WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«высшего образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 8-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ»

МАТЕРИАЛЫ

8-й Всероссийской научно-практической конференции

«ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»

8 декабря 2017 г .

Москва - 2017 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ»

МАТЕРИАЛЫ

8-й Всероссийской научно-практической конференции

«ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»

8 декабря 2017 г .

Москва - 2017 УДК 172(06) 6Н1 Г72 Редакционная коллегия доктор экономических наук, профессор Г.Р. Латфуллин доктор исторических наук, профессор Н.А. Омельченко кандидат социологических наук, доцент Н.Н. Соколов Г-72 Государство, власть, управление и право: история и современность [Текст] : материалы 8-й Всероссийской научно-практической конференции / Государственный университет управления. – М. : Издательский дом ГУУ, 2017 .



– 212 с .

ISBN 978-5-215-03015-8 Предлагаемый читателю сборник статей имеет научную и практическую значимость. В нем раскрываются фундаментальные проблемы теории и практики государственного и муниципального управления. В исторической ретроспективе освещается исторический опыт государственного управления и местного самоуправления, динамика социальной модернизации общества, национальные особенности проведения административных реформ. Излагаются современные представления о государстве, власти, управлении, праве, механизмах вовлечения общества в процесс государственного строительства и управления, стабилизации общественно-политической системы современной России .

Адресуется государственным служащим, политическим деятелям, правоведам, студентам, аспирантам, докторантам, преподавателям, реализующим себя в сфере государственного и муниципального управления, юриспруденции, публичной политики; полезен любому читателю, кого волнуют вопросы созидания новой российской государственности .

УДК 172(06) 6Н1 ISBN 978-5-215-03015-8 © ФГБОУВО "Государственный университет управления", 2017

ОРГАНИЗАТОРЫ КОНФЕРЕНЦИИ

Кафедра г

–  –  –

СОСТАВ ОРГКОМИТЕТА КОНФЕРЕНЦИИ

Председатель: Г.Р. Латфуллин, д-р экон. наук, проф., директор Института государственного управления и права (ИГУиП), научный руководитель конференции;

Зам. председателя: Н.А. Омельченко, д-р истор. наук, проф., зам. директора ИГУиП по научной работе, зав. кафедрой государственного управления и политических технологий, научный руководитель конференции .

–  –  –

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГРАЖДАНСКИХ СЛУЖАЩИХ

Адаптация к профессиональной деятельности – важный элемент организационной культуры и становления личности любого сотрудника, а особенно – гражданского служащего. Саму адаптацию к профессиональной деятельности гражданских служащих следует рассматривать, как достаточно непростую задачу высшего образования и практики отношений государственных органов с новыми сотрудниками .



Приходя на новое место работы, сотрудники сталкиваются с новыми способами организации рабочего процесса, новыми видами деятельности и новым коллективом. Важно, что социально-психологическая адаптация государственных служащих даже в одном и том же органе власти происходит по-разному. В силу различной возрастной принадлежности, половой принадлежности и личностных характеристик, у сотрудников могут не совпадать взгляды, у них различные ценности и отношение к труду .

На сегодняшний день достаточно острой является проблема адаптации к профессиональной деятельности среди представителей разных поколений. Когда молодой гражданский служащий приходит в коллектив, в котором работают люди старше него, они могут лишь из возрастных соображений не оценить должным образом деловые качества молодого специалиста и не дать ему проявить себя. В таком случае он не сможет долго проработать на этом месте, даже если в некоторых вопросах разбирается лучше, чем опытные в этой области сотрудники. Другими словами, молодежь мобильнее на рынке труда, но из-за такого плана причин остается достаточно уязвимой категорией .

Анализ темы показывает, что со временем изменяется предназначение специалиста в органах государственной власти. Его личностным качествам уделяется больше внимания, и в связи с этим, меняются социально-психологические механизмы адаптации к профессиональной деятельности .

В настоящее время руководителям органов государственной власти важно знать, с какого плана поручениями лучше справляются представители какого из поколений. Ведь это поможет не потерять ценные кадры, помочь им реализоваться, достигнуть личных карьерных целей и улучшить работу органов государственной власти, используя самые лучшие качества молодого поколения и поколения старшего. Для этого необходимо, чтобы новые специалисты быстро и успешно проходили процесс адаптации в коллективе как социальной, так и психологической и достигали эффективного государственного управления, под которым понимается соответствие результатов деятельности власти тем социальным целям, которые общество ставит перед ней [1] .

К социально-психологической адаптации относится взаимодействие личности с социальной средой. В таком случае социальной средой является малая группа, чаще всего – это группа производственная .

                                                             © А.А. Авдеева, Д.Ю. Знаменский, 2017     Если рассматривать адаптацию гражданских служащих как процесс, то она принимает форму изменения среды и изменения в организме путем применения действий, соответствующих определенной ситуации. Адаптация включает как процессы, связанные с конфликтными ситуациями, так и те процессы, которые входят в «свободную от конфликтов сферу Я». Хорошо адаптированным следует считать того гражданского служащего, у которого продуктивность, способность наслаждаться жизнью и психическое равновесие не нарушены [2] .





В процессе адаптации активно изменяются как личность, так и среда, в результате чего между ними устанавливаются отношения адаптированности .

Сотрудник не только участвует в жизни общества, но и активно создает те условия, к которым должен адаптироваться. В большей степени свою среду обитания человек создает сам. Структура общества, процесс разделения труда и место человека в обществе в совокупности определяют возможности адаптации. Той же структурой общества, частично с помощью обучения и воспитания, определяется, какие формы поведения с большей вероятностью обеспечат адаптацию .

Социально-психологическую адаптированность можно охарактеризовать как такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда:

1) личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность;

2) личность удовлетворяет свои основные социальные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней референтная группа;

3) личность переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей .

Социально-психологическая адаптация личности, осуществляемая на уровне личностных механизмов, не сводится к конформизму, который, как выражение соответствующей социальной установки, является только одной из возможных адаптивных стратегий, осуществляется с помощью различных смешанных адаптивных комплексов и выражается в разнообразных поведенческих формах .

Социально-психологическая адаптация личности может иметь неконформистский и творческий характер, тогда как конформистское поведение в некоторых ситуациях может быть неадекватным, приводящим к формированию таких черт и установок личности, которые делают невозможной ее гибкую адаптацию. Длительная приверженность к конформистской стратегии адаптации может способствовать формированию склонности личности к систематическим ошибкам поведения (нарушениям норм, ожиданий, шаблонов поведения) и к созданию все новых проблемных ситуаций, для адаптации к которым у нее нет ни адаптивных способностей, ни готовых механизмов и их комплексов. Сознательно осуществляемая конформистская стратегия может стать предпосылкой возникновения перманентных внутренних конфликтов личности .

Определяют социально-психологическую адаптацию как «многомерный процесс формирования у личности устойчивого позитивного отношения к задачам и традициям предприятия по мере проявления активности и усиленного включения в производственную деятельность, систему межличностных отношений, социокультурную и социально-политическую жизнь предприятия, нахождение там условий для самореализации» [3] .

От важных факторов зависит социально-психологическая адаптация нового гражданского служащего:

от принятия своего положения в коллективе;

от удовлетворенности собой в профессиональной деятельности;

от отношения к руководству .

  Таким образом, можно выделить четыре вида адаптации к профессиональной деятельности:

1. Отрицание. Интересы и ценности индивида кардинально отличаются от ценностей организации, возможно, даже противоположны. Его ожидания не оправдываются. Чаще всего при таком раскладе сотрудник покидает место работы в первые же месяцы .

2. Конформизм. Индивид полностью принимает и разделяет традиции и ценности организации, готов подчиняться и изменяться, если это требуется. Такие работники остаются надолго в фирме, они составляют большую часть коллектива .

3. Мимикрия. Сотрудники не разделяют основных норм и традиций организации, но соблюдают второстепенные правила. Это потенциальная группа риска, поскольку, сотрудники, относящиеся к ней, не ценят свое рабочее место и в любой момент готовы его покинуть .

4. Адаптивный индивидуализм. Сотрудник солидарен с основными принятыми нормами и традициями фирмы, но не принимает второстепенные, не столь важные .

Такие работники сохраняют свое мнение [4] .

В зависимости от индивидуальных способностей и особенностей мотивационной сферы личности, условия деятельности способны оказывать ощутимое влияние на характер, скорость и результат адаптации. Умение быстро находить свое место в совместной деятельности, в новом коллективе, проявление своих способностей и интересов является основным условием для адаптации гражданских служащих в новой социальной среде. Причем, чем выше это умение, тем выше скорость адаптации. Процесс адаптации является динамическим. В органах государственной власти он должен быть связан не только со стратегическим планированием, но и с уже сформировавшимися программами мотивации гражданских служащих, оценки и развития сотрудников и с существующей организационной и корпоративной культурой .

Таким образом, сфера социально-психологической адаптации предстает перед молодым специалистом как совокупность коллективных мнений, соответствующих эталонов поведения и оценок, господствующей системы настроений коллектива, то есть как определенный морально-психологический климат, к которому ему необходимо адаптироваться .

Социально-психологическая адаптация гражданских служащих заключается в освоении социально-психологических особенностей профессиональной организации, хороших отношениях с членами коллектива и руководством. В процессе адаптации гражданский служащий не просто воспринимает новую информацию, а пытается соотнести ее со своим прошлым опытом, оценить ее, сделать выводы, которые помогут ему справиться с адаптационным процессом .

Литература

1. Знаменский Д. Ю. Государственное и муниципальное управление: учебное пособие. Спб.: ИЦ "Интермедия", 2012. – С. 65-68 .

2. Винер Н. Человек управляющий. Спб.: Питер, 2002. – С. 142-144 .

3. Налчаджян А. А. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). М.: Эксмо, 2010. – С. 117-118 .

4.Томочек В. А. Организационная психология и стили профессиональной деятельности государственных служащих. М.: РАГС, 2003. – С. 84-85 .

–  –  –

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МОТИВИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

ГРАЖДАНСКИХ СЛУЖАЩИХ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

В своей деятельности органы государственной власти опираются на главный кадровый стержень государственного управления – государственных служащих .

Актуальность темы основана на том, что именно от качества и мотивационных характеристик современных чиновников, их профессионализма и компетентности, морально-этических и трудовых ценностей зависит способность аппарата государственной службы решать непростые социальные и экономические задачи, остро стоящие перед государством .

Для обеспечения деятельности института государственной гражданской службы в стране, соответствующей высокому качеству и результативности, необходимо разработать эффективную систему мотивации гражданских служащих, которая бы включала в себя различные методы стимулирования, а также постоянный мониторинг с выявлением потребностей для дальнейшего внесения необходимых корректировок в уже существующую систему. Эффективность работы в государственных учреждениях в последнее время, при всей привлекательности государственной гражданской службы, осложняется высокой текучестью кадров .

Деятельность гражданских служащих строго регламентирована нормативными актами, и основной причиной увольнения для многих чиновников служит довольно скромный оклад, и, как следствие, отсутствие заинтересованности в карьерном росте .

Существенная особенность государственной гражданской службы заключается в ограниченности ресурсов для материального стимулирования служащих. Регламентация профессиональной служебной деятельности должна дополнятся гибкой системой ценностей, образцов поведения, профессиональной мотивации и прочих элементов корпоративной культуры [1]. В распоряжении руководства государственного органа есть достаточно широкий набор нематериальных мотивационных стимулов, которые выражаются в основных и дополнительных государственных гарантиях [1]. Речь идет о предоставлении возможностей для профессионального развития государственного гражданского служащего и комплекс социальных гарантий. Нематериальная мотивация носит более стратегический характер, нежели материальная, так как денежная компенсация рассчитана на недолгий срок, а нематериальное стимулирование на долгосрочную перспективу .

В слаженном коллективе придают определенное значение так называемому организационному методу стимулирования, что подразумевает привлечение гражданских служащих в процесс принятия решений, делегирование полномочий, обогащение труда [2]. Стремление к чувству признания и уважения со стороны коллег, а также принадлежность к коллективу и способность показать свою значимость является определяющим в трудовой деятельности. В Министерстве Труда и Социальной защите РФ с 2013 года организовано проведение в 26 федеральных государственных органах пилотных проектов по апробации и внедрению в работу кадровых служб государственных органов современных кадровых технологий и инструментов, предусмотренных Указом Президента РФ от 7 мая 2012 года № 601. Также на основании Федерального Закона от 29 июля 2017                                                              © А.Ю. Анненкова, 2017   года № 275-ФЗ “О внесении изменений в ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» были внесены изменения, направленные на внедрение нового подхода к профессиональному развитию государственных гражданских служащих, в частности исключена норма о повышении квалификации гражданского служащего (не реже одного раза в три года) – предлагается осуществлять с учетом потребностей в развитии кадрового состава, а также введение нового механизма организации повышения квалификации гражданских служащих на основе государственных образовательных сертификатов [3]. Данные нововведения во многом оказывают решающее влияния на систему мотивирования гражданских служащих .

Следует отметить, что эффективность результатов работы зачастую прямо зависит от степени замотивированности сотрудника. Поведение человека всегда является для него оптимальным, то есть действия и поступки всегда направлены на получения максимальной материальной и моральной выгоды. Важнейшая цель аппарата государственной службы создать такую систему мотивации гражданских служащих, чтобы личная оптимальность стояла на службе организации, иными словами создать такие условия труда, когда качественно выполненная работа оптимально удовлетворяла потребности .

Литература

1. Знаменский Д.Ю., Омельченко Н.А. Кадровая политика и кадровый аудит организации. - М.: Издательство Юрайт, 2014 .

2. Кибанов А.Я., Баткаева И.А., Митрофанова Е.А Мотивация и стимулирование трудовой деятельности. - М.: Проспект, 2014 .

3. Портал госслужбы и управленческих кадров URL: https://gossluzhba.gov.ru/ (дата обращения: 21.09.2017) .

–  –  –

МОДЕЛЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВЛАСТИ С БИЗНЕС-СООБЩЕСТВОМ В

КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНОГО МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ПРОЦЕССА .

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Современное политическое устройство России и вектор направленности в сторону инициализации демократический принципов в национальной модели государственности уже не позволяют вернуться к силовым мобилизационным, превалирующе административным или радикально теневым практикам в сфере связей с органами государственной власти, доставшихся нам «в наследство» из прошлого опыта. Разумеется, новые политические реалии вовсе не отменяют «мягких» элементов мобилизации в смысле концентрации государством ресурсов на ключевых направлениях, но основным инструментом построения нового общества и экономики все же будет взаимовыгодное и конкурентное сотрудничество государства и бизнеса .

                                                             © К. Асеведо-Якубовская, 2017   Очевидно, что государство взяло на себя основную долю усилий по модернизации социальной сферы, а бизнес будет играть в этой сфере лишь вспомогательную роль, однако в построении новой современной экономики роли должны быть распределены по-другому – первую скрипку в этой области должен играть бизнес .

С аспекта представления о новой модели GR-коммуникации и активном включении ее в российский политический процесс, необходимо говорить о ее модернизации в контексте общих социально-экономических преобразований .

Невозможно обеспечить инструментальную технологическую модернизацию, не прибегая к изменению делового климата, инвестиционной политики, конкурентного режима .

Необходимо ослабление тотального присутствия государственного участия во всех сферах корпоративной жизнедеятельности бизнес-сообщества. У государства достаточно много механизмов, чтобы контролировать порядок в деловой среде через механизмы антимонопольного регулирования, налогового регулирования, лицензионного и технического регулирования. Государству следует отказаться от всеобъемлющего присуствия в тех отраслях, которые не касаются обеспечения национальной безопасности и обороны. Стоит отметить, что программа выхода из бизнеса государством заявлена, и сегодня государство ведет с деловым сообществом активный диалог по этому поводу [1] .

При этом государству, что немаловажно с активным привлечением органов региональной и местных властей, необходимо сделать всё возможное, чтобы занятие бизнесом стало привлекательным, доступным и престижным. Политика государства в части изменения делового климата должна способствовать созданию равных условий для всех предпринимателей, где правила и законы будут стабильными и понятными, в качестве приоритетной задачей должна стремиться к обеспечению честной и открытой конкуренции, ослаблению регулирующего воздействия и преодолению повсеместных административных барьеров .

И здесь нельзя не отметить, что реализацию таких приоритетов в России осложняет отсутствие четкого законодательного регулирования GR-деятельности .

Небезосновательно скажем, что даже механизмы ГЧП не могут быть задействованы в полную силу из-за недостаточного нормативного регулирования [2] .

Рассуждая в указанном ключе, выявляется тот факт, что России сложилась парадоксальная ситуация: специалисты, которые взаимодействуют с органами власти и продвигают необходимые для организаций решения, а также институт некоммерческих организаций, способствующий продвижению их интересов – есть, а соответствующего нормативного регулирования – нет. Наверное, во многом поэтому, большинство российских менеджеров называют самыми эффективными средствами во взаимоотношениях с чиновниками знакомство с нужными людьми и материальную заинтересованность чиновников .

Во избежании обращения в настоящей работе к дискуссии этической составляющей GR-деятельности автор считает нужным разграничить понятие «GR»

и «лоббизм». Как подробно упоминалось в первой главе, под GR понимаются отношения социальных субъектов с органами государственной власти. Под лоббизмом же видится решение тех или иных вопросов в интересах определенных групп в государственных органах власти на основе знания процедур принятия решений последними. Другими словами, специалисты в области GR — это люди, которые строят мост между властью и бизнесом, для того чтобы по этому мосту могли свободно пройти лоббисты для решения своих вопросов с властью [3] .

Таким образом, лоббизм и GR, будучи смежными понятиями, не являются тождественными [4], хотя, зарубежные исследователи часто соотносят GR «с   лоббистской деятельностью бизнес-структур по отношению к органам власти и управления [5] .

Выходит, что лоббизм и GR – родственные понятия, но не идентичные .

Эксперты по-разному раскрывают их сущность и содержание. И порой даже само их понимание этих явлений противоречиво. Но совершенно точно можно выделить, что лоббизм – общественное явление, а GR - скорее, инструмент предпринимательского сообщества. При этом лоббизм проявляет себя в законодательной и нормативной сфере, в качестве инструментария воздействия, а GR – сфера деятельности «на подхвате» у коммерческих структур, обеспечивающая процессе решения конкретных задач, имеющих прямое и косвенное отношение к органам государственной власти .

Если портретный образ цивилизованной GR-деятельности в современных реалиях уже представляется нам понятным, обозначим теперь взгляд на него со стороны российской власти .

Анализируя новостные сводки, выступления представителей политической элиты и анонсируемые ими агитационные обещания, нельзя не заметить, что деятельность бизнес-сообщества, в особенности среднего и малого его сегментов (что не может не радовать), с середины 2000-х годов стала объектом пристального внимания государства, а взаимоотношения с ним включены в разряд важных и приоритетных государственных задач .

Несомненно, что Экономический кризис 2008–2009 гг. оказал существенное влияние на указанную направленность и привел к существенным качественным корректировкам в политике российского правительства. Так, на высшем политическом уровне было признано, что устойчивый экономический рост в России невозможен без ощутимого улучшения инвестиционного климата, что, в свою очередь, требует налаживания полноценного диалога с предпринимательским сообществом. Начиная с 2009 г. правительство стало предпринимать конкретные шаги в данном направлении, призванные послать обнадеживающие сигналы частному сектору и ускорить посткризисное восстановление экономики. Однозначно видно, что эти шаги, свидетельствовали о начале нового периода экономической политики правительства, который может быть охарактеризован как второе поколение российских реформ по снижению административных барьеров и дерегулированию экономики [6] .



Наиболее приятно констатировать и то, что такая положительная динамика в векторе коммуникативной направленности государства к бизнес-сообществу сохраняется и нарастает и по сегодняшний день. Так, В Кремле под председательством Владимира Путина 7 апреля 2015 года состоялось заседание Государственного совета, на котором рассматривался комплекс мер по развитию малого и среднего предпринимательства. Где в числе вынесенных на обсуждение тем стали вопросы повышения эффективности государственной поддержки малого бизнеса; расширения доступа предпринимателей к кредитным ресурсам, решение проблем, связанных с кадровым обеспечением, налоговым и правовым регулированием, в том числе трудовых отношений, проведением проверок со стороны контрольно-надзорных органов [7] .

Однако, несмотря на всю положительную динамику тенденций к становлению и увеличению роли GR-коммуникации в политическом процессе современной России, регулярное деловое сотрудничество с системой государственного и муниципального управления пока остаётся для многих коммерческих фирм и индивидуальных предпринимателей непозволительной роскошью .

По мнению А.В. Зобнина этот фактор определяется рядом причин: во-первых, система государственной власти является многоуровневым и сложноорганизованным механизмом с многочисленными правилами и процедурами организационного поведения (системно-организационная причина); во-вторых, не   представляется возможным учесть психологические и поведенческие особенности всех представителей органов власти (поведенческо-психологическая причина); втретьих, орган государственного управления как институт власти зачастую представляет собой закрытый саморегулируемый организм, не позволяющий влияния и вмешательства извне (институциональная причина) [7] .

В этой связи, в завершение еще раз подчеркнем, что повышающаяся роль среди политико-управленческих наук новой дисциплины «GR-менеджмента»

позволит успешно решить обозначенные выше проблемы, придаст стимул к развитию новых направлений политико-управленческой мысли, и за счет своей диалогичности инициирует череду дискуссий по актуальным вопросам взаимодействия государства, бизнеса и общественного сектора в современной России .

Литература

1. Пономарев А.К., Гончар К.Р., Альянсы бизнеса и государства в инновационных проектах // Препринт: WP5/2002/06 – ГУ ВШЭ, 2002, – С. 18 .

2. Шатилов А.Б, GR: что это такое и почему в нем возникает потребность у бизнеса? // Научно-образовательный журнал «Гуманитарные науки», 2011, № 1, – С .

47-52 .

3. Минтусов И.Е, Филатова О.Г., Этика GR-коммуникаций в общеевропейской и российской практике: сравнительный анализ// Вестник СпБГУ, серия 9, 2015, № 4,

– С. 87-95 .

4. Котиев Д. Б. GR-технологии как фактор развития взаимоотношений бизнесструктур и государства в современной России: политологический анализ:

диссертация … канд. полит. наук., М., 2010.,  – С. 4 .

5. Фрейнкман Л.М., Яковлев А.А., Агентство стратегических инициатив как новый для России «институт развития»: первые результаты деятельности, факторы успеха и возможные риски в контексте международного опыта [Электронный ресурс]:

препринт WP1/2014/02/ – М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2014., – С. 44 .

6. Стенограмма заседания Государственного совета по вопросам развития малого и среднего бизнеса, 07.04.2015. URL:

http://www.kremlin.ru/events/president/news/49214 (дата обращения: 18.08.2016) .

7. Зобнин А.В., GR-менеджмент на новом этапе развития, Лабиринт. Журнал Зобнин А.В., GR-менеджмент на новом этапе развития, Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований, 2012, № 2,  – С. 78 .

–  –  –

ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ

АЛКОГОЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ

Пьянство в России является социальной проблемой, подрывающей социально-экономические и духовно-нравственные основы жизнедеятельности государства. За последние сто лет алкогольная политика прошла сложную эволюцию. Так, до царствования Николая II государство начало вводить различные формы, на основе которых осуществлялся контроль над оборотом алкогольных напитков, а отпуск водки населению осуществлялся в «царевых кабаках», «кружечных дворах» и т.п. В 1895 году была введена винная монополия, главной задачей было обеспечение благополучие населения на основе твердо взвешенного регулирования розничной продажи крепких спиртных напитков. В этот период создавались т. н. «попечительства народной трезвости» для «ограждения от злоупотребления крепкими напитками», осуществляющих надзор за соблюдением норм продажи спиртного .

В силу идеологизированности алкогольная политика в советский период государственная алкогольная политика была противоречивой и непоследовательной .

С одной стороны, характер пьянства считалось «наследием капитализма», которое должно было со временем исчезнуть. С другой стороны, начиная с 1925 года государство увеличило объемы производства вино-водочных изделий с целью восстановления народного хозяйства и решения других важнейших задач. Однако в этот же период проводилась борьба с пьянством и алкоголизмом с помощью общества трезвости и органов охраны порядка. В начале 30-х годов в период коллективизации произошло наращивание производства спиртных напитков, которые продавались без ограничений даже в столовых при предприятиях, учреждениях и вузах. После войны водка широко пропагандировались, в этот период потребление алкоголя не превышало 4 литров абсолютного алкоголя на душу населения. К концу семидесятых годов потребление алкоголя составляло 10,6 л.а.а. на душу населения .

