WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«НА ОСТРОВЕ ТЮЛЕНИЙ В ХIХ ВЕКЕ Предисловие В июле 2008 года автор вместе с сахалинскими историками И. А. Самариным, С. В. Горбуновым и орнитологом Н. Г. Пироговым посетил остров ...»

Ю. А. Вакуленко

ПРОМЫСЕЛ СЕВЕРНОГО МОРСКОГО КОТИКА

НА ОСТРОВЕ ТЮЛЕНИЙ В ХIХ ВЕКЕ

Предисловие

В июле 2008 года автор вместе с сахалинскими историками И. А. Самариным, С. В .

Горбуновым и орнитологом Н. Г. Пироговым посетил остров Тюлений, где наблюдал северного морского котика в естественных условиях (рис. 1). Тогда же он получил возможность ознакомиться с подготовкой работников ООО «Ханта» к лицензионной заготовке котиковых шкур в рамках предстоящего промыслового сезона (рис. 2). Промыслом морского котика на острове Тюлений издавна занимались аборигены, проживавшие в районе залива Терпения. Однако во второй половине ХIХ века российские власти внесли существенные изменения в этот многовековой уклад. С 70-х годов ХIХ века коренным жителям залива Терпения было запрещено производить забой котиков на острове Тюлений. В исследуемый период в погоне за прибылью авантюристы и браконьеры из экономически развитых стран Тихоокеанского региона не раз приводили популяцию морского котика на острове Тюлений на грань полного уничтожения .

Рис. 1. Автор на острове Тюлений. Июль 2008 года. Фото С. В. Горбунова Рис. 2. Работники ООО «Ханта» готовятся к промысловому сезону .

Фото Ю. А. Вакуленко Проводя исследование по вышеуказанной теме, автор, работая в национальной публичной библиотеке и библиотеке Академии наук РФ г. Санкт-Петербурга, имел возможность ознакомиться с некоторыми малоизвестными материалами конца ХIХ – начала ХХ века. Обобщенные данные, вошедшие в настоящее исследование, по мнению автора, могут представлять определенный интерес как для специалистов морской фауны, так и для сахалинских историков и краеведов .

Остров Тюлений и морские котики Остров Тюлений (рис. 3 и 4), находящийся в восьми милях южнее сахалинского мыса Терпения, представляет собой платообразный участок суши, имеющий в длину чуть более 600 м, среднюю ширину около 60 м. За миллионы лет остров отделился от полуострова Терпения вследствие разломов и прибойной деятельности моря (Браславец, 1983). Общая площадь острова Тюлений сегодня составляет около 54 тыс. кв. метров, длина его скалы – 450 м, ее средняя ширина – 30 м (Тимофеева, Колесник, 1980) .

Первое упоминание острова Тюлений на европейских географических картах произошло благодаря голландской экспедиции капитана Де Фриза, осуществленной им летом 1643 года. Штурман Коен, высадившийся на обнаруженный в заливе Терпения маленький остров, назвал его «Робин айланд», что означало «остров Псов». В то время нерпы, морские выдры и другие ластоногие назывались европейцами «морскими псами» .

Рис. 3. Вид острова Тюлений в вечернее время. Фото С. В. Горбунова Рис. 4. Юго-западная часть острова в полдень. Фото Ю. А. Вакуленко На острове Тюлений издавна выводят свое потомство морские котики – промысловые млекопитающие с ценным мехом (рис. 5). История формирования семейства ушастых тюленей (tariidae), куда относятся морские котики, учеными не вполне определена. В ряде исследований (Мараков, 1974) отмечается возможность двоякого происхождения ластоногих: моржей и ушастых тюленей – от медведеобразных, а настоящих тюленей – от выдрообразных древних хищников .

Рис. 5. Самка морского котика с малышом. Фото Ю. А. Вакуленко

На протяжении веков нивхи и айны, жившие на побережье залива Терпения, промышляли котиков на Тюленьем. Не столько мясо и сало привлекали аборигенов в этих животных, сколько шкура .





Мясо котиков хотя и съедобное, но уступает по вкусовым качествам мясу других ластоногих, к примеру морского льва. Хотя есть мнение (Сноу, 1897), утверждающее, что мясо котиков очень вкусное при правильном его приготовлении. Непременное условие – мясо должно быть полностью очищено от мельчайших частиц жира, имеющего прогорклый вкус. Особенность шкуры морского котика такова, что около двух лет зверь может провести в воде и не намокнуть. У одних ластоногих (нерп и настоящих тюленей) шерсть короткая, без подпушки. У других (моржей) кожа почти голая. У котиков же ость густая, серебристая, подшерсток сильно развит – густой, нежный, шелковистый (Санги, 1970) .

Большую часть года (семь месяцев и более) котики проводят на суше. За это время они размножаются и линяют. Однако жесткая привязанность к суше не раз приводила этих ластоногих на грань полного исчезновения. Виною тому не всегда были болезни, голод или непогода (хотя и они существенно влияют на смертность животных, особенно молодняка). С определенного времени главную угрозу популяции котиков стали представлять люди, которые в погоне за ценным мехом не считались ни с чем. К примеру, курильские лежбища морских котиков были полностью опустошены к концу ХIХ века .

Из истории добычи и выделки котикового меха В первую половину ХVIII века морские котики не имели повышенного спроса для европейцев ни как объект пищевого промысла, ни как меховой, ни как кожевенный товар. Русские зверопромышленники, посещавшие Командорские острова и остров Беринга (остров Тюлений, как объект промысла морских котиков, будет открыт европейцами в середине ХIХ века) вывозили отсюда не более 2 тысяч котиковых шкур (Мараков, 1974). Однако после того как одному из самых предприимчивых русскому купцу Г. И. Шелихову удалось организовать массовый вывоз шкур морского котика в Китай, спрос на них значительно вырос. В Китае шкурки котика шли в обмен на чай, шелк и другие товары китайского производства. С 1780-х годов на Командорских островах ежегодно стали заготавливать по 20 – 30 тысяч шкур котиков. Неудивительно, что через несколько десятков лет промыслы опустели и уже не давали прежней добычи (Мараков, 1974) .

В 1799 году 20 российских купцов, соединив капиталы, положили начало самому крупному объединению в Российской империи – Российско-американской компании, действовавшей до 1867 года. Объем промысла морских котиков за период деятельности РАК составил более 2560 тысяч голов. В основном котика добывали на островах Прибылова и Командорских. Большое число котиковых шкур, скопившихся на складах компании, сгнивало, излишки шкур для поддержания высоких цен на них попросту сжигали или топили в море. Например, в 1803 году около 700 тыс. котиковых шкур было уничтожено подобным образом (Кузин, 1999) .

До 30-х годов ХIХ века зверопромышленники в основном заготавливали шкурки серых котиков, т. е. котиков в возрасте от 3 до 7 месяцев. Снятые с забитых животных шкурки очищали от мяса и жира, затем натягивали по две, шерстью внутрь, на рамы и ставили в особые сушилки, нагреваемые при помощи топки и каленых камней. Высушенные шкурки, складываемые по 50 шт. одна на другую, составляли тюк. В таком виде их перевозили морем в Петербург или Аян, откуда сухопутным путем в Кяхту .

В Санкт-Петербурге Российско-американская компания сдавала по контракту сухие шкурки без различия сорта, по 6 рублей оптом, меховому торговцу Лесникову (Волошинов, 1889 а) .

В России теплые и непромокаемые шкуры котика шли в основном для изготовления кучерских кафтанов и обивку кучерских сидений. В ту пору котиковый мех оставался мехом преимущественно мужского потребления .

Заготовка котиковых шкур традиционно происходила в июне-июле (до начала линьки зверя). Процесс заготовки за столетия не претерпел существенных изменений. Группу неполовозрелых самцов-холостяков охотники-промысловики отрезали от воды и гнали к месту забоя. Отрезанные от спасительного моря, животные покорно шли туда, куда их вели. Животным давали отдых, чтобы они не «перегорели», ибо это существенно влияло на качество меха. На забойной площадке промысловики били котиков по голове длинными палками («дрыгалками») (рис. 6), вызывая у них шоковое состояние. Затем происходило докалывание животных ножом в сердце для окончательного умерщвления и обескровливания. Последняя стадия процесса – съемка шкуры, ее охлаждение, обезжиривание и засолка .

Подполковник генерального штаба Н. Волошинов, посетивший в 1885 году остров

Тюлений и Командорские острова, так описал процесс снятия котиковых шкур:

«С убитых котиков шкурки снимаются тотчас же. На животе делается продольный разрез от конца задних ластов до конца морды, затем шкурки обрезаются кругом морды, непосредственно сзади глаз и вокруг передних и задних ластов. Сделав один продольный и четыре круговых разреза, начинают снимать шкурку, подрезая ножом прикрепляющее ее к туловищу сало так, чтобы оно ровным слоем, толщиной примерно в мизинец, оставалось на шкурке» (Волошинов, 1889) .

Окончательный процесс заготовки котиковых шкур включал в себя засолку. В ХIХ веке он осуществлялся следующим образом: «На пол сарая насыпают равномерный слой соли и накрывают его одним рядом шкур, кладя их краями одна к другой, все шерстью вниз, и разравнивая края. Затем засыпают их таким же слоем соли Рис. 6. Автор с «дрыгалкой» в руках. Фото С. В. Горбунова и покрывают вторым рядом шкур, кладя их шерстью вверх; разравнивают, посыпают солью и кладут третий ряд, опять шерстью вниз и т. д. В таком положении шкуры остаются 10 – 12 дней, через неделю они пересматриваются и засаливаются снова, совершенно таким же способом, но с тою разницею, что во второй раз соли кладется меньше. В первую посолку на каждую шкурку высыпается примерно по 33 фунта; а во вторую по 10 фунтов (русский фунт равен 409,5 г. – Ю. В.). Посоленные второй раз шкурки лежат от четырех до семи дней и затем свертываются по две, шерстью наружу, перегибаются и свертываются в цилиндр, длиною 1/2 аршина (аршин равен 0,71 м. – Ю. В.) и диаметром около 1/4 аршина» (Волошинов, 1889) .

