WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Ф.Х. ГУТНОВ СКИФСКИЕ ПОРТРЕТЫ К узловым проблемам древнейшей истории юго-восточной Европы и Передней Азии относится круг вопросов, связанных со скифами. Скифские материалы весьма значимы также для ...»

-- [ Страница 6 ] --

167). В.А. Кузнецов отмечает, что на аэрофотоснимке Нижне-Архызского городища «в северо-восточной части «цирка» четко видна вытянутая с юга на север длинная шестиугольная постройка, далеко выходящая за окружность круга» (Кузнецов В.А., 1993 б, с. 110) и являвшаяся более ранним сооружением. Постройка подобной формы, естественно, не была бытовой. Видимо, это более ранний храм. Аналогии данной культовой шестиугольной постройке в аланских древностях мне не известны Но в Средней Азии, по данным Масуди, в Х в. известны шестиугольные храмы Сатурна у манихеев, астральные культы которых возникли на основе зороастрийских (Кызласов Л.Р., 1999, с. 199). В связи с отмеченным наблюдением звезд в древности на Нижнеархызском городище (Демаков А.А., 1999, с. 4-7), о чем свидетельствуют чашечные камни с изображениями созвездий, заметим, что наблюдение звезд — одна из характерных черт зороастризма (Авеста, Тиштр-Яшт). Зафиксированные следы горения в виде углей и золы в «круге» предполагают наличие священной части зороастрийского храма — помещения, где сохранялся вечный огонь. Таким помещением могла быть пристройка с внутренней стороны в восточной части «круга» (Демаков А.А., Фоменко В.А., 1999, рис. 6). В круге найден глиняный горшок, заполненный древесным углем, возможно, в такой посуде сохранялся и поддерживался чистый огонь, доступ к которому имели только жрецы (Гуревич Л.В., 1990, с .

81) .

Аланские святилища огня, например, Алхан-Калинского городища, сопровождаются многочисленными останками жертвенных животных — лошадей и овец (Кузнецов В.А., 1992, с. 286). В Нижне-Архызском круглом храме нет костей животных, что также говорит в пользу его зороастрийской принадлежности. Битые кости животных, обломки керамики и другой хозяйственный мусор попали на территорию круглого храма уже после того, как он был заброшен .



По всей площади храма найдены каменные диски, по мнению А.А .

Демакова и В.А. Фоменко, являющиеся составной частью астрономических визиров круга. Вероятно, эти каменные диски изображали солнечный диск. Крылатый диск «фараор» — единственное изображение, которое допускается чистым зороастризмом (Терапиано Ю., 1993, с. 16) — и доныне венчает вход в храмы у парсов (Бойс М., 1988, цветная вклейка) .

Таким образом, на территории Западной Алании зафиксированы два зороастрийских храма огня: «кафедральный» — в Нижнем Архызе и местного значения — на Хумаринском городище .

При дальнейших разысканиях зороастрийских святилищ необходимо обратить внимание на обследование вершин гор, т.к. именно на вершинах гор, по сообщению Геродота (I, 131,132), персы приносят жертвы Зевсу (Ахура-Мазде). Так, культовые постройки зафиксированы в XIX в. на вершинах гор-лакколитов Пятигорья — Бештау (Каталог выставки..., 1902, с. 8) и Машук (кольцевое сооружение из камня). К сожалению, в настоящее время на вершинах обеих гор построены рентрасляторы и древние сооружения уничтожены .

В начале XX в. краеведом Е.П. Савельевым была опубликована журнальная заметка «Храм солнцепоклонников на горе Бештау». Мной был произведен осмотр объекта, описанного в заметке. На восточном склоне центральной вершины горы Бештау, на вершине Есенинских скал, находится интересный природный объект — пирамидальной формы камень высотой около 3-3,5 м с куполообразным помещением внутри и широким отверстием арочной формы, обращенным на восток. Камень столь причудливой формы возник благодаря эоловой эрозии (Сафронов И.Н., 1953, с. 26). С площадки скалы перед камнем открывается широкая перспектива в восточном направлении. Каких-либо древних предметов вблизи камня нет. Поэтому подтвердить или опровергнуть догадку Е.П .



Савельева нельзя .

Однако существование зороастрийских храмов огня должно дополняться специфическими погребениями по зороастрийскому погребальному обряду .

Одним из его свидетельств являются захоронения очищенных человеческих костей (Авеста, Видевдат, 6, 50,51). На территории Средней Азии одним из типов костехранилищ были оссуарии керамические, каменные, алебастровые (Рапопорт Ю.А., 1971), появившиеся в V-IV вв. до н.э. (Вишневская О.А., Рапопорт Ю.А., 1997, с. 158) и широко бытовавшие в VII-IX вв .

В начале 1970-х гг. на юго-восточном подножии горы Верблюд, в 10 км западнее г. Железноводска, при земляных работах у хут. Порт-Артур был найден керамический оссуарий — яйцевидный сосуд охристого цвета, содержавший человеческие кости. К сожалению, ныне этот оссуарии утерян. Место находки в середине 1980-х гг. осматривал археолог В.А .

Фоменко, что отражено в его записях, хранящихся в архиве Железноводского музея. Позже, в 1997 г., мной были проведены разведки у г. Верблюд, выявившие поселение и городище VI — нач. VIII вв. на западном склоне и западной вершине горы, а также руины недостроенной крепости в седловине горы. Датировка крепостных стен, сохранившихся на высоту 2,5 м, затруднена в связи с отсутствием археологических находок. В архиве пятигорского археолога Н.М .

Егорова, хранившемся у В.А. Кузнецова, есть сведения о древней мощеной дороге, зафиксированной в 2 км севернее горы Верблюд, по правому берегу р. Кумы. По мнению В.А. Кузнецова, данный участок входил в систему дорог, связанных с функционированием Шелкового пути (Кузнецов В.А., 1993а, с. 33). Дальнейшие исследования у горы Верблюд, возможно, выявят и другие памятники, свидетельствующие о проникновении зороастризма .

На территории Западной Алании в VII-X вв. известно несколько типов погребальных сооружений: «земляные» катакомбы, грунтовые могилы, каменные ящики, склепы, кремационные захоронения и скальные погребения. Зороастрийская идея изоляции мертвого тела человека от священных стихий земли и воды (Авеста, Видевдат, 6, 46, 8), исключает из возможных типов зороастрийских погребений подземные катакомбы, грунтовые могилы, каменные ящики, подземные склепы .

Кремирование же трупа каралось смертью (Видевдат, 8, 73, 74) .

В VII в. на территории Западной Алании появляется новый тип погребений, а именно захоронения в скалах. В настоящее время библиография по вопросу о происхождении скального обряда погребения на Северном Кавказе насчитывает не один десяток статей .

В 1971 г. выходят две работы, посвященные рассмотрению скальных захоронений Карачаево-Черкессии и района Кисловодска — Т.М. Минаевой и А.П. Рунича. Начиная именно с этих работ, наметились два основных направления в интерпретации возможных причин возникновения скального обряда, однозначно связываемого с аланами (Минаева Т.М., 1971, с. 112), и, предположительно,— с проникновением болгар (Рунич А.П., 1971, с.177, 178). Позже А.П. Рунич уже не отождествлял погребения в скалах с болгарами. Тогда же были выделены два основных типа скальных захоронений — в искусственно вырубленных камерах и в естественных скальных навесах, расщелинах, гротах с изоляцией тела с помощью каменного заклада (Минаева Т.М., 1971; Рунич А.П., 1971, с .





167-178). Эта типология может быть дополнена только отдельными деталями конструкций. Также с аланами данный тип погребений связывался Е.П. Алексеевой (1971, с. 92), В.А. Кузнецовым (1992, с .

215), И.В. Каминской (1989, с. 141; 1991, с. 51, 52; 1993, с. 82) .

«Загадочность» появления скальных погребений позволила ряду исследователей искать в носителях этого обряда тюрок, болгар, адыгов. Гипотеза А.П. Рунича о возможной связи скальных погребений с болгарами нашла поддержку у В.Б. Ковалевской (Ковалевская В.Б., 1981, с. 89). В пользу тюркской принадлежности скальных погребений высказался Х.Х. Биджиев (Биджиев Х.Х., 1983, с. 59). Более обстоятельно версия о алано-болгарской принадлежности погребений в скалах сформулирована А.А. Демаковым (Демаков А.А., 1990, с. 36-47) .

Рассмотрим аргументы, приведенные исследователями в пользу тюркской принадлежности «скальников». В 1960-х гг. в советской археологии общепризнанными считался факт принадлежности керамических котлов с внутренними ручками болгарскому этносу (Кузнецов В.А., 1964, с. 34Поскольку на 1971 г. котлы в Предкавказье были найдены только в районе скальных погребений, то было высказано предположение о возможной связи скальных погребений с проникновением тюрок-болгар (Рунич А.П., 1971, с. 177, 178). По данным Г.Е. Афанасьева и О.В Лопан, котел с внутренними ручками встречен в катакомбном захоронении VII в. в могильнике Клин-Яр у Кисловодска (Афанасьев Г.Е., Лопан О.В., 1996, с. 20). Котлы также встречены и в кремационных захоронениях VIII в. в районе Кисловодска (консультация В.А. Лученкова). Это означает, что данный тип посуды использовался всем населением Кисловодской котловины, практиковавшим разные погребальные обряды .

Кроме этого, расселение болгар в Кубано-Терском междуречье и переселение той части алан, которая практиковала катакомбный обряд погребения, на Дон исследователи датируют началом VIII в. (Кузнецов В.А., 1997, с. 166), а скальные погребения появляются не позднее середины VII в .

Болгары в VI-X вв. хоронили в грунтовых ямах, в частности, с заплечиками (Плетнева С.А., 1981, с. 70, рис. 45). Известны единичные болгарские «грунтовики» на могильниках других этнических групп, например, на кремационном Молдавановском могильнике VIII-IX вв. в Закубанье (Тарабанов В.А., 1997, с. 24-27). В Кисловодской котловине на могильнике у Катыхинской балки, рядом со скальными погребениями, на склоне исследованы катакомбное захоронение IX в., склеп и болгарские захоронения в узких грунтовых ямах (консультация В.А. Лученкова). Это говорит об исключительной устойчивости болгарского погребального обряда .

Заметим, что скальных погребений нет в других местах расселения болгар, где есть скальные выходы. Один из таких районов — Ставропольская возвышенность. По результатам разведок В.Н .

Каминского в 1992 г. на Татарском городище VIII-X вв., авторских (совместно с А.Ф. Ермаком) в окрестностях Татарского городища, горы Бударка и городища VIII-Х вв. у ст. Темнолесской, а также авторских в 1999 г, близ городищ VIII-X вв. на горе Стрижамент, можно сделать вывод, что скальных погребений VIII-X вв. на Ставропольской возвышенности нет. Хотя в округе названных городищ множество естественных скальных навесов и гротов .

В качестве возможного прототипа северокавказских скальных захоронений в естественных «нишах» Х.Х. Биджиев и А.А. Демаков видят тюркские скальные захоронения на Алтае. По сообщению В.И.Соенова, на 1991 г. на Алтае выявлено 18 пещер, гротов и расщелин скал, содержавших человеческие останки. Помимо погребений, это могли быть следы «кровавых человеческих жертвоприношений» (Соенов В.И., 1991, с. 21, 22). В.И. Соенов не охарактеризовал, что это за «кровавые жертвоприношения», может, это захоронения очищенных от мяса и расчлененных останков (?). Наиболее ранние захоронения относятся к гунно-сарматскому времени, но автор предполагает и наличие более ранних захоронений (Соенов В.И., 1991, с. 22), связанных с догуннским и дотюркским временем на Алтае. Да и причины возникновения скального обряда на самом Алтае пока не ясны: 18 скальных захоронений на Алтае пока не могут послужить прототипом для тысяч скальных погребений на Северном Кавказе. Отметим, что погребения в естественных пещерах, датированные ранее VII вв., известны на территории Пятигорья, на горе Развалка и Селитряных скалах у г. Железноводска. Одно из погребений этого пещерного могильника датируется V в .

В пользу тюркской принадлежности скальников приведен еще один аргумент: наличие тюркских рунических надписей, найденных С.Я .

Байчоровым (Биджиев Х.Х., 1983, с. 60). Кроме С.Я. Байчорова, ни одному археологу, исследовавшему скальные погребения, — А.П. Руничу на Хасауте, Эшкаконе и в Кисловодской котловине, Т.М. Минаевой в Карачаево-Черкесии, А.А. Демакову в Нижнем Архызе и Теберде, Е.И .

Савченко в Мощевой Балке, И.В. Каминской на Большой Лабе и Урупе, — не посчастливилось найти ни одной рунической надписи. Обнаруженные Т.М. Минаевой тамгообразные знаки, выбитые близ свальных погребений (Минаева Т.М., 1971, рис. 14, 17, 22), не говорят об их синхронности, т.к. в некоторых скальных погребениях есть надписи XIX-XX вв. на русском языке. Если в дальнейшем тюркские рунические надписи будут найдены в скальных захоронениях и будет доказана их синхронность, то это лишь засвидетельствует факт принятия некоторыми тюрками аланского погребального обряда. Не оставляют болгарам места среди погребенных в скалах и данные антропологов (Алексеев В.П., 1971, с. 233-240; Герасимова М.М, 1986, с. 27, 28) .

Таким образом, нет ни одного сколь-нибудь весомого аргумента в пользу болгарской или иной тюркской южносибирской принадлежности погребенных в скальных могильниках .

По мнению А.А. Иерусалимской и Е.И. Савченко, в скальных погребениях хоронили представителей адыго-аланских племен (Иерусалимская А.А., 1984, с.43, 44; Савченко Е.И, 1996 б, с.130;

1999, с. 136). В районе Большой Лабы и Урупа отмечено проживание алан, адыгов и тюрок на одних и тех же городищах VIII-X вв., что соответственно фиксируется, по мнению И.В. Каминской, погребениями в скалах, каменных ящиках и кремациями (Каминская И.В., 1989, с. 141;

1993, с. 82). Скальных погребений западнее Урупа, на территориях, занятых в раннем средневековье адыгами, не известно. В могильнике Мощевая Балка краниологическая серия наибольшее сходство обнаруживает с группами аланского происхождения (Герасимова М.М., 1986, с. 28) и местный пласт прослеживается пунктирно. То есть, сосуществование алан и адыгов в VIII-IX вв. не привело к появлению одного народа — адыго-алан, и говорить можно лишь об аланах и адыгах без знака равенства .

Адыгский пласт населения в VII-IX вв. на территории Центрального Предкавказья (Хасаут), по предположению А.А. Иерусалимской, прослеживается также на основании ряда типов верхней одежды и одного типа обуви со швом вдоль подметки (Иерусалимская А.А., 2000, с. 60) .

Можно предположить обратное, что названные типы верхней одежды и обувь со швом вдоль подметки фиксируют аланский пласт населения на адыгских территориях. Несколькими строками ниже А.А. Иерусалимской сделан вывод о восприимчивости одежды к иноземной моде, особенно на трассе Шелкового пути, что почти исключает ее из этномаркирующих признаков .

В заключение «этнического» экскурса вновь повторимся. За исключением пунктирных следов местного кавказского субстрата, прослеживаемого по данным палеоантропологии, нет причин видеть в погребенных в «скальниках» болгар, других тюрок и адыгов .

Археологи уже высказывали версии о причинах появления скального обряда у алан. Общеизвестно предположение Т.М. Минаевой, что аланы начали хоронить в скалах из-за малоземелья (Минаева Т.М., 1971, с .

141). Естественно, данная версия неоднократно подвергалась критике (Рунич А.П., 1975, с. 75). Большинство же исследователей, даже предлагая свои версии, в заключении оставляли вопрос о причинах возникновения обряда погребения в скалах открытым (Биджиев Х.Х., 1983, с. 66; Демаков А.А., 1990, с. 47; Кузнецов В.А., 1997, с .

160) .

В начале 1990-х гг. в частных разговорах и дискуссиях кисловодским археологом В.А. Лученковым неоднократно высказывалась идея о связи проникновения зороастризма по Шелковому пути и появления скального обряда погребения как следствия принятия частью алан зороастризма .

Позже идею В.А. Лученкова осторожно поддержал и использовал в двух работах кисловодский археолог С.Н. Савенко (Савенко С.Н, 1994, с. 9;

1999, с. 81) .

Кратко охарактеризуем основные требования зороастрийского погребального обряда, которые могут найти материальное отражение .

При рассмотрении скальных аланских погребений необходимо будет сопоставлять их с археологически зафиксированными зороастрийскими погребениями в Средней Азии и Иране .

Похоронный обряд подробно описан в Авесте, в книге Видевдат, в основном в восьмом фрагарде (главе). Когда душа человека покидает тело, в него вселяется демон смерти — Друхш-йа-Насу (Видевдат, 7, 1, 2), тело человека становится нечистым и не должно осквернить разложением трех священных стихий: огня, земли и воды. Тело необходимо вынести из дома (Видевдат, 8, 2) и поместить в особое место на глиняном кирпиче, камне или извести, где пожирающие трупы собаки и птицы должны очистить его от мягких тканей (Видевдат, 8, 10). Кости следует сложить в закрытые костехранилнща— астоданы, изолированные от трех стихий с использованием камня, извести, глины (Видевдат, 6, 50, 51). Место, где выставлялись трупы — дахма, могло быть естественной возвышенностью или искусственным сооружениемплатформой (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 11), у парсов — башня молчания .

В хасаутском скальном могильнике на одном из скальных уступов еще в конце 1960-х гг. В.А.Лученковым, М.А. Гуськовым и В.Г. Ценцерой под руководством А.П. Рунича была обнаружена платформа, сложенная из обтесанных блоков песчаника. Размер сооружения 2х0,8 м при высоте 0,7 м. Между камнями платформы были найдены литые пуговицы — бубенчики и остатки ремня с бляшками, изображавшими головы кошачьих хищников (Рунич А.П., 1971, рис. 5, 43). Это пока единственная искусственно сооруженная дахма, зафиксированная на скальных могильниках. Хотя зороастрийский обряд требует оставить тело на дахме без одежды, в данном случае одежда была на покойном. Древний обычай выставлять тело на дахме обнаженным был оставлен в Иране после IX в. (Крюкова В.Ю., 1991, с. 244). Видимо, тело довольно долгое время лежало на дахме, после чего кости убрали, а на платформе остались обрывки одежды с пуговицами-бубенчиками и обрывки ремня с бляшками .

По сообщению Агафия Схоластика, в VI в. в обычае у персов было выставление трупов, после которого «остаются голые кости, беспорядочно разбросанные по полям» (цит. по: Рапопорт Ю.А., 1971, с. 17). Археологически зафиксировать подобную ситуацию почти невозможно .

Однако реально существовавшая погребальная обрядность, не меняя основополагающего принципа «не осквернения», в деталях могла отличаться от обряда, описанного в Видевдате. Отличия, без противоречия Видевдату, появляются у новых приверженцев зороастризма, часто с компонентами более ранних погребальных обычаев. В ахеменидском Иране, наряду с захоронениями очищенных костей в скалах (остотеки), существовали и трупоположення. Наиболее наглядным примером являются скальные гробницы персидских царей в Накш-и Рустаме (Искусство древнего Ирана, 1976, с.190, 191, рис .

125, 126). Известны и небольшие ниши и ямы, выбитые в скалах близ Персеполя, рассчитанные на трупоположение (Рапопорт Ю.А., 1971, с .

15) .

По сообщению Бируни, у зороастрийцев существовал обычай оставлять трупы умерших в специальных сооружениях — наусах (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 111). Археологами исследованы склепообразные наземные наусы-костехранилища на городище Пенджикент V-VIII вв. и Кафыр-Кале под Самаркандом. Внутренняя их площадь 4-10 кв.м, вдоль стен — суфы .

Наусы содержали до 10 погребенных (Гафуров Б.Г, 1989, с. 343, 359Трупоположения в них соседствуют с оссуариями и сдвинутыми в кучу костями, причем кости, несущие следы обгладывания собаками, единичны (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 111, 112). В наусы помещались также керамические сосуды, медные монеты, личные украшения (Гафуров Б.Г, 1989, с. 361) .

Таким образом, наиболее массовое погребальное сооружение зороастрийцев алан — скальная камерная гробница (наус у арабских авторов) — имела прототипы еще в Ахеменидском Иране. Трупоположение, порой сопровождавшееся вещами, особенно в захоронениях знати, практиковалось зороастрийцами в Средней Азии в VI-VIII вв. У аланских скальных гробниц был и свой, более ранний прототип — катакомба. Наличие инвентаря характерно для более поздних христианских аланских погребений X-XI вв. (Кузнецов В.А., 19936, с.157-184), особенно в захоронениях знати в Сентинском храме и Северном храме Нижнего Архыза .

При рассмотрении деталей скального обряда захоронения у алан использованы публикации А.А. Демакова (1990, с. 36-47; 1991, с. 90И.В. Каминской (1989, с.140, 141; 1991, с. 50-52; 1993, с. 79В.А. Кузнецова (1993 б, с. 117-136), А.П. Рунича (1971, с. 167с. 5-26), Е.И. Савченко (1999а, с. 129-131; 1999, с. 125а также консультации В. А Лученкова .

Заключение тела в скальную гробницу-камеру ставило целью не допустить осквернение плодородной земли и воды. Обычно выбирались обращенные в южную или восточную сторону скальные участки, где нет выходов грунтовых вод. Место захоронения — в скалах, и выбор материалов, применяемых при сооружении закладных стенок, также не случайны. Камень, глина и известь названы в Видевдате (8,10; 6,51) в качестве материалов для дахм и костехранилищ. Каменная кладка на глиняном растворе с многократной обмазкой глиной и затем побелкой известью или мелом, обмазка полов глиной или мощение каменными плитками — это выполнение требований зороастрийского обряда .

Известны как индивидуальные, так и коллективные захоронения. Так как абсолютное большинство погребений разграблено, то можно допустить, что погребались не только тела, но и очищенные солнцем или животными кости .

В зороастрийской погребальной обрядности важную роль занимали различные переносные носилки-катафалки и подстилки из соломы, прутьев, кусков дерева, помета животных и т.п., также призванные изолировать тело от земли (Видевдат, 8,8). Погребальные носилкикатафалки известны в изобразительном материале, например, на городище Топрак-Кала II в.н.э. (Ковалева Н.А., Рапопорт Ю.А., 1991, с. 201, рис. 2-4), отдельные экземпляры происходят из археологических раскопок в Средней Азии (Болелов С.Б., Мкртычев Т.К., 1998, с. 223, рис. 3) .

Помимо подстилок из травы и бересты, в скальных погребениях широко применялись носилки из прутьев и платформы — катафалки. Одна из таких платформ-катафалков описана В.А. Кузнецовым. Это цельная доска размером 161х37 - 40х4,6 см с четырьмя ножками высотой 14 см (Кузнецов В.А., 1993 б, с. 130, рис. 95, 3). В одном из скальных погребений в ущелье р. Уллу-Кол, западнее Кисловодска, В.А.Лученковым были зафиксированы носилки из толстых прутьев. Причем нижние камни стенки-заклада перекрывали края носилок. Погребальные носилки были найдены и в других скальных могильниках Кисловодской котловины (в Мокрой балке, в Катыхинской балке и др.). В аланских катакомбах V-VII вв. подобных носилок-катафалков нет .

Каменные и глиняные гробы-саркофаги, найденные в Средней Азии и Иране (Рапопорт Ю.А., 1971, с.15, 119), на Северном Кавказе были заменены деревянными гробами. Экземпляры хорошей сохранности происходят из скального захоронения в балке Балабанке на Урупе (Ложкин М.Н., 1991, с. 69) .

В камерах скальных погребений алан отсутствует заупокойная мясная пиша, находилась она исключительно рядом с гробницами на уступах. В камерах синхронных аланских катакомб (Афанасьев Г.Е., 1993, с. 38) и болгарских ямных погребениях (Савченко Е.И., 1986, с. 75) часто встречаются кости домашних животных. Рядом со скальниками нет также обычных на языческих аланских и тюркских могильниках скелетов лошадей и других домашних животных, приносимых в жертву .

Под погребенными в скальниках нет угольной подсыпки, но отмечены случаи очищения места будущей гробницы огнем. Отсутствие углей говорит о недопустимости соприкосновения трупа с огнем, тлеющим в углях .

Как видим, аланские скальные погребения, появившиеся в VII в., отвечали основным требованиям зороастрийского похоронного обряда — изоляции тела умершего от людей и животных, огня, земли и воды .

Прототипы скальных захоронений и примененные материалы, а также ряд деталей обряда известны по археологическим раскопкам в зороастрийских Средней Азии и Иране .

Погребения по зороастрийскому обряду могли быть совершены и в наземных склепах, сконцентрированных в VII-IX вв. в верховья Кубани и ее притоков. Склепы верховьев Кубани находят аналогии в более ранних парфянских склепах, представляющих собой заглубленную сводчатую гробницу, в которой трупы укладывались на суфу (аналогия нарам северокавказских склепов), расположенную против входа, а когда они истлевали, кости сдвигали на боковые вымостки (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 16). Парфянская традиция прослеживается в гробницах-наусах раннесредневекового Согда. Эволюция склепов верховий Кубани шла с учетом изменившейся религиозной ситуации в VII-VIII вв. «Специфика погребального обряда, не позволявшего предавать труп земле», уже была отмечена (Кузнецов В.А., 1993 б, с. 152) .

Наземный склеп изолирует тело и от земли, и от воды. В склепах нет угольной подсыпки, а если и есть, то как единичное исключение (Кузнецов В.А., 1962, с. 57). Одной из конструктивных особенностей некоторых склепов является наличие двух камер — «погребальной и поминальной» (Кузнецов В.А., 19936, с. 137-139). Поминают покойников зороастрийцы в «день душ» во время Фравардина (Терапиано Ю., 1993, с. 35), приходящийся на конец года перед весенним равноденствием, когда персы, согдийцы и хорезмийцы, по Бируни, «ставили кушанья в наусы мертвецов» (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 115) .



Именно наземные склепы явились погребальным сооружением аланской знати в верховьях Кубани. Наиболее известны дольменообразные склепы на р. Кривой, где, по мнению В.А. Кузнецова, датировавшего склепы по изображениям XI-XII вв., были погребены члены правящей аланской царской династии (Кузнецов В.А., 1993 б, с.228, 229). Однако дольменообразные склепы «подчистую» ограблены, а датировка по изображению солнечных дисков на одном из разрушенных склепов (Кузнецов В.А., 1962, рис. 20) отодвигает нижнюю границу начала строительства склепов до VIII-IX вв. Причем рядом расположены наземные склепы рядового населения, датирующиеся по находкам VIIIXII вв. (Минаева Т.М., 1971, с. 66). Принятие христианства в Х в .

действительно отмечено изображениями крестов. Показательны изображения собак на самом известном склепе. В зороастризме собака — второе по святости существо после человека. Собака играла важнейшую роль в практической погребальной обрядности, в которой известен ритуал сагдид (взгляд собаки), основанный на «способности» собаки видеть и изгонять взглядом демона смерти (Видевдат, 8,16). Функцию этого изображения как оберега уже отмечал В.А. Кузнецов (1962, с .

53). Культ царского огня и очага, отраженный в изображении котла и очажной цепи, также находит аналоги в культе царского огня в зороастрийских государствах .

В качестве возможного древнейшего прототипа аланских царских гробниц на каменном цоколе можно назвать наиболее известное погребальное сооружение зороастрийского правителя — гробницу Кира в Пасаргадах, представляющую собой каменный склеп, стоящий на ступенчатой пирамиде. Требования зороастрийского погребального обряда и традиции склепового погребального зодчества на Северном Кавказе, а также влияние традиций строительства склепов знати в Средней Азии и Иране и привели к созданию аланских царских гробниц на каменном ступенчатом цоколе .

На территории Западной Алании фиксируются зороастрийские храмы и погребения зороастрийцев-алан, рядовых — в скальных погребениях и наземных склепах, и знати (в том числе царей) — в дольменообразных гробницах на ступенчатом цоколе .

Какие же исторические события послужили причиной и сопутствовали принятию Западной Аланией зороастризма в качестве государственной и народной религии?

В 567 г. войска тюркского хана Истеми вторглись на Северный Кавказ, вплотную приблизившись к владениям алан, верных союзников Византии .

Завоевание степей завершилось к 571 г. (Гумилев Л.Н., 1993, с. 47) .

В 568 г. между тюркским ханом и Византийским императором был заключен военно-политический союз, включавший торговый договор .

Ведение переговоров с Византией осуществлялось согдийскими купцами .

Главой первого тюркского посольства был согдиец Маниах. Второе посольство, направленное вместе с возвращавшимся византийским послом Земархом Киликийцем, возглавлял сын Маниаха и, вероятно, отвечавший за военную часть союза тюркют Тагма-Тархан (Гумилев Л.Н., 1993, с .

46). Именно эти посольства и принято считать началом функционирования Северокавказского участка Великого шелкового пути (Кузнецов В.А., 1993а, с. 17) .

Согдийские купцы были монополистами на созданном их усилиями Шелковом пути (Гумилев Л.Н., 1993, с. 117). Одновременно с товарами по торговым путям разносились чужеземные религии, и согдийцы занимали в числе проповедников одно из ведущих мест. Так, проповедь менихейства согдийцами привела к принятию этой религии Уйгурским каганатом в 766-767 гг. (Гумилев Л.Н., 1993, с. 378) и Древнехакасским государством в 60-х годах VIII в. (Кызласов Л.Р., 1999, с. 197) в качестве государственной религии .

Стремлением распространить среди тюрок зороастризм А.Н. Бернштам объясняет появление оссуариев, имитирующих кочевническую юрту, в Семиречье (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 19), которое было центром Западно-Тюркского, а позднее Тюргешского каганатов. С этим согласны Г.А. Пугаченкова и Ю.А. Рапопорт, считающие, что тюрки воспринимали маздеистский культ, что нашло отражение в оссуариях .

Наряду с купцами и миссионерами в далекие сибирские кочевья попадали и согдийские колонисты, возводившие для уйгуров и древних хакасов сырцовые крепости и храмы (Кызласов Л.Р., 1999, с. 196, 197), занимавшиеся на новых местах ремеслом .

Если согдийцы добились такого успеха у тюркоязычных народов, то тем более объясним успех их миссионерства среди родственных по языку и религии алан. Зороастризм — религия оседлых земледельцев и скотоводов. Оседлось алан также способствовала сближению с согдийцами .

Отмечу также возможную этимологию одной из трасс перевального участка Шелкового пути, а именно Даринской дороги, что означает дорога по рекам от согд. дарья (Расторгуева B.C., 1966, с. 194-200) .

На Северном Кавказе зафиксированы три топонима, имеющие основу дарья: известный Дарьяльский проход, Дарьинский хребет — западный отрог Боргустанского хребта, возвышающегося к северу от Кисловодска, и речка Дарья, с истоком в Дарьинском хребте. Последние два топонима лежат на трассе Шелкового пути. Если предложенная этимология окажется правильной, это будет означать, что название Даринской дороге дали согдийцы .

Какие же еще причины могли подтолкнуть со-гдийцев, кроме торговых интересов, к путешествию на Северный Кавказ? В 30-х - 40-х гг. VII в. Иран был завоеван арабами, в 50-х гг. вторгшимися в Среднюю Азию .

В 709-713 гг. арабы взяли Бухару, Самарканд, Фергану и ряд городов Согда (Гумилев Л.Н., 1993, с. 302, 303). Разгром арабами Ирана и Средней Азии как причина миграции зороастрийцев йа Северный Кавказ уже отмечался исследователями (Биджиев Х.Х., Гадло А.В., 1979, с .

