WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЮ ИСТОРИИ РОССИИ (ДО 1917 Г. ) Сборник статей Москва 1998 042( 02)1 РЕДКОЛЛЕГИЯ: Р.В.Овчинников (отв. редактор), ...»

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

ИССЛЕДОВАНИЯ ПО

ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЮ

ИСТОРИИ РОССИИ

(ДО 1917 Г. )

Сборник статей

Москва 1998

042( 02)1

РЕДКОЛЛЕГИЯ:

Р.В.Овчинников (отв. редактор),

А.Н.Медушевский, А.С.Покровский

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

Н.М.Рогожин, Л.В.Разумов © Институт российской ISBN 5-8055-0010-8 истории РАН, 1998 г .

ПРЕДИСЛОВИЕ

В статьях сборника излагаются результаты изучения различных по происхождению, назначению и содержанию источников, отображающих историческое прошлое России с XV в. и до начала XX столетия. Представленные в сборни­ ке работы разнообразны по их жанрам: от обзоров видовых и тематических групп источников и до аналитических ис­ следований. Следует указать и на то, что большинство ста­ тей построено на привлечении впервые выявленных автора­ ми в архивах и в рукописных собраниях библиотек и музе­ ев документальных и эпистолярных источниках .

Сборник открывается статьей Г. А. Елисеева. Автор рассматривает влияние средневековых апокрифов на взгля­ ды и творчество известного книжника Кирилло-Белозерского монастыря Ефросина (жившего в XV в.). Вопреки распространившемуся в литературе мнению, автор статьи приходит к выводу, что труды Ефросина не имели гумани­ стической направленности, а отображали мирские и притом консервативные идеи, оснащенные религиозной риторикой .

Интересна по замыслу и исполнению работа С. Ю. Шокарева, реконструирующая некрополь московского Симоно­ ва монастыря с древнейших времен до начала XX в. Сам этот монастырь с его кладбищем был, как известно, ликви­ дирован в 1930'х гг. Исследование С. Ю. Шокарева, по­ строенное на мобилизации многих печатных и архивных ис­ точников, позволяет, хотя и не в полном объеме, представить состав захоронений в древнейшем московском монастыре .

М. Б. Булгаков вводит в научный оборот архивные до­ кументы XVII в., освещающие питейное предприниматель­ ство в городах и селах европейской части России. Виноку­ рение и продажа вина в «государевых* кабаках являлись

- наиболее прибыльной отраслью отечественной экономики того времени, слабо изученной в историографии. Рассмат­ ривая сохранившиеся в архивных фондах московских при­ казов и уездных воеводских изб кабацкие долговые «напойные» росписи, М. Б. Булгаков устанавливает значение этих источников для изучения хозяйственного и финансово­ го функционирования питейных заведений, пагубного воз­ действия кабаков на повседневную жизнь, быт и нравы го­ рожан и сельского населения. Автор указывает на содер­ жащиеся в росписях сведения о торговых связях городов с уездами, о социальном составе «питухов» — завсегдатаев кабаков, а также и о других сюжетах .

В работе С. Е. Яковлева, основанной на выявленных им в РГАДА следственных материалах, по-новому рассматрива­ ется деятельность одного из командующих российской арми­ ей в Семилетней войне — генерал-аншефа графа В. В. Фермора, который необоснованно, как полагает автор, был об­ винен императрицей Елизаветой Петровной и ближайшим ее окружением в неумелом руководстве войсками и в дру­ гих служебных упущениях, за что он и был понижен в должности. В тексте статьи автор воспроизвел важнейшие документы следствия по делу Фермора .





В обзорной статье А. С. Майоровой рассматриваются хранящиеся в Саратовском областном государственном ар­ хиве документы, освещающие события Пугачевского вос­ стания на территории Нижнего Поволжья. Автор справед­ ливо указывает на значение этих источников (обойденных вниманием исследователей) для изучения последнего этапа Крестьянской войны 1773-1775 гг. — периода высшего подъема повстанческого движения и — одновременно — скорого его разгрома .

И. М. Гвоздикова исследует происхождение историче­ ского очерка «Достоверные известия о мятежнике Емельяне Пугачева», анонимно (без указания имени автора) опубли­

- кованного в 1784 г. в Галле известным немецким ученым А. Ф. Бюшингом в издаваемом им журнале «Сборник но­ вой истории и географии». Источник этот, как известно, был использован А. С.Пушкиным в «Истории Пугачевско­ го бунта» (СПб.,1834). Поэт полагал, что анонимная пуб­ ликация, напечатанная в журнале Бюшинга, по содержанию ее «замечательна» и высказал предположение, что она, «ве­ роятно, составлена дипломатическим агентом, находившим­ ся в то время в Петербурге». Иную версию высказали более века спустя отечественные литературоведы Г. П. Блок и Л. П. Белковец, предположив, что автором анонимной пуб­ ликации мог быть известный русский историк академик Г. Ф. Миллер, многие годы поддерживавший научные свя­ зи с Бюшингом и неоднократно печатавшийся в его журна­ ле. Предположение о принадлежности анонимной публика­ ции перу Миллера И. М. Гвоздикова подкрепляет рядом новых аргументов. Исследовав содержание источника, она пришла к выводу, что Миллер при создании очерка опи­ рался как на собственные наблюдения современника Пуга­ чевского восстания, так и на документы походной канцеля­ рии полковника И. И. Михельсона, неутомимые действия которого в преследовании войска Е. И. Пугачева сыграли во многом решающую роль в подавлении восстания .

Своеобразна по содержанию статья Н. Б. Воскобойниковой, построенная на документах архивной коллекции об истории московского водопровода за время с 1779 по 1814 г. Помимо этого, основного сюжета автор касается хранящихся в той же коллекции документов, освещающих историю других крупных ремонтно-строительных работ в Москве в те годы (ремонт и реконструкция Пушечного дво­ ра и Кремлевского Арсенала, сооружение каменных мостов и плотин, облицовка набережных вдоль Москвы-реки кам­ нем и др.) .

- 5Недавно открытые О. И. Елисеевой в архивах неиз­ вестные ранее письма Екатерины II и ее фаворита и ближаййшего сотрудника Г. А. Потемкина периода Второй рус­ ско-турецкой войны 1787-1791 гг. дали возможность автору полнее и во многом по-новому осветить деятельность По­ темкина и как командующего действующей армией, и как крупного государственного деятеля, активно участвовавшего в выработке внешнеполитического курса и в решении про­ блем внутренней политики. В первый период войны внима­ ние командования было сосредоточено на овладении Очако­ вом (он был взят штурмом 6 декабря 1788 г.). Опираясь на вновь выявленные эпистолярные источники, О. И. Елисе­ ева приходит к выводу, что промедление Потемкина со взя­ тием Очакова было продиктовано вескими соображениями, в том числе и стремлением избежать крупных людских потерь .

Статья А. А. Александрова знакомит читателя с выяв­ ленными автором в архивах и библиотеках Финляндии до­ кументами видного государственного деятеля М. М. Спе­ ранского, статс-секретаря в первые годы правления Алек­ сандра I. Автор указывает на значение этих источников для исследования проводившихся в Великом княжестве Фин­ ляндском в 1808-1811 гг. реформ государственного устрой­ ства и правовой системы .

Полемика, развернувшаяся в 1840-х гг. между западни­ ками и славянофилами, — тема статьи Е. Ю. Тихоновой, обстоятельно исследовавшей петербургские и московские журналы того времени, а также мемуарные и эпистолярные свидетельства виднейших участников полемики .

Проблеме установления численности и состава чинов­ ников местных государственных учреждений России нака­ нуне реформ 1860-х гг. посветил свою статью В. А. Иванов .

Автор изучил этот сюжет применительно к Калужской гу­ бернии. Сопоставив официальные правительственные и ве­ домственные справочные издания, содержащие списки чи­

- новников (Адрес-календари Российской империи, ежегодно публикуемые губернские памятные книжки и др.), с доку­ ментами Калужского архива, автор пришел к выводу, что печатные справочники неадэкватно отображают состав чи­ новников губернских и уездных учреждений и что проблема эта более полно и объективно может быть решена при ис­ пользовании архивных документальных источников .

В двух близких по тематике статьях рассматриваются архивные документы и опубликованные источники, осве­ щающие охрану памятников истории и культуры в России в XIX — начале XX в. Обзор документов по данной теме, хранящихся в РГИА в фондах центральных учреждений России за 1802-1916 гг., дан в статье А. В. Работкевича .

Автор другой обзорной статьи — Д. М. Абрамов характе­ ризует документы 1850-1930 гг., созданные в государствен­ ных учреждениях и в научных обществах в процессе их деятельности по охране и реставрации средневековых па­ мятников русского оборонного зодчества .

Р. В. Овчинников Г. А. Елисеев

О ВЛИЯНИИ АПОКРИФОВ НА ВЗГЛЯДЫ

И ТВОРЧЕСТВО КНИЖНИКА КИРИЛЛОБЕЛОЗЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ ЕФРОСИНА (XV в.)

Творчество книгописца Кирилло-Белозерского мона­ стыря Ефросина давно привлекает внимание исследователей русского средневековья1. Это объясняется прежде всего спецификой воззрений этого книжника. Я. С. Лурье назвал взгляды Ефросина светско-гуманистическими2 и подчерк­ нул, что они четко отразились в четьих сборниках, состав­ ленных этим книгописцем. Подобная мировоззренческая по­ зиция не могла не проявиться и в отношении автора сбор­ ников к апокрифам, поэтому необходимо проследить, какие именно неканонические сочинения он выбирал, а заодно и попытаться выяснить почему выбирались эти конкретные тексты. (При анализе использовалось подробное описание всех сборников Ефросина, составленное М. Д. Каган, Н. В. Понырко и М. В. Рождественской)3 .

Самым насыщенным неканоническими сочинениями оказывается самый ранний сборник (ОР РНБ. Кир.-Белоз .

собр. 22/1099). В его составе можно выделить: отдельные апокрифы и псевдоэпиграфы; отрывки из Палеи Хроногра­ фической; отрывки из Палеи Исторической; проложные сказания, восходящие, в основном, к «Статному Прологу»

и содержащие апокрифические сведения; краткие замечания на апокрифические темы, принадлежащие самому Ефросину .

А. Отдельные апокрифы:

1) апокрифы «Об иерействе Исуса Христа» (начало апокрифа отсутствует, а сам отрывок сильно сокращен) .

Нач. со слов: «...имя его и родители его... явлють его на священство...» (Л. 1-1 об.);

- апокриф Мучение святого Фомы». (•«Октября 16, святаго апостола Фомы»). Нач.: «Сеи парфаном и миденом, персином и индианом Слово Божие проповедав...»

(Л. 116). (У Ефросина приведен сокращенный, по сравне­ нию с обычным сказанием, вариант);

3) апокриф о перстне, потерянном римским императо­ ром и найденном апостолами. Нач.: «Царь римский купал­ ся, да сронил перстен и рыба взяла...» (Л. 342-342 об.);

4) апокриф «Пророчество царя Соломона о Христе» .

Нач.: «Толк о потири Соломони. Есть в Царьграде, во свя­ тей Софии потирь Соломоня дела...» (Л. 508-508 об.) .

Б. Отрывки из апокрифов и псевдоэпиграфов:

1) фрагмент «Вопросов Иоанна Богослова Аврааму на горе Елеонской». Нач.: «О 10 девах. Царство Небесное по­ что 10-ти девам уподобися...» (Л. 1 об.);

2) отрывок с родословием Мельхиседека из «Слова

Афанасия Александрийского о Мельхиседеке». Нач.:

«Мелхил царь имея два сына...» (Л. 32);

3) обработанные отрывки из «Сказания Епифания Кипрского о Богородице». Нач.: «О родословии отца Бого­ родица...» (Л. 45-45 об.); «Како бе Богородица по плоти сродница Иелисавет...» (Л. 45 об.-46); «Како же Предтеча сродник бысть первеи жене Иосифа...» (Л. 46-46 об.);

4) отрывок из «Слова о поклонении волхвов» («В той же день поклонение вълхвом»). Нач.: «Въ дни оны бысть некоторый вълхв...» (Л. 125-126);

5) отрывок из «Хождения Иоанна Богослова» («Слово о некоем отроце Гусари именем, како и великыи Иоань Бо­ гослов изъучи писати иконем»). Нач.: «Есть градец маль...» (Л. 192-194 об.);

6) обработанный отрывок, восходящий, вероятно, к «Хождению Богородицы по мукам». Нач.: «Богородица рече: «Приим молитвы матере своея щедре...» (Л. 222 об.);

- фрагмент апокрифа «Деяния святого Андрея» («От деяния апостола Андреа, хожения его»). Нач.: «Наутрие же рано събрашеся вси людие...» (Л. 307-309);

8) отрывок из «Вопросов от скольких частей создан был Адам». Нач.: «Сетвори Бог человека от 8 части...»

(Л. 512 об.) .

В. Отрывки из Палеи Хронографической:

1) «От Палеи». Нач.: «Рече Господь Бог: «Не добро есть человеку единому быти...» (Л. 15 об.);

2) «Того же». Нач.: «Но яко же рече писание...»

(Л. 15 об.-16 об.);

3) «Того же». Нач.: «Яко же бо первоначалныи есть день...» (Л. 16);

4) «О потопе». Нач.: «Яко же вран забы пропитания Ноева...» (Л. 16);

5) «О столпотворении». Нач.: «Во дни же сиа обретоша поле...» (Л. 16-16 об.);

6) Нач.: «Суть же в части Афетови реки...» (Л. 16 об.От песни». Нач.: «Посла гнев свои...» (Л. 17);

8) «О Давиде». Нач.: «Сеи же убо Давид блаженыи...»

(Л. 17-17 об.). (Текст сильно сокращен по сравнению с палейным рассказом);

9) «Соломоново. О Богородици». Нач.: «И се паки восприимь притчю о Богородици...» (Л. 17 об.— 18);

10) «О апостолех». Нач.: «Яко правии наследят зем­ лю...» (Л. 18);

11) Нач.: «Створи же Соломон храм чюден...» (Л. 18об.);

12) «О 3-х братех». Нач.: «Во дни Соломона бысть муж...» (Л. 18 об.);

13) «О цари Дарии». Нач.: «Бысть Дарен царь перски...» (Л. 19-20);

- - 14) «О жидех, роптавших на Моисеа в пустыни». Нач.:

«Считают же ся лета Авраамля...» (Л. 20-21);

15) Нач.: «По сем же прииде Амалик...» (Л. 21 об.);

16) Нач.: «По сем же рече Господь...» (Л. 21 об.об.). (Текст об откровении, данном Богом Моисею на Синае, чильно сокращен);

17) Нач.: «Рече же Господь к Моисеови...» (Л. 22 об.Нач.: «Рече Господь к Моисеови: «Истеши себе две досце камене...» (Л. 23-24);

19) «От Палеи Епифаниево Кипръс». Нач.: «Камени нарицаемы...» (Л. 24-25);

20) «О Финеесе». Нач.: «По сем осквернишася лю­ дие...» (Л. 25 об.);

21) «О Мариам». Нач.: «И сем рече писание...»

(Л. 26);

22) Нач.: «По сем же утри возропташа сынове Израилеви на Моисеа...» (Л. 26-26 об.);

23) «О жезле». Нач.: «По сем убо рече Господь к Моимею...» (Л. 26 об. );

24) Нач.: «По сем пребываху в Калдисе и не бе бо им воды, ропташа на Молисеа...» (Л. 26об-27);

25) «О Троице». Нач.: «Бысть же убо Авраам лет 90 и 9...» (Л. 27-27 об.);

26) Нач.: «И уклонишася мужии к Содоме...» (Л 29Нач.: «Заченши же убо Сарра...» (Л. 30-30 об.);

28) «О Измаиле». Нач.: «Въстав же заутра Аврамь...»

(Л. 30 об.-31);

29) краткие выписки, без заголовков, о чудесных жи­ вотных (Л. 31 об.-32);

30) «О церкви Соломонове, Святая Святых, колико бе величество еа». Нач.: «В долготу биаше...» (Л. 35);

- ИОт Палеи». Нач.: «Вижь убо, яко все сдетельствовашу Богу...» (Л. 36);

32) «О временах и о солнце, и о человеце, и о луне, и звездах». Нач.: «Солнечнаго луны круг оставляет...»

(Л. 38-39 об.);

33) Нач.: «В пяток вечер 1 недели поста. Нарече Адам имена всем скотом...» (Л. 195-196 об.);

34) Нач.: «О величестве солнца и луны, и земли...»

(Л. 508 об.) .

Г. Отрывки из Палеи Исторической:

1) Нач.: «Моисии на Индею ходил...» (Л. 113 об.Нач.: «Роди же Адам, яко же пишет Иосип, чада 60...» (Л. 114);

3) Нач.: «Роди же ся Ламех слепы сы...» (Л. 114— 114 об.);

4) «Загадка Самсона, Маноева сына». Нач.: «Рече иноплеменником...» (Л. 114 об.);

5) «О острономии». Нач.: «От Мунда, внука Ноева...» .

(Текст в значительной степени обработан) .

Д. Проложные сказания, содержащие апокрифиче­ ские сведения.

(При цитировании опущены на­ чальные стихи, приводящиеся Ефросином, но не имеющие значения для определения апокрифи­ ческого сюжета проложной памяти):

1) «О успенье Моисеа Боговидца». Нач.: «Сии родися в Египте...» (Л. 44 об.-45);

2) «Декабрь 17. Святых 3-х отрок и Даниил пророка» .

Нач.: «Съи блаженыи Данил пророк...» (Л. 94 об.-96);

3) «Слово о Аврааме. Сие слово июня 28». Нач.: «В земле Халдеистеи бысть муж Фара...» (Л. 98-99);

- Октября 11. Память святаго апостола Филиппа, единого от 7 диакон». Нач.: «Сеи нарицашеся от Кесариа Палесьтинскыа...» (Л. 115 об.);

5) «30. Святаго Андреа Первозванного». Нач.: «Сеи бяше от града Вивсаиды...» (Л. 119);

6) «Декабря 26. Събор Пресвятыя владычица нашеа Богородица порожение». Нач.: «В Египет же бегаеть Бого­ родица...» (Л. 126-126 об.);

7) «Месяца того же 29. Память святых и верховных апостол Петра и Павла». (Л. 142 об.-143);

8) «Месяца того же, в 8. Рожество Пресвятыя влады­ чица нашеа Богородица и Приснодевы Мария». Нач.: «Ея же отець Иакимь от царьского племене беше...»

(Л. 147 об.-148);

9) «Месяца октября 18, святаго апостола Луки еванге­ листа». Нач.: «Лука евангелист бысть от Антиохиа...»

(Л. 396 об.-397 об.);

10) «Месяца того же, в 23. Память святаго священномученика и апостола Иакова, брата Господня». Нач.:

«Святыи Иаков первый епископ в Иерусалиме быв...»

(Л. 397 06.-398);

11) Нач.: «Един же некто от воин, Логин зовом...»

.отрывок из проложного сказания о Лонгине-сотнике) .

Е.

Отрывки из других сочинений, содержащие апо­ крифические сведения:

1) фрагменты «Беседы трех святителей». (Л. 15, 288об.);

2) отрывок из «Триоди постной». Нач.: «Глаголет 6о ся о Адамове главе, тамо лежаше быти...» (Л. 216 об.) .

Ж.

Заметки на библейские темы, происхождение которых не ясно, и которые, скорее всего, со­ ставлены самим Ефросином:

- 13 Слово от Исхода, августа 5». Нач.: «Егда ведяше Моисии жиды из Египта...» (Л. 100 об.-102);

2) нач.: «Каин. 1. Бога прогневи...» (Л. 114 об.);

3) нач.: «На успение Богородицы от мертвых были апостоли...» (Л. 222 об.);

4) нач.: «В лето 2242 бысть потоп на земли...»

(Л. 228-228 об.);

5) нач.: «Боже Моисееова знамениа...» (Л. 507);

6) нач.: «Часы на седмь дни добры...» (Л. 511 об.об.) .

Анализируя этот список текстов, содержащих апокри­ фические сведения, из сборника 22/1099, нельзя не отме­ тить, что светский характер творчества Ефросина был не­ сколько преувеличен исследователями. Как и других книж­ ников того времени, его очень интересуют сказания о жизни Богородицы и об апостольской проповеди (22.А.2; 22.Б.З;

22.Б.4; 22.Б.5; 22.Б.6; 22.Б.7; 22.Д. 4; 22.Д. 5; 22.Д. 6;

22.Д. 7; 22.Д. 8; 22.Д. 9; 22.Д. 10). Одно из замечаний са­ мого Ефросина касается успения Богородицы (22.Ж.З). Не были чужды ему и эсхатологические настроения, распро­ странившиеся на Руси во второй половине XV в. — помимо отрывков из «Хождения Богородицы по мукам» (22.Б.6), «Вопросов Иоанна Богослова к Аврааму на горе Елеонской» (22.Б.1), проложного сказания о пророке Данииле (22.Д.1), в сборник было включено и «Ипполита блаженнишаго и мученика, папы римьскаго о скончании мира и о антихристе, и о втором пришествии Господа нашего Исус Христа»4 .

Не обошел своим вниманием Ефросин и антиеретическую полемику своего времени, которая пока еще велась в форме полемики антииудаистской. Из Палеи Хронографи­ ческой им выписывались не только «апокрифы-сказки, апокрифы-легенды», как это отмечал Я. С. Лурье5, но и вычленялись отдельные антииудаистские комментарии, часто отрывавшиеся от основного палейного рассказа, который они сопровождают (22.В.2; 22.В.З; 22.В.7). Антииудаистские полемические выпады сочетаются у Ефросина с упо­ минанием неиудейского дохристианского предания в право­ славной традиции (см. «Слово о Мельхиседеке» (22.Б.2) .

(Хотя эта богословская проблема занимала его меньше, так как из всего текста сказания, приписанного св. Афанасию Александрийскому, выписано только родословие Мельхисе­ дека.) Характерно, что в большинстве отрывков о Моисее, переписанных Ефросином из Палеи, речь идет о том, как евреи «роптали» на своего вождя и отступали от веры в Иегову (22.В.14; 22.В.18; 22.В.20; 22.В.21; 22.В.22;

22.В.24). (Об этом же рассказывает и «Слово от Исхода», составленное, видимо, самим Ефросином (22.Ж.1) .

Занимали книжника и доказательства идеи троичности божества, и здесь он придерживался самых консервативных православных традиций, переписывая из Палеи Хроногра­ фической отрывок о явлении ангелов Аврааму у дуба Мамерийского, однозначно озаглавив его «О Троице»

(22.B.2S). Заметно, что Ефросину были близки и некото­ рые идеи богословской концепции единой Священной исто­ рии, согласно которой все события, описанные в Ветхом Завете, связаны с событиями, описанными в Новом. Это видно по выделению в апокрифических пророчествах вет­ хозаветных библейских персонажей упоминаний о пришест­ вии Христа, об апостолах и Богородице (22.В.9; 22 В. 10;

22.Д.1). Специально Ефросин отметил и историю о главе \дама, омытой кровью Христа на Голгофе (22.Е.2), и отывки из сказания св. Епифания, в которых не только Боородица признавалась родственницей самых известных геоев Ветхого Завета, но и другие персонажи евангелий Можно подчеркнуть, что круг богословских вопросов, анимавших Ефросина в момент составления сборника !2/1099, был близок к кругу проблем, интересовавших и

- других православных богословов второй половины XV в .

(архиепископа Геннадия, Иосифа Волоцкого, митрополита Зосиму). Но нельзя целиком и полностью отрицать и те своеобразные черты Ефросиновских сборников, что позво­ лили Я. С. Лурье выдвинуть тезис, в котором утверждался их «светский» характер. Но речь должна идти здесь не только о существовании в сборниках естественнонаучных или астрономических выписок из Палеи, отмеченных этим исследователем6. Ефросина интересовали еще и сказания о приметах, относящиеся к разновидности «ложных» и «суе­ верных» книг, из которых он переписал так называемое «Пророка Ездры творение», не имеющее ничего общего с сочинениями этого библейского пророка и начинающееся со слов: «Аще будет рожество Христово в неделю, зима доб­ ра...»7. Ефросин не мог удержаться от того, чтобы не включить в сборник столь любопытное сочинение, несмотря на существовавший запрет на копирование подобной лите­ ратуры. Кстати, о запрете Ефросину было хорошо извест­ но, так как он переписал один из вариантов «индекса отре­ ченных книг» («От правил святых апостол...») в том же сборнике. При этом им самим было особо выделено запре­ щение гадательной литературы: «Иныя злыя книги: волховник, зеленник, громник, колядник, птичии чаров, астро­ лог и родопочитание, мартолои, и всякое метание, и прочая книги отреченыя 5000 дел сотонины, рекше кумирослуженье, и прочее все злое»8 .

Но своеобразие взглядов Ефросина проявилось на только в интересе к запретной и гонимой гадательной лите­ ратуре, но и в более завуалированной форме предпочтения одних библейских героев другим. Из ветхозаветных персо­ нажей Ефросина больше всего интересуют Моисей и Соло­ мон. Первый упомянут в сборнике 11 раз (22.В.14; 22.В.15

22.В.16; 22.В.17; 22.В.18; 22.В.22; 22.В.23; 22.В.24; 22.Г.1

22.Д. 1; 22.Ж.1), а второй — 7 раз (22.А.4; 22.В.9

- В.10; 22.В.11; 22.В.12; 22.В.13; 22.В.30), тогда как биб­ лейские герои, житие которых, с религиозной точки зрения, было куда более безупречно, чем у Соломона — например, Давид и Даниил упомянуты всего по одному разу (22 В.8 и

22.Д. 2) .

Отвечая на вопрос: «Что же привлекло Ефросина в об­ разе именно этих ветхозаветных персонажей?», необходимо указать и на то, что он выписал из Палеи Исторической сказание о походе Моисея в Индию (22.Г.1), ничего не до­ бавляющее к образу Моисея-пророка, но рисующее его та­ лантливым полководцем. Одновременно составитель сбор­ ника, переписывая, сильно сократил очень важную с бого­ словской точки зрения беседу Бога с Моисеем на горе Си­ най (22.В.16). Соломон же в тех частях сказаний о нем, что вошли в сборник, представлен мудрым судьей (22.В.12) и государем-«строителем» (22.В.11; 22.В.30) .

Исходя из этих наблюдений, можно отметить, что Еф­ росина интересовали эти библейские персонажи как герои, которые не будучи священниками, а оставаясь светскими людьми и даже в чем-то грешниками (как Соломон, кото­ рый был обвинен в канонической «Ш-ей книге Царств» в вероотступничестве), тем не менее получили благословение от Бога, при помощи которого они не только достигли соб­ ственного спасения, но и возвеличили свой народ и госу­ дарство. (Ефросин дополнительно подчеркивает пророче­ ский дар Соломона, которого обычно и в Палее, и в от­ дельных апокрифах затмевает его отец Давид (22 В 9;

22.В.10). Заметно любование автора-составителя сборника именно светскими (полководческими и правительственны­ ми) талантами библейских героев. Ясно, что, с точки зре­ ния практической политики, Ефросина должен был бы привлекать сильный светский государь, стремившийся объ­ единить русские земли и возвеличить их перед соседними государствами. (Об интересе к светским героям говорит и

- упоминание Самсона, который даже не был пророком, как, например, Гедеон, а только «судьей над Израилем»

(22.Г.4), и проложный рассказ о Лонгине-сотнике, римском легионере, который уверовал во Христа)9 .

Чтобы уяснить, не было ли случайностью включение в сборник произведений, допускающих именно такую (свет­ скую) трактовку образов, и действительно ли придерживал­ ся Ефросин подобных воззрений, проанализируем состав других сборников, переписанных им в 70-90-е гг. XV в .

(Условные обозначения отдельных подразделов и класси­ фикация такая же, как и в сборнике 22/1099) .

Сборник ОР РНБ. Кир.-Белоз. собр. 9/1086. (70-е гг .

XV в.) .

Б. Отрывки из апокрифов и псевдоэпиграфов:

1) фрагмент псевдоэпиграфа св. Епифания о «сошест­ вии» Христа в ад. Нач.: «Адам глаголи Господу в ад...»

(Л. 224 об.) .

В. Отрывки из Палеи Хронографической:

1) «От Палеи, от суда Соломоня». Нач.: «1. Бысть ца­ рица иноплеменица именем Моалкотошка...» (Л. 195-196);

2) «От Палеи же». Нач.: «Се же бысть загадка...»

(Л. 196-196 об.);

3) Нач.: «4. Се же третьея ее загадка...» (Л. 197);

4) Нач.: «5. Во дни же Соломоня царя...» (Л. 197— 198 об.);

5) Нач.: «6. Соломонь царь поял дщерь...»

(Л. 198 об.-199);

6) Нач.: «7. В дни Соломоня царя...» (Л. 199-201);

7) «Завет Заулонь, сына Иаковля». Нач.: «В писание словес Заулон...» (Л. 270 об.-272). (Отрывки из «Завета Заулона» («Заветы 12 патриархов», пространная редакция из Палеи Хронографической);

- О Иосифе прекрасней». Нач.: «Иосиф прекрасный продан бысть...» (Л. 472-473);

9) «Творение храма». Нач.: «Соломонова Святая Свя­ тых...» (Л. 520-521) .

Е.

Отрывки из других сочинений, содержащие апо­ крифические сведения:

1) отрывки из «Беседы трех святителей» (Л. 193об., 263 об.);

2) отрывки из эсхатологического слова псевдоИпполита об антихристе. Нач.: «Родится убо антихрист...»

(Л. 224) .

Ж.

Заметки на библейские темы, происхождение которых неясно, и которые, вероятно, составле­ ны самим Ефросином:

1) Нач.: «Соломон написа 3000 приточь...» (Л. 224);

2) Нач.: «Умре же Аврам в старости добрей...»

(Л. 514) .

Сборник ОР РНБ. Кир.-Белоз. собр. 6/1083. (80-е гг .

XV в.) .

А. Отдельные апокрифы и псевдоэпиграфы:

1) апокриф о перстне римского императора, найденном апостолами. Нач.: «Что есть еже повеле Христос...»

(Л. 234-234 об.) .

Б. Отрывки из апокрифов и псевдоэпиграфов:

1) «Епифаниево». Нач.: «Посреди двою животу...»

(Л. 193). (Отрывки из псевдоэпиграфа св. Епифания Кипрского) .

Е.

Отрывки из других сочинений, содержащие апо­ крифические сведения:

1) отрывки из жития Моисея, приписанные св. Евсе­ вию Памфилу. Нач.: «Яко же Евсевии Памфилова списа о потопе и о Моисии...» (Л. 179);

- отрывок из Толковой Палеи. Нач.: «Неврот нача здати столп...» (Л. 187) .

(В этом же сборнике переписан, но не самим Ефроснном, а писцом, чей почерк составитель описания Н. В. Понырко обозначил: 8, обработанный перевод молит­ венника «Махазор», сделанный Федором-жидовиным (Л. 249 06.-276 об.) Сборник ОР РНБ. Кир.-Белоз. собр. 11/1086. (90-е гг .

XV в.) .

A. Отдельные апокрифы и псевдоэпиграфы:

1) «Посланец Господа нашего Исус Христа с небес» .

Нач.: «Спадше камень студен...» (Л. 254-261). (Апокрифи­ ческий текст, называемый «Иерусалимским свитком») .

Б. Отрывки из апокрифов и псевдоэпиграфов .

