WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ЦЕНТР ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ INSTITUTE OF WORLD HISTORY CENTRE FOR INTELLECTUAL HISTORY RUSSIAN SOCIETY OF INTELLECTUAL HISTORY ДИАЛОГ ...»

-- [ Страница 4 ] --

иностранные державы не могли обвинить нас в завоевании нового царства; нам не нужно было отделять особенных сил для удержания Дарданелл, а управлять силами самой земли, через посредство законных властей ее» (с. 433-434) .

26 сентября 1833 года Муравьев приехал в Петербург, 27-го встретился с графом Орловым (с. 446-447). И уже 1 октября в Царском Селе Муравьев был принят императором, который отметил, что успех миссии способствовал заключению Ункяр-Искелесийского договора, и произвел Н.Н. Муравьева в генерал-адъютанты .

Подводя итоги изучения мемуаров Муравьева-Карского, можно констатировать, что «Записки» содержат богатейший материал по истории взаимоотношений Российской и Османской империй в 1830-х гг .

Мемуары со всей очевидностью свидетельствуют, что идея оборонительного союза исходила от султана Махмуда II, обратившегося за поддержкой к «вечному врагу» – России, быстро пришедшей на помощь .

Мало кто верил в успех дипломатической миссии генерала, а он блестяще справился с поставленной задачей. Муравьев не только предвосхитил заключение перемирия между Османской империей и египетским пашой Мехмедом-Али, позже оформленного при посредничестве Франции, но и внес значительный вклад в подготовку и принятие оборонительного российско-турецкого Ункяр-Искелесийского союзного договора 1833 г., хотя в подписании его не участвовал .

Дальнейшее развитие событий показало, что договор на короткое время усилил позиции России в Османской империи, повысил ее престиж в Стамбуле, ослабил влияние западноевропейских держав на Турцию .



Соглашение укрепило международные позиции Порты, защитило ее от нового нападения египетского паши и позволило заняться внутренними преобразованиями. Доводы Муравьева об отсутствии надежС. И. Муртузалиев. Дипломатическая миссия генерала Н.Н. Муравьева… 293 ных гарантий безопасности Черноморского побережья оказались, к сожалению, вполне обоснованными. Несмотря на то, что двусторонний и никем не признанный договор признается высшей точкой дипломатических успехов России на Ближнем Востоке, он, как верно выразился В.Н .

Виноградов, всего лишь обманчиво блеснул в дипломатической истории Восточного вопроса. На исходе срока действия договора (8 лет) Россия очутилась в полной изоляции .

БИБЛИОГРАФИЯ

Русские на Босфоре в 1833 году. Из записок Н.Н. Муравьева (Карсского). М.: Издание Чертковской библиотеки, 1869. б/п .

Виноградов В.Н. Двуглавый орел на Балканах. 1683–1914. М.: «Индрик», 2010 .

Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII – начало XX в. М.:

Наука, 1978 .

Герой до востребования. URL: http://www.lpgzt.ru/aticle/6531.htm .

Гудвин Дж. Величие и крах Османской империи: Властители бескрайних горизонтов / Пер. с англ. М. Шарова. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2012 .

Европеус И.И. Николай Николаевич Муравьев // Русская старина. 1874. Т. 11. № 9 .

История Балкан. Век девятнадцатый (до Крымской войны). М.: Изд-во: Эдиториал УРСС, 2012 .

История дипломатии. Т. I. От июльской революции во Франции до революционных переворотов в Европе 1848 г. (1815–1830 гг.). М.: ОГИЗ, 1941 .

История Османского государства, общества и цивилизации: в 2 т. Т. 1 / Под ред .

Э. Исханоглу; Исследовательский центр исламской истории, искусства и культуры (IRCICA); пер. В.Б. Феоновой под ред. М.С. Мейера. М.: Вост. лит., 2006 .

Кинросс, Лорд. Расцвет и упадок Османской империи / Пер. с англ. М. Пальникова .



М.: КРОН-ПРЕСС, 1999 .

Киреев Н.Г. История Турции XX век. М.: ИВ РАН: Крафт+, 2007 .

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012 .

Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. Исторические очерки .

М.: Изд-во Эксмо, 2003 .

Ункяр-Искелесийский договор // dic.academic.ru .

Финкель К. История Османской империи: Видение Османа: [пер. с анг.]. М.: АСТ;

Астель, 2012 .

Харлампий Политидис. Русско-турецкое противоборство как определяющий фактор геополитических реалий Кавказа и Малой Азии // http://www.pravoslavie.ru/cgibin/analit.cgi?item=4r011226120543 .

Широкорад А.Б. Турция. Пять веков противостояния. М.: Вече, 2009 .

Муртузалиев Сергей Ибрагимович, доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН; msihistory2000@yandex.ru .

В ПРОСТРАНСТВЕ ГЕНДЕРНОЙ ИСТОРИИ

Ю. С. ОБИДИНА

И ВСЕ-ТАКИ АДАМ И… ЕВА: ГРЕЧЕСКАЯ ЖЕНЩИНА

В СВЕТЕ СОВРЕМЕННЫХ ГЕНДЕРНЫХ ПОДХОДОВ

Автор предлагает пересмотреть упрощенное представление о типах мужчин и женщин в древней Греции1. Выделяются устойчивые гендерные схемы, анализ которых позволяет говорить о неоднозначности сложившихся стереотипов восприятия человека по принципу пола в Античности. Репрезентация мужских качеств как положительных, а женских – как ущербных объясняется не столько отражением действительности, сколько репрезентативностью источников .

Ключевые слова: гендерные исследования античности, гендерная история, греческая женщина, греческий социум Сегодня гендерные исследования и гендерная история занимают почетное место у исследователей прошлого. Методология и проблематика гендерной истории разрабатывалась в рамках широкого междисциплинарного сотрудничества представителей практически всех социально–гуманитарных наук, причем «реализация тех возможностей, которые открыл гендерный анализ, была немыслима без его адаптации с учетом специфики исторических методов исследования и генерализации, без тонкой притирки нового инструментария к неподатливому материалу исторических источников»2 .

Так сложилось, что гендерная история Античности своими корнями уходит гораздо глубже, нежели гендерная история в целом, поскольку уже в XVIII в. высказывались некоторые соображения и о положении женщины в Древней Греции, и о взаимоотношениях между полами3. Но гендерный подход позволил посмотреть на далекое прошлое другими глазами и проверить давно изученные источники на неисчерпаемость4 .

Источниковая база имеет важное значение для изучении гендерной истории, особенно если учесть, что на уровне символической репрезентации (в мифах, образах, изображениях и т.д.) женщины в источниках предНазвание настоящей публикации отсылает к статье И.Е. Сурикова «Адам

–  –  –

ставлены очень хорошо, однако их действительное социальное положение, повседневная и частная жизнь восстанавливаются с трудом5 .



Не случайно исследователи считают, что реконструировать можно только представления мужчин о женщинах и мужские фантазии6. С отечественными исследователями солидарны и зарубежные авторы7. Британский социолог Хилари Грэм отметила, что женская история измерялись в рамках обзоров, разработанных на основе мужских жизней8. Еще одна британская исследовательница, Розалинда Эдвардс заметила, что все еще предпринимаются попытки вместить женские жизни в мужские теории, подобные попытке «вместить круглую затычку в квадратное отверстие»9 .

В данной статье мы попытаемся показать, что женщина играла в истории Античности вовсе не те роли, которые мужчины тщательно для нее прописали. И чтобы избавить себя от несправедливого упрека в предвзятом феминизме, призовем в свидетели не только источники, не только мнения современных гендерных исследователей, но и мнения так называемых историков-классиков. Кроме того, следует оговориться, что рассмотренные в статье положения касаются, в силу объективных причин, афинских женщин .

Как и в большинстве областей древней истории, из–за ограниченности источников мы можем только обобщать сведения о месте и роли женщины в Древней Греции. Большинство дошедших до нас свидетельств литературные, и исходят они от мужчин, которые, естественно, не знали, на что это было похоже – жить так, как живут женщины. Некоторые поэты, в частности, Гесиод и Симонид10, утверждали, что удел женщины в мире – не более чем проклятие человечества11. Данные дра

<

5 Так, И.Е. Суриков отмечает, что «во всех тех из этих памятников, где вообще

удается обнаружить, на эксплицитном или имплицитном уровне, какую-либо гендерную идеологию, картина вполне однозначна: перед нами снова и снова пресловутая «маскулинная идеология», без каких-либо оговорок. Исключения не составляют даже произведения авторов-женщин. Есть все основания полагать, что такое положение с источниковой базой не случайно а, напротив, репрезентативно отражает действительно имевшую место ситуацию. Перед нами – сугубо “маскулинный мир”, в котором для женщин уготована специфическая ниша, и уготована она, если можно так выразиться, по “остаточному принципу”: представительницам “прекрасного пола” было дано то, что по какой-либо причине не взяли на себя мужчины». См.: Суриков. 2006. С. 27 .

6 Селиванова. 2007. С. 10 .

7 Smith. 1987; Finch, Groves. 1983; Graham. 1991. Р. 61-78 .

8 Graham. 1983. P. 132-147 .

9 Edwards. 1990. Р. 477-490 .

10 Обидина. 2011 .

11 Для стихов Симонида характерен типичный для Греции VII-VI вв. до н.э .

взгляд на женщину, что отражено даже в законах Солона .

В пространстве гендерной истории мы12 и эпоса представляют разительный контраст13 со взглядами поэтов .

Художники и скульпторы часто изображают женщин с большой симпатией, а эпитафии говорят о женщинах как любимых женах и матерях .

Можно сказать, что сегодня положение женщины в древнегреческом обществе воспринимается как некая фундаментальная метафора, неустранимая и исторически непреодолимая. По мнению В. Вжосека, отказ от такой метафоры «означал бы невозможность взаимопонимания в границах культуры»14. Однако наметились и определенные подвижки, связанные, в первую очередь, с применением гендерного подхода .

Общеизвестно, что в древнегреческом обществе богини играли не менее значимую роль, чем боги. Отсутствие самостоятельной жреческой касты предписывало всем без исключения гражданам принимать участие в гражданском культе и поклоняться богам и богиням. При этом многие богини, такие как Афина, Деметра играли весьма важную роль в жизни древнегреческого социума. Традиция представляет многих богинь как волевых и целеустремленных женщин. Но могла ли традиция представить их таковыми, если их не было в реальной жизни? Традиционно важная роль богинь в древнегреческом менталитете объясняется переходной стадией от матриархата к патриархату, которая нашла отражение в греческой мифологии15. Но ведь и в уже вполне сложившемся патриархальном обществе роль богинь была так же высока. Возможно, этому есть и другое объяснение. Поскольку лишь немногие женщины в древнем мире

12 Иероним в своих «Исторических записках» сообщает, что, когда некто сказал

Софоклу, будто Еврипид является женоненавистником, тот ответил: «В своих трагедиях, да, зато они очень нравятся ему в постели». У трагиков, особенно у Еврипида, мы встречаем сотни нападок на женский пол, которые могут быть собраны под эпиграфом: «Похоронить женщину лучше, чем жениться на ней». «Теперь я вижу, Еврипид – мудрейший из поэтов. Ведь он про женщину сказал, что твари нет бесстыдней.. .

Зверя нет сильнее женщин ни на море, ни в лесу. И огонь не так ужасен, и не так бесстыдна рысь... Вот и видно! Потому-то и воюешь ты со мной? А ведь мы с тобой могли бы в нерушимой дружбе жить... Вечно женщин ненавидеть обещаю и клянусь!» (Аристофан. Лисистрата, 368. Пер. А. Пиотровского). См.: Лихт. 1995. С. 37 .

13 Уже в древнейших литературных текстах брак, а с ним и женщина описываются с сердечностью и симпатией. В качестве примера можно привести знаменитую сцену прощания Гектора с Андромахой из «Илиады» (VI, 392-496). Сложно представить, что женщина, которой Гомер посвящает столь трогательную, возвышенную сцену прощания, была жалким, презираемым созданием, влачащим растительное существование. Однако не стоит забывать, что все сказанное о браке в гомеровскую эпоху относится только к жизни людей выдающихся – царей и аристократии, и нам почти ничего не известно о том, в каком положении находились женщины низших классов .

14 Вжосек. 2012. С. 34 .

15 См.: Лосев. 1957 .

Ю. С. Обидина. И все-таки Адам и… Ева 297 умели читать и писать, большая часть нашей информации об их жизни приходит к нам и фильтруется глазами мужчин. Часто в их текстах и речевых оборотах обнажается бессознательное, что свидетельствует о борьбе сознания со сложившимися гендерными стереотипами .

Знаменитому выражению Аристотеля, что мужчина по своей природе превосходит женщину, и поэтому мужчина должен управлять, а женщина должна быть исключена из управления16, можно противопоставить слова Демосфена: «Мы держим гетер ради удовольствия, женщин-рабынь для нашего ежедневного ухода и жен, чтобы дать нам законных детей и быть хранительницами наших домашних хозяйств»17 .

На первый взгляд, два эти высказывания лежат в разных плоскостях, первое – в сфере общественной, которая традиционно в Древней Греции всецело принадлежит мужчинам, второе – в сфере частной, традиционно отводимой женщинам. Но это только на первый взгляд .

Дихотомия общественного и частного, безусловно, сыграла свою роковую роль в формировании древнегреческой ментальности.

Если отбросить то обстоятельство, что женщины в древности говорят мужскими устами, то сами женщины не очень–то высокого мнения о себе:

«Я всего лишь женщина, вещь, которую мир ненавидит»18; «Нет лекарства от яда женщин, он хуже, чем у рептилий. Мы – проклятие для человека»19. И возражения о том, что эти слова принадлежат Еврипиду, одному из самых «ярых» женоненавистников древности, также не спасают ситуацию, ибо ему вторит Гиперид: «Женщина, которая путешествует за пределами дома, должна быть достаточно стара, чтобы люди спрашивали, чьей матерью, а не чьей женой она является»20 .

Возможно, эти две плоскости – общественное и частное, пересекаются в словах Перикла. В погребальной речи он сказал: «Репутация женщины тем выше, чем меньше мужчина говорит о ней, будь то хорошее или плохое»21. Быть может, традиционное отношение к женщине как к «Другому», установившееся еще в XIX в., затмило понимание истинного смысла слов, сказанных лидером афинской демократии? Мужчины так мало говорят о женщинах по причине… уважения к ним?

Ярким выражением греческой ментальности является мифология .

Мифы о творении могут рассказать многое о мировоззрении и об окру

–  –  –

жающем мире. В иудео-христианской версии мифа о творении Адам был первым человеком, которому бог создал женщину в качестве спутницы, т.е. равноправного партнера. За съеденный плод с Древа Познания Добра и Зла Адам и Ева были изгнаны из райского сада в мир скорби и тяжелого труда. Обращает на себя внимание также тот факт, что и мужчина, и женщина были созданы из одного материала. Ева была создана на пользу мужчине, а когда выступила в роли искусителя, мужчина был добровольным участником преступления, которое привело их к изгнанию из рая .

Греческая же история совсем другая. Гесиод пишет, что женщины возникли из первой женщины, Пандоры22. Напомним, Пандора – «подарок»

человеку от разгневанного Зевса, была создана в кузнице Гефеста и выращена Афиной. Этот эпизод уже наводит на размышления. Во-первых, нехарактерностью для античной мифологии способа происхождения Пандоры. Она не только не рождалась в привычном смысле этого слова, но и ее родители, Гефест и Афина, никогда не вступали в сексуальный союз. Кроме того, Афина – богиня–дева, неуязвимая для стрел Эрота наряду с Артемидой и Гестией. Таким образом, Пандора (и, следовательно, женщина) была изначально неестественна по своей природе. Внешне она прекрасна и неотразима для мужчин, но скрытые качества, составлявшие ее истинную сущность, несли человеку горе, страдания и болезни .

Это отчетливо проявляется уже в эпосе. В «Одиссее» описаны несколько женских персонажей, правда лишь один из них является женщиной смертной. Остальные были нимфами, бессмертными существами, но статусом ниже, чем у богинь. Они варьировались в личностных качествах и привлекательности, но все они несли угрозу любому встречному. Нимфа Харибда превращалась в водоворот, который уничтожал корабли, пытающиеся пройти мимо. Нимфа Сцилла с шестью головами и восемнадцатью рядами зубов съела шесть спутников Одиссея. Сирены искушали мужчин своим восхитительным пением, а затем заманивали и убивали их на берегу. Цирцея превратила спутников Одиссея в свиней. Нимфа Калипсо держала Одиссея на своем острове в течение семи лет и пыталась убедить его жениться на ней, позволив ему уйти только после того, как боги, наконец, убедили ее, что Одиссей никогда не будет ее спутником23 .

Как видим, мифология рассматривала женщину как существо, таящее в себе угрозу. Свою лепту внесли сюда и древнегреческие мыслители, которые также пытались объяснить разницу между мужчиной и женщиной. В частности, писатели гиппократовой школы считали, что

–  –  –

мужчины и женщины отличаются тем, что женская плоть более пористая и мягкая, и что она быстрее и в больших количествах накапливает влагу в районе живота, нежели мужская24. Менструация была естественным способом избавиться от этого избытка25 .

Такие объяснения, возможно, привели к тому, что афиняне увидели в женщинах существ, наделенных пороками, способными принести значительный вред себе и другим, слабых духом и телом, в отличие от мужчин. Многие считали, что молодые девушки несколько диковаты и их трудно контролировать, и что девственницы подвержены галлюцинациям, которые могут побудить их к саморазрушению. Решением этой проблемы стало раннее вступление в брак, ибо только после того, как женщина родила первого ребенка, она может стать собственно женщиной26. По сути же, сама так называемая «диковатость» молодых девушек происходила из решения проблемы – а именно, из–за того, что девушек отдавали замуж практически детьми .

Организовать надлежащий брак для каждой дочери было обязанностью отца. Это было сопряжено с предоставлением приданого и выбором подходящего жениха. Любящий отец, возможно, старался выбрать мужчину, который будет хорошим мужем. Но мы должны помнить, что отец был озабочен не столько поиском мужа для своей дочери, сколько человека, от которого требуется сохранение ойкоса, и в теории, по крайней мере, в древних Афинах, браки организовывались на встрече отцов молодой пары в зависимости от их потребностей и интересов, которых мало заботили мысли жениха и еще меньше волновали пожелания девушки .

Многие отцы были больше заинтересованы в расширении бизнеса или создании союза между семьями, чем в поиске доброго и любящего партнера для дочерей. У нас нет возможности узнать, как часто девушка впервые видела своего будущего мужа в день свадьбы или незадолго до этого, но, конечно, среди элиты вполне возможно, что жених и невеста никогда не встречались, не говоря уже о шансе влюбиться и 24 Hippocrates. Diseases of Women, I.1 25 Hippocrates. Regimen, I.34 26Ср. мнение Г. Лихта: «Невозможно представить себе почестей высших, чем те, что воздавались женщинам, причисляемым греками к типу женщины-матери .

Когда гречанка становилась матерью, она достигала цели своего существования .

После этого ее уделом являлись две заботы, выше которых для нее не было ничего:

управление домашними делами и воспитание детей… Таким образом, брак для греков был одновременно средством достижения определенной цели – обзаведения законными потомками, которые останутся на земле после смерти родителей, – и способом упорядочить и обустроить домашние дела». См.: Лихт. 1995. С. 17 .

В пространстве гендерной истории даже поиске какого-то потенциала для совместимости. Выбор двоюродного брата, отдаленного родственника или близкого друга в качестве жениха, если отец не хотел потери части имущества в качестве приданого, возможно позволял девушке увидеть будущего мужа в семейный праздник или хотя бы слышать упоминание его имени .

Мужчины женились в первый раз в возрасте примерно 30 лет, в то время как девушкам было только четырнадцать или пятнадцать27. Разными причинами руководствовались мужчины при вступлении в брак в таком возрасте: желание закончить военные обязательства перед началом семейной жизни, желание продлить радость холостой жизни так долго, как это возможно, а также нехватка женщин в связи с нежеланием отцов отдавать за ними приданое. Одно дело, когда человек завещал свое имущество после смерти, когда он больше не нуждается в нем, и совсем другое отдать большие деньги дочери, пока он еще жив и нуждается в них, чтобы содержать себя и свой ойкос. Расхождение в возрасте вселяло уверенность, что более опытный человек будет управлять имением и будет больше молодых вдов, ищущих второго и даже третьего мужа .

Нет источника, описывающего типичную афинскую свадьбу, но это можно сделать по упоминаниям о нескольких свадьбах28. Складывается впечатление, что афинский брак был рядом событий, которые происходили в течение определенного периода времени, возможно, даже очень длительного: он включал в себя обручение в присутствии свидетелей, соглашение относительно величины приданого, передача приданого невесты, и, возможно, даже рождение первого ребенка. Конечно, не было никакой записи брачных церемоний, хранящейся в совете или у магистратов. Если вдруг возникал спор относительно подлинности брака, решающее значение имели показания свидетелей .

Наряду с рождением, смертью и рождением первого ребенка, вступление в брак является одним из важнейших событий в жизни человека, и большинство древних обществ отмечали его каким-то особым образом. Публичное празднование давало друзьям, родственникам и соседям возможность признать изменения в отношениях между мужчиной и женщиной и приветствовать их в обществе, как мужа и жену. Церемония, похоже, включала в себя жертвоприношение отцом невесты, 27 Простолюдину, по Гесиоду, лучше жениться в возрасте около тридцати лет, а его избранница должна быть не старше девятнадцати и, разумеется, девственницей. Это ясно показывает, что в ту эпоху в браке было мало поэтического. См.: Гесиод. Труды и дни, 519 сл) .

28 Подробно свадебные обычаи греков описаны у Г. Лихта, П. Гиро, Ф.Ф. Ве

–  –  –

срезание локона невесты, ритуальное омовение в священной воде, а затем свадебный пир, когда друзья и родственники собирались в доме невесты, чтобы отпраздновать союз мужа и жены. После заката солнца гости отправлялись в новый дом пары, невеста, жених и лучший друг жениха ехали в колеснице, запряженной мулами или лошадьми. В новом доме невесту встречала мать жениха и провожала ее к очагу, который был центром жизни в любом греческом доме .

Приданое – неотъемлемая частью любого брака в древних Афинах29. Обустройство дома было дорогой операцией, а приданое – вкладом женщины в эти расходы. Хотя приданое дочери было значительно меньше того, что ее брат мог ожидать в наследство, приданое нужно было заплатить заранее, и оно выплачивалось из сбережений, которые могли бы быть использованы для поддержки ойкоса отца. Предоставление щедрого приданого было источником престижа в обществе и полезной уловкой в организации брака, который был больше союзом между семьями и выбором хорошего зятя, нежели поиском подходящего мужа, но все равно оставлял брешь в финансах семьи. Неудивительно, что мужчины не хотели иметь дочерей и готовы были отказаться от тех, которых они считали лишними. Дочери получали значительно меньше богатства своей семьи, чем сыновья, и поэтому могли внести меньший вклад в создание дома в каждом новом поколении. Иногда приданое жены составляло двадцать или более процентов богатства ее мужа, но и оно, как правило, не давало достаточных доходов для покрытия расходов на ведение дома .

Приданое давало гарантию женщине в тех случаях, когда ее муж умирал или разводился с ней и предлагал ей шанс на повторный брак, если она была достаточно молодой. Приданое, кажется, давало жене немного больше власти в отношениях, которые складывались в обществе, где доминируют мужчины. Платон предложил даже отмену приданого на том основании, что это сделает женщин менее высокомерными, а мужчин

– менее рабскими. Если ее жизнь становилась невыносимой, женщина могла уехать, вынуждая мужа вернуть приданое. Наконец, приданое являлось стимулом для рождения семьи женщины, сохранения интереса к браку и ее благополучия. Мы должны помнить, однако, что даже если бы не было такого понятия, как потребность в приданом, то, как афиняне рассматривали его, оставляет мало сомнений в том, что жена получала гораздо больше от системы, сложившейся в Афинах, чем муж .



Ср. мнение П. Гиро, который считал, что «неправильно думать, что отец

–  –  –

Вернемся к высказыванию Демосфена, которое во многом обусловило традиционную точку зрения, что афинские мужчины брали себе жен потому, что они были необходимы для рождения и воспитания детей и продолжения общества, но эти самые жены игнорировались мужчинами и вынуждены были проводить время в задней части дома, и только рабыни, блудницы, наложницы и очень бедные женщины могли пользоваться свободой. Другими словами, женщин держали в так называемом «восточном уединении». Это довольно странное выражение подразумевает, что женщины были ограничены конкретными комнатами в своем доме, и им не дозволялось никаких контактов ни с кем, особенно с мужчинами, которые не являлись частью семьи30 .

Какие существуют основания для того, чтобы считать жизнь греческой женщины «восточным уединением»? Безусловно, экономическая ограниченность оставляла женщин зависимыми от мужчин на протяжении всей своей жизни, и то, что афинские мужчины говорили о женщинах, возможно, дополняет это утверждение, но на самом деле источники не говорят нам вообще ничего об их повседневной жизни. Наивно полагать, что приведенные выше высказывания представителей афинского мужского сообщества отражают глубоко укоренившиеся мнения всего общества. Это могли быть мечты о редко достигаемом идеале, равно как и простое мужское хвастовство31. Тот факт, что семейная жизнь является редкой темой в греческой литературе можно трактовать по–разному .

Один из вариантов – то, что бы ни случилось в доме, было неважным в рамках всей полисной системы, но это также может быть и то, что это

30 По поводу «восточного уединения» существуют разные мнения в научной

литературе. И не все авторы, даже стоящие на чисто маскулинных позициях, относятся к нему однозначно. Приведем мнение П. Гиро: «О положении афинянок говорят иногда, как о положении женщин современного Востока, преувеличивая суровость античных нравов, согласно которым их будто бы держали взаперти в гинекее, как в тюрьме. Заключение соблюдалось строго только по отношению к девушкам;

для замужней женщины оно было менее сурово, а в некоторых случаях даже совершенно не применялось. Каковы бы ни были требования обычая, к нарушениям его приходилось относиться терпимо». См.: Гиро. 1994. С. 38. Л.Л. Селиванова относит «восточную замкнутость» греческих женщин к сложившемуся топосу, или научному мифу. См.: Селиванова. 2007. С. 7 .

31 Ср.: «Современный человек вправе задаться вопросом, а не чувствовали ли себя греческие девушки и женщины в своем заточении безнадежно несчастными. Ответ может быть только отрицательным. Не будем забывать, что нельзя тосковать о том, чего не знаешь; притом гречанка с такой серьезностью занималась строго ограниченным (но от этого не менее благородным) кругом занятий, проистекавших из ее обязанностей по ведению домашнего хозяйства, что у нее просто не оставалось времени на мучительные раздумья о своем существовании». См.: Лихт. 1995. С. 18 .

Ю. С. Обидина. И все-таки Адам и… Ева 303 было слишком важно, чтобы быть просто записанным на бумаге. Надгробия, например, часто содержат эпитафии, в которых выражена значительная привязанность мужчин к умершим женам32 .

Миф о «восточном уединении», однако, нашел своих поклонников .

Некоторые исследователи даже утверждали, что афинские дома были разделены на две отдельные части – мужскую и женскую33. Эта точка зрения основана на двух часто цитируемых свидетельствах античных авторов. Первое принадлежит Ксенофонту (IV в. до н.э.), где он, описывая афинский дом, говорит, что женская половина дома отделена от мужской запертыми дверями34. Второй текст, написанный в том же веке, принадлежит Лисию, в речи которого муж пытается объяснить, как такое могло случиться, что его жена прелюбодействовала в своем собственном доме без его ведома. Он говорит, что владеет скромным, двухэтажным домом с женскими покоями наверху и мужскими апартаментами внизу. После рождения их ребенка, он отменил это разделение, чтобы жена могла ухаживать за ребенком ночью, не опасаясь падения с лестницы в темноте35 .

Как видим, свидетельств не так много, но этого оказалось достаточно, чтобы предполагать, что мир женщины был ограничен домом и убедить в том, что женщины жили в «восточном уединении». С другой стороны, Аристофан представляет другое свидетельство – молодожены спали вместе наверху без указания на мужской половине или женской36, и Антифон говорит, что гость размещается на ночь на верхнем этаже37 .

Греческие слова «андрий» и «гинекей» условно переводятся как «мужские апартаменты» и «женские апартаменты», но на самом деле мы не знаем, что греки имели в виду под этими двумя словами38. Данные археологии описывают греческий дом следующим образом. Высокие, без всяких украшений стены, с одной или двумя дверьми, и высоко расположенными окнами. Открытый двор предусматривает место для солнца, света и свежего воздуха, а также прямой доступ к большей чаСм., например: Плутарх. Кимон, 4 .

«Женщина проводила свои дни в гинеконитисе, под которым подразумеваются все те помещения, что составляли царство женщины. Теперь только спальня и обеденная комната принадлежали равно жене и мужу, до тех, однако, пор, пока к хозяину дома не приходили друзья. В этом случае женщина оставалась на своей половине; жене не могло и в голову прийти присутствовать на пирушке мужа с друзьями, иначе ее бы сочли куртизанкой или любовницей». См.: Лихт. 1995. С. 34 .

34 Xenophon. Oikonomikos 9.5 35 Lysias. I, 9-10 .

36 Aristophanes. Thesmophoriazusae 481f 37 Antiphon. Prosecution for Poisoning .

38 Такого мнения придерживается и Джеймс Томпсон. См.: Thompson. 2010 .

В пространстве гендерной истории сти комнат в доме. В небольших домах входная дверь открывалась прямо во двор, и в одну или две крытые комнаты можно было попасть с заднего двора. В больших домах двор оказывался в центре, куда выходили комнаты со всех четырех сторон. Если дом был двухэтажным, то верхние комнаты строились вокруг одной или нескольких стен двора .

Не было комнат, по убранству которых мы могли бы четко разделять их на принадлежащие только женщинам, и поскольку все комнаты выходят в один двор, довольно сложно закрыть определенные части дома, кроме второго этажа, или только в нескольких очень больших домах, где имеется второй двор; равно как и нет археологических свидетельств, подтверждающих это39. В любом случае трудно понять, как женщина может выполнять свои обязанности по управлению домом, если существует значительная часть здания, в доступе к которой ей было отказано .

До сегодняшнего дня подлинная суть термина «gunaikon» остается загадкой. Когда однажды Сократ привел домой на ужин неожиданного гостя, его сварливая жена в порыве гнева перевернула стол, за которым они сидели40. По всем свидетельствам древних авторов, Ксантиппа была той женщиной, с которой было весьма нелегко жить41, и мы не можем делать какие-либо выводы о типичном супружеском поведении в Афинах на основе ее выходки, но стоит отметить, что Сократ и его гость– мужчина ужинают в той части дома, к которой его жена имела доступ, без намека на отдельные мужские и женские половины .

