WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«К ПРОБЛЕМЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА В НАРОДНОМ ЭПОСЕ (на материале сборника Кирши Данилова) Многие фольклористы, обращавшиеся к эпическим песням, ха­ рактеризовали своеобычность ...»

В. В. БЛАЖЕС

Свердловск

К ПРОБЛЕМЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

В НАРОДНОМ ЭПОСЕ

(на материале сборника Кирши Данилова)

Многие фольклористы, обращавшиеся к эпическим песням, ха­

рактеризовали своеобычность изображения человека в русском на­

родном эпосе. Поскольку никто не делал этого в рамках исполни­

тельского контекста, мы предприняли такую попытку. В результате

стало очевидно, что требуется более детальное изучение некоторых принципиальных положений. Поэтому в настоящей статье будет рассматриваться более основательно один из основополагающих моментов — поведенческая зависимость эпического человека. Необ­ ходимость его специального исследования диктуется тем, что в фольклористике сложилось представление об эпических богатырях как о героях, способных собственной силой одолеть любое чудови­ ще или несметные вражеские полчища; даже в новейших работах встречаются безосновательные утверждения, будто в центре эпоса, «особенно на стадии его развития как эпоса исторического, каким являются былины», стоит «образ человека, могущественного и не­ зависимого от сверхъестественных сил». В том-то и дело, что сила и могущество эпического человека не беспредельны, они весьма от­ носительны. Во всяком случае богатырь может находиться в пол­ ной зависимости от сверхъестественных сил .

Если принять «Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым» как единый культурный текст, то можно уви­ деть последовательно проведенную через эпические песни выра­ женную зависимость человека от сверхъестественных сил. Причем сам человек эту зависимость ощущает и осознаёт. Приведем кон­ кретный материал .



В эпических песнях сборника Кирши Данилова русский народ — это, в первую очередь, «народ православный», поэтому «русский»

и «крещеный» часто употребляются как синонимы. «Государство Российское» — это «мир крещеный», «земля святорусская», а про­ тивники — Идолище, Змей Горынчища, Тугарин, татары, чудь бе­ логлазая, сорочина долгополая и прочие — поганые, «злые», то есть они характеризуются как иноверцы или как «нехристи». Поэтому татарин, входя в гридню князя Владимира, конечно же, «Спасову образу не молится» (с. 130), а Калин способен не только на гра­ беж, но и на святотатство: в «ерлыке скоропищетом», посланном в Блажес В. В. Содержательность художественной формы русского былевого эпоса. Свердловск, 1977 .

Селиванов Ф. М. Изображение человека в былинах. — В кн.: Фольклор .

Поэтическая система. М., 1977, с. 193 .

# Страницы указываются по последнему изданию: Древние российские сти­ хотворения, собранные Киршею Даниловым. 2-е изд. Подготовили А. П. Евгеньева и Б. Н. Путилов. М., 1977 .

Киев, он написал, что «божьи церкви на дым пустит», как только захватит город (с. 129). Поганых только уничтожают. Если же ко­ му-то даруется жизнь, того в первую очередь крестят. Так, Грозный, взяв Казань, сохранил жизнь жене царя Симеона Елене: он «при­ вел» ее «в крещеную веру», затем — «в монастырь царицу постриг­ ли» (с. 152). В этом смысле характерно поведение плененной Урзамовны, дочери «мурзы турскова»: она просит пощадить ее: «А и вы везите мене, казаки, к сильному царству Московскому, государст­ ву Российскому, приведите мене в веру крещеную!» (с. 66) .

Спасу или «Спасову образу со Пречистою» молятся Соловей Будимерович, Дюк Степанович, Илья Муромец, Иван Годинович, Добрыня Никитич, Алеша Попович, Еким Иванович, Михаила Казаренин, Михаила Поток, богатырь Суровец .



