WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 


«к.и.н., доцент, заместитель директора по научно­методиче­ ской работе, Центр документации общественных организаций Свердловской области (Екатеринбург, Россия) E­mail: ...»

Секция 3. СССР и Россия в контексте модернизаций .

.. 355

каПлюков владимир владимирович

к.и.н., доцент, заместитель директора по научно­методиче­

ской работе, Центр документации общественных организаций

Свердловской области (Екатеринбург, Россия)

E­mail: kaplukov@cdooso.ru

яркова елена ивановна

к.и.н., заместитель директора, главный хранитель фондов, Центр

документации общественных организаций Свердловской области

(Екатеринбург, Россия)

E­mail: yarkova@cdooso.ru

ЮЖНЫЙ УРАЛ 1920-х годов

В ИНФОРМАЦИОННЫХ СВОДКАХ ОГПУ

УДК 94(47).084.5 В статье предпринята попытка исследовать историю социаль­ но­политические процессов на Южном Урале во второй половине 1920­х гг., используя информационные сводки региональных ор­ ганов ОГПУ. По мнению авторов, анализ потенциала информаци­ онных сводок ПП ОГПУ позволяет прийти к выводу об их несо­ мненной значимости как практически неисчерпаемого источника по истории социальных процессов на Южном Урале в первые годы Советской власти. Введение данных источников в широкий научный оборот может способствовать утверждению представле­ ний о второй половине 1920­х — начале 1930­х гг. как о времени сложного и противоречивого становления в советской провинции мобилизационной модели социализма .

Ключевые слова: Южный Урал, ОГПУ, специальные службы, информационные сводки, партийно-государственная система власти, настроения населения Документы специальных служб являются одним из наиболее достоверных источников о событиях советской истории. Сводки информационно­аналитического характера, вышедшие из­под пера или пишущей машинки сотрудников ВЧК­ОГПУ, как нам кажется, наиболее достоверно, ярко и четко отражают историче­ скую картину середины 1920­х гг. в регионах нашей страны. Сбор правдивой информации, выявление проблем и «слабых мест»



356 Бакунинские чтения. 2018 формирующейся системы партийно­государственного управле­ ния, донесение этой информации до структур власти являлось це­ лями составления информационных сводок ОГПУ .

В процессе работы с фондами ЦДООСО в нашем распоряже­ нии оказались информационные сводки ряда уральских област­ ных (губернских, окружных) органов ОГПУ за вторую половину 1920­х гг. Имея некоторый опыт оценки информационного потен­ циала источников подобного рода, мы задались целью оценить возможности использования этих сводок в исследовании социаль­ но­политических процессов на Южном Урале в первое десятиле­ тие Советской власти .

Информационные сводки составлялись по широчайшему кругу проблем социально­экономической и общественно­политической жизни региона, касались политических настроений трудящихся, злоупотреблений чиновничества, аварийности на предприятиях;

борьбы с преступностью, в том числе с бандитизмом; и т. п .

Отложившиеся в нашем архиве сводки представляют собой со­ вокупность материалов окружных отделов ПП ОГПУ по Уралу, направляемых в областной центр, и обобщенных сводок, состав­ ляемых на основе информации с мест; естественно, в обобщенные сводки, предназначенные для информирования центрального ап­ парата ОГПУ, а также областных партийных инстанций и руковод­ ства соседних с Уралом регионов, включались наиболее значимые оперативные материалы. К сожалению, информационные сводки как первого, так и второго уровня отложились в фондах архива фрагментарно1, что предопределяет необходимость их дальнейше­ го поиска и выявления в других, в том числе чекистских, архивах .





Высокая степень достоверности включаемых в сводки данных подтверждается наличием строгих ограничительных грифов се­ кретности. Поскольку документы имели гриф «Совершенно се­ кретно. Хранить наравне с шифром», можно с большой долей Косвенным свидетельством лишь фрагментарного наличия в государственных, в том числе бывших партийных, архивах Урала всего комплекса информационных сводок ПП ОГПУ является письмо Свердловского окружного комитета РКП(б) от 26 мая 1925 г. (с приложением соответствующего акта) об уничтожении соглас­ но письму ПП ОГПУ по Уралу от 14 мая 1925 г. свыше 50 информационных материалов. См.: ЦДООСО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 344. Л. 36–39 .