Сложно также представить, что женщины совсем не посещают друг друга по различным надобностям. Врач описал двадцатилетнюю девушку, страдающую от лихорадки и головной боли, когда она вернулась домой после того, как ее случайно ударили по голове во время игры с другой молодой женщиной. Жертва была более чем достаточно взрослой, чтобы быть замужем. Правда, еще не факт, что она играла на улице и вдали от дома42. Аристофан в «Женщинах в народном собрании» приводит любопытный диалог между Блепиром и Проксагорой, в

39 И.Т. Кругликова пишет: «Наиболее нарядной была комната (андрон), пред-

назначенная для мужских собраний и пиров — симпосиев. Пол средней части этой комнаты иногда замащивался галькой, выложенной в виде орнаментальной мозаики .

Вдоль стен устраивали ложа для гостей. Основная жизнь обитателей дома протекала в комнате с очагом, перед которой обычно находился крытый портик. Часть комнат первого этажа отводилась под кладовые, мастерские и жилища рабов. Спальни и женские комнаты размещались на втором этаже». См.: Кругликова. 1984. С. 48. Однако совершенно не понятно, на основании чего сделан такой вывод .

40 Xenophon. Moralia. On the Control of Anger .

41 Xenophon, II, 2, 1-14 .

42 Hippocrates. Epidemics, V 50 .

Ю. С. Обидина.

И все-таки Адам и… Ева 305 котором на вопрос о том, почему Проксагора рано утром ушла из дома и взяла плащ мужа, Проксагора отвечает:

Приятельнице время подошло рожать .

Она за мной послала43 .

На что Блепир интересуется, почему Проксагора не отпросилась у него44. Причем расспросы Блепира в большей степени обусловлены не тем, что Проксагора ушла из дома без спроса, а тем, что она взяла одежду мужа, и тот был вынужден наряжаться в женскую одежду для отправления по утру своих естественных надобностей, и был застигнут в таком виде соседом45 .

Возможно, в переполненном городе искренне заботились о безопасности, по крайней мере, хорошо обеспеченных женщин, и им предписывалось сопровождение раба, чтобы сделать покупки или сходить за водой, но это совершенно не равнозначно запрету покидать пределы дома. Так, например, считают В. Эренберг46 и Э. Гомм47. Постоянное пребывание дома, возможно, было решением проблемы безопасности для элиты или для тех, кто стремился к тому, чтобы считаться частью элиты, но это было, конечно, непрактично для тех, кто не мог позволить себе раба. Бедные женщины были вынуждены покидать дома для работы, что позволяло им кормиться, и афинские женщины занимались сельским хозяйством, акушерством, продавали свои товары или работали на рынке, а некоторые получали работу в качестве кормилицы48. Возможно, запрет был не столько на нахождение вне дома, сколько на разговоры с мужчинами, что считалось верным признаком проститутки или гетеры. Либо, как вариант – женщина должна была сообщать, куда она направлялась или отлучалась из дома, и не cтолько из-за тотального контроля, сколько по причине искренней (либо эгоистичной) заботы о ней со стороны мужчины .

Аристофан. Женщины в народном собрании, 527-528 .

Там же. 530 .

45 Там же. 327-332 .

46 Ehrenberg. 1946. P. 65-66 .

47 Gomme. 1937. Р. 89-115 .

48 «Жене богатого гражданина было нетрудно сообразоваться с ним и оставаться в глубине своих покоев; но в малосостоятельных семьях женщине ежеминутно приходилось выходить из дому по надобностям своего хозяйства. Она должна была отправляться на рынок, покупать провизию и нести на себе заботы, обыкновенно возлагаемые на рабов. Иногда случалось даже, что женщины занимались торговлей на агоре .

Мать Эвксифея, клиента Демосфена, продавала ленты, а мать Еврипида, как утверждает Аристофан, была торговкой овощами. Однако подобные явления наблюдались редко. Бедность могла заставить некоторых женщин поступать таким образом, но общественное мнение относилось к ним строго и осуждало их». См.: Гиро. 1994. С. 38 .

В пространстве гендерной истории Неслучайно афинский закон требовал, чтобы женщина находилась под контролем и защитой опекуна, который отвечал за ее безопасность и благополучие, и действовал от ее имени в любое время, когда ей нужна связь с внешним миром. В его обязанности, естественно, был включен эффективный контроль над любыми деньгами или имуществом, которым она могла обладать. В детстве она, как правило, находилась под опекой отца, а когда выходила замуж и оставляла свою семью, переехав в дом мужа, то передавалась под его управление и попечительство. Все, чем обладали афинские женщины, принадлежало ее опекуну, и он мог свободно распоряжаться имуществом и деньгами, как хотел. В то же время, он был ответственен за то, чтобы у женщины была пища, одежда и кров, и при необходимости должен был предоставить ей приданое, если женщина была брачного возраста. Если опекун не доживал до выполнения своего обязательства, то его должен был выполнять архонт .

Самостоятельно женщина не может заключить договор или вести финансовые операции на сумму более одного медимна49 ячменя50, количества, достаточного, может быть, чтобы прокормить семью в течение четырех или пяти дней. Она могла продавать овощи и ремесленные изделия и приобретать предметы ежедневного домашнего обихода, но ничего большего, на что требуется, по крайней мере, теоретически, разрешение ее опекуна. Как строго соблюдалось это правило в реальной жизни, неизвестно. Некоторые гетеры, рожденные от свободных граждан, вероятно, имели значительное богатство, но нигде не упоминается, что они имели опекуна или кого-либо другого для ведения своих финансовых дел .

Хотя женщина не имеет права покупать или продавать, она, безусловно, может владеть, пользоваться и наслаждаться любыми вещами, без верхнего предела их стоимости. Она могла иметь своего личного раба, ювелирные украшения или часть мебели в доме. Мы часто склонны думать, что владелец объекта волен делать с ним все, что он хочет, но даже сегодня это не всегда так. В древнем мире было еще больше форм собственности, и лицо, имевшее право пользоваться имуществом, могло не иметь права продать или завещать его51 .

Медимн — мера, равная в разный период греческой истории 41-50 литрам .

50 Isaeus. 10.10 51 Cр. Мнение П. Гиро: «Женщинам был свойствен еще и другой недостаток .

Они обладали часто деспотическим характером; преисполненные гордостью от своей власти, они стремились дать почувствовать ее всем окружающим. Вращаясь почти всегда среди рабов, привыкнув давать им постоянно приказания, бранить их за лень, делать выговоры за их провинности, они иногда не делали различия между господином и слугами и усваивали себе по отношению к нему тот же тон. Все эти недостатки усиливались у наследниц, обогащавших при выходе замуж своих мужей. Придавая Ю. С. Обидина. И все-таки Адам и… Ева 307 Хотя это было, вероятно, общественное, а не юридическое требование, приданое составляло неотъемлемую часть почти каждого брака в классических Афинах, и богатый человек вряд ли женится на девушке без такового, какой бы желанной она не была во всех других отношениях .

Приданое, представляющее долю дочери в имуществе ее отца, как правило, состояло из суммы денежных средств, хотя в бедных семьях приданое состояло из предметов домашнего обихода, и в каждом случае делалась в присутствии свидетелей запись о денежной стоимости приданого, прежде чем оно передавалось жениху. Записанная сумма должна была быть возвращена невесте после развода или смерти. Если в браке рождался сын, вдовец мог держать приданое покойной жены, пока ее сын был недостаточно взрослым, чтобы наследовать его, а если муж умирал, вдова могла вернуться к своей семье со своим приданым, или она и ее приданое могло оставаться с семьей мужа. Если муж или его наследники не смогли или не хотели выплачивать приданое после развода, чем бы это ни было вызвано, ущерб должен был быть оплачен в размере 18 процентов годовых52 .

Второй путь, которым женщины могли приобретать собственность, это наследство. Дочери обычно получали свою долю отцовского имущества заранее, в виде приданого, оставшееся имущество делилось между сыновьями. Как только человек понимал, что у него никогда не будет сына, он обычно принимал человека, которого собирался взять в качестве мужа своей дочери, и позволял ему пользоваться своим имуществом. Проблема возникала, когда человек умирал, оставив дочь, а не сына и не приемного сына. Дочь становилась логическим наследником, но это создавало серьезные проблемы, поскольку это означало конец отцовской линии и принятие его имущества в другой семье .

Греческое слово ойкос, которое мы обычно переводим как дом, или семья, означает гораздо больше, чем мать, отец и дети. Афиняне также подразумевали под ойкосом фамильный дом и усадьбу. Семья включает земли, дом и всех людей в доме. Смерть главы ойкоса может стать катастрофой, но было много оснований, на которых ойкос должен был продолжаться. Единственный сын возьмет на себя сразу все управление ойкосом. Два или более сыновей потребуют разделения ойкоса и особенно большое значение состоянию, которое они приносили в дом, они становились еще более высокомерны; такие женщины не забывали и не давали другим забывать, кем они были и чем владели. Мужчины страдали от этих недостатков, но они сами были в них виноваты. Они ограничили деятельность женщины заботами по хозяйству, а женщины, чересчур увлекшись ими, приобрели благодаря этому вздорность характера, от которой им трудно было уберечь себя». См.: Гиро. 1994. С. 40-41 .

52 Apollodorus. Against Neaera .

В пространстве гендерной истории всего его содержимого, но если нет сына, ойкос придет к краху, и даже одной мысли об этом было достаточно, чтобы стать настоящим кошмаром в древних Афинах. Когда ойкос прекращал свое существование, все его члены теряли свое место в обществе .

По закону женщина не могла наследовать больше, чем ее приданое, чтобы не допустить переход ойкоса в другую семью, но это не предотвращало гибели самого ойкоса. Если умирал глава ойкоса, ближайший родственник–мужчина женился на его дочери, а она могла родить внука, который, в конечном счете, не только наследовал, но и продолжал ойкос деда. Так возникла концепция афинской epikleros, или наследницы53 .

Для удобства мы обычно переводим epikleros как наследница, но буквальное значение этого греческого слова «с собственностью». Если афинянин умирал, не имея сына или приемного сына, его дочь становилась epikleros, т.е. человеком, который нес собственность. Она не наследует ее, а становится средством, с помощью которого имущество будет передано кому необходимо, и в результате она будет обязана выйти замуж за ближайшего родственника своего отца. Она передает имущество в доверительное управление до тех пор, пока сын, рожденный в таком браке, не достигнет совершеннолетия, и ойкос ее отца можно будет передать в руки внука. Все дочери принимали это как должное, а поскольку их, как правило, не спрашивали при выборе мужа, epikleros был действительно не хуже, чем участь любой молодой афинской женщины, если у нее уже есть муж, и в этом случае она могла предъявить ему претензии и развестись54. Родственник, который женился на epikleros, должен был управлять недвижимостью только до тех пор, пока сын не достиг зрелости. Сын примет имущество на свое имя, что позволит продолжить ойкос деда, как будто ничего необычного не произошло .

Некоторые родственники считали, что сделка слишком хороша, чтобы отказаться, а другие отвергали из-за ее временного характера, особенно, если они должны были развестись с женой, чтобы жениться на epikleros. Если не было родственников, и никто не был готов жениться на ней, epikleros могла принять имущество отца и выйти замуж за человека по собственному выбору. Афиняне считали, что выживание ойкоса имеет жизненно важное значение, и каждый гражданин, будь то мужчина или женщина, должен идти на жертвы ради блага общины55 .

53 Harrison. 1968 .

54 Isaeus. 3.64 55 Выживание ойкоса подразумевало выживание полисного коллектива в це

–  –  –

Другими словами, в данном случае роль и значение и мужчин и женщин в сохранении ойкоса были равны .

Таким образом, рассмотрев лишь отдельные аспекты жизни женщины в Древней Греции, мы видим, что многие традиционные взгляды на положение женщины являются либо однобокими, либо вырванными из контекста. Гораздо больше свидетельств, говорящих в пользу более высокого положения женщины, дают нам источники по религиозной жизни древних греков, а также сведения о материнстве и детстве, не говоря уже о тех категориях женщин, которые традиционно причисляются к маргинальным слоям, но, тем не менее, играют значимую роль в жизни общества .

Применение современных гендерных методов, возможно, позволит дать совершенно иную картину жизни древнегреческой женщины. Задача, стоящая сегодня перед исследователями — не только в применении гендерных подходов (что мы и попытались сделать в рамках данного исследования), но и в использовании гендерных методов к свидетельствам источников, что позволит изменить общий характер трактовки древнегреческого общества, в котором женщина якобы была полностью вычеркнута из общественной, государственной и культурной жизни. Но это тема уже отдельного исследования .

БИБЛИОГРАФИЯ

Аристотель. Риторика. Поэтика / Пер. О. Цыбенко. М.: Лабиринт, 2000. 220 с .

Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. М.: Литература, 1998 .

718 с .

Аристофан. Комедии. Пер. с древнегреч. В 2 т. Т. 2. М.: Искусство, 1983. 520 с .

Гесиод. Работы и дни. Теогония / Пер. В. Вересаева // Эллинские поэты в переводе В. Вересаева. М.: Госполитиздат, 1963. С. 141–169 .

Гиппократ. Сочинения / Пер. В. И. Руднева, комм. В. П. Карпова. Кн. 3. М.: Медгиз, 1941. 364 с .

Гомер. Илиада / Пер. Н.И. Гнедича; изд. подг. А.И. Зайцев. М.: Художественная литература, 1990. 449 с .

Гомер. Одиссея / Пер. В.А. Жуковского; под ред. И.М. Тронского. М.: Московский рабочий, 1985. 350 с .

Демосфен. Речи [I-XIX] / Пер., ст. и примеч. С. И. Радцига (Серия «Литературные памятники»). М.: Издательство АН, 1954. 608 с .

Демосфен. Речи. // Ораторы Греции: Пер. с древнегреч. / Сост. и науч. подгот. текстов М. Гаспарова; вступ. статья В. Боруховича; коммент. И. Ковалевой и О. Левинской. М.: Художественная литература, 1985. С. 211–282 .

Еврипид. Трагедии / Пер. И. Анненского и С. Апта. М.: Искусство, 1979. 456 с .

Ксенофонт. Воспоминания о Сократе / Пер., ст. и комм. С. И. Соболевского. 2–е изд. (Серия «Памятники философской мысли»). М.: Наука. 1993. 384 с .

Лисий. Речи / Пер. С.И. Соболевского. 2–е изд. Предисл. Л. А. Маринович и Г. А .

Кошеленко. (Серия «Античная классика»). М.: Ладомир, 1994. 384 с .

Ораторы Греции. Составитель М.Л. Гаспаров. М.: Худож. литература, 1985. 496 с .

В пространстве гендерной истории Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. С. П. Маркиша, М. Е. Грабарь– Пассек, С. И. Соболевского: В 3 т. М.–Л., 1961–1964 .

Фукидид. История / Пер. и примеч. Г. А. Стратановского. Отв. ред. Я. М. Боровский (Серия «Литературные памятники»). Л.: Наука, 1981. 543 с .

Эллинские поэты в переводе В. Вересаева. М.: Госполитиздат, 1963. 404 с .

Велишский Ф.Ф. Быт и нравы древних греков и римлян: Пер. с чеш. М.: Эксмо– пресс, 2000. 704 с .

Вжосек В. Культура и историческая истина / Пер. с польского К.Ю. Иерусалимской .

М.: Кругъ, 2012. 336 с .

Гиро П. Частная и общественная жизнь греков: Пер. с фр.; репринт с изд. 1913–1914 гг. М.: НИЦ «Ладомир», 1994. 672 с .

Кругликова И.Т. Античная археология. М.: Высшая школа, 1984. 216 с .

Обидина Ю.С. Идеал женской красоты в древнегреческой лирике // Материалы VIII научно-практической Интернет-конференции «Гендерные исследования в гуманитарных науках». Й-Ола: Изд-во МарГУ, 2011. С. 117-124 .

Репина Л.П. Историческая наука на рубеже XX–XXI вв.: социальные теории и историографическая практика. М.: Кругъ, 2011. 560 с .

Селиванова Л.Л. Гендерные исследования в антиковедении // Адам & Ева. Альманах гендерной истории. М.: ИВИ РАН, 2007. №14. С. 7–36 .

Суриков И.Е. Адам и … Адам (К вопросу о специфике гендерных ролей в условиях античного полиса) // Адам & Ева. М.: ИВИ РАН, 2006. № 12. С. 23–47 .

Лихт Г. Сексуальная жизнь в Древней Греции. М.: Крон–Пресс, 1995. 400 с .

Лосев А.Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М.: Наука, 1957. 493 с .

Blundell S. Women in Ancient Greece. Cambridge, Mass: Harvard Un-ty Press, 1999. 224 р .

Finch J., Groves D. A Labour of Love: Women, Work and Caring. London: Routledge and Kegan Paul, 1983 .

Gomme A.W. Essays in Greek History and Literature. Oxford: Basil Blackwell, 1937. 135 p .

Graham H. The Concept of Caring in Feminist Research: The Case of Domestic Service // Sociology. 1991. № 25. Р. 61–78 .

Graham H. Do Her Answers Fit His Questions? Women and the Survey Method // The Public and the Private, ed. by E. Gamarnikow e.a. L., 1983. P. 132–147 .

Harrison A.R.W. The Law of Athens. The Family and Property. Oxford Clarendon Press., 1968. 390 p .

Edwards R. Connecting Method and Epistemology: A White Woman Intervieing Black Women // Women’s Studies International Forum. 1990. № 13. Р. 477–490 .

Ehrenberg V. Aspects of the Ancient World. N.Y.: Basil Blackwell, 1946. 256 p .

Smith D. The Everyday World as Problematic: A Feminist Sociology. Milton Keynes, England: Open University Press, 1987. 251 p .

Thompson J. C. Women in the Ancient World. The status, role and daily life of women in the ancient civilizations of Egypt, Rome, Athens, Israel, Babylonia. B.A., M. Ed., 2010 .

Обидина Юлия Сергеевна, доктор философских наук, профессор кафедры всеобщей истории Марийского государственного университета; basiley@mail.ru

ЛИЛИЯ ЗАБОЛОТНАЯ

РОЛЬ ЖЕНСКОГО ФАКТОРА В ИСТОРИИ

СТАНОВЛЕНИЯ ГОСПОДСТВУЮЩИХ ДИНАСТИЙ

СРЕДНЕВЕКОВОЙ СЕРБИИ

В статье рассматривается вопрос о роли женского фактора в правопреемственности правящих династий в средневековой Сербии на примере династий Неманичей и Хребеляновичей. Показано, что в XII–XIII вв. право на престол часто обосновывалось не только по мужской, но и по женской линии. Особую роль в этот период играла и «брачная дипломатия» .

Ключевые слова: власть, гендер, средневековая Сербия, престолонаследие .

До середины XX в. история человечества фактически была мужской историей, т.е. ориентированной на мужские персонажи и виды деятельности. В публикациях последних десятилетий ставится вопрос о роли гендера в распределении властных полномочий1, расширяется понимание политической истории2, одной из центральных задач которой является изучение возможностей и способностей женщин, лишенных доступа к формальным институтам политической власти, оказывать влияние на политические решения и события3. В мировой историографии появилась целая серия работ, посвященных механизмам, посредством которых женщины имели доступ к публичной власти4. Новый подход, натолкнул и нас на исследование вопроса о том, как женщины юго-восточной Европы в Средние века могли осуществлять политическое влияние и реализовывать себя в сфере публичной власти .

Известно, что женщины не имели равного с мужчинами права на правление и престолонаследие. Однако, одним из феноменов Средневековья является факт, что именно по женской линии сохранялся династический генофонд правящей династии. Женщины не допускались к власти, но служили орудием политико-династических союзов, в результате которых гарантировалось не только сохранение, но и продолжение династии. Согласно нашим исследованиям, Сербия не была исключениРепина. 2007 .

2 Sanday. 1981; Landers. 1984; Gender, Ideology, and Action...; Women and power in the Middle Ages...; Репина. 2002; Пушкарева. 2007; Гендер и общество в истории .

3 Репина. 2009. С. 208-223 .

4 Rewriting women’s history...; Sex and gender in historical perspective…; Writing

–  –  –

ем. В данной статье мы попытаемся осветить вопрос, какую роль сыграл женский фактор в правопреемственности правящих династий в средневековой Сербии на примере династий Неманичей и Хребеляновичей .

В последние годы сербские историки от изучения общих вопросов феодализма обратились к исследованию повседневной жизни. Иллюстрацией этой тенденции может служит труд С. Ћирковић «Сербы в средние века»5, а также коллективная монография о частной жизни в сербских землях в Средние века6. Авторы, в традиции Ж. Дюби, исходили из того, что понятие частного и общественного в Средние века весьма условно .

Помимо среды обитания, пищи и кухни, отношения к природе, путешествий, одежды, болезней и их лечения, погребальных обрядов и др., авторы включили в круг рассматриваемых проблем отношение средневековых сербов к женщине. Кроме того, речь идет о духовной жизни средневекового человека: о грамотности и книгах, жизни художников и монахов, отношении к смерти и к тому, что ожидает человека после нее .

Отдельные стороны жизни человека в средневековой Сербии рассматриваются и в отдельных статьях7. Так, например, вопросы семьи на примере Браничевского дефтера исследованы Мирьяной Бобич8 .

Особое место в изучении женской истории в сербской научной среде занимает Светлана Томин, профессор средневековой литературы кафедры сербской литературы Философского факультета Университета в г. Нови Сад. Томин написала серию научных статей и монографических трудов о жизни женщин в средневековой Сербии в целом, и об отдельных выдающихся женщинах эпохи, а также ряд рецензий на работы по истории женщин9. В своих научных изысканиях С. Томин пишет о наиболее известных женщинах сербской средневековой культуры, уделяет внимание образованности сербских женщин, благотворительности, строительству церквей, государственной и политической активности и т.д. Монографии С. Томин «Книголюбивые женщины сербского Средневековья» и «Мужественные женщины средневековой Сербии»10, основанные на богатом документальном материале эпохи, посвящены женщинам, принадлежавшим к аристократическим слоям общества, которые «вышли на общественную сцену» .

–  –  –

Приватни живот у српским земљама.. .

7 Тошић. 2003. С. 19–29; 1990. С. 2–58 .

8 Бобић. 2001 .

9 См. библиографию ее работ в конце статьи .

10 Књигољубиве жене српског средњег века (2007); Мужаствене жене српског

–  –  –

В книге «Книголюбивые женщины сербского Средневековья» Светлана Томин пишет о женщинах высшего круга, отличавшихся культурой и образованностью, путешествовавших и друживших с учёными богословами. В некоторых случаях, именно женщины вели дипломатическую и частную переписку с высокопоставленными лицами из-за рубежа с целью решения сложных политических и матримониальных вопросов. Автор посвящает отдельные главы женщинам-писательницам и приводит в качестве аргументов письменные источники эпохи, делая акцент на женское эпистолярное наследие11. В книге «Мужественные женщины средневековой Сербии» приводятся многочисленные примеры решительной государственной позиции, смелости и активности женщин в сложнейших политических ситуациях в поддержку своих мужей и сыновей. В целом, отмечая актуальность и значимость женской тематики, Светлана Томин подчеркивает, что «напоминание о деятельности известнейших женщин прошлого является аргументом в пользу утверждения, что в течение всего исторического периода Средневековья, женщины, стоявшие у власти, добивались значительных результатов»12 .

Характеризуя источниковедческую базу данного исследования, отметим, что у нас, к сожалению, не было возможности работать в сербских архивах. Основным и базовым источником стали тексты, опубликованные в сборнике «Стари српски родослови и летописи», в который включены сербские летописи, родословцы, хроники. Изучение данной группы документов эпохи позволяет интерпретировать по-новому некоторые аспекты становления господствующих династий. Проследив по летописям историю правящих династий в Сербии, мы обнаружили ряд интересных доказательств относительно высокой социальной активности женщин, а также их роли в государственной и политической деятельности. Для более ясной картины событий, представим фактологический материал в хронологической и логической последовательности .

История сербского государства тесно связана со знаменитой династией Неманичей (серб. Немањићи)13, которая правила на протяжении нескольких веков (1151–1371). Основоположником династии считается Стефан I Неманя (1151–1196), с именем которого связано складывание государственности Сербии14.

У Стефана I было шестеро детей, три сына:

–  –  –

Томин. 2011. С. 7-27 .

13 О первых представителях династии сохранились очень скудные и противоречивые сведения. Основными свидетельствами служат византийские письменные источники и сербские летописи, а также «Три жития св. Симеона» .

14 Jelavich. 2000. Р. 29 .

В пространстве гендерной истории

1. Вук (Вукан) (р.?–†июне 1208); 2. Стефан Первовенчаный (1217–1228);

3. Растко, монах Сава, архиепископ сербский (р.1175–†14 января 1236) и три дочери: 1. Вука (монахиня Ефимия); 2. имя не известно, замужем за царем эпирским, деспотом Мануилом; 3. имя не известно, мать болгарского царя Константина Тиха Асеня (1257–1277)15. Образ Аны, жены Стефана I Неманя и матери Стефана Первовенчаного находим в Житиjу светоi Симеона (1216), в котором отмечалось, что была она «боголюбивая, добродушна, покорна и глубоко предана христианским истинам»16 .

После смерти Стефана I к власти пришел его сын Стефан II, который вначале, как и его отец, был великим жупаном (1196–1217), а затем титулован королем (1217–1228), поэтому вошел в историю как Первовенчаный. Согласно летописи Додатак к Паjсиjеву тексту: «И роди Стефан Первовенчаный крал д сина: Радослава, Предислава, Владислава, Стефана». От сыновей Стефана II: «Стефан роди Милютина и Драгутина .

Милютин роди Стефана Дечанского и Константина. Стефан Дечанский роди Степана и Душана. Царь Степан роди Оуроша; оста лоза бесплодна»17. До 1371 г. власть переходила от отца к сыну18, пока не умер Стефан Урош V (1355–1371)19, последний представитель по мужской линии династии Неманя, единственный сын Стефана Душана (1331–1355) и Елены, дочери деспота Срацимира, сестры болгарского царя Ивана Александра Асена (1331–1371)20. Стефан Урош V был женат на Ане (Анка, Анча), дочери валашского воеводы Александра Басараба. В 1371 г.

он умер от ранений после битвы у реки Марицы, не оставив наследников:

«Царь Степан роди Оуроша; оста лоза бесплодна»21 .

Особое внимание привлекает Додатак к Паjсиjеву тексту, из которого мы узнаем, что династия Неманей получила продолжение благодаря браку Милицы с Лазарем Хребеляновичем. Продолжение династии пошло по другой линии, от другого сына Стефана II Первовенчаного Вука (Вукан) Неманя, дети которого не правили. «Друга грана. Велькан, князь великий, роди Стефана. Стефан Дмитрия, бысть инок. Дмитрий

–  –  –

Стефан Первовенчани, Житиjу светоi Симеона (1216) Сабрани списи, приредила Љ. Jухас-Геогиевска, Београд, 1988, С. 66 // Томин. 2007. С. 25-26 .

17 Додатак к Паjсиjеву тексту // Стари српски родослови и летописи. С. 40 .

18 Стефан Радослав (1228–1234), Стефан Владислав (1234–1243), Стефан Урош I (1243–1276), Стефан Драгутин (1276–1282), Стефан Урош II Милютин (1282–1321), Стефан Урош III Дечанский (1321–1331), Стефан IV Душан (1331– 1355), Стефан Урош V (1355–1371) .

19 Стефан Урош V (р.1336/1337–†1371) // Родословне таблице… C. 54 (табл. 7) .

20 Родословне таблице… С. 54 (табл. 7) .

21 Стари српски родослови и летописи. С. 40 .

Лилия Заболотная. Роль женского фактора в истории… 315 роди сини и дьщери; Первый Вратко кнезь. Вратко роди Николу жоупана и княгиню Милицу (выделено мной. – Л.З.), выдану бысть князю Лазарю»22. Именно этот отрывок представляет особый интерес, так как летописец упоминает рождение дочерей, чего до этого не писал и особенно обращает внимание на рождение Милицы, которая станет супругой знаменитого Лазаря Хребеляновича, основоположника династии Лазаревичей. Данный супружеский союз станет связующим звеном в продолжение правящей династии. Другой источник эпохи, Карловачки текст обращает особое внимание на роль Милицы: «И по неже прследование племъни срьбского конец приеть до последнего Оуруша, и к тому не воста князь въ них, разве Мелицом кнегиномь сия от рода онога ведеше се, от неюже бысть Стефан деспоть» (выделено мной. – Л.З.)23 .

Как видно из вышеизложенных документов, автор настоятельно обращает внимание на опасность прерывания династии, «сербского племени конец (выделено мной. – Л.З.)», и ничего не пишет о брате Милицы «Николе жупане», а только о последнем представителе правящих князей – «последнего Оуруша». Автор также подчеркивает преемственность и в рождении Милицей сына Стефана: «Мелицом кнегиномь сия от рода онога ведеше се, от неюже бысть Стефан деспоть»24 .

В сербской историографии существует мнение25, что последним представителем по линии Стефана Дечаньского также была женщина, его внучка, Мария Ангелина Дукена Палеологина (р.1353/1354–1394), дочь Симиона Уроша Палеолога, царя Фессалии (1359–1372), сводного брата Стефана Душана IV. Симион Урош носил имя Палеологов от имени своей матери, Марии Палеолог, и женат он был на Томаиде, из Палеологов, поэтому его дети носили этот титул. Из троих детей, двух сыновей и одной дочери, только последняя, Мария Ангелина Дукена Палеологина, оставила наследников, сына и дочерей. Дочь умерла в раннем возрасте, а судьба сына неизвестна26 .

Вернемся, однако, к судьбе упомянутой выше Милицы. В Родослове Дмитра жупана, т.е. отца Милицы, написано: «Сия же княгиня Милица обручена бысть князю Лазарю светому и великому»27. Мужем Милицы был знаменитый князь Стефан Хребелянович, (1372 – 15 июня Додатак к Паjсиjеву тексту // Стари српски родослови и летописи. С. 40 .

Карловачки текст // Стари српски родослови и летописи. С. 41 .

24 Стари српски родослови и летописи. С. 41 .