42). В период арабо-хазарских войн каганат стал центром притяжения всех антиарабских сил и убежищем гонимых арабами религий. Но была и другая причина, вызывавшая миграции согднйцев, отмеченные письменными источниками в конце VI — 1-й пол. VII в. — грабежи населения Средней Азии и междоусобицы в западно-тюркском каганате, а позднее между отдельными тюркскими племенами (Гумилев Л.Н., 1993, с .

117-217). Определить даже приблизительно количество согдийцев, мигрировавших в Аланию, пока нельзя. Присутствие согдийцев на Кубани фиксируется и в нартском эпосе, в котором упоминаются «чинты» — родственники нартов, сидящие с ними на пирах (Кузнецов В.А., 1993а, с. 69). Так могли называть не только согдийцев или китайцев, но и вообще торговцев шелком. В свете новейшего исследования (Малахов С.Н., 1999, с. 78-81) можно заключить, что «чинты» — это согдийцы, торговцы шелком, и их союзники аланы .

В VI в. на территории Предкавказья существовал аланский племенной союз, в 50-60-е гг. возглавляемый «царем алан Саросием» (Кузнецов В.А., 1992, с. 105, 106). Территория союза, вероятно, соответствовала Западной Алании (Верхняя Кубань-Пятигорье). «Врагом»

любого племенного союза является племенной сепаратизм, составной частью которого являются племенные культы, отличные от культов других племен союза. И если сопротивление отдельных вождей центральная власть может подавить силой, то «религиозный сепаратизм»

можно подавить только принятием единой религии. В Алании существовала потребность в идеологическом (религиозном) подкреплении царской власти в деле централизации страны. Зороастризм для феодализирующейся Алании подходил как нельзя лучше, т.к. имел те же древние истоки, что и аланский языческий политеизм .

Пророка Зороастра первым поддержал и принял зороастризм именно правитель одной из стран — кави Виштаспа (Дорошенко Е.А., 1982, с .

8). В зороастризме установлена четкая иерархия «на небе» с подчинением всех божеств и «ангелов» Ахура-Мазде, в царстве которого господствует порядок и гармония. Отражением мира божественного должен стать и земной мир. Во главе государства стоит справедливый правитель (царь), опора правителя — жрецы и воины. Правитель должен покровительствовать оседлым скотоводам и земледельцам и защищать их .

Простой же человек должен служить сильным мира сего и богам (Брагинский И.С., 1998, с. 53-59). В потустороннем мире существует и зло, служителями которого на земле — враждебные зороастрийской вере правители, жрецы и вообще все неверные — друджваны (Соколов С.Н., 1998, с. 16), с которыми нужно вести борьбу силой оружия, что делает борьбу за власть борьбой за веру .

В руках несших зороастризм согдийских купцов была еще одна власть — деньги. Заинтересованность царей Западной Аланни и согдийцев в принятии аланами зороастризма была обоюдной. Видимый успех согдийцев также мог быть объяснен покровительством Ахура-Мазды .

Утверждение зороастризма в качестве государственного вероучения Западной Алании произошло, видимо, во 2-й половине VII в. Новую веру наряду с феодалами принимали и простые земледельцы и скотоводы .

Религиозной и административной столицей становится Нижний Архыз, где был построен «кафедральный» храм огня. Здесь же находится и царский некрополь из дольменообразных склепов на р. Кривой. Распространение скальных погребений в горах Северного Кавказа в основном от Пятигорья до Урупа определяет территорию распространения зороастризма и, возможно, границы Западной Алании VIII-IX вв .

Однако в Западной Алании в VII в. не было единства. Ядро сепаратизма и язычества сохранялось в Кисловодской котловине, о чем свидетельствуют многочисленные катакомбные погребения 2-й пол. VII в. — начала VIII в. Союзников в борьбе с аланами Кисловодской котловины (хоронившими в катакомбах) и, видимо, более восточных районов правители Западной Алании нашли в Хазарском каганате .

Хазары, унаследовав власть западно-тюркского каганата в Предкавказье, наследовали и взаимовыгодные отношения с согдийцами .

Хазарские каганы и владетели Западной Алании получали огромные доходы, взимая пошлину и обеспечивая «сервис» проходящим караванам .

«Вскоре после образования Хазарского каганата аланы попали в политическую зависимость от хазар» (Кузнецов В.А., 1992, с. 154), но «какая-то часть алан пыталась не подчиниться диктату хазар»

(Кузнецов В.А., 1992, с. 156). Столкновение между хазарами и аланами произошло в 722 г., после чего аланы, практиковавшие катакомбный обряд погребения, в том числе и из Кисловодской котловины, были выселены на Дон (Кузнецов В.А., 1997, с. 166). Выселение части алан на Дон было, видимо, совершено по соглашению между Хазарским каганом и правителем Западной Алании. Для хазар выселенные были «неподчинившимися диктату», для верхнекубанских владетелей — сепаратистами, не принявшими зороастризм .

В Кисловодской котловине остались зороастрийцы-аланы, практиковавшие погребения в скалах. С этого времени район Кисловодска и западная часть современной Кабардино-Балкарии с зороастрийским населением, вероятно, вошли в состав Западной Алании. Хотя этот процесс мог быть осложнен расселением в Кубано-Терском междуречье тюрок .

Согдийцы, проживавшие в Алании, оказали воздействие не только на духовную культуру и политическую историю алан. Влияние согдийцевремесленников нашло отражение в материальной культуре Алании VII-IX вв. — в металлургии и обработке железа (например, появление ножей с перекрестием), в совершенствовании литейного и ювелирного производств, изготовлении качественной охристой керамики и отдельных типов посуды (например, «чайников»), изготовлении тканей. Тема влияния среднеазиатского производства на ремесло алан может стать предметом отдельного исследования .

К началу Х в. зороастризм перестал удовлетворять интересы правителей Западной Алании, обративших взгляды к Византии, уже давно делавшей попытки обратить алан в христианство. Именно зороастризм (а не язычество) препятствовал распространению христианства. «Начало процесса массовой христианизации алан относится к 901-907 гг.»

(Кузнецов В.А., 1992, с. 313). В начале Х в. на Нижне-Архызском городище строится кафедральный собор Аланской епархии (Кузнецов В.А., 2000, с.77). Одной из причин, почему выбор строительства пал на Нижний Архыз, было функционирование в религиозной столице Западной Алании «грандиозного» зороастрийского храма. Строительство христианских соборов послужило материальным подтверждением победы христианства над зороастризмом .

Однако пережитки зороастрийской погребальной обрядности и верований сохранились и в X-XIV вв. в позднеаланской и этнографической культуре осетин. Скальные погребения просуществовали до XIII-XIV вв .

(Кузнецов В.А., 1993 б, с. 154) .

В северном храме Нижнего Архыза В.А.Кузнецовым было доследовано погребение представительницы местной знати, известное как «Зеленчукский клад». Совершено оно в каменном ящике, наружные стороны которого обмазаны слоем известкового раствора (Кузнецов В.А., 19936, с. 176); вспомним обмазку глиной и побелку скальных погребений .

В поздних аланских катакомбах X-XII вв. Кисловодской котловины (Римгора, Мебельная фабрика и др.) в камерах под погребенными прослежены носилки-катафалки, известны гробы. И носилки, и гробы встречены в аланских скальных погребениях. Поэтому нет причин видеть в этих деревянных конструкциях половецкое влияние на аланский погребальный обряд, о чем пишет ряд археологов (Кузнецов В.А., 1997, с. 170) .

В этнографической культуре осетин, прежде всего в похоронных обрядах, зороастрийский пласт трудно отделить от общеиранского без углубленного анализа. Отметим лишь некоторые черты из похоронных обрядов и обычаев осетин, описанные Б.А. Калоевым (1984, с. 72-105) .

Еще в начале века петербургский историк К.А. Иностранцев сопоставил небогатые осетинские склепы, где истлевали тела и хранились кости умерших ранее, с наусами зороастрийцев (Рапопорт Ю.А., 1971, с. 11) .

Наземные склепы осетин берут начало от склепов-наусов Верхнекубанской Алании. В склепах осетин есть нары-суфы и специальные пристройки, куда ставили пищу душам покойных. В погребальной практике использовались носилки (сынт) и гробы .

Интересен обряд посвящения коня покойному. Если у язычников алан обряд завершался кровавым жертвоприношением, о чем свидетельствуют многочисленные захоронения коней на катакомбных могильниках, то у зороастрийцев алан (а позже христиан) этот обряд перестал сопровождаться убийством коня. В таком виде обряд посвящения коня покойному и дожил до XIX-XX вв. В речи, произносимой при посвящении коня (Калоев Б.А., 1984, с. 82-84), в которой описывается царство мертвых, также есть детали, находящие аналогии в зороастризме .

Например «мост из одного волоска» в страну мертвых, аналогичен зороастрийскому мосту Чинвад, который расширяется, если на него вступает праведник и сужается до ниточки, если вступает грешник (Дорошенко Е.А., 1982, с. 21). Суду подвергалась и собака, отвечающая за свои поступки, как и люди, что также находит аналогии в зороастризме .

Выявление зороастрийских черт в этнографической культуре осетин также может стать предметом отдельного исследования .

Аланы были последним из ираноязычных народов, древняя религия которых достигла своей кульминации — зороастризма — в VII-IX вв., стала государственной идеологией и народной верой в Западной Алании, религиозным центром которой был Нижний Архыз. Зороастризм, вытесненный в Х-ХI вв. христианством, оставил след на всей последующей культуре алан-осетин .

Настоящее исследование — попытки более системно охарактеризовать материальные следы зороастризма в Алании. Дальнейшее изучение круга вопросов, связанных с темой «зороастризма у алан», поможет лучше понять мировоззрение древних алан и, возможно, более полно охарактеризовать исторические события VII-IX вв. на территории Алании .

Литература Абаев В.И., 1990. Два зороастризма в Иране // ВДИ. № 4 .

АбдуллаевК., 1994. Рец. на: History of Zoroastrianism. Vol. III .

Zoroastrianism under Macedonian and Roman Rule, by Mary Boyce and Frantz Grenet with Contribution by Roger Beck. E.I. Brill. Leiden, New York, Kobenhavn, Koln, 1991 // ВДИ. № 3 .

Авеста, 1994 — Авеста. Видевдат, фрагард восьмой. Перевод с авестийского, вступительная статья и комментарии В.Ю. Крюковой // ВДИ. № 1 .

Авеста, 1998 — Авеста в русских переводах (1861-1996 гг.). СПб .

Албегова З.Х., Гусаков М.Г., 1996. Опыт реконструкции культового назначения постройки 21 Маяцкого селища (IX-X вв.) // XIX «Крупновские чтения». Тезисы докладов. М .

Албегова З.Х., 2000. Этапы развития аланской религии в V-IX вв. // XXI «Крупновские чтения». Тезисы докладов. Кисловодск .

Алексеев В.П., 1971. Антропологический состав степных районов северо-западного Кавказа в эпоху средневековья // МИСК. Вып. 12-13 .

Ставрополь .

Алексеева Е.П., 1971. Древняя и средневековая история КарачаевоЧеркесии. М .

Афанасьев Г.Е., 1993. Донские аланы. М .

Афанасьев Г.Е., Лопан О.В., 1996. Об одном исследовательском парадоксе в поисках этномаркирующих признаков протоболгар // XIX «Крупновские чтения». Тезисы докладов. М .

БиджиевХ.Х., ГадлоА.В., 1979. Раскропки Хумаринского городища в 1974 году // Археология и этнография Карачаево-Черкесии. Черкесск .

Биджиев Х.Х., 1983. Хумаринское городище. Черкесск .

Бойс М., 1988. Зороастрийцы. Верования и обычаи. М .

Болелов С.Б, Мкртычев Т.К, 1998. Выставка «Мифы и ритуалы древнего Приаралья» и конференция «Верования и культуры домусульманской Средней Азии» в Государственном музее востока // ВДИ. № 4 .

Брагинский И.О., 1998. Авеста // Авеста в русских переводах (1861 гг.). СПб .

Винников A.З., Афанасьев Г.Е., 1991. Культовые комплексы Маяцкого селища. Воронеж .

Вишневская О.А., Рапопорт Ю.А., 1997. Городище Кюзели-Гыр. К вопросу о раннем этапе истории Хорезма // ВДИ. № 2 .

Гафуров Б.Г., 1989. Таджики. Книга первая. Душанбе .

Герасимова М.М., 1986. Этногенегические аспекты палеоантропологии Северного Кавказа эпохи средневековья // XIV «Крупновские чтения» .

Тезисы докладов. Орджоникидзе .

Геродот, 1972. История в девяти книгах. Л .

Гумилев Л. Н., 1993. Древние тюрки. М .

Гуревич Л.В., 1990. К интерпретации пенджикентских «капелл» // Культурные связи народов Средней Азии и Кавказа. Древность и средневековье. М .

Демаков А.А., 1990. К вопросу об этнической принадлежности скальных захоронений // Вопросы древней и средневековой археологии КарачаевоЧеркесии. Черкесск .

Демаков А.А., 1991. Скальные погребения в долине реки Теберды // Вопросы археологии и истории Карачаево-Черкесии. Черкесск .

Демаков А.А., Фоменко В.А., 1998. Археоастрономические исследования на Нижне-Архызском городище // XX «Крупновские чтения». Тезисы докладов. Железноводск .

Демаков А.А., Фоменко В.А., 1999. Археоастрономические исследования .

Нижний Архыз .

Дорошенко Е.А., 1982. Зороастрийцы в Иране. М .

Иерусалимская А.А., 1984. Кавказский «шелковый путь» как фактор связей гор и равнин в эпоху раннего средневековья // Душетская научная конференция. Тезисы докладов. Тбилиси .

Иерусалимская А.А., 2000. Адыго-аланский костюм VIII-XI вв. на фоне общих проблем изучения средневекового костюма Запада и Востока // Культуры степей Евразии 2-й половины I тыс. н.э. Тезисы докладов III международной археологической конференции. Самара .

Искусство древнего Ирана, 1976 // Малая история искусств. М .

Каминская И.В., 1989. Исследование скального могильника «Гамовская балка» на Урупе // I Кубанская археологическая конференция. Тезисы докладов. Краснодар .

Каминская И.В., 1991. Исследования могильника в балке Балабанке на Урупе // Древности Кубани (Материалы научно-практич. конференции) .

Краснодар .

Каминская И.В., 1993. Могильники Первомайского городища на Большой Лабе // Музейный вестник. Вып.1. Краснодар .

Каталог выставки..., 1902 — Каталог выставки XII Археологического съезда в Харькове в 1902 году. Харьков .

Ковалева Н. А., Рапопорт Ю.А., 1997. Траурная сцена в настенной росписи из Хорезма // ВДИ. № 2 .

Ковалевская В.Б., 1981. Северокавказские древности // Археология СССР. Степи Европейской части СССР в эпоху средневековья. М .

Крюкова В.Ю., 1994. Вступительная статья и комментарии. Авеста .

Видевдат. Фрагард восьмой // ВДИ.№1 .

Кудрявцев А.А., 1982. Древний Дербент. М .

Кузнецов В.А., 1962. Аланские племена Северного Кавказа // МИА .

№106. М .

Кузнецов В.А, 1964. Глиняные котлы Северного Кавказа // КСИА .

Вып.99 .

Кузнецов В.А., 1985. Поминальный комплекс VIII века в окрестностях Кисловодска // СА. № 3 .

Кузнецов В.А., 1992. Очерки истории алан. Владикавказ .

Кузнецов В.А, 1993а. Алано-осетинские этюды. Владикавказ .

Кузнецов В.А., 1993 б. Нижний Архыз в X-XII вв. Ставрополь .

Кузнецов В.А., 1997. Иранизация и тюркизация центральнокавказского субрегиона // Памятники предскифского и скифского времени на юге Восточной Европы (МИАР. №1). М .

Кузнецов В.А., 2000. Вопросы истории раннего христианства на Северном Кавказе // XXI «Крупновские чтения». Тезисы докладов .

Кисловодск .

Кызласов Л.Р., 1999. Манихейский храм в котловине Сорга // PA. № 2 .

Ложкин М.Н., 1991. Деревянные изделия из скальных погребений в Отрадненском районе Краснодарского края // Древности Кубани (Материалы научно-практич. конференции). Краснодар .

Малахов С.Н., 1999. К истолкованию этнонима «чинты» нартовского эпоса // ИАА. Вып.5. Армавир-М .

Минаева Т.М., 1971. К истории алан Верхнего Прикубанья по археологическим данным. Ставрополь .

Петренко В.Г., 1989. Скифы на Северном Кавказе // Археология СССР .

Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время. М .

Плетнева С.А., 1981. Салтово-маяцкая культура // Археолога СССР .

Степи европейской части СССР в эпоху средневековья. М .

Пьянков И.В., 1996. Зороастр в истории Средней Азии: проблема места и времени // ВДИ. № 3 .

Рапопорт Ю.А., 1971. Из истории религии древнего Хорезма (оссуарии) .

М .

Расторгуева B.C., 1966. Иранские языки // Индоевропейские языки .

Языки народов СССР. T. I. М .

Рунич А.П., 1971. Скальные захоронения в окрестностях Кисловодска // СА. № 2 .

Рунич А.П., 1975. Скельнi могильники у верхiвьях р. Ешкакон на Пивнiчному Кавказе // Археологiя. Вип.15. Киiв .

Савенко С.Н., 1994. Состояние и перспективы изучения археологических памятников Кавминвод (на материалах эпохи средневековья) // XVIII «Крупновские чтения». Тезисы докладов. Кисловодск .

Савенко С.Н., 1999. Т.М. Минаева, местные краеведы и исследование скальных могильников Кавминвод // II Минаевские чтения. Тезисы докладов. Ставрополь .

Савченко Е.И., 1986. Крымский могильник // Археологические открытия на новостройках. Вып.1. М .

Савченко Е.И., 1996а. Погребальный обряд Мощевой балки // XIX «Крупновские чтения». Тезисы докладов.М .

Савченко Е.И., 1996 б. Северокавсказские дороги Великого шелкового пути // Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Тезисы докладов VIII международной научной конференции. Ростов-на-Дону .

Савченко Е.И., 1999. Мощевая балка — узловой пункт Великого шелкового пути на Северном Кавказе // РА. № 1 .

Сарианиди В.И., 1989. Протозороастрийский храм в Маргиане и проблема возникновения зороастризма // ВДИ. №1 .

Сарианиди В.И., 1990. Сельский храм Тоголок 1 в Маргиане // ВДИ. № 2 .

Сафронов И.Н., 1953. Вулканический ландшафт Пятигорья // МИСК .

Вып.5. Ставрополь .

Синюк А.Т., Березуцкий В.Д., 1991. Раннесредневековое подземное святилище — лабиринт // СА. № 3 .

Соенов В.И., 1991. Скальные захоронения на Алтае // Этническая история и культура народов Советской страны. Всесоюзная научная конференция молодых ученых. Тезисы докладов. Омск .

Соколов С.Н., 1998. Зороастризм // Авеста в русских переводах (1861гг.). СПб .

Тарабанов В.А., 1997. Ингумационное погребение в Молдавановском кремационном могильнике (по раскопкам 1989 г) // Древности Кубани .

Краснодар .

Терапиано Ю., 1993. Маздеизм. Современные последователи Зороастра .

М .

Эльканов У.Ю., Демаков А.А., 1996. Исследования на Нижне-Архызском городище // XIX «Крупновские чтения». Тезисы докладов. М .

Kuznetsov V.A., 1996. Fire Sanctuary in the Humara castle // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hung. Tomus XLIX (1-2) .

–  –  –

Пребывание ираноязычных групп на юге Сибири с эпохи бронзы до конца I тыс. н.э., пожалуй, уже не вызывает сомнений у большинства исследователей. Дальнейшее развитие иранской темы ставит вопрос о выделении в иранской среде древности этнических групп и определении этнической принадлежности носителей археологических культур. Впервые нами была высказана версия об аланах в среде древних иранцев Сибири и сделана "привязка" их к конкретной археологической культуре .

Версия основана на анализе топонимических, фольклорных, этногеографических, картографических, археологических и других исторических источников .

Топонимы аланского типа образуют довольно четкий ареал, охватывающий Вост. Алтай, Шорию, Хакасию и Туву. Здесь имеются гидронимы, в составе которых участвуют типично осетинские (ретросп .

аланские) географические термины со значением "вода, река" - дан, тон. Это Чадан и Арадан в Туве, Тондан (по чертежу 14 в работе С.У .

Ремезова, 1701 г.; ныне Тайдон в Кемеровской области), Тойдан, приток Абакана (лист 23 работы С. У. Ремезова, 1701 г.; ныне название утеряно), Кобадан (XVIII в.; ныне Куйдан) - приток Телецкого озера, Саратан, Асратан на Алтае, возможно, Ортон в Кемеровской области .

В языке тувинцев, хакасов, шорцев, алтайцев имеются лексемы аланского происхождения, из которых наиболее показательны дигор .

alacq, шор., алт. алычык ("шалаш"); алан, zonug, телеут. чанак, шор .

шанак ("сани"); осет. игар, йегар, куманд. игир, эгир, эгер ("охотничья собака") .

В фольклоре шорцев сохранились сюжеты, которые перекликаются с сюжетами осетинского нартского эпоса: богатыри, называемые аланами (алынами, алан-кижи), "молотки перекидывали через гору" ТойнагАйгине. В языке сагайцев, выходцев из Шории сохранился термин нартпак ("богатырская сказка"), в котором усматривается осетинское (ретросп. аланское) нарт ("богатырь") и шор. пак ("хвала, слава") .

Согласно шорскому фольклору, аланы одеты в железные панцири, вооружены мечами, копьями, луками. Пасут огромные табуны коней .

Живут в подземных жилищах, куда ведет коридор с тремя или семью ступенями. Аланы хоронили покойников в глубоких могилах, выбитых в скалах. Рядом клали боевого коня .

В фольклоре нарымских хантов фигурируют планы (йаланы) богатыри с железной кожей и острой головой (искусственная деформация черепа?). Остроголовые всадники хантами воспринимались как духи, которые могли спускаться на коне с неба и подниматься вверх. Чтобы ребенок стал планом, он должен иметь деформированную голову. Обычай искусственной деформации головы проник на юг Западной Сибири в первые века новой эры и бытовал здесь до конца VIII в. н.э .

Картографические материалы разных периодов также донесли до нас имя алан. На карте Г. Меркатора (1595 г.) между Уралом и Алтаем (на месте Казахского мелкосопочника) показаны "Alani Monies" ("Аланские горы"). На карте "Хорографической чертежной книги", с. 44, составленной С. У. Ремезовым в 1697-1711 гг. и изданной в Голландии в 1958 г., имеется надпись в верховьях Енисея: "киргизы немирные, яринцы и аланы" (выделено нами. -А. М.). На листе 17 "Чертежной книги Сибири", составленной тем же картографом в 1701 г., в правобережье Верхнего Енисея показаны юрты и сделана надпись "Alan", а ниже- "Аланска" .

На современных картах эта надпись накладывается на бассейны правых притоков Енисея - рек Хут и Сейба, между истоками р. Ус и долиной р. Сыстиг-Хем. На западе эта территория граничит с долиной р. Арадан. На современных государственных каргах среднего масштаба в левобережье Енисея между pp. Джой и Уй выше Минусинска (район Саяно-Шушенской ГЭС) невысокий горный кряж подписан "хребет Алан". Этот "хребет" имеет две вершины, которые на картах более чем столетней давности названы одинаково - Брус (ср. иранские оронимы Эльбрус, Эльбурс, Альбурз). В верховьях р. Антроп (приток р .

Кондома; Кемеровская область) еще в недалеком прошлом был поселок Верх-Аланск. в 8 км. южнее поселка Усть-Урез. Кстати, имя р. Урез, в устье которой находится поселок, также имеет, по нашему мнению, иранское (сарматское) происхождение .

Археологические материалы позволяют считать аланов носителями тесинской культуры, которой некоторые исследователи завершают тагарскую. В Хакасии в позднесарагашенское время тагарской культуры (III в. до н.э.) зародилась, а в тесинское (II-I в. до н.э.) получила развитие традиция коллективных погребений в склепах. На Кавказе эта традиция проявилась позднее - в первые века новой эры (катакомбы) и в V-VI вв. (склепы)- Устройство склепов, положение погребенных на полу и нарах сближает погребальные комплексы Хакасии со склепами Сев. Кавказа. Сходен и обычай перекрещивать ноги покойного (как в Хакасии, так и на Кавказе). В различных местах Алтая и Саян были найдены предметы, типологически близкие к таковым Салтовской культуры Предкавказья (середина VIII - начало X в.), в формировании которой аланы принимали участие .

Палеоантропологические материалы не противоречат версии о принадлежности тесинских памятников аланам.Письменными источниками засвидетельствовано давнее (первые века новой эры) знакомство китайцев с аланами, которых они помещали в районе Аральского моря (царство Яньцай, позднее Аланья). В монгольское время аланыхристиане, более известные под именем асов, принимали активное участие в военной и политической жизни Центральной Азии .

Остается добавить, что среди хакасов и южных алтайцев до сих пор бытует фамилия Аланов, происхождение которой, однако, нам неизвестно .

http://www.alanica.ru/article/3.htm

–  –  –

Об "Аланской истории" Арриана сохранилось упоминание лишь у

Иоанна Лаврентия Лида и Фотия. Более подробно свидетельство Лида:

"Итак, такой рассказ о Каспийских воротах есть у римских писателей, который Арриан тщательно излагает в "Аланской истории" и не менее тщательно в восьмой [книге] "Парфянской истории"; ибо он сам знал те места, так как руководил этой территорией во времена Траяна..." (De magist., III, 53). Патриарх Фотий более лаконичен. Он замечает, что Арриан "сочинил также и историю об аланах, которую назвал "Аланской" (Bibl., cod. 58, p. 17 a 23). Ф. Стадтер справедливо полагает, что данное произведение было написано после кампании Арриана против аланов (135 г.), когда и мог зародиться интерес нашего автора к своим противникам. О содержании истории нам ничего не известно, ведь кроме вышеприведенных отрывков на нее, возможно, ссылается только Прокопий (Bel. Goth., IV, 17, 4). Если же судить по названию, то, вслед за А. Роосом, можно предположить, что сочинение состояло из одной книги и в ней, как в "Вифинской", "Парфянской" и "Индийской" историях, были исторические, географические и этнографические пассажи. Причем, автор включил сюда и сведения о горных проходах, через которые вторглись аланы и которые он обозрел во время Парфянской войны Траяна (115 - 117 гг.) Впрочем, некоторые исследователи (О. О. Крюгер, Б. С. Бахрах, Э. Л. Уилер) полагают, что к "Аланике" принадлежал фрагмент, озаглавленный "Диспозиция против аланов". Чтобы решить данную проблему, стоит рассмотреть сам отрывок. Он сохранился в трех дериватах XV - XVII вв., восходящих к одному архетипу середины X в., также дошедшему до нас (Медичео-Лаврентийский кодекс гр. LV. 4). Сам же текст "Диспозиции" сохранился в не очень хорошем состоянии:

отсутствует конец текста (около 20 строк), имеются небольшие лакуны, зачастую строка неверно разбита на слова, одно словосочетание может повторяться дважды (§ 16) и т. д .

"Диспозиция" является уникальным произведением, ибо только она довольно подробно рассказывает о тактическом построении отдельных подразделений в римской армии. По содержанию можно достаточно четко разделить данное произведение на четыре основные части: 1) походная колонна (§1-10); 2) приготовление к бою (§ 11); 3) собственно диспозиция (§ 12-24); 4) предполагаемые действия в будущей битве (§ 25-31) .

Отрывок написан аттическим диалектом с обычной для Арриана примесью ионизмов, подчас в эпической форме. Во всем фрагменте употребляется повелительное наклонение (imperativus либо nominativus/accusativus cum infinitivo pro imperativo). Это явно не стиль исторического сочинения, в котором приказы передаются косвенной речью (ср.: Arr., An., I, 6, 2; II, 9, 3 и др.). Впрочем, подобное повелительное наклонение мы встречаем и в Амфипольском эпиграфическом уставе времени Филиппа V (221-179 гг. до н. э.). По стилю изложения фрагмент отчетливо делится на две части: 1) описание колонны в походе и расположение отрядов в диспозиции - довольно нудное перечисление, схожее по стилистике с официальной документацией (ср. стиль Monumentum Ancyranum); 2)последние две части, язык которых более живой, с включением описательных фраз (напр., § 17). Тут же содержание становится более абстрактным, предположительным. Употребляются разделительные союзы "или" (§ 21, 22), которые не уместны в приказах боевой обстановки, слишком неконкретно описано и защитное вооружение аланов (§ 17). К тому же в этих частях фрагмента имеется и вербальная перекличка с "Анабасисом Александра" в описании метания снарядов (§ 25 = An., IV, 4, 4-5), бегства и преследования врага (§ 27-28 = An., IV, 4, 4-7). Здесь же употребляются и эллинистические термины, например, prwtostatai (§ 16). Все это свидетельствует о литературной обработке данной части сочинения .

Читая текст произведения, мы видим, что Арриан показывает себя полководцем, действующим по всем правилам военной науки. Так, он встречает конную атаку врагов плотным строем пехоты, фланги которой, состоящие из легко вооруженных под прикрытием тяжеловооруженных стоят на возвышенности, причем легат предполагает встретить врагов градом метательных снарядов, что должно заставить неприятеля повернуть. Все это высказано Аррианом и в чисто теоретической форме в "Тактике" (11, 1-2; 13, 2; 15, 4). Кроме этого, в последнем произведении читаем: "если нужно отбиться от атакующих верхом, то следует строиться подобно тому, как против савроматов и скифов" (11,2). (Заметим, что скифами Арриан называет здесь аланов. (ср.: Arr., Tact., 4, 3; 7). Если в первой части этого предложения (11, 1) все понятно - нужно строиться колонной, чтобы прорвать строй врага, то во второй части Арриан почему-то не разъясняет, как следует строиться против кочевников. И это при том, что в "Тактике" сам автор всегда поясняет различные способы построения, считая серьезным недостатком отсутствие таких объяснений у предыдущих теоретиков военного дела (Tact., 1, 2). Видимо, можно согласиться с Ф. Стадтером, считающим "Диспозицию" практическим приложением к "Тактике" Арриана, которое показывало, как можно использовать эллинистические военные приемы в современных автору условиях. Менее вероятно, что такое пояснение автор давал в сочинении о пехотных упражнениях, само существование которого можно поставить под сомнение из-за плохой сохранности текста, где оно упоминается (Arr., Tact., 32, 3) .

Возможно, в основе "Диспозиции" лежал план кампании 135 г .

Причем колонна войск, видимо, действительно вышла навстречу врагу, в противном случае неясно, чего, собственно, испугались аланы и почему прекратили свое наступление (Cass. Dio, LXIX, 15, 1). В основе же двух последних частей сочинения был, скорее всего, лишь предполагаемый план будущих действий, выработанный, по-видимому, на военном совете легата Каппадокии - Арриана(ср.: Ios., Bell. Iud., V, 491; 502), и им же впоследствии литературно обработанный .

http://www.alanica.ru/article/11.htm О конструкции лука и стрел северокавказских аланов .

–  –  –

Распространение использования метательного оружия в ВТМ Ассоциации неминуемо поднимает проблему использовани адекватных исторических источников. Редакционная коллегия сайта представляет вниманию общественности реферат статьи В.Н.Каминского по сложным лукам аланов Северного Кавказа .