Дунай, попав к Етмануилу, с неудовольствием говорит, что нет в его белокаменных пала­ тах «Спасова образа» и некому «помолитися» (с. 56). Видимо, повнутренней потребности («от желанья») молятся даже разбойни­ ки (с. 65). Михаила Казаренин едет в Киев не только для того, чтобы князю Владимиру «послужить верою и правдою, позаочыо князю не изменою», но и чтобы «чудотворцам в Киеве помолитися» (с. 111) .

А когда Владимир просит его съездить к морю синему, он только* «помолился богу, сам и вон пошел» (с. 111). Про Алешу сообщается как нечто существенное: «Встает рано-ранешенько... на восток он богу молится» (с. 99) .

И в других случаях эпические герои ведут себя как примерные христиане. Они посещают службу, выполняют церковные установ­ ления. Например сказано, что Добрыня ходит «к заутрени» (с. 44),^ а Михаила Поток — к вечерне (с. 118); тот ж е Поток «соборным попам поклоняется, чтоб с Авдотьюшкой обрученье принять», и по­ пы «скоро обрученье сделали, тут обвенчали их» (с. 118); и на по­ хороны молодой жены Потока «сбиралися попы со дьяконами и со;

всем церковным причетом» (с. 119). Дунай Иванович просит «милости у того архирея соборного обвенчать на красной девице» и;

«попы соборные» венчают молодых «с радостью». Когда жене царя Саула «бог сына дал, поп приходил со молитвою, имя дает Константинушком Сауловичем» (с. 134); богатырь Константин Саулович, проснувшись рано утром, «на восток богу молится», а наехав в;

чистом поле на часовню, «зашел богу молитися» (с. 136) .

В былине «Добрыня купался — змей унес», в которой некото­ рые исследователи видят отражение крещения Руси, главный герой входит в Израй-реку «перекрестясь» и побеждает Змея Горынчища «шляпой земли греческой» (монашеским или епископским кло­ буком). Один из самых могущественных русских богатырей Илья Муромец откровенно надеется на божью помощь.

Когда Калин-царь прислал князю Владимиру грозное послание и тот растерялся («Сдать ли мне, не сдать ли Киев-град?), Илья его успокаивал: .

Ни о чем ты, асударь, не печалуйся:

• Боже-Спас оборонит нас, А нечто йречистой и всех сохранит! (с. 131), Божья сила помогает богатырю победить врага. Так, поповичбогатырь Алеша перед решающим боем с Тугариным всю ночь про­ вел в-молитве, просил помощи у бога со слезами, и бог услышал просьбу:

Тут Алеша всю ночь не спал,

Молился богу со слезами:

«Создай, боже, тучу грозную, А и тучи-то с градом дождя!»

Алешины молитвы доходны ко Христу .

Дает господь бог тучу с градом дождя, Замочила Тугарина крылья бумажный Падает Тугарин, как собака, на сыру землю .

Если-у других сказителей образ Алеши может приобретать некото­ рые отрицательные черты, по крайней мере, легкий иронический колорит, то у Кирилла Данилова поповский сын Алеша выдержан как образ целиком героический. Анализируя былину «Алеша По­ пович й Тугарин», Ю. И. Смирнов и В. Г. Смолицкий справедливо пишут: «Силой Алеши оказалась его молитва, которую считаем из­ начально содержавшейся в тексте... Молитва помогла Алеше ли­ шить Тугарина возможности напасть с неожиданной позиции» .





В более поздних эпических песнях также говорится о помощи бога герою. И в них борьба за освобождение родины представле­ на иногда как борьба с иноверцами. Например в песне, посвящен­ ной Михаилу Скопину, «царство Московское» — это «православный мир* "'(с. 147, 149), а вокруг враги-иноверцы. Отмечается, что Ми­ хаил Скопин перед выступлением в поход «в соборе заутреню от­ служил», над его войском «знаменья царские», на которых изобра­ жены «Чуден Спас со Пречистою,...Михайло и Таврило архангелы, еще вся сила небесная». С помощью такой силы Скопин «в восточ­ ной стороне» вырубил чудь белоглазую и сорочину долгополую, «в полуденной стороне» — черкес пятигорских, «в северной стороне»—• калмыков «со башкирцами», а на «западную сторону и в ночь пош­ ли прирубили чукши с олюторами». Победа Скопина — это победа благочестивого военачальника над нечестивыми народами .