25 Шафарик. 1865; Новаковиђ. 1958; Византийскиjски извори… том VI;

–  –  –

1389), герой Косовской битвы28, вошедший в историю Сербии как обновитель династии29. Судьба Лазаря представляет определенный интерес. В летописях о нем находим довольно противоречивый материал, Чтобы вознести его как национального героя летописцы прибегали к обоснованию его царского происхождения. В «Руварчев Оуказь срьбскиь царехь и кралеь и деспотеь и великиь кнезеь» Лазарь упоминается как внебрачный сын Стефана Душана: «И велики кнезь Лазарь побеже вь волоунскоую землю. И Лазарь не беше от законнїе царице рождень, на от некоторїе княгине блоудом роди царь Стефан (выделено мной. – Л.З.)». Далее летопись повествует: «потомь вазврати се вълики князь Лазарь, сын царя Стефана, и бисть велики князь и господарь васеи земли србьской и наследник отечества своего. И роди сина Стефана деспота дьщерь великоу Мароу. И велики князь Лазарь браль це са царем тоурским Моуратом… тогда велики князь Лазарь крвїю венцем вънча се, и света его глава отсечена быть»30 .

Биография князя Лазаря Хребеляновича известна31. Родился он в 1329 г. в Прилепцу32. Мать неизвестна, а отец, Прибац Хребелянович (р.?–†1340), был приближенным Стефана Душана и занимал должности логофета и пахарника. Лазарь тоже начинал карьеру при дворе Стефана Душана33. Женился он на Милице примерно в 1353 г. Возможно, этот брак был заключен по инициативе Стефана Душана. Милица была внучкой князя Вука, родного брата Стефана Первовенчаного, а Стефан Душан

– правнуком Стефана Первовенчаного. Об этом свидетельствуют и другие источники эпохи. В частности, «Пеђки. Житїа и начелства србских господ кои по ким колико царствовал»34 описывая происхождение Лазаря, пишет, что его родители не были самого высокого княжеского происхождения и не правили страной, но женился он на женщине «царской крови»: «Родители того бъахоу вельможьи, нь прьвы вь полать царстьи пръжде реченныхь цареи, и саном почтении же, и обладающее вь домхь царскыхь зрехоу се. Ближикы же вь сьродствъ нъци самодерьжцемь бъахоу, аще якоже прилоучает се отдалившее се сьлоучи се тгда .

Жена же того т самые крьве царские (выделено мной. – Л.З.)»35 .

–  –  –

Аналогичное описание находим и в других повестях36: «Лазарь не бъше бо т царские крьве, тьчїю жена его т пръжде помеоутых царь племенъ бывши»37. Ђорђе Бранкови в «Хроника Словена Илирика, Горње Мезије и Доње Мезије» также подчеркивает высокое происхождение Милицы: «6885. Велики самодержац кнез Лазар, оженивши се, узео jе жену от рода великаго самодрщца Немање Хомилата, именном Милицу (выделено мной. – Л.З.)»38 .

Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы .

После смерти бездетных сыновей Стефана Душана, правящая династия находилась в кризисе, так как наследников по мужской линии не было .

Милицу, единственную наследницу царских кровей династии Неманичей, необходимо было выдать замуж для продолжения рода правящей династии. При этом важно было подчеркнуть правовую преемственность, поэтому при описании нового правителя Лазаря Хребеляновича (основоположника династии Лазаревичей), все летописи акцентируют внимание на царском происхождении Милицы. Лазарю отводится роль героя и достойного последователя великих сербских правителей: «По сїих же вьсъхь пръемлеть начелство благочистивый (выделено мной .

– Л.З.) кнезь Лазарь ни же сын ни же вьноук пръжде реченыхь царей»39 .

После героической гибели Лазаря Хребеляновича в 1389 г., во время Косовской битвы40, Милица правила вместе со своим сыном Стефаном: «и по немь [Лазарю] приемлють начелство сынове его Стефань деспоть с матерїю своею»41.

Патриарх Данило III, один из инициаторов переноса мощей Лазаря из церкви Вознесения, в Приштине, в монастырь Раваницу, в своем произведении «Слово о кнезу Лазару» пишет:

«после гибели… князя Лазаря… великий плач и рыдания сотвориша… княгиня Мелица»42, «была него вдова… Милица умна»43 .

От брака князя Лазаря Хребеляновича с княгинею Милицей родилось семеро детей: ”родиши сына в и дщери у: Стефана великаго деспота прьвого срьбсквго, и Влька, и Оливъру и Мару и Драгану и Елоу и ТеоСтуденичка повъсть // Стари српски родослови и летописи. С. 87 .

Цетињска повъсть // Там же .

38 Бранкови. 1994. С. 40 .

39 Пећки. Житїа и начелства србских господ кои по ким колико царствовал // Стари српски родослови и летописи. С. 86 .

40 Ивић. 1989. С. 160-162; Ћоровић. 1988. С. 27-28 .

41 Пећки. Житїа и начелства… // Стари српски родослови и летописи. С. 88;

Студеничка повъсть // Там же. С. 89; Цетињска повъсть // Там же .

42 Михаљчић. 1975. С. 209-210 .

43 Руварац. 1874/1875. С. 108-116; Трифуновић. 1968. С. 55; Михаљчић. 1975 (б) .

–  –  –

дору. Оба же сына их пребыши бесплодни. Мара же обручена бивши (обещана?) (выделено мной – Л.З.) Въльку Бранковикоу. Оливера Деспина царю Бариту; Драгана наречена бысть Александру цароу блгарскому;

Елена обручена бысть Балте, по томь Сандалю кралю оугорскому»44 .

Династия Лазаревичей была представлена следующим образом:

Стефан (Високи), родился около 1377 г. После смерти отца с 1389 по 1402 г. правил как князь. С 1402 г., когда Сербия стала деспотовиной, по 1427 г. правил как деспот. В 1405 г. заключил брак с Еленой, дочерью Франческо Гатилузия. Брак оказался бесплодным. Стефан вошел в историю страны как человек образованный, одаренный, покровитель книжности и искусства. Другой сын Лазаря, Вук погиб в 1410 г. и тоже не оставил потомства. Судьбы пятерых дочерей сложились по-разному, но мы подробнее остановимся только на старшей - Маре, которая будет выдана замуж в 1371 г. за Вука Бранковича45 .

После смерти Стефана Лазаревича, не оставившего потомства, правящая династия Лазаревичей вновь оказалась в кризисе, и ее спасение опять зависело от женщины. Продолжение генофонда царских кровей перешло от матери к дочери. Бездетный Стефан передал власть своему племяннику46, рожденному от его сестры Мары и деспота Вука Бранковича: «Стефан, син кнеза Лазара, будуи деспот Мезија и велики самодржац Илирика, преселивши се с ового света без потомства, и будуи још у животу (выделено мной. – Л.З.), предао је деспотску власт деспоту Ћурђу, свом неаку по сестри»47. Династия Лазаревичей стала правящей благодаря Милице, единственной представительнице предыдущей правящей династии Неманичей, а ее дочь Мара обеспечила право на престол своему сыну благодаря тому, что она была носительницей правопреемства двух господствующих династий: Неманя–Лазаревич. Таким образом, сын Мары, знаменитый князь и деспот Дюрач Бранкович (1427– 1456), стал продолжателем предыдущих господствующих династий и обеспечил роду Бранкович право на правление Сербией. Династия Бранкович ведет свое начало от родов Воjиновићей и Младеновићей, великого хумского князя Воjислава Воjиновића и Витославы Младеновић48, и вошла в историю как последняя царская династия средневековой Сербии49 .

Стари српски родослови и летописи. С. 50 .

–  –  –

Обобщая вышеизложенное, хотелось бы подчеркнуть, что в истории царских династий средневековой Сербии, и, в частности, НеманейХребелянович, прослеживаются некоторые специфичные черты на фоне общих закономерностей. Сербия не являлась исключением в том, что женщина становилась орудием в решении многих политических проблем. Особую роль в этот период играла «брачная дипломатия», фактически занимавшая одну из ведущих позиций в системе международных отношений средневековой эпохи. Данный элемент имел универсальное значение в европейской истории. «Женский фактор» во многих европейских странах играл ключевую роль в сохранении права династии на престол. И в Сербии, как и в соседней Болгарии, право на престолонаследие часто обосновывалось не только по мужской, но и по женской линии. Как показывают исследования по истории династической преемственности в Сербии XII–XIV вв., хотя женщины не имели прямого права на престол и на власть, именно они служили спасительным звеном в обретении власти мужчинами. Родство с представительницей господствующей династии, было главным аргументом в этом вопросе .

В то же время, в Сербии не было известно такого способа обретения власти, как женитьба на вдове, который широко практиковался в Болгарии. В средневековой Молдове также не было таких случаев и даже не допускались подобные варианты. Статус и положение вдовы (из господарской семьи), порой резко и радикально менялись, от изгнания до убийства. Возможность передачи власти посредством брака вдове не имела силы. В некоторых случаях матери обеспечивали власть своим детям, но форма передачи власти через регентство широко практиковалась и была известна, без исключения, во всех европейских странах .

БИБЛИОГРАФИЯ

Гендер и общество в истории / Под ред. Л.П. Репиной, А.В. Стоговой, А.Г. Суприянович. СПб.: Алетейя, 2007 .

Пушкарева Н.Л. Гендерная теория и историческое знание. СПб.: Алетейя, 2007 .

Репина Л.П. От «домашних дел» к «делам государства»: гендер и власть в историческом контексте // Диалог со временем. 2007. Вып. 19. С. 5-27 .

Репина Л.П. Женщины и мужчины в истории: новая картина европейского прошлого. М.: РОССПЭН, 2002 .

Репина Л.П. «Новая историческая наука» и социальная история. 2 изд., испр. и доп. .

М.: ЛКИ, 2009. 320 с .

Ћирковић С. Срби у средњем веку. Београд, 1997 .

Бобић М. Куће, породице и задруге // Насеља и становништво области Бранковића 1455 годне. Београд, 2001. С. 311–406 .

Ћоровић В. Историjа српског народа. Т. I–II. Београд, 1997 .

Ћоровић В. Боj на Косову // Косовска битка. Мит, легенда и стварност. Београд, 1988 .

Бранковића 1455 годне. Београд, 2001 .

В пространстве гендерной истории Бранкови Ђорђе, Хроника Словена Илирика, Горње Мезије и Доње Мезије, С румунског jезика превео и издање приредио Стеван Бугарски. Нови Сад, 1994 .

Византийскиjски извори за историjу народа Jугославиjе. Том VI. Београд, 1971 .

Грковић М. О именима у породици кнеза Лазара // Свети кнез Лазар. Споменица о шестоj стогодишњици Косовского боja 1389-1989. Београд, 1989, С. 43-45 .

Данић М. Област Бранковиђа // Прилози за КJИФ. 26. св. 1-2 (1960) // Михаљчић Р .

Краj Српского царства. Београд, 1975. С. 219 .

Ивић М. Запис о косовском боjу // Свети кнез Лазар. Споменица о шестоj стогодишњици Косовского боja 1389–1989. Београд, 1989. С. 160-162 .

Ласкарис М. Византийскиjски принцезе у средьневековноj Србиjи. Прилог историjи византиjско-српских односа од краjа XII до средине XV века. Београд, 1926 .

Михальчић Р. Кнез Лазар и обнова Српске државе // О кнезу Лазару. Научни скуп у Крушевцу 1971. Београд, 1975 (а), С. 1-12 .

Михаљчић Р. Краj Српского царства. Београд.: 1975 (б) .

Новаковиђ Р. Кад се родно и кад jе почео да власта Стеван Неманья? // Историjски гласник. № 3-4. Београд, 1958 .

Поповић Д. Раванички гроб кнеза Лазара // Свети кнез Лазар. Споменица о шестоj стогодишњици Косовского боja 1389–1989. Београд, 1989, С. 171-183 .

Приватни живот у српским земљама средњег века. Београд, 2004 .

Пурковић М. Кћери кнеза Лазара. Мельбурн, 1957 .

Родословне таблице и грбови српских династjиа и властеле. Друго знатно допуньено и проширено издање. Београд, 1991 .

Руварац И. Повесна слова о кнезу Лазару, деспоту Стефану Бранковићу и кнезу Стефану Штиљановићу // Летопис МС 117 (1874/1875). С. 108-116 .

Стари српски родослови и летописи. Зборник за историју, jезик и књижевност српского српског народа. Прво Одељење. Споменици на српском језику, књига XVI. Средио их Љуб Стојановић Ср., Карловци, 1927 .

Томин С. Личности средњег века – царица Мара Бранковић // Настава и историја .

број 3. година II. нова серија. Нови Сад, 2004. С. 7-17 .

Томин С. Епистоларна књижевност и жене у српској средњовековној култури, Презентација радова на међународном пројекту Жанрови српске књижевности – порекло и поетика облика. Филозофски факултет Нови Сад. Србија. Нови Сад .

децембар 2004 // Жанрови српске књижевности. Порекло и поетика облика .

Зборник. број 2. Нови Сад, 2005 (а). С. 89-99 .

Томин С. Реконструкција свакодневног живота (Приватни живот у српским земљама средњег века, приредиле Смиља Марјановић-Душанић и Даница Поповић .

Београд, 2004) // Летопис Матице српске. год. 181. књ. 475. св. 6 (јун). Нови Сад:

Матица српска, 2005 (б). С. 1250-1257 .

Томин С. Књигољубиве жене српског средњег века. Прилог познавању // Паисиеви четения. Международна славистична конференция. Литературознание. Фолклор .

Пловдив. Научни трудове. том 44. сб. Б. Пловдив, 2006 (а). С. 91-106 .

Томин С. О једном мотиву косовске легенде (Јелка Ређеп, Бистру воду замутиле .

Свађа Лазаревих кћери. "Пешић и синови". Београд, 2006) // Летопис Матице српске. год. 182. књ. 478. св. 6. Децембар. Нови Сад: 2006, (б) С. 1226-1229 .

Томин С. Perceptions of Women in Serbian Medieval Literature // Studi sull'Oriente Cristiano 10. 2. Roma, 2006 (в). Р. 75-99 .

Томин С. Књигољубиве жене српског средњег века. Нови Сад: Академска књига, 2007 (а) .

Лилия Заболотная. Роль женского фактора в истории… 321 Томин С. Владика Максим Бранковић. Нови Сад: Платонеум, 2007 (б) .

Томин С. Женски ликови у Доментијановом Житију светог Саве // Митолошки зборник. 18. Центар за митолошке студије Србије. Рача-Београд, 2008. С. 81-92 .

Томин С. Сексуалност и друштво као славистичка тема (Ив Левин, Сексуалност и друштво код православних Словена од X до XVIII века) // Зборник Матице српске за књижевност и језик. књ. 56. св. 3. Нови Сад, 2008. С. 710-714 .

Томин С. Мотив оклеветаног младића. Прилог представљању зле жене у књижевности // Међународни научни скуп Бањалучки новембарски сусрети .

Наука, култура и идеологија. Филозофски факултет у Бањалуци. Књига 9. т. I .

Бањалука: 2009. С. 107-116 .

Томин С. Деспотица и монахиња Ангелина Бранковић – света мајка Ангелина, Нови Сад: Платонеум, 2009 .

Томин С. Glas "druge strane" (Vladislav orevi: Prednosti ena, Dereta, Beograd:

2007) // Polja. № 458. jul/avgust. Novi Sad: 2009. Р. 185-187 .

Томин С. Мужаствене жене српског средњег века. Нови Сад, Академска књига, 2011 .

Тошић Ђ. Земљорадња у средњовековној жупи Требиње // Годишњак Друштва историћара Босне и Херцеговине. Год XL–XLI. Сарајево, 1990. С. 2–58 .

Тошић Ђ. Живот у средњовјековном селу требињског краја // Српско село. Могућности и даљи правци истраживанја. Београд, 2003. С. 19–29 .

Трифуновић Ђ. Српски средњовековни спсиси о кнезу Лазару и Косовском боjу .

Крушевац, 1968 .

Шафарик П. Историjа српске књижевности. Прага, 1865 .

Цар Лазар и царица Милица // Косовска битка. Мит, легенда и стварност, Београд,

1988. С. 129-134 .

Gender, Ideology, and Action: Historical Perspectives on Women’Public Lives. Ed. by J. Sharistanian. New York, 1986 .

Jelavich B. Istoria Balcanilor. Secolele al XVIII i al XIX-lea. Том I. Iai, 2000 .

Landers J. Women and the Public Sphere: A Modern Perspective // Social Analysis. 1984 .

Vol. 15. № 4. С. 20-31 .

Lindsey L. Gender roles. A Sociological Perspective. London, 1997 .

Lorber J. Paradoxes of Gender. New Haven; London, 1994 .

Rewriting women’s history. Changing perceptions of the role of women in politics and society. Ed by S. J. Kleinberg. Berg, 1988 .

Sanday P.R. Female power and male dominance: On origins of sexual inequality .

Cambridge, 1981 .

Scott John W. Gender. A useful Category of Historical Analysis // Robert Schoemaker, Mary Vinsent (coord.). Gender and History in Western Europe. London, 1998 .

Sex and gender in historical perspective. Ed. by E. Muir, G. Ruggiero. Baltimore, 1990 .

Smith B.G. The Gender of History. Men, women and historical practice. Cambridge (Mass); London, 1998 .

Soulis G. The Serbs and Bizantium during the reign of Tsar Stephen Duan (1331–1355) and his succesors. Dumbarton Oaks, 1984 .

Women and power in the Middle Ages. Ed. by M. Erler and M. Kowalewski. Athens, 1988 .

Writing women’s history. International perspectives. Ed. by K. Offen. Bloomington, 1991 .

Заболотная Лилия Павловна, ведущий научный сотрудник Института истории АН Молдовы, г. Кишинев; lilia_zabolotnaia2000@yahoo.com М. И. КОЗЛОВА

ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТИ ЕКАТЕРИНЫ II

НА ОСМЫСЛЕНИЕ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ф. А. ЭМИНА И М. М. ЩЕРБАКОВА

В статье говорится о возрастании роли женщины в XVIII в. Доминирование феминности в большей степени проявило себя при Екатерине II. Представители интеллектуальной элиты, историописатели М.М. Щербатов и Ф.А. Эмин, адаптируясь к новым условиям, стали осмысливать гендерную идентичность в своих сочинениях и пришли к выводу, что наделенная многими отрицательными качествами Екатерина не может доминировать над мужчинами не только в политической, но и в социокультурной сфере, она показывает недостойный пример российским женщинам .

Ключевые слова: Ф. А. Эмин, М. М. Щербатов, Екатерина II, феминность, маскулинность, гендерная идентичность, гендерная инверсия .

Реформирование Петром I социокультурных и политических граней российской действительности привело к изменениям в традиционных для XVIII века гендерных ролевых распределениях, к усилению значения женской индивидуальности1. Утрата регулятора гендерной самоидентификации инициировала появление новых нормативных установок, определяющих феминность и маскулинность. Дисбаланс в сформированном порядке поведения мужчин и женщин в большей степени проявился в екатерининскую эпоху: «столетиями воспроизводившаяся тендерная иерархия», обретавшая основу «в процессе гендерной социализации и достижения гендерного консенсуса»2, стала терять равновесие, возник ролевой конфликт между женщиной у власти и приближенными к ней мужчинами. Доминирование феминности в политической сфере привело к тому, что мужчины, представители интеллектуальной элиты, историописатели XVIII века кн. Михаил Михайлович Щербатов и Федор Алек

<

1 Н.Л. Пушкарева пишет, что «ломка традиционных представлений о женщине,

ее правах, роли, значимости и месте в семье происходила одновременно с первыми шагами по реформированию повседневного быта верхушки российского общества»

(Пушкарева. 2012. С. 6.). А по мысли Л.К. Ильинского, «русская женщина долго жила замкнуто; ея жизнь была заключена в тесном круге домашних идей, хозяйственных интересов, ея мысль не перелетала через частокол своего дома… Переносясь в круг идей европейской жизни по манию руки преобразователя, она, конечно, не могла справиться с новым потоком идей, интересов: старое, веками нажитое, слишком живуче. Пришлось ограничиться в силу исторической необходимости лишь внешностью .

Под высокими прическами, в новых модных платьях еще удивительно долго жила эта "бабушкина мораль"» (Ильинский. 1914. С. 1) .

2 Репина. 2002. С. 17 .

М. И. Козлова. Влияние личности Екатерины II… 323 сандрович Эмин, адаптируясь к новым условиям, стали осмысливать гендерную идентичность в своих сочинениях3 .

Процесс самоидентификации Эмина начался с литературной полемики, в ходе которой он в жесткой форме высказывал мнение о своем окружении, «…и активно, иногда даже озлобленно принимал участие в боях социально-литературных группировок в течение всей своей короткой писательской деятельности. Дрался он со многими писателями разных групп…»4, но не допускал негативных оценок личности или политики Екатерины II5. Его противоборство c «просвещенной императрицей»

началось с ее ответа в журнале «Всякая всячина» на стремление Эмина выпускать журнал «Адская почта или курьер из ада»6. Екатерина II пишет некоему Б.. Корректору, что недостойно печатать злословия и надо изменить название своего издания, переписка с бесами оттолкнет женскую читательскую аудиторию: «Писмо подписанное Б.. Корректор не выйдет из печати. Первое для того, что женщинам бы многим приключиться могли разныя болезни, если бы сведали, с кем сей человек в переписке .

Второе и для того, что публике не весело было бы слушать или читать ссоры и споры между сочинителями и издателями; а в сем писме к тому матерiя есть. Совет же наш переменить заглавие обещаемаго новаго изданiя; а то от страха многiе не купят, боясь одного имени»7 .

Изданная несмотря на неодобрение Екатерины «Адская почта…»

(1769), в которой под пристальным сатирическим взглядом стала рассматриваться действительность екатерининской эпохи8, начинается с от

<

По словам Б. Мишан-Вотерс, власть манит, то притягивая, то отталкивая. Есstrong>

ли у власти находится женщина, то двойственность и противоречия становятся еще сложнее. Такая амбивалентность – основа работ о правлении Екатерины II, составляемых в течение всей ее жизни. (Мишан-Вотерс. 1975. P. 293) .

4 Гуковский. 1940. С. 77 .

5 В XVIII в. особое значение приобрело изучение прошлого своего государства, актуализировалась «историографическая культура, тесно связанная с общественным сознанием и выполнявшая практические задачи конструирования национального прошлого, а также контроля над национальной памятью» (Маловичко. 2011. С. 370). Отметим, что в своей ««Российской истории жизни всех древних от самого начала России государей» Эмин ориентировался в первую очередь на государственные интенции .

6 Стремление императрицы казаться «просвещенной» способствовало возникновению журналов, в которых представители интеллектуальной элиты выражали свое отношение к современным им явлениям. «Екатерина понимала, что – по крайней мере на первых порах – ей необходимо считаться с мнением и интересами влиятельной более передовой части общества, главным образом с культурным дворянством, оказывавшим значительное воздействие на другие слои населения» (Берков. 1952. С. 156) .

7 Всякая всячина. [1769]. С. 128 .

8 По характеру своей сатиры «Адская почта…» «отличается от других журналов того времени. Здесь скорее даже не сатира, а "хроника скандалов", "непристойВ пространстве гендерной истории вета Эмина Госпоже Всякой всячине. Он пишет в саркастической форме, что именно ее правление способствовало появлению большого количества бесов и что женщин они не пугают: «В честь вашу должен я сказать, что для меня вы нечто чрезвычайное потому, что от всех двенадцати iудейских древних колен в толь краткое время не произошло столько племени, сколько родилось от вашего. Бесы мои вам же долженствуют своим рождением; ибо без вас и их бы не было. Вы меня увещевали, что бы я имя бесов применил в другое, утверждая, что такое заглавие и женщинам будет противно, и произведят во всех отвращение от покупки сих листов. Смею вам почтенная Госпожа сказать, что бесы много чрез женский пол пользы имеющие, нежность их знающие и во всю их внутренность больше и лучше нежели люди, по своему бесовскому свойству, вникать умеющие, не назвались бы своим собственным именем, естьли бы оно женскому полу было противно. Вы изволите знать, что ныне обыкновенно женщины, ежели кого хитраго или перед ними вертящагося захотят понежить, говорят: какой ты бес! И так имя сие не будет им не ужасом ни редкостию»9 .

В результате важное место в «Адской почте…», издании, которое с современной точки зрения трудно назвать журналом («оно полностью… состоит из "трудов", как говорили в XVIII в., одного только лица, именно Ф.А. Эмина; оно представляет собой "переписку" двух бесов, Кривого и Хромоногого…»10), занимает понимание феминности, определение места мужчины в государстве, где управляет женщина («муж жену сажает по правую руку, и что женщинам дается пред мужчинами преимущество»11) .

В «Адской почте…» подчеркивается, что в социокультурной сфере особую значимость имеет женская натура: «…человеческая натура весьма к женщинам склонна», и от женщин «человеческое щастие и нещастие зависит. Не знаю как то по природе, или по справедливости природы, дети с маленька больше матерей, нежели отцов любят»12 .

В судьбе М.М. Щербатова Екатерина II также сыграла важную роль и оказала существенное влияние на формирование его ценностных установок. Известно, что в 1767 г. он стал преемником Г.Ф. Миллера в должности российского историографа. В «Истории российской с древнейших ная" и "вольная" хроника петербургских скандалов, иногда литературный, иногда семейно-бытовых, но почти всегда отдающих конкретностью, с более или менее определяемыми "героями"…» (Берков. 1952. С. 262.) .

9 Эмин. 1769. С. 3-4 .

10 Берков. 1952. С. 258-259 .

11 Эмин. 1788. С. 14 .

12 Эмин. 1763. С. 248-249 .

М. И. Козлова. Влияние личности Екатерины II… 325 времен» Щербатова Екатерина II предстает идеальной монархиней, мудро управляющей государством: «…я тщусь без лести описать дела такого государя, который всю жизнь свою уподобляет делать счастливыми подверженные под власть его народы; снисходить с высоты престола своего, чтобы плачущих слезы отирать»13. Но его сочинение «О повреждении нравов в России» (написано в 1786/1787 г., а опубликовано спустя 70 лет после его смерти), раскрывает истинную общественно-политическую и нравственную позицию автора, его мнение о роли женщин-правительниц в России: «И тако разврат в женских нравах, угождение государю, всякаго роду роскошь, и пьянство составляло отличительныя и умоначертания двора, а оттуда они уже некоторорые разлилися и на другие состояния людей, в царствование Императрицы Елисаветы Петровны, а другiя разливаться начали, когда супруга сего Петра Третьяго, рожденная Принцесса Ангальтъ-Цербская Екатерина Алексеевна, взошла с низверженiем его, на россiйскiй престол»14, «женский пол обыкновенно более склонен к роскоши нежели мужеский, замечает Щербатов»15, а о Екатерине II – «…Императрица, яко самолюбивая женщина, не только примерами своими, но и самым ободрением пороков является – желает их силу умножить; она славолюбива и пышна, то любить лесть и подобострастие»16 .

Итак, по мнению мужчин-представителей интеллектуальной элиты эпохи, отклоняющееся от норм поведение Екатерины II привело к распущенности большинства российских женщин XVIII века .

Отклонение проявлялось уже во внешнем облике женщины века Екатерины. Как известно, особый смысл раскрытию женственности придает красота, эстетичность и гармоничность, как подтверждение сочетания телесно-духовного. Физическая привлекательность женщины, возведенная до социокультурной ценности, позволяет определять модели поведения мужчин. Эмин предостерегал, что существуют способы создавать иллюзию очарования женщины: «Видел ли ты в Афинах наших женщин которые белые лица черными пестрят мушками? Они думая, что черное на белом хорошо, надеются тем способом прибавить себе красоты, тоже могли бы зделить и Ефиопские женщины налепя на черную свою рожу белых лоскутков, и почитаться за красавиц»17. Он отмечает,

–  –  –

Щербатов М.М. 1858. С. 79 .

15 Иконников В.С. 1874. С. 78 .

16 Щербатов М.М. 1858. C. 83 .

17 Эмин. 1763. С. 16. Ср.: «Счастье весьма переменчиво, оно подобно белилам

–  –  –

что даже «старые барыни» ими пользуются, чтобы стать притягательными для мужчин: «Она уверяла многих, что ей двадцать пятой год лишь только начался, и что наскучив быть вдовою, хочет выйти за муж. Здесь некоторые старые барыни, могут думать, что им можно пленять любовию прекрасного юношу. Дама всегда седые свои волосы черною помадою от знаков старости избавляет; перевязка, которою она волосы крепко натягивает, сглаживает борозды ея чела, а белила с румянами на старом лице делают изрядную молодую маску»18. Эту тему развивает и Щербатов в своей работе: «Хотя при поздных летах ея возрасту, хотя седины покрывают уже ея голову и время нерушимыми чертами означило старость на челе ея, но еще не уменьшается в ней любострастiе»19 .

Естественная женская красота важна и для проявления эмоциональной чувствительности к ней мужчины. Эмин подчеркивает, когда женщина не ценит свое природное начало, заботится о материальном обогащении, о чувственных удовольствиях, а не о духовном совершенстве, ее привлекательность в глазах мужчин утрачивается. Для привлечения внимания к этой проблеме и для придания своему тексту большей выразительности автор «Адской почты…» использовал сюжеты и образы запоминающихся античных персонажей. Он противопоставляет эриннию Мегеру из древнегреческой мифологии древнеримским Грациям, отожествляемым с лучшими проявлениями феминности,: «Уведомляю тебя о щастии старой, безносой и злобной Пальмены. Ты видел ее, как лицом гнусна, когда у вас была в городе; но имеет трех прекрасных дочерей. Пальмена каждый день с ними разъезжает по городу; тогда она подобна Мегере между тремя Грациями»20. Неверный образ жизни женщины превращает ее из прекрасной Венеры в эриннию Тисифону. «Когда она наряжается в своем кабинете, что меньше шести часов никогда не бывает, то дочери ея забавляются с своими обожателями; но жаль что излишно вольная сих красавиц жизнь, а особливо старшей Пальмениной дочери, превратит их из Венер в Тизифоны, ибо и мать их с молоду была такая же красавица как и оне: но после безпримерная роскошь и неистовая жизнь доставила ей болезнь Богини красоты и приятностей, которая как ты видел лице ея испортила. Я предвижу, что и дочерям тудаже дорога; ибо красота не на долго служит, естьли кто ее весьма рано и безвременно употреблять начнет»21 .

–  –  –

Если физическое совершенство женщины, представленное в работах Ф.А. Эмина и М.М. Щербатова фальшиво, возникает сомнение в ее превосходстве над мужчиной в социально-психологическом аспекте .

Автор «Адской почты…» обращает внимание на гендерную инверсию, проявившуюся в нарушении семейно-брачных устоев. По его мысли, женщина в отличие от мужчины не выполняет своей социальной роли в приватной сфере, она утратила духовность, не является женой достойной своего мужа, нарушает супружескую верность: «На конец влюбился в Климену, девицу честную женою быть охоты не имеющую. У него был служитель Петр, который узнав, что Климена плоды любви делит с Дорантом, старался уговорить на то своего барина, чтоб прекратил знакомство с Клименою; но сколько Петр барину своему о неверности его любовницы ни твердил, однако Лизандр не веря ему, вознамерился на ней жениться, утверждая, что Климена неверною быть не может, потому что она разов десять уже в вечной верности ему чинила присягу»22 .