Секция 3. СССР и Россия в контексте модернизаций .

.. 357 вероятности предположить, что их авторы пытались донести до высоких партийных, советских и чекистских инстанций инфор­ мацию о действительном положении дел в районах оперативного обслуживания .

Аппаратом полпредства ОГПУ обращалось особое внимание на обеспечение конспирации в работе и безопасности оператив­ ных источников. В этом смысле весьма показательна приписка к сводке ПП ОГПУ по Уралу от 4 августа 1924 г.

№ 22:

«Вниманию т.т., получающих сводку .

1. Сводки в большей своей части составляются по материалам из строго конспиративных источников и лишь отчасти из офи­ циальных, поэтому ни в какой своей части огласке не подлежат, хранятся наравне с шифром под личную ответственность получа­ ющего сводку .

Примечание:

а) Дабы избежать нежелательных случаев получения сводок неблагонадежными лицами в момент отсутствия адресата, необ­ ходимо сообщить нам фамилию заместителя или лица, которому доверяется получение сводок .

б) Получивший сводку лично расписывается на конверте .

2. Делать из сводок выписки, перепечатывать их, ссылаться в официальном порядке на источник сведения, помещаемых в свод­ ках, и т. п. безусловно не может быть допущено .

В целях проверки приводимых в сводке фактов просьба сооб­ щать о всех замеченных вами ненормальностях, как­то неверное освещение, искажение фактов и т. д., и ставить нас в известность о принятых вами мерах по устранению тех или иных ненормаль­ ных явлений, отмеченных в сводке»2 .

Обращает на себя внимание относительная отработанность и чет­ кость уже в 1924 г. структуры информационных сводок ПП ОГПУ по Уралу. Сводки состояли, как правило, из двух частей: в первой из них перечислялись наиболее значимые, по оценке полпредства, события в округах области.

Вторая часть сводок имела рубрики:

«Состояние госпромышленности», «Настроение совслужащих и совстроительство», «Политэкономическое положение крестьян», ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 2. Д. 61. Л. 169 .

358 Бакунинские чтения. 2018 «Состояние кооперации и вольного рынка» и др. Сведения в рубри­ ках представлялись — опять же с разбивкой по округам. При этом число адресатов сводок постоянно увеличивалось и к весне 1924 г .

достигло 30. Структура исходных сводок с мест практически пол­ ностью повторяла структуру второй части общеобластных сводок .

С осени 1925 г. происходит отказ от практики подготовки всеобъемлющих обзорных информационных сводок в пользу те­ матических, более подробных сводок, в числе которых можно выделить справки о положительных и отрицательных моментах политического состояния в округах, в которые включались сведе­ ния и по местностям Южного Урала .

Несмотря на все признаки объективности, присущие инфор­ мационным сводкам, нельзя все же не отметить очевидной иде­ ологической заданности оценок органами ОГПУ имевших место в регионе социально­политических процессов. Так, в информаци­ онной сводке Златоустовского окружного отдела ОГПУ по состо­ янию на 25 октября 1924 г. отмечалось, что причиной пассивного отношения рабочих Миасского завода к кампании по перевыбо­ рам Советов стал тот факт, что «их интересует только шкурный вопрос, поскольку рабочие в большинстве мелкие собственни­ ки»3. Как крайне негативное явление оценивалось участие ком­ мунистов и комсомольцев Катав­Ивановского района в группах «ходоков», ходатайствовавших перед властными структурами о снижении налогов4 .

Особую ценность изученные нами сводки представляют в том смысле, что в них находили отражение массовые настроения на­ селения уральского региона, в том числе рабочих промышленных предприятий, различных социальных групп крестьянства, совет­ ских служащих, интеллигенции. Так, в госполитсводке ПП ОГПУ от 5 декабря 1923 г. № 3 отмечалось, что несвоевременная выдача заработной платы, бесхозяйственность, неудовлетворительная ра­ бота фабзавкомов в сочетании с привилегированным положением инженерно­технического персонала спровоцировали в конце 1923 г .