В 1985 году власти в рамках алкогольной политики не только ограничили доступность алкогольных напитков, существенно снизили производство алкоголя, но и усилили и расширили набор форм преследования потребителей спиртного. В этот период были введены месячные талоны на ее покупку, что превратило виноводочные изделия в своеобразный условно-расчетный эквивалент рубля .

Сокращение продажи спиртных напитков было полностью компенсировано бурным ростом не легального самогоноварения и массового потребления парфюмерных, бытовых и технических жидкостей, содержащих спирт [1] .

Проводимая государством антиалкогольная компания привела к тяжелой конфронтации властей с населением, и нанесла огромный ущерб экономического и политического характера. Провал антиалкогольной компании породил крен в сторону либерализации алкогольных напитков. В условиях реформенных преобразований экономики была отменена государственная алкогольная монополия, в результате которой государство почти полностью устранилось от контроля за производством и оборотом алкоголя. В результате этого в алкогольной сфере произошло падение объемов отечественного производства алкоголя, замещение дешевым импортным не качественным алкоголем. А также фальсификация вино водочных изделий, розничная продажа питьевого спирта и т.п. [2]. В этот период душевое потребление                                                              © С.А. Багин, 2017    алкоголя сопровождалось алкогольными отравлениями, психозами и смертностью, связанной с приемом не качественных спиртных напитков, которое достигло 16-17 л.а.а. на фоне катастрофического падения алкогольных доходов государства .

Кризисный характер сложившейся алкогольной ситуации усугублялся тем, что ввиду быстрой оборачиваемости вложенных средств в алкогольный бизнес, высокая доходность производства и оборота алкоголя превратили эту сферу в одну из наиболее криминогенных, в которой совершалось огромное количество различных преступлений. Во второй половине 90-х гг. произошла попытка государства упорядочить алкогольный рынок, стимулировать отечественное производство, уничтожить нелегальный оборот алкоголя, который по некоторым оценкам достигал 60%, а также наполнить казну за счет алкогольных доходов. Все это указывает на то, что в результате длительной исторической ретроспективы формирование алкогольной политики в России было крайне не последовательным и малоэффективным. Все это приводило к негативным последствиям социального, экономического и политического характера. Подобного явления можно было избежать, если бы государственная алкогольная политика властей вытекала из хорошо продуманной концепции, которая отражала не только интересы бюджетной политики, но и интересы потребителей алкоголя и всего общества .

Литература

1. Туровский А.А., Гасанов Р.И. Государственная политика в сфере производства и оборота алкогольной продукции: этапы становления и развития .

//Вестник Университета (Государственный университет управления). 2010. - № 13. – С. 076-081 .

2. Туровский А.А. Поддержка социально ответственного бизнеса в России .

//Вестник Университета (Государственный университет управления). 2015. № 13. – С. 305-310 .

–  –  –

ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ОПЫТА ПРОДВИЖЕНИЯ

СЕТЕВЫХ ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ

Как показала практика, одной из проблем, вытекающей из реальности формирования постинформационного общества стало то, что государство относится преимущественно технологически к политическим инновациям последних лет. А постоянное искажение транслируемых сведений и информации приводит к дисбалансу современных политических коммуникаций [1, 2] .

Многообразие форм и особенностей гражданских инициатив наглядно демонстрирует наболевшие проблемы политической реальности последний лет .

Гражданские инициативы являются базисом существования гражданского общества XXI в., и представляют собой, один из главных инструментов осуществления гражданами своих конституционных прав .

                                                             © Н.О. Бероева, 2017    По Конституции граждане России имеют право на тайное, всеобщее голосование и право на участие и проведение референдума. Это юридический подход к понятию гражданская инициатива. Однако гражданская инициатива – это многовекторная дефиниция, которая включает в себя социально-политическую активность граждан, политическое участие, создание и вступление в общественные организации, союзы, общества для защиты своих интересов и пр .

Новая философская энциклопедия определяет гражданскую инициативу как «неформальное объединение граждан, которое создается для ненасильственной борьбы с конкретными недостатками общества» [3]. Яркими гражданскими инициативами являются такие проекты, как «Движение в защиту Химкинского леса», «Зелёный щит», «Бессмертный полк», «Общероссийский народный фронт» и др .

Определяющую роль занимает сам гражданин, как источник инициативы. В последнее время для развития системы продвижения гражданских инициатив большую роль играют сетевые политические коммуникации .

По сравнению с привычными политическими коммуникациями их сетевая экстраполяция носит качественно иные характеристики. Сегодня происходит процесс сетевизации политических коммуникаций, когда старые формы остаются достаточно эффективными и при этом они дополняются сетевыми ресурсами [4]. В современных условиях развития общества, в котором происходят технологические новации и всё большее совершенствование получают онлайн-коммуникации, сетевые платформы являются важной формой гражданской активности .

По замечанию М. Кастельса «власть зависит от контроля за коммуникацией, коммуникативная власть – в самом сердце и динамике общества» [5]. Коммуникация в глобальном сетевом обществе позволяет каждому самостоятельно создавать, распространять и выбирать информацию, вместе с тем каждый человек становится не только потребителем, но и источником информации .

Одной из особенностей гражданской активности является всё большее использование сетевого принципа для ее организации. Сетевые формы организации гражданской активности – это децентрализованные системы, которые строятся на договорной основе организации деятельности и формирования партнёрских отношений между участниками [6]. Таким образом сети общественных объединений становятся неотъемлемой частью политической системы .

Одной из отличительных черт продвижения гражданских инициатив в России является тот факт, что зачастую активизация исходит сверху, т.е. от властных органов. Современные авторы (Лаврентьев С.Н., Латыпов Р.Ф., Кочетков А.П., Никовская Л.И., Оберемко Т.В., Почта Ю.М., Юханов Н.С.) справедливо отмечают, что в современной России успех создания гражданского общества нередко связывается со степенью участия государства в данном процессе. На нынешнем этапе развития гражданского общества, мы считаем, что данная практика не имеет негативного характера, поскольку наряду с инициативами, исходящими от государства в России так же имеется позитивный опыт продвижения равнозначных гражданских инициатив .

В России гражданское общество следует рассматривать, как один из элементов движущей силы политической модернизации. Можно ли назвать российский опыт продвижения гражданских инициатив эффективным? Мы считаем, что да. Частные инициативы в современной России выходят на новый уровень, существует конструктивное сетевое взаимодействие власти и общества, имеет место быть формирование полноценного дискурса между властью и гражданским обществом, что подкрепляется такими ресурсами, как «Российская общественная инициатива», «Активный гражданин», «Комитет гражданских инициатив» и пр. Как показывает практика, система развития гражданских инициатив в России создаёт   необходимые условия для их реализации, что позволяет населению осуществлять свои права и защищать свои интересы .

Таким образом, система развития гражданских инициатив в России создаёт необходимые условия для их реализации, что позволяет населению осуществлять свои права и защищать свои интересы. Таким образом, гражданские инициативы содействуют совершенствованию социальной, экономической и культурной сфер жизни общества и формируют у граждан политическую культуру участия .

Литература

1. Бронников И.А. Гражданский интернет-активизм: тенденции и перспективы // Вестник Поволжского института управления. 2017. № 4.  – С. 94-102 .

2. Бронников И.А., Блинова Н.В. Управление рисками в процессе формирования и реализации государственной политики: Подходы и технологии // Политическая наука. 2016. № S. – С. 267-291 .

3. Новая философская энциклопедия / Под ред. Стёпина В.С. 1 том изд. М.:

Мысль, 2010. – С. 739 .

4. Хрыкин А.А. Сетевые политические коммуникации: потенциал влияния. // Власть. 2012. №1.  – С. 49-53 .

5. Кастельс М. Власть коммуникации. М.: ИД ВШЭ, 2016.  – С. 558 .

6. Головин Ю.А., Фролов А.А. Практики сетевой гражданской активности в современной России. // Государственное и муниципальное управление. Учёные записки СКАГС. 2016. №2.  – С. 195-198 .

–  –  –

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ И МОДЕЛЬ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

С точки зрения политических процессов новые информационные и коммуникационные технологии расширяют права граждан путем предоставления доступа к разнообразной информации; дают новые возможности для участия в процессе принятия политических решений и контроля деятельности государственной власти; позволяют не только потреблять, но и активно производить информацию. Таким образом, государственным органам власти необходимо не просто разрабатывать и реализовывать эффективную национальную информационную политику, но и рассматривать ее как приоритетную задачу государственного управления .

Вместе с тем, следуя приоритету демократических ценностей в процессе политической институционализации, современное информационное общество должно базироваться на принципах непосредственной демократии, на демократии участия. Поэтому, при переходе к информационному обществу радикальные изменения политической системы, прежде всего, должны быть обусловлены                                                              © Е.С. Богомолова, 2017    изменением модели поведения граждан, их переориентацией с материальных ценностей на ценности самореализации .

Такая концепция полностью меняет сфокусированные на государстве представления о политической деятельности, свойственные эпохе господства централизованного национального государства. Ассоциации гражданского общества не просто оказываются способными влиять на политику или участвовать в работе представительных органов власти, они включаются в механизм принятия политических решений в качестве самостоятельных акторов, не перекладывающих ответственность на государственные структуры, а разделяющих вместе с ними груз решения общественных проблем .

Исходя из наших исторических особенностей сложившейся политической культуры, можно говорить о том, что модель демократического управления в России, не способная в силу неразвитости гражданского сообщества быть инициализированной «снизу», должна основываться на создании демократических политических институтов «сверху». И в таком случае, эти институты станут действительно демократическими лишь при условии их открытости и подконтрольности общественным группам .

Конечно же в государственной науке существует множество сюжетов по образцу социологических и экономических процессов и правовых прецедентов. Но не следует умалять здесь значение политической культуры, а вместе с ней, в качестве составной части, общенациональной культуры участия в коммуникативных процессах между государством и гражданским сообществом, зачастую являющихся тем самым «базальтовым слоем» политической системы. Без их рассмотрения аксиоматика в государственной науке становится аморфной и просто-напросто рассыпается. Говоря метафорически: если изучать «силы» и «среды», а не личности и целеполагания, то в поиске методов теряется истинный идейный смысл. Именно такому ракурсу следует отдавать предпочтение при анализе связи социальнополитических реалий с определенными сверх-задачами, стратегическими ценностями, фундаментально-метафизическими проблемами, касающимися государства, права, политики, гражданского общества, человека [1] .

Подлинная любовь к гражданам не может быть основана на исключительном игнорировании истины, какой бы горькой и неприятной она не была. Однако, вычленение и определение истины в сфере политического – особенно острая задача. При том, что выбор некоей средней линии, если она построена на замалчивании «неприятных» и «неприемлемых» фактов политической жизни .

В подтверждение этому, налицо неэффективность информационной модели коммуникации, используемой сегодня представителями властей. Сама информация носит исключительно позитивный характер, а негативные факты и события попросту замалчиваются. Концептуальное отражение здесь видится лишь в необходимости достоверного и своевременного информирования общественности, с целью получения поддержки принимаемых управленческих решений. Хотя сообщения в такой коммуникационной модели не носят прямого манипулятивного характера, связанного с сознательным искажением фактов и подачей ложной, специально сконструированной или препарированной информации, в качестве ожидаемого эффекта все же выступает трансформация сознания и корректирование политического поведения аудитории, но в известной степени под «мягким воздействием» .

Коммуникативные действия способствуют самореализации личности и дают силы противостоять порабощающей человека власти. В рациональном поведении индивида и способности личности к активному функционированию в свободных ассоциациях общественности видится единственный путь к разрешению назревших социальных, национальных и политических конфликтов. Внутренняя потребность   гораздо эффективнее любого внешнего давления для мобилизации всех сил человека. Внешнее принуждение всегда вызывает психологическое противодействие, которое снижает производительность труда или делает людей неспособными к решению задач, требующих ума, инициативы и ответственности [2] .

Таким образом «коммуникативный тупик» в отношениях между людьми, государствами, культурами, религиями приводит к тому, что любые попытки взаимодействия оборачиваются «механическими коммуникациями», т. е. с применением силы и террора .

По мнению Н. Лумана, власть не лишает подвластного права выбора, она только сужает его перспективы. Политические элиты способны к получению большей силовой меры, если оказываются могущими добиваться признания своих решений при наличии привлекательных альтернатив действия или бездействия. С увеличением свобод подчиненных, власть должна только усиливаться. Именно коммуникативное понимание власти способно вскрыть все возможные источники ее злоупотребления [3]. Другими словами, в условиях политического плюрализма и многопартийности, уровень легитимности государственного аппарата только растет .

Здесь же можно сделать вывод, что к насилию прибегают в виду недостатка власти .

По мнению заведующего кафедрой государственного управления и политических технологий ГУУ, профессора Н. А. Омельченко, можно утверждать, что большинство современных легитимационных технологий в России имеют преимущественно нисходящий и в определенной степени манипулятивный характер .

Особенности современного процесса легитимации власти создают широкие возможности для комплексного манипулирования людьми через чувства, инстинкты, потребности, эффекты восприятия, вместо традиционных методов воздействия на разум людей с помощью идей. Н.А. Омельченко, наряду с принятым в науке и практике разделением технологий легитимации власти на рациональные и нерациональные в рамках рациональной группы считает важным выделять формальные (или политико-правовые) и неформальные технологии и механизмы. К формальным технологиям и механизмам легитимации власти он относит выборы и референдум, к неформальным – построение персонального или институционального имиджа, символьную политику, политическую коммуникацию [4]. Так, политическая коммуникация видится «наименьшим из зол» в инструментарии, используемом политической элитой для становления и поддержания процесса легитимизации власти .

Демократически избранный представитель должен поддерживать основу своей власти путем постоянных общественных дискуссий и контактов со своими товарищами по политическим убеждениям. Власть как легитимное образование может быть выведена лишь из признания общественностью ее авторитета. Однако, следует помнить, что общественное мнение столь же динамично в своем развитии, сколько труднодоступно и без постоянной поддержки как неотъемлемая основа власти будет утрачено. Так, можно прийти к выводу, что легитимность власти определяется процессом социальных коммуникаций .

В таком контексте для государства главным сейчас становится – опираться на крепкую идеологическую программу, имеющую важное место в структуре социальнополитического знания, дать гражданам свободу, возможность реализовать себя, поддержать их стремление обустраивать свою собственную жизнь и приносить пользу стране. Решать актуальные экономические интеграционные задачи в партнёрстве с бизнесом, со средствами массовой информации, политическими партиями, общественными объединениями. Результатом таких совместных усилий, безусловно, явится значительный рост национальной экономики, повышение уровня качества жизни в нашей стране .

  Литература

1. Шамшурин В. И. Философия и теория политики и права: учебник / Изд-во ТулГУ, 2012. – С. 11 .

2. Политическая Фромм, Э. Бегство от свободы / пер. с англ. – М.: ACT: ACT МОСКВА, 2006. – С. 105 .

3. Луман Н. Власть / Пер. с нем. М., 2001.  – С. 11 .

4. Омельченко Н.А., Гасратова Ф.М., Проблемы легитимации политической власти в современной России: от теории к практике/ PolitBook. - 2015. №4 – С. 38 .

–  –  –

МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ: ИСТОКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

На протяжении длительного периода политического развития России освоение приобретенных территорий, являлось катализатором миграционных процессов. Трудовая миграция, как внешняя, так и внутренняя оказывала существенное влияние на экономическое развитие России и ее политическое закрепление на новых рубежах .

Укрупнение территории Российского государства требовало организации закрепления государства на новых территориях и осуществлялось в рамках развития некой модели, весьма близкой, в определенной мере, к так называемой «колониальной системе». Так называемые «колонизаторы» должны были своим присутствием укрепить и обезопасить новые земли, застолбить там присутствие России. В этой связи, как справедливо отмечает В. О. Ключевский: «История Российского государства — это история непрерывно колонизируемой страны» [1] .

Важным аспектом развития российского подхода к освоению новых территорий являлось участие в миграционных процессах не только внутренних человеческих ресурсов, но и иностранцев, которым российское государство старалось обеспечить благоприятные условия проживания на новой родине .

Внешняя трудовая миграция на рубеже XVI-XVII веков благоволила военным специалистам, медикам, архитекторам, ремесленникам, иностранным купцам и т.д., а также религиозным беженцам .

Востребованными мигрантам государственной властью принимались соответствующие нормативные акты, способствующие заселению малообжитых российских земель – манифест 1702 года «О вызове иностранцев в Россию, с обещанием им свободного вероисповедания», указ 1731 г. «О принятии на русскую службу инженер-офицеров из Пруссии и других стран» и указ 1747 г. «О клятвенном обещании иностранцев, желающих присягать на вечное подданство России», манифест 1762 г. «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу» и манифест 1763 г. «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их права и льготы» [2] .

                                                             © М.А. Бурда, 2017    Таким образом, период с конца XVI в. до середины XVIII в. можно с полным правом назвать первым существенным этапом развития массового привлечения востребованных мигрантов в Россию. В этот период наметились первые пробные схемы по организованному заселению малозаселенных рубежей государства, были опробованы методы по предоставлению преференций для иностранцев, поступающих на русскую службу [3] .

Также существенную роль в российской миграционной политике того времени играла миграция по религиозному принципу (миграция христиан). Так, из Персидского ханства и Османской империи выезжали болгары, греки, сербы и армяне, спасавшиеся от религиозных гонений на христиан .

Отмена крепостного права в 1861 году повысила возможности внутренней мобильности населения России. Дальнейшее освоение восточных регионов, территорий азиатских народов и земельная реформа Столыпина П.А. лишь усилило механизмы внутренней мобильности населения [4] .

Рассматривая процессы миграции в СССР необходимо отметить, что преобладающими формами миграции были трудовая, учебная и брачно-семейная миграция между регионами РСФСР и другими республиками СССР. Миграция за пределы СССР, как явление, фактически отсутствовала. Существующая в СССР политическая система не допускала возможности трудовой миграции советских граждан в другие государства. Желание трудиться за рубежом зачастую приводило и к потери советского гражданства. Исключения составляли длительные командировки, работа в торговых и дипломатических представительствах, что нельзя считать трудовой миграцией в полном смысле этого слова .

Советский период формирования миграционной политики имел несколько простых, но эффективных методов регулирования .

К ним можно отнести достаточно жесткую паспортную систему, предусматривающую контроль за перемещением, институт прописки и ее ограничения в крупных городах, а также привлечение населения в районы нового освоения. Приведенные методы имели также мощную идеологическую составляющую. В рамках планирования миграционных потоков, миграционная политика была интегрирована в общую систему развития и размещения производственных мощностей и расселения .

Можно выделить такие основные направления внутренних миграционных потоков – массовая миграция из села в город (урбанизация), в районы нового промышленного освоения Сибири, Дальнего Востока и юга СССР .

Также необходимо отметить и сильно возросший уровень урбанизации, который был напрямую связан с процессами трудовой миграции населения .

Развитие всех без исключения крупных городов происходило параллельно росту промышленности в них. Их территориальное расширение осуществлялось за счет поглощения более мелких поселений, деревень и т.д. Эта общемировая практика приобрела в СССР гигантские и не всегда оправданные масштабы .

Распад СССР повлек за собой структурные изменение происходящих миграционных процессов, в том числе и их направленности. Политические процессы на постсоветском пространстве катализировали процессы эмиграции. Определенное влияние оказал и этнополитический фактор, который был обусловлен становлением новых национальных политических элит, опиравшихся в первую очередь, на титульный этнос и его общность. Сформировавшийся в советских республиках «парад суверенитетов», а также процесс становления «национального самосознания» негативно сказался на русскоязычном населении и спровоцировал его массовый исход [2] .

В этой связи, первым внутренним документом по проблемам миграции после распада СССР принято считать постановление Правительства Российской Федерации от 3 марта 1992 года № 135 «О мерах по оказанию помощи беженцам и   вынужденным переселенцам». Учитывая объемы беженцев и переселенцев впоследствии были приняты Федеральный закон от 19 февраля 1993. № 4528-1 «О беженцах» и Федеральный закон от 19 февраля 1993. № 4530-1 «О вынужденных переселенцах» .

Трансформация внутренней миграции между бывшими союзными республиками в межгосударственное, трансграничное перемещение побудило власть выработать механизмы, регулирующие вопросы иммиграционного контроля и внешней трудовой миграции. В декабре 1993 г. были утверждены указы Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. № 2145 «О мерах по введению иммиграционного контроля» и от 16 декабря 1993 г. № 2146 «О привлечении и использовании в Российской Федерации иностранной рабочей силы» .

На сегодняшний день определяющими нормативными правовыми актами для российской миграционной политики можно считать Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», Федеральный закон от 18 июля 2006 г. № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации» и Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» .

При этом все основные положения и направления развития миграционной политики России отражены в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. В рамках указанного документа ведется систематическая работа по совершенствованию законодательства в сфере миграции [5] .

Обращая внимание на имеющиеся особенности российского миграционного законодательства и количественные показатели внешней миграции необходимо выделить следующее .

1. Российское миграционное законодательство достаточно однозначно дифференцирует всю внешнюю трудовую миграцию на три блока:

- трудовая миграция из государств Евразийского экономического союза;

- трудовая миграция из государств-участников Содружества Независимых Государств;

- трудовая миграция из третьих стран .

Для каждой из приведенных категорий характерен особенный порядок привлечения иностранного работника к временной трудовой деятельности в России, который в целом регламентирован положениями Федерального закона от 25 июня 2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» .

2. Принимая во внимание, что по самым разнообразным экспертным оценкам, а также в соответствии с официальной статистикой, публикуемой ФМС России, а впоследствии ГУВМ МВД России, трудовые мигранты из государств-участников СНГ занимают около 70-75 % российского рынка труда иностранной рабочей силы, данная категория иностранных граждан представляет наибольший интерес с точки зрения повышения прозрачности происходящих миграционных процессов и связанных с этим административных действий .

Так, согласно данным ГУВМ МВД России за 10 месяцев текущего года иностранным работникам оформлено около 1,43 млн. патентов, при этом на миграционный учет поставлено порядка 13,4 млн. иностранных граждан, из которых примерно 10 млн. человек – граждане государств-участников СНГ. При этом, первые три места в приведенной статистике занимают выходцы из Узбекистана, Таджикистана и Украины (в совокупности примерно 6,2 млн. человек, которым оформлено примерно 1,1 млн. патентов) [6] .

  Вполне очевидно, что мигранты из указанных государств наиболее массово присутствуют и на российском рынке труда. Но если граждане Таджикистана и Украины осуществляют временную трудовую деятельность в России в общем порядке, то граждане Республики Узбекистан в скором времени получат возможность осуществлять временное трудоустройство в России и на основании положений Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан об организованном наборе и привлечении граждан Республики Узбекистан для осуществления временной трудовой деятельности на территории Российской Федерации, которое было подписано в апреле 2017 года и в настоящее время проходит процедуру ратификации .

Указанный международный договор позволит реализовать механизм адресного привлечения востребованной иностранной рабочей силы и возвратной миграции работников, после истечения срока их трудового договора .

При этом основная работа по отбору такого работника, его идентификации, подготовки первичного пакета документа и согласования с российскими компетентными органами и работодателем будет осуществляться непосредственно в государстве выезда в центрах доиммиграционной подготовки .

Такой подход к реализации государственной политики в сфере внешней трудовой миграции позволит повысить эффективность миграционных процессов, а доиммиграционная подготовка в государстве исхода потенциального мигранта будет способствовать их «декриминализации». Это позволит на начальном этапе отсекать потенциально криминальных мигрантов, что будет способствовать снижению социальной напряженности в российском обществе, где в достаточной мере еще сильны мигрантофобские позиции .

Литература

1.Ключевский В. О. Сочинения в 9 томах. М. : Мысль 1987-1990. Т. 1. – С. 309Бурда, М. А., Герасимова, И.В. Политика России в сфере внешней трудовой миграции: накопленный опыт и пути развития // PolitBook. 2016. № 4. – С. 166-177 .