1) «О древе райском и лбе Адамле». Нач.: «И царь Соломон вопросил...» (Л. 196-197). (Обработанные отрыв­ ки из второй части псевдоэпиграфа «Слово Севериана Гевальского о древе крестном»);

2) отрывки из «Евангелия от Никодима» пространной редакции («От деяниа святые Троица»). Нач.: «Глаголют Карин и Лицеош...» (Л. 224 об.). Нач.: «Тии глаголють, несть рожен...» (Л. 226 об.). (Последний отрывок целиком перечеркнут переписчиком);

3) «3деяния святей Троици и о Адаме». Нач.: «И бысть Адам в немощи...» (Л. 280-281 об.). (Отрывок об Адаме из «Евангелия от Никодима») .

B. Отрывки из Палеи Хронографической:

(Принято считать, что в этом сборнике с л. 267 начина­ ется палейная компиляция (так называемая «Ефросиновская Палея»), потому что именно здесь стоит заголовок «Сиа книга нарицаемая Палея», но, на самом деле, сущест­ вует еще один комплекс отрывков из Палеи Хронографиче­ ской, начиная с л. 227 об. Видимо, Ефросин не пытался со­

- ставить новый последовательный русский вариант Палеи, а только группировал, без особой системы, наиболее интерес­ ные для него выдержки из этого памятника в одном месте, как он делал и раньше, в других сборниках (22/1099, 9/1086). Заголовок же «Сиа книга, нарицаемая Палея»

был перенесен в текст для указания на источник заимство­ вания одного конкретного отрывка — Ефросин и раньше отмечал это: «От Палеи»; «От Палеи же»; «От суда Соломоня»):

1) «От Палеи о величестве солнца и луны, и земле»

(Л. 227 об.-228);

2) «От Палеи толк о потири Соломона, царя мудраго...». Нач.: «Был в Цариграде, во святей Софии...»

(Л. 228 об.-230). (Апокриф о чаще Соломона, иногда по­ мещавшийся в добавочных статьях к Палее Хронографиче­ ской);

3) «От Палеи о трех друзех». Нач.: «Во дни Соломона царя...» (Л. 230-230 об.);

4) «О Давиде царе и о Соломоне, сыне его». Нач.:

«Сеи убо Давид царь...» (Л. 230 об.—231);

5) «О церкви Соломонове, Святая Святых и величест­ вен». Нач.: «Церковь во Иерусалиме...» (Л. 231-232);

6) «Сиа книга, нарицаемая Палея...» (Л. 267-268 об.);

7) «Се от Соломона суда мало вкратце». Нач.: «Якоже рече писание...» (Л. 268 об.—271);

8) Нач.: «Соломон хотя премудрый испытати..»

(Л. 271);

9) «О Китоврасе». Нач.: «Китоврас поиде в люди...»

(Л. 271-272);

10) «Сазание о том, како ять бысть Китоврас Соломо­ ном». Нач.: «Егда же здаше Соломон...» (Л. 272 об.-276);

11) Нач.: «Сътвори же Соломон слонов...» (Л. 276О скотьи души» (Л. 277 об.-278);

- Нач.: «Създа Бог человека...» (Л. 278-279 об.);

14) «О теле». Нач.: «Тело же убо человече...»

(Л. 279 О6.-280 об.);

15) «Зри о Сифе». Нач.: «Сиф же бысть муж праве­ ден...» (Л. 281);

16) Нач.: «Жит же Сиф лет 270...» (Л. 281 об.-282);

17) «О ковчезе». Нач.: «После Господь архангела Ми­ хаила...» (Л. 282-287 об.);

18) Нач.: «Мунт же у Ноя родися...» (Л. 287-287 об.);

19) палейный рассказ о столпотворении (Л. 287 об.об.);

20) Нач.: «Фара же роди Авраама...» (Л. 289 об.об.);

21) отрывки из Палеи об Исааке, Исаве и Иакове (Л. 290 об.-295 об.);

22) выдержки из Палеи Хронографической о животных («О птици о харидаре», «О орле», «О лве») (Л. 295 об.~ 297);

23) рассказы об Иосифе (Л. 297 об.-299) и его братьях-патриархах, о которых практически ничего не сказано и лишь перечислены годы их жизни (Л. 299-299 об.);

24) «О Моисии». Нач.: «В тыя же дни родися Моисии...» (Л. 299 об.—314);

25) палейное сказание об Иисусе Навине (Л. 314-318);

26) перечисление «судей Израилевых», после которого приведен рассказ о Самсоне (Л. 319-321 об.);

27) перечисление иудейских царей (Л. 326-326 об.);

28) «Сказание о трех крузех: солнечном, лунном и о земном» (Л. 492 об.-494) .

Е.

Отрывки из других сочинений, содержащие апо­ крифические сведения:

1) отрывки из Еллинского летописца. «Слово о Адаме»

(Л. 195). Нач.: «Бысть у Соломона царя...» (Л. 266);

- Адам мера» (Л. 266); «О Адаме». Нач.: «ЕллиньБысть скии же гранограф пишет...» (Л. 277 об.);

2) отрывки из «Беседы трех святителей» (Л. 235об., 236 об.);

3) отрывки из «Видения пророка Даниила» (Л. 297) .

Ж.

Заметки на библейские темы, происхождение которых неясно, и которые, скорее всего, со­ ставлены самим Ефросином:

1) Нач.: «Соломон церковь ставил 20 лет...»

(Л. 232 об.);

2) «О Китоврасе от Палеи». Нач.: «Китоврас есть зверь борз...» (Л. 262-262 об.). (Приведенный в сборнике текст сильно отличается от палейного сказания)10 ;

3) Нач.: «Соломон Вирсавии сын...» (Л. 277);

4) «О Адаме, колико бе в рай». Нач.: «Адам в 3 час дни заповедь приат...» (Л. 499 об.) .

Сборник ОР РНБ. Кир.-белоз. собр. 53/1130 .

(1492 г.) .

Несмотря на то, что сборник и не переписан самим Еф­ росином, исследователи относят его к сборникам этого книгописца, так как определено, что процесс составления и на­ писания сборника им контролировался. Кроме того, анализ этого сборника позволяет выявить апокрифические произ­ ведения, чья истинность не вызывала сомнений не только у Ефросина, но и у других монастырских книжников. (В на­ стоящее время неизвестны имена переписчиков, поэтому указываем только номер почерка, согласно тому, как они определены в описании М. Д. Каган, Н. В. Понырко и М. В. Рождественской) .

А. Отдельные апокрифы и псевдоэпиграфы:

1) «Деяние и конец святого апостола Андрея Перво­ званного». Нач.: «Святому Епифанию, архиепископу Жипру...» (Л. 10-33 об.) (почерк 1);

- Месяца того же во 11 день, память святаго и всехвалнаго апостола Филиппа, благослови Отче». Нач.: «Той бяше от Вифсаиды града...» (Л. 33 об.-40 об.) (почерк 1);

3) «Месяца того же 16, память святаго евангелиста Матфея, Отче благослови». Нач.: «Сии на мытници седя...» (Л. 40 об.-44 об.) (почерк 1);

4) «Месяца октября 6, святого и всехвалнаго апостола Фомы». Нач.: «Сеи парфеном и миденом...» (Л. 44 об.-49) (почерк 1) .

Е.

Отрывки из других книг, содержащие апокри­ фические подробности:

1) отдельно выписанные и обработанные в виде особых «слов» апокалиптические видения из «Книги пророка Да­ ниила»: «Святаго пророка Даниила о видении четвертом»

(Л. 180-185 об.); «Святаго пророка Даниила о видении пя­ том» (Л. 185 об.-194) (почерк 3); «Видение светаго проро­ ка Даниила о четырех зверех» (Л. 194 об.-218); «О шестом видении и о запястии рукы, святаго пророка Даниила»

(Л. 218-222) (почерк 4) .

Из вышеперечисленного видно, что характерные бого­ словские пристрастия Ефросина, определенные при анализе подборки апокрифических сочинений в сборнике 22/1099, проявились и в составе других его сборников. По-прежнему Ефросина больше всего интересует судьба Соломона и Моисея, причем он не ограничивается только палейными и апокрифическими сведениями, а еще составляет обширную компиляцию о Моисее из отрывков канонических библей­ ских книг, аналогов которой нет в средневековой русской литературе1. В подборке фрагментов из Палеи Хроногра­ фической отрывки о Соломоне занимают почти столько же места, сколько сведения о всех других ветхозаветных пер­ сонажах Библии, и при этом они расположены в сборнике раньше других, хронологически более древних отрывков

- об Адаме, Аврааме и др.): 9.В.1; 9.В.2; 9.В.З; 9.В.4; 9.В.5;

9.В.6; 11.В.2; 11.В.З; 11.В.4; 11.В.5; 11.В.7; 11.В.8; 11.В.9;

11.В.10. Из Еллинского летописца также приводится сказа­ ние о Соломоне (11.Е.1). Наконец, из слова псевдоСевериана Гевальского о «крестном древе» было переписа­ но только окончание, рассказывающее об участии Соломона в сохранении этого «древа» (11.Б.1). Сам Ефросин являет­ ся автором четырех текстов о Соломоне (9.Ж.1; 11.Ж.1;

11.Ж.2; 11.Ж.З), при этом, составленное на основе палейного рассказа сочинение о Китоврасе и Соломоне (11.Ж.2) достаточно большое по объему, что, вообще-то не характер­ но для творчества Ефросина, предпочитавшего не создавать оригинальные произведения, а обрабатывать и комбиниро­ вать по новому части хорошо известных сочинений. Коли­ чество упоминаний во всех «Ефросиновских сборниках»

Моисея достигает 52 раз, а Соломона — 30, так что эти ге­ рои уступают лишь Иисусу Христу (54 раза) и Иоанну Златоусту (66). (Из других «светских» проблем Ефросина продолжают занимать, хотя и в меньшей степени, естест­ веннонаучные вопросы (11.В.1; 11.В.З; 11.В.14; 11.В.22;

11.В.28) .

Сохраняется и растет интерес Ефросина к чисто бого­ словским вопросам, в первую очередь к тем, что занимали большинство русских книжников в 70-90-е гг. XV в., в пе­ риод подъема новгородско-московской ереси. В первую очередь, это касается сказаний о «сошествии» Христа в ад, утверждавших, что жертва на Голгофе была спасительной не только для живых, но и для мертвых, до этого пребы­ вавших в преисподней. (Таким образом, подчеркивалось, что спасает только христианское вероучение, и отрицалась истинность предания иудейского, так как даже самые вели­ кие праведники, исповедовавшие ранний иудаизм, все рав­ но не избежали ада. Вывел их оттуда только сам Христос) .

Помимо сказания об этом событии Священной Истории,

- приписанного св. Епифанию (9.Б.1), Ефросин включает в сборник отрывки из «Евангелия от Никодима» пространной редакции, выделив эпизод, где говорилось, что лишь Хри­ стос смог освободить праведных иудеев от власти дьявола (И.Б.2; 11.Б.З). Антииудаистских выпадов в этих сборни­ ках меньше, чем в сб. 22/1099, что можно объяснить про­ сто лучшим знанием автора-составителя сборников реаль­ ных взглядов новгородско-московских еретиков, чьи убеж­ дения все же были достаточно далеки от средневекового иудаизма .

Зато Ефросина начинает привлекать образ Адама, а, следовательно, и начало истории человечества вообще (см .

выписки из Еллинского летописца [11.Е.1]). Этот интерес связан не только с тем, что он осознавал единство Священ­ ной Истории и еще раз подчеркнул это, включив в сборник 11/1088 отрывок из псевдоэпиграфа Севериана Гевальского о своеобразном «крещении» черепа Адама во время распя­ тия (11.Б.1), но и с ощущением самим Ефросином своего времени как конечного, итогового, завершающего всемир­ ную историю. Эсхатологизм Ефросина четче всего проявил­ ся при копировании отрывков из апокалиптических произ­ ведений (9.Е.1; 11.Е.З; 11.Е.4). Эсхатологические ожида­ ния оказались не чужды и другим монахам КириллоБелозерского монастыря, и в сборник 53/1130 внесены описания видений пророка Даниила о Конце Света. Замет­ но и стремление к тому, чтобы дополнительно подчеркнуть универсальность христианства, его обращенность ко всем народам мира. Для этого в сборнике 53/1130 были перепи­ саны апокрифические сказания об апостольской проповеди, причем сделано это было в сборнике, который отражает не только личные взгляды Ефросина, но и других книжников монастыря .

Характеризуя мировоззрение Ефросина, следует еще раз отметить, что светские черты в нем были не очень зна­

- чительны. Проявлялись же они не в интересе к сказочным подробностям в копировавшихся сказаниях, а во внимании к сильной личности государя-вождя, государя-воина, такого как Моисей или Соломон, избранного самим Богом для страждующего иудейского народа, без посредничества ду­ ховной власти. Ефросин был ярким представителем сто­ ронников усиления светской власти, хотевших видеть в русском государе не столько охранителя церкви, благо­ словленного на это верховными иерархами, сколь богоиз­ бранного вождя, призванного заботиться о своем народе, укреплять и увеличивать принадлежащее ему государство, как это делали Моисей и Соломон. (Основу для таких взглядов можно было найти в апокрифических книгах, но не в тех, где концепция Священной Истории была выраже­ на наиболее ярко, а в тех, что были ближе к своему иудей­ скому протографу) .

Но политическая проблематика не затмевает интереса Ефросина и к чисто богословским вопросам, разбиравшим­ ся им с позиций, почти не отличающихся от тех, что зани­ мали такие крайне консервативные книжники той поры, как архиепископ Геннадий и Иосиф Волоцкий. Это хорошо видно, когда он выделяет тексты, касающиеся антииудаистской и антиеретической полемики, проблемы троичности Божества и эсхатологических вопросов. Ефросин уверен во всесилии Бога и ничтожности человеческих усилий, убеж­ ден в неизбежности близкого и катастрофического Конца Света, и считает, что только православная вера обеспечива­ ет реальное спасение души. Поэтому, анализируя его взгля­ ды, не следует употреблять термин «гуманистические», а можно говорить только о светских чертах в его мировоззре­ нии и интересе к светским вопросам, таких как образ иде­ ального государя и наилучшее управление государством .

Чисто мирская проблематика (сказочная, естественнонауч­ ная, политическая) занимает в *Ефросиновских сборниках»

- куда меньшее место, нежели богословская. В XV в. свет­ ские взгляды в русской литературе еще слишком прочно связаны с богословскими и мирские сюжеты находятся в подчиненном положении по сравнению с сюжетами чисто теологическими, так что даже политические идеи Ефросин облачает в религиозную оболочку. Всплеск интереса у части церрковных писателей к мирским проблемам в конце XV в .

был настолько слаб, что окончательно угас к началу XVI в .

Однако, своеобразие воззрений Ефросина позволяет отли­ чать его взгляды от идей консерваторов и говорить о суще­ ствовании идейного движения среди русских книжников, интересовавшихся светской проблематикой и считавших, что церковь не должна вмешиваться в государственную и политическую деятельность, предваряя этим, в определен­ ной мере, взгляды «нестяжателей». По отношению же к апокрифам разница воззрений также проявлялась не в бо­ гословской сфере, а в политической и эстетической: Ефро­ син интересовался апокрифами с красочными подробностя­ ми, подчеркивающими роль светских государей в библей­ ских событиях, а богословы консервативного направления выделяли тексты, где четко говорилось о единстве Священ­ ной Истории и отмечали библейских лиц, имевших священ­ нический чин .

1 Наиболее значительные исследования: Лурье Я. С. Литературная и культурно-просветительская деятельность Ефросина в конце XV в .

//Т О Д Р Л М ;Л.,1961. Т. 17. С. 130-168; Дмитриева Р. П. Прие­ мы редакторской правки книгописца Ефросина. (К вопросу об инди­ видуальных чертах Кирилло-Белозерского списка «Задонщины») / / «Слово о полку Игоревен и памятники Куликовского цикла .

М.;Л.,1966. С. 276-291; Дмитриева Р. П. Четьи сборники XV в .

как жанр / / ТОДРЛ. Л., 1972. Т. 27. С. 150-180; Каган-Тарков­ ская М. Д. Энциклопедические сборники XV в. и круг интересов

- книгописца Кирилло-Белоэерского монастыря Ефросина / / Русская и грузинская средневековая литературы. Л., 1979. С. 192-199; Ка­ ган М. Д., Понырко И. В., Рождественская М. В. Описание сбор­ ников XV в. книгописца Ефросина //Т О Д Р Л Л.,1980 Т. 35. С. 3Лурье Я. С. Указ. соч. С 158 3 Каган М. Д., Понырко Н. В., Рождественская М. В. Указ. соч .

С. 7-300 .

* ОР РНБ. Кир.-Белоз. собр. 22/1099. Л 446-475 .

5 Лурье Я. С. Указ соч С 158-159 .

6 Там же. С. 145 7 ОР РНБ. Кир.-Белоз. собр 22/1099 Л 109-109 об .

* Там же Л. 42 9 Там же. Л. 215 об .

'О См.; Luna J. S. Une legende inconnue de Salomon et Kitovras dans un manuscript de XV siecle / / Revue des etudes slaves. Paris. 1964 V 43. P. 9 .

11 OP РНБ. Кир.-Белоз. собр. 11/1088. Л. 402-453 об С. Ю. Шокарев

ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НЕКРОПОЛЯ СИМОНОВА МОНАСТЫРЯ

Некрополь Симонова монастыря — один из древней­ ших в Москве. Основанный в конце XIV в., Симонов мона­ стырь уже в XV в. сделался усыпальницей знатного бояр­ ского рода Ховриных-Головиных, строителей и вкладчиков монастыря. В 1433 г. в Симоновом был похоронен князь Константин Дмитриевич, в иноках Кассиан, сын Дмитрия Донского. В XVI в. монастырь избирает своей усыпальни­ цей знатный род князей Мстиславских. С начала XVII в .

вокруг погребения царя Симеона Бекбулатовича в Симоно­ вом монастыре начинают хорониться представители аристо­ кратических родов татарского происхождения — князья Сулешовы, Урусовы, Юсуповы, Ахамушковы-Черкасские .

В XVII — начале XX в. на кладбище Симонова монастыря, также как и на других монастырских некрополях Москвы, погребали как членов дворянских родов — гр. МусиныхПушкиных, гр. Апраксиных, кн. Шаховских, кн. Касаткиных-Ростовских, Татищевых, Бутурлиных, Нарышкиных, Загряжских, Измайловых, так и московских купцов, мещан и даже крестьян. За свою многовековую историю Симонов монастырь стал местом последнего упокоения многих вы­ дающихся деятелей российской истории и культуры — Д. В. Веневитинова, С. Т. и К. С. Аксаковых, М. И. Нев­ зорова, В. В.Пассека, В. М. Ундольского, А. Е. Викторова, А. А. Алябьева и других .

После закрытия в 1918 г. Симонова монастыря нача­ лось постепенное уничтожение кладбища. Заключительным актом трагедии стал взрыв в 1930 г. Успенского собора, по­ сле которого все надгробные памятники были снесены. С уничтожением некрополя были перенесены на Новодевичье

- кладбище только три захоронения — Д. В. Веневитинова, С. Т. и К. С. Аксаковых1 .

Изучение истории некрополя Симонова монастыря дает богатый материал для исследования реалий общественной жизни и представлений жителей Москвы XV — начала XX в. Например, вопрос: по какому принципу формирова­ лись усыпальницы знатных родов в тех или иных монасты­ рях не может быть решен без тщательного изучения персо­ нального состава некрополя. Исследование некрополя дает сведения о генеалогии родов и биографиях отдельных лиц, материалы для истории литературы и искусства, расширяет наши знания об истории Москвы. В последнее время изуче­ ние разрушенных в 1930-е гг. некрополей приобретает прак­ тическое значение. Весьма популярной становится тема вос­ становления разрушенных кладбищ или установления па­ мятных знаков на этих местах. Предприняты и практиче­ ские действия: регенерируется снесенное в 1980 г. кладбище при церкви Иоанна Предтечи в Дьякове, восстановлены в Донском монастыре могилы Я. А. Полозова и кн. В. А. Туркестановой, восстановлена в Спасо-Андронниковом монасты­ ре (Музей древнерусской культуры и искусства имени Анд­ рея Рублева) могила нумизмата П. В. Зубова, подготовлен проект установления памятных знаков на месте Лазаревско­ го кладбища, создан комитет по восстановлению Братского кладбища. В связи с этим, в настоящей работе основное внимание уделено источникам, дающим представление о персональном составе и топографии некрополя Симонова монастыря .

Проблемы исследования источников по истории некро­ полей Москвы касаются работы В. Л. Янина, С. О. Шмидта, Л. В. Ивановой, А. В. Иванкива, А. Л. Анисимова, В. Ф. Коз­ лова, С. Ю. Шокарева и других2. Одновременно, исследует­ ся тема «некрополь как исторический источник», затрону­ тая еще в лекциях по генеалогии Л. М. Савелова и

- Ю. В. Арсеньева3. Интерес к исследованию некрополей проявляется в публикации книг, посвященных различным кладбищам Москвы4 и проведении конференции «Истори­ ческий некрополь Москвы»5, что позволяет говорить о за­ рождении новой отрасли москововедения — некрополеведения. В связи с этим, обзор источников по истории некропо­ ля Симонова монастыря будет иметь и прикладное, и мето­ дическое значение .

Источники по истории некрополя Симонова монастыря весьма разнообразны, что заставляет ограничиться только письменными. Такие изобразительные источники как планы кладбища, рисунки и фотографии вида некрополя и от­ дельных памятников, содержащие весьма важную инфор­ мацию, рассматриваться нами не будут. Также останутся в стороне и вещественные источники, т. е. надгробные памят­ ники — плиты XVII в. кн. Сулешовых, Татищева, Грязевой и кн. Урусовой с кладбища Симонова монастыря — нахо­ дящиеся в собрании Музея-заповедника «Коломенское»6 .

Однако обилие письменных источников позволяет доста­ точно полно представить и историю кладбища и персональ­ ный состав погребенных .

Все письменные источники по истории как монастыр­ ских, так и городских некрополей могут быть систематизи­ рованы по типу сообщаемой источником информации на три группы:

1. Источники, дающие сведения о персональном составе и хронологии некрополя. Условно назовем их биографиче­ скими .

2. Источники, дающие сведения о топографии некропо­ ля, т. е. границах кладбища, расположении могил, сущест­ вовании в определенных местах неопознанных захоронений и т. д. Их можно назвать топографическими .

- Источники, дающие сведения и о составе и о топо­ графии некрополя. Эта категория источников будет носить название био-топографических .

Следует сказать, что указанные категории могут не иметь четко очерченных границ. Так, например, кормовая книга московского Новоспасского монастыря (XVII в.), в которую записывались сведения о поминовении лиц, многие из которых даже не погребены в монастыре, содержит ука­ зания о расположении захоронений. «Того же месяца в 23 день поминати Ульяну Иванову, жену Никитича Романова, и на братию корм большой. Под собором у задней стены одна», — гласит одна из записей7. Однако, единичность подобных известий, а также то, что в рукописи они сдела­ ны более поздним почерком XVIII в. не позволяет отнести такой типично биографический источник к био-топографическим .

Сложнее с летописями, путеводителями, трудами по истории монастырей и храмов, описаниями кладбищ, ме­ муарами и некоторыми другими источниками. Эти разно­ видности источников сообщают одновременно биографиче­ ские и био-топографические сведения. А археологические исследования, в зависимости от проблематики, попадают во все три выделенные выше категории. Однако преобладание сведений того или иного типа позволяет отнести эти источ­ ники к той или иной группе, где-то в качестве исключения, а где-то, признавая двойственный характер их информатив­ ной природы.

В соответствии с предложенной систематиза­ цией, в хронологическом порядке можно выделить следую­ щие разновидности источников:

Биографические: летописи, акты, жития, синодики, вкладные и кормовые книги, приходно-расходные книги, могильные книги, документы, сопровождавшие процесс за­ хоронения (открытые листы, свидетельства об отпевании, билеты и свидетельства на погребение, свидетельства о по­

- гребении), собрания надписей, генеалогические труды, ме­ муары, периодика, книги-некрополи .

Топографические: археологические исследования .

Био-топографические: труды по истории монастырей и храмов, описания кладбищ, труды по истории кладбищ, ма­ териалы некрополеведов, документы огранов охраны нек­ рополя .

Спектр источников по истории Симонова монастыря включает в себя далеко не все эти разновидности. Так, не существует археологических исследований территории мо­ настыря, почти ничего не сообщают материалы некрополе­ ведов и т. д .

Начнем обзор с наиболее ранних биографических ис­ точников. Летописи, акты и жития ничего не сообщают о древнем некрополе Симонова, хотя и послужили для В. А. Кучкина источником по начальной истории монасты­ ря8. Акты и свидетельства кормовой книги монастыря по­ зволили В. П. Выголову сделать важные выводы об исто­ рии строительства в Симоновом в XV-XVII вв.9 Однако сообщаемые ими сведения лишь указывают на близость к монастырю родов Ховриных-Головиных и кн. Сулешовых, что позволяет предположить их погребение на монастыр­ ском кладбище. При наличии прямых свидетельств эти ука­ зания не представляют особой ценности .

Синодик монастыря дошел до нас только в списке XIX в.10 Но в виду плохой сохранности документа доступ к нему в настоящее время невозможен. Впрочем, изучение синодиков других московских монастырей (например Ново­ спасского и Новодевичьего) приводит к выводу, что далеко не все лица, упомянутые в синодике были погребены в мо­ настыре. Таким образом, сведения синодиков могут быть использованы как дополнительные, когда требуется уточне­ ние информации о личности погребенного. Так, Т. В. Ни­ колаевой успешно использованы данные синодиков, вклад*

- ных и кормовых книг Троице-Сергиева монастыря для про­ чтения и атрибуции плит с дефективными надписями11 .

На основании изучения вкладной и кормовой книги Симонова монастыря Л. И. Ивина делает вывод, что «мно­ гие лица, принадлежавшие к известным русским родам, но пострадавшие в опричнину, были связаны с монастырем финансовыми узами, надеясь на его поддержку и помощь в случае пострижения в монахи или необходимости захороне­ ния в пределах монастыря»12. Такова общая ситуация, од­ нако конкретных сведений о составе некрополя вкладные и кормовые книги, как правило, не сообщают Выделяется единственное известие такого рода — в 1558 г. царь Иван IV Грозный дал на гробницу князя Константина Дмитриевича, инока Кассиана покров черного бархата с крестом из красного бархата13. Наравне с синодиками вкладные и кормовые книги могут быть привлечены в каче­ стве дополнительного источника .

Более надежным и полным источником являются мона­ стырские приходно-расходные и могильные книги. В Симо­ новом велись «Книги для записи прихода денежных сумм, полученных с кладбища». В фонде Симонова монастыря (ЦИАМ. Ф. 420) сохранились книги за 1847-1917 гг. Со­ гласно практике того времени переплетенные книги с завяз­ ками для записи прихода и расхода выдавались в Москов­ ской конторе Синода. Ежемесячно записи проверялись мо­ настырскими властями (казначеем и наместником), а еже­ годно просматривались в Московской конторе Синода (о чем свидетельствуют скрепы канцеляристов по листам книг) .

Основные разновидности записей выглядят следующим образом:

«От распорядителя погребения мещанина Александра Александровича Волкова за погребение девицы Софии Вла­

- димировны Соймоновой в третьем разряде — 130 рублей»

(1861 г.) — плата за место14 .

«За дозволение поставить памятник над могилой купе­ ческого сына Николая Александровича Немчинова 3 рубля»

(1861 г.) — за памятник13 .

«Получено от вдовы коллежского советника Ольги Се­ меновны Аксаковой вперед 50 рублей за место в третьем разряде рядом с сыном ее К. С. Аксаковым с левой сторо­ ны, в чем дано ей свидетельство за подписью архимандрита Аполлония и старшей братии» (1861) — плата за откуп места для будущего погребения16 .

Как видно, сведения сообщаемые приходно-расходными книгами носят исключительно биографический характер .

Редкие указания на соседние могилы и обозначения разря­ дов при отсутствии планов кладбища практически ничего не дают .

Количество записей, хорошая сохранность и обилие книг делает их важным источником по истории монастыр­ ского некрополя. Большое значение имеет упоминание ря­ довых захоронений за значительный период второй полоовины XIX — начала XX в., особенно, за темное для дру­ гих источников начало XX в., включая и первые послере­ волюционные годы. Для примера, в таблице приведено ко­ личество указаний на погребения в Симонове по книгам 1850-1879 гг. Книги за отсутствующие в таблице годы тоже существуют, только не выдаются исследователям, т. к. тре­ буют переплета и реставрации. Естественно, что записи за разные годы дублируются, т. е. сообщают об одном и том же погребении. Одному захоронению могут быть посвяще­ ны три записи — об откупе места на будущее, о погребении (рытье могилы) и об установлении памятника, но такие случаи редки .

–  –  –

Близкую к сообщениям приходно-расходных книг ин­ формацию содержат документы, сопровождавшие процесс за­ хоронения. По Симонову монастырю комплекс этих источни­ ков не так значителен как, например, по некрополю Данилова .

Сохранились только свидетельства на погребения за 1896 и 1905 гг.17 Также как и другие документы, сопровождавшие процесс захоронения — билеты и открытые листы — свиде­ тельства были обусловлены мерами против распространения эпидемий. Важно, что к концу XIX в. формуляр свидетельств на погребение включал в себя указания на звание, возраст, ме­ сто жительства и причину смерти погребенного, что делает эти документы важным биографическим источником Совершенно иного рода информацию сообщают собра­ ния надписей. Первые публикации надгробных надписей были осуществлены Н. И. Новиковым в издании «Древняя

- Российская Вивлиофика»18. Н. И. Новиков собрал надпи­ си со стен московских церквей, из монастырских усыпаль­ ниц и с колоколов, первым обратив внимание «любителей российских древностей» на этот вид исторических источни­ ков. Значение труда Н. И. Новикова тем более велико, что уже к середине XIX в. значительное число надписей было утрачено. Вместе с тем, публикация Н. И. Новикова со­ держит ошибки в именах и фамилиях, не соблюдена раз­ бивка на строки, не сделано описание памятников .

По Симонову монастырю Н. И. Новиковым опублико­ ваны 72 надгробных надписи и 4 надписи на колоколах19 .

Топографические указания выглядят следующим образом:

«в паперти на левой стороне», «по правую сторону под па­ пертью в полатке» и т. д. Кроме этого, Н. И. Новиков ука­ зал еще два захоронения — гр. А. Ф. Головина и принцес­ сы Н. Н. Голштейн-Бекской (урожденной Головиной) — «над коими вышеписанными погребенными телами надгроб­ ных надписей никаковых не значится»20 .

Материалы, собранные Н. И. Новиковым перешли в дальнейшую литературу по Симонову монастырю. При этом перешли в другие издания ошибки и неточности «Древней Российской Вивлиофики». Так, надгробная надпись 1625 г .

приведена следующим образом: «Лета 7133 году, апреля в 16 день, на память святых мучениц Ирины, Агапии и Хеонии, преставись раб Божий Окольничий Федор Васильевич Головин, и с ним прочие из сродник его, точно ныне на камне рассмотреть не можно по тому, что полкамня задела­ но в стене»21. Исторические описания монастыря, состав­ ленные В. В. Пассеком и И. Ф. Токмаковым, повторили эту надпись, окончив ее на словах «и с ним прочие из сродник его». Между тем, описание кладбища Симонова монастыря 1847 г. (о нем см. ниже) приводит конец эпита­ фии, не прочтенный Н. И. Новиковым: «...Федор Василье­ вич Головин, — а прямое его имя Перфирий — во иноцех

- Пафнутий, а подле его сын Алексей, а под гробом Михаил Петрович Меньшой Головин»22 .