Примерно в 1825 году (по другим данным, в середине 30-х годов ХIХ века. – Ю. В.) в Англии был открыт новый способ выделки шкур морского котика. Он состоял из удаления грубой ости (вручную выщипывалась верхняя жесткая шерсть, с оставлением мягкой подпуши), выделки кожи и окрашивании подпуши в темно-коричневый цвет. Новый способ выделки значительно улучшил качество котикового меха. Выделанный котиковый мех был необычайно красив, как бобровый, поэтому вскоре он из преимущественно мужского меха стал мехом дамского потребления. Спрос на товары из котикового меха значительно возрос. Из улучшенного меха производители стали изготавливать воротники, шапки, муфты, пелерины, горжеты, шубы, жакеты и т. д. (Никольский, 1902) .

По сведениям современников (Волошинов, 1889 а), иметь накидку или пальто из котикового меха стало верхом мечты каждой молодой женщины. Без этих вещей она не могла себе позволить принять участие ни в одном общественном мероприятии. Во второй половине ХIХ века пальто из котикового меха стоило от 300 до 1200 рублей, выдерживало от 2 до 6 сезонов, было легким, красивым, хорошо предохраняло от сырой и прохладной погоды .

Монопольным секретом выделки и окрашивания шкур морского котика владела английская фирма «Оппенгейм» во главе с г-ном Шредером. Фирма имела право браковать негодные шкурки, а годные принимала оптом по 26 шиллингов, или по 13 кредитных рублей (Волошинов, 1889 а) .

Выделка меха, производимая ручным способом, была трудоемкой, что существенно влияло на стоимость конечного продукта. По данным подполковника генерального штаба Н.

Волошинова (Волошинов, 1889), цены выделки котиковых шкур в Англии во второй половине ХIХ века в переводе на русские рубли были следующими:

- выделка – от 2 руб. 25 коп. до 8 руб. 25 коп.;

- окраска – от 1 руб. 25 коп. до 4 руб. 25 коп.;

- отделка – от 1 руб. 75 коп. до 3 руб. 25 коп .

В середине ХIХ века массовому производству изделий из котикового меха мешал большой процент выбраковки сырых шкурок. Это было связано с тем, что доставка шкурок из мест промысла (в основном из северной части Тихого океана) осуществлялась на парусных судах вокруг мыса Горн. Подлежащие засолке шкурки предварительно очищались от жира, потому при двукратном переходе через экватор большая их часть, находившаяся в малопроветриваемых, раскаленных трюмах, портилась .

В 60-е годы ХIХ века зверопромышленники попробовали солить котиковые шкурки, не очищая от сала. Но, как показала практика, доставка таких шкурок вокруг мыса Горн также оказалась «положительно невозможна». Сало перегорало от жары, и большая часть шкурок портилась (Волошинов, 1889 а) .

В период с 1855-го по 1870 год в Англии и Североамериканских Соединенных Штатах постоянно проводились работы по улучшению качества выделки меха морского котика. Одновременно этим занимались фирмы «Оппенгейм и Ко»; «Мартин и Тичман» – в Лондоне; «Георг С. Тридвел» – в Америке. Год от года качество меховых изделий возрастало. Это поддерживало постоянный спрос на данный товар, а огромные прибыли влекли на котиковые лежбища браконьеров всех мастей (Кузин, 1999) .

В 1869 году в Североамериканских Соединенных Штатах была закончена прокладка железной дороги, соединившей города Нью-Йорк и Сан-Франциско. С ее открытием отпала необходимость отправлять котиковые шкурки кораблями через мыс Горн, где при двойном переходе через экватор большая их часть портилась .

После открытия трансамериканской железной дороги ежегодно осенью все соленые шкурки котиков, добытые американскими арендаторами на российских лежбищах (с 1871 года котиковые промыслы на Тюленьем и Командорских островах на 20 лет арендовала американская компания «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко»), увозили в Петропавловск-Камчатский, где за них взималась поштучная плата. Далее котиковые шкурки морем отправляли в Сан-Франциско. Здесь после очередной сортировки их помещали в бочонки и особым поездом отправляли в Нью-Йорк, затем морем в Лондон, где находился главный аукцион сырых котиковых шкурок (Васильев, 1891) .

Аукцион в Лондоне проходил 2 раза в год, весной и осенью. По прибытии шкурок в столицу Соединенного Королевства их вновь тщательно сортировали. Лучшими считались котиковые шкурки с Шотландских островов, затем по убывающей – шкурки с островов Прибылова, Тюлений, Медный и Беринга .

По сведениям современников (Волошинов, 1889), главный аукционист в Лондоне старик Лампсен, имевший миллионное состояние, до конца жизни лично занимался их сортировкой. Он целыми сутками просиживал в погребе, рассматривая, перебирая и сортируя грязные на вид и отвратительные по запаху, невыделанные котиковые шкурки. После сортировки шкурки поступали на аукционную продажу, затем на фабрики для выделки .

К концу 80-х годов ХIХ века секретом выделки шкур морских котиков, помимо фирмы «Оппенгейм», владели: в Англии – «Тейтман, Смит, Матенсон»; «Бевигтон и Морис»; «Блакборн, Бьют, Кук, Витчусен»; в Америке – «Тредевелль» (Васильев, 1891) .

По сведениям, собранным подполковником генерального штаба Н. Волошиновым (Волошинов, 1889 а), количество котиковых шкурок, добытых на американских и русских островах (американские: о-ва Прибылова; русские: Командорские о-ва и о. Тюлений. – Ю. В.), и средние цены на них на Лондонском аукционе в кредитных рублях (один доллар САСШ равен двум кредитным рублям Российской империи) представлены в табл. 1 .

–  –  –

Промысел морского котика на острове Тюлений в ХIХ веке Остров Тюлений как место лежбищ морских котиков был открыт зверопромышленниками в 50-х годах ХIХ века. Профессор ТИНРО Кузин А. Е. (рис. 7), ссылаясь на исторические сведения (Кузин, 1999), утверждает, что упомянутыми открывателями были японские китобои, добывшие в 1852-м и 1853 году на острове Тюлений 50 – 60 тысяч котиков, в 1854 году – 20 тысяч, а в 1855-м – 28 тысяч. После этого лежбище котиков опустело .

По сведениям академика Российской императорской академии, профессора Никольского (Никольский, 1889), к делу разгрома котикового стада на о. Тюлений в 1854

– 1855 годах приложили руки американцы. Профессор пишет: «Во время Крымской войны одна американская фирма снарядила клипер в Охотское море для охоты за котиками. Капитан клипера остановился у Тюленьего острова, несмотря на опасность стоянки. В течение лета судно собрало большой груз котиков, которые тогда были в особой цене, так как по причине Крымской войны не было подвоза этих мехов» .

Иное мнение по данному вопросу имел начальник Командорского уезда Российской империи Н. А. Гребницкий. Он утверждал (Гребницкий, 1902): «В 1853 – Рис. 7. И. А. Самарин, Т. И. Чупахина, А. Е. Кузин и автор. Остров Тюлений .

Июль 2008 года. Фото Н. Г. Пирогова 54 гг. котики на о. Тюлений были истреблены английскими фирмами, причем за 2 года были выбиты 35 тысяч особей, а еще через год-два всего 300» .

Похоже, что конкретных сведений о количестве заготовленных в 50-х годах ХIХ века на острове Тюлений котиковых шкур и о национальной принадлежности заготовителей мы никогда не узнаем .

После тотального разгрома котикового стада на острове следующие 14 лет оно медленно восстанавливалось. Затем в начале 70-х годов ХIХ века последовал очередной его разгром. «До 1869 года не было известно попыток промысла (котиков. – Ю. В.) на острове Тюлений; в этом году русский капитан на службе Российско-американской компании Лексановский сделал неудачную попытку. В 1870 году американец Вильямс, хозяин 2 шхун, убил 15 тысяч (котиков. – Ю. В.)» (Гребницкий, 1902) .

К семидесятому году ХIХ века американские пушные фирмы, опустошив котиковые промыслы на островах Прибылова, хлынули на русские острова Тихого океана:

Командоры, Курилы и Тюлений. В 1868 году американский посланник, используя незаконные притязания Японии на Сахалин, уговаривал правительство Японии «продать» остров Тюлений Североамериканским Соединенным Штатам (Костанов, 1991) .

Прецеденты подобным сделкам уже были: за год до этого Российская империя продала САСШ свои владения на Аляске .

По всей видимости, для упреждения японцев и получения хоть каких-либо дивидендов от котиковых лежбищ (а также для защиты котиков от полного уничтожения) 18 февраля 1871 года русское правительство предоставило на 20 лет в аренду торговому дому «Гутчинсон, Коль и Ко» вместе с Командорскими островами остров Тюлений. Предприниматели Гутчинсон и Коль были главными акционерами фирмы «Аляска коммершнл Ко», которая с 1868 года арендовала пушные промыслы на островах Прибылова. Для контактов с русскими властями фирма предложила сотрудничество петропавловскому купцу 1-й гильдии А. Ф. Филипеусу и стала называться «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко». По существу, данная фирма была дочерним предприятием американской компании «Аляска коммершнл Ко», монополизировавшая добычу морского котика в северной части Тихого океан (Костанов, 1991) .

В 1871 году, когда котиковые промыслы на острове Тюлений были переданы в аренду американской компании, ее представители нашли на берегу не более 2 тысяч животных. В связи с этим компания решила не производить промысел котиков до 1873 года (Гребницкий, 1902) .

По данным исследователей (Мараков, 1974), за весь период своей деятельности с 1871-го по 1890 год компания «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко» добыла на острове Тюлений 26059 котиков. Американская компания платила российскому правительству за право охоты на котиков 5000 рублей ежегодно и поштучно плату за каждого убитого животного в среднем по 1 руб. 88 коп. за шкурку. Таким образом, сумма за добытые шкурки составила 64420 руб., а всего с учетом аренды – 69420 руб. (подсчеты автора дают более скромную цифру: 54 тысячи рублей. – Ю. В.). Кроме того, компания уплачивала жителям островов заработную плату за добывание котика в среднем по 1 руб. 10 коп. за шкурку. При такой незначительной плате компания получала чистой прибыли с русских котиков 460 тысяч рублей (Никольский, 1889) .

