениях Красной Армии;

3. эра мирной политики Советского Союза закончилась. Отныне не­ обходимо расширение Советского Союза на запад силой оружия. Да здравствует активная наступательная политика Советского государства!

* На документе имеются: штамп "Секретно"; штампы регистрации с рукописными пометами: "0[бер]-кв[артирмейстер] IV [отдела] Геншт[аба]. Поступ[ило] 20 окт[ября] 1942 г. № 4252/42, 3 приложения]"; "Пред[ставитель] Министерства ин[остранных] дел при ОКХ (Генеральный штаб сухопутных сил) № 2279/42 секретно, 21.10.42 г., 3 приложения]"; рукописная помета об адресатах рассылки: " 1. правовой отд[ел]; 2. для информации; 3. для передачи с[оветнику] посольства] Хильгеру; 4. в д[ело] Э[тцдорф] 21/10 [1942 г.]"; проект "шапки" письма в министерство иностранных дел Германии:

"Секретно. В Министерство иностранных дел, Берлин, через с[оветника] посольства] Хильгера в Фельдмарке. Сод[ержание]: Речь Сталина 5 мая 1941 г."

4. война начнется в самом недалеком времени;

5. высказывания о блестящих перспективах победы Советского Со­ юза в войне с Германией .

Примечательное высказывание о том, что существующий мирный договор с Германией "является всего лишь обманом и занавесом, за ко­ т о р ы м можно о т к р ы т о работать", содержит только одно из трех сооб­ щений .

Сообщения представлены фюреру .

К р о м е представляемых сообщений, шведская газета "Dagposten" опубликовала в сентябре 1942 г. высказывания взятых в плен совет­ ских о ф и ц е р о в, согласно к о т о р ы м Сталин в мае 1941 г.

вынашивал планы, направленные против Германии, и говорил в кругу офицеров:

если мы не воспользуемся удобным случаем и не ликвидируем капита­ лизм сегодня, то этого мы не сможем сделать уже никогда. Главным противником в этой борьбе будет Германия. В отдел пропаганды О К Б направлена просьба выявить по возможности источник шведских све­ дений .

П р о ш у при использовании содержания этих трех сообщений воз­ держаться от разглашения имен офицеров, сделавших сообщения .

Гелен PA AA Bonn: Handakten EtzdorfVertr. AA beim OKH. Ruвland 24 (R 27359), Bl. 305167-305168 .

Копия Приложение 1 Перевод сообщения генерал-майора Наумова о банкете в Москве 5.5.41 г .

по случаю выпуска слушателей военной академии 5.5.41 г. в Москве в связи с окончанием курса обучения в Академии Гене­ рального штаба я, как выпускник курсов, принял участие в банкете, устроенном в честь примерно 1500 курсантов. Присутствовали выпускники всех военных академий города Москвы. Банкет состоялся в Московском Кремле. На нем бы­ ли Сталин, Молотов, Калинин, Ворошилов, Тимошенко, Хрущев и другие .

Тимошенко открыл торжественное заседание, на котором было заслушано сообщение начальника Управления военно-учебных заведений Красной Армии генерал-лейтенанта Смирнова, посвященное успешному завершению слушате­ лями академии курса обучения .

После сообщения с приветственным словом к участникам обратился Кали­ нин. Он поздравил выпускников с успешным окончанием высших военных учебных заведений и пожелал успехов в работе по боевой подготовке войск .

После выступления Калинина слово взял Сталин, который обратил внимание всех присутствовавших на необходимость быстрого освоения новой техники, поступающей на вооружение Красной Армии. Далее Сталин остановился в сво­ ем выступлении на причинах поражения французской армии в войне с Германи­ ей. Он сказал: "Несмотря на хорошее вооружение и подготовку французской армии, несмотря на такие ее качества, она была в короткий срок разбита гер­ манскими войсками" .

Причинами этого следует считать следующее:

1) французская армия и народ не представляли собой единого целого, ар­ мия не пользовалась авторитетом у народа; кроме того,

2) французский народ не уважал свое правительство и не поддержал его в нужный момент. Во Франции не любят военных, последние не пользуются ав­ торитетом у населения. Даже девушки неохотно идут замуж за солдат .

Продолжая свою речь, Сталин сказал: "Наша Красная Армия - это детище рабочих и крестьян нашего великого Советского государства, она пользуется большой любовью и уважением у всего населения, то есть армия и народ пред­ ставляют собой единое целое. Наше правительство - слуга всего многомилли­ онного населения нашего великого государства, поэтому оно любимо своим на­ родом, который всегда будет поддерживать его, как поддерживал его на протя­ жении 23 1/3 лет. Государство, в котором армия, правительство и народ еди­ ны, - это огромная, несокрушимая сила" .

Далее Сталин затронул вопрос о непобедимости той или иной армии и ска­ зал: "Непобедимых армий нет, какому бы государству они ни принадлежали. На войне могут быть победы и поражения" .