В следующее значительное собрание надписей — «Над­ гробную летопись Москвы» А. А. Мартынова Симонов мо­ настырь не вошел. Надписи Симонова монастыря XVI — первой половины XVII в. включены В. Б. Гиршбергом в 4Материалы для свода надписей на каменных плитах Мо­ сквы и Подмосковья XIV-XVI вв.». Поскольку монастырь к тому времени был разрушен, то В. Б. Гиршберг в качест­ ве основного источника использовал «Древнюю Российскую Вивлиофику». Вместе с тем, необыкновенно важно приве­ дение В. Б. Гиршбергом пяти сохранившихся плит XVII в .

из Симонова монастыря, находящихся в собрании Музеязаповедника «Коломенское». Это уже упоминавшиеся выше плиты — В. И.Татищева (1625), кн. И. В. Сулешова (1634), кн. И. В. Сулешова (1634), П. Грязевой (1639), кн. Т. П. Урусовой (1646)23 .

Схожую информацию сообщают генеалогические тру­ ды, источником которых является либо визуальный осмотр кладбища автором труда, либо сообщения членов рода. По некрополю Симонова монастыря содержится информация в работах П. Казанского «Родословная Головиных владель­ цев села Новоспасского» (1847) и «Село Новоспасское, Деденево тож, и родословная Головиных, владельцев онаго»

(1847). Как известно, род Головиных, начиная с XIV в .

был тесно связан с Симоновым, и многие поколения Голо­ виных упокоились на монастырском кладбище. П. Казан­ ский сообщает о шестнадцати захоронениях этого рода в Симонове, трех представителей рода в Спасо-Андронниковом монастыре, двух в Златоустовском, по одному в По­ кровском, Донском, Новодевичьем и Чудовом монастырях .

Причем, если сведения П. Казанского о погребениях XVIXVII вв. частично перекрываются «Древней Российской

- Вивлиофикой», то для XVIII-XIX вв. сообщения родо­ словной уникальны .

Мемуары, сообщающие, в большинстве, биографиче­ скую информацию, с редкими и неясными топографически­ ми указаниями как источник близки к генеалогическим тру­ дам, но отличаются меньшей точностью и, одновременно, наличием самой разнообразной добавочной информации .

Так, Т. А. Аксакова, дочь генеалога и нумизмата А. А. Сиверса, сообщает в своих воспоминаниях любопытную под­ робность, связанную с перезахоронением Д. В. Веневитино­ ва из Симонова монастыря на Новодевичье кладбище .

М. Ю. Барановская, руководившая перенесением праха, по распоряжению начальства была вынуждена снять с руки поэта кольцо и передать его в Литературный музей. Этому кольцу, овеянному различными легендами, посвящено сти­ хотворение самого Д. В. Веневитинова24 .

Большое значение имеют и данные устной истории .

Так, Александр Сергеевич Бутурлин сообщил автору на­ стоящей работы ценные сведения об истории разрушения монастырского некрополя. В частности, А. С. Бутурлин со­ общил о практике рассылки извещений родственникам по­ коившихся на предназначенном к сносу некрополе с требо­ ванием озаботиться судьбой захоронения. А. С. Бутурлин описывает внешний вид, находившейся в Симоновом моги­ лы своего деда Александра Сергеевича Бутурлина (1845друга Л. Н. Толстого. Это сообщение позволяет по­ править воспоминания С. Л. Толстого, писавшего, что А. С. Бутурлин погребен на кладбище Данилова монасты­ ря25 .

По Москве книги-некрополи представлены единствен­ ным изданием «Московский некрополь» (Т. I— III, 1907—

1908) подготовленным В. И. Сайтовым и Б. Л. Модзалевским и изданным великим князем Николаем Михайлови­ чем. «Московский некрополь» хорошо известен исследова­

- телям, и нет надобности подробно останавливаться на опи­ сании этого источника. Исследователю истории некрополя Симонова необходимо извлечь из «Московского некрополя»

данные по монастырю, которые представлены двумя видами сообщений — результатами визуального осмотра и сведе­ ниями литературы («Древняя Российская Вивлиофика», труды по истории монастыря) .

Археологических исследований, составляющих группу топографических источников, по территории Симонова мо­ настыря, практически не существует. Л. А. Беляев отмечает бесперспективность раскопок на этой территории, так как культурный слой был существенно разрушен26. Однако вскрытое недавно (в мае 1995 г.) захоронение графов Мусиных-Пушкиных и других лиц, погребенных в Валентиновском приделе Успенского собора подтверждает и другой вывод Л. А. Беляева: «Серьезный надзор при археологиче­ ской реставрации, ведущейся и в настоящее время, необхо­ дим, также как и разведочные раскопки в окрестностях» .

Среди био-топографических источников значительную группу составляют труды по истории монастырей и храмов .

Источниковедческий анализ этих трудов произвел Л. А Бе­ ляев, выделивший их основные составляющие. В основу сочинения большинство авторов брало материалы мона­ стырского или церковного архива, добавляло их общедос­ тупными сведениями, взятыми из печатных источников, и дополняло описанием современного состояния, внешнего вида, древностей и некрополя27. Сведения о некрополе ба­ зировались на: 1) свидетельствах письменных источников;

2) монастырском или церковном предании; 3) визуальном осмотре кладбища .

Литература по истории Симонова монастыря довольно богата: Н. Иванчин-Писарев. Вечер в Симонове (1840);

К. Тромонин. Краткое описание московского ставропигиального классного общежительного Симонова монастыря

- Пассек В. В. Историческое описание московского Симонова монастыря (1843); И. Ф. Токмаков. Историче­ ское, статистическое и археологическое описание москов­ ского ставропигиального мужского Симонова монастыря (1892) .

Работа Н. Иванчина-Писарева более похожа на путеводитель, чем на историческое описание. По жанру «Вечер в Симонове» близок к «Путешествию по святым местам рус­ ским» А. Н. Муравьева. Так же, как и труд А. Н. Муравь­ ева, сочинение Н. Иванчина-Писарева — это рассказ о по­ сещении обители, наполненный историческими реминисцен­ циями. Впечатления очевидца и являются наиболее ценной стороной работы. Так, Иванчин-Писарев сообщает, что им был отрыт из земли в старом Симонове камень, бывший над гробом Пересвета и Осляби, прах которых еще в 1794 г. был перенесен из-под колокольни в трапезную церкви28. В другом месте он говорит — «здесь некогда был гроб князя Ховры... и самого Григория, главного строителя обители. Я не нашел их камней». Но ниже, сообщает: «мне рассказывали очевидцы, что при заложении храма во имя Богоматери Казанской были открыты два гроба, иссеченные из камня, что доказывает важность усопших. Может быть, в них был прах князя Ховры и его сына Григория, строите­ ля Симонова, или сановитого Владимира Григорьевича»29 .

Книга К. Тромонина представляет собой классическое «историческое описание. Сведения о древнем некрополе монастыря XVI-XVII вв. приведены со ссылкой на Древ­ нюю Российскую Вивлиофику. Описывая кладбище XVIIIXIX вв. К. Тромонин кратко упоминает о захоронениях аристократических родов, государственных деятелей, первогильдийных купцов30. Рассказывая о наместниках мона­ стыря, Тромонин говорит и о месте их погребения31. Отно­ сительно некоторых лиц, проживавших на покое в Симоно­ вом монастыре (митрополита Варлаама и Гурия Заболоцко­

- го — XVI в.), Тромонин высказывает предположение, что они были похоронены в монастыре, которое не находит подтверждения в других источниках. В целом, сведения о некрополе, содержащиеся в труде К. Тромонина, весьма скромны .

Значительно более подробно освещает захоронения Си­ монова монастыря «Историческое описание московского Симонова монастыря» В. В. Пассека. Труд В. В. Пассека, составленный по материалам, подготовленным монахами Симонова монастыря, является наиболее точным исследова­ нием по истории этой обители32. В. В. Пассек приводит до­ словно все 75 надгробных надписей XVI-XVIII вв., находя­ щиеся в Успенском соборе, описывает монастырское клад­ бище, рассказывает о покоящихся там людях (М. И. Нев­ зорове, Д. В. Веневитинове и других)33 .

«Историческое, статистическое и археологическое опи­ сание московского ставропигильного мужского Симонова монастыря» И. Ф. Токмакова практически всю часть, по­ священную некрополю, заимствует из труда В. В. Пассека, но весьма невыгдно отличается от него неточностями, опе­ чатками и ошибками. Например, вместо Хомякова И. Ф. Токмаков упоминает Хотякова, вместо кн. Репнина — кн. Репина и т. д. Есть ошибки и более серьезные, так, Токмаков указывает в Симоновом монастыре могилу М. М. Хераскова, похороненного в Донском монастыре34 .

Однако, так как работа И. Ф. Токмакова составлена через пятьдесят лет после выхода труда В. В. Пассека, в ней содержатся ценные сведения о захоронениях второй половины XIX в. И. Ф. Токмаков указывает, неизвестные В. В. Пассеку, могилы С. Т. и К. С. Аксаковых, Ф. П. Ко­ лычева, С. П. Милюковой, А. Е. Викторова, В. М. Ундольского и других35 .

Труды по истории монастырей и храмов сообщают весьма ценную и обширную информацию. Однако по пол­

- ноте сведений о составе некрополя Симонова монастыря этот источник уступает описаниям кладбища .

Описание кладбищ, составлявшиеся в монастырях, яв­ ляются совершенно особым и уникальным источником. Эта группа весьма малочисленна (автору настоящей работы удалось выявить только четыре подобных источника), но представляет весьма ценную информацию. Все известные источники этой группы относятся к середине XIX в. Судя по всему, описания кладбищ составлялись в монастырях по требованию Московской конторы Синода. В конце «Опи­ сания надгробных памятников, находящихся в московском Симонове монастыре. 1847» сказано: «подлинное описание памятников... доставлено при отношении отца Архимандри­ та Синодальной конторы прокурору Михайлову октября 18 дня 1847 года»36 .

Синод проявлял интерес к памятникам некрополя, о чем свидетельствует указ 1773 г. предписывающий священ­ никам сообщать о всех надписях на могильных плитах37 .

Это подтверждает «Дело о доставлении прокурору москов­ ской св. Синода конторы, плана монастырскому кладбищу и книг, в которых записаны погребенные в сем монастыре лица за 20 лет» (Новоспасский монастырь, 1883)38. В 1883 г. прокурор московской конторы Синода провел реви­ зию кладбищенской документации и состояния монастыр­ ских кладбищ трех московских монастырей — Донского, Симонова и Новоспасского. Проведенная ревизия обнару­ жила отсутствие должной документации, что вызвало рас­ поряжение прокурора составить в монастырях «материалы для будущей надгробной кладбищенской книги, алфавит всех погребенных на московских кладбищах усопших, по возможности, с самого раннего времени» и новые планы кладбищ, с указанием разрядов39. Примечательно, что по монастырским кладбищам Симонова и Новоспасского суще­ ствовали описания кладбищ, составленные в середине

- XIX в., которые, почему-то, в деле не упоминаются, воз­ можно, они не были тогда найдены, а, возможно, не удов­ летворили требования прокурора .

Просмотренные автором настоящей работы описания монастырских кладбищ — «Описание надгробных памятни­ ков, находящихся в Симонове монастыре. 1847», «Описа­ ние надгробных памятников с эпитафиями, находящихся в московском ставропигиальном Симонове монастыре, со­ ставлено в 1866 году»40, описание кладбища Новоспасского монастыря (ок. 1844-46 гг.)41, «Надгробные надписи по­ гребенных в церкви Сергия в Знаменском монастыре»

(1854)42 — позволяют выделить общие черты этой группы источников:

1) описания кладбищ являются результатом визуально­ го осмотра кладбища;

2) описание производится по порядку расположения памятников на кладбище, по рядам или разрядам; описы­ ваются все памятники без исключения;

3) при описании памятника приводится целиком над­ гробная надпись, дается описание внешнего вида памятни­ ка, указывается состояние сохранности .

«Описание надгробных памятников, находящихся в мо­ сковском Симонове монастыре. 1847» находится в фонде генеалога и краеведа Н. П. Чулкова (1870-1940) в РГАЛИ .

Это — переплетенная объемистая рукопись (173 листа) .

Книга разделена на два отделения. В первом отделении:

«надгробные надписи на стенах соборной церкви» (Л. 1-3), «надписи на стенах в паперти Успенского собора» (Л. 3об.), «надписи на гробницах внизу под сводами паперти на западной стороне» (Л. 3 об.-4 об.), «надписи снаружи соборной паперти» (Л. 4 об.-5 об.), «надписи около алтаря (Л. 5 об.-7), «памятники на южной стороне Успенской церкви» (Л. 8-9), «памятники на западной стороне, по ле­ вую сторону паперти» (Л. 9-12), «с северной стороны под­

- ле ризницы» (Л. 12-14), «кладбище на восточной стороне Успенского собора» (Л. 14 об.-102). Часть «кладбище на восточной стороне Успенского собора» разделена на описа­ ния по рядам — «первый ряд от юга», «второй ряд от юга»

и т. д. Всего рядов — 14, описание памятников, как явству­ ет из названий разделов, идет по их расположению от юга к северу. Завершает первую часть раздел «прибылые памят­ ники» (Л. 103-119), который описывает погребения 1850 — начала 1860-х гг .

Второе отделение содержит главы: «надгробные памят­ ники под тремя алтарями теплой Сергиевской церкви»

(алтари — Тихвинской Божьей Матери, великомученика Валентина, преподобного Сергия Радонежского) (Л. 120кладбище против теплой церкви на восточной сторо­ не» (разделена на семь рядов «с севера») (Л. 122-148), «кладбище близ южной ограды» (разделена на девять ря­ дов, порядок отсчета не указан, видимо, опять с севера на юг) (Л. 148 об.-161) и «прибылые памятники» (Л. 162— 173) .

Описание памятников выглядит следующим образом:

«Две гранитные плоские плиты на плитах каменных за од­ ною решеткою....На второй надпись: Под сим камнем по­ гребено тело Дмитрия Владимировича Веневитинова, ро­ дившегося 1805 года сентября 14 дня, скончавшегося 1827 года Марта 15-го дня в 5 часов утра. От роду ему было 21 год 6 месяцев и 1 день. Как знал он жизнь, как мало жил!»43 .

Каждое описание сопровождается порядковым номером — в первом отделении 500, во втором отделении — 300 но­ меров. В фонде Симонова монастыря в ЦИАМ находится «Алфавитный указатель надгробных памятников, находя­ щихся на территории монастыря», датированная 1847 г.44 По всей видимости, это указатель к описанию 1847 г .

- Рукопись описания 1847 г. представляет собой черно­ вой экземпляр, о чем и говориться в надписи в конце кни­ ги, приведенной выше. Об этом же свидетельствуют по­ правки и исправления в тексте рукописи. «Описание над­ гробных памятников с эпитафиями, находящихся в москов­ ском ставропигиальном Симоновом монастыре, составлен­ ное в 1866 году» составлялось с учетои всех исправлений и добавлений, сделанных в рукописи 1847 г. Описание 1866 г. сохранило структуру и деление на главы рукописи 1847 года, естественно, добавились описания памятников, поставленных в 1847-1866 гг. В «прибавление» к первому и второму отделениям внесены записи о памятниках 1875гг. (Л. 115-116). В конце книги — алфавитный указа­ тель с упоминанием дат смерти (Л. 186-238) .

Описания памятников соответствуют описаниям 1847 г.:

«Урна черного гранита на пьедистале такого же гранита и плите дикого камня, надпись на ней: «Погребено тело Ва­ дима Васильевича Пассека. Родился 1808 года 20 июля, скончался 25 октября 1842 года. Господи! Не внииди в суд с рабом Твоим. Яко не оправдится перед Тобою всяк живый»45 .

«Описания надгробных памятников... Симонова мона­ стыря» 1847 и 1866 гг. являются наиболее представитель­ ным био-топографическим источником. Благодаря этим описаниям можно достаточно точно представить располо­ жение захоронений и внешний вид некрополя XVIIIXIX вв., а с использованием планов и фотографий и при­ вязкой на местности вычислить топографию кладбища. Та­ ким образом, создается возможность создать основу для восстановления памятников или установления памятных знаков .

Под документами органов охраны некрополя подразу­ меваются материалы кладбищенских комиссий Губмузея и Общества «Старая Москва», Комитета по охране могил вы­

- дающихся деятелей и других таких организаций. Это — докладные записки членов комиссий, акты обследования кладбищ, учетные карточки на могилы, планы кладбищ, списки могил, которые должны были быть взяты на охра­ ну. Таких материалов по некрополю Симонова не существу­ ет. Состояние некрополя после 1917 г. и попытки музейных органов сохранить памятники некрополя отражены в фонде Центральных государственных реставрационных мастер­ ских (ЦГРМ) .

Фонд ЦГРМ содержит, в основном, переписку между различными организациями по поводу судьбы тех или иных памятников Симонова монастыря.

Например, записка из отдела по делам музеев и охраны памятников Наркомпросса гласит:

«Отдел по делам музеев и охраны памятников искусст­ ва и старины Наркомпросса обращает внимание подсекции на систематическое хищение металлических украшений с памятников кладбища в Симоновом монастыре и предлагает принять меры для прекращения таковых»46 .

Процесс уничтожения некрополя отражает «Список памятников Симонова монастыря предложенных к покупке на лом», составленный музейными органами. Этот список включает 141 памятник, среди которых надгробия предста­ вителей известных дворянских и купеческих родов — Голо­ виных, Нарышкиных, Бахметьевых, Вишняковых, Мещер­ ских, Бахрушиных47 .

Наконец, последний этап разрушения древних памят­ ников и некрополя монастыря отражен в протоколах ЦГРМ. Там записано сообщение П. Д. Барановского о вскрытии во время разборки развалин собора в апреле 1930 г. погребений XVI-XVII вв., находившихся в подклете4® .

Документы из фонда ЦГРМ имеют значительное отли­ чие от материалов органов охраны некрополя. Прежде все­

- го, они содержат весьма ограниченную информацию о топо­ графии кладбища и не могут, как, например, материалы кладбищенской комиссии Губмузея служить для восстановлеения внешнего облика кладбища .

Итак, история некрополя Симонова монастыря отраже­ на значительным количеством источников. Практически все они относятся к XVIII — началу XX в. Это определяет и преобладание сведений по захоронениям XVIII — начала XX в. Сведения о захоронениях XV-XVII вв. находятся в прямой зависимости от сохранности надгробных памятни­ ков на время появления источника. Таким образом, персо­ нальный состав и, отчасти внешний вид и топография нек­ рополя Симонова монастыря могут быть реконструированы на начало XX века .

В то же время полнота сведений по некрополю Симонова на порядок выше, чем по другим мос­ ковским монастырям. В первую очередь, это достигается использованием описаний кладбищ — практически уни­ кального источника, в данном случае, наиболее полного в своей группе. Как уже говорилось выше, именно описание кладбища Симонова монастыря позволяет восстановить по­ давляющее число надгробных памятников в таком виде, в котором они существовали и на тех местах, где они находи­ лись .

1 Подробнее см.: Шокарев С. Ю. Некрополь Симонова монастыря / / Московский некрополь: история, археология, охрана (в печати) 2 Янин В. Л. Некрополь новгородского Софийского собора. М,1988, Шмидт С. О. Исторический некрополь в системе культуры России //Московский некрополь: история, археология, искусство, охрана М., 1991. С. 8-23; Иванова Л. В. История изучения Московского некрополя //Т а м же. С. 34-47; Иванкив А. В. Источники по исто­ рии московских кладбищ. Дипломная работа студента V курса днев­ ного отделения МГИАИ. М., 1990; Анисимов А. Л. Скорбное бесчув­

- ствие на добрую память о Киеве или прогулки по городу, которого нет. Киев, 1992; Козлов В. Ф. Документы по истории городских кладбищ в московских архивах / / Московский некрополь: история, археология, охрана (в печати); Козлов В. Ф. «Московские церков­ ные ведомости* как источник о захоронениях священников на клад­ бищах Москвы (вторая половина XIX — начало XX в.) //Т а м же;

Шокарев С. ДО. Музеефикация московского некрополя (проблема использования источников). Дипломная работа студента V курса за­ очного отделения РГГУ. М., 1995 .

3 Савелов Л. М. Лекции по русской генеалогии. М., 1994. С 36-37;

Арсеньев ДО. В. Лекции по генеалогии (ОРФ ГЛМ. Ф. 230. On. 1 .

Д 364); Пирожков Г. В, Надгробия на петербургских кладбищах как исторический источник / / Доклад на научном семинаре «Генеалогия и история семей». СПб., 14.01.93. //Известия Русского Генеалогического общества. Вып. 1. СПб., 1994. С. 103; Юркин И. Я. Надгробия Лугининых на Всесвятском кладбище Тулы как источник по генеалогии рода / / Тульский металл: четыре столе­ тия истории. М.,Тула, 1995. С. 53-56 .

4 Артамонов М. Д. Ваганьково. М., 1991; Артамонов М. Д. Введен­ ские горы. М., 1993; Кипнис С. Е. Новодевичий мемориал. М., 1995;

Артамонов М. Д. Московский некрополь. М., 1995. В печати нахо­ дится издание рукописи 1916 г.: Саладин А. Т. Прогулки по клад­ бищам Москвы / Предисл. С. О. Шмидта. Комм. С. Ю. Шокарева .

5 Май 1990 г. и 31.03 — 1.04.1994 .

®Гиршберг В. Б. Материалы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Подмосковья XIV—XVII вв. Ч. 2. / / Нумизматика и эпи­ графика. Вып.Ш. М.,1962. № 166. С. 228; № 213. С. 246; № 214 .

С. 247; 234. С. 256; № 255. С. 265 .

7 Кормовая книга Новоспасского монастыря. М., 1903. С. 4-5 .

8 Кучкин В. А. Начало московского Симонова монастыря / / Культу­ ра средневековой Москвы XIV-XVII вв. М., 1995 .

9 Выголов В. П. Архитектура Московской Руси середины XV века М.,1988. С. 48-59, 170-176 .

10 ЦИАМ Ф 420. On. 1. Д. 1736 .

11 Николаева Т. В. Новые надписи на каменных плитах XV-XVII вв .

нз Троице-Сергиевой лавры / / Нумизматика и эпиграфика. 1966 .

Вып VI С. 207-255 .

- Ивина JI. Я. Вкладная и кормовая книга Симонова монастыря / / Вспомогательные исторические дисциплины. М.,1969. Вып. 2 .

С. 229-239 .

13 АСЭИ. Т. III. M 339. С 465 .

b 14 ЦИАМ Ф. 420. On. 1. Д. 1373. Л. 6 .

*5 Там же. Л 7 .

*6 Там же Л. 2 .

17 Там же. Д. 721, 904 .

18 Новиков Н. Я. Древняя Российская Вивлиофика. М., 1789. Т XI;

М., 1791. Т. XVI; М., 1791. Т. XIX .

19 ДРВ. Т. XIX .

20 Там же С 400 21 Там же. С. 384 22 РГАЛИ Ф. 544. Оп. 2 Д. 5 Л. 3-3 об 23 Гиршберг В. Б. Указ. соч № 166 С. 228; M 312. С 246, M 214 b b С. 247; M 234. С. 256; M 255 С 265 .

b b 24 Аксакова Т. А. Дочь генеалога / / Минувшее* исторический альма­ нах. М., 1991. Вып. 4. С. 42, 43 25 Толстой С. Л. Очерки былого Тула, 1966 С 371 Беляев Л. А. Древние монастыри Москвы (конец XIII-XV в.) по данным археологии. М., 1995 27 Там же. С. 17-20 .

2®Иванчин-Писарев Я. Вечер в Симонове. М,1840 С. 75 .

29 Там же. С. 40 .

30 Тромонин К. Краткое описание московского ставропигиального классного общежительного Симонова монастыря. М,1841. С 21 31 Там же. С 29 .

32 Новохатский К. Е. 4.Прошедшее в настоящем.. р Вадим Василь­ евич Пассек 1808-1842 / / Краеведы Москвы Вып 1 / Сост Л. В. Иванова, С. О. Шмидт. М., С. 73 .

33 Пассек В. В. Историческое описание московского Симонова мона­ стыря. М., 1843 .

34 Токмаков Я. Ф. Историческое, статистическое и археологическое описание московского ставропигиального мужского Симонова мо­ настыря. М., 1892 35 Там же. С. 71 .

- РГАЛИ Ф. 544. Oп. 2. Д. 5. Л. 161 .

37 Иванова Л. В. Указ. соч. С. 36 .

38 РГАДА Ф 1197. Оп 2. Д. 526 .

39 Там же Л 4 об .

40 РГАЛИ. Ф. 544. Оп. 2. Д 5, 6 41 РГАДА. Ф. 1197 Оп. 2. Д. 796, 1465 .

42 Там же Ф. 1191. Oп. 1. Д. 779 .

43 РГАЛИ. Ф. 544 Оп. 2. Д. 5 Л. 141-141 об .

44 ЦИАМ. Ф. 420. Oп 1. Д. 333 .

45 РГАЛИ Ф. 544 Оп. 2. Д. 6. Л. 163 об .

46 ЦМАМ Р -4. Oп. 1. Д. 129. Л. 15 .

47 Там же.4Л. 34-35 .

Козлов В. Ф. Судьбы монастырских кладбищ Москвы (1920е гг.) / / Московский некрополь: история, археология, искусст­ во, охрана. М.,1991. С. 55 .

М. Б. Булгаков

РОСПИСИ КАБАЦКИХ ДОЛГОВЫХ «НАПОЙНЫХ» ДЕНЕГ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА

До настоящего времени почти не изучена история и ор­ ганизация кабацкого делопроизводства. На эту тему вообще нет специальных работ. Историки кабацкого дела пользова­ лись лишь основными документами — наказами, грамотами и кабацкими приходо-расходными книгами, не уделяя при этом должного внимания их источниковедческому анализу .

Однако, кроме этих источников в состав кабацкого дело­ производства при «верной» системе сборов денег входило немало других документов, например, «выборы» кабацких целовальников, крестоцеловальные записи целовальников и голов, перепмска персонала с московскими приказами, пе­ редаточные и «ценовные» описи имущества кабаков, «сыс­ ки» о недоборах кабацких денег и т. д .

Данная работа посвящена источниковедческому анализу одному из видов кабацкой документации — росписям дол­ говых «напойных» денег первой половины XVII в. Источ­ ник впервые вводится в научный оборот .

Известно, что на «государевых» кабаках питье (вино, пиво, мед) как при «верной», так и при откупной системах, наряду с прямой продажей разрешалось давать под заклады серебряной «кузни» (колец, сережек, перстней и т. д.) и гражданского (не военного) «платья» и в долг. Подразуме­ валось, что «питухи» должны были выкупать заложенное имущество, а должники выплачивать за «напой». В случае невыкупов заложенного имущества оно продавалось в поль­ зу казны, а долги за питье целовальники «правили» с должников с помощью приставов и стрельцов, ставя «питу­ хов» на «правеж». Основанием для взимания долгов слу­ жили «напойные» долговые записи или памяти стоечных

- целовальников, которые затем сводились в месячные и го­ довые росписи или книги. Кроме «раздробительного» вина, продаваемого мелкими партиями, в кабаках, очевидно, ве­ лись и записи долгового вина, которое бралось ведрами и полуведрами. Учет этого вина вел сам голова. Однако та­ ких записей среди кабацкой документации нами пока не об­ наружено. Во многих городах сбор таможенных пошлин и кабацких денег «ведался» одним головою или головою с то­ варищем, которым подчинялись таможенные и кабацкие це­ ловальники. В этом случае таможенная и кабацкая доку­ ментация хранилась вместе. Например, в 1650 г. в г. Рома­ нове на Волге из таможни украли «ларец», в котором нахо­ дилось более 50 р. казенных денег, уставная таможенная грамота, «государев» наказ и «столповые и напойные книги и памяти»1 .

При выдаче «раздробительного» вина в долг целоваль­ ники должны были руководствоваться двумя правилами:

1) у должника должен быть «поручик», 2) в долг давать вина не более, чем на гривну (20 ден.)2. Однако в погоне за «государевой» кабацкой прибылью эти требования цело­ вальники не соблюдали, за что зачастую расплачивались своими личными средствами. В 1624 г. в г. Тотьме посад­ ский человек (далее п.ч.) Петрушка Харламов «напил в долг на кабаке у стоек кабацкого питья у кабацких цело­ вальников у П. Архипова с товарищи в розных месяцех и числех на 6 р. 24 алт. 4 ден., а денег он за то питье, что у которого целовальника напил не платил и с Тотьмы збежал на Вагу...». Из Москвы последовало распоряжение — «деньги доправить на тех целовальниках, которые тому Петрушке питья давали без закладу и без поруки»3 .

В дальнейшем правительство, осознав нереальность указа об ограничении мелкого «долгового напоя» стало предписывать головам «на кабаке питье давать в долг, смотря по человеку и по ево животам, на ком бы мочно бы­

- ло налойные деньги за питье вскоре взять без правежу...», как это видно из царской грамоты от 1636 г. на Устюг Ве­ ликий4. В кабаках этого города вместе с волостными каба­ ками уезда, которых насчитывалось около 30 и которые были под началом устюжских таможеннных и кабацких го­ лов, долговое питье ежегодно давалось на значительную сумму. Так, городские кабацкие целовальники после своего срока пребывания в должности (с 1 сентября 1636 г.) «для сбору долговых кабацких денег жили на Устюге Великом более полугода, потому что вскоре доправить деньги немочно и только из долгов собрано 3500 р., а ныне многие питу­ хи в волостях, не хотят за кабацкое питье деньги платить от целовальников и от стрельцов отбиваютца и бьют их на­ смерть и секут... и избегают»5. Если учесть, что незадолго перед этим — в 1634 г. кабацкие годовые сборы с города и волостей составляли 6042 р.6, то видно, что на долю дол­ говых кабацких денег приходилось почти 60% всего сбора .

Естественно, что в других городах доля долговых «напойных» денег в общей сумме кабацких доходов была различ­ ной, что зависело от «политики» кабацкой администрации в долговых отношениях с населением .

Трудности сбора долговых денег возникали почти во всех городах. В 1648 г. в Шуйском городке Вологодского уезда (далее — у.), когда целовальники «збирали» эти деньги с местных ямщиков и с крестьян Ростовского митро­ полита «по памятям и по кабацким книгам», крестьяне «ставились сильны» и без митрополичьей послушной гра­ моты свои долги не платили7. В 1629 г. в г. Ржеве Володимерове, когда местные стрельцы не смогли выплатить долги за питье, из Москвы было предписано в 1630 г. их «на кабак не пущать», но поскольку кроме них на кабаке «питухов» не было, то на 2 года кабак во Ржеве закрыли8 .