3.Миграция в современной России: состояние, проблемы, тенденции: сборник научных трудов, подготовленный под эгидой научного совета ФМС России / под общ .

ред. К. О. Ромодановского, Е. Ю. Егоровой, В. А. Лянного. М. : ФМС России, 2012. – С. 320 .

4.Белянин Д. Н. Столыпинская переселенческая политика как национальный проект // Вестник Кузбасского государственного технического университета. 2008. № 1. – С. 104-109 .

5.Волох В.А. Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации. URL: http://www.kapitalrus.ru/index.php/articles/article/210720 (дата обращения 22.11.2017) .

6.Министерство внутренних дел Российской Федерации. URL:  https://мвд.рф/Deljatelnost/statistics/migracionnaya (дата обращения 22.11.2017) .

–  –  –

ОБ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ

ЛЕГИТИМАЦИИ ВЛАСТИ

Рассматривая проблему легитимности, политологи выделяют как правило два аспекта: а) легитимация несет в себе определенную уникальность поскольку в зависимости от страны, культуры и эпохи ее процесс может осуществляться в различных формах и методах; б) как показывает исторический опыт, эффективная легитимация предполагает соответствие властных институтов цивилизационным нормам, политической культуре и ценностным установкам, которые разделяет большая часть общества .

При сравнении типа легитимации власти в России и в западных государствах, выделяется ряд существенных различий. В западных государствах чувство законности происходило из заключенного между индивидом и обществом договора, позволяющего игру социальных интересов в форме свободы выбора. В России же исторически сложилось такое положение, что власть является абсолютно непререкаемым авторитетом, а подданные обязаны неукоснительно исполнять все её волеизъявления. Эта тенденция хотя и модифицировалась, в целом сохранялась довольно длительное время. Вся политика власти была направлена на формирование убеждения в том, что все деяния, совершаемые властями, есть благо, которое не подлежит критике .

При таком типе легитимного господства, и в особенности в его традиционной форме, невысока роль формального права, поскольку во главу угла ставятся не формально-правовые установления, а расположенность граждан или подданных к существующим порядкам и обычаям. Данный тип легитимности особенно характерен при наследственной форме правления, но и не только. Длительная привычка, которая вырабатывается на протяжении веков к той или иной форме правления, создает ощущение ее справедливости, а значит и законности, что придает власти стабильный и устойчивый характер .

И.А. Ильин подчёркивал, что не существует универсального способа отбора лучших сил, применимого для каждого народа или каждой эпохи. Каждый народ сам выбирает способ, целесообразный в его случае. Любое механическое заимствование может оказаться гибельным для государства [1] .

Представители евразийской школы также говорят о неприемлемости переноса чуждых политико-правовых и иных организационных форм. Они обосновывают самобытный путь развития русского государственного бытия, имеющий собственные правовые, культурные и этнополитические особенности, свои способы и методы легализации и легитимации институционально-властного порядка, вплетающие в свою ткань демократические (народные) формы организации публично-правовой жизни общества, но выраженные в иных институциональных проектах, более адекватных культуре и цивилизационной специфике этого общества .

«Мысль о том, - пишет П.И. Новгородцев, - что с разрушением старых устоев тотчас же водворяется истинная свобода, принадлежит анархической, а не демократической теории; по существу своему, демократия есть самоуправление народа, но для того, чтобы это самоуправление не было простой фикцией, надо чтобы народ выработал свои формы организации» [2] .

                                                             © М.А. Верниченко, 2017   Действительно, в западной политической культуре и системе власти, где превалирует легальный тип легитимности, формально-правовое начало выступает в качестве определяющего. В такой системе характер власти основывается на политико-правовых установлениях, где личностный фактор, хотя и может иметь важное значение, но все же играет второстепенную роль. Причем в правовом поле должна находиться не только управляемая масса, но и политические элиты, высшая бюрократия и чиновники. Таким образом, западное общество функционирует в условиях. где главенствующим принципом выступает закон, перед которым все должны быть равны .

Политическая легитимация в посткоммунистических регионах даёт как правило иной тип этого процесса. В результате политических трансформаций сформировался тип власти, который в политологии принято называть гибридным. То есть происходил двоякий процесс: продолжали сохраняться черты власти, в основе которых лежали ее традиционные качества, с одновременным формированием признаков, подпадающих под свойства правового государства .

Поэтому все большее число сторонников в политологии получает точка зрения, что формальное право, используемое при анализе политических процессов в западном регионе едва ли может быть релевантным при изучении процессов в странах политического транзита. Именно на эту особенность, изучая политический транзит первой волны, обратил внимание немецкий философ Фердинанд Лассаль (1825-1864). Он в частности отмечал наличие двух видов конституционного права — «формального» и «фактического». Применяя такой подход к анализу современных политических процессов в посткоммунистических странах, как нам представляется, можно составить более адекватную картину особенностей политической легитимации [3] .

Продолжая эту мысль отметим, что сформировавшийся опыт посткоммунистического развития показал, что публичная власть, основанная на исторически сложившихся рационально-правовых, электоральных процедурах, может не соответствовать этнокультурными и идеологическим характеристикам некоторых восточно-европейских обществ .

В незападных обществах, и это надо особо подчеркнуть, фактором легитимирующим власть выступают еще в значительной мере идеология, традиционные ценности и групповые интересы, которые формируют механизмы, определяющие отказ от политического соперничества как условия обретения власти, хотя при этом используются и формальные выборные механизмы .

Другими словами, сложившийся на постсоветском пространстве гибридный характер власти и ее легитимации носит противоречивый характер. С одной стороны существует объективная потребность дальнейшей демократизации власти, с другой, эта власть должна иметь социокультурную обоснованность, отвечать потребностям национальной безопасности, соответствовать целям и задачам, которые призвано решать государство в современных условиях .

Литература

1. Ильин И. А. О грядущей России: Избранные статьи /Под ред. Н.П .

Полторацкого. М.: Воениздат, 1993. – С. 42 .

2. Новгородцев П. И. Демократия на распутье // Об общественном идеале .

М., 1991. – С. 448 .

3. Лассаль Ф. О сущности конституции. См.: Конституционное право. Общая часть: Учебное пособие. Ч. II. Хрестоматия. 2-е изд. М., 1996. – С. 44 .

–  –  –

МЕЖДУНАРОДНАЯ МИГРАЦИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ И МИРОВОЙ РЫНОК ТРУДА

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

В Западной Европе работают несколько десятков миллионов иностранных работников (в начале XXI в. иностранные рабочие составляли 18% рабочей силы в Швейцарии, 10% - в Австрии, 9% - в Германии, 6% - во Франции). В США ежегодно въезжают от 500 до 800 тыс. человек (с членами семьи), в Канаде - около 200 тыс .

человек. Наряду с этими традиционными центрами международной трудовой миграции в последние десятилетия возникли новые центры .

Нефтедобывающие арабские страны (Саудовская Аравия, Ливия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Бахрейн) притягивают рабочую силу из других арабских и азиатских государств. Поставщиками рабочей силы для них выступает население более бедных арабских стран (Египта, Йемена, Иордании, Судана, Палестины) и азиатских стран (Индии, Пакистана, Бангладеш, Шри-Ланки), а в последнее время - Филиппин, Таиланда, Южной Кореи и др. и даже Европы .

При этом иностранцы получают работу на достаточно ответственных участках, в том числе и на государственной службе, что в целом нетипично для использования иностранной рабочей силы в мире. В то же время все иностранцы трудятся на временной основе и по окончании контрактного срока уезжают на родину, а на смену им приходят новые мигранты. Правительства стран Ближнего и Среднего Востока препятствуют их ассимиляции. Так, за 17 лет в Саудовской Аравии получили подданство всего 5,5 тыс. иностранцев, т.е. ежегодно немногим более 300 человек [1] .

Второй сравнительно новый центр образовался в XX в. на юге Африки .

Официальные данные свидетельствуют о том, что в качестве легально завербованных, иностранных работников ЮАР ежегодно получает примерно 250 тыс. человек. Столько же шахты и рудники ЮАР поглощают в год в нелегальном порядке. География вовлечения рабочей силы из глубин африканского континента расширяется .

Третий центр находится в Латинской Америке. Только в конце XX в. было завербовано в Аргентину, Бразилию и Венесуэлу из Уругвая, Чили, Боливии не менее 8 млн. иностранных рабочих .

Четвертый центр расположен в Юго-Восточной Азии и Австралии. Среди мигрантов миллионы филиппинцев, пакистанцев, южнокорейцев, индонезийцев и др .

Число мигрантов в мире за 15 лет выросло на 41% и в 2015 году достигло 244 млн человек. Такие данные распространила ООН, добавив, что в это число входят почти 20 млн беженцев. Согласно данным ООН, рост числа международных мигрантов превышает темпы роста мирового населения. В результате доля мигрантов среди общего числа жителей планеты в 2015 году достигла 3,3% против 2,8% в 2000 году .

Процессы международной трудовой миграции регулируются как государством, так и международно-правовыми актами. В основе регулирования этого процесса лежат две противоположные тенденции. С одной стороны, следование принципам открытой экономики требует от государства соблюдения принципа свободного перемещения трудовых ресурсов и населения, а с другой - реальная обстановка в стране заставляет применять разного рода запреты и ограничения .

                                                             © В.А. Волох, 2017   Всеобщая декларация прав человека, принятая ООН 10 декабря 1948 г., провозглашает свободный выбор места жительства и работы как основополагающее право человека. Однако реальные условия каждой страны диктуют выработку национальной миграционной политики, включающей комплекс законодательных, организационных и других мер, позволяющих регулировать въезд в страну и выезд из нее. Государственное регулирование экспорта рабочей силы направлено как на защиту прав интересов трудящихся-мигрантов в странах, применяющих иностранную рабочую силу, так и на возмещение потерь от выезда национальной рабочей силы за рубеж. Международно-правовые акты, регулирующие процессы рабочей силы странами внутри группировок, как правило носят либеральный характер. Однако здесь имеются проблемы [2] .

По мнению некоторых специалистов принципы свободы могут привести к тому, высококвалифицированные кадры будут концентрироваться в развитых регионах. Низкоквалифицированные работники окажутся болеее мобильными .

Результатом миграции рабочей силы, например в рамках ЕС, может стать ее демпинг. Так, португальские предприятия отправляют рабочих во Францию и ФРГ на условии оплаты труда, ниже национальных стандартов .

Российские власти также используют соответствующие меры для регулирования въезда иностранной силы в страну. Начиная с 1993 г. Указом Президента РФ было утверждено положение о привлечении и использовании в России иностранной рабочей силы. В нем устанавливался порядок деятельности работников-иммигрантов территории страны. Это дало государству определенные рычаги контроля за процессом привлечения и использования иностранной рабочей силы уровне субъектов федерации с учетом региональных рынков [3] .

Особенно актуальными проблемы рационального регулирования миграции рабочей силы становятся в настоящее время, когда мировая экономика вступила в очень сложный период, характеризующийся: нестабильностью на финансовых рынках, снижением темпов роста экономики и производства многих развитых стран, снижением спроса и цен на нефть, ростом инфляции. В повседневной жизни создаются ситуации, которые требуют умения быстро принимать решения, адекватные развитию событий .

На наш взгляд, иммиграция в Россию, и в первую очередь трудовая, – это неизбежный, долговременный, нарастающий тренд. Следует ожидать, что рост миграции в Российскую Федерацию будет продолжаться в ближайшие годы независимо - законодательных и бюрократических барьеров. Это обусловлено объективными предпосылками и социально-экономическими потребностями страны .

В целях снижения напряженности на российском рынке труда и обеспечения приоритетного права на трудоустройство российских граждан правительством Российской Федерации предпринят ряд изменений в порядке привлечения иностранных работников. За последние годы российское миграционное законодательство значительно расширилось. Особо следует отметить, что с 1 января 2015 г. в связи с принятием ряда федеральных законов, существенно изменился порядок привлечения и использования иностранных работников, уведомления об их привлечении, трудоустройства, сопровождения и прекращения трудовых отношений, удержания НДФЛ, социального страхования и других вопросах [4] .

Таким образом можно сделать вывод, что различных странах регулирование миграционных процессов производится в зависимости от национальных особенностей политического устройства и экономического развития, однако, есть и общая черта - желание экономического роста своей страны .

Образование рынка труда осуществляется двояко: 1) через миграцию (физического перемещения) и 2) постепенного слияния рынков труда «общего   рынка труда»), когда окончательно устраняются юридические, национальноэтнические, и иные проблемы между ними. В случаев, соединение капитала и труда может происходить и без их физического перемещения, когда в ход пускаются системы телекоммуникаций [5] .

В теории свободное движение рабочей силы между странами приводит к выравниванию заработной платы и увеличению валового продукта в мире в целом, но основные выгоды от миграции рабочей силы достаются принимающим странам .

Так, по оценкам, чистый выигрыш для США от привлечения в страну одного «среднего» ученого-гуманитария составляет 230 тыс. долл., ученого в области общественных наук - 235 тыс., инженера - 253 тыс., врача - 646 тыс. долл. В результате общий выигрыш достигает десятков миллиардов долларов. Прибыль, получаемая Канадой в процессе эксплуатации умов эмигрантов, в 7 раз больше объемов ее помощи развивающимся странам. В Великобритании выгоды от привлечения иностранных специалистов в 3 раза превышают размеры ее экономической помощи странам Азии и Африки [6] .

В то же время страны, поставляющие мигрантов (страны-экспортеры рабочей силы) получают денежные переводы от трудовых мигрантов в качестве своеобразной платы за трудовые ресурсы, которые влияют на платежные балансы стран происхождения, создавая дополнительный, а иногда основной источник валютного дохода .

В 2016 году объем переводов денежных средств в развивающиеся страны достиг $ 445 млрд. Ожидается, что к концу 2017 года эта сумма превысит $ 500 млрд. Общий заработок всех мигрантов составляет три триллиона в год. 85% этой суммы остается в принимающих странах [7] .

Рассмотрение позитивных и негативных последствий международной миграции силы лежит в основе определения государственной миграционной политики и системы управления миграционными процессами, предусматривающих создание определенных общественных институтов и государственных структур, осуществляющих управление международной миграцией на различных уровнях .

В настоящее время миграция, мобильность рабочей силы, эффективность ее использования значительно влияют на формирование всех рынков мирового хозяйства. Международный рынок труда стал неотъемлемой частью мировой экономики .

Итак, общее влияние международной миграции рабочей силы на экономическое развитие государств можно оценить как позитивное. Вместе с тем нельзя не отметить, что в сфере социальной инфраструктуры существуют проблемные вопросы, порождаемые повышенной нагрузкой на бюджет отдельных категорий вновь прибывающих мигрантов. Миграция рабочей силы ведет к выравниванию уровней оплаты труда в различных странах. В результате миграции совокупный объем мирового производства возрастает вследствие более эффективного использования трудовых ресурсов за счет их межстранового перераспределения .

Литература

1. Мировая экономика: учебник / под ред. А.С. Булатова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Экономистъ, 2007. – С. 860 .

2. Мировая экономика. Государственное регулирование миграции рабочей силы. URL: // http://mirovaja-ekonomika.ru/regulirovanie-migracii-rabochej-sily/ ru (дата обращения: 30.11.2017) .

3. Указ Президента РФ от 16.12.1993 N 2146 (ред. от 05.10.2002) «О привлечении и использовании в Российской Федерации иностранной рабочей силы»

  // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_2863/) (дата обращения:

30.11.2017) .

4. Волох В.А., Суворова В.А., Сыренкова Д.М. Российская Федерация: порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы: учебное пособие. / Государственный университет управления. – М.: Издательский дом ГУУ, 2016. – С .

173 .

5. Мировая экономика: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. И.П .

Николаевой. - 2-е изд., перераб. и допол. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – С. 575 .

6. В.К. Ломакин. Мировая экономика. 2002 URL: // https://economylit.online/stranekonomika/mirovaya-ekonomika.html (дата обращения: 24.11.2017) .

7. Информационное агентство EADaily. Объем переводов от мигрантов к концу 2017 года превысит $ 500 млрд. URL: // https://eadaily.com/ru/news/2017/06/15/obemperevodov-ot-migrantov-k-koncu-2017-goda-prevysit-500-mlrd (дата обращения:

24.11.2017) .

–  –  –

СИСТЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И

ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

Власть и государственное управление – это взаимосвязанные категории и процессы в современном социуме. Что же касается высшей/политической и государственной власти, то они вообще не могут существовать друг без друга. При этом высшая власть осуществляет политическое руководство в обществе, формулируя наиболее общие социальные цели, ценности и идеалы, а также создает проблемы, требующие как разрешения, так и корректировки в политике .

Приоритетные направления и объекты регулирования в экономике обуславливают необходимость в разработке государственной властью соответствующих методов управления и их практической реализации. Дуалистический характер современного государства означает, что управление политической системы не только не меняет ее базовых параметров, но и не всегда активизирует внимание политической власти к управленческим проблемам. В современных условиях властная и управленческая субсистемы остаются относительно самостоятельными образованиями, а процесс их взаимодействия в рамках государства носит противоречивый характер, которое является институтом власти [1] .

Государство понимается как политическая организация, объединение людей на властных началах. Современной наукой государство рассматривается в качестве совокупности народонаселения, обособленной территории и публичной власти. Это означает, что в современных социумах постоянно усложняется система государственной власти, растет и функционально дифференцируется государственный аппарат, усиливается взаимодействие органов государства с институтами гражданского общества. Кроме того, в практику государственного управления вводятся элементы в большей мере характерные для бизнеса и иных не государственных структур. Многие вопросы, касающиеся соотношения политической                                                              © Е.В. Гаганова, 2017    и административной сторон в деятельности государственных институтов, обусловлены внутренними теоретико-методологическими проблемами политической науки. Среди политологов отсутствует единый подход в решении этой проблемы .

Так, одни исследователи справедливо полагают, что политические и государственные механизмы, политическое и государственное управление тесно взаимосвязаны, но не тождественны друг другу. При этом указывается на то, что «политическое» понимается несколько шире, чем «государственное». Другие считают, что вообще бесперспективно рассматривать взаимосвязь политики и государственной деятельности вне политической науки .

В научных исследованиях появилось немалое количество работ, в которых взаимосвязь политической и государственной власти является объектом научного анализа. При этом во многих из них постулируется, что государство всегда представляет собой специфический социальный институт, обладающий своими особенностями в деле производства, продвижения и реализации социально значимых целей. Конечно, выступая как институт регулирования общественных процессов, государство действует в разных поведенческих форматах. Однако все акции данного института могут быть представлены как продукты двух особых подсистем регулятивной деятельности: властно-политической и собственноуправленческой. Многие зарубежные специалисты полагают, что деятельность государственных органов и бюрократии носит политический характер, поэтому контроль должен носить публичный характер [2] .

Наличие относительно самостоятельных подсистем принятия государственных решений показывает, что в едином процессе целеполагания существуют различные выработки ориентиров, особые механизмы согласования интересов, мотивации акторов, свои стратегии выработки позиций, а также различные альтернативы применения тех или иных ценностей и традиций, норм и стереотипов, правил и технологий действий. В процессе длящейся в отечественном научном сообществе уже несколько десятилетий теоретической дискуссии выработаны две базовые позиции в вопросе определения диалектики взаимодействия этих двух сфер. При этом одни ученые подтверждают наличие этих сфер деятельности государства как достаточно самостоятельных, другие предпочитают отстаивать тезис об их органической целостности. Третьи полагают, что в качестве политической организации государство представляет собой определенный правовой порядок, поскольку оно управляется и регулируется посредством права .

Государство не является единственным, а в некоторых случаях и доминирующим субъектом политики, допуская наличие множественных и авторитетных центров политического воздействия на процесс подготовки и принятия государственных решений. Учитывая масштаб деятельности государства, следует особо отметить, что политическая составляющая чаще всего присутствует в свойственном ему типе решений. В этом смысле принимаемые решения являются важнейшим аргументом в борьбе за власть между конкурирующими в обществе группами. Однако это не свидетельствует о том, что весь процесс целеполагания в государстве можно расценивать в качестве политического. Прежде всего, в силу того, что, несмотря на претензии политической власти, она не может всецело господствовать над управляемым ею обществом. То есть, государство в процессе государственное управления способно воспроизводить не только политические, но и иные по характеру публичные и не публичные решения макросоциального или локального характера. Иными словами, регулирование государством социальных объектов может осуществляться только на основе применения этим институтом различных в отличие от правовых стандартов по отношению к тем или иным социальным партнерам и контрагентам. При этом государственное управление   базовыми приоритетами при иногда достаточно произвольном распределении ресурсов и статусов зависит не только и не столько от его «симпатий» к контрагенту, сколько от силы, ресурсов и позиций последнего .

Термин «административное» происходит от слова «администрация». Под ним понимаются органы исполнительной власти и государственного управления, должностные лица управления, руководящий персонал какого-либо учреждения, распорядители и ответственные устроители. Например, применительно к какой-либо организации администрация – это совокупность линейных и функциональных руководителей и их заместителей на всех уровнях управления организацией, имеющих право принимать решения. В общем плане под администрацией организации подразумевается ее руководящий состав. На основании администраторами считаются те, кто организует управление .

Способы воздействия основаны на авторитете власти, полномочиях и праве субъекта управления отдавать распоряжения, принципе добровольного и точного их выполнения подчиненными. Данные технологии находят свое выражение в конкретных решениях, принятие которых управленческим органом или руководителем предполагает вместе с осуществлением ими своей правовой функции глубокие знания, полное и достоверное представление о состоянии объекта, понимание последствий принимаемых решений и отдаваемых распоряжений, обеспечение взаимодействия людей. Административноуправленческие технологии не противоречат другим методам управления, поскольку всякий административный акт (решение, распоряжение, приказ) выступает комплексным проявлением практического использования закономерностей развития управления в сочетании с умением руководителей пользоваться предоставляемыми полномочиями .

Административные отношения в отличие от рыночных включают в себя ценности и институты, появление которых в виде товара на «капиталистическом»

рынке практически исключено [3]. В соответствии с этим административные отношения иерархичны и определяются априорными ценностями, целями и средствами для их достижения. В частности, для СССР «административное» было доминирующим явлением, поскольку капиталистического рынка, как и иного другого в стране в тот период не было в принципе. Административное олицетворяло и реализовывало государство, а политическое было сосредоточено в высшем партийном руководстве. То есть, чем больше административного в социуме и государстве, тем меньше в них будет политического и наоборот. В идеале эти явления должны диалектически дополнять друг друга [4] .

Во многих научных источниках информации отмечается, что в основе управления лежит принцип единоначалия. Конечно, вряд ли этот принцип применим для характеристики политической власти. Так, в вышеуказанном словаре единоначалие определяется как принцип управления, означающий предоставление руководителю какого-либо органа широких полномочий, необходимых для выполнения его функций, а также установление его персональной ответственности за результаты работы. В этом случае предполагается, что руководителю даются широкие, но функционально ограниченные полномочия, который одновременно с этим несет ответственность за все достигнутые результаты работы, поэтому важнейшим для понимания сути современного менеджмента является анализ результатов, а не сам процесс деятельности. Преобладание администрирования в государственном управлении характеризует, как правило, тоталитарные либо авторитарные социально-политические системы, а разумное сочетание политического управления и административного присуще демократическим общественно-политическим системам [5] .

  Литература

1. Туровский А.А, Карелина И.М. Модернизация властных и общественных отношений. //Вестник Университета (Государственный университет управления), 2010. № 22. – С. 45-51 .

2. Туровский А.А, Левчугова Н.А. Теоретико-методологическая основа стратегии власти // Вестник Университета (Государственный университет управления), 2009. № 25. – С. 158-163 .

3. Иванов В.К., Знаменский Д.Ю. Политический рынок и политический процесс // Вестник Университета (Государственный университет управления), 2015. № 6. – С .

34-37 .

4. Иванов В.К. Консьюмеризация политической жизни: исторический аспект и современность // Вестник Университета (Государственный университет управления) .

2013. № 20. – С. 033-039 .

5. Соколов Н.Н. Инновационные перспективы и участие государства в мировой интеграции и глобализации российского общества // Вестник Университета (Государственный университет управления), 2010. № 22. – С. 212-216 .