Статья опубликована в Кратких Сообщениях Института Археологии (КСИА). Вып.170. 1982. С.48-51 .

В 1976 г. Е.А.Милованов и А.А.Иерусалимская опубликовали материал о луке из известного могильника Мощевая балка, который давал представление о конструкции этого вида оружия у северокавказских аланов[1]. Новые находки в Мощевой балке позволяют существенным образом уточнить и дополнить эти данные .

Исследования разграбленного в 1978г. одного из погребений могильника показали, что костяк и инвентарь в основном остались нетронутыми. Костяк был вытянут на спине, ориентировка юго-западная .

В погребении найдены сероглиняный кувшин-чайник, деревянные ножны с ножом, пенал, рукояти секиры, тесла и плети, сложенный вдвое кожаный горит и находившиеся у левого бока умершего деревянный колчан со стрелами и лук в кожаном налучье[2]. Найденный в этом погребении лук и многочисленные фрагменты из сборов предыдущих лет, хранящиеся в различных собраниях, дают возможность судить о конструкции сложносоставных аланских луков .

Как известно, в типологическом плане луки из могильника Мощевая балка делятся на два типа: 1) с цельной деревянной основой и 2) сложносоставные, с деревянной основой из двух отдельных частей, соединенных в области рукояти. Луки первого типа хорошо освещены в литературе[3] .

–  –  –

В центральной части луков находилась рукоять-перехват. Деревянная основа в области рукояти имеет прямоугольное сечение. С внешней стороны через рукоять проходили сухожилия, с внутренней — находилось соединение роговых обкладок, усиливавших плечи. С боковых сторон перехват усиливали костяными обкладками (рис., 8), после чего всю рукоять обклеивали берестой. Рога аланских луков для жесткости и большей массивности, которая гасила вибрацию, что очень важно для рефлексирующих луков[6] имели треугольное сечение (рис.6). С трех сторон их усиливали костяными обкладками (рис.7,9). На двух боковых сторонах делали вырезы для тетивы (рис.7). Такие луки имели четыре работавших на излом узла, где возникало критическое напряжение при стрельбе .

Поэтому их усиливали обмоткой из сухожилия[7] .

При установке на лук тетивы он выгибался в обратную сторону и принимал фигурные очертания с четко выраженной рукоятью, круто изогнутыми плечами и расходящимися в стороны, слегка закругленными рогами (рис.3). Такие очертания приобретают луки с пятичленным делением. Эта черта, а также некоторые детали конструкции роднят аланские луки с сасанидскими[8]. Вероятно, они имели общее происхождение, а затем их развитие шло разными путями. Длина луков колебалась от 1,2 до 1,5 м. Обычно размеры лука определялись ростом и физической силой владельца. Важная особенность аланских луков заключается в том, что угол между рогом и плечом на одном конце на 10—15° больше угла на другом (рис.1). Луки с разными углами между плечом и рогом найдены в Майкопском округе на Кубани[9]и в Мощевой балке. Это дает основание рассматривать такую особенность не как следствие деформации. Разность углов связана с тем, что при подготовке к стрельбе стрела устанавливалась в верхней части перехвата и, таким образом, смещалась от центра лука вверх. В результате пятка стрелы делила тетиву на два рычага, одни из которых был длиннее другого. Большой рычаг сообщал большую силу, которая и смещала стрелу во время полета от оси прицеливания. Чтобы уравнять эти рычаги, верхний угол между плечом и рогом увеличивался .

Интересен вопрос о том, в каком положении носили аланские воины сложносоставные луки. Судя по изображениям в позднесасанидских памятниках, сложносоставные луки носили со спущенной тетивой в узких изогнутых кожаных налучьях[10] .

Один луков Мощевой балки, в уже упоминавшемся разграбленном погребении, найден со спущенной тетивой (рис.1) именно в таком налучье. Здесь же находился сложенный вдвое колчан-горит. Эта находка подтверждает предположение, что в повседневной жизни луки носили со спущенной тетивой. Поэтому можно говорить о двух положениях ношения лука: походном, или повседневном, и боевом. В боевом положении луки носили в горитах. Гориты крепились ремнями за две кожаные или железные петли, одна из которых находилась в верхнем углу, другая — на месте изгиба горита по форме лука. С тыльной стороны горит имел клапан для хранения запасной тетивы. Гориты такого типа найдены в Мощевой балке[11] и катакомбах Рим-горы[12] .

Спуск тетивы в обычных условиях объясняется стремлением сохранить упругость лука, которая определяла боевые качества этого оружия .

Аланские стрелы наиболее полно представлены в материалах Змейского могильника[13] и Мощевой балки. В упоминавшемся погребении из Мощевой Балки найден деревянный колчан с пятью прекрасно сохранившимися стрелами, изготовленными из березы и ясеня. Они имеют длину от 0,60 до 0,80 м и толщину от 0,8 до 1 см. Длина их зависела, вероятно, не столько от размеров луков, сколько от назначения стрел .

Толстые короткие стрелы имели бронебойные наконечники и предназначались для стрельбы на близкие расстояния. Тонкие и длинные стрелы служили для поражения целей на больших дистанциях .

Большинство стрел имело трехперое оперение, которое изготовлялось следующим образом. Перо расщеплялось так, чтобы 1/4 стержня оставалась вместе с опахалом. После этого опахало с таким стрежнем приклеивалось к древку. Концы стержней оперения дополнительно обматывали жилами или конским волосом. Иногда оперение спускалось до выреза для пальцев на пятке стрелы и слегка загибалось дугой влево. Это придавало стреле вращательное движение. Такое оперение характерно для коротких толстых стрел (рис.10). В других случаях оперение было прямым и высоко поднятым над пяткой (рис.11). Длина его колебалась от 10 до 15 см. Как показывают материалы по этнографии казахов, длина оперения зависели от размеров и веса наконечника стрелы[14] .

Вырезы для пальцев на пятке стрелы и концы древка возле наконечника обматывались сухожилиями. Такая обмотка предохраняла пальцы от соскальзывания при стрельбе, а конец древка — от раскола при ударе в цель. Диаметр древка стрел возле наконечника определялся диаметром упора на наконечнике. Это уменьшало сопротивление воздуха и увеличивало скорость полета стрелы. На некоторых стрелах пятка окрашена в темно-синий цвет. А. Ф. Медведев и В. П. Курылев считают это своеобразной маркировкой, облегчавшей выбор нужной стрелы в колчане[15]. Однако некоторые находки в Змейском могильнике и Мощевой Балке показывают, что стрелы в колчанах хранились наконечниками вверх[16], что противоречит такому выводу. На одном фрагменте стрелы из Мощевой Балки имеется вырезанный тамгообразный знак X[17]. По-видимому, в VII—X вв. на стрелах, как на личном оружии, начинают ставить клеймо .

Новые наблюдения над стрелковым оружием аланов позволяют полнее проследить технологию изготовления сложносоставных луков, их конструктивные особенности, подчеркивают продуманность конструкции каждой детали, где все подчинялось одной цели — сделать лук и стрелы надежными, точными, удобными. Как уже отмечалось, луки изготовляли из кизила и клена, древки стрел — из березы и ясеня. Кизил — одна из самых твердых пород дерева; к твердым породам относятся береза, ясень и клен. Выбор материала также был подчинен достижению прочности и надежности оружия. Все это позволяет сделать вывод, что стрелковое оружие северокавказских аланов не уступало по своим боевым качествам однотипному оружию других народов в тот же исторический период .

Примечания

1. Милованов Е.А., Иерусалимская А.А. Лук из Мощевой балки. // Сборник Государственного Эрмитажа, 1976, XLI .

К тексту .

2. Материал хранится в Краснодарском государственном историкоархеологическом музее-заповеднике, инв.№ 5241 .

К тексту .

3. Милованов Е.А., Иерусалимская А.А. Лук из Мощевой балки .

К тексту .

4. Определения пород дерева проведены сотрудником Государственного Эрмитажа А.И.Семеновым .

К тексту .

5. Все рисунки деталей даны для «походного» положения луков .

К тексту .

6. Литвинский Б.А. Сложносоставной лук в древней Средней Азии. // Советская археология, 1966, № 4, с.66 .

К тексту .

7. Милованов Е.А., Иерусалимская А.А. Лук из Мощевой балки, с. 41;

Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие. //Свод археологических источников, 1966. вып.Е1-36, с.12 .

К тексту .

8. Литвинский Б.А. Сложносоставной лук..., с.61,69 .

К тексту .

9. Zakharov A., Arendt V. Studia Levedica.// Archaeologia Hungarica, 1934, p.61, fig.25 .

К тексту .

10. Орбели И.А., Тревер К.В. Сасанидский металл. М.-Л., 1935, табл.3,20 .

К тексту .

11. Милованов Е.А., Иерусалимская А.А. Лук из Мощевой балки, с. 43 .

К тексту .

12. Рунич А.П. Катакомбы Рим-горы. // Советская археология, 1970, №2, с.206 .

К тексту .

13. Кузнецов В.А. Змейский катакомбный могильник (по раскопкам 1975 г.). // МАДИСО, 1961, №1, с.86, 87 .

К тексту .

14. Курылев В.П. Оружие казахов. // Сборник МАЭ, 1978, XXXIV, с.19 .

К тексту .

15. Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие, с.20; Курылев В.П .

Оружие казахов, c.19 .

К тексту .

16. Кузнецов В.А. Змейский катакомбный могильник..., с.86, 87 .

Соответствующие материалы могильника в Мощевой балке не опубликованы .

К тексту .

17. Фонды Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника, Инв.№ 4978 .

http://www.alanica.ru/article/10.htm Равнины и горы в процессе расо- и этнообразования осетин

–  –  –

Усиливающаяся экологизация науки, характерная в наше время и для дисциплин исторического цикла, позволяет по иному взглянуть на многие вопросы формирования общих тенденций в человеческом обществе, а именно под углом зрения изучения адаптивных процессов, как биологических, так и культурных и поведенческих. Особенности географической среды, положение популяции в системе других популяций и внутрипопуляционная структура (т.е. биологическая, культурная и поведенческая адаптация) определяют популяционный гомеостаз. Изучение влияния географической среды на формирование антропологического своеобразия человеческих коллективов на палеоантропологическом материале еще не приобрело нужных масштабов исследования. Лишь в общей форме мы можем говорить о средовом адаптивном компоненте, который находит отражение в географической обусловленности варьирования отдельных морфологических признаков. В конкретных же палеоантропологических исследованиях наиболее перспективным при изучении истории популяций и микроэволюционных изменений представляется учет расчлененности ландшафтов. Именно геоморфологические особенности местности и гидрологическая сеть определяют существование или отсутствие географических барьеров, препятствующих или способствующих генетическим контактам между популяциями. Опять–таки в общей форме установлено, что модусы расообразования на отдельных территориях формировались именно с характером прерывистого или панмиксного распространения признаков (Алексеев, 1967,1974,1998). Исторический процесс на Северном Кавказе обстоятельно документирован археологическими и письменными источниками. Общая линия происхождения большинства современных горских народов достаточно аргументировано улавливается, начиная с раннежелезного века. Судя по археологическим данным, процесс этнообразования в его наиболее перспективных формах (крупные племена, союз племен, народности) протекал или был тесно связан с равнинно-степной зоной региона, с контактной зоной Степи и Гор (см .

работы В.Б.Ковалевской, В.А.Кузнецова, В.Б.Виноградова и т.д.) Ход этнической истории определяли многочисленные внедрения в местную среду внешних импульсов, скифских, сармато-аланских, гуннских, болгарских, тюркских и хазарских. Таким образом, плоскостное Предкавказье являлось территорией, где происходила трансформация и синтез традиционных этнокультурных компонентов Степи и Гор, где, начиная с древних времен наблюдалась, с одной стороны, преемственность культур, а с другой – периодичность миграций. Так как только антропологические признаки свободны от такого исторического явления, как заимствование, и потому относительно стабильны и независимы от социально-исторической обстановки, только они могут свидетельствовать о переселении конкретных групп людей .

Поэтому палеоантропологические данные особенно успешно могут быть применены в изучении взаимоотношений субстратного аборигенного и суперстратного пришлого населения в этногенетическом процессе (см .

работы Г.Ф.Дебеца, В.П.Алексеева, Ю.В.Бромлея). Ираноязычность осетин и археологические свидетельства аланского влияния на культуру местных горских племен – с одной стороны, и антропологические особенности современных осетин, которые, напротив, сближают их с кавказоязычными соседями – с другой, определяют всю сложность решения проблемы расо- и этногенеза осетинского народа. В этнической истории осетин выделяется несколько периодов, различающихся демографической ситуацией, территорией формирования этноса, интенсивностью интеграционных процессов. Соотношения субстратных и суперстратных элементов в формировании физического облика осетин в различные периоды этнической истории народа показывают, что процесс этнообразования не ограничивался лишь культурными контактами, а имело место и биологическое смешение. Последовательное внедрение в горскую среду многочисленных внешних импульсов, в частности иранства, в результате контактов со степным миром кочевников, скифов, сарматов и алан, способствовало постепенной языковой ассимиляции на территории Северной Осетии и положило начало формированию алано-осской раннефеодальной народности. Оно происходило на равнинных территориях Предкавказья в результате синтеза ираноязычного населения и местного, скорее всего относящегося к адыгскому массиву. Большинство изученных раннесредневековых краниологических серий происходит из могильников, принадлежащих адыгским племенам и аланам, которые широко были расселены по территории нынешних Кабарды, Черкессии и Северной Осетии (Дебец,1948, Алексеев,1974,Герасимова,1997). Преобладающим краниологическим типом этого населения был европеоидный долихокранный вариант с крупными размерами мозговой коробки и узким лицом. Суммарное сопоставление по комплексу признаков, широко вошедшее в практику расового анализа, дающее возможность оценить расхождение групп по так называемым таксономическим расстояниям (в нашем случае по методу Пенроуза в редакции Кнусмана), позволяет нам определить степень морфологической специфичности изученных групп .

Анализ полученных таксономических расстояний показал, что наименьшие расстояния и наибольшее количество близких связей обнаруживают в раннем средневековье серии, связанные с аланским и адыгским этносом (Гамовское ущелье,Балпбанка, Ильичево городище, Мощевая Балка, Нижний Архыз, Адиюх, Казазово из Прикубанья). Почти втрое дальше от всех прочих серий отстоят серия из Харха в Дарьяльском ущелье и серия из Эдиси из горных районов Южной Осетии. Они отличаются резко выраженной морфологической специфичностью, оценивая которую, следует признать, что горское население в конце 1 – начале 2-го тысячелетия обнаруживало тот комплекс признаков, который сейчас ассоциируется с кавкасионским, т.е. свойственным современным осетинам. Т.о. анализ таксономических расстояний (по Пенрозу) между краниологическими сериями с территории Северного Кавказа убедительно свидетельствует, что в антропологическом плане интеграционные процессы происходили под знаком аланской доминанты, а горское население было слабо втянуто в эти процессы. Вторым важным моментом этно- и расогенеза осетин стали массовые миграции равнинного населения в горы после разгрома Алании Чингизидами. С середины 13 в. горные ущелья стали основной территорией формирующегося осетинского народа. Это было время социальных потрясений, разрушений устоявшихся традиций и уклада жизни, гибели огромной массы людей со всеми вытекающими отсюда последствиями для этно- и расогенеза осетин. Между тем, это был период, когда, по мнению большинства исследователей, происходило оформление этнического типа и основных черт культуры и быта осетин, период формирования осетинских обществ. Именно с этого времени можно говорить об осетинах, как сложившейся этнической общности со своей четко очерченной территорией, языком, экономикой и культурой (Тменов, Кузнецов, Гутнов, Тотоев, 1987). Заселение аланами горных районов вызвало необходимость приспособления к другим физикогеографическим условиям, что вызвало разнообразные адаптации, в том числе, социальную, которая составляет существенную составляющую популяционного запаса адаптивной изменчивости. Проникновение аланских групп в горные районы протекало, видимо, в условиях благоприятных, поскольку наиболее ранние следы их обитания, датируемые Е.Г.Пчелиной 7-9 вв., были обнаружены в окрестностях с .

Лац в Куртатинском ущелье, где уже в середине 13 в. функционирует Дзивгинская церковь, пещерная крепость и целое поселение в балке Фаскау. Археологические материалы несколько более позднего времени из раскопанных там склепов прямо свидетельствуют о том, что к концу 14 в. осетины куртатинцы представляют собой вполне сформировавшееся общество (Тменов,1985,1989). Антропологически этот период представлен тремя сериями из –под скальных навесов над с .

Дзивгис в Куртатинском ущелье, серией из каменных ящиков у с.Верхняя Кобан в Кобанском (Гизельдонском ущелье), двумя сериями у с. Кели из каменных ящиков и склепов в Ассинском ущелье и двумя сериями из цирциатских могильников из Рокского ущелья и ущелья Сба в верховьях р.Б. Лиахвы в Южной Осетии. Позволю себе более подробно остановиться на материалах из Дзивгис. Морфологические особенности черепов 13-14 вв. из-под скальных навесов над с.Дзивгис существенно отличались от того комплекса признаков, который свойственен современным осетинам .

Кроме того черепа из двух склепов (15 и 18) отличались от третьей серии из пещерного, 21-го, склепа, такими диагностически важными признаками, как высота черепа, высота и ширина лица. Поскольку сооружение склепов связано с традициями родового строя, наблюдаемые различия можно считать особенностями родовой или семейной группы .

Представление о б антропологическом облике населения с.Дзивгис может быть дополнено серией из полуподземного склепа ( склеп 3) из раскопок Л.К.Нечаевой 16-17 вв. Черепа из этого склепа типологически близки к черепам из 15 и18 склепов, но уклоняются от типа, который свойственен современным осетинам, еще более мелкими размерами мозгового черепа, более низким лицом и высоким носом. В наибольшей степени эти черепа близки к исследованным мною черепам из аланских могильников, таких, как уже упоминавшиеся Балабанка, Гамовское ущелье, Архыз и Ильичевское городище (Герасимова,1996) .

Т.е. население, уже оттесненное в горы, т.е. более позднее, чем аланы, сохраняет антропологический облик, свойственный аланскому или алано-осскому этносу. Возможно, что антропологические особенности дзивгинского населения являются отражением более ранних миграционных волн, когда горское население было еще слабо втянуто в интеграционный процесс формирования осетинского народа. Некоторые особенности этих серий можно объяснить контактами с адыгскими племенами, которые издавна имели место, судя по археологическим данным (Иерусалимская,1978,1983) и прослеживаются на антропологических материалах из Мощевой Балки (Герасимова,1986) .

Здесь, видимо, в процесс метисации алано-осского населения были втянуты и адыгские племена. Запертое в ущельях, потесненное в горы, равнинное аланское население для того, чтобы избежать катастрофических демографических последствий разгрома Алании было вынуждено вступать в брачные контакты с адыгскими племенами, тем более что для Западной Алании контакты с адыгами уже имели некоторую традицию Черепа из пещерного склепа обнаруживают сходство с черепами из более поздних склепов 16-17 вв.у с.Лац того же Куртатинского ущелья. Эти черепа в более выраженной форме обнаруживают тот вариант, что свойственен современным осетинам. Это происходило за счет усиления контактов с автохтонным горским населением, антропологические особенности которого нам известны по находкам из раннесредневековых могильников Херх и Эдиси. Эти же особенности характерны для серии из могильника Верхняя Кобан, синхронного дзивгинским, из соседнего Гизельдонского (Кобанского) ущелья (Герасимова,1993, Тихонов,1993).Серия происходит из каменных ящиков и уверено, по археологическим материалам, увязывается с местным горским населением. Верхнекобанская серия характеризуется крупными размерами мозговой коробки, значительной величиной поперечного и высотного диаметров, умеренной брахикранией, широким лицом. Таким образом, средневековые осетины Гизельдонского ущелья (Верхняя Кобан) обнаруживают комплекс признаков, который характерен для современных осетин. Значит ли это, что горское население сыграло решающую роль в расо- и этногенезе осетин, а влияние аланского суперстрата проявилось лишь в победе языка и некоторых культурных новациях?Этому утверждению противоречат ряд фактов. Во-первых, анализ межгрупповой изменчивости признаков мозгового и лицевого черепа у населения этого времени по сравнению с раннесредневековым населением показывает, что изменчивость признаков здесь больше и сочетание их разнообразнее .

Морфологическая специфичность серий постмонгольского времени по сравнению с ранним средневековьем более значительна. Во-вторых, краниологические особенности населения ущелий, например, Куртатинского и Гизельдонского, в 13-14 и 16-17 веках имеют перекрестное сходство. Так Дзивгинские черепа из 15 и 18 склепов 13вв и 3 склепа 16-17 вв обнаруживают сходство с черепами из склепов Джимара и Хуссар 16-17 вв. соседнего Гизельдонского ущелья .

А серия из пещерного 21-го склепа из с. Дзивгис обнаруживает сходство с раннесредневековыми сериями из Харха и Эдиси и с серией из Верхней Кобани. Наличие сетевидного сходства между сериями и уменьшение количества близких связей по сравнению с ранним средневековьем показывают, что процесс метисации алано-осского и горского населения имел длительную протяженность и выраженную специфику в отдельных этнолокальных группах, и даже в рамках отдельных обществ, например, Куртатинского (Герасимова,2003) .

Неравномерность и специфика процесса этнической и антропологической консолидации объясняется разными причинами, как внутреннего, так и внешнего характера. Немаловажную роль в интеграции горского и алано-осского массивов играло благоприятное географическое положение, а именно наличие удобных перевалов для торговых путей, пастбищ и земель для земледелия, местонахождений полезных ископаемых. Наличие этих условий способствовало активному вовлечению горского населения в процесс формирования осетинских обществ. Аланы-мигранты, стоявшие на ступеньку выше автохтонного населения, продолжали быть активным реагентом в этом процессе. Во многом, консолидации, во всяком случае, антропологической, способствовали, как ни странно, походы Тимура. Трагические последствия этой экспансии, вызвавшие сокращение доли мужского населения, нехватку брачных партнеров и увеличение близкородственных связей, могли быть избегнуты лишь за счет усиления контактов с горским населением путем расширения круга брачных связей .

Роль горских племен прослеживается на антропологических материалах позднесредневекового времени из склепов Северной Осетии .

В черепных сериях возрастает процент короткоголовых и широколицых черепов, хотя, в целом, по признакам, характеризующим форму мозговой коробки, и ширине лица, население большинства ущелий Северной Осетии продолжает сохранять антропологический тип более древнего равнинного населения, что никак не соответствует антропологическим особенностям современных осетин. (Бунак,1953; Шевченко,1986; Герасимова,1993).В 19 в. началось обратное переселение осетин на предкавказские равнины. К сожалению, у нас нет краниологических материалов, датированных этим временем и принадлежащих непосредственным предкам осетин. Традиционно используемый материал для расогенетических построений отстоит от нашего времени на два столетия .

Речь идет о сборных сериях трех крупных этнолокальных группиронцев, дигорцев и туальцев, изученных в свое время В.П.Алексеевым (1974).Приходиться признать, что особенности этих черепов также не дают возможности связать их с современным населением Осетии .

Сравнительные данные по современным осетинам, в переводе на черепные размеры, свидетельствуют, что на протяжении последних 200 лет произошло уменьшение продольного, значительное увеличение поперечного диаметров и ширины лица. Эти изменения происходили на фоне жесточайшего демографического кризиса, когда в результате «моровой язвы» население Осетии сократилось с 200 тысяч человек до 20 тысяч (История Северо-Осетинской АССР,1987). Переселение осетин на предгорные равнины сопровождалось ломкой устаревших патриархальных отношений, уменьшением числа кровнородственных и расширением территориальных связей. Имеются хорошо документированные свидетельства тесных контактов, включая брачные, с кабардинцами, есть данные о переселении значительного числа осетинских семей в Балкарию и балкарских в Дигорию, о тесных этно-культурных контактах осетин с ингушами и браках между ними в низовьях р. Армхи (Волкова,1974). Расширение территориальных и брачных связей фиксируется анализом таксономических расстояний между современными кавказскими группами и последовательным сравнением матриц суммарных расстояний от раннего средневековья ко времени, близкому к современности, говорящем об незначительной морфологической специфичности сравниваемых групп. Незначительная степень морфологической специфичности современных северокавказских популяций выражается также в наличии сетевидного сходства и близких таксономических расстояниях между краниологическими сериями осетин, кабардинцев и ингушей (Алексеев,1974, Герасимова, 1993, 1997).Таким образом, можно сказать, что характер расообразования на Северном Кавказе определялся характером популяционных взаимоотношений, выражающимся в различной интенсивности брачных связей в контактной зоне Равнин и Гор в различные временные отрезки .

Герасимова Маргарита Михайловна, Институт этнологии и антропологии РАН, вед. н.с.; к.и.н .

http://www.alanica.ru/article/19.htm

–  –  –

В пятом столбце знаменитой Бехистунской надписи повествуется о походе Дария I против эламитов и саков (массагетов). Рассказ по композиции и стилю следует обычному трафарету аналогичных победных реляций, которыми заполнены предыдущие столбцы надписи .

Но он заключает и один знаменательный новый элемент: Дарий считает нужным сообщить, что его враги (саки, эламиты) были неверными (arika-), не чтили Аурамазду, тогда как он, Дарий, чтил Аурамазду. Только тем, кто чтит Аурамазду, Дарий сулит благоденствие в этом и загробном мире. Это добавление, конечно, не случайно. Пятый столбец приписан к Бехистунской надписи позднее основного текста .

Вышеупомянутое добавление в пятом столбце говорит о том, что к этому времени Дарий I, очевидно не без влияния жрецов-магов, стал проводить жесткую религиозную политику насаждения маздеизма 1 как государственной религии. Эту политику энергично продолжал его сын Ксеркс. Об этом ясно говорит его «антидэвовская» надпись. По своему тону религиозной нетерпимости антидэвовская надпись Ксеркса явно перекликается с пятым столбцом Бехистунской надписи. Оба текста почти в идентичных выражениях обещают блаженство только тем, кто чтит Аурамазду .

Но древние культы пустили слишком глубокие корни в народе и подавить их Ахеменидам не удалось, хотя они и добились, по-видимому, формального признания культа Аурамазды на всей подвластной им территории.

Об этом говорит, между прочим, широкое распространение имени «Аурамазда» в восточноиранских языках в значении «солнце»:

сакское urmaysda, йидга ormzdмунджанское ormzd, зебаки ormzd. 2 ишкашимское remzd, сангличи ormzd, Обращает на себя внимание одно обстоятельство. Хотя зороастризм возник с несомненностью в Восточном Иране, в области Хорезма, Согдианы, Маргианы, Бактрии, мы не имеем после Авесты никаких памятников зороастризма из этих областей, до нас не дошло ни одного сколько-нибудь значительного зороастрийского текста на восточноиранских наречиях. Зато на этих наречиях имеется достаточное количество буддийских, манихейских и христианских текстов. Вместе с тем на западноиранских наречиях до нас дошла обширная зороастрийская литература. Создается впечатление, что зороастрийская традиция в областях своего зарождения быстро оборвалась после завершения Авесты и целиком переместилась в Западный Иран. Чем это объяснить?

Зороастризм возник как религия мирных скотоводов-пастухов Восточного Ирана. Но когда он был возведен в государственную религию Ахеменидов и в этом качестве вернулся к восточным иранцам на острие меча персидского солдата, они от него отшатнулись. Маздеизм проделал тот же путь, что христианство: от религии бедных к государственной религии. Свободолюбивые народы Восточного Ирана, ненавидевшие персидский абсолютизм, стали с неприязнью относиться и к насильственно насаждаемой им религии. Цитаделью маздеизма стала Персия, сперва ахеменидская, позднее сасанидская .

Но была одна группа иранских племен, которая с начала и до конца оставалась чужда зороастризму — маздеизму. Мы имеем в виду скифские (массагетские, сакские) племена. Для них был одинаково неприемлем и ранний зороастризм, проповедовавший мирное оседлое скотоводство и острием своим направленный против их кочевого, жизни 3, полуразбойничьего уклада и государственный маздеизм персидской державы, против экспансии которой они ожесточенно боролись еще со времен Кира. Дошедшие до нас сведения о религии скифов, массагетов, алан не заключают даже намека на что-либо зороастрийское. Имена скифских богов, сохраненные Геродотом, не имеют ничего общего с названиями зороастрийских божеств .

Зороастрийские элементы в сакском языке (см. выше) были восприняты, надо полагать, не на первоначальной родине саков, а уже после продвижения части их в Хотан .

Одним из массагетских племен были, по свидетельству Диона Кассия и Аммиана Марцеллина, аланы, предки нынешних осетин. В начале нашей эры они продвинулись из Средней Азии на Северный Кавказ. Здесь они под византийским и грузинским влиянием приняли в X в .

христианство .

Какова была их религия до перехода в христианство? Этот вопрос представляет значительный интерес для суждения о религии скифскосарматских племен и отчасти о дозороастрийской религии древних иранцев вообще .

Исторические сведения о религиозных верованиях алан очень скудны, и мы намерены опираться не на них, а на данные языка, мифологии и религиозных представлений современных осетин. Учитывая, как много древнеиранского сохранил осетинский язык, мы вправе ожидать заметных пережитков древнеиранского состояния также в религиозной сфере. Разумеется, не может быть речи о восстановлении всей картины древнеаланской религии. Десять веков христианства не могли пройти бесследно. На старые верования наложился мощный слой христианской терминологии и обрядности. Неизбежно приходится считаться с тем, что под действием христианской пропаганды старые чтимые божества низводились на степень демонов, злых духов, чудовищ и пр. Задача восстановления дохристианской религии алан подобна чтению палимпсеста: под новым текстом лишь с трудом там и сям распознаются отдельные, зачастую искаженные черты древнего. Я не помышляю о реконструкции дохристианских верований алан как цельной системы. Речь идет лишь об отдельных фрагментах. Но и этих фрагментов достаточно, чтобы убедиться, что в религиозных понятиях осетин сохранилось кое-что древнеиранское и даже древнеиндоевропейское и ничего зороастрийского .

Начну с рассмотрения некоторых религиозных терминов, которые можно с уверенностью считать унаследованными от древнеиранского .

«Боги» и «силы»

Когда осетину нужно назвать весь сонм небожителей, он употребляет либо слово dzwar (множ. ч. dzwrtt), либо zd и dawg, дигорск. диалект izd иidawg (множ. ч. izdt, idawgut), причем последние термины особенно охотно употребляются в паре: izdt ma idawgut 'Зэды и дауаги' Dzwar идет из грузинского dvari 'крест' и связано с христианством. Izd и idawg можно с уверенностью возводить к древнеиранскому и рассматривать как наследие дохристианской религии алан. Izd возводится к древнеиранскому yazata- 'божество', а idawg- к vi-tvaka- и означает буквально 'сила, носитель силы' от древнеиранского tavбыть сильным'. Стало быть, парное сочетание izdt ma idawgut означает буквально 'боги и силы' .

Представление о «силах» как особых божественных сущностях рядом с богами коренится в древних иранских и арийских народных верованиях.4 Арабский автор ал-Шахрастани, излагая учение иранского религиозного и социального реформатора Маздака (VI в. н.э.), сообщает, что, согласно этому учению, богу сопутствуют «силы»

(quvvat), которые ведают отдельными отраслями миропорядка. Трудно думать, что эти представления выдуманы Маздаком. Они почерпнуты скорее из народных иранских верований .