Некоторые головы кабаков крупных городов, чтобы из­ бежать лишних хлопот, сбор долговых денег отдавали в от­

- куп. Так, в 1617-1626 гг. в Нижнем Новгороде «напойные»

долговые деньги, за взятое из кабаков вино ведрами у голов и за «раздробительное» вино, взятое у стоечных целоваль­ ников вместе с «зерновой» и картовой игрой и с «зерновым и бражным судом» отдавались в откуп артелям откупщи­ ков. Сначала эти откупа брали посадские люди, затем «новокрещенные черкесы», а после стрельцы приказа А. И. Сухотина, которых было 26 чел. В 1626 г. откупная сумма за все эти кабацкие статьи составила 200 р. в год9. В этом случае интересен факт совмещения в нижегородских кабаках в одно и то же время «верной» и откупной систем сбора денег .

Сложности сборов долговых кабацких денег в боль­ шинстве случаев возникали по причине активного злоупот­ ребления голов и целовальников своим служебным положе­ нием, что выяснялось из челобитий населения. Так, в 1629 г. сольвычегодцы-посадские и уездные люди жалова­ лись на таможенного и кабацкого голову 1629 г. Игнатья Панкратьева, который «чарошные и осьминные и пивные деньги по напойным памятям... доправлял на питухах на правеже...», а кабацким целовальникам «велел на тех же питухах по тем же застоечным памятям доправлять другие деньги...», т. е. брать с них еще раз за тот же долг. Голова следующего 1630 г. того же сольвычегодского кабака Юрий Исаев «на кабакех написывал на питухах многие лишние деньги, а который на кабак для грошевые чарки придет, и тех людей с кабака не спущает, а смечает за сколько ево животов есть...», т. е. сколько ему приписать лишнего дол­ га10 .

Злоупотребления же кабацких откупщиков были еще «круче». Например, в 1647 г. в Великом Новгороде откуп­ щики кадашевец Ф.Савельев и местный бывший «пятико­ нечный» староста 1645 г. Ф. Махотин «с товарищи» у нов­ городцев «дворы и лавки и анбары под заклад имали и под

- платье и под ружье служилым и всяким людем питье дава­ ли и кабалы на пьяных людей имали». В связи с челобить­ ем новгородцев на откупщиков, последним по распоряже­ нию из Москвы это делать было запрещено11 .

Иногда в отместку на произвол кабацкой администра­ ции должники также шли на незаконные действия: состав­ ляли на целовальников «поклепные иски и уграживаля вся­ кою продажею» как это было в 20-40-х гг. в Устюге Вели­ ком, Вологде, Можайске и во многих других городах12 .

Нам также известен факт, когда в 1639 г. в Устюге Вели­ ком бывшие кабацкие целовальники 1638 г. И. Романов и М. Обухов жаловались на своих бывших должников (на четверых человек), выбранных в окладные целовальники 1639 г. за то, что они «кладут их своим насильством в ок­ лад вдвое и больши...»13. Как видим, отношения горожан на почве кабацких дел осложняли их жизнь и являлись ис­ точником бытовой и социальной напряженности на посадах .

Из всего сказанного о практике отдачи кабацкого питья в долг можно заключить, что первоначальные долговые па­ мяти и записи, сводимые потом в росписи и книги в боль­ шинстве кабаков в части цифр долгов были искажены в сторону их завышения по инициативе целовальников или по команде голов. В этом заключалось специфическое своеоб­ разие долговых кабацких документов. Поскольку они пред­ назначались для сугубо служебного (внутреннего) пользо­ вания и не представлялись ежегодно в московские приказы для отчета (в Москву «верные» целовальники привозили вместе с деньгами только приходно-расходные книги, в ко­ торых иногда делалась отметка «из долгов донять столькото»), то по мере «выбора» долгов уничтожались целоваль­ никами. Нежелание последних оставлять свидетельства сво­ его «корыстного творчества» и объясняется плохая сохран­ ность этого вида кабацкой документации .

- Второй своеобразной особенностью долговых докумен­ тов являлось их деление на месячные, составленные по па­ мятям и записям и сводные (годовые) росписи, что отража­ ло процесс постепенного «сжатия» информации о составе и численности должников. К концу срока пребывания цело­ вальника в должности с ним могли расчитаться почти все должники в последней росписи могли фигурировать лишь несколько «стойких» неплательщиков (Обычно админист­ рация кабаков старалась «разобраться» с должниками своими местными силами и не привлекать к этому делу (за редким исключением) московские приказы). Отсюда ясно, что информационная насыщенность месячных росписей бы­ ла более емкой, чем годовых. На емкость информации ис­ точников влияли также местные условия и обстоятельства .

Росписи долговых «напойных» денег как месячные, так и годовые, состояли из следующих данных: имя и фамилия должника (иногда приводилось лишь одно имя), сумма его долга с указанием имени и фамилии поручителя за некото­ рых должников с упоминанием суммы, за которую он пору­ чился, «чин» должника, специальность или должность, ме­ сто, откуда он прибыл (для иногородних) и то же самое для «порутчиков», если они были. При взимании долговых денег фамилия должника вычеркивалась, а если он был не в состоянии расплатиться сам и у него были «порутчики», то его долг брался с них .

В нашем распоряжении находятся три росписи долговых «напойных» денег кабацкой администрации: 1) г. Белоозера 1626 г., 2) г. Ржевы Володимировой 1629 г. и 3) г. Вологды 1637 г .

Роспись долговым деньгам белозерского кабака имеет такой подзаголовок: «Лета 134 г. (1626 г.) октябрьские сютки (сутки) целовальника забрусные Якова Вешнякова на ком что взять за государево питье»14. Документ сохра­ нился в подлиннике в составе белозерской приказной избы,

- что свидетельствовало о том, что долговые деньги «пра­ вились» с помощью местных приказных людей, которым и была выдана роспись. Известно, что на кабаках при «вер­ ной» системе сбора, целовальники находились «по неделе переменяясь», т. е. регулярно меняясь со своим напарни­ ком15. Следовательно, записи одного стоечного (забрусного) целовальника, которые после сводились в роспись, ох­ ватывали только 2 недели каждого месяца. Поэтому назвать эту роспись месячной можно лишь условно. Целовальник «пьющей сковородошной избы» — так называлось одно из помещений белозерского кабака — располагался за стойкой (брусом), отделявшей его от посетителей. При нем находи­ лось 15-20 ведер вина разного сорта и пива (в ведре вме­ щалось 12 кружек), которые он «мерным» ковшом разли­ вал по чаркам, кружкам и сковородкам. Отметим, что чар­ ка простого вина (самая мелкая доза) в зависимости от ее емкости и местных условий винокуренного производства стоила от 1 ден. до 1 гроша (4 ден.). Целовальник держал также при себе ящик («ларец») для денег, ящик для зало­ женной серебряной «кузни», а также бумагу для записи долгов за питье. Каждый месяц целовальник или кабацкий дьячок по этим записям (памятям) составлял роспись. Осо­ бенностью белозерской октябрьской росписи является то, что в ней фигурируют лишь имена городских должников, в основном посадских тяглецов. Возможно, это объясняется тем, что целовальнику запретили давать питье в долг окре­ стным крестьянам и иногородним из-за сложности взимания с них долга. Служилых же людей на Белоозере в то время насчитывалось немного — всего несколько пушкарей и розсылыциков .

В белозерской росписи приведены имена 82 должников, из которых только у девяти были «поручики», причем, по­ следние сами были должниками. Например, на Первутне Рулеве было записано в долг 7 алт. 2 ден., а за него ручал­

- ся Михаил Попонин, который сам был должен 6 алт. За Ивана Басырыгина один раз ручался его брат Андрей в 4 ден., который сам был должен 2 алт., а второй раз Сысой Борисов тоже в 4 ден., который сам был должен 17 алт .

1 ден. Всего за порукой было «напойных» денег 1 р. 7 алт .

2 ден. Поскольку целовальник лично знал своих должни­ ков, то он иногда записывал лишь их имя или прозвище (Парша, Каша, Скобель и т. д.), иногда имя с должностью или со специальностью (Архип розсылыцик, Нефед часовод, Гаврило, портной мастер, Янка кузнец и т. д.). В од­ ном случае встретилась такая запись — «на бирюче 17 алт .

1 ден.», т. е. даже без упоминания имени, т. к. в городе был один глашатай и его все знали. Отметим также, что в числе должников названы два белозерских попа — Илья и Бажен. Они оба были безместными (бесприходными) попа­ ми. Интересна также следующая запись: «на мне, Артемке 2 ден.». Так мог написать только кабацкий дьячок, состав­ ляющий по записям целовальника месячную долговую рос­ пись. Посещение кабака на Белоозере сделалось уже семей­ ной традицией. Кроме упомянутых уже братьев Басарыгиных в росписи упомянуты братья Чмутовы и должник Кошва с сыном. Самый большой долг в апреле имел посад­ ский человек Степан Чепыжников — 5 р. 16 алт. 4 ден., а самый минимальный — Нестор Аксеньев — 1 ден. Всего же в апреле белозерцы по нашему подсчету задолжали 17 р .

19 алт. 2 ден. Пять имен должников в росписи были вы­ черкнуты, что означало, что они со своими долгами распла­ тились. В течение года с «питухов правили» их долги по месячным росписям, а в конце срока службы целовальни­ ков составлялась годовая роспись должников, которые не выплатили за «напой» .

Во Ржеве Володимирове в 1629 г. «напойная память на ржевских стрельцов», которую принес воеводе И. Л. Шеховскому »аиацкий голова новоторжец п.ч. С. Голубятни­

- ков по «государеву указу» новому воеводе князю Афонасию Козловскому предназначалась для сбора долговых денег с местных стрельцов в 1630 г. Эта память стала называться «росписью напойным долговым деньгам» и была выдана тому же С. Голубятникову новым воеводой16. Документ сохранился в списке среди дел Устюжской четверти, кон­ тролировавшей поступление кабацких казенных денег. От­ метим, что в городах других четвертей кабацкие доходы со­ бирала с 1619 г. Новая четверть .

Таким образом, особенностью ржевской годовой роспи­ си является то, что в ней фигурировали одни должники — стрельцы, которых насчитывалось 79 чел., не считая «пору­ чиков», которых упомянуто 6 чел. Всего же стрельцов в го­ роде насчитывалось в 1625 г. 200 чел., а посадских и бобыльских людей — 57 дворов17. Интерес представляет упоминание в росписи специальности некоторых стрельцов и их «поручиков» также из стрельцов. Среди них упомяну­ ты самопальный мастер, бронник, кузнец, гончар, портной мастер и рудомет (кровопуск). Фамилии стрельцов также позволяют судить об их профессии, например, Кирпични­ ков, Колпашников, Сковородецкой, Зеленщиков и др., но без 100% уверенности, поскольку фамилии (прозвища) и специальности не всегда совпадали. Тем не менее, можно предположить, что служебное жалованье «приборных» лю­ дей (хлебное и денежное) не обеспечивало содержание их семей и они вынуждены лыни заниматься сверх своей службы еще какой-либо работой. У некоторых должников прозвища связаны с местом их рождения или прежнего проживания, например, осташковец, новгородец, вязьмитин и т. д., что может свидетельствовать о мобильности населе­ ния. Самый большой долг за «напой» составлял 35 алт .

4 ден., а самый минимальный — 1 ден. Всего же стрельцы «напили» в долг на 27 р. 18 алт. 4 ден. Этих денег со стрельцов по «государеву указу править не велено», но ка­

- бак было приказано «отставить», а кабацкое питье... и ка­ бацкое всякие запасы, и суды медные, и железные, и дере­ вянные, и всякой кабацкой завод, что на кабаке ни есть испродати...»18. (В 20-х гг. ржевский кабак «на вере» прино­ сил доходу более 180 р. в год). Однако через несколько лет кабак был отдан на откуп, а в конце 40-х гг. во Ржеве Володимеровой функционировало уже 2 кабака19 .

В отличие от ржевской росписи несколько больше све­ дений дает вологодская годовая роспись кабацких долговых денег от 1637 г. Она имеет такой заголовок «Список с рос­ писи, какову подал в Новгородской чети дьяком думному М. Волошенинову да А. Иванову да М. Демидову вологод­ ский таможенный и кабацкий голова М. Бутырин и А. Са­ мохвалов с товарищи, что взять за государево кабацкое пи­ тье из долгов всяких чинов на людех, что не выбрано»20 .

Очевидно, Новая четверть при затруднениях в сборе «не­ добранных» денег для содействия «подключила» Новгород­ скую четверть, где «ведалась» Вологда. Эта роспись сохра­ нилась в списке среди дел Новгородской четверти .

В вологодской росписи названы кабацкие должники и «поручики» из числа посадских тяглецов, «приборных»

служилых людей, представителей городской администра­ ции, духовенства и др., а также крестьяне всех категорий Вологодского у. и иногородние люди. Отметим, что в Воло­ где было два кабака — большой и малый и роспись охвати­ ла всех «клиентов» — должников этих кабаков. Для на­ глядности приведем таблицу, характеризующую количест­ венный состав контингента кабаков. В ней показано рас­ пределение должников по месту жительства, которые «на­ пивали» в долг без порук и с поруками и распределение по месту жительства «поручиков» .

–  –  –

Как видно из таблицы, среди должников преобладали горожане, которых было 13 чел. «безпоручных» п 10 чел «поручных», а всего 23 чел. Горожан-«поручиков * было также 23 чел., а всего горожан «должников и их поручи­ ков» насчитывалось 46 чел. Среди «беспоручных» должни­ ков было 5 посадских тяглецов трех сороков: Богоявлен­ ского, Васильевского и Кирилловского (кузнец, свечник), два пушкаря, один «воротник», один розсылыцик, тюрем­ ный сторож разбойной тюрьмы, съезжей избы сторож, по­ варенный «ожега» (ярыжной кабацкой поварни) и безместный поп. Среди «поручных» должников также названы по­ садские тяглецы, пушкари, таможенные дрягили (грузчи­ ки), сторож губной избы и др. «Поручики» горожане также были представители разных сословий, причем некоторые из них — самые авторитетные люди — выступали «поручика­ ми» за несколько человек. Так, вологодской избы подьячий Василий Яковлев ручался в «напойных» долговых деньгах за п.ч. Леонтьевского сорока Трофима Сысоева с. Незнамова в 18 алт. 2 ден., за борисоглебского дьякона Гаврила Епанишникова в его «напое» на 1 р. 22 алт. 4 ден. и за крестьянина (далее — кр.) боярина Г. И. Морозова села Фрязинова Вологодского у. Ваську Овчинникова в 30 алт Кабацкий ларешный целовальник Клим Матвеев ручался за иногородних должников — за стрелецкого сотника Архан­ гельского города Г. Абрамова в 40 алт., за колмогорского

- подъячего П. Степанова в 10 ден. и за нижегородца при­ казчика торгового человека Семена Задорина — Ивашку в 11 алт. 4 ден. Вологодский стрелец Гриша Яковлев, плот­ ник ручался за помещичьего кр. деревни Рубцово И. Дмит­ риева в 30 алт. В качестве «поручиков» упомянуты также посадские тяглецы, стрельцы и пушкари, которые ручались как за горожан, так и за крестьян в их напойных» деньгах .

Некоторые горожане представлены как «беспоручными», так и «поручными» должниками. Например, уже упо­ мянутый «поручный» должник Т. Незнамов со своим бра­ том Иваном представлен как «беспоручный» должник в 35 алт., «беспоручный» должник пушкарь Р. Поспелов с пушкарем И. Дубовым в 35 алт. упомянут в росписи как «поручный» должник, за которого ручались пушкари И. Ананьин и М. Соколов в его долге в И алт. 4 ден. «Беспоручные» и «поручные» должники-крестьяне Вологодско­ го у., которых насчитывалось 14 чел. были монастырскими (из пустыни Николы Угрешского монастыря), архиепи­ скопскими (Варварского монастыря), боярскими (Г. И. Мо­ розова) и дворцовыми крестьянами. Среди крестьян-«поручиков» упомянут крестьянин Николо-Угрешского монасты­ ря О. Забенкин, ручавшийся за п.ч. И. Незнамова в И алт .

4 ден. и крестьянин боярина Г. И. Морозова деревни Доро­ нина В. Иванов, ручавшийся за своего зятя той же деревни П. Андреева в 11 алт. 4 ден., причем сам В. Иванов был должен за питье 23 алт. 2 ден .

Среди трех иногородних «беспоручных» должников упомянут калуженин Левка, «что рыбою свежею торгует»

(35 алт.), москвитин гостиной сотни Дмитрий Резанов (2 р .

13 алт. 2 ден.) и москвитин Иван Пркофьев с. Быков (1 р.). Две последние фамилии в росписи зачеркнуты. Оче­ видно, эти должники заплатили свой долг в момент состав­ ления росписи. О «поручных» иногородних должниках речь шла выше .

- Всего в вологодской росписи зафиксировано 43 долж­ ника, из которых было 25 «беспоручных» и 18 «поручных»

и 25 «поручиков» (иногда за одного должника ручались два человека), а в общей сложности 68 чел. Горожане (46 чел.) составляли 68% должников и «поручиков» и их преоблада­ ние в городских кабаках было естественным. Со всех долж­ ников следовало «донят» 91 р. 29 алт. 2 ден. Максималь­ ный долг за питье зафиксирован у вологодского розсыльщика В. Аристова — 3 р. 23 алт. 4 ден., а минимальный у сторожа разбойной тюрьмы — 4 ден. Источник проливает свет на связи города с округой в бытовом плане, когда по­ сетители вологодских кабаков крестьяне и горожане взаим­ но ручались друг за друга в долговых деньгах и так же, как и белозерская роспись выявляет процесс вторжения кабака в частную жизнь горожан и крестьян. Кабак посещается семьями (братья, отец с сыном, сват с зятем). В росписи упомянут факт, когда мать ручалась за своего сына в его «напойном» долге. Так, вологодский дрягиль Бориско Мокин задолжал 1 р. 25 алт. — «порука в 11 алт. 4 ден. подымщика (тот же дрягиль) Добрынька Семенов, а в достальных деньгах порука мать ево». Все это свидетельство­ вало о том, что царские кабаки развращали народ, приуча­ ли его к порокам и грубым удовольствиям и влияли на его ментальность21 .

Таким образом, изучение такого своеобразного вида ка­ бацкой документации как росписи долговых «напойных»

денег показало, что они могут служить источником сведе­ ний для изучения питейного предпринимательства (в сфере производства и продажи вина), для определения сословного статуса завсегдатаев кабаков, что невозможно установить по другим источникам, для выявления торговых связей города с уездной его округой, а также с соседними городами и уез­ дами. Кроме того, по росписям можно судить о негативной роли кабаков в жизни городского и сельского населения .

- На реальность этих отмеченных сведений не могла по­ влиять известная недостоверность цифровых данных о сум­ ме долга каждого «питуха», т. к. редко кто из целовальни­ ков не давал волю своей корыстной фантазии, имея дело с пьяными посетителями кабака, которым и «приписывались»

лишние долговые «напойные» деньги, попадавшие впослед­ ствии отнюдь не в «государеву» казну. Случайно оказав­ шиеся в поле зрения московских приказов кабацкие «на­ пойные» росписи представляли лишь крайне незначитель­ ную часть этого вида кабацкого делопроизводства вследст­ вие незаинтересованности персонала кабаков в контроле его взаимоотношений с населением. Такая «автономность» дей­ ствий администрации кабаков приводила к парадоксам ве­ дения долговой документации, когда в ней содержались как достоверные, так и недостоверные сведения и когда при массовой практике составления различных долговых памя­ тей, записей, росписей и книг они по объективным причи­ нам («сжатие» информации), а также по субъективным («неправда» целовальников) уничтожались самим персона­ лом кабаков .

–  –  –

Темой настоящей публикации являются события мало­ известные не только любителям истории, но даже и тем ис­ торикам, которые непосредственно занимаются историей Семилетней войны. Военные действия, которые вела Россия в ту войну, изучены достаточно подробно. В трудах доре­ волюционных и советских историков1 даны исчерпываю­ щие сведения о численности и составе войск, о маршрутах и датах движения, о трофеях и потерях. Все эти факты мож­ но было установить по материалам военных архивов .

Однако у войны, как и во всяком деле, кроме внешних и очевидных вещей существуют скрытые факторы, которые часто бывает трудно выявить по рапортам, приказам и ве­ домостям, но которые оказывают важное влияние на ре­ зультат событий. Эти факторы — качества военных руко­ водителей и отношения между руководителями. Данные предметы являются одними из самых трудных для изуче­ ния, поскольку часто очень трудно обнаружить прямые свидетельства .

Более внимательное документальное изучение обстоя­ тельств и событий позволяет уточнить трактовку некоторых общих и частных моментов, связанных с руководством рос­ сийской армией .

Началом Семилетней войны принято считать объявле­ ние Англией войны Франции в мае 1756 г. В Европе давно назревал конфликт, вызванный авантюристической полити­ кой прусского короля Фридриха II, который присоединил к своим владениям австрийскую Силезию и вынашивал пла­ ны новых завоеваний. Поддержка Фридрихом Англии,

- оформленная в договор о защите ганноверских владений английского короля, привела Францию к охлаждению пре­ жде добрых отношений с Пруссией. Быстро сложилась антипрусская коалиция из Австрии, Франции, Саксонии, Польши, России и Швеции, которая угрожала Пруссии войной на четыре фронта. Прусский король не стал дожи­ даться нападения, а напал первый сам на Саксонию, заста­ вил капитулировать саксонскую армию, разбил шедший на помощь саксонцам австрийский корпус2. Австрия обрати­ лась к России с призывом начать военные действия .

Россия с конца 40-х гг. вынашивала планы «усмирения прусского короля», политика которого угрожала целостно­ сти России3. За эти годы российское правительство прове­ ло ряд мероприятий по укреплению финансов и армии. Еще в марте 1756 г. при императрице Елизавете Петровне, кото­ рой в значительной степени принадлежала инициатива вой­ ны, был создан постоянно действующий совет из высших руководителей иностранного и военных ведомств, который, исполняя волю императрицы, должен был координировать мероприятия по подготовке и ведению войны с Пруссией4 .

Этот совет получил официальное название Конференции при дворе ее императорского величества. Императрица кон­ тролировала деятельность Конференции, уточняя и утвер­ ждая решения по важнейшим вопросам .

Конференция была высшим распорядительным и пла­ нирующим органом по мероприятиям в военной, экономиче­ ской, внешнеполитической областях, призванных обеспе­ чить успех военных действий против Пруссии. В задачи Конференции входили также рекомендации на должность главнокомандующих зарубежной армии и контроль за их деятельностью. Каждый член Конференции (а также и главнокомандующий), руководя своим ведомством, в своих действиях должен был исходить из указов императрицы или решения собрания .

- В русской зарубежной армии за пять лет военных дей­ ствий сменилось четыре главнокомандующих — С. Ф. Ап­ раксин, В. В. Фермор, П. С. Салтыков и А. Б. Бутурлин .

Это были высшие военные руководители, которые были призваны принести победу. Однако не принесли. Тому бы­ ли разные причины. Немалую роль сыграли и субъектив­ ные причины — то есть личные качества командующих и отношения их с Конференцией .

Характерно, что став главнокомандующими, все они начинали вести себя совершенно независимо от решений и рекомендаций Конференции. Это хорошо видно при внима­ тельном чтении материалов, собранных в фонде Конферен­ ции5 .

Причиной бесславности первой кампании 1757 г. было то, что первый командующий, генерал-фельдмаршал Ап­ раксин, был более царедворцем, чем полководцем. Он, бу­ дучи уверенным в истинности слухов, что императрица умирает, и что неизбежна перемена политики в связи с во­ царением Петра Федоровича, который хотел быть Фридри­ ху другом, поспешил возвратить войска, одержавшие было победу при Гросс-Егерсдорфе. Императрица выздоровела, а Апраксин был арестован и умер в период следствия от огорчений .

Генерал-аншеф Фермор, сменивший Апраксина на по­ сту главнокомандующего, в короткую зимнюю кампанию овладел Кенигсбергом и всей Восточной Пруссией. Он не был царедворцем, его не интересовали настроения при дво­ ре, — он делал порученное дело так, как считал нужным .

Проверкой его полководческих способностей и личных ка­ честв явилась летняя кампания 1758 г. Ослабленная в ходе сражения при Цорндорфе российская армия не могла вы­ полнить поставленных целей и возвратилась на прежние зимние квартиры. Конференция получила сведения о непо­ рядках в армии и учинила расследование. Фермой был

- смещен с поста главнокомандующего. Подробнее о рассле­ довании будет рассказано ниже .

Накануне кампании 1759 г. командующим армии был назначен генерал-аншеф Салтыков. Открытый и добродуш­ ный, он скоро завоевал симпатии в армии. Умело руководя армией, он уже в самом начале кампании одержал победы при Пальциге и Кунерсдорфе. Однако он не смог согласо­ вать свои действия с командованием союзной австрийской армии. Время было потеряно, Фридрих восстановил свои силы, важность побед в значительной степени была обесце­ нена. Настороженное отношение австрийцев к Салтыкову не позволило успешно действовать объединенными силами в Силезии, что определило безрезультатность кампании 1760 г. Салтыков заболел от расстройства и стал просить об отставке. Полным провалом закончилась десантная опера­ ция у Кольберга. Взятие и обложение контрибуцией Берли­ на в конце 1760 г. (уже без участия Салтыкова) явились слабым утешением для Конференции и императрицы .

На место Салтыкова был назначен новый начальник, генерал-фельдмаршал и член Конференции А. Б. Бутурлин .

Безынициативный и опасливый, он безрезультатно попуте­ шествовал с армией по Силезии, избегая решительных столкновений с прусской армией. Ослабленный Фридрих также уже не стремился померяться силами с русской ар­ мией. В конце 1761 г. Кольберг был все-таки взят усилиями отдельного корпуса П. А. Румянцева. Казалось, что побе­ доносное окончание войны не за горами, однако конец вой­ не положили не победы, а смерть императрицы Елизаветы Петровны. Восшедший на престол Петр Федорович в одно­ стороннем порядке прекратил войну, отказавшись от пло­ дов всех побед .

Такова краткая история участия России в Семилетней войне. Несмотря ни на что, следует, однако, отметить два важных итога этой войны. Во-первых, то, что первоначаль­

- но поставленная задача была выполнена — Пруссия была ослаблена и ни в военном, ни в дипломатическом отноше­ нии в течение века не угрожала России. Во-вторых, прак­ тический опыт, накопленный в армии, и теоретический — в Конференции стал стимулом для повышения боеспособно­ сти армии и залогом ее будущих побед .

В Конференции были собраны документальные и карто­ графические материалы, которые положили начало так на­ зываемому Военно-ученому архиву. Опыт участия в войне обогатил и развил военные таланты будущих блестящих рос­ сийских полководцев П. А. Румянцева и А. В. Суворова .

Перейдем теперь к более подробной характеристике со­ бытий и персонажей, непосредственно связанных с темой данной публикации .

Вилим (Уильям) Вилимович Фермор6 родился в 1702 г. в семье выходца из Англии. Свою службу он начал в 1720 г. с чина бомбардира. Отличные способности позво­ лили ему успешно продвигаться по служебной лестнице .

Участвовал в четырех войнах: в так называемой войне за польское наследство (1734 г.), в русско-турецкой (1735— 1739 гг.), русско-шведской (1741-1742 гг.) и в Семилетней войне против Пруссии (1756-1762 гг.). Показал себя сме­ лым, хладнокровным, находчивым и исполнительным офи­ цером .

Способности Фермора были замечены фельдмаршалом Минихом, который в 1733 г. сделал его своим адъютантом .

Под началом Миниха Фермор воевал в Польше, ходил в военные походы в Крым и Молдавию. Турецкую войну за­ кончил генерал-квартирмейстером. Без сомнения, военная школа Миниха имела важное значение для становления Фермора как военачальника. Однако Фермор воспринял у Миниха как необходимые и ряд не совсем положительных свойств. Как Миних, Фермор не жалел солдат, не прислу­

- шивался к мнениям подчиненных, но требовал их безогово­ рочного подчинения .

Фермор любил войну и себя в войне. С началом войны со Швецией отпросился в действующую армию, отличился под Вильманстрандом, был отмечен орденом Александра Невского .

В мирное время между войнами Фермор, имевший та­ лант организатора и инженера, руководил разного рода инженерно-строительными работами. При Елизавете Пет­ ровне руководил строительством дороги между СанктПетербургом и Москвой, занимался межеванием Ингерманландии, был командиром придворной Канцелярии от строе­ ний, а также был привлечен П. И. Шуваловым к руково­ дству Межевой канцелярией. В 1755 г. ему пожалован чин полного генерала .

С началом боевых действий против Пруссии вновь от­ просился в действующую армию, командовал корпусом, за­ тем был назначен главнокомандующим. Был близок к славе полководца. После победной реляции о Цорндорфском сражении, он был сгоряча награжден орденом Андрея Пер­ возванного. После расследования причин безрезультатности кампании 1758 г., которое выявило недостатки его руково­ дства, он был отстранен от командования. Оставался в дей­ ствующей армии, командовал дивизией до конца войны. В его штабе служил А. В. Суворов .

После войны руководил сенатской комиссией о соля­ ных и винных доходах, был сенатором, генерал-губернато­ ром. В отставке с 1768 г. Умер в 1771 г .

Согласно плану, составленному в Конференции7, воен­ ные действия летней кампании 1758 г. должны были вес­ тись следующим образом. Части основной армии, расквар­ тированной на р. Висле, начинали неспешное движение че­ рез Польшу, чтобы дать время для подхода и соединения частей обсервационного корпуса из России. После соедине­

- ния армия должна достичь Познани и начать вторжение на территорию Бранденбурга в районе Франкфурта-на-Одере .

Считалось, что главные силы Фридриха II увязли в Боге­ мии, и у него не будет возможности помешать русской ар­ мии закрепиться на правобережье Одера, блокировать кре­ пость Кюстрин, совершить «вправо» и «влево» походы от­ дельных отрядов для обложения немецких земель контри­ буцией и, в конечном итоге, остаться на Одере на зимние квартиры. Предполагалось ослабить военные силы прусско­ го короля уничтожением небольших сил противника и под­ рывом базы материальных и рекрутских ресурсов .

Российская армия Фермора выступила в поход в нача­ ле мая 1758 г. Фридрих начал свою кампанию раньше, взяв в апреле австрийскую крепость Швейдниц .

Еще зимой 1758 г., когда российская армия находилась в Восточной Пруссии, между главнокомандующим Ферме­ ром и генералом Ю. Ю. Броуном возник конфликт по по­ воду руководства войсками и отношения к прусскому насе­ лению. Жесткий и оскорбительный тон выговоров Фермора на представления заставил Броуна подать прошение о пере­ воде из зарубежной армии8. Конференция смягчила кон­ фликт тем, что назначила Броуна командовать отдельным обсервационным корпусом. Однако, без сомнения, этот конфликт расколол командный состав армии, что подорва­ ло в ее руководстве стремление к сотрудничеству .

Конференция полностью доверяла командующему, и всю информацию о движении и состоянии дел в армии в столице получали исключительно от Фермора. Таким обра­ зом, информирование о действиях армии Конференции бы­ ло полностью в руках Фермора .

С удалением армии от России и приближением ее к Бранденбургу Фермор все меньше считался с настояниями Конференции, но все больше опасался прусских войск. Уже в Познани, несмотря на все уговоры и даже требования

- Конференции, он медлил со вступлением в земли против­ ника, а позднее вместо запланированного движения в сто­ рону Франфурта и Глогау направляет армию к северу — на Кюстрин9. В Конференции недоумевали и даже были недо­ вольны, но ничего не могли поделать и вынуждены были апробировать принятые Фермером решения .