–  –  –

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В МУНИЦИПАЛЬНЫХ

ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ: ОПЫТ ЛЕНИНСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО

РАЙОНА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Несмотря на предпринимаемые меры по обеспечению чистоты и честности выборов в России, административные технологии еще не изжиты в отечественной политической практике. При этом на муниципальном уровне, к административному ресурсу прибегают гораздо чаще и откровеннее. Примером тому может послужить административный механизм снятия кандидатов от оппозиции с формулировкой «сокрытие судимости» на муниципальных выборах 10 сентября 2017 года в Ленинском муниципальном районе Московской области .

В избирательную комиссию поступает заявление в письменной форме выдвинутого лица о согласии баллотироваться по соответствующему избирательному округу. При этом если у кандидата имелась или имеется судимость, в заявлении указываются сведения о судимости кандидата, а если судимость снята или погашена, - также сведения о дате снятия или погашения судимости [1] .

Сведения о судимости кандидата - сведения о когда-либо имевшихся судимостях с указанием номера (номеров) и части (частей), пункта (пунктов), а также наименования (наименований) статьи (статей) Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которой (которых) был осужден кандидат, статьи (статей) уголовного кодекса, принятого в соответствии с Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, статьи (статей) закона иностранного государства, если кандидат был осужден в соответствии с указанными                                                              © В.Е. Глотов, 2017    законодательными актами за деяния, признаваемые преступлением действующим Уголовным кодексом Российской Федерации [2] .

03 августа 2017 года Решением Территориальной избирательной комиссии Ленинского муниципального района Московской области (далее ТИК) № 58/65 кандидатом в депутаты Совета депутатов муниципального образования сельское поселение Развилковское Ленинского муниципального района Московской области по избирательному округу № 6 был зарегистрирован Айсин Валерий Фейзрахманович .

Его конкурент Чернов Игорь Анатольевич, выдвинутый по тому же избирательному округу, посчитал, что решение ТИК о регистрации Айсина В.Ф.в качестве кандидата в депутаты является незаконным и ставит кандидата Айсина В.Ф. в привилегированное положение по отношению к другим кандидатам и подлежит отмене, так как документы для выдвижения и регистрации кандидата Айсина В.Ф. были представлены в ТИК с нарушением законодательства о выборах, и у ТИК имелись установленные законом основания для отказа Айсину В.Ф. в регистрации кандидатом на том основании, что кандидат скрыл судимость .

На самом деле судимость кандидата Айсина В.Ф.

была указана, это подтверждается данными находящимися в системе ГАСвыборы:

- имелась судимость ч.2 ст.211 УК РФ осужден 1983 г., погашена 01.02.1984 г .

[3] .

Но эти данные истцом трактовались, как сокрытие судимости кандидатом по следующим мотивам .

В нарушение указанных норм Закона, кандидатом Айсиным В.Ф. в заявлении о согласии баллотироваться не указаны (скрыты) требуемые законом сведения о судимости, а именно, наименование статьи уголовного кодекса, принятого в соответствии с Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Кроме того, дано заведомо недостоверное указание на название уголовного закона («УК РФ», который вступил в действие только через 14 лет после указанного времени осуждения «1983 г.»), что и вовсе делает невозможной для избирателей идентификацию уголовно наказуемого деяния .

18 августа 2017г. Видновский городской суд Московской области требование истца удовлетворил .

Результат отмены регистрации кандидата Айсина В.Ф. стал возможен ввиду следующих причин .

1. Заинтересованному лицу не была обеспечена возможность подготовки к судебной защите своих прав. Он не был извещен о подаче данного иска, не получал копии административного иска, не имел возможности с ним ознакомиться и участвовать в рассмотрении данного дела. О состоявшемся решении он узнал через выдвинувшую его Политическую партию уже после вынесения решения .

2. Истец просил признать незаконным и отменить решение ТИК «О регистрации Айсина Валерия Фейзрахмановича кандидатом в депутаты. Но ТИК не могла принять какого-либо иного решения по следующим основаниям:

а) Центральная избирательная комиссия РФ (далее ЦИК РФ) в пределах своей компетенции вправе издавать инструкции по вопросам единообразного применения настоящего Федерального закона, обязательные для исполнения [4]. На основании этой нормы закона ЦИК РФ своим Постановлением №235\1486-6 от 11.06.2014г утвердил «Методические рекомендации по вопросам, связанным с выдвижением и регистрацией кандидатов, списков кандидатов на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления», имеющих обязательную силу для всех нижестоящих избирательных комиссий, включая ТИК [5] .

 

б) При выявлении неполноты сведений о кандидатах, отсутствия каких-либо документов, представление которых в избирательную комиссию для уведомления о выдвижении кандидата (кандидатов), списка кандидатов и их регистрации предусмотрено законом, или несоблюдения требований закона к оформлению документов соответствующая избирательная комиссия не позднее чем за три дня до дня заседания избирательной комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации кандидата, списка кандидатов, извещает кандидата, избирательное объединение об отсутствии в представленных документах сведений, необходимых для уведомления о выдвижении и регистрации кандидата, списка кандидатов, о несоблюдении требований закона к оформлению таких документов, а также об отсутствующих документах. Извещение утверждается решением избирательной комиссии, при этом заседание комиссии, на котором принимается указанное решение, должно быть проведено в сроки, обеспечивающие соблюдение вышеуказанного трехдневного срока .

В извещении должно быть указано, какие конкретные сведения о кандидате (кандидатах) отсутствуют в документах, представленных для уведомления о выдвижении и регистрации кандидата, списка кандидатов, какие документы (копии документов) отсутствуют, конкретно какие из представленных документов оформлены с нарушением требований Федерального закона N 67-ФЗ, иного закона, в чем состоит данное нарушение и в какие сроки необходимо устранить выявленные недостатки» [5] .

Не позднее чем за один день до дня заседания избирательной комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации кандидата, списка кандидатов, кандидат вправе вносить уточнения и дополнения в документы, содержащие сведения о нем, а избирательное объединение - в документы, содержащие сведения о выдвинутом им кандидате (выдвинутых им кандидатах), в том числе в составе списка кандидатов, и представленные в соответствии с пунктами 2 и 3 (при проведении выборов в федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, выборов глав муниципальных районов и глав городских округов также документы, представленные в соответствии с пунктом 3.1) статьи 33 настоящего Федерального закона, а также в иные документы (за исключением подписных листов с подписями избирателей и списка лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей), представленные в избирательную комиссию для уведомления о выдвижении кандидата (кандидатов), списка кандидатов и их регистрации, в целях приведения указанных документов в соответствие с требованиями закона, в том числе к их оформлению [6] .

Таким образом, из-за попустительства ТИК, кандидат в депутаты Совета депутатов был снят по решению суда .

Если бы ТИК выполнила вышеуказанные требования, то кандидат Айсин В.Ф .

имел бы возможность дополнить в установленный законом срок свое заявление в части внесения наименования уголовной статьи, по которой он был осужден и сведения о дате снятия или погашения данной судимости .

Несоблюдение федерального Закона ТИК не может служить обоснованием умаления пассивного избирательного права гражданина РФ Айсина В.Ф. и применения к нему меры конституционно-правовой ответственности в виде лишения права «быть избранным», гарантированным ему ст. 32 Конституции РФ .

Кроме того, суд неправильно истолковал нормы материального права и ошибочно квалифицировал неуказание название статьи как сокрытие сведений о судимости .

  Исходя из приведённых данных, можно сделать вывод о том, что в данном случае ответственность должна нести ТИК, а не сам кандидат, поскольку он указал данные, а не скрывал их .

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что административный ресурс все еще широко используется в ходе российских муниципальных избирательных кампаний. Это существенно нивелирует демократический смысл и муниципальных выборов как института первичной демократизации России .

Литература

1. Закон Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12.06.2002 г .

№ 67-ФЗ - п.2.1, ст. 33 .

2. Закон Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12.06.2002 г .

№ 67-ФЗ - п.58, ст. 2 .

3. Государственная автоматизированная система Российской Федерации "Выборы" URL: http://www.moscow_reg.vybory.izbirkom.ru/region/region/ moscow_reg?

action=show&root=1&tvd=4504024282979&vrn=4504024282979®ion=50&global=&sub _region=50&prver=0&pronetvd=null&type=341&vibid=4504024286314 (дата обращения:

18.11.2017) .

4. Закон Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12.06.2002 г .

№ 67-ФЗ - п.13, ст.21 .

5. Постановление ЦИК России "О Методических рекомендациях по вопросам, связанным с выдвижением и регистрацией кандидатов, списков кандидатов на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления" от 11.06.2014 N 235/1486-6 (ред. от 18.05.2016) п. 4.12.2 .

6. Закон Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12.06.2002 г .

№ 67-ФЗ - п. 1.1, ст. 38 .

–  –  –

МЕХАНИЗМЫ ПОДДЕРЖКИ ДОЛЬЩИКОВ НА ТЕРРИТОРИИ

МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

На сегодняшний день Правительством РФ обозначена проблемой номер один на рынке градостроительства не только Московской области, но и России в целом – проблема обманутых дольщиков. С начала 2016 года Минстроем России реализуется План-график подготовки проектов актов Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, необходимых для реализации норм Федерального закона от 03.07.2016 №304-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об участии в долевом строительстве                                                              © А.С. Головина, 2017    многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утвержден 05.09.2016 первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации И.И .

Шуваловым) .

На территории Московской области в настоящий момент в стадии строительства по заключенным договорам долевого участия (ДДУ) находится 1731 объект, из которых по 147 объектам нарушены сроки сдачи домов более чем на 9 месяцев. Объектов, по которым отсутствует прирост вложений более 6 месяцев – 34 (122 многоквартирных дома). По 16 объектам, которые реализуются не в рамках ДДУ, строительство не ведется .

По состоянию на третий квартал 2017 года перед Министерством строительного комплекса Московской области стоит ряд задач, которые необходимо решить для обеспечения функционирования отлаженного механизма решения проблем обманутых дольщиков.

В первую очередь необходимо ответить на следующие вопросы:

- сколько «предпроблемных» объектов в настоящее время на территории Московской области;

- по каким параметрам определять нахождение объекта в зоне риска;

- какие методы снижения угроз возникновения новых обманутых дольщиков [1] .

Все предпроблемные, рисковые, проблемные объекты долевого строительства находятся на постоянном контроле Правительства Московской области.

Для каждого объекта предлагается следующий механизм контроля строительства:

1. Постоянный мониторинг Министерством строительства объектов зеленой зоны, с отставанием от графика строительства до 3 месяцев, с учетом мониторинга Главного управления государственного строительного надзора Московской области .

2. Осуществление контроля Центром развития строительства Московской области разработки уточняющего плана графика для объектов желтой зоны с отставанием от сроков строительства от 3 до 6 месяцев и приростом вложений Зарайского муниципального района Московской области 6 месяцев от 6 до 15% стоимости объектов .

3. По объектам оранжевой зоны с отставанием от графика строительства от 6 до 9 месяцев или с задержкой передачи объекта дольщикам от 6 до 9 месяцев, с приростом вложений за 6 месяцев от 3 до 6% стоимости объекта, предлагается проводить проверку целевого использования средств и поиск путей снижения нагрузки на действующего застройщика (например, путем снятия обязательств по строительству объекта социальной инфраструктуры: школы или детского сада) .

4. Красная зона включает в себя объекты с отставанием от графика строительства более 9 месяцев или объекты с задержкой передачи дольщиках более 9 месяцев и приростом вложений Зарайского муниципального района Московской области 6 месяцев меньше 3% стоимости объекта по декларации .

Необходима приостановка привлечения средств на 6 месяцев через судебное решение, поиск нового застройщика, возможны поиски путей снижения нагрузки на существующего застройщика .

5. Объекты черной зоны включаются в реестр проблемных объектов на следующих основаниях: задержка с передачей более 9 месяцев, прирост вложений за 6 месяцев меньше 3 % стоимости объекта по декларации, наличие нецелевого использования, банкротство, возбуждение уголовного дела на застройщика. Помимо включения объектов черной зоны в реестр проблемных объектов необходимо провести поиск нового застройщика через включение обязательств по достройке в новое инвестиционное соглашение .

  В настоящее время Правительством Московской области прорабатывается вопрос создания регионального Фонда для обеспечения прав обманутых дольщиков, который начнет свою работу в конце года [2] .

Система контроля за долевым строительством нуждается в реорганизации в части:

- приведения регионального нормативно-правового акта в соответствие с федеральными требованиями;

- оперативной выверки данных и создания системы онлайн скоринга;

- еженедельной проработка 100 объектов строительства на территории Московской области;

- четкой регламентации работы контроллеров на объектах;

- увеличения количества инспекторов на объектах .

Литература

1. Постановление Правительства Москвы от 03 октября 2013 г. № 786/44 «О Министерстве строительного комплекса Московской области» // URL:

http://msk.mosreg.ru/dokumenty/polozhenie-o-ministerstve/ (дата обращения:

23.11.2017) .

2. Петрина, О.А., Стадолин, М.Е. К вопросу о государственном финансировании реконструкции и модернизации объектов коммунальной сферы / О.А. Петрина, М.Е. Стадолин // Вестник Университета (Государственный университет управления). – 2017. – № 6. – С. 15-19 .

–  –  –

ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ .

РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ ФОРМАЛЬНОСТЬ?

На сегодняшний день повсеместно большими темпами происходит «информатизация» и компьютеризация мира. Технологии интернет-коммуникации позволяют огромному количеству граждан получить доступ к законотворческой деятельности, своевременно узнавать информацию о состоянии текущих дел в стране, высказывать мнение по важным политическим вопросам, увеличить скорость и эффективность обратной связи «власть-общество», а также снизить долю пассивного населения, участвующего в политическом процессе. Таким образом реализуются основные права и свободы граждан в форме электронной демократии при помощи достижений научно-технического прогресса .

В России на данный момент проходит массовое внедрение информационнокоммуникационных технологий в деятельность государственных и муниципальных                                                              © Л.Н.Грошева, Е.П.Казбан, 2017   органов власти. Правда до сих пор эти технологии по своим параметрам проигрывают технологиям, которые использует гражданское общество [1] .

Сегодня на просторах интернета можно найти ряд интернет-платформ для поддержания диалога и транслирования гражданских инициатив в местные и государственные органы власти. Однако только 14% россиян практикуют непосредственные формы участия в гражданских инициативах. В основном этот процесс происходит на известных интернет-порталах или на площадках краудсорсинга. Это можно приурочить к тому, что сейчас в политику приходит всё больше молодых людей, которые предлагают власти обсудить и разрешить всё новые и новые проблемы, ценности, нередко подкрепленные протестной активностью [2] .

Преимущественно активность граждан, участвующих в политическом процессе с помощью сети интернет происходит в социальных сетях таких как «ВКонтакте», «Одноклассники», «Facebook», «Twitter», «Instagram» и «Telegram». Учитывая масштаб возможностей коммуникаций, обмена информацией и её поиска, на данных платформах происходит создание интернет-сообществ. Причем не всегда такие сообщества носят позитивный характер .

В России молодые пользователи сети интернет в большинстве своём разделяют мнение, согласно которому «В интернете люди не должны быть ограничены в своём праве критиковать правительство». Также они поддерживают мнение о том, что интернет коммуникация даёт возможность лучше понимать действия органов власти .

В свою очередь также получили широкое распространение позитивные гражданские инициативы с использованием технологий краудсорсинга, связанные с разработкой социально-значимых проектов на добровольной основе, таких как «Российская общественная инициатива», «Активный гражданин» (Москва), «Наш город» (Москва), «Добродел» (Московская область), «За честные покупки» и другие .

Особое внимание следует уделить электронным референдумам. Так проект «Активный гражданин» позволяет гражданам принимать решения, затрагивающие самые важные моменты городской жизни – здравоохранения, культуры, транспорта .

Важность проекта «Активный гражданин» можно рассматривать в трёх основных аспектах:

1) Смена городскими электронными референдумами, включающими в себя позиции большинства населения города, явочных голосований с присутствием меньшинства;

2) концептуальная скоординированность участников «Активного гражданина»

по вопросам, сформулированным экспертами;

3) облегчение голосования гражданам с ограниченными способностями [3] .

Практику электронных референдумов необходимо внедрять и в другие города России для того, чтобы повысить уровень доверия граждан к власти и дать возможность гражданам принимать решения .

К сожалению, на данный момент остаются нерешенные проблемы, которые не дают развивать качественное электронное взаимодействие между органами власти и обществом.

К таким проблемам можно отнести:

1) Малое количество инициатив, удостоившихся ответов со стороны государства;

2) Недостаточная информированность граждан со стороны государства о наличии краудсорсинговых платформ;

3) Недоверие гражданам со стороны власти в решении важных вопросов;

4) Отсутствие действенных и официально принятых методик мониторинга нарушения прав граждан на доступ к информации;

 

5) Государственными органами не проводятся на регулярной основе информационные кампании по повышению осведомленности о возможностях граждан в вопросах доступа к информации и получению электронных услуг;

6) Небольшой процент политиков и органов власти, взаимодействующих с обществом достаточно продуктивно в социальных сетях. На данный момент их присутствие там скорее номинально .

Очевидно, что эти проблемы нужно как можно скорее решать. Реализация идей и практических мероприятий государственной информационной политики станет огромным шагом на пути продвижения к информационному обществу. Для этого органам власти следует уделить особое внимание проявлению гражданских инициатив в интернете, непосредственному диалогу с гражданами, а также своевременному и полному доступу граждан к информации .

Литература

1. Бронников И.А. Особенности сети Интернет как формы политической коммуникации: автореф. дис., канд полит наук: 23.00.02. - М., 2011. – С. 25 .

2. Огнева В.В., Болховитина Т.С. Социально политическая активность как фактор повышения эффективности интернет-коммуникационного взаимодействия власти и общества // Известия Тульского государственного университета. - 2013. С. 54-65 .

3. Зотов В. Б., Бронников И. А. Информационно-коммуникационные технологии – лейтмотив городского управления // Власть. - 2015. - № 11. – С. 94-100 .

–  –  –

СПЕЦИФИЧНОСТЬ МЕХАНИЗМА ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ

Перед любым демократическим государством стоит важнейшая задача, а именно, обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина. При этом чтобы исключить злоупотребление органов государственной власти и местного самоуправления профессиональными полномочиями и реализации их интересов в ущерб общественным, требуется «обратная связь» и контроль со стороны общества .

Д.Н. Бахрах подчеркивает, что в системах социального управления контроль – «важнейший вид обратной связи, по каналам которой субъекты власти получают информацию о фактическом положении дел, о выполнении решений» [1] .

Процесс общественного контроля за деятельностью органов государственной власти не может осуществляться в полной мере без его правового закрепления, что отразил С.С. Алексеев, «право – достойный антипод власти, ее сокровенной составляющей – всевластия» [2]. Государство должно поддерживать этот принцип, создавая необходимую прозрачность своих действий В России существует ряд законов и подзаконных актов, содержащих инструменты общественного контроля и устанавливающих правовые основы организации и осуществления общественного контроля за деятельностью органов                                                              © В.О. Гур, 2017   государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия .

В современных условиях роль и значение общественного контроля многократно возрастают в связи с потребностями модернизации государственного управления, борьбы с коррупцией, повышения качества реализации государственных функций и оказания государственных услуг .

Общественный контроль достаточно давно является предметом научных исследований в российской науке .

Понятие «общественный контроль» активно употребляется в научной литературе, используется в нормативных документах .

Понятие «общественный контроль» некоторыми учёными (Зубарев С.М) рассматривается как средство получения информации о жизни общества в целом, политических, экономических и социальных процессах, которые происходят в государстве, о деятельности его органов власти и управления [3] .

Другие авторы (Купреев С.С.) рассматривают контроль в качестве средства и гаранта обеспечения законности в широком смысле [4]. По мнению третьих (Гончаров В.), контроль является формой осуществления управленческой функции, стадией управленческого цикла, присущей преимущественно деятельности исполнительных органов власти [5] .

Полагаем, что под общественным контролем за деятельностью органов государственной власти следует понимать самостоятельный и установленный законом вид социального контроля компетентных субъектов, направленный на обеспечение режима законности в деятельности органов государственной власти .

Представляется возможным утверждать, что если нет общественного контроля за механизмом государственной власти, то никогда не будет и реального народовластия [6]. Поэтому в современных условиях наряду с государственным контролем значительное место должно отводиться и общественной форме контроля, которая в отдельных случаях самостоятельно, в других - в дополнение служит непременным условием оптимизации контрольной деятельности в масштабах всего государства .

Конкретная отрасль государственного управления требует наличия конкретных и самостоятельных механизмов общественного контроля .

Специфичность соответствующего механизма будет зависеть в первую очередь от направлений деятельности государственных органов, поставленных перед государственным органом задач, уровня ответственности за охрану и защиту прав и свобод человека. Для успешной реализации концепции развития общественного контроля за реализацией функций общественного контроля за системой государственного и муниципального управления необходимо, прежде всего, включить его в систему общественных отношений [7, 8] .

Литература

1.Бахрах Д.Н. Административное право России. М.: Норма, 2009. – С. 608 .

2.Алексеев С.С. Линия права. М.: Статут, 2006. – С. 125 .

3.Зубарев С.М. Понятие и сущность общественного контроля за деятельностью государственных органов // Административное право и процесс .

2011. № 5. – С. 5-12 .

4.Купреев С.С. Общественный контроль как средство противодействия коррупции в органах власти и управления // Административное и муниципальное право. 2010. №9. – С. 10–12 .

 

5.Гончаров В., Ковалева Л. Об институтах общественного контроля органов исполнительной власти в Российской Федерации // Власть. 2009. № 1. – С. 72 .

6.Сираждинов Р.Ж. Исследование особенностей общественного контроля в Российской Федерации// Муниципальная академия. 2017. № 1. – С. 113-118 .

7.Мусинова Н.Н., Сираждинов Р.Ж. О компетентностном подходе в организации местного самоуправления в России // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2013. № 20. – С. 86-91 .

8.Сираждинов Р.Ж. Исследование тенденций в развитии местного самоуправления в России // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2015. № 6. – С. 162-165 .

–  –  –

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Для российской геополитической науки такое понятие как национальная безопасность является относительно новым. Безусловно, сказать, что в нашем государстве не задавались вопросами безопасности последнее столетие, нельзя наоборот, этот вопрос был самым важным при проведении всей советской политики .

Однако, характер такой политики был односторонним: при формировании экономических планов основной упор шел на обеспечение, в первую очередь, внешней безопасности, выражавшейся в таком виде как военная безопасность Национальная безопасность Российской Федерации - состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации, достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации [1] .

Целесообразно классифицировать виды национальной безопасности на внешнюю и внутреннюю. В основе такого деления лежат территориальные границы между государствами .

В российских условиях эта классификация усложняется тем, что обширность территории определяет федеративное устройство государства, в результате чего внутренняя безопасность начинает подразделяться на внутреннюю федеральную и внутреннюю региональную безопасность. Эти два подвида в общем имеют схожую структуру, но несколько различаются по целевой направленности .

В зависимости от характера угроз, их источника, специфики можно выделить такие виды безопасности, как:

безопасность от угроз природного характера, безопасность от угроз антропогенного характера, безопасность от угроз социального характера При этом под безопасностью от того или иного вида угроз понимается защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз данного вида .

                                                             © О.К. Гурцкая, 2017   Особую значимость имеют подразделения видов безопасности по сферам или областям жизнедеятельности, в которых и проявляются эти угрозы .

Так, военная безопасность понимается, как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних военных угроз, связанных с применением военной силы или угрозой ее применения, характеризуемое отсутствием военной угрозы либо способностью ей противостоять [2] .

Экономическая безопасность трактуется, как защита жизненно важных интересов всех жителей страны, российского общества в целом и государства в экономической сфере от внутренних и внешних угроз [3, 4] .

Состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от опасностей, препятствующих его нормальной жизнедеятельности, его стабильному функционированию и развитию – это социальная безопасность .

Под демографической безопасностью понимается защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в области развития народонаселения .

Информационной безопасностью является состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование, использование и развитие в интересах граждан, организаций, государства .

Экологическая безопасность - защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз, создаваемых последствиями антропогенных воздействий на окружающую среду, а также от природных бедствий и катастроф, сохранение и создание благоприятных для жизни человека условий природной среды .