Здесь следует также искать источники иудейско-христианских представлений о «силах» как одном из главных ангельских чинов. В иудейской традиции учение о иерархии ангелов и о «силах», занимающих в этой иерархии одно из самых высоких мест, появляется только после вавилонского пленения и справедливо считается, что оно воспринято евреями в изгнании, всего вероятнее из иранского религиозного фонда .

Осет. wjug - древнеиран. Vayu

Сохранились ли в осетинском имена отдельных иранских богов? Как и следовало ожидать, в нем не удалось обнаружить никаких следов верховного зороастрийского божества Ахура Мазды. Зато сохранилось имя дозороастрийского бога Vayu, культ которого восходит к глубокой древности, к эпохе арийской (индоиранской) и даже индоевропейской общности. Первоначально бог ветра, он со временем приобретал разнообразные функции, в том числе бога смерти, выступая то как благое, то как злое, разрушительное божество .

Осетинское wjug'великан' безупречно отвечает иранскому * Vayuka- 5 В осетинских демонологических верованиях, в сказках, в эпосе ваюг — весьма популярная фигура. Это существа огромного роста и силы, обычно враждебные человеку. В заимствованных из Грузии сказках и «Даредзановских» сказаниях, осетинское wjug неизменно отвечает грузинскому devi 'великан', что в свою очередь восходит к 'демон'.6 персидскому dv, древнеиранскому daivaВ эсхатологическом тексте "Bxfldisyn" («Посвящение коня покойнику») ваюг фигурирует как привратник загробного мира.7 Здесь прямое соответствие с теми авестийскими текстами, где Vayuвыступает в качестве бога смерти .

Вряд ли можно сомневаться, что культ Vayu- существовал у скифов. В числе скифских богов, перечисляемых Геродотом, фигурирует O. В маюскульном написании «Г» и «Т» легко смешивались (на этом смешении основана двоякая передача имени скифской богини ' и ') .

Исправляя O на 'O, мы получаем закономерную скифскую форму древнеиранского * Vayuka-sura 'Могучий Vayu'., Если бы славянский язык сохранил имя бога Vayu, оно звучало бы * Въй, а в украинском закономерно — Вiй. Такое существо с функциями бога смерти действительно фигурирует в. одноименной повести Н. В .

Гоголя, о которой сам автор говорит: «Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в слышал». 9 такой же простоте, как Скифо-осетинский Vayu и украинский Вiй в функции бога смерти — любопытная скифо-украинская мифологическая изоглосса .

Осет. Wrgon — лат. Volknus

Видное место в осетинской мифологии и нартовском эпосе занимает бог кузнечного дела Kurdalgon .

Форма Kurdalgon представляет упрощение более полной, тоже засвидетельствованной формы Kurd-Al-Wrgon, что значит 'КузнецАланский-Варгон' .

Имя Wrgon я сопоставил в свое время с латинским Volknus. 10 Латинисты встретили мою этимологию молчанием. Это молчание пока не нарушено. Но я могу спокойно выжидать. Недавно проф. Дюмезиль вновь обратил внимание на то, что имеющиеся опыты разъяснения латинского Volknus совершенно неудовлетворительны. 11 Этрусское Velan само заимствовано из латинского, а критский F типологически не имеет ничего общего с Вулканом и к тому же сам по происхождению еще более темен .

Если под этимологией понимать выяснение происхождения слова, то мы имеем пока только одну этимологию латинского Volknus, именно ту, которую я предложил. С звуковой стороны соответствие Wrgon/Volknus настолько безупречно, что могло бы служить школьным примером математической точности звуковых законов .

Семантическая сторона также не оставляет желать ничего лучшего .

Особый интерес заключен в том, что вскрывается тотемическая подпочва некоторых индоевропейских верований. Дело в том, что Wrgon иVolknus являются производными от индоевропейского *vlko- волк. Видимо, и у алан, и у римлян культ бога огня и кузнечного дела был преемственно связан с тотемическим культом волка. Такая интерпретация находится в полном согласии с реалиями .

Известно, что эмблемой Рима служила волчица, кормящая близнецов Ромула и Рема. А в осетинском родоначальник нартов, отец близнецов Хсара и Хсартага, зовется Wrxg, что значит этимологически 'волк' .

Если в связи с гоголевским Вием мы говорили о скифо-украинской изоглоссе, то Wrgon/Volknus — хорошая скифо-латинская изоглосса .

Культ семи богов

Сообщаемые Геродотом в IV книге «Истории» сведения о скифских богах давно привлекли к себе внимание и многократно комментировались. Но никто, насколько я знаю, не уделил внимания числу скифских богов. А число это знаменательное — семь (если не считать Тагимасада-Посейдона, которого почитают только царские скифы) : Табити, Папай, Апи, Ойтосир, Артимпаса, «Геракл», «Арей» .

При этом Геродот подчеркивает, что скифы чтут только этих богов .

Случайна ли цифра семь? По-видимому, не случайна. Анонимный автор Перипла Понта Эвксинского (V в. н. э.) сообщает, что город Феодосия в Крыму «называется на аланском или таврском языке ', что значит "семибожный () ". Вопреки высказывавшимся сомнениям нет никаких оснований усматривать какую-либо неточность в свидетельстве анонима как в передаче аланского названия Феодосии, так и в толковании этого названия. Несомненно, у алан существовал культ «семи богов» и занимал важное место в их религии. Этот же культ засвидетельствован у потомков алан, осетин. Святилище Avd dzwary'Семь богов' близ селения Галиат отмечено еще Вс .

Миллером. 12 Таким образом, культ семи богов с удивительным постоянством прослеживается на протяжении огромного периода — от геродотовских скифов через алан до современных осетин .

Вместе с тем следует подчеркнуть, что семь скифских богов по их именам и функциям отличны от семи «амшаспандов» зороастризма (Ahura, Mazd, Vohu Manah, Aa - vahita и пр.). Семибожный пантеон был древним общеарийским трафаретом, который независимо был унаследован и скифами, и зороастризмом. (Ср. ведийские Aditya). 13 Сохраняя семибожную схему, каждый индоиранский народ заполнял ее своим содержанием, соответствующим уровню его хозяйственного, социального и культурного развития .

В мифологии и эпосе осетин встречается существо vdiw/vdew, такжеavdiwag, то злое, демоническое, то благое. Вс. Миллер объяснял vdiw из p-daiva- 'водный демон'. Однако нигде в эпосе и верованиях нельзя найти даже намека, что vdiw, vdiwag связан с водной стихией. Не вернее ли видеть в vdiw староеavd-dev -древнеиранское * hafta- daiva демонов', resp. богов? Тогда христианскоеavd-dzwary окажется не чем иным, как переводом дохристианского * avd-diwy'семь богов'. Станет понятным и выражение в эпосе avd vdiwy 'семь авдиу', когда в vdiw перестало осознаваться avd, пришлось числительное повторить .

Из кого же состоял аланский семибожный пантеон? Об этом можно высказать некоторые догадки. Два источника, отделенные друг от друга промежутком в 17 столетий, согласно говорят о первенствующей роли культа солнца. Я имею в виду, с одной стороны, свидетельство Геродота (1, 216) о массагетах («Из богов чтут только солнце, которому приносят в жертву лошадей»), с другой — армянского поэта XIII в. Фрика, для которого культ солнца был характернейшим чтит»). 14 признаком алан («...алан, что солнце В этой связи стоит отметить, что, помимо обычного названия солнца xur, осетинский сохранил его к у л ь т о в о е наименование Xurzrin — буквально "солнце золотое', а также Xurty Xurzrin — 'солнце солнц .

Огонь несомненно был предметом специального культа. Огонь в обычной речи зовется art. Но осетинский язык сохранил и его культовое наименованиеrt-xuron 'Огонъ-солнцевич'. Огонь в культе назывался сыном солнца, как в Авесте он зовется ur Ahurahe Mazd .

Название rtxuron применялось также к особому пирогу, изготовленному в честь бога огня .

По аналогии со скифами, которые «выше всех прочих божеств чтут Гистию», можно думать, что и у алан важное место занимала богиня домашнего очага, которая, возможно, называлась fsin 'хозяйка'. В христианский период ее место заняла богоматерь Mad Majrm, которая в посвященной ей песне зовется ne'fsin'наша хозяйка' .

Звание fsin постоянно сопутствует также прославленной нартовской героине, бессмертной Шатане .

Возможно, в число семи входили также упомянутые выше VayuWjug и Вулкан-Wrgon .

О некоторых персонажах дохристианского аланского пантеона можно судить по их христианским преемникам. Дело в том, что, как показывает изучение религиозных верований и обрядов христианских народов, христианизация никогда не была полным и крутым разрывом с «языческим» прошлым. Она была скорее процессом адаптации новых понятий и имен к старому содержанию. Старые боги получали новые, христианские наименования, но их природа и связанные с ними культовые празднества и обряды долго еще оставались прежними и явственно просвечивали сквозь христианскую оболочку .

Можно предположить, что популярнейший у осетин христианский «святой»Wasgergi 'св. Георгий', всадник на белом коне и в белой бурке, которого женщины не имели права называть по имени и называли lgty dzwar 'бог мужчин', унаследовал черты того аланского бога войны, которому аланы поклонялись в образе меча (Аммиан Марцеллин. 31, 2, 23). О богоматери (Mad Majrm) как преемнице богини домашнего очага (а также плодородия?), я говорил выше.Wacilla — св. Илья, повелитель гроз и патрон урожая, явно унаследовал черты бога громовника. Flvra — Флор и Лавр, патрон скота, Tutyr — св. Федор Тирон, патрон волков, позволяют предполагать, что в дохристианской религии алан были соответствующие божества. А когда апостол Петр под названием Don-Bettyr, 'водный Петр' выступает как владыка водной стихии, вряд ли можно сомневаться, что он только воспринял черты древнего водного божества .

Ard, farn, wac

Осетинский язык унаследовал от древнеиранского три важных понятия, которые можно назвать если не религиозными в точном смысле, то во всяком случае полурелигиозными: ard (rta-), farn (hvarnah-, др.-перс. farnah-), wac (v-,vah,-). Некоторыми сторонами своего употребления они соприкасаются с бытовой сферой, другими — с религиозной .

Ard — в современном бытовом употреблении значит клятва. Но, как видно из аланского названия Феодосии Ардавда '(город) семи богов' в одном из аланских наречий это слово означало божество или нечто близкое .

Семантическим ядром арийского rta- является, по Людерсу (Varuna, 195), понятие правды, истины. Но rta было чем-то большим, чем наше понятие правды. Оно глубоко коренилось в религиозном мировоззрении древних арийцев. Об этом красноречиво говорит употребление ведийского rta, авест. aa- и древнеперсидские собственные имена Артаксеркс, Артаферн, Артабан и др .

Это религиозное (магическое?) значение выступает в таких осетинских выражениях, как xucawy ard 'ард бога', zxxy ard 'ард земли', admy ard 'ард народа', ard d bajjafd 'да постигнет тебя ард' и др .

Farn- можно перевести приблизительно 'благодать, благоденствие'. Но и здесь речь идет о чем-то неизмеримо большем, чем бытовое значение этих слов. В фольклоре часто встречается такая формула заклинания: de zd, d farny stn'заклинаю тебя твоим зэдом, твоим фарном'.

Поскольку zd восходит к yazata- и означает 'божество', из приведенной формулы можно сделать два вывода:

1) farn по своему значению был близок к zd, стало быть, был таким же религиозным понятием;

2) по аланским воззрениям, каждый человек имел свой zd, т. е. свое божество и свой farn. Обычно также выражение admy farn 'фарн народа', которое можно сравнить с выражением qwy zd 'божество аула'. 15 Wac в обычном употреблении можно перевести 'слово, известие' .

Но, подобно тому, как в Авесте входит в состав двух женских имен: rnav- и Savanhv-(сестры Йимы, жены Трайтауны), так в нартовском эпосе две героини зовутся:Waciroxs 'свет Уаца' и Wadzftaw 'умножающая Уац'. Здесь семантика иаас явно связана с религиозно-магическими представлениями. Эти представления еще ярче выступают в названии чудесной нартовской чаши Wacamong (букв. Уацуказательница). Эта чаша обладала способностью распознавать героев .

Для того, чтобы судить, какое важное место занимал wac в дохристианских верованиях алан, еще существеннее следующее обстоятельство. Главнейшие персонажи христианизированного осетинского пантеона снабжены эпитетом wac(was): Wac-Gergi 'св .

Георгий', Wac-Illa 'св. Илья', Wac-Nikkola 'св. Николай',WacTotyr 'св. Федор'. Здесь wac может означать только 'божество, божественный, святой'. И. Гершевич, привлекая некоторые среднеиранские факты, дает для wac в приведенных сочетаниях значение приемлемо 16 (Ср .

'дух' (spirit), что также также свет'.17 выражение wac roxs 'божественный Из этих примеров, которые можно было бы умножить, видно, как глубоко коренилась семантика wac в дохристианских религиозных верованиях алан. Но это было не какое-то аланское новшество, а древнее иранское наследие. «Das Wort ist in Iran eine schaffende und wirksame Macht, eine metaphysische oder richtiger magische Potenz».18

Кавказский субстрат

Известно, что в языке и фольклоре осетин оставил заметный след кавказский субстрат. Религиозные воззрения их также не остались чужды кавказскому влиянию.

В этнографической литературе по Кавказу имеется много указаний о большой близости осетинских культов, обрядов, празднеств к соответствующим верованиям и обрядам кавказских, в особенности, западнокавказских народов: черкесов, абазин, абхазов, сванов, мегрелов, а также горногрузинских племен:

рачинцев, мохевцев, мтиульцев, пшавов, хевсур. Эта близость бывает не только типологической, но и материальной, т. е. совпадают имена божеств, обрядов, праздников .

По многим архаическим чертам религиозные верования осетин представляют первостепенный интерес для восстановления древнейшего народов.19 религиозного состояния кавказских Поскольку осетино-кавказские схождения в верованиях и обрядах не раз отмечались, не буду на них останавливаться. Напомню только некоторые более яркие факты .

Культ охотничьего божества. Этот культ чужд иранскому миру, но он занимал видное место в верованиях западнокавказских народов и осетин. Название бога охоты fsati примыкает к балкарскому Apsat, сванскому Ap'sat'. 20 У абхазов соответствующее божество зовется Awejpa, у черкесов Meztx, у мегрелов Mesepi. Хотя названия разные, но все это — родные братья. Представление об этом божестве — патроне зверей, которому молится каждый охотник, отправляясь на охоту, обряды, связанные с его культом, посвященные ему гимны — все это весьма близко у всех перечисленных народов .

Обряды при поражении молнией. Хотя культ грозного божества имел широкое распространение, в том числе и у арийских народов, обряды, исполнявшиеся при поражении человека молнией, настолько близки у осетин и некоторых кавказских народов, что должны рассматриваться как специфика кавказской, а не иранской этнографии. Если человека убивала молния, ни в коем случае не разрешалось выражать скорбь, плакать и пр. Напротив, следовало всячески выражать радость, петь и танцевать. Обрядовая пляска вокруг пораженного молнией называлась coppaj (черк. oppa, абх. opa, балк. oppa) и дней. 21 продолжалась до восьми Можно указать еще на ряд верований и обрядов, в которых имелась большая близость у осетин и их кавказских соседей: культ божества, насылающего оспу, культ домашнего очага и надочажной цепи, культ предков, обряды и поминки, связанные с покойником, священные рощи (роща Хетага в Куртатинском ущелье и др.), гадание по бараньей лопатке и многое другое .

Из кавказского мира идет, по-видимому, и осетинское название верховного божества xucaw. Xucaw у осетин — типичный deus otiosus. В отличие от божеств, о которых говорилось выше, он лишен каких-либо индивидуальных черт и мало активен, действуя, как правило, не лично, а через окружающих его зэдов и дауагов .

Осет. xucaw фонетически несопоставимо с перс. xud или согд. xutw.

В кавказских же языках (именно в картвельских и дагестанских) распознается элемент xuc в ряде религиозных терминов:

лезгинское xucar 'бог', грузинское xucesi 'священник', xucuri 'церковный' (о письме) и др .

Возможно, в осетинском xucaw мы имеем контаминацию кавказского xuc с иранским *xutw .

Вывод, к которому мы приходим из всего изложенного, таков .

Дохристианская религия алан представляла синтез двух элементов:

дозороастрийского иранского (с рядом специфических черт, характерных для скифо-массагетской группы) и субстратного кавказского, который стал проникать в религию алан с момента их появления на Кавказе, т .

е. с первых веков н. э. Зороастризм не оставил в религии алан сколько-нибудь заметных следов .

Комментарии

–  –  –

Труды XXV Международного конгресса востоковедов. М., 1960 Печатается по изданию: В.И.Абаев, “Избранные труды. Религия, Фольклор, Литература.” Издательство “ИР”, г.Владикавказ 1990 г .

–  –  –

Согласно осетинским народным преданиям, все осетины делились в древности на пять фамилий:

Sidmont «Сидамоновы», Crazont «Царазоновы», ghuzat «Агузовы», K’usgont «Кусагоновы», C'xilt «Цахиловы» .

Все современные осетинские фамилии, согласно этим преданиям, восходят в конечном счете к одной из этих пяти фамилий. Так, Абаевы (Аbajt) причисляют себя к роду Агузовых. К этому же роду относили Томаевых (Тоmаjt), Плиевых (Pylit), Шавлоховых (Sawloxt), Габараевых (Gbrat) и др. К роду Царазоновых относили жителей ряда селений по Алагирскому ущелью: Нузала, Мизура и др. Другие жители этого, а также Куртатинского и Тагаурского (Кобанского) ущелий причислялись к Сидамоновым. К этому же роду принадлежали некоторые фамилии Южной Осетии: Цхурбаевы (Cyxwyrbat), Тедеевы др.2 (Tedet), Биазровы (Biazyrt) и Этимологический анализ пяти древнейших фамильных имен представляет несомненный интерес. Имя родоначальника фамилии Сидамоновых, Sidmon, восходит закономерно к древнеиранскому патронимическому имени * Spitamna-; ср. авест. Spitama-, пехл .

Spitmn. К роду Spitama принадлежал, по Авесте, великий религиозный реформатор древнего Ирана Зороастр (Заратуштра) 3 .

Выходцами из осетинской фамилии Сидамоновых были арагвские эриставы (князья). К своему титулу они добавляли свое фамильное имя Eristavi.4 Sidamon:Sidamon – Фамильное имя K’usgon в самом народе толкуется, как производное от k'us 'чаша': согласно этногонической легенде, родоначальнику этой фамилии отец оставил в наследие чашу, от чего он и получил имя K’usg.5 На этот раз народная этимология оказалась, по-видимому, на правильном пути. Согласно известной теории Ж. Дюмезиля, чаша в мифологии и фольклоре индоевропейских народов, в частности в легенде о происхождении скифов, рассказанной Геродотом, имеет определенное символическое значение, а именно,— она является культовой.6 Смысл символом первой социальной функции, данной легенды состоит, стало быть, в том, что фамилия Кусагоновых представляла культовую функцию, из ее среды вербовались в древности священнослужители, жрецы .

Фамильное имя C'xil, насколько можно судить, более позднего происхождения, чем остальные. В некоторых вариантах предания оно вовсе отсутствует. На иранском материале оно не этимологизируется .

Возможно, оно идет не из иранского, а из субстратного, кавказского мира. Остаются фамильные имена Crazont и ghuzat. Прежде чем попытаться дать их этимологическое истолкование, следует сказать несколько слов о социальном строе дореволюционной Осетии .

По общему мнению всех наблюдателей и исследователей, в Осетии в новое время (XVIII, XIX, начало XX века), не было среди населения четкого классового расслоения (в отличие, скажем, от Кабарды или Грузии). Только в Дигорском и Тагаурском обществах распознавались черты феодальных отношений. В остальных обществах преобладал родовой строй на разных ступенях его разложения. Но вот что любопытно. Даже в этих «демократических» обществах были фамилии, которые претендовали на особое, благородное, даже «царственное»

происхождение. 3. Н. Ванеев пишет: «Осетинским аристократическим фамилиям было свойственно производить свое происхождение от какогонибудь царя или владетеля».7 Коста Хетагуров в этнографическом очерке, озаглавленном им грузинским словом «Особа», сообщает, что некоторые фамилии Туальского общества «настаивали на том, что они происходят от разных инородных султанов, беков, ханов, принцев, князей и т. п.».8 Особенно упорно и настойчиво заявляли о своем «царственном» происхождении представители тех фамилий, которые относили себя к кланам Царазоновых и Агузовых .

К сожалению, ни З. Н. Ванеев, ни Коста Хетагуров не сообщают, от каких именно царей или принцев вели свою генеалогию осетинские «аристократы». Зато у жившего значительно раньше их осетинского культурного и общественного деятеля Ивана Ялгузидзе (1775 – 1830 гг.) в написанной им на грузинском языке поэме «Алгузиани» мы находим на этот счет ясное указание. Говоря о происхождении своего героя, осетинского царя Алгузона, он пишет: Main ertis didis, mepis Aughust’ K’eisar berdznisagan gamovidnen misni dzeni mvemerni… ertis saxeli - Alghuzon .

«Тогда от одного великого царя Августа-Кесаря, грека, произошли прекрасные сыновья... имя одного (из них) — Алгузон».9 Имя Alghuzon образовано от Alghuz с помощью патронимического форманта -on. А Alghuz - не что иное, как вариант имени ghuz в уже знакомом нам фамильном имени ghuzat (об этом ниже) .

Стало быть, смысл приведенной цитаты состоит в том, что фамилия ghuzat происходит от Августа Кесаря .

Может быть, Ялгузидзе сам сочинил такую генеалогию, чтобы возвеличить своего героя ? Маловероятно, и вот почему. В другом месте Ялгузидзе производит осетинского правителя от библейского царя Давида. В этом случае он просто повторяет грузинскую традицию, согласно которой династия Багратидов вела начало от царя Давида .

Ялгузидзе мог бы этим ограничиться: происхождение от царя Давида было достаточно почетным. Но у него были, видимо, другие источники, которые подсказывали ему другую генеалогию – от римских или византийских императоров. Источники, которыми пользовался Ялгузидзе для своей поэмы, убедительно раскрыты покойным академиком Корнелием Кекелидзе.10 Это, с одной стороны, осетинские народные легенды и предания, а также предания других северокавказских народов, с другой, сведения об Осетии и осетинах, разбросанные в грузинских летописях. Отдав дань грузинским источникам и введя царя Давида в генеалогию осетинских царей, Ялгузидзе обращается затем к осетинским преданиям и здесь находит иную генеалогию, ведущую от Августа Кесаря. Иными словами, предания о царственном происхождении некоторых осетинских фамилий, которые во времена Коста Хетагурова и

3. Н. Ванеева носили уже крайне смутный характер, во времена Ялгузидзе (конец XVIII века) были еще в памяти народа вполне конкретными и недвусмысленно приписывали осетинским «знатным»

фамилиям происхождение от византийских или римских императоров .

Грузинская династическая генеалогия отражена в формуле: Iessian —

Davitian — Solomoniani. Полное заглавие поэмы Алгузиани звучит:

Aghuzt’ian – Alghuzian – Rusian – Saragon – C’axiloni. Здесь ясно чувствуется тенденция противопоставить традиционной грузинской царской генеалогии, ориентированной на Библию, осетинскую, ориентированную на «Августа», т. е. на Рим .

Разумеется, такая претенциозная генеалогия не могла возникнуть в новое время, когда Осетия в результате монгольского нашествия утратила свою государственность и превратилась из крупной политической в небольшую этническую единицу. Она была реминисценцией того далекого прошлого, когда аланское объединение было самой значительной политической силой на Северном Кавказе, а его правители чувствовали себя на равной ноге с киевскими князьями, хазарскими каганами, византийскими императорами и грузинскими царями .

Но если Цезарь и Август не выдуманы Ялгузидзе, то уместно поставить вопрос, как должны были называть себя те аланские правители, которые первыми присвоили себе столь почетную генеалогию .

Начнем с «Цезаря» .

Тот аланский правитель, который стал претендовать на звание наследника Цезарей, должен был к поздне-латинской форме Caesar прибавить патронимический формант – on и, стало быть, называть себя Czaron, т. е. «сын (потомок) Цезарей».

С перестановкой согласных z и r Czaron должно было превратиться в Crazon, откуда занимающее нас фамильное имя Crazont:

Нет ли, однако, произвола в том, что мы допускаем здесь перестановку согласных ? Ни малейшего. Подобные метатезы довольно обычны в осетинском. Они наблюдаются как в оригинальной лексике, так и в заимствованной. Так, vsymr 'брат' получилось из *msyvr;

rgvdyn 'резать' – из *vgrdyn; gbatyr 'храбрый' – из bghatyr и мн. др. Метатезы возникают из потребности сделать слова более «удобными» для произношения с точки зрения излюбленных фоносиллабических моделей данного языка. Метатеза *Czaron Crazon была не только возможна, но неизбежна, и вот почему. Чередование согласных в *Czaron: сперва два свистящих звука (c – z), потом два сонанта (r – n), «неудобно» для осетинского.

Оно заменено «удобным» ритмичным чередованием:

свистящий — сонант — свистящий — сонант (c – r – z – n: Crazon) .

Грузинское Tbilisi неизбежно должно было превратиться в русском в Тифлис, потому что в русском нет ни одного слова, начинающегося с группы tb. *Czaron неизбежно должно было превратиться в Crazon, потому что в осетинском нет ни одного слова, начинающегося с группы cz. Поучительно в этом отношении сравнение с другой аналогичной метатезой. Название сита осетинский заимствовал из грузинского saceri. В дигорском диалекте осетинского мы ожидали бы *saser. Но дигорский любит снабжать названия орудий формантом -n: arghv-n 'клещи', izaz-n 'рычаг' и др. В результате груз. saceri дало в дигорском sasern. Но такая форма не могла долго удержаться. Почему ? Из-за «неудобного» распределения согласных: сперва два свистящих (s – s), потом два сонанта (r – n). Произошла метатеза sasern –

sarsen, и мы получили более «удобное» чередование согласных:

свистящий — сонант — свистящий — сонант (s – r – s – n). Форма sarsen и бытует сейчас в дигорском .

Итак, с лингвистической стороны возведение фамильного имени Crazon к *Сzaron и в конечном счете к латинскому Caesar не может вызвать сомнений. Но вопрос имеет, помимо лингвистического, еще и исторический аспект. Когда и в какой исторической ситуации в определенных кругах осетинской знати могла появиться претензия на «родство» с Цезарями?

Несомненно, это могло иметь место только в домонгольскую эпоху, когда аланское государство настолько консолидировалось, что его правители уже не могли довольствоваться титулом ldar «князь»

(алдаров было много). Чтобы поставить себя выше других местных алдаров, правители объединенной Алании нуждались в более престижном, более громком титуле, и они называли себя Czaron «наследниками Цезарей» .

Нечто подобное происходило и на славянской почве. В раздробленной Руси были «князья», были «великие князья». Когда же наметилось объединение всей Руси под единой властью Московского великого князя, ее правителям понадобился титул, который перекрывал бы «князей» и «великих князей». И тогда-то Иван Грозный, как до него аланские правители, обратился к имени Цезаря: русское царь есть не что иное, как стяженное цезарь. На Руси это произошло в 1547 году. Но в Болгарии правитель Симеон принял титул царя еще в 917 году. Возможно, к этому же времени (X век) относится присвоение аланскими царями наименования Czaron. Во всяком случае, в XII веке это наименование уже существовало. Живший в это время осетинский царевич Давид Сослан в стойкой народной традиции неизменно Crazon.11 именуется Переходим ко второму интересующему нас фамильному имени ghuzat «Агузовы». По преданию, родоначальником этой фамилии был некий царь ghuz. Первая трудность, которая возникает при истолковании этого имени, состоит в том, что оно дошло еще и в другой форме: Alghuz. Ялгузидзе в своей основанной на преданиях поэме употребляет форму Alghuz(on), хотя у него встречается и форма Aghuz. Обе формы, ghuz и Alghuz, по первому взгляду кажутся вполне осетинскими: ghuz означает «Бесцветный», а Alghuz — «Разноцветный». Имена довольно странные. Еще более странно, каким образом один и тот же человек мог называться одновременно «Бесцветным» и «Разноцветным». Закрадывается подозрение, что осетинский облик этих имен — одна видимость; что в действительности мы имеем дело с каким-то чужеродным именем, которое было адаптировано в двух разных формах. С заимствованными именами это случается довольно часто. Так греческое gergos дало в русском в качестве личного имени ряд сильно расходящихся вариантов: Георгий, Егорий, Егор, Юрий, Гюрги (в древнерусском). В осетинском это имя находим в форме Giorgi, Diordi, Gewr, Dior, Der (в названии святилища Dery dzwar), Gergi (в Was-Gergi «святой Георгий») .

Какое же иностранное имя могло дать в осетинском варианты ghuz (Aghuz) и Alghuz. Мы уже подготовлены к ответу на этот вопрос. Таким именем могло быть только Август, лат. Augustus .

Звуковые изменения, превратившие имя Август в ghuz и Alghuz закономерны для осетинского языка и не требуют никаких произвольных допущений. Смычный g закономерно переходит во фрикатив gh между сонорными. Не удивляет и выпадение u (w) перед g; в самом позднелатинском наряду с формой Augustus находим Agustus, в греческом Agoustos, в сирийском agustus, в грузинском agwisto — название месяца и др. Конечный -t отпал, как в us «женщина» из *ust (ср. множ. ч. ust-yt вместо ожидаемого us-t), как в is/es «есть»

из *ist/est, ср. русс, есть, лат. est, нем. ist и пр., как в xsar «доблесть» из *xsart, ср. авест. xara и др. Переход конечного s в z находим в xsz «шесть» из xwas; Batraz имя эпического героя из Batur-as «асский богатырь», lawuz «лепешка» из lava, babuz «утка»

др.12 из babu, goguz «индейка» из kk и Появление l в варианте Alghuz также не ставит проблемы. Если в варианте ghuz сонант w (u) перед g выпал, то в варианте Alghuz он был заменен другим сонантом – l. Аналогичный пример находим в русском, где греч. euthymos дало два варианта, Ефим и Елфим: в одном случае выпадение сонанта w (гр. u), в другом — его замена сонантом l. Колебание w/l наблюдается в осетинском и в других случаях: так осет. vdiw «черт, бес» в некоторых говорах звучит vdil.13 Схематически вариации имени Август на аланской почве можно представить так:

Известную роль в превращении «Августа» в ghuz и Alghuz сыграли несомненно и бессознательные адаптационные тенденции, потребность придать чужеродному имени осетинский облик, сделать его из асемантичного семантичным. И хотя «Бесцветный» и «Разноцветный»

— не очень убедительные имена, зато они звучат по-осетински, а это главное. На этой почве бывают превращения и покурьезней. Министра Нессельроде называли в народе «Кисель-вроде», а Кос фон Дален превратился в «Козодовлева» .

Переключимся теперь от лингвистики снова к истории. Анализ фамильных имен Crazont и ghuzat подтвердил свидетельство Ялгузидзе, что осетинские правители вели свою, разумеется, легендарную, родословную от римских императоров (со времен Октавиана Августа все римские императоры принимали титул «Цезарь» и «Август»). В этой их претензии не было, конечно, ничего оригинального. Во все времена люди, рвущиеся к власти или захватившие власть, чтобы придать видимость законности своему господству, сочиняли для себя фантастические генеалогии и присваивали себе сверхпочетные титулы, звания и регалии. На североиранской почве эта традиция восходит еще к скифам. По рассказу Геродота, часть скифов называли себя «царственными»

(basilikoi) и считали остальных скифов своими подданными. Они вели свое происхождение от легендарного царя Колаксая, овладевшего в свое время золотыми предметами, упавшими с неба: плугом, ярмом, секирой и чашей .