«враждебные и бурные выступления рабочих против спецов» на

–  –  –

Златоустовском заводе.

В сводке цитировалось выступление рабо­ чего Ильина на беспартийной конференции рабочих Златоуста:

«По призыву коммунистической партии мы боролись за права рабочих, а где же эти права? Рабочим нет причитающегося жа­ лования, а служащим дают аванс, дрова, оказывают всевозмож­ ную помощь, инженеры раскатываются на рысаках с женами… Неужели нужно создавать новую революцию и идти с оружием в руках против этой сволочи»5 .

Эмоциональность рабочих выступлений имела под собой веские основания. В конце марта 1924 г. по всем заводам Златоустовского округа наблюдались «волнения рабочих по вопросу о заработной плате». К примеру, в Миньярском заводе «в счет зарплаты было выдано листовое железо, чугунная посуда, бракованные валенки и т. д.»6. В ночь на 14 января 1924 г.

в Челябинске на фоне «сквер­ ного» положения безработных (пособия получали лишь 553 чело­ века из 4 292 нуждавшихся) органами ОГПУ был зафиксирован факт появления анонимных «антисоветских» воззваний­листовок, в одной из которых говорилось:

«Граждане. Вы видите, в каком положении находится наша страна. Вы видите, что на шее крестьянина сидят вампиры, впив­ шись своими когтями, и жадно пьют кровь, кровь трудового насе­ ления. А вас, рабочие, как негодный элемент они выбрасывают, и вы, подобно голодным собакам, должны скитаться теперь подчас без крова и без хлеба… Пора опомниться, пора организоваться… для того, чтобы в нужный момент дать отпор врагам народа, пора­ ботителям, захватчикам, вампирам и тиранам… Организуйтесь, призывайте к сознанию народ, записывайте их в ряды борцов, но бойтесь краснопогонной жандармерии, которая… будет искать повсюду вас, ловить и сажать в тюрьмы, но для блага страны не жалейте свою жизнь»7 .

Весной 1924 г. на Южном Урале отмечалось недовольство бед­ нейшего крестьянства недостаточным количеством выдаваемых семян, несправедливым распределением земли и сложностями с

–  –  –

приобретением сельскохозяйственного инвентаря. По оценкам че­ кистов, в Миасском районе из­за недостатка продовольствия 20 % населения питались суррогатами, а 3 % были вынуждены зани­ маться попрошайничеством8 .

В середине 1920­х гг. чекистами отмечались острые, в том числе межэтнические, противоречия в сфере землепользования .

В сводке № 10 ПП ОГПУ по Уралу от 7 августа 1925 г. были при­ ведены подробные сведения об острых конфликтах между рус­ скими и башкирами; последние, жители Аргаяшского кантона Башкирской республики, пользуясь недостатком пахотных земель у соседей, крестьян Кыштымского района Свердловского округа, непомерно взвинчивали арендную плату за пользование надела­ ми, что приводило к «недоразумениям» вплоть до драк, убийств и поджогов9. Сдача земли в аренду совхозами Каслинского района, неспособными обработать свои угодья, вызывала серьезное недо­ вольство крестьян, называвших эти совхозы «старыми поместья­ ми, захватившими крестьянскую землю»10 .

Чекистами регулярно фиксировались факты злоупотреблений и бытовой распущенности низовых партийных, советских и хозяй­ ственных руководителей. В сводке ПП ОГПУ по Уралу от 2 сен­ тября 1925 г. были отмечены крупные финансовые злоупотребле­ ния директора Каслинского завода и его помощника, регулярные домогательства директора завода и цеховых мастеров в отноше­ нии наемных работниц, систематическое пьянство руководителей Верхне­Уфалейского и Каслинского райисполкомов11; в сводке от 3 декабря — пьянство и азартные карточные игры коммунистов Кыштымского района и Вехне­Уфалейского завода12 .

На фоне общего послереволюционного неблагополучия насе­ ление Южного Урала весьма сдержанно реагировало на полити­ ческие процессы, происходившие в центре России. В февраль­ ском 1926 г. информационном бюллетене полпредства о реакции населения Уральской области на решения XIV съезда коммуни­ Там же. Л. 156 .