У Эмина мужчина выглядит безхистростным – женщины кажутся ему невинными «весталками»: «Он страстно влюбился в Амаранту, девицу семнадцати лет, дочь Майора.. Сия красавица так скромна всегда была в своем доме, что все считали за одну из девиц Вестальских издревле в Риме целомудрием своим славных»23. А на самом деле женская духовная чистота не безукоризненна: «Зелинт спросит своего друга: когда он сделался знаком с сей красавицей, и как может с нею так вольно разговаривать? Он ему ответствовал, что сия девушка многим знакома; что с маскерада не раз с своими приятелями ездила для отдохновения от танцов»24 .

В XVIII в.

женщины стали показывать большую искушенность в сексуальных вопросах, инициатором интимных вольностей была Екатерина II, продемонстрировавшая легкость в отношениях с фаворитами:

«К коликому разврату нравов женских и всей стыдливости – пример ея множества именiя любовников, един другому часто наследующих, а равно почетных и корыстями снабженных, обнародывая через сiе причину их щастiя, подал другим женщинам. Видя храм сему пороку сооруженный в сердце Императрицы, едва ли за порок себе щитают ей подражать; но паче мню почитает каждая себе в добродетель, что еще

22 Эмин. 1788. С. 30. Ср.: «Ему сказали при мне, для чего он не унимает своей

жены, которая в один день по всем домам в городе облетает? Он отвечал: естьли бы моя жена ходила каждый день по всем домам, как ты говоришь, то сего была бы и в моем; а я уже с неделю ее не вижу. Сей Прокурор весьма разумен, или по крайней мере счастлив, что о том, чего переменить не можно, не безпокоится» (Там же. С. 41.) .

23 Эмин. 1788. С. 184 .

24 Там же. С. 184-185 .

В пространстве гендерной истории столько любовников непеременила»25. Поэтому в этот период символичные границы между маскулинностью и феминностью стали элиминироваться. Эмин указывает и на то, что женщины могут доминировать в интимных отношениях, «приказывать» мужчине следовать за ней в «покои»: «Галлимед, здесь славный судья, женился, года за два, на кокетке Пулхерии. Она на кануне своей свадьбы ночевала у некоторого Офицера здешняго полку: а девка ея объявила, что она в бане, в чем не ошиблась; ибо она у молодого Офицера была в изрядных испаринах .

Недавно она у своего мужа выпросилась к своей матушке в деревню; но вместо того поехала в город, в котором есть изрядный, постоялый дом .

Офицер ей понравившийся, по ея приказу туда же последовал, и в постоялом доме нанял два покоя, в которых жил с сей госпожею»26 .

Женщины в «Адской почте…» не следуют советам, не берегут себя, становятся доступными и их невинность может быть украдена как золотое руно Ясоном: «С нею жила прекрасная Флоринда, дочь ея, которой добродетель недавно исчезла, хотя мать всегда ее не худому учила и часто говорила: будь целомудренна, девушка, и будь чиста яко Ангел; однако что в нравоучении, когда учительской жизни пример оному не соответствует? Хотя, говорю, мать берегла ее и от яснаго солнышка, и никогда ее и на шаг от себя не отпускала; однако теперь в свете много Ясонов, и что она и стоглазным своим смотрением прекрасного дочернина золотаго руна сберечь не могла, и оно вдруг совсем пропало»27 .

Эмин критикует стремление женщин к обогащению. Алчность, по его мысли, делает целомудренную Диану чувственной Венерой: деньги «и добродетельную Данаю привели во искушение: золотой дождь то учинил, к чему ничто иное достичь не могло. Они Диану превратили в Венеру: они разумом глупостию, а глупость разумом творят»28. Он ассоциировал сюжет античных мифов, по которому Зевс в виде золотого дождя проник к заточенной отцом Данае, с деньгами .

Эмин показывает также результаты просвещения женщины, в «Адской почте…» она предстает невежественной и высокомерной: «она презирает всех тех лучших и знатнейших в городе юношей, кои объявляют ей свою любовь, а любит своего соседа, который всегда говорит с нею о науках; ибо она весьма ученую женщину сама себя почитает, записывает острые слова, и сама оные выдумывает так, что хочет из них составит лексикон приятных и остродуманных речений. Она безпре

–  –  –

станно говорит о Математике и Астрономии, держит почти всегда в руках Ефемериды и смеется думающим, что земля около солнца вертится, утверждая, что сходне бегать солнцу нежели земле29 .

Образ женщины, которая «весьма ученую женщину сама себя почитает» вызывает ассоциации с Екатериной II. За намеки на личности «Адская почта…» дважды подвергалась цензурному преследованию, причем второй раз почти через 20 лет после смерти автора. Д.Д. Шамрай исследовал предуведомление 1769 г. и отдельные письма, не вошедшие в переиздание 1788 года, и убедился, «что этими пропусками было снято все, что так или иначе касалось Екатерины II как личности и как писательницы, или даже, например, ее взаимоотношений с Вольтером»30 .

Щербатов приходит к выводу, что женщины в отличие от мужчин имеют больше отрицательных черт, поэтому первые более склонны к самовластному правлению: «Общим образом сказать, что жены более имеют склонности к самовластiю, нежели мужчины; о сей же с справедливостью можно уверить, что она наипаче в сем случае есть из жен жена .

Ничто ей не может быть досаднее, как то, когда докладывая ей по каким делам, в сопротивленiе воли ея, законы поставляют, и тотчас ответ от нее вылетает; к разве я немогу, невзирая на законы сего учинить»31. Продолжая свою мысль Щербатов отмечает, что женщина, даже с хорошим воспитанием, образованием, обладая положительными личными качествами не может управлять государством: «Не можно сказать, чтобы она не была качествами достойна править толь великой Империей, естли женщина возможет поднять сiе иго, и естли одних качеств довольно для сего вышняго сану. Одарена довольной красотой, умна, обходительна, великодушна и сострадательна по системе, славолюбива, трудолюбива по славолюбию, бережлива, предъ-прiятельна и некое чтение имеющая»32 .

По мнению Эмина, женщина должна не руководить («где бес не может, туда бабу пошлет»33), а подчиняться мужчине, она может самореализоваться исключительно в браке: «Безпрестанная тоска меня мучит; всякой час чего то мне не достает, и когда совесть свою изследываю в том, чего она желает, то кажется мне, что желает мужа. Теперь я старицам всегда о том твержу, что нет на свете женщины щастливее той, которая с мужем живет хорошо»34 .

–  –  –

Мужчина в «Адской почте…» стал выступать главным гарантом сохранения семьи. Автор показывает мужа милосердным, ответственным и обращающимся с неверной женой, как мудрый Сократ с Ксантиппой. Как известно, сведения о сварливом характере Ксантиппы восходят к ученику Сократа, к Ксенофонту. Античный автор объяснял, почему Сократ жил с такой женой: «Если таково твое мнение, Сократ, то как же ты не воспитываешь Ксантиппу, а живешь с женщиной, сварливее которой ни одной нет на свете, да, думаю, не было и не будет? Потому, – отвечал Сократ, – что и люди, желающие стать хорошими наездниками, как я вижу, берут себе лошадей не самых смирных, а горячих: они думают, что если сумеют укрощать таких, то легко справятся со всеми. Вот и я, желая быть в общении с людьми, взял ее себе в том убеждении, что если буду переносить ее, то мне легко будет иметь дело со всеми людьми» (Ксенофонт. Пир. II. 10). Отметим, что в «Адской почте…» есть и примеры недостойных мужчин, например, часто встречается сюжет о муже, который намного старше своей жены: «Знаешь ли, что женился Пиромей на Урании прекрасной, семнадцати лет девице?»35, «… а старик молодую жену имеющий, похож верьхом головы на козла»36. Такие мужья, по мнению автора, будут носить на своей голове «рог изобилия» .

И римская богиня Помона, которая ассоциировалась с супружеской верностью, у Эмина символизирует измену: «Вот к чему служит ревнование судьи почти всякий день безпокоющагося, и почти повседневно герб богини Помоны, с которым ее пишут, на голове носящего?»37 .

Примеры женского коварства встречаются на протяжении всей переписки Кривого и Хромоногого бесов. По словам Эмина, «барыни» не боятся бесов и легко вступают с ними в беседу: «мы бесы скорее можем испужавшихся барынь освобождать от робости, нежели простосердечные и смирные люди, то не много мне стоило труда укрепить сей прекрасной старицы сердце так, что она со мной стала разговаривать»38. Но в тексте «Адской почты…» есть описание женщин, которое удовлетворяет представлениям автора об идеале: «Что же касается до супруги его, то ты сам знаешь, что она весьма добрый человек; душа ея исполнена человеколюбием; она чужое нещастие так чувствует, как бы оно было ея, и всем по своей возможности помогать старается. Ежели есть за нею порок, то разве тот, что она человек откровенный, по своему чистосердию всем верит, а

–  –  –

ныне добродетель в притворстве; кто и худое тайно делает, тот человек разумный»39. Но примеры образцовых жен немногочисленны .

Таким образом, М.М. Щербатов и Ф.А. Эмин приходят к выводу, что наделенная многими отрицательными качествами Екатерина II показывает недостойный пример российским женщинам. По мнению историописателей, сущность феминности наполняется положительным содержанием только при ограничении и контроле ее мужчиной, который в екатерининскую эпоху стал утрачивать эту возможность, в результате обострилась проблема гендерной инверсии .

БИБЛИОГРАФИЯ

Берков П.Н. История русской журналистики XVIII века. М.-Л., 1952 .

Всякая всячина. [1769]. 47. С. 128 .

Гуковский Г.А. Эмин и Сумароков // XVIII век. М.-Л., 1940. Вып.2 .

Иконников В.С. Русская женщина накануне реформы Петра Великаго и после нея .

Сравнительно-исторический очерк. Киев, 1874 .

Ильинский Л.К. Русская женщина XVIII в. в литературных мечтах и действительности. Казань, 1914 .

Маловичко С.И. Конструирование социально-политической истории Древней Руси в историописании Екатерины II // Русские древности: К 75-летию профессора И .

Я. Фроянова. СПб., 2011 .

Мишан-Вотерс Б. Екатерина Великая и проблемы женского правления // Russian Review. 1975. Vol. 34. Jul. No. 3 .

Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины XVIII века. М., 2012 .

Репина Л.П. Женщины и мужчины в истории: Новая картина европейского прошлого. Очерки. Хрестоматия. М., 2002 .

Шамрай Д.Д. К истории цензурного режима Екатерины II // XVIII век. М.-Л., 1958 .

Вып. 3 .

Щербатов М.М. О повреждении нравов в России // О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и Путешествие А. Радищева. London. 1858 .

Щербатов М.М. План истории Ея Императорского Величества славно царствующей над нами императрицы Екатерины II // Щербатов М.М. Сочинения. Т. 2. Статьи историко-политические и философские. СПб., 1898 .

Эмин Ф.А. Адская почта или курьер из ада. СПб., 1788 .

Эмин Ф.А. Адская почта, или переписка Храмоногаго беса с кривым. 1769. Июль .

Эмин Ф.А. Приключения Фемистокла и разныя политические, гражданския, философическия, физическия и военные его с сыном своим разговоры; постоянная жестокость Фортуны его гонящей. СПб., 1763 .

Козлова Мария Игоревна, кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры экономики и менеджмента сервиса Сыктывкарского государственного университета; drowing-psyche@yandex.ru .

–  –  –

«THE TOWN & COUNTRY MAGAZINE» КАК ИСТОЧНИК ПО

ИСТОРИИ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

В АНГЛИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ XVIII ВЕКА

В статье рассматриваются материалы, опубликованные в журнале The Town & Country Magazine, издававшемся с 1769 по 1796 год, как ценный источник для изучения гендерных представлений и стереотипов, распространенных в определенных слоях английского общества последней трети XVIII столетия .

Ключевые слова: “The Town & Country Magazine”, пресса XVIII века, гендерные представления, культура “celebrity” .

Существует немало обобщающих работ, которые суммируют исследования в области гендерной истории за довольно большой промежуток времени отрезок, однако практически отсутствуют специальные исследования по истории гендерных представлений в Англии последней трети XVIII века. Между тем этот период представляет в этом плане особый интерес, поскольку уже существуют массовые периодические издания, предназначенные для семейного и женского чтения, которые играли значимую роль в формировании представлений о взаимоотношениях полов и семейных ценностях1, одно из них, если приводить его полное название, – The Young Gentleman’s and Lady’s Magazine, Or, Universal Repository of Knowledge, Instruction, and Entertainment. A Magazine for youth of both sexes. To Parents, Governesses and Schoolmasters2 .

На протяжении XVIII столетия читательская аудитория журналов становилась всё более сегментированной, появлялись издания, адресованные юношам, девушкам, леди, различным религиозным группам и т.д, поскольку интерес к печатной продукции всё возрастал, и читающая публика становилась всё более многочисленной, грамотной и осведомленной. Журналы в основном были ориентированы на образованных читателей, принадлежащих высшему сословию, о чем говорят и опубликованные в них материалы. К примеру, в журнале The Gentleman and Lady’s Miscellany присутствуют достаточно сложные математические 1 Например, такие популярные издания, как The Young Gentleman’s and Lady’s Magazine, The Gentleman and Lady’s Miscellany and The Lady’ Poetical Magazine, The Spectator, The Gentleman’s Magazine. См. о них: Moore. 2009 .

2 В целом, материалы этого журнала не попадали в фокус внимания исследователей. Можно сослаться лишь на отсылку к одной из его постоянных рубрик в статье:

McGreery. 1991. С. 208 .

Е. А. Бугынина. «The Town and Country Magazine» как источник… 333 задачи, которые под силу решить только людям, имеющим соответствующее образование. Женщины в основном присылали ответы на головоломки и загадки, а также писали стихи. Читатели того времени очень ценили свободу слова и практически полное отсутствие цензуры3 .

Почти в одно время с тем, как парламент ограничил власть монархии, закон о лицензировании практически потерял свою силу. Это означало, что теперь почти каждый мог начать издательский бизнес и неудивительно, что в период с 1690 по 1780 гг. число газет, печатаемых ежегодно, увеличивается с менее миллиона до 14 млн – намного быстрее роста населения Великобритании. Создаются новые формы печатных изданий (например, провинциальные и воскресные газеты). Суммарный годовой оборот прессы в 1713 г. насчитывал 2,4 млн.; 7,3 млн .

экземпляров газет издавалось в 1750 г., 12,6 млн. в 1775 г. и 16 млн. в 1801 г. В 1712 г. в Лондоне издавались 12 газет, в 1811 г. их было 524 .

За клевету больше не следовало никакого наказания, и теперь можно было напечатать практически все о ком угодно, хотя определенная осторожность все же проявлялась, когда дело касалось короны или институтов власти. В 1750-е гг. общественные деятели обычно указывались в прессе в виде инициалов их имен или званий, в то время как король – просто как «некая знатная особа» или «очень знатная особа». И теперь не было такой сплетни или клеветы, которую нельзя было бы напечатать, никакое обвинение не нужно было подтверждать5 .

Газеты и журналы выходили ежедневно, еженедельно и ежемесячно как в самой Англии, так и в колониях. Для читателей конца XVIII века эти печатные издания были важным источником новостей, развлечения и информации. Особой популярностью среди журналов пользовались The Gentleman’s Magazine, The Universal Magazine, The Lady's Magazine, The Observer, The London Magazine, The Town and Country magazine. The Gentleman's Magazine, например, был ежемесячным дайджестом новостей и различных комментариев практически на любые темы, которые могли бы заинтересовать образованного читателя, от цен на сырье до латинской поэзии. А The Lady's Magazine был модным изданием, первым журналом, созданным именно для женщин. Кроме того, существовали более дешевые издания как, например, «Самые знаменитые куртизанки», которые предназначались для рабочего класса – посудомоек или домработниц, хотя представители джентри также не гнушались вкусить запретное удоMoore. 2009. С. 99 .

4 Black. 1986 .

5 Tillyard. 2005 .

В пространстве гендерной истории вольствие от чтения подобных вещей. Эти брошюры на дешевой бумаге пестрели историями о благородных дамах, опозоривших себя на публике, завлекали читателей сенсационными заголовками вроде «История Бетти Болейн, Кентерберийской скряги», всё это сопровождалось грубыми рисунками, изображающими распутных дам на разных стадиях их падения6 .

The Town and Country Magazine приобрел популярность за счет публикации материалов, касающихся частной жизни высокопоставленных особ, в частности адюльтера. В журнале публиковались материалы на различные темы, начиная от статей о политических событиях и заканчивая математическими задачами и стихами. Хотя, конечно, основным направлением журнала все же были скандальные истории, в основном о любвеобильных аристократах и их содержанках .

Исследуя материалы источника очень важно помнить о культурном контексте времени, чтобы верно интерпретировать те или иные явления, упоминаемые в текстах. Такие издания как The town and country magazine были частью особой культуры в английской прессе, пик развития которой пришелся на последнюю треть XVIII века, – культурой celebrity. Можно сказать, что сегодняшние издания, посвященные скандальным подробностям жизни знаменитостей, уходят корнями как раз в XVIII век, когда интерес публики к частной жизни знаменитых людей особенно возрастает. Появляется масса изданий, готовых писать о знаменитостях. Поскольку члены высшего общества вступали в брак в основном по расчету, а не по любви, то интриги и романы были обычным делом и являлись благодатной почвой для сплетен и газетных сенсаций .

Джерри Уайт в своей статье «London's first celebrities» так описывает это время: «Это не был век телевидения, кино и социальных сетей, однако это не мешало знаменитостям быть узнаваемыми на улицах и в публичных местах – описания и портреты в журналах и типографиях делали свое дело. Ну и, конечно, не обходилось без устных историй. Это был попрежнему относительно компактный город7, люди ходили пешком, ездили верхом или перемещались в экипажах. Очень состоятельные и известные персоны не охраняли свою частную жизнь, когда они проводили время в Лондоне. Экипажи часто имели фамильные гербы владельцев .

Самые состоятельные также совершали прогулки на свежем воздухе в парках летними вечерами и по воскресеньям в сезон, даже король ездил туда на прогулку. Все, включая роялти, посещали театры, число которых Grose. 2007 .

С 1750 по 1801 год население Лондона увеличилось с 650 тыс. чел. до почти миллиона. См.: The London Encyclopaedia. 2008 .

Е. А. Бугынина. «The Town and Country Magazine» как источник… 335 увеличивалось на протяжении XVIII века, не теряя своей привлекательности для всех обитателей Лондона – от подмастерьев до принцев. Театры были скорее местом, чтобы “и людей посмотреть и себя показать”, а не посмотреть пьесу или послушать оперу. В этом новом мире практически любой, обладая определенными навыками использования прессы и игры с аудиторией, мог стать знаменитым8. Интерес к жизни известных людей был огромен, и пресса с удовольствием проливала свет на подробности их жизни. Однако, помимо читателей, жаждавших узнать любые подробности, в своем упоминании в прессе были заинтересованы и некоторые персоны, о которых писали. Это был хороший способ лишний раз напомнить о своей персоне и подогреть интерес к ней. Например, Китти Фишер (Екатерина Мария Фишер) – наиболее известная куртизанка 18 века, о которой писали почти в каждом издании, посвященном скандальным историям. Любой инцидент, происходивший с Китти или ее ухажерами, тут же попадал на страницы всевозможных журналов. В The Town and Country Magazine упоминание имя Китти встречается в январском выпуске 1772 года. Для подобных персон любое упоминание о них в прессе, хорошее или плохое, играло им на руку, поддерживая их популярность9. Помимо куртизанок, героями газетных сенсаций становились политики, лорды, различные представители высшего общества, а также любые персоны, уличенные в порочных связях с ними .

К 1760 г. среди знаменитостей, чаще всего упоминаемых в прессе, растет число мужчин, скандальные истории перестают фокусироваться только на женщинах: «В последующие два десятилетия мужчины также становятся объектами притяжения, и те, которые до сих пор искали посмертной или мирской славы через службу или титулы, начинают эксплуатировать прессу, появляясь в ней. Чарльз Джеймс Фокс, политик и довольно известная публичная фигура второй половины XVIII века, немедленно стал знаменит, когда он впервые появился в Палате общин в возрасте 19 лет в 1768 г. Его голубые парики, красные туфли, экстравагантные азартные игры, определенная распущенность, блестящая речь и потрясающее обаяние стали поводом для сплетен в течение десятилетий. Пухлое лицо Фокса украшало кружки, кувшины, носовые платки, картины и медальоны вплоть до его смерти в 1806 г.»10 .

«The Town and Country Magazine» издавался в Лондоне ежемесячно в период с 1769 по 1796 год. Владельцем и издателем журнала был 8 White. London's first celebrities. URL: http://www.telegraph.co.uk Pointon. 2004. С.77 .

10 Tillyard. 2005 .

В пространстве гендерной истории Арчибальд Гамильтон-младший. Возможно, свое название журнал получил, потому что у Гамильтона было две типографии – одна за городом, между Хайгейт и Финчли, а другая в городе, напротив St. John's Gate, Клеркенвелл.11 До ноября 1780 года журнал печатался в последней, а затем - в типографии напротив St. Dunstan’s Church, Флит Стрит .

Арчибальд был сыном Арчибальда Гамильтона-старшего, который также был издателем. Он был уроженцем Шотландии, но ему пришлось покинуть её в 1736 г. в связи с причастностью к беспорядкам и перебраться в Лондон, где он какое-то время работал управляющим у Уильяма Стрэхэма, шотландского издателя. Затем он начинает работать самостоятельно и в 1756 г. издает Critical Review в противовес Griffiths’s Monthly, который спонсировался Оливером Голдсмитом. Одним из наиболее успешных его проектов была «Smollett’s Complete History of England». Некоторое время он сотрудничал с У. Джексоном в Оксфорде, в управлении University Press. Гамильтон-старший умер 9 марта 1773 г., пережив своего единственного сына Арчибальда на полгода12 .

По словам издателя, автора и антиквара Джона Николса, The Town and Country Magazine» имел поразительный успех и огромные продажи13/ Журнал выходил в последний день каждого месяца и продавался по цене 1 шиллинг14 в Великобритании и Ирландии .

Безусловно, читателей интересовали любовные взаимоотношения знаменитых людей – их отлично представляла рубрика «Histories of the Tte--Tte annexed…», присутствующая неизменно в каждом выпуске на протяжении всех 27 лет, пока издавался журнал. Николас Роджерс так описывает эту рубрику: «Каждая статья сопровождалась портретами пары, о которой шла речь. Имена действующих лиц писались не полностью, а были зашифрованы, но так, что легко было отгадать, о ком же шла речь .

Указывалась либо первая, средняя или последняя буквы фамилии, либо давалось забавное прозвище, например, “The Seducing Syren and The Melting Musician”, “The Incautious Celia and The Auxiliary Lover”, “Legal Adulterer and the Pliant Fair”. Действующими лицами оказывались и вельможи, такие как лордs Дерби, Дорсет и Гросвенор, и женщины сомнительного поведения, такие как Миссис Армитстед и ‘Пердита’ Робинсон, и член парламента Чарльз Виндом, чей роман с женой господина Энтони Ходжеса послужил основой для истории “Legal Adulterer and the Pliant Fair” .

Masson. 1856. С. 240 .

12 A dictionary of the printers and booksellers… 1930 .

13 Masson. 1856. С. 240/ 14 Ibid. С. 284 .

Е. А. Бугынина. «The Town and Country Magazine» как источник… 337 Некоторые из историй, публикуемых в журнале, были вымышлены, однако большинство основывалось на реальных событиях»15 .

В 1772 г. в январском выпуске была опубликована в мельчайших деталях история многолетнего романа между замужней миссис Л_фле и лихим лордом Г_ом, начиная с их первой встречи до завершения их истории любви, дополненная сведениями об их друзьях, супругах, социальном положении и превосходно нарисованным портретом миловидной Л_фле, с обожанием смотрящей на Г_на16 (рис. 1) .

Рис. 1 Илл. к рубрике «Tete-a-Tete», The Town and Country Magazine, январь 1772 г .

Журнал не структурирован редакцией тематически, однако можно выделить несколько тем, которые неизменно присутствуют во всех номерах журнала. Январский выпуск каждого года начинался с обращения к читателям, а перед титульным листом была иллюстрация. В каждом номере присутствует рубрика «Tte--Tte annexed», о которой было сказано выше.

Также в каждом выпуске непременно присутствовали:

несколько страниц с поэзией; статья про иностранные происшествия;

статья «domestic intelligence»; упоминания о рождении детей, свадьбах, а также некролог. Иногда указывался список банкротов, а также текущие цены на золото, серебро, зерно, хлеб, но чаще всего эти рубрики Rogers. 1983. С. 253 .

16 Grose. 2007 .

В пространстве гендерной истории отсутствовали. В первых номерах публиковались математические задачи, ответы на которые печатались в следующем номере .

Также практически в каждом издании можно увидеть рубрику «Политическое состояние Европы» («The Political State of Europe») и письма читателей к редакции или авторам статей с мнениями, благодарностями или пожеланиями. Эти письма – уникальный материал, позволяющий изучить взгляды людей, опираясь на написанные ими тексты, в которых воспроизводятся те гендерные представления и стереотипы, которые существовали в этом обществе .

Остальные материалы можно охарактеризовать как истории, в основном, развлекательные, с присутствием небольшой доли познавательных исторических, географических или политических сюжетов. Небольшими частями публиковались рассказы, а в рубрике «The Theatre» – пьесы. Из наиболее известных писателей того времени, которые публиковались в этом журнале, можно выделить Томаса Чаттертона и Томаса Холкрофта. Перу Чаттертона принадлежат следующие произведения, опубликованные в журнале в 1770 г.: «Элегия» (Elegy); «Мария Одинокая» (Maria Friendless) – короткий рассказ в прозе; «Неверный шаг» (The False Step); небольшая статья «Забавная история судьи Джеффриса» (Anecdote of Judge Jeffries), короткое письмо «0n Punning»; «Чудаковатый охотник» (Hunter of Oddities) является частью серии из двенадцати рассказов, описывающих характеры людей, увиденных Чаттертоном на улицах Лондона17; «Memoirs of a Sad Dog», «The Origin», «Nature», «Design of Sculpture», «Tony Selwood». Томасу Холкрофту принадлежит серия эссе, озаглавленная «The philosopher» и роман «Manthorn, the Enthusiast», публикуемые с 1777 по 1779 г.18 Авторов же стихотворений сложно установить, так как их произведения либо издавались неподписанными, либо под коротким псевдонимом или инициалами .

Журнал «The Town and Country Magazine», несомненно, является богатейшим источником для изучения не только гендерных представлений людей, живших в последней трети XVIII века, но и культуры этого общества (в т.ч. интеллектуальной культуры), частной жизни, повседневности, семьи, воспитания и образования, идеалов, ценностей и др. Будучи детищем своего времени, журнал не может не нести в себе представле

<

17 Эта серия рассказов публиковалась на протяжении всего 1770 года, в том

числе и после смерти Чаттертона 24 августа, и даже датировалась временем после неё (это объясняется тем, что, по всей вероятности, у Гамильтона была завершенная рукопись, которая публиковалась по частям) .

18 Masson. 1856. С. 286 .

Е. А. Бугынина. «The Town and Country Magazine» как источник… 339 ний об обществе и его нормах. Любой его материал, за исключением разве что математики и цен на продукты, основан на этих представлениях и воспроизводит их. Возьмем мы анекдот или статью о характере какого-либо политического деятеля, поэзию или обзор событий, а тем более если мы возьмем рубрики, содержащие материалы об отношении мужчин и женщин, то абсолютно везде можно будет увидеть представления авторов текстов об окружающем мире и обществе, в том числе их гендерные представления и стереотипы .

Будучи ориентирован на широкую публику, журнал «The Town and Country Magazine», безусловно, и сам оказывал определенное влияние на свою аудиторию. Морализаторский характер статей, присутствующих в нем, обуславливал их восприятие читателем с определенной точки зрения, формировал у него представление о добродетели и пороке, о том, что значит быть настоящим мужчиной или добродетельной женщиной, как следует воспитывать детей и относиться к родителям, какой должна быть примерная семья и т.д. Из материалов статей и писем в редакцию можно понять, чем интересовались читатели, какие темы их волновали и как они реагировали на публикации. Аудиторию журнала составляли как женщины, так и мужчины, несомненно по-разному воспринимавшие публикуемые тексты, причем, что важно, в их письмах отражались не идеи интеллектуалов, а взгляды и мнения обычных людей .

БИБЛИОГРАФИЯ

McGreery, Cindy. Keeping up with the Bon Ton: The Tete-a-Tete Series in the Town and Country Magazine // Gender in Eighteenth-Century England: Roles, Representations and Responsibilities / Ed. by H. Barker and E. Chalus. L.; N.Y.: Longman, 1991 .

Moore, Alan Floyd. Eighteenth-century English periodicals and the concept of “nature” // Odisea. 2009. №10 .

Black J. Newspapers and Politics in the 18th century // History Today. 1986. Vol. 36. № 10 .

Tillyard, Stella. Celebrity in 18th-Century London // History Today. 2005. Vol. 55. № 6 .

Grose, Jessica. Sophie Gee and "The Scandal of the Season": Digging up the social dirt on 18th century Britain // The New York Times. 05.09.2007 .

The London Encyclopaedia / B. Weinreb & Chr. Hibbert, Julia & John Keay. 2008 .

Masson, David. Essays Biographical and Critical: Chiefly on English Poets. Cambridge:

Macmillan and Co, 1856 .

A dictionary of the printers and booksellers: who were at work in England, Scotland and Ireland, from 1726 to 1775 / H.R. Plomer, G.H. Bushnell, E.R. McClintock. Oxford University Press, 1930 .

Rogers, Nicholas. Pigott’s Private Eye: Radicalism and Sexual Scandal in EighteenthCentury England // Journal of the Canadian Historical Association. 1983. Vol. 4. №1 .

White, Jerry. London's first celebrities. URL: http://www.telegraph.co.uk .

Бугынина Екатерина Андреевна, магистрант кафедры Теории и истории гуманитарного знания Института филологии и истории РГГУ; katherine_1991@mail.ru .

ПУБЛИКАЦИИ И ПЕРЕВОДЫ

М. И. ВЕБЕР, Н. В. СУРЖИКОВА

ВОЕННОПЛЕННЫЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

НА ВОСТОКЕ РОССИИ: ВЗГЛЯД ЙОХАНА ПРИНСА

Авторы обращаются к условиям жизни военнопленных Первой мировой войны в Сибири, как они показаны в публикуемом очерке делегата Христианского союза молодых людей Й. Принса, побывавшего в российских лагерях военнопленных в 1917–1918 гг. Авторы находят в свидетельствах очевидцев российского плена не только и не столько реалии, сколько образы, за которыми, в свою очередь, стоят образы России в целом. Сам плен рисуется при этом не как особая вещная обстановка, а как тяжелое психологическое состояние .