Духовная безопасность представляет собой определенное состояние социокультурной среды, объединяющей общественное сознание, духовные ценности, культуру и обеспечивающее условия для духовного совершенствования и прогресса личности, общества и государства на основе национальной самобытности и сохранения духовной общности народа .

Таким образом, можно заключить, что жизнь общества разворачивается в различных сферах и в каждой из них возможно действие неблагоприятных факторов, поэтому национальная безопасность предстает как многоплановая и многоуровневая характеристика .

Представленные классификации по видам безопасности способствуют выработке более точной политики и стратегии обеспечения национальной безопасности. Имеет смысл сказать, что на каждом этапе исторического развития приоритеты разных видов безопасности объективно меняются, и поэтому важнейшей задачей обеспечения национальной безопасности является достижение в каждый временной период определенного рационального паритета между различными видами безопасности .

Литература

1. Указ Президента Российской Федерации "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации" от 31 декабря 2015 г. № 683 // Российская газета .

2. Указ Президента Российской Федерации "О Военной доктрине Российской Федерации" от 5 января 2010 г. № 146 // Российская газета .

3. Закон Российской Федерации "О безопасности" от 28 декабря 2010 № 390 // Российская газета .

 

4. Петрина, О.А., Савкина, Е.В. К вопросу об устойчивом развитии социальноэкономических систем / О.А. Петрина, Е.В. Савкина // Вестник Университета (Государственный университет управления). – 2017. – № 2. – С. 37-41 .

–  –  –

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА В РФ

Вечно актуальная тематика политического лидерства приобретает особую, прикладную значимость в контексте развития российской государственности на современном этапе .

«Лидерство - это власть, потому что оно состоит в способности одного лица, находящегося «на вершине», заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы или, в конечном счете, могли бы не делать вообще. Но, разумеется, лидерством является не всякий род власти. Лидерством является власть, осуществляемая «сверху вниз» [1], – с этих слов французского политолога Жана Блонделя мы бы хотели начать свою работу .

В политологии существуют разнообразные подходы и концепции, которые позволяют определить сущность, функции и типологии политического лидерства .

Уже в античной философии мыслители описывали присущие лидерам качества, давали характеристику их поступкам и действиям [2]. Социальное назначение политического лидерства, реализуясь в политико – властной деятельности конкретных лидеров, вступает в своеобразное противоречие с их индивидуальноличностными возможностями и характеристиками. Динамичные изменения в политических и социальных институтах требуют от политического лидера высокого качества специализированной деятельности (функционально разделенного труда) и одновременно – соответствия ожиданиям населения .

Тема политического лидерства в истории нашей страны, как и в современности, очень актуальна. Значение главы Российского государства занимала и занимает огромную роль в политических и культурных сферах нашего общества, от княжеской власти и до президентского института. Главной особенностью существования современного политического лидера в РФ, также, можно назвать его двойственную сущность: одна из сторон — западная, которая формируется в процессе становления демократии, другая — номенклатурная .

Кто такой политический лидер и каков процесс его формирования? Какова суть российского лидерства?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо обратиться к теории .

Политический лидер - человек, наделенный определенными личностными качествами и характеристиками, с помощью которых он может оказывать                                                              © В.А.Гусева, А.А. Хазариди, 2017   воздействие на общество, организации и государство .

Формирование политического лидера может происходить сугубо индивидуально и случайно: это напрямую зависит от политической культуры, окружавшей его по мере воспитания.

Но, вне всякого сомнения, для достижения статуса политического лидера, индивиду стоит обладать важными качествами:

харизма, нацеленность на результат, высокий уровень политической активности, поддержка населения/ членов организации, социальная ориентированность (забота о народе) .

В развитии политического лидерства исследователи выявляют ряд трендов:

1. Возрастание ответственности политического лидера за судьбы человечества из-за общемировых глобальных проблемам .

1.Возрастание роли и влияния неформальных политических лидеров, не имеющих возможности контролировать государственную политику, но оказывающих серьезное влияние на развитие политических процессов .

2.Уменьшение вероятности появления лидеров-героев .

3.Дальнейшая институциализация и профессионализация политического лидерства В какой мере указанные тренды характерны для России?

Российская Федерация – это государство, которое провозглашает принципы демократического развития общества, но при этом иногда «поглядывает», «оборачивается» на свое не самое демократическое прошлое. Формирование траектории политического лидерства в данных условиях приобретает особую, специфически российскую, индивидуальность. Это связано с наследием советских технологий номенклатурного лидерства, незрелостью демократических институтов, отсутствием системного подхода к становлению лидерства как функции публичной политики .

На характер становления политического лидерства в России влияет совокупность политико-культурных факторов национальной государственности, а именно: сильная персонализация власти, которая приводит к ослаблению других политических институтов и инициатив; культ личности; патернализм; этатизм .

Все это породило особые феномены российского политического лидерства .

качестве феноменов современного российского политического лидерства. В качестве примеров можно привести: лидера фракции «ЛДПР» Владимира Жириновского, Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева и губернатора Новгородской области Андрея Никитина. Эти три политика представляют собой различные типажи политического лидерства .

Владимир Жириновский — яркий пример политика-популиста (т.е. деятеля, всегда популярного у обывателей и умело манипулирующего актуальными в народе ценностями и ожиданиями). Популистский стиль лидерства красноречиво характеризует цитата В. Жириновского: «Я подниму Россию с колен!» [3] .

Дмитрий Медведев, представляет собой типичный пример политика-новатора .

Новаторство Медведева, по нашему мнению, заключается в его внутриэкономической политике, направленной на внедрение в неё новых технологий .

К примеру, он предложил применять технологию блокчейна в государственном управлении. По его мнению, внедрение новых технологий в систему управления поможет в борьбе с бюрократизацией. «Тот, кто научится превращать информационные массивы в полезные решения, тот выиграет» [4] .

Андрей Никитин — яркий пример управленца в политике, политического лидераменеджера, который во всех обстоятельствах пытается максимизировать эффективность. «Я приехал сюда работать, а не контролировать» [5] .

В целом, лидера, который бы подходил под описания «идеального», в наше время встретить нереально. Человека, который своим способом правления или   умением общаться с народом нравился бы всем, просто не существует. Но это не значит, что все ведущие лидеры, как нашей страны, так и всего мира плохи в своей деятельности. Все они запомнились своей харизмой или тактикой, у всех у них были помощники и окружение, которое ими гордилось .

Быть истинным политическим лидером в нашей стране сложно по двум причинам. С одной стороны, тяготит недемократическое прошлое, заставляющее подчиняться его традициям. А с другой - демократическое настоящее навязывает определенные критерии, не всегда достижимые и «комфортные» для российских лидеров .

Вместе с тем, главным критерием национального политического лидера, по нашему мнению, является социальная ориентированность. Соответствие этому критерию способно сделать лидера истинно легитимным среди народа .

Литература

1. Блондель Ж. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. Могилевский Б. М. Платон и сицилийские тираны: мудрец и власть. -2005 .

3. Первый номер газеты "ЛДПР". - 1995 .

4. Евгений Калюков. Газета РБК [Электронный ресурс] // URL:

https://www.rbc.ru/technology_and_media/17/10/2017/59e5e7cb9a79479c469924df (Дата публикации: 17.10.2017) .

5. Мария Карпенко. Газета "Коммерсант" №158 //URL: https://www .

kommersant.ru/doc/3395729 (Дата публикации: 29.08.2017) .

–  –  –

ВЛАСТЬ И НАСЕЛЕНИЕ: АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В современном обществе информация становится важным стратегическим ресурсом, а развитые информационно-коммуникационные технологии являются одним из инструментов повышения эффективности государственного и муниципального управления. В связи с этим взвешенный подход к организации информационно-коммуникационных связей между властью и обществом, формирование и реализация соответствующей информационной политики становятся важнейшими задачами в комплексе целей управления .

Основу эффективной системы взаимодействия власти и населения образуют различные формы вовлечения граждан в управленческие процессы, информирование о намерениях и действиях органов власти, конструктивный обмен мнениями между представителями власти, хорошо отлаженная «обратная связь», позволяющая вести непрерывное отслеживание оценки жителями эффективности принимаемых решений. Крайне важно, чтобы система взаимодействия органов власти и населения основывалась на принципах партнёрства и открытого диалога .

К числу важнейших направлений относятся следующие:

- определение общественного мнения о планах и проектах до их окончательного принятия                                                              © И.А. Гусейнли, 2017  

- своевременное информирование населения о принятых решениях с обоснованием их целесообразности

- систематическое опубликование отчетов о реализованных предложениях россиян

- обеспечение прозрачности и открытости деятельности органов власти

К традиционным формам взаимодействия можно отнести следующие:

обращения и жалобы граждан, приемы по личным вопросам, выступления руководителей перед журналистами, их теле- и радиоинтервью с ответами на вопросы граждан в прямом эфире, публикации в СМИ,организация культурномассовых мероприятий .

Неотъемлемой составной частью взаимодействия органов власти с населением являются повседневные контакты государственных служащих с гражданами, которые обращаются во властные структуры с целью решения насущных вопросов. Степень удовлетворённости заявителя решением вопроса формирует его итоговое положительное или отрицательное отношение к власти .

Важную роль при оценке итогов обращения во властные структуры также играет насколько благоприятное впечатление осталось у посетителя от общения с госслужащим. Ввиду этого повышается важность компетенции госслужащего, что подтверждается многочисленными опросами ВЦИОМ. Во-первых, профессионализм и деловые качества, умение четко определять суть проблемы и оперативно ее решать; во-вторых, стиль общения с населением, личностные качества.

Итак, эффективность деятельности органов власти напрямую зависит от качества их кадрового состава, навыков использования ресурсных технологий:

информационных, коммуникационных, и интеллектуальных. Наличие эффективной системы взаимодействия органов власти с населением напрямую влияет на формирование положительного образа власти и повышает уровень доверия к ней [1] .

Согласно проведенному анализу методов взаимодействия Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации с избирателями, можно сделать вывод о широком использовании традиционных для парламентов видов коммуникаций. Хотелось бы подчеркнуть, коммуникационные возможности Государственной Думы заключаются не только в наличии эффективных информационных каналов, но и в способности устанавливать контакт с населением, объяснять обществу свои решения, слышать запросы различных социальных групп, учитывать их мнения и предложения, и в случае необходимости корректировать государственную политику. Что способствует повышению уровня одобрения, формированию имиджа открытости власти, формирует традицию конструктивного диалога властных структур и населения .

Эпоха развития информационного общества открыла принципиально новые возможности для совершенствования системы взаимодействия органов власти и населения. Значительная роль в данном процессе отводится Интернету, широкому использованию информационно-коммуникационных технологий. В настоящее время многими российскими политиками интернет-коммуникации признаются наиболее эффективным механизмом взаимодействия с населением. По сравнению с другими каналами коммуникации главное преимущество Интернета – своевременность получения органами государственной власти объективной информации о состоянии дел в стране и возможность оперативного решения проблем .

Таким образом, эффективные информационно-коммуникационные связи между государством и обществом обеспечат взаимопонимание и консенсус правящей элиты с населением страны. Граждане должны знать, что их мнение является востребованным и подлежит учету при выработке принципиально важных общенациональных и социально-политических решений .

  Литература

1. Герасимова Г.А. Связи с общественностью как социальный механизм взаимодействия власти и общества//Власть. – 2008. – №9. – С. 34-37 .

–  –  –

ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПАРКИ И ТОСЭР КАК ИНСТРУМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ

РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ НА ПРИМЕРЕ

МОНОГОРОДА КРАСНОКАМЕНСК)

Промышленный парк – совокупность объектов промышленной инфраструктуры, предназначенных для создания или модернизации промышленного производства [1] .

Промышленные парки рассматриваются как инструменты развития промышленности, диверсификации структуры экономики отдельных территорий. Они позволяют компактно разместить производственные мощности различных компаний для достижения синергетического эффекта. В идеале, компании, входящие в один парк, должны встроиться в единую цепочку, образовывая кластер .

Территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) – часть территории субъекта РФ, на которой установлен особый правовой режим осуществления предпринимательской и иной деятельности в целях формирования благоприятных условий для привлечения инвестиций, обеспечения ускоренного социально-экономического развития и создания комфортных условий для обеспечения жизнедеятельности населения [2] .

Краснокаменск – моногород, включенный в перечень моногородов с наиболее сложным социально-экономическим положением [3]. Градообразующее предприятие

– Приаргунское производственное горно-химическое объединение, крупнейшее уранодобывающее предприятие в России .

Для улучшения социально-экономического положения моногорода Правительство Забайкальского края приняло решение о создании промышленного парка [4] .

Выгоды компаний состоят в том, что к парку подводятся все необходимые коммуникации (электричество, теплоснабжение, канализации, дороги и т.п.), предоставляются различные льготы (налоговые, арендные, субсидирование расходов) [5] .

Опыт данного промышленного парка нельзя назвать успешным. Парк не включен в реестр индустриальных парков [6], поэтому получение федеральных льгот невозможно. В основном в связи с этим региональной власти не удалось привлечь инвесторов в парк .

ТОСЭР была создана в июле 2016 года [7]. На данный момент резидентами ТОСЭР стали уже 4 предприятия по производству цемента, цветных металлов и предоставляющих медицинские услуги .

ТОСЭР выгодно отличается от промышленного парка, невнесенного в реестр, тем что предоставляет федеральные льготы и преференции: льготы по налогам на                                                              © Б.Б. Дамбаринчинов, 2017   прибыль организаций и добычу полезных ископаемых, ускоренная процедура возмещения НДС, льготы на страховые взносы и приоритетное развитие инфраструктуры .

Таким образом, практика применения таких инструментов как промышленные парки и ТОСЭР на примере моногорода показывает, что ТОСЭР дает больше возможностей для привлечения инвесторов, а, следовательно, выглядит предпочтительнее для стабилизации и дальнейшего совершенствования сложного социально-экономического положения моногородов. На территории Забайкальского края находятся еще два моногорода, включенных в перечень с наиболее сложным положением, что позволяет говорить о возможности применения данной практики в рамках этого же субъекта РФ .

Литература

1.Федеральный закон от 31.12.2014 № 488-ФЗ «О промышленной политике в

Российской Федерации» // Система «Консультант Плюс» [Электронный ресурс]. URL:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_173119/ (дата обращения:

27.11.2017) .

2.Федеральный закон от 29.12.2014 №473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» // Система «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru /document/cons_doc_LAW_172962/ (дата обращения: 27.11.2017) .

3.Распоряжение Правительства РФ от 29.07.2014 №1398-р «Об утверждении перечня монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации (моногородов)» // Система «Консультант Плюс» [Электронный ресурс]. URL:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_166540/ (дата обращения:

27.11.2017) .

4.Постановление Правительства Забайкальского края от 24.07.2014 №445 «О создании промышленного парка «Промышленный парк «Краснокаменск»

Забайкальского края» // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации «Консорциум Кодекс» [Электронный ресурс].

URL:

http://docs.cntd.ru/document/412383681 (дата обращения: 27.11.2017) .

5.Промышленный парк «Краснокаменск». Забайкальский край. Официальный портал. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.xn--80aaaac8algcbgbck3fl0q.xn-p1ai/economics/promyshlennye_parki/Krasnokamensk.html (дата обращения:

27.11.2017) .

6.Геоинформационная система. Индустриальные парки. Технопарки .

Кластеры. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.gisip.ru/reg_ind_parks (дата обращения: 27.11.2017) .

7.Постановление Правительства РФ от 16.07.2016 №675 «О создании территории опережающего социально-экономического развития «Краснокаменск» //

Система «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – URL:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_202098/ (дата обращения:

27.11.2017) .

–  –  –

РАЗВИТИЕ АМБУЛАТОРНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ

МАЛОНАСЕЛЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ

Сфера здравоохранения на данный момент является одной из самых проблемных в России. Особенно остро проблематика чувствуется в малонаселенных пунктах, где чувствуется существенный дефицит специалистов в сфере медицины и обслуживания. Медицинское обслуживание – ключевой аспект в отношениях между пациентом и врачом. Существует несколько видов медицинского обслуживания. Наиболее распространенным по статистике считается амбулаторное медицинское обслуживание. Пациенту в таком случае не требуется госпитализация (срочная или нет), либо стационарное обслуживание оказывается крайне непродолжительный срок (1-2 дня) по месту обращения [1] .

Реформы в здравоохранении затронули все отрасли и сейчас не совсем понятно к каким итогам они приведут, как будет выглядеть обслуживание населения .

Большое значение имеет время в пути до пациента, как в мегаполисе, так и на малонаселенных территориях .

Так как численность жителей малонаселенных пунктов составляет едва ли не 25% от общего населения страны, решение проблемы качества амбулаторного обслуживания получила масштабное вмешательство со стороны государства. Эта функция является одной из основных социальной сферы [2] .

В соответствии с Федеральным законом государство обязано предоставить гражданам охрану здоровья вне зависимости населенного пункта, его численности и прочих обстоятельств [3].

Для жителей малонаселенных пунктов существует минимальный перечень принципов, соблюдение которых обязательно:

•любой гражданин имеет право на беспрепятственное оказание медицинской помощи и гарантию на охрану собственного здоровья;

•приоритет интересов больного при оказании медицинской помощи;

•приоритет охраны здоровья детей;

•ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц за обеспечение прав граждан на охрану здоровья;

•доступность и высокое качество медицинской помощи, а также недопустимость отказа в помощи .

Начиная с 2003-го года в Российской Федерации, на государственном уровне осуществляется контроль над деятельностью общественного обслуживания в местах с малым количеством населения. Так называемая программа «Стратегия развития сельских территорий РФ на период до 2030 года» включает в себя, в том числе и сферу здравоохранения с решением проблемы, указанной выше .

Практическое решение проблемы – увеличение числа рабочих и учебных мест, взаимодействие с крупными близлежащими регионами и привлечение молодых специалистов в малонаселенные пункты План выполняется при поддержке государства, не только как контролирующего, но и как исполнительного органа. Уже к 2010 году решалась проблема наличия специальных медицинских учреждений и широкопрофильных врачей. Пункты с малочисленным населением имели еще одну проблему – низкую                                                              © А.В. Данилов, 2017   плотность расселения и удаленность врачебной помощи, от чего напрямую страдало качество амбулаторного обследования .

С начала второго десятилетия 2000-х заметна положительная динамика, благодаря правительственной программе. Средняя продолжительность жизни граждан в сельской местности увеличилась на 2,7 лет, число людей в медицинской и обслуживающей сфере увеличилось практически вдвое, давая качественный рост медицинскому обслуживанию в целом [4]. Эти изменения были до очередного этапа реформы в здравоохранении 2013-2014годах .

Перспективы развития амбулаторного обслуживания выглядят довольно оптимистично. В рамках описанной выше стратегии осуществляется движение в направлении улучшения уровня жизни в среднестатистических поселениях с малочисленным населением. В первую очередь сказывается более доступная медицинская помощь, т.к.ранее из-за удаленности люди обращались к врачу только в критической ситуации, пренебрегая мелкими недугами и профилактикой. Развитие качества и объема услуг по амбулаторному обслуживанию, на смотря на недостаток средств на эти цели является одной из приоритетных задач местного самоуправления [5,6] .

Литература

1.Книга 'Городская поликлиника в системе медицинского страхования' //

http://www.rusmedserv.com: © 1998-2017 Русский медицинский сервер URL:

http://www.rusmedserv.com/zdrav/strah/Book/glava_76.html (дата обращения:

23.11.2017) .

2.Сираждинов Р.Ж. О некоторых подходах в управлении социальной сферой// Вестник Университета (Государственный университет управления). 2014. № 7.  – С .

81-84 .

3.Акт правительства Российской Федерации "Стратегия устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года " от 2 февраля 2015 г. № № 151-р // http://www.garant.ru. 2015 г .

4.Закон Российской Федерации ""Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" " от 21 ноября 2011 г. № N 323-ФЗ // Российская газета .

5.Семкина О.С., Сираждинов Р.Ж. Реализация компетентностных методов в подготовке государственных и муниципальных служащих // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2014. № 7. – С. 232-236 .

6.Сираждинов Р.Ж. Исследование тенденций в развитии местного самоуправления в России // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2015. № 6. – С. 162-165 .

–  –  –

ПРОБЛЕМА ИМПЛЕМЕНТАЦИИ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В РОССИИ

Термин «электронное правительство» вошел в практику государственного управления в конце XX века, и до сих пор является в известной степени дискуссионным. Зародившись в качестве системы внутриведомственного электронного документооборота, e-Government постепенно вырос в целостный способ предоставления информации и оказания определенного набора государственных услуг другим ветвям власти, государственным чиновникам, гражданам и бизнесу .

Россия, к сожалению, не является новатором в данной сфере. Концепция электронного правительства РФ представляет из себя попытку синтезировать опыт зарубежных коллег и перенести его на российскую действительность. Первые шаги к этому были сделаны в 1998 г. – с принятием Концепции информационной политики .

Однако, первым серьезным документом стоит считать ФЦП «Электронная Россия 2002-2010». Для сравнения, Южная Корея занялась разработкой базы и инфраструктуры для электронного правительства в 1987 г., Канада – в 1994 г., США и Великобритания – в 1999 г. [1] .

Россия столкнулась со множеством трудностей в процессе реализации Программы: начиная с вопросов взаимодействия федерального центра с регионами и заканчивая отсутствием собственной электронной архитектуры государства. Кроме того, ФЦП представляла из себя «административную реформу», ориентированную на реорганизацию деятельности органов власти, а взаимодействие с гражданами было вторичной целью. Это подтверждают и данные опросов: на 2013 г. 51% респондентов отметили, что впервые услышали об электронном правительстве, 30% сталкивались с ним в единичных случаях, и только 19% заявили, что неоднократно пользовались преимуществами новой системы [2] .

С принятием новой госпрограммы «Информационное общество 2020»

произошли заметные улучшения электронного правительства как комплексного явления. В 2014 г. переработке подверглись многие государственные интернетресурсы информационного и практического характера. В рейтинге Индекса развития электронного правительства ООН Россия заняла 27 место, продемонстрировав существенный прогресс по сравнению с 2010 годом (59 место) [3] .

Тем не менее, количество пользователей системы не так велико. Например, 63% населения все еще предпочитают персональные контакты или личный визит в государственные органы, а всего лишь 28% российских организаций пользуются госуслугами в электронном виде [4] .

Электронное правительство в России на данный момент только прошло этап внедрения в государственные структуры. Низкая популярность системы у граждан, по мнению автора, вызвана характером реализации нововведений: пилотные проекты были далеки от идеала, и люди, оценившие систему на стадии ее формирования, получили негативный опыт .

Кроме того, наблюдается значительный разрыв в реализации программ электронного правительства между регионами России. Если в крупных городах большинство типовых госуслуг можно получить в МФЦ или онлайн, то в регионах до сих пор необходимо личное участие. Услуги на основе электронного взаимодействия в регионах составляют 42% от общего числа, в то время как на федеральном уровне                                                              © С.А. Денискин, 2017  

– 85% [4]. Так как развитость информационной инфраструктуры является одним из факторов привлекательности местного самоуправления и может быть оптимизирована за счет собственной управленческой деятельности [5], думается, что сами органы власти не стремятся к реализации концепции электронного правительства, или же просто не имеют для этого нужных ресурсов .

Российское электронное правительство попыталось вобрать в себя все лучшее, что есть в зарубежных аналогах. Хоть применение успешных практик других государств и является необходимым фактором достижения целей электронного правительства в России, нельзя не учитывать специфику социальногоэкономического и информационного развития РФ. Ориентация на масштабы страны и разнородность ее граждан должна стать не только основным фактором предупреждения возможных проблем информатизации власти в будущем, но и основным принципом развития информационного общества современной России .

Литература

1.Сединкин М.А. Возможности применения зарубежного опыта формирования электронного правительства в России // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2011. №3. – С. 349-360 .

2 .Результаты исследования общественного мнения в отношении развития механизмов Электронного Правительства и Электронной Демократии // ВЦИОМ URL: https://goo.gl/J9uzS4 (дата обращения: 25.11.2017) .

