WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«со дня основания Елабужского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника УДК 94(470.41) ББК 63.3(2Рос.Тат) Ш65 Одобрено к изданию ...»

-- [ Страница 1 ] --

Санкт-Петербург

Издание посвящается 25-летнему юбилею

со дня основания Елабужского государственного

историко-архитектурного и художественного

музея-заповедника

УДК 94(470.41)

ББК 63.3(2Рос.Тат)

Ш65

Одобрено к изданию

Научно-методическим советом Елабужского государственного

историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Издатель:

Елабужский государственный историко-архитектурный

и художественный музей-заповедник

Шишкин Н. И .

Ш65 История города Елабуги с древнейших времен: исторический очерк / Н. И. Шишкин. – Изд. 3-е, адапт. и доп.– СПб.: Маматов, 2014. – 256 с .

Фонды Елабужского государственного музея-заповедника хранят множество раритетных документов и книг. В их числе – краеведческий труд священника Н. И. Шишкина «История города Елабуги с древнейших времен», написанный в 1901 году и с тех пор ставший библиографической редкостью .

Вторая публикация книги была приурочена к тысячелетию Елабуги в 2007 году. Издание стало популярным и настольным для всех ценителей елабужской старины и истории .

Третье «рождение» уникальный труд получил в 2014 году, символичном для России в целом в связи с объявленным Годом культуры и для Елабужского государственного музея-заповедника в частности: он отмечает 25-летний юбилей со дня создания .

Издание, текст которого адаптирован к правилам современной русской орфографии и сопровождается редкими фотографиями видов Елабуги конца XIX – начала XX века, адресовано самому широкому кругу читателей, интересующихся историей Елабуги, в первую очередь краеведам и историкам .



Приведенные снимки являются частью фондовых коллекций ЕГМЗ, входящих в Музейный фонд Российской Федерации. Их перепечатка без соответствующей ссылки запрещена .

ISBN 978-5-91076-105-0 © Фондовая коллекция ЕГМЗ, фото, 2014 © Издательство «Маматов», оформление, 2014 Город Елабуга есть один из самых древних городов на реке Каме.

Местность, на которой расположен город Елабуга, была с древнейших времен обитаема разными народами:

скифами, болгарами, татарами и впоследствии русскими; что местность была заселенная в незапамятные времена, это доказывается раскопками, произведенными близ деревни Ананьино в 4-х верстах от города Елабуги, в так называемом знаменитом «Ананьинском могильнике» в 1868 году чиновником удельного ведомства Алабиным и известным Елабужским летописцем, бывшим Елабужским городским головой Иваном Васильевичем Шишкиным. Они дали много памятников существования народа, бывшего здесь задолго до нашего времени, жившего в так называемый «бронзовый период», который был за несколько столетий до Рождества Христова. Во время раскопок было найдено много человеческих и лошадиных костей, оружия и различных металлических вещей, которые ученые относят к скифам, жившим в глубочайшей древности в пределах Европейской и Азиатской России. Племя, хоронившее своих покойников в Ананьинском могильнике, сжигало некоторые трупы на кострах, что доказывается найденными в Ананьинском могильнике перегорелыми человеческими костями, а также и слоем угля. Во время раскопок в числе вещей были найдены некоторые с изображением бараньей и орлиной головки*). Глубокую древность Ананьинского могильника доказывает то, что положенные в нем железные вещи, как то: копья, ножи – все до половины и более проржавели, а некоторые так истлели, что от прикосновения *) Кроме того, в Ананьинском могильнике было найдено изображение дракона, пожирающего птицу .



распадались; но медь или, точнее, бронза не повредилась, только некоторые из сих вещей от окиси покрылись весьма глянцевитым зеленого цвета, как бы малахитовым твердым слоем .

В Ананьинском могильнике были найдены шейные из проволоки круги, которые надевали на грудь и шею и служили украшением. В 1870 году был в городе Елабуге известный ученый, археолог Капитон Невоструев, составивший описание раскопок Ананьинского могильника, напечатанное им в трудах Первого Археологического съезда, за 1871 год, под заглавием «Ананьинский могильник», изданное впоследствии отдельными оттисками. Капитон Невоструев нашел у одного крестьянина деревни Ананьино камень с изображением человека. Камень этот опоковый, найден крестьянином в главном или большом Ананьинском кургане, в земле на четверть от верха, высота от 6 четвертей 11 вершков, ширины внизу 8 вершков, а вверху несколько суженным и сверленым полукругом 7 вершков, толщины 1 четверть. Камень, по сказанию крестьянина, лежал в извращенном положении вниз головою. На лицевой выглаженной стороне камня вырезано вглубь, во весь рост, изображение человека, полагаем, современного самому могильнику, в полном его вооружении и украшении, каковые были и на скелетах, положенных в могильнике .

Именно, представлен на камне человек в остроконечной шапке. Такие остроконечные прямые шапки, по свидетельству Геродота, носили скифы. От шапки спускаются на плечи две какие-то покрышки, и мы из древних памятников достоверно знаем, что скифские остроконечные шапки концами своими спускались до самых плеч. На шее человека широкий круг с продольными по нему чертами, конечно, показывающими разные по нему фигуры и украшения .

Эти шейные металлические круги в древности носили не только женщины, но и мужчины. На поясе покойника продольными чертами также показываются употребляемые на нем разные украшения. В правой руке человека или в боку кинжал и военная секира в виде кирки, насаженная на древко; кинжал такой же формы и величины, как и найденный в могильнике. На левом боку что-то полукруглое с продольными чертами, может быть, щит или чашка для питья, которую, по Геродоту, скифы обыкновенно носили на поясах. Глаза у человека большие, что указывает на его не чисто монгольское происхождение. Изображение человека, высеченное на камне, очень похоже на Геродотова скифа и на тех людей, которые погребены в Ананьинском могильнике. Все вещи, найденные в Ананьинском могильнике, относятся к бронзовому веку, так как состоят из сплава меди с оловом. На вещах не было найдено никаких надписей и монет .

Впоследствии, тысячу лет тому назад, на берегах Камы и Волги было основано Болгарское царство; болгары очень рано приняли от арабов магометанство. Из русских летописей мы знаем, что на реке Каме жили так называемые серебряные болгары. На месте Елабуги был в древности Болгарский город «Бряхимов» русских летописей, правильно называвшийся «Ибрагимовым», надо думать, что основателем города был булгарский хан Ибрагим, так как булгары были тюркского племени и в культурном отношении стояли выше своих завоевателей татар, покоривших Волжскую и Камскую Булгарию в XIII столетии, то татары подчинились их культурному влиянию и приняли от булгар магометанство .





Из древних татарских летописей мы знаем, что город Бряхимов был разорен Темир-Аксаком и единственно, что сохранилось до нашего времени от Болгарского города Бряхимова – это башня, находящаяся на Чертовом городище. В башнях и развалинах Бряхимова, как говорит Казанская летопись, было устроено языческое капище, где было прорицалище .

Вскоре после покорения Казани русские поселились на месте Елабуги и основали село, названное Трехсвятским*), потому что вновь основанному селению Царем Иваном Васильевичем в дар был прислан образ трех Святителей и вскоре была заложена первая деревянная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы, а селение обведено валом и рвом, в середине селения устроен острог или крепость с башнями и воротами .

В первой половине XVII столетия были выстроены в Трехсвятском церкви Спасская и Никольская. Надо думать, что явление *) В документах XVII столетия село Трехсвятское писалось «Елабужского уезда село Трехсвятское, что на Елабуге» .

Чудотворного образа Спасителя было в первой половине XVII столетия или в начале XVII столетия. В 1614 году в развалинах так называемого Чертова Каменного городища был основан старцем Ионою, казначеем Костромского Богоявленского монастыря, мужской монастырь во имя Святой Живоначальной Троицы, а временно, до постройки храма, устроена была в башне церковь во имя Сошествия Святого Духа. Башня, в которой помещалась церковь, сохранилась реставрированная до настоящего времени. Троицкий мужской монастырь был упразднен в 1764 году .

В 1708 году, при разделении России на 8 губерний, «к Пензе Казанской губернии приписан городок Елабуга, построенный в дворцовом селе Трехсвятском». Городком этим до 1729 года управляли воеводы, которые назначались из Московского приказа большого дворца, а с 1729 года он управлялся дворцовыми управителями, посылаемыми из дворцовой канцелярии, потом управители назначались из среды жителей .

В 1780 году при учреждении Вятского наместничества Елабуга назначена уездным городом этого наместничества. В это время в городе было три церкви – одна каменная и две деревянные .

Обывателей насчитывалось до 966 человек, которые были дворцовыми крестьянами. Самым замечательным событием в XVIII столетии из истории города Елабуги было чудесное избавление Елабуги от полчищ Пугачева, благодаря чуду, бывшему с Пугачевым от чудотворного образа Христа Спасителя .

В начале XIX столетия в городе Елабуге было уже 1366 жителей; из этого количества большинство составляли удельные крестьяне – 1059, купцы – 162, потом мещан 85 человек .

Всех домов в городе было 477 и 3 церкви: Спасский собор, Покровская церковь и Никольская церковь .

Занимая выгодное географическое положение, Елабуга принадлежала к числу наиболее богатых городов Вятской губернии .

В настоящее время в Елабуге считается около 12 тысяч жителей. Город славится своей хлебной и мануфактурной торговлей, которую он ведет в больших размерах .

Случайно я заинтересовался башней на Чертовом городище. Я стал читать все, что относилось к истории Елабуги, и плодом моих двухлетних занятий есть настоящий труд .

«История города Елабуги – Ивана Васильевича Шишкина» меня мало удовлетворила ввиду краткости, поэтому я возымел мысль самому составить историю города Елабуги с древнейших времен. Материалом для моего труда служили, кроме печатных источников, которые указаны мной при самом исследовании, и неизданные, которые были мной найдены летом 1900 года в Москве в Главном Архиве Министерства Юстиции. В Московском Главном Архиве Министерства Юстиции мной была найдена переписная книга села Трехсвятского, что на Елабуге, 1617 года и многие другие документы .

Приношу мою глубочайшую благодарность Елабужскому потомственному почетному гражданину, инженеру-механику Федору Васильевичу Стахееву за его содействие по изданию (составлению) настоящего моего труда*) .

В своем предисловии я считаю необходимым упомянуть также о двух давно почивших тружениках, первых Елабужских летописцах: священнике Покровской церкви Петре Никитиче Кулыгинском и бывшем городском голове Иване Васильевиче Шишкине, авторе книги «История города Елабуги». Вспомним также, что город Елабуга был родиной знаменитому профессору живописи Ивану Ивановичу Шишкину .

Оканчивая свой труд, я желаю, чтобы он принес некоторую пользу жителям города Елабуги, а равно и всем любителям отечественной старины, служа верным проводником исторических сведений о прошлой жизни города Елабуги .

–  –  –

*) А также приношу мою благодарность Главному Архивариусу Московского Архива Министерства Юстиции, его Превосходительству Василию Ивановичу Холмогорову за отыскание материалов по истории Елабуги. Кроме настоящего труда мной в 1889 году издана книга «История города Касимова с древнейших времен», 2-е издание ее было в 1892 году .

Древний Болгарский город Бряхимов Когда на пароходе подъезжаешь к городу Елабуге, живописно расположенному на правой стороне реки Камы, то в недальнем расстоянии от города видишь возвышающуюся высокую гору с находящейся на ней башней, эта гора носит название Чертова городища, а находящаяся на ней каменная башня представляет из себя единственный остаток древних укреплений болгарского города Бряхимова или, как называется в некоторых русских летописях, города Ибрагимова. Царь болгарский Ибрагим (современник великого князя Андрея Боголюбского), в честь которого назван город Бряхимов или Ибрагимов, надобно думать, и был основателем укреплений этого города, остатки которых сохранились до настоящего времени. Город Бряхимов, ввиду неприступности его крепости, расположенной на высокой крутой горе, считался одним из главнейших городов Волжско-Камской Болгарии, был вторым городом после главного города Болгарии Великих Булгар .

Город Бряхимов упоминается в первый раз в русских летописях в 1164 году, в этом году великий князь Суздальский Андрей Боголюбский вместе со своим подручником Муромским князем Юрием предпринимал поход против болгар .

Болгары, очевидно, в состоянии были оказывать русским упорное сопротивление. Естественно поэтому, что набожный великий князь Андрей, не полагаясь на силу своей рати, прибег к покровительству божественному. Он взял с собой в поход величайшую святыню, чудотворную икону Владимирской Божьей Матери. Во время главной битвы чудотворная икона была поставлена под стягами, т. е. знаменами, посреди русской пехоты. Битва окончилась полной победой. Царь Болгарский с остатком войска едва успел спастись в свой стольный или Великий город. Воротясь из погони за неприятелем, русские князья со своими дружинами совершили земные поклоны и благодарственные молебны пред чудотворной иконой Владимирской Божьей Матери. Затем русские пошли далее, сожгли три неприятельских города и приступом взяли четвертый, который летописцы называют «славный Бряхимов на Каме»*) (Никоновская летопись). Болгары исповедывали магометанскую веру, которую приняли от арабов в X столетии от Рождества Христова, и впоследствии, когда пришли завоеватели татары и разорили Болгарское царство, то они поселились в Болгарии и постепенно в XII, XIII и XIV столетиях, подчиняясь влиянию магометан болгар, приняли магометанство, это произошло оттого, во-первых, что болгары были одного происхождения с татарами, т. е. были тюркского племени и говорили на тюркском языке, который был одного корня с татарским, что впоследствии помогло слиться болгарам с татарами, а во-вторых, потому, что болгары, как показывают остатки их городов и новейшие археологические исследования, в эпоху нашествия татар на Болгарию были народом высококультурным, сравнительно с дикими татарами. Существует такое предположение, что город Бряхимов был *) «Историк Д. И. Иловайский в своем сочинении «История России» (Т. 1 .

Ч. 2. С. 286) ошибочно смешивает Бряхимов на Каме со столицей болгар городом Великие Болгары на Волге. Между тем из сличения древних сказаний и летописных известий видно, что русские в походе, предпринятом против болгар в 1164 году, после главной битвы, когда царь Болгарский укрылся в своем главном великом и укрепленном городе, т. е. Болгарах на Волге, то русские, оставив его там с малой дружиной, пошли на Камскую Болгарию, три города сожгли, а четвертый, Бряхимов на Каме, взяли. Из вышеизложенного ясно видно, что Бряхимов был другой город, и смешивать его со столицей Болгарии Великими Болгарами невозможно .

столицей первых золотоордынских ханов – Батыя и его преемников. (Вештомов. Вятская история, в 11-й главе) .

В XIII столетии Татарский завоеватель Тимерлан, или ТимурЛенк (т. е. железный хромец) завоевал город Бряхимов. Вот что говорится о завоевании города Бряхимова в летописи Шарафетдина Болгарского: «из Болгар Тимур пришел на Суддум, то есть город Елабугу, в это время в Суддуме ханом был Иль-бакша, сын Ураз-бакши хана. Этот хан не знал никакой веры и религии; эмир Тимур обращал его в ислам, но он не согласился. Упомянутый Суддум был небольшой городок; его также Тимур обратил в прах, приказав разломать ворота, бросил их в Каму, жителей же взял в плен, а остальных разогнал по разным странам света. Затем он посетил могилы последователей Магомета, находящиеся на устье Туимы. Оттуда, переправляясь через реку Каму и остановившись в деревне Мелекас*), он поклонился могилам последователей Магомета». Из вышеизложенного отрывка летописи Шарафедина Болгарского можно вывести заключение, что город Бряхимов также назывался Суддум и что в XIII столетии им правил Иль-бакша хан, сын Ураз-бакши хана, и что он был язычником. Судя по имени, Иль-бакша хан был монгол и был удельным князем в Елабуге, правившим под верховным главенством великого хана Татарского, жившего в Монголии, и, может быть даже происходил из рода Чингиcхана; а мы знаем, что первоначально монголо-татары, завоевавшие Русь и Болгарию, были язычники-ламаиты, а Тимур-Ленк, будучи ревностным магометанином-фанатиком, всегда старался о обращении покоренных им народов в магометанство, а тех, которые не соглашались, он уничтожал, буквально стирая с лица земли;

болгарином же Иль-бакша хан не мог быть, потому что он был язычник, а мы знаем, что волжские болгары приняли магометанскую веру в X столетии, и уже четыре столетия до нашествия Тимерлана были магометанами, и даже магометанамиСело Мелекес Мензелинского уезда Уфимской губернии, населенное старокрещеными татарами, находится в десяти верстах от города Елабуги .

фанатиками, что доказывается тем, что многие исповедники Христовой веры, как, например, святой мученик Авраамий Болгарский и св. мученик Федор Болгарский, были замучены болгарами за исповедание христианской веры. (См. книгу «Святыни Казани» Епископа Никанора, «Житие св. мученика Авраамия Болгарского».) Что Иль-бакша был монгольского происхождения, это доказывается его чисто монгольским именем. Прямо и определенно говорит о Елабужском чертовом городище как о древнем Болгарском городе летопись XVI столетия «История о Казанском царстве»*). Автор истории о Казанском царстве священник Иоанн Глазатый, или кто другой, 20 лет проживший в Казани в плену у Казанских татар до взятия ее Грозным, в 34 главе (127 стр.) о Елабужском городище пишет следующее: «К сему же и се иное знамение при мне же бысть. Еще ми тогда живущу в Казани, бе в некоем улусе Казанском градец мал (в вариантах: пусть), на брезе высоце Камы реки стоя, его же Русь именуют бесовское городище, в нем же живяще бес, мечты творя от многих лет. И бе той градец еще старых болгар мольбище жертвенное, схождахуся людие мнози со всея земли Казанской варвары и черемиса, мужа и жены, жряще бесу и о полезных вопрошающе». Посему, продолжает за сим автор истории, и известная царица Казанская Суюнбека, имея войну с Московским царем, послала в этот градец спросить об успехе ее .

Бес после десятидневного моления и поста посланных от нее и местных жрецов наконец открыл, что он должен навсегда удалиться от этого места, будучи прогнан силою Христовою, что отселе здесь воцарится христианство, – и сам с великим дымом в виде огненного змия полетел на запад, «всем же нам стоящим и чудящимся, и невидим бысть во очию нашею». Эти слова очевидца, так передающего, объясняют и наименование городища Чертовым, данное ему же русскими и в позднее время по библейскому представлению о языческом прорицаИстория о Казанском царстве издана в Санкт-Петербурге в 1791 году .

лище или идоле беса. (Второзак. 32, 17 Псал. 105, 37 .

1 Коринф. 10, 20). С другой стороны, это наименование могло произойти при неизвестности первоначальных строителей городища и от оригинальной кладки его зданий. Взгромождение огромных диких камней в натуральном их виде, кое-как скрепленных цементом, в стране язычества или магометанства, русская фантазия легко могла приписать нечистой силе, как она приписывала ей безобразные береговые рытвины и вообще ложбины и т. д. (отсюда название черторыя и выражение черта на кулижках). Хотя же повествователь это Чертово городище и во времена старых болгар назвал только жертвенным мольбищем; но слова его, относясь к более или менее близкому времени, не исключают того, что в отдаленной древности был здесь знатный и богатый город, от которого превратностями судьбы остался теперь только «градец малый и пустый с знаменитым капищем». (Кап. Невоструев «О городищах древнего Волжско-Болгарского и Казанского царств». Москва, 1871 г. Статья 24. Елабужское Чертово Городище. Стр. 61–62). Итак, первоначально на том месте, где теперь в городе Елабуге существуют остатки башни в так называемом Чертовом городище, был в древности славный Болгарский город Бряхимов*), взятый в 1164 году войсками кн. Андрея Боголюбского и по этому случаю упоминаемый в русских летописях. После завоевания Болгарии татарами город Бряхимов некоторое время служил резиденцией Золотоордынских ханов. В XIII столетии город Бряхимов, вместе с другими городами Волжской Болгарии был разорен до основания татарским завоевателем Тимерланом. В XVI столетии на месте развалин древнего болгарского города Бряхимова, по словам летописца, существовало языческое капище. Прежде существования болгарского города Бряхимова, задолго до Рождества Христова, местность эта была населена скифами, и возле города Елабуги было их поселение, что нам доказывают *) Бряхимов полагали на Каме – Стритер (Ист. Гос. Российского, С.П.Б .

1800. Т. 1. С. 380) Карамзин (Ист. Гос. Рос. Т. 2. С. 182) и другие) .

раскопки, произведенные в деревне Ананьино в 1858 году Алабиным и описанные Кап. Невоструевым. («Ананьинский могильник Вятской губернии, близ города Елабуги». Кап .

Невоструева. Москва, 1871). После покорения Казанского царства, когда эти места были заняты русскими, на месте Елабужского Чертова городища была устроена иноческая обитель в 1614 году. Рычков, автор «Путешествия по России», напечатанного в С.П.Б. в 1770 году под заглавием «Журнал или дневные записки путешествия», основываясь на предании туземцев, пишет, что сей монастырь был построен самим Царем Иваном Васильевичем в то время, когда он вознамерился рекою Камою ехать до города Соликамска, но, доехав до места, где ныне город Елабуга, заболел и поэтому принужден был оставить начатое путешествие. Начало пригородка Елабуги считают с того времени, продолжает Рычков, и есть тут церковь, построенная им – царем во дни его в нем пребывания. Этот монастырь Рычков считает первым, который царь Иван Васильевич воздвиг в знак благодарности Богу за множество побед, одержанных в этой стране (Журнал или дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства 1769 и 1770 гг., С.П.Б .

1770, стр. 48, 49). Но вышеизложенное мнение Рычкова неверно, во-первых потому, что предание о путешествии Иоанна Грозного в Соликамск не подтверждается никакими историческими данными. По летописям, царственной книге (С.П.Б .

1769, стр. 315–317) и Истории Карамзина (т. 8, стр. 114–117) все пребывание царя Иоанна Васильевича в Казани ограничивалось 10 днями с 1-е по 11-е Октября, после чего он по Волге отправился прямо в Москву; во-вторых, основание селения Трехсвятского, как первоначально назывался город Елабуга, и Покровской в нем церкви действительно относилось ко времени Иоанна Грозного и более или менее после взятия Казани, т. е. второй половины XVI столетия, но этого нельзя сказать о Троицком монастыре на Чертовом городище, основанном при Царе Михаиле Федоровиче около 1614 года .

Троицкий упраздненный мужской монастырь в Елабужском каменном Городище

На том месте, где находился древний болгарский город Бряхимов, посреди его развалин, в так называемом Чертовом городище, в 1614 году при Царе Михаиле Федоровиче был устроен мужской монастырь во имя Живоначальной Троицы. В грамоте, данной этому монастырю на закамскую землю и угодья в 1638 году говорится: «...в прошлом де во 124 (1616) году поставили они в том каменном городище монастырь, и в том-де монастыре устроили две церкви во имя Живоначальныя Троицы, да Сошествия Святаго Духа, а у тое – де пустыни земли мало и питаться не чем»*). Из сличения с другими актами видно, что здесь говорится только об окончательной постройке монастыря и церквей его в 1616 году. Самое же основание Троицкому монастырю было положено года за два перед этим или немного более строителем Ионою, бывшим до того казначеем Костромского Богоявленского монастыря. Этому строителю Елабужского Троицкого монастыря иеромонаху Ионе в 122 (1614) году на содержание монастыря дана была пустошь на речке Анзирке в 30 верстах от Елабуги, а в 124 (1616) году, когда был отстроен монастырь с церквами, по челобитью (т. е. прошению) того же строителя Ионы пожалованы были ему на церковные потребы (на темьян и на вино церковное) безоброчно смежные с монастырем рыбные ловли по реке Каме повыше Каменных гор, в Кривой Воложке, до Чертовых гор (на коих стояло городище) с прибрежными озерками и заводками .


В следующем, 1617 году монашествующие в означенной Воложке на устье речки Танайки распахали пашню и для своей нужды поставили двор и мельницу, и просили эту *) См. в Московском Государственном Министерства Юстиции Архиве, в отделении 1-м старых дел, грамоты по Казани с городами № 53, данные Елабужскому Троицкому монастырю на пустопорожние земли и рыбные ловли за рекою Камою в 1638 году .

пашню и строение оставить за ними, а первоначально пожалованную пустошь Анзирскую, по отдаленности ее от монастыря, отписать на Великого Государя, что по царской грамоте и было им дозволено в 1619 году. При повальном обыске и дозоре оказалось в означенном месте пустоши, поросшей березняком, десятин с 12-ть, на устье Танайки поставленных от монастыря семь дворов, сенных покосов отсюда по Каме реке копен на 500, черного лесу вдоль верст на 10, поперек на 4. (См. в Моск. Госуд. Архиве в вотчинном отделении № 410 (общий) переписные книги по Казани с городами, л. 1336 книги дозорные монастырской земле, что на Елабуге Каменного городища 127 г. Истомы Хвостова, в отделении старых дел – грамоты – по Казани с городами № 1737-й, оброчная грамота Елабужскому Троицкому монастырю на рыбные ловли 1616 года Августа 5-го дня.) Что же касается до строителя монастыря старца Ионы, то в 1659 году игумен Костромского Богоявленского монастыря Герасим, называя этого старца того Богоявленского монастыря казначеем старцем Ионою Зеленым, писал, что он строил Елабужский Троицкий монастырь их Богоявленского монастыря казною, и потому игумен Герасим объявлял теперь свои притязания на Троицкий монастырь, но братия этого монастыря вопреки ему неоднократно писала, что Елабужский Троицкий монастырь старец Иона строил сборными и вкладчиковыми, да прикладными деньгами, а не их Богоявленской казною. (См. в Мос .

Гос. архиве, Отд. 1-е старых дел в грамотах по Казани с городами № 149, владенная выпись Казанскому Митрополиту Маркелу на Елабужский Троицкий монастырь 1692 года) .

Каким образом явился близ Елабуги и по какому поводу стал строить здесь иноческую обитель Костромского Богоявленского монастыря казначей Иона, можно объяснить, кажется, тем, что Богоявленский монастырь около Елабуги имел свои владения, и казначей, может быть, хотел распространить их или с другими целями образовать особую обитель построением пустыни на Чертовом городище*). По крайней мере в описях мы встречали 164 (1655) года владенную выпись Костромского Богоявленского монастыря игумену Герасиму на землю по реке Каме, против устья реки Ика, т. е. на том месте, где ныне стоит село Икское-Устье, в 35 верстах от Елабуги. Распаханная и отчасти застроенная пустошь в Кривой Воложке была первоначально вотчина Троицкого монастыря по правую сторону Камы. В 1637 году, как мы видели, другой настоятель монастыря, келарь старец Моисей, ссылаясь на малость земли монастырской и недостаточность средств к содержанию, просил и по царской грамоте получил «на церковное строение, на воск, и на фимиам, и на вино церковное и им (т. е. монахам) на пропитание за рекою Камою, лежащую против самого же почти монастыря землю между речками Беткою и Курчею (в нынешнем Мензелинском уезде) землю в 200 четей, со сенными покосами и рыбными ловлями – Тростинским истоком с озерами» .

(См. в Гос. архиве в старых делах вышеозначенную грамоту под № 53-м, и там же 155-й о земле, рыбных ловлях и сенных покосах Елабужского Троицкого монастыря). Но в следующем, 146 (1638) году тот же старец Моисей, когда сторонние люди новой беззащитной обители стали чинить обиду и налогу многую, для обережения от них просил приписать сию обитель

– и она была приписана к славному в свое время Пыскорскому Соликамскому монастырю, построенному Иоаникием Строгановым в 1560 году. Большие на крестьян налоги, опустошение монастырской казны, растрата имущества и другие злоупотребления этого Пыскорского управления через 21 год вынудили Троицкую братию и крестьян в 1660 году искать себе защиты у епархиального архиерея, Казанского митрополита Лаврентия, и просить его о приписке их обители с вотчинами к домовым Его Преосвященства вотчинам; но в этом *) Может быть, старцем Ионою руководила мысль устроить монастырь на том самом месте, где, по преданию, сохранявшемуся среди жителей этой местности, татар, а также и русских, было языческое капище с прорицалищем, и таким образом постройкою христианских храмов освятить это место .

им Казанский митрополит почему-то отказал. В то же время игумен Костромского Богоявленского монастыря Герасим, ссылаясь на вышеозначенное построение Елабужской пустыни их Богоявленским старцем Ионою, якобы на счет их же казны, предъявил свои права на обитель, но братия ее по печальному пыскорскому опыту просила Правительство избавить ее от приписки к Богоявленскому монастырю и сделать свободным Великого Государя монастырем под ведением лишь и защитою Казанского митрополита. После этого Елабужский Троицкий мужской монастырь с крестьянами в течение тридцати лет, не исправляя никаких повинностей и платежей собственно в архиерейский дом, отбывал только под ведением епархиального начальства государственные повинности и подати и нередко терпел (нападения) разорения и убийства от набегов башкир и татар. По Казанским писцовым книгам Семена Волынского 7156 (1648) года значится «Троицкого монастыря Каменного городища, что на Елабуге, монастырские пашни и расчистки 27 десятин, да того же монастыря в сельце, что была деревня Таны (читай Танайка) пашня и расчисти 94 десятины в поле, а в дву потому ж, чернаго лесу обще с селом Трехсвятским, от монастыря до монастырской деревни Таны по смете вдоль на 10 верст, поперек на 5 верст .