Ключевые слова: Первая мировая война, Сибирь, лагеря военнопленных, Христианский союз молодых людей, эго-документы .

Тема плена и пленных Первой мировой войны в России не относится к числу «заповедных». Посвященные ей работы исчисляются сотнями, что создает обманчивое впечатление освоенности ретроспективной проблематики1. Впечатление это усиливается тем, что основой для созданных отечественными исследователями работ на тему плена является бесконечно богатый источниковый материал, представленный в первую очередь документами многочисленных государственных архивов — центральных, региональных и местных. Но все эти архивы «как главное место увековечения государства есть тот самый институт, который канонизирует, кристаллизует и систематизирует знание», востребованное именно государством и оставляющее за скобками возможность какого-то другого, инвариантного прошлого2. Очевидно, именно в этой связи истории российского плена Первой мировой войны, представленные в специальной литературе, похожи друг на друга настолько, что уместно говорить об определенной схеме, в соответствии с которой они воссозданы3. Её деконструкции могут — и должны — поспособствовать свидетельства плена, появившиеся за пределами России и в массе своей до сих пор «незамеченные» российскими историками .

К числу нарративов, оставленных безо всякого внимания российскими историками, принадлежит, в частности, целая группа докуменБиблиографию темы см.: Суржикова. 2014. С. 374–408 .

–  –  –

тов, оставленных иностранными миссионерами, приезжавшими в Россию с целью помощи узникам войны4. Тяготея к числу так называемых эго-текстов5, ретроспективные источники, как представляется, способны не просто рафинировать или конкретизировать те или иные представления о российском плене. Они способны — ни много, ни мало — трансформировать эти представления, поставив под сомнение стереотипные интерпретации плена, а с ними — логики и интуиции, порожденные этими интерпретациями. При этом излишне, очевидно, говорить о том, что в отличие от нормативно-правовых и делопроизводственных актов с характерными для них формульностью и безличностью, эготексты всегда объемнее в освещении тех или иных человеческих состояний, ощущений и переживаний. Кроме того, субъективность, свойственная такого рода источникам, пренебрегающим фактологической точностью и склоняющимся к эссеизации повествования, позволяет разглядеть в свидетельствах «заезжих» очевидцев российского плена не только и не столько его реалии, сколько его образы, за которыми, в свою очередь, скрывались образы России в целом .

Всё это в полной мере относится к публикуемому нами переводу очерка «Жизнь в сибирских лагерях военнопленных» (Life in Siberian prison camps). Он появился в декабрьском номере ежемесячного иллюстрированного американского журнала «Скрибнерс мэгэзин» («Scribner's magazine»), выпускаемого в США издательским домом «Сыновья Чарльза Скрибнера» с января 1887 г. Главным отличием «Скрибнерс мэгэзин» от конкурентов стал богатый иллюстративный ряд, с 1900 г .

включавший и цветные иллюстрации, что для толстых американских журналов было в новинку. Характерно, что именно в годы Первой мировой войны, когда месячный тираж журнала доходил до 200 тыс. экземпляров, «Скрибнерс мэгэзин» находился на пике своей популярности. Во многом этому способствовали публикации, посвященные войне, которые стали особенно злободневными после вступления США в войну весной 1917 г. К ним принадлежал и публикуемый очерк о жизни пленных иностранцев в лагерях Сибири и работе с ними представителей так называемого Христианского союза молодых людей (The Young Men's Christian Association, далее — YMCA)6 .

4 К числу таких источников относятся, напр.: Brndstrm. 1920; 1927; 1929;

Kinsky. 1976; Montandon. 1923; Walsleben. 1919; и др .

5 См.: Зализняк. 2010. С. 162–180; Зарецкий. 2008; 2012; Михеев. 2007; Савкина .

2007; Dekker. 2002; Ego-Dokumente…; Essais d'ego-histoire…; Paperno. 2004; и др .

6 Перевод названия YMCA дается нами в соответствии с русскоязычной тра

–  –  –

История YMCA началась в 1844 г. в Лондоне и была связана с именем английского проповедника Джорджа Вильямса7. Созданная им организация стремилась к распространению среди молодежи христианских протестантских ценностей, причем духовное и интеллектуальное совершенствование, по замыслу отцов-основателей союза, должно было идти рука об руку с физическим. Не случайно символом YMCA стал перевернутый вершиной вниз красный треугольник, стороны которого символизировали единение разума, тела и духа .

В 1915 г. YMCA, отделы которого действовали во всех европейских странах и США, запустил программу помощи военнопленным. После переговоров с правительствами воюющих держав сотрудники – так называемые секретари – YMCA, преимущественно американцы, получили доступ в лагеря для военнопленных в странах Антанты и Центральных державах. Секретарями союза здесь создавались «хижины» («huts») – своего рода опорные пункты YMCA, где имелись помещения для отправления религиозных нужд, аудитории для чтения лекций, залы для театральных постановок, хранилища спортивного инвентаря и т.п .

Российская империя, где находилось порядка 2 млн обезоруженных вражеских военнослужащих, также попала в сферу деятельности YMCA. 14 июня 1915 года представителю YMCA доктору Арчибальду Харту (Archibald Clinton Harte) удалось получить от имперских властей официальное разрешение на благотворительную работу в лагерях для военнопленных, которая, однако, изначально не поражала своими масштабами8. Поначалу в России работало всего два секретаря YMCA – в Москве и в Киеве. К марту 1916 года их было уже 6, а к декабрю – 19 .

По состоянию на май 1917 года секретари союза имели доступ в 68 пунктов водворения военнопленных, тогда как по оценкам самой YMCA пленники в России находились в почти 900 местах работ и содержания (771 в европейской части страны и 120 – в Сибири). Понятно, что в поле зрения YMCA попали в первую очередь пленные, томившиеся в крупных лагерях, располагавшихся на Востоке и Юге России, что подтверждает сам факт нахождения региональных отделений союза в Иркутске, Омске, Оренбурге, Ташкенте, Томске и Чите9. При этом учитывая, что в российских лагерях военнопленных постоянно находились прежде всего офицеры, не подлежавшие принудительному трудоиспользованию, очевидно также и то, что круг получателей созданных

–  –  –

усилиями YMCA благ сам собою сужался главным образом до нерядовых пленников, о чем свидетельствует и публикуемый нами документ .

Так или иначе, но к началу 1917 года YMCA удалось создать в России не менее 50 библиотек для военнопленных, каждая из которых насчитывала от 100 до 4 тыс. томов. К маю 1917 года в 30 местах были открыты учебные курсы, которые в качестве учеников посещало свыше 20 тыс. военнопленных и в качестве преподавателей – более тысячи. В 31 лагере сотрудники YMCA организовали оркестры и хоры из военнопленных, для чего в Россию было привезено в общей сложности от 700 до 800 разных музыкальных инструментов. Важной задачей YMCA стала передача военнопленным посылок и денежных переводов от родных и близких, с доставкой которых российская почтовая служба едва справлялась. Есть сведения, что весной 1917 года через головной офис YMCA в Петрограде проходило до 300 посылок в неделю и до 11 тыс .

рублей денежных переводов в месяц10 .

Помимо того, для борьбы с недоеданием военнопленных и скудостью казенного пайка в Оренбурге, Томске, Енисейске, Иркутске и лагерях Забайкалья YMCA открыл собственные столовые. Здесь те пленные, у кого были деньги, могли купить по умеренным ценам дополнительные продукты. Вырученные от продаж средства расходовались на бесплатные пайки для неимущих военнопленных, ослабевших от болезней или плохого питания. Каждая столовая готовила и реализовывала от ста до 2,2 тыс. обедов в день. Позже было подсчитано, что в 1916–1917 гг. YMCA продавал военнопленным около 5 тыс. дополнительных обедов в день по цене от 20 до 27 копеек11 .

После вступления США в войну американские секретари YMCA по требованию германского правительства покинули Россию, а их место постепенно заняли нейтральные шведы, датчане, голландцы и пр. По соглашению с правительством А.Ф. Керенского осенью 1917 года в Россию прибыло около 50 секретарей YMCA на том условии, что теперь они будут помогать не только и не столько пленным иностранцам, сколько военнослужащим русской армии. Однако уже в начале декабря 1917 г., когда около 40 секретарей YMCA собрались на конференцию в Москве, часть из них решила покинуть неспокойную Россию. Следующий отток посланцев YMCA не заставил себя ждать. В марте 1918 года, после конференции в Самаре, собравшей 73 секретаря YMCA во главе с новым руководителем миссии в России Итаном Колтоном (Ethan 10 Ibid. P. 276, 277, 281 .

11 Ibid. P. 278, 279 .

Публикации и переводы Theodore Colton), 17 секретарей решили уехать, а 56 – остаться в стране для работы с гражданским населением и военнопленными12. В период Гражданской войны и иностранной интервенции YMCA снова нарастил свое присутствие в России, действуя главным образом на территориях, «освобожденных от большевиков» .

По подсчетам специалистов, в годы Первой мировой войны и непосредственно после неё благотворительную работу в России вели в общей сложности свыше 440 сотрудников YMCA13. Среди них был и автор публикуемого очерка – голландец Йохан В. Принс. О нём доподлинно известно только то, что высшее образование он получил на родине – в престижном Лейденском университете, затем продолжил свое обучение в США, где удостоился степеней бакалавра права и магистра гуманитарных наук. Как секретарь YMCA Принс прибыл в Россию в 1917 г., оказавшись, вероятно, одним из тех нейтральных волонтеров союза, которые должны были заменить американцев. В декабре 1917 г .

Принс принял решение уехать из охваченной огнем большевистской революции Москвы в Сибирь. Его очерк о жизни военнопленных в лагерях Сибири отчасти основан на личных наблюдениях, полученных зимой 1917–18 гг., тогда как события 1915–16 гг. автор воспроизводил со слов своих коллег. Именно по этой причине, не рискуя отнести произведение Й. Принса к репортажу, воспоминаниям или литературе путешествий, следует отметить, что оно несет в себе черты сразу всех названных жанров, а также отпечаток личности автора. Излишняя драматизация положения пленных в лагерях и апелляция к стереотипным образам России выдают в Й. Принсе впечатлительного максималиста, свято верившего в свое дело, что, в свою очередь, экспонируют восторженные «эпитеты» в адрес YMCA и явно завышенная оценка его роли в деле помощи узникам войны, – помощи, имевшей в первую очередь моральное, психологическое значение .

Впрочем, читатель вправе составить альтернативный и, возможно, более полный портрет Й. Принса, приметы которого мы пытались сохранить посредством максимально «аутентичного» перевода, приводимого по изданию: Prins, Johan W. Life in Siberian prison camps // Scribner's magazine. Vol. 64. № 6 (Dec. 1918). P. 695–705 .

–  –  –

Йохан В.

Принс Жизнь в сибирских лагерях для военнопленныхi Несколько месяцев тому назад, когда я готовился уехать из Читыii, расположенной к востоку от озера Байкал, после того, как провел там несколько месяцев за работой по помощи австрийским, венгерским и немецким военнопленным, мой слуга, простой немецкий солдат, щелкнув каблуками и вытянувшись по стойке смирно, рискнул спросить:

— Не нужен ли Вам слуга в Америке, сэр?

Я удивленно посмотрел на него:

— Но почему, Карл, в чем дело? Ты хочешь сопровождать меня?

— Да, сэр, мне бы хотелось .

— Разве ты не видишь, что это невозможно? Ты немец, и Америка находится в состоянии войны с твоей странойiii; наши власти никогда не впустят тебя в Соединенные Штаты, да и как ты сможешь сбежать из этой страны?

— Но я могу получить греческий паспорт, сэр .

Ну, я знал немножко больше, чем он, обо всех этих многочисленных фальшивых паспортах, которые использовались в Сибири, и хотя большевики не знали, как отличить фальшивый паспорт от настоящего, в других странах это бы сделали .

Итак, я уехал прочь, оставив у себя за спиной одного разочарованного парня, который так сильно и так искренне хотел, чтобы Край Свободы iv стал его второй родиной, несмотря даже на тот факт, что эта вторая родина находилась в состоянии войны с первой .

Одного, я сказал; нет, сотни! Стольких и стольких можно было бы взять с собой. Много немцев и еще больше австрийцев и венгров, которые досыта наелись бюрократии и имперских высочеств, и хотели уехать туда, куда уже уехало так много их родственников .

Они были демократами. Многие из них стали бы хорошими американскими гражданами. Но вместо этого они были вынуждены оставаться в Сибири, подвергаясь воздействию бредней большевизма, пока, наконец, отчаявшись, многие из них сами не стали большевиками, снова взяв в руки оружие, чтобы сражаться против любого, кто начал бы сражаться с нимиv .

Не из-за присутствия у них подлинного большевистского духа они поступали так, и не потому, что Германия и Австрияvi подстрекали их на это, а просто потому что устали от всего и хотели хоть каких-то перемен .

А затем пришли чехословакиvii, американцыviii и японцыix, разбили их, и они снова стали военнопленными. Но на этих страницах я хотел бы рассказать о том, как жилось военнопленному до того, как он снова поднял оружие и обрел временную свободу .

Публикации и переводы Расхожее мнение о военнопленном сводится к мысли: «Ну что ж, он в безопасности. Его не могут убить», и о дальнейшей его судьбе не думают .

Те, кто на фронте, более важны .

Но тот, кто имел возможность проследовать за немецким и австрийским военнопленным, открыл бы, что годы, проведенные в изоляции в Восточной Сибири, часто, очень часто, значительно тяжелее, чем годы, проведенные на фронте. Тысячи, десятки тысяч тех, кто попал в плен, всё еще живут там, начиная с самых первых месяцев войны, когда Австрия понесла свои самые большие потери. Им не досталось ни славы, ни почестей .

Они провели три или четыре года в новой для них стране в крайне тяжелых условиях, поэтому, иронизируя, многие из них с горькой улыбкой называют себя «почетными гражданами Сибири» .

Заключенные зачастую вместе с тысячами других в концлагерь размером в 500 футовx в длину и ширину, сидя в скверно построенных бараках, подвергаясь воздействию сибирской зимы и ужасных эпидемийxi, они пассивно претерпели все революционные беспорядки, которые сотрясли основы страны, гостями которой они оказались не по своей доброй воле .

Сотни из них сошли с ума и были отосланы в Омск, где был создан концентрационный лагерь для повредившихся рассудком. Тысячи похоронены на кладбищах при концлагерях, которые были в Сибири в каждом маленьком городе, и десятки тысяч вернутся на свою «Heimat»xii, навсегда физически и морально опустошенными, неспособными избавиться от этого бремени .

Но я не буду рисовать слишком пугающую картину, описывая тот год, что я провел в Сибири – даже военнопленные улыбаются. Однако, когда вы будете смотреть на мои зарисовки, не забывайте, что это всего лишь лучи света в монотонной и серой жизни военнопленных. А для начала давайте вместе посетим один такой концлагерь .

Живописная дорога, извивающаяся в горах, приведет нас в большой лагерь недалеко от Читы. Завернувшись в огромные меховые пальто, укутавшись потеплее в санях или коляске, мы едем через леса из хвойных деревьев и молодых берез, пересекая замерзшие реки и ручьи, и лишь изредка нам навстречу попадается путник с поклажей или сани, везущие в город дрова .

Внезапно, поднявшись на вершину холма, где лес переходит в кустарник, а кустарник мгновением позже уступает место равнине, мы видим на расстоянии небольшую деревеньку, состоящую из деревянных блокгаузовxiii, на крышах которых видны дымовые трубы, и дым из них вьется клубами в прозрачном зимнем воздухе и исчезает в бескрайнем синем небе, – картина, напоминающая больше всего американский лагерь лесорубов .

Этот маленький городок имеет площадь не больше, чем две или три квадратные милиxiv, и вокруг него, на расстоянии нескольких сотен ярдовxv, М.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 347 везде стоят столбы с небольшими крышами-навесами на них. Это места, где когда-то стояли охранники лагеря, едва защищенные от падающего сверху снега, но прошлой зимойxvi, когда большевики во многих лагерях дали военнопленным полную свободуxvii, сторожа покинули свои посты, и тут остался один-единственный часовой .

Лагерь, в который мы сейчас въезжаем, – мужскойxviii. В 30 или 40 бараках, ранее использовавшихся русскими солдатами, сейчас обитают военнопленные. Возможно ли, спросит кто-то, войдя в такой барак, чтобы человек смог прожить здесь целых три года? За исключением проходов в середине и проходов с левой и правой стороны барака, всё пространство внутри (размером примерно 8 на 20 ярдов) занято двух-, а иногда трехъярусными кроватями, и вот здесь-то и прозябает 60 или 80 военнопленных, каждый из которых занимает свой небольшой уголок. За все эти годы ни у кого из них не было ни минуты уединения, и какой-нибудь несчастный обитатель нескольких квадратных ярдов на втором ярусе кровати зачастую не может даже встать во весь рост в своих владениях. Во время длинной, холодной сибирской зимы, когда никто не выходит из барака, если нет острой необходимости, военнопленные сидят внутри как сельди в бочке .

Особенно в самом начале заключения, когда здесь было всего несколько книг, когда здесь не было совершенно никакой организации, часы темного зимнего дня тянулись медленно-премедленно, а военнопленным офицерам было еще тяжелей, потому что после того, как многие из них пытались бежатьxix, вокруг лагеря был построен деревянный забор, и они были совершенно отрезаны от внешнего мира. В течение двух долгих лет многие из них не видели ничего, кроме внутренней стороны этого деревянного забора, за исключением прогулок под охраной в баню, расположенную в нескольких минутах ходьбы от лагеря .

Многие из них искренне пытались избежать деградации, связанной с вынужденным бездельем. Всеми силами они пытались сбросить тяжелое бремя, упавшее на их рассудок, но только те из них, кто в годы, предшествовавшие заключению, развил в себе силу воли и характер, смогли это сделать. Да и что они могли? Они не могли ни изучать иностранные языки весь день напролет, ни гулять вверх и вниз по маленькой улочке лагеря .

Некоторые, обладавшие значительной силой и энергией, смогли сбросить своё тяжкое бремя. Они работали в интересах других, покупая еду для всего лагеряxx, управляя маленькой продуктовой лавкой, или самодеятельным театром или оркестромxxi, или же их выбирали официальными представителями для ведения всех дел с русскими властямиxxii. Большинство из них, однако же, потерпело неудачу. Многие поздно вставали, играли в карты или теннис весь день и проигрывали больше денег, чем были способны отдать из своих доходов, которые аккумулировались у них дома за три года Публикации и переводы вынужденного заточения. Художники могли рисовать, но не могли творчески развиваться, так как не могли выбраться за рамки, которые наложили на их воображение 4 стены забора. Это потерянные годы, эти 3 или 4 года в Сибири, были потеряны почти для всех. Даже хуже, чем потеряны, ведь они окажут большое воздействие на будущую жизнь военнопленных, печальное и мрачное влияние страданий и вынужденного безделья; и когда эти люди вернутся домой, им не достанется ни славы, ни почестей .

Солдаты и офицеры в лагере очень радовались, когда их навещал представитель Красного Крестаxxiii или YMCA. Не только из-за продуктов, которые он привозил, но также и потому, что имели возможность поговорить с кем-то новым, не из числа тех, кто окружал их все дни напролет, – кем-то, привозившим свежие впечатления из внешнего мира .

Но не всех представителей принимали радушно. В течение 1915 г. и 1916 г. несколько делегатов австро-венгерского и немецкого правительств посетили лагеря для военнопленных в Сибири. Вероятно, представители российского правительства получили аналогичные права в лагерях Центральных державxxiv. Австрия послала в Сибирь нескольких графиньxxv, старую знать, живое напоминание о феодализме, и когда одна такая графиня пришла в бараки для военнопленных, она привезла и рядовым, и офицерам, — о да, она привезла им всем, — «приветствия от имени Его Величества, нашего Императора и Короля, духовенства и дворянства», а сверх того — австрийскую атмосферу («Heimatliche Luft»)xxvi. Как рады они были! Особенно, когда графиня раздала каждому по целому рублю, а тем, кто был из Радецкого кавалерийского полкаxxvii, – по два, потому что ее кузен служил офицером в этом полку. Она отведала за офицерским столом самые лучшие блюда, которые только мог бы приготовить хороший венский поварxxviii. Но чем питались рядовые солдаты, она не узнала, поэтому, вернувшись домой, доложила, что с пленными в Сибири обращаются хорошо, — наш читатель может представить, как рады были военнопленные, когда они узнали об этом докладе. Ведь на самом деле они не были богаты, а обращались с ними плохо; они, будучи пленными, не рассчитывали на многое, но не получали даже необходимогоxxix .

Когда мы сравним этих пленных офицеров в Сибири, где иногда нет ни горы, ни холма, ни дерева им в утешение — ничего, кроме унылых, засыпанных снегом равнин, — с их товарищами в Англии, стране, в которой в их пользование предоставлены поместья, мы видим пример того, что судьба и удача означают на войне .

За стенами этих концлагерей проживались бедные одинокие жизни. Я знал одного майора, чьим главным занятием в неволе стало собирание сигарных бантовxxx, другие обращали всё свое внимание на коллекционирование марок. Незначительные вещи занимали огромное место в жизни этих М.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 349 людей. Другой майор хранил часы, на которых все еще было установлено австрийское время (он попал в плен три года тому назад), и он сказал мне с радостью, что никогда не переводил их. Всё здесь сделано с наивысшей степенью заботливости, медленно, потому что у военнопленных много времени. Написанные от руки письма выглядят как отпечатанные в типографии. Они расцвечены красными и черными чернилами, то тут, то там попадается подчеркнутое слово. Писать такое письмо было облегчением;

поэтому для военнопленного было важно потратить на этот процесс максимальное количество времениxxxi .

Другие пленные проводили полдня со своей собакой, дрессируя ее различным фокусам, так что иногда собаки становились лагерными знаменитостями. А затем общественное мнение в лагере могло расколоться вследствие того, что у военнопленного «А» собака приносила щенят, он дарил их своему другу, и щенята начинали портить маленькие огородыxxxii, которые устраивали товарищи этих пленных. Поэтому лагерь мог разделиться на владельцев собак и тех, у кого их не было, и дело могло принять серьезный оборот. Некоторые собаки могли таинственно исчезнуть без следа, и это происшествие становилось главной темой для разговоров на протяжении месяцев .

В других случаях свиньи могли быть вместо собак и приковывать внимание всех. Одна группа военнопленных, питающихся за одним столом, решила разводить свиней, и их примеру вскоре последовали и другие группы военнопленных. Но свиньи принесли в лагерь огромные трудности. Лагерь был очень маленький, и одна группа заключенных использовала в качестве загона для свиней пространство между двумя теннисными кортами, а другая

– место рядом с госпиталем. Это вызвало протесты доктора и президента теннисного клуба, поэтому всех свиней собрали в один загон. Всё шло хорошо, пока свиньи были маленькими, но потом возникла проблема, как разделить их туши между австрийской и венгерской группами военнопленных .

Кто-то всерьез предложил раскрасить половину свиней в желтый и черный (австрийские национальные цвета), а другую половину в красный, белый и зеленый (венгерские национальные цвета), чтобы можно было различать животных. Закончилось всё тем, что начальник лагеря запретил держать в лагере свиней, и следующие несколько недель весь лагерь ел одну свинину .

В другой раз офицеры в одном лагере захотели возвести памятник — мемориал погибшим на войне. Был нарисован эскиз памятника, на каждой из четырех сторон которого планировалось выгравировать одинаковую надписьпосвящение соответственно на немецком, австрийском, турецком и русском языках. Все были довольны, но внезапно некий венгерский еврей предложил, чтобы была сделана надпись и на иврите. По этому поводу было проведено много собраний, но никакого решения так и не нашли, ведь у памятника было всего четыре стороны! Лагерь разделился на две фракции, «за» и «против»

Публикации и переводы евреев. Один венгерский еврей, пытаясь разрешить спор мирным путем, предложил, чтобы надписи на иврите и венгерском языке были выгравированы вместе на одной стороне памятника потому, что большинство венгерских офицеров запаса были евреями. Это предложение вызвало великое изумление, и проблема осталась нерешенной, а памятник – непостроенным .

Ряд благотворительных организаций, таких как Датский и Шведский Красный Крест, а также международный комитет YMCA, попытались осветить искрой надежды эту беспросветную жизнь, в результате чего бараки Красного Креста и Красного треугольника — это самые популярные места в лагере для военнопленных. В них находятся театральные залы для выступлений и концертов, обувная мастерская, переплетная мастерская, столярный цех, художественная мастерская, кладовые, и т.д., и т.д. Всё выглядит игрушечным, примитивным, но эффективным. И, разумеется, в этих бараках есть библиотека из нескольких тысяч томов, в которой каждый день берут по нескольку сотен книг; помещения для занятий, в которых преподаются как школьные предметы, так и семь или восемь иностранных языков, право, математика, гигиена и многие другие университетские курсы. Всё очень примитивно, помещения для занятий маленькие, трудности, с которыми сталкиваются, велики. Однако ко всему здесь относятся серьезно, и постоянно производятся улучшения. В помещении для церкви установлен небольшой орган, и католики так же, как протестанты и иудеи, проводят там свои религиозные службы. Но подлинной гордостью YMCA является кухня, «американская кухня», как ее называют во всех лагерях. Именно в ней многие из тех, кто был в госпиталях и всё ещё слишком слаб, чтобы встать на ноги на русском пайке, будут получать сытный обед в течение нескольких дней. Именно в ней бедняки, те, кто не получает никаких денежных переводов из дома, получат бесплатную еду. Именно в ней те из военнопленных, кто более удачлив и имеет в своем распоряжении несколько копеек, могут потратить их на покупку дополнительной еды. И именно в ней, опять-таки, установлены наиболее совершенные порядки. Все пленные занесены в каталог, и каждый съеденный обед заносится им на индивидуальный счет. Исполнительный комитет ведет контроль за записями, и членам комитета достаточно просто заглянуть в картотеку, когда военнопленный «А» жалуется, что с военнопленным «Б» обращаются лучше .

В некоторых лагерях есть катки, на которых играют в хоккей, а теннис, футбол, бейсбол и пинг-понг практикуются повсеместно .

Мясо должно быть закуплено, материалы для пошива обуви и одежды – заказаны; в оркестр, театр и школу должны быть поставлены ноты, музыкальные инструменты, книги и бумага; бухгалтерские счета должны быть утверждены, должны быть проведены конференции с участием Генерального штаба, с участием начальников лагерей и комитетов самоуправления военноМ.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 351 пленных — и всё это в каждом из пяти или шести лагерей, которые прикреплены к одному секретарю YMCA .

Это хлопотная жизнь, жизнь секретаря YMCA. День за днем он проводит в поезде потому, что один лагерь для военнопленных находится на расстоянии сотен миль от другого, но высокая оценка его работы, которую дают везде, где он побывал, компенсирует ему те многочисленные бессонные ночи и тягостные дни, которые он проводит в российских почтовых поездах. Он чувствует, что даже после всего пережитого, он не является тем человеком, которого должен благодарить военнопленный. Он – всего лишь инструмент, посредством которого пленным доставляются товары, деньги и помощь. За его спиной стоит большая организация, стоят тысячи жертвователей, которые поддерживают эту организацию. Именно их должны благодарить военнопленные .

Столяр, обувщик, художник — все они имеют возможность заниматься своим трудом. Многие другие получают шанс выучить иностранный язык или дополнить свое образование чем-то ещё. Маленькая театральная труппа ставит самые современные пьесы. Музыкант обеспечен своим любимым музыкальным инструментом и нотами. Спортсмен получает мяч, чтобы играть, а студент – книгу, чтобы читать. Добиться того, чтобы пленные были постоянно чем-то заняты, ведь занятость спасет их рассудок от помрачения, не даст их мозгам «заржаветь» — вот самая важная задача .

Можете ли Вы по достоинству оценить то, что сделала YMCA? Осознаете ли Вы, что она спасла рассудок сотен пленных?

В конце декабря я посетил художественную выставку в одном из лагерей неподалеку от Читы. Школа была закрыта на каникулы и ее простенькие комнаты были использованы под выставку картин, гравюр, рисунков, шкатулок с резьбой по дереву, всё здесь было сделано руками военнопленных. Всего за несколько рублей тут можно было приобрести высокохудожественные картины или акварели. Но как же мало людей посещает эти художественные выставки в сибирских лагерях для военнопленных, и еще меньше тех, у кого есть деньги, чтобы купить на выставке предмет искусства!

Возьмите в свою руку этот миниатюрный черный шнурок. Это цепочка для карманных дамских часов. Знаете ли Вы, с какими трудностями пришлось столкнуться тому, кто ее изготовил? Посмотрите сперва, как изящно она сплетена. Сколько терпения и мастерства понадобилось для этого! И знаете ли вы, из чего сделан этот шнурок? Это волосы из конского хвоста. Как же сложно достать волос из хвоста русского коня! Пленные вынуждены быть очень дружелюбными с конями своих хозяев, они гладят их спину, и когда рука идет вниз, то иногда в ней остается волос из хвоста .

Все конские волоски собирают и относят мастеру, в результате вы держите в своей руке эту цепочку .

Публикации и переводы А посмотрите вот на эту шкатулку. Нет, эти изображения вырезаны не по слоновой кости. Материал, с которым был вынужден работать мастер, это коровьи зубы, или же кости из супа, но результат получился не менее убедительным, чем из слоновой кости .

Мы посетили театральную постановку и концерт. В качестве вступления оркестр, состоявший из 40 человек, сыграл увертюру из оперы «La Muette de Portici»xxxiii. Мои мысли унеслись в 1830 г., год революции, когда в жаркую летнюю ночь эту оперу играли в Брюсселе, и ее вдохновляющая музыка подтолкнула людей к первым актам насилия против властей, первым беспорядкам, которые в конечном счете привели к отделению Бельгии от Голландииxxxiv. После концерта была сыграна пьеса Шницлера «Der Gruene Kakadu»xxxv .

Сцена, на которой играли эту драму, была крошечной, но декорации были настолько хороши, что ты немедленно забывал о том, что это всего лишь кукольное представление, что даже самая маленькая вещь на сцене изготовлена самыми примитивными инструментами. Но ещё более важен вопрос: кто сделал это? Художник, нарисовавший эти декорации, работал раньше в Имперской опере в Вене, а человеку, сыгравшему главную роль, аплодировали на многих театральных подмостках Германии и Австрии. Тут были лишь твердые скамейки для удобства зрителей, но никакая публика в самом большом театре Вены не смотрела спектакль с большим вниманием, с большей искренностью, чем эти простые солдаты. Эти актеры были всего лишь солдатами, но с каким энтузиазмом, с какой самоотдачей они играли!