А кому будет божья помочь —

Скопину-князю Михаилу Васильевичу:

Он очистил царство Московское.. .

После, победы признательные богу люди Служили обедни с молитвами И кругом города ходили в каменной Москвы .

Отслуживши обедни с молебнами И всю литургию великую, — На великих на радостях пир пошел (с. 149) .

Следует обратить внимание и на взаимодействие наместников бога е эпическими героями. В былине «Иван Гостиной сын» сказаД о б р ы н я Никитич и Алеша Попович. Издание подготовили Ю. И. Смирнов и В. Г. Смолицкий. М., 1974, с. 401 .

но, что на пиру у князя Владимира присутствует «владыка черни­ говский», и он в споре богатыря с князем «за Ивана поруку дер­ жит». Он один из всех присутствующих верит в победу народного героя. И когда князь, видя могущество героя, «хочет упразднить заклад и отказаться от обязательств по нему», черниговский вла­ дыка велит Ивану «забрать заклад, принадлежащий купцам», и обещает герою: «Л князи и бояра никуда от нас не уйдут» .

Примерно такая же ситуация обрисована в былине.«Алеша По­ пович». Когда богатырь «бьется о велик заклад» с Тугариным, «все за Тугарина поруки держат»: князья кладут по сто рублей, бояре — по пятидесяти, купцы «три корабля свои подписывают», даже крес­ тьяне кладут по пяти рублей, потому что никто не верит в силу бо­ гатыря. Лишь черниговский владыка «за Алешу подписывал»

(с. 104); его поддержка оказывается весьма значимой на фоне все­ общего неверия в силу Алеши Поповича .

Некоторые церковные служители в песнях Сборника наделяют­ ся способностью творить чудеса.

Так, тело князя Семена Романо­ вича враги «иссекли» на мелкие части и разбросали по чистому по­ лю, но конотопский епископ собрал «попов, дьяконов и церковных причетников» и сотворил настоящее чудо:

А и тут люди дивовалися, Что его тело вместе срасталося (с. 156) .

Однако бог — не единственная сила, довлеющая над человеком, есть еще одна сила — не божественная, но реально существующая и также требующая почитания. В этом плане стоит рассмотреть былины о Садко .

В. Г. Белинский писал про былину «Садко — богатый гость» из сборника Кирши Данилова: «В этой поэме ощутительно присутст­ вие идеи: она есть поэтическая апофеоза Новгорода как торговой общины», а Садко критик считал одним из «представителей Вели­ кого Новгорода». Мнение В. Г. Белинского разделяется многими советскими фольклористами. Но при такой трактовке невольно су­ жается масштабность поэтического мышления народного певца, ко­ торый не воспевает мощь торговой общины Новгорода, а скорее ее высмеивает. Кроме того, Садко в этой былине не представитель Великого Новгорода, а человек пришлый, захожий, чужой, случай­ ный в Новгороде, он — именно пришелец или, выражаясь совре­ менным словом, человек со стороны. Он не бедный новгородский гусляр, как в вариантах других сказителей, а вольный молодец. Он двенадцать лет гулял по Волге «со вершины... и до устья ее, а и нижнея царства Астраханскова», а потом «захотелось молодцу по­ бывать» в Новгороде, и он прибыл к славному Ильменю с покло­ ном от его «сестры» Волги .

Садко ничего не знает в Новгороде: ни образа жизни новгород­ цев, ни законов, ни городских традиций. В первый раз ИльменьПутилов Б. Н. Комментарий. — В кн.: Древние, российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым, с. 434 .