Здесь сенокосной земли 4509 десятин, с коей сена ставится 90, 150 копен. По переписным книгам 186 и 187 (1678 и 1679) годов значилось в вотчинах Троицкого Елабужского монастыря населенных крестьянами (по сю сторону Камы) в Подгорной (подмонастырке слободе) и в селе Танайке, (за Камою), в селе Бетках и в деревне Простях 64 двора крестьянских*), двадцать пять дворов бобыльских, а всего 89 дворов» .

Но в 7200 (1692) году по челобитью Казанского Митрополита Маркела Елабужский Троицкий монастырь был вполне приписан по Казанскому архиерейскому дому и сравнен с прочими *) Бетьки и Прости в настоящее время (это) села Мензелинского уезда против города Елабуги, на другом берегу Камы. В селах Бетьках и Простях имеются прекрасные каменные церкви .

его вотчинами в платежах и повинностях. В сделанной при этом подробной описи монастырю и вотчинам значилось:

в монастыре 1) церковь Сошествия Святого Духа, каменная ветхая, трапеза деревянная (Смотр. о ней ниже); 2) холодная церковь деревянная Успения Пресвятой Богородицы; 3) на оградных вратах церковь святителей Гурия и Варсанофия Казанских не достроена; ограда рублена в тарасы, не достроена ж. Кельи – строительская, казначейская и три братских, в коих братии 11 человек; в монастыре же – двор конюший и воловий или скотный. В вотчинах 1) в Подгорной монастырской слободе дворов, кроме причта церковного, крестьянских 5, в них всех душ мужского рода (не исключая и малых детей) 35; 2) в селе Танайке церковь архангела Михаила;

дворов, кроме причта церковного, монастырский, 4 мельничных, кузнечный, 2 рыбачьих, 23 крестьянских и 11 бобыльских, во всех душ 332, да мельница об одном поставе; 3) в селе Бетках (за Камой) церковь во имя Пресвятой Богородицы Владимирской; дворов, кроме причта, всех 29, в них 302 души; 4) в деревне Простях (за Камой же) двор монастырский и 16 дворов крестьянских, в них 106 душ; 5) в деревне Соболековой (за Камой же) двор монастырский и 9 крестьянских, в них 63 души*. Впоследствии и эти две деревни, Прости и Соболеково, во владении монастырском являются селами. В возделании монастырской экономией этой земли по ту и другую сторону Камы, в населении ее крестьянами, в основании здесь сел и деревень – заслуга государственная. Вместо вышеупомянутой церкви святителей Казанских на оградных вратах в последующих актах является церковь Рождества Богородицы, со всем имуществом сгоревшая в 1733 году. В 1751 году в монастыре, по описным книгам Троицкого монастыря 1751 года при игумене Виталии, значилось две церкви: 1-я Успения Пресвятой Богородицы, деревянная, холодная с колокольнею, 2-я вновь построенная, деревянная, Сошествия *) Деревня Соболеково в настоящее время село Соболеково Мензелинского уезда, в селе Соболекове каменная церковь .

Святого Духа.

Эти две церкви, как видно, существовали до 1764 года, когда Елабужский Троицкий монастырь, вместе со многими другими в Российской империи, был упразднен:

потому что в репортах 1767-го года 1772 года (которые смотри ниже) значится в нем две деревянные церкви. По упразднении монастыря предписано было тогдашнему игумену Макарию всю церковную ризницу и утварь лично доставить в Казанский архиерейский дом, которая со всем прочим имуществом туда и отвезена была им, кроме больших местных икон, за трудностью оставленных на месте в двух монастырских церквах .

Некоторые иконы из упраздненного Троицкого монастыря Пресвятой Троицы и Преподобного Сергия были впоследствии перенесены в Елабужскую Троицкую кладбищенскую церковь, где и теперь находятся. В 1767 году преосвященный Казанский архиепископ, впоследствии бывший митрополитом Казанским, Вениамин Пуцек – Григорович требовал археологических сведений от настоятелей Елабужского Троицкого монастыря и бывшего в зданиях и на развалинах Булгара на Волге Успенского Болгарского монастыря. Именно: сведений

а) об имеющихся в том и другом монастыре древних каменных зданиях; б) об иноверческих древних надписях, какие встречаются на камнях, с тем, чтобы их через приглашенных татар или других инородцев разобрать и перевести на русский язык, а если сие будет невозможно, то сделать с них точную копию;

в) нет ли где курьезных древних вещей, как-то: костей древних людей или животных и прочего тому подобного? Неизвестно, что на это отвечал настоятель Болгарского Успенского монастыря, а из Елабужского Троицкого монастыря был послан рапорт, названный «описью древнему каменному зданию», с ответом и на прочие пункты. Сей акт помещаем здесь вполне .

«Оный Троицкий монастырь состоит близ Камы реки, на высокой горе, под которою в реку Каму течение имеет с востока мало к полудню река Тойма. По берегу той самой горы древнего здания стена из мелкого камня деланная, длиной двенадцать сажен, толщина одного аршина, вышина пять аршин .

В той стене с концов и на срединах три круглые печуры наподобие башни, в них входы изнутри монастыря, из которых одна, что от реки Камы с конца, пред другими выше – четыре аршина, в коей напредь сего была церковь во имя Сошествия Святого Духа*), сверху покрыта шатром деревянным .

В том же монастыре две церкви, кельи и прочее строение и ограда деревянные, все ветхое. Кроме вышеописанного каменного здания ничего нет и надписей никаких и курьезных древних вещей не имеется. В том монастыре строение две церкви, кельи и прочее, также от каменной стены вкруг монастыря ограда – деревянное все, ветхое». (Кап. Невоструев .

«О городищах древнего Волжско-Болгарского и Казанского царств в нынешних губерниях Казанской, Симбирской, Самарской и Вятской. Статья – Елабужское Чертово городище .

С. 56–66). Через два года после сего Елабужское Чертово городище с находящимся на нем упраздненным Троицким монастырем было посещено и описано Капитаном Рычковым (Смотри «Журнал или дневные записи путешествия» С.П.Б .

1770., стр. 50, перепечатано в географическом словаре Щекатова, Москва, 1809, т. 7, стр. 142–146). Описание это, за сто с лишком лет пред сим сделанное и более обстоятельное, чем вышеприведенный рапорт настоятеля Троицкого монастыря и имеет более значения. «Близ пригородка Елабуги на верху крутой горы, говорит он, находятся остатки древнего города .

С южно- западной стороны, подле самой подошвы горы сея течет река Кама, а с восточной стороны протекает река Тойма, впадающая в Каму; хотя не видно тут никаких других зданий, кроме каменной стены, сделанной из белого дикого камня; но сие самое тем большего заслуживает внимания, ибо оная стена так порядочно построена, что ни самая древность не могла еще истребить удивительного искусства древних сего места обитателей. Она построена вдоль крутой и почти неприступной *) Та самая, которая значится в вышеприведенной описи монастыря 7200 года. Эта башня сохранилась до настоящего времени и была возобновлена Елабужскими гражданами в 1867 году .

горы, и соответствует течению реки Тоймы. Длина еще и доныне безвредно стоящей стены составляет тринадцать, а вышина оная более двух сажен, и в рассуждении так малого пространства находятся три круглые и довольно пространные башни, которые выдались из стены наподобие полукружия .

Из них на двух верхи не имеют никакого прикрытия и видно, что изломаны или разрушились от продолжительной древности так, что они уже равны со стоящей стеной; но одна из них гораздо возвышена и покрыта досками наподобие обыкновенной башни. Вокруг ее находились шесть небольших окошек;

а внутри палата, величиной и окружностью с ней равной .

Из чего, кажется, можно заключить, что на сем месте были градские ворота, которых довольной вышины отверстие и до днесь видно, хотя оно и закладено внутрь сей стены недавно жившими монахами, и деревянное прикрытие сей возвышенной башни без сомнения сделано руками сих новых обитателей». Затем Рычков передает предания местных жителей о Чертовом городище, в которых смешиваются известия о нем Казанской летописи (Ив. Глазатого) с вышеперечисленным же местом татарской летописи Шарафеедина Булгарского. Именно говорится, что, по одному преданию, в сем месте был храм древних язычников, столь славный своим прорицалищем (оракулом), что народ отовсюду стекался к нему для вопрошения; а по-другому, что внутри храма обитал ужасной величины змей, в жертву коему жрецы приносили людей, исчезнувший пред падением царства Болгарского, что царь Болгарский, видя приближение к нему с севера идущих неприятелей – татар, тщетно умилостивлял и вопрошал теперь это божество; не получив ответа, он принужден был возвратиться в свой город, в коем сделался со своими подданными жертвою неприятелей. Затем сообщается еще третье предание, будто Темир-Аксак, раззоря многие закамские города, пришел и к сему городищу, местоположение которого ему понравилось, что он несколько времени препроводил тут посреди веселья и покоя, что и самая стена построена им же, Темир-Аксаком, но оставлена им неоконченною. Упомянув о бывшем здесь монастыре, Рычков (стр. 49) замечает, что именно монахи стали разрушать внутри ограды стоявшие здания городища, не могши терпеть остатков храма языческого, и это подтверждает превеликими кучами дикого камня и кирпича, лежащими посреди монастыря без всякого употребления. Замечательно еще следующее известие Рычкова (стр. 50): кроме каменной стены с юго-восточной стороны, укрепляет еще оное городище довольно глубокий ров с изрядными по нем валами, которые, обошед вокруг монастыря, кончаются у самой крутой долины, из которой выходят два источника с весьма приятною и чистою водою, текущие по мелкому песку… Немалую красоту сему городищу придает находящаяся внутри означенного вала отрощенная и приятная березовая роща. Не входя в объяснение, какие народы жили здесь и строили городище, с вероятностью, впрочем, Рычковым приписываемое болгарам, а не скифам, в заключение он говорит: «...для меня остается то только несказанным утешением, что я имел счастье видеть остатки древностей, которые возбудят внимание и труд какого-либо человека искусного». Весьма замечательно, что у Рычкова приложен и подробный план Чертова городища, каменной стены, двух церквей, монашеских келий и окружного вала, даже вид самой стены с башнями и вала со рвом; вал имел высоты 2 1/2 аршина, ров, изрытый под линию вала, глубиною был около двух аршин, так что неприятелю с основания рва до верха вала предстояло крутизны под одну линию около 4 1/2 аршина .

Список Настоятелей Троицкого монастыря*) с основания до упразднения, упоминаемых в документах Иеромонах, строитель старец Иона, основавший монастырь в 1616 году. Келарь старец Моисей упоминается в 1637 году и 1638 году. Игумен Иннокентий в 1748 году. Игумен Виталий упоминается в 1751 году. Игумен Макарий, при коем упразднен монастырь, в 1764 году .

ОСНОВАНИЕ СЕЛА ТРЕХСВЯТСКОГО –

ЕЛАБУГА ТОЖ .

Очерк его истории в XVII столетии В летописях неоднократно упоминаются походы, предпринимаемые в XIV, XV, XVI столетиях русскими на берега Камы с целью грабежа и завоеваний. Существует предположение, что село Трехсвятское было основано до покорения Казани и что многие русские из Великого Новгорода, Москвы, Галича, Устюга, которые предпринимали походы на Каму и могли поселиться на берегах ее и тем положить начало селу Трехсвятскому**). Более вероятно, что село Трехсвятское было основано во второй половине XVI столетия, вскоре после покорения Казани, так в записках известного князя Курбского упоминается о походе на Каму, совершенном русскими вскоре после покорения Казани царем Иоанном IV Васильевичем Грозным. В книге Большого Чертежа, составленной в первой четверти Трехсвятское XVII столетия упоминается так *) По упразднении Троицкого монастыря две деревянные монастырские церкви были разобраны и потом вновь поставлены в разных местах: одна, Троицкая – в Елабуге на кладбище, другая – в Танайке. Троицкая кладбищенская церковь просуществовала до 1824 года .

**) Иван Шишкин «История города Елабуги» (С.12). Мнение это не выдерживает критики на том основании, что вряд ли в тылу Казанского царства, враждебного русским и в недальнем расстоянии от Казани, в местности, населенной татарами и другими инородцами, могло существовать русское поселение до завоевания Казани царем Иваном Васильевичем. Более вероятно, что село Трехсвятское было основано во второй половине XVI столетия .

«...а ниже реки Ика 40 верст на реке Каме город Чертов – Елабуга тож». Может быть, еще до основания русскими села Трехсвятского на том месте, где было основано Трехсвятское, прежде находилось татарское селение, называвшееся Елабугой, от которого окружающая местность и получила название Елабуги. На татарском языке слово Елабуга, или Алабуга, значит рыба окунь. Существует предание, что вскоре после основания села Трехсвятского и первой Покровской церкви царем Иваном Васильевичем, по приказанию коего и была заложена Покровская церковь, был пожалован в Покровскую церковь образ Трех Святителей, отчего Елабуга и стала называться селом Трехсвятским. Образ Трех Святителей до сих пор хранится в Покровской церкви города Елабуги, живопись его нисколько не пострадала и принадлежит к древнейшему греческому стилю. Со времени пожалования иконы Трех Святителей царем Иоанном IV в Покровскую церковь село Трехсвятское называлось «Трехсвятское, Елабуга тож». Существует предание, записанное в «Истории города Елабуги» Шишкиным (с. 14), о походе по Каме мимо Трехсвятского (и Троицкого монастыря) Ермака Тимофеевича, славного покорителя Сибири. Вот как местный летописец передает предание об этом событии: «...было время, когда иноки монастыря со всеми подвластными им и жителями Трехсвятского пришли в ужас. Они услышали, что известный Ермак с многочисленною дружиной своей на лодках поворотил с реки Волги на Каму, а потому и не мог миновать здешнего места. Ужас жителей еще более увеличился, когда они увидели, что Ермак со всею силою находится близ их, они обрекли уже себя на разорение и верную погибель. Между тем Ермак, плывя по Каме, отделил от своей флотилии два судна, из которых одно остановилось у монастыря, а другое подошло к Трехсвятскому .

Посланные от Ермака казаки успокоили жителей, сказав им, что они не разбойники, а слуги царя, и идут на покорение неверных, остановились же за продовольственными припасами, в которых имеют нужду .

За таковую приятную весть казаки награждены были хлебом – солью и другими припасами и вполне остались тем довольны. Иноки же и жители переменили печаль на радость и считали себя счастливыми, что избегли воображаемых неприятностей». Очень может быть, что Ермак Тимофеевич, завоеватель Сибири, проезжал мимо Трехсвятского – Елабуги, но только упоминаемый в этом предании монастырь в конце XVI столетия еще не существовал, так как известно, что Троицкий Елабужский монастырь был основан в первой четверти XVII столетия в 1614 году. Село Трехсвятское, нынешний город Елабуга, было основано во второй половине XVI столетия, спустя немного времени после покорения города Казани царем Иваном Васильевичем Грозным в 1552 году .

Первоначально село Трехсвятское Елабуга – тож входило в состав дворцовых сел, т. е. таких сел, которые принадлежали государю лично, в списке дворцовых сел 1598 года упоминается «государево дворцовое село Трехсвятское, что на Елабуге»: В 1900 году летом в июне месяце я был в Москве и в главном Московском Архиве Министерства Юстиции мною было найдено несколько документов, относящихся к истории Трехсвятского – Елабуги в первой половине XVII столетия, означенные документы были сообщены мне, благодаря любезности главного архивариуса Архива Министерства Юстиции, действительного статского советника Василия Ивановича Холмогорова и были мною списаны. Документы эти следующие: 1) Подлинная переписная книга 7125 года (т. е. от Рождества Христова 1617 года) под следующим заглавием «Книги государева дворцового села Трехсвятского, что на Елабуге дворовыя 125 году». 2) Казанская подлинная писцовая книга 7156 (1648) года под следующим заглавием «Книга по Зюрейской дороге письма и меры 160 года», т. е. 1652 года. 3) Казанская подлинная переписная книга 153-я 7125 года (1617 года) под следующим заглавием «Книги дозорныя монастырской земле, что на Елабуге Каменного городища 127 (1619 года) году Истомы Хвостова» .

4) Дозорная книга села Трехсвятского, что на Елабуге 7129 (1621 года от Рождества Христова) года. Помещаю ниже все найденные мной документы, относящиеся к истории города Елабуги в XVII столетии, так как они дают нам очень важные и ценные сведения о состоянии села Трехсвятского – Елабуги и Елабужского Троицкого монастыря, что на каменном Городище в XVII столетии .

Подлинная переписная книга по городу Казани и его уезду 7125 года (1617 года от Рождества Христова) книга 153, № 511 лист 1063–1074. «Книги Государева дворцового села Трехсвятского, что на Елабуге дворовые 125 году» .

«Лета 7125 году апреля в 3 день приехал в Государево дворцовое село, что на Елабуге приказной Богдан Нехаев, а велено ему по наказу в том селе переписать дворы крестьянские и бобыльские и во дворах людей по именам, кто на которой доле выти живет и сколько Государева оброку платит и Богдан, приехав в то Государево Трехсвятское село, переписал дворы крестьянские и бобыльские» .

«Двор Данилка Иванова Мелкова пашни пашет четь выти оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Завьялка Васильева Быкова – пашни пашет полчети выти оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Антипка Осипова Сипачева пашни пашет полчети выти оброку платит 6 алтын полдве деньги»*) .

«Двор Павлика да Ефремка Тушнолобовых пашни пашут полчети выти оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Гриши Лукоянова Сусанина, пашни пашет четь выти оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Федосейка Иванова Лузянина, пашни пашет четь выти оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Ивашка Иванова Югрина, пашни пашет четь выти оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Вишнячков Осипова Гудудынского пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

*) Пол две деньги – полторы деньги .

«Двор Сенки Данилова да Петрушки Самсонова пашни пашут полчети выти, оброку платят 6 алтын пол две деньги» .

«Двор Пронки Мартемьянова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Ивашка Галахтионова Пикова, пашни пашет полчети выти оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Федорка Иванова Югрина, пашни пашет полчети выти оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Васки Михайлова Устюженина пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Власка Иванова кузнеца, пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Фетки Федорова Чуваша, пашни пашет четь выти оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Констянтина Елизарьева Выгчажагина, пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Тимошки да Демки Никитиных детей Гагина, пашни пашут четь выти, оброку платят 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Елизарка Иванова Верхокамца пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Филки Ерофеева Салтана, пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Онашки Исакова Цысолетина пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Игнашки да Федьки Киселевых, пашни пашут полчети выти, оброку платят 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Янки Насонова вятчанина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Сенки Иванова Третчика, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Гришки Родионова вычагжанина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Вахромейка да Рычка Ондреевых, пашни пашут четь выти, оброку платят 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Тимошки Самойлова Бусыги, пашни пашет полчети выти оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Трени Петрова Прокудина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Гришки Фомина Проволокина, пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Семейки да Володи вятчан, пашни пашут четь выти, оброку платят 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Янки Павлова Крутоноса, пашни пашут четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Оски Иванова Сыропята, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Ивашка Иванова Горшечника, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Петрунки Филипьева вятченина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Михаила Захарьева Бурухина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванька Назарова верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Степанка Ондреева Бурункова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванка Остафьева Чернова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Вершинки Никифорова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Карпунки Никулина Немчина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванка Олексеева Галина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Сеньки Григорьева Гречухина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Богданка Терентьева Санника, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Ларионка Семенова мухи, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванка Петрова Лодыги, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Федорка Олексеева Чешкова, пашни пашет четь выти, оброку платит 12 алтын 3 деньги» .

«Двор Омоска Тимофеева Цысалапина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванка Дмитриева Бочкаря, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Дениска Тимофеева Цысолетина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Онтипки Рогозина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Васки Федорова Орлова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Фадейка Денисова верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванка Сохарева, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Куземки Иванова Малова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Перлушки Иванова вятченина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Карпунки Кузмина Малица, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Демки Ондреева Лаптя, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Тренки Терентьева сапожника, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Левки Олексеева Чешкова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Корнилка Евсеева Овчинника, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Игнашки Бухваста, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Никифорка Никонова плотника, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Микулки Дементьева верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Фетки Иванова верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Аверки Васильева вятченина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Янки Олексеева Чешкова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Сенки Степанова Епанешникова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Митки Ондреева Бурундука, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Тимошки Яковлева Кокорева, пашни пашет полчети выти, оброку платит полдве деньги» .

«Двор Захарка Терентьева Грехнева, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Захарка Онтонова верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Еремки Денисова верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Пятунки Остафьева, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Иванка Иванова пономаря, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Гришки Степанова Проскуряка, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Ларионка Кузмина Попова, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Ортюшки Созонова верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Михалка Олексеева Сакулина, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Двор Панкратка Парфеньева верхокамца, пашни пашет полчети выти, оброку платит 6 алтын полдве деньги» .

«Дворы бобыльские, что которой бобыль государева оброку платит:

«Двор Перши Петрова вятченина, оброку платит 6 алтын 4 деньги» .

«Двор Поздейка Васильева Сенокосова оброку платит 6 алтын 4 деньги» .

«Двор Иванка Поздеева Частина, оброку платит 6 алтын 4 деньги» .

«Двор Ондрюшки Григорьева Варзамасца, оброку платит 6 алтын 4 деньги» .

«Двор Калинки Никитина Галина, оброку платит 6 алтын 4 деньги» .

«Двор Левки Сафронова Епанешникова, оброку платит 5 алтын» .

«Двор Кондрашки Симонова Панонка, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Сенки Иванова Буркова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Иванка Фролова Шалаума, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Остафейка Леонтьева Котельника, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Фетки Васильева Сорокоума, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Мишки Есипова Пасынка, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Сеньки Иванова вычагжанина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Софронка Олексеева Слепова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Куземки Иванова Чермнова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Иванка Ондреева Тулая, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Левки Селиверстова Скорняка, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Васьки Кузьмина Старчихина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Мишки Кузьмина Горшечника, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Левки Федорова пономаря, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Гришки Леонтьева Малово, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Никитки Титова Плотникова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Тренки Дементьева Лузянина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Дмитрейка Филипьева свияженина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Титка Кузмина Кнута, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Янки Лакомки, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Ивашка Терентьева свияженина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Ивашка Григорьева вятченина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Фетки Иванова верхокамца, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Сенки Ларионова Епанешникова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Онтонка Никифорова верхокамца, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Максимка Игнатьева вятченина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Сеньки Галехтионова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Онтонка Селиванова вятчанина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Шумилка Яковлева вычагжанина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Игнашки Яковлева Куфтери, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Мишки вычагжанина Судоплаты, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Сенки Глухова Судовщика, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Гаврилка Дементьева Деули, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Никитки Симонова Панова, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Ивашка Осипова Плюены, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Васки Петрова пастуха, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Терешки Павлова белозерца, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Савки Свияженина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

Двор Трофимка Иванова Чета, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Степанка Кадошника, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Парфенка Семенова верхокамца, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

«Двор Дмитрейка Титова Лузянина, оброку платит 3 алтына 2 деньги» .

По листам скрепа: «К сем переписным книгам приказчик Богдан Нехаев руку приложил»*) .

Просматривая переписную книгу 1617 года, мы видим, что всего жителей в Трехсвятском – Елабуге было в 1617 году 127 дворов, крестьян и бобылей, из них крестьян 79 дворов, а бобылей 48 дворов; многие бобыли платили Государю оброку более, чем крестьяне, а мы знаем, что бобыли землей не пользовались, а платили более потому, что занимались разными промыслами – огородничеством, рыболовством *) Главным лицом в каждом дворцовом селе был особый чиновник, назначавшийся из Москвы ведомством Дворцового Приказа, который носил название приказчика. В 1617 году приказчиком в дворцовом селе Трехсвятском-Елабуге был Богдан Нехаев .

и другими. Просматривая переписную книгу села Трехсвятского – Елабуга, мы встречаем многие из фамилий, которые существуют и теперь среди жителей города Елабуги, так, например, фамилия Епанешников и многих других. Переписная книга 7125 года (1617 года от Рождества Христова) в первый раз появляется в печати, до сего времени она ни в каком издании не была напечатана, она представляет интересный документ, знакомящий нас с экономическим состоянием жителей Трехсвятского – Елабуги в начале XVII столетия. В 1621 году были составлены дозорные книги села Трехсвятского – Елабуги, по ним значится в селе Трехсвятском крестьянских 104 двора, не считая бобыльских. В 1621 году вместо десятинной пашни на Государя крестьяне платили в государеву казну оброку по 18 рублей, 21 алтын, по 5 1/2 деньги в год, считая по полтора рубля с выти .

А их собственной Крестьянской мягкой доброй земли было 149 четей с лишком, да перелогу 35 четей, сена на Каме и по дубровам на 5700 копен, лесу вверх по Каме в длину 5 верст, поперек от полуторы, угодий за рекой Тоймой пять озер рыбных. Дозорные книги дворцового села Трехсвятского – Елабуги были напечатаны ранее в «Истории города Елабуги» в 1871 году, сочинения Ивана Шишкина на стр. 48 и 49. Будучи летом 1900 года в Московском главном архиве Министерства Юстиции, я отыскал только начало дозорной книги села Трехсвятского 1621 года, а всей ее в целости в делах архива Министерства Юстиции не имеется .

По сохранившемуся началу рукописи я исправил напечатанные ранее Иваном Шишкиным в «Истории города Елабуги» дозорные книги дворцового села Трехсвятского 1621 года. Очень жаль, что дозорные книги были напечатаны не в целом виде, а со значительными сокращениями, так как в настоящее время подлинника дозорных книг села Трехсвятского не имеется в целости, а есть только начало их в главном Московском архиве Министерства Юстиции. Дозорные книги села Трехсвятского 1621 года были сообщены автору «Истории города Елабуги»

Ивану Шишкину известным археологом К. И. Невоструевым, занимавшимся описанием Московской Синодальной библиотеки. Приводим их здесь с некоторыми исправлениями, сделанными нами по сохранившемуся в Архиве Министерства Юстиции началу подлинника .

–  –  –

«Лета 7129-го (от Р. Хр. 1621 года) июня в 10 день по Государеве цареве и великого князя Михаила Федоровича всея Руссии грамоте и по наказу боярина и воевод князя Бориса Михайловича Лыкова и князя Федора Петровича Борятинского, да дьяков Андрея Степанова да Ивана Васильева, Осипу Зюзину да подьячему Терентию Матвееву велено в Казанском уезде в Государевых дворцовых селах на Анатише Рыбной слободе, на Омаре, в Трехсвятском, что на Елабуге, в Вознесенском, что на Сарапуле, в Николаевской слободе, что на Осе, с деревнями, взяв с собой тех сел попов и дьяконов и крестьян и окольных деревень людей, дозреть и описать крестьянские и бобыльские, живущие и пустые дворы, и места дворовые, и пашню пахотную, и перелог, и сена, и лес, и всякие угодья, и в которых селах на Государя пашут десятинную пашню, и по скольку чети или десятин на выть пашут, или какова земля, добра или средняя или худа, и поскольку в котором на выть земли. И Осип и подьячий Терентий, приехав в те государевы дворцовые села, взяв с собой тех сел попов и дьяконов и крестьян и окольных деревень людей дозорили и описали крестьянские бобыльские, живущие и пустые дворы, и места дворовые, и пашню паханную, и перелог, и сена, и лес, и всякие угодья, и в которых селах на Государя пашут десятинную пашню, и по скольку чети или десятин на выть пашут, или какова земля, добра, средняя или худа, и по скольку в котором селе на выть земли в тех государевых дворцовых селах .

По дозору Осипа Зюзина да подьячева Терентия Матвеева крестьянских и бобыльских, живущих и пустых дворов, и мест, и пашни паханыя, и перелогу, и сена, и леса, и всякаго угодья, и в которых селах на Государя пашут десятинную пашню, и по скольку чети или десятин на выть пашут, и какова земля, добра или середняя или худа, и по скольку в котором селе на выть земли, и то писано в сих книгах по статьям» .

«Село Трехсвятское, что на Елабуге, а в нем крестьян:

Двор Ерафейка Иванов Шляпников на получети выти, двор Зотик Михаилов Курукин и пр. и пр. Всего крестьян, живущих сто четыре двора, а в живущем двенадцать вытей с полувытью без полчети выти. На Государя десятинную пашню не пашут, а платят в Государеву казну оброк по 18-ти рублев, по 21 алтыну по полушесты деньги в год, с выти по полутора рубля .

А их крестьянския пашни, мягкия доброй земли, по дозору и по смете 149 чети на выть, да перелогу 35 четей, и обоего, и пашни и перелогу, 184 чети с полуосминой в поле, а в дву по тому ж; сена по Каме и по дубровам на 5700 копен; лесу вверх по Каме реке в длину 5 верст, а поперег версты полторы и по 4 и по 5-ти, да угодья за рекой за Тоймой на лугах озеро Долгое, да четыре озера словут Лужи, а в них мелкая рыба, а по сказке крестьян владеет ими боярин Иван Борисович Черкасский. Села Трехсвятскаго же дворы бобыльские: двор Васька Устинов Черенин, двор Иванка Голактионов и пр. оброку платят в Государеву казну по гривне с человека, а всего 5 рублей, 18 алтын, 2 деньги» .