–  –  –

Там же. Л. 153 .

Секция 3. СССР и Россия в контексте модернизаций .

.. 361 стической партии отмечалось, что «крестьянство не вполне в курсе произошедших разногласий»13, «ячейки ВКП в деревнях бездействуют, и некоторые члены партии не знают даже, что был XIV партсъезд». Рабочие Челябинска, Златоуста, Миасса, Кургана и «сознательная часть учительства», проявившие к дискуссии от­ носительно больший интерес, выступили в целом в поддержку официального курса партийного руководства14 .

Социально­экономические трудности провоцировали эмоцио­ нальные реакции в рабочей среде и во второй половине 1920­х гг .

Так, в октябрьской 1926 г. информационной сводке ПП ОГПУ по Уралу был зафиксирован решительный протест собрания рабочих Каслинского чугунолитейного завода против попыток секретаря райкома ВКП(б) навязать им решение об отчислении 1 % зара­ ботка в пользу бастовавших английских горняков. Под возгласы «мы сами зарплату своевременно не получаем, и отчислять не от чего», «в период нашей голодовки в 22 году нам никто не помо­ гал» и т. п. за предложение партийного руководителя проголосо­ вало лишь 25 участников собрания из 40015. 23 сентября 1926 г .

«создался крупный конфликт» в связи с перебоями в снабжении мукой жителей Карабашского завода16. Обострению противосто­ яния рабочих и администрации способствовал факт получения днем позже представителями последней «неизвестно за что» су­ щественных премиальных сумм17. Как не без сарказма замечал начальник 4­го участка тяги курганского депо Рыжков, «Сталин и Бухарин, сидя в кабинетах, не видят, что наши фабрики и заводы являются капиталистическими, потому что эксплуатация рабочих есть в равной мере… и нам, низовым работникам, это положение виднее, чем из московских кабинетов»18. Торжественное собра­ ние в клубе металлистов Нижне­Кыштымского завода, посвящен­ ное 9­й годовщине Октябрьской революции, не состоялось из­за низкой явки потенциальных участников, а в ходе праздничного Там же. Д. 835. Л. 30–31 .

–  –  –

митинга на слова представителя райкома комсомола о том, что «уже девять лет рабочие сами без царей и буржуев управляют го­ сударством» последовала реплика одного из присутствовавших, что «не рабочие правят, а те же буржуи, пролезшие в партию… Если бы Советская власть сочувствовала рабочим и крестьянам, то не отнимала бы у них последнюю корову и лошадь»19 .

Судя по имеющимся в нашем распоряжении материалам, ни­ чего в отношениях общества и власти не изменилось на Южном Урале и в 1927 г. По крайней мере, на собрание по перевыборам местного совета, назначенное в Кыштыме на 28 ноября, явилось лишь 18 человек из 300 избирателей. Председатель фабзавкома профсоюза деревообделочников член ВКП(б) Ф.В. Устинов с го­ речью отмечал, что «советы сваливают на профсоюзы всю работу, а сами ничего не делают… Вы нам в наших кампаниях не помога­ ете, а как чуть у вас, так и мы должны работать»20 .

Уникальная информация, характеризующая сложнейшие про­ цессы в южноуральской деревне на рубеже 1927–1928 гг., содер­ жится в 22­страничной докладной записке «О ненормальностях в работе соваппарата при проведении ударных кампаний и отри­ цательных моментах в настроении крестьянства и казачества по Челябинскому округу», направленной 26 марта 1928 г. под грифом «совершенно секретно» полномочным представителем ОГПУ по Уралу Г.П. Матсоном на имя секретаря Свердловского окружкома ВКП(б) Шипова .

В документе указывалось, что одновременное проведение кам­ паний по усилению хлебозаготовок, сбору обязательных платежей, проведению закона о самообложении, распространению займа укрепления сельского хозяйства и борьбе с самогоноварением было воспринято всеми без исключения слоями сельского населения как «резкий нажим соввласти на крестьянство, знаменующий некото­ рый перелом в ее деревенской политике»21. Негативная реакция селян усугублялась случаями «применения таких методов… эко­ номического нажима на крестьян», которые, по оценке чекистов,

–  –  –

Там же. Д. 1354. Л. 41 .