Белинский В. Г. Поли. собр. соч. М., 1954, с. 5, с. 417, 418 .

озеро прислало к Садко некоего «удалого молодца», и тот научил, что и как делать. Получив часть богатства Ильмень-озера — три невода рыбы, превратившиеся в деньги, Садко опять не знает, для чего это богатство, что с ним делать, куда употребить. И опять пошел Садко к Ильменю:

А бьет челом — поклоняется:

Батюшко мой Ильмень-озеро!

Поучи мене жить во Нове-граде!

Ильмень с готовностью поучает. И, собственно говоря, дальней­ шее состязание Садко с новгородскими купцами — это спор-сравне­ ние малой части богатства Ильмень-озера со всем богатством тор­ гового Новгорода, богатства природного (природной силы) и при­ возного, нажитого торговлей. Спор-сравнение заканчивается коми­ ческим посрамлением Новгорода. «Заключительные слова «Не я, Садко, богат, богат Новгород» произносятся с явной иронией: от новгородского богатства остаются одни черепки. Все это указыва­ ет на позднее и не новгородское происхождение данного варианта былины» .

Эпический человек понимает, что постоянно должен учитывать существование двух сил: природной и идеальной — бога. Природ­ ную силу достаточно отблагодарить хлебом-солью, добрым словом, послушанием. Садко вольно жил на Волге, «никакой над собой притки и скорби не видовал», и, когда захотелось ему в другие края, он «отрезал хлеба великий сукрой, а и солью посолил, ево в Вол­ гу опустил: «Спасибо тебе, матушка Волга-река!» Садко послуш­ но делает то, о чем просит Волга, что советует Ильмень-озеро, и это послушание вознаграждается: был простым молодцем, стал бо­ гатым человеком .

Но Садко знает, что «ходит под богом». Эту силу надо тоже рас­ положить к себе, добиться ее поддержки, что он и делает построй­ кой трех церквей во имя Стефана, Софии Премудрой и Николая

Можайского:

Вложил бог желанье в ретиво сердце:

А и шод Садко, божей храм соорудил А и во имя Стефана-архидьякона, Кресты, маковицы золотом золотил, Он местны иконы изукрашевал, Изукрашевал иконы, чистым жемчугом усадил, Царские двери вызолачивал (с. 146) .

Теперь Садко ведет себя с большей свободой и уверенностью .

Во второй былине — «Садков корабль стал на море» — герой возвращается почти в знакомые места: плавает по Хвалынскому морю вместе с «ярыжками», людьми «наемными и подначальны­ ми». И когда его корабль «стал на море», а жребий не утонул, он Былины. Подготовка текста, вступит, ст. и ком мент. В. Я- Проппа и Б. Н. Пу­ тилова. М., 1958, т. 1, с. 538 .

понимает, что сам виноват: за плавание по Волге отдарил ее, а мо­ рю «не платил дани-пошлины»:

Я сам, Садко, знаю-ведаю:

Бегаю по морю двенадцать лет, Тому царкр заморскому Не платил я дани-пошлины, И во синее море Хвалынское Хлеба с солью не опускивал, — По меня, Садко, смерть пришла.. .

Но еще раньше он постройкой божьих храмов обеспечил себе покровительство небесных сил. Поэтому с помощью святого Нико­ лая он успешно выходит из всех затруднительных ситуаций и ока­ зывается в Новгороде целым и невредимым .

Если в первой былине показано могущество природной силы и способность человека плодотворно контактировать с ней, то во вто­ рой былине о Садко утверждается абсолютное торжество божест­ венного начала, которое может обеспечить успех и благополучие только благодарному человеку. Таким образом, эпический человек для достижения желаемого обязан, с одной стороны, выполнить определенные магические действия (если бы Садко не отдарил Вол­ гу хлебом-солью, словами благодарности, не выполнил ее просьбу, он бы ничего не имел), с другой стороны, тот же человек вынужден искать покровительства христианской силы .