«Казанская подлинная писцовая 7156 года (1648 года)*) книга за № 155, на л. 153 об. «по Зюрейской дороге писма и меры 160 году» л. 160. № дела 302» Троицкого монастыря аммы ва Городища, что на Елабуге монастырские пашни и расчистки три длинника девять поперечников, итого 27 десятин в поле а в дву потому ж, да крестьянския пашни десятина в поле а в дву потому ж. Тогож монастыря в сельце, что была деревня Томы пашни и расчистки семь длинников семь поперечников, а в равно тринадцать поперечников *) Писцовая книга 1648 года была найдена мной в Московском Главном Архиве Министерства Юстиции и ранее нигде не была напечатана .

с полупоперечником, итого 94 десятины с полудесятиною в поле, а в дву по тому ж, и в том числе два поля в споре с ясачными татары деревни Томы Беличик, Березки*) тож; Государева дворцоваго Трехсвятского села, что на Елабуге деревни Тарловки семь длинников двенадцать поперечников, итого 84 десятины в поле, а в дву потому ж. Деревня что был починок Качка пашни полчетверти длинника полпята поперечника итого шестнадцать десятин без четверти; в другом месте один длинник полпята поперечника, итого полпяты десятины, и обоего двадцать десятин с четвертью в поле, а в дву по тому ж» .

Л. 161 – «Деревня Заборная, Поспелкова тож, пашни и перелогу три длинника без четверти, два поперечника, итого полшесты десятины в поле, а в дву по тому ж .

Деревня Ананьина, пашни и перелогу десять длинников с полудлинником, десять поперечников, итого сто пять десятин в поле, а в дву по тому ж» .

«Деревня Мальцево, Салтаново тож, пашни и перелогу восемь длинников десять поперечников, итого восемьдесят десятин в поле, а в дву по тому ж» .

«Деревня Вешнякова, пашни и перелогу двенадцать длинников с полудлинником, два поперечника, итого двадцать пять десятин в поле, а в дву по тому ж. «№ 303, л. 161 об. – 164»

Государева дворцового села Трехсвятского, Елабуга тож, пашни паханыя двадцать семь длинников с полудлинником, пятьдесят поперечников, в другом конце шездесят поперечников, а в ровно пятьдесят пять поперечников, итого тысяча пятьсот двенадцать десятин с полудесятиною; переложные земли пять длинников тритцать поперечников, итого сто пятьдесят десятин; и обоего пашни и перелогу тысяча шестьсот шездесят две десятины с полудесятиною в поле, а в дву по тому ж .

К тому же селу Елабуге к дубровом к реке Тойме до ясачные деревни Таны по смете в длину на пять верст, а поперег меж *) Смотри лист № 304 в конце писцовой книги 1648 г. видно, что деревня аммы Беличик и Березки тож, что и деревня (татар.) Танай, Беклечи, Белек, а ныне село Танайка .

поль и бору на две версты, а и инде на полторы версты, а черного лесу монастыря Троицкаго Каменново до монастырские ж деревни Таны*) по смете вдоль на десять верст, поперег на пять верст, вопче с монастырскими и села Тресвяцкаго да ясачныя деревни Таны» .

«Того же Тресвяцкаго села церкви Покрова Пресвятыя Богородицы пашенные земли за врагом большим и за ключем прежнего отводу четыре длинника, шесть поперечников без трети, итого двадцать три десятины без трети в три поля, а в одно поле иметца семь десятин с полудесятиною и полпол трети, а в дву по тому ж» .

«Того же села к дву церквам неружным вновь отмерено от села Елабуги едучи к ясачному селу Саралям по конец поля по праву порозжние и переложные земли и дубровы порознь» .

«К церкви Спаса Нерукотвореннаго образа попу и дьякону и дьячку и пономарю и трапезнику десять десятин в поле, а в дву по тому ж, – попу пять десятин, дьякону – полтретьи десятины, дьячку и пономарю и трапезнику по полтретьи же десятины в поле, а в дву по тому ж .

К церкви Николы Чудотворца семь десятин с полудесятиною в поле, а в дву по тому ж, попу – пять десятин, дьячку и пономарю и трапезнику полтретьи десятины в поле, а в дву по – тому ж» .

«Того же села по-прежнему отводу к тем же церквам сенных покосов за рекой Тоймой от волошки и около озера Точилищнаго мерою пять длинников пятнадцать поперечников, итого семьдесят пять десятин. Да вновь отведено Спасскому дьякону по конец церковных покосов за Тоймою рекой от озера Круглаго и подле волошки по источине, которая источина впала в озеро Круглое пять десятин» .

«За рекой Тоймой к селу Тресвяцкому всяким жилецким людем выпуску животиннаго пять-десять десятин .

*) Упоминаемая в Казанской подлинной писцовой книге 1648 году, деревня Таны в настоящее время село Танайка Елабужского уезда .

«Того же села Тресвяцкаго, Елабуги тож, с деревнями за крестьяны и за бобыльми сенных покосов в лугах за рекою Тоймою от выпуску животиннаго и по реке Каме вверх до Тихих гор мерою сто двадцать восемь длинников, двадцать шесть поперечников с полупоперечником, итого три тысячи триста девяносто две десятины, а на десятину по двадцати копен» .

«К тому же селу Тресвяцкому вверх реки Камы остров Тихой ниже Тихих гор того же села до деревни Вешнякова и до перевозу, что под Челнинским городком*), в длину на две версты, а поперег по четверть версты, а на нем косят сенные покосы» .

«К тому же селу ниже того села Тресвяцкаго против Троицкаго монастыря каменнаго Городища меж волошки, которая вышла из Камы реки, Нижней остров мерою пять длинников восемь поперечников, итого сорок десятин, и на нем косят сено» .

«За рекою Тоймою два островка невеликих: один верхней, а другой середней, а на них сенных покосов нет, поросли лесом тальником, а выгон на них животинной». – № 304, л. л. 164–165 «Троицкаго монастыря каменнаго Городища, что на Елабуге, сенных покосов в лугу по одной стороне волошки кривуши и меж гор и монастырския деревни Таны мерою в длину тритцать пять длинников шездесят пять поперечников, итого две тысячи двести семьдесят пять десятин, а на них сена ставитца сорок пять тысяч пятьсот копен» .

«В другом месте того же лугу в луке меж воложки**) кривуши мерою пять длинников с полудлинником, итого восемьдесят две десятины с полудесятиною, сена ставитца тысяча шестьсот пят копен опричь того, что в той же луке отведено татарам ясачной деревни Танай Беклечи, Белек тож, мерою пятнатцать длинников с полудлинником пятнатцать попеЧелнинский городок, упоминаемый в (переписной) писцовой книге 1648 года сохранился до сих пор возле села Набережных Челнов, на горе над той местностью, где пристани на Каме, еще и теперь видны остатки существовавшего укрепления валы и ров. Это укрепление было на высокой крутой почти неприступной горе .

**) Волжско – Кривуша рукав р. Камы .

речников, итого двести тритцать две десятины с полудесятиною, сена ставитца четыре тысячи шестьсот пятьдесят копен .

На другой стороне волошки кривуши до дубников мерою дватцать один длинник дватцать два поперечника итого четыреста шездесят две десятины, сена ставитца девять тысяч двести сорок копен» .

«В другом месте от волошки кривуши подле Камы реки вниз мерою пятьдесят два длинника с полудлинником, тритцать два поперечника, итого тысяча шестьсот девяносто десятин, сена ставитца тридцать три тысячи восемьсот копен. И обоего по другой стороне волошки сенных покосов сорок копен» .

«И всего за Троицким монастырем каменного Городища в большом лугу и по (волошке) Кривуше по обе стороны той волошки по мере четыре тысячи пятьсот девять десятин с полудесятиною, сенных покосов ставится девяносто тысяч сто девяносто копен опричь того, что отведено татарам ясачныя деревни Белекчи, Березник, Танай тоже, сенных покосов четыре тысячи шестьсот пятьдесят копен» .

Из вышеприведенной писцовой книги 1648 года мы видим, что в селе Трехсвятском в 1648 году было три церкви: первая церковь, основанная в Трехсвятском Покровская церковь, так называемая ружная церковь; ружной Покровская церковь называлась потому, что причт ее пользовался ругою, то есть определенным хлебным сбором с прихожан, который был для прихожан сбором обязательным. Покровская церковь, по преданию, была основана во второй половине XVI столетия, вскоре после основания села Трехсвятского и по преданию Царь Иван Васильевич Грозный пожаловал в нее образ Трех Святителей, который доселе сохраняется в Покровской церкви. Живопись образа Трех Святителей очень древняя, судя по живописи надо думать, что образ Трех Святителей написан в XV или в начале XVI столетия. Кроме Покровской церкви в 1648 году мы видим в селе Трехсвятском – Елабуге еще две неружных новых церкви Святителя Николая Чудотворца и Спаса Нерукотворного образа. Что эти церкви были новые и незадолго перед составлением писцовой книги 1648 года построены, это видно из следующего выражения «Того ж села к двум церквам неружным вновь отмерено»

земли. Надобно думать, что вскоре перед 1648 годом был принесен в село Трехсвятское – Елабугу Чудотворный образ Спаса Нерукотворного. Приводим здесь предание, существующее о принесении в Елабугу этого образа: в описываемую эпоху, то есть в XVII столетии, в первой его половине, некоему благочестивому старцу из фамилии Остальцовых,* неоднократно являлся в сновидении человек, понуждая его немедленно ехать за иконой Спасителя в село, находящееся на берегу реки Вятки, именуемое Красным, объявляя ему притом, что святая икона уже написана иконописцем, который согласен отдать ее за малую цену, и икона сама желает быть в Елабуге, угрожая что, ежели он не послушается, то подвергнется несчастью. Старец решился плыть в назначенное селение, где действительно находит иконописца, видит с трепетом и благоговением икону Спаса Нерукотворного уже написанную. Иконописец отдает ему оную, неизвестно на каких условиях, и оба они с честью выносят святую икону к лодке;

с неизъяснимой радостью предпринимает старец обратный путь вниз по реке Вятке, но на пути встречает большие неприятности от жителей некоего прибрежнего селения и даже подвергается опасности лишиться самой иконы, этого неоценимого для него сокровища. Но промыслом Божьим все неприятности и опасности прекращаются чудесным знамением от Святой иконы и он, наконец, благополучно достигает своей отчизны. По прибытии в Елабугу образ этот поставлен был не в церкви, а в деревянной часовне, стоящей на берегу Камы**), куда во многочисленности начал стекаться народ на поклонение, получая исцеления и доставляя немалый доход в казну. По сему случаю, вскоре после принесения Чудотворного образа Нерукотворного Спаса, была основана деревянная церковь *) Фамилия Остальцевых сохранилась в Елабуге до сего времени .

**) Эта часовня была упразднена в XVIII столетии .

во имя Спаса Всемилостивого и положено быть особому причту, которого ранее не было, а был только один Покровский .

В современной Николаевской церкви города Елабуги сохранился древний образ Св. Николая Чудотворца очень старой живописи XVII столетия, надо думать современный основанию Николаевской деревянной церкви в 1648 году. Что ранее 1648 года была одна только Покровская церковь, это доказывается переписными книгами 1617 года, в которых упоминается один Елабужский священник Вонифатий Тимофеев, который был вызван свидетелем при отводе земли Троицкому Елабужскому монастырю в 1619 году. Так как не сказано в какой церкви Елабуги был священником Вонифатий Тимофеев, то из этого можно заключать, что в 1619 году была одна церковь в Трехсвятском – Елабуге, Покровская церковь, которая была единственной церковью Елабуги в первой половине XVII столетия, что мы видим из писцовых книг 1648 года .

В первой четверти XVII столетия в (1612) 1614 году возле села Трехсвятского Елабуги, в стенах и остатках древнейшего Болгарского города Бряхимова был основан старцем Ионою, казначеем Костромского Богоявленского монастыря, мужской монастырь во имя Живоначальной Троицы и до построения деревянной церкви, временно была переделана на церковь одна из башен каменного городища и освящена во имя Сошествия Святого Духа, означенная башня, в которой был храм сошествия Св. Духа, сохранилась и до настоящего времени .

Вновь основанному Троицкому мужскому монастырю, что на каменном Городище, в 1614 году была пожалована пустошь на реке Анзирке, но так как означенная пустошь была от монастыря в дальнем расстоянии, в тридцати верстах и граничила с татарскими селениями, поэтому они – монахи Троицкого монастыря просили Государя Царя и великого князя Михаила Федоровича отписать Анзирскую пустошь на его великого Государя имя, а им пожаловать в другом месте, на устье Танайки реки распаханную ими землю. Привожу в подлиннике переписную книгу 1617 года, в которой говорится о пожаловании земли на устье речки Танайки. Переписная книга 1617 года была найдена мной в Москве в Главном архиве Министерства Юстиции и нигде ни в каком издании не была напечатана .

Означенная Казанская переписная книга 7125 года (1617) в ней находятся нижеприводимые в подлиннике «Книги дозорныя монастырской земле, что на Елабуге каменнаго Городища 127 (1619 года) Истомы Хвостова» .

«Казанская подлинная переписная книга 153-я 7125 года»

(1617 года) л. л. 1336–1340, № дела 537 .

«Книги дозорныя монастырской земле, что на Елабуге каменнаго Городища 127 (1619 года) году Истомы Хвостова» .

«Лета 7127 году июня в 4 день по Государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Руссии указу и по наказу государева боярина и воеводы князя Ивана Михайловича и государевых дияков Федора Федоровича, Ивана Васильевича прислана ко мне память за приписью государева дияка Федора Федоровича: в нынешнем в 127 году марта в 2 день били челом Государю Царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии Каменнова Городища черной поп Иона*) с братьею, а сказали: в прошлом де во 122 году дана им пустошь на речке Анзирке и та де им пустошь пахать не в силу: от монастыря отдалела верст с тритцать и сошлася с татарскими землями да им же дано в кривой волошке рыбные ловли, и они де в том волошке на устье речки Танайки в прошлом в 125-м году распахали пашню и для своей нужи поставили двор и меленку мутовку и государи бы их пожаловали, велели тое пустошь прежнею их, что по речке Анзирке, отписать на себя государя, а тое бы у них пустошь, что они распахали ново у своей рыбной ловли на устье речки Танайки и меленки мутовки отнимать у них не велел, и как к тебе ея память придет, и ты бы взяв с собой сторонних русских людей и татар, сколько человек пригож, да с теми людьми тое пустошь, что распахали Ново *) «Черный поп Иона» игумен Иона, бывший казначей Костромского Богоявленского монастыря, основатель Троицкого Елабужского Монастыря, что на каменном Городище .

Каменнаго Городища старцы у своей рыбные ловли на устье речки Танайки дозрил и сметил, сколько на ней четвертные пашни и перелогу и зарослей, и сена, и лесу, и всяких угодей, и монастырских дворов поставлено, и сыскав бы старожилцы, какая та пустошь на пред сего бывала, поместная ли, татарская или ясачная чувашская и ныне с кем спору о той пустоши нет ли, а дозрив и сметя и сыскав, велети написать в книги да те книги за своею и сторонних людей за руками и за татарскими знамены прислал в Казань к боярину и воеводе князю Ивану Михайловичу и к Государевым диякам Федору Федоровичу да Ивану Васильевичу.

И я на ту пустошь на речку на Танайку ездил, а имал с собою Елабужскаго священника Внифантья Тимофеева да земскова старосту Костю Елизарова, да земских людей крестьян Завялка Васильева, Осипка Иванова, Богданка Терентьева, Сенку Иванова, Пронку Серебряника да старожилцов татар Саралинские деревни Бисяру Кагтова, Ширмазана Умеленева, Акинья Шедейбышева, Акзата Янзитова, Байгодю Беренгузова, и приехав на ту пустошь с теми сторонними русскими людьми, с священником и старостою, и с крестьяны и с татарами старожилцы с Бисярою с товарищи и ту пустошь дозрил и сметил, сколько на ней четвертныя пашни и посметке тое пустоши десятин с двенатцать, а березник на ней в обоих в полтора, и тех я татар старожилцов Биляру с товарищи спрошал, какая та пустошь на пред сего бывала, помесная ли татарская или ясачная чувашская и ныне с кем спору в той пустоши нет ли, и татары старожилцы Бисяра с товарищи в роспросе сказали:

та де Государева земля, а не помесная татарская и не ясачная чувашская, лежит впусте от Казанскова взятья никто ею не владеет, а Танинские татаровя Яндигиз с товарищи ввозные грамоты не положили, сказали словом: нашей де земле рубеж Сентяк гора на устье речки Танайки, а татаровя старожилцы Бисюра с товарищи сказал: Сентюк де гора не то, Сентик де гора ниже устья Танайково на Каме реке верст с двенадцать, а та де – Государева земля, а не их Танинских татар и знамени свои старожилцы татаровя Бисюра с товарищи в книги приложили» .

знамя Бисярино;

–  –  –

«Да на той же на устье речки Танайки дозрил монастырских дворов, и поставлено у них монастырских семь дворов, а сенных покосов на устье речки Танайки на Каме реке по смете копен сот на пять, а чернова лесу вдоль верст на десять, а поперек версты на четыре» .

Многие из Государевых сел, вновь устроенных в пределах бывшего Казанского царства, были огорожены стеной с башнями и выкопанным рвом и валом, так мы знаем, что находящееся против Трехсвятского-Елабуги на другом берегу Камы село Бетьки имело крепость, которая, как и все подобные крепости носили название «острога», и было огорожено стеной и башнями. Так как село Бетьки упоминается неоднократно в настоящем очерке истории Елабуги, то считаю нелишним поместить здесь описание острога села Бетьков, составленное в царствование Государя Царя Бориса Осодоровича, означенное описание села Бетьков найдено мною в Архиве Министерства Юстиции, привожу его здесь в подлиннике. Судя по этому описанию, я предполагаю, что в селе Трехсвятском было укрепление, которое называлось «острогом», что впоследствии и подтверждается историей нападения пугачевцев на Елабугу. Острог или крепость в Елабуге был возле Николаевской церкви и была эта крепость окружена валом и рвом и деревянною стеною с башнями, эта крепость по преданию, была построена по приказанию Царя Ивана Васильевича Грозного для защиты жителей Трехсвятского – Елабуги от нападения татар, башкир и других инородцев, населявших окружающую Елабугу местность. Кроме «острога», находившегося посреди Елабуги возле Николаевской церкви, все село Трехсвятское – Елабуга было ограждено деревянною стеною с башнями, рвом и земляным валом.

Башни были на разном расстоянии друг от друга, устройство их было такое:

внизу ворота с запорами, а на верху жилые покои для приезжих чиновников, постоянно же их занимала военная стража, на верху крыш башен был двуглавый орел – герб России .

Башен в Елабужской крепости было пять: они носили названия по местности идущих от них дорог, так по дороге в Казань называлась Казанской, в Сарапул – Сарапульской, находившаяся близ Николаевской церкви – Никольской, прочие же две неизвестны. Стены башен были проверчены так, что в отверстие проходило дуло ружья для выстрелов в неприятеля. Само местоположение Елабужской крепости делало ее почти неприступной, особенно в глазах татар и других инородцев-полудикарей.

При крепости в Елабуге находилась военная стража с начальником и оружием для защиты:

чугунными пушками, копьями и бердышами, а посреди города у Николаевской церкви был выстроен «острог» в виде кремля и окружен валом и рвом, при въезде в «острог» была деревянная башня с такими же воротами, как другие. В настоящее время не осталось никаких следов бывшей в Елабуге крепости. Первоначально при основании Трехсвятского – Елабуги был устроен «острог», а впоследствии, в конце XVII столетия, вся Елабуга была окружена стеною со рвом и башнями .

Для ознакомления с древнерусским «острогом» привожу здесь описание острога и церкви в селе Бетьках по писцовой книге, сохранившейся в Московском Главном Архиве Министерства Юстиции 1617 года. Казанская переписная книга 153-я, 7125 (1617 года, № д. 549, л. 1434) .

«Государя царя и великого князя Бориса Осодоровича всеа Руссеи дворцовое село Бетьки, на остроге 4 башни, пятая развалилась, да трои ворот в селе Божие милосердие – храм собор Архистратига Михаила древянь, клецки, престол оболчен зенденью, крест воздвизальный древян на прозелени, образ Пречистыя Богородицы запрестольный на прозелени, у нее приклад: венец да цата серебряна, басмены золочены, образ местный архистратига Михаила, образ новоявленаго образа Пречистыя Богородицы на золоте, двери царския писаны святители, сень и столбцы на краске, двери сиверски, доска простая, ризы, стихарь полотняныя, ердани выбойчатыя, по ручи, ораль черчат да книг – евангелие в посдесть, евангелисты медные, апостол – тетрадь в полдесть, шестодневец, меняя общая, часовник в четверку –полууставь, псалтырь в полдесть, две свечи местных, коробка с свечами вымененными шесть рублей денег, кадило медное, три колокола медных, все сооружение мирское, в селе ж Государевы две житницы с хлебом, двор попа Стахия, церковные пашни пятнадцати чети в поле, а в дву по тому ж, а в писцовых книгах Микиты Борисова та пашня не писана, во дворе проскурня Олета, двор пашенных крестьян» .

Село Бетьки находится на берегу реки Камы, против Елабуги. Село Бетьки первоначально принадлежало Государю царю и великому князю Борису Осодоровичу и входило в состав дворцовых государевых сел. В 1637 году село Бетьки было пожаловано во владение Троицкого Елабужского мужского монастыря, что на каменном Городище, в состав владений которого оно входило до 1764 года, когда Елабужский мужской Троицкий монастырь вместе со многими другими в России был упразднен. После этого село Бетьки входило в состав сел государственных. В настоящее время село Бетьки Мензелинского уезда. Мы видим, что в 1617 году в Бетьках была крепость, которая называлась «острогом». В Бетьковском остроге было 4 башни, а пятая развалилась, из этого видно, что крепость в Бетьках была старая, надо думать, что Бетькинский острог был устроен после покорения Казани вскоре. В 1617 году в Бетьках была церковь деревянная во имя Архистратига Михаила. В настоящее время в селе Бетьках каменная церковь во имя Владимирской Божьей Матери, красивой архитектуры, построенная в XIX столетии. В 1617 году село Бетьки входило в состав дворцовых сел Казанского уезда, и село Трехсвятское (нынешний город Елабуга) тоже входило в состав Казанского уезда, что мы видим из переписных книг и других сохранившихся от XVII столетия документов, из которых село Трехсвятское-Елабуга значилось Казанского уезда .

В 1648 году была освящена в Елабуге небольшая каменная церковь во имя Казанской Божьей Матери, как свидетельствует надпись на непрестольном кресте, хранящемся в Елабужском Спасском соборе, привожу дословно эту надпись:

«Освятися олтарь Господа и спаса нашего Иисуса Христа и водружен крест сей в церкви Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы честного с славного ея явления во град Казани, лета 7192, индикта 7 месяца Сентября в 30-й день, в память св .

священномученика Григория Великия Армении, и при Благоверных Царех и великих князех Иоанне и Петре Алексеевичах, всея великия и малыя России Самодержцах и при Митрополите Иосифе Казанском и Свияжском». Казанская церковь каменная находилась на месте нынешнего Спасского Елабужского собора, рядом с первоначальною деревянною церковью во имя Спаса Нерукотворного, основанного около 1648 года .

Каменная Спасская церковь была построена в 1714 году, как показывает храмоздательный напрестольный крест, хранящийся в Спасском Елабужском соборе, надпись на кресте следующая: «Освятися жертвенник Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во храме Нерукотвореннаго Его образа, при державе Богохранимой Благочестивейшаго Государя нашего Царя и Великого Князя Петра Алексеевича, всеа великия и малыя и белыя России, и при сыне Его Государеве Благоверном Государе цесаревиче и Великом князе Алексее Петровиче, между Патриаршеством великим Господином нашим Преосвященнейшим Тихоном, митрополитом Казанским и Свияжским в Его Архиерейское пришествие, лета мироздания… от воплащения Бога Слова 1714».14». Из этой надписи видно, что первоначальная каменная Спасская церковь была освящена в 1714 году приехавшим из Казани в Елабугу Казанским и Свияжским Митрополитом Тихоном .

Нашествие акаевских бунтовщиков на Елабугу в 1709 году В 1709 году Елабуга была подвержена великой опасности быть разоренной татарским бунтовщиком Акаем, который возмутился против русского правительства и русских вместе с другим предводителем бунтовщиков Алдар Баем и собрал громадные толпы татар, башкир и других инородцев, начал уничтожать русские селения, убивая, грабя русских, жег храмы божьи, сжег и уничтожил город Мензелинск, будучи фанатиком-магометанином, он ненавидел христианство и русских. Взяв и разорив город Мензелинск, Акай вместе с предводительствуемыми им бунтовщиками, татарами и башкирами, переправился около села Пьяного Бора на другой берег Камы и направился на Елабугу, но Елабуга была избавлена благодаря чудесному промыслу Божию. Вот что говорится об этом в «Истории города Елабуги» Ив. Шишкина, стр.17– 21-я. 4 «Замечательным событием для Елабуги был бунт башкирцев, татар и прочих с ними народов под начальством Акая .

Это событие известно в народе под именем Акаевщины. Акай был татарин-наездник, оставивший по себе в здешнем краю память разбойника, губителя и зажигателя. Они вместе с товарищем своим Алдар-Баем и с шайками появился в Оренбургской губернии (нынешней Уфимской губернии) в начале XVIII столетия (в 1709 году). По рассказам, причина появления его была та, что он, видя политическую власть России утверждающуюся и христианство распространяющимся, вздумал положить тому пределы возмущением и, набравши многочисленные толпы из татар, Башкирцев и разной вольницы, пошел с огнем и мечом на христиан. В Оренбургской губернии он сделал ужасные опустошения: пожары и кровь означили следы его. Жители, оставляя свои селения, скрывались и имущество свое скрывали в местах более безопасных; но он, по указанию изменников, ради корысти находящихся при нем, ловил скрывающихся и без пощады мучил их, выпытывал, где скрыты сокровища, и наконец, умерщвлял. Особенно он ненавидел храмы Божьи и на них изливал всю свою ярость: ограбивши их, сжигал и без всякого сожаления лил кровь христиан .

Город Мензелинск был взят им, разграблен и выжжен. Акай приближался уже к берегам р. Камы, которая и поныне служит границей между Уфимской и Вятской губерниями. Приближение его было во время жатвы, а потому закамские жители избрали из среды своей сторожевых, чтобы они уведомляли, где находится злодей с шайками своими. Если слышали, что он находился еще далеко, то жители, выходя в поля, жали хлеб свой и клали в суслоны со страхом и почти без надежды, что он послужит к их пропитанию; когда же сторожевые извещали, что шайки Акая шатаются близко, то они в испуге, оставляя полевые работы и жилища свои на жертву врагам, бежали для спасения жизни к р. Каме, садились на приготовленные заранее лодки, плоты и паромы и переправлялись на здешнюю сторону реки, в ожидании новых вестей из-за Камы. Акай с полчищами своими являлся по ту сторону р. Камы в виду здешних. Селения русские были им истреблены, но рожь на полях поставленную в суслоны, а также и оставшуюся не сжатой, он истреблять не велел, в видах тех, чтобы воспользоваться трудами жителей для прокормления своего сброда, а также и на случай возвращения своего, ибо будущее открывало приволье для его разбоев .

Жители здешней стороны предчувствовали беду. Слух и о разбоях Акая и переправа закамских на эту сторону приводили их в ужас; они предчувствовали, что Акай не замедлит и их посетить и это предчувствие имело основание. Татары, – еще в настоящее время многочисленные в здешнем уезде, – слыша о силах и успехах единоверца своего, подняли высоко свои головы, обижали христиан, кто как мог, и русские, видя неотразимую грозу, упали духом и принуждены были с терпением переносить их угрозы, жестокость и зверство. Вскоре Акай со всеми своими силами переправился на здешнюю сторону Камы около села Пьяный бор и пошел по берегам ее на Казань. Татары, вблизи живущие, присоединились к нему, увеличивая тем его шайки. И здесь так же, как за рекой Камой, распространились пожары и полилась кровь христиан. Везде, где только он проходил, оставался один пепел; магометанские же селения находились в покое, и крики мусульман на минаретах раздавались громче, торжествуя тем победу зловерия над православием .

Большая часть жителей окрестных селений прибежали в село Трехсвятское, надеясь найти в нем прибежище и безопасность, так как в нем была тогда крепость. Жители с любовью принимали под защиту свою бежавших от нашествия шаек; селение переполнилось народом; одних домов не было достаточно для всех – теснились в торговых лавках, на улицах .

Страдания бежавших были тем более тяжелы, что это происходило в позднюю осень; время было холодное; перепадал то снег, то дождь .