3.Рейтинг стран мира по уровню развития электронного правительства //

Центр гуманитарных технологий URL: https://goo.gl/zTcWMK (дата обращения:

25.11.2017) .

4.Электронное правительство в РФ // Минкомсвязь России URL:

https://goo.gl/BNtZCZ (дата обращения: 25.11.2017) .

5.Парфенов К.В. Инвестиционные ресурсы местного самоуправления:

социально-политический аспект // Инновации и инвестиции. 2013. №3. – С. 97-101 .

–  –  –

НУЖНО ЛИ МЕТРО В НОВОЙ МОСКВЕ?

Вопросы транспортного сообщения уже давно являются одним из первых приоритетов у властей населенных пунктов. В условиях мегаполисов транспорт является неотъемлемой частью жизни каждого гражданина. Транспортное сообщение в Новой Москве не развито, люди стоят огромные очереди на автобусы, едут до работы по четыре часа с тремя пересадками. Перед властями Москвы стоит                                                              © А.С. Дудуева, М.О. Озернова, 2017   задача организовать транспорт так, чтобы людям было удобно ехать в центр города и это не затрачивало много времени .

Власти города Москвы приняли решение провести подземные линии метро в Новую Москву, первой стала Сокольническая ветка. Длина участка - 7,6 км. На нем открылись две станции - «Румянцево» и «Саларьево». Это позволило улучшить транспортную ситуацию в юго-западном секторе Москвы, поскольку загрузка дорог снизилась примерно на 20%. Также разгрузились станция метро «Юго-Западная» и прилегающие к ней дороги, уменьшилось количество заторов на Киевском шоссе у МКАД и на Ленинском проспекте. В конце 2016 года принято решение продлить Сокольническую линию вглубь новых территорий до Коммунарки. Планируется, что ветка будет построена параллельно новой трассе Солнцево-Бутово-Видное в наземном исполнении.

Длина отрезка 11 км, на нем разместится 4 станции:

«Филатов луг», «Прокшино», «Ольховая» и «Столбово». Строительство планируется завершить в 2019 году [1] .

Помимо Сокольнической линии в ТиНАО тянут и Калининско-Солнцевскую ветку метро. Ее прокладывают на запад Москвы, в сторону отдаленных районов Солнцево, Ново-Переделкино и в деревню Рассказовка. Строительство ведется с северной стороны Боровского шоссе, на границе с районом Ново-Переделкино .

Станция «Рассказовка» будет обслуживать районы Ново-Переделкино, Солнцево и деревню Рассказовка. Первоначально поток пассажиров составит порядка 9,2 тыс. человек в час пик, а через несколько лет возрастет до 25,8 тыс .

Прогнозируется, что к 2030 году станцией будут пользоваться 210 тыс. человек в сутки. На базе станции планируется строительство транспортно-пересадочного узла, куда будут организованы маршруты наземного транспорта из близлежащих районов, её планируется открыть в марте 2018 года [1] .

Данный подход, безусловно, хорош, но нужно ли метро в Рассказовке с населением около 500 человек? Да, нужно, так как развитие транспортной инфраструктуры даст хороший рывок для дальнейшего развития населенных пунктов ТиНАО, что сделает данные районы более привлекательными для жизни и поспособствует покупке жилья в них .

На данный момент на территории Новой Москвы проживает 324 000 человек, через 20 лет прогнозируется, что население вырастет до 1 500 000 человек, поэтому нужно решить: как эти люди будут добираться до центра Москвы? Конечно, самый наилучший способ-это провести линии метро. Люди будут быстро, без томительных ожиданий и пересадок передвигаться по всему мегаполису, под их ногами всегда будет транспорт .

Чтобы метро на территории ТиНАО пользовалось спросом, нужно увеличивать количество жителей. Через 20 лет планируется, что в Новой Москве построят 127 млн.кв.м. недвижимости, она вся скупится быстрее, если транспортное сообщение будет не затруднено .

На территории Новой Москвы есть город Троицк, он считается наукоградом .

Там размещаются десять научных институтов и два технопарка. Раньше в науке работало около 30 тысяч городских жителей, а сейчас, по разным оценкам, эта цифра упала с 10 до 3 тысяч. В городе нет ни одного вуза, и после окончания школы молодежь уезжает отсюда. Чтобы Троицк процветал, как наукоград, ему необходимы новые умы и университеты, люди охотнее потянутся туда, если добраться будет легко. Молодые ученые, интересующиеся наукой и отечественным производством, будут ездить туда из всей Москвы .

«Очень важный проект для Новой Москвы — это проект продления линии от «Саларьева» до Коммунарки. 11 километров метро, четыре станции. Эта линия будет серьезным образом оказывать содействие в решении транспортных проблем   сотен тысяч людей, которые проживают в Новой Москве, в развитии тех районов, которые будут прилегать к этой ветке», — заявил Сергей Собянин [2] .

В целом, оценивая, проект по дальнейшему протягиванию подземных линий метро в Новую Москву, можно сказать, что данный вид общественного транспорта позволит обеспечить комфортную доступность метро для большей части жителей ТиНАО. Появление новых станций поспособствует развитию данных территорий. Открытие новых станций метро, может изменить в целом ситуацию в московском транспортом узле. К 2035 году на территории Новой Москвы должны появиться 72 км линий и 33 станции метрополитена, но только прокладка линий метро может стоить от 509 млрд. до 720 млрд. руб. [3]. Строительство метро позволит многим жителям с личного транспорта пересесть на метро, и количество пробок с южного направления в сторону центра Москвы заметно сократится, что повысит транспортную доступность, но добавит проблем в трудовой миграции. Это может повлиять на эффективность муниципального управления [4] .

Литература

1. Утвержден проект продления линии метро в Коммунарку // Официальный сайт Мэра Москвы URL: https://www.mos.ru/mayor/themes/4299/4149050/ (дата обращения: 14.11.2017) .

2. Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

URL: https://stroi.mos.ru/new-moscow/razvitie-metropolitena-1 (дата обращения:

15.11.2017) .

3. В Новой Москве запланировали 72 км метро стоимостью до 700 млрд руб // «РосБизнесКонсалтинг» — информационное агентство URL: https://www.rbc.ru/ society/27/02/2017/58b3e2ce9a7947c4540ab6e5 (дата обращения: 15.11.2017) .

4. Сираждинов Р.Ж. Сравнительный анализ эффективности муниципального управления в городских округах// Муниципальная академия. 2016. № 2. – С. 63-67 .

–  –  –

К ВОПРОСУ О СТРАТЕГИЧЕСКОМ ПЛАНИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

Основой создания эффективно функционирующей экономики территории является стратегическое управление ее развитием. Разработка и практическая реализация эффективных механизмов стратегического планирования и сбалансированного регулирования региональной экономики является актуальной научной и практической проблемой, от решения которой во многом зависят отношения между бизнесом, властью и населением в условиях различных экономических интересов и потенциалов конкурентоспособности территориальных образований. Однако неопределенность некоторых вопросов, связанных с                                                              © Д.С. Дудуева, 2017    организацией этого процесса, обуславливает потребность в дальнейших разработках в этом направлении .

Эффективная система стратегического планирования позволяет решать комплекс проблем страны и регионов, требующих в настоящее время особого внимания и усилий со стороны органов власти [1] .

Формирование современной правовой базы для стратегического планирования социально-экономического развития прошло несколько этапов:

- 1995г. - Федеральный закон от 20.07.1995 №115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» - закон регулировал только правоотношения, возникающие на федеральном уровне; термины «стратегическое планирование» и «стратегия» в законе отсутствовали; со второй половины 1990-х гг. отдельные муниципалитеты и субъекты РФ стали вместо концепций и программ комплексного социальноэкономического развития разрабатывать стратегии (стратегические планы) социально-экономического развития;

- Федеральный закон от 28.08.1995 №154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

- 1998 г. - Бюджетный кодекс Российской Федерации - включено положение о долгосрочных целевых программах, формируемых органом местного самоуправления в соответствии с прогнозом социально-экономического развития территории;

- 2003г. - Федеральный закон от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» - к полномочиям органов местного самоуправления отнесено «принятие и организация выполнения планов и программ комплексного социально-экономического развития муниципального образования» (ст. 17);

- 2009г. - Указ Президента РФ от 12.05.2009 №536 «Об основах стратегического планирования в Российской Федерации» - впервые термин «стратегическое планирование» был введен в правовой оборот .

Но приведенные нормативно-правовые акты, регламентирующие этот процесс, не решали основных методологических проблем стратегического планирования и управления .

Вступление в силу Федерального закона от 28 июня 2014 г. № 172 – ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон) расставило ориентиры для всех основных участников организационноэкономических отношений по вопросам управления социально-экономическим развитием территорий. Федеральным законом выстроены иерархия стратегических документов и полномочия лиц, ответственных за их подготовку .

Согласно Федеральному закону документы стратегического планирования разрабатываются в рамках целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации и на уровне отдельных муниципальных образований [2] .

К документам стратегического планирования на региональном уровне отнесены:

- стратегия социально-экономического развития субъекта РФ;

- прогнозы социально-экономического развития субъекта РФ на среднесрочный и долгосрочный периоды;

- бюджетный прогноз субъекта РФ на долгосрочный период;

- план мероприятий по реализации стратегии социально-экономического развития субъекта РФ;

- государственные программы субъекта РФ;

- схемы территориального планирования субъекта РФ .

  К документам стратегического планирования, разрабатываемым на уровне муниципального образования, относятся:

- стратегия социально-экономического развития муниципального образования;

- план мероприятий по реализации стратегии социально-экономического развития муниципального образования;

- прогноз социально-экономического развития муниципального образования на среднесрочный или долгосрочный период;

- бюджетный прогноз муниципального образования на долгосрочный период;

- муниципальная программа .

За 2016 год текущие стратегические документы приводились в соответствие с требованиями нового закона. В течение 2017 года работа продолжается, необходимо привести в соответствие с Федеральным законом действующие документы стратегического планирования, принятые до дня вступления в силу данного Федерального закона .

Литература

1. Петрина, О.А., Савкина, Е.В. К вопросу об устойчивом развитии социально-экономических систем / О.А. Петрина, Е.В. Савкина // Вестник Университета (Государственный университет управления). – 2017. – № 2. – С. 37Федеральный закон от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ "О стратегическом планировании в Российской Федерации" // URL: http://www.garant.ru/ hotlaw/federal/551043/ (дата обращения: 28.11.2017) .

–  –  –

К ВОПРОСУ О СТРАТЕГИЧЕСКОМ ПЛАНИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В настоящее время самым развивающимся способом управления и совершенствования общественного и государственного регулирования социально экономических процессов на территориях является стратегическое планирование, которое представляет собой последовательный комплекс процедур планирования, долгосрочного прогнозирования и дальнейшего стратегического управления .

Стратегическое планирование может являться как отдельной подсистемой управления, так и общеэкономической деятельностью муниципального образования, в связи с чем, оно может рассматриваться как определенным механизмом, системой средств, методов и форм воздействия на экономические интересы субъектов муниципального образования с целью ориентации их деятельности на повышение эффективности муниципалитета [1] .

Для эффективного управления муниципальным образованием и обеспечения устойчивого социально - экономического развития территории, органы местного самоуправления применяют стратегическое управление, которое осуществляет управленческую деятельность, состоящую в разработке комплекса управленческих                                                              © Т.В. Евстигнеева, 2017   решений, ориентированных на долгосрочную перспективу, предусматривая составление целей и стратегий, мероприятий и проектов, реализация которых обеспечит эффективное развитие данной территории .

Являясь элементом стратегического управления муниципальным образованием, стратегическое планирование устанавливает связь между территориальными органами управления и населением, согласовывает интересы ключевых субъектов территории и акцентирует внимание на наилучшем удовлетворении потребностей местного сообщества .

Суть стратегического планирования развития муниципального образования состоит в определении приоритетной сферы хозяйственной деятельности с учётом факторов внешней среды и имеющихся ресурсов [1] .

При стратегическом планировании решаются следующие задачи:

формирование программ, планов действий и основной миссии МО; Определение целей, задач и приоритетов экономического и социального развития; Регулирование развития, привлечение инвестиций и обеспечение конкурентоспособности территории и т.д .

На муниципальном уровне, так же как и на уровне субъекта РФ, так и на федеральном уровне стратегическое планирование регулируется федеральным законом от 28 июня 2014г. №172- ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [2] .

Закон №172-ФЗ ввёл единую систему стратегического планирования в стране, в которой все документы стратегического планирования на всех уровнях власти должны быть согласованы по целям, задачам, приоритетам и показателям достижения целей [3] .

Хочется отметить, что в принятом законе недостаточно уделено внимание вопросам разработки и принятию документов стратегического планирования на уровне муниципального образования, в связи с чем, у органов местного самоуправления возникают трудности в осуществлении своих полномочий в сфере стратегического планирования .

Важным моментом при определении органами местного самоуправления целей и задач, является правильный выбор концепции. Так как в стране большое количество муниципальных образований являются дотационными, то при стратегическом планировании муниципалитета, важной особенностью является выбор не концепции «выживания», а концепции социально - экономического развития, иначе неправильный выбор концепции только усугубит его состояние .

Помимо глубокого кризиса муниципальных финансов, существует еще ряд проблем в стратегическом планировании муниципальных образований. Возникают проблемы в кадровом потенциале и в слабой вовлечённости населения при разработке стратегического планирования[4]. В основном слабая вовлечённость исходит от низкой активности граждан вовлечения в решение социальноэкономических проблем муниципалитета .

Органам местного самоуправления нужно стараться заинтересовать население в стратегическом планировании и привлечь все группы населения, донося до разных социальных групп важность их участия в процессе планирования .

–  –  –

1. Бегун Т.В. Стратегическое планирование устойчивого развития муниципального образования // Евразийский международный научно-аналитический журнал: Проблемы современной экономики. - 2013. - №4. – С. 322-324 .

 

2. Закон Российской Федерации "О стратегическом планировании в Российской Федерации" от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ // Российская газета. - 2014 г. Ст. 146 .

3. Козлова О.Ю. Стратегическое государственное планирование как инструмент обеспечения экономической безопасности в стране // Экономическая безопасность России: вызовы XXI века: материалы Э40 международной научнопрактической конференции (г. Саратов, 15 марта 2016 г.) / [отв. ред. И.А. Сушкова]. Саратов: Саратовский социально-экономический институт (филиал) Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, 2016. – С. 127-138 .

4. Цатхланова Т.Т., Натыров Э.В., Убушаева Б.Г., Эрдниева Э.В., Буркутбаева Н.А., Намысов С.В. Особенности и приоритеты социально-экономического развития региона (на материалах Республики Калмыкия). -М.: Вестник РАСХН,2014. – С. 25 .

–  –  –

ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Во второй половине XX столетия вопрос о социально-экономическом развитии общества привел к рождению процесса устойчивого развития бизнеса. Процесс экономических и социальных изменений, при котором эксплуатация природных ресурсов, направление инвестиций, ориентация научно-технического развития, развитие личности и институциональные изменения согласованы друг с другом и укрепляют нынешний и будущий потенциал для удовлетворения человеческих потребностей и устремлений. Во многом речь идёт об обеспечении качества жизни людей. В результате растущей озабоченности «по поводу быстрого ухудшения состояния окружающей среды, человека и природных ресурсов, и последствий ухудшения экономического и социального развития» в 1984 году была создана Международная комиссия по окружающей среде и развитию (МКОСР). При создании комиссии Генеральная Ассамблея ООН признала, что экологические проблемы носят глобальный характер и определяют, что это отвечает общим интересам всех стран по разработке политики для устойчивого развития .

В 1987 году был опубликован отчет МСКОСР «Наше будущее», в котором приведены убедительные доказательства новой модели развития, а также определены понятия «устойчивость» и «устойчивое развитие». Отчет четко показал отсутствие возможности в постановке и решении крупных экологических проблем без учета их связи с социальными, экономическими, техническими и политическими проблемами, поэтому экономике необходимо удовлетворять нужды людей с учетом пределов экологических возможностей планеты. Доклад представил глобальный обзор состояния окружающей среды и выделил восемь ключевых направлений, по которым были рекомендованы необходимые меры, способствующие устойчивому развитию: население, человеческие ресурсы, промышленность, продовольственная безопасность, биологические виды и экосистемы, проблемы урбанизации, управление общественными благами, энергетика. Именно с того момента в научный мир вошло такое понятие как «sustainable development» или «устойчивое развитие»

[1] .

                                                             © Д.А. Жадобина, 2017   Концепция устойчивого развития прошла длительный эволюционный путь, который, на наш взгляд, может быть разделен на три этапа: зарождения, формирования теоретических основ и этап систематизации концепции. В настоящее время она признана всеми странами, входящими в ООН, в качестве одного из приоритетов человечества, переход к которому должен происходить на национальном и глобальном уровнях. Термин «устойчивое развитие» все чаще употребляется бизнес-сообществом, используется в корпоративных изданиях, фигурирует в официальных политических и экономических документах различного уровня .

Проведение в 1972 году в Стокгольме Конференции ООН по окружающей человека среде и создание Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) ознаменовало включение международного сообщества на государственном уровне в решение экологических проблем, которые стали сдерживать социальноэкономическое развитие. Стала развиваться экологическая политика и дипломатия, право окружающей среды, появилась новая институциональная составляющая — министерства и ведомства по окружающей среде. Основной целью является организация и проведение мер, направленных на защиту и улучшение окружающей среды на благо нынешнего и будущих поколений. Главные задачи состоят в анализе и оценке состояния глобальной окружающей среды, предупреждении об экологических угрозах, развитии международного права в области окружающей среды в интересах устойчивого развития, содействии повышению осведомленности общественности о международной природоохранной политике и деятельности, предоставлении помощи в разработке политики и оказании консультативных услуг правительственным и неправительственным организациям. Российская Федерация традиционно принимает активное участие в деятельности ЮНЕП, основываясь на целесообразности и реальной возможности использования потенциала этой организации для решения приоритетных для России экологических задач [2] .

В 1980-х годах стали говорить об эко развитии, развитии без разрушения, необходимости устойчивого развития экосистем. Всемирная стратегия охраны природы (ВСОП), принятая в 1980, впервые в международном документе содержала упоминание устойчивого развития. Впервые получила широкую огласку концепция устойчивого развития во Всемирной стратегии сохранения природы, разработанной по инициативе ЮНЕП, Международного союза охраны природы (МСОП) и Всемирного фонда дикой природы .

В 1987 году в докладе «Наше общее будущее» Международная комиссия по окружающей среде и развитию (МКОСР) уделила основное внимание необходимости «устойчивого развития», при котором «удовлетворение потребностей настоящего времени не подрывает способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности». Эта формулировка понятия «устойчивое развитие» сейчас широко используется в качестве базовой во многих странах. Теория и практика показали, что экологическая составляющая является неотъемлемой частью человеческого развития, была положена новая триединая концепция устойчивого (эколого-социально-экономического) развития .

В 2012 в Рио состоялась Конференция Организации Объединенных Наций (ООН) по устойчивому развитию, также известная под названием «Рио+20» .

Собравшиеся на Конференции лидеры стран, совместно с тысячами представителей частного сектора, НПО и других групп, совместными усилиями разработали стратегию того, как можно сократить уровень бедности, содействовать развитию социальной справедливости и обеспечить меры по охране окружающей среды с учётом всех факторов .

По итогам Конференции по окружающей среде и развитию была учреждена Комиссия ООН по устойчивому развитию. Основным результатом   конференции стал документ под названием «Будущее, которого мы хотим», в нём главы 192 государств подтвердили свою политическую приверженность устойчивому развитию и заявили о своей приверженности содействию устойчивому будущему .

В сентябре 2015 г. Государства-члены ООН приняли документ «Меняя наш мир: повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года». Впервые очень разным странам мира удалось договориться об объединении усилий ради достижения общих целей (далее – ЦУР2030) [3]. Для их выполнения потребуется мобилизовать значительные ресурсы: по разным оценкам, от 5 до 7 трлн долл. в год, и значительная роль в обеспечении этих инвестиций отводится частному сектору .

Нефинансовая отчётность будет являться одним из источников сведений о том, как бизнес выполняет свои обязательства. Конференцией ООН по торговле и развитию был подготовлен Доклад, разъясняющий роль предпринимательства в достижении ЦУР2030 .

В апреле 2016 г. 175 стран подписали Парижское соглашение по изменению климата, которое представляет собой «дорожную карту» мер, которые позволят сократить выбросы и укрепить устойчивость планеты к изменению климата .

Соглашение взаимосвязано с ЦУР2030 .

Россия подписала Парижское соглашение, однако, по мнению СМИ и экспертов, его ратификация произойдёт не ранее 2019 г. Интересен вопрос о том, какую позицию в этой ситуации займут российские компании, поскольку тема климатических изменений станет едва ли не доминирующей в нефинансовой отчётности .

Однако Парижское климатическое соглашение – это лишь «верхушка айсберга». Помимо этого документа реализуется ряд проектов, которые, по всей видимости, будут иметь значимое практическое влияние на ситуацию в будущем .

К настоящему времени процесс глобального перехода к устойчивому развитию пока не определен сколь-нибудь целостно ни в содержательном, ни в «технологическом» отношении. Он лишь описан в нормативно-ценностном (этическом) и идеологическом планах. В документах ООН ему придана политикорекомендательная форма. Конкретные государственные обязательства предусмотрены пока только в вопросах использования и/или неиспользования промышленных технологий. Ясно, что устойчивое развитие предполагает изменение системы ценностей современного общества. Ведущую роль в пропаганде идеи устойчивого развития призваны играть не международные институты, а сетевые гражданские организации. Это вписывается в теорию глобализации, которая глобальному гражданскому обществу придает большое значение. Основная идея состоит в изменении системы ценностей человека, стереотипов мышлениями стандартов жизни, которые приняты сегодня в рамках рыночного хозяйства .

Современное толкование устойчивого развития значительно расширилось до объединения трех основных составляющих: экономической, социальной и экологической и по факту представляет собой совокупность этих трех компонентов в любой деятельности .

Экономическая составляющая подразумевает оптимальное использование ограниченных природных ресурсов и применение технологий по их сбережению (энергетических, материальных, природных и других), в том числе производство экологической продукции, добыча и переработка сырья, минимизация отходов, качественная переработка и уничтожение отходов .

Социальная составляющая направлена на сохранение стабильности существующих социальных и культурных систем и сокращение числа конфликтов между государствами. Важным аспектом такого подхода является справедливое распределение ресурсов и возможностей между всеми людьми, сохранение культурного капитала и многообразия. Развитием социальной составляющей   концепции устойчивого развития стала идея соблюдения прав будущих поколений, поскольку природные ресурсы Земли являются общим наследием человечества .

Экологическая составляющая означает то, что целостность и жизнеспособность всех физических и биологических систем, прежде всего тех, от которых зависит глобальная стабильность биосферы, подразумевается устойчивым развитием .

Предпринимательскому сообществу требуется ставить перед собой цели по устойчивому развитию деятельности, тем самым удовлетворяя ожидания заинтересованных лиц и общества в целом, что и является одним из ключевых факторов стратегии успеха в условиях современного рынка в долгосрочной перспективе .

Литература

1. Доклад Всемирной комиссии по вопросам ОКРУЖаЮЩей среды развития. орок вторая сессия Пункт 83е предварительной повестки дня .

Генеральная Ассамблея. Организация объединенных наций. URL:

http://www.un.org/ru/ga/pdf/brundtland.pdf (дата обращения: 29.11.2017) .

2. Декларация Конференции Организации Объединенных Наций по проблемам окружающей человека, Стокгольм, 1972 год URL: http://www.un.org/ ru/documents/decl_conv/declarations/declarathenv.shtml (дата обращения: 29.11.2017) .

3. Цели в области устойчивого развития. URL: http://www.un.org/

sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals/ (дата обращения:

29.11.2017) .

–  –  –

ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ И

ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА

Впервые термин «цивилизация» был применен в работах ученыхпросветителей XVIII века. За более чем два столетия научная мысль создала множество теорий, подходов среди которых можно выделить как наиболее плодотворные материалистическое направление, в котором цивилизация рассматривалась как целостная историческая система, образованная в результате взаимодействия экономической, социальной, политической, культурной подсистем общества (М.Вебер, Ф.Бродель). И культурно-историческое исследование феномена «цивилизация» в центре которого изучались человеческие общества с присущей им религией, искусством, ценностями и традициями (Н.Данилевский, А.Тойнби, П .