По данным Н. А. Гребницкого (Гребницкий, 1902): «До 1878 года промыслу американских арендаторов на острове Тюлений посторонние (браконьерские) шхуны не мешали. Однако в 1879 году промышленник Либбес из Сан-Франциско прислал на остров Тюлений несколько браконьерских шхун, в результате чего на лежбище было убито 1900 котиков. Браконьерский забой был проведен после ухода с острова судна компании и увоза промышлявших на нем алеутов». В 80-х годах нападения браконьерских шхун на лежбища котиков стали происходить практически ежегодно .

Иногда браконьеры действовали подкупом. Так об этом пишет Н. А. Гребницкий (Гребницкий, 1902): «Шхуна, принадлежавшая (американской. – Ю. В.) компании, проводила весь промысловый сезон около острова, уходя к Сахалину за водою и дровами. Шхуны (браконьерские. – Ю. В.) успели в 1880 и 1881 гг. войти в соглашение с промышленниками – алеутами, дававшими сигналы об уходе компанейской шхуны. Сигналы наблюдались на мысе Терпения, у которого стояли промысловые (браконьерские. – Ю. В.) шхуны. Не зная о таком участии алеутов, управление островами в 1882 году оставило на зимовку на о-ве усиленный караул из туземцев о-ва Беринга с казаком Камчатской команды во главе. Но после ухода компанейской шхуны к о-вам подошли промысловые шхуны, напоившие алеутов с казаком и давшие небольшую сумму денег и вещей (серебряных часов). При проходе русского парохода «Камчатка»

алеуты с казаком, забрав свои вещи, уехали на бывшей у них шлюпке и были привезены в Корсаковский порт. Шхуны набили 12000 котов» .

В 1891 году крейсером «Алеут» были арестованы шхуны «Arctic» и «ystery» с 1500 котиковыми шкурами (Гребницкий, 1902) .

Срок аренды американской компании «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко» истек 18.02.1891 года. С этого времени промысел котиков на русском Дальнем Востоке – на острове Тюлений и Командорских островах – на 10 лет поступил в аренду русским промышленникам: санкт-петербургскому меховщику Гринвальду и Лепешкину, Прозорову и Савичу, образовавшим «Русское товарищество котиковых промыслов». Арендаторы обязались: 1) поштучно уплачивать за каждого добытого котика по 10 рублей 38 копеек (золотом. – Ю. В.); 2) поставлять на острова для местного населения все необходимое с надбавкою лишь 20 % против покупной цены; 3) употреблять на промыслах суда лишь под русским флагом (Новый энциклопедический словарь. Петроград, б/г) .

Данные, полученные из различных источников по годам и количеству котиковых шкурок, добытых на острове Тюлений в ХIХ веке, сведены автором в табл. 2 .

–  –  –

Браконьерский промысел на острове Тюлений после 1895 года практически прекратился. На это было несколько причин. Во-первых, к тому времени в Российской империи были приняты жесткие законы к браконьерам. Во-вторых, промысловая база на острове была серьезно подорвана. В-третьих, и это, пожалуй, главное – к этому времени в регионе широко расцвел морской промысел котика .

Морской (судовой) промысел котика История морского промысла северного котика берет свое начало от аборигенов северной части тихоокеанского региона. Из наших соотечественников о нем впервые в 1755 году рассказал в своей книге «Описание земли Камчатки» Степан Крашенинников. По его данным, камчатские аборигены промышляли ластоногих весной и осенью в небольших количествах. Весной добывали преимущественно беременных самок .

Котиков отыскивали на байдарках и били небольшими копьями-гарпунами, к которому привязывался длинный ремень, чтобы подтягивать раненого зверя к борту и добивать (Мараков, 1974) .

В конце ХIХ века, по сведениям профессора ТИНРО Кузина А. Е. (Кузин, 1999), японцы и айны подкрадывались к спящим в море котикам на лодках, помахивая лисьим хвостом, отчего караульные котики обращались в бегство, не успевая разбудить остальных. Для скрытности весла лодки обивали кожей или обматывали тряпками, а уключины – веревками .

Относительно того, где зародился морской промышленный промысел котика, данные историков и исследователей существенно отличаются. По сведениям Н. Гребницкого (Гребницкий, 1902), впервые он был открыт американской шхуной «San Diego»

в 1880 году. В тот год ею было добыто 500 шкур. На следующий год промысел составил 950 шкур. В 1886 году судовым промыслом на море занимались 34 шхуны при средней добыче до 1500 шкур котиков на шхуну. По данным А. Е. Кузина (Кузин, 1999), пионерами судового промысла котиков были канадцы, добывавшие их у берегов острова Ванкувер уже в 1868 году. В 1880 году морским промыслом котика были заняты четыре канадские шхуны, каждая из которых добывала по 2–3 тыс. шкур в год. Исследователь С. В. Мараков (Мараков, 1974) утверждает, что судовой промысел котика стал зарождаться с 1871 года, и в течение первого десятилетия он не превышал 7 % от берегового. В следующее десятилетие его доля возросла до 25 %, а к концу столетия достигла 75 % .

Английский зверопромышленник Г. Сноу (Сноу, 1897), описывая судовой промысел млекопитающих, упоминал, что он обычно разворачивался на путях миграции животных, в местах летней кормежки и у мест зимовки, на расстоянии от 25 до 150 миль от берега. Он так описывал охоту на каланов (охота на котиков происходила подобным образом. – Ю. В.): со шхуны спускали на воду 3 лодки, в каждой из которых находилось по 5 6 человек. Одним из них был охотник, стоящий на носу с ружьем в руках. При обнаружении животного лодки расходились на расстояние 600–800 ярдов (один ярд равен 91,44 см. – Ю. В.), образуя треугольник, внутри которого находился объект охоты. При выныривании животного по нему открывал огонь ближайший охотник. Постепенно зверь уставал, и его погружения становились короче, при этом лодки сближались, сохраняя треугольник, чтобы зверь не ушел за его периметр. При подобном методе рано или поздно охотники достигали своей цели .

По данным Н. А. Гребницкого (Гребницкий,1902), общая опасность морского промысла заключалась в том, что более трети раненых и убитых животных (если точнее, около 36 %) тонуло, не доставшись охотникам .

Среди убитых животных 80 % (Мараков, 1974) составляли беременные самки – в отличие от сухопутного забоя, где при правильной его организации основному изъятию подлежат самцы-холостяки .

С развитием судового промысла стал стремительно падать уровень добычи котиков в местах их традиционного размножения. В связи с этим правительство Североамериканских Соединенных Штатов было вынуждено организовать отряд военных кораблей для охраны котиков на море и приступило к переговорам с Великобританией об ограничении морского промысла. Результатом этих переговоров стало заключение между САСШ и Великобританией в 1891 году соглашения о прекращении добычи котиков в восточной части Берингова моря на 1892 год. Россия не спешила примкнуть к этому соглашению, в связи с чем разбойничий судовой промысел быстро переместился в район западной части Берингова и Охотского морей. Если до 1892 года морской промысел здесь был не особенно большим, то позднее весь канадский, американский и базировавшиеся в Японии флоты иных стран приступили к уничтожению незащищенных никакими законодательными актами командорских, курильских и тюленьевских котиков (Кузин, 1999) .

Количество зарегистрированных котиковых шкур, добытых морским промыслом, и национальная принадлежность судов по годам представлены в табл. 3 (Гребницкий, 1902) .

Таблица 3 Данные по принадлежности судов и количеству добытых ими котиков Промысел Принадлежность Годы судов в японских водах в русских водах итого 1890 САСШ 476 59 535 САСШ 1687 1816 3503 Канада 6616 6616 САСШ 12064 4450 16514 Канада 17222 17222 САСШ 24320 604 24924 Канада 30617 12052 42669 САСШ 33717 1786 35503 1894 Канада 30617 12052 56681 Япония 965 965 САСШ 11301 766 12067 1895 Канада 18687 6281 24968 Япония 4684 1087 5771 САСШ 4649 272 4921 1896 Канада 17968 1306 19274 Япония 3461 1506 4967 САСШ 1273 1273 Канада 7321 1382 8703 Япония 4414 833 5247 Другие 1455 650 2105 В конце ХIХ века морскому промыслу котиков стало способствовать правительство Японии. В 1897 году оно провело закон, по которому в течение 5 лет начиная с апреля 1898 года команды промысловых судов получали по 10 иен на человека при условии, если 4/5 команды были японцами. В 1894 году японских шхун, добывающих котиков, было 3, в 1895 году – 5, в 1896-м – 9, в 1897-м – 14 (Гребницкий, 1902) .

В конце ХIХ века общее количество шхун, приспособленных и специально построенных для морского лова котиков (в Тихоокеанском регионе), постоянно возрастало и достигло своего апогея в 1894 году. В этот год морским промыслом у берегов Японии было занято 70 шхун, убивших 71667 котиков (Гребницкий, 1902). В их составе были паровые и парусные суда водоизмещением не более 100 т, с экипажем, состоящим из 20 – 22 человек (Мараков, 1974). В дальнейшем по мере истребления котиков объем добычи котиковых шкурок стал падать. В 1895 году он составил 1/2 от 1894 года, в 1896 году – 1/3 от этого количества. По мере падения численности котиков этот бизнес перестал приносить доходы его организаторам .

Охрана российских котиковых промыслов Впервые крейсерство русских военных кораблей в Беринговом море было установлено в 1875 году. Первое судно – клипер «Гайдамак» было направлено в вышеуказанный район для прекращения незаконной торговли спиртными напитками американских китобоев с аборигенами. Через некоторое время по ходатайству приамурского генерал-губернатора военные суда из отряда судов в Тихом океане были командированы для охраны котиковых промыслов от хищнических посягательств иностранных браконьеров (Охотничья газета, 1892). Мичман Беклемишев летом 1881 года находился в плавании на клипере «Стрелок» (рис. 8), задачей которого была охрана побережья и лежбищ морских котиков. С 1 января 1882 года российское правительство установило ограничительные правила на добычу морского зверя Рис. 8. Группа нижних чинов на палубе клипера «Стрелок» .