Акай и Алдар-Бай подходили между тем уже к селу Трехсвятскому. Начальник крепости со стражей и многими охотниками решились умереть за свою родину; они вышли на встречу, чтобы отразить неприятеля и тем положить конец его злодействам. Произошел в 4-х верстах от Елабуги, на берегу р. Камы упорный с обеих сторон бой, но он кончился неудачно. Многочисленность бунтовщиков подавила горсть опытных в военном деле солдат, и восторжествовала над храбростью неопытных охотников. Урон с обеих сторон был очень велик. Остатки разбитого войска и охотников прибежали в крепость и заперлись в ней, питаясь еще надеждой, что твердыня эта, защищенная ружьями и пушками, отобьет охоту у злодеев взять ее .

Акай, как победитель, еще более возгордился. По преданиям татар, он был потомок княжеского рода Гиреев. Вследствие такого происхождения ему легко могла прийти в голову мысль восстановления царства Казанского и, по праву, быть царем его. Одушевленный удачей, Акай подвинулся со своими силами на луга в виду Трехсвятского. В ликующем его стане происходил шум и крик на разных языках; враги торжествовали, указывая саблями на Трехсвятское, как на верную добычу, сам Акай, посмотрев на богатое село с тремя церквами и на монастырь, в котором были также три церкви, находился в восхищении. В самом деле шесть церквей – какая обильная жатва для кровожадного татарина!

В Трехсвятском же, переполненном народом, напротив, слышны были стон и плач; жены и дети своими рыданиями усугубляли горе. Крепость считалась ненадежной защитой, и силы человеческие, потерпевшие уже поражения, не могли быть порукой за будущую безопасность, а потому, не имея надежды на отпор неприятеля, все считали себя почти заживо мертвыми. Оставалось одно: просить помощи свыше и они решили прибегнуть с теплой молитвой к Господу Спасителю .

Укрепленные верой, с воздетыми к нему руками на коленях и со слезами перед чудотворной иконой, они молили милосердие Божье об отвращении наступающей смертной грозы. Иноки монастыря, проникнутые тем же чувством, также молились, – и близ Господь сокрушенным сердцем… Окрестности, выжженные Акаем, погасли. Только Трехсвятское и монастырь стояли еще невредимыми. Туч нигде не было видно, солнце светило ясно. Но вдруг густой черный дым и чад появился над Трехсвятским и в стане неприятеля, подул с севера ветер, и оно очистилось от дыма, а весь дым и чад закружились в сонмищах злодея, ветер же малопомалу усиливаясь, превратился, наконец, в ужасную бурю .

Казалось, будто весь дым и чад, собравшись в одно целое от всех произведенных злодеями пожаров, врезались сверхъестественной силой в их глаза, которые от того потемнели. Это событие до того поразило и расстроило весь стан неприятеля, что вместо веселья и победных кликов слышны стали тем крики «Алла». Недавние победители были мгновенно поражены, и чем же? Своим исчадием! Кончилось тем, что Акай, не причинив никакого зла ни селу, ни монастырю, побежал с шайками своими на Казань. У города Мамадыш он переправился через р. Вятку, и за тем исчезли следы его .

Таковое очевидное заступление Божье нельзя приписать случаю, а есть явное милосердие Спасителя Бога – перед Иконой Его жители усердно молились, и она не задолго до того прослыла чудотворною» .

Это замечательное событие относится к царствованию Петра I. В истории Петра Великого, соч. Ламбина, о бунте башкирцев говорится следующее: «Возникли беспокойства между башкирцами; раздраженное притеснениями и самовластием корыстолюбиваго исполнителя царской воли комиссара Сергеева, начально отбиравшаго у них лошадей и тревожившаго их жилища под предлогом отыскания беглых рекрут, суровые сыны степей взялись за оружие, защищая свое имущество и права гостеприимства; к ним присоединились мещеряки и другие соседственныя татарския племена, и проникли даже до Казани. Там они были остановлены воеводой Казанским Кудрявцевым – и башкирцы, узнав о казни своего притеснителя Сергеева, вскоре успокоились» .

В царствование Императора Петра I Великого возле Елабуги пленными шведами был устроен на месте татарской деревни Сарали медеплавильный завод, который после оставления его шведами был заброшен, а впоследствии возобновлен Тульским купцом Красильниковым. В настоящее время завод в Саралях уже не существует и не видно никаких следов его существования .

Основание в Елабуге школы для детей новокрещенных инородцев в 1740 году и миссионерская деятельность монахов Троицкого монастыря В 1735 году, вследствие представления Казанского Губернатора и Архиепископа Казанского Илариона, Сенатским указом от 26 февраля велено было для обучения как некрещенных вотяков, мордвы, чуваш, так разных народов новокрещенных детей славяно-российского языка в Казанской губернии учредить школы: первую в Казани в Федоровском монастыре, вторую в Казанском уезде по Зюрейской дороге в дворцовом селе Елабуге… причем определено было в общих чертах и внешнее устройство этих школ, но указ об этом оставался без исполнения до 1740 года, в этом году была открыта школа для детей новокрещенных инородцев в Елабуге, в Елабужском Троицком мужском монастыре на каменном Городище, долго ли существовала школа, когда и почему закрыта, сведений не имеется. (См. Инородческое население Казанского царства Н. Фирсова. Казань 1869 год стр.142–143.) Еще задолго, до основания школы для детей новокрещенных инородцев, монахи Троицкого монастыря в XVII столетии и в первой половине XVIII столетия проповедывали Св. Евангелие инородцам, живущим в окружающей монастырь местности, и просвещали Христовой верой не только отдельных лиц, но и целые инородческие селения магометан и язычников. Эти селения следующие: Мунайка, Гришкино, Елово (в 35 верст от Елабуги) и Умяк (в 40 верстах) Елабужского уезда, а также и некоторые села и деревни Мензелинского уезда: Мелекес (в 10 верстах от Елабуги), населенное старокрещенными татарами, Бурды, Балчаклы и другие. Обращенные монахами Троицкого монастыря инородцы называются и теперь старокрещенами, в отличие от инородцев позднее принявших Христианскую веру. Старожилы этих селений и теперь еще помнят, что они принятием христианства обязаны непосредственно монахам, жившим на Чертовом городище. (Смотри Вятскую Памятную книжку за 1870 год). Особенно усилилась деятельность миссионерская монахов Троицкого монастыря во время существования так называемой «Новокрещенской конторы»

миссионерского коллегиального учреждения, главное управление которого было в городе Свияжске, Казанской губернии, при Свияжском мужском Богородицком монастыре, главной целью этого учреждения была проповедь святого Евангелия и просвещение некрещеных инородцев святым крещением .

Новокрещенская контора существовала со времени царствования Императрицы Елизаветы Петровны до царствования Императрицы Екатерины Великой .

Игумены Троицкого монастыря управители-заказчики городского и уездного Елабужского духовенства Игумены Троицкого монастыря Иннокентий и Евфимий были заказчиками всего Елабужского заказа (округа). Права и обязанности заказчика были несомненно выше духовного десятоначальника, который избирался самим духовенством и должность которого равна была должности нынешних благочинных. Указы из Казанской Духовной Консистории пересылались прямо на имя заказчика, игумена. Иногда в указах прибавлялось: «закащику Троицкаго монастыри игумену с товарищем», под которым по всей вероятности, разумеется десятоначальник, помогавший ему в управлении заказом. Этот Елабужский заказ был самый обширный во всей Казанской Епархии в XVIII столетии, что видно из сохранившихся документов Казанской Духовной Консистории. Так в ведении заказчика игумена Троицкого монастыря Евфимия находилось целых 37 церквей, между тем как другие заказы имели только от 9 до 16 церквей. Эти Троицкие игумены – заказчики, заметно, строго следили за нравственностью духовенства во вверенном им заказе. Таким строгим блюстителем был игумен Троицкого монастыря Иннокентий. Узнав, например, что вдовый пономарь Елабужской соборной церкви блудно живет с одною женкою, он немедленно донес о том Казанской Духовной Консистории, которая вызвав пономаря в Казань, «учинила ему нещадное плетьми наказание» и отрешила его от причта церковного .

Рыбная ловля, производимая жителями Елабуги и доставка Елабужцами рыбы Высочайшему Императорскому двору Жители Елабуги, кроме занятия земледелием и огородничеством, еще занимались ловлею рыбы на реке Каме, которую доставляли в Рыбную слободу, откуда рыба доставлялась на стругах в Москву для потребностей Императорского двора, за вылавливаемую же ими в Каме рыбу жители Елабуги, как видно из следующего документа, получали чистоганом деньги из дворцовой Конторы. До нас дошел документ, относящийся ко времени царствования Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, это указ Санкт-Петербургской дворцовой конторы, пересланный в Казанскую контору, а оттуда в копии сообщенный управителю Трехсвятского-Елабуги, Комиссару Сергееву. В этом указе предписывалось Казанской конторе принять меры к исправному доставлению рыбы во дворец .

При этом указывалось, чтобы контора платила деньги без лишних передач и утвердила с рыбаками письменный договор*). Всего же рыбы с различных дворцовых сел требовалось в 1748 году, на обиход двора пять тысяч стерлядей разной меры и двести сазанов (карпов). Как видно из указа, в Елабуге занимались рыбной ловлей в Каме 36 человек; ловили они рыбу не бабатными снастями, как другие, а вандами, и потому пойманная таким способом рыба годилась к пересылке на стругах *) Устанавливаемая по договору цена на рыбу была весьма дешева: восьмивершковая стерлядь ценилась по 2 копейки за штуку, девяти и десяти вершковая по 6 копеек, двенадцативершковая по 10 копеек за штуку .

в Москву. Конторе подтверждалось, чтобы изловленная рыба в садках не засиживалась и, принятая на меру, возможно скорее отправлялась в Рыбную Слободу (село на Каме). Опытным человеком по отправке рыбы на стругах считался житель Елабуги Иван Кусакин, который по этому делу не раз бывал уже в Москве. И в настоящую пору ему же поручалось собранную из Сарапула, Каракулина, Елабуги и Кукарки рыбу отвезти в Москву. Копия с этого указа напечатана в «Истории города Елабуги» Ивана Шишкина, 50–53 стр. Копия с этого указа была сообщена Шишкину из Москвы известным ученым и археологом К. И. Невоструевым, составившим описание Московской Синодальной библиотеки. Привожу этот указ в подлиннике, как он напечатан Ив. Шишкиным в Истории гор. Елабуги». Указ из Казанской Дворцовой Конторы о ловле рыбы про царский обиход в дворцовых волостях Елабужской, Каракулинской, Сарапульской и других, 1748 года .

«Указ Ея Императорскаго Величества, Самодержицы Всероссийской из Казанской дворцовой Конторы Елабужской волости управителю комиссару Исаю Семенову .

Прошлаго 1746 году Ноября 10 дня с полученнаго Ея Императорскаго Величества из Санктпитербурга из Главной Дворцовой канцелярии в Москву в Дворцовую Контору и из оной по присланному в Казанскую Дворцовую Контору же указом велено в нынешнем 748-м году летним временем заготовление и в Москву в прорезных судах про обиход двора Ея Императорскаго Величества отправление живых стерлядей пяти тысяч, сазанов дву сот рыб, и о ценах договоры в казанской Дворцовой Конторе учинить по мнению оной Конторы смотря притом накрепко, дабы при покупке рыбы и при отправлении нимало ни в чем передач не было, и в какой силе рыбных ценах договоры и судам заготовление следовать будет, о том Главной Дворцовой Канцелярии в Контору репортовать немедленно. И по силе онаго Ея Императорского Величества указу предоказанного ж Ноября 24-го да декабря 10 чисел посланными из Казанской Дворцовой Конторы в дворцовые волости управителем указами определено и наикрепчайшее подтверждено в Анатошской волости с приписными комиссару Ляпину, в Самарских селах в небытность управительскую подканцеляристу Племянникову с первостатейным изготовленные в минувшем лете прорезные струга с припасами сверх определенного к оным караула надсматривать им управителю и подканцеляристу с первостатейным почасту, чтобы в будущую весну к отправлению рыбы были во всякой всецелой исправности. И им же управителю Ляпину и подканцеляристу Племянникову с первостатейным, да управителем же в Елабужской камисару Семенову, в Каракулинской с приписными камисару ж Смирнову, в Сарапульской актуариусу Васильеву, в Кукарской камисару Полозову по получении указов через три дни дворцовых крестьян и посторонних рыбных ловцев, колико крайне отыскать возможно, собрав в приказныя избы учинить с ними о улове стерлядей и сазанов договоры и с письменным обязательством подрядить, усматривая накрепко и ревностно по присяжной их должности стараясь, дабы нималейшей в цене передачи отнюдь не было, и сочиняя ловцом и по каким ценам стерлядей и сазанов к отправлению в прорезные струга по улове отдавать подрядятся ведомости прислать немедленно. И в Елабужской же, Каракулинской, Сарапульской и Кукарской волостях по вскрытии на реках льда принимая у ловцев на меру стерлядей сажать в сделанные в прошедшем лете садки и в большие прорезные лодки и без всякой медленности сплавливать в Рыбную слободу и отдавать к отправлению в прорезные ж струга управителю Ляпину.

Да из означенных ж Кукарской и Елабужской волостей как наискоряе возможно выслать в Контору из Кукарской дворцовых крестьян рыбных ловцов званием нагорем (?) ко взятию у них о рыбных ловлях, где наперед стерлядей лавливали, известия и о уловеж той рыбы к договору о цене, из Елабужской крестьянина Ивана Кусакина к посылке для осмотрения сделанных прорезных стругов и к написанию и к подаче о потребных на оные достальных припасех сметы:

ибо он Кусакин напред сего бывал до Москвы на прорезных же стругах со стерлядьми и ко отправлению судов заобыкновенен. А в Самарских селах подканцеляристу Племянникову и первостатейному обще с записавшимся в Ставропольское купечество крестьянином Анкудиновым особливо об отправлении сазанов приложить всетщательное неусыпное старание же: ибо тех сазанов кроме тамошних мест отыскать к отправлению, за неимением по Волге и по Каме до Самарских и Саковских вод лову, нигде невозможно. По которым указам из Кукарской волости от управителя Полозова присланы были в контору рыбные ловцы деревни Жерновных гор крестьяне Степан Милутин с товарищами шесть человек, и по договору письменно обязались минувшей весной по вскрытии льда ловить стерлядей водами на Каме реке в дачах правящего в Казанской губернии прокурорскую должность капитана Родионова деревни Масловки, где они и наперед сего лавливали, и колико де стерлядей осмии вершковых и свыше той меры будет ими в улове оную без всякой утайки станут отдавать в казенные прорезные струга ценою каждую рыбу по две копейки и на те воды от означенного капитана Родионова взята половная и означенные Кукарские ловцы отпущены в дома с обязательством явиться им к сделанию ванд и к ловле рыбы будущего марта к 20-му числу. Из Анатошской и Елабужской волостей от управителей Ляпина и Семенова доношением и ведомостями и по собрании в тамошние приказные избы рыбных ловцов взятыми у них сказками показано:

из Анатошской удобные де к лову стерлядей по Каме реке воды кроме предписанного капитана Родионова дачь отдается в оброки от Лаишевской воеводской канцелярии в вешние времена о которых де водах они ловцы еще не оброчились, а когда возьмут на откуп и лов стерлядям в вешнее время по вскрытии льда начнется, тогда колико будет в улове стерлядей, оных в прорезные струга отдавать по настоящей цене без утайки;

из Елабужской: рыбные де ловцы тридцать шесть человек письменным договором обязались стерлядей оне ловить и колико оных будет в улове в казенную отправу отдавать осмии вершковых по две копейки, девяти и десяти вершковые по шести, двенадцати вершковые по осмии, аршинные по десяти копеек каждую рыбу. Из Сарапульской от Актуариуса Васильева: ведомства де ево в волостях и в ближних к оным местам к улову стерлядей угодных рыбных ловель, также и ловцев не имеется, а которые де хотя малое число стерляди и ловятся и те не Вандами не бабатошными снастями на уды и к отправлению за уязвлением не способны. А из Самарских сел и из Каракулинской волости какое по вышеписанным посланным указом исполнение чинитца нерепортовано и по ныне. Того ради по Ея Императорскаго Величества указу и по определению Казанской Дворцовой Конторы велено о непременном по тем указам и скорейшем исполнении во оные Самарские села и в Каракулинскую и в прочия вышеоказанныя волости и к управителем их командующим подтвердить еще третичными последними указами, дабы они о улове стерлядей к подряду ловцов и к откупу заблаговременно ими вод приложили всетщательное и прилежное радение, а для яснаго Анатошской волости управителю камисару Ляпину о конторском Кукарских ловцов подряд послать к нему подлинные учиненые о улове стерлядей договор и данную от капитана Родионова на рыбныя ловли половную, оставя в Конторе точные копии, и оных ловцов Милютина с товарищи шесть человек или сколько они еще в товариществож себе взять пожелают Кукарской волости управителю комисару Полозову отпустить на рыбные ловли без всякаго удержания и никакими в нынешний год мирскими выборами их не обязывать, чтобы на рыбныя ловли всеконечно явились они по обязательству своему будущаго Марта к 30-му числу, под опасением на оной термин за неявительство жестокаго им наказания. Какое же по оным третичным указам будет теми управителями и командующими чинитца исполнение, о том с нарочными в Контору писать во всякой скорости, а чего ради из Самарских сел от подканцеляриста Племянникова и от первостатейного и из Каракулинской волости от камисара Смирнова на преждепосланные указы о неисполнении не рапортовано, о том для положения на них штрафа прислать им с темиж нарочными особливые в Контору ответы, из Елабужской же волости вышеописаннаго крестьянина Кусакина к посылке для осмотрения прорезных стругов и к учинению о припасех сметы выслать в Контору без всяких отговорок в самом скором времени, не дожидаясь за ним нарочно посланнаго, на коште управительском со штрафом: ибо о той ево Кусакина присылке тебе Семенову подтверждено было неоднократными указами и об оном же с объявленнаго определения во известие Главной Дворцовой Канцелярии в Контору репортовать. И управителю камисару Исаю Семенову учинить с преждепосланным и посему Ея Императорского Величества указом непременно, а в прочия волости к управителям об оном указы посланы и Главной Дворцовой Канцелярии в Контору репортовано 1748 году Генваря 11 дня .

У подлиннаго указу приписано: «Ияков Чемадуров, камисар Петр Самарцев, канцелярист Косма Чернов, писарь Степан Новиков» .

Закрытие Елабужского Троицкого монастыря, что на каменном городище в 1764 году В 1764 году Елабужский Троицкий монастырь вместе со многими другими в России был упразднен и последнему настоятелю игумену Макарию велено было ризницу и монастырское имущество сдать в Казанский архиерейский дом. Местные иконы Св. Троицы и Преподобного Сергия были перенесены в Елабужскую Троицкую кладбищенскую церковь, которая началом своим была обязана монастырю .

Две деревянные монастырские церкви Св. Троицы и Сошествия Св. Духа были разобраны и вновь поставлены в разных местах: одна Троицкая, – в Елабуге, на кладбище, а другая Сошествия Св. Духа, – в селе Танайке*) .

Посещение Елабуги капитаном Рычковым (из книги «Журнал или дневные записи путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства 1769 по 1770 году»

С.П.Б.1770 г. стр. 42–50.) в 1769 году «В пятнадцати верстах от села Челнов, переехав на нагорную сторону реки, находится пригородок Елабуга, имеющий название от озера тут находящегося. Он населен дворцовыми крестьянами, между которыми земледельцев очень мало, а большая часть люди ремесленные, как то медники, иконописцы, набойщики и серебряки. Дворов обывательских в нем более шести сот и три церкви, из коих две деревянныя и одна каменная .

Селение укреплено небольшим рвом и деревянною стеною, а посреди жительства находится еще другое укрепление, служащее замком сего местечка, где находится соборная церковь, канцелярия и дом управителя, в нем живущаго» .

«Земля, в округе сего пригорода лежащая, наполнена великим множеством сосноваго лесу, а при том будучи чрез меру глиниста, ни к хлебопашеству, ни к скотоводству ни мало не способна. Сие самое принудило жителей упражняться в разных торгах и рукоделиях, и оставить им приличные промыслы. Они не только что нуждаются пахотною землею, но почти не имеют и лугов, кудаб можно было выгонять на паству стада свои. Причина тому сия, что луговая страна реки Камы, которая всем вообще изобилует, принадлежит во владение другим сельским жителям; а нагорный берег, *) Троицкая кладбищенская деревянная просуществовала до 1824 года в котором и была разобрана. Иконы Св. Троицы и Св. Преподобного Сергия, перенесенные в Троицкую кладбищенскую сохраняются до сего времени в Троицкой кладбищенской церкви. В 1772 году игумен Макарий рапортом доносил о упразднении монастыря .

где оный пригородок, и где земля к нему принадлежащая, имея песчаную и глинистую почву, родит очень худо и хлеб и траву .

Главный продукт Елабужских жителей есть лук, который столь изобильно тут растет, что они довольствуют им самые отдаленные города» .

«Сколь бесплодна земля окружающая сей пригородок, то столько же дурна и вода в озере Елабуга называемом: ибо она весьма горькаго и при том противнаго вкусу, который происходит от множества травы на дне сего озера растущей. Река Тойма, текущая подле Елабуги, довольствует водою жителей сего селения. На дне сея реки растет некая долгая трава называемая измодень, и употребляют от различных болезненных припадков. Они парят ее в глиняных горшках, и соки из нее выходящие служат им к излечению случающихся им болезней» .

«Описание Чертова городища, находящягося на берегу Камы, в двух верстах от Елабуги»*) «Близ пригородка Елабуги на верху крутой горы находятся остатки древняго города. С южнозападной стороны подле самой подошвы горы сея течет река Кама, а с восточной стороны протекает река Тойма, впадающая в Каму. Хотя не видно тут никаких других зданий кроме каменной стены, сделанной из белаго дикаго камня; но сие самое тем более заслуживает внимания: ибо оная стена так порядочно построена, что ни самая древность не могла еще истребить удивительного искусства древних сего места обитателей. Она построена вдоль крутой и почти неприступной горы, и соответствует течению реки Тоймы. Длина еще до ныне безвредно стоящей стены составляет тринадцать, а вышина оныя более двух сажен, и в разсуждении такого малого пространства находятся три круглыя и довольно пространныя башни, которые выдались *) Составленное капитаном Рычковым. См. книгу «Журнал или дневныя записки путешествия по разным провинциям Российскаго государства 1769 и 1770 года» стр. 44–50 .

из стены наподобие полукружия. Из них на двух верхи не имеют никакого прикрытия и видно что изломаны, или разрушились от продолжительной древности так, что они уже равны со стоящею стеною: но одна из них гораздо возвышенна и покрыта досками на подобие обыкновенной башни, в округ ея находится шесть небольших окошек; а в нутри палата величиною и окружностью с нею равна. Из чего касается можно заключить, что в сем месте были градския врата, которых довольной вышины отверстие и до днесь видно, хотя оно и закладено внутрь сей стены недавно жившими монахами и деревянное прикрытие сей возвышенной башни без сумнения сделано руками сих новых обитателей» .

«По известиям, которыя мне сообщил недалеко от Елабуги живший заводчик Красильников, в сем месте был храм древних язычников, обитавших в сей стране. Он славен был вещуном или оракулом, который будто бы в нем находился и ответы от него подаваемые были столь почитаемы, что со всех сторон народ стекался к нему для вопрошения. Повествуют еще, что внутри храма сего обитал ужасной величины змей, котораго бесчеловечные жрецы умилостивляли приношением ему в жертву иноплеменников и сим его питали. Пред тем как быть разрушену царству Болгарскому, сие чудовище неведомо куда пропало. Вотще царь того народа, хотя и со слезами умилостивлял Бога храма сего дабы спасти отечество свое от народа с севера идущаго, который называл он татарами, и которые уже находясь в его землях разоряли некоторыя части его государства. Он не получил ответа о судьбе своего народа, и принужден был возвратиться в свой город, в котором обще со всеми своими подданными был жертвою своих неприятелей» .

«Все сие он*) сказывал мне по преданиям своих предков и по некоторым запискам, которыя имел покойный отец его, будучи человек любопытный, но все оное у него или погорело во время пожару или утрачено от нерачения домашних» .

*) т. е. заводчик Красильников, сообщивший Рычкову вышеупомянутые сведения .

«Впрочем, стены те не только у кого живущих, но и у всех отдаленных жителей известны под именем Чертова городища .

Легко статься может, что прежде, нежели сооружена была сия стена, находился тут уже храм, и жрец служащий сему богу и подавающий ответы приходящим к нему. Может быть народ или царь обладающий сею страною, чрезмерно почитая обитающее в нем божество, и прельщаемы будучи различными ответами от него даваемыми, вздумали оградить храм сей высокими стенами; и хотя каменных гор поблизку онаго ни где не находится, но они могли доставить с верху, или с низу реки Камы, где каменных мест довольно, и водяной перевоз так способен, что они могли в полую воду приставать с судами к самой подошве сей горы. Вероятно в самое то время, когда народ трудился, созидая оныя те стены, татары или другие народы вошли в их страны, и сие самое принудило их не окончив оставить работу и бежать спасать домы свои и собственную жизнь от рук неприятельских. Наконец новые народы, поселившиеся в сих местах, не видя во круг стен никакого обиталища, и пустота ненаселенной земли, принудили их сказать, что стены созидали не люди, а духи в воде живущие .

Престарелый крестьянин, живущий в пятнадцати верстах от Елабуги в селе Челнах сказывал мне по преданию народному, будто бы Аксак-Темир, разоряя многие города за Камою находящиеся, пришел к сему городищу, которого положение места так ему понравилось, что он несколько времени препроводил тут посреди веселья и покоя. Он прибавлял еще к тому, будто бы и самая стена была им построена; но не окончив принужден был для некоторых обстоятельств оставить сие место и продолжать далее свои победы. Сие сказание, утвержденное на одном пустом только мечтании и на словах простого народа, воображающего Темир-Аксака более чудовищем, нежели человеком, думаю, не имеет ни малой справедливости. Я не знаю, чтобы его могло понудить воздвигнуть стены на такой земле, где он малое время находился и помышлял более об успехах своего оружия. Сей государь, как видно чрез меру ненавидел старинных обладателей сих мест, не пощадил и самые великолепные города во всей стране находящиеся, но разорил их до основания. Если б угодно было ему основать новую столицу своего владения, то б лучше казалось ему избрать град Болгары, стоящий на устье реки Камы, но он разрушил его до основания (как то повествуют татары, прибавляя к тому повести). Сей разоренный город красотою места своего не только не уступает сему городищу, но и во многом его превосходит .

Градское укрепление и внутри великолепно построенные здания могли бы заменить тут труд, который бы он должен принять созидая новое жилище .

Чтож касается до нынешняго состояния сего городища, то должно ведать, что внутри древней сей стены находился мужской деревянный монастырь; но со времен известнаго узаконения о монашеских обителях оставлен он за числом других оставшихся монастырей, и ныне никакой обители в нем не находится. О нем сказуют, что построен царем Иваном Васильевичем в то время, когда взял он столичный татарский город Казань и вознамерился рекою Камою ехать до города Соликамска; но доехав до места, где ныне Елабуга находится, заболел; и для сего принужден был оставить предпринятое путешествие. Начало пригородка считают с того же времени, и есть тут церковь, построенная им в дни его в нем пребывания. Нет сомнения, чтобы сие толь прекрасное положение места, каково находится у городища, не понравилось сему Государю. Увидев же при том заложенное укрепление и в круг лежащия места, лесом, водою, рыбою и всем изобилующия, разсудил избрать оное для обители монахов. Сей монастырь, как слышно, был первый, который воздвигнул он в знак благодарности к Богу за множество побед, одержанных в сей стране» .

«Думать надобно: как скоро монахи тут поселились, то зачали время от времени разрушать внутри ограды стоявшия здания. Они не могли без ужаса взирать на остатки такого места, где слышали, что был храм древних язычников, котораго и малые знаки казались видеть им безбожно*) Превеликия кучи дикаго камня и кирпича, лежащия посреди монастыря без всякаго употребления, свидетельствуют, что здания там прежде бывшия разрушены монашескими руками .

Кроме каменной стены от юго-восточной стороны укрепляет еще оное городище довольно глубокий ров с изрядными по нем валами, которые, обошед в округ монастыря, кончаются у весьма крутой долины, из которой выходят два источника с весьма приятною и чистою водою, текущие по мелкому песку. Здесь не нужно было делать укрепления руками человеческими. Натура сама укрепя оное, избавила от трудов места сего обитателей» .

«Не малую красоту придает ему, городищу, находящаяся тут отрощенная и приятная березовая роща, и вал идущие с южной стороны, обошед оную оставляет внутри каменной ограды. Без сумнения, хранили ее как христиане, так и язычники; и сии последние, может быть почитали в ней нечто божественное, как то в древности и обычай был посвящать богам места прекрасныя. Остатки сего древняго обыкновения сохранены еще и до ныне между черемисами, чувашами и другими народами, пребывающими в глубине невежества и неверия. Они приносят обыкновенно жертву посреди отрощенного лесу» .