После речи Сталина заседание было закрыто. Все участники заседания пе­ решли в Георгиевский зал, где начался банкет, в ходе которого Сталин неодно­ кратно выступал и произносил тосты в честь советских маршалов, начальника Генерального штаба и начальников академий. Одна речь, которую произносил кто-то из аудитории, содержала тост: "Да здравствует миролюбивая политика Советского Союза!" Сталин поднялся и сказал: "Этот лозунг устарел, то есть в развитии Советского государства и в деле расширения его границ наступила та­ кая эпоха, когда стало необходимо добиваться этого не с помощью миролюби­ вой политики, а силой оружия. У нашей страны сегодня есть все предпосылки для того, чтобы достичь [целей] своей политики иным путем. Я поднимаю бо­ кал за новую эру развития и расширения Советского государства" .

Далее Сталин указал на необходимость пропаганды этого нового лозунга среди населения Советского Союза и на то, что требуется держать всю страну в постоянной мобилизационной готовности. "Война, разворачивающаяся в Ев­ ропе, заставляет нашу страну активно вмешаться в дела Европы" .

"Германская армия добилась на сегодняшний день таких больших успехов, потому что еще не сталкивалась с достойным противником. Все это время она вела войну против малых, слабых государств, для чего не требуется особых стратегических способностей, так что некоторые наши офицеры напрасно пе­ реоценивают успехи германской армии. Посмотрим, на что будет способна гер­ манская армия, когда столкнется с настоящим противником" .

В последующих выступлениях Сталин, будучи уже под хмельком, неодно­ кратно указывал на то, что армия и вся страна должны быть постоянно готовы к тяжким испытаниям, которых следует ожидать и которые предстоит выдер­ жать в ближайшее время .

Поднимая бокал, он сказал: "Я призываю наполнить бокалы и выпить за начало новой эры развития и расширения страны социализма! Да здравствует активная наступательная политика Советского государства!" Сталин и другие члены правительства пробыли на банкете приблизитель­ но 4—5 часов, после чего удалились. Остался лишь Тимошенко, который произ­ нес еще несколько тостов за безотлагательное освоение новой техники и за бу­ дущие победы Красной Армии .

PA AA Bonn: Pol. V. 611/8 Bericht iiber ein Bankett in Moskau am 5.5.41 mit Auszugen aus Stalinreden (R 104585), Bl. 398119-398120 .

Приложение 2 Перевод сообщения майора Евстифеева о банкете в Москве 5.5.41 г .

по случаю завершения курса обучения в военной академии*...2) Сообщение о банкете



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«В ПЛАМЕНИ ТРЕХ ВОЙН (история одной семьи) Нет в России ни одной семьи, которая не испытала бы на себе огонь войны. Нашу семью огненные годы коснулись трижды – Первая мировая, гражданская, Великая Отечественная война. История семьи Курченко начинается с тихого украинского села Глобино Полта...»

«СТРАТЕГИЯ СТАНОВЛЕНИЯ УСТОЙЧИВОГО МНОГОПОЛЯРНОГО МИРОУСТРОЙСТВА НА БАЗЕ ПАРТНЕРСТВА ЦИВИЛИЗАЦИЙ ДОКЛАД ЯЛТИНСКОГО ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО КЛУБА МОСКВА – МИСК – 2017 THE STRATEGY OF ESTABLISHMENT A SUSTAINABLE MULTIPOLAR WORLD ORDER BASED...»

«ИСТОРИИ БУДУЩЕГО А. П. НАЗАРЕТЯН НЕЛИНЕЙНОЕ БУДУЩЕЕ И ПРОБЛЕМА ЖИЗНЕННЫХ СМЫСЛОВ Согласно независимым расчетам, в XXI веке земной цивилизации предстоит пережить полифуркацию, сопоставимую по эволюционному значению с появлением жизни. Каковы возможные сценарии и о...»

«БИБЛИОТЕКИ УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА УДК 027.7(470.56) Представлена история развития одной из крупнейших вузовских библиотек Тюмени. Ключевые слова: библиотеки вузов, история библиотеки, Тюменская область. В. П. Володина БИК ТюмГНГУ, Тюмень Из истории Б...»

«А.П. С М И Р Н О В ВОЛЖСКИЕ Б У Л Г А Р Ы ІХАО. ш ИЗ ДАНИ К I 'ОСУДАРСТВЕН И 01 'О ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ ТРУДЫ ГО СУДАРСТВЕНН О ГО И С Т О Р И Ч Е С К О Г О М У ЗЕ Я XIX В ы пуск А, П. Смирнов ВОЛЖСКИЕ БУЛГАРЫ И ЗД А Н И Е ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО М УЗЕЯ МОСКВА. * 1951 Реда...»

«Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского СОВРЕМЕННОЕ РОССИЙСКЛЕ ОБЩЕСТВО: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ Сборник научных трудов Выпуск 4 Под редакцией профессора Г.В. Дыльнова Издательство "Научная книга" УДК 316.3(470+571) ББК 60.56(2Рос) С56 Современное российское общество: традиции и инновации: Сб. нау...»