Ты забывал, что они всего лишь любители!

Когда между Германией и Соединенными Штатами была объявлена война, нейтральные секретари YMCA заменили американцев, а когда, год спустя, многие военнопленные взялись за оружие, YMCA прекратила свою деятельность по помощи военнопленным. Те, кто взялся за оружие, встретили в лице секретарей YMCA своих самых ненавистных врагов .

Итак, жизнь военнопленного – это жизнь, которой способны противостоять лишь немногие. Судьба военнопленных более трагична, чем судьба тех, кто пал на поле боя. Всего лишь несколько тысяч человек, в большинстве своем морально и интеллектуально покалеченных, вернутся домой из сотен тысяч пленных, захваченных победоносными русскими армиями в 1914 г. и 1915 г. Три, четыре года великих невзгод заставили их разочароваться во всём на Земле — и в первую очередь в своих собственных правительствах. Их голоса и голоса вернувшихся с фронта солдат вскоре будут услышаны, и Габсбурги с Гогенцоллернами узнают, что кроме Антанты их существованию угрожает кое-кто ещё .

М.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 353

i Отправка пленных иностранцев в Сибирь практиковалась в России с начала

освоения ее восточных окраин, превратившись в традицию (см., напр.: Конев. 2002 .

С. 21–23; Шебалдина. 2005; и др.). Первая мировая война ее не только продолжила, но и укрепила. По имеющимся данным, в Сибири уже к 1 января 1915 г. было размещено 257 тыс. военнопленных. В середине 1915 г. только на территориях Иркутского и Омского военных округов пребывало более 350 тыс. вражеских военнослужащих. К 1 января 1917 г. этот показатель несколько сократился, остановившись на отметке в 330–335 тыс. человек (Греков. 1997). Официально лагеря пленных иностранцев в Сибири – Тюмени, Тобольске, Петропавловске, Омске Иркутске, Никольск-Уссурийске, Томске, Барнауле, Бийске, Новониколаевске – были предназначены в первую очередь для венгров, немцев и турок, отнесенных российскими властями, в противовес пленным славянам, к так называемым «враждебным народностям». Однако «раскассирование» пленных по означенному принципу так и не стало реальностью, вступив в противоречие с идей максимально полного использования труда пленников на различного рода работах (см.: Суржикова. 2012) .

ii В Чите и ее окрестностях находился один из крупнейших лагерей военнопленных Первой мировой войны в России, изначально, однако, лагерем не называвшийся и принадлежавший к числу так называемых мест постоянного водворения пленных внутреннего района. Лагерь возник в 1915 г. и просуществовал до начала 1920-х гг .

Наиболее крупная партия пленных – 8 тыс. человек – прибыла в Читу в середине 1915 г. Поскольку для властей это стало полной неожиданностью, городская Дума и губернатор обратились к владельцам доходных домов и населению с просьбой о выделении помещений. Часть пленников разместили в Чите, часть — в Антипихе (в 2 километрах от Читы), часть — в Песчанке (в 5 километрах от Читы). По данным Военного ведомства, на 1 января 1916 г. в Чите и ее окрестностях содержалось 31835 пленников, среди которых подавляющее большинство, почти 26 тыс. человек, составляли отвоевавшиеся солдаты и офицеры австро-венгерской армии (см.: Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2000. Оп. 6. Д. 167. Л. 1–6 об., 12, 13) .

iii США вступили в Первую мировую войну 6 апреля 1917 г .

iv Расхожая метафора, взятая из текста неофициального гимна США, написанного в 1831 г. протестантским священником Сэмюэлем Смитом на мотив британского гимна «God save the Queen» и использовавшегося до 1931 г. В первом куплете «переиначенного» британского гимна, в частности, пелось: «My country 'tis of thee, sweet land of liberty, of thee I sing; Land where my fathers died, land of the Pilgrim's pride, from eve'ry mountainside, let freedom ring!» (пер.: «Страна моя, тебе пою, свободы милый край, тебе пою я оду, Где мой отец вознесся в рай, праотцев гордый край, со склонов гор везде пускай, везде звенит свобода!») .

v На Востоке России, по данным В.А. Данилова, отряды так называемых интернационалистов, сформированные посредством привлечения пленных Первой мировой войны, имелись не менее чем в 30 пунктах Сибири и не менее чем в 25 пунктах Урала. В районе, о котором пишет Й. Принс, то есть районе Читы, на Прибайкальском фронте, пленные воевали в составе таких частей, как 1-й Читинский интернациональный отряд (командир — Гримм, затем Мюллер), Ангарский батальон под командованием Унгара, интернациональные отряды под командованием Рейснера (Реннера), Штиллера, Бодеско-Михали, Кнюфке (по другим данным — некого Либкнехта), кавалерийский отряд (командир — Ремиш), бронепоезд «ЗащитПубликации и переводы ник трудового народа» под руководством Манхарта и Лихтенауэра, созданный рабочими читинских железнодорожных мастерских, артиллерийская батарея (командир — Лискаи), два санитарных отряда под руководством Шебеко, Грюнберга и Паукера. Всего же в составе Красной армии в годы Гражданской войны находилось, по приблизительным подсчетам советских историков, до 300 тыс. интернационалистов (включая около 80 тыс. венгров, 100 тыс. поляков, 10 тыс. чехословаков и т. д.), что составляло лишь порядка 15 % от общего числа пленных иностранцев в России (Данилов. 1972. С. 60–65, 86, 87; Интернационалисты… С. 360; и др.). В этой связи приводимую Й. Принсом оценку участия пленников в борьбе «красных» с «белыми»

трудно признать адекватной, хотя она была по-своему логична. Дело в том, что пропагандистский миф о массовой большевизации пленных активно использовался по обе стороны фронта. Для большевиков участие пленных в борьбе за «светлые идеалы Октября» стало важным аргументом в пользу идей всемирного пролетарского братства и неизбежности мировой революции, для антиреволюционных сил — средством дисциплинирования и консолидации своих сторонников, а также оправданием ужесточения режима плена на «освобожденных от большевиков» территориях .

vi Здесь и далее имеется в виду Австро-Венгрия .

vii Имеется в виду Чешско-словацкий (Чехословацкий) корпус, «мятеж» которого в мае 1918 г. стал прологом к Гражданской войне в России. История корпуса началась еще в октябре 1914 г., когда в Киеве была сформирована так называемая Чешская дружина. С марта 1915 г. в дружину стали зачисляться пленные чехи и словаки, а 31 декабря 1915 г. она была переименована в Чешско-словацкий стрелковый полк. В середине апреля 1916 г. полк был преобразован в Чехословацкую бригаду, к концу 1917 г. насчитывавшую в своем составе почти 40 тыс. человек. Осенью 1917 г. бригада была преобразована в 1-й Чехословацкий корпус. Силы корпуса, с 1918 г. формально считавшегося частью французской армии, принимали участие в Гражданской войне в России вплоть до середины января 1919 г., когда по приказу военного министра чехословацкого правительства генерала М.Р. Штефанека корпус был снят с фронта и отведен в тыл. В ожидании отправки на родину 1 февраля 1919 г. корпус был переименован в Чехословацкую армию в России, охранявшую, по решению союзного командования, участок железнодорожной магистрали от Новониколаевска до Иркутска, Омска и Томска. 1 января 1920 г. командование Чехословацкой армии взяло «под свою защиту» А.В. Колчака, но уже 15 января во имя обеспечения беспрепятственной отправки на родину, ни шатко ни валко продолжавшейся уже год, с 15 января 1919 г., выдало бывшего Верховного правителя представителям местной власти. 7 февраля 1920 г. на ст. Куйтун между правительством РСФСР и командованием Чехословацкой армии было подписано соглашение о перемирии, наконец-то позволившее чехам и словакам отправиться на родину. Последний транспорт с чехословацкими солдатами покинул Владивосток 2 сентября 1920 г. (см.: Клеванский. 1965; Bradley. 1965; Fic. 2006–2008; Kvasnicka. 1963; и др.) .

viii Как известно, американское присутствие в России было связано с опасением Белого дома за усиление на Дальнем Востоке японских позиций. Уже 12 декабря 1917 г., когда в бухте Золотой Рог появились военные корабли Японии, Токио был получен решительный протест правительства Соединенных Штатов. Через несколько дней рядом с японскими кораблями встал на якорь и американский военный корабль, что, вероятно, отсрочило японскую интервенцию в Россию, которая все-таки началась М.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 355 5 апреля 1918 г. Американское же присутствие в России стало реальностью лишь во второй половине 1918 г., после того как 3 августа 1918 г. военное министерство США отдало генералу У. Грэйвсу приказ об отправке во Владивосток 27 и 31 пехотных полков, а также добровольцев из 13 и 62 полков. Всего на Дальнем Востоке России США высадили около 9 тыс. своих солдат и офицеров. В апреле 1919 г. американцы вошли в межсоюзническое соглашение о железной дороге, по которому взяли на себя охрану Транссибирской магистрали на участках от Мысовска до Верхнеудинска и от Имана до Владивостока. При этом прямого участия в Гражданской войне на Востоке России Американский экспедиционный корпус так и не принял, за что его командование было не единожды обвинено в симпатиях к большевикам. 5 января 1920 г. генерал У. Грейвс получил приказ об эвакуации, которая продолжалась до 23 апреля 1920 г., когда последние члены Американского экспедиционного корпуса, включая самого Грейвса и его штаб, покинули Владивосток (см.: Иванян. 2007; Мальков. 1969; Мельчин. 1953;

Светачев. 1983; Melton. 2001; Saul. 2001; и др.) .

ix С предложением послать японские войска в Сибирь Япония, ссылаясь на необходимость «защиты интересов держав», обратилась к странам Антанты уже в конце 1917 года. Излишне напоминать. что, не дождавшись их согласия, 5 апреля 1918 года японские войска высадились на территории России, нарушив тем самым Портсмутский мирный договор 1905 года. При этом Япония стала не только инициатором иностранной интервенции в Россию, но и обладала здесь самой многочисленной войсковой группировкой в 73 тыс. человек. Помимо частей регулярной армии, после начала интервенции японцами были сформированы вооруженные отряды из «резидентов» – проживавших в Приморье этнических японцев (в частности, в Благовещенске-на-Амуре был создан отряд численностью более 300 чел., действовавший под командованием японских офицеров). Японские войска оставались на территории континентальной России дольше всех – до конца 1922 г. (о выводе своих войск из Приморья Япония заявила только 25 октября 1922 г.). Оккупированный же в апреле 1920 г. Северный Сахалин Япония удерживала за собой до середины 1925 г., т.е.

до установления дипломатических отношений с СССР (см.:

Григорцевич. 1957; Мельчин. 1953; Светачев. 1983; Японская интервенция…; и др.) .

x Фут (англ.) – единица измерения длины в английской системе мер, равная 30,48 сантиметров .

xi Эпидемии были одной из неизбывных проблем лагерей военнопленных в России. Советские историки подсчитали, что в 1915 г. эпидемии вспыхнули в 40 из них, в 1916 г. – в 25, в 1917 г. – в 33. (см.: Венгерские интернационалисты… С. 22– 23). Только в Казанском военном округе неблагополучная в эпидемическом отношении ситуация наблюдалась в Ардатове, Чистополе, Катав-Ивановском заводе, Оренбурге, Царицыне, Яранске, Слободском, Саранске, Симбирске и Тоцком. Последний и вовсе стал известен едва ли не на весь мир благодаря эпидемии тифа, начавшейся в конце 1915 г.

и унесшей жизни нескольких тысяч пленных (см.:

РГВИА. Ф. 1720. Оп. 2. Д. 185. Л. 78). Не лишним, однако, будет указать, что неблагополучный эпидемический фон в местах пребывания пленных отражал общую ситуацию в стране, 39 губерний которой уже к середине 1915 г. были отмечены вспышками всевозможных заболеваний (см.: Прохоров. 2002. С. 60–61) .

xii Родина (нем.) .

Публикации и переводы

xiii Блокгауз (нем.) – в буквальном переводе «бревенчатый дом». Чаще приме-

нялось для обозначения особого типа фортификационных сооружений, впервые примененных прусской армией в 1778 г. Очевидно, что Й. Принс имел в виду крестьянские избы, построенные из леса-кругляка .

xiv Миля (от лат. mille passuum – тысяча двойных шагов римских солдат в полном облачении на марше) – путевая мера для измерения расстояния, введённая в Древнем Риме и широко применявшаяся в странах Европы и Америке. Квадратная миля равна 2,59 квадратного километра .

xv Ярд (англ.) – британская и американская единица измерения расстояния, равная трём футам (36 дюймам) или 0,9144 метра .

xvi Имеется в виду зима 1917–1918 гг .

xvii На самом деле полной свободы пленным большевики не давали. Просто провозглашенную ими идею освобождения военнопленных от «тюремно-лагерного режима» последние поняли буквально и в ситуации распада старых и слабости новых властных институтов не преминули ею воспользоваться. Но так продолжалось недолго. «Принимая во внимание, что распущенность военнопленных и почти полное отсутствие режима дошло до грозных пределов», созванное 4 июня 1918 г. совещание из представителей Центральной коллеги по делам пленных и беженцев, Эвакуационной комиссии г. Москвы, Чрезвычайной комиссии по охране железных дорог постановило просить ЦИК о рассылке на места специального постановления, требовавшего произвести повсеместный учет военнопленных и их концентрацию в лагерях, а также приостановить перевозки пленных по стране, осуществляя их впредь только по предписаниям центральных учреждений республики. К средине же 1918 г. пленные были не только возвращены в лагеря, но и на принудительные работы, как того требовал приказ Центропленбежа № 38. Председатель Центрального исполнительного комитета Всероссийской революционной организации иностранных рабочих и крестьянских социал-демократов – интернационалистов, обращаясь в этой связи во ВЦИК, подчеркивал, что названный и ряд других приказов Центропленбежа «лишают военнопленных не только всякой свободы, но устанавливают для них режим гораздо хуже царского». Ответствуя, что прикрепление пленных к лагерям или местам работ и запрет на их передвижения вызван необходимостью их предварительного учета и регистрации, необходимых в свою очередь для выполнения обязательств по возвращению пленных на родину, ВЦИК, помимо того, отметил: «…Заявления эти являются результатом глубокой неосведомленности означенного Центрального комитета интернационалистов ни с нашей конституцией, построенной на социалистических началах, ни с декретами и распоряжениями советской власти по вопросам, касающимся иностранных подданных, ни даже с фактами действительной жизни военнопленных» (см.: Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-1235. Оп. 93. Д. 95. Л. 11, 26, 36–37 об.;

Изв. Центропленбежа. 1918. 7 июля) .

xviii Женских лагерей военнопленных в России не было, хотя женщины среди них изредка встречались. Газета «Уральская жизнь», к примеру, в мае 1915 г. ошарашила свою аудиторию новостью о том, что военнопленный австриец, проживавший в одной из деревень Тюменского уезда, «оказался женщиной и на днях… родил». Другое издание, «Зауральский край», сообщило в октябре 1915 г., что «между отправляемыми за последнее время через Екатеринбург пленными были две немкиМ.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 357 добровольцы, солдаты пулеметной команды» (см.: Зауральский край. 1915. 15 окт.;

Уральская жизнь. 1915. 19 мая) .

xix За время с начала войны до марта 1917 г. по стране было учтено 5350 бежавших солдат и офицеров противника и еще 6253 – за весну 1917 года, когда самовольные «миграции» вражеских военнослужащих обрели черты эпидемии, вызванной ««общеполитическими условиями, подсказывающими военнопленным мысль о сравнительной легкости добраться до границы» (Пермская земская неделя. 1917. 30 июля;

Государственный архив Свердловской области. Ф. 643. Оп. 1. Д. 3995. Л. 90, 90 об.) .

xx Пленные в лагерях, согласно установлениям военных властей, должны были довольствоваться из общего котла так называемым артельным порядком. В конце 1915 года во избежание злоупотреблений с продовольствием в помощь закупавшим для лагерей провизию «русским» артельщикам стали назначать артельщиков из числа пленных. Пленные также должны были участвовать в приемке продуктов и отвечать за их вес и качество. В то же время дневальными, дежурными и кашеварами на лагерных кухнях также стали сами пленники (см. Государственный архив Пермского края (ГАПК). Ф. 146. Оп. 1. Д. 94. Л. 174) .

xxi О театральной и музыкальной жизни в лагерях военнопленных см.: Царева .

2012; Przgen. 1933; Rachamimov. 2006 .

xxii Такие представители появились в лагерях военнопленных после Стокгольмской конференции, проходившей в ноябре 1915 г. при участии национальных краснокрестных организаций Австро-Венгрии, Германии, Дании, России, Швейцарии и Швеции. Страны-участницы Первой мировой войны при посредничестве нейтральных государств при этом договорились, помимо всего прочего, об «учреждении... на началах взаимности в концентрационных лагерях военнопленных особых комитетов из представителей военнопленных». Каждый такой комитет предполагалось комплектовать минимум из двух офицеров. На каждые 4 тыс. военнопленных дополнительно избиралось по одному офицеру и врачу, а также несколько нижних чинов. На создание лагерных комитетов не сразу согласилась только Германия, но затем и она уступила (см.: ГАПК. Ф. 146. Оп. 1. Д. 94. Л. 389, 397, 514) .

xxiii Лагеря военнопленных в России навещали представители Российского Красного Креста, а также нейтральных Дании и Швеции. Самую большую известность при этом снискала дочь шведского посла в России Эльза Брендстром, проработавшая в лагерях военнопленных пять с половиной лет и удостоенная за это пленниками звания «белого ангела Сибири» (см. об этом: Двингер. 2004. С. 173–174 и др.) .

xxiv России заключила соглашения с Германией и Австро-Венгрией о взаимных инспекциях лагерей военнопленных в июле и октябре 1915 г. (см.: Нахтигаль. 2007) .

xxv Австрийским Красным Крестом для осмотра лагерей военнопленных в конце 1915 г. в Россию были отправлены сестры милосердия графиня Анна Ревертера де Саландра, баронесса Илона Рошти (в российских источниках – Рости), Кэте фон Михалотцы (см.: Нахтигаль. 2007. С. 86–87). В середине 1916 г. в Россию с той же целью прибыли принцесса Кунигунде Крой-Дюльмен, графиня Паулина Штубенберг-Пальфи, графиня Нора Кински, баронесса Андорина фон Хусар (в российских источниках – де Бюсцар) и графиня Магда Цебриан (см.: Правительственный вестн. 1916. 5 июня). Скорее всего, Й. Принс пишет о первой миссии австрийских сестер милосердия, в ходе которой баронесса Рошти посетила Красноярск, Челябинск и Катав-Ивановский завод кн. Белосельских-Белозерских, делегатка фон МиПубликации и переводы халотци – Бузулук, Пензу, Самару, Сызрань, Тоцкое и Ташкент, графиня Ревертера – Екатеринбург, Ирбит, Кузнецк, Никольск-Уссурийский, Оренбург, Пермь, Петропавловск, Тоцкое, Тюмень, Томск, Омск (см.: Вестн. Российского общества Красного Креста. 1916. № 2. С. 650–663). «…Общее впечатление, вынесенное нами от осмотра виденных нами лагерей военнопленных, сводится к тому, что громадные старания были приложены для осуществления благоустройства лагерей военнопленных в России. Дефекты, которые нам пришлось констатировать, происходят отчасти от местных условий, отчасти от неблагоприятных обстоятельств или от непредвиденных затруднений. Мы должны заявить, что мы нигде не встретили недоброжелательных намерений относительно военнопленных…», — значилось в отчете сестер, что, однако, не означало «близорукости» делегаток, приписываемой им Й. Принсом. На самом деле по итогам визита в Россию сестрами милосердия был сформулирован целый ряд требований, включая требование «упразднить» не приспособленные для содержания пленных помещения (напр., цирк в Омске), ввести в лагерях карантин для вновь прибывавших пленных, завести повсеместно дезинфекционные камеры, водить пленных в баню хотя бы дважды в месяц, расширить или прибавить помещения для стрики белья, свести до минимума перемещения пленных из одного лагеря в другой, облегчить получение военнопленными корреспонденции и денежных переводов, а также навести порядок в оплате труда пленных (см.: Вестн .

Российского общества Красного Креста. 1916. № 4. С. 1245–1247) .

xxvi Ветер с отчизны (нем.) .

xxvii Имеется в виду 5-й гусарский (кавалерийский) полк имени графа Йозефа Радецкого (Husarenregiment Graf Radetzky № 5), существующий и ныне в австрийской армии как танковый .

xxviii Питание пленных офицеров было значительно лучше питания нижних чинов в связи с тем, что первые, будучи привилегированной элитой среди пленников, получали, помимо пайка, денежное содержание в 50–100 рублей в месяц. Этих денег, как свидетельствуют источники, хватало не только на питание, вызывавшее зависть обывателей, но и на приобретение книг, посещение музеев, катание на лодках и даже оплату услуг интимного характера (см.: ГАПК. Ф. 65. Оп. 3. Д. 593 .

Л. 132–133 об., 155–156 об., 193, 194, 199 об, 219–219 об.; Ф. 146. Оп. 1. Д. 83. Л. 57;

и др.). Живописуя стол пленных офицеров, один из них писал на родину в 1915 г.:

«Живем очень хорошо, такого житья желал бы и вам. Имеем свинину, зайцев, гусей, уток, кур, а на дворе воспитываем цыплят, утят». Однако через год-полтора, с ухудшением общеэкономической ситуации в стране, все изменилось. «Жизнь здесь крайне вздорожала, отдельные предметы – на 300 %, некоторых продуктов вовсе нет, например, сахару… Получаемых 50 рублей еле хватает на еду и мелкие расходы, о платье и белье надо забыть», – корреспондировали из офицерского лагеря осенью 1916 г. В другом офицерском письме, датированном январем 1917 г., сообщалось: «Товарищи раньше на 50 рублей жили с роскошью, а теперь из экономии сами стирают белье». К сентябрю 1917 г. экономия стала бессмысленной, так как деньги совсем обесценились: «Деньги здесь не имеют никакой цены. Жизнь невероятно, безбожно дорога, предметы поднялись в цене на 800–1000 %. На наши 50 рублей немыслимо существовать» (см.: Государственный архив в г. Тобольске (ГАТ). Ф. ИОп. 27. Д. 191. Л. 268, 290, 334, 379) .

xxix По мысли А. Рачамимова, иерархическое неравенство между офицерами и солдатами, напоминавшее о традициях XIX столетия, имело решающее значение для М.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 359 характеристик российского плена, по крайней мере, до стремительной девальвации рубля в 1916 г.: «Военнопленные офицеры в России, независимо от того, где они содержались, пользовались условиями, которые намного превосходили условия жизни любой другой группы военнопленных. Можно даже сделать вывод о том, что в определенные отрезки времени (особенно зимой 1916–1917 гг.) уровень жизни пленных офицеров в России был значительно выше, чем уровень жизни гражданского населения на их родине» (см. подробнее: Rachamimov. 2002. Р. 98). При этом дело было не только в том, что пленным офицерам полагались жалование, денщики лучшие и помещения. Дистанция в положении статусных и нестатусных пленников определялась прежде всего привлечением последних к принудительному труду, и тогда как пленные офицеры жаловались, что от безделья они толстеют и «теряют фигуру», рядовые пленники в массе своей сравнивали плен с рабским полуголодным существованием (см.: ГАТ. Ф. И-152. Оп. 27. Д. 191. Л. 91, 108, 157, 201 и др.) .

xxx Сигарный бант – кольцо из бумаги или фольги с логотипом сигарной марки, размещаемое на корпусе сигары .

xxxi Здесь и выше Й.

Принс описывает симптомы так называемого синдрома концентрационных лагерей или «болезни колючей проволоки», от которой страдали пленные Первой мировой войны как в России, так и в других странах (см., напр.:

Yarnall. 2011). В наиболее концентрированном виде психологический фон этой болезни описывает экс-военнопленный Эмиль Ленгуел, отмечающий в своей книге «Сибирь»: «Наша жизнь настолько безрадостна и уныла, что мы должны найти некий искусственный стимулятор, чтобы сделать ее более терпимой. В каком-то смысле наше положение было еще более худшим, чем положение обычных преступников, приговоренных к определенному тюремному сроку. Они, по крайней мере, могли считать недели и месяцы, приближавшие их освобождение. Мы никогда не были более близки к свободе, так как нам казалось, что война не закончится никогда. Для молодых людей двадцати лет жизнь в лагере еле тянулась. Для нас она не двигалась вообще, она остановилась. Когда нечего ожидать, дни погружаются в невыразимое однообразие сибирской зимы. Вот почему мы вынуждены были гоняться за каждой крупицей иллюзии. Вот почему сибирский лагерь для военнопленных был миром фантазии, королевством Fata Morgana...» (Lengyel. 1943. Р. 193). Термин «болезнь колючей проволоки», введенный в 1918 г. А. Вишером, используется до настоящего времени для обозначения симптомокомлекса «тюремной психологии», который возникает у людей в ситуации насильственного ограничения свободы .

xxxii Огороды, свинарники и курятники в лагерях военнопленных заводились в соответствии с приказом Верховного начальника Санитарной и эвакуационной части принца А.П. Ольденбургского. Считалось, что дополнительно получаемая таким образом растительная пища позволит уберечь пленных от цинготных заболеваний, а мясная – от куриной слепоты (см.: ГАПК. Ф. 146. Оп. 1. Д. 83. Л. 225) .

xxxiii Опера французского композитора Д. Обера «Немая из Портичи» (1828) .

xxxiv Бельгийская революция – восстание в августе и сентябре 1830 г., закончившееся созданием независимого Бельгийского королевства путем отделения фламандской и валлонской, преимущественно католических франкоязычных частей Нидерландского королевства от его доминирующих протестантских северных провинций .

xxxv Пьеса австрийского писателя Артура Шницлера «Зеленый попугай» (1899) .

Публикации и переводы

БИБЛИОГРАФИЯ

Блоуин Ф., Розенберг У. Споры вокруг архивов, споры вокруг источников // Статус документа: Окончательная бумажка или отчужденное свидетельство? Сб. статей .

М., 2013. С. 135 .

Венгерские интернационалисты в Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1959 .

Геккер Ю.Ф. Под знаменем Красного Треугольника. Нью-Йорк, 1933 .

Греков Н.В. Германские и австрийские пленные в Сибири (1914–1917) // Немцы .

Россия. Сибирь: Сб. статей. Омск, 1997. С. 154–180 .

Григорцевич С.С. Американская и японская интервенция на Советском Дальнем Востоке и ее разгром (1918–1922 гг.). М., 1957;

Данилов В.А. Интернационалисты на Урале и в Сибири. Свердловск, 1972 .

Двингер Э. Армия за колючей проволокой: Дневник немецкого военнопленного в России 1915–1918 гг. М., 2004 .

Зализняк А. Дневник: к определению жанра // Новое литературное обозрение. 2010 .

Зарецкий Ю.П. Свидетельства о себе «маленьких» людей: новые исследования голландских историков // Социальная история. 2008. СПб., 2008. С. 329–340 .

Зарецкий Ю.П. История субъективности и история автобиографии: важные обновления // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. 2012. № 3 .

C. 218–232 .

Иванян Э.А. У истоков советско-американских отношений. М., 2007 .

Интернационалисты. Трудящиеся зарубежных стран – участники борьбы за власть Советов. М., 1967 .

Клеванский А.Х. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус. Чехословацкие политические организации и воинские формирования в России. 1914– 1921 гг. М., 1965 .

Конев А.Ю. Правовой статус «немцев», «литвы» и «ясашных иноземцев» в Сибири XVII – начала XVIII века: опыт сравнительного анализа // Западноевропейские специалисты в России XV–XVIII веков: Тез. док. науч. конф. М., 2002. С. 21–23 .

Мальков В.Л. Американские солдаты в Сибири // История СССР. 1969. №. 1. С. 161– 169 .

Мельчин А.И. Разгром американо-японских интервентов на советском Дальнем Востоке в 1920–1922 годах. М., 1953 .

Михеев М. Дневник как эго-текст (Россия, XIX–XX вв.). М., 2007 .

Нахтигаль Р. Осмотр лагерей военнопленных в России сестрами милосердия Центральных держав в 1915–1917 гг. // Опыт мировых войн в истории России: Сб .

статей. Челябинск, 2007. С. 83–94 .

Прохоров Б.Б. Здоровье россиян за 100 лет // Человек. 2002. № 2. С. 60–61 .

Савкина И. Разговоры с зеркалом и Зазеркальем: Автодокументальные женские тексты в русской литературе первой половины XIX века. М., 2007 .

Светачев М.И. Империалистическая интервенция в Сибири и на Дальнем Востоке (1918–1922). Новосибирск, 1983;

Суржикова Н.В. Российский плен 1914–1917 гг. как пространство политикоидеологических манипуляций: теории центра и практики периферии // Cahiers du Monde russe. 53/1 (2012). Р. 247–266 .

Суржикова Н.В. Военный плен в российской провинции (1914–1922 гг.). М., 2014 .

М.И. Вебер, Н.В. Суржикова. Военнопленные… 361 Шебалдина Г.В. Шведские военнопленные в Сибири. Первая четверть XVIII века .

М., 2005 .

Царева Е.С. Военнопленные Первой мировой войны в музыкальной жизни Сибири // Южно-Российский музыкальный альманах. 2012. № 1. С. 78–88 .

Японская интервенция 1918–1922 гг. в документах. М., 1934 .

Bradley J.F.N. La Legion tchecoslovaque en Russie, 1914–1920. Paris, 1965 .

Brndstrm E. Unter Kriegsgefangenen in Russland und Sibirien, 1914–1920. Berlin, 1920; Leipzig, 1927 .

Brndstrm E. Among Prisoners of War in Russia and Siberia. London, 1929 .

Davis D.E., Trani E.P. The American YMCA and the Russian Revolution // Slavic Review. 1974. Vol. 33. № 3 .

Dekker R.M. Jacques Presser’s heritage. Egodocuments in the study of history // Memoria y Civilizacin. Anuario de Historia. 2002. № 5. P. 13–37 .

Ego-Dokumente. Annherung an den Menschen in der Geschichte / hg. W. Schulze. Berlin, 1996 .

Essais d'ego-histoire / reunis et presentes par P. Nora. Paris, 1987 .

Fic V. eskoslovenske legie v Rusku a boj za vznik eskoslovenska 1914–1918. Praha, 2006–2008 .

Kvasnicka J. Ceskoslovenske legie v Rusku 1917–1920. Bratislava, 1963 .

Lengyel E. Siberia. New York, 1943 .

Melton C.W. Between War and Peace: Woodrow Wilson and the American Expeditionary Force in Siberia, 1918–1921. Macon, Ga, 2001 .