Сорокин, С. Хантингтон). В современный научных работах используется синтетический подход при котором цивилизации рассматриваются как социокультурные системы состоящие из духовных и материальных компонентов .

                                                             © И.И. Задорожная, 2017    Феномен «российская цивилизация» до сих пор трактуется неоднозначно в научном мире. В статье М.П. Мчедлова отмечается, что российская цивилизация есть «одна из наиболее крупных по территории цивилизаций, сформировавшаяся на пространствах Восточной Европы и Северной Азии, самобытность которой обусловлена взаимодействием специфических географических, климатических, этнических, конфессиональных, политических, исторических факторов» [1]. Тогда как В.Б. Межуев отстаивает другую точку зрения. По его мнению, российская цивилизация находится на фазе цивилизационной идентификации [2]. Но как справедливо отмечал В.Б. Дердюк «для решения проблемы цивилизационной безопасности России необходимо признать реальность России как самостоятельной и самобытной цивилизации» [3] .

Современная ситуация развития человеческого общества характеризуется крайне противоречивыми тенденциями. С одной стороны мы наблюдаем центростремительные процессы и реализацию западной модели глобализации. В которых необходимо сохранить цивилизационную миссию России – государства с многовековой историей и многонациональным народом. Не дать превратиться в сырьевую колонию для «золотого миллиарда». В связи с этим С.Г. Кара-Мурза выделял два сценария. Первый – превращение России в периферию мировой капиталистической системы, а второй – в площадку, на которой «экономические операторы» будут в небольших очагах современного производства изготавливать то, что необходимо «глобальному рынку». При этом население будет выброшено из цивилизации и будет представлять собой утратившую национальную культуру человеческую пыль [4] .

С другой стороны, в мире наблюдаются и центробежные силы. Стремящиеся к сохранению национальных государств с их самобытной культурой, языком, традициями, ценностями и исторической судьбой .

Таким образом можно определить контекст анализа цивилизационной безопасности - обеспечение защиты универсальных завоеваний современной цивилизации России от различного рода угроз. Классификация такого рода угроз дана в одной из работ российских социологов [5]. В классификации выделены два вида угроз – внешние, обусловленные экспансией других цивилизаций и противоречивым взаимодействием с иными культурами, а также внутренними, вызванными развитием самой цивилизации – науки, техники, технологий. Будущее российской цивилизации зависит от способности противостоять этим угрозам, от умения безопасного межцивилизационного взаимодействия, наличия диалога культур с признанием каждой цивилизации на собственное культурное, политическое и историческое существование .

Практическая задача текущего момента создать такой инструмент научного анализа, который бы позволил выявлять угрозы цивилизационной безопасности России .

Одна из конфликтогенных областей современной России – это взаимодействие коренного населения с представителями различных этнических, культурных и национальных социальных групп .

В соответствии Постановлением Правительства Москвы от 6 июня 2016 года N 312-ПП «О Стратегии национальной политики города Москвы на период до 2025 года» в целях совершенствования государственного управления в сфере национальной политики и привлечения органов местного самоуправления к участию в реализации национальной политики города Москвы планируется проведение постоянного мониторинга состояния межнациональных отношений в городе Москве .

В рамках этой задачи необходима разработка и утверждение основных характеристик (индикаторов), позволяющих оценивать состояние межнациональных отношений в городе, эффективность деятельности органов исполнительной власти   города Москвы по реализации задач национальной политики города Москвы, поставленных в Стратегии [6] .

В 2016 году Федеральным агентством по делам национальностей создана новая модель социологического мониторинга этноконфессиональных отношений, состоящая из трех модулей: репрезентативные опросы во всех субъектах Российской Федерации, проведенные одномоментно по единой методике;

углубленные исследования в выявленных проблемных регионах, национальных и социальных группах; экспертная панель. Разработанная ФАДН концепция Государственного социологического мониторинга включает организацию непрерывной системы наблюдений, сбора и анализа данных по научно обоснованным критериям, показателям и индикаторам, позволяющим оперативно оценивать ситуацию в сфере этноконфессиональных отношений на территории каждого субъекта федерации, федерального округа, страны в целом; принимать управленческие решения и давать среднесрочные и долгосрочные прогнозы .

Авторами концепции мониторинга отмечается, что объектом мониторинга должна быть не только территория — субъект федерации или муниципалитет, а этническая группа (национальность) и конфессиональная группа. При этом были применены более чувствительные индикаторы кросскультурных отношений: доля граждан, которые лично ощущают недоверие или неприязнь к себе, нарушение прав или ограничение возможностей из-за этнической или конфессиональной принадлежности и доля граждан, которые сами с предубеждением относятся к представителям другой национальности или других национальностей либо другой (других) религий и религиозных течений [7] .

Кроме того, в научном дискурсе активно обсуждается применение при проведении социологических исследований, имеющих прогностический характер, сочетания количественных и качественных методов исследования. Так, например, А .

Готлиб предложила такую схему совмещения качественно-количественных подходов в прогнозных проектах: сами методы внутри каждой стратегии свои: у качественной — глубинные интервью, фокус-группа и т. д., которые дают возможность выявить смыслы, формализовать их, перевести на удобопонятный респонденту язык и формулировать для анкеты или полуформализованного интервью, переводя ответы в обыкновенную номинальную шкалу [8] .

В практической деятельности органов исполнительной власти города Москвы уже есть опыт подобных исследований, который был реализован в одном из округов города Москвы для оценки управленческого решения в области управления миграционными процессами .

С помощью метода фокус-групп определены основные тенденции в восприятии жителями трудовых мигрантов присутствующих в районе;

проанализированы проблемы и отношение к ним жителей района возникающие при привлечении труда мигрантов; проведен качественный анализ позиций, мнений жителей района к создавшейся ситуации; выявлены оценки жителей решения проблемы трудовой миграции органами исполнительной власти города .

Метод фокус-групп, как качественный метод исследования, позволяет моделировать групповые процессы. Оценить общее впечатление о ситуации, собрать информацию в виде бытующих мнений и реальных фактов из жизни участников фокус-группы, а так же обсудить полученную информацию с участниками исследования [9] .

Таким образом организация постоянного мониторингового наблюдения таким образом является одной из главных задач обеспечения безопасности в сфере миграционных процессов в городе Москве .

  Литература

1. Мчедлов М.П. Цивилизация Российская // Российская цивилизация:

Этнокультурные и духовные аспекты : энциклопелический словарь. – М. :

Республика, 2001, – С. 490 .

2. Межуев В.Б. Россия в поиске своей цивилизационной идентичности // поисках теории российской цивилизации: памяти А.С. Ахиезера. – М. : Новый хронограф, 2009, – С. 150–183 .

3. Дердюк В.Б. Цивилизационная безопасность России в современных условиях // Власть. – 2010. – 9. – С. 44 .

4. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга первая. От начала до Великой Победы. – М. : ЭКСМО-Пресс, 2002, – С. 7–8 .

5. Верещагина Анна Владимировна, Самыгин Сергей Иванович, Имгрунт Светлана Ивановна Цивилизационная безопасность современного мира в условиях актуализации цивилизационной идентичности: социальная утопия или перспективная реальность? // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2016. №6-7. URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/tsivilizatsionnaya-bezopasnost-sovremennogo-mira-v-usloviyah-aktualizatsiitsivilizatsionnoy-identichnosti-sotsialnaya-utopiya-ili (дата обращения: 20.11.2017) .

6. Постановление Правительства Москвы от 6 июня 2016 года N 312-ПП «О Стратегии национальной политики города Москвы на период до 2025 года» Интернет ресурс // Официальный сайт Правительства Москвы URL: http://www.mos.ru (дата обращения: 20.11.2017) .

7. Хайкин С. Р., Бережкова С. Б. Социологический мониторинг межнациональных и межконфессиональных отношений Федерального агентства по делам национальностей // Мониторинг общественного мнения : Экономические и социальные перемены. 2016. № 5. – С. 97—110 .

8. Рождественская Е. Ю., Семенова В. В. Качественная методология как ресурс социального прогнозирования: возможности и ограничения // Мониторинг общественного мнения : Экономические и социальные перемены. 2017. № 3. – С. 1DOI: 10.14515/monitoring.2017.3.01 .

9. Задорожная И.И. Применение качественных методов социологических исследований для принятия управленческих решений в области миграции // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2015. – №10-5. – С. 96 – 102 .

–  –  –

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ФОРМ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

В ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ ДЕПУТАТОВ ГД ФС РФ VII СОЗЫВА

В любом современном государстве, в том числе и Российской Федерации избирательные кампании выступают в качестве неотъемлемого элемента политического процесса. Знание и эффективное использование политических технологий, в том числе и избирательных технологий – это реальный шанс для прохождения в выборные органы власти. Таким образом, в ситуации реальных и потенциальных угроз социально-политической стабильности в период избирательных кампаний актуализируется вопрос поиска путей эффективного использования политических технологий для стабилизации политической ситуации в государстве .

Прошедшая избирательная кампании 2016 года имела свои отличительные черты и особенности. Кандидатами в депутаты был использован больший массив политических, в том числе, и избирательных технологий. Характеризуя коммуникативный срез электорального цикла 2016 г., необходимо отметить, что принципиально изменился механизм доведения информации до избирателей .

Фактически в ходе этой кампании не была востребована печатная пресса. Вызвано это тем, что с появлением Интернета политические акторы получили в свое распоряжение новый мощный инструмент влияния, отвечающий быстро растущим потребностям общества в получении информации .

В настоящее время, таргетированной рекламой как средством генерализации влияния в интернет-пространство пользуются основные участники политического процесса. Суть данного формата заключается в том, что настройка на целевую аудиторию ведется по параметрам: пол, возраст, география и интересы [1]. Другими словами, смысл таргетированной рекламы в том, чтобы сообщения коммуникатора видела узкая аудитория. В качестве примера может послужить партия «Единая Россия». Так, в период с 14 сентября по 16 сентября 2016 г. партия власти использовала 7 так называемых тизерных объявлений (по формату текст и изображение). Специалисты по политической рекламе «Единой России» нашли рациональный способ обращения к целевой аудитории автомобилистов .

Объявление носило заголовок «На страже идей автомобилистов». Его целевая аудитория - 100 % мужчин от 45 лет. Здесь уже можно делать определенные выводы: «ЕР» в преддверии выборов пыталась заручиться поддержкой автовладельцев. Базовая идея целевой аудитории сообщения - желание защиты прав автолюбителей. Соответственно, сообщение коммуникатора носило точно такую же базовую идею .

Интересное объявление было акцентировано на целевую аудиторию молодежи. Оно имело броский заголовок «Ты молодой и активный? Сделай свой выбор сейчас!» Его настройка велась по следующим параметрам: мужчины - 56 %, женщины -44 %. Возраст: от 18 до 21 - 26 %, 21-24 - 20 %, 24-27 - 16 %, 27-30 - 15 %,                                                              © В.И. Захарова, М.Ф. Кондря, 2017    30-35 - 18 %, 35-45 - 4 %. Таким образом «Единая Россия» заручалась поддержкой данной социальной группы в рамках интернет-пространства .

Еще одним трендом интернет-технологий избирательной кампании 2016 года стал контент-маркетинг. Суть контент-маркетинга - заключается в создании контента, базирующегося уже на сформированной целевой аудитории официальных сообществ политических акторов в социальных сетях. Прежде чем перейти к созданию контента, проводится, своего рода, маркетинговый анализ интересов целевой аудитории. Так, например, проведя анализ официального сообщества «ЕР»

в социальной сети «ВКонтакте», можно составить портрет типичного подписчика .

Исходя из результатов анализа среднестатистический подписчик «Единой России» мужчина в возрасте от 29 лет, уже получивший образование и проживающий в Москве и Санкт-Петербурге. Помимо «Единой России», он подписан на следующие сообщества: РИАновости, ScienceНаука, Esquire. Соответственно, создание контента опирается на этот портрет .

Новым трендом интернет-технологий является формат видеоконференций с использованием социальных сетей. Например, лидер партии «Яблоко» Г.А .

Явлинский использовал контекстную рекламу во «ВКонтакте» для проведения своей прямой линии 16 сентября 2016 г. Видеоконференции служат инструментом обратной связи с потенциальным электоратом. Г. А. Явлинский, имея возможность вести диалог с пользователями социальных сетей, одновременно использовал агитационные методы воздействия .

Резюмируя сказанное выше можно прийти к следующим выводам. Во-первых, все больше участников политического процесса используют Интернет в качестве инструмента усиления собственного влияния. Во-вторых, политические акторы используют маркетинговые технологии, когда политический рынок ставит целью своего воздействия коммуниканта. Влияние формируется путем создания специфического содержания сообщения. Это, в свою очередь, позволяет генерализировать влияние более тонкими методами. И наконец, использование интернет-технологий является перспективным направлением, их разнообразие будет увеличиваться .

Однако, не все партии, заявившие о своем участие в выборах, активно привлекали инновационные интернет технологии в ходе своих предвыборных кампаний. Некоторые партии и вовсе пренебрежительно отнеслись к использованию качественных избирательных технологий, в том числе и агитационной борьбы. В качестве примера можно привести предвыборную брошюру ЛДПР «Не дайте себя обмануть», которая была выпущена массовым тиражом в июле 2016 г. Данная брошюра состоит из основных тезисов программы ЛДПР. При первом прочтении действительно создается впечатление систематизированной идеологической программы, однако детальный анализ свидетельствует о том, что, по сути, этот предвыборный документ представлял собой набор емких фраз, лозунгов и политических прожектов либерал-демократов и их лидера В. Жириновского. По мнению экспертов, аналогичной была и предвыборная программа КПРФ «Десять шагов к достойной жизни», написанная в мобилизационном стиле, претендующая на фундаментальность, но при этом не менее декларативная в сравнении с ЛДПР [1] .

В ходе проведения анализа предвыборных программ думских партий и их позиций, можно проследить ряд определенных закономерностей. Прежде всего, все четыре парламентские партии в той или иной мере, использовали патриотическую риторику. В связи с вхождением Крыма в состав Российской Федерации, санкциями, ситуацией на Юго-востоке Украины и военной операцией российских войск в Сирии, в России сложилась определённая внешнеполитическая линия, представленная на всех уровнях власти и СМИ. Идеологические и партийные разногласия затрагивали лишь элементы того, каким современный российский патриотизм представляется   определенной парламентской партии. «Единая Россия» акцентировала внимание на неизменности политического курса, аппелируя к консервативной модели патриотизма. КПРФ и Справедливая Россия делали упор на уровне падения доходов населения, при этом, используя разные идеологические конструкции. Коммунисты оперировали советским патриотизмом, вспоминая эпизоды Холодной войны, в то время как эсеры, были ориентированы на социальный патриотизм вне связи с исторической проблематикой. ЛДПР в традиционной манере занималась продвижением национал-патриотической риторики, сочетая националистические лозунги с популистскими экономическими требованиями. Отсюда можно сделать вывод о весьма незначительных политических и идеологических разногласиях среди парламентских партий и о создании в России, по мнению ряда исследователей, системы партийной монополии [2] .

В целом, по мнению аналитиков, ведущей тенденцией избирательной кампании 2016 года являлась простота, в том числе зачастую предлагались простые решения сложных вопросов, особенно это было характерно оппозиционным партиям [2]. Также сюда можно отнести и такие лозунги, как «Мы понизим налоги», «Мы увеличим зарплаты». Однако, механизма, как все это реализовать, никто, по сути, не предлагал. Кроме того, в ряде случаев в ходе избирательной кампании предвыборная агитация была бездоказательной .

Прошедшим осенью 2016 года думским выборам была характерна одна из самых низких явок в современной отечественной истории избирательных кампаний (47,9%), крах оппозиционных партий, потеря партиями мандатов. Данные обстоятельства объясняются рядом факторов: перенос выборов на начало сентября-месяца; крайне неактивная избирательная кампания со стороны большинства политических сил .

Таким образом, анализ итогов избирательной кампании 2016 года, позволяет прийти к выводу о наличии кризиса российской партийной системы. Любая политическая партия является прежде отражением интереса той или иной социальной группы и когда политические партии выражающие интересы разных слоёв населения, получают настолько полярные результаты, это свидетельствует об отсутствии связей между самими политическими партиями и социальными группами, которые партии представляют .

Литература

1. Куракин Н.О. Новейшие тренды интернет-технологий на выборах депутатов ГД ФС РФ 18 сентября 2016г.// Pro Nunc. Современные политические процессы. №4, 2016. – С.41 .

2. Ребров С.А. Переформатирование партийной системы как фактор стабильности современного российского общества (на примере федеральной избирательной компании 18 сентября 2016 года).// Скиф. №6. 2017. – С.45 .

–  –  –

К ВОПРОСУ О МЕТОДАХ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИКИ РФ ПО УПРАВЛЕНИЮ

НАУЧНЫМ ПОТЕНЦИАЛОМ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Острота проблем управления научным потенциалом высшей школы в современной России делает актуальным вопрос о разработке концептуального обеспечения данного направления государственной политики. Речь идет о документах стратегического характера, определяющих принципы, цели и методы государственной политики в области развития научного потенциала отечественной высшей школы .

Думается, что в предполагаемой концепции должен найти отражение такой принципиальный политико-технологический вопрос, как формы и методы взаимодействия власти и экспертного сообщества в процессе формирования и реализации политики по управлению научным потенциалом высшей школы. В частности, следует развить законодательное положение об определении ее основных направлений по итогам общественных обсуждений и с привлечением научного сообщества .

Планируемая концепция может прямо предусматривать, что основные направления, цели и задачи государственной политики по управлению научным потенциалом высшей школы России должны определяться по результатам общественных обсуждений на Всероссийском Конгрессе «Научный потенциал высшей школы как объект управления», проводимом не реже одного раза в три года .

Данный конгресс должен проводиться под эгидой Минобрнауки России и Российского союза ректоров при непосредственном участии Российского союза молодых ученых и при поддержке региональных союзов ректоров, а также ассоциаций малого, среднего и крупного бизнеса .

В числе главных целей конгресса следует выделить: 1) выявление актуальных проблем развития научно-исследовательской деятельности в отечественных вузах в контексте стоящих перед Россией больших вызовов; 2) обобщение лучших отечественных и зарубежных практик управления и развития научного потенциала высшей школы, взаимодействия вузов с академическим сектором науки и с предприятиями и организациями реального сектора экономики, вовлечения обучающихся в научно-исследовательскую деятельность; 3) выработка консолидированной позиции вузовского сообщества по вопросам государственной политики Российской Федерации в области развития научного потенциала высшей школы .

Весьма важной видится проблема доведения результатов работы конгресса до сведения политического руководства страны. В этой связи необходимо подчеркнуть обязательность выработки коммюнике по результатам работы каждой секции конгресса. Данное коммюнике принимается открытым голосованием на заседании секции и утверждается на итоговом пленарном заседании конгресса .

Также на пленарном заседании вырабатывается и утверждается итоговый меморандум, содержащий анализ текущего состояния и проблем развития научного потенциала отечественной высшей школы и комплекс рекомендаций по совершенствованию государственной политики в соответствующей сфере. Данный меморандум принимается на заключительном пленарном заседании конгресса                                                              © Д.Ю. Знаменский, 2017   открытым голосованием, подписывается членами организационного комитета и представляется в Правительство РФ .

Таким образом, высокий статус данного мероприятия обеспечит заинтересованность в участии в нем всех институтов гражданского общества, вузовского сообщества и деловых кругов, связанных с развитие вузовского сегмента науки .

Думается, что новизна решаемой задачи состоит в том, чтобы объединить в рамках конгресса ведущих представителей вузовского научного сообщества и выработать консолидированную позицию по отношению к текущей и желаемой государственной политике в сфере управления научным потенциалом высшей школы. Нельзя еще раз не подчеркнуть объективно назревшую потребность вузовского сообщества в подобном мероприятии, что нашло отражение в результатах проведенного автором экспертного опроса [1] .

Безусловно, набор технологий определения приоритетов политики государства по управлению научным потенциалом высшей школы, в т.ч .

взаимодействия власти и общества в процессе ее формирования и реализации, не следует ограничивать одним, пусть даже и масштабным, мероприятием. Думается, что значимую роль в данном контексте призваны играть методы текущей работы с общероссийскими, региональными и местными экспертными структурами, интегрированными в соответствующую политическую сеть .

В данном контексте стоит еще раз обратить внимание на актуальность проблем взаимодействия власти с экспертным сообществом, уже неоднократно становившиеся предметом исследования как отечественных, так и зарубежных политологов [2] .

Представляется обоснованной точка зрения ряда отечественных политологов, что эксперты и экспертные структуры в процессе формирования и реализации государственной политики осуществляют две главные функции: 1) собственно представления экспертного мнения и применения экспертных знаний в целях корректировки государственной политики и 2) формального одобрения и поддержки уже принятых и согласованных властью решений. При этом ряд исследователей справедливо подчеркивают различия в степени их реализации на разных стадиях жизненного цикла государственной политики. Очевидно, что при формировании политики чаще, чем на последующих стадиях, доминирует первая из означенных функций, в то время как в процессе реализации и оценки политики от экспертов требуется главным образом одобрение готовых решений [3]. В этой связи показательна практика органов государственной власти по выделению т.н .

«нишевых» экспертов (высококвалифицированных и, как правило, узкопрофильных специалистов, не состоящих на государственной службе) и т.н. экспертовуниверсалов (в т.ч. из числа действующих государственных служащих), способных оперативно включаться в публичное обсуждение самых разнообразных вопросов, создавая позитивный фон разработанной и реализуемой государством политике .

Примечательно, что участие второй группы экспертов чаще всего активизируется при обсуждении особо резонансных вопросов государственной политики .

Резюмируя изложенный выше сюжет, представляется справедливой позиция А.Ю. Сунгурова, констатирующего отсутствие фактического экспертного сопровождения государственной политики в современной России и в большинстве своем декоративную, символическую функцию существующих экспертноконсультативных советов при органах государственной власти [3] .

Думается, что концепция политики Российской Федерации в области управления научным потенциалом высшей школы должна содержать принципиальный подход к взаимодействию государства и экспертного сообщества, включая конкретные механизмы привлечения экспертов на разных стадиях   жизненного цикла политики. Данные механизмы должны предполагать, помимо прочего, особенности структуры экспертного сообщества в рассматриваемой сфере государственной политики, в т.ч. наличие официальных профессиональных ассоциаций экспертов (государственных или общественных академий наук, ассоциаций и обществ по отраслям научного знания), различных (в т.ч. и противостоящих друг другу) научных школ и, наконец, специализированных экспертных организаций, занимающихся вопросами государственной политики в области образования, науки и технологий .

Что же касается процесса организации экспертных обсуждений, то представляется возможным в рамках разрабатываемой концепции предложить комбинацию методов очной и заочной экспертной оценки.

Очное обсуждение проблем развития научного потенциала высшей школы возможно в двух форматах:

во-первых, в рамках работы упомянутого выше конгресса; во-вторых, панельные тематические дискуссии, организуемые Минобрнауки России в промежутках между проведением конгресса с целью текущей оценки и корректировки проводимой политики. Нельзя не отметить ряд недостатков, характерных практически для любого очного обсуждения: 1) риск проявления группового давления в силу чисто психологического стремления большинства в группе навязать свое мнение склонному к конформизму меньшинству; 2) возможные личностные различия участников обсуждения; 3) различный формальный или неформальный статус экспертов; 4) зачастую встречающаяся в подобных формах экспертных обсуждений неконкретность, расплывчатость итоговых оценок, выводов и заключений .

В целях смягчения указанных выше негативных эффектов представляется обоснованным дополнить очный этап экспертных обсуждений управляемой заочной экспертизой, производимой методом «Дельфи». Базовые принципы такой экспертизы включают в себя: а) заочный характер взаимодействия экспертов; б) анонимность мнений экспертов; в) итеративность экспертизы (процедура формирования групповой оценки проходит в несколько этапов, причем каждый из экспертов на каждом этапе может корректировать собственную предыдущую оценку); г) управляемая обратная связь – эксперты могут обмениваться оценками и аргументацией только через организаторов экспертизы; д) количественное оценивание и статистическая обработка экспертных оценок, систематизация оценок и аргументов .