Секция 3. СССР и Россия в контексте модернизаций .

.. 363 «являлись фактически возвратом к методам военного коммунизма, а зачастую означали не только явное нарушение революционной законности, но и прямой произвол представителей власти»22 .

Чекистами с тревогой отмечались случаи ночных обысков, угроз репрессиями, конфискаций, непомерных штрафов и т. п., причем в отношении как зажиточных, так и бедняцко­середняцких слоев де­ ревни. Так, в станице Миасской одноименного района начальником районного отдела милиции, заинтересованным в получении 20 % штрафа, наложенного на отца красноармейца Жукова, имущество последнего, в нарушение решения окружного суда, было выставле­ но на торги и «спущено за бесценок»; в результате хозяйство было разорено, а его хозяина — главу семьи из 12 человек — разбил па­ ралич23. Установление местными властями предвесенних сроков уплаты средств в рамках самообложения вынудило часть крестьян к распродаже своих хозяйств и их фактической ликвидации; при этом, как отмечалось в записке, «в числе обложенных хозяйств имеются маломощные, а в числе освобожденных — зажиточные»24 .

Подписка на заем развития сельского хозяйства производилась за­ частую «в ударном нажимном порядке», в том числе под угрозой оружия25. В рамках принявшей «уродливые формы» борьбы с са­ могоноварением имели место случаи несоразмерных репрессий .

Так, обнаруженное во время свадьбы в семье зажиточного кре­ стьянина Челябинского района «самодельное пиво — настойка на смородине» стоило хозяину «конфискации 1 600 пудов пшеницы и овса» и «отсидки в Исправдоме». Другой участник той же свадьбы «отделался» условным годичным сроком заключения, штрафом в 1 700 пудов хлеба и 150 рублей26 .

Справедливо оценивая запугивания крестьянства, в том чис­ ле середняков и бедняков, как «явное извращение классовой ли­ нии» и отмечая «упаднические настроения и резкие нарекания на Советскую власть», ПП ОГПУ по Уралу фиксировало наибо­ лее острые оценки начальственного произвола. В записке были Там же. Л. 41–42 .

–  –  –

приведены слова зажиточного крестьянина из Варламовского рай­ она по поводу навязывания ему подписки на заем развития сель­ ского хозяйства: «Почему в насильственной форме? Если так, то вы не Советская власть и грабители»27. В поселке Копытовском Еткульского района казак­бедняк говорил: «Я ярый защитник кулачества, потому что меня всегда богатый мужик выручит, а Советская власть плохо выручает. Двуличная она, обманывает ча­ сто…»28. «Сильное недовольство» крестьян, заявлявших, что «и при царском режиме не было таких случаев, чтобы не давали же­ ниться», вызвало решение уполномоченного в поселке Кременкуль Челябинского района обусловить проведение двух казачьих свадеб покупкой облигаций займа развития сельского хозяйства на сумму 800 рублей29 .

Жесткие меры властей по изъятию хлеба обусловили повсе­ местное сокращение посевных площадей и свертывание крестьян­ ских хозяйств — от бедняцких до кулацких. В деревне Кузнецовке Щучанского района было зафиксировано высказывание зажиточ­ ного крестьянина: «При Советской власти теперь придется дох­ нуть с голоду из­за собственного хлеба. Все задарма отбирают .

Шалишь, больше мы дураками не будем, с этого года уменьшаю посев, сею лишь только для себя на еду, а одежды у меня хва­ тит». Зажиточный казак из поселка Кременкуль Челябинского района заявил: «Каждый год с нами поступают и разговаривают по­жандармски. Решают все дела с разночинцами да с голью, нас налогами задавили. Так какой нам интерес работать на чужого барина — свернем посев до минимума и делу конец»30. В запис­ ке отмечались «панические настроения» в кулацкой среде, было приведено 8 эпизодов суицидальных попыток, суицидов и даже смертей «от разрыва сердца» задавленных непомерными налога­ ми зажиточных крестьян31. «Более серьезного внимания» заслу­ живали, по оценкам чекистов, аналогичные заявления середня­

–  –  –

ков и крестьянской бедноты, коих в анализируемой нами записке было приведено не менее десяти32 .