Пятью веками позднее Геродота Лукиан говорит о «царственном роде» у скифов (герой его романа скиф Токсарис говорит о себе: «Я не царственного рода») .

Профессор Гарвардского университета известный иранист Ричард Фрай замечает: «Особо следует остановиться на традиции организации власти у кочевых народов, в связи с представлением о царственном племени или роде, главенствующем над остальными. Эту традицию можно заметить не только в сообщении о «царственных скифах», но и в особом положении, которое занимали кушаны в конфедерации племен, завоевавших Греко-Бактрию... По-видимому, и в сарматской среде было племя, которое рассматривалось как «царственное», хотя мы не знаем названия».14 его Как называли себя привилегированные группы у сарматов, мы действительно не знаем. А вот про средневековых алан, одном из сарматских племен, мы теперь можем сказать, что в период консолидации аланского государства их правящая верхушка присвоила себе наименование Crazont и ghuzat, т. е. «наследников Цезарей и Августов» .

Когда аланское государство было уничтожено монголами, и народ вернулся в догосударственное состояние, эти «царственные» фамилии утратили всякие привилегии и растворились в общей массе народа. Но в их памяти продолжало стойко держаться убеждение, что у них особое, «царское» происхождение. Эту навязчивую идею отметили Коста Хетагуров и З. Н. Ванеев (см. выше) .

Стремление аланских правителей обзавестись «царственной»

титулатурой могло быть не только продолжением старой, идущей еще от скифских времен традицией, но и результатом подражания некоторым соседним странам с развитой государственной структурой, таким как Парфия и Грузия. Парфянское vispuhr «сын (царского) дома» было званием не только царевича-наследника, но любого члена царской династии.15 Точно также груз. bat’oni-vili «сын государя»

применялось не только к наследному принцу, но к любому представителю царствующей династии Багратидов. Не будет ошибки сказать, что в домонгольский период осет. Crazon и ghuzon по своему социальному и политическому значению соответствовали примерно парфянскому vispuhr и грузинскому bat’oni-vili, т.е .

указывали на принадлежность к правящему клану .

К домонгольскому периоду относится также, несомненно, грузинский термин особа, которым Коста Хетагуров озаглавил свой превосходный этнографический очерк осетин Туальского общества. Во вводных строках к этому очерку Коста пытается раскрыть содержание этого термина, но так и не раскрывает до конца. Он пишет о «невозвратном прошлом в истории Осетии, которое несет название особа». Далее он поясняет: «По словопроизводству особа грузинского происхождения и может быть переведено выражением «осетинщина».16Действительно, формант -оба образует в грузинском имена с абстрактным или собирательным значением: ertoba «единство»

от erti «один», dzmoba «братство» от dzma «брат», st'udent'oba «студенчество» и т. п..17 Исходя из этого основного значения, soba действительно можно было бы переводить «осетинский народ в целом», «осетинство». Но причем тогда «невозвратное прошлое»? Почему с этим термином связывалось какое-то романтическое представление о невозвратном прошлом? Дело в том, что образования на -oba от названий народов (этнонимов) могут иметь, помимо собирательности, еще одно значение: они могут обозначать «время могущества и славы данного народа». Так, в «Толковом словаре грузинского языка» под редакцией проф. Арн.Чикобава, т. IV (1955) на с. 292 под словом tatroba наряду с собирательным значением («tatrebi») дается и такое толкование: «tatrebis bat’onobis dro» («время господства татар»), с иллюстрирующей цитатой из Акакия Церетели. Термин soba с этим семантическим оттенком мог относиться только к домонгольской Осетии (Алании) и означал не просто «осетинство», а «время могущества осетин». Отсюда аромат «невозвратного прошлого», который еще чувствовался в этом слове во время Коста Хетагурова.18 О силе и влиянии средневековой аланской державы мы имеем многочисленные свидетельства в грузинских, армянских, византийских (Константин Багрянородный), арабских (Масуди) и других источниках .

Грузинская хроника «Картлис цховреба» сохранила имена ряда осетинских царей времен «Особа».19 Они поддерживали дружественные отношения с грузинскими царями, часто и охотно скреплявшиеся династическими брачными союзами. Осетинкой по матери была царица Тамара (1184—1213 гг.). Ее второй муж Давид Сослан был осетинский царевич из фамилии Царазоновых. Как Prince Consort, он показал себя способным полководцем и государственным деятелем. Один из современников писал о нем: :man ovsman mosrna mterni «он, осетин, истребил врагов». Имеются в виду враги Грузии .

Личность Давида Сослана, точнее говоря – его происхождение, стали недавно предметом полемики. Авторы времен Тамары единодушно называют Давида Сослана осетином: «Картлис цховреба», Чахрухадзе, Шавтели и др. Так, историк царицы Тамары Басили пишет: «Был в Грузии сын осетинского царя, воспитанный царицей Русудан, юноша прекрасный по наружности, хорошо воспитанный, мужественный, воин могущественный, рыцарь, не имеющий себе равного...». 20 Такие же сведения дают армянские источники того времени. Так, в припискезавещании Мхитара Гоша, датируемой 1188 годом, отмечается: «Тамара, дочь царя Георгия, разошлась с первым мужем, русским княжичем, и вышла замуж за человека из Аланского царства, ее родственника со стороны матери, по имени Сослан, которого, после того как он стал мужем Тамары, назвали и Давидом» (цитирую по проф. Тогошвили, см .

ниже). Сослан — хорошо известное осетинское имя. Это имя носит, в частности, один из главных героев осетинского народного эпоса «Нарты» .

Казалось бы — картина ясная, и повода для дискуссии никакого нет. Но вот грузинский историк и географ XVIII века царевич Вахушти Багратиони, игнорируя показания современников Тамары, предложил для Давида Сослана новую генеалогию: Сослан был внуком царя Георгия II, сыном Дэмэтрэ, и, стало быть, и по отцу и по матери принадлежал к династии грузинских Багратидов .

Естественно думать, что современники Давида Сослана были лучше информированы об его происхождении, чем живший пятью веками позднее Вахушти. Однако, как это ни странно, некоторые новейшие грузинские историки, в том числе покойный С. Джанашия, отнеслись с полным доверием к явно искусственной генеалогии Вахушти с ее прозрачной тенденцией сделать из Сослана Багратида .

Но голос исторической правды должен был рано или поздно восторжествовать. Так оно и случилось. В газете «Вечерний Тбилиси»

от 29 сентября 1966 г. появилась статья профессора Иосифа Мегрелидзе «Новые сведения о Давиде Сослане». 21 Приводимые автором данные вновь подтверждают, что Давид Сослан был осетин .

Против И. Мегрелидзе выступил проф. И. Лолашвили, отстаивая лишенную всякого правдоподобия генеалогию Вахушти. Последовал убедительный ответ И. Мегрелидзе (газета G’ignis samqaro — «Книжный мир» от 8 декабря 1971 г.). В 1969 г. юго-осетинский историк Ю .

Гаглойти опубликовал статью «Средневековые летописи о Давиде Сослане» (альманах «Литературная Осетия», № 33, с. 120—127). Автор детально разбирает и сопоставляет всю информацию о Давиде Сослане, содержащуюся в средневековых источниках, и приходит к выводу, что причисление Сослана к династии Багратидов лишено всякого основания и что муж Тамары принадлежал к осетинскому правящему роду Царазонидов. Окончательную ясность внесла в обсуждаемый вопрос статья профессора Георгия Тогошвили «Вахушти Багратиони о происхождении Давида Сослана», опубликованная в осетинском журнале «Фидиуаг» № 7, 1978, с. 83—89.

Изложив версию царевича Вахушти о Давиде Сослане и его браке с царицей Тамарой, профессор Тогошвили устанавливает, что эта версия не просто повторяет или комментирует свидетельства современников Тамары, а вносит совершенно новые, неизвестные ранее положения, а именно:

1.В Осетии домонгольского периода царствовали не свои, осетинские цари, а боковая ветвь грузинской царской фамилии Багратидов;

2.Давид Сослан был одним из этих «осетинских Багратидов», и, стало быть, его брак с Тамарой был эндогамным, а не экзогамным .

Проф. Тогошвили вынужден констатировать, что эти положения не подтверждаются ни старыми грузинскими, ни армянскими, ни какимилибо другими источниками и представляют плод личного творчества Вахушти .

Не ограничиваясь этим, проф. Тогошвили пытается вскрыть мотивы, которые двигали царевичем Вахушти, когда он создавал свою версию. Оказывается, в этих мотивах не было ничего загадочного, они ясны, как день. «Тамара была самой популярной личностью феодальной Грузии. Популярным деятелем был и Давид Сослан. Не случайно их воспевали прославленные поэты Шавтели, Чахрухадзе, гениальный Руставели. Однако минуло время Тамары. Ушла безвозвратно пора расцвета феодальной монархии Грузии. Она распалась на три царства и пять княжеств. Еще больше бедствий претерпела Осетия. Она потеряла свою территорию, государственность, а некогда сильная царская династия вовсе исчезла с исторической арены. В таких условиях просвещенных потомков Багратионов, веривших в божественное происхождение своей фамилии, уже не могло удовлетворять простое причисление Давида к осетинской царской фамилии. Потому, во-первых, что уже не существовала ни та Осетия, ни ее царская династия, и потому, во-вторых, что тогда они должны были признать, что с вступлением Давида в брак с Тамарой династия Багратионов по мужской линии прервалась и фактически началась новая династия. Раз нельзя было обойти Давида, оставался один путь – «обагратидить» Давида Сослана» .

Приведенные слова профессора Тогошвили нуждаются в одной поправке. Как мы пытались показать, осетинские «царские» фамилии не исчезли. Они продолжали существовать в народных преданиях и в современной действительности под названием Crazont и ghuzat. Но они давно утратили свои привилегии, а их представители превратились в рядовых горцев-крестьян. Поэтому принадлежность Сослана к роду Crazont во времена Вахушти не заключала уже ничего почетного и никак не оправдывала того, чтобы он стал мужем Тамары. Брак, который был равным в XII веке, стал в XVIII веке казаться браком неравным, мезальянсом .

Вахушти Багратиони не мог допустить, чтобы Тамара вышла замуж за «простого» осетина. Надо было задним числом исправить положение .

И Вахушти сделал это, как умел. Снять с царицы Тамары пятно мезальянса - вот та высокая цель, ради которой Вахушти и его последователи не остановились перед тем, чтобы «исправить»

исторические факты .

«Нас не должно удивлять,— замечает Г. Тогошвили,— появление концепции Вахушти. Удивляет позиция некоторых современных грузинских историков, которые не только не проявляют критического подхода к этой явно ошибочной концепции, а, напротив, пытаются подкрепить ее новыми аргументами». Проф. Тогошвили с удовлетворением отмечает, что ученый такого масштаба, как И. А .

Джавахишвили, не поддался соблазну последовать за Вахушти и излагает события в точном соответствии с «Картлис цховреба»: «В 1189 году женихом Тамары был выдвинут потомок осетинских царей, по матери сын дочери грузинских царей Багратионов, царевич Давид. Он воспитывался у тетки Тамары, Русудан, и характер его, отвага и образованность всем были хорошо известны. Поэтому этот выбор одобрили как придворные, так и сама Тамара» .

Sapienti sat! После статей И. Мегрелидзе, Ю. Гаглойти и Г .

Тогошвили с «багратидством» Давида Сослана можно считать поконченным. Покончено и с никогда не существовавшей «осетинской ветвью» Багратидов. Брак Тамары и Сослана был не эндогамный брак внутри грузинской царской фамилии, а брачный союз двух равных по престижу, но разных по национальности правящих династий, грузинской и осетинской .

Хотя эти положения не нуждаются в дополнительных доказательствах, все же приведу в их защиту еще одно простое соображение. Если бы существовала осетинская ветвь Багратидов и если бы Сослан принадлежал к этой ветви, он называл бы себя Bagraton, а не Crazon. Звание Багратида было достаточно почетным, и у Давида Сослана не было никаких оснований скрывать его или отказываться от него. Между тем в фамильных преданиях, которыми богат осетинский фольклор, нет и намека на существование царственного рода Bagraton, а Сослан стойко и неизменно зовется Crazon. Да и старые грузинские источники не дают основания считать, что в Осетии в домонгольский период правила грузинская династия Багратидов. В «Картлис цховреба» осетинские цари упоминаются на каждом шагу, называются по именам, но никогда ни один из них не назван Багратиони .

Подведем итог .

Разбор осетинских народных преданий, а также основанной на этих преданиях поэмы «Алгузиани», с одной стороны, и лингвистический анализ осетинских фамильных имен, с другой, привели нас к выводу, что в домонгольской Осетии две фамилии претендовали на роль правящих династий, Crazont и ghuzat. Встает вопрос, как соотносились между собой эти две фамилии? Были ли они двумя ветвями какого-то одного древнего знатного рода? Или это были две соперничающие между собой самостоятельные династии, присвоившие себе в своей честолюбивой амбиции одна — наименование «Цезаревичей»

(Czaron — Crazon), другая — «Августовичей» (ghuzon, Alghuzon) ?

Для ответа на эти вопросы нет точек опоры. В поэме «Алгузиани»

находим загадочный намек: «Сослан соблазнил других сказывателей» .

Не следует ли это понимать так, что были сказители, воспевавшие подвиги Сослана из рода Crazon, тогда как автор «Алгузиани» считал достойным воспевания только царя из другой фамилии, Alghuzon. Но это – всего лишь догадки .

Комментарии

1. В целях единообразия и этимологической наглядности весь привлекаемый языковой материал дается в одной и той же латинской транскрипции .

2. Весь относящийся сюда фольклорный материал изложен и прокомментирован в небольшой, но весьма содержательной книжечке покойного осетинского историка Захария Николаевича Ванеева «Народные предания о происхождении осетин», Цхинвали, 1956. Автор справедливо считает, что предания эти отражают древнюю традицию и имеют историческую основу .

3. Абаев В. И. Скифский быт и реформа Зороастра. «Archiv orientlni», 1956, XXIV 51; также: История иранского государства и культуры, М., 1971, с. 271—277; также: Историко-этимолог. словарь ос. языка, Л., 1979, с. 102—105 .

4. «Эриставы Арагвские были из фамилии князей Сидамоновых» (Акты Кавказской Археографической Комиссии, т. VII, с. 348, 375) .

5. Ванеев 3. Н. Цит. соч., с. 4

6. См., например, G.Dumzil. Mythe et pope, 1968, с. 446—452 .

7. Ванеев 3. Н. Цит. соч., с. 4 .

8. Коста Хетагуров. Собрание сочинений, М., 1960, т. IV, с. 315 .

9. Цитирую по изданию Мосе Джанашвилив XXII выпуске «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа», Тифлис, 1897 .

10. Kartuli lit’erat’uris ist’oria, том II, часть 2 .

11. История повторяется. В новое время правители объединенной Германии также приняли титул Цезарей (Kaiser). Сходная судьба была у имени франкского короля Карла Великого. Его имя стало в славянских и венгерском нарицательным в значении верховного правителя: ст. слав. краль, русс, король, венг. kirly .

12. Историко-этимол. словарь ос. языка, т. I, с. 230, 240—241, 522;т.II, с. 15 .

13. Абаев В. И. О вариативности сонантов.«Folia linguistica», Hague, tomus VI, 1973, р. 191 .

14. Ричард Фрай. Наследие Ирана. М., 1972, с. 217

15. Nous voyons, que “fils de la maison” ne s’applique plus un personage unique, le prince hritier, fils du rois, mais une classe de prince royaux (E. Benveniste. Titres et noms propres en iranien ancient. Paris, 1966, p. 24)

16. Коста Хетагуров. Собрание сочинений. М.,1960, том IV, с. 311 .

17. Ак’ак'i anidze. Kartuli enis gramat’ik’is sapudzvlebi. 1973, I, 130—131 .

18. Данное употребление форманта -oba в какой-то мере сопоставимо с использованием этого же форманта в названиях праздников: Giorgoba «праздник св. Георгия» Mariamoba «Праздник Успения Богоматери» и т .

п .

19. Картлис цховреба/ Изд. С. Каухчишвили, Тбилиси, 1942, cc, 17, 19, 27, 28, 35, 103, 165, 184, 196, 214, 242 .

20. «Басили, историк, царицы Тамары»/ Перевод с грузинского В. Д .

Дондуа Памятник эпохи Руставели. Л., 1938, с. 46 .

21. Статья вышла позднее во французском переводе в издающемся в Париже журнале “Bedi Kartlisa” t. XXIII – XXIV, 1967, с. 125—135, под заглавием «Notice sur les pitaphs de David le Constructeur et la reine Tamar. – Nuovelles donnes sur David Soslani»

Литературная Осетия, 1987, № 69 http://www.alanica.ru/library/Bahrah/Text.htm

–  –  –

ИСТОРИЯ АЛАН НА ЗАПАДЕ

Перевод с английского М. Черчесовой

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1922 г. русский ученый М.И. Ростовцев писал: «В большинстве исследований, посвященных эпохе переселения народов, почти игнорируется роль, которую сыграли сарматы и, в особенности, аланы в завоевании Европы, Но мы не должны никогда забывать о том, что аланы длительное время проживали в Галлии,.., что они вторглись в Италию, а вместе с вандалами вошли в Испанию и покорили Африку...» В 1963 г .

Георгий Вернадский, продолжая мысль Ростовцева, отмечал, что за прошедшие после этого четыре десятилетия не появилось ни одного значительного исследования об аланах на западе. Наша работа имеет целью заполнить слишком долгий пробел в истории Западной Европы периода раннего Средневековья. История алан на западе в эпоху великого переселения народов и раннего Средневековья, как и история других народов в те беспокойные времена, помогает нам лучше понять период завершения античности и становления Средневековья. В отличие от различных германских племен, значительно преобладавших в общем потоке миграции, аланы представляли собой индо-иранские племена кочевников, Аланы были единственным негерманским народом, основавшим в этот период значительные населения в Западной Европе. Гунны были вытеснены из Европы; аварцы, мадьяры, булгары и славяне селились только в Восточной Европе. Аланы давно заслуживают серьезного изучения, как уникальное явление в Западной Европе .

История этого кочевого народа на Западе начинается не момента их первого появления в Римской империи, а с того, когда они впервые стали известны на Западе и начали упоминаться в письменных источниках. Поэтому для лучшего понимания аланского движения на Запад первая глава настоящей монографии посвящается, главным образом, тому, что на Западе было известно об аланах до великого переселения народов. Затем делается попытка выяснить природу культуры алан в доэмиграционный период. Последняя задача гораздо более трудная, чем первая, поскольку мы не всегда можем полагаться на сведения, имеющиеся в письменных источниках. Вдобавок, часто археологический материал бывает сомнительным и мы не можем, например, установить точно, является захоронение или находка аланским, сарматским и роксоланским .

Как мы уже отмечали выше, аланы не оставили нам никаких письменных источников за рассматриваемый период; как большинство кочевников древности и средневековья, они не имели грамоты. Только после ассимиляции алан в конце раннеримского средневекового мира некоторые из них овладели грамотой да и то, только латинской .

Большая часть сохранившихся об аланах сведений сообщается авторами, жившими в эпоху аланского движения на Запад, или во время, близкое к этому, хотя их интересы чаще сосредотачивались не на аланах, а других темах. Поэтому информация об аланах существует в отдельных не очень надежных источниках. И только путем критического исследования этих письменных свидетельств мы сможем понять и узнать народ, чья история и культура остаются в значительной мере скрытыми от современных ученых. В результате исторического исследования, подобного нашему, неизбежно возникает вопрос, кого именно мы изучаем. Рассматривая эту проблему, я применил так называемый доизмененный номиналистический подход. Если в источниках используется латинский термин Alani (гр. Алаvoi), то такую информацию я считал подходящей для моего исследования. Наоборот, если в источниках упоминаются другие группы варваров, такие, как роксоланы или аорсы, а об аланах нет конкретного упоминания, то я считал такие сведения имеющими отношения к моему исследованию .

Этот метод не может нас устраивать в двух случаях. Если, вопервых, автор, употребляя Аlani, имеет в виду какой-либо другой народ со схожим названием, как, например, кельтских Аlauni. Вовторых, если в источнике упоминаются роксоланы или какая-нибудь другая индо-иранская народность, по ошибке называемая Аlani из-за схожих обычаев или особенностей языка. Таким образом, когда номиналистский метод вел к сомнительному результату, я его не применял, обращаясь к более гибкому методу. Проблемы, возникавшие в связи с применением этого метода, в значительной степени рассматриваются в первой главе, повествующей о периоде в истории алан, когда они находились за пределами империи, и информация о них была фрагментарной, а иногда и совсем ненадежной. После аланского переселения и в период раннего средневековья аланы, ушедшие на запад, и их потомки были известны, главным образом, через тех, кто так или иначе рассказывал о них. С этого момента и далее терминологическая путаница сведена к минимуму .

ГЛАВА 1 АЛАНЫ ЗА ПРЕДЕЛАМИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

Самое раннее упоминание имени алан на западе появляется у Сенеки в пьесе «Тhyestes», которая, вероятно, была написана в четвертом десятилетии 1 века н.э. или, возможно, немного раньше .

Один из персонажей, вестник, вопрошает: «Какая это область? Аргос?

Спарта?.. Коринф?.. Или это Дунай, за которым скрываются свирепые аланы? Или это Гиркания за пределами вечных снегов, а, может, это земля кочевников-скифов?» И Аргос, и Спарта, и Коринф, и Дунай, и Гирканская земля, и скифы были известны римскому читателю, только имя алан было упомянуто впервые в дошедшем до нас источнике. Однако реплика вестника не говорит о том, что Сенека хотел привлечь внимание читателя к аланам в данном контексте. В приведенном отрывке аланы не играют никакой особенной роли, которая позволила бы как-то выделить их из общего перечисления племен и народов. И вообще в пьесе они упоминаются лишь один раз. И это наводит на мысль, что современники Сенеки имели достаточное представление об аланах, так что имя алан не вызывало недоумения .

Из замечаний Сенеки, однако следует, что аланы, переправляясь через Дунай, совершали набеги на римскую территорию, потом уходили обратно за Дунай, где римским легионерам уже трудно было их преследовать. Так Рим знакомился с аланами, и происходило это сравнительно быстрыми темпами .

Затем аланы появляются у Лукана в его «Гражданских войнах», эпической поэме, написанной в начале шестидесятых годов 1 века н.э., в которой повествуется о войнах между Помпеем и Цезарем, происходивших столетием раньше. Хотя эта поэма и имеет явную историческую направленность, Лукан, однако, не уклоняется от описания ряда ярких эпизодов, Так, останавливаясь на планах Помпея после Фарсальской битвы, Лукан отмечает, что разбитый полководец (Помпеи — ред.) договорился с неким Дейотаросом, своим верным сторонником и королем Галации, поднять восточные народы против Цезаря. Помпеи напоминает о своих прошлых подвигах на Востоке и о походе через Врата Каспийские против «стойких и всегда воинственных алан» (duros aeterni Vartis Alanos), соседей которых, парфян, он уже оставлял в покое. Нет никаких оснований полагать, что Помпеи когдалибо воевал против алан или что он преследовал их через Врата Каспийские. Однако упоминание алан в связи с районом Врат Каспийских и с парфянами, их соседями, придает рассказу Лукана реалистический характер, так что это не кажется читателям Лукана чем-то нарочитым, В другой части «Гражданских войн», Лукан, отмечая смелость Цезаря, упоминает о трех могущественных народах, которые могли устрашить любого нормального человека, но которых Цезарь совсем не боялся .

Лукан пишет: «Ни аланы, ни скифы, ни муры, которые нападают на врага с копьями, не могли причинить ему вреда». Несомненно, что читателям Сенеки и Лукана было известно о доблести аланских воинов .

Читатели, по-видимому, уже достаточно знали об аланах, что давало возможность обходиться простым упоминанием их имени. Однако только из работ Иосифа мы получаем более ясное представление о том, когда и как информация об аланах достигла Западной Европы. В своих «Иудейских древностях», написанных в конце 1 столетия н.э., Иосиф отмечает, что римский император Тиберий около 35 г. н.э. (время написания «Тhystes» Сенеки) предпринимает попытку заручиться поддержкой иберов и албанцев в войне против парфян. Хотя ни один из этих народов не оказывал в то время прямой помощи Риму, Иосиф сообщает, что они позволили аланам беспрепятственно пройти через их земли и Врата Каспийские, так что аланы могли воевать против парфян в качестве союзников Рима. И аланы воевали и, согласно Иосифу, делали это отлично. А в своих «Иудейских войнах», написанных уже в семидесятых годах I в н.э., Иосиф сообщает дополнительные сведения об аланах. Он утверждает, что аланы являются «скифским народом», населяющим берега Дона и Азовского моря. В разной степени важно и его замечание о том, что он писал об аланах и раньше. Однако свидетельство об этом не сохранилось, но замечание Иосифа, тем не менее, убеждает нас в наличии на Западе определенных сведений об аланах уже к середине I столетия н.э., если не раньше. После сообщения некоторых географических и этнографических сведений Иосиф переходит к описанию недавнего, по-видимому, похода алан в Мидию, во время которого аланы измотали парфян и взяли огромную добычу, включая выкуп за сановных лиц, захваченных ими в плен. Тех пленных, за которых парфяне не дали выкупа, аланы увезли с собой. Иосиф отмечает далее, что военное сопротивление, оказанное аланам в этом походе, заставило их действовать с большей жестокостью и суровостью, чем обычно. Он также подчеркивает, что одним из видов оружия, которым пользовались аланы, было лассо. Именно после этого похода парфянский король Вологас I попросил у Рима помощи против алан .

Вологас приглашал Веспасиана в союзники в борьбе с аланами и настаивал на том, чтобы один из сыновей императора, Домициан, возглавил римскую армию. Домициан, которому не терпелось выступить в поход, не смог по каким-то причинам этого сделать, и, таким образом, кампания против алан не состоялась .

В своей «Естественной истории», в главе о Дакии и Сарматии, Плиний отмечает: «Люди родом из этого места (устье Дуная) действительно скифы, хотя приграничные берега населены и другими народами: в одном месте живут геты, которых римляне называют даками, в другом — сарматы, которых греки называют савроматами, и еще один народ, называемый хамаксобии или аорсы; есть и другие народы скифского происхождения, подчиненные им, как рабы, а также троглодиты; а по соседству проживают аланы и роксоланы. Кроме того, в более возвышенных местах, между Дунаем и Тирканскими лесами и до военных зимовий Паннонии в Карнакии и границ германцев, живут сарматские языги». На протяжении всего периода от Тиберия до Веспасиана Рим был заинтересован в поддержании союзнических отношений с аланами. Успешные действия последних против парфян помогли завоевать им прочную военную репутацию в Риме и одновременно ограничить наступательную активность парфян против Рима. Те аланы, которые помогали Риму против парфян на южном побережье Каспийского моря, были всего лишь одним из хорошо известных римлянам аланских племен. Часть алан обитала в северной области Дуная и могла совершать вооруженные нападения на территорию Римской империи на побережье. Другие племена алан жили на берегах Черного и Азовского морей и реки Дон в близком соседстве с некоторыми сарматскими и германскими народами. В конце I века письменные источники не перестают упоминать об аланах .

Валерий Флакк в своей эпической поэме «Аргонавтика» помещает алан в Крыму и приписывает им активное участие в Понтийской политике, В одном случае Валерий Флакк называет их «горячими и вспыльчивыми», в другом он подчеркивает их жалкий вид, намекая, вероятно, на крайне примитивные материальные условия жизни кочевников. Сатирик Марциал упоминает об аланах в поэме, посвященной даме с сомнительной добродетелью по имени Селия. Он пишет: «Селия, ты отдаешься парфянам и германцам,… и алан на своем сарматском коне не проедет мимо тебя...» Перечень любовников Селии у Марциала включает в себя варваров и восточные народы, которые были хорошо известны римлянам и, вероятно, казались им низкими по происхождению экзотическими существами. Упоминание Марциалом об алане с его сарматским конем можно рассматривать, несмотря на его поэтическую форму, как деталь, конкретно связывающую эти два азиатских народа .

Еще раньше Плиний говорил об аланах и сарматах, как о скифах, а Иосиф даже рассматривал алан как просто скифов. Хотя западные народы не имели, по-видимому, тесных постоянных контактов с аланами, однако замечание Марциала убеждает, что некоторые из них, возможно, в свите восточных владык, посещали Рим, так что любвеобильная Селия действительно могла иметь возможность узнать об экзотическом алане на коне .

Что касается такого историка, как Тацит, явно игнорировавшего алан, то его молчание об аланах мало что значит, потому что его современники довольно часто упоминают о них. Походы алан в Пaрфию, помогавшие интересам Рима в правление Тиберия и Веспасиана, а затем в правление Адриана, распространялись на Армению и Каппадокию .

Армения, однако, тогда была зависима от Рима, а Каппадокия являлась провинцией империи .

Что касается последней, то в ней некий Флавий Арриан, легат императора Адриана, сразился с аланами и изгнал их из пределов Рима .

Арриан, первый западный полководец, встретившийся с аланами в бою лицом к лицу, разработал военную стратегию для борьбы с ними. Часть этой работы, «Против алан» («Контра аланос»), сохранилась и вместе с другим исследованием Арриана, «Тактика», содержит очень полезную информацию. Согласно Арриану, аланы и сарматы — это конные копьеносцы, мощно и быстро атакующие врага. Арриан подчеркивает, что фаланга пехоты, снаряженная метательными снарядами, это самое эффективное средство отбить атаку алан. Когда их осыпает дождь снарядов и они понимают, что не смогут разбить фалангу пехоты атакой, следует ожидать их отступления. Арриан рассматривает этот момент битвы, как решающий, потому что аланы способны превратить такое отступление в победу. Аланы, как известно, использовали тактику, которая называлась «ложным отступлением»; если пехота, с которой они перед этим встретились лицом к лицу, преследовала убегающего и расстроившего свои ряды врага, то последний поворачивал коней и опрокидывал пеших воинов .

В более поздних источниках указывается, что ложное отступление было хорошо разработанной тактикой степной кавалерии; его использовали не только аланы, но и гунны, венгры, а также тюрки .

Кроме ложного отступления, которое использовалось для быстрого расстройства фаланги вражеской пехоты, аланы применяли и другую тактику — они разворачивались против вражеского фланга, имитируя при этом паническое отступление. Таким образом, пока пехота врага сосредотачивала внимание на отступающих перед ней аланах, кавалерия последних внезапно поворачивала и обрушивалась на вражеский фланг .

Арриан пытался воспрепятствовать успеху ложного отступления, для чего посылал только одну часть своей кавалерии преследовать врага по пятам, но оставлял другую часть конницы в строю, двигавшемся со скоростью пехотинца. Пехота получала приказ не расстраивать фаланги независимо от того, как будет вести себя вражеская кавалерия; она должна была медленно продвигаться вперед, чтобы в нужное время поддержать кавалерию. Арриан обезопасил свою пехоту от флангового нападения алан, на которых, когда они разворачивались веером в попытке повернуть фланг, он бросал кавалерию. Рассказывая о действиях своего войска, Арриан отмечает, что «Римская конница держит свои копья и бьет врага на тот же манер, что и аланы и сарматы» .

Этого нельзя было сказать о кавалерии Цезаря или Августа, и, таким образом, из замечания Арриана можно сделать вывод, что степная тактика к началу второго века оказала влияние на римскую кавалерию .