Утверждения, что Конференция пыталась контролиро­ вать малейшие движения войск и тем мешала командующе­ му, едва ли можно признать справедливыми10. Донесения шли в Петербург около двух недель поэтому Фермор мог получить ответ на свои сообщения лишь через месяц. Опе­ ративные распоряжения просто не были возможны. Конфе­ ренция могла делать лишь общие рекомендации и гадать о возможных событиях, полностью положившись на полко­ водческие таланты командующего. Конференция и сама прекрасно сознавала ограниченность своих возможностей11 .

В конце июля Фермор расположился лагерем близ Кюстрина и подверг его артиллерийскому обстрелу. Понимая, что без крупной артиллерии крепости не взять, он все же приказал блокировать ее. Вблизи от главной армии был размещен недавно подошедший обсервационный корпус, со­ вершенно измученный и оставивший, чтобы быстрее соеди­ ниться с главной армией, половину своей артиллерии и за­ рядов к ней. Фермор приказал навести мост через Одер, чтобы переправить войска и двинуть их на соединение с ав­ стрийскими войсками Дауна. Не ожидая нападения, он ко­ мандировал вниз по течению Одера дивизию Румянцева, чтобы тем помешать возможной переправе прусской армии у Шведта. Однако совершенно неожиданно для Фермора появились прусские войска .

Сражение 14 августа при Цорндорфе стало испытанием полководческих талантов Фермора. Кровопролитный бой длился весь день и продолжался даже ночью. Российская армия, хотя численно и превосходила прусскую, была пре­

- доставлена самой себе. Фермор по какой-то причине поки­ нул место боя еще в самом начале. Инициатива полностью принадлежала Фридриху, русские защищались. Спасло рос­ сийскую армию от поражения лишь ее отчаянное сопротив­ ление и стойкость. Однако потери русской армии были зна­ чительны. Армия Фридриха также понесла большие потери, которые не позволили пруссакам вновь атаковать русских .

Фермор собрал то, что мог собрать, и организованно покинул место боя. То, что он не был разбит, позволило ему отослать реляцию о своей победе .

Победная реляция была получена в Конференции 26 августа12. Было назначено всенародное празднование с чтением реляции в храмах, молебном и пушечной пальбой .

Однако вскоре по столице поползли противоречивые слухи .

Берлинские газеты писали о поражении русских, о пленных и о больших трофеях. Конференция потребовала у Фермо­ ра подробностей сражения: сколько убитых и тяжелораненных, сколько потеряно денег, пушек и знамен и т. д., пла­ ны и описания боя13. В рескриптах Конференции стали проскальзывать иронические ноты .

Однако Фермор не спешил давать ответы на все вопро­ сы. Конференция томилась в неизвестности. Рескриты главнокомандующему, в которых было немало надежд, до­ мыслов и радужных планов, показывают искаженное вос­ приятие ситуации .

Между тем Фермор отвел российскую армию в безо­ пасные места в Померании, отрядил корпус Пальменбаха для осады Кольберга, которая оказалась неудачной. Кон­ ференция еще лелеяла надежду на то, что армия будет ос­ тавлена на зимние квартиры хотя бы в Померании. Эта на­ дежда была перечеркнута Фермором в начале ноября, когда он прислал Конференции реляцию о решении возвращаться на прежние зимние квартиры на р. Вислу. В декабре армия возвратилась, кампания 1758 г. была закончена .

- Для Конференции настало время осмысления прове­ денной кампании, восстановления сил и составления планов новой кампании. Вместе с тем вскрывались факты, которые отражали недостатки оперативного руководства .

В ноябре в Тайную канцелярию14 был доставлен гу­ сарский бригадир Михаил Стоянов, который был участни­ ком Цорндорфского сражения и которому ставилось в вину оскорбление главнокомандующего и желание сдаться в прусский плен. Расследование, проведенное начальником канцелярии и членом Конференции генералом Александром Ивановичем Шуваловым, не столько показало вину Стоя­ нова, сколько дало пищу для подозрений в отношении главнокомандующего Фермора .

Императрице были поданы показания Стоянова, основу которых составил его рассказ о Цорндорфском сражении и последующих днях после сражения. Этот интересный доку­ мент, кратко и не до конца пересказанный С. М. Со­ ловьевым в «Истории России...»15, заслуживает того, что­ бы быть приведенным полностью (см. документ M 1). Рас­ e сказ М. Стоянова дополняет традиционные описания сра­ жения у Цорндорфа .

М. Стоянов был признан невиновным и направлен об­ ратно в армию. Подозрения же в отношении Фермора ук­ репились еще больше .

11 января 1759 г. по указу е.и.в. в Петербург был вы­ зван В. Фермор16. Масловский выдвигает догадку17, что этот вызов был связан с предстоящим обсуждением плана новой кампании. Однако последующие события заставляют в этом усомниться. В тот же день Конференция решает на­ стоять об отзыве австрийского наблюдателя в русской ар­ мии генерала Сен-Андре. Причиной тому послужили его критические отзывы своему правительству о боеспособности русской армии и о распоряжениях Конференции, которые якобы связывали руки главнокомандующему18. Такая

- именно оценка Конференции сохраняется в исторической литературе19 уже более двухсот лет, и теперь мы знаем, кто ее автор .

18 января 1759 г. по указу е.и.в. Конференция отправ­ ляет в зарубежную армию генерала-поручика и члена Воен­ ной коллегии И. И. Костюрина и дает ему ряд поручений .

Кстати, на сестре Костюрина был женат А. И. Шувалов .

Поручения сводились к двум задачам20. Во-первых, Костюрин должен был втайне от Фермора собрать сведения о Цорндорфской баталии. Он должен был вручить циркуляр­ ные письма с вопросами генералам, собрать их письменные свидетельства и переслать в столицу. Вторая задача своди­ лась к поездке по местам расположения армии с целью изу­ чения ее состояния, снабжения, вооружения и пр. Отдельно Костюрин должен был выяснить, нет ли разногласий среди генералов и как генералы и армия относятся к Фермору .

Фермор был вызван не для составления плана пред­ стоящей кампании. План военных действий на 1759 г. к то­ му времени, когда в середине февраля в Петербург приехал Фермор, в основном уже был составлен21. Ему еще 1 фев­ раля Конференция указала возвратиться в армию22, но ко­ мандующий продолжил путь в столицу в надежде лично объясниться перед императрицей. Кстати, в тот же день, 1 февраля, Конференция по указу императрицы распоряди­ лась об аресте пастора Теге23, который более года сопро­ вождал Фермора в походе и был заподозрен в шпионаже .

Тучи над головой командующего сгущались все больше и больше .

11 февраля императрица повелела Конференции взять письменное объяснение от Фермора на «все то, в чем доны­ не е.и.в. и Конференция причину имела недовольной быть, как в рассуждении невсегдашнего исполнения здешних ука­ зов, так и произведения всей кампании генерально, а по­ следней баталии особливо»24. Были составлены опросные

- пункты. 25 февраля Фермор дал на них ответы (см. доку­ мент № 2). Эти ответы являются интереснейшим свидетель­ ством о всей кампании 1758 г. В тот же день Фермор был отослан к армии .

Недостаток фактов не позволил Конференции осудить Фермора за неудачи кампании. В Конференции ждали ре­ зультатов следствия по делу пастора Теге и приезда из ар­ мии генерала-поручика Ивана Костюрина. Известно, что допросы пастора не дали ничего, что скомпрометировало бы Фермора .

14 апреля перед собранием Конференции выступил возвратившийся Костюрин. Его рапорт опубликован в «Ар­ хиве князя Воронцова» и на него ссылаются многие иссле­ дователи25. Однако эти исследователи сделали бы более точные выводы, если бы знали словесный отчет Костюрина и доклад Конференции для императрицы, составленный на основе этого отчета (см. док. № 3), с рекомендацией назна­ чить на пост главнокомандующего русского генерала .

6 мая Конференция составила записку в доклад импе­ ратрице. В ней было обращено внимание на новые, недавно вскрывшиеся промахи Фермора. В частности, говорилось о том, что когда после Цорндорфа на Вислу привезли 12 ты­ сяч раненных, Фермор отменил распоряжение о сборе для них с местных обывателей постелей и велел купить для них мешки и набить соломой26 .

Это явилось последней каплей. 8 мая императрица ука­ зала назначить командующим Петра Семеновича Салтыко­ ва. 19 мая Салтыкову был дан напутственный рескрипт от Конференции. В нем было указано оставить Фермора в ар­ мии, дав ему в командование одну из дивизий27. До конца войны Конференция не могла ни избавиться от подозрений в отношении Фермора, ни переменить того мнения, что на большее, чем командовать корпусом, Фермор не способен .

- Публикуемые документы различаются по характеру и по происхождению. Объединяет их то, что они весьма со­ держательно отражают ход кампании 1758 г., основным со­ бытием которой являлось Цорндорфское сражение, а также деятельность генерала Фермора на посту командующего армией. Бесспорно, эти документы расширят и углубят на­ ши представления о событиях Семилетней войны .

Российская армия под предводительством Фермора прошла в 1758 г. долгий и тяжелый путь по Восточной Ев­ ропе, понесла ощутимые потери и возвратилась в исходную точку, так и не выполнив поставленных задач. Некоторые историки поспешили объяснить безрезультатность похода бездарностью командующего. Пожалуй, такое объяснение слишком упрощено .

Фермор не был бездарным — он успешно провел зим­ нюю кампанию в Восточной Пруссии, не потерял армию в столкновении с прусским королем Фридрихом II, который в свою очередь показал себя блестящим полководцем. Для характеристики полководческих принципов Фермора, по­ жалуй, более всего подходит слово «правильный». Фермор умел правильно вести осаду, правильно снабжать и водить войска, строить их в походный или боевой порядок и т.д., а также правильно держать ответ за свои действия. Однако одолеть Фридриха и успешно провести кампанию мог толь­ ко полководец инициативный, изобретательный, дерзкий и вместе с тем расчетливый, то есть полководец гениальный .

Фермор гениальным не был. И это не было той виной, за которую его можно было судить .

- ДОКУМЕНТЫ M1 o Протокол показаний бригадира М. Стоянова на допросе в Тайной канцелярии 28 октября 1758 г .

1758 г. октября 28 дня присланной от армии брегадир Стоянов генерал-аншефом и разных орденов кавалером графом Александр Шуваловым против показания на него от поляка Казановского спрашиван .

И оный Стоянов сказал, поляка Казановского так, как волунтера при себе имел по рекомендации находящегося при графе Ферморе в свите поляка, а фамилии не упомнит, и ассесора Веселицкого, да и граф Фермор неоднократно того Казановского видел. И, уповательно, что он с ним и говаривал означенному Казановскому слова такие: «Ви­ дишь, что зделалось — лютеран, генерал командующей, армию поставил под ветер и всю погубил. И только б, ко­ гда время пришло, съехадся б с ним и застрелил», — гово­ рил ли, не упомнит. Но только такой злобы на графа Фер­ мора не имел и никогда умертвить или вред зделать наме­ рения не имел и не имеет .

А естли б имел такое намерение, то б он нижеследую­ щим образом в самой день сражения того Фермора от не­ приятеля усильно не отбивал. Потому, как неприятель стал нашу армию обходить, то приказано было ему неприятеля с Сербским гусарским полком атаковать, что он и чинил, и был в самом неприятельском фрунте. Но от превосходящей неприятельской силы, а паче что гусарския лошеди весьма были от разных раскомандованей изнурены, принужден был с гусарами, потеряя несколько человек, прийтить на­ шей армии на правой фланг .

- А потом, как неприятель стал нападать на левой фланг нашей армии, то паки приказано ему атаковать с Хорвартовым* полком неприятельскую артилерию, что он и чинил .

Даже до того времяни, как началась генеральная баталия и неприятельские полки с нашими в сражение вступили, то он, Стоянов, был на левом фланге. Как же неприятель уси­ лился — фрунт наш збили, и сперва правой фланг пошел на ретираду, а потом и вся армия по нескольком сражении пошла к лесу. И на месте баталии никого не осталось .

То и он, Стоянов, принел ратираду, и как приехал к лесу, то в то самое время усмотрел, что генерала Фермора окружили неприятельсккие гусары и керасиры, коих с ма­ лым числом имевших при нем гусар неприятелей отогнал и Фермора (коего, конечно, или б убили или б же в полон взяли) оборонил. И Фермор, увидя ево, приказал, чтоб он от него не отставал, где он и был. Но как в то самое место, где стоял Фермор и он, великое множество прибежало ка­ заков и гусар, от чего Фермор отъехал от того места прочь, а он за теснотою и что великая была пыль и дым из глас ево выпустил и, думая, что он поехал на место баталии, по­ ехал туда, где стояло правое крыло .

Но как приехал на то место, то увидел, что непри­ ятельские гусары напали на наш Комисариат, то он оных разогнал и нескольких порубил. И потом поехал вдоль плаца, где баталия была, где увидел генерала-майора Пани­ на** и бывших с ним подполковника Транзя, полковника гусарского и других штап- и обер-офицеров. И увидя его, Панин, держась за живот, говорил, что он жестоко ранен и брегада моя вся пропала. И для того б он сыскал ему ме­ сто, где б перевезать рану. И он, Стоянов, сожалея того * Т. е. с Сербским полком, сформированным генералом-майором И. Хорватом .

** Панин Петр Иванович, родной брат дипломата Н. И. Панина .

- Панина, (думая, что он тяжело ранен), отвес его в дерев­ ню, которая была поблизости правого нашего фланга. Как же приехали к той деревне, (то было уже пополудни в шесть часов), то намерен был, оставя его в той деревне, ехать искать паки Фермора .

Но оной Панин говорил ему, что тут остаться опасно от неприятеля, и он, Стоянов, осердясь, что Панин тут не ос­ тается и чрез то отнимает способ сыскать Фермора так же и в единой смех, сказал тому Панину: «Куда мне с тобою де­ ваться? Так поедем в Кистрин»*. И потом поехали, будучи он, Стоянов, в том намерении, чтоб найтить оставленной обоз и там оставить того Панина, где перевезать могли ему рану .

Как же ехали дорогою, а стало уже наступать ночь, то Панин спросил ево: «Куда ж мы едем?» — то он в смех же ответствовал: «В Кистрин». И Панин на то сказал: «Теперь в Кистрин ехать поздо, а лучше поедем в лес». И он, Стоя­ нов, говорил: «В лесу быть худо — на нас как наедут му­ жики, то нас палками побьют». И Панин сказал: «Вот де есть трубач». И он, Стоянов, в единой же только смех, ска­ зал: «Пущай, поезжай, трубач**, вперед к Кистрину и ска­ жи, что едут генерал Панин и брегадир Стоянов» .

А подлинного ж намерения в Кистрин иттить он не имел. И между оными разговорами приехали к нашему обо­ зу. Как же он ехал со объявленными людьми, то в лесу взял в полон одного ундер-офицера и четырех человек ря­ довых. А как приехал к обозу, то уже было весьма темно, зачем и обратно ехать было нельзя, где и ночевал. А как приехали к обозу, то велел Панин перевезать рану, а при перевяске усмотрел он, что та рана явилась весьма легка и на брюхе так, как бы оцараплено .

* Т. е. в крепость Кюстрин сдаваться .

** Трубач сопровождал парламентеров и при сдаче в плен .

- А поутру на другой день поехал к армии, и как прие­ хал, то, увидя его, Фермор, сидя в коляске спросил,...для чего он от него отстал?... На что он ему сказал, что он при­ нужден был отстать от пыли и от дыму .

После того ж дня и вся армия пришла к объявленному обозу. А как наша армия туда пришла, то и неприятель своею армеею туда ж приближался. И тогда граф Фермор посылал его, Стоянова, учреждать пикеты, что он и испол­ нял и неприятельские пикеты до самого лагеря прогонял. А на четвертой день после баталии чинил он с неприятелем еще сражение .

Едучи в пути, как его сажали на пакетбот, двоекратно государево слово и дело сказывал, для того чтобы спасти живот свой, ибо он от морских штурмов был весьма болен и просил, чтоб хотя на его коште вести и скованного сухим путем .

При сем же он объявляет, что как неприятель усильно на нашу армию наступил и фрунту уже не стало, а ретиро­ вались в лес, то солдаты оборонялись почти собою. А гене­ ралитет и штап- и обер-офицеры побежали чрез лес, болото и чрез реку, где многие на той стороны реки, также и плы­ вущих по реке, били мужики. А и иных брали в полон, другие ж бежали в корпус к Румянцеву* .

Как же миновалась уже из мелкаго ружья стрельба, то неприятель стал строить свой фрунт. И тогда стали кри­ чать, что неприятель побежал, то солдатство сами собою без генералитета и иггап-офицеров выходили из лесу и ста­ новились на месте баталии .

* Положение русской армии было бы гораздо легче, если бы Румянцев привел свой конный корпус на соединение с главной армией Фер­ мора. Время позволяло это сделать. Но по каким-то причинам Ру­ мянцев не захотел или не смог сделать этого, хотя и слышал артил­ лерийскую канонаду сражения. Его даже упрекали в трусости (см.:

Екатерина II. Сочинения. М., 1990. С. 428) .

- Во время ж баталии в лесу, куда солдатство бежало, было множество бочек вина, отчего солдаты были пьяны и между собою дрались. Как же пришла армия к обозу, то не токмо того дня, но и после того чрез три, а иные чрез два дни генералитет весь не собран был. В том числе генералпоручик князь Голицын*, брегадир Гаугребен** к обозу при­ ехали в четвертый день, а были у Румянцева .

А о том, что оне у Румянцева были, сведал он, Стоя­ нов, потому, в шестой день после баталии, увидя он казац­ кого полковника Дячкина, спросил: «Для чего он с казака­ ми не пришел на сикурс?*** Вам бы можно приехать чрез три часа». И оной Дячкин говорил, мы де слышали, как у вас не только не пушек, но из мелкого ружья стрельбу, и мы де просились у Румянцева, только он нас не пустил .

А как приехали к нам от вас генерал-поручик князь Голицын, брегадир Гаугребен, (полковник Черепов), а так­ же множество штап- и обер-офицеров и по приезде сказали Румянцеву, что наша армия вся пропала. И граф Румян­ цев, услыша оное, приказал корпусу следовать от того мес­ та еще далее от армии. И ежели б де не прислали ордера, то б мы, уповательно, следовать стали даже до Вислы. Да об оном же Голицыне и о протчих так же. Что у Румянцова он видел ассесора Веселицкова, сказывал венгерского гу­ сарского полку секунд-майор Маламар во время его ареста .

РГАДА. Ф. 11. On. 1. Д. 1832. Л. 33-36 .

–  –  –

1. По плану операций на прошедшую компанию велено с армиею вашего императорского величества по переходе по Mociy при Мариенвердере чрез речку Вислу в поход вступить, почему в половине майя месяца, как скоро трава показалась, первая и вторая дивизии при Мариенвердере, а третья при Таруни, перешел реку Вислу, во ожидании вновь формиро­ ванного корпуса, июня до первого числа от Вислы не отдаля­ лись. А по недостатку конского корму, как то войско на одном месте долго простоять не может, и чтоб приготовленный к по­ ходу провиант на июнь месяц до города Познани не изошел, армия, — следуя со обыкновенными растахами до Познани, куда прибыв, получен рапорт, что формированный корпус к Торуне прибыл и что за усталостью лошадей к соединению с армиею скоро в поход выступить не может, — дожидалась ар­ мия при Таруне до первых чисел июля. И старался как на ар­ мию, так и на формированный корпус покупную рожь в муку перемолоть и в хлебы перепечь. А пред выступлением в даль­ нейший поход, хотя конница под командою генералалейтенанта графа Румянцева при Вронках и Обржицах по ре­ ке Варте находилась, однако уже великий недостаток в фура­ же показываться начал. И для того от Познани до Мезерич большими маршами следовали. А в Мезеричах принуждена паки армия за ожиданием формированного корпуса, пока он в Парадиз-Клештер, которой от Мезерич в трех милях* расстояПольская миля составляла 10 верст, немецкая (или географическая) — 7 верст (см.: Даль В. Толковый словарь живаго русского языка .

М., 1881. Т. 2. С. 327) .

- нием прибыл, простоять не менее десяти дней, о которых всех обстоятельствах о времени в резолюциях моих вашему импе­ раторскому величеству доносимо было .

2. При Торуне вновь формированного корпуса артил­ лерия с ее снарядами половинное число оставлено по воен­ ному совету собранного того корпуса генералитета за уста­ лостью и малоимением лошадей и о том в Конференцию вашему императорскому величеству репортовано, а ко мне в Познань только для ведома писано было. А и при главной армии взято только по сту выстрелов на каждое орудие за неприводом из России артиллерийских лошадей и ис Прус­ сии, хотя в артиллерию около тысячи лошадей ис покуп­ ных в Пруссии и ис приводных из России подъемных при­ дано, но более не доставало той артиллерии и ея снаряду и поднять. И уповаю, что о том в то время в Конференцию вашего величества донесено или в артиллерию писано было, только за неимением при мне здесь походной моей канце­ лярии, точно донести о том не могу. А подвозу вслед за армиею за неимением лошадей и по тракту корму учинить было невозможно .

3. Ко благоудачному покушению на Кистрин и по со­ жжению оного продолжалась одна блокада и бомбардиро­ вание, пока вновь формированный корпус от Ланзберха по отдохновении и снабдении себя провиантом к армии сближится мог! Ибо прусская армия под командою генералапоручика графа Дона, находясь за Одером, от Кистрина не далее полумили, по отступлении по намерению моему от Кистрина по реке Одеру к Шведту, могла б по мосту чрез Кистрин в тыл за армиею проследовать или на формиро­ ванный корпус при Лансберге атаковать .

4. При переходе армия вашего императорского величе­ ства чрез реку Варту при Ланзберхе армия к пропитанию другова надежного способу не имела, как получить оное из Неймарка и Померании в силу высочайших рескриптов чрез

- порядочное выписывание с имеющихся городов контрибу­ ции!* К чему тотчас как в Зольдин, так и в Штаргард с ко­ мандами штап-офицеры отправлены были. Токмо желанно­ го успеху в том не предвидилось, пока знатная команда, которая б штеттинский гарнизон, кой в семи тысячах почи­ тался, превосходить могла, туда отправалена не была! К тому ж для имения коммуникации с шведской армиею мост чрез реку Одер при Шведте за весьма важно пункт почи­ тался и для того как для пропитания армии, так и для на­ дежного удержания при Шведте чрез Одер-реку моста це­ лая дивизия к тому и командирована, и пропитание без ну­ жды имела! А от Кистринской блокады токмо в восьми ми­ лях находилась, почему и соединение с армией в два марша почиталось .

5. По реке Одеру на нашей стороне по берегу не токмо казаками, гусарами, но и драгунами, которые для лутчаго довольствия под командою полковника Хомутова при де­ ревнях лагерями стояли, непрестанные патрули имелись. И как скоро усмотрено, что чрез рукав мост починивать ста­ ли, то и оной полковник сам от меня с командою отправ­ лен. А в подкрепление ему бригадир Уваров с тысячею че­ ловек пехоты и с пушками был отправлен же, токмо по скорому переправлению на судах неприятельских гусар и конницы воспрепятствовать не мог, и прибыл в ту ж ночь к армии обратно. А полковник Хомутов с командою ретиро­ вался к Шведту. А за прусским лагарем, который за Оде­ ром стоял, вседневно с высоких мест примечание было!

* Восклицательные знаки оставлены на тех местах, как они употреб­ лены в тексте подлинника. Используя их, Фермор, видимо, хотел привлечь этим внимание к ключевым моментам или усилить значе­ ние сказанного .

- О прибытии к корпусу графа Дона знатного сикурса от шленской* границы дни за три или за четыре, о чем за неимением моей концелярии точно показать не могу, извес­ тия были. А о короле прусском двояко писали и сказывали, понеже цесарский** фельдмаршал Даун с сильной армиею короля прусского преследовал и письменно обнадеживал меня, что он по пятам за ним следует и из глас его не вы­ пустит, почему и не бес сумнения было, чтоб король прус­ ской, оставя Шлезию, так далеко от цесарской армии уда­ лился. А напротив того, помышлялось, что пруссаки коро­ левским присудствием хвастают и людей своих ободряют. А предосторожности принимаемы были посылкою из Лансберга к Франкфурту из легкого войска сильных партей .

7. Под командованием Дона корпус за Одер по извес­ тиям до самого Франкфурта не доходил, а стоял на поло­ вине дороги при местечке Лебус, откуда по сожжении Ки­ стрина на третей или четвертый день х Кистрину на полми­ ли обратно пришел и в виду от нашего лагеря находился. А решительная ведомость к переправлению чрез Одер короля прусского о наведении мостов и употреблении паромов к транспорту людей получена чрез пойманных на сей стороне прусских пленных августа 12 числа около полудень. А к препятствию ево переходу какие меры взяты, о том показа­ но выше сего в пятом пункте .

8. При отступлении от Кистрина за краткостью и ноч­ ного времени военного совета содержано не было. По полу­ ченной ведомости, что король прусской с войском Одер пе­ реходит, тотчас призваны были командующие дивизиями генерал-поручик Салтыков*** и князь Голицын и на словах со оными было советовано, каким наилутчим той же ночи * Т е. силезской .

** Т е. австрийский .

*** Салтыков Иван .

- все обозы под прикрытием 4000 человек и двух бригадиров к Грос-Камину, который на пути к Лайсбергу подле Варты лежит, отправить. Артиллерию из блокады без урону людей тихим образом вывести и на рассвете со всей армией [выйти] из лагиря под Кистрином, которой для выгодности солдатству и защиты от солнечных жаров в лесу имелся, выступить на чистые места для соединения как с обсерва­ ционным корпусом, так и с третьей дивизией. Чего для и нарочные курьеры как к генералу Броуну*, так и к графу Румянцеву от меня отправлены. Почему генерал Броун на другой день около полудень с армией и соединился. А по­ сланной к графу Румянцеву непрятелем не пропущен .

9. Как выше в восьмом пункте показано, армия на рас­ свете от Кистрина выступила, проходя лес пехцаными доро­ гами, перешед блиско шести верст, от жаров утомилась, а о неприятельском приближении еще никаких подлинных ве­ домостей не было. И для того велено от меня, не дошед де­ ревни Цорндорфа по близости воды и лесу занять лагерь для отдохновения людям во ожидании генерала Броуна. А х Камину** с армиею я по военным резонам за обозами не следовал, дабы не подать солдатству повод, что, не видя еще неприятеля, тем же путем, которым пришли, ретируем­ ся. А для баталии местоположение при Камине, по собст­ венному моему осмотру, как к Кистрину следовали, не­ удобно, что одна гора другую пушечною пальбою команду­ ет. А ежели б неприятель, видя, что с ним дело иметь не хотим, или бы в том своего авантажу*** не предусмотрел, то б позициею своею армию коммуникацию легко с ЛандсберЮ. Ю. Броун командовал обсервационным корпусом. Был при Цорндорфе на левом фланге. Во время сражения, как писал Ма­ словский, Броун получил семнадцать сабельных ран .

** Т. е. к Грос-Камину .

*** Т. е. преимущества .

- гом нам отрезать и тем бы нашу армию пропитания лишить бы мог. А занятие при Цорндорфе лагаря и осмотр ближнее околичности за отбытием генерала-квартирмейстера Штофеля учинен генерал-квартирмейстером лейтенантом Ирманом .

10. Осмотр лесу и топи, х которому армия наканоне баталии стояла фронтом, был, и потому после сражения с неприятельским авангардом, где переходы чрез болоты бы­ ли, к амт Кварчен* и к деревне Куцдорф и Нейдорф по­ ставлены были пехотные команды с пушками .

11. Чтоб с армиею отступить или другое положение взять ни от кого мне представления не было. А по оконча­ нию канун баталии авангардом сражения на правом крыле, где формированный корпус тогда стоял, по соглашению с генералом Броуном и генерал-лейтенантом графом Черны­ шевым** той же ночи переменена позиция армии и приняты формированным корпусом все надобные для лучшего дей­ ствия артиллерии в авантаж наш высоты. А главная армия к тому корпусу примкнула, и на рассвете по тому ж от меня по положению способного места главная армия построена была. А полевой артиллерии большая часть перевезена и со всем вторая линия первую учреждена и перед батареями реданты*** тот час поделаны были .

12. Генеральная диспозиция о баталии заблаговременно мною и господином генералом Броуном сочинена и полу­ ченным рескриптом из Конфиренции вашего императорско­ го величества апробована, о которой весь генералитет и полковники сведомы были. А ротным командирам сообще­ но, что до их сведения принадлежит, по чему каждой бри­ гадной командир и поступать был должен. А в случае не­ * Видимо, имелась в виду д.Картшен .

** Чернышев Захар Григорьевич, был взят в плен при Цорндорфе *** Т. е. редуты, земляные укрепления

- счастья армии о ретираде никому по военному резону не объявлено, чтоб какой робости не оказать. А довольно вся­ кой приметить мог, что ретирада не в другое место быть может, куда обоз отпущен был, и пропитание свое армия ис Пруссии чрез Ландсберг получать имела. А чтоб, в силу плана операций, на главную баталию до соединения со все­ ми силами, или где б неприятель выгодность свою имел, отнюдь не поступать, в том бы я по моей рабской должно­ сти исполнить не оставил, ежели бы от такого азартного неприятеля, который своими поспешными движениями и королевским присутствием в своей земле почти невозмож­ ное возможным делает, атакован и необходимо к баталии принужден не был. Ибо, всемилостивейшая государыня, каждой генерал, который в таком случае бывал, правосудие мне сделает, что никакова способу не было от баталии ук­ лониться, ни же отделенными деташементами вправо и вле­ во действовать. А армия в ордер-де-баталии* поставлена уг­ лом к завороту по положению места и облежащей высоты, ибо на расстоянии двух верст, аще в прямую линию поста­ вить то многие б полки в лощинах свое место получить и больше от неприятельской стрельбы повреждены быть мог­ ли, а правой фланг наш при атаковании левого фланга мог неприятеля вдоль по шеренгам вредить .

13. По резону, который во двенадцатом пункте объяс­ нен .

14. После баталии от меня чрез три-четыре дни с курь­ ерами и штафетами репортовано. И о чем возможно было от полков, из которых большая часть лишилась полковых и ротных командиров, верные репорты получить, об оных в реляциях упоминалось, а пространно невозможно было пи­ сать, понеже неприятель по 20 число августа на пушечной выстрел от армии стоял, и от непристанные дожди и силь­ * Т. е. в боевой порядок .

- ных ветров в полатках возможности не было пространно и обстоятельно писать. А на полученный с подполковником Борисовым рескрипт по учиненному с генералитетом воен­ ному совету о главных пунктах донесено, а о протчих по прибытии моем к армии всеподданнейшее объяснение учи­ нено будет .

15. Что от венского и польского дворов жалобы проис­ ходили, якобы командующему генералу здешними указами руки связываются произвождением операций с лучшим ус­ пехом, в том я не токмо никому не жаловался, но и поводу не подавал. А может быть, они, по обыкновению своему, оными на меня безвинно нарекали .

16. Осада Кольберха предприята по переходе припасов к Риге, яко за такое крепкое место, за которым армии с покоем и пропитанием как людем, так и лошадям до окончании ком­ пании. То есть до заморозов простоять можно было с тою на­ деждою, что сильного сикурса сия крепость ни от Штеттина, ни от Донау получить не может, вскоре принуждена будет сдаться. А по взятье упование полагалось на обратном пути к Висле ис тамошних магазейнов и ис привозного ис Пилау не­ сколько провианта получить. А что генерал-майор Палменбах по два раза приступал и паки отступал, то учинено в против­ ность моих ордеров, как о том всеподданическим моим рапор­ том донесено с приложением з данных ему моих ордеров ко­ пей. И хотя тот ево поступок вреда не учинил, однако безславие оружию делал, и для того я не дерзал и вашему импера­ торскому величеству до окончания компании о таких поступ­ ках доносить, а посланы были от меня ему реприманды!