Как «интересные» оценивались чекистами попытки зажиточ­ ных крестьян «опротестовать деятельность местных властей по проведению ударных кампаний перед Москвой». Было зафиксиро­ вано, по крайней мере, четыре случая агитации в пользу направле­ ния в столицу ходоков «с целью доложить тов. Калинину о неза­ конных действиях местных властей, взявших ставку на разорение крестьянства»33. При этом попытки легального противодействия крестьянства «ударным кампаниям» были скорее «исключением»

на фоне «некоторого роста антисоветских настроений» и «угроз восстанием и расправой над коммунистами»34. Как отмечалось в докладной записке, «…разговоры о восстании отмечаются повсе­ местно по всем районам округа, особенно в казачьих районах»35 .

Позволим себе привести наиболее характерные из более чем тридцати приведенных в записке высказываний крестьян южноу­ ральской деревни .

«Крестьяне плачут от самообложения. Это не власть, а кучка бандитов. Скоро ее не будет, весь народ поднимается войной на власть, она нам вредна…» (зажиточный казак, Усть­Уйский район);

«Нужен, нужен переворот. Соввласть кричит о свободе. А у нас в тюрьмах томится народу больше, чем в старое время…»

(сын бывшего кулака, Миасский район);

«Скоро настанет время — резать вас, коммунистов, будут .

Прежде из тела будем вырезать лампасы, а потом насмерть уби­ вать. Довольно вам на нас ездить и обдирать нас, да набивать себе карманы!» (зажиточный казак, Еткульский район);

«…надо брать дубину да бить коммунистов — вот наше ору­ жие!» (крестьяне­середняки, Шумихинский район)36 .

Сотрудниками ОГПУ отмечались также в этот период много­ численные случаи угроз расправами и прямых расправ над сель­ скими активистами. Так, в поселке Кузнецовском Еткульского Там же. Л. 55 .

–  –  –

района уполномоченный сельсовета был вынужден спасаться от избиения бегством; в поселке Кукушкинском Варламовского рай­ она были убиты советские активисты Чесноков и Романов37 .

В материалах о политических настроениях южноуральского кре­ стьянства в качестве одной из его основных претензий к Советской власти постоянно фигурировало его «рабское» положение на фоне якобы вполне благополучного существования рабочих промышлен­ ных предприятий региона. Между тем, документы свидетельству­ ют о серьезнейших проблемах, с которыми сталкивалось в кон­ це 1920­х гг. фабрично­заводское население Южного Урала. Так, в весьма путаной докладной записке ПП ОГПУ в Свердловский окружком ВКП(б) о состоянии Каслинского чугунолитейного за­ вода весной­летом 1928 г. отмечались, с одной стороны, в целом положительное отношение работников к мероприятиям Советской власти и коммунистической партии (без подкрепления, впрочем, этой оценки какими бы то ни было аргументами); с другой сто­ роны, наличие насущных вопросов, провоцировавших крайнее не­ довольство администрацией и даже антисоветские проявления, к числу которых были отнесены повышение норм выработки и со­ ответствующие снижения расценок, крайне неудовлетворительные условия труда, произвол и грубость технического персонала, пере­ бои в снабжении населения продуктами и товарами первой необ­ ходимости и т. п .

Своеобразной квинтэссенцией внутренне противоречивой за­ писки явился ее заключительный сюжет, в котором чекистами был приведен факт неприятия рабочими завода (негодовавшими, меж­ ду прочим, по поводу сложностей повседневной жизни) выска­ зываний торговца Григория Баранова и других «бывших» о том, что «Советская власть это то же самое, что царизм, нет никакой свободы, жмет всех», и «их (т. е. коммунистов) надо всех перере­ зать»38. Об обоснованности наших сомнений в наличии «в целом положительного» отношения рабочих завода к Советской власти свидетельствуют, в частности, факт забастовки в начале октября 1928 г. смены рабочих­формовщиков литейного цеха предприятия,

–  –  –

Там же. Л. 235 .

Секция 3. СССР и Россия в контексте модернизаций .