Это, равно как и соображения Арриана относительно боевых возможностей алан, подтверждает бытующее мнение, что на западе серьезно считались с военными достоинствами алан .

Успешные действия Арриана в Каппадокии обезопасили империю от алан. Армения, зависимая от Рима, была вынуждена откупиться от алан «подарками», так что те оставили их пределы, Дио Кассий, чьи сведения об этих событиях носят, по-видимому, вторичный характер, считает, что правитель Армении Вологас II придавал достижению мира с аланами большее значение, чем угрозам из Рима. Об усилении контактов Запада с аланами и возросшем к ним уважении со стороны Рима косвенно свидетельствует одна из нескольких сохранившихся поэм императора Адриана, который писал: «Борисфен Аланский, конь Цезаря, мог летать по равнинам, по болотным топям и Тусканским горам. И никогда во время охоты на паннонского вепря ни один преследуемый вепрь с белыми клыками не решался приблизиться к нему. Случалось, что слюна во время погони брызгала ему на хвост. Однако погиб он совсем молодым, с крепкими, не ослабленными возрастом ногами. Он пал в день своего рождения и был похоронен здесь в земле». Нельзя установить, был ли этот конь, описанный в поэме Адриана, действительно степной лошадью, присланной императору победоносным легатом, или просто хорошим верховым конем, чьи достоинства напоминали достоинства аланской лошади. Кличка «Борисфен» — это явное упоминание о реке Днестр, через который Адриан связывает свою аланскую лошадь с районом северо-западнее поселений алан — противников Арриана в Каппадокии.В любом случае, аланские лошади или, по крайней мере, сведения об их достоинствах были известны на Западе в начале II в. И поэтому поэма императора, вероятно, просто информировала читателей об аланской лошади .

Более или менее ясное представление о том, где, по мнению римлян, жили аланы, можно найти в работах географа Птоломея и его ближайшего современника Дионисия Старшего. Птоломей размещает алан и в Азии и в Европе. По его мнению, Дон был границей между двумя материками, и аланы жили и к востоку и к западу от него. Тех, что населяли западный берег Дона, Птоломей называет скифскими аланами, а их территорию он определяет как Европейскую Сарматию. Аланы, о которых сообщали Сенека и Плиний столетием раньше, были из этого региона. Аланы, которых Птоломей помещает восточное Дона, также назывались скифскими и, вероятно, их можно отождествлять с аланами, которых упоминали Иосиф и Светоний. Дионисий Старший в поэме, написанной на греческом языке — «Описание Земли Обитаемой», утверждает, что аланы населяли район от Дуная до берегов Черного моря. Таким образом, он отмечает только европейских алан и не обращает внимания на азиатских. Из работ Птоломея и Дионисия видно, что существовало несколько групп алан, населявших и Азию и Европу наряду со многими другими народами. Среди соседей алан в разных местах были павцины, бастарны, роксоламы, языги, нэрвы, гелоны, геты и сарматы. Это, однако, не дает повода думать, что аланы доминировали над своими соседями. По мнению Птоломея, жилища алан не располагались на единой территории. Между аланами, жившими в Европейской Сарматии и аланами в Азиатской Скифии, простиралась огромная территория, называемая Азиатской Сарматией, в которой, согласно Птоломею, аланы не жили .

Следует отметить, что хотя аланы и не создали государство, они, тем не менее, играли важную роль в истории. Птоломей отмечает расположение Аланских гор, которые, вероятно, были так названы в честь алан, а Дионисий, перечисляя народы, населявшие территорию от Дуная до Черного моря, детально описывает только алан. Он называет их «могущественными» и отмечает их выдающиеся наезднические качества. Греческий писатель Лукиан, современник Птоломея, дает дополнительную информацию об аланах Южной России. Среди многих произведений Лукиана встречается диалог между скифом и греком о дружбе. Диалог, однако, это только форма, выбранная Лукианом, чтобы рассказать о скифах, относительно которых он был хорошо информирован. Аланы часто упоминаются в рассказе Лукиана, и из контекста видно, что читателю они хорошо знакомы. О воинской доблести аланских всадников, так же как и об их мастерстве в применении копья и лука, упоминается как о чем-то хорошо всем известном. Лукиан подчеркивает тесную связь алан со скифами, указывая на их сходство в одежде и обычаях. Действительно, согласно Лукиану, единственным значительным различием между ними были прически: скифы носили более длинные волосы .

Во второй половине II века Запад не нуждался ни в географах, ни в поэтах, которые напоминали бы ему об аланах на его границах. В период владычества Рима и позже римские военачальники и императоры с трудом сдерживали варваров на границах. Аланские племена в это время продолжали движение на запад. Войска Антония Пия, преемника Адриана, часто вынуждены были отражать удары алан. Преемник Антония, Марк Аврелий, столкнулся с аланами в союзе варваров, захвативших западную часть империи от Иллирии до Галлии. Аланы участвовали а этих походах, пытаясь продвинуться дальше на запад. Но лишь данные Сенеки о походах алан через Дунай свидетельствуют о том, как значительно было это продвижение. Среди варваров, которым Марк Аврелий нанес поражение, было племя бури. Эту победу одержал его сын Коммод, который заставил противника освободить большое количество римских пленников и вернуть заложников. Затем Коммод вынудил часть алан, входивших в коалицию, разбитую Аврелием, освободить огромное число пленников, которых они держали у себя. Вдобавок Коммод заставил алан поклясться, что они откажутся от пятимильной полосы земли вдоль границ Дакии и что они не будут ни населять эту буферную зону, ни пасти в ней свой скот, Аланы, населявшие Понтийский мир дальше к востоку, жили, по- видимому, в гармонии с союзниками Рима .

Греческий памятник с Таманского полуострова, датируемый 208 г. и обнаруженный в Понтийском регионе, содержит надпись, восхваляющую способности главного аланского переводчика. Уже само существование «главного толмача» предполагает, однако, наличие подчиненных, что, в свою очередь, говорит о целом корпусе толмачей, знавших аланский язык и, вероятно, греческий или какой-нибудь другой, употребительный в данном регионе .

Во второй половине II в. в северных частях Фракии другие аланы вместе с готами ассимилировались местным населением. Об этом достаточно красноречиво свидетельствует история Максимина Фракийца .

Рожденный матерью аланского происхождения и отцом-готом на севере Фракии, на границе с варварскими землями, Максимин мальчиком пас скот. Став постарше, он возглавил небольшую вооруженную дружину, охранявшую границу и защищавшую селение от разбойников. Проявив незаурядные способности в военном деле, Максимин легко попал в римскую кавалерию, то есть в самую привилегированную часть императорского войска. Он добился этого, хотя говорил на варварском наречии (по-фракийски) и едва владел латынью. За сравнительно короткое время Максимин добился больших успехов в римской армии, дослужившись до командирской должности. Однако в правление Макрина он вышел в отставку и вернулся в поместье на фракийской границе близ Дуная и там занимался торговлей с аланами и готами, жившими вдоль реки. Нет нужды подробно излагать захват императорского трона Максимином и его кровавую борьбу. Достаточно отметить, что он был первым императором-варваром и что его аланское (или готское) происхождение никак не повлияло на его стремительное восхождение. Он не был варварским правителем в духе Одоакра или Рицемера, которые в любой момент могли призвать на помощь военные силы варваров; он скорее был «римским» полководцем, как Септимий Север, имевший большую поддержку в имперской армии. Тем не менее варварское происхождение Максимина скорее было для него помехой, чем помощью .

Поэтому, находясь у власти, он тщательно скрывал все, что касалось его происхождения .

Во время так называемого кризиса III века, когда в Риме сменилось двадцать шесть императоров, которые, за исключением одного, погибли насильственной смертью, сделано относительно мало исторических записей. Поэтому и об аланах имеется мало сведений. Но точно известно, что в начале 240-х годов аланы совершили опустошительный набег в Грецию, разбив при этом императора Гордиана III на равнинах Филиппии. А в середине столетия и позднее варвары уже не раз совершали нашествия на дунайские провинции империи. Хотя скудные источники и умалчивают об участии в них алан, можно, тем не менее, предположить, что, по крайней мере, те из них, которые обитали вдоль границ, особенно в Дакии, принимали участие в этих событиях. Более поздние источники сообщают, что аланы совершали набеги даже в Северную Италию и Галлию — именно в это время .

Перечень пленных, сопровождавших триумф Аврелиана в 273 г., частично доказывает это предположение: «Там были готы, аланы, роксаланы, сарматы, франки, свевы, вандалы и германцы». Против алан воевал и Пробе, однако об этом ничего не известно, кроме рассказа об аланской лошади, которую якобы захватили в плен его победоносные войска. В рассказе говорится о лошади, которая не отличалась ни красотой, ни ростом, но была очень вынослива, могла покрыть расстояние в 100 миль в день, сохраняя такую резвость в течение 8-10 дней. Таким образом, благодаря сведениям Марциала об аланско-сарматской лошади, описаниям Арриана и Дионисия Старшего прекрасных наезднических способностей алан, высокой оценке Аррианом аланского коня, на Западе во второй половине IV в. степной лошади стали приписывать сверхъестественные качества .

Восстановление относительного мира и порядка в империи, достигнутое Диоклетианом, не способствовало, однако, возрождению исторических исследований. По крайней мере, ничего значительного за этот период до нас не дошло. Сохранилось только несколько упоминаний об аланах. Так Юлий Валерий, который перевел Псевдо-Каллисфена на латинский язык, заносит алан в список народов, отмеченных в его (Псевдо-Каллисфена — ред.) источнике. Псевдо-Каллисфен упоминает скифов, арабов, оксидраков, иберов, зеров, дауконов, дапатов, агроев, залдоев, халдейцев, агрофагов, донитов, боспорцев, месопотамцев. Юлий почему-то исключает боспорцев, агроев, халдейцев и месопотамцев в своем «переводе» и вместо них добавляет индусов, финикийцев, парфян, ассирийцев и алан. Тех же, кого Псевдо-Каллисфен именует «великими восточными народами», Юлий заносит в перечень «варваров» .

Переведенные Эгесипом на латынь «Иудейские войны» Иосифа Флавия представляют собой другой пример искажения текста оригинала, касающегося алан. Там, где Иосиф описывает алан как скифский народ, о котором он упоминал ранее, Эгесип определяет алан как «свирепый народ», о котором долгое время не знали на Западе. Латинский перевод, осуществленный Фестом Руфом Авиеном, греческой поэмы Дионисия Старшего о земле и народах, ее населяющих, также расходится с текстом оригинала в местах, касающихся алан. Если Дионисий описывает алан как могущественный народ и отмечает их наезднические способности, то Авиен склонен называть их свирепыми, Таbula Peutingeria, эта сомнительная карта того времени, помещает алан к северу от Черного моря среди нэрвов и аспергиан .

Хотя ни один из этих скудных источников не дает достаточной информации о жизни современных алан, они (источники) несомненно свидетельствуют о все возрастающем интересе Рима к аланам. Изменение старых текстов с целью включения в них информации об аланах и само включение алан в те работы, которые даже не упоминали о них, свидетельствуют как о беспокойстве Рима, так и об усилении роли самих алан. То что на Западе мало знали о жизни алан в период становления империи, может быть частично объяснено недостатком исторической светской литературы. Поэтому следует кратко обрисовать политическую жизнь того времени. Те аланы, которые обитали на территории империи, равно, как и те, что жили на границе (подобно племенам, породившим императора Максимина), находились на стадии далеко зашедшей ассимиляции. К примеру, уже поколение императора Максимина не знало ни готского, ни аланского языков, оно владело только местным фракийским говором; а некоторые, подобно Максимину, уже знали латынь. Та часть алан, которая проживала за пределами империи и не была ассимилирована мирным путем, продолжала заниматься набегами и грабежами. Однако в период, предшествующий восшествию Диоклетиана на престол, эти аланы потерпели ряд сокрушительных поражений и, таким образом, уже не представляли серьезной опасности для Рима. К тому же за победами Аврелиана и Пробса над аланами вскоре последовали военные реформы Диоклетиана, значительно укрепившие границу .

Недостаточность доступного материала по аланско-римским отношениям в течение первых трех веков н.э. возмещается до некоторой степени описаниями Аммиана Марцеллина. Он собрал многое из того, что тогда было известно об аланах, и пытался осмыслить этот материал. К тому же он участвовал в походе через восточные земли империи и вполне мог иметь прямые столкновения с аланами; можно, по крайне мере, допустить, что он знал людей, которые имели отношение к аланам. Аммиан утверждает, что аланы, которых он помещает за Дунаем, заимствовали свое название от Аланских гор в Европейской Сарматии;

то же самое утверждает Птоломей. Далее Аммиан сообщает, что аланы "населяют бесконечные просторы Скифии" и что они кочуют от Азовского моря до Киммерийского Боспора через Мидию и Армению. Он также говорит об аланах в Скифии, населяющих Имаусские горы. Однако, Аммиан может ошибаться в своем предположении, что аланы заимствовали собственное имя от Аланских гор, поскольку нельзя установить, имели ли эти горы такое же название до того, как народ под названием «аланы» продвинулся столь далеко на запад, Аммиан также был недостаточно информирован об аланах на востоке, что, однако, понятно, поскольку сам он жил в Римской империи. Согласно Аммиану аланы подчинили себе многие народы и ассимилировали их. Среди этих народов были нэрвы, видианы, гелоны и агатирисы. Среди соседей алан упоминаются меланхелены и антропофаги, а также амазомы. Этот перечень народов, несколько мифических и в некоторой степени очень древних, не должен, однако, вводить в заблуждение читателя относительно основной точки зрения Амиана, что аланы были смесью разных народов. Он пишет: «Таким образом, аланы... хотя и были отделены друг от друга и странствовали на огромных территориях как кочевники, с течением времени объединились под одним названием «аланы» из-за сходства в своих обычаях, диком образе жизни и вооружении». Из сообщения Аммиана с уверенностью можно заключить, что аланы были культурной общностью, состоящей из многих народов, а не просто языковой или «расовой» группой. Только лишь наличие некоторых общих обычаев создавало впечатление сходства у тех, кто наблюдал жизнь алан, и у самих алан тоже. Несмотря на разноплеменный состав алан, Аммиан все же утверждает, что «почти все аланы высокого роста, красивы и светловолосы». Далее он замечает, что аланы наводили страх суровостью своего взгляда. Тем не менее трудно согласиться с утверждением, что все аланы имели общие, при различном происхождении, внешние черты. Этот внешний образ относится, быть может, к «настоящим» аланам или к определенному племени алан, о котором у Аммиана была подробная информация. Более вероятно, однако, что Аммиан в данном случае стремился показать существенное различие между аланами и гуннами. Вначале он отмечает, что аланы и гунны схожи во многом, но затем описывает последних как низкорослых, уродливых и безобразных .

В сочинениях западных авторов аланы изображаются как примитивные кочевники, жившие в деревянных повозках, покрытых лубом и передвигавшихся при помощи тягловых быков. Вся домашняя жизнь семьи проходила в этих повозках. Аланы, кочуя, перегоняли с собой табуны лошадей, крупный рогатый скот, стада овец. Скот и овцы давали им мясо и молоко, их основную еду. Аланы употребляли также дикие фрукты. Пища добывалась также охотой, которая играла важную роль в социальной и экономической жизни алан. Охота давала мясо и кожу, а также кость и рога; зубы использовались для изготовления инструментов и украшений, кости животных нередко употреблялись в качестве топлива. В поисках пастбищ для скота аланы часто перекочевывали с одного места на другое и поэтому не ставили даже примитивных хижин, используя повозки как жилища. На стоянках повозки ставились в круг — возможно, в целях эффективной обороны, а скот выгоняли пастись вне лагеря. Аланы любили останавливаться на берегах рек не только из-за близости воды, но и из-за сочной и пышной травы .

К Тому же вдоль речных берегов было много ягод. Как все кочевники, аланы не возделывали землю и не считали ее принадлежащей кому-либо .

Скотоводческая основа хозяйства, характерная для степных кочевников, препятствовала росту численности алан. Относительно небольшие пастушеские общества бродили по обширным степям в поисках корма для своего скота. Низкий уровень материальной культуры в значительной степени определял их социальную структуру. Общество, по-видимому, делилось на две части по принципу распределения труда: те, кто воевали и занимались охотой, составляли одну группу, а не занятые этими делами — другую. В последнюю группу входили женщины, дети и старики, которые играли в обществе соответственно меньшую роль. К старикам относились с пренебрежением, поскольку они не погибли в бою, что аланы считали единственно достойным завершением жизни .

Более поздний источник сообщает, что у алан существовала полигамия; это тоже ограничивало влияние женщин в обществе. Согласно свидетельствам современников, рабства в той форме, в которой оно было известно в античном мире аланы не знали. Отсюда можно предположить, что все необходимые в хозяйстве дела выполняли женщины, дети и старики. Они чинили повозки, готовили пищу и выполняли всю посильную работу. О ремесленниках, как прослойке, в источниках не упоминается. Поскольку у алан не было рабства, возникает вопрос — что они делали с пленными. Известно, правда, что важных пленных они возвращали за выкуп, но что делали с другими?

Возможно, у алан практиковался обряд усыновления. Лукиан, хорошо информированный о скифах и аланах, отмечает между ними большое сходство, а также то, что первые имели обычай, которые современные историки классифицировали бы как ритуал усыновления. Включение военнопленных в состав своей семьи или клана было частым явлением в жизни кочевых народов. Существованию этого обычая у алан мог способствовать их разнородный состав (из разных племен и групп) .

Можно предположить, что данный обычай является миниатюрным отображением более крупных процессов ассимиляции аланами соседних племен. С политической точки зрения всех воинов в Алании считали главными членами общества. Вождей любого ранга выбирали из самых опытных, закаленных в битвах мужей. Трудно, однако, установить, влияли ли на этот процесс родственные связи или он осуществлялся по другим соображениям. Ясно, тем не менее, что у алан не было института старейшин, как у современных им германцев. Если у германцев было принято уважительное отношение к старикам, как мудрым и знающим людям, то аланы презирали своих стариков, как трусов и выродков .

Религия была одним из элементов, объединявших алан. Как и все другие черты аланской жизни, она имела довольно примитивный характер. Согласно Аммиану, у алан не было жертвенников и храмов и, по-видимому, не было священнослужителей. Они поклонялись обнаженному мечу, вонзенному в голую землю. Неясно, однако, мог ли для этой цели служить любой меч или годился только особый. Но в любом случае меч символизировал бога войны, называвшегося в Риме Марсом. Этот бог войны является единственным известным нам аланским божеством .

Полагали, что он покровительствует и местам, где жили аланы. А вообще поклонение богу войны было обычным явлением среди степных варваров в IV столетии, равно как и его символу-мечу. Более поздний историк свидетельствует, что аланы поклонялись и духам предков или, точнее, чтили своих предков. Данный обычай вполне соответствует кочевому образу жизни и верованиям алан по описанию Марцеллина .

Умершие предки — по верованиям алан — бродили среди своих потомков .

«Счастливым покойником» у алан считался тот, кто погибал в бою, служа богу войны; такой покойник был достоин почитания. Аланы также проявляли большой интерес к предсказанию будущего или, по крайней мере, к предзнаменованиям. В определенное время, перед откочевкой на новое, видимо, место, какие-то аланы, статус и общественное положение которых трудно определить, собирали пучки ровных ивовых прутьев и бросали их на песок, произнося при этом заклинания. По тому, как рассыпались прутья, гадальщики предсказывали или, точнее, читали будущее. Данный обряд, подобно культу предков, имеет известные восточные параллели. К тому же установлено, что некоторая часть алан контактировала с китайцами перед своим исходом на запад .

Поскольку аланское общество было в основном ориентировано на войну, мальчиков с детства обучали верховой езде (аланские воины считали унизительным для себя ходить пешком). Разведение лошадей было любимейшим занятием алан, и мы знаем, какой популярностью пользовались их лошади на Западе. Как указывалось выше, аланы избирали себе вождя из самых опытных воинов, их божеством был бог войны, а его символом — обнаженный меч, вонзенный в землю. Погибшие на войне считались счастливыми и почитались потомками. Те же мужчины, которые доживали до старости и уже не могли воевать, презирались, как трусы. Вооружение и военная тактика, другие аспекты аланской общественной жизни придавали одинаковые черты разноплеменному составу аланского общества. Описание решительных действий аланской кавалерии, ее способность биться, отступать, поворачивать обратно и снова сражаться, сделанное Аррианом, подробно освещено Аммианом и более поздними современниками. Аммиан сообщает, что военное искусство алан очень схоже с тактикой гуннов .

Относительно последних он писал: «Они вступают в бой, выстроившись клинообразно, а их дикие вопли во время атаки наводят ужас. И они легко одеты, чтобы быстро передвигаться и быть готовыми к неожиданным действиям, они способны преднамеренно распадаться на отдельные группы и стремительно атаковать в полном беспорядке, учиняя жесточайшую резню при необычной быстроте передвижения... они начинают бой на расстоянии с помощью метательных снарядов... они быстро, в несколько переходов, преодолевают большие пространства и бьются в открытом бою на мечах». Аланы также издают устрашающие звуки, начиная бой, и, подобно гуннам, пользуются арканом .

Замечательная, по свидетельству Аммиана, маневренность алан состоит, как указывали Арриан и Лукиан, в том, что «они легко и умело пользуются оружием», что особенно хорошо видно по тактике ложного отступления. Как уже отмечалось, Арриан считал, что ложное отступление алан, обычное для степной тактики (используемое также гуннами), было особенно опасным .

В данной главе мы попытались описать и обсудить сообщения римских авторов за три века. Согласно их сведениям, аланы тогда населяли центральную Азию и юг России. Хотя данное обстоятельство может вызвать у современного читателя недоумение, оно, тем не менее, свидетельствует о кочевом образе жизни аланских племен и раздробленности их политической организации. Некоторые сведения римлян об аланах были, возможно, не верны, как в случае с Аммианом Марцеллином, сообщившим, что аланы заимствовали свое имя от Аланских гор. Другим примером может служить его утверждение о том, что аланы все были высокими, светловолосыми и красивыми. Хотя такого рода сведения Марцеллина могут показаться сильно преувеличенными, на самом деле они могут быть и верными. Сообщение о том, что аланы в качестве трофея сдирали кожу со своих убитых врагов и использовали ее для изготовления конской сбруи, по- видимому, не более, чем одна из историй, которыми обычно пугают маленьких детей. Однако, если мы вспомним обычай снимать скальп и отрубать головы, бытовавший в некоторых первобытных обществах, то трудно будет полностью отказаться и от подобных сообщений как предвзятых выдумок недружелюбных информаторов. Важным аспектом исследования аланского общества является механизм, с помощью которого другие народы ассимилировались аланами. Любопытно, что не только целые племена ассимилировались ими, но также и отдельные индивидуумы: захваченные в плен и не используемые в качестве рабов, они становились членами семей захватчиков. С другой стороны, у алан прослеживается тенденция к ассимиляции другими народами. Так, на границах Фракии аланы отступились от своего кочевого образа жизни, осели и даже выучили местный язык, отказавшись, видимо, от родного. Но даже после того, как они стали жить оседло и смешались с другими народами, они все сохранили свое искусство верховой езды и ведения скотоводческого хозяйства. Было бы, однако, слишком неосмотрительно делать какиелибо определенные выводы, основываясь на ограниченном объеме источников. Тем не менее, есть все основания предполагать, что аланы в период их проживания за пределами Римской империи представляли собой стойких и выносливых воинов-наездников, которые вели довольно примитивный кочевой и воинственный образ жизни. В плане культурного развития аланы выработали у себя способность ассимилировать завоеванные ими народы и в такой же степени ассимилироваться другими культурами. Именно это последнее и случилось с ними, когда аланы начали продвигаться на Запад, вступая в пределы Римской империи .

ГЛАВА II ДВИЖЕНИЕ АЛАН НА ЗАПАД

Когда в начале 70-х гг. IV века в степях Южной России появились гунны, первый народ, с которым они столкнулись, были аланы. В течение нескольких лет отряды алан и гуннов вели войну, предавая огню стоянки друг друга, воруя и угоняя скот. В результате гунны изнурили алан и заняли господствующее положение в степи. Часть непокоренных алан ушла на запад, остальные подчинились гуннам .

Некоторые племена алан вместе с гуннами выступили против остготов, живших на землях между аланами и гуннами, с одной стороны, и Римской империи, с другой. Когда король остготов Эрманрих увидел, какая опасность грозит его народу, он покончил с собой. Преемником Эрманриха стал Витимир, который заручился поддержкой гуннов в борьбе против захватчиков. Однако а жесточайших сражениях алано-гуннские войска нанесли сокрушительное поражение готско-гуннским объединенным силам. В одном из сражений Витимир был убит, и власть рад готами перешла к двум вождям — Алатею и Сафраксу, которые стали управлять готами. Считают, что имя Сафракс — аланское. Как бы там ни было, эта часть готов двинулась к южной границе Римской империи. К 376 г .

громадные массы степных народов, — это были в большинстве своем вестготы, — предприняли попытку пересечь границы Римской империи .

Одной части варваров Рим открыл границу; другие группы перешли границу без разрешения. Чаще всего римские власти обращались с этими поселенцами плохо, отнимая у них имущество, вымогая непомерную плату за продовольствие и насилуя мальчиков и женщин. В ответ на произвол варвары объединились в отряды для грабежа римских провинций, Аланы, готы и гунны, объединившись, пошли походом на Францию, территорию Рима. Другие аланы, действовавшие в Дакии, напали на императора Грациана, направлявшегося на восток для оказания помощи Валенсу против варваров. Еще одна группа алан примкнула к готам под предводительством Фритигерна и к силам готов Алатея и Сафракса, незадолго до этого тоже объединившихся. Эти силы варваров столкнулись близ Адрианополя в 378 г. с армией императора Валенсы, которая потерпела сокрушительное поражение. Главный удар войскам императора нанесла кавалерия алан и готов, заставшая фланг римской армии врасплох и обратившая его в бегство. После Адрианопольской битвы, в которой Валено погиб, а восточно - римская армия потерпела страшное поражение, большая часть алан примкнула к победителям. Эти силы вместе с отрядом гуннов также присоединились к ним после битвы у Адрианополя и даже пытались — правда, безуспешно — захватить Константинополь. Было бы, однако, не совсем правильно утверждать, что степные народы, включая и алан, вошедшие в империю, объединялись, чтобы разорять римские земли. Между самими варварами столкновения были отнюдь не редкостью: так, готы часто враждовали друг с другом, а также с аланами и гуннами, аланы и гунны, в свою очередь, воевали друг с другом в союзе с готами и без них. В дополнение ко всему, в армии Грациана состояли на службе в качестве наемников аланы, которые сражались против своих же из варварских отрядов. Такие временные и непрочные союзы и договоры являлись результатом хаоса, посеянного в варварском мире гуннским нашествием .

АЛАНЫ И ВЕСТГОТЫ

Среди вестготов во главе с Фритигерном и его преемниками оказалась большая часть тех алан, которые атакой своей конницы предрешили исход Адрианопольского сражения. После того, как Аларих сменил Фритигерна, аланы продолжали играть значительную роль в планах вестготов. В одном документе того времени, повествующем о многочисленных битвах Алариха со Стилихоном, аланы, по крайней мере в одном случае, выделяются, как важный элемент вестготских военных сил. В 409-410 гг., когда войска Алариха угрожали Кампани, а затем взяли и разграбили Рим, Павлиний Нола, настоятель одного из монастырей, был весьма напуган возможностью оказаться в руках у «свирепых алан». Следует подчеркнуть, что большая часть этих событий подробно описана автором VI века Иорданом, готом по происхождению, восхвалявшим достоинства готов и питавшим неприязнь к аланам. Таким образом, известные нам сведения об аланах, сопровождавших вестготов, почерпнуты, не считая записей Иордана, большей частью из источников, в которых нет пристрастного отношения ни к готам, ни к аланам .

Например, Аммиан Марцеллин сообщает о решающей роли аланской кавалерии у Адрианополя, хотя его больше интересовала судьба Римской империи в связи с исходом этой битвы. Огромная роль алан в военных предприятиях вестготов стала очевидной в 414 году, когда вестготский король Атаулф повел свой народ в Южную Галлию в поисках места для поселения. Вестготы установили контроль над Нарбонной, Тулузой и Бордо. Однако, у Базаса вестготы и их союзники-аланы были остановлены. Граф Павлиний Пелла, приятель аланского вождя, в это время находился в осажденном Базасе. Павлиний рискнул выбраться из осажденного города, чтобы поговорить с аланским военачальником в надежде, что ему с семьей позволят выбраться из города. Хотя аланский вождь не мог тут же помочь другу, все же он дал знать Павлинию, что у него есть свой план снятия осады, который он попытается осуществить. Были обговорены детали; Павлиний, в частности, пообещал даровать аланам землю для поселения. Аланский вождь в доказательство доверия к графу посла в Базас свою жену и любимого сына в качестве заложников. Павлинию разрешили вернуться в город, и аланы вместе с женщинами и детьми отделились со своими повозками от готов и расположились лагерем вокруг городских стен .

Готы, лишенные поддержки алан, сняли осаду. А дальше стычка с Константином, римским военачальником в Галлии, вынудила готов покинуть Южную Галлию. Они пересекли Пиренеи и в 415 году вошли в Испанию. Аланы отошли от готов в обмен за обещание графа даровать им землю для поселения. Намерение алан поселиться в Южной Галлии устраивало Константина, который, конечно же, хотел, чтобы готы остались в Испании. Он поспешил утвердить договор, который Павлиний заключил с аланами. Раздел земли был осуществлен в районе между Тулузой и Средиземным морем, так что аланы могли держать под контролем прибрежные пути, особенно Домицианскую дорогу, связывавшие Галлию с Испанией .

В этом районе аланские воины-поселенцы или, возможно, их потомки, дали свои названия городам Аланскану (Од), который сегодня уже не существует, но раньше располагался в трех милях от Нарбонны;

Аленье (Восточные Пиренеи) в 25 милях северо-западнее Эльна; Ланету (Од) к северу от Лансака; Алайну (Од) милях в 25 северо-западнее Ланета и Алану (Верхняя Гаронна) милях в 60 к северо-западу от Алейна. Среди вестготов, союзников алан, были две сильные группировки: одна из них поклялась в вечной ненависти к Риму, в то время как другая стремилась перейти на службу к римлянам. Атаулф, король другой группировки, в самом начале своей карьеры был резко настроен против Рима и даже хотел изменить Romania на Gothia. Однако опыт собственного правления убедил его в неосуществимости этих планов, и тогда он решил служить Риму и даже вернуть ему прежнее величие с помощью готов. Вскоре после того, как аланы короля Атаулфа примкнули к Romania или Gothia, Атаулф был предательски убит, и лидер враждебной Риму фракции Валлма сменил его на престоле. Не будет преувеличением сказать, что аланы, отделившиеся от готов в Базасе, поддерживали равновесие между двумя готскими фракциями и что их проримские настроения помогали Атаулфу, а до него Алариху, удерживать власть в своих руках. Уход алан от вестготов, повидимому, имел следствием не только их вхождение в империю, но и смерть короля Атаулфа и, кроме того, привел к господству фракции, ненавидевшей империю. В течение примерно десяти лет после расселения алан в Южной Галлии Клавдий Мариус Виктор, преподаватель риторики из Марселя, описал их религиозные верования. В своей поэме Alethia он, не касаясь происхождения алан, рассказывает об их «примитивных»

формах религии. Он отмечает, что обычай жертвоприношения духам предков, который он характеризует, как элемент аланской религии, представляет собой явление более отсталое, чем политеизм греков и римлян, Отсюда ясно, что эти аланы, хотя и находились в союзе с готами более трех десятилетий, не приняли арианства своих германских союзников, С другой стороны, критические замечания Клавдия относятся только к религии алан. Этот факт следует, по - видимому, относить к нетерпимости ортодоксальных христиан к язычникам. Комментарии Клавдия также позволяют предположить, что аланы выполняли свое обещание, данное графу Павлинию — охранять мир в местах своего расселения. Таким образом, в течение четверти века после обоснования алан между Тулузой и Средиземным морем, они оставались преданными союзниками империи, пользуясь благами римского госпиталитета .