«Е.В. Шалашов, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории ГИ ЧГУ Еврейская религиозная община в Череповце 1920-х годов. По данным Всероссийской переписи населения 1897 года в городе Череповце проживало 6 948 человек. Подавляющее большинство 98,4% (6837) жите...»

«ЗАЙЦЕВ Игорь Николаевич Концепция Другого в философии Э. Левинаса Специальность 09 00 03 — история философии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт Петербурі Работа выполнена на кафедре истории философии факультета философии и по­ литологии Санкт Петербургского государственного университета Научн...»

«Опубликовано в журнале: "Новый Журнал" 2008, №251 Иван Толстой Заметки о русской Праге “Русская Прага” – недолгий исторический феномен, ознаменовавшийся яркой культурной и интеллектуальной жизнью нескольких тысяч русских эмигрантов первой волны. Прага стала прибежищем для многих известных русских писателей, ученых и общественных деятелей. Зд...»

«V. Кредитование физических лиц 5.1 Оформление документов на выдачу кредитов 5.1.1 Ипотечная программа АО "КИК" 5.1.1.1. За рассмотрение заявления и документов на получение займа, 5 000 тенге НДС не обла...»

«Московская олимпиада школьников по истории. 2017 год. Заключительный этап. 6 класс. КРИТЕРИИ Задание 1. Перед Вами изображения четырёх соборов.1. Подпишите, как называются эти соборы, и на территории каких современных государств они расположены. Ответ внесите в таблицу.2. Все эти соборы выполняли (а один выполняет до сих по...»

«А.В. Виноградов Притяжение Азии. Китайский опыт для России Период истории, когда Россия вместе с Китаем была частью монгольского политического пространства, коренным образом изменил судьбу русской цивилизации. С этого момента в борьбе с вторгшейся азиат...»

«Библиотечка военно-исторического журнала "Орловский военный вестник" Выпуск 7 75 лет со дня освобождения Ливен УДК 82-1+94(47)+355/359+908(470+571) ББК 84(2р)6 С 30 Серийное оформление обложки: Александр Ухин Редакционная коллегия Выпуска № 7 Библиотечки ОВВ: С.А. Ветчинников, В.А. Бобков, А.С....»

«Лужков Ю. М. Капитализм и Россия КОНСПЕКТ КНИГИ Лужков Ю.М. Капитализм и Россия. Выпадение из будущего? М.: ОАО "Московские учебники и Картолитография", 2009136 с. \005\ Содержание Спасти нельзя изменить 007 Капитализм: История мутации 011 Марксово пророчество и эволюция капитализма 013 Глобализация транскапитализма и посткризисное мироустройст...»

«УДК: 008-027.21 Федорова Марта Ивановна Представления о душе и бессмертии в духовной культуре селькупов Специальность: 24.00.01 -теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии 2 8 0КТ 2010 Санкт Петербург 20...»

«109387 Москва, ул. Краснодарская, 11 тел.(495)350-09-25, 350-00-00 ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ОСНОВНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Срок разработки май 2015-август 2015 Срок реализации 2015-2020 гг Содержание 1. Целевой раздел основной обр...»

«Тур На недельку в Израиль Общая информация Кол-во дней: 8 дней / 7 ночей Заезды: Любой день недели Проживание: 8 дней (7 ночей) в Нетании или Тель-Авиве Тель-Авив, Яффо Иерусалим или Вифлием+Иерусалим Христианский Экскурсии: Галилея Христианская Программа тура Прибытие в аэропорт Бен Гурион. Переезд и размещение в гостинице в 1 день...»

«ЗАДАНИЯ ОЛИМПИАДЫ СПБГУ ПО ЖУРНАЛИСТИКЕ "ПРОБА ПЕРА" В 2016-2017 УЧ. ГОДУ Задание отборочного этапа олимпиады СПбГУ "Проба пера" Участникам отборочного этапа было предложено выполнить задание, состоящее из двух частей. Первая часть – тест, состоящий из 40 вопросов, проверяющий знания в о...»

«Вестник ПНИПУ. Культура. История. Философия. Право. 2015. № 4 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ УДК 111.1:115(470+571) С.В. Комаров© ВРЕМЯ РУССКОГО БЫТИЯ (ЧАСТЬ I) Статья посвящена исследованию времени на основе экзистенциальной аналитики русского бытия. Различие в понимании природы...»

«Вязкоупругость полимерных жидкостей. Оснвные свойства полимерных жидкостей. К полимерным жидкостям с сильно переплетенными цепями относятся полимерные расплавы, концентрированные растворы и полуразбавленные...»

«Правила продажи, возврата билетов и посещения мероприятий Федерального государственного бюджетного учреждения культуры "Российский государственный академический Большой драматический театр имени Г.А. Товстоногова"1. Общие положения 1.1. Настоящи...»

«Выстраивание цепочки документов учета НДФЛ для заполнения 6-НДФЛ (Новый раздел!) http://its.1c.ru/db/content/metod81/src/appsolutionselffinanced/payrollandhr/personal taxes/i8106402. Зарплата и управление персоналом 2.5 27.04.2016 Выстр...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.