Вторая половина XIX века в русских водах. Иностранные суда, ведущие промысел без разрешения, подлежали конфискации, а их команды отпускались из-за отсутствия в законодательстве соответствующих статей (Костанов, 1991). В инструкции для капитанов русских военных кораблей говорилось: «Если, подойдя к острову Тюлений, Вы встретите промышленников, истребляющих находящихся на острове морских котиков, либо вблизи острова встретите суда их с грузом шкур и ясными доказательствами, что шкуры котиков добыты на острове Тюлений, то следует такие суда конфисковать, а при невозможности истребить. Команды взятых судов с собственным их имуществом следует отпустить, куда пожелают; но если при взятии приза оказали сопротивление или сделали другие преступления против наших законов, то таковых необходимо доставить во Владивосток для предания окружному гражданскому суду» (Тварковский, 1997) .

Несмотря на все усилия, крейсерство военных судов было не в состоянии предотвратить хищнический промысел котиков браконьерами .

В 1882 году экипажи четырех промысловых шхун «под угрозой смерти» прогнали с острова Тюлений трех сторожей компании «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко» и забивали котиков, пока пароход «Камчатка» своим появлением не разогнал их. Осенью 1883 года произошло очередное нападение на остров Тюлений. Тогда 11 браконьерских шхун высадили 60 человек и истребили большую часть котиков (Тварковский, 1998). При этом нападении на остров был убит российский подданный – алеут С. Бурдуков .

В мае 1884 года главный командир портов Восточного океана контр-адмирал Фельбгаузен выдал лейтенанту русского флота А. С. Шамову предписание № 650. Офицеру предписывалось вместе с 18 моряками (при одном фельдшере) высадиться с клипера «Разбойник» (рис. 9) на мыс Терпения. Затем части отряда с оружием надлежало переправиться на остров Тюлений для охраны котиков от иностранных зверопромышленников. Командировка должна была продлиться до 15 октября 1884 года (РГА ВМФ). Лейтенант А. С. Шамов с командою моряков предотвратил несколько попыток браконьеров высадиться на остров .

Рис. 9. Клипер «Разбойник»

На следующий год команда матросов во главе с лейтенантом Е. Ф. Шольцем предотвратила 12 нападений браконьерских шхун на остров Тюлений (Костанов, 1991) .

Изучив тактику охраны котиковых лежбищ, браконьеры быстро приспособились к ней. Они стали терпеливо дожидаться осени, когда перед угрозой надвигающихся штормов арендаторы и военные моряки покидали остров. В 1884 году (Волошинов,

1886) после снятия караула Шамова воровскими шхунами было забито на острове Тюлений около 3400 котиков. Из них: шхуной «Роза» – 1400–1600 шт.; шхуной «Диана» – 1300 шт.; шхуной «Немо» – 500 шт. В июне 1886 года отряд матросов под командованием лейтенанта В. П. Ромашко в составе 18 человек отправился на пароходе «Кострома» (рис. 10) на остров Тюлений. Во время пребывания на острове шкипер шхуны «Леон» (представитель арендаторов. – Ю. В.) сообщил лейтенанту, что осенью 1885 года, когда отряд матросов был снят с острова, моряки американской шхуны обнаружили на берегу туши 1600 морских котиков (Тварковский, 1998) .

Рис. 10. Пароход Добровольного флота «Кострома». Фотофонд ЦВММ С расцветом судового промысла тактика браконьеров в очередной раз претерпела изменения. Международное законодательство ограничивало сферу деятельности российских моряков пределами 3-мильной акватории прибрежных вод. Учитывая это, браконьерские шхуны, по данным исследователей (Гребницкий, 1902), стали останавливаться в виду островов вне 3 миль, посылая к берегу шлюпки для забоя котиков, при этом люди не выходили на берег. Первою шхуною с такой практикой была шхуна «Araunoch», конфискованная 1 июля 1888 года русским охранным кораблем .

Этот случай стал предметом дипломатической переписки .

Отсутствие соответствующего законодательства препятствовало российским морякам эффективно противостоять браконьерским вылазкам. Однако в начале 1890-х годов ситуация изменилась. В 1892 году в № 33 «Охотничьей газеты» была опубликована статья «Об ограничении морских котов от хищнического посягательства иностранцев». В ней говорилось: «Высочайше утвержденное 3 февраля 1892 г. мнение Государственного Совета по проекту правил об охоте отдел IV в изменение ст.

57 и 146 устава о наказании налагаемым мировым судьей (издание 1885 г.) постановить:

1) За самовольную охоту на чужой земле виновные подвергаются денежному взысканию от 5 до 25 рублей .

На основании изложенного Министерство Юстиции полагало бы: отделение третье, главы второй, раздела VIII уложения о наказаниях уголовных и исправительных, издания 1885 г. дополнить правилом следующего содержания:

Ст. 921-2: Иностранец, виновный в самовольном производстве морского котикового промысла, подвергается заключению в тюрьме на время от 2 месяцев до 1 года и 4 месяцев. Орудия лова, добыча и суда, для сего промысла, прибывшие в русские воды, конфискуются» .

После принятия этого закона в очередной раз возник ряд инцидентов, связанных с арестом иностранных шхун за пределами российских территориальных вод. Несколько раз начинались длительные переговоры по поводу этих инцидентов с Великобританией. Правда, одновременно прорабатывались позиции по заключению соглашения об ограничении добычи котиков в море. Такое соглашение было заключено в 1893 году. Согласно ему английским подданным запрещалось в течение года добывать котиков в пределах 10-мильной прибрежной зоны вдоль российских берегов и 30-мильной зоны у Командорских островов и острова Тюлений. В 1894 году аналогичное соглашение было подписано между Россией и САСШ (Кузин, 1999) .

1 июня 1893 года в России был издан закон (Брокгауз, Ефрон, 1895), запретивший морской котиковый промысел для российских подданных и допускающий промысел котиков на суше только с дозволения правительства, на особо определяемых для того условиях. В 1897 году САСШ издали закон, запретивший своим подданным добычу котиков в море, и организовали охрану котиков военными судами .

К сожалению, не всегда отличалась чистоплотностью и российская военная охрана острова Тюлений. В марте 1894 года на охрану лежбищ острова Тюлений были назначены лейтенант Сибирского флотского экипажа Тобизен, его помощником – штабскапитан корпуса флотских штурманов Богданов. Кроме них, в состав караула входило 19 человек нижних чинов Сибирского флотского экипажа .

28 августа 1895 года в японской газете «Джапан газетте», издававшейся на английском языке, появилось сообщение о том, что зимой 1895 года одна из меховых фирм Гамбурга получила 5000 котиковых шкур для отправки в Лондон фирме «Лампсон и К». Далее сообщалось, что шкуры эти посланы офицерами русского военного судна, которое покинуло остров в сентябре 1894 года, и что все это предприятие – дело рук русского караула, охранявшего этот остров в течение летних месяцев (Тварковский, 1998). В 1896 году корреспондент «Недели» писал, что во Владивостоке злобу дня составляет «дело о котиках». Охранители котикового промысла от иностранных хищников – наши моряки (шхуна «Алеут») (рис. 11) сами занимались хищничеством, в течение нескольких лет беспощадно избивали котиков и, при посредничестве здешних торговых фирм, сбывали шкурки за границу… В «Приамурских ведомостях» напечатан подробный приказ командира Владивостокского порта о «предании виновных суду» (Тварковский, 2002) .

Как показала практика, все способы борьбы с хищническим ловом котиков, как морским, так и сухопутным, по сути, оказались безуспешными. Но по мере того, как популяция котиков катастрофически сокращалась, их добыча стала экономически невыгодной. Последняя шхуна, промышлявшая котиков у острова Тюлений, была зарегистрирована в 1895 году (Кузин, 1999) .

В 1899 году «Русское товарищество котиковых промыслов» продало государству 9 тыс. шкурок, добытых на арендуемых территориях. Это было в 3 раза меньше, чем в 1891 году, когда товарищество приступило к своей деятельности (Алексеев, 1982) .

Неудивительно, что вскоре предприятие свернуло свой бизнес .

Рис. 11. Шхуна «Алеут». Фотофонд ЦВММ Послесловие Попытки договориться четырем заинтересованным странам (Североамериканские Соединенные Штаты, Россия, Великобритания и Япония) о прекращении морского промысла, предпринимавшиеся САСШ в ХIХ веке (в 1895-м и 1897 году) положительных результатов не принесли. Только в 1911 году была созвана Вашингтонская конференция. В результате ее работы четырьмя заинтересованными странами была подписана «Вашингтонская конвенция о международной охране котиков». В соответствии с ней морской убой котиков подлежал полному запрещению. За это САСШ и Россия обязывались передавать Канаде (доминиону Великобритании) и Японии 5 % валовой добычи котиковых шкурок (Ильина, 1950). К этому времени Япония была обладательницей собственных котиковых лежбищ на острове Тюлений. В результате поражения в русско-японской войне 1904 – 1905 гг. Россия «уступила императорскому японскому правительству в вечное и полное владение южную часть Сахалина и все прилегающие к ней острова». Однако эта информация уже выходит за временные рамки темы, определенной автором для исследования .

ЛИТЕРАТУРА

Алексеев А. И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки .

М.: Наука, 1982. С. 198 .

Браславец К. М. История в названиях на карте Сахалинской области. ЮжноСахалинск: Дальневосточное книжное издательство, 1983. С. 112 .

омство морские котики – промысловые млекопитающие с ценным мехом (рис. 5). История формирования семейства ушастых тюленей (tariidae), куда относятся морские котики, учеными не вполне определена. В ряде исследований (Мараков, 1974) отмечается возможность двоякого происхождения ластоногих: моржей и ушастых тюленей – от медведеобразных, а настоящих тюленей – от выдрообразных древних хищников .

Рис. 5. Самка морского котика с малышом. Фото Ю. А. Вакуленко

На протяжении веков нивхи и айны, жившие на побережье залива Терпения, промышляли котиков на Тюленьем. Не столько мясо и сало привлекали аборигенов в этих животных, сколько шкура .





Мясо котиков хотя и съедобное, но уступает по вкусовым качествам мясу других ластоногих, к примеру морского льва. Хотя есть мнение (Сноу, 1897), утверждающее, что мясо котиков очень вкусное при правильном его приготовлении. Непременное условие – мясо должно быть полностью очищено от мельчайших частиц жира, имеющего прогорклый вкус. Особенность шкуры морского котика такова, что около двух лет зверь может провести в воде и не намокнуть. У одних ластоногих (нерп и настоящих тюленей) шерсть короткая, без подпушки. У других (моржей) кожа почти голая. У котиков же ость густая, серебристая, подшерсток сильно развит – густой, нежный, шелковистый (Санги, 1970) .