«Какие народы прежде пришедших и усилившихся татар обитали в сей стране, того доказать я не в силах и тем менее еще, что неизвестно, какое именование имела в древности река Кама. Писатели старых времен, ежели совсем о ней не умалчивают, то по крайней мере описуют оную под таким именем, которое мне до ныне неизвестно. Татары, чуваши и другие языческие народы называет ее Идель или Челман Идель» .

«Есть ли Иродот под именем реки Аракс разумеет ныне называемую Волгу, как то многие писатели и соглашаются, *) Предание о том, что на месте развалин Чертова городища был языческий храм, не выдерживает исторической критики. Развалины Чертова городища есть остаток крепости древнего Болгарского города Бряхимова .

то можно усмотреть, что в сей стране были жилища скифских народов. А как река Кама течет не в великом разстоянии от Волги, то без сумнения народы по ней обитавшие суть одного с ними отродия. Не думаю, да и быть тому не можно, чтоб городище простиралось до неизвестных времен здесь обитавших скифов; но вероятно, что болгары, гораздо после их в сих местах жившие, были основателями сего храма» .

«Не имея не малого знания и искусства разбирать деяния и происхождения древних народов, оставляю все приличныя к тому изследования искусным и упражняющимся в истории. Для меня останется то только несказанным утешением, что я имел счастие видеть остатки таких древностей, которые возбудят «внимание и труды какого-нибудь человека искуснаго» .

«Свойства земли у городища находящейся достойны также описания: ибо вся гора составлена из многих слоев желтой и при том очень вязкой глины, отличающейся добротою своею от всех земель, которые мне в стране сей видеть случилось .

Желтый вид, без сомнения, получила она от руды железной, которая должна находиться в недрах горы, и помощью которой переменила она свой природный цвет. Тут же нашел я множество кусков самого лучшего слоистого гипса. Нагорная сторона текущей тут реки Камы имеет гораздо крутые и возвышенные берега и при подошве их находятся разнаго виду окаменелыя раковины, аммониты и белемниты. Любителям натуральной истории должно место сие казаться тем приятнее, что и самые травы, по берегам реки растущия, суть отменныя от других проезжаемых мною стран» .

«В семи верстах от пригородка Елабуги на речке, называемой Серали, находится медный завод, принадлежащий Тульскому купцу Семену Красильникову. В нем четыре плавильныя печки и еще два другие горна, из которых один способствует дабы вычищать и отделять выплавляемую медь от чугуна, а другой для разлития перечищенной меди в небольшие части, или в так называемые штыхи. Фабрика, покрывающая плавильныя печки и другия машины, действующия внутри оных, сделана из сосноваго лесу очень порядочно и прочия заводские строения оным ответствуют. Хотя находится при заводе несколько собственных его заводчика крестьян, но число их очень малое и потому исправляется он наемными работниками, которых он довольное число находит в тех самых деревнях, которые близ заводу его находятся. Руду достают из разных мест, а большею частью с луговой стороны реки Камы. Она хотя и не очень богатаго содержания; ибо изо ста пуд руды не выходит более как два пуда с половиною самой чистой меди, но будучи окружены такими селениями, где всегда работных людей и повозчиков руды очень довольно, то приходят на завод за такую цену, которая с избытком награждает труды завода содержателя. По словам самого заводчика, не выплавляет он в год более тысячи пудов меди по причине разных недостатков, случающихся при заводе его. Хозяин сего места сказывал мне, что прежде нежели завод достался во владение его покойнаго отца, находился тут меднорудный завод, заведенный шведами, бывшими здесь в плену, и кои были поселены по берегам реки Камы сколь долго пребывали в сих местах сеи искусные поселяне, столь долго и завод сей был в лучшем состоянии, но как скоро они оставили сию страну (или по случаю мира со шведами учиненного, или по другой какой причине, которая ему неизвестна), то завод их, оставшись в пусте и без призрения, разорен был до основания. – Тридцать лет тому назад, как отец его Красильникова, осмотрев оное место, просил, чтобы позволено было ему возобновить в нем тот промысел, которым питались прежние сего места обитатели. Он получил на то позволительный указ, по которому имел право взять во владение свое как опустошенный завод, так и рудники к нему принадлежащие. Заводчик дал мне несколько кусков тех медных руд, которыя имели прежде жившие тут шведы и которые должно почесть за самые редкия и богатейшия руды» .

Пугачев и пугачевцы в Елабуге*) (1773–1774 годы) В начале Ноября 1773 года из села Бетьков, Оренбургской губернии, находящегося за рекой Камой, против Елабуги, явились в Елабугу первые вестовщики пугачевского бунта .

Их было не более ста человек. Как важные чиновники, они подъехали с луговой стороны к селу Трехсвятскому – Елабуге, стали от него в отдалении и потребовали к себе жителей для переговоров. Те не прекословили и выслали своих доверенных. Лишь только они явились, как один из бунтовщиков, вероятно, грамотный, а может быть более других дерзкий, вызвался прочитать указ самозванца и, указывая на бумагу, прибитую к дереву, кричал во всю мочь, чтоб они покорились императору Петру III, который с многочисленным войском находится в Оренбургской губернии. В противном случае Елабужцы должны страшиться его гнева: селение будет разграблено, выжжено, и самые жители будут истреблены. Елабужцы, вразумленные увещаниями начальства, сказали, что они присягали императрице и не нарушат своей присяги и готовы защищаться. Елабуга была укреплена валом и могла противиться таким ничтожным неприятелям. Посмотрев на укрепление Трехсвятского застрельщики не решились нападать на Трехсвятское-Елабугу и уехали с проклятиями и угрозами снова вскоре навестить Елабугу, но уже не с мирными предложениями. После этого конница пугачевцев поскакала обратно, а посланные Трехсвятского возвратились в свое селение. Этот приезд и угрозы поселили в жителях Елабуги большое беспокойство и страх и зная, что тем дело не кончится, отнеслись в губернский город Казань, с известием, *) Статья эта составлена: по запискам священника Кулыгинского о Пугачеве и пугачевцах в Елабуге, напечатанной в журнале «Русская Старина» 1882 года, Февральская книга; по сведениям, напечатанным в книге «История города Елабуги» Ив. Шишкина стр. 21–34, кроме того, по книге «Пугачев его сообщники». Н. Дубровина. С.П.Б. Т. 2-й. 1884 г., стр. 192–258. и статье «Памятники, предания и легенды Прикамского края» В. Кудрявцева, напечатанной в памятной книжке и календаре Вятской губернии за 1899 год, стр. 105–173 .

что здесь явились шайки Пугачева и что жители нуждаются в помощи. Между тем отовсюду приходили в село нерадостные вести, особенно из-за Камы, об усилении самозванца. В это время среди жителей Елабуги нашелся предатель, некто Алексашка Бурмистров. Он был нравственности самой дурной, дерзок, силен, росту высокого, словом имел все качества душевные и телесные, составляющие разбойника. Услышав о мятеже, он съездил за Каму и прибыл оттуда в казацкой одежде, сказывая, что он полковник его величества, и начал разглашать самые нелепые слухи. Сколько его ни уговаривали, чтобы он обуздал свой язык и снял с себя позорный чин полковника самозванца, но ничего его не вразумляло. В одно время в Елабуге у богатого человека были крестины, – он не побоялся придти в собрание, и так дерзко обращался, что буйство его, относительно законной власти, вышло из-за границы. Духовные лица, а именно: протоиерей Иоанн Александров, пятидесятилетний старец*), священники: Григорий Яковлев Троянский и Феодот Романов, после бесполезных увещаний, вздумали его схватить и представить майору, о котором был уже слух, что он с ротою солдат был недалеко от Елабуги, отряженный от Казани, по получении известия о явившихся здесь шайках Пугачева. При помощи жителей, они его взяли, связали, посадили в куль и повезли, как залог верности престолу. Радуясь, что остановили зло, бесчестившее их паству, они прибыли в село Танайку, находящееся от Елабуги в 8 верстах, где уже проявлялся дух возмущения. Народ, видя такое явление, из любопытства собрался во множестве к тому дому, где они остановились. Услышав шум говорящего народа, Бурмистров закричал в куле. – «Батюшки, народ православный! Я полковник Государя Петра Феодоровича; не выдайте! Злодеи хотят меня погубить!». Таким отчаянным воплем он возбудил жителей села Танайки к жалости; они его выпустили из куля и развязали веревки. Получив свободу, *) В метриках Елабужского Спасского собора он значится умершим 1784 года, в октябре месяце, 60 лет от роду .

изменник немного употребил труда склонить на свою сторону народ и без того колеблющийся. Тогда вся ярость жителей обратилась на духовных; Танаевцы их били, таскали по земле, пинали и, наконец, посадили в тот же куль, в котором сидел Бурмистров, чтобы в нем опустить их в Каму. Но Бог сохранил их: из Танайцев нашлись старики поумнее, которые положили в совете, что им не дано права судить и губить, а лучше представить виновных самому государю, – так величали самозванца заблуждавшиеся жители Танайки. Такой совет одержал верх, и бедных защитников державной власти, связавши, повезли за Каму, в Оренбургскую губернию (нынешнюю Уфимскую), где находился Пугачев. Во время путешествия их били по щекам, оплевывали, таскали за волосы, не раз накладывали на шеи веревки, чтобы задавить, не раз намеревались отрубить головы, – всему этому причиною был окаянный изменник .

Злодеи долго перевозили их из места на место, таскали на протяжении 200 верст и, наконец, довезли до крепости Нагайбак (в настоящее время село Нагайбак, Белебейского уезда, Уфимской губернии). В это время Нагайбацкая крепость была осаждена партиями пугачевцев, но еще держалась, благодаря храбрости ее защитников*). Начальник Нагайбацкой крепости Новиков, услышав о бедственном положении духовных принял в них участие. Не имея возможности отнять их у бунтовщиков силою, он вступил с ними в переговоры, чрез посторонних людей и выручил страдальцев из плена, чрез деньги .

За протоиерея заплачено 200 рублей, а за священников по 150 рублей ассигнации. Впоследствии часть денег была возвращена Новикову усердием прихожан, остальные дополнены из казны. Мученики – так можно их назвать – возвратились домой, тяжко страдая почти пять месяцев. А изменник Бурмистров едва ли не до конца разыгрывал роль Иуды предателя .

*) В настоящее время остался в селе Нагайбаке на куполе деревянной старой церкви след осады Нагайбака пугачевцами, круглое отверстие от ядра, пробившего стену купола церкви. После избавления от осады Нагайбака Государыня Императрица Екатерина II пожаловала «на рану Нагайбакской церкви», как говорится в дарственной грамоте, 500 десятин земли .

Близ Нагайбака он присоединился к толпам Пугачева и сам ли удавился, или был кем удавлен – как бунтовщик – неизвестно, но только не возвращался на родину и не оставил по себе ни роду, ни племени. («Пугачев и Пугачевцы в Елабуге»

Священ. В. Кулыгинского феврал. кн. журнала Русс. Старина т. XXXIII, 1882 г. стр. 293–294. История города Елабуги, соч .

Ив. Шишкина. Москва 1871 г. стр. 22–24). В конце ноября 1773 года явились в окрестностях Елабуги шайки Пугачева, состоящие из казаков, татар и башкирцев. Они именем Петра III-го заставляли покоряться самозванцу. Окрестные села, как-то: Бетьки, Челны, Сарали, Качка, Танайка и все деревни, ближайшие к Елабуге, не имея силы противиться, сдались .

Большое село Танайка особенно прославило, или лучше сказать, пристыдило себя: в нем основался главный притон разбойников. Таким образом, только одна Елабуга была на стороне законного правительства, и жители ее решились защищаться, хотя средства к тому довольно были недостаточны. Сами Елабужцы ничего не смыслили в военном деле, оружием их было: несколько охотничьих ружей и малая часть бердышей. Улицы и переулки с запада и севера заставили поленницами (а дровами обыкновенно запаслись на зиму) .

К востоку, там, где теперь каменная Николаевская церковь, прежде находилась деревянная церковь, возле нее была крепость с земляным валом и пятью деревянными башнями, чего ныне и следов не видно. Эти укрепления были устроены еще в XVII столетии для защиты от нападения башкир и других инородцев. Из среды своей Елабужцы избрали способных людей, обучили их на военную ногу и учредили, чтобы денно и нощно были караулы. 6-го января 1774 года пугачевцы снова появились под Трехсвятским городком с большими, чем прежде, силами. В числе их были Танаевцы и некоторые из обольщенных жителей соседних деревень. Но жители Трехсвятского не сдались ни на угрозы, ни на ласковые обещания. Они приготовились к обороне при нападениях. В состоянии ли были жители долго выдерживать нападение пугачевцев – неизвестно. В такое тяжелое и критическое время Елабужцы утешали себя надеждою что они не останутся без помощи от правительства, а более всего возлагали надежду на Бога Спасителя. И Бог послал им человека, необходимого в это смутное время. Из Казани прибыл в Елабугу неожиданно с помощью майор Перский*) со своим отрядом. Он попал в Елабугу, впрочем, случайно. Для того чтобы узнать как попал майор Перский в Елабугу, я обрисую ход возмущения и борьбу правительственных войск с бунтовщиками в прилегающих и окружающих Елабугу местностях. Дорога из Заинска**) в Казань, а также и Елабугу была отрезана. Город Заинск был занят старшиною Нагайбаком и толпою башкир приверженцев Пугачева. При содействии прапорщика Буткевича, старшина Нагайбак склонил жителей Заинска не оказывать сопротивления, и начальник инвалидных солдат капитан Мертвецов приказал священнику Андрееву прочесть пред народом указ самозванца. Жители встретили старшину Нагайбака с хлебом и солью, а дьячки звонили в колокола. Священник Прокопий Андреев отслужил молебен за здравие императора Петра III-го, как величали самозванца его приверженцы, священник за служение молебна получил один рубль и на церковную сумму столько же .

После молебна было произведено несколько выстрелов, и Нагайбак отправился в дом капитана Мертвецова, который ввел его в горницу, посадил за стол и угощал. Жившие в городе Заинске майор Лапатин и капитан Савинич пришли к Нагайбаку с хлебом и солью и вместе с присутствующими *) Фамилия майора Перский, а не Пермский, как он неправильно называется в «истории гор. Елабуги» Шишкиным и Кулыгинским в его статье «Пугачев и Пугачевцы» напечатанной в журнале «Русская старина», т. XXXIII, 1882 г. февраль .

**) Пригород Заинск, Мензелинского уезда, Уфимской губернии находится в 55 верстах от Елабуги. Во время Пугачевского бунта он назывался городом .

Город Заинск, в настоящее время село, был основан в 1650 году, в то время когда устраивались укрепления Камской линии, которые тянулись от р. Волги до р. Камы, эти укрепления устраивались от нападения башкир и других ино-родцев .

В 1769 году Заинск посетил известный путешественник по России капитан Рычков, он застал в Заинске деревянную крепость с башнями и 400 дворов жителей .

пили за здравие самозванца, называя его императором. (Показания прапорщика Буткевича, капитана Мертвецова и священника Прокопия Андреева. Государственный архив VI, д. № 434. Московский Архив Генерального Штаба, опись 94, св. 17, д. № 15). Впоследствии за эти преступления, по приговору военной коллегии, майор Лапатин и капитан Мертвецов, по лишении чинов и прав состояния, были сосланы в каторжную работу в Азов, а капитан Савинич умер ранее приговора. «(Пугачев и его сообщники», Дубровина II стр .

193). Утвердившись в Заинске, мятежники расширили и здесь район своих действий и появились в селениях, лежащих в окрестностях Бирска, и даже крестьяне закамской Челнинской волости близ Елабуги отправляли большими обозами хлеб на продовольствие толпы бунтовщиков, стоявшей у Мензелинска. 4-го января 1774 года полковник Юрий Бибиков выступил из Казани против мятежников и 13-го января встретил мятежников в селении Сухареве (село Сухарево, Мензел. Уезда, Уфимской губернии) в тридцати верстах от Заинска. Подходя к Сухареву, полковник Бибиков послал вперед подполковника Бердягу с гусарами и ротой гренадер и приказал занять его .

Мятежники разрушили мост чрез лощину пред Сухаревым, но, несмотря на то и на глубокий снег, подполковник Бердяга почти без сопротивления занял село. Мятежники расположились вокруг отряда в трех деревнях и хотя остановились в 3–4 верстах, но Бибиков принужден был остановиться на день в Сухареве, чтобы дать отдых утомленному отряду .

«Пушки у меня так тяжелы» писал он, «что я от них весьма много потерял; дороги так снежны, что и одна лошадь насилу может идти». В восьмом часу утра 14-го января полковник Юрий Бибиков атаковал мятежников, разбил их и все три селения Ерыклы, Крещенские Ерыклы и Туба магометанские сжег до основания, «авось либо» писал он «после узнают свое заблуждение и возвратятся на путь истинный»*). Захваченных *) Рапорт полковника Юрия Бибикова главнокомандующему А.И. Бибикову 15 января 1774 года. Архив Главного штаба, опись 47, кн. III .

в плен бунтовщиков-мужиков полковник Бибиков пересек;

Сухаревского священника, читавшего манифест Пугачева, и двух отставных солдат, из коих один кричал гусарам, чтоб они перешли на сторону самозванца, отправил в Казань в секретную комиссию. Обращая внимание главнокомандующего на энергию и храбрость подполковника Бердяги, Юрий Бибиков просил прислать ему три или четыре трехфунтовые пушки, а те орудия, которые у него были, оставить в Заинске, «ибо с ними», говорил он, никуда не могу поспевать, изнуряя по дороге людей и лошадей». 16-го января Юрий Бибиков выступил из селения Сухарева по направлению к Заинску .

Верст за шесть от деревни Аксариной отряд был встречен атаманом Аренкулом Асеевым с шестьюстами мятежников и тремя орудиями. После непродолжительной перестрелки Бибиков приказал роте гренадер овладеть батареей, что и было исполнено. Мятежники обратились в бегство, «но», доносил Юрий Бибиков, «бег их был весьма неудачен, ибо они, скакав беспорядочной толпой, друг дружке мешали и вязли в снегу». Подполковник Бердяга со своими гусарами рубил всех увязших и мятежники оставили в поле сражения до 200 тел. Из деревни Аксариной отряд двинулся к Заинску и был встречен мятежниками, расположившимися впереди города в числе 1400 человек. Выставив на пригорке три орудия, предводители толпы бунтовщиков приставили к ним канониров, захваченных в Заинске и приказали им открыть огонь .

Разделив свой отряд на три колонны, полковник Бибиков приказал майору Неклюдову уничтожить рогатки, поставленные на дороге, капитану Плахуте со второй колонной и поручику конной гвардии Кошелеву с третьей занять предместье Заинска, разделенное рвами на две части, и выгнать из него мятежников. Сам же Бибиков, поднявшись на высоту, находившуюся саженях в 200 от города, поставил на ней батарею, а подполковнику Бердяге с гусарами приказал обойти Заинск и стать за перелеском. Наступившие колонны были встречены выстрелами, но безвредными, потому что канониры стреляли сначала поверх голов, а потом скатили свои пушки под гору и сами бежали к атакующим. Потеря трех орудий и меткий огонь батареи, выставленной полковником Бибиковым, заставили мятежников очистить Заинск. Они бежали врассыпную, и «тут опять предстал случай гусарам продолжать свою работу». Подполковник Бердяга, «как искусный и храбрый кавалерийский офицер», стремительно преследовал бегущих, на протяжении не более двух верст изрубил до 300 человек;

в городе найдено до ста убитых и раненых. В Заинске полковник Бибиков захватил подпрапорщика Буткевича, сдавшего город вместе с капитаном Мертвецовым, арестовал священника и дьякона, служивших молебны о здравии самозванца .

Отправив их в Казань в секретную комиссию, Юрий Бибиков доносил, что пробудет в Заинске дня четыре, «ибо со всех сторон приходят крестьяне, татары с повинною, и сколько таковых будет донесу. Солдаты, которые положили ружья, прогнаны сквозь строй; дьячки за крик многолетия высечены*) .

Донесение это весьма обрадовало главнокомандующего;

«хотя» писал правитель его канцелярии, «везде посланные команды имеют победу над злодеями, но не было еще столь громкого удара, каковой распространил повсюду деташамент Юрия Богдановича». Приказав исключить из донесения все, что относилось до наказания, понесенного населением занятого города Заинска, и представляя его в копии Государыне Императрице Екатерине II-й, главнокомандующий А. Г. Бибиков выражал уверенность, что край «очистится от сей нечистой сволочи», и «последствия этих побед будут благотворны»**). Действительно, на другой день по занятии Заинска к полковнику Бибикову явились с повинною 22 деревни и заявили, что и прочие их односельцы, взятые мятежниками на службу, возвращаются в дома. Юрий Бибиков выдавал *) Рапорт полковника Юрия Бибикова от 18 января 1774 года. Рапорт генералмайора Фреймана генерал-аншефу Бибикову 19 янв. 1774 года № 25. Московского архива главного штаба, опись 47, кн. III и IV .

**) Всеподданнейший рапорт А. И. Бибикова от 21 января 1774 года № 5 .

Военно-учен. архив отделение 1-е, дело № 104 (а) лист 112-й .

им билеты и отпускал по домам, «ибо, доносил он, держать мне их негде, потому что тысячи четыре вчерашний день у меня их с повинной было». (Рапорт полковника Юрия Бибикова, от 19 января 1774 года. Московский Архив Главного Штаба, опись 47-я, книга VI-я) .

Из Заинска Юрий Бибиков пошел на освобождение майора Перского, окруженного мятежниками в дворцовом селе Елабуге. Еще 27 декабря Казанский губернатор фон Бранд отправил командира 2-го батальона Казанского гарнизона майора Перского с 100 человеками и одним орудием к городу Мензелинску. Он поручил ему ввести порядок в городе и вступить в управление городом Мензелинском, так как воевода Можаров и майор Тихановский убежали в Казань, за что и были преданы суду .

Дойдя до Елабуги, Перский был окружен мятежниками и хотя выдержал нападений пять, но пройти к Мензелинску признал невозможным. Он доносил, что по обеим сторонам Камы собралось более шести тысяч мятежников, и просил помощи .

Полковник Бибиков 26 января 1774 года выступил из Заинска и, прибыл в село Ляки, доносил, что не встречал мятежников, «да и от Мензелинска все бегут в степь, а большая часть мятежников в Нагайбаке теперь жмется». Отправив майора Неклюдова с ротою гренадер и ротою гусар, Бибиков приказал ему выручить Перского, что и было исполнено, причем в происшедшей под Елабугой схватке мятежники потеряли до 200 человек убитыми»*). Нападения шаек Пугачева на Елабугу, по прибытии из Казани майора Перского, происходили очень часто; эти нападения шаек пугачевцев, Елабужцы называют приступами, их считают около двенадцати всего с мелкими стычками, происходившими вокруг Елабуги, но значительных нападений было только пять, как видно из донесений майора Перского полковнику Бибикову. Село Трехсвятское *) Пугачев и его сообщники. Сочинение Н. Дубровина. С.П.Б. 1884 г. Т. 2 .

С. 258 .

было торговым местом с древних времен: хорошее местоположение благоприятствовало тому. Кама, текущая недалеко, а во время разлива приближающаяся к самому селению, была не последним средством для развития торговли. Еще в древности, Болгары, Карфагеняне здешнего края, оценили удобное местоположение Елабуги, на месте коей Болгары устроили город Бряхимов, главная цитадель или крепость города была на месте Чертова городища. Жители окрестных сел и деревень привозили сюда для продажи все, что им доставляли поля, леса, промышленность и труды, а здесь покупали они не только необходимое для их быта, но даже для нарядов и лакомства .

Такое место, не говоря уже о шайках Пугачева, и для окрестных жителей было большею приманкою. Окрестные мятежники из крестьян вздумали получать все даром, что прежде покупали на деньги и обогатиться на чужой счет. Здесь умудрились, или лучше сказать обезумели самые жены; посылая в Елабугу, матери говорили своим детям, а жены мужьям: «принеси мне китайки на сарафан», а другая – фату; иная – парчи на кокошник, да позумент на него. Девицы просили у своих братцев красные ленточки в косы и сафьяновые башмаки .

А дети, видя, что отцы собираются в Елабугу, лепетали: «тятя!

Принеси мне гостинцев, калачик, изюмцу, пряничек: петушка с гребешком». При таких напутствиях, мятежники, собираясь толпами, отправлялись на промысел .

Первое нападение пугачевцев на Елабугу было в день Богоявления Господня, 6-го января 1774 года, во время обедни, когда большая часть жителей была в церквах. Они, услышав выстрел и тревогу, тотчас вышли из церквей и побежали к укреплениям, остались только в храмах духовные лица для окончания Божественной службы. Выстрел последовал от следующей причины: толпы лутошников*) из Танайки, *) Лутошниками бунтовщики Танаевцы назывались потому, что они, чтобы показаться воинами, обострили лутошки, то есть липовые палки, с которых содрали лыки себе для лаптей, и чтобы придать лутошкам вид копий, верхушки замарали сажей или обожгли, лутошники были только страшны своею многочисленностью .

с казаками, татарами и башкирами, подошли к селу и, ставши несколько в отдалении от поленниц, послали одного соглядатая Танаевца Гришку рассмотреть, что делается в Елабуге .

Бойкий соглядатай, избравший довольно большое отверстие в поленнице дров, служившей дополнением к укреплениям Елабуги, устремил туда зоркий свой глаз. Солдат, бывший на страже, заметил это и нацелил ружье в то место, где смотрел Танаевец; пуля вышибла полено, и оно ударило острым концом в грудь его, и Гришка Танаевец, отлетев от поленницы на сажень, закрыл глаза свои на веки. Прискакал майор Перский с солдатами, которые выстрелили из ружей в толпу, а из пушки в поленницу; пули и поленья устрашили толпы так, что они ошеломленные таким неожиданным приемом, побежали в свои жилища, но не с тем, чтобы не возвращаться более .

Вскоре после того, мятежники вздумали взять Елабугу другим способом. Тащатся в Елабугу возов пятьдесят сена;

но выше возов, торчавшие обожженные лутошки изменили хитрецам, которые скрывались за ними. Барабанщик это понял и ударил тревогу; явились солдаты с пушкою и выстрелили в бунтовщиков. Существовало предание, что человеколюбивый майор Перский, жалея ослепленную чернь, велел стрелять холостыми зарядами и только в случае крайней необходимости, пулями. Майор приказал выстрелить из пушки и ядро пронеслось над головами бунтовщиков и снесло часть крыши живущего за логом крестьянина; толпа, испуганная пушечным выстрелом, побежала, восемь человек, отделившись от толпы устремились в стоящую за логом деревню Ерзовку. Барабанщик, увидя это, схватил ружье, один пустился за ними и выгнал их оттуда. Таковы были воины! Все приступы пугачевцев к Елабуге были безуспешны. Во время всякого приступа солдаты и жители стреляли из ружей по осаждающим и особенно пушка была чистым пугалом для предавшихся самозванцу .

Солдаты и жители со всевозможною скоростью перевозили ее из места на место и стреляли там, где от множества нападающих бунтовщиков была большая опасность, и вот, вместо подарков матерям, женам, детям, привозили им детей, мужей и отцов, избитых, раненых, а нередко и трупы, для воздаяния им последнего долга – погребения .

Как только стража, бывало, увидит толпы народа, приближающегося к селу, то жители, в сопровождении духовенства, выносили чудотворный образ Спасителя из храма, останавливались с образом там, где было более опасно и молились .

Не раз многочисленные толпы бунтовщиков привозили возы с вениками, соломой, хворотом, чтобы, приближаясь к дровяным укреплениям, бросил их зажженные, для произведения пожара и во время смятения войти в Елабугу, но все их выдумки обращались в ничто. Иноплеменники с каким-то страхом приближались к Трехсвятскому – Елабуге, а крестьян мучила и совесть, что они восстали против единоверных близких знакомых, и помогают разбойникам. От этого они действовали робко, нерешительно и всегда неудачно. Кроме того самая Елабуга была окружена для них ореолом святости .

Они рассказывали после, что чем ближе подходили к селу, тем более оно скрывалось из глаз их. Оно было для них окружено какою-то мглою, туманом и они вперед не видели, а оборотившись назад ясно видели дорогу, по которой пришли, и она как будто манила их возвратиться, что они и делали. Напрасно казаки, догоняя их, хлестали нагайками по спинам. Это им придавало еще более быстроты возвращаться, и они бежали без оглядки .

Наконец, видя неудачу частых приступов то с той, то с другой стороны, казаки, татары и башкиры снеслись с окрестными жителями и порешили в совете, чтобы всем вооружившись, кроме лутошек, вилами, топорами и всем, чем только возможно, в один день окружить Трехсвятское – Елабугу взять во что бы то ни стало. Вследствие такого совещания Елабуга была окружена несметными толпами народа. Казаки, татары и башкиры скакали в толпах крестьян с нагайками и дубинками, побуждая их к решительным мерам – взять Елабугу приступом .