Montandon D-G. Deux ans chez Koltchak et chez les Bolcheviques: Pour la Croix-Rouge de Genve (1919–1921). Paris, 1923 .

Paperno I. What Can Be Done with Diaries // The Russian Review. 2004. № 63. P. 561–573 .

Przgen Н. Theater ohne Frau: Das Bhnenleben der Kriegsgefangen Deutschen 1914–

1920. Knigsberg, 1933 .

Rachamimov A. POWs and the Great War: Captivity on the Eastern Front. N.Y., 2002 .

Rachamimov A. The Disruptive Comforts of Drag: (Trans)Gender Performances among Prisoners of War in Russia, 1914–1920 // The American Historical Review. 2006. Vol .

111. № 2. Р. 362–382 .

Saul N.E. War and Revolution: The United States and Russia, 1914–1921. Kansas, 2001 .

Service with fighting men. An Account of the Work of the American YMCA in the World War: In 2 vol. Vol. 2. New York, 1922 .

Steuer K.A. Pursuit of an «Unparalleled Opportunity»: The American YMCA and Prisoner-of-War Diplomacy Among the Central Power Nations During World War I, 1914–

1923. New York, 2009 .

Walsleben M. Die deutsche Schwester in Sibirien: Aufzeichnungen von einer Reise durch die sibirischen Gefangenenlager vom Ural bis Wladiwostok. Berlin, 1919 .

Yarnall J. Barbed Wire Disease: British & German Prisoners of War, 1914–19. Stroud, 2011 .

Вебер Михаил Викторович, научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН; mikeveber@mail.ru Суржикова Наталья Викторовна, старший научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН; snvplus@mail.ru Н. Г. ЛИСЕВИЧ

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ НАСЕЛЕНИЯ

ПЕЧОРСКОГО КРАЯ

В ДНЕВНИКАХ И ВОСПОМИНАНИЯХ (1914–1918 гг.)1 В статье рассматриваются особенности повседневного быта населения северной провинции России – Печорского края в период Первой мировой войны. Проанализированы редкие мемуарные источники рядовых представителей крестьянской, торговой и рабочей среды. Их изучение позволяет представить социальную, экономическую и политическую ситуацию, сложившуюся на периферии в 1914-1918 гг .

Ключевые слова: Печорский край, повседневность, мемуары, Первая мировая война .

Военная повседневность и восприятие военных событий современниками остаются малоисследованными в исторической науке. Тема рядового человека прежде считалась в историографии несерьезной, сегодня же признается несомненная польза обращения к его проблемам, поступкам, заботам, мыслям, чувствам, интересам, вещам, которые его окружали. О популярности данного направления говорит нарастающий поток статей и книг, связанных с историей повседневности и использующих массу разнообразных источников, в том числе дневники, воспоминания, письма. Введение в научный оборот новых документов дает исследователям возможность познать колорит эпохи и акцентировать внимание на новом ракурсе событий, происходивших на периферии .

В статье представлены воспоминания современников Большой войны, как ее иногда называли в Российской империи. Мемуары, дневники, письма не содержат описание событий на передовой, в них описана жизнь в тылу. Эти крайне редкие документы дают возможность понять, что ощущали обычные люди, как они воспринимали события, рассказы мобилизованных, оптимистические прогнозы официальной прессы .

Манифест Николая II о начале войны с Германией 1914 года был рассчитан объединить российский народ против неприятеля для скорейшей победы. В документе выражалась надежда (здесь и далее приводится с сохранением грамматики): «…Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные. В грозный час испытания да будут забыты, внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом, и да 1 Статья выполнена при поддержке Программы фундаментальных исследова

–  –  –

отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага…». Однако, реакция военнообязанного населения на призыв, оказалась, в некоторых случаях, противоположной ожиданиям императора .

Рядовые солдаты не стремились отправиться на войну .

Война усугубила сложившуюся политическую ситуацию в стране .

Образовавшиеся общественно-политические партии, отличающиеся своими программами, в конечном итоге ставили целью либо ограничение власти самодержавия, либо окончательное свержение монархии .

Молодые рабочие, пришедшие из деревень в город за «лучшей жизнью», в большинстве своем малограмотные, становились сторонними наблюдателями происходивших перемен, связанных с развитием революционных процессов. В ГУ РК «Национальном архиве РК», в фонде Истпарта (Комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Российской коммунистической партии), сохранились воспоминания Федора Никифоровича Лесукова, активного профсоюзного лидера Архангельска. Ф.Н. Лесуков родился в 1890 г. в предместье Архангельска – Соломбале. Членом ВКП(б) стал в феврале 1917 г. Затем, в период до 1935 г., занимал различные номенклатурные должности в Архангельском союзе деревообработчиков, уездном союзе кооператоров г. Онеги, начальника архангельской милиции, управляющего райкомхоза ремстройконторы Архангельска. Воспоминания, написанные в 1925 г., охватывают период с 1901 по 1918 гг. В документе описывается работа Лесукова с 1901 г. в Ярославле, затем с 1904 г. в Архангельске на лесопильных заводах, первые забастовочные движения рабочих на заводах городов, рассказывается о профсоюзной поддержке бастующих. Политизированность мемуаров продиктована особенностями времени их создания. В подробностях отражены события 1917–1918 гг. – установление Советской власти на Печоре и в Архангельске, английской интервенции, многочисленные аресты Федора Никифоровича .

Накануне Первой Мировой войны в крупных промышленных городах России нарастало недовольство трудовых коллективов своим экономическим положением. Ситуация обострялась и внешней политикой России, втянутой в войну с Японией. По мемуарам видно, что Лесуков не политизирован, в первых забастовках в Ярославле не участвует, воздерживается от критики внутренней политики страны: «Я тогда мало и понимал в этом движении. Молод был и темен...». Будучи сам рядовым работником, он близко соприкасался с активными противниками существующего режима, неопытный молодой человек быстро поддался их влиянию. Федор стремится избежать ареста и не попасть на фронт .

Называет себя коммунистом и объясняет нежелание идти на войну тем, Публикации и переводы что партия была против войны, хотя и не ставила перед своими членами в обязательство отказ от военной службы .

Лесуков отправляется в отдаленный Печорский край: «…Подошел четырнадцатый год. Разразилась война с Германией… Пошли разговоры, толки о войне. Я тогда еще плохо разбирался во всем этом… оставался в тылу. Подпольная работа шла своим чередом. С ней вместе шли и аресты и ссылки. Некоторым товарищам пришлось скрываться. Часть их подалась на Печору… На Печоре в это время отбывал административную ссылку Н.Е. Сапрыгин, ныне редактор «Северного хозяйства» .

Там, на Печоре, еще в [1]903 году ими была организована артель по выработке точильных оселков, из песчаника. В Архангельске… и мне не безопасно стало… Пижма страшная глушь. Про такие места говорят обычно: «семь лет скачи – не доскачешь». Настоящий медвежий угол. И народ там лесной, темный, как непролазная чаща. Обмануть его ничего не стоит. Никого не видит, ничего не слышит… Повидавшись в УстьЦильме и с Сапрыгиным, я двинулся к месту работы. Сначала плыл в лодке по реке Пижме, затем шел пешком, лесами… По каким-то таежным, неизвестным тропинкам вел меня уверенно мой проводник. За день сделали верст сорок, ночевали в лесу на мхах...» .

Подробно описаны условия работы и повседневного быта в артели .

Тяжелый ручной труд не пугал привыкшего к деревенской работе молодого человека. В любом случае это было лучше ссылки или жизни в окопах. События мировой войны не отразились в воспоминаниях Лесукова за 1914–1918 гг. Это время он провел вдали от военных потрясений, работая в артели. Работники не только разрабатывали оселок, кроме этого производились изыскания минеральных красок, серного колчедана, медной руды, каменного угля, асфальта, песчаника разных сортов, «годного для изготовления нежных и грубых оселков», графита. Артель обеспечивала себя всем необходимым – занимались охотой, рыболовством, поочередно дежурили на кухне. «Дежурный должен был готовить обед, печь хлебы, мыть белье, остальные занимались… разработкой песчаника…». Стараясь избежать лишнего внимания, члены артели без надобности не появлялись в населенных местностях, «…когда истощались запасы муки, отправлялись пешком в ближайшую деревню за 80 верст…» .

В начале войны производство приносило доход. К 1917 г. ситуация меняется, становится труднее реализовать товар, но и тогда члены артели надеются наладить продажи не только через потребительские общества в Москве и Архангельске, но и за границей. В воспоминаниях говорится о торговых экспедициях и попытках предпринимателей (Вышемирского, Бибикова) организовать производственную разработку точильного камня, Н. Г. Лисевич. Повседневная жизнь… 365 о коммерческих связях артели2. Многие из этих инициатив по причине войны оказались невыгодными: «В начале войны одна московская фирма вела с артелью переговоры о поставке ей ежегодно до 10000 пудов плит, но затем из-за войны временно отказалась. Была также агентура в виде торговца Куренкова, он достаточно распространял наши изделия, но потом, видимо с войною, занялся другим более выгодным делом… Тогда… артель усилила распространение брусков через потребительские общества... Затем еще одна Петроградская фирма, с оборотным капиталом до шести миллионов рублей, дала нам заказ на 3000 рублей…» .

Участие в революционных событиях Ф. Лесуковым описаны без особых эмоций. О периоде жизни и работы в артели, вдалеке от политических событий, он вспоминает с бльшим удовольствием. К активной политической жизни он возвращается в марте 1918 г., когда артель ликвидирована: «Жить уж стало трудно... Россия разорялась от войны, всякие промыслы падали. Наша артель волей-неволей должна была замереть. Летом этого [1917] года все члены нашей артели вышли с Тимана... я остался в лесу до зимы ждать, когда ушедшие раздобудут мне паспорт и вышлют… Никогда я так хорошо не живал, как в эту пору, ни раньше, ни позже. Несмотря на то, что я был совершенно один, я не испытывал скуки, одиночества. Мне было так хорошо… никогда, наверное, и не придется еще так пожить...» .

Отдаленный от центральных регионов России Печорский край война напрямую не затрагивала. До обострения классовых столкновений и экономического кризиса, вызванного затянувшейся войной, жизнь оставалась размеренной и вполне спокойной. Военные события населением периферии воспринимались как явление абстрактное и не могущее повлиять на устоявшийся уклад их быта. Мелкие предприятия и кустарное производство, даже ощущая упадок торговли, пытались реализовать продукцию, заключали договора на поставки с крупными российскими фирмами, пытались наладить торговлю с заграничными. В 1918 г. Лесуков с удивлением вспоминает: «Шесть дней Россия жила без царя, а Устьцильма все еще ничего не знала…» .

Об отдаленности Печорского региона от центральной России и неудовлетворительном развитии путей сообщения края накануне мировой войны подробно писал священник Андрей Попов. 8 мая 1913 года он, по окончании Вологодской духовной семинарии и после преподавания в Усть-Сысольском духовном училище, прибыл на место своего нового назначения в Щугорском Стефановском приходе Усть-Сысольского Иевлев, Плоскова, Астахова. 2011. С. 358-359 .

Публикации и переводы уезда, в то время самом дальнем приходе Вологодской епархии на р .

Печоре. В 1914 г. в Вологде была напечатана его брошюра «Печорский край, что в Усть-Сысольском уезде Вологодской епархии и его природные богатства». Как пишет автор, «я не мог остаться равнодушным зрителем неисчерпаемых богатств печерскаго края и решился познакомить с ним лиц, которые пожелают потрудиться на каком-нибудь служебном поприще в этом богатом уголке Вологодской губернии» .

На страницах издания А. Попов не только отмечает основные богатства края: лес, нефть, изобилие лесной дичи, огромные рыбные запасы и проч., но и описывает быт, занятия и промыслы местного населения, дает характеристику путей сообщения, подробно описывает Щугорский приход: «Заехавшему… в первый раз в жизни… в печорский край… невольно приходят в голову печальные мысли: о значительном своем отдалении от губернского и уездных городов, …о неведомом, холодном, суровом крае, о людях… среди которых придется жить… Все это, в связи с постоянно встречающимися в пути болотами, кочками, неширокой дорогой и высокими деревьями, наводит на душу гнетущую тоску…». На переправе через реку Сойва перевозчика «не оказалось, почему с установкой на паром лошадей и тарантаса, одному вознице пришлось поработать более часа и я, при сильном, холодном северном ветре, совсем продрог… В весеннее половодье… и осенью… езда через печорский волок бывает не только неприятна, но в холодную погоду рискованная для здоровья… холодная болотная вода попадает в тарантас…». Попов прибыл в Троицко-Печорский приход 4 мая 1913 г., остановился у церковного старосты, чтобы дождаться первого в этом году (6 мая) почтово-пассажирского парохода из села Якши. В приход священник приехал крайне удачно: «если бы… приехал… позднее… должен был бы ждать… следующего парохода более 10 суток…» .

А.

Попов рассказывает, как из-за неразвитых путей сообщения и удаления населенных пунктов от пристаней осложнялась доставка почты:

«Пассажирские пароходы… делающие рейсы по р. Печоре, когда позволяет глубина реки… на них развозится большая часть корреспонденции, посылок и денежных отправлений для населения печорского края и в гор .

Архангельск… но получка с этих пароходов… крайне неудобна и затруднена. А иногда почти невозможна… Главное неудобство и трудность получения посланного… заключается в краткосрочной остановке пароходов на пристанях, особенно ночью, рано утром и поздно вечером… с большим трудом и поспешностью едва поспели на этот пароход служащие… которые проживают менее, чем в версте от пристани…». Из-за сезонного мелководья Печоры, пишет служитель, пароходы не укладывались в Н. Г. Лисевич. Повседневная жизнь… 367 маршрут и расписание. Опасность и неудобства передвижения по Печорскому краю приводили к нежеланию государственных чиновников добросовестно заниматься вопросами формирования действующей армии и вести качественный учет военнообязанных3. Труднодоступность региона привлекала тех, кто не хотел быть призванным на военную службу. Отход для работы на периферию позволял переждать неспокойное время пусть и в не комфортных, но более безопасных условиях .

Мужчины, не обремененные семейными заботами о детях, при поддержке товарищей, могли надолго уходить в труднодоступные местности. Воспоминания женщин времени этого периода связаны, в первую очередь, с проблемами выживания в условиях военной экономики. В Научном архиве Коми научного центра УрО РАН, в фонде Котелиной Нины Степановны отложилась переписка ее родственника Попова Алексея Викторовича с односельчанами об истории села Оквад Усть-Вымского района Коми АССР .

Одним из адресатов Алексея Викторовича была его односельчанка и однофамилица Мария Александровна Попова. В письмах конца 1960-х гг .

она вспоминает своего брата Афанасия Александровича Попова, работавшего на кожевенном заводе в Окваде, призванного на империалистическую войну в 1914 г., а затем на Гражданскую войну. Кроме создания первых партийных ячеек, Мария описывает быт их семьи в военный период 1914–1918 гг., свои личные переживания. Жизнь молодой девушки представлена через призму прожитых лет, ее восприятие событий отличается от мужского видения происходящего. В письмах она объясняет, что в школе не училась, извиняется, что плохо пишет. Малограмотность автора отразилась в особенности стиля написания воспоминаний, что в некоторых случаях не позволяет передать содержание письма дословно .

В письмах отражены события 50-летней давности, но воспоминания о пережитом очень свежи в памяти Марии Александровны. О своем брате женщина сообщает, что на кожевенный завод Афанасий пошел работать в 14 лет, в 1906 г.4 На заводе он работал до «германской вой

–  –  –

В начале XX века в дореволюционной России кожевенные заводы представляли собою мелкие и плохо технически обставленные заведения. Санитарные условия были близки к «первобытным». В большинстве случаев на заводе работало трипять человек. Обрабатывали замшу при помощи извести, золы и ворвани. С оленьей шкуры ножом сбривали шерсть, затем шкуры выдерживали в жидком известковом растворе и выскабливали ножами. Очищенная шкура пропитывалась ворванью, мялась в особой мялке. Процесс повторялся, пока замша не приобретала необходимую мягкость. После этого ее сушили, промывали горячим щелоком, выветривали и окончательно высушивали. См.: Жилинский. 1919. С. 236 .

Публикации и переводы ны», на войне был ранен в легкое, после лечения вернулся рабочим на завод. Оплата за тяжелую и опасную работу была слишком мала, чтобы безбедно существовать. Мария Александровна вспоминает, что «в конце месяца напоят и вся цена работы». Вскоре Афанасий попал на гражданскую войну. После очередного ранения вернулся домой в декабре 1918 г. Жила семья очень бедно, «хлеба не хватало до Рождества». Располагались в маленьком, холодном доме с маленькими окошками. Поддерживать хозяйство было некому, отец Марии умер в 1896 г. Мать осталась с пятью малолетними детьми. В сумерках в доме горела лучина .

Дети «носили на семейство одну пару валенок, а между домами босиком бегали». Из-за нехватки дров баню топили редко, из дома «босиком бегали в баню… Спали на снопе соломы, постеленной на пол, одеял не было…». Во время сна плотнее прижимались друг к другу, чтобы согреться .

Бесправие своего женского положения, Мария ощутила очень рано .

Она пишет, что замуж ее выдали в 15 лет, «а жениху было 63». Такая разница в возрасте пугала невесту и замуж она выходить отказывалась. Тогда ее «связывали и так били»: скорее всего, молодую девушку хотели запугать и заставляли заключить брак со стариком. Семья вынуждена была пойти на подобный шаг, положение в семье было крайне нищенское. Приданого за невестой дать не могли, поэтому выдавали за того, кто согласился жениться, чтобы хоть как-то сократить нужду в семье. Два раза она убегала от мужа, ее возвращали. В итоге ей удалось сбежать и скрываться: «Жила [в] бане, жила у коровы, [в] недостроенном доме. Он [муж] меня все хотел убить. Тогда, если муж убьет жену, суд не судил» .

Мария с благодарностью вспоминает односельчан, помогавших семье справиться с голодом: «Пойдешь бывало просить милостыню, никто не даст половину хлеба, а все давали по 3 ярушника…» .

События мировой войны отразились на жизни М.А. Поповой косвенно. В письме передан дух времени провинциальной деревни. Такие редкие воспоминания ценны своей непосредственностью, показывая нам жизнь «рядовых обывателей». Несмотря на отдаленность от непосредственного участия, чувствуется, что военные события отражаются на укладе жизни и мировоззрении простого деревенского населения .

В фонде Истпарта Национального архива РК сохранился уникальный документ – дневник политического ссыльного Николая Ивановича Зыкова5, в котором отражен период жизни в селе Мохча Печорского уезда (1917–1918 гг.).

Из записей видно, что война представляется жителям «глухого края» как событие, напрямую их не касающееся:

Букина, Кызъюров, Лисевич. 2007 .

Н. Г. Лисевич. Повседневная жизнь… 369

«…Интересное явление: думал я, что война родит массу хулиганов и здесь, что придется бежать отсюда. Ничего подобного! Зыряне все те же… какими были и до войны. Не подумать ли покрепче, прежде чем решать отъезд отсюда: если разруха кончится, здесь будет совсем неплохо во многих отношениях… Не шутя намерен после войны… серьезно стать крестьянином. Хорошее оружие, сети, порядочное обзаведение по крестьянству и две-три работящих помощницы. Вот и все…» .

Последствия разорения страны затянувшейся войной дошли до Мохчи, достаток семьи Зыкова оставлял желать лучшего: «Только бы с… долгом развязаться… Я теперь почти разорился… Не просто хочется жить, а надеюсь, что буду жить, переживу эту разруху и посмотрю, что будет дальше… Война! Долго ли еще будешь ты терзать весь мир и меня в том числе? …все жду лучшего с 1915 года, а дела идут все хуже да хуже…». Материальное положение требовало жесткой экономии семейного бюджета: «Сотни раз просил… чтобы поменьше валила дров в нижнюю печь. И все напрасно. Бывают дни, когда… сожжет 12, а то и больше полен. Одним словом, на дрова выкатываем в месяц рублей 40, а то и больше. …Но торговля кончена, проданы остатки кофе... Неужели не пора подумать о том, чтобы хоть подольше не съесть всего, без остатка? Сегодня навалила она 11 полен. Я предложил убрать хоть два-три. …Затопила печку, как будто я ничего и не говорил. Начал я убавлять дров…» .

Развивающийся в стране экономический и политический кризис привел к обострению противостояния между крестьянским и торговым населением в такой отдаленной провинции как Печорский край. Образованный Н.И. Зыков понимал всю опасность подобных противоречий и надеялся, что в дальнейшем войн таких масштабов можно будет избежать: «До сих пор проклинал я одиннадцать лет, проведенных на школьной скамье. Для торгаша эти годы, конечно, утрата. Не нужны за прилавком развитие и способность мыслить “о вещах высоких”. Но не будь я до 18 лет интеллигентом, не будь я им, в душе, и теперь, какою свиньей был бы я после той встрепки, которую дала мне жизнь с 1907 года! Теперь книга – лучший друг человека – спасет …душу. Да здравствует культура!... Взял “Ниву” и долго лежал на кровати, читая рассказ из современной войны. А мысль работала над… возможностью мирного сожительства народов… я пытаюсь верить, что эта война пробудит хорошие зачатки в человечестве… Неужели и после того, как положили в землю, минимум 12 миллионов людей, не попробуют люди приняться за корни, порождающие эти столкновения? Маленькие сопоставления: в Мохче сенной кризис, но стоило с осени определить под убой десять лишних скотин… и никакого кризиса не было бы. Не то ли же и в жизни Публикации и переводы государства?… Прежде я не верил, что возможно перерождение человечества. Но улучшите воспитание, выбросьте из школ военную галиматью, вроде “Тараса Бульбы”, вырастите поколение, не умеющее действовать иначе, как по велению чистого разума, и войны будут немыслимы. …Ужас берет, когда подумаешь, как хорошо могли бы жить люди, и как скверно они живут...» .

Мемуарные источники – воспоминания, дневники, письма рядовых современников (мелких торговцев, рабочих, крестьян) являются основными источниками, отражающими особенности бытовой истории в провинции в период Первой мировой войны. Ценность таких редких документов сложно преувеличить, учитывая то, что традиция написания воспоминаний в малообразованной крестьянской и зарождающейся рабочей среде россиян в исследованный период отсутствовала .

Из представленных нами документов видно, что Печорский край в условиях военного времени стал глубоким тылом России. Отдаленность региона от «театра» военных действий, абстрактное восприятие войны, вера в быструю победу приводили к попыткам развивать кустарное и промышленное производство, коммерческую деятельность, экспедиционные исследования. На периферии, в отдаленной провинции население начало ощущать тяготы военного положения в стране примерно к середине 1917 года, ухудшающаяся экономическая ситуация, обостряющееся народное волнение приводили к политизации общественности .

БИБЛИОГРАФИЯ

Букина И.В., Л.А. Кызъюров, Н.Г. Лисевич. «В августе немного сочувствовал я Корнилову с его железной дисциплиной, теперь я – большевик». Из дневника первого председателя совета крестьянских депутатов с. Мохча Печорского уезда Н.И .

Зыкова. 1918 г. // Отечественные архивы. 2007. № 6. С. 91-118 .

Жилинский А.А. Крайний Север Европейской России. Архангельская губерния (Ледовый океан и Белое море. Мурман. Лапландия. Карелия. Поморье. Кемь. Онега. Северная Двина. Архангельск. Холмогоры. Пинега. Шенкурск. Мезень. Канин. Печора. Новая Земля. Карское море) / Предисловие С.Л. Маневича. Петроград, 1919 .

Иванов Ф.Н. Роль местных органов самоуправления в подготовке и проведении рекрутских наборов // Местное самоуправление как ресурс развития территории:

Взгляд из Яренска: материалы межрегиональной научно-практической конференции. Архангельск, 2009 .

Иевлев А.А., Плоскова С.И., Астахова И.С. Горные промыслы XV – начала XX вв. // Атлас Республики Коми. М., 2011. С. 358-359 .

Лисевич Нина Григорьевна, главный архивист отдела «Научный архив и энциклопедия» Коми научного центра Уральского отделения РАН; lisevich@presidium.komisc.ru .

Е. А. ТЕРЮКОВА

«ОПИСАНИЕ ПОДРОБНОЙ ЖИЗНИ И ВСЕХ

ПРИКЛЮЧЕНИЙ СЕКТАНТА АДВЕНТИСТА СЕДЬМОГО

ДНЯ СУББОТЫ И ЕЯ ПРАЗДНОВАНИЯ Я.А. БЕЛИКОВА

(по материалам научно-исторического архива Государственного музея истории религии) Статья представляет собой первую публикацию автобиографического жизнеописания российского адвентиста седьмого дня Я.А. Беликова, проживавшего в конце XIX – начале ХХ в. в станице Упорной Кубанской области (ныне Краснодарский край), Лабинского района. Рукопись хранится в научно-историческом архиве Государственного музея истории религии и является документальным свидетельством сложной общественно-политической ситуации в России на рубеже XIX–XX вв. Одно из центральных мест в общественной жизни занимал религиозный вопрос. Особую актуальность ему придавало отсутствие реализованного на практике принципа свободы совести и широкое распространение новых религиозных учений протестантского толка .

Ключевые слова: Адвентизм седьмого дня в России, Манифест о веротерпимости 1905 г., российское вероисповедное законодательство начала ХХ в .

В России адвентизм стал распространяться с 1880-х гг. через миссионеров из Северной Америки. Сами адвентисты считают официальной точкой отсчета своей истории в России 1886 год, когда в селении Бердебулат в Крыму была создана первая адвентистская община1. Впоследствии общины адвентистов возникли в Таврической губернии, Поволжье, на Дону, Кубани, в Бессарабии, на Волыни, в Привисленском и Прибалтийском краях. На рубеже XIX – XX вв. приверженцы адвентизма создавали свои общины в Туркестане и в Сибири .

Первыми проповедниками учения адвентизма седьмого дня в России были Г. Перк, Я. Ресвик, К.Л.Р. Конради, К. Лаубган. В результате их деятельности к осени 1890 года в России насчитывалось более трехсот последователей учения АСД. В январе 1891 года в Гамбурге прошло первое организационное собрание, на нем было избрано руководство церкви Адвентистов седьмого дня в России, которая вошла в состав Германской Конференции2. В октябре 1894 года в г. Александродаре (Кубанская область) прошел съезд Германо-Российской Конференции .

В 1896 г. число членов церкви возросло до 779. Было организовано 20 общин, которые располагали восемью проповедниками и собственной Из истории церкви Адвентистов седьмого дня… 1993. С. 7 .

–  –  –

сетью евангелистов и книгонош3. К 1897 г. число общин адвентистов в России достигло 23, а численность членов Церкви стала приближаться к тысяче, причем национальный состав их общин отличался большой пестротой, кроме немцев в них входили русские, украинцы, латыши, эстонцы и др. В начале ХХ столетия количество общин перевалило за 28 .

Наибольшей популярностью адвентистское движение пользовалось среди городской бедноты, ремесленников, мелких чиновников и лавочников. В деревнях движение адвентистов седьмого дня пополнялось за счёт беднейшего крестьянства, в среде которого его эсхатологические аспекты находили самый живой отклик. Епископ Алексей отмечал, что «в сёлах, где живут адвентисты, резко бросалось в глаза различие во внешней обстановке жилищ «субботников» от жилищ остальных крестьян»4 .

Адепты этого нового для России учения были выходцами из православия, лютеранства или баптизма. К 1912 г. из 5500 адвентистов седьмого дня, насчитывавшихся в России, 64% составляли бывшие православные, 36%

– выходцы из баптизма и лютеранства5 .

До выхода Манифеста о веротерпимости в 1905 г. правовой статус адвентстских общин не был определен. Они попадали в разряд сектантских, под которыми российское вероисповедное законодательство начала ХХ в. подразумевало обширные и разноликие группы верующих, последователей как мистических, так и рационалистических учений, отделившихся от официальных церквей (православной, католической, лютеранской, реформатской или англиканской) и не признающих церковной иерархии и таинств. К числу сектантов относились любые религиозные объединения, не зафиксированные Уставом иностранных исповеданий 1896 года. Адвентистское вероучение не было исключением из этого правила, оно принадлежало к числу таких официально не зарегистрированных вероучений. Его признание, как и признание многих других протестантских организаций, находилось в зависимости от принятия нового вероисповедного законодательства .

Именной высочайший указ от 17 апреля 1905 года, впервые в истории России признававший переход из православия в другое христианское исповедание юридически возможным и ненаказуемым, хотя и не затрагивал общих руководящих идей российского законодательства и в этом смысле был ещё далек от действительного признания свободы совести, стал важным шагом вперёд. Данный закон впервые в истории

–  –  –

России признавал вероотступничество не преступлением, а правом, что было крупным приобретением, создававшим определенные рамки для ограничения существующего произвола. Указ от 17 апреля 1905 года в России способствовал расширению рядов адвентистов в России. На имя императора руководителями Церкви было отправлено письмо – благодарственный адрес, в котором излагались пункты вероучения, а также сообщалось о всемирной деятельности этой религиозной организации и её отношении к государственным властям. В результате вскоре последовало официальное признание царским правительством адвентистов седьмого дня, закрепленное правительственным циркуляром от 6 ноября 1906 года, который был разослан всем губернаторам. Согласно этому циркуляру на секту адвентистов, которая объявлялась разновидностью баптизма в силу схожести учений, распространялось действие всех правил, касающихся баптизма, т.е. адвентистам, как и баптистам, было разрешено свободно исповедовать своё вероучение6 .

В 1907 г. в Риге состоялся первый Всероссийский съезд адвентистов Седьмого Дня, на который съехались 33 делегата. 1 января 1908 г. адвентисты Седьмого Дня в России выделились в самостоятельный Союз (3952 члена, 44 проповедника). 13 мая 1909 года делегация из России впервые присутствовала на Всемирном Съезде адвентистов Седьмого Дня, который проходил в Вашингтоне7 .

В фонде «Научно-исторический архив» Государственного музея истории религии хранится любопытный документ8, который является яркой иллюстрацией к общественно-политической ситуации в России конца XIX – начала ХХ в. Немалую роль в политической дестабилизации сыграл религиозный вопрос. Все чаще в общественной дискуссии звучали голоса в пользу свободу совести и необходимости радикального реформирования церковно-государственных отношений. «Описание подробной жизни и всех приключений сектанта Адвентиста седьмого дня Субботы и ея празднования», составленное ветеринарным фельдшером Яковом Алексеевичем Беликовым, жившим в станице Упорной Кубанской области (ныне Краснодарский край), Лабинского района, из фондов Государственного музея истории религии является ценным документальным свидетельством непосредственного участника событий, которые развернулись в южных областях Российской империи в связи с распространением новых религиозных учений протестантского толка .

Из истории церкви Адвентистов седьмого дня… 1993. С. 19 .