Большую часть года (семь месяцев и более) котики проводят на суше. За это время они размножаются и линяют. Однако жесткая привязанность к суше не раз приводила этих ластоногих на грань полного исчезновения. Виною тому не всегда были болезни, голод или непогода (хотя и они существенно влияют на смертность животных, особенно молодняка). С определенного времени главную угрозу популяции котиков стали представлять люди, которые в погоне за ценным мехом не считались ни с чем. К примеру, курильские лежбища морских котиков были полностью опустошены к концу ХIХ века .

Из истории добычи и выделки котикового меха В первую половину ХVIII века морские котики не имели повышенного спроса для европейцев ни как объект пищевого промысла, ни как меховой, ни как кожевенный товар. Русские зверопромышленники, посещавшие Командорские острова и остров Беринга (остров Тюлений, как объект промысла морских котиков, будет открыт европейцами в середине ХIХ века) вывозили отсюда не более 2 тысяч котиковых шкур (Мараков, 1974). Однако после того как одному из самых предприимчивых русскому купцу Г. И. Шелихову удалось организовать массовый вывоз шкур морского котика в Китай, спрос на них значительно вырос. В Китае шкурки котика шли в обмен на чай, шелк и другие товары китайского производства. С 1780-х годов на Командорских островах ежегодно стали заготавливать по 20 – 30 тысяч шкур котиков. Неудивительно, что через несколько десятков лет промыслы опустели и уже не давали прежней добычи (Мараков, 1974) .

В 1799 году 20 российских купцов, соединив капиталы, положили начало самому крупному объединению в Российской империи – Российско-американской компании, действовавшей до 1867 года. Объем промысла морских котиков за период деятельности РАК составил более 2560 тысяч голов. В основном котика добывали на островах Прибылова и Командорских. Большое число котиковых шкур, скопившихся на складах компании, сгнивало, излишки шкур для поддержания высоких цен на них попросту сжигали или топили в море. Например, в 1803 году около 700 тыс. котиковых шкур было уничтожено подобным образом (Кузин, 1999) .

До 30-х годов ХIХ века зверопромышленники в основном заготавливали шкурки серых котиков, т. е. котиков в возрасте от 3 до 7 месяцев. Снятые с забитых животных шкурки очищали от мяса и жира, затем натягивали по две, шерстью внутрь, на рамы и ставили в особые сушилки, нагреваемые при помощи топки и каленых камней. Высушенные шкурки, складываемые по 50 шт. одна на другую, составляли тюк. В таком виде их перевозили морем в Петербург или Аян, откуда сухопутным путем в Кяхту .

В Санкт-Петербурге Российско-американская компания сдавала по контракту сухие шкурки без различия сорта, по 6 рублей оптом, меховому торговцу Лесникову (Волошинов, 1889 а) .

В России теплые и непромокаемые шкуры котика шли в основном для изготовления кучерских кафтанов и обивку кучерских сидений. В ту пору котиковый мех оставался мехом преимущественно мужского потребления .

Заготовка котиковых шкур традиционно происходила в июне-июле (до начала линьки зверя). Процесс заготовки за столетия не претерпел существенных изменений. Группу неполовозрелых самцов-холостяков охотники-промысловики отрезали от воды и гнали к месту забоя. Отрезанные от спасительного моря, животные покорно шли туда, куда их вели. Животным давали отдых, чтобы они не «перегорели», ибо это существенно влияло на качество меха. На забойной площадке промысловики били котиков по голове длинными палками («дрыгалками») (рис. 6), вызывая у них шоковое состояние. Затем происходило докалывание животных ножом в сердце для окончательного умерщвления и обескровливания. Последняя стадия процесса – съемка шкуры, ее охлаждение, обезжиривание и засолка .

Подполковник генерального штаба Н. Волошинов, посетивший в 1885 году остров

Тюлений и Командорские острова, так описал процесс снятия котиковых шкур:

«С убитых котиков шкурки снимаются тотчас же. На животе делается продольный разрез от конца задних ластов до конца морды, затем шкурки обрезаются кругом морды, непосредственно сзади глаз и вокруг передних и задних ластов. Сделав один продольный и четыре круговых разреза, начинают снимать шкурку, подрезая ножом прикрепляющее ее к туловищу сало так, чтобы оно ровным слоем, толщиной примерно в мизинец, оставалось на шкурке» (Волошинов, 1889) .

Окончательный процесс заготовки котиковых шкур включал в себя засолку. В ХIХ веке он осуществлялся следующим образом: «На пол сарая насыпают равномерный слой соли и накрывают его одним рядом шкур, кладя их краями одна к другой, все шерстью вниз, и разравнивая края. Затем засыпают их таким же слоем соли Рис. 6. Автор с «дрыгалкой» в руках. Фото С. В. Горбунова и покрывают вторым рядом шкур, кладя их шерстью вверх; разравнивают, посыпают солью и кладут третий ряд, опять шерстью вниз и т. д. В таком положении шкуры остаются 10 – 12 дней, через неделю они пересматриваются и засаливаются снова, совершенно таким же способом, но с тою разницею, что во второй раз соли кладется меньше. В первую посолку на каждую шкурку высыпается примерно по 33 фунта; а во вторую по 10 фунтов (русский фунт равен 409,5 г. – Ю. В.). Посоленные второй раз шкурки лежат от четырех до семи дней и затем свертываются по две, шерстью наружу, перегибаются и свертываются в цилиндр, длиною 1/2 аршина (аршин равен 0,71 м. – Ю. В.) и диаметром около 1/4 аршина» (Волошинов, 1889) .

Примерно в 1825 году (по другим данным, в середине 30-х годов ХIХ века. – Ю. В.) в Англии был открыт новый способ выделки шкур морского котика. Он состоял из удаления грубой ости (вручную выщипывалась верхняя жесткая шерсть, с оставлением мягкой подпуши), выделки кожи и окрашивании подпуши в темно-коричневый цвет. Новый способ выделки значительно улучшил качество котикового меха. Выделанный котиковый мех был необычайно красив, как бобровый, поэтому вскоре он из преимущественно мужского меха стал мехом дамского потребления. Спрос на товары из котикового меха значительно возрос. Из улучшенного меха производители стали изготавливать воротники, шапки, муфты, пелерины, горжеты, шубы, жакеты и т. д. (Никольский, 1902) .

По сведениям современников (Волошинов, 1889 а), иметь накидку или пальто из котикового меха стало верхом мечты каждой молодой женщины. Без этих вещей она не могла себе позволить принять участие ни в одном общественном мероприятии. Во второй половине ХIХ века пальто из котикового меха стоило от 300 до 1200 рублей, выдерживало от 2 до 6 сезонов, было легким, красивым, хорошо предохраняло от сырой и прохладной погоды .

Монопольным секретом выделки и окрашивания шкур морского котика владела английская фирма «Оппенгейм» во главе с г-ном Шредером. Фирма имела право браковать негодные шкурки, а годные принимала оптом по 26 шиллингов, или по 13 кредитных рублей (Волошинов, 1889 а) .

Выделка меха, производимая ручным способом, была трудоемкой, что существенно влияло на стоимость конечного продукта. По данным подполковника генерального штаба Н.

Волошинова (Волошинов, 1889), цены выделки котиковых шкур в Англии во второй половине ХIХ века в переводе на русские рубли были следующими:

- выделка – от 2 руб. 25 коп. до 8 руб. 25 коп.;

- окраска – от 1 руб. 25 коп. до 4 руб. 25 коп.;

- отделка – от 1 руб. 75 коп. до 3 руб. 25 коп .

В середине ХIХ века массовому производству изделий из котикового меха мешал большой процент выбраковки сырых шкурок. Это было связано с тем, что доставка шкурок из мест промысла (в основном из северной части Тихого океана) осуществлялась на парусных судах вокруг мыса Горн. Подлежащие засолке шкурки предварительно очищались от жира, потому при двукратном переходе через экватор большая их часть, находившаяся в малопроветриваемых, раскаленных трюмах, портилась .

В 60-е годы ХIХ века зверопромышленники попробовали солить котиковые шкурки, не очищая от сала. Но, как показала практика, доставка таких шкурок вокруг мыса Горн также оказалась «положительно невозможна». Сало перегорало от жары, и большая часть шкурок портилась (Волошинов, 1889 а) .

В период с 1855-го по 1870 год в Англии и Североамериканских Соединенных Штатах постоянно проводились работы по улучшению качества выделки меха морского котика. Одновременно этим занимались фирмы «Оппенгейм и Ко»; «Мартин и Тичман» – в Лондоне; «Георг С. Тридвел» – в Америке. Год от года качество меховых изделий возрастало. Это поддерживало постоянный спрос на данный товар, а огромные прибыли влекли на котиковые лежбища браконьеров всех мастей (Кузин, 1999) .

В 1869 году в Североамериканских Соединенных Штатах была закончена прокладка железной дороги, соединившей города Нью-Йорк и Сан-Франциско. С ее открытием отпала необходимость отправлять котиковые шкурки кораблями через мыс Горн, где при двойном переходе через экватор большая их часть портилась .

После открытия трансамериканской железной дороги ежегодно осенью все соленые шкурки котиков, добытые американскими арендаторами на российских лежбищах (с 1871 года котиковые промыслы на Тюленьем и Командорских островах на 20 лет арендовала американская компания «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко»), увозили в Петропавловск-Камчатский, где за них взималась поштучная плата. Далее котиковые шкурки морем отправляли в Сан-Франциско. Здесь после очередной сортировки их помещали в бочонки и особым поездом отправляли в Нью-Йорк, затем морем в Лондон, где находился главный аукцион сырых котиковых шкурок (Васильев, 1891) .

Аукцион в Лондоне проходил 2 раза в год, весной и осенью. По прибытии шкурок в столицу Соединенного Королевства их вновь тщательно сортировали. Лучшими считались котиковые шкурки с Шотландских островов, затем по убывающей – шкурки с островов Прибылова, Тюлений, Медный и Беринга .