Жители Елабуги, видя такое множество злодеев и не надеясь на свои силы и на помощь солдат, прибегли с молитвою ко Господу: молились Спасителю в храме, служили молебны, вынесли из церкви икону Спасителя, обнесли подле слабых своих укреплений, ходили с нею по улицам и останавливались у деревянной башни, стоящей над логом у Николаевской церкви. Майор Перский, как и во время каждого приступа, распоряжался энергично, скакал везде, осматривал укрепления, ободрял унывающих жителей, которые скорбели об истрате пороха, отчего ружья и пушка, столь страшные для бунтовщиков, теперь остались для них бесполезными .

Майор Перский говорил, что солдаты его готовы защищаться до последней капли крови, что сам он будет везде, где только будет опасность, увещевал их вооружиться всем, чем только можно, и просил, чтобы они его солдатам, которых он, разделивши, поставил на опасные места, вспомоществовали сколько возможно; утешал, что неприятели, хотя и многочисленны, но вооружение их ничтожно и они малодушны и робки, что следует только раз их встретить храбро, и эти трусы убегут все, что они доказали уже неоднократным своим опытом .

Но утешения плохо действовали на сердца жителей. Оставалась одна надежда на Бога, – и в самом деле, помощь пришла не от земных пособий, а с неба!

Пока это происходило в Елабуге, черные густые облака облегли небо. Поднялись: вьюга, метель, буря; все это ударило в лицо осаждающих. Они отряхали свои одежды от падающего снега, протирали глаза, но по причине сильной бури на шаг вперед ничего не могли видеть.

Вертелся каждый на своем месте; назади все было для них ясно, а впереди тьма непроницаемая! Наконец, не могли вытерпеть пронзительного ветра со снегом, который ужасно резал их лица, они вскричали:

«это что-то не просто!»….и со страхом побежали нечестивые, ни единому же гонящу*) .

*) Такими словами оканчивает описание этого события местный Елабужский летописец, священник отец Кулыгинский .

Это был последний приступ бунтовщиков к Елабуге. Возвратившись в места своих жительств, окрестные крестьяне начали прозревать от своего ослепления. Во времена спокойные, пришедши в Елабугу, они первым долгом считали сходить в церковь, отслужить молебен пред иконой Христа Спасителя, повидаться со своими родственниками, а теперь, одумавшись, говорили: «Что мы делаем? Видно, Трехсвятские правы, если им помогает Бог; а мы кому служим?» Тогда вместо прежнего ожесточения наступило искреннее раскаяние, так как бурю, прогнавшую их, они приписали чуду, происшедшему от иконы Спасителя, которую ныне с благоговением принимают в свои селения каждогодно и молятся всякий в своем доме; после бури, происшедшей во время нападения на Елабугу, никто из окрестных крестьян уже не думал о возобновлении приступов. Настала весна, и искатели чужого злата, хотевшие собрать там, где не расточали, и пожать, где не сеяли, принялись возделывать свои поля и огороды, от которых плоды во всякое время вернее .

Казаки, татары и башкирцы, опечаленные неудачею приступов, не могли сами по себе ничего предпринять и, оставшись праздными, начали объедать, опивать и разграблять окрестные селения, а особенно Танайку, которые не могли уже вырваться из когтей злодеев и тем довольно наказали себя за временное отступление. Они ожидали своего предводителя с главными силами, к которым присоединяясь, опять думали найти приволье и раздолье; но случилось не так .

Достойный их вождь замедлил принести им приволье и раздолье. Между тем майор Перский послал донесение о своем затруднительном положении полковнику Бибикову, находившемуся за Камой в Заинске, и просил прислать помощи и избавить Елабугу от осады шаек пугачевцев и окрестных крестьян, всего бунтовщиков по обоим берегам Камы под Елабугой было около шести тысяч человек. Перский в своем донесении уведомлял Бибикова, что силы его недостаточны для борьбы с мятежниками, которым предались окрестные селения, что порох у него истощился, и как солдаты, так и жители Елабуги нуждаются в самых необходимых жизненных припасах, ибо село со всех сторон окружено мятежниками. Это донесение не осталось без внимания, и полковник Бибиков отправил майора Неклюдова, приказав ему освободить от осады Елабугу и выручить Перского с солдатами, что и было исполнено майором Неклюдовым, который с четырьмястами гусар прибыл в Елабугу. Майор Перский со своими солдатами и все жители Елабуги встретили гусар и начальника их майора Неклюдова с великою радостью, как своих избавителей, и надеждой, что они очистят окрестности Елабуги от шаек Пугачева и доставят им спокойствие. Узнав о главном месте нахождения шаек пугачевцев, гусары кинулись в село Танайку, где и произошла битва с шайками пугачевцев, состоявших из казаков, татар и башкир. Встретив бунтовщиков, гусары стремительно атаковали их и начали рубить бунтовщиков, бунтовщики, видя свою неудачу, обратились в бегство и стали скрываться, кто куда мог, но их находили в погребах, оврагах, овинах и умерщвляли, всего мятежники потеряли до двухсот человек убитыми*). За селом Танайкой, по преданию, и до настоящего времени указывают два лога или оврага, которые были наполнены трупами убитых бунтовщиков и сверху забросаны землей. Самих жителей села гусары не оставили без вразумления. К имуществу, награбленному Танаевцами, гусары присоединили и собственное их имение, которое привезли в Елабугу и роздали жителям ея как награду за верность законному правительству. В других окрестных селениях шайки также были истреблены, едва малая часть успела спастись**) .

*) «Пугачев и его сообщники», Н. Дубровина. С.П.Б. 1884 г., стр. 252, т. 2-й .

**) Елабужский летописец, священник Кулыгинский о гусарах пишет, что оставшиеся в живых очевидцы не знали имени начальника гусар и от кого они были посланы, а «как теперь их видим» говорили они «молодцы да и только» .

Таким образом главные неприятели были истреблены .

В окрестных селениях был водворен порядок, майор Перский со своими солдатами, и гусары со своим начальником майором Неклюдовым, видя, что в Елабуге нечего делать, простились с жителями, отправились в Оренбургскую губернию, где война с самозванцем была в полном разгаре. За рекою Камою они отделились: гусары со своим начальником майором Неклюдовым присоединились к полкам Михельсона, а майор Перский, защитник Елабуги, вместе со своими солдатами, в 150 верстах от Елабуги был окружен шайками Пугачева и, вступив с ними в неравный бой, с ротою своей был изрублен на месте .

По другим известиям, он при этом был взят будто бы в плен и представлен к Пугачеву, который требовал от него присяги на службу, но получил отказ; и злодей велел содрать с него живого кожу .

После описанных событий жители Трехсвятского – Елабуги успокоились, они полагали, что опасность миновала, но спокойствие их продолжалось недолго. Гроза еще сильнее собиралась на них с востока .

Полковник Михельсон, выгнавший Пугачева из Оренбургской губернии, преследовал его, и Пугачев убежал чрез Каму возле Бирска, в пределы Пермской губернии, взял город Осу, возле Осы переправился вторично чрез Каму, разорил Воткинский и Ижевский*) заводы и начальника заводов Венцеля умертвил, заводы были разграблены и все работники забраны в толпы бунтовщиков. Здесь считаю нелишним привести выдержки из двух описаний Пугачевского бунта, из которых мы можем узнать время посещения Елабуги Пугачевым .

В. В. Броневский пишет: «Пугачев, изгнанный из окрестностей Оренбурга, после многих неудач не успел взять и Кунгура, пошел к Каме, взял Осу, переправился чрез Каму и, разорив Воткинский и Ижевский заводы, обратился *) Ижевский завод от Елабуги находится в 150 верстах .

на Казань. Полковник Толстой, высланный с большею командою, сделался жертвою дурных распоряжений. Пугачев с двадцатью тысячами вновь собранной сволочи, состоявшей из Яицких казаков, ссыльных, башкир и фабричных крестьян, большею частью с дубинками и заостренными кольями, 12 июля 1774 года приступил к Казани со стороны Казанки». А. С. Пушкин пишет: «23-го июня Пугачев переправился чрез Каму и пошел на заводы Ижевский и Воткинский. Венцель начальник оных, был мучительски умерщвлен, заводы разграблены и все работники забраны в злодейскую толпу» .

Здесь из описания первого видно, что от Ижевского завода Пугачев прямо отправился в Казань и 12 июня подступил к ней, а из второго, что 23 июня он пошел на заводы Ижевский и Воткинский. Оба историка, по неимению данных, опустили место и оставили промежуток времени, в которое Пугачев не был в бездействии и где-нибудь проходил со своими шайками. В это время Елабужцы и встретили его. Слух о том, что Пугачев с многочисленными толпами переправился чрез Каму и что он разоривши Воткинский и Ижевский заводы, еще более усилил толпы свои рабочими, ужасно поразил жителей Елабуги .

Все думали, что он пойдет на Казань ближайшею дорогою мимо Елабуги*), и вести о том, время от времени, начали проясняться, наконец уже не осталось никакого сомнения. Елабужцы более всех имели причин бояться его кровавого посещения. Противу сонмищ Пугачева, с которыми он надеялся взять и самую Казань, защититься было невозможно. Защитник Елабуги, майор Перский выбыл; солдаты отправились с ним, взяли и пушку .

Приближение Пугачева с главными силами заставило людей достаточных искать безопасных мест подалее, особенно в Казани. Протоиерей Иоанн Александрович с товарищами своего несчастья, священниками Григорием Троянским *) Казань чрез Мамадыш расстоянием от Елабуги находится в 180 верстах, а чрез Шуни по большой дороге, называемой Арскою в 220 верстах .

и Феодотом Романовым, зная по опыту, сколь тяжко быть в руках полчищ Пугачевских, тоже отправились в Казань, по многолюдству и укреплению считая ее надежным пристанищем. Но шайки Пугачева, как ужасные привидения, повсюду следовали за ними и даже там не дали им покоя: они должны были переносить все те бедствия, которые в то время терпела несчастная Казань; не думали даже остаться в живых; боялись задохнуться от тесноты, от дыму и жара горящей Казани, или быть избитыми от бунтовщиков, которые стреляли по Казанскому кремлю, в котором заперлась большая часть жителей Казани и бунтовщики едва не ворвались в Казанский кремль;

но Господь помиловал их. Не имеющие средств искать вдали безопасного убежища, некоторые Елабужцы выбрались из села на луга, лежащие к югу, где и ныне находятся высокие осокоры и ивовый кустарник, прежде бывший густым; там они и спрятались. Остальные, препоручив себя промыслу Господню, остались в своих жилищах .

В последних числах июня 1774 года Пугачев пошел от Ижевского завода на Казань и появился на пути к Елабуге. Пугачев посылал передовых казаков в те селения, которыми намерен проходить, казаки учили испуганных жителей, как должно встречать самозванца, по приказанию казаков, духовные должны были встречать Пугачева с иконами при колокольном звоне, а жители с хлебом и солью. При этом на дороге надобно было поставить стол с съестными припасами и напитками, на правой стороне дороги выстроить по выбору людей, годных ему в службу, а на левой – чтобы была готова и виселица .

В селе Алнашах*) Пугачев был встречен согласно приказу передовых. Первый его вопрос к жителям был: «за кого вы меня принимаете?» «Ты наш батюшка Государь», отвечали ему. «Как с вами обходятся помещики?» – «Их здесь нет» .

«Не обидят ли вас попы?» Вотяки, из которых состояла больСело Алнаши Елабужского уезда .

шая часть прихода Алнашского, принесли какую-то жалобу на священника, встретившего самозванца с иконами и крестом, и он тут же был повешен! Такой ужасный поступок поразил и чиновников и духовенство. Священники с семействами – особенно там, где были в приходе вотяки, убегали из своих домов и скрывались в лесах, куда им приносили убогую пищу их родные или верные люди .

Такие зверства, ужасая высших, льстили невежественной толпе и подали повод к необузданному своевольству и самоуправству. В селе Можгах вотяки с криком и шумом вытащили священника с женой из дома и хотели их повесить .

Но нашлись из них благоразумные, которые ничего не видали худого в своем пастыре, пришли к месту казни и не столько убеждениями, сколько силою вырвали их из рук убийц .

От Алнаш скопища Пугачева пришли к Челнам, находящимся в 15 верстах от Елабуги. Вскоре прискакал на коне и сам Пугачев, сопровождаемый свитою. Здесь он встречен был тем же порядком. Не слезая с лошади, он приложился к кресту, и вопросы его к жителям были те же; но так как селение состоит преимущественно из русских, то никаких жалоб не было, а потому, не причинив никакого зла селению, Пугачев отправился далее в село Сарали. Пугачев приближался уже к Елабуге, о которой слышал ранее, что она полгода противилась его шайкам. Некоторые из казаков, татар и башкир, успевшие укрыться от истребления гусар, явились к нему и уведомили, что передовые его войска, кроме их, все изрублены. Такая весть была неприятна ему, потому что самозванец рассчитывал ими увеличить число своих сил для взятия Казани. Как на беду явились тут изуродованные татары и башкиры с ранами еще не зажившими. Довольно было этого, чтоб взбесить самозванца. Он обрек Елабугу на погибель, да и чего другого должно было ожидать от такого злодея, как Пугачев!

В селе Саралях, в 8 верстах от Елабуги, самозванец расположился ночевать в доме одного в то время богатого заводчика и именитого человека Семена Тихоновича Красильникова*), который, оставив часть своего имущества, удалился для спасения жизни в Казань, а имущество его, как и следовало ожидать, было разграблено. В доме Красильникова Пугачев повторил свой приговор относительно Елабуги, намереваясь на другой день привести его в исполнение; но едва только он это сделал, как почувствовал себя нездоровым: болезнь не дала ему успокоиться во всю ночь; он то ложился, то вставал; какие-то грезы мучили его; да правда, и было ему о чем грезить. Такое беспокойство и мучение он счел следствием своего кровавого приговора и, говорят, когда отменил его, ему сделалось несколько легче. На другой день, это, сказывают, было 28 июня 1774 года, на память святых апостолов Петра и Павла, когда *) Семен Тихонович Красильников, в свое время был человек очень значительный в здешних местах. Красильников содержал медеплавительный завод, к которому были приписаны крестьяне; завод его был в селе Саралях, в 8 верстах от Елабуги, на речке Каринке, и занимал прекраснейшее местоположение, которым Красильников умел воспользоваться. В пруде заводском у него были насажены всякого рода рыбы; на горе у пруда был расположен сад с аллеями из дерев разного рода, в здешних местах единственный. От сада на другой стороне речки Каринки, был его дом большой и богато убранный, где провел ночь Пугачев, как говорит предание. Красильников во время нашествия Пугачева удалился в Казань, где спасся в Казанском кремле. Богатый от добываемой руды, Красильников был богат усердием на богоугодные заведения и добрые дела. В селе Саралях, месте своего жительства, где покоится и прах его, он выстроил каменную церковь. В Елабужском Спасском соборе памятниками его усердия остались: серебряная, позолоченная риза в 23 фунта на иконе Спасителя и такая же на иконе Корсунской Божьей Матери, первая на правой, а вторая на левой стороне иконостаса холодной церкви. В большой колокол для ЕлабужскогоСпасского собора, Красильников приложил триста пудов меди. К тому же Красильников был человек просвещенный и любознательный. Рычков, известный историк, бывший в Елабуге, виделся с Красильниковым, который сообщил ему предание о Чертовом городище, уверяя, что у него были записки о том, собранные его отцом;

но они или сгорели, или утрачены по небрежению. Его предания, как основательные, были Рычковым изданы в свете, на которые ссылается и Эрдман, что отпечатано в журнале «Заволжском Муравье», в первой части издания 1834 года .

Под старость лет Красильникова, медная руда стала оскудевать. Семен Тихонович Красильников скончался в 1809 году. О посещении Рычковым Красильникова смотри главу «Посещение капитаном Рычковым Елабуги», и описание, составленное Рычковым, Чертова городища. В сороковых годах девятнадцатого столетия, по запискам Священника Кулыгинского, в селе Саралях на том месте, где был сад Красильникова, стояли одни только пеньки, дом находился в упадшем виде, где был богатейший медноплавильный завод, там находилась мукомольная мельница; крестьяне принадлежавшие заводу, поступили в государственное ведомство .

Пугачев праздновал свое тезоименитство под именем Петра III-го и день именин цесаревича Павла Петровича и была им устроена усиленная попойка его шайкам, Пугачев, все еще больной, расслабленный, сел на коня. Вот как очевидцы описывают наружность Пугачева: росту он был среднего, но широк в плечах; борода у него была черная, небольшая; глаза быстрые, проницательные: он был в казацкой одежде. По причине болезни не имея сил ехать скоро, он ехал тихо. Перед Пугачевым и за ним тянулись по селу его шайки; в них не было ничего воинственного: вооружены они были дубинками, заостренными кольями, сверху обожженными по тогдашнему обыкновению. Некоторые имели и огнестрельное оружие, взятое из заводов; ибо пушки и ружья, до того бывшие у него во множестве, он потерял при поражениях от Михельсона, выгнавшего его из Оренбургской губернии. Одежда пугачевцев была чрезвычайно разнообразна: одни были в зипунах из овечьей шерсти, другие в суконных дорогих кафтанах, иные в сюртуках, во фраках и в дорогих шубах, даже женских, летом, в жаркое время, обливаясь потом, тащили их на себе, ибо жаль было с ними расстаться; иные в лаптях, котах, сапогах .

Надобно прибавить, что казаки, татары и башкиры еще более придавали разнообразия этим шайкам: они имели свою национальную одежду; у редкого не было назади мешка или пестеря, где они хранили похищенные вещи. У многих на зипуне, чрез плечо, как у генералов, привязаны были красные ленты, как вывески крови; это были избранные из бунтовщиков, которые называли себя капитанами, т. е. люди особенно отличавшиеся грабежом и убийством .

Такой маскарад, конечно, был забавен; но в то время смеяться не было охотников .

В Елабуге с ужасом ожидали прибытия Пугачева; оставшиеся жители Елабуги не знали, на что решиться, а Пугачев со всеми силами был над их головами. В окрестных селениях, сдавшихся прежде, где незадолго был водворен порядок, рассыпались толпы бунтовщиков и начали обижать беззащитных жителей .

Елабужцы собрались близ Спасского собора и, убитые горем, тихо совещались о средствах, которыми бы можно отвратить страшную наступающую грозу. О сопротивлении, как о деле невозможном, никто не смел и слова сказать; вздыхали о майоре Перском, о солдатах, о пушке; но соглашались, что при настоящих обстоятельствах и это было бы недостаточно для их защиты .

После долгих и тяжких дум, Елабужцы решились наконец идти на встречу с иконою Спасителя, на которую надежда в то несчастное время столько раз была спасительна. Они твердо были уверены, что пойдут встречать не императора Петра III, а злодея, которому промысел попустил на время быть владыкою их живота и смерти .

Конечно, Бог и государь выше всего земного; но не будем подвергать строгому суду встречу самозванца с такою процессиею: в ту ужасную эпоху согрешили таким образом не одни Елабужцы. Всемилостивейшая Государыня Императрица Екатерина II, более всех огорченная таким событием, в конце 1775 года обнародовала общее прощение и повелела все дело предать вечному забвению; забудем это и мы: пусть прах усопших покоится в мире .

Относительно Сарапульцев и Елабужцев, здесь можно сделать замечание, которое не будет ни для той, ни для другой стороны обидно. Сарапул*) и Елабуга – ближайшие соседи: оба стоят на одном берегу Камы и одной губернии и епархии. Жители обоих городов по торговле и по соседству между собою сблизились, скумились, сроднились; но между ними, как соседями, подчас заводится разговор о важном для тех и других событии – Пугачевщине. Сарапульцы вмеГород Сарапул был основан во второй половине XVI столетия, он упоминается в Казанской переписной книге 1596 года. В документах XVII столетия Сарапул назывался «Вознесенскою слободою, что на Сарапуле», как видно из переписных писцовых книг, хранящихся в Московском Главном Архиве Министерства Юстиции .

няют им, Елабужским соседям, в вину встречу самозванца;

нельзя не сознаться!

Но Сарапульцы сбивчиво рассказывают о себе, а экстракт их рассказов таков: из Оренбургской губернии приехали к ним два или три казака из партии Пугачева, и они сдались .

Казаки, заразившиеся где-то болезнью, вздумали здесь лечиться на парах. Лекарство это, вместе с болезнью, испарило и изменнический дух их и таким образом спасло Сарапульцев .

До сего времени в Сарапуле показывают место на горе, называемой Старцевою, где была их расправа – виселица. Пугачев, разгромивши Воткинский и Ижевский заводы, самые к нему ближайшие, не был в Сарапуле; а если бы он, с огромными своими силами, вздумал идти на этот город, то, не знаю, что бы они решились сделать?.. Но возвратимся к описанию пребывания Пугачева в Елабуге .

Вследствие совета, священник Николаевской церкви Григорий Михаилов Замятин пошел на встречу Пугачева с напрестольным крестом, одни из жителей Елабуги несли чудотворную икону Спасителя, другие следовали за нею в унынии и безмолвии. За селом, где ныне большая дорога в Сарапул, увидя приближавшиеся с шумом и гамом полчища Пугачева, в страхе остановились. Одна минута – и судьба их должна была решиться .

Пугачев, увидя встречу, остановился, остановились и полчища его, и в ожидании его приказаний, утихли: настала могильная тишина на короткое время. Старшина Елабуги Михаил Кусакин, вместе с жителями, пали ниц, из-под рук высматривая, кого они встречают; но взоры их в то время были слишком омрачены страхом смерти; они думали, что головы их, лежащие на земле, тут и останутся. Пугачев не повторил тех заученных вопросов, которые видны были выше; но без гнева слабым, болезненным голосом сказал, приближаясь к ним на коне: «Вы мятежники, бунтовщики, не сдавались?». Священник отвечал ему: «мы присягали императрице». Такой отзыв Пугачев как будто не слыхал, обратив все свое внимание на икону Спасителя. Потом соскочил быстро с коня, приложился к кресту, приложился и к иконе, сотворив первоначально три земных поклона.

Потом сказал встречающим:

«вставайте». Они встали и смотрели только на него. Очевидцы описали его наружность так: росту он был среднего, но широк в плечах, борода черная, небольшая, глаза быстрые, проницательные; одежда на нем была вполне казацкая .

После такой встречи Пугачев дал приказ, чтобы войска его ни для ночлега, ни просто не заходили в село; и они, не всегда исполнявшие такие повеления, охотно в этом случае оказали примерное повиновение .

Жители Елабуги говорили, что бунтовщиков было несметное число; но историк Броневский пишет, что Пугачев переправился чрез Каму у Осы с двадцатью тысячами. Если присоединить к этому рабочих Воткинского и Ижевского заводов да еще сор, который он, обыкновенно, заметал по дорогам, то число его скопищ, здесь бывших, с достоверностью можно определить двадцатью пятью тысячами, если только не более. По приказу Пугачева одна половина его сброда заняла северную сторону Елабуги, в хлебных полях, а другая к югу, на лугах. Даже сам Пугачев не поехал ночевать в Елабугу, а расположился провести ночь на лугах, в раскинутом хорошо убранном шатре. По преданию еще и теперь указывают место, где был шатер самозванца, не далее полверсты от Елабуги, на видной и открытой площади*). Толпы, расположившиеся на лугах, стали между скрывавшимися в кустах жителями и Елабугой: всякое сообщение пресеклось. Невозможно описать ужаса жителей. Последнее их пристанище вовсе оказалось ненадежным; одна только малая речка Волошка отделяла их от полчищ; невнятный гул их говора доносился к ним и оледенял сердца. Они трепетали за жизнь свою, притаились, *) Так обозначает место Священник Кулыгинский, а Иван Васильевич Шишкин в своей «Истории города Елабуги», пишет на стр. 22-й, что шатер Пугачева был не далее версты от Елабуги при озере Окуневе (по-татарски Алабуга) на открытой и видной площади. Но не надо забывать, что И. В. Шишкин компилировал у Св. О. Кулыгинского .

не смели переходить из места в место, дабы не обратить на себя внимания злодеев, которые всегда легко могли истребить их .

К усугублению их несчастья, река Кама, на берегу которой они расположились, преграждала им путь к дальнейшему побегу .

Многие тихо влезали на высокие осокоры и смотрели, не горят ли оставленные ими жилища, и приникали ухом, не слышен ли вопль избиваемых оставленных ими братий .

В таком отчаянном положении старцы, жены, все вообще, даже самые дети, обращали взоры и сердца ко храму Спасителя и без слов молились, молились усердно, да Господь помилует их. Не в лучшем положении находились и оставшиеся в Елабуге. Они, видя себя со всех сторон окруженными полчищами бунтовщиков, ждали только часа, когда они стиснут, раздавят и уничтожат их; настала ночь, молились Богу и, как пред смертным часом, исповедовались во грехах своих .

На другой день Пугачев, проведши ночь в шатре, встал и за первый долг почел обратить взоры свои на Трехсвятское и – не взвидел его. Полагая, что сонная дремота давит его глаза, он умылся – и снова ничего не видит. Он вздрогнул, сел на место и снова начал протирать глаза, повел ими вокруг, и хотя они были открыты, но не видели ничего; короче: Пугачев ослеп!*) Заметили это его приближенные и изумились .

Весть о том, перебегая из толпы в толпу, поразила всех. Шум и крики утихли; все с трепетом смотрели на Елабугу, особенно на храм Спасителя; какой-то непонятный страх овладел ими, тем более что они ранее слышали о прежних чудесных отражениях, а некоторые и сами испытали это на себе .

Кроме того, бунтовщики, зная, что Михельсон, столько раз поражавший их в Оренбургской губернии, гнался за ними по пятам их, страшились его прибытия. Они боялись, что если он, подоспевши, ударит на них с востока, в тыл, то все они должны погибнуть, вместе и со слепым вождем; ибо избранВнезапная слепота Пугачева, быть может, покажется кому невероятною;

но всеобщий глас народа – глас Божий – достаточно подтверждают истину этого события .

ное ими местоположение в лугах было весьма опасно: по разбитии скопищ, чего они и ожидали, им некуда было бежать из клина, который они заняли. К югу лежала река Кама, к западу крутая гора, на которой находился упраздненный Троицкий мужской монастырь, «что на каменном городище», еще не совсем уничтоженный, величественно красовавшийся своими храмами и окруженный каменною стеною с башнями, монастырь имел вид неприступной крепости; в эпоху нашествия Пугачева в нем еще жили монахи. К северу стояла Елабуга, на жителей которой бунтовщики не могли надеяться; ибо не знали, что она оскудела и в людях и в средствах защищаться, а полагали, если они увидят Михельсона, то, одушевленные надеждою, усугубят поражение; такое положение заставляло их думать совсем не о грабеже, а как бы скорее убраться .

Более всех, как и следовало, был поражен сам Пугачев .

Опасное положение скопищ, предшествующая болезнь, а особенно внезапное ослепление и для него показались перстом Божьим – и он не знал, на что решиться. В сопровождении приближенных, хотел отправиться в Трехсвятское помолиться пред Спасителем; но раздумал потому, чтобы не испугать жителей: столько Пугачев стал набожен!

Наконец, из своих приближенных он выбрал одного и послал в Елабугу помолиться за себя; этого человека здешние, т. е .

Елабужские старожилы, рассказывавшие об этом событии, называют ординарцем Пугачева .

Ординарец смиренно прибыл в храм и пред иконою Спасителя отслужен молебен за здравие императора Петра III .

Говорят, чему трудно поверить, что ординарец просил жителей, чтобы они позволили войскам «государя», как величали самозванца бунтовщики, пройти чрез Елабугу, что было ближе, уверяя именем его в их безопасности .

Ординарец возвратился к самозванцу; последний между тем прозрел, толпы его засуетились и начали готовиться в поход. Собравшись, они потянулись из лугов к селу по дороге, которая лежала близ Николаевской церкви; она и ныне та же. Жители Елабуги ужаснулись; побежали в свои дома, заперлись, окошки закрыли ставнями и в щели робко смотрели в ожидании, что из этого выйдет. Жены, не смея громко рыдать, всхлипывали, прижимая детей своих к сердцу .

На самой дороге, по которой надобно было проходить, стояла башня, двери ее были отворены и чрез них потянулись пешие и конные толпы Пугачева .

Они не оборачивались, смотрели на дома, но шли своею дорогою. Надобно было проходить близ храма Спасителя; крещенные бунтовщики снимали шапки, крестились и кланялись;

самые татары и башкирцы говорили: Алла! Не сделавши никакого неблагопристойного поступка, они вышли из Елабуги, и пошли по дороге к селу Лекареву. Бунтовщики, озираясь назад, шли тихо и безмолвно, как будто предводительствовал ими не Пугачев, а какая-то непостижимая сила .

В шести верстах за логом, перешедши мост на речке Танайке, у деревни Колосовки* они отдохнули, и будто вырвавшись на волю с прежних тяжких работ заводских, Нерчинских рудников, фабричных, крепостных и из тюрем, в которых, не исключая их вождя, редкие не были, они зашумели, закричали, или лучше, как рассказывают, «заорали, загагайкали», так что вся окрестность, переливаясь в эхо, загрохотала .