Известно, что народные сказители относились к эпическим пер­ сонажам как к реальным личностям, жившим «в старые годы, преж­ ние, во те времена первоначальные». Среди эпических персонажей были умные, добрые, шутники, степенные и т. п., то есть самые раз­ ные натуры, в том числе оборотни, колдуны. На эпических героев, как и на всех людей, распространялись магические действия, пас­ сы носителей нечистой силы. Эпический богатырь, несмотря на всю свою мощь, оказывался беззащитным перед колдуном .

В былине «Три года Добрынюшка стольничал» Марина Игна­ тьевна «брала следы» Добрыни, «клала дровца в печку муравле­ ную со темя следы», разжигала «полящетым огнем и сама дровам приговариват»:

Сколь жарко дрова разгораются Со темя следы молодецкими, Разгоралось бы сердце молодецкое Как у молода Добрынюшки Никитьевича!

А и божья крепко, вражья-то лепко .

После такого колдовства Он с вечера, Добрыня, хлеба не ест, Со полуночи Никитичу не уснется, Он белого света дожидается .

«Здесь отражен древний обычаи мореплавателей и рыбаков — приносить в дар морю или реке хлеб с солью» (Путилов Б. Н. Комментарий, с. 446) .

Здесь мы сталкиваемся с обычной парциальной магией, при кото­ рой «магические действия или сама сила непосредственно обраща­ ются на предмет, бывший в соприкосновении с человеком... через этого «заместителя» магическое действие должно перейти на са­ мого человека». Марина Игнатьевна может сделать с Добрыней все, что захочет: обернуть его хоть клячей водовозной и заставить возить воду для себя и Змея Горыныча или превратить в животное .

Она уже превратила в туров девять молодцев, десятым оказался До­ брыня. И ходил он в поле гнедым туром полгода .

В. Г. Смолицкий считает, что «былина о Добрыне и Марине пы­ тается по-новому, с новых позиций осветить широко известный об­ раз русского богатыря», что здесь «героический образ снижается, дается в переосмысленном виде», что эта былина «является паро­ дией в том значении слова, в котором являются пародией «Дон Ки­ хот» и «Гаргантюа и Пантагрюэль». Подобная интерпретация пред­ ставляется неубедительной. Очевидно, мысль о пародийности были­ ны «Добрыня и Маринка» могла возникнуть потому, что сама со­ бой разумеющейся признается независимость богатыря от сверхъ­ естественных, таинственных сил. Но ведь такой свободы у эпическо­ го человека просто нет. Поэтому богатырь, в каком бы виде он ни предстал по воле носителя колдовства, ничуть не комичен. Правда, может быть, с современной точки зрения богатырь, превращенный в животное, и выглядит комично, но для сказителя и слушателей XVIII века, веривших во власть колдовства, подобная ситуация бы­ ла скорее страшной, чем смешной. Хотя колдовство представлено в анализируемой былине неотъемлемой частью древнекиевской жиз­ ни. Марина живет открыто, у нее «широкий двор, высокий терем», она устраивает вечеринку, на которой присутствуют «дочери отецкие», душечки красны девицы и «молоденьки молодушки». Сама она, видимо, иногда «водится с дитятями княженецкими» (с. 45), вместе с другой колдуньей присутствует на пиру у князя. Д а и сам Добрыня является «любимым крестником» колдуньи Анны Иванов­ ны. Получается, что колдовство, соперничество колдуний — вещи обычные, даже будничные .