Таким образом, технологии работы с экспертами в процессе формирования государственной политики РФ в области управления научным потенциалом высшей школы можно свести к последовательному чередованию очных дискуссий (в рамках конгресса и экспертных панелей) и заочных экспертных оценок, что позволит максимально учесть интересы вузовского сообщества в данном вопросе .

Литература

1. Знаменский Д.Ю. Научный потенциал высшей школы: публичная политика по управлению и развитию. Монография. М.: Издательский дом ГУУ, 2017 .

2. Евстифеев Р.В. Использование концепции интеллектуального капитала для оценки потенциала взаимодействия экспертного сообщества и органов власти на региональном уровне // Время больших перемен: политика и политики : Материалы Всероссийской научной конференции РАПН с международным участием / под ред .

О.В. Гаман-Голутвиной, Л.В. Сморгунова, Л.Н. Тимофеевой. – М.: РУДН, 2017.  – С .

130-132 .

3. Сунгуров А.Ю. Роль и функции экспертов в процессе принятия властных решений // Управленческое консультирование. 2017. № 6. – С. 8-15 .

–  –  –

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

(МУНИЦИПАЛЬНЫХ) УСЛУГ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ

Развитие информационных технологий оказало значительное влияние на изменение подходов к государственному управлению: в настоящее время как развитые и развивающиеся страны движутся по пути построения электронного правительства. В течение последних нескольких десятилетий поиск более эффективных методов предоставления государственных услуг гражданам и бизнесу был постоянной задачей органов государственного управления во всем мире. Как отмечет ряд исследователей, инновации в предоставлении государственных услуг приводят к использованию передовых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) [1], т.е. развитию государственных (муниципальных) услуг в электронном виде. Расширение практики дистанционного предоставления государственных (муниципальных) услуг становится одним из приоритетных направлений [2]. Таким образом, возрастающая роль государственных (муниципальных) услуг ведет к необходимости повышения доступности таких услуг, что может быть обеспечено за счет увеличения доли услуг, предоставляемых в электронном виде .

РФ в вопросе организации предоставления государственных (муниципальных) услуг движется в русле мировых тенденций. Имеется четкое понимание значимости и необходимости электронных государственных услуг для совершенствования государственного управления [3], ведутся научные дискуссии и осуществляются прикладные исследования [4, 5], накоплен определенный опыт предоставления государственных (муниципальных) услуг в электронном виде (на уровне РФ, на региональном и муниципальном уровнях) .

Нормативно-правовую основу предоставления государственных (муниципальных) услуг в РФ в электронном виде составляют:

ФЦП «Электронная Россия (2002-2010 годы)», в качестве одной из задач определила переход на представление информационных услуг населению, а впоследствии и переход на предоставление государственных услуг в электронном виде;

ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ, в котором отражены принципы и процедуры предоставления государственных (муниципальных) услуг, в том числе допустимость электронной формы, права заявителей и обязанности органов власти .

Указ Президента РФ №601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» 7 мая 2012 года, в котором указывается, что доля граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, должна достигнуть к 2018 году – не менее 70 % .

Распоряжение Правительства РФ от 25 декабря 2013 г. № 2516-р «О Концепции развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде» устанавливает цели, принципы и направления развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде, определяет организационную модель управления этой деятельностью .

                                                             © С.А. Зуденкова, 2017   Постановление Правительства РФ от 26 марта 2016 г. № 236 «О требованиях к предоставлению в электронной форме государственных и муниципальных услуг», согласно которому активно развивается целевая модель перевода федеральных услуг в электронный вид, и зафиксированы действия в составе государственных услуг, подлежащие переводу в электронную форму;

Поручения Президента РФ от 27 июля 2016 г. № Пр-1455, предусматривающие развитие реестровой модели, предполагающей, что результат предоставления услуги - это внесение изменений в информационный ресурс .

Подобным образом уже началось оформление электронных паспортов транспортных средств, продолжением этого процесса станет отказ от бумажных лицензий и справок о регистрации по месту пребывания .

Все это отражает большую работу по регулированию и совершенствованию процессов предоставления государственных (муниципальных) услуг в электронном виде .

Предоставление государственных услуг в электронном виде связано с функционированием единого портала государственных и муниципальных услуг (функций) (ЕПГУ). ЕПГУ – это федеральная государственная информационная система, благодаря которой обеспечивается доступ граждан и организаций к сведениям об услугах, размещенных в сводном реестре. Это площадка, позволяющая гражданам и юридическим лицам получить информацию о конкретной услуге, требования к документам, необходимым для ее получения, условиям и особенностям получения такой услуги. Согласно официальным данным, на ЕПГУ выведены интерактивные формы 338 государственных и муниципальных услуг (функций) из 766 услуг, представленных на портале. По состоянию на 27 марта 2017 года на ЕПГУ создано более 43 млн. учетных записей (однако в региональном разрезе ситуация выглядит не столь радужной). Через ЕПГУ и мобильное приложение за 2016 год было заказано 380 млн. услуг, год от года растет количество посещений ЕПГУ [6] .

Традиционно выделяют следующие типы электронных государственных (муниципальных) услуг:

услуги по информированию - предоставление заявителю информации, которую необходимо знать для получения услуги;

услуги одностороннего взаимодействия - размещение на сайтах государственных органов шаблонов документов, необходимых для получения государственной (муниципальной) услуги;

услуги двустороннего взаимодействия – создание возможности подачи и приема документов, необходимых для получения государственных (муниципальных) услуг, в электронном виде;

услуги, при предоставлении которых осуществляется юридически значимое двустороннее взаимодействие – создание возможности подачи, приема документов, необходимых для получения государственной услуги, в электронном виде и предоставление результата выполнения услуги в виде легитимного электронного документа (или действия) .

Большинство предоставляемых в РФ государственных (муниципальных) услуг это услуги первых типов, осуществляется активное развитие услуг, т.н .

одностороннего взаимодействия, что нельзя считать полноценными электронными услугами .

C реализацией услуг, при предоставлении которых осуществляется юридически значимое двустороннее взаимодействие, существуют некоторые сложности. Они состоят в том, что для предоставления практически всех государственных и муниципальных услуг от заявителя, кроме самого заявления, требуется представление некоторого комплекта документов.

Межведомственное   взаимодействие позволяет сократить количество необходимых документов [7], но некоторые из них все-таки должны предоставляться гражданами лично, это:

документы личного хранения и документы, предоставляемые негосударственными организациями .

Статистика говорит о том, что:

- в 42% случаях оказания федеральных государственных услуг требуется предоставление документов личного хранения. Паспорт гражданина РФ требуется в большинстве услуг;

- в 280 услугах необходимы документы, попавшие в перечень документов «личного хранения», не считая паспорта гражданина РФ, необходимого при предоставлении абсолютного большинства услуг;

- 85 % муниципальных услуг предполагают представление документов личного хранения;

- 72 % государственных «региональных» услуг требуют представления документов личного хранения;

Увеличение доли услуг с документами личного ранения на муниципальном уровне по сравнению с региональными услугами объясняется тем, что муниципальные услуги включают большой блок социальных услуг (в т. ч .

переданных с регионального уровня), обязательным условием предоставления которых является удостоверение личности заявителя соответствующим документом [8] .

Таким образом, сложность перевода в электронный вид документов личного хранения препятствует обеспечению предоставления в электронном виде всего цикла услуги. Сейчас заявитель через ЕПГУ может приложить скан-копии документов личного хранения и попытаться получить услугу без присутствия в органах власти. Но такие документы в органах власти считают нелегитимными и в большинстве случаев не готовы предоставлять услуги на их основе, т.е. личное присутствие заявителя при предоставлении документов личного хранения остается обязательным условием получения услуги .

Решение указанных проблем позволит обеспечить дальнейшей рост уровня удовлетворенности граждан и организаций результатами взаимодействия с органами власти различных уровней, создаст предпосылки для снижения коррупционных рисков, т.е. будет способствовать достижению запланированных показателей в ходе реформирования государственного управления .

Литература

1. Шестакова С.В., Хаванова Н.В., Новикова Н.Г. Пути решения проблем сотрудничества государственных, частных и некоммерческих организаций в предоставлении электронных государственных и муниципальных услуг // Сервис в России и за рубежом. - 2012. - №11 (38). – С. 41-49 .

2. Зуденкова С.А. Роль государственных (муниципальных) услуг в современной парадигме государственного управления // Экономика предпринимательства. - 2016. - №№ 11-3 (76-3). – С. 100-103 .

3. Галкин А.И. Тенденции и перспективы создания единой системы предоставления государственных и муниципальных услуг по принципу «одного окна»

в Российской Федерации // Управленческие науки в современном мире. - 2015. - №Т .

II. № 1. – С. 504-511 .

4. Зуденкова С.А. Современные технологии организации предоставления государственных (муниципальных) услуг // Научный журнал Дискурс. - 2016. - №1 (1) .

– С. 249-252 .

 

5. Морозов В.Ю., Хаванова Н.В. К вопросу о мониторинге результативности оказания государственных услуг // Сервис в России и за рубежом. - 2015. - №Т.9. № 3(59). – С. 168-180 .

6. Доклад «О предоставлении государственных и муниципальных услуг через многофункциональные центры и внедрении механизма оценки их качества» // Министерство экономического развития РФ URL: http://economy.gov.ru/ minec/about/structure/depgosgv/2017040505 (дата обращения: 20.11.2017) .

7. Шестакова С.В., Зуденкова С.А. О возможных путях решения проблем организации межведомственного взаимодействия в системе предоставления государственных и муниципальных услуг // Сервис в России и за рубежом. - 2012. С. 50-63 .

8. Предоставление электронных услуг // Адмреформа.рф URL: http://xn-aale8abnoc2b.xn--p1ai/page/predostavlenie-elektronnyh-uslug (дата обращения:

20.11.2017) .

–  –  –

АНАЛИЗ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ РЕФОРМЫ

ВЕДОМСТВЕННОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

На сегодняшний день аппарат государственных служащих (чиновников) является чрезмерно гипертрофированным. К 2016 году количество федеральных органов исполнительной власти выросло до 86 [1]. Федеральные органы исполнительной власти (министерства, службы, комитеты) дублируют многие функции .

Одной из «дублирующих» функций является оказание медицинской помощи пенсионерам различных ведомств, как привило, силовых [2]. Ведомственные больные пенсионного возраста получают медицинскую помощь в медицинских учреждениях различных в основном силовых ведомствах. Действующим служащим из-за специфики их службы медицинская помощь может быть оказана только в соответствующих ведомственных учреждениях. Однако, после выхода на пенсию данная категория граждан продолжает получать медицинскую помощь в соответствующих ведомственных лечебно-профилактических учреждениях (поликлиниках, госпиталях, санаториях и т.д.). При выходе на пенсию у данных граждан утрачивается специфика их службы, и они становятся такой же категорией пенсионеров как учителя, рабочие, водители, государственные служащие .

Самая крупная категория пенсионеров из вышеуказанных ведомств - это пенсионеры МО РФ. По «Закону о статусе военнослужащего» к этой категории относятся пенсионеры МО РФ, жены (вдовы) пенсионеров МО РФ, имеющие право на оказание помощи в медицинских учреждениях в МО РФ) [3]. Пенсионеры МО РФ составляет в настоящее время около 1,1 миллиона человек, а вместе с женами военнослужащих, офицеров запаса, около 1,5-2-х миллионов человек, что превышает общую численность вооруженных сил РФ практически в 2 раза .

                                                             © М.А. Иваненко, 2017   Также нужно учесть, что в 2012г. завершилась реформа МО РФ - «Новый облик Вооруженных Сил», в рамках которой реформировалась и медицинская служба МО РФ. В результате высокотехнологическая квалифицированная хирургическая помощь, лечение онкологических заболеваний стали оказываться только в центральных госпиталях МО РФ (г. Москва ГВКГ им. Н.Н. Бурденко, ЦВКГ им А.А, Вишневского, г. Санкт-Петербург ВМедА им. С.Н. Кирова). В результате этих изменений МО РФ вынуждено оплачивать дорогу пенсионеру МО РФ, например от г .

Хабаровска до г. Москвы и обратно, вместо того, чтобы оказать ему медицинскую помощь в г. Хабаровске (оплата дорожных расходов сопоставима с самим лечением или превышают его стоимость) .

За последние 15 лет Министерство здравоохранения РФ оснастило высокотехнологическим оборудованием краевые (областные) медицинские учреждения. Были построены медицинские центры федерального значения по всей территории РФ (где оказывают все виды медицинской помощи, включая и высокоспециализированную, высокотехнологическую медицинскую помощь, а также проводят дорогостоящее лечение онкологических больных). В данных учреждения могут лечиться и пенсионеры МО РФ [2, 4] .

Таким образом, в настоящее время не реформирована системы оказания медицинской помощи больным пенсионного возраста, которые закреплены за различными ведомствами и, соответственно, не налажена одноканальная система финансирования, которая в настоящее время дублироваться различными ведомствами, что не позволяет снизить издержки за счет уменьшения количества ведомственных отделов и служащих в этих отделах. За различными силовыми ведомствами остается закрепленной непрофильная функция оказания медицинской помощи больным пенсионного возраста. Учитывая вышеизложенное, целесообразно провести следующие структурные преобразования в системе здравоохранения .

Функцию оказания медицинской помощи ведомственным больным пенсионного возраста различных министерств и ведомств (в большей степени Министерства обороны РФ, МВД с Внутренними восками, ФСБ с Пограничной службой, ФСИН и т.д.) необходимо передать Министерству здравоохранения, тем самым наладив одноканальную систему финансирования всех видов медицинской помощи больным пенсионного возраста. Это, в свою очередь, снизит издержки за счет ликвидации и/или оптимизации дублирующих ведомственных отделов, служащих в этих отделах, которые отвечают за данную функцию .

Литература

1. Указ Президента РФ от 09.03.2004 N 314 (ред. от 07.12.2016) "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти” от 09.03.2014 .

Информационно-правовая база "КонсультантПлюс"URL: http://www.consultant.ru/ cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=208400&dst (дата обращения: 11.12.2016) .

2. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" ст.80 ст. 81ст. 82” от 21.11.2011. // Информационно-правовая база "КонсультантПлюс"URL: http://www.consultant.ru/ cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=196384&dst (дата обращения: 11.12.2016) .

3. Федеральный закон от 27.05.1998 N 76-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О статусе военнослужащих" (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.07.2016)” от 27.05.1998 .

Информационно-правовая база "КонсультантПлюс"URL: http://www.consultant.ru/ cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=200983&dst (дата обращения: 11.12.2016) .

4. "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от   21.07.2014 N 11-ФКЗ) ст. 41” от 1993. // Информационно-правовая база "КонсультантПлюс"URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LA W&n=2875&dst (дата обращения: 11.12.2016) .

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ФЕДЕРАЛИЗМА И УНИТАРИЗМА НА ПОСТСОВЕТСКОМ

ПРОСТРАНСТВЕ НА ПРИМЕРЕ ЭСТОНИИ

Федерализм как неотъемлемый компонент демократического устройства государств с неоднородным этническим, конфессиональным и культурным составом сталкивается на постсоветском пространстве с трудностями, связанными с особенностями суверенизации бывших союзных республик .

Отсутствие самодостаточности в достижении полной независимости и успехов в социально-экономическом реформировании, усугубляемое деиндустриализацией и архаизацией общественных отношений, стимулирует централизацию и авторитаризацию постсоветских политических режимов, инициируя противоречие между востребованностью федерализма и укреплением властной вертикали [1] .

Другая особенность конституализации федерализма состоит в политической детерминированности процедуры его внедрения в практику развития постсоветской государственности. Например, желание региональных элит обрести большую самостоятельность в распоряжении местными ресурсами, совпадавшее с курсом центрального руководства на преодоление советского централизма, с точки зрения рационального смысла реализовывалось в необоснованной экстраполяции федеративных отношений на регионы России .

Практика последующих реформ государственного устройства обнажила нерелевантность такой процедуры. Неадекватность федерализации отношений Центра и регионов потребностям повышения эффективности управления и стабилизации социально-экономической ситуации в стране инициировала инкорпорацию в отечественный политический и научный дискурс концепта «ассиметричного федерализма», предполагавшего дифференциацию отношений Центра и регионов с различным потенциалом социально-экономических и административных ресурсов. Отчасти влияние такой артикуляции федерализма присутствует в действующей Конституции РФ .

На протяжении 1990-х гг. было заключено более 40 договоров и несколько сот соглашений, регламентирующих отношения Центра и регионов. Неверно выбранная парадигма федерализации страны привела к деструкции государственного механизма. Зачастую законодательные акты, принятые на местах, вступали в прямое противоречие с федеральным законодательством .

                                                             © В.К. Иванов, М. Яэтма, 2017   Изменение вектора развития российского федерализма в конструктивное направление потребовало принятия специального ФЗ, разграничивающего полномочия центральных и региональных органов власти, и осуществления с начала 2000-х гг. системы мер, предусматривающих унификацию федерального и регионального правового поля, создание Федеральных округов как промежуточного звена между Центром и субъектами Федерации, преобразование механизма формирования верхней палаты ФС – СФ, обеспечивающего представительство субъектов Федерации, введение института полпредов Президента [2] .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Дистрибуция: инновации в управлении Система управления бизнесом 4.0: Что нужно знать о реалиях нынешней ситуации "Беспокойство и неудовлетворенность непременные условия дальнейшего прогресса" Т. Эдисон Я хочу остановиться на 3 историях из жизни бизнеса:1) История о текущей ситуации;2) Исто...»

«АТАМАН А. И. ДУТОВ: ПРОДОЛЖЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ОБ АТАМАНЕ А. И. ДУТОВЕ Публ. А. В. Ганина (Москва) Со времени выхода моей монографии "Атаман А. И. Дутов" (М.: Центрполиграф, 2006) прошло уже почти десять лет. Появление научной биографии одного из вождей Белого движения, Войскового атамана Оренбургского казачьего войска ген...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2009 История №2(6) УДК 93/94 (430).041 А.С. Вершинин ГРИММЕЛЬЗГАУЗЕН И НАЖИВА: ТРАДИЦИЯ И ЕЕ МЕНТАЛЬНЫЕ МУТАЦИИ НА ГЕРМАНСКОЙ ПОЧВЕ КАНУНА НОВОГО ВРЕМЕНИ Анализируются приведенные в романе Г.Я.К. Гриммельзгаузена "Симплициссимус" модели поведения, связанные с приобретени...»

«ВТОРОЙ ТУР Время на подготовку первой и второй частей – 3 часа. ПЕРВАЯ ЧАСТЬ. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЭССЕ. Максимальная оценка – 50 баллов Вам предстоит работать с высказываниями историков и современников о событиях и деятелях от...»

«Министерство образования Оренбургской области Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение "Оренбургский учетно-финансовый техникум" ОП 01 Теория и методика социальной работы Сборник лекций...»

«РУССКАЯ ИДЕЯ А. А. ГОРЕЛОВ РУССКАЯ ИДЕЯ НА ПУТИ К ДУХОВНО-СОЦИАЛЬНОМУ ЕДИНСТВУ "Бесполезный в глазах некоторых, слишком смелый, по мнению других, этот вопрос в действительности является самым важным из всех для русского, да и вне России он не может показаться лишенным интереса для всякого серьезно мыслящег...»

«TAU-8.IP TAU-8.IP-W Руководство по эксплуатации, версия 1.2 (9.02.2012) Абонентский шлюз IP-телефонии IP-адрес: http://192.168.1.2 имя пользователя: admin пароль: password Версия документа Дата выпуска Содержание изменений Версия 1.2 09.02.2012 До...»

«IV. ФІЛОСОФСЬКІ Й МЕТОДОЛОГИЧНІ ПРОБЛЕМИ ІСТОРІЇ ФІЛОСОФІЇ Сергій Секундант (м. Одеса), доктор філософських наук, доцент, Одеський національний університет імені І.І. Мечникова ПРОБЛЕМА ТРАДИЦІЇ В ІСТОРІЇ ФІЛОСОФІЇ Й ІСТОРІОГРАФІЇ ФІЛОСОФІЇ. В докладе обращается внимание на важность разграничения традиций в истории философии и историографии...»

«ЦБС Меленковского района Бутылицкий сельский филиал №4 Велика наша школьная рать, Педагогов закалка крепка, Если будешь ты школа, стоять Не иссякнет России река.Бутылицкая СОШ: история, опыт, традиции, перспективы Рекомендательный библиографический указатель Бутылицы, 2009 ББК 91.9:74(2Р-4Вл)...»

«Секция 1: Актуальные проблемы физики В основу нашей работы положены методы анализа дат исторических событий и годов солнечной активности на протяжении XVIII-XXI веков . Чтобы проследить зависимость политической обстановки в мире от солнечной активности был выбран отрезок времени о...»

«Рабочая программа предназначена для преподавания дисциплины "Введение в славянскую филологию и история русского языка(включая старославянский язык и диалектологию" базовой части Блока 1 "Дисциплины (модули)" студентам дневной формы обучения по специальности 52.05.04 "...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНСПОРТ РОССИИ) О внесении изменений в состав Координационной группы Министерства спорта Российской Федерации по экспериментальной и инновационной деятельности в...»

«В. В. КУЧМА ИЗ ИСТОРИИ ВИЗАНТИЙСКОГО ВОЕННОГО ИСКУССТВА НА РУБЕЖЕ IX—X вв. (Структура и численность армейских подразделений) Исторические источники свидетельствуют, что византийское сухопутное войско IX—X вв. делилось на две основные части. Первая была представлена регулярными подразделениями, которые мож...»

«Макаров В.В. (составитель) Бурно М.Е. (составитель) РОССИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ХРЕСТОМАТИЯ МЕТОДОВ ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ, ПРИНЯТЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Москва 2011 Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига Составители: Макаров...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра конст...»

«Theory and history of the state; history of doctrines of law and state 5 УДК 347.4 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Теория и история права и госу дарства; история у чений о праве и госу дарстве Костоев Микаил Магомедов ич Договор эскроу в системе обязательственног...»

«РОМАНЧУК Сергей Игоревич МИРОТВОРЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководител...»

«МУХАМАДЕЕВА АЙГУЛЬ АЛЬБЕРТОВНА ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНОГО ОБЛИКА РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ МИРА (КОНЕЦ ХХ – НАЧАЛО XXI вв.) Специальность 24.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата ист...»

«2 Содержание Введение..4 1. Пояснительная записка..5 2. Учебный план..13 3. Учебно тематический пан 1 года обучения.15 4. Содержание программного материала 1 года обучения.16 5. Учебно тематический 2 года обучения.18 6. Содержание программного материала 2 года обучения.19 7. Учебно тематический 3 года обучения...»

«А.В.Михайловский МИФ, ИСТОРИЯ, ТЕХНИКА: РАЗМЫШЛЕНИЯ ЭРНСТА ЮНГЕРА У "СТЕНЫ ВРЕМЕНИ"* 1. Десять лет назад увидел свет русский перевод большого философского эссе Эрнста Юнгера "Рабочий. Господство и гештальт" (1932)1. Оглядываясь на...»

«Matchmoving Сущность процесса, история, терминология Возможности современных систем на примере 3D Equalizer Введение Создание большинства современных спецэффектов было бы невозможно без совмещения движения и геометрии сцены виртуальной со сценой реальной. Технология, давшая возможность совмещать реальный и виртуальный миры получи...»

«БИЗНЕС КАК МИССИЯ "И заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир". (Иеремия 29:7) © Mats Tunehag Stockholm, Sweden January 2002 Email: MatsTunehag@bredband.net Несколько кратких заме...»

«А Д Ы Г Е Й С К И Й О Р Д Е Н А " З Н А К ПОЧЕТА" Н А У Ч Н О -И С С Л Е Д О В А Т Е Л Ь С К И Й ИНСТИТУТ Э К О Н О М И К И, Я ЗЫ К А, Л И Т Е Р А Т У Р Ы И И С ТО РИ И МЕОТЫ ПРЕДКИ АДЫГОВ I* МАЙКОП 1989* " * А Д Ы ГЕ Й С К И Й О Р Д Е Н А "ЗН А К ПО ЧЕТА " Н А У Ч Н О -И С С Л Е Д...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.