.. 367 протестовавших против «чрезвычайно бюрократического отно­ шения администрации и профсоюза к запросам рабочих» и недо­ вольных затягиванием сроков пересмотра в пользу работников во исполнение их требований производственных норм и расценок, а также приведенные в сводках ПП ОГПУ многочисленные свиде­ тельства устного социального протеста39. К слову сказать, сниже­ ние на 30–40 % расценок на все вспомогательные работы породи­ ло в этот же период забастовочные настроения в прокатном цехе Златоустовского металлургического завода и на Челябинской чае­ развесочной фабрике40; попытка закрытия церкви в Карабашском заводе спровоцировала массовый протест верующих, локализо­ ванный лишь вмешательством взвода красноармейцев41 .

Наличие протестных настроений среди трудящихся Южного Урала отмечалось в справке ПП ОГПУ от 1 декабря 1928 г. об от­ ношении населения к празднованию 11­й годовщины Октябрьской революции. В Златоустовском районе были зафиксированы нега­ тивные высказывания рабочих по поводу снижения реальной за­ работной платы в связи с ростом цен на продукты, в зажиточной крестьянской среде — недовольство дефицитом товаров первой необходимости и их дороговизной42. Косвенными свидетельства­ ми неудовлетворенности населения политикой властей стали «вя­ лость» проведения и многочисленные срывы собраний граждан, посвященных советской отчетно­выборной кампании43. Что инте­ ресно, отражение в чекистских документах настроений населения регулярно сопровождалось оговорками относительно единичнос­ ти негативных проявлений44 .

Наступление «года великого перелома» отмечено, по нашим наблюдениям, смещением акцента сводок ПП ОГПУ от более или менее беспристрастной оценки общественных настроений в сторону выраженной «антикулацкой» направленности. Так, в ин­ формационной сводке ПП ОГПУ по Уралу «О ходе предвыборной Там же. Л. 260, 269, 273; и др .

–  –  –

кампании Советов в деревне по Уральской области (по состо­ янию на 9 января 1929 года)» рефреном проводилась мысль об «усиленном проведении подготовительной антисоветской рабо­ ты» со стороны «кулацко­зажиточных и антисоветских элемен­ тов». Отдельными рубриками в сводке впервые были выделены «Активность кулацкого элемента», «Антисоветские группиров­ ки», «Попытки кулаков проникнуть на середняцкие собрания», «Спаивание кулаками местных работников и крестьян», «Связь членов ВКП(б) с кулацко­зажиточным элементом» и т. п. Если в сводке на 18 декабря 1928 г. по Уралу было отмечено лишь че­ тыре группировки «кулацкого и антисоветского элемента», то в аналогичной сводке на 9 января 1929 г. фигурировала уже 21 по­ добная группировка, в том числе четыре — по Златоустовскому, Курганскому и Челябинскому округам45. В сводке отмечалось, что «эти группировки антисоветского элемента пытались сорвать перевыборную кампанию путем явки в организованном виде на бедняцкие собрания с целью их срыва, созыва самостоятельных своих нелегальных собраний и бесед с обсуждением кандидатов в советы и выдвижением в них «своих» людей»46 .

5 февраля 1930 г. бюро Уралобкома ВКП(б) было принято поста­ новление о ликвидации кулацких хозяйств в связи с массовой кол­ лективизацией. Этим документом, принятым по докладам секрета­ ря обкома Зубарева и начальника ПП ОГПУ по Уралу Г.П. Матсона, определялась численность подлежавших ликвидации кулацких хозяйств по первой (до 5 000 с разверсткой по округам полпред­ ством ОГПУ) и по второй (до 15 000) категориям. Предполагалось выселить по второй категории в малонаселенные и необжитые рай­ оны северных округов области из Челябинского и Троицкого окру­ гов по 2 250, из Курганского — 1 800, из Шадринского — 1 300, из Златоустовского — 200 семей47. Однако уже через месяц­полтора, после опубликования в центральной печати статьи И.В. Сталина «Головокружение от успехов» и выхода постановления ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении» в

–  –  –

окружные партийные комитеты был направлен ряд директивных писем с требованиями «немедленно прекратить административный произвол, обыски, безобразия и под личную ответственность се­ кретарей окружных и районных комитетов партии… обеспечить быстрое и решительное проведение в жизнь постановления ЦК»48 .