Говоря о соперничестве колдуний, мы имеем в виду, что Марин­ ка, при всей ее власти над богатырями, не всесильна, она явно бо­ ится Анны Ивановны, когда та заявила: «Я-то тебя хитрея и мудренея» и пригрозила обернуть ее собакой:

Токарев С. А. Религиозные верования восточнославянских народов XIX — начала XX века. М., 1957, с. 128. Ср.: «Принцип парциальной магии ясно виден в таких обрядах, записанных у украинцев Подольской губ.: девушка старается «наскоблить подошву сапога чаруемого, или утащить из шапки его нитку, или что-нибудь другое, и все это, залепивши в комок воска, бросают в огонь, пригова­ ривая: «Щоб тебе за мною так пекло, як пече огонь той воск!»... Утверждают, что после этого чаруемый мужчина непременно пристрастится к чарующей его девуш­ ке; в противном же случае будет чахнуть, сохнуть и наконец покончит смертию»

(Токарев С. А. Религиозные верования восточнославянских народов XIX — на­ чала XX века, с. 138) .

Смолицкий В. Г. Былина о Добрыне и Маринке. — В кн: Современные

•проблемы фольклора. Вологда, 1971, с. 64, 66 .

А станешь ты, сука, по городу ходить, А станешь ты, Марина, Много псов за собой водить!

Угроза подействовала. По крайней мере, сказитель, сославшись на то, что «женское дело прелестивое-перепадчивое», далее повеству­ ет уже о желании Марины видеть Добрыню своим мужем. Получив власть мужа, Добрыня расправляется с Маринкой. Причем она покорилась ему после того, как они «венчалися». Но если другие богатыри венчаются по-настоящему, Добрыня с Маринкой « в чистом поле женилися, круг ракитова куста венчалися» (с. 47). В этой бы­ лине Марина колдунья и оборотень, она способна обернуться пти­ цей, а Добрыня называет ее «еретницей, безбожницей», говорит, что она знает «дела еретические», и, видимо, поэтому в ее высоком тереме «нету Спасова образа» (с. 47). Иначе говоря, Добрыня — примерный христианин, хотя крестная мать у него — обычная кол­ дунья, которая, очевидно, как-то оберегает его, коли он именуется ее любимым крестником. Таким образом, получается интересная вещь: с одной стороны, эпический человек верит в бога, почитает его, пользуется его защитой, уповает на силу божью, а с другой стороны, принимает поддержку колдуньи .

Человек, временно игнорирующий эти силы, наказывается и тер­ пит полный крах, если сознательно отказывается их учитывать. Так случилось, к примеру, с богатырем Василием Буслаевичем .

Былину «Про Василия Буслаева» из сборника Кирши Данилова высоко оценил В. Г. Белинский. По мнению В. Я. Проппа, «недоста­ ток материала не дал Белинскому возможности до конца правильно определить значение образа Василия Буслаевича... Белинский ос­ новывался на варианте Кирши Данилова, испорченном скоморо­ шьей обработкой: в нем — и это единственный случай — Василий Буслаевич изображается пьяницей; дружину он набирает себе из бо­ ярских детей. На братчине происходит драка и т. д. Драка кончает­ ся тем, что новгородские мужики покоряются Василию Буслаевичу и платят огромную дань». В. Я. Пропп, конечно, неправ, когда го­ ворит об испорченности варианта Кирилла Данилова. Мнение о скоморошьей обработке песен сборника Кирши Данилова является недоказанным .

У Кирилла Данилова Василий Буслаев примерно такой, каким его охарактеризовал В. Г. Белинский: «...Удальство и молодечество заглушают в нем всякое другое чувство, если только было что заглу­ шать в нем»; «смерть Василья выходит прямо из его характера, уда­ лого и буйного, который как бы напрашивается на беду и гибель» .

У Данилова Василий Буслаев — из «имения дворянского», он — силач, пьяница, нарушитель спокойствия новгородцев. Пьяный, он ходит по городу, всех «уродует: которого возьмет за руку — из пле­ ча тому руку выдернет, которого заденет за ногу — то из гузна ноПропп В. Я. Русский героический эпос. М., 1958, с. 444 .

Белинский В. Г. Поли. собр. соч., т. 5, с. 414, 415 .