Там же. С. 20-21 .

8 Научно-исторический архив Государственного музея истории религии. Ф.2,

–  –  –

«Описание» создавалось на рубеже 1908-1909 гг. Оно являет собой простой, с точки зрения языка, и нехитрый, с точки зрения композиционного построения, написанный с множеством грамматических ошибок рассказ, подкупающий своей искренностью и непосредственностью .

Текст включает в себя вводную часть («краткое описание жизни и всех приключений автора, подвигших его к обращению в адвентизм»); краткое изложение основ адвентистского вероучения и описание жизни в новой вере; рассуждения на тему, как и почему сектанты живут мирно; запись песен, молитв, стихов; описание адвентистской обрядности; описание хозяйственной деятельности автора и, в заключении, хвалебные песни .

Текст приводится с авторской пунктуацией и орфографией .

«Описание подробной жизни в и всех приключений Сектанта Адвентиста седьмого дня Субботы и ея празднования Ветерин. фельд. Якова Алексиевича Беликова Станицы Упорной Куб. области Лабинского отдела

С 1895 года Сентября 4-го я начал исповедовать Евангелие и Библию я начал исповедовать Евангелие и Библию:

Но прежде я должен сказать что я был рождён в православной Церкви из семи лет был выбран в хор певчих, и пробыл в хоре певчих 21 год служа усердно православной церкви и наблюдая за всеми отцовскими преданиями и в точности всё исполняя. Священник Емилиан Окиншевич очень меня любил за мою способность пения. На 21-м Первом году я был взят на военную службу на которой прослужил 4 года фельдшером; и поокончании моей службы я был спущен в Войско на льготу в 1895 г.

17 июля; и пообыкновению моем я опять был приглашён в хор певчих пел Тенором I-м священник ещё больше прежнего начал меня хвалить даже громогласно пред всем собранием православных прихожан высказывая мне благодарность за мою способность и усердие и ревность по преданиям своих отцов; и почти всякий праздник он получал от Диакона просвиру а от титора на косушку водки, и с этим свыкся очень хорошо:

Однажды вовремя служения праздника Рождества Христова я обратил внимание на действия священников и вот видел что они один надругого плюют с высунутыми языками что мне не понравилось, я считал их в облачении как ангелов или служителей Господних; Это мне непонравилось; я стал тогда больше наблюдать и вот меня приглашал священник читать Поминания, которые подают на проскомедию и вот их было очень много и читателей много но не могли управиться ковреЕ. А. Терюкова.

«Описание подробной жизни…» 375 мени, и вот приходит священник Емильян и с гневом говорит нам как вычитываете долго; читайте так упокой господи всех знающих и незнающих а пяток сюда откладывай; Я и это заметил в один праздник Воскресения титор когда ушли прихожане стал считать деньги и откладовая сотеные бумашки отдельно священник проходя мимо ухватил сто рублей; титор его за руку священник вырывается и тянет титора надвор титор был человек здоровый повалил священника Емильяна Окиньшевича и отнял унего сто рублей тогда священник ухватил титора зубами запалец да все мясо да кости перегрыз и тем кончилась котострофа; но титор был немедленно исключён из своего место:

и вот эти примеры священников повредили моей религиозности: и преданий отцов:… Это причины моего отступления от православной церкви .

Теперь, продолжая иследовать Евангелия, я нашел место в Евангелие говорит Христос в II главе Матвея 28,29 и 30. Я прочитал и сразу понял, что поступаю не так а напротив читаю дальше Христос говорит что я не пришел нарушить закон и пророков но исполнить я и думаю какой закон и какого пророка об этом потребовалось объяснение но православные священники объяснить немогли .

1 января 1909 г. Станица Упорная Когда я продолжал исследовать Писание; то соседи мои стали меня преследовать: а именно в том что я стал удаляться всех увеселений которые приняты в православной нации как то Пьянство, Курение тобоку, Корточная игра в орлянку на деньги и вообще всех пороков которые противоречили Евангелию: когда я старался их удаляться то друзья мои старались меня искушать посещениями с вином и водкой но я с помощью Иисуса Христа всем отказал говоря что я не желаю этим заниматься а хочу исполнить учение Спасителя моего Иисуса Христа Так пытались мои товарищи и друзья раз несколько и не могли меня повредить и развратить потомучто я веровал в своего спасителя и он мне помог всё преодолеть терпением Наряду с этими искушениями я продолжал исследовать Писание особенно Евангелие и Библию Об этом стало известно всем жителям станицы все стали меня щитать заблудшим и одурелым человеком: а прежний образ жизни мой был Пьяный Гордый самолюбивый и настойчивый вовсяком зле: Теперь благодарю моего Господа Иисуса что он меня убедил своим дорогим учением Я стал постепенно удаляться от всех моих прежних привычек;

Наряду с этим я от ревности стал передовать весть Библии и Евангелия своим некоторым друзьям объясняю им говоря что Евангелие говорит через апостола Павла что делаемое руками человекам несут боги Публикации и переводы 17 гл. дея ап 21 стих и ещё стал показывать из Библии Послание Еремии списки тоже о богах Деревянных и других Моим товарищам и соседям показалось это странным они доложили об этом в полицию. Полиция вызвала меня и постановила по приказанию священника Емельяна моего прежнего учителя протокол и отправили его к судебному следователю: а меня погнали к священнику Емельяну под шашками наголо как какого преступника для увещевания .

и при допросе моих друзей моих свидетелей они прямо показали на меня что он хулил святыни - Я конечно опечалился говорю сам в себе зачто на меня протокол зато что я им говорил правду верно теперь надо молчать и о правде и вот скоро приезжает судебный следователь делать новое дознание также допрашивал опять моих друзей: в это время я стоял один надворе и сильно плакал жалуясь моему Спасителю на то что мне приходится сидеть в тюрьме за Истину и просил я своего Спасителя говоря Господи избавь меня от этой напрасной клеветы, я ещё не могу её переносить а поспеши меня укрепить и тогда что тебе угодно то и делай сомной с умилённою душою молю тебя спаситель избавь меня Я ещё не крепко убедился боюсь чтобы не отказаться от тебя: и вовремя моей молитвы следователь делал дознание; и что же слышу голос казака пожалуйте следователь требует; но я уже преисполнился какой-то поддержкой невидимой; подходя к следователю сказал в уме господи защити меня и стал перед литцом следователя: и как только следователь увидел литцы моё сейчас же стал ходить из угла в угол комнаты ломая сибе руки а стою перед ним и я с удивлением смотрю на него что вместо допроса он ходит покомнате и ходил пол часа а потом посмотрел на меня и говорит мне незнаю что мне спрашивать у Вас, Я молчу он тогда говорит мне Ваши обвенители отказались от первых показаний которые обвиняет атаман в своем показании т.е. в протоколе Я всё молчал тогда он говорит мне охота вам говорить таким людям которые ничего непонимают пожалуйста не связывайтесь с ними если Вам Господь открыл такую весть идите с Богом домой. И неделал мне никакого дознания а наоборот дал мне наставление. Когда я вышел весьма я стал рад и сослезами наглазах идя дорогою славя Господа и сознавая его помощь комне Это действие Господа ещё больше меня укрепило а дело протокола было направлено позокону к прокурору и и там умерло больше я ничего не слыхал : после этого времени восстал против меня Сатана враг человека вор украл у меня 4 лошади покрал пшеницу и сушёный узвар груши картошку курей и все так что я остался почти настоящим бедняком и в это время никто неприходить комне ему и все довольны соседи и друзья что я пал в великую нещету и тогда все от меня отказаЕ. А. Терюкова. «Описание подробной жизни…» 377 лись такую нужду я нес три года; садок у меня был молодой и нарочно когда идёт кто по саду то непременно обламывает верхушки и ветки сада Этим показал Сатону свою неновесть комне и ковсему моему семейству которое состояло из 4х детей старшему 10 другому 8 третьему 7 лет и 2х лет. После всех этих приключений комне присоединилось душ 30 народу из православных и составилась община хорошая народ мирный и богобоязненный. по преследованию народов и священников черезвласть полиции нас сильно преследовали разгоняли всегда наши собрания так что и били некоторых да и меня самого били но слава Господу все это я перенес с помощью Спасителя Была несколько раз беседа с миссионерами но победа была на стороне Адвентистов седьмого дня словом Божьим. А победа священников была следующая насмешками и научениями народа чтобы били нас что и было несколько раз Но благодаря полиции защищала нас Такое гонение продолжалось до 1905 года когда всесильный Наш Бог Отец положил на сердце исполнить Его Волю Государь Николай Александрович сдал Высочайшее повеление о свободе Слова Божия и совести человека .

Так и кончились тогда всякое преследование: Это сбылось слово пророка Исайи 43 гл. 6 стих Это сделал Государь не от себя но поповелению Господа ибо нужно чтобы всякое пророчество исполнилось чтобы собрать народ от всех концов земли для славы своей У господа не остаётся без исполнения никакое слово Его .

Теперь опишу веру и жизнь а, символ веры (я верю и признаю все священное писание ветхого и нового завета; при принятии отдельных членов требуется вера в Св .

Писание как в слово Божие и в искупителя открытого им крещения основанное на исповедании веры участии преломление хлеба и т.д.. Как плод веры требуется соблюдение «десяти заповедей» именно седьмого дня, или субботы, как дня покоя Божия. Также требуется полное воздержание от употребления спиртных напитков, табаку и вообще вредных возбуждающих средств .

в) Церкви и группы основываются по усмотрению комитета Союза или уполномоченного но это проповедника, и выборы Пресвитера Диакона и других служителей церкви производятся под его руководством, посредством голосования все служители церкви исполняют свою работу без возмездно .

все проповедники питаются от проповеди на основании священного писания десятой части от приходов каждого члена. собирают высчитывая каждый и свой приход и отсылают в месион где им проповедникам назначают жалование по их работе .

Публикации и переводы Опишу Как и почему сектанты живут мирно; и что их учит поступать мирно с каждым человеком и остоваться обижаным .

а) Говорит Христос научитесь от меня чего? кротости терпения снисходения ковсем человекам: для чего? для того чтобы получить жизнь вечную обетование новой земли которая будет предложена всем кротким; Христос говорит в Еван. Мат. 5 гл. блажены кротки ибо они наследуют землю также Учение Евангелия велит каждого человека почитать вашим себя, а плод веры требуют точнаго выполнения десяти заповедей и самое главное страх Божий и Еще требуется Вера непоколебимая требует этого Господь; говорит что бы приходящий ко мне веровал что Господь Есть и что ищущим Его воздаст жизнь и обетование в 11 главе Евр. 6 стихе, а без веры угодить господу невозможно 10 Евр. а мести за себя Христос говорит чтобы всякое удовольствие поручали Богу у него отомщение. Он воздаст .

Все эти истины заставляют жить любезно, как Братьям и друзьям десять заповедей указывают чтобы нежелали чужого и не убивали и т.д .

Все Учение Адвентистов всю их жизнь изучать писание научаться от него кротко жить. Псалмы вовремя богослужения поют большую часть и псалмов Царя давида и из Евангелия и библии песни духовные считаются те которые из писания Евангелия и Библии; и другие сочинения основой служит писание .

Песни и молитва и стишки Молитва Утренняя все семейство и малые и великие дети должны присутствовать на молитве. Поем псалом Давида Царя 140 а после говорим своими устами молитву так .

Господи благодарю тебя что ты меня благополучно сохранил эту ночь. и здраво возвих от сна. благослови же меня на этот день жить по воле твоей. и благослови всякое дело чтобы Его совершать во славу твою. Отче научай меня и мое семейство словам твоим, чтобы нам тебя не оскорблять Аминь .

И все говорят Аминь .

Молитва вечерняя Отец Неба и Земли Сердечно я тебя благодарю что ты все мое семейство сохранил этот день Ты давал нам все необходимое для нашего существования Господи сохраниже меня и весь дом и мое семейство от всякаго Злаго человека даруй мне мирный сон и душе покой Завсе твои благо комне приношу тебе славу честь от всей моей семьи. Аминь Еще я должен Вам написать что когда я только убедился что на основании Библии и Евангелия нужно праздновать субботу то народ считал меня безумным и сумасшедшим и полная ненависть как взросЕ. А. Терюкова. «Описание подробной жизни…» 379 лых так и детей, огорожу мне ночью ламают и доски отрывают все ночью тащут бросают камни в дом окны бьют! О господи! Но я и досих пор жив весь дом мой .

И так всякую молитву кто вчем имеет нужду в Господе так тот и просит у своего Бога Отца через Спасителя Христа .

Теперь опишу мое занятие Занимаюсь по силе моего семейства землиделием посевом пшеницы овса кукурузы проса сахорного тросника из котораго делаю мед, бокшу сею кортофель лук чеснок бадлажаны и помедоры капусту квасоли горох Садом, вишни, яблоки, груши, баргамот, персеки абрикосы виноградом смородиной и всевозможными фруктами. Также имею пасику пчел скотина лошади всем хозяйством необходимое и любимое мое занятие и моего семейство .

Аровно даю совет людям опособии больным живатным так как я Ветеринарный фельдшер .

Семейство мое состоит 6 душ .

Мне 42 Яков Аликсеевч Беликов ст. Упор Куб. обло жена 27 Александра Григорьевна хорошо грамотная в сельском училище Дети Захар лет 13 Николай – 11 Григорий – 8 Дочь Вера – 2 .

все три мальчика учутся в двох классном училище при станц .

Упорное Примечание детям имена отец и мать по нашему желанию и совету даем имя .

родом из Куб. обл. в ст. Упорной Лоб. отдела .

на промыслы неходим а работаем сами и рабочих нанемаем .

Название общины Адвентисты седьмаго дня .

Несагласие из православной церквой на основании десяти заповедей а заповедь говорит помни и знай одного Бога 2 к. моисея исх, 20 гл .

2 говорит неделай себе никакого изображения и не поклонятся им 3 не придавай имя Господа напрасно 4 помни день субботу как день покоя а прав.празд. 1й день недели без основы 5 почитай отца и мать 6 не убивай 7 неприлюбадействуй 8 некради Публикации и переводы 9 непраизноси ложнаго свидетельство наближняго 10 нежелай дома ближняго твоего и т.д .

Обычаи и обряды Каждую субботу собрание начинается молитвой а после пением Псалмов Царя Давида Потом Просвитер или Проповедник прочитывает из Писания Увещания или Проповедь Закончивается молитвой и пением. Пением псалмов давида Крещение принятых членов в воде реки Омовение ног пред вечерей преломлением хлеба т.е. Пречащение .

посещать больных утешать слабых обличать после Божию согрешивших браки по закону божию Отец берет заруку дочь и отдает ее мужу котораго она желает и благословит их полагая руки наголовы а равно и мать после приветствует целованием и совершают брачный пир без спиртных напитков: и приглашают желающих на брачный пир .

Завсеми брошурами и книгами и журналами прошу обратиться в город Ригу трактотное России общество малая невская улица №12 А.К. Ицмон С.К. Боягус Гр.И. Лебсок Прошу Вас любезные и старики не прогневайтесь намою ошибку в моем описании Благодарность Вам что Вы себе посвятили на это занятие Это дело важное для грядущаго поколения Это сочиненные песни или стишки Хвалебная Песнь Славим тебе Господи всем сердцем своим и величаем имя твое которое привыше небес, вместе воспоем сосвятыми пророками песнь тебе новую, ты Господи верный царь Царей и победитель всех противящих тебе. Судья ты верный ибо судишь народ праведно и воздаешь награду потрудам и пощедротам сваим, слава тебе вечный Бог да прославят тебя все небесные и земные силы уповающие на тебя святый и вечный верный Отец Израиля .

Я.А. Беликов Песнь Благодарения Благодарим и величаем имя твое святое и превозносим имя твое превыше небес; Залюбовь Твою и заистену Твою величаем Того Который Превыше небес и обетает не в преступном свете Его никто из Человеков невидел и видеть неможем Который вывел израиля из Египта и перевел чермное море и давал им в пищу хлеб Ангельский … Человек;

Е. А. Терюкова. «Описание подробной жизни…» 381 воспаем ему новую песнь велики и Чудны дела твои Господи Царь Святых Кто неубоится тебя и непрославит имя твое Святое Царь Святых Слава Тебе отец вечности .

Я. А. Беликов и т.далие Кто имеет тот и может соченять но только для самого себя

1. Служение сектантов в военной службе такое повиноваться ночальству вовсем что только не против воли Божией .

2. отношение против политики Адвентисты седьмаго дня – несогласны ни в каких действиях ихних и равенстве что проповедует политика; особенно революционеры и с демократами и Черносотенцами:

Адвентисты проповедуют Мир Божий на основании Священнаго писания Библии и Евангелии Христос Учит Кому честь честь Кому страх Кесареви Кесарево а Богови Божие из этих слов видно что Государю нужно служить и повиноваться Его Власти а равно и начальникам которые поставлены от Его 1е посл. 2 глава ст. 13, 14, 15, 16, 17 и 13 гл .

Римлян. 1ст. 2 сл .

Прошу Вас пополучении сего также сообщить мне потому? прошу что я Вашу программу направляю на всех сектантов С почтением Беликов Куб. обл .

и Если еще что для сектантов интересное есть прошу сообщить в эти дни» .

БИБЛИОГРАФИЯ

Из истории церкви Адвентистов седьмого дня в России. Калиниград, 1993 .

Бондарь С.Д. Адвентизм 7-го Дня. СПб., 1911 .

Алексей, епископ. Религиозно-рационалистическое движение на юге России во второй половине XIX столетия. Казань, 1909 .

Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. М., 1965 .

Терюкова Екатерина Александровна, кандидат философских наук, заместитель директора по научной работе Государственного музея истории религии, доцент кафедры философии религии и религиоведения Института философии СанктПетербургского государственного университета; eaterioukova@mail.ru .

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

М. И. БАЦЕР

КРИТИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ДОБРОСОВЕСТНОЙ

(ОТВЕТ А. Б. СОКОЛОВУ) Публикуемый текст представляет собой ответ автора статьи «Две английские революции как историографическая проблема»1 на основные замечания, высказанные А.Б. Соколовым в его полемической статье (Диалог со временем. 2012. Вып. 38) .

Ключевые слова: Славная революция, революция 1640–1660 гг., левеллеры, деспотизм, классическая и советская историография двух английских революций .

Предлагая к публикации свою статью «Две английские революции как историографическая проблема» я сознавал чрезвычайно спорный характер моих оценок, которые неизбежно должны были вызвать негативную реакцию историков, воспитанных в советские времена. Правда, я рассчитывал, что возможный оппонент отнесется с уважением к моему тексту, будет добросовестно излагать мои аргументы. К сожалению, оппонент обошелся с текстом статьи весьма вольно, сплошь и рядом «уличая» меня в прямом эпигонстве по отношению к выдающимся историкам ХIХ века. По А.Б. Соколову, я полностью разделяю представление Гизо о народном характере Славной революции. Тем не менее, на следующей странице я ясно выразил свою позицию: «Славная революция означала победу либерального буржуазно-аристократического строя при верховенстве парламента и закона (см. хотя бы «Билль о правах» 1689 г.), а также победу национальной и патриотической английской внешней политики над притязаниями Людовика XIV и вообще феодально-католической и абсолютистской Франции и ее английских ставленников (особенно в войне за испанское наследство, где герцог Мальборо выступал в качестве полномочного представителя Вильгельма Оранского и Славной революции, торжество которой во многом обеспечил переходом на сторону Вильгельма)» .

Совершенно бездоказательно А.Б. Соколов обвиняет меня в приверженности к «истории ножниц и клея». Я подробно излагаю официальную (не так давно) позицию Маркса, Энгельса, многих советских историков и вопиющие искажения Огюстена Тьерри, противоречащие даже указаниям советского историка В.Ф. Семенова, а не только Гизо,

Бацер. 998. С. 114 .

М.И. Бацер. Ответ А.Б. Соколову 383

Маколею, Грину и Тревельяну. А.Б. Соколов без малейшего основания заявляет: «надо полагать, что Тьерри в глазах Бацера – автор глубоко реакционный». Однако я пишу, что Тьерри имеет «заслуженный авторитет выдающегося историка». Любому студенту-историку (выражение, которое не нравится А. Б. Соколову) должно быть известно, что Тьерри поддержал революцию 1830 г., которую во многом подготовил своими работами уже после 1819 г. Д.Р. Грина назвали прогрессивным (вполне обоснованно) сами советские историки в официальных пособиях. Жюль Мишле – несомненно великий историк, хотя я не нашел у Маркса ни одного упоминания о нем. Я давно жду издания его сочинений в современной России. Однако его антианглийская позиция, несомненно, ошибочна. Или А.Б. Соколов другого мнения? Зачем же он писал свои диссертации на английские темы? Авторы фильма «Одиссея капитана Блада» грубо исказили финал, где Сабатини (знаменитый английский писатель ХХ века) прославляет Славную революцию. Это имеет прямое отношение к теме моей статьи и ответа А.Б. Соколова. Получается, что любимый метод А.Б. Соколова – прямолинейное оглупление оппонента, чего, я думаю, ни один автор не заслуживает .

Говоря о ганноверской династии я ссылаюсь исключительно на общеизвестные факты, опираясь, в частности, на суждения В.Ф. Семенова. Представления о положительном или отрицательном значении исторических событий свойственны любому историку. Еще Жан Жорес призывал взять из истории «огонь, а не пепел». «Добру и злу внимая равнодушно» – идеал пушкинского летописца Пимена, а отнюдь не крупнейших представителей классической историографии .

Весьма неприятно указывать доктору исторических наук, что если Байрон требовал казни Георга III (поэма «Видение суда»), это еще не означает, что Георг III действительно был тираном, и что тираном был не Людовик XVI, казненный во времена Робеспьера, а сам Робеспьер (вопреки официальным советским историкам). Деспотическими называет беспарламентское правление Карла I и, особенно, правление Якова II, свергнутого Славной революцией, прогрессивный английский историк Д.Р. Грин, писавший уже после публикации основных работ К. Маркса .

Так что это не «выборочное суждение современников» .

Что касается идеологической схватки, то это действительно судьба исторической науки. А.Б. Соколов ориентируется на новейшую британскую историографию. Я невысокого мнения о ней. Она значительно уступает в научности участникам знаменитого «спора о джентри», анализу которого была посвящена моя кандидатская диссертация, во мноДискуссионный клуб гом давно опубликованная (в виде статей). Почему бы А.Б. Соколову не сослаться на странную книгу новейшего историка Хеншелла «Миф абсолютизма», согласно выводам которого абсолютизма не было ни в Англии, ни во Франции?

Положительная оценка реставрации (счастливой реставрации) связана с тем, что она покончила с порядками времен военной диктатуры Кромвеля. Если обратиться к наследию Т.А. Павловой, то обвинение меня в «кощунстве» носит оскорбительный характер, тем более, что я неоднократно цитирую ее книгу «Вторая английская республика» самым положительным образом, более того, опираюсь на некоторые ее выводы .

К. Маркс ненавидел либерализм, и это одна из самых отрицательных сторон его построений. Джон Лильберн, как известно, выступал против всякого ига, что и роднит его с порядками, установленными Славной революцией. Опираясь на книгу Г.Р. Левина, можно сказать, что движение левеллеров отнюдь не было преимущественно религиозным, что они не были и социал-демократами XVII века (а ведь и такое мнение звучало в англо-американской историографии). М. А. Барг восхищался Д. Уинстенли, фактически противопоставляя его Д. Лильберну, к которому он относился скептически. А вот Т.А. Павлова в своей последней книге назвала утопию Д. Уинстенли предвосхищением тоталитарных порядков, изображенных Д. Оруэллом и Е. Замятиным2. Кстати, термин «казарменный коммунизм» был предложен К. Марксом и Ф. Энгельсом .

Теперь о Петре I. Я нигде не называю великого преобразователя России (см. труды С.М. Соловьева и стихи А.С. Пушкина) поборником конституционализма. Я всего лишь пишу о его восхищении Вильгельмом Оранским и, тем самым, Славной революцией .



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



Похожие работы:

«ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ПРАВОВЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ Филаретов Н.И., аспирант Самарского муниципального университета Наяновой О ЗНАЧЕНИИ ГИПОТЕЗЫ О "ЕСТЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ" В ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ XVII–XVIII вв. "Естественное состояние" — весьма распространен...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г.ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра истории России и археологии От Февраля к О...»

«4 Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: д...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Горно-Алтайский государственный университет" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РА...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Зав. кафедрой Председатель ГЭК, Истории Средних веков д. и. н. Калашникова Н. М. д.и.н., профессор Прокопьев А. Ю. // Выпускная квалификационная работа на тему Образ средневекового города в "Хронике" Гийома...»

«Философия и история образования УДК 378 ББК 74.489.85 ВКЛАД НАУЧНОЙ ШКОЛЫ ПРОФЕССОРА Г.В. РОГОВОЙ В РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ МЕТОДИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ УЧИТЕЛЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА Н.В. Языкова, С.Н. Макеева Аннотация. В статье рассматриваются истоки и основные направления...»

«БЧ Иностранный язык Наименование дисциплины (модуля) Дисциплина относится к базовой части блока дисциплин учебного плана Цель изучения аспирантуры. Основой для изучения дисциплины являются сформированные компетенции и приобретенн...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО "КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" _ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ИСТОРИИ И ВОСТОКОВЕЛЕНИЯ ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ И ВСЕМИРНОГОКУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ КАФЕДРА ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПЕРЕВОДА И.И. КУЗНЕЦОВА Лексикология ЭЛЕКТРОННЫ...»

«Завершая рассмотрение марксистской этики советского периода, следует отметить: во-первых, советская теоретическая этика развивалась в русле мирового философского процесса, во-вторых, будучи избавленной от идеологической формы, многие из представленных в ней способов решения нравственных проблем сегодняшнего состояния социальной...»

«РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ СИСТЕМЫ BCCTRADE.KZ I01.1 14.12.2011 Оглавление ОСНОВЫ БЕЗОПАСНОСТИ РАБОТЫ В СИСТЕМЕ ВВЕДЕНИЕ 1. ТРЕБОВАНИЯ К ОБОРУДОВАНИЮ И ПРОГРАММНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ.. 6 2. ОТЧЕТЫ 3. История сделок 3.1. Журнал посещений 3.2. История сделок ЦБ 3.3. История сделок ПИФ 3.4. Истор...»

«Научно-практическая конференция школьников "В науку первые шаги" секция "Общественно-гуманитарные науки" Утилизация мусора Автор Табакова Алина, МБОУ "Средняя общеобразовательная школа № 2" 4 "В" класс Руководитель Угрюмова Наталья Ивановна учитель начальных классов Новокузнецк, 2016 Оглавление Введение 3 Глава 1 1.1 Проблема гор...»

«СОДЕРЖАНИЕ Введение6 Здесь мы развенчиваем все предрассудки, даем советы насчет здорового образа жизни и застегиваем ремни безопасности, отправляясь в путешествие к диким генам. ГЛАВА 1. Дорогая, у тебя, оказывается, есть ДНК.9 История начинается с...»

«Византийский временник" том XXVII м. я. сюзюмов ВИЗАНТИЙСКИЙ ГОРОД (середина VII—середина IX в.) Проблема города в "темные века" византийской истории представляет особую значимость, так как вопрос о роли города за период VII—сере­ дины IX в. является в то же время проблемой континуитета позднеримского общества и влияни...»

«Международная научно-практическая конференция, посвящнная 60-летию РОАТ "Актуальные проблемы транспорта на современном этапе" 27 октября 2011 г. Тарифная политика на железных дорогах США: дерегулирование и свобода контрактов Хусаинов Ф.И.,...»

«1996: РЕКОРД, КОТОРОГО НЕ ЖЕЛАЛИ Годовой отчет Комиссии по защите свободы слова при Ереванском пресс-клубе 1996: РЕКОРД, КОТОРОГО НЕ ЖЕЛАЛИ Годовой отчет Комиссии по защите свободы слова при Ереванском пресс-клубе По мнению некоторых наблюдателей, 1996 год стал рекордным за всю историю независимой Армении в плане нарушений с...»

«Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2013. Вып. 2 (29). С. 131-141 ДЕТСКИЕ СУИЦИДЫ: ПОПЫТКА ОСМЫСЛЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ А. В. ШУВАЛОВ В статье выдвинута гипотеза, что основным источником детских и подростковых суицидов в современной России является антропологический кризис, переживаемый обществом. Проанализированы культурно-исторические и д...»

«2018 №2 Н Е И ЗВЕ С Т Н ЫЙ ДО С ТОЕВ С КИЙ DOI 10.15393/j10.art.2018.3582 Павел Евгеньевич Фокин кандидат филологических наук, заведующий отделом "Музей-квартира Ф. М . Достоевского" Государственного музея истории российской литературы им. В. И. Даля...»

«Телефон: (3452) 685-114 ЗАО "ТИНГ" Моб: +7 (912) 926-6344 Ул. Герцена, 64 Электронная почта: 625000, г. Тюмень Volkovvp@Togi.ru АТЛАС-ПОДСЧЕТ ЗАПАСОВ Программный продукт, позволяющий на профессиональном уровне выпол...»

«М. И. Роднов СВЕТ ИЗ ПЕТЕРБУРГА Уфа – 2010 УДК [070 (09): 947]: 470.4/5 ББК 76.01: 63,5 (2) 5 (235.55) Роднов М. И. Свет из Петербурга / М. И. Роднов. – Уфа:., 2010. – 158 с. Это последняя часть трилогии по истории уфимской прессы XIX столетия, начало – "У истоков уфимской прессы, вкупе с прогулками по старинной Уфе и...»

«ПРОЕКТ Утверждаю: Утверждаю: Ректор ФГБОУ ВПО "Курганский Председатель КРОООО государственный университет" "Российский союз спасателей" Р.В. Скиндерев _Пантелеев П.И. "" _2014 г. "" _2014 г.Утверждаю: Утверждаю: "" _2014 г "" _2014 г Положение О военизированных пожарно-спасательных соревнованиях "Спасатель45", посвященных 70-ой годовщине Победы в В...»

«№ 7199-17-00-2а/359 ПОСТАНОВЛЕНИЕ 2 февраля 2017 года г. Астана Судебная коллегия по гражданским делам суда города Астаны в составе председательствующего судьи Нусуповой Ш.М., судей Манабаевой М.А., Абдрахмановой Г.Т., с участием прокурора Мустафиновой А.Б., представ...»

«КИНЕМАТОГРАФ: ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ Анна КОВАЛОВА О В.Ф.ГЕЛЬГАРЕ И КИНОФИРМЕ "ВИТА" В декабре 1915 года главные петроградские газеты писали о скандальном судебном процессе. На скамье подсудимых оказались две женщины: купчиха Мария Макаровна Филина и ее шестнадцатилетняя дочь Катя: "Мать...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.