По сведениям современников (Волошинов, 1889), главный аукционист в Лондоне старик Лампсен, имевший миллионное состояние, до конца жизни лично занимался их сортировкой. Он целыми сутками просиживал в погребе, рассматривая, перебирая и сортируя грязные на вид и отвратительные по запаху, невыделанные котиковые шкурки. После сортировки шкурки поступали на аукционную продажу, затем на фабрики для выделки .

К концу 80-х годов ХIХ века секретом выделки шкур морских котиков, помимо фирмы «Оппенгейм», владели: в Англии – «Тейтман, Смит, Матенсон»; «Бевигтон и Морис»; «Блакборн, Бьют, Кук, Витчусен»; в Америке – «Тредевелль» (Васильев, 1891) .

По сведениям, собранным подполковником генерального штаба Н. Волошиновым (Волошинов, 1889 а), количество котиковых шкурок, добытых на американских и русских островах (американские: о-ва Прибылова; русские: Командорские о-ва и о. Тюлений. – Ю. В.), и средние цены на них на Лондонском аукционе в кредитных рублях (один доллар САСШ равен двум кредитным рублям Российской империи) представлены в табл. 1 .

–  –  –

Промысел морского котика на острове Тюлений в ХIХ веке Остров Тюлений как место лежбищ морских котиков был открыт зверопромышленниками в 50-х годах ХIХ века. Профессор ТИНРО Кузин А. Е. (рис. 7), ссылаясь на исторические сведения (Кузин, 1999), утверждает, что упомянутыми открывателями были японские китобои, добывшие в 1852-м и 1853 году на острове Тюлений 50 – 60 тысяч котиков, в 1854 году – 20 тысяч, а в 1855-м – 28 тысяч. После этого лежбище котиков опустело .

По сведениям академика Российской императорской академии, профессора Никольского (Никольский, 1889), к делу разгрома котикового стада на о. Тюлений в 1854

– 1855 годах приложили руки американцы. Профессор пишет: «Во время Крымской войны одна американская фирма снарядила клипер в Охотское море для охоты за котиками. Капитан клипера остановился у Тюленьего острова, несмотря на опасность стоянки. В течение лета судно собрало большой груз котиков, которые тогда были в особой цене, так как по причине Крымской войны не было подвоза этих мехов» .

Иное мнение по данному вопросу имел начальник Командорского уезда Российской империи Н. А. Гребницкий. Он утверждал (Гребницкий, 1902): «В 1853 – Рис. 7. И. А. Самарин, Т. И. Чупахина, А. Е. Кузин и автор. Остров Тюлений .

Июль 2008 года. Фото Н. Г. Пирогова 54 гг. котики на о. Тюлений были истреблены английскими фирмами, причем за 2 года были выбиты 35 тысяч особей, а еще через год-два всего 300» .

Похоже, что конкретных сведений о количестве заготовленных в 50-х годах ХIХ века на острове Тюлений котиковых шкур и о национальной принадлежности заготовителей мы никогда не узнаем .

После тотального разгрома котикового стада на острове следующие 14 лет оно медленно восстанавливалось. Затем в начале 70-х годов ХIХ века последовал очередной его разгром. «До 1869 года не было известно попыток промысла (котиков. – Ю. В.) на острове Тюлений; в этом году русский капитан на службе Российско-американской компании Лексановский сделал неудачную попытку. В 1870 году американец Вильямс, хозяин 2 шхун, убил 15 тысяч (котиков. – Ю. В.)» (Гребницкий, 1902) .

К семидесятому году ХIХ века американские пушные фирмы, опустошив котиковые промыслы на островах Прибылова, хлынули на русские острова Тихого океана:

Командоры, Курилы и Тюлений. В 1868 году американский посланник, используя незаконные притязания Японии на Сахалин, уговаривал правительство Японии «продать» остров Тюлений Североамериканским Соединенным Штатам (Костанов, 1991) .

Прецеденты подобным сделкам уже были: за год до этого Российская империя продала САСШ свои владения на Аляске .

По всей видимости, для упреждения японцев и получения хоть каких-либо дивидендов от котиковых лежбищ (а также для защиты котиков от полного уничтожения) 18 февраля 1871 года русское правительство предоставило на 20 лет в аренду торговому дому «Гутчинсон, Коль и Ко» вместе с Командорскими островами остров Тюлений. Предприниматели Гутчинсон и Коль были главными акционерами фирмы «Аляска коммершнл Ко», которая с 1868 года арендовала пушные промыслы на островах Прибылова. Для контактов с русскими властями фирма предложила сотрудничество петропавловскому купцу 1-й гильдии А. Ф. Филипеусу и стала называться «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко». По существу, данная фирма была дочерним предприятием американской компании «Аляска коммершнл Ко», монополизировавшая добычу морского котика в северной части Тихого океан (Костанов, 1991) .

В 1871 году, когда котиковые промыслы на острове Тюлений были переданы в аренду американской компании, ее представители нашли на берегу не более 2 тысяч животных. В связи с этим компания решила не производить промысел котиков до 1873 года (Гребницкий, 1902) .

По данным исследователей (Мараков, 1974), за весь период своей деятельности с 1871-го по 1890 год компания «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко» добыла на острове Тюлений 26059 котиков. Американская компания платила российскому правительству за право охоты на котиков 5000 рублей ежегодно и поштучно плату за каждого убитого животного в среднем по 1 руб. 88 коп. за шкурку. Таким образом, сумма за добытые шкурки составила 64420 руб., а всего с учетом аренды – 69420 руб. (подсчеты автора дают более скромную цифру: 54 тысячи рублей. – Ю. В.). Кроме того, компания уплачивала жителям островов заработную плату за добывание котика в среднем по 1 руб. 10 коп. за шкурку. При такой незначительной плате компания получала чистой прибыли с русских котиков 460 тысяч рублей (Никольский, 1889) .

По данным Н. А. Гребницкого (Гребницкий, 1902): «До 1878 года промыслу американских арендаторов на острове Тюлений посторонние (браконьерские) шхуны не мешали. Однако в 1879 году промышленник Либбес из Сан-Франциско прислал на остров Тюлений несколько браконьерских шхун, в результате чего на лежбище было убито 1900 котиков. Браконьерский забой был проведен после ухода с острова судна компании и увоза промышлявших на нем алеутов». В 80-х годах нападения браконьерских шхун на лежбища котиков стали происходить практически ежегодно .

Иногда браконьеры действовали подкупом. Так об этом пишет Н. А. Гребницкий (Гребницкий, 1902): «Шхуна, принадлежавшая (американской. – Ю. В.) компании, проводила весь промысловый сезон около острова, уходя к Сахалину за водою и дровами. Шхуны (браконьерские. – Ю. В.) успели в 1880 и 1881 гг. войти в соглашение с промышленниками – алеутами, дававшими сигналы об уходе компанейской шхуны. Сигналы наблюдались на мысе Терпения, у которого стояли промысловые (браконьерские. – Ю. В.) шхуны. Не зная о таком участии алеутов, управление островами в 1882 году оставило на зимовку на о-ве усиленный караул из туземцев о-ва Беринга с казаком Камчатской команды во главе. Но после ухода компанейской шхуны к о-вам подошли промысловые шхуны, напоившие алеутов с казаком и давшие небольшую сумму денег и вещей (серебряных часов). При проходе русского парохода «Камчатка»

алеуты с казаком, забрав свои вещи, уехали на бывшей у них шлюпке и были привезены в Корсаковский порт. Шхуны набили 12000 котов» .

В 1891 году крейсером «Алеут» были арестованы шхуны «Arctic» и «ystery» с 1500 котиковыми шкурами (Гребницкий, 1902) .

Срок аренды американской компании «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко» истек 18.02.1891 года. С этого времени промысел котиков на русском Дальнем Востоке – на острове Тюлений и Командорских островах – на 10 лет поступил в аренду русским промышленникам: санкт-петербургскому меховщику Гринвальду и Лепешкину, Прозорову и Савичу, образовавшим «Русское товарищество котиковых промыслов». Арендаторы обязались: 1) поштучно уплачивать за каждого добытого котика по 10 рублей 38 копеек (золотом. – Ю. В.); 2) поставлять на острова для местного населения все необходимое с надбавкою лишь 20 % против покупной цены; 3) употреблять на промыслах суда лишь под русским флагом (Новый энциклопедический словарь. Петроград, б/г) .

Данные, полученные из различных источников по годам и количеству котиковых шкурок, добытых на острове Тюлений в ХIХ веке, сведены автором в табл. 2 .

–  –  –

Браконьерский промысел на острове Тюлений после 1895 года практически прекратился. На это было несколько причин. Во-первых, к тому времени в Российской империи были приняты жесткие законы к браконьерам. Во-вторых, промысловая база на острове была серьезно подорвана. В-третьих, и это, пожалуй, главное – к этому времени в регионе широко расцвел морской промысел котика .

Морской (судовой) промысел котика История морского промысла северного котика берет свое начало от аборигенов северной части тихоокеанского региона. Из наших соотечественников о нем впервые в 1755 году рассказал в своей книге «Описание земли Камчатки» Степан Крашенинников. По его данным, камчатские аборигены промышляли ластоногих весной и осенью в небольших количествах. Весной добывали преимущественно беременных самок .

Котиков отыскивали на байдарках и били небольшими копьями-гарпунами, к которому привязывался длинный ремень, чтобы подтягивать раненого зверя к борту и добивать (Мараков, 1974) .

В конце ХIХ века, по сведениям профессора ТИНРО Кузина А. Е. (Кузин, 1999), японцы и айны подкрадывались к спящим в море котикам на лодках, помахивая лисьим хвостом, отчего караульные котики обращались в бегство, не успевая разбудить остальных. Для скрытности весла лодки обивали кожей или обматывали тряпками, а уключины – веревками .