гу выломит». Новгородцы жалуются. Тогда Буслаев набирает дру­ жину из тех, «кто хочет пить и есть из готового» и носить «платье разноцветное», и начинает сначала терроризировать город («какой зайдет — убыот его, за ворота бросят»), а затем требует, чтобы нов­ городцы платили ему дани-выходы «на всякий год по три тысячи» .

В конце концов мужики новгородские «покорилися и сами поклонилися» .

Василий Буслаев в этой былине— сила дикая, буйная, эгоис­ тичная, антиобщественная. Он ни с кем и ни с чем не считается, он открыто игнорирует все общественные нормы и установления, он нарушает традиционные городские порядки. У него одна цель и один идеал — бесшабашная, разгульная, веселая жизнь. Ее он добился. В этом суть первой былины из сборника Кирши Данило­ ва — «Про Василия Буслаева» .

В начале второй былины герой сам говорит:

А мое-то гулянье неохотное:

Смолода бита, много граблена, .

Под старость надо душа спасти .

Жизнь тела, плоти временна, только душа существует вечно, по­ этому ее надо «под старость» спасать — герой отправляется с дру­ жиной в Иерусалим. Там он в «соборной церкви» заказал две обед­ ни «за здравие матушки и за себя», «обедню с панафидою служил по родимом своем батюшке и по всему роду своему», на другой день «служил обедню с молебнами про удалых добрых молодцев»; он к «святой святыне приложился» и, как положено, щедро распла­ тился со священниками, дьяконами, старцами, которые «при церк­ ви живут» (очевидно, с нищими), — всем дал «золотой казны не считаючи» и пошел к дружине. А дружинники в это время («втапоры») купались в Иордане. Сам Буслаев уже искупался в священ­ ной реке. О кощунстве — купании нагим — у Данилова прямо не говорится, но, видимо, герой все-таки снимал одежду, ибо «баба залесная» дружинников предупреждает: «Потерять его вам будет большого атамана Василья Буслаева». Получается, что герой бога не отрицает, ради спасения души к нему обращается, но все-таки богохульствует в святых местах .

Кроме того, в отличие от Садко, Василий Буслаев демонстра­ тивно отказывается верить в приметы, знамения, игнорирует народ­ ные религиозные обычаи — это принимает у него залихватскую формулу: «Не верю я, Васенька, ни в сон, ни в чох». Народная ве­ ра в сон известна. Про веру в чох С. Максимов пишет, что еще в прошлом веке во многих местностях полагалось желать здоровья «при чохе» не только людям, но и животным. «С глубокой древнос­ ти чиханье считалось известного рода знамением, — продолжает С .


Максимов. — Полагается чихать вовремя и кстати. Чихание с полуночи до полудня признается вредным... с полудня до полуно­ чи, напротив, — хороший знак... В старину, и притом в самую от­ даленную, борьба с чохом велась духовными лицами с церковных кафедр и при помощи рукописных посланий и поучений. Суеверный обычай причислен был к кощунским и строго преследовался нарав­ не с чернокнижьем верующих «в рожение месяца, и в наполнение (полнолуние), и в ветох (ущерб), и в преходныя звезды, и во злые дни и часы...Поучение, обличающее... древнюю веру в... чох, со­ поставляет ее с верою в недобрые встречи в пути и во птичий грай». То есть существовал целый ряд примет, пожеланий, связан­ ных с чохом и входивших в систему языческих верований.

Но Бусла­ ев не верит «ни в сон, ни в чох», как демонстративно не верит в :

культ мертвых: пинает «пустую голову — человечью кость», в от вет на ее предостережение «плюет». Встречая на пути могильную плиту, «скачет» через нее, причем прыгает «вдоль по камню» и, конечно, погибает:

И тут убился под каменем .

Где лежит пустая голова, Там Василья схоронили .