В то же время их соседи и союзники вестготы время от времени нарушали свои соглашения с Римом. Поэтому Аэций, римский военачальник в Галлии, лишившись около 439 года поддержки гуннов, сразу же обратился за помощью к аланам. В 440 г. аланский вождь Самбида согласился поселиться со своим народом на пустующих землях в пойме Роны, По-видимому, эти аланы были выходцами из района между Средиземным морем и Тулузой, поскольку жили ближе всех к новым аланским поселениям вдоль Роны. Топонимические названия Аллан, Аллансон, Алленсон, наличествующие к югу от Валенсии в радиусе 45 миль, свидетельствуют о продолжающемся влиянии алан в период раннего средневековья. Эти аланы, жившие в Валентинуа, не только помогали охранять границы в подвластной Риму Южной Галлии, но препятствовали и экспансии вестготов на восток. В дополнение к этому они охраняли западные подступы к Альпам и Италии. В 457 г. император Майоран призвал часть галльских алан, возможно из Валентинуа, на помощь в войне против вандалов в Испании. Император потерпел поражение от вандалов, и тогда аланы под предводительством своего нового вождя Беогара стали совершать набеги в Южную Галлию и угрожать Северной Италии. Майоран вынужден был выступить против них, но был убит в Тортоне. А аланы вторглись в Италию и опустошали ее северные области до тех пор, пока вестгот Рицимер, первое лицо после императора, не разгромил их. В этой битве, происшедшей у Бергамо в 464 г., аланский вождь Беогар был убит. Часть его разбитого войска поселилась среди уже живших в северной Италии алан, другие вернулись в Галлию .

АЛАНЫ В ИТАЛИИ

Когда аланы появились на Западе, часть их была принята на военную службу императором Грацианом. Он добился этого, одарив алан золотом и обеспечив им привилегированное положение, вопреки недовольству в римской армии из-за особой расположенности императора к аланам. Впоследствии Грациан был убит за это. Феодосий I, правивший империей после смерти Грациана, тоже привлекал алан на военную службу. Некоторые их этих алан, возможно, попали в Рим первоначально в качестве пленников, поскольку Феодосий часто и в общем успешно воевал против алан. Согласно источнику того времени, вид связанных пленных алан не был таким уж редким явлением в городах Италии. Вполне вероятно, что хотя бы часть алан, служивших Грациану и Феодосию, оставалась на военной службе и у Гонория, преемника последнего .

В 401 г. Стилихон, один из полководцев Гонория, возглавил кампанию против вестготского короля Алариха, вторгшегося в Италию .

Когда Стилихон встретил вестготов у Полленции, то в предстоящем сражении главную роль отвел аланскому войску. Аланский военачальник, который, несмотря на то, что был язычником, носил имя Саул, возможно, даже руководил всем сражением. Как бы то ни было, Саул настолько переусердствовал, что не позаботился отрезать пути отступления вестготам, вследствие чего Аларих, хотя и был разгромлен, смог избежать плена. Это была третья по счету победа Стилихона над Аларихом и все три раза предводителю готов удавалось бежать. Поэтому появились слухи, что будто не только Стилихон, но и вождь алан, который, по - видимому, и позволил Алариху уйти, не верны Риму. И наличие в войсках Алариха значительного количества алан косвенно подтверждало эти слухи. Когда Аларих со свежим войском опять вторгся в Италию, Стилихон вновь обратился за помощью к аланам. И когда аланы выказали обиду из-за недоверия к ним, Саул, вождь алан, убедил воинов в том, что они теперь являются подданными Рима и поэтому настаивал на участии в сражении, а при необходимости даже отдать жизни за империю. Стилихон не только доверял аланам, но и отводил им в Веронской битве против Алариха важную роль. Вождь алан Саул, изображаемый современниками как маленький, обезображенный шрамами воин с дикими сверкающими глазами и мужественным лицом, возглавил один из флангов Римской армии и нанес сокрушительный удар готам. Его гибель в самый разгар сражения сняла с него всякие подозрения в предательстве. Согласно Клавдиану, гибель Саула привела его войско в такое замешательство, что оно отступило. Это поставило фланг Стилихона под угрозу ответной атаки со стороны готов .

Стилихон, однако, при помощи пехоты и «быстро оправившейся» аланской конницы, успешно выдержал напор готов. Возможно, правда, что это отступление алан было всего лишь вариантом их тактики ложного отступления. Это похоже на правду, тем более что аланы быстро вернулись на поле сражения и наладили согласованные действия с пехотой Стилихона .

Несмотря на потерю своего вождя, доказавшего таким образом свою верность империи, аланы, жившие в Италии, продолжали служить Риму. В 405 г., когда орда варваров угрожала вторжением в Италию, Стилихон снова встретил со стороны алан готовность защищать свою новую родину. Аланы, из которых состояла основная часть армии Стилихона, были не просто наемными солдатами; они были одержимы идеей стать подданными империи, Один из современников поэтически выразился об этом так: «Вы, аланы, которые переняли обычаи римлян». Это свидетельствует не только о желании алан стать частью римского мира, но и о необычайной предрасположенности алан к ассимиляции, отмеченной на Западе, как их характерная черта, которую они демонстрировали еще кочуя в степях России. Расселение алан в Италии в качестве военных поселенцев, осуществлявшееся Стилихоном или, возможно, даже еще раньше Феодосием I, происходило в соответствии с долгосрочной политикой империи. Поселенцы получали от казны деньги, а взамен несли военную службу. Именно в это время в Италии дислоцировался отдельный аланский полк римской армии. Этот полк нес службу в северной Италии, по крайней мере, до 487 г., когда он располагался в Равенне .

Служба алан в римской армии оказывала значительное влияние на развитие римской кавалерии, Вегеций напоминает, что военное искусство готов, алан и гуннов способствовало улучшению римской кавалерии, но, с другой стороны, выработало у римлян и пренебрежительное отношение к пехоте. Более того, Грациан пал, возможно, потому, что он первым нанял алан для службы в римской армии, ускорив тем самым упадок пехоты, прежней основы римской военной силы. К концу IV века римские офицеры (если верить сообщениям Вегеция о существовании этой категории военных) считали римскую кавалерию настолько хорошей, что она не нуждалась в улучшении. И, в самом деле, боевые качества римской конницы, приобретенные благодаря аланам и другим кочевникам, стали предметом восхваления. Для Вегеция, например, высшей оценкой наезднических способностей императора было сравнение монарха с аланами и гуннами .

Современные источники, отмечающие факт ассимиляции алан римской культурой, сообщают о службе алан в римских войсках и о влиянии, которое они оказывали на развитие римской кавалерии. Тем не менее, Notitia Dignitatum, в котором следовало ожидать найти включенные в списки военных колоний аланские поселения, обеспечивающие армию Стилихона аланскими воинами, характеризует эти поселения неточным термином «сарматские». Сведения об аланах в Италии, приведенные выше, позволяют предположить, что определение «сарматские» применимо не ко всем поселениям. Статья из Кодекса Феодосия подтверждает это .

Там ясно упоминаются Alamanni, как военные поселенцы в Италии .

Вопрос, является ли наименование Alamanni ошибочным названием Alani (что, кстати, встречается довольно часто и в классических, и в раннесредневековых источниках) или правильным, не так важен, как сомнение, которое вызывает эта статья закона относительно термина «сарматские». В данном контексте следует обратить внимание на то, что вождя алан Саула его современники называли praefectus, то есть титуловали так же, как верховное лицо колонии .

Любая попытка, однако, установить, какое из поселений, внесенное в Notitia, как сарматское, населяли аланы, может быть, в лучшем случае, только догадкой. Надо помнить, что многие из действительно сарматских колоний в Италии, если не все, были известны еще в правление Константина Великого в IV веке. С момента литературной фиксации этих колоний до появления интересующего нас раздела МогШа прошло более 75 лет — срок вполне достаточный, чтобы некоторые по селения внутри колоний исчезли; таким образом, можно сделать вывод, что аланы поселились в местах, которые когда-то занимали сарматы и где последние, возможно, все еще жили. Вероятно, такие смешанные поселения были возможны и даже естественны вследствие большого сходства культур алан и сарматов, включая язык, а также принимая во внимание хорошо известную склонность алан к ассимиляции. Поэтому можно предположить, что поскольку аланы только «заполняли» существовавшие сарматские места обитания, составители Notitia не видели причины изменять названия, которые были в ходу в течение столетия или даже дольше. Известно, что чиновники в основном консервативны, и у нас есть основания полагать, что составители Notitia были очень даже консервативны .

Продолжая наши рассуждения, следует отметить, что из трех сражений, проведенных римской армией Стилихона, преимущественно состоявшей из алан» два проходили в месте размещения аланских военных поселений. Полленция, которую аланы страстно желали освободить, так что даже напали на готов в Великую страстную пятницу, чем отдалили от себя своих христианских друзей, находилась только в 25 милях южнее поселения в Турине. Верона, где аланы храбро сражались, а их военачальник Саул даже пожертвовал жизнью, тем самым доказав свою преданность Риму, являлась в то время центром другой аланской колонии. И вряд ли будет преувеличением, если мы предположим, что семьи аланских воинов, так замечательно сражавшихся под Вероной и Полленцией, жили в стенах этих же городов. Это тем более вероятно, что войско алан, находившихся на службе у Стилихона в 405 г., было призвано защищать северную Италию, в которой размещались все аланские поселения, от громадных орд варваров. По крайней мере еще два других города Северной Италии, которые были чем-то вроде штаб-квартир для военных поселений, стали ареной военных действий, в которых аланы принимали непосредственное участие во второй половине V века. На пути к месту восстания алан император Майоран, направлявшийся туда с карательной акцией, был убит в Тортоне. Через несколько лет Рицимер разбил алан у Бергамо, города, находившегося в самом центре аланских колоний Новара, Зармарат и Верона. Упоминавшиеся выше сарматские военные колонии были расположены по всей Северной Италии и защищали большинство главных путей, ведущих к Альпийским проходам с севера на юг, а также дороги полуострова с востока на запад. Значительное число поселков с названиями, предполагающими либо присутствие здесь алан, либо их влияние, сосредоточено среди городов со штаб-квартирами этих военных колоний .

Так, в 5 милях севернее Аосты по дороге от прохода св. Бернарда к сарматскому поселению Иврея, стоит город Аллейн. Он располагается в 30 милях восточнeе Алагны, стратегически важного военного центра .

К югу от него, примерно в трех милях северо- западнее колонии Верселли, располагается другой город Алагна. К юго-востоку от Варселли по дороге на Павию на широкой равнине По находится город Алагна Ломелина. Между городами со штаб-квартирами Тортона и Кремона, всего лишь в 10 милях севернее Сармато, стоит город, который упоминается в средневековых документах под названием Аландриано (современный Ландриано). Дальше на север и на восток по дороге в колонию Верона находится еще один город Аллегно, а к востоку на дороге, ведущей от Альп к колонии Одерза, располагается Алано ди Пиаве. Очевидно, таким образом, что термин «сарматские», употребленный для описания римских военных колоний в Северной Италии, не совсем точен и что к началу IV столетия наиболее правильным, отражающим истинное положение дел, был бы термин «алано-сарматские». Поскольку значительное число аланских названий сохранилось до наших дней, можно допустить, что историк из Ломбардии, священник Павел, использовал слово «сарматский» для обозначения и алан, когда указывал в VIII веке, что географические названия «сарматского» происхождения еще сохраняются в Северной Италии. В заключение следует отметить, что важные в военном отношении силы алан располагались в стратегических точках Северной Италии, в непосредственной близости от более ранних поселений родственных им сарматов .

АЛАНЫ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ

Когда в 392 г. император Феодосии I выступил в поход против узурпатора Евгения, он увел с собой большую часть Восточной армии. B Константинополе император оставил править старшего сына Аркадия, однако, фактически там правил Руфин из среды галло-римской знати, человек незаурядных способностей. Так как восточная часть империи по существу осталась без войск, то Руфин счел необходимым пригласить варваров для охраны Константинополя. Среди варваров, соблазнившихся римским золотом и перспективой привилегированной службы в восточной части империи, оказались и отряды алан и гуннов. В 395 г. Гайнас, готский военачальник и сторонник Стилихона, возглавлявшего войска на западе, привел обратно в Константинополь большую часть войск Феодосия. Как только Гайнас вернулся в Константинополь, он убил Руфина. И это послужило сигналом к ожесточенной борьбе за власть между германской партией, во главе с Гайнасом, и антигерманской оппозицией. В 400 г. антигерманская партия одержала верх, и Гайнас вместе со своими готскими сторонниками был убит, после чего в течение двух десятилетий в Константинополе господствовали римляне. В этой борьбе поддержку антигерманской партии оказали гунны во главе с Улдисом, который раньше вместе с аланами служил Руфину, Если гунны, однако, впоследствии потеряли всякий интерес к службе империи, то часть алан осталась верной Константинополю. По крайней мере к 421 г .

один из них, некий Ардабурий, поднялся до высокого звания военачальника восточной римской армии. В том же году он повел римское войско против персов в Арзанене и нанес им поражение. Он добился этой победы успешной осадой укрепленного города Нисобиса .

Три года спустя Ардабурий уже командовал восточно-римским войском, вторгшимся в Италию, чтобы свергнуть узурпатора Иону и посадить на престол Валантиниана III. Сын Ардабурия Аспар возглавлял кавалерию .

После временных неудач восточно-римская армия добилась крупного успеха, так что в награду за удачно проведенную операцию Ардабурий в 427 г. был произведен в консулы .

Хотя он и сохранял важные командные посты в Константинополе по крайней мере до 442 г., наибольшую популярность в Восточно-римской империи все же приобрел его сын Аспар. В 431 г. он во главе огромной армии вторгся в Северную Африку, занятую вандалами. Вторжение римских войск вынудило Гейзериха, короля вандалов и алан, недавно занявших Северную Африку, временно снять довольно продолжительную осаду города Гиппо. Аспар повел свое войско против Гейзериха, но в открытом бою варвары одержали решительную победу над Восточноримской армией. После этого Аспар еще три года пробыл в Африке, где ему удалось заключить договор между империей и Гейзерихом. Повидимому, этот договор имел большое значение для Рима, хотя он и был неофициальным до 435 г. Валентиниан, тогда правивший в Риме, произвел Аспара в консулы в 434 г. — вероятно, в награду за этот договор. До наших дней сохранился красивый серебряный диск, изображающий Аспара с его семейством во время присвоения ему консульского звания .

С 430 по 440 гг. Аспар возглавлял армию Восточной империи .

Когда Гейзерих в 439 г. овладел Карфагеном, Феодосии II в ответ послал сильный флот и армию на Запад. Военачальники — это были и родственники Аспара — ни разу не напали на вандалов и довольствовались пустым времяпрепровождением в Сицилии и ее окрестностях. В 442 г. эти силы были отозваны для борьбы с гуннами на восточных границах. Однако еще до кампании Аспару удалось заключить договор с гуннами, которые в том году больше не беспокоили границы Восточной империи. В 443 г. войска Аспара, находившиеся со своими военачальниками на западе, наконец, возвратились и выступили против гуннов. Однако римляне потерпели поражение, а в последней битве при Херсонесе, как сообщает Приск, Восточно-римская армия практически перестала существовать. Несмотря на это, Аспар продолжал играть значительную роль в Восточно-римской империи. В 447 г, старший сын его, названный в честь деда Ардабурием, был произведен в консулы. В 450 г., когда император Феодосий II уже умер, сенат Константинополя предложил Аспару занять императорский трон. Согласно имеющимся сведениям, Аспар отклонил это предложение, объяснив, что он не желает создать прецедент, который мог бы оказать неблагоприятное влияние на судьбы империи, что однажды уже имело место,— почти два столетия назад, когда Максимин стал первым римским императором из варваров. И он тоже был аланом. Аспар, однако, независимо от своего отношения к трону, интереса к политике не потерял. Он возвел на трон своего ставленника, Марциана, который не замедлил продемонстрировать свою верность Аспару, назначив Ардабурия командующим всеми войсками на востоке. А вскоре, кроме того, Марциан возвел Ардабурия в патриции. Любопытная история о Марциане, рассказанная византийским историком Прокопием, наводит на мысль, что между Гейзерихом и Аспаром могло существовать некое неофициальное соглашение. Когда армия Аспара в 431 г. потерпела поражение от Гейзериха, Марциан, находившийся на службе в штабе Аспара, был захвачен в плен. Согласно сведениям Прокопия, Марциан, приговоренный к смертной казни, был помилован, потому что на него упала тень орла, парившего в небе. Гейзерих, оказавшийся свидетелем этого чуда, усмотрел в нем предзнаменование, что Марциан станет императором. И даровал ему жизнь. Эвагрий, современник Прокопия, предлагает несколько иную версию этой истории, вероятно, позаимствованную им из «Истории» Приска. Эвагрий пишет: «Было еще обстоятельство, предсказывавшее императорский трон Марциану. Во время войны с вандалами Марциан был одним из многих, попавших к вандалам в плен.. .

и, по требованию Гейзериха, выведен вместе с остальными на равнину... Гейзерих сверху вниз с удовольствием смотрел на пленных... Усталый Марциан прилег на землю с намерением отдохнуть и даже поспать на солнце, которое для этого времени года палило необыкновенно сильно. Орел, паривший в небе, распростер свои крылья и, точно облако, заслонил Марциана от палящих лучей. Удивленный Гейзерих углядел в этом предзнаменование будущего. Он освободил Марциана, взяв с него торжественную клятву, что если тот станет императором, то будет верен договорам с вандалами и не станет предпринимать против них враждебных действий .

Прокопий отмечает, что Марциан оставался верен данной клятве .

Ученые, однако, допускают, что эта история могла быть всего лишь полуофициальной пропагандой, используемой правителями Восточно римской империи для объяснения своей неспособности воевать с вандалами, которые в 455 г. окончательно разграбили Рим, не встретив при этом никакого сопротивления со стороны восточной части империи .

В данном контексте следует помнить, что Марциан был ставленником Аспара, и трудно представить, чтобы политика невмешательства в дела вандалов и алан в Северной Африке, которую демонстрировал Марциан, направлялась еще кем-либо, кроме Аспара, алана по происхождению и высшего военного должностного лица в Восточно - римской империи .

Предположение о том, что Аспар и Гейзерих возобновили между собой какой-то особый договор в 431 г., подтверждается не только событиями, имевшими место в период правления Марциана, но также и более ранними свидетельствами. Во время пребывания Аспара в Африке (431-434) он поддерживал близкие отношения с Гейзерихом; они обменивались подарками и, возможно, заключили соглашение, которое, как уже упоминалось, принесло Аспару консульство с соответствующими почестями и влиянием. В 440 г., когда Феодосий II послал флот, чтобы отобрать Карфаген, незадолго до этого захваченный Гейзерихом, военачальники Аспара держали своих солдат в бездействии в Сицилии более двух лет, так что ни разу не вступили в бой .

Когда в 457 г. Марциан умер и императором стал Лев, другой ставленник Аспара, отношения между Восточно-римской империей и Африкой оставались мирными, если не считать попытки Мажориана, императора Западно-римской империи, вовлечь Льва в опасную затею с завоеванием вандалов и алан. В первые годы Аспар, по-видимому, успешно управлял Львом, Лев, в частности, пообещал отдать свою дочь Леонсию за сына Аспара, Патриция, и возвести будущего зятя в ранг кесаря, открыв ему, таким образом, дорогу к престолу. Лев также возвел младшего сына Аспара, Германериха, в консулы. Такая подчиненность, однако, не устраивала Льва. Отложив свадьбу Леонсии с Патрицием, он выдал другую дочь за исаврийского военачальника по имени Зено. Опираясь на поддержку Зено и его армии, Лев начал осторожно 'освобождаться от зависимости со стороны Аспара. Одно из разногласий, возникших между ними, касалось вопроса о том, кто будет отправлен для Переговоров к Гейзериху. Вопреки мнению Аспара Лев послал к королю Тациана. Гейзерих, однако, решительно отказался иметь дело с Тацианом, поэтому тот вернулся обратно с сообщением о своей неудачной попытке заручиться молчаливым согласием короля с планами Льва. Восточно-римские отношения с Африкой, таким образом, продолжали ухудшаться, что совпадало с намерением Льва действовать независимо от Аспара и препятствовать политике Гейзериха в западном Средиземноморье. В итоге в 467 г. на востоке распространился слух, что Гейзерих намерен оккупировать Александрию. Можно предположить, что набеги вандалов, отмеченные Прокопием (но не датированные), направленные против Иллирии и Греции, были прологом к нападению на Александрию. Лев, однако, надеялся, что сможет в конце концов освободиться от Аспара и уничтожить одним мощным ударом вандалоаланское королевство в Африке. Он потратил огромное количество золота и серебра, чтобы собрать флот и армию для осуществления своего замысла. Поэтому он не хотел поручать командование этой операцией Аспару или кому-либо из его сыновей. Прокопий указывает, что Аспар пытался уговорить Льва отказаться от вторжения в Африку, ибо знал, что если Лев победит вандалов и алан в Африке, то это будет означать конец его, Аспара, влияния на Льва. Получилось так, что командующий римской экспедицией Базилик потерпел поражение не без влияния Аспара, что означало укрепление позиций алан в северной Африке и Константинополе. Однако, данные события еще не позволяют нам с достаточной уверенностью говорить о существовании личного соглашения с Гейзерихом, в соответствии с которым Аспар обещал всячески препятствовать попыткам вмешательства правителей Восточноримской империи в дела Северной Африки, а Гейзерих, в свою очередь, обещал делать все возможное для поддержания влияния Аспара на дела в Константинополе. Было такое соглашение или нет, не имеет значения, однако события развивались так, будто оно имело место .

Можно предположить, что явная дружба между аланским полководцем и королем алан и вандалов имела под собой и этническую основу. По этому поводу профессор Готье замечает, быть может, чересчур категорично: «Чтобы отрицать этнические взаимосимпатии между аланами Константинополя и Карфагена, нужно принимать apriori, что титул Rех Alanorum был всего лишь протокольным». Такое заключение действительно заманчиво. Победа вандалов и алан над войсками Льва в 468 г. сильно упрочила позиции Аспара в Константинополе. Так что Лев был вынужден дать согласие на свадьбу сына Аспара и своей дочери, после чего возвел Патриция в ранг кесаря. Став кесарем, сын Аспара получил законное право наследовать императорский трон. Однако данные события вызвали волнения и беспорядки на улицах города, организованные оппозицией, не желавшей допустить к трону арианина .

Таким образом, православное население Константинополя во главе с духовенством и, возможно, подстрекаемое агентами Льва, еще раз поколебало положение Аспара и его семьи. Вдобавок положение серьезно осложнилось, когда было раскрыто несколько заговоров, организованных Ардабурием, безуспешно пытавшимся подкупить нескольких сторонников Зено Исаврианина. Стало известно также, что Ардабурий пытался заручиться поддержкой Анагаста, военачальника во Фракии. Об этом донесли императору, которому, однако, наиболее опасными и непростительными казались связи Ардабурия с персами. Попытка Ардабурия заручиться поддержкой персов была разоблачена в сенате, для чего император предъявил сенату письма Ардабурия к персам. В них достаточно четко рисовались контуры заговора. Аспар, который в тот день присутствовал в сенате, вынужден был публично отречься от Ардабурия. Трудно утверждать, действительно ли Ардабурий был инициатором этих заговоров, или он просто исполнял распоряжения своего отца. Более вероятно последнее. После этих событий Лев начал действовать решительно. Он во дворце коварно убил Аспара и Ардабурия, за что впоследствии получил прозвище «мясник». Тяжело раненному Патрицию, которого также пытались вероломно убить, удалось бежать. Германериха, младшего сына Аспара, о котором мало что известно, в то время не было во дворце, и он, по-видимому, остался жив .

В течение почти полувека это аланское семейство занимало видное, а часто и господствующее положение в Константинополе, добившись этого своей отвагой, многочисленными победами над врагами и верным служением империи. Им благоприятствовало также их аланское происхождение, то есть будучи хотя и варварами, они тем не менее не были германцами, что избавило их от гонений против последних в начале V столетия, проводимых в Восточно-римской империи. Когда в конце IV столетия готы поклялись не служить империи и в большинстве своем оставались верны этой клятве, то Руфин пригласил алан и гуннов на службу в Константинополь. И когда часть готов и другие тевтонцы, служившие империи на востоке, стали объектом кровавой антигерманской реакции, то в этом римлянам помогли гунны и аланы. Именно в результате победы над германской партией Гайнаса и ее приверженцами в Константинополе выдвинулись аланские военачальники Ардабурий и его сын Аспар .

Личные способности и политические условия полностью не могут, однако, объяснить причину возвышения алан в Константинополе, если не принять во внимание, что Аспар и его сыновья опирались на значительную поддержку алан, проживавших на Черноморском побережье .

Восточную часть Крыма, к примеру, аланы населяли многие годы .

Раннесредневековый греческий географ подчеркивает, что аланы переименовали греческий город Феодосию в Ардабда. Аланы жили также вдоль западного берега Черного моря, в Нижней Мезии и Малой Скифии .

Поселения алан, вероятно, образовались в конце IV или начале V веков. Аланы, населявшие этот район, были признаны императором Марцианом федератами. Кандак, аланский правитель этой области, был сторонником Аспара, в руках которого Марциан был марионеткой. После того, как Аспар и его семейство достаточно упрочили свои позиции в Константинополе, они уже могли открыто заключить союз с германцами, обладавшими значительной военной силой, — посредством установления родственных связей. Браки заключались также с римлянами. У Аспара было три жены и три сына; Ардабур, старший, носил аланское имя, Патрицию, среднему, дали римское, а Германериху, младшему, германское имя. Можно предположить, что из трех жен Аспара первая была аланкой, вторая — римлянкой, а третья — германкой, чем, собственно, и объясняются имена сыновей. Если дело обстояло именно так, то тогда действительно Патриций больше всех подходил для женитьбы на дочери императора, поскольку был, по крайне мере, наполовину римлянином. Его женитьба была очень выгодна Аспару, поскольку могла возвести на трон императора-алана. Со своей стороны Кандак таким же способом добился выгодного союза с остготами, устраивая браки с имевшими влияние остготами .

О процессе взаимного этнического влияния дополнительно свидетельствуют факты перехода собственных имен одного народа к другому. Так, если младший сын Аспара носил германское имя, то остгот Андак уже имел и аланское имя и жену-аланку, сестру Кандака .

Падение Аспара и его семейства в Константинополе знаменовало собой конец одного из примечательнейших эпизодов истории алан. Однако это не означает, что аланы в дальнейшем не играли никакой роли в процессе образования Византии. Дело как раз обстоит наоборот .

Поэтому история алан Южной России и Центральной Азии в период средних веков вполне заслуживает серьезного изучения, что однако, выходит за пределы данной работы .

АЛАНЫ И ВАНДАЛЫ

Часть алан, спасаясь от нашествия гуннов, в 70-х годах IV века направилась на запад, объединившись с вандалами, проживавшими в Паннонии. Спустя несколько лет, вероятно, в начале 90-х годов, районы совместного проживания алан и вандалов уже не могли обеспечивать им достаточных условий существования. Это вынудило большие массы алан и вандалов устремиться на запад в поисках более богатых пастбищ. О возвращении на восток нечего было и думать, так как сзади наступали объединенные орды готов, гуннов и алан, которые тоже продвигались на запад в поисках лучших земель, что заставляло население Паннонии двигаться еще дальше на запад. Это переселение алан и вандалов на запад не прошло мимо внимания римского полководца Стилихона, который сам был наполовину вандалом и имел в своем войске множество преданных ему алан из Италии. Поэтому он не замедлил пригласить направлявшихся на запад алан и вандалов поселиться в Норикуме и Раэции в качестве союзников Рима. К сожалению, Стилихон не мог организовать для них достаточно приемлемых условий существования на новых землях, так что зимой 401 г, они начали опустошать те провинции, которые должны были бы защищать. Стилихон перешел Альпы и положил конец опустошительным набегам. Потерпев поражение, аланы и вандалы, по-видимому, двинулись на север и на восток в германские земли за Рейном и за пределами империи .

Через 5 лет они вновь заявили о себе, когда 31 декабря 406 г .

направили своих коней через покрытый льдом Рейн и вновь вторглись на территорию империи. Одна группа вандалов во главе со своим королем Годегизелем вступила в сражение с франкскими союзниками Рима, в котором Годегизель был убит. Его отряд уже находился под угрозой полного уничтожения, когда войско алан, возглавляемое, вероятно, Респендиалом, пришло им на помощь и, напав на франков, спасло оставшихся вандалов. Варвары, успешно вторгшиеся на территорию империи, оказались перед выбором — или стать союзниками Рима, поселившись где-нибудь на римских землях, или продолжать разбой и грабежи империи. Хотя у алан и вандалов оставались довольно неприятные воспоминания об их поселении в Раэции и Норикуме в 400 г., тем не менее римские власти в Галлии начали вести с ними переговоры. Поэтому, когда Респендиал и Годегизель воевали с франками, другой аланский предводитель, Гоар, заключил договор с римлянами. Так как сторонники Гоара были расселены в стратегически важных пунктах, то аланы и вандалы, встретившись с недоброжелательностью со стороны империи, стали грабить Галлию. В источниках того времени перечисляется около двух десятков городов, которые подверглись опустошению, в том числе Теруан, Аррас, Турнэ, Амьен, Лаон, Реймс, Майенс, Вормс, Спир, Страсбург, Тулуза, Метц, Лангрэ, Безансон, Ото, Клермон-Ферран, Юзэ, Арль, Безьер, Оз, Базас, Ангулем и Менг-на-Лауре .

Большая часть этой информации, однако, сомнительна. Но если хотя бы половина этих ссылок точна, то есть смысл допустить, что аланы и вандалы делились на несколько, если не на множество, групп. В источниках обычно упоминают вандалов и изредка вандалов и алан вместе, но аланы отдельно никогда не упоминаются. Поэтому следует предположить, что разделение алан и вандалов произошло во время этих походов не по племенному признаку. Информации, указывающей на то, что захватчики встречали какое- либо сопротивление от галло-римлян, не сохранилось. Епископ Павлиний Безьер отчитал свою паству за то, что та не оказала сопротивления противнику. Он возмущается тем, что когда вандалы жгли, а аланы грабили, жители Безьера были заняты пересаживанием виноградных лоз. По мнению епископа, единственное, что их интересует, это театр и астрология, в то время как им крайне не хватает патриотизма и доброй нравственности. Павлиний сравнивает материальные выгоды и сильный религиозный дух в пользу последнего, утверждая, что именно этот дух способен надежно защитить даже от алан .

Следует заметить, что когда аланы и вандалы опустошали Галлию, там в это время дислоцировались войска империи. Когда Константин III захватил власть в Британии и в 407 г. высадился в Галлии, он из Британии привел с собой большую часть воевавших войск. Он также располагал поддержкой франкских федератов, потерпевших однажды поражение от алан Респендиала, а также поддержкой аллеманов, населявших берега Рейна. Вполне возможно, что между Константином, с одной стороны, и вождями алан и вандалов, с другой, была договоренность, согласно которой обе стороны не мешали друг другу .