17. Изъяснения моего я учинить не могу за неимением у себя отпуску с тоя отправленной моей реляции, всепокор­ нейше вашего императорского величества прошу приказать мне дать копию .

18. По полученным в ноябре месяце рескриптом, нет ли в армии недостатку в ружье, тотчас ордерами в дивизии по

- вступлении на винтер-квартиры по осмотре полкам в ружье, мундире и амуниции табели велено было прислать! Но по­ неже последние полки не прежде 9 ноября в свои винтерквартиры вступили и на обширности более тридцати миль находились, почему тех табелей прежде генваря месяца по­ лучить нельзя было. А ныне в Государственную военную коллегию табель мною подана, а полки велено из рижского цейхгауза тех, которые из раненых выздоровели, а ружья не имеют, снабдить. А ко укомплектованию полков от третьих батальонов* и от первой колонны люди вступить имеют с ружьем и всею аммуницией .

РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 10. Л. 216-220 об .

М3 Ь Доклад Конференции императрице Елизавете... по делу В. В. Фермора 6 мая 1759 г .

Конференция уже неоднократно принимала смелость вашему величеству словесно и письменно представить о ма­ лой способности генерала графа Фермора командовать ве­ ликою армиею, и о крайней по тому надобности отправить к оной главного командира, и кого угодно будет из рус­ ских. Ныне посыланной по именному ея императорского величества указу для получения прямого об армейском со­ стоянии известия генерал-поручик при сем в экстракт ра­ портом и журналом сию надобность столько умножил, что * Пехотные полки в заграничной русской армии состояли не из трех, а из двух батальонов. Третьи батальоны находились в Риге и на их основе проводилось комплектование для зарубежной армии .

- Конференция, по рабской своей должности, обойтись не может вновь о том всеподданейше представить .

Сей посыланной генерал-поручик объявил еще сверх своего рапорта словесно.. .

1. Что хотя и много генерал Фермор прилагает попече­ ния о провианте, салдаты однако едят токмо сухари и воду, да еще запасением и возкой онаго весьма отягощены. Ста­ раются только хлеб закупить, буде рожью — то перемо­ лоть, в сухари пересушить и с собою возить, вместо того что, по его мнению, частые города, местечки и амты гото­ вый хлеб доставлять могли б .

2. Что сему одному правилу, как видно, последовано и в бытность в Померании, под Кистрином, а именно: когда Ки­ стрин уже в пепел обращен был первыми бомбами, а взять крепость было нечем, тогда вся армия, стоя еще под оною, столько упражнялась хлеб жать, молотить, что в то время, как получена ведомость о действительном переходе короля прусского через реку Одер, при армии ни в одном полку больше 60 человек не было. Хотя, напротиву того, оригина­ лами докажет генерал-фельдцейхмейстер*, что и на той сто­ роне Одера лежащие и за шесть миль до самого Берлина ам­ ты умершего принца прусского, по выписке его, Штофеля, подписались уже ставить ежедневно на армию по 20000 порцей и по 10000 рацей, так что, ежели б только армия под Ки­ стрином не осталась, то при множестве других на сей сторо­ не реки Одера лежащих городов, местечек и амтов, без сумнения, могла бы армия иметь готовое пропитание .

3. Что строгость в армии доведена почти до некоторого тиранства. Так что двое церковников, находящиеся при главном армейском священнике, за то кнутом высечены, что от одной неприятельской деревни жалоба принесена была, якобы оную грабят, и посланная затем команда их двух в * Ошибка в тексте, надо' генерал-квартирмейстер .

- 95 той деревне застала, хотя они при том ни в краже, ни в грабительстве не обличены .

4. Что на месте баталии при отступлении армии к ГросКамину покинуто до 1500 человек раненых и великое число артиллерии .

5. Что генерал граф Фермор нсчастие имеет не приоб­ ретать себе от всей армии, от первого до последнего, и ни от здешних подданных, ни же от самих иностранцов ни любви, ни поверенности, а все генерально и без изъятия желают иметь только русского командира .

6. Что в протчем он, генерал-поручик, сам очевидным свидетелем был, что солдатство во время последней трево­ ги, несмотря на то, что многие не имели ружья, а свинца и пороху почти все, и везли еще по непроходимым грязям по большей части на себе тягости, шли, однако ж, с бодростию и неустрашимостью, и все генералы, штаб- и обер-офицеры с великою радостию ожидали неприятеля, и все войско ге­ нерально как регулярное, так и нерегулярное, конечно с крайним усердием и ревностью все то исполнять станет, что только им повелено будет .

7. Наконец, прибавил он, что сколько и до переходу короля прусского через Одер принадлежит, что слышал он, что и о том ведомость в армию получена, только по щастию не нарочно и не от приставленных к тому людей .

К сему присовокупил он многия и другая важные при­ мечания, служащие к приведению армии в лучшее состоя­ ние, к получению с Пруссии новых контрибуций и к облег­ чению здешняго государства, и к будущей пользе онаго, но Конференция пространством того ваше императорское ве­ личество утруждать не дерзает, а особливо, потребныя по тому отправлении отчасти заготовлены, а отчасти заготав­ ливаются, а доносит только о сих важнейших пунктах и бу­ дет на то ожидать монаршего повеления.. .

РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 10. Л. 429-431 .

- Масловский Д. М. Русская армия в Семилетнюю войну. М..1888

Вып. 2; Керсновский А. А. История русской армии. М., 1992 Т 1:

Коробков Я. Семилетняя война. (Действия России в 1756-1762 гг ) М.,1940; Буганов В. Я., Буганов А. В. Полководцы. XVIII в .

М..1992 .

2 История Европы. Т. 4. Европа Нового времени (XVII— XVIII века) М., 1994. С 446-448; Томас Халбот Битвы мировой истории Сло­ варь. М., 1993 С. 259 .

3 Соловьев С. М. Сочинения Кн. XI История России с древнейших времен. Т. 21. С. 272-273; Архив князя Воронцова. М., 1875 Т 7 С. 9-14; Сборник императорского Русского исторического общества .

СПб., 1898. Т. 102. С. 439-480 .

4 Наумов В. Я. Организация и внутриполитическая деятельность Конференции при высочайшем дворе (1756-1762 гг.). Автореферат дис. на соискание уч. ст. к. и. н. М., 1991 .

5 РГАДА. Ф. 178. "Конференция при дворе е.и в." .

6 Русский биографический словарь. Фабер-Цявловский. СПб,1900 С. 53-55; Сборник военно-исторических материалов. Вып II— III .

СПб., 1892-1893. (См. указатель); Столетие военного министерства .

Главное артиллерийское управление. СПб., 1902. С. 8, 147; Буга­ нов В. Я., Буганов А. В. Указ. соч. С. 263-280; и др .

7 РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 4. Л 367-375, 394 .

8 Там же. Ф. И. Д. 816. Л. 1, 4; Ф. 178. On. 1. Кн 4. Л. 338, 382, 482 .

9 Там же. Ф. 178. On. 1. Кн. 5. Л. 197, 200-203, 230, 234, 360 10 Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века. Борьба за наследие Петра. М.,1986. С. 120 .

11 РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 5. Л. 360 .

Там же. Кн. 5. Л. 424; Соловьев С. М. Указ. соч. Т. 24. С. 444 .

13 РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 6. Л. 23, 53 об .

14 Там же. Ф. 7. On. 1. Д. 1832 .

*5 Соловьев С. М. Указ. соч. Т. 24. С. 445-446 .

16 РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 10. Л. 42 .

17 Масловский Д. М. Указ. соч. Вып. 2. С. 398 .

18 РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн. 5. Л. 393 *9 Масловский Д. М. Указ соч Вып 2 С 429, 433; Коробков Я .

Указ. соч. С. 160; Буганов В. Я., Буганов А. В. Указ соч С. 255,

- Мссрович Г. И. Румянцев в Петербурге. Л.,1987. С. 61, 64, 81 .

20 РГАДА. Ф. 178. On. 1. Кн 10. Л. 84-95 .

21 Там же. Л. 109-125 .

22 Там же. Л. 138 .

23 Там же. Л. 146 .

24 Там же Л 168-172 2^ Архив князя Воронцова. Кн 7 С 354-358 .

26 РГАДА Ф 178 On 1. Кн. 11. Л. 28 .

27 Там же Л 45, 104-121 А. С. Майорова

ДОКУМЕНТЫ О ПУГАЧЕВСКОМ ВОССТАНИИ,

ХРАНЯЩИЕСЯ В САРАТОВСКОМ

ОБЛАСТНОМ АРХИВЕ

В настоящее время в исторической науке ощутимо тяго­ тение к пересмотру сложившихся концепций и оценок явле­ ний прошлого нашего Отечества, с чем и связано присталь­ ное внимание ученых к выявлению и использованию архив­ ных источников. Публикуемый обзор дает представление о хранящихся в Саратовском архиве документах, в которых речь идет о происходивших на территории Нижнего По­ волжья событиях Пугачевского восстания. Документы эти хранятся в составе фонда Саратовской ученой архивной комиссии (СУАК) № 407, который представляет коллек­ цию документов, поступивших из различных учреждений и от частных лиц. Ныне материалы комиссии учтены в двух описях; интересующие нас документы внесены во вторую опись под номерами с 1307 по 1376 .

Собирание документов о восстании Пугачева осуществ­ лялось постепенно. Уже с момента образования СУАК в декабре 1886 г. ее членами была поставлена задача собира­ ния материалов касающихся борьбы вольницы с государст­ вом и «сопротивления властям»1 .

В первый же год существования Комиссии она получи­ ла из архива Саратовского статистического комитета 13 дел Царицынской комендантской канцелярии, которые относят­ ся к периоду восстания. Эти документы были в свое время использованы Д. Л. Мордовцевым для написания моногра­ фии «Самозванцы и понизовая вольница»2.

О том, каким образом они попали в руки историка, известно с его слов:

«Архивные дела города Царицына... в 1858 г. извлечены из царицынского архива Н. И. Костомаровым в бытность его

- там и переданы нам вместе с архивными делами города Петровска»3. Примерно через год после поступления этих дел Комиссия направила Мордовцеву запрос с предложени­ ем объяснить, почему состав дел Царицынской канцелярии не полон, — не хватало части документов, которые были использованы в монографиях историка. Он прислал в ответ письмо, из которого выясняются любопытные обстоятельст­ ва. Оказывается, документы о Пугачевском восстании были продемонстрированы Мордовцевым наследнику цесаревичу Николаю Александровичу в 1863 г., когда он находился в Саратове. Тогда и были расшиты некоторые дела для удоб­ ства демонстрации документов4. Были ли возвращены ут­ раченные материалы в дела Царицынской канцелярии, ус­ тановить пока не удалось. Тем не менее совершенно ясно, что роль Мордовцева в формировании коллекции докумен­ тов о восстании Пугачева весьма значительна. Несколько позднее, в 1891 или 1892 г. им была пожертвована в Ко­ миссию интереснейшая рукопись, которая тоже относится к событиям Крестьянской войны. Это один из самых ранних списков сочинения видного историка XVIII в. П. И. Рычко­ ва «Описание шестимесячной Оренбургской осады», ис­ пользованного А. С. Пушкиным в его «Истории Пугачева» .

Одновременно в начале деятельности Комиссии были пред­ приняты шаги для получения некоторых дел за 1772— 1775 гг. из Астраханской духовной консистории с целью снятия копий5. Поэтому в фонде имеется несколько дел, содержащих копии либо выписки из документов XVIII в., сделанные в конце XIX — начале XX столетий .

Второй этап формирования комплекса материалов о Крестьянской войне относится к началу второго десятиле­ тия нынешнего века. В 1910 г. член ученой архивной ко­ миссии П. Л. Юдин нашел в Астраханском губернском ар­ хиве 27 дел, отражающих события восстания. После пере­ говоров с астраханским губернатором Комиссия получила

- эти дела «для использования заключающихся в них мате­ риалов». А. А. Гераклитов опубликовал их обзор в 1913 г.6 Сравнение обзора с составом документов фонда № 407 о Пугачевском восстании дает основание утверждать, что большая часть присланных из Астрахани документов «осе­ ла» в архиве Комиссии.Эти материалы, а также почти и все другие, относящиеся к истории Крестьянской войны, были описаны сотрудниками Комиссии и включены в серию «До­ кумент». Впоследствии опись, в которую они входили, пе­ рерабатывалась, а ныне существующая составлена в 1971 г .

Нельзя сказать, что материалы Саратовской комиссии о восстании пользовались большой известностью у историков .

С наибольшей полнотой и с немалым успехом их использо­ вал только Д. Л. Мордовцев. Следует напомнить, что к этим документам он обращался еще до создания и самой Комиссии, и ее фонда, когда они хранились в архивах уч­ реждений. Однако и Мордовцев не был здесь первооткры­ вателем. Впервые документы о Пугачевском восстании ис­ пользовал А. Ф. Леопольдов, который считается одним из основоположников саратовского краеведения7. Судя по его трудам, он был знаком с документами Царицынской комен­ дантской канцелярии за 1773-1775 гг. Но его подход к письменным источникам нельзя назвать профессиональным .

Наряду с документами, Леопольдов широко использовал устные предания, и там, где показания этих двух видов ис­ точников противоречили друг другу, он отдавал пред­ почтение легендам .

Иное отношение к письменным материалам мы встреча­ ем у Мордовцева, которого, кстати, резко критиковал Лео­ польдов за неправильное, с его точки зрения, представле­ ние о восстании Пугачева. Мордовцев придерживался де­ мократических взглядов и считал восстания и «разбои» ре­ зультатом естественного стремления народных масс участ­ вовать в политической жизни общества в условиях, когда

- они были лишены такого права. Мордовцев пользовался широким кругом опубликованных и неопубликованных ис­ точников8. Основную массу последних составляют именно документы, которые позднее вошли в коллекцию СУАК (материалы Царицынской комендантской канцелярии). Но не все использованные Мордовцевым фонды сохранились .

Не дошли до наших дней дела Саратовского магистрата, а также учреждений города Петровска, которые историк ци­ тировал и пересказывал в своих монографиях. С другой стороны, ему не были известны материалы Астраханской губернской канцелярии, которые хранятся ныне в фонде архивной комиссии .

А. А. Гераклитов, который, судя по упоминавшемуся выше обзору документов, а также по отчетам Комиссии, был, вероятно, лучшим знатоком этого фонда, не оставил исследования по истории восстания. В своей монографии о Саратовском крае он довел повествование до кануна Кре­ стьянской войны9. Е. Н. Кушева, которая занималась в ар­ хиве комиссии под его руководством, использовала мате­ риалы периода Крестьянской войны в несколько необычном аспекте. Ею был проанализирован состав саратовского ку­ печества и сделаны интересные выводы о мотивах поведе­ ния купцов во время восстания10 .

Активное использование фонда Ученой архивной ко­ миссии для изучения истории Крестьянской войны, можно сказать, на этом и прекратилось. Саратовские исследовате­ ли при изучении данного периода обычно обращаются к трудам Леопольдова и Мордовцева, в лучшем случае — к трехтомной публикации документов о Крестьянской войне, «Пугачевщине», осуществленной в 1926-1931 гг. Авторы же трудов, освещающих восстание более широко — в масштабе региона или всей России — для описания событий в Сара­ товском Поволжье используют фонды центральных архи­ вов. Отдельные документы комплекса архивной комиссии,

- посвященного крестьянской войне, привлекали внимание историков, но в целом весь комплекс ждет нового исследо­ вателя уже более полувека .

* * * Материалы фонда, относящиеся непосредственно к вос­ станию, можно разделить по содержанию на следующие группы:

— документы оперативного характера (о передвижени­ ях войска Пугачева, боях с пугачевцами, обороноспособно­ сти крепостей и т. п.);

— документы о настроениях населения в Нижнем По­ волжье и в соседних регионах, в том числе и за пределами России;

— манифесты, указы, обращения к населению прави­ тельства и духовных властей;

— материалы дознания над пугачевцами и над лицами духовного звания, «впадшими в преступление» (здесь име­ ется в виду расследование, проводившееся администрацией Астраханской губернии, а также архиепископом Мефодием и походной канцелярией генерал-майора П. Д. Мансурова) .

По содержанию к этому собранию документов примы­ кают еще две рукописи, которые нужно отметить особо .

Они отличаются от остальных дел коллекции как по проис­ хождению — поскольку не принадлежат к делопроизводст­ ву учреждений Астраханской губернии — так и по форме .

Это экстракт документов Оренбургской губернской канце­ лярии, составленный по распоряжению оренбургского гу­ бернатора И. А. Рейнсдорпа (Д. 1321) и рукопись сочине­ ния П. И. Рычкова «Описание шестимесячной оренбург­ ской осады» (Д. 1322) .

Все остальные документы о пугачевском восстании, хранящиеся в фонде Комиссии, представляют собой мате­ риалы делопроизводства Астраханской губернской канце­

- лярии. Царицынской комендантской канцелярии, а также духовных правлений Казани и Астрахани, имеется одно де­ ло Саратовской конторы иностранных поселенцев. Большая часть документов, которые позволяют судить о ходе собы­ тий во время восстания (переписка астраханского губерна­ тора П. Н. Кречетникова с комендантами крепостей, воена­ чальниками регулярных и казачьих войск, своими коллега­ ми из соседних губерний и Сенатом, духовными властями), сосредоточена в очень крупных по объему делах, до 200 листов и более. Здесь же хранятся и протоколы заседаний губернской канцелярии, переписка с местным магистратом и т. д. Каждая такая подборка документов является чисто формальным объединением под одним переплетом группы небольших по объему дел. не связанных по содержанию, с перебивкой в хронологии. Поэтому удобнее давать характе­ ристику группам документов и отдельным документам, сле­ дя за хронологией событий Крестьянской войны. В настоя­ щем обзоре будут рассмотрены документы только одной из названных выше тематических групп — а именно, материа­ лы о ходе военных действий. Полная характеристика изу­ чаемой коллекции возможна в более обширном обзоре. Со­ хранившиеся материалы показывают, что известия о на­ чавшихся осенью 1773 г. событиях в Оренбургской губер­ нии, доходили до астраханской администрации сперва только как разовые сообщения локального характера (Сара­ тов относился тогда к Астраханской губернии) .

Астраханский губернатор П. Н. Кречетников в ответ на тревожные сообщения из Оренбурга поспешил принять ме­ ры предосторожности. Это выражалось, главным образом, в рассылке предписаний комендантам крепостей о защите границ губернии, городов и селений, мобилизации военных сил и т. п. Интересно, что сам Кречетников осенью-зимой 1773-1774 гг. находился не в Астрахани, а в Саратове (Д. 1320. Л. 191), здесь же он провел и часть лета 1774 г .

- Первым сообщением о событиях в Оренбургской губер­ нии, которые знаменовали собой начало Крестьянской вой­ ны, был, вероятно, секретный рапорт из Яицкой комен­ дантской канцелярии от 20 сентября 1773 г. В нем речь идет о появлении «бежавшего ис Казани ис тюрьмы Дон­ ского войска казака Емельяна Иванова сына Пугачева» .

Яицкая канцелярия сообщила о ненадежности положения в городке — начальство боялось открытого «возмущения»

местных мятежных казаков, которые были готовы примк­ нуть к Пугачеву (Д. 1329. Л. 1) .

О том, какие меры предполагала принять астраханская администрация, свидетельствует черновик секретного указа канцелярии, разосланного по крепостям губернии 10 октяб­ ря. В указе предписывалось сообщать в Астрахань о появ­ лении «партий» Пугачева (Д. 1329. Л. 4). Сохранились и другие указы губернской канцелярии за октябрь-ноябрь то­ го же года, предписывающие принять меры безопасности против «злодейских партий» в случае появления их у гра­ ниц губернии (Д. 1329. Л. 5-26, 43; Д. 1318. Л. 3-4;

Д. 1331. Л. 138-140, 144-146, 155). Все они имели гриф секретности, и все умалчивали о весьма существенном мо­ менте — о самозванстве Пугачева. Только после получения указа Военной коллегии от 15 октября 1773 г., т. е. после объявления на всю страну о том, что Пугачев «дерзнул наимяновать себя императором Петром Третьим», астрахан­ ские чиновники перестали обходить молчанием этот факт. В октябре и ноябре 1773 г. главной заботой астраханской ад­ министрации было сберечь денежную казну и «злодейскую шайку переловить и переходу... через Волгу всемерно пре­ пятствовать» (Д. 1329. Л. 28). Ловить Пугачева и «шайку»

намеревались, в первую очередь, в раскольничьих селениях на берегах рек Большой и Малый Иргиз и в Малыковской волости (район совр. г. Вольска Саратовской области) .

Властям было известно, что Пугачев бывал в тех местах и

- якобы собирался вновь там обосноваться, надеясь на под­ держку раскольников (Д. 1329. Л. 14) .

Совершенно очевидно, что астраханская администра­ ция, как, впрочем, и само правительство, в первые два ме­ сяца движения не осознавала истинных масштабов восста­ ния. Это объясняется явной скудостью информации, а за­ частую и нежеланием властей принимать всерьез настрое­ ния казаков, крестьян, городских жителей. А между тем события в Оренбургской губернии приобретали все боль­ ший размах. Секретная промемория, направленная из Дмитриевской гражданской канцелярии (Дмитриевск — ныне Камышин) в Царицынскую 25 октября 1773 г., сооб­ щает об опасности, угрожающей непосредственно самому Оренбургу. К тому времени центр Оренбургской губернии уже почти три недели находился под огнем повстанческих пушек. В названной промемории говорится о том, что «ма­ терия всего возмущения» — беглый донской казак Емельян Пугачев, назвавшийся именем Петра III. Цель самозванца определена здесь очень четко: «намереваютца итти к поме­ щичьим жительствам, приклоняя крестьян в свою волю об­ надеживанием дать волю» (Д. 1318. Л. 2-4) .

В начале ноября силы повстанцев разбили команды генерал-майора В. А. Кара и полковника П. М. Чернышева .

В декабре положение Оренбурга стало отчаянным. Уфа оказалась в осаде. Повстанческое движение охватило ряд районов огромной Оренбургской губернии. А из Астрахан­ ской губернской канцелярии шли приказы в калмыцкие улусы, находившиеся в заволжских степях. В улусах слу­ жили русские переводчики, которые подчинялись астрахан­ скому губернатору. Им предписывалось узнать, не бежал ли Пугачев «один или с собранною партиею» в улусы, а в случае его обнаружения — поймать и в крепких кандалах, под караулом отправить в Астрахань (Д. 1329. Л. 59). 5 декабря в Царицын был послан ордер с требованием искать

- и взять в плен Пугачева. А 18 декабря ордера подобного содержания губернатор разослал уже по всем крепостям Астраханской губернии (Д. 1318. Л. 2S; Д. 1320. Л. 109) .

Несколько ранее, в ноябре, Царицынская комендант­ ская канцелярия получила тревожную весть, которая, в свою очередь, была сообщена секретными промемориями в ближайшие города, в Дмитриевск и Саратов. Речь шла не больше и не меньше, как о появлении Пугачева на луговой стороне Волги (Д. 1331. Л. 153-154). Известие это исходи­ ло от профессора П. С. Палласа, который находился в то время в калмыцких улусах. Но он ошибся. Однако интере­ сен сам факт — среди калмыков ходили слухи о скором по­ явлении Пугачева. Впрочем, угроза «Мятежа» оказалась вполне реальной для Поволжья в конце декабря 1773 г. Аст­ раханский губернатор П. Н. Кречетников 24 декабря обра­ тился с письмом в Бугульму к генерал-майору Ф. Ю. Фрейману, предлагая распределить воинские команды вдоль Вол­ ги, чтобы в случае необходимости дать отпор «злодеям». В то же время в губернскую канцелярию поступили вполне достоверные сообщения о том, что отряды сторонников Пу­ гачева действовали на реке Самара «в помещичьих жительствах, в селах Жданове и Ярынове». На Иргиз и вдоль Волги «для поимки злодеев» были отосланы воинские ко­ манды. Об этом писал губернатор Кречетников в своем со­ общении в Симбирскую провинциальную канцелярию (Д. 1320. Л. 159) .

Демонстрируя служебное рвение, П. Н. Кречетников в сообщении к генерал-аншефу А. И. Бибикову подробно рас­ писал, какие меры будут приняты для обороны подчинен­ ных ему городов, крепостей и селений (Д. 1320. Л. 176— 178). Бибиков, назначенный командующим карательными войсками в конце ноября, прибыл в Казань только 25 де­ кабря. Астраханский губернатор поспешил отчитаться перед авторитетным и высокопоставленным начальником. Его со­

- общение к А. И. Бибикову содержит интересные подробно­ сти о положении дел в губернии. Так, он пишет о появлении возле Черного Яра по луговой стороне Волги при казачьих станицах и хуторах «злодейских киргис-кайсацких пар­ тий», которые нападали на казаков, брали в плен их жен и детей. Существовала опасность и «с кубанской стороны», т. е. со стороны горских народов Северного Кавказа. Суще­ ственно также замечание Кречетникова о положении вокруг Сызрани и Ставропольской крепости: там «вся чернь взвол­ новалась» и «по тракту тож начинается от некоторых обы­ вателей волнение» (Д. 1320. Л. 176 об.). Учитывая слож­ ность обстановки в Поволжье, Бибиков отдал распоряжение перевести пленных турок, находившихся к тому времени в Царицыне, в Воронежскую губернию. Сохранился ордер Кречетникова, составленный в соответствии с указанием ге­ нерал-аншефа, в адрес царицынского коменданта И. Е. Цыплетева (Д. 1353. Л. 1, 4). Ордер отправлен 31 января 1774 г. Положение было настолько серьезным, что в Астра­ хани начались спешные приготовления к обороне. Учреж­ дения, ведавшие «инородцами» (так наз. суды — азиатский армянский, азиатский магометанский и дворы — Гилянский и Агрыжанский) составляли списки своих подопечных. В списках указано, кто из обывателей имеет оружие, а кто — не имеет (Д. 1320. Л. 203-222) .

Но уже в начале января 1774 г. в Астраханскую губернию доходят вести о первых успехах правительственных войск в борьбе с «бунтовщиками». А 22 марта генерал П. М. Голицын одержал значительную победу над повстанцами под Татище­ вой крепостью. Весьма пространное описание этого события содержится в сообщении П. Н. Кречетникова, адресованном Низовой соляной конторе (она находилась в Саратове). Гу­ бернатор здесь высказывает свои соображения относительно того, где ловить остатки «разбойничьей шайки». Он пред­ полагает, что побежденные «злодеи» побегут через Волгу

- на Кубань, мимо Гурьева городка на Каспийское море «в заграничные трухменские и персицкие пределы» (Д. 1337 .

Л. 30-32) .

Астраханским властям казалось, вероятно, что угроза миновала. Во всяком случае губернатор Кречетников спе­ шил распространить сведения о поражении Пугачева. 17 ап­ реля он обратился к епископу Астраханскому и Ставро­ польскому Мефодию с просьбой обнародовать по церквям увещание, сочиненное по этому случаю Казанским архиепи­ скопом Вениамином (Д. 1320. Л. 23). К Саратовскому ко­ менданту полковнику И. К. Бошняку был отправлен ордер с предписанием «в народе публиковать» о поражении пов­ станцев (Д. 1320. Л. 24). Но, как выяснилось впоследст­ вии, самые опасные для астраханской администрации дни были еще впереди. В начале апреля Крестьянская война вступает в новую фазу. Несмотря на то, что в сражении под Сакмарским городком 1 апреля повстанцы опять потерпели неудачу; несмотря на успехи карательных войск под Уфой, на среднем и нижнем течении Яика и на среднем Урале, Пугачев продолжал действовать, привлекая все новые силы в свое войско. На этом этапе Крестьянской войны события разворачивались сначала на Урале, но в середине лета ар­ мия повстанцев оказалась в Поволжье .

Пока события развивались в удаленных от Астрахан­ ской губернии местах, сведения о них поступали редко и отрывочно. Но после боев под Казанью главной ареной боевых действий стало Поволжье. Из Казанской и Нижего­ родской губерний основные силы Пугачева направились на юг, вниз по Волге. Отряды его сторонников успешно воева­ ли и в Воронежской губернии. События июля-августа 1774 г. оставили весьма заметный след в документах астра­ ханских губернских учреждений и Царицынской канцеля­ рии. Сохранилось довольно много материалов о взятии Пу­ гачевым Казани. В делах Царицынской канцелярии за июль

- г. имеются: копия письма казанского губернатора Я. Л. Бранта к воронежскому генерал-поручику И. Л. Шетневу от 17 июля о подробностях наступления «злодеев» на Казань, секретные сообщения о том же, адресованные ца­ рицынскому коменданту от его саратовского и Дмитриевско­ го коллег, а также некоторые другие документы (Д. 1318 .

Л. 86, 88, 90, 91; Д. 1320. Л. 34, 90). Самый интересный из них — рапорт Дмитриевского коменданта полковника К. 3. Меллина к астраханскому губернатору от 22 июля 1774 г. Меллин пересказал сведения, полученные разными путями, о пожаре в Казани 12 июля и о том, что губернатор Брант «и прочие генералитеты» заперлись в крепости вме­ сте с некоторыми гражданскими лицами (Д. 1353. Л. 12) .

Этими гражданскими лицами были чиновники и состоя­ тельные горожане. Только прибытие карательного отряда И. И. Михельсона спасло их от гибели. О продвижении войска Пугачева после его поражения под Казанью гово­ рится в копии предложения казанского губернатора от 20 июля 1774 г. (Д. 1320. Л. 52 об.) .

Несмотря на вполне понятное старание должностных лиц как можно скорее передавать друг другу все важные известия, они доходили с большим опозданием. Так, Дмит­ риевский комендант К. 3. Меллин смог отправить рапорт о полученных им сведениях о переправе Пугачева 17 июля на нагорную сторону Волги у Кокшайска только спустя один­ надцать дней после этого события (Д. 1353. Л. 21). Понят­ но, что стремительность передвижений армии повстанцев часто ставила втупик и военачальников, и комендантов кре­ постей, т. к. они не имели подчас фактически реального представления о положении дел. Неудивительно, что астра­ ханский губернатор, посылая свои ордера 4 августа к Дмит­ риевскому и саратовскому комендантам, и знать не знал о взятии Пугачевым Петровска в тот же самый день .

- На Иргизе должен был поджидать Пугачева гвардии поручик Г. Р. Державин со своей командой — «в предо­ хранении злодейских нашествий». Судя по секретному ор­ деру Кречетникова к саратовскому коменданту от 27 июля, Державин доставил немало неприятностей местным началь­ никам. Сначала он рвался к активной деятельности на Ир­ гизе, потом хотел двинуться на защиту Саратова. Губернатор сдерживал его порывы (Д. 1353. Л. 15). В конце концов, бу­ дущий великий поэт все же оказался в Саратове, и уже там вступил в конфликт с комендантом И. К. Бошняком .