Из Елабуги Пугачев пошел на Мамадыш город, принадлежащий Казанской губернии, находящийся от Елабуги в 40 верстах, где при самом городе переправился чрез реку Вятку и провалился навсегда. Убыток здешнему месту он причинил только тот, что потоптал хлеб и потравил луга, – потеря не велика, особенно тогда, когда каждый час надобно было благодарить Бога, что голова еще на плечах .

Михельсон, гнавшийся за Пугачевым по пятам, в Трехсвятском не был. Он, вероятно, рассчитывал, что после такой саранчи (насчитывают всех бунтовщиков, проходивших * В селе Танайке бунтовщики были встречены жителями Танайки с иконами, хлебом, солью и со всею честью .

чрез Елабугу до 20-ти тысяч) нельзя будет найти для войска ни удобства, ни продовольствия, пошел от Елабуги к северу в 30 верстах по большой бывшей тогда дороге, называемой Арскою и переправился чрез реку Вятку, где ныне Шунский перевоз, близ татарской деревни Шуни .

Такая окольная дорога Михельсона была предметом осуждения многих лиц. Если бы Михельсон разбил Пугачева у Елабуги, у города Мамадыша или далее, то город Казань не пострадал бы, – погибель Казани огорчила императрицу Екатерину II-ю и привела в уныние народ .

Хотя Пугачев вышел из границ не только нынешнего Елабужского уезда, но и Вятской губернии, следовательно должен бы выйти из границ статьи нашей, но считаю нелишним сообщить еще несколько подробностей .

Громами, молниями и кровавыми дождями разразились черные тучи Пугачева над другими местами сильными и крепкими. Трудно поверить, каким образом село, малое, ничтожное, забвенное, среди всеобщего разрушения, в местах, которые проходил разрушитель, одно могло уцелеть, тем паче, когда оно было причиною его ярости, к чему подали повод долговременное сопротивление и истребление его передовых полков; но это подлинно было так, только чудо могло спасти Трехсвятское – Елабугу. Здесь Пугачев был сам не свой и забыл, что он разбойник .

Когда сонмища грабителей и губителей удалились со своим вождем и вся опасность миновалась, тогда, по извещению о сем, возвратились в свои жилища и скрывшиеся в кустах жители, и какая радость, и какой восторг!.. Обрекши на погибель оставшихся в селе знакомых, друзей, родственников, они увидели их здоровыми, невредимыми. Угодно было Промыслу, чтобы ни один волос не потерялся с голов жителей богоспасаемой Елабуги. Дома их были целы, имение не было расхищено. В радости они обнимали друг друга и почли первым долгом принести искреннюю, сердечную благодарность Богу Спасителю, пред Его изображением, Который внял их молениям во дни скорби и печали. Одно только отравляло их радость. Они скорбели о своих пастырях, удалившихся в Казань, которой несчастная участь скоро сделалась известною. Живы ли они, не слышно ли чего о них, это было предметом их забот и вопросов; но и они в конце июля прибыли благополучно. Новая радость!.. В то несчастное время они более всех из жителей Елабуги претерпели страданий и мучений, и смерть под разными видами близко являлась к ним;

в возмездие за то они долго здесь были пастырями в любви и почтении у жителей и в преклонных летах опочили в мире .

Протоиерей Иоанн Александров скончался в 1784 году в октябре месяце 60 лет от роду, как записано в метриках Елабужского Спасского собора .

Скажем здесь еще нечто о крестьянах окрестных селений, которые неволею или волею корысти присоединились к толпам Пугачева и пошли на Казань; посмотрим, как они возвратились. В 1845 году они умерли все, а лет за четырнадцать или за десять были еще некоторые в живых, и священнику о. Кулыгинскому, описавшему нашествие пугачевцев и Пугачева на Елабугу, случалось слышать их рассказы о том .

В 1845 году многие крестьяне говорили о. Кулыгинскому, что или дед или отец их ходили на Казань, а сущность их рассказов одинакова: шли они до Казани, как паны; первый от Елабуги город Мамадыш встретил их с иконами; села, деревни сдавались; пили, ели, что хотели, брали, что понравится, взяли и Казань – цель своего похода – какое богатство!.. Дорогие одежды, шелковые, бархатные, вещи серебряные, золотые, таскались по улицам; набивали карманы деньгами. Но это приволье недолго продолжалось, на другой день пришел полковник Михельсон и начал рубить и стрелять бунтовщиков, многие были убиты, другие взяты в плен, и все рассеяны. Все побежали каждый к своему дому; но вот задача: как перебежать из Казани до своего местожительства, более 200 верст?

Обстоятельства совершенно изменились: по разбитии и рассеянии шаек Пугачева, о чем слух уже везде распространился, жители тех мест, где они теперь проходили, как победители, вооружились вилами, топорами, косами для принятия дорогих гостей, которые бежали совсем безоружные и даже боялись взять какую-нибудь дубинку как знамя бунта Пугачева;

многие из них были лишены жизни, следующие за ними бегущие толпы, слыша о такой невзгоде, не стали заходить в селения, далеко их обегали; но поставленные караулы находили их вдали, где они опять попадали в руки ожесточенных крестьян. Ради унижения, коленопреклонения и имени Христова, некоторые были милуемы; они их отпускали, обыскавши наперед, нет ли с ними подозрительных вещей .

Многие по незнанию места заблуждались и гибли в лесах от голода, вдали от селений. Днем они не смели бежать, а скрывались в лесах, даже болотах, где совсем погрузившись в воду, прятались с головой под большие лопушки и, мало поднявши их, переводили дыхание, как дикие подстреленные утки; потому весьма редкие с радостью увидели свои дома и принесли в дар семействам одну свою жизнь, как особенное благодеяние Божие .

Так кончилась для Елабуги эпоха Пугачевщины, страшная вначале и продолжении и столько отрадная в окончании .

Только семьдесят лет протекло от ея события до 1845 года, времени описания этого события первым Елабужским летописцем, священником о. П.Н. Кулыгинским, но время, говорит он, уже успело положить на ней печать свою. К полноте описания ея многого не достает: здешние старцы имя и отчество своего любимого защитника, майора Перского (а не Пермского, как ошибочно называет его о. Кулыгинский на основании предания, исказившего его фамилию) забыли; начальника гусар и прозвания припомнить не могут, числа месяцев не все удержались в их памяти. Не много нужно времени – оно и остальным очевидцам закроет глаза (продолжает о. Кулыгинский), рассказы в устах потомков будут изменяться и удаляться от истины более и более и, наконец, могут совсем исчезнуть .

Это было не последнею причиною, (говорит священник о. Кулыгинский, оканчивая свою статью о пугачевцах и Пугачеве в Елабуге) собрать рассеянное и совокупить воедино. Отцу Кулыгинскому, как урожденцу города Елабуги, в малых летах действительные события Пугачевщины более сказок врезались в память, а после, руководствуясь повествованиями очевидцев и стариков, так достоверными, он и составил эту статью .

К сему можно добавить, что повествование о. Кулыгинского о защите Елабуги от нападения Пугачевцев подтверждаются историческими данными, документами, уцелевшими от эпохи Пугачевского бунта, а также и учеными исследованиями по описанию Пугачевского бунта, что даже можно видеть из тех сведений, которые мною помещены в этой статье. Что же касается пребывания Пугачева в Елабуге, то и это нисколько не противоречит тем данным, которые имеются о походе Пугачева на Казань и подтверждается путем его шествия, а также сохранившимся о сем событии народным преданием*) .

Переименование села Трехсвятского – Елабуги в уездный город Елабугу, Вятского наместничества и открытие в городе Елабуге присутственных мест 31 декабря 1780 года 11-го Сентября 1780 года дан был Государыней Императрицей Екатериной II-й указ Сенату, коим повелено было открыть Вятскую губернию по учреждениям, изданным в 7 день ноября 1775 года. Приводим его в копии, напечатанной в книге «Столетие Вятской губернии». Т. 1-й. Сборник материалов к истории Вятского края 1780–1880, стр. 2-я .

*) Сохранилось предание, что Ел. мещ. Могунов был силою захвачен толпами Пугачева, но тайно сбежал, с этой поры получил прозвание Казакова, и потомки его более известны под этим прозванием, чем под настоящею фамилиею .

Указ Нашему Сенату .

«Всемилостивейше повелеваем Нашему Генерал-Поручику, правящему должность Генерал-Губернатора Нижегородскаго, Костромскаго и Вятскаго, Ступишину исполнить в Декабре нынешняго года по учреждениям нашим в 7 день Ноября 1775 года для управления губернии изданным равномерно и в Вятском наместничестве, составя оное из 13-ти уездов, а именно: Вятскаго, Слободского, Кайгородскаго, Котельническаго, Уржумскаго, Орловскаго на Вятке, Яранского, Царевосанчурского, Глазовского, Елабужского, Малмыжскаго, Сарапульскаго и Нолинскаго. Вследствие чего, все те селения, кои назначиваются быть городами для приписания к ним уездов переименовать городами и учередить, на основании новых городов. Новгородской губернии городу Хлынову, переименовав оный Вяткою, быть губернским; к сей губернии причислить от Казанской губернии, из Казанскаго уезда до 109,000 душ из Козмодемьянского уезда до 40 душ, из Царевококшайского уезда до 1,000 душ от Оренбургской губернии из Оренбургскаго уезда до 20 душ, да из Уфимскаго уезда до 3,000 душ, також и селения башкирския кои найдутся внутри сея отделяемыя части, а впрочем назначение границ онаго наместничества с прикосновенными ему предоставляем на соглашение Генерал-Губернаторов и правящих ту должность, о котором так как о числе душ сколько куда прописано или к другим отчислено будет имеют они донести Нашему Сенату. (пол. собран. закон .

№ 15058) Подлинный подписан собственною Ея Императорскаго Величества рукою тако:

«ЕКАТЕРИНА»

В С.-Петербурге Сентября 11-го дня 1780 года .

Исполнение этого Высочайшего указа было возложено на Генерал-Губернатора Ступишина, которым и было торжественно открыто в городе Вятке Вятское наместничество 18-го декабря 1780 года. После открытия присутственных мест в городе Вятке, Генерал-Губернатором Ступишиным Алексеем Алексеевичем были командированы чиновники для торжественного открытия уездных городов и уездных присутственных мест; в город Елабугу был командирован для открытия присутственных мест советник Вятского наместнического правления Живоглотов. Со стороны епархиального начальства назначены присутствовать при торжестве открытия уездных городов особо командированные лица. Акт открытия уездных присутственных мест происходил по нарочно составленному церемониалу.*) Всюду, с вечера в церквах города отправлялось всенощное бдение. На другой в 8 часов утра собирались к прибывшему для открытия лицу дворяне (если они были), члены присутственных мест, купечество и мещанство того уезда .

Собравшиеся следовали с слушанию литургии таким порядком:

Впереди четыре рядовых .

Два капрала .

Один обер-офицер .

Городничий .

Прибывший для открытия .

Секретари и приказные шли по обе стороны один за другим, старшие впереди .

Уездный судья (только в Царевосанчурске, так как положено было иметь на все наместничество один только суд) .

Уездный казначей .

Земский Исправник .

*) См. Столетие Вятской губернии. Т.1-й, стр. 26–27-я .

Его заседатели, по два в ряд .

Градской голова .

Два бургомистра .

Два ратмана .

Словесный судья .

Расправный судья .

Его заседатели .

Купцы и мещане (где оные были), по два и по три в ряд .

Четыре рядовых, по два в ряд .

По окончании литургии везде произносилось приличное случаю слово, а зетем читался манифест 1775 года и указы об открытии наместничества; далее следовала присяга тем членам, которые у оной еще не были, после нее молебен с коленопреклонением и водоосвящением. При восклицании многолетия происходил колокольный звон, продолжавшийся целый день .

По окончании молебствия, прибывший для открытия присутственных мест со всеми членами отправлялся в помещения оных, где, по освящении водой, произносилась духовною особою речь, а затем разводились судьи по их местам, открывалось первое заседание, причем читались статьи законов. Таким образом, 31-го декабря 1780 года, были открыты присутственные места в Елабуге. Из присутственных мест в городе Елабуге были открыты: уездное казначейство, нижний земский суд и нижняя расправа. Городовой магистрат в городе Елабуге по неимению купечества и мещанства открыт не был .

Привожу ниже выписку из штатов, утвержденных при открытии Вятского наместничества в г. Елабуге:*) *) Из книги «Столетие» Вятской губернии. Т. 1-й. Стр. 42–43 .

Штаты и список лиц, поступивших на службу при открытии Вя4тского наместничества

–  –  –

Из вышеприведенной выписи мы видим, что при преобразовании пригородка Елабуги в уездный город были открыты следующие присутственные места: уездное казначейство, нижний земский суд, нижняя расправа. Самым первым представителем правительственной власти в каждом уездном городе был городничий, должность которого была в VII классе;

городничие должны были заведывать полицейскими делами города, власть городничих была не многим менее власти воевод, которые до 1780 года правили городами. Первым городничим в городе Елабуге* был поручик Николай Товарищев, он по должности городничего получал большой оклад жалованья, чем другие правительственные лица, как например, казначей, исправник, расправный судья, равное с городничим жалованье получали: уездный землемер и городской и уездный доктор, уездный стряпчий получал меньшее сравнительно с городничим жалованье. Начальник уездного казначейства, уездный казначей определялся чрез каждые три года, он имел в своем заведывании все казенные доходы города и уезда и был их хранителем. Должность уездного казначея по штатам 1780 года была в IX классе; первым уездным казначеем в городе Елабуге был капитан Иван Семенов, уездный казначей получал жалованья 250 рублей. Следующим учреждением по расписанию штатов был нижний земский суд .

Нижний земский суд, состоявший под председательством капитана, или земского исправника, следил за охранением благочиния и добронравия и порядка, наблюдал за исполнением законов со стороны проживавших в уезде дворян и сельских обывателей, приводил в исполнение повеления губернского управления и решения палат и других судебных мест, надзирал за производством торговли, за верностью мер * В 1708 году, при разделении России на 8 губерний к «Пензе Казанской губернии был приписан городок Елабуга, построенный во дворцовом селе Трехсвятском». Городком этим до 1729 года заведовали воеводы, которые назначались из приказа большого дворца, а с 1729 года он управлялся дворцовыми управителями, посылаемыми из дворцовой канцелярии; потом управители назначались из среди жителей .

и весов, искоренял бродяжничество и имел попечение об исправном содержании дорог и мостов. Кроме того на земского исправника или капитана было возложено: 1) принятие мер против прилипчивых болезней и скотского падежа; 2) предупреждение насилий; 3) искоренение скопищ воров и беглых;

4) препровождение войск; 5) принятие предосторожностей от пожаров; 6) поощрение сельских обывателей к земледелию и к составлению хлебных магазинов на случай неурожая;

7) попечение о призрении поселянами своих нищих, убогих и увечных. Должность капитана или земского исправника была IX класса, годовой оклад жалованья был 250 рублей .

Первым капитаном или земским исправником в городе Елабуге был секунд-майор Кондратий Постников. Нижняя расправа учреждена для однодворцев прежних служб служилых людей, также крестьян государственных, дворцовых и ямщиков и чинила суд над поселянами своего округа во всех их делах гражданских и уголовных. Председателем в нижнем земском суде был расправный судья, на помощь расправному судье выбирались из местных жителей четверо заседателей .

Должность расправного судьи была IX класса, годовой оклад жалованья расправному судье был 250 рублей. Первым расправным судьею в городе Елабуге был коллежский асессор Матвей Лебедев .

Городовой магистрат составлял низшую степень суда для лиц городского сословия во всех их делах, уголовных и гражданских. При городовом магистрате положено было иметь сиротский суд для купеческих и мещанских вдов и малолетних сирот. Городовой магистрат в городе Елабуге в 1780 году открыт не был по неимению купечества и мещанства, а был уже открыт в конце XVIII столетия .

Кроме вышепоименованных учреждений и должностей была учреждена должность уездного землемера, который должен был размежевывать спорные земли и составлять планы земельных владений. Должность уездного стряпчего была учреждена для того, чтобы уездный стряпчий наблюдал за скорейшим и правильным решением дел в присутственных местах, уездный стряпчий получал жалованья 150 рублей в год .

Первый со времени открытия учреждений и присутственных мест в Елабуге в 1780 г. уездный стряпчий был поручик Филипп Соловьев, должность уездного стряпчего была XI класса .

Первым уездным землемером в Елабуге был поручик Алексей Кондратьев, уездный землемер получал жалованья 300 рублей в год. Что же касается до медицинской помощи, то ее не было не только в Елабуге, но и во всей Вятской губернии, в списке при учреждении штатов 1780 года не значилось ни одного доктора, ни одного лекаря, вероятно, по недостатку людей специально к тому подготовленных .

Город Елабуга, при учреждении присутственных мест и преобразовании из села в уездный город, имел 376 домов, жителей в Елабуге насчитывалось 966 человек, которые до открытия наместничества числились дворцовыми крестьянами .

Жители занимались земледелием, сплавом хлеба в низовые города. В это время в городе было три церкви: одна каменная и две деревянных; город Елабуга находился при реке Тойме, в 3-х верстах от реки Камы. Как в городе Елабуге, так и в уезде, фабрик и заводов не было, за исключением трех медиплавительных заводов.* Пред преобразованием Елабуги из села в уездный город для благоустройства города приведена важная мера. Так в Елабуге, как и во всех городах России, существовало вредное обыкновение хоронить покойников при церквах. Обыкновение сие уничтожено Императрицею Екатериною II-ю и вследствие этого в 1770 году кладбища отведены за город, и при кладбище устроена деревянная церковь во имя Живоначальной Троицы, перенесенная из упраздненного Троицкого мужского монастыря, который находился на каменном городище в Елабуге .

* Из заводов замечателен Каринский медплавительный завод Семена Красильникова, основанный в 1732 году. На заводе было 4 печи, рудников считалось 25, работами занимались 35 человек и выплавлено в 1781 году меди 104 пуда 20 фунтов. С этого количества десятинного сбора причиталось в казну 10 пудов 10 фунтов. Лесом заводовладелец пользовался отпускаемым из казны .

В 1781 году для однообразного ведения канцелярского порядка в уездных присутственных местах и для разъяснений недоразумений, встречавшихся при самом производстве дел, правитель Вятского наместничества Степан Данилович Жихарев командировал разных чиновников, так, между прочими, в город Елабугу был командирован верхнего земского суда заседатель майор Филиппов и стряпчий губернского магистрата Чекалев. Не успели некоторые из командированных лиц окончить еще возложенного на них поручения, как была получена от генерал-губернатора, при циркулярном предписании, подробная инструкция для ревизии присутственных мест, а потом посланы были новые члены для производства ревизии, так в Елабуге и Сарапуле подробно осматривал присутственные места советник Живоглотов .

В конце 1781 года, ноября 16 дня последовало Высочайшее повеление произвести четвертую ревизию и как сказано в указе: «При сближении двадцатилетнего времени после бывшей в 1763 году генеральной ревизии предложили Мы по всей Империи Нашей учинить новую ревизию с тем, чтобы оная в 1783 году окончена быть могла». По силе этого указа, ревизия производилась «посредством сказок подаваемых о каждом селении»; сказки эти к 1-му июля 1782 года о городском населении подавались городовыми магистратами городничим, а о сельских жителях в нижние суды. Затем городские и нижние земские суды, составив ведомости о числе народа, отсылали их, вместе с точными копиями сказок, в казенную палату, о дворянских селениях и людях – в уездный суд, о городовых жителях – в городовые магистраты и о селениях казенного ведомства в нижние расправы. Казенная палата, в свою очередь, по проверке ведомостей и сказок, один экземпляр представляла в Сенат, а другой в казначейство, сообразуясь в последнем случае «с округами, куда селения и жители принадлежат» .

Из ведомости о числе жителей в городах и округах Вятского наместничества по четвертой ревизии 1782 года, напечатанной в книге «Столетие Вятской губернии», том 1, стр. 220–221-я, мы видим, что в городе Елабуге было жителей 11 купцов, мещан не было ни одного, дворцовых крестьян было 1033 человека, дворовых людей было два. В означенной ведомости не включено, по неимению сведений, числовых данных о количестве священно-церковно-служителей, чиновников и канцелярских служителей и лиц военного ведомства в городах и селениях Вятского наместничества .

В Елабужском округе жителей было 26440 человек мужского пола. В царствование Императрицы Екатерины II-й все города, при образовании губерний вошедшие в их состав, получили нарочито составленные для них гербы. Тогда же в 1781 году получила свой герб г. Елабуга, Высочайше утвержденный 22 мая 1781 года. Для города Елабуги был составлен следующий герб: на серебряном поле сидящий на пне дятел, пень долбящий. Дятел на гербе Елабуге был нарисован потому, что в окрестностях Елабуги в лесах водилось множество птиц сего рода*) .

Назначенные для выбора селений, которые можно бы преобразовать в города, чиновники осматривали многие села по реке Каме, как-то: Свиные горы, Тихие горы, Икское Устье;

но село Трехсвятское нашли преимущественно удобным, так как, оно ранее уже называлось городком, пригородом, имело * По поводу составления гербов профессор Лохвицкий пишет: «открывалось обильное поприще для фантазии тогдашнего герольдмейстера Волкова. Он сочинял эти гербы десятками за один раз, щиты делал очень богатые – золотые, серебряные, лазоревые, а для герба избирал какой-нибудь предмет местного производства или остаток древности, часто просто какуюнибудь вещь, название которой было созвучно с названием города. Так Котельничу был дан герб с изображением котла (конечно золотого)… Но для селения Нолинск, переименованного в город, ничего другого не мог найти Волков, кроме летящего лебедя, «которого птицы, не останавливаясь в окрестностях сего города, мимо пролетают». Г. Алабин передает: «в Вятке существует курьезное предание, что первоначальным гербом г. Нолинска (бывшее село Ноли, которое получило название от р. Ноли, протекающей в 11/2 верстах от этого города)… были два ноля. Но рисунок этого герба показался неудобным, не получил утверждения и заменен ныне существующим гербом». «Двадцатипятилетие Самары» Алабина, 1877 г., стр. 632 и 633-я. Изд. Стат. Ком. На верхней половине герба Елабуги губернский герб – на золотом поле из облака рука держащая лук со стрелою, на нижней герб Елабуги на серебряном поле «дятел на пне сидящий и пень долбящий» .

удобное географическое положение, было сравнительно с другими густо населено, в нем было три церкви и, кроме того, Елабуга была известна своею геройскою защитою от нападения шаек пугачевцев. Жители Трехсвятского – Елабуги были дворцовые крестьяне, некоторые из них записаны рыбаками и в известных местах реки Камы и озерах ловили рыбу, которой обязательное количество возили в Москву для царского стола, за что и было пожаловано им довольно значительное количество лучшей земли. Означенными землями жители Елабуги владели и даже после уничтожения рыболовства по имеющейся у них жалованной грамоте; но так как при генеральном межевании оную не представили, то во всех этих лугах и землях было им отказано, а отданы они в общее владение. После открытия города крестьяне, не желая расстаться с владеемыми ими землями, немногие пожелали записаться в купцы и мещане, и более двух третей остались в своем звании. Когда же впоследствии, при отводе выгона к городу, луговые статьи поступили во владение онаго и начали отдаваться в арендное содержание, то крестьяне постепенно стали записываться в купцы и мещане, но и за всем тем до тысячи душ остались в первобытном звании. Наконец, после бывшего в 1850 году в городе Елабуге опустошительного пожара, все они выселились особою слободою смежно с городом, которую и назвали в поддержание прежнего наименования «Трехсвятскою», и пользуются превосходным количеством земли и леса .

Слобода Трехсвятская с трех сторон окружает город Елабугу .

(История Елабуги. Ив. Шишкина, стр. 35–36) .

В 1782 году Елабужский исправник доносил Вятскому губернатору, что жители селений, расположенных по рекам Камы и Вятки, много терпели от разбойничьих партий, которые «разъезжали по реке Каме и сухим путем, человек до шестидесяти, с полным при них оружием, причиняли жителям великие грабительства и тиранства. К сбережению себя от таких злодеев ни откуда помощи получить были безнадежны .

По таковым обстоятельствам напоследок несколько остережены и охранены были живущие на берегах рек обыватели разъездами земских исправников по Каме и Вятке в лодках с двумя или тремя солдатами, приданными от городничих, и собранными от волостей обывателями, и расставлением от таковых обывателей в селениях по берегам на высоких местах на караулы». Разбои также происходили нередко и в последующие годы; обыкновенно, они начинались со вскрытием рек и оканчивались осенью. (Сарапул. Исторический очерк, составил священник Николай Блинов, страница 44) .

Вятское наместничество, открытое в 1780 году, существовало до 1798 года, когда оно при тех же самых пределах преобразовано было в губернию .

Учреждение полицейского управления В июле месяце 1782 года, по предложению генерал–губернатора Ступишина, приступлено было, согласно Высочайше утвержденному уставу благочиния, к устройству в Вятском наместничестве полиции. Во всех 13 городах Вятского наместничества предположено иметь по управе благочиния, в которой бы заседали городничий, два пристава уголовных и гражданских дел и два ратмана; в городе Елабуге и других, как неимевших магистратов, вместо ратманов, предназначались для заседания в управе по два выборных человека, с жалованьем, равнявшемся окладу, получаемому сельскими заседателями нижнего земского суда, то есть по 60 рублей в год .

В уездных городах полицейских частей открыто не было, а только последовало разделение на кварталы. Так, город Елабуга был разделен на три квартала. По уставу благочиния положено было иметь в каждом квартале от 50 до 100 домов .

Кварталом управлял квартальный надзиратель и имел при себе помощника в лице квартального поручика, выбираемого гражданами из среды граждан того квартала, а в случае неизъявления желания принять на себя эту обязанность к таковой должности допускался кто-либо из чиновников .

Вместо частных приставов в каждом уездном городе находился сержант, который являлся помощником городничего. Ведению управы благочиния подлежали те же самые предметы, которые возложены были ранее на городничих, причем для руководства был дан составленный особо наказ. Для надзора над строением и для снятия планов в наместничество назначены были архитектор с двумя помощниками и двумя архитекторскими учениками. Для осмотра по кварталам каждого города больных и для пользования полицейских чинов и служителей были определены: доктор или штаб-лекарь, лекарь, два подлекаря и два лекарских ученика. В каждом уездном городе под начальством городничего находилась воинская команда .

В 1785 году, в силу состоявшегося в 21 день апреля месяца Высочайшего манифеста, последовавшего на основании жалованной грамоты, по которой были дарованы права и преимущества дворянству, приступлено в Вятском наместничестве к составлению родословной книги дворянам, проживающим в Вятском наместничестве, «дабы, как сказано в грамоте, доставить каждому благородному дворянскому роду тем наипаче способие продолжать свое достоинство и название наследственно, в поколение непрерывно, непоколебимо и невредимо от отца к сыну, внуку, правнуку и законному потомству, пока Богу угодно продлить их наследие». Для составления родословной дворянской книги дворянство каждого уезда из своей среды выбаллотировало на три года депутатов для того, чтобы эти депутаты вместе с губернским предводителем дворянства, имели попечение о действительном составлении и продолжении той дворянской родословной книги по данному для того наставлению. Всех изъявивших желание записаться в эту книгу по Вятскому наместничеству 127 лиц .

В дворянскую родословную книгу внесены были: во-первых, роды действительного дворянства, то есть те, которые Высочайше пожалованы были в это достоинство; во-вторых, лица военной службы, дослужившиеся до обер-офицерских чинов, и, наконец, в-третьих, лица гражданского ведомства, имевшие чины не ниже VIII класса .

Собственно же в Вятском наместничестве считалось тогда дворян, имевших поместья, «менее 20 персон мужского пола», а крепостных крестьян числилось до 8400 душ. Многими имениями владели лица женского пола; иногда в одном и том же селении проживали крестьяне, принадлежавшие нескольким владельцам. Дворянские имения находились тогда в 6 округах наместничества, а именно: в Царевосанчурской, Малмыжской, Елабужской, Яранской, Уржумской и Глазовской .

В Елабужской округе крепостных селений было 16 и в них числилось 887 душ крестьян, принадлежащих 12 лицам. Самой крупной землевладелицей считалась помещица Тевкелева, которая имела в двух селениях до 540 душ; в вотчинах же некоторых мелкопоместных владельцев приходилось не более восьми человек на селение. (Столетие Вятской губернии, т.1, стр. 232–233) .

Городская обывательская книга и учреждение общей городской и шестигласных дум Одновременно с грамотою, дарованною дворянству, дана была грамота на права и выгоды городам Российской империи, которою не только подтверждены прежние права и преимущества городов и граждан, но и предоставлялись еще новые .

По этому новому городовому положению приступлено было в Вятском наместничестве к составлению в каждом городе его городской обывательской книги, а потом и к учреждению общей городской и шестигласной дум там, где это было возможно, то есть кроме городов Елабуги, Глазова и Нолинска, в коих по неимению купцов и мещан, магистратов еще не существовало .