Один из военачальников Константина, Геронтий, имел даже личную аланскую охрану в Галлии. Уже один этот факт наводит на мысль о возможности контактов между Константином и аланами. Но сколько алан служило в войсках Константина? Из варваров, присоединившихся к нему, Константин создал особенный полк так называемых «гордых» — гонориан .

Полком командовал Геронтий, захвативший Испанию. В награду за верную службу Геронтий отблагодарил варваров необычным способом — разрешил им грабить равнины Палантии. Впоследствии он выделил для алан землю с тем, чтобы они могли контролировать все пути из Пиренеев .

Однако, в 409 г. гонориане позволили аланам и вандалам вторгнуться в Испанию. Можно предположить, что гонориане сами были аланами, и поэтому они позволили своим собратьям беспрепятственно войти в Испанию. Среди топонимических свидетельств в пиренейских проходах обнаруживается название Breche d’Allans. Это сохранившееся до наших дней топонимическое название показывает, что, по крайней мере, часть гонориан, поселенных для защиты проходов, была аланской .

Вторгшись в Испанию, аланы и вандалы продолжали грабежи и разбой, которыми они отметили свое пребывание еще в Галлии. Испано-римское население, как и дружественные им жители Галлии, не пытались, кажется, даже сопротивляться. Они просто заперлись в укрепленных городах в надежде, что аланы и вандалы уйдут сами. Однако конные аланы и вандалы не предпринимали попыток осадить крепости. Жители же, которым удалось бы, рискуя жизнью, выбраться из укреплений, нашли там опустошенные поля. В некоторых районах люди были доведены до голода и, по утверждению современников, не было ничего необычного в том, что матери ели своих детей .

После двух лет опустошений и грабежей аланы и вандалы заключили соглашение с испано-римлянами о разделе земель. Аланы поселились в Лузитании и Картахене, вандалы — среди свевов. Их поселения были образованы на основе госпиталитета, то есть аланы и другие захватчики стали гостями римских землевладельцев, получая таким образом значительную часть с доходов от их поместий. В обмен на это гости «защищали» своих хозяев. По-видимому, эти соглашения принесли Испании временный мир. Аланы и вандалы, поселившиеся в Испании, рассчитывали, что Рим признает их в качестве федератов. Они обратились к императору Гонорию, прося мира и обещая дать заложников, а также предлагая воевать на стороне Рима в качестве союзников. Но Константин, командующий римскими войсками на западе, предпочел при помощи вестготов, перешедших на его сторону, разбить алан и вандалов в Испании и подчинить их себе. Вестготы напали на алан, проживавших в Лузитании и зилингских вандалов в Баэтике .

Согласно источникам, после длившейся три года войны вестготы сломили противника, почти уничтожив его. Король зилингских вандалов Фред-бал был захвачен в плен, а король алан в Лузитании Аддок был убит. Другой король вандалов в Каллакии, Гунтарих, был, видимо, признан союзником Рима. Вестготы не только не воевали с ним, но и выступили против алан в Картахене, где Гунтарих значительно подорвал силы Респендиала. Когда эти варварские группы были подавлены, Гунтарих в Испании взял верх над оставшимися вандалами и аланами .

При этом он опирался на поддержку римского военачальника Константина, который отозвал вестготов из Испании и поселил их в южной Галлии. Этот акт позволил предположить, что между Римом и Гунтарихом существовало некое соглашение .

Дальнейшую судьбу оставшихся алан — сторонников Ад-дока и Респендиала — нельзя отделить от истории вандалов во главе с Гунтарихом и его преемниками. После недолгого пребывания в Испании аланы и вандалы переправились через море и захватили Северную Африку. В течение более чем 100 лет их пребывание там было отмечено весьма важными событиями, свидетельствующими об их роли в Западном Средиземноморье, например, захватом и разграблением Рима аланами и вестготами, затем их поражением от Велизария. Хотя эти события не раз пересказывались в подробностях, однако роль алан в них всегда принижалась. Появилась даже тенденция утверждать, что аланы были полностью ассимилированы вандалами, численно их превосходившими .

Современные источники, однако, показывают, что аланы оставались значительной и цельной силой в общей массе варваров, среди которых были не только вандалы, но и другие племена. Епископ Поссидий Кальмский, находившийся в Гиппо во время осады его аланами и вандалами, которая продолжалась более года, ясно различает алан и вандалов, добавляя, что среди них были также готы. Такая дифференциация алан и вандалов отмечается также поэтом Драконтием, творившим в конце V века в Северной Африке. Это был придворный поэт короля вандалов Гунтамунда, обидчивого и сентиментального человека .

Так, в поэме, бранившей варваров, Драконтий включает в их число алан, но опускает вандалов — явный расчет на потрафление глупости монарха. Прокопий утверждает, что и аланы и вандалы состояли в войсках Северо-Африканского королевства. И добавляет, что термин «вандал» часто употребляется для обозначения всех варваров немавританского происхождения в Северной Африке. Император Юстиниан, который в конце концов уничтожил королевство вандалов и алан, свидетельствует о существовании обоих народов. Но наиболее убедительным свидетельством роли алан в королевстве является факт сохранения королем титула Rех Vandalorum et Alanorum, т.е .

«Король Вандало-Аланский». После принятия Гунтарихом этого титула приблизительно в 419 г. все его преемники сохраняли его полоть до падения королевства под ударами Рима. Если бы аланы ассимилировались вандалами, то отпала бы всякая необходимость в подобной двойной титулатуре, которая служила постоянным напоминанием потомкам алан об их былой независимости. Скорее наоборот, потому что двойная титулатура короля имела политическое значение, указывая на сохранение аланами определенной самостоятельности; и это было бы хорошим поводом для его сохранения .

Далее следует отметить, что в войсках королевства, где аланы играли важную роль, конные войска были преобладающим элементом;

короли вандалов и алан относились к пехоте без особенного уважения .

Это было, однако, свойственно не только аланам, но и всем степным кочевникам, хотя, с другой стороны, германцы, например, использовали и пешее войско. Если вандалы, видимо, стали осваивать идею конного боя под влиянием своих аланских союзников, то аланы, в свою очередь, приняли от них арианство, удачно сочетая это со своей религией .

Таким образом, хотя аланы и вандалы стремились сохранить свои этнические традиции, что было замечаемо их современниками, тем не менее они оказывали влияние друг на друга по крайней мере в двух важнейших для них областях: религии и военном деле .

АЛАНЫ В ГАЛЛИИ

Когда в 406 г, зимой аланы и вандалы перешли Рейн, Рим оценил это прежде всего как угрозу Галлии. И поэтому пытался привлечь хотя бы часть алан и вандалов на свою сторону. От Гоара, предводителя алан, ставшего союзником Рима, возможно и не ожидали враждебных действий, особенно если помнить, что он 'был вождем тех алан, которые были поселены в Галлии для ее защиты. Граница вдоль Рейна была в большей своей части незащищенной. Франки, жившие вдоль реки, и сарматские военные поселения, которые занимали земли дальше к западу еще в IV веке и держали вторую линию обороны, оказались не способны остановить вторжение 406 г. Целью создания сарматских поселений была охрана важных дорог. Здесь же располагались мастерские для изготовления оружия .

Сарматы были поселены в колониях, начиная от Амьена на севере и в Сермьезе (Чаз), Сермуазе (Эйсн), Реймсе, Сермьере (Марн), Сермецеле-Бейне (Марн) и Лангрэ на юге. С помощью топонимики можно установить приблизительное местонахождение некоторых, по крайней мере, поселений, в которых были размещены люди Гоара. Аллейно (Сомм) размещается в 30 милях к востоку от Амьена и защищает дороги, ведущие из Колонна в Амьен и Суассон. В 25 милях к юго-юго-востоку располагается Алейнкур (Эйсн), который контролирует дороги из Турнэ в Реймс. Дальше к юго- востоку располагаются Алландви (Арденны) и другой Аллейнкур (Арденны); оба охраняют дорогу из Колонна в Реймс и размещаются в 35 и 25 милях соответственно от Реймса. К югу от Реймса располагаются Алланкур (Марн) и Сампигни (Марн). Алланкур находится всего в нескольких милях от Сермьеза, упомянутого выше .

Еще другой Сампигни был образован в 30 милях к востоку от Сермьезле-Бейна, контролируя дорогу из Тула в Вердан. Слово Sampigny происходит от аланского имени Самбида, хотя тесная лингвистическая связь аланского и сарматского языков не позволяет определить с уверенностью, были ли Самбида, в честь которых даны названия этим городам, аланами или сарматами. На возвышении стоит Алламон (Мерт- и-Мозель), контролирующий дорогу из Мэца через Вердан в Реймс. К югу от Мэца вдоль дороги в Тул лежит Алейнкур-ла-Кот (Мерт-и- Мозель). Точно к югу от Тула на пути к Лангрэ располагаются Аллейн (Мерт-и-Мозель) и Аллианвиль (Верхний Марн); последний контролирует дорогу в Вердан. Восточный доступ к Лангрэ охраняется еще третьим Алейнкуром (Верхняя Сона) .

Пока Гоар и его сторонники оказывали союзническую поддержку империи, другие аланы вместе с вандалами опустошали части Галлии, впрочем, тем же занимался узурпатор Константин III. К 411 г. римская власть в Галлии настолько ослабла, что Гоар начал действовать вполне открыто. Вместе с предводителем бургундцев Гундахаром в том же году он попытался возвести на трон некоего римлянина Иовина. Последний, как оказалось, был даже провозглашен императором в Монцене, городе в 30 милях к востоку от бургундских военных поселений в Варемме и в 75 милях к востоку- северо-востоку от Алейнкура (Эйсн). Когда армия Иовина двинулась на юг в сторону Арля, к ней присоединился Аталф, ставший королем вестготов после Алариха. Следует помнить, что со времени Адрианопольской битвы в 378 г. в составе готского войска действовала сильная аланская конница. Аталф, однако в силу каких-то разногласий с Иовином перешел на сторону Рима, так что обязался помогать империи уничтожить Иовина. После разгрома последнего Гоар, как, впрочем, и остальные сторонники Иовина, вернулся в свои поселения в северной Галлии, оставив юг Аталфу и его армии. Не следует, однако, полагать, что Гоар считал Иовина узурпатором. Иовин был римлянином, а для некомпетентного аланского военачальника расположение Иовина значило больше, чем официальная власть в Равенне. После поражения Иовина Гоар продолжал оставаться на службе империи; видимо, он и не порывал никогда с Римом. В течение 25 лет Гоар и его аланы оставались верными сторонниками Рима, хотя их соседи бургундцы восставали несколько раз и были подавлены Аэцием и его гуннскими союзниками .

Приблизительно в 442 г., когда Аэций понял, что больше ждать поддержки от гуннов нет смысла, он обратился к Гоару и убедил его поселить часть своих людей в разных местах в Орлеане, чтобы они контролировали границы Арморики и мешали экспансии вестготов, стремившихся расширить свои владения к северу от Луары. Гоар действительно переселил большое количество своих людей в область на севере от Орлеана и вдобавок перенес свою столицу в Орлеан .

Топонимические свидетельства помогают нам идентифицировать некоторые места, заселенные, вероятно, аланами: Алейн (Евр), Алейнкур (Евр), Лез-Алдейн (Евр), Аллейнвиль-на-Друа (Евр-и- Луара), Аллейнвиль-на-Буа (Сейн-и-Уаз), Ал-лейнвиль-на-Босе (Луарет), Курталейн (Евр-и-Луара) и Ал-лейнс (Евр-и-Луара). Аэций издал указ землевладельцам упомянутого выше района, предписав им поделиться землей с аланами и принять их как гостей. Однако большая часть землевладельцев воспротивилась указу Аэция и оказала вооруженное сопротивление аланам. Тогда Гоар подавил выступление феодалов, чем и снискал себе недобрую репутацию среди некоторой части галлоримской аристократии .

Автор латинской комедии Querolus, написанной вскоре после этих событий, намекает на разрушения, в которых, возможно, аланы были виноваты, а священник из Марселя Сальвиан порицает алан за хищнические наклонности. Вытеснив значительное число галло-римских феодалов, аланы овладели их землями и осели на них, подчинив себе арендаторов, обрабатывавших эти земли. Относительно большое число аланских географических названий, сохранившихся в этих местах, возможно, объясняется тем, что значительная часть галло-римских феодалов была вытеснена; таким образом, среди влиятельных лиц, чьими именами назывались поселения, алан оказалось больше. Поселения алан от Орлеана на юге до Алейна (Сейн) на севере частично были образованы, чтобы контролировать границы Арморики. Этим размещением алан Tractus Armorican I делился на две части; аланы занимали выгодное положение, препятствуя объединению противников Рима на западе и востоке, Аланы могли напасть и на тех и на других, не рискуя встретиться с объединенными силами врага. Южной границей этой части аланских поселений был хорошо укрепленный и удачно стратегически расположенный Орлеан. К северу от Орлеана располагался Аллейнс, стратегическое значение которого ценилось на протяжении всего средневековья. Его средневековые крепости стоят до сих пор. К сожалению, недостаточность археологического материала не позволяет точно установить какие именно места в Аллейное или в другом месте с аланским названием можно отнести к V столетию .

В 445-446 гг. армориканцы восстали против Рима, и Аэций приказал Гоару наказать их. В награду Аэций обещал Гоару все имущество восставших. Гоар собрал всех алан с поселений в Орлеане. И в окружении своих орлеанских соратников направился на подавление армориканских мятежников. На пути в Арморику аланское войско встретилось с епископом Германусом, который пытался отговорить аланского предводителя от задуманного им предприятия. После переговоров, проходивших через переводчика, Гоар, по-видимому, согласился отменить поход, но поставил условие, чтобы Аэций, правитель Галлии, отменил свой приказ. После этого Германус отправился в Равенну для переговоров с галльским правителем в надежде испросить прощение для армориканцев. Однако переговоры оказались безрезультатными и тогда около 450 г. Гоар подавил восстание .

Незадолго до 451 г. Гоар, однако, перестал править аланами в Орлеане. Его сменил Сангибан. Источники не упоминают смерти Гоара, хотя он был широко известной личностью в Галлии в течение более чем четырех десятилетий и был уже пожилым. Он был предводителем алан с 406 г. Кампания 446 г. показала, что Гоар был еще способен вести свое войско в бой. Следует помнить, что у алан не пользовались уважением воины, дожившие до старости. Они выбирали своих вождей из числа самых способных и молодых. В 451 г. Гоар, возможно, еще был жив, однако весьма стар и поэтому, вероятно, больше не участвовал в походах, так что его заменили новым вождем. Поэтому престарелый Гоар не играл больше никакой значительной роли и даже, возможно, был презираем своим собственным народом, его смерть вполне могла пройти незамеченной современниками .

В 451 г. Сангибан получил приказ из Рима защищать Галлию от вторжения гуннов Атиллы. Гунны осадили Орлеан, где находилась резиденция Сангибана, после многих дней ожесточенной битвы город оказался на грани падения. Готский историк Иордан, живший и творивший в середине VI в., утверждает, что верность Сангибана Риму была сомнительной и что он намеревался сдать Орлеан гуннам без боя .

Далее Иордан говорит, что только своевременный приход римлян и вестготов во главе с Аэцием спас Орлеан. Другие источники свидетельствуют, что Орлеан был подвергнут кровавой осаде и храбро защищался от стремительных атак гуннов и их союзников. Сидоний Апполинарий, галло-римлянин, живший во время этих событий и не испытавший особой любви ни к вестготам, ни к аланам, утверждает, что именно благодаря нерешительности вестготов Аттиле удалось осадить Орлеан. По-видимому, проготски настроенный Иордан изображает вестготов героями в ущерб аланам, которых он не любил. За исключением явно предвзятого отчета Иордана, источники утверждают, что город подвергался кровавой осаде и что не было причин подозревать Сангибана в вероломстве .

Не следует, однако, исключать вероятность того, что в условиях долгой осады, когда оборонять город стало тяжело из-за нежелания вестготов воевать с гуннами, аланский военачальник намеревался или даже обсуждал со своими советниками возможность капитуляции. Однако римляне и вестготы прибыли в Орлеан вовремя и, отбросив гуннов, при поддержке аланского гарнизона преследовали Аттилу до Шалона .

В знаменитой шалонской битве Западная Европа была спасена от гуннской угрозы, и именно аланы сыграли выдающуюся роль в этой битве .

Войско Сангибана занимало центр в расположении союзников, причем римляне находились справа, а готы слева. Аттила находился в центре гуннского расположения со своими отборными частями. Римляне на правом фланге отбивали атаки неприятеля, в то время как аланы в центре стойко отражали натиск Аттилы. Во время одной из неудачных атак гуннов готы, согласно Иордану, напали с левого фланга и разбили противника, обратив его в бегство. Стойкие и эффективные действия алан Сангибана перед лицом наиболее грозных сил Аттилы свидетельствуют, однако, что утверждение Иордана о том, что Аэций поместил алан в центре строя для того, чтобы они не могли сбежать во время битвы — это не более чем выражение предвзятого отношения Иордана к аланам. В последующие годы, согласно Иордану, аланы, гунны и вестготы еще раз встретились в сражении. Он пишет, что Аттила после ряда небольших успехов в Италии начал угрожать императору Марциану за то, что тот отказался платить дань, обещанную его предшественником Феодосием II. Пока римляне готовились отразить нападение гуннов на востоке, Аттила повернул на запад в Галлию в надежде разбить алан, живших в северной Аквитании. Согласно Иордану, в случае успеха Аттилы вся оборонительная система в этой части Галлии подвергалась опасности, так что угроза нависала над вестготами. Не следует недооценивать замечания Иордана о том, что аланы были «ключом» римской обороны Аквитании .

Как бы там ни было, он сообщает, что вестготский король Ториэмунд узнал о планах Аттилы и повел свои войска на север к аланским поселениям на левом берегу Луары, Иордан утверждает, что в состоявшейся битве, подобной Шалонской, Торизмунд разрушил надежды Аттилы на победу, обратив его в бегство. После этого Иордан превозносит вестготов: «Итак, — пишет он, — пока знаменитый Аттила, бог многих побед, пытался вычеркнуть из памяти славу своих завоевателей (вестготов) и заставлял себя забыть таким образом поражение, нанесенное гуннам (в Шалоне) руками вестготов, ему было снова нанесено поражение и он бесславно отступил». Иордан продолжает эту хвалебную песнь очень любопытным предложением; «Торизмунд, выгнав гуннское войско с помощью алан, оставил Тулузу, не потеряв ни одного из своих людей» .

Этот отчет Иордана хотя и имел целью прославление Торизмунда и вестготов, обнаруживает при внимательном прочтении нечто иное, ибо становится совершенно ясно, что аланы были непосредственным объектом атаки гуннов и что аланы разогнали гуннов без помощи вестготов, поскольку никто из воинов Торизмунда не пал в бою. Иордан, надо полагать, раздул до эпических размеров фактические обстоятельства алано-гуннской встречи, украсив их похвалой в адрес вестготов и короля Торизмунда. Маловероятно, Однако, что именно сам Аттила вторгся на север Аквитании в 452-453 гг., однако возможно, что его войско осталось в Галлии после битвы в Шалоне в 451 г. и было разбито там же аланами в следующем году. В 452 году или через год Торизмунд двинулся на север и напал на алан. Он нанес им поражение, согласно Григорию Турскому, и выгнал их из северной Аквитании .

Отсутствие аланских географических названий в левобережье Луары наводит на мысль, что Торизмунд весьма упорно вытеснял алан. Однако известно, что аланская столица в Орлеане так и не была взята готами, которые, обезопасив Луару — северную границу, занялись Испанией, перестав беспокоить алан вдоль реки .

На небольшой территории, окружающей часть северо-западной Швейцарии близ озера Женева и департамента Эйн во Франции, встречаются географические названия, которые указывают на места былого поселения алан. В 25 милях к северо-востоку от Лиона расположены три маленьких города: Алейн, Алейнс, Аланье, Милях в 25 к востоку-северо-востоку в окрестностях Бурга располагается город Алаигна. Через границу, уже в Швейцарии, милях в 30 на восток, в окрестностях Женевы, протекает речка, первоначально называвшаяся Аландон, а к северу, в 5 милях севернее Лозанны, располагается город Аллан. Эти географические названия говорят о раннесредневековом заселении этих мест аланами. Здесь встречается много изуродованных черепов. Практика деформации черепа у детей с помощью туго обмотанной вокруг головы ткани или сыромятной кожи составляла обычай кочевников Центральной Азии. Некоторые группы, ставшие частью аланского народа, как известно, практиковали этот обычай .

Захоронения на этой территории, датирующиеся серединой V столетия, разбросаны близ мест с аланскими названиями. В 443 г. римское правительство вновь расселило часть бургундцев в этом районе. Ранее эти бургундцы жили вдоль центральной части Рейна в тесном соседстве с аланами Гоара. Эти аланы и бургундцы были союзниками Рима в течение более чем 30 лет. Географические названия и археологические свидетельства показывают, что маленькая группа алан примкнула к большой массе бургундцев, которые двигались в 443 г. в сторону Савойи. При нанесении на карту этих поселений, или, точнее, этих названий и мест захоронений с деформированными черепами, видно, что предполагаемые военные колонии алан защищали северные доступы к Сан-Бернардскому пути. Эта дорога в Италию защищена с юга аланскими поселениями в Ал-лейне в пяти милях к северу от Аосты и в Алагна .

Такое стратегическое размещение поселений, по-видимому, соответствовало планам Аэция в начале 40-х гг. V в., когда он повел две группы алан, одну в Орлеан и другую в Валентинуа, чтобы они защищали империю .

ВЫВОДЫ

Переселение алан на запад и их расселение внутри империи показывает одновременно приверженность их обычаям степи и отход от этих обычаев при новом образе жизни. Живя в степях, аланы никогда не объединялись политически в орду, подобно гуннам и аварцам. Кочевая жизнь требовала, чтобы отряды были ограниченного размера. Таким образом, условия, необходимые для образования кочевой орды, никогда не были свойственны аланам. Поэтому, придя на запад, они большей частью примкнули к другим народам, таким, как вестготы или вандалы, или небольшими группами несли военную службу в Риме. Смешанная природа аланских обществ, связанных друг с другом скорее общими обычаями, нежели внешним сходством, возможно, не препятствовала таким союзам с не аланами и, может быть, даже способствовала им. В начальный период расселения все аланы выражали желание стать частью империи, чтобы, защищая ее, пользоваться ее благами. Одним из них это не удалось осуществить по не зависящим от них обстоятельствам, в то время как другие успешно вошли в империю. Те, кто поселился в Италии и Галлии, могли служить империи, извлекая из этого для себя выгоду, хотя они не сразу приняли христианство и даже не знали латыни .

Другие аланы, так же, как и те, которые отправились в Испанию и затем в Африку, никогда не имели продолжительного мира с империей, хотя и стали христианами арианского толка .

В Константинополе аланы пользовались очень большой властью и, в сущности, некоторое время их вожди были здесь полноправными хозяевами .

В Константинополе аланы или, по крайней мере, некоторые из них, стали арианами, вступив в смешанные браки с представителями римской и германской элиты. Неудачи алан в Испании, Африке и Константинополе компенсировались их успехом в Италии и Галлии, если понимать успех как выживание и интеграцию. Выживание, кажется, составляет главную человеческую ценность, а ассимиляция и интеграция, были, надо полагать, исключительно аланскими ценностями. Неустроенные аланы, видимо, представляли для империи большую угрозу, в то время как обосновавшиеся и пустившие корни на римской территории если и были опасны, то весьма незначительно, либо вообще ничем не беспокоили Рим. Полное уничтожение неустроенных аланских групп было вызвано их действиями в восточной части империи, наиболее благополучной. Аланы же Италии и Галлии жили в слабой западной части империи, не способной к подобным акциям и в конечном счете разделенной между завоевавшими ее захватчиками. Эти общие замечания не должны, однако, заслонять событий, в которых аланам сопутствовал успех. За два поколения с момента их появления на западе аланы из кочевых воинов скотоводов превратились в оседлых землевладельцев, владевших землями наряду с римскими потенциариями. Еще будучи степным народом, аланы, способные воевать, составляли, военную элиту. Перейдя к оседлости, они в основном сохранили подобную социальную структуру. Для успешного применения своей прославленной конской тактики аланам было необходимо иметь возможность тренироваться и содержать в хорошем состоянии коней и оружие. Западноевропейский крестьянин V века, скованный постоянными хозяйственными заботами, а также ограниченный условиями крепостного права, не был, естественно, в состоянии осваивать военное искусство и не имел возможности приобрести лошадей и вооружение. Система госпиталитета давала аланам некоторую свободу от экономической деятельности, позволяя пребывать в постоянной боевой готовности. Эта система способствовала и их интеграции в структуру римского общества на наиболее высоком уровне .

Таким образом, аланы из бывших кочевников превратились в класс особых воинов-землевладельцев. В рушившемся римском государстве аланы, в особенности те, которые жили в Галлии, обладали преимущественной возможностью стать составной частью новой средневековой аристократии .

АССИМИЛЯЦИЯ АЛАН



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



Похожие работы:

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА МУРМАНСКА КОМИТЕТ ПО ОБРАЗОВАНИЮ ПРИКАЗ № 2121 07.11.2018 Об утверждении итогов городской интегрированной олимпиады школьников по истории, литературе, МХК, искусству для обучающихся 9 – 11 классов "Русский Север. Северный флот", посвященной 80-летию Мурманской обл...»

«УДК 342:343:340.132 Копченко Инна Евгеньевна Kopchenko Inna Evgenyevna кандидат исторических наук, PhD in History, доцент кафедры философии, Assistant Professor, Philosophy, Law, права и социально-гуманитарных наук Social Science and Humanities Department, Армавирского государственного Armavir State Teachers’ Training University пед...»

«1    Перевод Белоусова В.И.  Корни кальдер пепловых потоков на западе Северной Америки: Окна к кровле Гранитных батолитов (P.W. LIPMAN The Roots of Ash Flow Calderas in Western North America: Windows Into the Tops of Granitic Batholiths //J. OF GEOPHYS. RES., VOL. 89, NO. BIO, PAGES 8801-8841, SEPTEMBER 30, 1984) ВВЕДЕ...»

«Государственное казенное учреждение "Курганская областная научная медицинская библиотека"ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ. ЮБИЛЕИ ИВАН ИВАНОВИЧ МОЛЛЕСОН К 170-летию со дня рождения Обзор жизни и деятельности первого русского санитарно...»

«Сентября 24 (7 октября) Священномученик Павел (Березин) Священномученик Павел родился в 1866 году в селе Маковницы Софрониевской волости Кашинского уезда Тверской губернии в семье священника Михаила Березина. Мы ничего не знаем о первоначальном его воспитании и образовании, но, по всей видимости, он окончил, ка...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 4 Аннотации к программам дисциплин и практик Профиль подготовки 03 – "Этномузыкология" Б 1 Дисциплины (базовая часть) БЧ СГ Раздел социально-гуманитарный 1. Философия 2. Иностранный язык 3. История 4. Б...»

«Scientific Cooperation Center Interactive plus УДК 9 DOI 10.21661/r-472032 Е.П. Петушкова, В.В. Пономарева ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ГЕРОДОТА О НЕВЕДОМЫХ ЗЕМЛЯХ Аннотация: в данной статье представлен исторический обзор деятельности д...»

«Глава III НАСЕЛЕНИЕ ТАО Процесс национальной консолидации тувинцев, начавшийся задолго до социалистического периода, после революции, и особенно усилившийся после присоединения Тувы к Советскому Союзу, в последнее время получил более определенное, более интенсивное развитие. Формально считавшийся единым Танды-Урянхай в период маньчжурск...»

«ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ МИТРА СОФТ УТВЕРЖДАЮ Генеральный директор Р.К. Гуломов " " 2018 г. Комплексная платформа безопасности файлов Vaultize Руководство оператора Листов 37 Исполните...»

«National Research University Higher School of Economics Course Syllabus Human Resource Management for bachelor students, training direction 38.03.02 “Management”, educational program “Logistics and Supply Chain Management” Gove...»

«Page 1 of 17 Системы отображения информации долговременных[ орбитальных пилотируемых станций Салют Тяпченко Ю.А. e-mail typhenko @ progtech.ru В статье на фоне фрагментов истории создания космических станций представлены разработанные СОКБ ЛИИ г. Жуковский для ДОС Салют РКК "Энергия": система отображения...»

«Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Программа дисциплины Метафизика религии для образовательной программы "Философия и история религии" по направ...»

«Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2013. Вып. 2 (29). С. 131-141 ДЕТСКИЕ СУИЦИДЫ: ПОПЫТКА ОСМЫСЛЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ А. В. ШУВАЛОВ В статье выдвинута гипотеза, что основным источником детских и подростковых суицидов в соврем...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра русского языка БЕССОНОВА Евгения Алексеевна СВЕТСКАЯ ЖЕНЩИНА В ЛЕКСИКЕ И ФРАЗЕОЛОГИИ ГЛЯНЦЕВОГО ЖУРНАЛА XXI ВЕКА Выпускная квалификационная работа на соискание степе...»

«Информативный материал для родителей воспитанников участников сдачи норм ГТО Историческая справка: Всесоюзный физкультурный комплекс "Готов к труду и обороне СССР" (ГТО) носил характер основополагающей, единой и поддерживаемой государством системы программно-оценочных нормативов и требований по физич...»

«26 та зависит и судьба Армии, и жизни людей, вставших в её ряды. А. Бугаев Генерал Корнилов склонялся поначалу к тому, чтобы двиХомутовская. Движение Армии к Егорлыкской гаться на юго-восток в район зимовников, п...»

«ПУБЛИКАЦИИ ДИАЛОГ СВ. СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА МЕФОДИЯ „О СВОБОДЕ ВОЛИ Русский перевод, изложение и предисловие епископа МИХАИЛА (ЧУБ) ПРЕДИСЛОВИЕ Диалог "О свободе воли" ( ) принадлежит к числу наиболее значительных произведений, вышедших из-под пера св. священ...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1 имени 50-летия "Красноярскгэсстрой" 655600 Республика Хакасия г. Саяногорск, Енисейский м/район, д.20 Тел. 8(39042)2-08-55 Рабочая программа по курсу "Обществознание....»

«На правах РУК0ПИСИ 003457B20 б&ы~(^ — Бачаева Тумиша Хамидовна МОДЕЛИРОВАНИЕ И ПРОГНОЗ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ ВЕРХНЕМЕЛОВОГО КОМПЛЕКСА ТЕРСКОСУНЖЕНСКОГО НЕФТЕГАЗОНОСНОГО РАЙОНА Специальность 25.00 12 "Геология, поиски и разведка горючих ископаемых" АВТОРЕФЕ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Казанский федеральный университет Елабужский институт КФУ Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник ПРОГРАММА VII Международных Стахеевских чтений СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СРЕДА РОССИЙСКО...»

«Савина Л.В. ЭТИКА УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Тула – 2005 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра философии Савина Л.В. ЭТИКА УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Тула – 2005 ПФ "Селена" ББК 87.7:87.8 С13 Рецензенты: кафед...»

«142 ИСТОРИЯ Ю. В. Запарий МИРОТВОРЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ ООН И СОВЕТСКИЙ СОЮЗ: ПОЛИТИКА И ПРАКТИКА В 2003 г. Организация Объединенных Наций (ООН) отметила пятидесяти­ пятилетний юбилей миротворческих оп...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.