6 августа астраханский губернатор отправил три ордера — комендантам Саратова, Царицына и Дмитриевска. Все они предписывали принимать меры к «истреблению» и «пре­ дохранению» от «общественного врага». В обширном и под­ робном ордере на имя И. К. Бошняка самое интересное — дата документа: губернатор Кречетников отдавал свои запо­ здалые распоряжения в тот самый день 6 августа, когда ка­ заки Пугачева ворвались в Саратов (Д. 1320. Л. 25-27) .

Оборона Царицына связывалась с обороной всей Царицын­ ской линии крепостей, которая была частью системы укре­ плений на южной границе России. Прорыв этой линии гро­ зил серьезными последствиями для обороноспособности го­ сударства. «Внутренний враг» Пугачев мог соединиться с врагами внешними. Защита крепости и всей линии плани­ ровалась астраханским губернатором с привлечением кал­ мыцкого войска (здесь Кречетников сильно просчитался) .

Кроме того, он распорядился не отпускать из Царицына в Саратов легкую полевую команду майора А. Т. Дица, кото­ рая первоначально должна была следовать именно туда (Д. 1318. Л. 107-108) .

Взятие Пугачевым Саратова и обстоятельства, связан­ ные с этим событием, конечно, очень интересовали всех, кто приложил руку к формированию фонда Саратовской ученой архивной комиссии. И все же, в фонде сохранилось

- мало документов на эту тему. В ходе самого восстания по­ гибли документы важнейших учреждений, находившихся тогда в Саратове — местной коментантской канцелярии и Конторы опекунства иностранных поселенцев. А вот мате­ риалы Низовой соляной конторы тогда уцелели (Низовая соляная контора распоряжалась добычей и доставкой соли с Эльтонского озера). Но, к сожалению, в фонд ученой ар­ хивной комиссии они не вошли. Спасенные от рук «злодей­ ской шайки», дела Соляной конторы век спустя после «пу­ гачевщины» были попросту уничтожены .

Как видно из документов, одной из причин падения Саратова были бесконечные дрязги среди первых лиц горо­ да. Главный судья Конторы опекунства иностранных посе­ ленцев статский советник М. М. Ладыженский и прибыв­ ший в Саратов гвардии поручик Г. Р. Державин с одной стороны, и саратовский комендант полковник И. К. Бошняк — с другой ожесточенно спорили о том, как защищать город. Каждая сторона отстаивала свой план защиты, и эта борьба продолжалась фактически до тех пор, пока всем спорщикам не пришлось спасаться бегством от Пугачева .

Документы Конторы опекунства иностранных поселен­ цев, находящиеся в деле 1330, как раз отражают все под­ робности этих событий. Пререкания начальников между со­ бою, попытки что-то предпринять, сообщения из Пензы и Петровска о наступлении Пугачева и военные действия под Саратовом и в самом городе 5-6 августа, накануне его па­ дения — вот содержание журнала Конторы и других мате­ риалов дела. Особенность этих документов — явная тен­ денция к тому, чтобы свалить все грехи на коменданта Бошняка и доказать правоту Ладыженского и его сторонни­ ков. В исторической же литературе со времен пушкинской «Истории Пугачева» утвердилась противоположная точка зрения. Материалы Конторы помогают взглянуть на собы­ тия июля-августа 1774 г. в Саратове не с позиций рапортов,

- которые составлял Бошняк, а с позиций его оппонентов Из них мы узнаем также, что «немалое число колонистов» ока­ залось в войске Пугачева. Причем, они пристали к «бунтов­ щикам» добровольно и оставались среди повстанцев вплоть до последнего сражения под Черным Яром. Около сорока человек колонистов попали в плен к «усмирителям» и были отправлены в Саратов (Д. 1330. Л. 12 об.) .

Пребывание Пугачева в Саратове ознаменовалось не­ ожиданной и весьма крупной неприятностью для светских властей и духовного владыки — астраханского епископа Мефодия. Саратовское духовенство принимало активное участие в торжественной встрече Пугачева жителями города 7 августа 1774 г. А затем священники на протяжении не­ скольких дней во время службы в церквях молились о здравии новоявленного императора и «царицы» Устиньи Петровны. Мало того, духовные особы участвовали в гра­ бежах и разбоях в городе. Все эти происшествия были по­ том расследованы духовными и светскими властями. Пер­ вый донос епископу на действия саратовского духовенства написал 23 сентября архимандрит саратовского СпасоПреображенского монастыря Иероним (Д. 1356). Чтобы попытаться защищаться от расправы, члены Саратовского духовного правления протоиерей Алексей Иродионов и Онисим Герасимов и написали доношение к астраханскому епископу (Д. 1336). В их письме к Мефодию изложены не только подробности о действиях лиц духовного звания во время взятия города Пугачевым. Здесь можно найти описа­ ние штурма города, поведения жителей, происшествий на улицах, перечисление разграбленных и розданных населе­ нию казенных запасов и т. д. Естественно, что авторы доношения очень тенденциозны и всячески стараются оправ­ дать «грехи» духовенства. Так, они весьма красноречивы в описании притеснений со стороны «разбойников», которые

- вынудили священников участвовать в торжественной встре­ че самозванца и молиться о его здравии .

Необычные приключения выпали на долю судна, кото­ рое S августа отправилось из Саратова и на которое были погружены документы и казна Низовой соляной конторы .

Оно должно было плыть в Царицын, однако в положенный срок к городу не подошло. Судно было захвачено «злоде­ ями», а затем отбито офицерами саратовского и царицын­ ского батальонов. Исполнив свой долг, некоторые из них решили вознаградить себя и присвоили часть денег казны Соляной конторы, находившейся на судне. Пострадало также имущество главного члена конторы коллежского со­ ветника М. Жукова и некоторых саратовских дворян и чи­ новников, которые погрузили свои вещи на это судно. Для расследования этого происшествия в Царицыне была учре­ ждена специальная комиссия. В одном из дел Царицынской канцелярии сохранилось довольно много ее документов .

(Д. 1331. Л. 48-76, 103-104, 112, 113, 130, 156; Д. 1335 .

Л. 37, 38, 45, 49, 58, 59) .

Некоторые подробности о событиях в Саратове с 6 по 11 августа содержатся в документах, в которых фиксиро­ вался ущерб, нанесенный казенному имуществу (Д. 1360 .

Л. 42-43; Д. 1331. Л. 56-77). Сразу после взятия Пугаче­ вым Саратова стала реальной угроза Дмитриевску и Цари­ цыну. Но до астраханского губернатора эти сведения дошли слишком поздно. Поэтому и распоряжения Кречетникова делались с опозданием. Сохранился его секретный ордер к царицынскому коменданту с изложением официальной вер­ сии падения Саратова. Чтобы подбодрить И. Е. Цыплетева губернатор пишет, что Пугачев «слабосилен». В другом ор­ дере им указаны меры к защите Дмитриевска (Д. 1318 .

Л. 122-124, 152; Д. 1320. Л. 91-92, 97). О падении этой крепости и об измене Волжского казачьего войска сохра­ нился рапорт царицынского коменданта (Д. 1320. Л. 110) и

- ордер к нему от губернатора Кречетникова (Д. 1318 .

Л. 138) от 20 августа .

Определенный интерес представляют материалы кол­ лекции, в которых отражена роль казачьих войск — Волж­ ского и Донского — в ходе восстания. Некоторые из этих документов вошли в состав сборника «Дон и Нижнее По­ волжье в период Крестьянской войны 1773-1775 гг.»1. 1 Судя по отдельным сведениям, астраханские власти с большой опаской относились к Донскому войску и отнюдь не стремились его использовать в борьбе со «злодеями» .

Возможно, донских командиров намеренно держали в неве­ дении относительно продвижений Пугачева. 10 августа старшина Донского войска Василий Манков запрашивал царицынского коменданта о том, где находится «изменник с ево богомерскою толпою» (Д. 1318. Л. 110). Намерения донских казаков вызывали серьезное беспокойство и со стороны их командиров. Об этом свидетельствуют специ­ альные грамоты «О наблюдении верноподданической при­ сяги», которые были отправлены к казакам от донских ата­ манов и старшин (Д. 1318. Л. 113). О сражениях донских казаков с пугачевцами в районе Царицына и у казачьих станиц сообщается в промемории канцелярии Войска дон­ ского в Царицынскую комендантскую канцелярию — 18 ав­ густа у Ветеревской станицы, после этого — у Заполянской, 22 — под Дубовкой (Д. 1331. Л. 16) .

Полковник Донского войска Алексей Иловайский ра­ портовал о сражении со «злодейскою партиею» за речкой Мечетной (Д. 1318. Л. 160). На следующий день, 26 авгу­ ста тот же Иловайский сообщал о продвижениях команд Донского войска и о смертельном ранении одного из его ко­ мандиров — полковника Ф. Кутейникова (Д. 1318. Л. 164) .

Однако через несколько листов в том же деле Царицынской комендантской канцелярии мы встречаем рапорт, состав­ ленный самим Кутейниковым в Качалинской станице 23 ав­

- густа. Рассказ Кутейникова читается как литературное про­ изведение — он прост по форме, но содержание его необы­ чайно интересно. Кутейников был ранен и взят в плен вблизи Мечетной речки, расстрелян сторонниками Пугаче­ ва, но остался жив, добрался до Качалинской станицы и просил у царицынского коменданта дать ему увольнение от службы для излечения (Д. 1318. Л. 169-170) .

Другой военачальник Донского войска — походный атаман Абросим Луковкин, который действовал в районе донских станиц на Медведице, рапортовал, что «бежавшая от Малодельской станицы злодейская толпа... за линиею казаками вся разбита». Это произошло 28 августа (Д. 1318 .

Л. 185). Через два дня вблизи Николаевской слободы не­ большой отряд «злодеев» столкнулся с разъездом, послан­ ным из Дмитриевска. Старшина его Максим Чеберев соста­ вил очень интересный рапорт об этом событии. В нем со­ общается, что в отряде «злодеев» видели белое знамя — значит, по мнению дмитриевцев, там был сам Пугачев (Д. 1318. Л. 191) .

Судя по всем документам, во второй половине августа произошел роковой для Пугачева перелом. Волжские каза­ ки, хотя они совершенно недвусмысленно действовали в пользу самозванца, были немногочисленны. Донские же полки, посланные против Пугачева, оказались неустойчивы .

Частично они «предавались» на сторону повстанцев, час­ тично — действовали против них. В целом, Дон не поддер­ жал Пугачева. Но даже тогда, когда соратники самозванца перестали верить в его удачу, его противники продолжали бояться его. Астраханский губернатор и после Царицына не знал, откуда ему ожидать врага и каковы силы Пугачева .

II Н. Кречетников опасался за судьбу Астрахани. 24 авгу­ ста он отправил поручика Чичагова и капитана Мордвинкина на разведку в сторону Черного Яра с целью узнать о передвижениях повстанцев (Д. 1320. Л. 129-133). Одно­

- временно были направлены ордера к комендантам Черного Яра и Енотаевска с наставлениями об обороне крепостей (Д. 1320. Л. 135, 143). Для поддержания гарнизона Енотаевской крепости Кречетников вновь обратился к калмыкам .

Он просил у полковника князя А. И. Дондукова пятьсот всадников (Д. 1320. Л. 142). Вероятно, положение пред­ ставлялось губернатору весьма тяжелым, если он решил обратиться к таким ненадежным союзникам. 26 и 27 августа он направил свои указания об обороне Астрахани в губерн­ скую канцелярию и в магистрат (Д. 1320. Л. 140-141) Предполагалось вооружить часть населения города .

О поражении Пугачева в последнем его сражении, ме­ жду Царицыным и Черным Яром, 25 августа говорится в извещении П. И. Панина, печатный экземпляр которого на­ ходится в одном из дел Царицынской канцелярии (Д. 1331 .

Л. 80). Судя по документам, Астраханская губерния в то время была наводнена различными видами войск. В течение сентября положение в Нижнем Поволжье продолжало оста­ ваться нестабильным. 13 сентября походный атаман Дон­ ского войска Абросим Луковкин составил рапорт с описа­ нием военных действий против «толпы» под предводитель­ ством пугачевского полковника М. Каменского и о своей победе над ним в слободе Баланде (Д. 1335. Л. 26). Промемория от канцелярии Войска Донского сообщает, что «злодейская партия» в пятьсот человек была разбита неда­ леко от Грачевской крепости (по Царицынской линии) (Д. 1335. Л. 79). Из Сарептской колонии форштейгер Д. Фик просил защитить колонистов от набегов калмыков (Д. 1331. Л. 21, 95; Д. 1335. Л. 96, 142) .

В то же время донские казаки под командованием Абросима Луковкина преследовали «злодейские толпы» в се­ лах по дороге от Саратова на Тамбов, — в Алшанке, Бар­ ках, Уваровой, Колене, Голицыне и Ключах. Специальная казачья команда была послана в село Хрущевку для поимки

- знаменитого пугачевского полковника Ивана Иванова (Д. 133S. Л. 66, 74). О том, чем завершилась миссия этой ко­ манды, свидетельствует несколько необычный документ. Это — копия расписки, данной жителями сельца Никольского де­ ревни Хрущевка полковнику Донского войска Андрею Вуколову в том, что 17 августа через деревню прошла «злодейская партия». Ее предводитель назывался Иваном Михайловым, а Иванова жители деревни не видали (Д. 1335. Л. 68) .

Документы фонда Саратовской ученой архивной ко­ миссии могут существенно дополнить представление иссле­ дователей о ходе Крестьянской войны, и особенно — на по­ следнем ее этапе. Помимо представленных в обзоре доку­ ментов, историк может найти в данной коллекции очень ин­ тересные подробности об отношении различных слоев насе­ ления к восстанию, о взаимоотношениях военачальников, об обстановке в калмыцких улусах, о судьбах людей этой необычайно яркой эпохи .

1 Краснодубровский С. С. Наши архивные комиссии / / Труды Сара­ товской ученой архивной комиссии. 1888. Т. I. Вып. 1. С. 37 .

2 Отчет о деятельности Саратовской ученой архивной комиссии / / Труды СУАК. 1888. Т. I. С. 7 .

3 Мордовцев Д. Л. Самозванцы и понизовая вольница. СПб., 1886 .

Т. I. С. 165 .

4 Труды СУАК 1890. Т. II. Вып. 2. С. XXXI-XXXII .

5 ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 77 .

6 Гераклитов А. А. Обзор «пугачевских» дел из Астраханского гу­ бернского архива //Труды СУАК. 1913. Вып. 30. С. 33-51 .

7 Леопольдов А. Ф. Исторический очерк Саратовского края. М,1848;

он ж Исторический очерк Саратова и пугачевщины. Саратов, 1874 .

е 8 Мордовцев Д. Л. Указ. соч.; он же. Политические движения рус­ ского народа СПб.,1871. Т. I .

–  –  –

ОЧЕРК ПО ИСТОРИИ ПУГАЧЕВСКОГО ДВИЖЕНИЯ

В СБОРНИКЕ А. Ф. БЮШИНГА (1784 г.)

И ЕГО РУССКИЕ ИСТОЧНИКИ

В 1784 г., через девять лет после подавления Крестьян­ ской войны под предводительством Е. И. Пугачева, в Галле в ежегоднике А. Ф. Бюшинга «Сборник новой истории и географии» была опубликована анонимная работа под на­ званием «Достоверные известия о мятежнике Емельяне Пу­ гачеве и поднятом им восстании»1 .

Первую оценку этой работы дал А. Ф. Бюшинг, вид­ ный немецкий ученый и издатель историко-географических журналов. В предисловии к публикации он отметил, что присланное ему из России сообщение о восстании Пугачева «не только достоверное, но и единственное на эту тему»

(S. 2). В отечественной историографии утвердилось мнение об этой статье как о первом научном труде, автор которого попытался нарисовать картину мощного народного движе­ ния в России в 1773-1775 гг .

В литературе высказано два предположения по поводу автора статьи о Пугачевском восстании. Одно из них опи­ рается на замечание А. Ф. Бюшинга о том, что написал ее, видимо, офицер из корпуса полковника И. И. Михельсона, неоднократно сражавшегося с Главным повстанческим вой­ ском. Так сложилось мнение, что публикацию следует рас­ сматривать, как мемуары одного из приближенных Михельсона .

С критикой этих взглядов выступил литературовед Г П. Блок. Он отметил широту охвата в статье событий народного движения, многие из которых не могли быть вос­ становлены по документам военно-походной канцелярии Михельсона, «общее построение статьи и деловитую сжатость слога», указывающих на работу «опытного литерато­ ра и незаурядного профессионала-историка, умело владею­ щего архивным документом»2. А затем, исходя из приме­ чаний Бюшинга, в которых говорилось, что рукопись тому была прислана знаменитым ученым из России, Блок, впер­ вые высказал предположение о принадлежности статьи из­ вестному историку и географу академику Петербургской Академии наук Г. Ф. Миллеру .

Широкие научные интересы и многолетняя дружба свя­ зывали Г. Ф. Миллера с А. Ф. Бюшингом. Подробно ана­ лизируя содержание «Сборника новой истории и геогра­ фии», Л. П. Белковец называет большое количество статей Миллера, а также публикаций документов, сочинений путе­ шественников по России, снабженных комментариями ака­ демика. По выводам исследовательницы, Миллер был самым активным сотрудником ежегодника и «Сборник новой исто­ рии и географии» можно рассматривать как «важный источ­ ник для изучения творчества академика Г. Ф. Миллера»3 .

А. Ф. Бюшинг высоко ценил работы Миллера и характери­ зовал его как «весьма заслуженного в географии и истории России ученого, настоящего архивариуса, обладающего ог­ ромным собранием лучших географических и исторических известий о России»4 .

Как известно, при статье о Пугачевском восстании имя Г. Ф. Миллера как автора не значится. Г. П. Блок дает объяснение причинам, по которым Бюшинг мог скрыть имя автора и опубликовал работу Миллера лишь после его смерти. Среди них он называет политику строжайшего за­ прета каких-либо упоминаний о Пугачевском движении, проводимую правительством в соответствии с Манифестом Екатерины II от 17 марта 1775 г. и последующими указами Сената. Миллер, опасаясь за себя и судьбу своих близких, мог просить Бюшинга не подписывать статьи его именем .

- В защиту версии об авторстве Миллера Г. П. Блок, а вслед за ним другие исследователи приводят данные о со­ бирании Миллером документов Крестьянской войны, а также указывают на прошлые научные интересы историка, связанные с изучением войн и народных движений в Русском государстве5. Параллельно ученые проводили текстологиче­ ский анализ статьи. Весомым доказательством авторства Миллера явилось такое, например, наблюдение Л. П. Белковец .

В 1775 г. Г. Ф. Миллер, живший с 1765 г. в Москве, где руководил Архивом коллегии иностранных дел, послал Бюшингу сообщение об отношении трудового населения Москвы к Пугачеву. Бюшинг поместил эту работу в своих «Еженедельных известиях о новых ландкартах, географи­ ческих, исторических и статистических книгах и сочинени­ ях» (Берлин, 1775. Вып. 27). Миллер, очевидец событий лета 1774 г., писал: «Когда в прошлом году мятежник Пу­ гачев подошел к Казани, в Москве возникло возмущение, во время которого слепая чернь объявила разбойника своим спасителем». В анонимной же статье из «Сборника новой истории и географии» дается предельно близкая оценка этих событий: «Вся Москва ждала его [Пугачева] прихода и готова была при одном только приближении мятежников встать под его знамена» (S. 45)6. Еще один пример. На ос­ новании изучения текста анонимной статьи Г. П. Блок до­ казывает, что работа писалась в России русским поддан­ ным, но по национальности не русским, возможно, нем­ цем7. Исследователь высказал надежду, что неоспоримые подтверждения авторства Миллера могут найтись среди бу­ маг архива Бюшинга. Но, как видно из работ немецких ис­ ториков, рукописное наследие Бюшинга уже с прошлого столетия считается утерянным8 .

Одним из реальных путей поиска дополнительных сви­ детельств, которые дали бы возможность признать Миллера

- автором рассматриваемого исторического очерка, является, на наш взгляд, источниковедческий анализ работы, выявле­ ние ее источников, изучение известных нам документов из собрания Миллера. Как выяснено Р. В. Овчинниковым, в «пугачевском» портфеле Миллера в соответствии с описью конца XVIII в. было 12 дел. В настоящее время в коллек­ ции документов по истории Крестьянской войны, собранной Миллером и ныне хранящийся в РГАДА, всего 6 дел. Ос­ тальные дела приписаны архивистами к другим фондам9 .

Под № 1, 3 и 4 в собрании Миллера значатся «Днев­ ная записка о самозванце Пугачеве, веденная города Орен­ бурга церкви Благовещения, что на Гостином дворе, свя­ щенником Иваном Осиповым 1773 года», «История о проис­ хождении самозванца Пугачева, сочиненная города Оренбур­ га Троицкой церкви священником Иваном Полянским» и «Экстракт, сочиненный из дела о самозванце Пугачеве»10 .

При сопоставлении текста статьи с этими тремя источ­ никами выясняется, что именно их информацией восполь­ зовался Аноним, давая характеристику яицкому казачеству, описывая боевой путь первого повстанческого отряда Пуга­ чева в сентябре 1773 г. и ход сражений повстанцев с гарни­ зоном осажденного ими центра губернии (S. 6, 8-16, 18, 26). Сведения, подсказанные этими источниками вместе с выводами автора изложены на 8 страницах, т. е. составля­ ют примерно до V7 объема текста очерка .

Вот некоторые конкретности, подтверждающие наши наблюдения. Сообщая о подступе Пугачева к Яицкому го­ родку 18 сентября 1773 г., автор использует следующие свидетельства Полянского и Осипова: в отряде Пугачева было 300 чел., против них комендант крепости Симонов выслал 6-ю полевую команду и 500 казаков; в городок Пу­ гачев направил манифест от имени царя Петра III и потре­ бовал от гарнизона сдачи крепости, от казаков — службы «их истинному царю»; 500 казаков перешли к повстанцам и

- насильно увели 12 старшин (S. 8 )п. Правда, здесь, как и в ряде других случаев, не обошлось без ошибок в передаче фактов. В статье число высланных против повстанцев каза­ ков из-за лишнего нуля возросло с 500 до 5 тысяч, а вместо старшин, не пожелавших присоединиться к восстанию и казненных за это, у автора появились И казачьих офице­ ров (S. 8). Много ошибок в датировании событий. Так, сражения под Оренбургом были 6 октября, а не 5-го; 12-го, а не 17-го; 14 ноября, а не 17 декабря; город штурмовали 2 ноября, а не 7-го (S. 13-16, 18) и др.12 Некоторые из оши­ бок могли появиться при печатании очерка, другие говорят о поспешности автора .

Под М 10 из коллекции Миллера хранилось «Опи­ ?

сание мятежа, происходившего в войске Яицком», а в деле N° 2 — мемуары казанского архимандрита П. Любарского .

Следы использования их в статье видны в изложении све­ дений о яицких казаках и при описании захвата пугачевца­ ми Казани (S. 6, 38, 41, 42) .

Взглянем внимательней на дело № 11 «пугачевского»

портфеля Миллера. Там было 4 документа из канцелярии пугачевского атамана И. Н. Белобородова: указ повстанче­ ской Военной коллегии атаману И. Н. Белобородову о не­ медленном выступлении его отряда к Магнитной крепости на соединение с Главным войском Е. И. Пугачева, а также наставление и ордера Белобородова. В них содержалось требование повстанческого командования крепить воинскую дисциплину в отрядах, сообщалось о комплектовании кор­ пуса Белобородова на Саткинском заводе, служившем ему некоторое время базой13. И автор статьи изложил это та­ кой фразой: на Белорецком заводе к Пугачеву «присоеди­ нился Белобородов с 1500-ми хорошо обученными повстан­ цами, которых он большей частью набрал на Саткинском заводе» (подчеркнуто мною — И. Г.). Как видится из на­ шего сопоставления, автор неправильно указывает только

- место присоединения Белобородова к Главному войску пов­ станцев — Белорецкий завод (S. 28). Между тем, Белобо­ родов подошел к Пугачеву позднее, после захвата повстан­ цами Магнитной крепости. Тут, возможно, автора ввело в заблуждение сообщение, содержащееся в указе повстанче­ ской Военной коллегии Белобородову от 2 мая 1774 г., — сообщение о выступлении Пугачева из Белорецкого завода .

В тетрадях — делах за JM 5-9 из коллекции Миллера s (более 150 листов) были собраны манифесты и указы Ека­ терины II и Сената, копии писем императрицы к коман­ дующим войсками, направленными на подавление восста­ ния, и к губернаторам, донесения и рапорты командиров карательных частей, переписка гражданских властей. Заме­ тим, что обилием фактического материала отличались Ма­ нифест Екатерины II от 19 декабря 1774 г. «О преступле­ ниях казака Пугачева» и сентенция от 10 января 1775 г. «О наказании смертною казнию изменника, бунтовщика и са­ мозванца Пугачева и его сообщников». Нет сомнений в том, что именно из этих документов наш автор взял биографиче­ ские данные о Пугачеве и его сподвижниках И. Н. Белобо­ родове, А. А. Овчинникове, ряд сведений об общем ходе восстания (S. 5-7, 17 и др.) .

Известно, что собирая документы и другие источники по истории Крестьянской войны, Миллер обращался к сви­ детелю осады Оренбурга пугачевцами П. И. Рычкову, членкорреспонденту Петербургской Академии наук. Осенью 1774 г. он получил составленную Рычковым хронику шес­ тимесячной осады Оренбурга, в основе которой был экс­ тракт из документов Оренбургской губернской канцелярии .

Миллер вел активную переписку и с оренбургским губерна­ тором, от которого также получал интересующие его доку­ менты о повстанческом движении в крае14. Из текста ста­ тьи видно, что автор был знаком с рапортами губернатора И. А. Рейнсдорпа в Военную коллегию, откуда были извле­

- чены, в частности, некоторые известия о сражениях под Оренбургом 12 октября, 2 и 10 ноября, 30 января, об от­ правлении команды Зубова в Берду после ухода оттуда пу­ гачевцев (S. 14, 15, 25) .

Автор брал сведения также из переписки генералов В. А. Кара (S. 15-16), А. И. Бибикова (S. 19, 20), П. И. Па­ нина (S. 48, 49) с императрицей и Военной коллегией; из ра­ портов генерала П. М. Голицына генералу А. И. Бибикову (S. 23, 24, 26), извлечения из которых печатались в «С.Петербургских ведомостях» в 1773-1775 гг. Некоторые из этих газет сохранились в «портфеле Миллера» .

Самую большую группу документов, оказавших автору значительную помощь в воссоздании событий Пугачевского восстания, составили, однако, рапорты подполковника (а затем полковника) И. И. Михельсона к командующим ка­ рательными войсками. Операциям Михельсона в статье от­ ведено центральное место. Такое внимание к Михельсону не трудно объяснить инициативой и вкладом этого военачаль­ ника в разгром народного движения. О его операциях и высокой оценке их со стороны императрицы и командующе­ го карательными войсками П. И. Панина автор мог знать по документам, газетам и по общественному мнению, сло­ жившемуся в дворянских кругах. В реляции Панина Екате­ рине II от 2 сентября 1774 г. Михельсон назван «отлично храбрым и неутомимым полковником». А в ответном пись­ ме Екатерины II Панину от 16 сентября дается такая харак­ теристика «неутомимому» офицеру: «Отлично храбрые, расторопные и неутомимые поступки усердного полковника Михельсона с его деташементом всякой похвалы достой­ ны»15. Высочайшая оценка почти дословно перешла на страницы статьи Анонима, которого приводил в восторг и сам «деятельный и неутомимый полковник Михельсон», «неутомимый полководец», — и его «усердие..., достойное

- восхищения», «настоящий героизм и патриотизм» (S 27, 45, 46, 48 и др.) .

Интересно, что стремление автора выделить Михельсо­ на из числа других военачальников, участвовавших в по­ давлении восстания, Г. П. Блок объясняет не только науч­ ными задачами, но и некой «побочной целью». В последней он видит желание Анонима воздать по заслугам Михельмону, о чьей «беспримерной службе» трону стали забывать сразу после Крестьянской войны, которую дворянскопомещичьи круги старались вычеркнуть из памяти. По мне­ нию исследователя, в работе, предназначенной для западно­ го читателя, автор, в расчете на европейское общественное внимание, дает панегирик в честь Михельсоновых деяний .

К тому же, «едва ли стоит сомневаться в том, — пишет Блок, — что она [статья] была если не заказана, то инспи­ рирована Михельсоном»16. Это мнение Блока можно под­ держать достаточно достоверным предположением о том, что все рапорты Михельсона и другие документы военно­ походной канцелярии полковника были переданы автору ста­ тьи самим Михельсоном или кем-либо из его приближенных .

Текстологическое изучение статьи позволяет сделать вывод о том, что Аноним был знаком с не менее, чем 37 до­ кументами военно-походной канцелярии Михельсона за 1774 год: 3 его рапортами за март, 3 за апрель, 6 за май, 7 за июнь, 9 за июль, 9 за август (S. 20-22, 26-35, 38-48)17 .

Данные из рапортов Михельсона были использованы Ано­ нимом при изложении таких центральных событий восста­ ния, как сражения повстанческих отрядов И. Н. ЗарубинаЧики с правительственными войсками под Уфой 24 марта 1774 г., схватки михельсоновцев с отрядами Салавата Юлаева, преграждавшими путь подполковнику на восток, к местам действий Главного войска Е. И. Пугачева, а также — сражения Михельсона с Пугачевым в северо-восточной части Башкирии 22 мая, 3 и 5 июня, бои под Казанью, Ца­

- рицыном, Черным Яром. Помимо карты военных действий, из рапортов Михельсона автором статьи была извлечена информация, свидетельствующая о размахе народного вос­ стания, его движущих силах, об устремлениях повстанцев .

Все это занимает около 20 страниц текста. Таким образом можно утверждать, что почти треть статьи написана на мате­ риале документов военно-походной канцелярии Михельсона .

Остановимся подробнее на этой части исторического очерка. Ее отличает точная хронологическая последова­ тельность изложения событий. Некоторые документы пере­ сказываются почти целиком, из других берутся отдельные факты.Примером пространного изложения документов мо­ жет служить рапорт Михельсона генерал-аншефу А. И. Би­ бикову от 24 марта 1774 г. о разгроме карателями Чесноковского повстанческого центра18. Данные этого источника переданы на двух страницах текста (S. 21-22). Широко ис­ пользованы и факты, извлеченные из рапортов Михельсона генерал-поручику Ф. Ф. Щербатову от 8, 13, 22 и 23 мая о его боях и стычках с отрядами Салавата Юлаева и с други­ ми пугачевскими полковниками и атаманами19. Из этих же документов автор черпал информацию о продвижении вой­ ска Пугачева по заводам и крепостям Уфимской и Исетской провинций (S. 27-30). А придавая особое значение описанию встреч правительственных команд с войском Пугачева на по­ ле боя, Аноним предложил читателю почти дословный, лишь немного сокращенный и отредактированный рапорт Михель­ сона Щербатову от 3 июня 1774 г. (S. 33-34)20 .