В городскую обывательскую книгу велено было записать всех обывателей города, чтобы тем доставить «каждому гражданину свое достояние от отца к сыну, внуку, правнуку и их наследию». В каждом городе для составления такой книги избраны из граждан староста и депутаты, на обязанность старосты возлагалась подготовительная работа – составить по данной форме алфавитный список всем жителям города, и этот список им представлялся городскому голове, который затем вместе с депутатами и составлял самую книгу. Обывательская книга подразделена была на шесть частей, по числу различных классов городских обывателей. В первую часть записывались все жители города, имевшие дома или иное строение, или место, или землю; во вторую часть ея занесено было купечество погильдийно*) в третью – все приписавшиеся в цехи; в четвертую – включены иногородние и иностранные гости, приписавшиеся к городу для промыслов, работы и вообще мещанских занятий; в пятую**) именитые граждане и, наконец, в шестую – посадские люди, то есть «старожилы города, или поселившиеся, или родившиеся, кои в других частях обывательской книги не внесены, промыслом, рукоделием или работою кормились в том городе» .

О противозаконной торговле некоторых купцов в городе Елабуге в 1787 году С развитием городов развивалась и торговая деятельность в них, но некоторые лица из купечества городов Елабуги, *) Со времени нового городового положения к первой гильдии принадлежали те, которые объявили капитал от 10 до 15 тысяч рублей; ко 2-й объявившие капитал от 5 до 10 тысяч рублей и, наконец, для записи в третью гильдию нужно было объявить капитал от 1-й до 5 тысяч рублей .

**) К именитым гражданам причислялись: 1) служившие по выборам в городских должностях, получившие уже звание степенных и потом снова служившие по выборам в заседателях словесного суда или магистрате или, городским головою; 2) ученые, имевшие аттестаты от академий или университетов;

3) архитекторы, живописцы, скульпторы и композиторы (художники), состоявшие членами академическими или имевшие академические свидетельства и признанные достойными, также по испытанию в высших учебных заведениях русских; 4) капиталисты, объявившие капиталы от 50 и более тысяч; 5) банкиры, занимавшиеся переводом денег и объявившие капитал от 100 до 200 тысяч рублей; 6) занимавшиеся оптовой торговлей и 7) кораблехозяева, отправлявшие за море свои корабли .

Котельнича, Яранска, Царевосанчурска, Глазова, Уржума, принадлежавшие к 3-й гильдии, вели торговлю несоответственно объявленным ими капиталам, что явно служило в ущерб государственного интереса; а потому генерал-губернатор Мещерский дал предложение Вятскому наместническому правлению остановить таковые противозаконные действия их .

В предложении этом указаны лица, допускавшие неправильную торговлю в следующем: по городу Елабуге – купцы Андрей Мыльников, Иван Загуменинов и Егор Лепаев производили в городе и уезде закупку хлеба, воска, масла коровьего сала и кож и из закупаемого отправляли: хлеб по Каме и Волге до городов Ярославля и Рыбинска; мед и воск на Ирбитскую ярмарку, а масло, сало и кожи в Казань .

Перечисление города Елабуги и Елабужского округа церквей из Казанской в Вятскую Епархию в 1791 году Указом Святейшего Правительствующего Синода от 13-го марта, последовавшим на имя преосвященного Лаврентия Епископа Вятского и Великопермского, коим приказано было принять в его ведение состоявшие ранее в ведении Казанского епархиального начальства в городах и округах Елабуги, Царевосанчурска, Уржума и Малмыжа и частью, Нолинского, Глазовского и Сарапульского округов восемьдесят восемь (88) церквей, а 33 церкви отчислены в ведение Казанского Преосвященного .

Краткие статистические данные о городе Елабуге в 1796 году В 1796 году город Елабуга, переименованный из дворцового села, имел три церкви, из них одна была каменная и две деревянных и 430 домов; жителей числилось 1213 душ, а именно купцов 97, мещан 60 и 1056 дворцовых крестьян. Елабужское купечество вело торговлю на капитал 67, 725 рублей .

В 1792 году в городе Елабуге второй гильдии купцов было 10, третьей гильдии было 13, мещан 6. Из этих сведений мы видим, как быстро развилась торговля города за четыре года и увеличилось число купцов с 23 до 97, а число Елабужских мещан увеличилось с 6 до 60 .

По именному Высочайшему повелению, последовавшему в 12 день декабря 1796 года, все наместничества, в том числе и Вятское, преобразованы в губернии, управляемые губернаторами. В Вятской губернии положено было быть 10 уездам, то есть Вятскому, Слободскому, Глазовскому, Сарапульскому, Елабужскому, Уржумскому, Нолинскому, Орловскому, Котельническому и Яранскому .

В 1797 году, благодаря заботам вновь открытой Вятской врачебной управы, жители города Елабуги изъявили желание устроить у себя больницу, но была ли открыта в Елабуге больница, сведений о том не сохранилось .

Открытие магистрата в городе Елабуге в 1798 году В феврале месяце 1798 последовало открытие городового магистрата в городе Елабуге. В члены магистрата выбраны и утверждены в звании бургомистров Василий Вавилов и Василий Шишкин; в звании же ротмистров Василий Бусыгин, Степан Могунов, Петр Родознаев и Назар Алметев. Первым городским головою был Вавилов Иван Степанович с 1795 по 1798 год .

Предание суду Елабужского комиссара фон Сантфлебена в 1800 году В 1800 году была произведена вторая сенаторская ревизия Вятской губернии сенаторами Спиридоновым и Лопухиным, во время этой ревизии был предан суду Елабужский комиссар, коллежский асессор фон Сантфлебен: «...по сомнениям на него, в притеснении для лихоимства, основанным даже и на разнообразных показаниях многих людей и за вероломный его, свойствам коммисара неприличный, противозаконный и жестокий поступок в держании большого числа людей в тяжелой неволе, наипаче означенного новокрещена Григория Тимофеева в колодках на руках и на ногах и в полуторопудовой щепе, что единственно обнаруживает злоупотребление власти, бесчеловечное и правды чуждое расположение; и в чем он по следствию изобличен и судом уже опорочен, а потому, его Сантфлебена, отреша тотчас из места его, за присмотром препроводить к суждению в 1-й департамент палаты суда и расправы, где и кончи оное скорее по всей строгости законов». Такая резолюция была наложена сенаторами на дело Елабужского комиссара Фон-Сантфлебена .

Город Елабуга в начале XIX столетия В начале XIX столетия в городе Елабуге было 1366 жителей, из этого количества большинство составляли удельные крестьяне 1059 человек, купцов 162 человека, мещан 85 человек .

Всех домов в городе было 437 и три церкви: Спасский собор, Покровская и Никольская церковь. Занимая выгодное географическое положение, Елабуга принадлежала к числу наиболее богатых и торговых городов Вятской губернии .

Открытие в городе Елабуге уездного училища в 1809 году 25 июля Елабужское уездное училище считается старейшим, по времени учреждения в Вятской дирекции*). Своим открытием и существованием в первое время Елабужское уездное училище *) В Вятке уездное училище открыто в 1812 году, в Сарапуле и Яранске в 1817 году, а в Слободском в 1819 году. Император Александр 1-й 5-го Ноября 1804 года, утвердил устав учебных заведений, к числу которых относились и уездные училища, подведомые университетам. Цель учреждения уездных училищ состояла, во-первых, в том, чтобы подготовить юношество для гимназии, если родители пожелают дать детям лучшее воспитание, и во-вторых, в том, чтобы открыть детям различного состояния необходимые познания, сообразные состоянию их и промышленности .

обязано частному лицу, так много и так бескорыстно потрудившемуся для просвещения и образования жителей города Елабуги, протоиерею Спасского собора Павлу Юрьеву, имя которого должно быть незабвенно в хронике этого училища .

В 1892 году в рекреационном зале училища, с разрешения Министра Народного Просвещения, поставлен портрет Юрьева, когда он был протоиереем, а в учительской комнате, когда он был игуменом. По отзывам современников протоиерей Юрьев был энергичный, образованный и горячо любивший просвещение человек. Из искреннего, совершенно бескорыстного желания – содействовать успехам просвещения в родном городе – он первый выразил мысль основать в Елабуге учебное заведение. С этою благородною целью в 1808 году он пожертвовал свой собственный каменный одноэтажный дом на соборной площади в вечные времена Министерству Народного Просвещения, снабдил училище на первый случай необходимыми пособиями. Правительство с благодарностью приняло это пожертвование, и 25 июля 1809 года, с разрешения Г. Министра Народного Просвещения графа Завадовского, по предписанию попечителя Казанского учебного округа Румовского, директором Рапиновым было открыто в городе Елабуге первое в Вятской губернии уездное училище. С 25 июля 1809 года по 22 октября 1812 года протоиерей Павел Юрьев без всякого вознаграждения исправлял должность законоучителя и смотрителя этого училища «с отменным старанием, по единому только усердию к пользе сего училища», как сказано в выданном ему в 1813 году аттестате от училищного комитета при Казанском университете. В скором времени он выстроил на училищном дворе еще другой деревянный дом и передал его со всеми службами также в вечное казенное владение. «На сооружение всех этих домов, – говорится в том же аттестате, – он употребил все как отеческое наследственное, так и благоприобретенное имущество». Впоследствии, когда умерла его жена, протоиерей Павел Юрьев принял монашество и сделался игуменом Орловского (Вятской губернии) монастыря, где окончил свою жизнь скоропостижно. Он был отравлен своим послушником*) .

Открытие Елабужского уездного училища сопровождалось большою торжественностью. При делах училища имеется копия с акта открытия, взятая с таковой же копии из дел Вятской гимназии. Мы считаем нелишним привести ее здесь в подлиннике. «Сего 1809 года, июля 25 дня, в г. Елабуге открыто уездное училище. Накануне все чиновники и граждане извещены были о том всерадостном дне и поутру, в 8 часов, при собрании учеников, прибыли в училищный дом – голова городской с гражданами и господин городничий со всеми чиновниками, откуда во время обедненного звона имели шествие парадом в Спасский собор для молитвы и слушания литургии, которую совершал соборный протоиерей Павел Юрьев и, прилично торжественному дню сему, говорил с трогательным выражением проповедь о пользе и необходимости наук .

По окончании литургии, Подателю всех благ Господу Богу о здравии Его Императорского Величества и всего Августейшего Дома Его совершено было молебное пение с коленопреклонением; при возношении многолетия к Царю Царствующих о помазаннике Божьем Императоре Александре 1, учинены 23 пушечных выстрела. Потом имели шествие обратно: питомцы, граждане и чиновники, где и ожидали священнодействия. По принесении святых икон отправлен в училищном доме молебен с водосвятием и при возгласе многолетия, здравия и спасения Благодеющему всея России Монарху, сделан 31 пушечный выстрел; потом директор училищ Рапинов читал копию с именного Его Императорского Величества указа, данного Правительствующему Сенату 24-го января 1803 года об устроении училищ и распространении наук в Российской Империи, также читал избранные статьи из предварительных *) По преданию, послушник всыпал яд в стакан с чаем в то время, когда отец игумен был вызван по хозяйственным делам из своей кельи. Означенное предание я слышал от некоторых старожилов города Елабуги .

правил народного просвещения и говорил приличную тому случаю речь об образовании юношества .

После сего говорил учитель 2-го класса Виноградов; наконец, смотритель училища, протоиерей Павел Юрьев, принявший должность законоучителя, учинил предначинательное учение юным питомцам в законе Божьем – которых поступило 29 разного чина и звания .

В продолжение того времени на всех лицах множества стекшихся градожителей обоего пола живо изображалась печатлеющаяся радость, которую возрождал назидательный дух Российского Монарха, и вместе с тем соединял в них сердечное умиление .

Общество градское дало в доме училищном обеденный стол, и во время пития за здравие Его Императорского Величества произведена пушечная пальба; ввечеру училищный дом был иллюминован и дан бал, при игрании для всего города на училищном балконе духовой инструментальной музыки, с пушечной пальбой до 3 часов пополуночи. В тот же день всему собранию предложено, чем кому угодно от щедрот своих споспешествовать для открытия училища, которому и пожертвовано 262 рубля ассигнациями» .

По подлинному списку пожертвовано при открытии уездного училища разными лицами 262 рубля и портрет Императора Александра 1-го .

Вот имена первых жертвователей:

1) Надворный Советник Ак. Перимов

2) Коллежский Асессор Мих. Репин

3) Надворный советник Егор Герман

4) Поручик Иван Товарищев

5) Коллежский Асессор Мармылев

6) Купец Аким Ворожцов

7) Дворянский заседатель Петр Пироговский..... 5 р .

8) Сарапульский купец Иван Зубков

9) Войска Донского Поручик Жиногоров............ 5 р .

10) Иерей Василий Сперанский

11) Иерей Максим Замятин

12) Губерн. Секр. Николай Товарищев................. 27 р.50 к .

13) Секретарь Феодор Коисин

14) Купеческий сын Тимофей Могунов................ 5 р .

15) Иерей Савватий Фалесов

16) Мещанин Василий Филаретов

17) Мещанин Петр Лепаев

18) Сарапульский уездный судья Княгин............ 10 р .

19) Мещанин Егор Лисин

20) Учитель 1 класса Александр Чарушин: портрет Императора Александра 1-го

21) Купца Акима Ворожцова шестилетний сын Ипполит

22) Купца Михаила Зубкова пятилетняя дочь Татьяна серебряный рубль

____________

Итого: 262 р .

Первым смотрителем и вместе законоучителем был протоиерей Павел Юрьев. Первыми учителями новооткрытого училища были: Иван Виноградов, учитель II класса, из студентов С.-Петербургского педагогического института 2-го отделения; Иван Чарушин, учитель 1-го класса, окончивший курс в главном народном училище; последний обучал и рисованию, но без жалованья .

При открытии уездного училища в Елабуге учащихся в нем было 29 человек .

Дворян и чиновников.........13 Духовного звания..................5 Разночинцев и крестьян..... 6 Новое училище принесло большую пользу, главным образом, для детей чиновников, дворян и духовенства; дети мещан, крестьян и разночинцев учились первое время в ограниченном количестве. Тогда существовал обычай отдавать детей «на выучку» старым пономарям. Таким образом, на первых порах уездное училище служило общеобразовательным заведением для детей местной интеллигенции. С 1809 года по 1823 год число детей чиновников и духовенства постоянно превышало число детей купцов, мещан и крестьян .

Но с 1823 года число последних начало превышать число первых: в первые два десятилетия существования училища дети чиновников и дворян составляли большую половину учащихся, в 3-е и 4-е десятилетие их была лишь одна четвертая часть, а в 5-е десятилетие только одна шестая часть .

По уставу 1804 года учитель 1-го класса преподавал: 1) катехизис и священную историю, 2) чтение книги о должностях человека и гражданина, 3) русскую грамматику, 4) чистописание, 5) правописание, 6) правила слога; учитель II класса –

7) всеобщую географию и начальные основания математической географии, 8) географию России, 9) всеобщую историю, 10) Российскую историю, 11) арифметику, 12) начальные основания геометрии, 13) начальные основания физики и естественной истории, 14) начальные правила технологии, имеющие отношения к местному положению и промышленности, 15) рисование .

Первым почетным смотрителем был дворянин СреднийКомашев .

В числе других учеников, поступивших при открытии уездного училища в Елабуге, в списке значится Петр Кулыгинский, бывший впоследствии священником Покровской церкви города Елабуги и законоучителем Елабужского уездного училища, написавший историю Елабуги .

До пожара, бывшего в 1850 году, училище помещалось в доме, пожертвованном протоиереем Юрьевым. (Из книги «Елабужское городское трехклассное училище». Историческая записка Н. И. Кутше, 9–14 стр.) .

Пленные французы в городе Елабуге в 1813 и 1814 году

Во время войны с французами в 1812, 1813 и 1814 году для жительства пленных французов назначено было первоначально пять губерний: Вятская, Пермская, Оренбургская, Саратовская и Астраханская, а впоследствии их стали селить и в другие губернии .

Содержание пленным давалось не равномерное, смотря по чинам; так, генералу выдавалось по 3 рубля в сутки, полковнику и подполковнику по 1 рублю 50 копеек, майору по 1 рублю, обер-офицеру по 50 копеек и нижним чинам по 5 копеек .

Пленных в Вятскую губернию присылали партии, начиная со второй половины 1812 года. По спискам, представленным городничими, видно, что в октябре 1813 года число пленных в губернии простиралось до 1954 человека, в том числе 54 офицера. А затем всех пленных в Вятской губернии считалось до 5851 человека, в числе их находились: французы, итальянцы, иллирийцы, португальцы, испанцы, швейцарцы, саксонцы, поляки, баварцы, виртембергцы, австрийцы и прусаки. Размещены были они по городам и находились под присмотром полиции. Между пленными был и один генерал Вандом, проживавший сначала в Москве, где его принимали в лучших домах, но когда об этом слух дошел до Государя Императора, то Ему благоугодно было заметить, что «Вандом по своему неистовству и злобному нраву, достоин презрения во всей Европе, так как он даже и в своей армии был не только лишен начальства, но и отослан из армии, а потому и сослать его в Вятку, с приказанием следить за его нравственностью и за теми, где он будет принят». Генерал Вандом был прислан в январе 1814 года, для лучшего надзора за Вандомом в Вятке поместили его в одном доме с городничим. Проживавшим в Вятской губернии пленным разрешено было искать заработков для улучшения их материального быта; так, знающие фабричное и заводское дело помещены были на фабрики и заводы, другие отданы в услужение частным лицам, а в городе Сарапуле пленные французы занимались, по добровольному соглашению, земляною работой при сооружении каменной ограды вокруг Воскресенского собора и при постройке огромной колокольни Покровской церкви. Одному из пленных Леонарду Мишель дозволено было, с разрешения Министра Народного Просвещения, заниматься в Вятке преподаванием наук. Всем военнопленным, по Высочайшему повелению, предлагали поступить на русскую военную службу, но почти все французы отказались. Так, например 18 января 1813 года, Глазовский земский исправник доносил губернатору: «...всем оным пленным, так как они природные французы, объявив Высочайшее Его Императорского Величества повеление о приглашении их на нашу военную службу, но они приняли сие с надменностью, отозвались презрительно, что Российская служба по дисциплине и по числу жалованья им не нравится и потому никто желания своего вступить в оную не изъявил». Впрочем, некоторые пленные итальянцы и голландцы согласились принять русское подданство и вступить в военную службу .

В конце октября 1813 года последовало Высочайшее распоряжение об освобождении всех находящихся в губерниях баварцев, «по случаю соединения с нами Баварского двора» .

По этому случаю в Вятской губернии освобождены были 45 офицеров и 181 нижних чинов. Затем в ноябре и декабре последовательно были освобождены все пленные, принадлежащие к национальностям, входящим в состав Рейнского союза. Многие из пленных, проживавшие в Вятской губернии, не могли освоиться с довольно суровым климатом ея и нашли в ней себе могилу .

В 1814 году управляющий министерством полиции потребовал сведения о количестве больных и умерших пленных .

По собранным данным, начиная с прибытия французов в Вятскую губернию и до сентября 1814 года, больных было 1516 человек, из которых 623 умерло. Остальные или выздоровели, или «продолжали находиться в слабом состоянии, хотя и годны к отправке домой» .

По заключении мира сделано было распоряжение об освобождении остальных пленных. Но в начале 1815 года вышло вновь Высочайшее повеление о том, чтобы пленные, находящиеся еще в России, были задержаны. В Вятской губернии в то время уже не оставалось ни одного пленного. Но задержанная в Пскове партия пленных французов, препровождавшихся на родину, была отправлена в Вятскую губернию, куда и прибыла в сентябре. Все пришедшие в этой партии, пленные (122 нижних чина и 15 офицеров) были оставлены в Орлове. Впрочем, в январе 1816 году и они получили свободу .

(См. столетие Вятской губернии, т. 1-й стр. 349-350) .

Что же касается пребывания пленных французов в городе Елабуге, то из документов о пребывании пленных французов в Елабуге мы видим, что французы вступили в Елабугу 5 марта 1813 года и оставались в Елабуге по 13 июня 1814 года .

Французы были в Елабуге 1 год 3 месяца и 7 дней. За это время на них израсходовано на жалованье офицерам 1662 рубля 50 копеек. На жалованье нижним чинам 3398 рублей 85 копеек. На провиант нижним чинам 3851 рубль 49 копеек, всего 8912 рублей 14 копеек. Деньги выдавались французам под расписки. Книги представлены на ревизию в казенную палату в 1814 году в июне или в июле месяце. Городским головою был Мыльников. Продовольствием заведовал выборный из общества купец Василий Фирстов в 1813 году, а в 1814 году мещанин Тарас Судаков. Каждый нижний чин из пленных французов получал по 5 копеек в день .

В 1813 году пленных французов в Елабуге было:

В Марте 101 нижний чин, 4 офицера .

В Апреле 101 нижний чин, 4 офицера .

В Мае 87 нижних чинов, 4 офицера .

В Июне 87 нижних чинов, 4 офицера .

В Июле 95 нижних чинов, 4 офицера .

В Августе 69 нижних чинов, 4 офицера .

–  –  –

Начало постройки каменной Покровской церкви в г. Елабуге В 1813 году начали строить в городе Елабуге настоящую каменную церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы на пожертвования прихожан по сборной книге, выданной из Елабужского Духовного Правления*) в 1776 году. Каменная Покровская церковь была окончена постройкой в 1820 году и в том же году была освящена. Каменная Покровская была построена на месте обширной деревянной Покровской церкви, которая была третья по счету со времени основания Покровской церкви во второй половине XVI столетия при царе Иване Васильевиче Грозном, вскоре после покорения Казани .

Царем Иваном Васильевичем Грозным был пожалован вновь основанной Покровской церкви образ Трех Святителей, от которого русское поселение, основанное на урочище «Елабуге», начало называться селом Трехсвятским. Образ Трех СвятиНа сборной книге, выданной для постройки Покровской церкви, находится следующая надпись: «сборная книга выданная из Елабужского Духовного Правления Казанского уезда Зюрейской дороги Елабужского заказа дворцовой Елабужской волости села Елабуги Покровской церкви церковному старосте того же села дворцовому крестьянину Алексею Васильеву сыну Рудознаеву для записи сборных доброхотных дателей прибыльных... в 1776 году» .

телей сохраняется до сего времени в Покровской церкви .

В Покровской церкви ведутся метрики с 1716 года .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Рабочие программы/ аннотации рабочих программ Базовая часть Аннотация рабочей программы дисциплины "История: история Русского Севера и Арктики" ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ 1. Целью освоения дисциплины является формировании целостного образа Севера и Арктики и систематизации истории Русского Севера и Арктики...»

«shiny_nexen_letnie_kupit_v_spb.zip Трубанева альтинг с гдз по узконаправленному зеленчуку к юаню биболетовой 8 кизиль выучит связно перепоручить домашние переписывания а причём шутливо задерживаться самообразованием. В научном наращении мы отомстили энергоблок исподнизу вы молод...»

«DOI: 10.15393/j9.art.2008.275 Е. Н. Монахова Санкт-Петербург "ТАК, ТЫ ПРАВ, ОРАКУЛ ФРАНЦИИ." ПОЭМА А. С. ПУШКИНА "РУСЛАН И ЛЮДМИЛА" В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ИСТОРИИ ЭПОХИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА Восходит к смерти Людовик В виду безмолвного...»

«ЮЖНЫЙ КАВКАЗ – ВРЕМЯ ВЫБОРА А. Крылов ВНЕОЧЕРЕДНЫЕ ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В АБХАЗИИ 24 августа 2014 г. в Республике Абхазия состоялись внеочередные президентские выборы. В списки избирателей было внесено 142.664 человек, в голосовании приняли участие 99.996 человек (70% изби...»

«КОДЕКС КОРПОРАТИВНОЙ ЭТИКИ ФГИК “РАЗМАХ” ПРИНЯТ СОВЕТОМ АКЦИОНЕРОВ КОМПАНИИ ОТ 19.10.2015 КОДЕКС КОРПОРАТИВНОЙ ЭТИКИ ФГИК "РАЗМАХ" Кодекс - один из основных регламентирующих документов, определяющий правила внутренней жизни компании и ее взаимоотношения с внешним миром. На протяжении многолетней истории к...»

«Государственное казенное учреждение "Курганская областная научная медицинская библиотека"ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ. ЮБИЛЕИ ИВАН ИВАНОВИЧ МОЛЛЕСОН К 170-летию со дня рождения Обзор жизни и деятельности первого русского санитарного врача...»

«МОСКВА Издательство АСТ УДК 821.161.1-3 ББК 84(2Рос=Рус)6 Ф82 Книга публикуется в авторской редакции Фрай, Макс Ф82 Вторая линия. Рассказы и истории разных лет / Макс Фрай. — Москва: Издательство АСТ, 2017. —...»

«programma_slezheniya_na_android.zip 2 нед. 2 нед. Единственный минус в том, что функционал приложения небольшой, поэтому если вам нужна программа с широким функционалом, то вам лучше всего установить другой мобильный шпион. Их можно прочитать и прослушать, даже если они были сразу удалены. Последнее редактирование: 3 мес. Напр...»

«Литература 1. Barblan A. 2001. Academic Cooperation and Freedom of Movement in Europe: What was and What will be. Higher Education in Europe.2. Bazhenova E. 2013. Content Analysis of the Category Academic Mobility of Students. Middle-East Journal of S...»

«УДК 378 Ю.Н. Рюмина, г. Шадринск Добровольческая деятельность студенческой молодежи как направление социального служения В статье рассматриваются исторические и теоретические аспекты социального служения молодежи. Особое внимание уделяется добровольческой деятельности студентов вуза как форме...»

«Министерство культуры и туризма Свердловской области ГКУК СО "Свердловская областная межнациональная библиотека" ДАЙДЖЕСТ Екатеринбург, 2012 ББК М 79 Редакционная коллегия: Автух Ф. Р. Колосов Е. С. Кузнецова Е. Н. Лебедева Т. В. Шурманова Т. В. Мордва и древнерусское госу...»

«Арсланов Рафаэль Амирович, Мосейкина Марина Николаевна ТРЕБОВАНИЯ К ОБЪЕМУ ЗНАНИЙ ПО ИСТОРИИ РОССИИ КАК ИНСТРУМЕНТ ОЦЕНКИ ГОТОВНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН ИНТЕГРИРОВАТЬСЯ В РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В статье рассматривае...»

«0050466"^ Мухтарова Динара Муслимовна ГЛАГОЛЬНЫЕ СЛОВОСОЧЕТАНИЯ В АВАРСКОМ ЯЗЫКЕ В СОПОСТАВЛЕНИИ С РУССКИМ Специальность 10.02.20 сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕ...»

«УДК 26(470.32) МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВЕНСТВА В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв. (по материалам Тамбовской и Воронежской губерний) В.Н. Фурсов, Е.А. Ледовских Кафедра истории России, ФГБОУ ВПО "Воронежский государственный педагогический университет", г. Воронеж; elen...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2017. № 46 УДК 821.161.1 DOI: 10.17223/19986645/46/13 В.А. Суханов А.П. ЧЕХОВ В ТВОРЧЕСКОМ СОЗНАНИИ Ф . ГОРЕНШТЕЙНА: ПИСАТЕЛЬ КАК ЧИТАТЕЛЬ...»

«Белорусский государственный университет (название высшего учебного заведения) УТВЕРЖДАЮ Декан филологического факультета И.С. Ровдо (подпись) (дата утверждения) ИСТОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ ГЕРМАНИИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И...»

«История Поместных Православных Церквей Н.А. Ерундов СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ МОНАСТЫРСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ОБЪЕДИНЕННОМ КНЯЖЕСТВЕ ВАЛАХИИ И МОЛДАВИИ ПРИ КНЯЗЕ АЛЕКСАНДРЕ КУЗЕ (1859–1866) Статья посвящена вопросу секуляризации собс...»

«^Чоцгнал i жизнь ПРОБЛЕМЫ СЕКУЛЯРИЗАЦИИ В ОБЩЕСТВАХ СО МНОГИМИ РЕЛИГИЯМИ С 27 по 30 ноября в Ташкенте проходил советско-индийский симпозиум "Проблемы секуляризации в обществах со многими религиями: опыт СССР и Индии". С советской стороны симпозиум был организован Институтом этнографии АН СССР совместно с...»

«Институт экономики, управления и права (г. Казань) Главная редакция книги "Память" Посвящается 70-летию Сталинградской битвы Великая Отечественная война советского народа: история и современность Материалы Всероссийской на...»

«рекламные кампании • IPA Рекламные Идеи № 1/2004 Marmite: или ты любишь его, или ненавидишь! Серебряный приз в конкурсе IPA Effectiveness Awards 2002 Marmite в 2002 году Заказчик: Unilever Bestfoods исполнилось 100 лет Агентство: BMP DDP Вы пробовали тради...»

«Готнога Александр Васильевич ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЕ И МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ: ПРОБЛЕМА ДЕМАРКАЦИИ В статье анализируются проблема демаркации идеалистического и материалистического понимания истории. Показано, что структуралистская и постмодернистская интерпретации марксизм...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.