Василий Буслаев веселится там, где не положено, — «тешитсязабавляется» на могиле. Это поступок антиобщественный, попираю­ щий народное почитание умерших, и одновременно сатанинский, кощунственный, если квалифицировать его с церковной точки зре­ ния. Иными словами, неверие Буслаева «в сон и в чох», вообще от­ рицание народных верований переплетено у него с христианским богохульством. Он погряз в кощунстве. Признавая существование бога, он фактически отрицает его силу. Веселье эпического Василия Буслаева напоминает веселье отрицательного персонажа церковно-хоистианской литературы .

Т. Н. ЯКУНЦЕВА Свердловск СПОР О «СТАРОЙ» И «НОВОЙ» ПЕСНЕ (из истории фольклористики конца XIX века) Проблема происхождения жанра всегда была одной из важней­ ших в советской науке о фольклоре. Выявить и объяснить причины возникновения, формы проявления нового в народном творчестве всегда очень трудно, особенно если речь идет об изменении худо­ жественного вкуса русской деревни во второй половине XIX века .

^Крылатые слова по толкованию С. Максимова. М., 1955, с. 352 — 354 .

Встречающийся на пути Буслаева камень — это, по мнению В. Я. Проппа, могильная плита. «По дохристианским верованиям мертвые имели силу увлекать за собой живых, поэтому нельзя было переступать через покойника или его мо­ гилу. Особенно опасно перешагивать через могилу вдоль нее. Покойник всегда идет прямо и не может сворачивать в сторону. Тот, кто окажется на этом пути покойника, будет им схвачен и увлечен в царство смерти»; череп, попадающийся на пути Буслаева, «есть олицетворение смерти» (Пропп В. Я. Русский героический эпос,с. 474 — 475, 471) .






Похожие работы:

«ИНФОРМАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА Л. В. Белопашенцева, Е. А. Калистратова УГЛТУ, Екатеринбург ББЗ как фактор формирования информационной культуры Во второй половине 60-х гг. XX века возникло понятие "информационное обществ...»

«ISSN 2412-8597 http://scjour.ru/docs/amn.2016.11.03.pdf Научный журнал Альманах мировой науки 2016 · N 11-3(14) АР-Консалт co2b.ru Альманах мировой науки. 2016.№ 11-3(14). 120 с. ISSN 2412-8597 http://scjour.ru/docs/amn.2016.11.03.pdf Журнал предназначен для научных работников, преподавате...»

«челетия н. э. не испытывала значительных изменений, способных привести к отдаленным дивергенциям. Другими словами, этапы большого и длительного по времени миграционного пути на запад через П р и а р а л ь е и долину Сырдарьи не отразили...»

«УДК 930.253 Б.С. Каганович, Л.Б. Вольфцун РАИСА БЛОХ В 1930-е ГОДЫ Новые материалы* Долгое время имя и творчество талантливой поэтессы и историка-медиевиста Раисы Ноевны Блох (1899–1943), с начала 1920-х гг. жившей за границей и погибшей в нацистском концлагере, были почти неизвестны в России. За после...»

«2. ИЕГОВА И ПРОРОКИ В. Робертсон Смит* Основное различие между религией Израиля и религиями окружающих народов состоит не в идее теократии или философии невидимого мира, или внешних формах богослужения, но в л...»

«IV.9. Проблема источников и ссылок Трудно со Сталиным полемизировать: ты ему — сноску, а он тебе — ссылку. К. Б. Радек Мужики глупые, которые старины держатся, отнюдь ничего не ведая и брадобритие, парики, платье немецкое и проч. в погибель людей крайнюю ставя, думают и утверждаются на том...»

«ОТЗЫВ официального оппонента на диссертацию Цымбал О.Г. "Финансовые реформы в Афинах IV в. до н.э. (К проблеме кризиса греческого полиса)", представленную к защите на соискание ученой степени кандид...»

«Ф. СТЕПУН Историософс'ое0и0политичес'ое миросозерцание0Але'сандра0Бло'а Годы, описанные Андреем Белым в трех томах его воспоми наний: "Начало века", "На рубеже двух столетий" и "Между двух революций" 1, представляют собой чуть ли не наи...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.