Даже беглый анализ потенциала информационных сводок ПП ОГПУ позволяет прийти к выводу об их несомненной значимости как практически неисчерпаемого источника по истории социаль­ ных процессов на Южном Урале в первые годы Советской власти .

Введение этих сводок в широкий научный оборот может способ­ ствовать, по нашему мнению, утверждению представлений о вто­ рой половине 1920­х — начале 1930­х гг. как о времени сложного и противоречивого становления в советской провинции мобили­ зационной модели социализма .

kapLukoV V.V., yarkoVa e.I .

the south uraLs of the 1920s In InformatIon summarIes of the unIted state poLItIcaL admInIstratIon The article attempts to study the history of socio­political processes in the South Urals in the second half of the 1920s, using information from the regional bodies of the United State Political Administration. The authors believe that the analysis of the potential of information reports of the plenipotentiary representation of the United State Political Administration allows us to conclude that they are undoubtedly important as an almost inexhaustible source on the history of social processes in the Southern Urals in the early years of Soviet power .

The introduction of these sources into a broad scientific circulation can contribute to the establishment of ideas about the second half of the 1920s and the beginning of the 1930s as a time of a complex and contradictory development in the Soviet province of the mobilization model of socialism .

Keywords: South Urals, the United State Political Administration, special services, information summaries, the party-state system of power, the mood of the population

–  –  –






Похожие работы:

«Волкова Люция Аполлосовна ИЗ ИСТОРИИ МИССИОНЕРСТВА И ПРОСВЕЩЕНИЯ НАРОДОВ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ Статья раскрывает особенности миссионерской деятельности православных священников среди т.н. инородческой паствы (в данном случае удмуртов) Вятской епархии (Вятская губерния, территория современной Удмуртской Республики). О...»

«1 Автор Мурыгин Геннадий Иванович Профессор Международной Славянской Академии. После Госэкзаменов на военной кафедре СМИ (зав. кафедрой полковник Прохоренко) в декабре 1953г. Приказом командующего ЗапСибВО маршала Ерёменко присвоено офицерское звание. Натурщик Института...»

«Локальные исследования Южной Карелии: опыт коллплексного анализа Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук ЛОКАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЮЖНОЙ КАРЕЛИИ: ОПЫТ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА Петрозаводск УДК 947:81(470.22) ББ...»

«Псковский регионологический журнал № 17 2014 ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ УДК 911.3:001.4 О. Е. Афанасьев, А. В. Троценко КАТЕГОРИЯ "ЛЕГЕНДА" В РЕГИОНАЛЬНОМ ТОПОНИМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ (НА ПРИМЕРЕ ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ОБЛАСТИ УКРАИНЫ) В статье ставится вопрос об актуальности и значимости научного подхода к изучени...»

«Применение продуктов компании "Модус" для автоматизации распределительных сетей С.Н. Буланова, руководитель проектов, ООО "Модус ЭНЕРГО", г. Москва Компания "Модус" активно работает более 20 лет на рынке программного обеспечения для оперативно-диспетчерских служб предприятий электроэ...»

«Памяти классиков арктической топонимики, гидрографов Сергея Владимировича Попова и Владилена Александровича Троицкого . ВВЕДЕНИЕ Настоящая книга является значительно расширенным и дополненным вариантом двух предыдущих изданий "Имена на карте Российской Арктики" и "Арктический мемориал". Для п...»

«Савельев Сергей Владимирович К ПРОБЛЕМЕ ПОДРАЖАНИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АНГЛИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: ГЛАС ВОПИЮЩЕГО ДЖОНА ГАУЭРА И ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ЛЮБВИ ТОМАСА АСКА Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2010/11-1/59.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому...»

«Примечания Соловьева O.A. Историко-этнографические аспекты традиционной должностной власти и управления в Бухарском эмирате XIX начала XX в. Автореф. дне. . канд. ист. наук. СПб., 1999. См. также: Соловьева O.A. Символы, символические знаки и знаки власти (на среднеазиатско...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.