Относительно того, где зародился морской промышленный промысел котика, данные историков и исследователей существенно отличаются. По сведениям Н. Гребницкого (Гребницкий, 1902), впервые он был открыт американской шхуной «San Diego»

в 1880 году. В тот год ею было добыто 500 шкур. На следующий год промысел составил 950 шкур. В 1886 году судовым промыслом на море занимались 34 шхуны при средней добыче до 1500 шкур котиков на шхуну. По данным А. Е. Кузина (Кузин, 1999), пионерами судового промысла котиков были канадцы, добывавшие их у берегов острова Ванкувер уже в 1868 году. В 1880 году морским промыслом котика были заняты четыре канадские шхуны, каждая из которых добывала по 2–3 тыс. шкур в год. Исследователь С. В. Мараков (Мараков, 1974) утверждает, что судовой промысел котика стал зарождаться с 1871 года, и в течение первого десятилетия он не превышал 7 % от берегового. В следующее десятилетие его доля возросла до 25 %, а к концу столетия достигла 75 % .

Английский зверопромышленник Г. Сноу (Сноу, 1897), описывая судовой промысел млекопитающих, упоминал, что он обычно разворачивался на путях миграции животных, в местах летней кормежки и у мест зимовки, на расстоянии от 25 до 150 миль от берега. Он так описывал охоту на каланов (охота на котиков происходила подобным образом. – Ю. В.): со шхуны спускали на воду 3 лодки, в каждой из которых находилось по 5 6 человек. Одним из них был охотник, стоящий на носу с ружьем в руках. При обнаружении животного лодки расходились на расстояние 600–800 ярдов (один ярд равен 91,44 см. – Ю. В.), образуя треугольник, внутри которого находился объект охоты. При выныривании животного по нему открывал огонь ближайший охотник. Постепенно зверь уставал, и его погружения становились короче, при этом лодки сближались, сохраняя треугольник, чтобы зверь не ушел за его периметр. При подобном методе рано или поздно охотники достигали своей цели .

По данным Н. А. Гребницкого (Гребницкий,1902), общая опасность морского промысла заключалась в том, что более трети раненых и убитых животных (если точнее, около 36 %) тонуло, не доставшись охотникам .

Среди убитых животных 80 % (Мараков, 1974) составляли беременные самки – в отличие от сухопутного забоя, где при правильной его организации основному изъятию подлежат самцы-холостяки .

С развитием судового промысла стал стремительно падать уровень добычи котиков в местах их традиционного размножения. В связи с этим правительство Североамериканских Соединенных Штатов было вынуждено организовать отряд военных кораблей для охраны котиков на море и приступило к переговорам с Великобританией об ограничении морского промысла. Результатом этих переговоров стало заключение между САСШ и Великобританией в 1891 году соглашения о прекращении добычи котиков в восточной части Берингова моря на 1892 год. Россия не спешила примкнуть к этому соглашению, в связи с чем разбойничий судовой промысел быстро переместился в район западной части Берингова и Охотского морей. Если до 1892 года морской промысел здесь был не особенно большим, то позднее весь канадский, американский и базировавшиеся в Японии флоты иных стран приступили к уничтожению незащищенных никакими законодательными актами командорских, курильских и тюленьевских котиков (Кузин, 1999) .

Количество зарегистрированных котиковых шкур, добытых морским промыслом, и национальная принадлежность судов по годам представлены в табл. 3 (Гребницкий, 1902) .

Таблица 3 Данные по принадлежности судов и количеству добытых ими котиков Промысел Принадлежность Годы судов в японских водах в русских водах итого 1890 САСШ 476 59 535 САСШ 1687 1816 3503 Канада 6616 6616 САСШ 12064 4450 16514 Канада 17222 17222 САСШ 24320 604 24924 Канада 30617 12052 42669 САСШ 33717 1786 35503 1894 Канада 30617 12052 56681 Япония 965 965 САСШ 11301 766 12067 1895 Канада 18687 6281 24968 Япония 4684 1087 5771 САСШ 4649 272 4921 1896 Канада 17968 1306 19274 Япония 3461 1506 4967 САСШ 1273 1273 Канада 7321 1382 8703 Япония 4414 833 5247 Другие 1455 650 2105 В конце ХIХ века морскому промыслу котиков стало способствовать правительство Японии. В 1897 году оно провело закон, по которому в течение 5 лет начиная с апреля 1898 года команды промысловых судов получали по 10 иен на человека при условии, если 4/5 команды были японцами. В 1894 году японских шхун, добывающих котиков, было 3, в 1895 году – 5, в 1896-м – 9, в 1897-м – 14 (Гребницкий, 1902) .

В конце ХIХ века общее количество шхун, приспособленных и специально построенных для морского лова котиков (в Тихоокеанском регионе), постоянно возрастало и достигло своего апогея в 1894 году. В этот год морским промыслом у берегов Японии было занято 70 шхун, убивших 71667 котиков (Гребницкий, 1902). В их составе были паровые и парусные суда водоизмещением не более 100 т, с экипажем, состоящим из 20 – 22 человек (Мараков, 1974). В дальнейшем по мере истребления котиков объем добычи котиковых шкурок стал падать. В 1895 году он составил 1/2 от 1894 года, в 1896 году – 1/3 от этого количества. По мере падения численности котиков этот бизнес перестал приносить доходы его организаторам .

Охрана российских котиковых промыслов Впервые крейсерство русских военных кораблей в Беринговом море было установлено в 1875 году. Первое судно – клипер «Гайдамак» было направлено в вышеуказанный район для прекращения незаконной торговли спиртными напитками американских китобоев с аборигенами. Через некоторое время по ходатайству приамурского генерал-губернатора военные суда из отряда судов в Тихом океане были командированы для охраны котиковых промыслов от хищнических посягательств иностранных браконьеров (Охотничья газета, 1892). Мичман Беклемишев летом 1881 года находился в плавании на клипере «Стрелок» (рис. 8), задачей которого была охрана побережья и лежбищ морских котиков. С 1 января 1882 года российское правительство установило ограничительные правила на добычу морского зверя Рис. 8. Группа нижних чинов на палубе клипера «Стрелок» .

Вторая половина XIX века в русских водах. Иностранные суда, ведущие промысел без разрешения, подлежали конфискации, а их команды отпускались из-за отсутствия в законодательстве соответствующих статей (Костанов, 1991). В инструкции для капитанов русских военных кораблей говорилось: «Если, подойдя к острову Тюлений, Вы встретите промышленников, истребляющих находящихся на острове морских котиков, либо вблизи острова встретите суда их с грузом шкур и ясными доказательствами, что шкуры котиков добыты на острове Тюлений, то следует такие суда конфисковать, а при невозможности истребить. Команды взятых судов с собственным их имуществом следует отпустить, куда пожелают; но если при взятии приза оказали сопротивление или сделали другие преступления против наших законов, то таковых необходимо доставить во Владивосток для предания окружному гражданскому суду» (Тварковский, 1997) .

Несмотря на все усилия, крейсерство военных судов было не в состоянии предотвратить хищнический промысел котиков браконьерами .

В 1882 году экипажи четырех промысловых шхун «под угрозой смерти» прогнали с острова Тюлений трех сторожей компании «Гутчинсон, Коль, Филипеус и Ко» и забивали котиков, пока пароход «Камчатка» своим появлением не разогнал их. Осенью 1883 года произошло очередное нападение на остров Тюлений. Тогда 11 браконьерских шхун высадили 60 человек и истребили большую часть котиков (Тварковский, 1998). При этом нападении на остров был убит российский подданный – алеут С. Бурдуков .

В мае 1884 года главный командир портов Восточного океана контр-адмирал Фельбгаузен выдал лейтенанту русского флота А. С. Шамову предписание № 650. Офицеру предписывалось вместе с 18 моряками (при одном фельдшере) высадиться с клипера «Разбойник» (рис. 9) на мыс Терпения. Затем части отряда с оружием надлежало переправиться на остров Тюлений для охраны котиков от иностранных зверопромышленников. Командировка должна была продлиться до 15 октября 1884 года (РГА ВМФ). Лейтенант А. С. Шамов с командою моряков предотвратил несколько попыток браконьеров высадиться на остров .

Рис. 9. Клипер «Разбойник»

На следующий год команда матросов во главе с лейтенантом Е. Ф. Шольцем предотвратила 12 нападений браконьерских шхун на остров Тюлений (Костанов, 1991) .

Изучив тактику охраны котиковых лежбищ, браконьеры быстро приспособились к ней. Они стали терпеливо дожидаться осени, когда перед угрозой надвигающихся штормов арендаторы и военные моряки покидали остров. В 1884 году (Волошинов,

1886) после снятия караула Шамова воровскими шхунами было забито на острове Тюлений около 3400 котиков. Из них: шхуной «Роза» – 1400–1600 шт.; шхуной «Диана» – 1300 шт.; шхуной «Немо» – 500 шт. В июне 1886 года отряд матросов под командованием лейтенанта В. П. Ромашко в составе 18 человек отправился на пароходе «Кострома» (рис. 10) на остров Тюлений. Во время пребывания на острове шкипер шхуны «Леон» (представитель арендаторов. – Ю. В.) сообщил лейтенанту, что осенью 1885 года, когда отряд матросов был снят с острова, моряки американской шхуны обнаружили на берегу туши 1600 морских котиков (Тварковский, 1998) .

Рис. 10. Пароход Добровольного флота «Кострома». Фотофонд ЦВММ С расцветом судового промысла тактика браконьеров в очередной раз претерпела изменения. Международное законодательство ограничивало сферу деятельности российских моряков пределами 3-мильной акватории прибрежных вод. Учитывая это, браконьерские шхуны, по данным исследователей (Гребницкий, 1902), стали останавливаться в виду островов вне 3 миль, посылая к берегу шлюпки для забоя котиков, при этом люди не выходили на берег. Первою шхуною с такой практикой была шхуна «Araunoch», конфискованная 1 июля 1888 года русским охранным кораблем .

Этот случай стал предметом дипломатической переписки .

Отсутствие соответствующего законодательства препятствовало российским морякам эффективно противостоять браконьерским вылазкам. Однако в начале 1890-х годов ситуация изменилась. В 1892 году в № 33 «Охотничьей газеты» была опубликована статья «Об ограничении морских котов от хищнического посягательства иностранцев». В ней говорилось: «Высочайше утвержденное 3 февраля 1892 г. мнение Государственного Совета по проекту правил об охоте отдел IV в изменение ст.

57 и 146 устава о наказании налагаемым мировым судьей (издание 1885 г.) постановить:

1) За самовольную охоту на чужой земле виновные подвергаются денежному взысканию от 5 до 25 рублей .