Отметим, что автор статьи достаточно бережно отно­ сился к фактическому материалу этих источников, хотя в ряде случаев его можно уличить в преувеличении боевых успехов карательного корпуса, а иногда и в непоследова­ тельности при описании событий. Так, Михельсон отчиты­ вался, что во время боев под Уфой погибло 500 повстанцев, взято в плен 1560 чел., отбито 25 пушек21. В статье цифры

- соответственно возросли до 800, 2000, 45 (S. 22). И еще. В сражениях под Казанью, по донесениям Михельсона, было убито 2000 чел., в статье же указано — 3000; освобождено «из плена» Пугачева 10 тыс. чел., автор доводит это число до 30 тыс. (S. 4 1 )2 2. По документам Михельсона, после сражения 24 марта у д. Чесноковка И. Н. Зарубин отошел к Табынской крепости, где он и 20 его сподвижников были захвачены местными казаками и переданы прибывшей туда команде из корпуса Михельсона. В статье этот эпизод пере­ дан в таком виде: Зарубина и с ним неких 42 повстанческих офицеров захватил в Табынске сам подполковник (S. 22)23 .

Сегодня названный комплекс рапортов Михельсона хранит­ ся не в коллекции Миллера, а рассредоточен, как говори­ лось выше, по разным делам и фондам. Однако допустимо, что в свое время они были в руках у Миллера, возможно, в копиях, переданных историку самим Михельсоном или кемнибудь из его приближенных .

Можно предположить также, что автор получил из ар­ хива Михельсона не все 37 рапортов. В 1774 г. в канцеля­ рии Михельсона велся «Журнал военных действий... под­ полковника И. И. Михельсона против изменника и само­ званца, донского казака Емельяна Иванова сына Пугаче­ ва... и его, Пугачева, злодейских сообщников» за мартавгуст 1774 г.24 Он был построен на использовании рапор­ тов Михельсона и других документов, которые переданы в Журнале в кратком изложении. Журнал мог дать автору всю основную информацию о боевых делах Михельсона .

Однако, при сопоставлении текстов статьи, рапортов и Журнала выясняется, что в статье использованы некоторые данные, имеющиеся только в рапортах. Так, в Журнале нет сведений об отправке капитана А. В. Мельгунова из Уфы в Бирск, но они содержатся в рапорте Михельсона генералу Ф. Ф. Щербатову от 5 мая 1774 г.25 и в статье (S. 27) .

Только из рапорта Михельсона Щербатову от 1 июня автор

- мог взять подробности боев с отрядами Салавата Юлаева и Таиша Ченыкаева26 (S. 33), а из рапорта полковника П. И. Панину — сведения о вступлении в село Починки и о захвате в плен пугачевского полковника А.Е.Суходольского и людей из его отряда (S. 45-46)27 .

Об использовании автором рапортов, а не Журнала го­ ворят и такие факты: о разливе весной рек в Башкирии, что препятствовало продвижению карателей (S. 27), о хит­ рости повстанцев, которые лишь «для виду» присягали Михельсону (S. 28), об отдельных деталях сражения под Ка­ занью (S. 41)28. В Журнале об этом ничего не сообщается .

Ясно, что подобные сведения Аноним мог извлечь из рапор­ тов Михельсона .

Вопрос может стоять так: либо у автора был весь ком­ плекс рапортов Михельсона командующими карательными войсками, либо он использовал информацию Журнала и несколько рапортов полковника .

В пользу того, что автор исторического очерка пользо­ вался архивом Михельсона, говорят и такие факты. В статье подробно рассказывается о сражении Михельсона с отрядами Салавата Юлаева у переправы через р. Ай 31 мая 1774 г. В основе сюжета — рапорт Михельсона Ф. Ф. Щербатову от 1 июня. Но встречаем в тексте такие подробности, каких нет в этом донесении: о приказе Михельсона «40 казакам взять с собой на лошадь по одному егерю и переправится» через реку Ай, где расположились салаватовцы, и «удерживать участок берега, пока не переправятся остальные»; о том, как перетаскивали через реку пушки (с заткнутыми отвер­ стиями и с помощью канатов) и др. (S. 32-33). Подобные детали мог знать только участник боя. Второй факт. В официальной переписке военных властей не могло быть точного верстового исчисления пути, пройденного команда­ ми Михельсона. По всей вероятности, автору были предос­ тавлены какие-то записки Михельсона, где последний под­

- водил итоги кампании: «за несколько месяцев прошел со своим небольшим отрядом 8000 верст и добился при этом столь важных побед над врагом, зачастую численно превос­ ходящих его во много раз». И далее — о последнем взлете «усердия»: «За 35 дней он прошел от Казани, через Арза­ мас, почти до Черноярска 1400 верст» (S. 48). Подобные примеры можно продолжить .

Из текста статьи видно, что автор пользовался и дру­ гими источниками, предоставленными ему во временное пользование. Например, там подробно рассказано о судьбе молодого ротмистра барона Лондона, погибшего в сражении 26 мая 1774 г. под Бирском. В обстоятельном рапорте ко­ мандира Лондона секунд-майора О. И. Дуве генералпоручику Ф. Ф. Щербатову от 27 мая названы все офице­ ры, дравшиеся «с неустрашимою храбростию» (некоторые из них — капитан Мельгунов, поручик Фукс отмечены и в статье), но среди них не было Лондона. Только в числе убитых назван «ротмистр один, рядовых осмнатцать»29 .

Значит, у автора был иной источник сведений о ротмистре .

Скорее всего, это — рассказы дяди ротмистра, «военного интенданта е. и. в. Лондона», который упоминается в статье (S. 35) .

Как мы уже заметили, автор статьи допускал некото­ рые ошибки при изложении фактов, взятых из различных источников. Но ряд неточностей нельзя отнести на счст невнимательности или небрежности автора. Тут явно сказа­ лась правка Бюшинга, не всегда внимательная и умелая. В предисловии к очерку издатель сам признавался, что редак­ тировал текст, исправлял транскрипцию русских собствен­ ных имен и названий (S. 2). Результатом этого явились та­ кие неточности: вместо С. М. Оболяева, по прозвищу Ере­ мина Курица, хозяина постоялого двора, появилось поме­ стье Еремина Курица (S. 7); Рсйнсдорп стал Рейнсфорфом (S. 11, 13, 15); Чернышев — Чернычевым (S. 15, 16), Рыч­

- ков — Кичковым (S. 18); генерал Деколонг стал Деколомом (S. 20); вторая жена Пугачева Устинья — Ульяной (S. 26); Воскресенский завод был отнесен на р.Миас, на границу с Сибирской губернией, хотя находился на р. Тор, притоке р. Белой, в самом центре Башкирии (S. 26); КатавИвановский завод записан как Катов за Ивановской (S. 27); р. Ведка вместо р. Вятки (S. 27, 39); УстьКатавский завод назван Уйским (S. 28); кр. Петропавлов­ ская превращена в Петровловскую, Уйская — в Устишенскую (S. 29), Чебаркульская — в Чербакуль (S. 31); Кыштымский завод — в Кыштин, Златоустовский — в СтатоУстовский (S. 31); д. Бураево стала Браева (S. 39); с. Ца­ рицыно — Цацицыным (S. 40); кр. Черный Яр — Черноярск (S. 46); комендант Саратова И.К.Бошняк переимено­ ван в Босняка (S. 44), а комендант Царицына И. Е. Цыллетев — в Циплатова (S. 45) и др. Во многом неправильно определены расстояния между населенными пунктами. Так, вместо точных цифр оренбуржца И. Полянского, написав­ шего, что кр. Чернореченская была в 18 верстах от Орен­ бурга, в статье расстояние возросло до 80. Невозможно за­ подозрить в таких грехах самого автора, русского поддан­ ного, который мог всегда навести справки и по работе П. И. Рычкова «Топография оренбургская», вышедшей в 1762 г., и по «Географическому лексикону Российского го­ сударства», выпущенному в 1773 г. Ф. А. Полуниным и Г. Ф. Миллером (в приложении к словарю была помещена •«Роспись географическим долготам и широтам», составлен­ ная Миллером), т е. работы известные или подготовленные Миллером, авторство пугачевской статьи которого мы стре­ мимся обосновать .

В статье обнаружены следы использования печатных трудов. По тексту видно, что автор читал роман «Ложный Петр III, или жизнь, характер и злодеяния бунтовщика Емельки Пугачева». Книга, наполненная всяческими из­

- мышлениями и небылицами, была издана на французском языке в Лондоне в 1775 г. С усмешкой Миллер упомянул романиста в своей статье: «Для казака Пугачев был умен, возможно даже умнее того легкомысленного (продувного) француза, возмечтавшего стать его Вергилием» (S. 47). И еще. Сведения о количестве башкир и территории их про­ живания были взяты, скорее всего, из работы географа и историка И. Г. Георги, в 1770 г. побывавшего в составе экспедиции Петербургской Академии наук в Башкирии (S. 17)30 .

Указывая на источники, послужившие Анониму при создании его труда, нельзя вновь не заметить и того, что о многом он знал сам как современник описываемых событий .

До него не могли не дойти ходившие в народе слухи об удивительном спасении царя Петра III, вместо которого, якобы, был убит похожий на него гвардеец. С именем Пет­ ра III угнетенные массы связывали надежду на улучшение своего положения. Автор определил эти слухи как «авантю­ ристические истории» (S. 7, 9), но правильно оценил самозванчество Пугачева как один из решающих факторов в за­ рождении восстания и в привлечении трудового народа на сторону новоявленного «Петра III» .

Автор был осведомлен о реакции правительства, рос­ сийского дворянства на восстание. Ему, безусловно, извест­ но было негодование Екатерины II и смятение среди сто­ личного дворянства в связи с неожиданным появлением в Москве генерала В. А. Кара, возглавившего первую кара­ тельную экспедицию в октябре 1773 г., а через месяц бе­ жавшего после разгрома войска в боях с повстанцами. По­ этому автору не составляло труда дать такую оценку этих событий: «Двор в Петербурге был между тем удивлен ма­ лодушием и неосмотрительностью генерала Кара и поражен размахом волнений» (S. 15) .

- Автор знал и о новом командующем войсками, направ­ ленными против повстанцев, крупном государственном дея­ теле и военачальнике генерал-аншефе А. И. Бибикове. При первом его упоминании в очерке характеризуется как «че­ ловек честный, храбрый и прозорливый полководец» (S. 19) .

С особой симпатией автор писал об оренбургском губернато­ ре И. А. Рейнсдорпе, назьюая его «деятельным», «храбрым и рассудительным» хозяином губернии (S. 11, 13, 15) .

До автора дошли слухи о том, что казанский митропо­ лит Вениамин вручил, якобы, Пугачеву мешок золота. Но, не зная, что в ходе правительственного и церковного рас­ следования этого «преступления» митрополит был полно­ стью оправдан, он высказал такое предположение: с захва­ том казанского кремля «митрополит сделал бы для спасе­ ния своей жизни и второй шаг — короновал бы бунтовщи­ ка. Тогда народ окончательно утвердился бы в своей вере, что это царь Петр III» (S. 41) .

Автор, видимо, был очевидцем казни Пугачева и экзе­ куции над его сподвижниками в Москве. Он записал, что 10 января 1775 г. Пугачев, приговоренный к четвертова­ нию, был по ошибке палача вначале обезглавлен (S. 50) .

(Дело же было не в ошибке палача. Все шло по заранее от­ репетированному сценарию, дабы в последнюю минуту про­ демонстрировать «милосердие» императрицы31 ) .

Как видим, указанных в архивной описи документов по истории Пугачевского восстания из собрания Миллера, изученных им источников из личных архивов, опублико­ ванных документов, собственных наблюдений современника Крестьянской войны было достаточно для подготовки очерка об этом грандиозном народном движении. Историка выдает не только серьезная источниковая база исследования, не только объем информации, извлеченной из разнообразных документов, но четкость изложения огромного материала .

Здесь почти каждое событие получает оценку автора .

- Автор уделяет большое внимание личности предводите­ ля восстания. Излагая биографию Пугачева и оценивая его роль в восстании, он подчеркивает «здоровый природный ум», «редкое присутствие духа», воинский опыт Пугачева .

Автор делает вывод, что именно эти качества, а также на­ ходчивость и смекалка донского казака Пугачева «дали ему возможность так долго сводить на нет все усилия русских полководцев», отправленных правительством на подавление восстания (S. 6). Восстанавливая события сентября-ноября 1773 г., когда к Пугачеву присоединились казаки из много­ численных крепостей и форпостов Оренбургской погранич­ ной линии, разные категории податного населения Орен­ бургской губернии, и повстанцы одерживали победу за по­ бедой в боях с оренбургским гарнизоном и войсками гене­ рала Кара, автор писал, что это было заслугой Пугачева, который «проявлял рассудительность в своих планах и смелость при их осуществлении, и тем самым завоевал до­ верие своих людей» (S. 16-17) .

В статье приводится бытовавшее тогда в западноевро­ пейских общественных кругах мнение о том, что Пугачев был «не только опытный и искусный полководец, но и вид­ ный государственный муж». Автор выступает с решитель­ ной критикой такой оценки Пугачева и указывает на отсут­ ствие разработанных планов боевых действий войска Пуга­ чева: «Был бы он только одним — только государственным деятелем или только солдатом, он, конечно, пошел бы на Москву вместо того, чтобы осадить Казань. Но если даже это было необходимо, чтобы прикрыть свой тал, то он пря­ миком пошел бы оттуда на столицу империи, вместо того, чтобы увлечься сумасбродной идеей поднять кубанских та­ тар и донских казаков» (S. 47-48) .

Автор возлагает на Пугачева всю ответственность за начало Крестьянской войны. Но справедливо отмечает, что самозванного «Петра III» поддержало и активно участвова­

- ло в воосстании все эксплуатируемое население Урала и Поволжья. В конце 1773 г., говорится в статье, «большин­ ство населения Оренбургской и Казанской губерний, в осо­ бенности Оренбургской, встало на сторону» Пугачева (S. 19), его «толпа росла как снежный ком и достигла уже численности несколько тысяч человек» (S. 10). А после пе­ реправы через Волгу «бунт сразу же охватил места, по ко­ торым проходил» Пугачев (S. 42) .

Отмечая многонациональный состав восставших, автор называет среди иих русских, башкир, татар, удмуртов, калмыков. «Все башкиры...

подняли флаг бунта», — за­ ключает автор и приводит даже имена их предводителей:

«Юламанка, Каранайка и Салаватка» (S. 17). Это были действительно выдающиеся вожаки народных масс. Юламан Кушаев, пугачевский генерал, не приносил повинную властям до конца 1774 г. Повстанческий полковник Карапай Мратов был захвачен в плен властями в ноябре 1774 г .

Среди сподвижников предводителя восстания особенно много места отведено повстанческому бригадиру Салавату Юлаеву. Автор отмечает большую популярность Салавата среди народных масс, его воинское мастерство, проявленное в боях против михельсоновцев. Карателям без продовольст­ вия и фуража приходилось идти через пустые башкирские селения, так как «все они были покинуты жителями, вставшими под знамена Салаватки» (S. 33). Повстанцы, не оставляя в покое Михельсона, постоянно нападали на «не­ утомимого полководца». И автор с удивлением пишет, как это «у Салаватки хватило смелости пойти ему [Михельсону] навстречу и вызвать его на бой» (S. 32-34) .

Автор, выступаьший с позиций дворянской историо­ графии, не видел социально-экономических причин, спло­ тивших «черный люд» в выступлении против господ. По­ этому он не мог разобраться, например, в том, почему по­ сле сокрушительного разгрома повстанцев под Татищевой

- крепостью, когда, по данным статьи, были захвачены в плен 6000 пугачевцев, потеряна вся артиллерия, повстанцы не покинули своего вожака. Автор пытается объяснить это... ораторским искусством Пугачева: собрав остатки вой­ ска, тот, якобы, обратился к ним «с хватающим за душу красноречием..., заклиная их быть стойкими и преданными в борьбе за не совсем еще безнадежное дело их государя»

(S. 24). После этого за Пугачевым последовали 4 тысячи повстанцев, констатировал автор .

Автор отдает должное стремительности наступления отрядов повстанцев, иногда завершавшихся их победой .

Восторгаясь храбростью и воинским искусством Михельсо­ на, он нередко пишет о «яростных атаках» пугачевцев, о «строгом боевом порядке», с которым они встречали прави­ тельственные части (S. 386 47). Имеются в работе и такие объективные оценки встреч на поле брани: «Бой был труд­ ным и вначале победа склонялась то в одну, то в другую сторону» (S. 41), или о победе над Каром: «Одной этой победы было бы достаточно, чтобы повсюду раздуть пламя восстания» (S. 16) .

В статье показана жестокость народного выступления, которое автор рассматривает как трагедию для страны. Но в то же время он довольно точно определяет антикрепостниче­ скую направленность Пугачевского движения: «Дворяне.. .

бросали свои дома и поместья, оставляя свое добро на раз­ грабление злодеев, спасая только свою жизнь... Слуги уби­ вали своих господ, а подчиненные начальников» (S. 12, 42) .

В целом же, вся статья пронизана тенденциозностью в описании Крестьянской войны. Это проявляется как в оценке, в отборе фактов, так и в языке. Автор обвиняет повстанцев в незаконном покушении на коренные основы государства и общества; казаков — в «непостоянстве и ди­ кости»; башкир, крестьян разных национальностей — в «легковерности и постоянной готовности бунтовать», в при­

- сущей им, якобы, жестокости и стремлениям к грабежам (S. 6, 9, 11 и др.). Повстанческое войско называется «гнус­ ной ордой», а Пугачев — «чудовищем» (S. 38 и др.). Глав­ ная задача автора сводится к показу усилий правительства Екатерины II по подавлению Пугачевского восстания .

Таким образом, анализ и с т о ч н и к о в о й базы и самого текста статьи о Пугачевском восстании, опубликованной на немецком языке в «Сборнике новой истории и географии» в 1784 г., подтверждает ранее высказанное предположение о принадлежности этого очерка перу историка Г. Ф. Мил­ лера. Остается надежда получить документальные доказа­ тельства того, что Миллер отправил свою статью Бюшингу, в сохранившихся в С.-Петербургском отделении Архива РАН письмах Бюшинга Миллеру и черновиках ответных писем Миллера32. К сожалению, из-за своеобразия почерка Бюшинга, письма его поддаются расшифровке с большим трудом, многие из них до сих пор не прочитаны, а потому и не стали достоянием исследователей .

1 Zuverlissige nachrichten von dem Auiriihrer Jemelian Pugatschew und der von demselben angestifteten Emporung / / Magazin fur die neue Historie und Geographie. Halle, 1784. № 18 S. 5-50. В последующем ссылки на эту публикацию приводятся непосредственно в тексте ста­ тьи, где внутри круглых скобок после латинской литеры «S» указы­ ваются номера соответствующих страниц .

2 Блок Г. Пушкин в работе над историческими источниками. М.;Л., 3 Белкоасц Л. II. Россия в немецкой исторической журналистике XVIII в. Г. Ф. Миллер и А. Ф. Бюшинг. Томск, 1988. С. 213-245 .

4 Пит по кн.: БелковецЛ. П. Указ. соч. С. 272 .

5 Мавроди» В. В. Крестьянская война в России в 1773-1775 годах .

Восстание Пугачева. Л., 1961. Т. I. С. 271; Пештич С. Л. Русская историография XVIII в. Л,1965. Ч. 2. С 210-211; Гофман 77. О пе­ реписке Г. Ф. Миллера и А. Ф. Бюшинга / / Археографический

- ежегодник за 1977 год. М., 1978. С. 290-295; Гвоздикова Я. М. К изучению источников «Истории Пугачева* А. С. Пушкина / / Два­ дцать седьмая всесоюзная пушкинская конференция. Тезисы докла­ дов. Оренбург, 1983. С. 12-13; Алпатов М. А. Русская историче­ ская мысль и Западная Европа (XVIII — первая половина XIX в.) М., 1985. С. 19-27; Белковец Л. Я. К вопросу об оценке историо­ графических взглядов Г. Ф. Миллера / ' История СССР. 1985 .

№ 4. С. 154-166; она ж Россия в немецкой исторической журнали­ е .

стике XVIII в. Г. Ф. Миллер и А Ф. Бюшинг. Томск. 1988; Камен­ ский А. Б. Академик Г. Ф Миллер и русская историческая наука XVIII в. //История СССР. 1989 J 1. С 154-159 sfc 6 Белковец Л. Я. К вопросу об оценке историографических взглядов Г. Ф.Миллера. С. 165 .

7 Блок Г. Указ. соч. С. 94. 98-102 .

8 Гофман П. Указ. соч. С. 295 .

9 Овчинников Р. В. Пушкин в работе над архивными документами («История Пугачева*). Л.,1969. С. 169-177; РГАДА. Ф. 199. On. 1 .

J* 152 .

10 Мемуары И. Осипова и И. Полянского опубликованы: Пуш­ кин А. С. Полн. собр. соч. В 17-ти т. М.;Л.,1940. Т. 9. 4.2 .

С. 551-597. «Экстракт...*, известный как Журнал И. А. Рейнсдорпа сохранился в нескольких экземплярах (РГАДА .

Ф. 6. Д. 494. Л. 4-65; РГВИА. Ф. 20. Д. 1231. Л. 179-197;

Д. 1233. Л. 2-13, 75-88, 324-339 и др.) .

** Пушкин А. С. Полн. собр. соч. Т. 9. Ч. 2. С. 551-552, 583-584 .

12 Там же. С. 556, 574, 590, 593-594; РГАДА. Ф 6. Д. 494. Л. 13. 15, 16, 18 .

Документы ставки Е. И. Пугачева, повстанческих властей и учреж­ дений. М.,1975. С. 67, 68, 281, 291, 292, 438 .

Пекарский Я. Я. Жизнь и литературная переписка П И. Рычкова .

СПб., 1867. С. 142-149 .

*5 Сборник Русского исторического общества. СПб., 1871. Т. 6. С. 130, 136 .

16 Блок Г. Указ. соч. С. 104-106 .

17 Ныне подлинники этих документов хранятся в Российском госу­ дарственном военно-историческом архиве (Ф 20. Д. 1232. Л. 435Д. 1233. Л. 392-393; Д. 1236. Л. 297; Д. 1237. Л. 110, 177, 284-285; Д. 1238. Л. 405, 431-432, 513-514; Д. 1239. Л. 138-139, 144-147, 181, 373-374; Д. 1240. Л. 230-232, 236-237, 239, 314, 343,

- -

347. 3S2, 362-363, 433, 468, 486) и Российском государственном архиве древних актов (Ф. 6 Д. 490. Ч. 1. Л. 204-205, 21S, 218, 267-268; Ч 2. Л. 110-111; Ф. 1274. Д. 174. Л. 146-147). Часть этих документов опубликована в сборнике: Крестьянская война 1773-1775 гг. на территории Башкирии. Уфа, 1975. С. 111-117, 121-124, 128-129, 131-132. 134-138, 139-141, 144-146, 153-155, 158-160, 168-169, 171-173. 184-186, 193-195, 196-197, 200;

Грот Я. К. Труды C1I6,1901 1 4 С 574-579 .

*8 Крестьянская война 1773-1775 гг на территории Башкирии .

С. 111-115 .

19 Там же. С. 139-141, 144-146. 153-155 .

20 Там же С. 171-173 .

21 Там же. С. ИЗ .

22 РГВИА. Ф 20. Д. 1240 Л 363 .

^ Крестьянская война 1773-1775 гг. на территории Башкирии .

С. 116 .

24 Журнал опубликован в сборнике: Крестьянская война 1773гг в России. Документы из собрания Государственного исто­ рического музея. М., 1973. С. 194-223, 383-391 .

^ Крестьянская война 1773-1775 гг. на территории Башкирии .

С. 136 .

26 Там же. С. 168-169 .

27 Пугачевщина. М.;Л., 1931. Т. 3. Из архива Пугачева. С. 78-80 .

2®Рапорт И. И. Михельсона Ф. Ф. Щербатову от 25 апреля, 13 мая, 16 июня 1774 г. ''/ Крестьянская война 1773-1775 гг. на террито­ рии Башкирии. С. 136, 145; РГВИА. Ф. 20. Д. 1240. Л. 363 .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«САЛАВАТ АСФАТУЛЛИН 1812-1814: БАШКИРЫ ("Северные амуры") 200-летию победы России в Отечественной войне 1812 САЛАВАТ АСФАТУЛЛИН 1812-1814: Башкиры ("Северные амуры") КИНОСЦЕНАРИЙ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ФИЛЬМА-ЭПОПЕИ УДК 791. 43 ББК 85. 374. 9(2) А91 В оформлении обложки использована картина А. О. Орловского "Башкир верхом", 1800-1810...»

«НАРОДЫ СССР Р. Г. К у з е е в. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. М., "Наука", 1974, 570 стр. Новая книга Р. Г. Кузеева, несомненно, серьезное достижение советской науки в...»

«УКЦИОН А №32(88) СТАРИННЫЕ И РЕДКИЕ КНИГИ 18 + 18 НОЯБРЯ 2015 Старинные и редкие книги, гравюры, фотографии Аукцион № 32 (88) 18 ноября 2015 года в 18.00 Аукцион состоится по адресу: Центральный дом художника (ЦДХ) Москва, ул. Крымский Вал, д. 10 Предаукционная выставка 10–17 ноября в офисе Антикварных галерей "Кабинетъ", в Центральном...»

«Дарчиев Анзор Валерьевич ОСЕТИНСКОЕ ПРЕДАНИЕ О САМЕЛИ, ПРИКОВАННОМ К ЛУНЕ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА Статья посвящена рассмотрению малоизученного предания о Самели, содержащего ценные сведения для реконструкции религиозно-мифологическ...»

«http://www.mirknig.com/ Франко Кардини. "Истоки средневекового рыцарства"-Выпущено издательством La Nuova Italia в 1982 году В России издательством "Прогресс", Москва, 1987 Оригинальное название – Franko Cardini “Alle radici della cavalleria medieva...»

«Unlimited Spanish Podcast Испанский через истории USP 059: Comparando Сравнивая Yo soy ms alto que t, y t eres menos alto que yo. Я выше тебя, а ты ниже меня. Hola a todos! Soy scar, fundador de unlimitedspanish.com. Привет всем! Я Оскар...»

«Памяти Александра Измайлова ученика школы №32 30-х годов XX века. О подвигах стихи слагают, О славе песни создают. Герои никогда не умирают! Герои в нашей памяти живут! Введение. В нашем лицее имеется музей "Исто...»

«Ассоциация исследователей российского общества ( А И Р О Х Х 1 ) ям ИМ1 р 11 СЕРИЯ "АИРО — ПЕРВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ" Международный совет издательских п р о г р а м м и н а у ч н ы х проектов А И Р О руководитель Геннадий БОРДЮРОВ Андрей МАКАРОВ генеральный директор Сергей ЩЕРБИНА арт-директор Рурский университет в Бохуме Карл АЙМЕРМАХЕР МГУ им. М.В. Ло...»

«Изгарская А.А. Факторы умиротворения человечества в современной либеральной парадигме "демократического мира": критический анализ // Вестник НГУ. Серия: Философия. 2008 . № 1. С. 54 – 58. А. А. Изгарская ФАКТОРЫ УМИРОТВОРЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ПАРАДИГМЕ...»

«304 Раздел 4. ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО И АРХИВНОЕ ДЕЛО Таким образом, документы, содержащие сведения по истории органов управления лесным хозяйством горных заводов Урала в XVIII — первой половине XIX в. достаточно полно представлены в фондах региональных уральских и федерального столичного архивов. ГАПК Ф...»

«Ирина Радченко АЛЕКСАНДР ЛЕОНТЬЕВ: "КУРИРОВАТЬ — ЗНАЧИТ УЧАСТВОВАТЬ" и требуют комплексного усиления практически по всему объекту. Другой пример, который выявил утраты наружной и внутренней отделк...»

«Problemy istorii, lologii, kul’tury Проблемы истории, филологии, культуры 3 (2018), 170–197 3 (2018), 170–197 © The Author(s) 2018 ©Автор(ы) 2018 DOI 10.18503/1992-0431-2018-3-61-170–197 ПРОЗВИЩА У ГРЕКОВ АРХАИЧЕСКОЙ И КЛАССИЧЕСКОЙ ЭПОХ. IV. АФИНЫ: ОТ "ВЕЛИКИХ ОСТРАКИЗМОВ" ДО "ВЕЛИ...»

«А.И. Табунщикова Становление и развитие делопроизводства в России Практика документирования в России имеет свои глубокие исторические корни, уходящие еще в Х в. Так, в дошедших до нашего времени договорах, ставших пе...»

«2018, том 2 Казанский вестник молодых ученых № 5 (8) Социокультурный компонент обучения иностранным языкам УДК 8.81 ИСТОРИЧЕСКИ СЛОЖИВШИЕСЯ ОСОБЕННОСТИ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ БРИТАНСКИХ ФАМИЛИЙ И ИМЕН Ю.И. Супруно...»

«Климчук А.Б., Амеличев Г.Н., Лукьяненко Е.А. Кадастр пещер: Состояние и задачи. Аналитическая записка. УИСК, Симферополь, 2007 с.2 Под земной поверхностью в абсолютной темноте находится настолько огромный мир, что можно говорить о новом континен...»

«НОЯБРЬ 2016 № 3 (44) Планета 61 Учредитель и издатель: Администрация МБУ "Школа № 61" Распространяется бесплатно Обладатель благодарственного письма из Аппарата полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном...»

«Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия 2005. Вып. 14. С. 88–99 КРЕЩАЛЬНЫЕ ФОРМУЛЫ "ВО ИМЯ" В НОВОМ ЗАВЕТЕ: ОБЗОР ИСТОРИИ ИССЛЕДОВАНИЙ А. В. ПОНОМАРЕВ (ПСТГУ, ЦНЦ ПЭ) Выражение "во имя", часто употребляемое в Священном Писании и богослужебных книгах,...»

«А.В.Вознюк СТРУКТУРИРОВАННАЯ МУДРОСТЬ, ИЗВЛЕЧЕННАЯ ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО ОКЕАНА ВСТУПЛЕНИЕ Интенсификация информационных потоков на нашей планете является одним из главных факторов вхождения глобализующегося мира в принципиа...»

«XXVII ФОРУМ ПРОФЕССИОНАЛОВ ИНДУСТРИИ РАЗВЛЕЧЕНИЙ И ОТДЫХА XV ЮБИЛЕЙНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС В ИНДУСТРИИ РАЗВЛЕЧЕНИЙ И ОТДЫХА "ХРУСТАЛЬНОЕ КОЛЕСО 2017" ОРГАНИЗАТОРЫ ОТЧЕТ о проведении XXVII ежегодного Форума Профессион...»

«Текст – Джастин Ричардс Иллюстрации – Дэвид Уордл Москва УДК 821.111-312.9 ББК 84(4Вел)-44 Р56 Doctor WHO: Time Lord Fairy Tales Writen by Justin Richards Cover and main illustrations by David Wardle – Pickled ink Drop capital illustrations by Adam Linley – Beehive Illustration Copyrig...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор МБОУ гимназия имени И. А. Бунина _ Е.Л.Жигалова _ 2017 г. Учебные планы МБОУ гимназия имени И. А. Бунина на 2017 – 2018 учебный год           Пояснительная записка к учебно...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ РОССИИ И ЕВРОПЫ" В преддверии столетней годовщины начала Первой мировой войны 25—26 октября 2013 г. в Калининграде и Гусеве состоялась международная научно-практичес...»

«Разин Александр Сергеевич, Белов Алексей Вячеславович ПРОБЛЕМА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ РЕЛИГИОЗНО-НРАВСТВЕННЫХ ПРИНЦИПОВ ХОЗЯЙСТВЕННОГО АСКЕТИЗМА В ПРОТЕСТАНТИЗМЕ В статье рассматриваются принципы хозяйственной деятельности, присущие одной из конфессий христианства протестантизму. В п...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.