На основании изложенного Министерство Юстиции полагало бы: отделение третье, главы второй, раздела VIII уложения о наказаниях уголовных и исправительных, издания 1885 г. дополнить правилом следующего содержания:

Ст. 921-2: Иностранец, виновный в самовольном производстве морского котикового промысла, подвергается заключению в тюрьме на время от 2 месяцев до 1 года и 4 месяцев. Орудия лова, добыча и суда, для сего промысла, прибывшие в русские воды, конфискуются» .

После принятия этого закона в очередной раз возник ряд инцидентов, связанных с арестом иностранных шхун за пределами российских территориальных вод. Несколько раз начинались длительные переговоры по поводу этих инцидентов с Великобританией. Правда, одновременно прорабатывались позиции по заключению соглашения об ограничении добычи котиков в море. Такое соглашение было заключено в 1893 году. Согласно ему английским подданным запрещалось в течение года добывать котиков в пределах 10-мильной прибрежной зоны вдоль российских берегов и 30-мильной зоны у Командорских островов и острова Тюлений. В 1894 году аналогичное соглашение было подписано между Россией и САСШ (Кузин, 1999) .

1 июня 1893 года в России был издан закон (Брокгауз, Ефрон, 1895), запретивший морской котиковый промысел для российских подданных и допускающий промысел котиков на суше только с дозволения правительства, на особо определяемых для того условиях. В 1897 году САСШ издали закон, запретивший своим подданным добычу котиков в море, и организовали охрану котиков военными судами .

К сожалению, не всегда отличалась чистоплотностью и российская военная охрана острова Тюлений. В марте 1894 года на охрану лежбищ острова Тюлений были назначены лейтенант Сибирского флотского экипажа Тобизен, его помощником – штабскапитан корпуса флотских штурманов Богданов. Кроме них, в состав караула входило 19 человек нижних чинов Сибирского флотского экипажа .

28 августа 1895 года в японской газете «Джапан газетте», издававшейся на английском языке, появилось сообщение о том, что зимой 1895 года одна из меховых фирм Гамбурга получила 5000 котиковых шкур для отправки в Лондон фирме «Лампсон и К». Далее сообщалось, что шкуры эти посланы офицерами русского военного судна, которое покинуло остров в сентябре 1894 года, и что все это предприятие – дело рук русского караула, охранявшего этот остров в течение летних месяцев (Тварковский, 1998). В 1896 году корреспондент «Недели» писал, что во Владивостоке злобу дня составляет «дело о котиках». Охранители котикового промысла от иностранных хищников – наши моряки (шхуна «Алеут») (рис. 11) сами занимались хищничеством, в течение нескольких лет беспощадно избивали котиков и, при посредничестве здешних торговых фирм, сбывали шкурки за границу… В «Приамурских ведомостях» напечатан подробный приказ командира Владивостокского порта о «предании виновных суду» (Тварковский, 2002) .

Как показала практика, все способы борьбы с хищническим ловом котиков, как морским, так и сухопутным, по сути, оказались безуспешными. Но по мере того, как популяция котиков катастрофически сокращалась, их добыча стала экономически невыгодной. Последняя шхуна, промышлявшая котиков у острова Тюлений, была зарегистрирована в 1895 году (Кузин, 1999) .

В 1899 году «Русское товарищество котиковых промыслов» продало государству 9 тыс. шкурок, добытых на арендуемых территориях. Это было в 3 раза меньше, чем в 1891 году, когда товарищество приступило к своей деятельности (Алексеев, 1982) .

Неудивительно, что вскоре предприятие свернуло свой бизнес .

Рис. 11. Шхуна «Алеут». Фотофонд ЦВММ Послесловие Попытки договориться четырем заинтересованным странам (Североамериканские Соединенные Штаты, Россия, Великобритания и Япония) о прекращении морского промысла, предпринимавшиеся САСШ в ХIХ веке (в 1895-м и 1897 году) положительных результатов не принесли. Только в 1911 году была созвана Вашингтонская конференция. В результате ее работы четырьмя заинтересованными странами была подписана «Вашингтонская конвенция о международной охране котиков». В соответствии с ней морской убой котиков подлежал полному запрещению. За это САСШ и Россия обязывались передавать Канаде (доминиону Великобритании) и Японии 5 % валовой добычи котиковых шкурок (Ильина, 1950). К этому времени Япония была обладательницей собственных котиковых лежбищ на острове Тюлений. В результате поражения в русско-японской войне 1904 – 1905 гг. Россия «уступила императорскому японскому правительству в вечное и полное владение южную часть Сахалина и все прилегающие к ней острова». Однако эта информация уже выходит за временные рамки темы, определенной автором для исследования .

ЛИТЕРАТУРА

Алексеев А. И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки .

М.: Наука, 1982. С. 198 .

Браславец К. М. История в названиях на карте Сахалинской области. ЮжноСахалинск: Дальневосточное книжное издательство, 1983. С. 112 .

Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. ХVI. СПб., 1895 .

С. 438 .

Васильев М. Наш Восток и его промысла // Морской сборник. 1891. № 6. С. 143 – 144 .

Отчет по командировке на Командорские о-ва генерального штаба подполковника Волошинова в 1884 – 1885 гг. Хабаровка, 1886. С. 68 .

Генерального штаба подполковник Н. Волошинов. Морские котики. Ч. I. СПб.,

1889. С. 20 – 23 .

Генерального штаба подполковник Н. Волошинов. Морские котики. Ч. II. СПб., 1889а. С. 2 – 7 .

Гребницкий Н. А. Новейшие данные о жизни и промысле котов и бобров. СПб.,

1902. С. 11 – 33 .

Дорофеев С. В. Северные морские котики // Изв. ТИНРО. 1964. № 54. С. 46 – 47 .

Ильина Е. Д. Опыт островного звероводства на Дальнем Востоке. М., 1950. С. 243

– 244 .

Костанов А. И. Освоение Сахалина русскими людьми. Южно-Сахалинск, 1991 .

С. 123 – 125 .

Кузин А. Е. Северный морской котик. М., 1999. С. 344 – 359 .

Мараков С. В. Северный морской котик. М.: Наука, 1974. С. 59 – 61 .

Никольский А. М. Остров Сахалин и его фауна позвоночных животных. Записки императорской академии наук. Т. 60. СПб., 1889. С. 16 – 154 .

Никольский А. М. (доктор зоологии). Морской бобр и морской котик. М., 1902 .

С. 15 – 16 .

Новый энциклопедический словарь. Издательство акционерного общества «Издательское дело бывшее Брокгауз – Ефрон». Т. 22. Петроград. Б/г. С. 951 .

Об ограждении морских котов от хищнического посягательства иностранцев // Охотничья газета. 1892. № 33. С. 515 .

РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 4096. Л. 115 – 115 об .

Санги В. М. В царстве владык. Южно-Сахалинск, 1970. С. 19 .

Сноу Г. Записки о Курильских островах. Перевод с англ. яз. В. В. Переславцева // Краеведческий бюллетень. № 2. Южно-Сахалинск, 1992. С. 94 – 98 .

Тварковский Л. С. Из истории охраны природного богатства морей Российского Дальнего Востока // Вестник Сахалинского музея. № 4. Южно-Сахалинск, 1997 .

С. 189 .

Тварковский Л. С. Славным традициям вопреки // Краеведческий бюллетень .

№ 1. Южно-Сахалинск, 1998. С. 121 – 124 .

Тварковский Л. С. Еще раз о «котиковом деле» конца ХIХ века // Вестник Сахалинского музея. № 9. Южно-Сахалинск, 2002. С. 312 .

Тимофеева А. А., Колесник Ю. А. Эти удивительные котики. Южно-Сахалинск,

1980. С. 20 .





Похожие работы:

«ИНСТИТУТ МИРА И ДЕМОКРАТИИ АРИФ ЮНУСОВ АЗЕРБАЙДЖАН В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА: КОНФЛИКТЫ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ Баку 2007 Издание осуществлено Институтом мира и демократии при финансовой поддержке Фонда Фридриха Эберта. Публикация выражает ли...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра туризма и культурного наследия "Перспективы реализации в России дополнительных ус...»

«Ойкумена. 2009. № 2 УДК 341.1. К.Л. Сазонова Миротворческая деятельность Великих Держав с использованием инструментария Организации Объединенных Наций The role of Great Power in the United Nations peacekeeping Статья посвящена проблеме миротво...»

«84 Motolinia T. Op. cit. P. 85; Chapman A. M. Op. cit. P. 127. 85 Motolinia T. Op. cit. P. 176; Torquemada J. Op. cit. V. 4. P. 352. 86 Anavalt P. Op. cit. P. 39. 87 Garibay A. M. C. Vida economica de Tenochtitlan. Mexico, 1961. P. 176, 178. Известны no меньшей мере т...»

«ВОПРОСЫ ТЕОРИИ © 1992 г.,ЭО, № 1 В. М. Ш у й н и н ВЫЗОВ ДАРА В предисловии к своей книге "Миф о вечном возвращении" Мирча Элиаде писал: "Со всей определенностью можно сказать, что западная философия. мо­ жет оказаться провинциальной, если ограничится лишь изучением собственной традиции и, например, обойдет вни...»

«Вестник Томского государственного университета. История. 2014. № 1 (27) УДК 930.1 Н.А. Качин В.Н. ТАТИЩЕВ – ПРООБРАЗ ПЕРВОГО РОССИЙСКОГО ИСТОРИКА Исследование выполнено в рамках проекта "Человек в меняющемся мире. Проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности" (...»

«КОМПАНИЯ АЛЬГИМЕД КОМПЛЕКСНОЕ ОСНАЩЕНИЕ ЛАБОРАТОРИЙ Общая информация Компания Альгимед является поставщиком для лабораторий с 2004 года. 10-летняя история работы позволила приобрести опыт, компетентность, ресурсы, многочисленных клиентов и квалифицированную коман...»

«САЛАВАТ АСФАТУЛЛИН 1812-1814: БАШКИРЫ ("Северные амуры") 200-летию победы России в Отечественной войне 1812 САЛАВАТ АСФАТУЛЛИН 1812-1814: Башкиры ("Северные амуры") КИНОСЦЕНАРИЙ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ФИЛЬМА-ЭП...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.