WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Мифологические образы в современных записях уральской несказочной прозы В последние годы вышел ряд работ, авторы которых в той или иной степени исследуют русскую народную ...»

В. А. М И Х Н Ю К Е В И Ч

Челябинский университет

Мифологические образы в современных записях

уральской несказочной прозы

В последние годы вышел ряд работ, авторы которых в той

или иной степени исследуют русскую народную демонологию .

Общерусским демоническим образам и мотивам посвящена книга

Э. В. Померанцевой. На материале сибирского фольклора раз­

рабатывает проблему В. П. Зиновьев ; на материале уральско­

г о — А. И. Лазарев и В. П. Кругляшова .

Нами предпринята попытка проследить судьбу общерусских и специфически уральских демонических образов и мотивов в фольклоре современного Урала .

На Урале еще и теперь можно услышать рассказы, в кото­ рых присутствует общерусская, «обычная» демонология. Вот одна из таких быличек, записанная от жительницы большого индустриального города, но в исторически старом районе — там селились первопоселенцы .

«Раньше-то собирались по вечерам, работали, сидели с вя­ заньем. И вот якобы эти девушки в бане собрались сидеть .

Сидят, шьют, поют. Говорят:

— Хоть бы один черт пришел, ни одного парня нету!

А с одной девушкой была сестренка маленькая, залезла на полок и сидит .

Вот идут с гармошкой. В «дипломатах» — это пальто такие были. Идут, поют. Заходят — девки обрадовались, танцевать на­ чали. А девчонка сидит и глядит, сестру подозвала .

— Глянь-ко,— говорит,— ведь у них изо рта огонь пышет!

Это будто черти были .

Ну, та — одной, другой и вырвались, убежали. Так они, го­ ворят, всю каменку разломали в этой бане — вот как обозли­ лись, что упустили девок» .

Перед нами классическая быличка о нечистой силе: место действия — обычное, привлекательное для нечисти; нарушение запрета (нельзя называть в таком месте имени нечистого) приво­ дит к появлению чертей, которые выглядят, как люди; только См.: Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольк­ лоре. М., 1975 .

См.: Зиновьев В. П. Жанровые особенности быличек. Иркутск, 1974 .

См.: Лазарев А. И. Предания рабочих Урала как художественное яв­ ление. Челябинск, 1970, с. 173—195; Кругляшова В. П. Ж а н р ы несказочной прозы уральского горнозаводского фольклора. Свердловск, 1974 .

Записано Е. Шинелевой, Л. Глибко, И. Карповой в 1980 г. в г. Ма­ гнитогорске Челябинской обл., в районе так называемой Старой Магнитки от К. К. Кутиловой (1912) .

девочка, не участвующая в посиделках, видит, кто на самом деле эти веселые гости; раздосадованные черти ломают каменку .

К таким же широко распространенным во всех регионах рас­ сказам относятся и рассказы о колдунах и колдуньях. «Такие были раньше будто бы колдуньи: получали вид свиньи и бегали, нападали на человека. А если который знал это дело, он отби­ вался. Каким путем? Бьют не по ней: так ничего не добьешь­ с я — по ней бить, хоть забейее, а бить нужно по тени. По тени хлещешь хоть палкой, хоть еще чем, тогда отобьешься. А как это дело узнавали? Ты отбился и ушел — свинья свиньей, никто не видел, как она на тебя нападала. А оказывается — это колдунья .

И про которую говорили, что она колдунья, смотришь — она на следующий день лежит вся в синяках и болеет .

В это дело сейчас не верят» .

Рассказ повествует не о каком-то конкретном случае столк­ новения с колдуньей, что характерно для былички или бываль­ щины. Перед нами свод сведений о том, как узнать колдунью и как спастись от ее преследований. Однако все это подается как имевшее место только в прошлом, поэтому характерно послед­ нее замечание рассказчика .





Встречаются рассказы о лешем, которого мифологизирован­ ное сознание заставляло селиться во всех лесистых местах Рос­ сии, и таежный Урал не был исключением. Общался леший и с простыми людьми, и с легендарными героями, как, например, с Перой-богатырем, героем коми-пермяцкого фольклора .

«Пришлось ему бороться с лешим. Забирает леший людей, мучит их три-четыре дня. А потом находят их мертвыми. Ро­ стом леший с дерево. Лапти метровые. По его дорогам не ходи .

Пера и говорит:

— Я нарочно на его дороге лягу .

Идет леший, видит: Пера на его пути лежит .

— Ты что, Пера, тут делаешь?

— Спать лег. Где меня сон берет, тут и спать ложусь,— не боится Пера лешего .

— Давай силой меряться,— говорит леший .

— Давай! — надеется на хитрость Пера .

Решили они тянуться на палках. Сели на землю друг про­ тив друга, лапти в лапти, тянут палку. А у Перы с собой двух­ слойные гужи, привязался он ими за пень — все-таки легче бу­ дет .

Тянут палку. Есть у Перы сила в руках, крепки гужи, глу­ боко в земле могучие корни. Но вот заскрипел пень, стали тре­ щать его корни. Чуть было не сдался, да леший и сам из по­ следних сил тянет .

— Это что у тебя, Пера, трещит?

Записано Ю. Коноваловым в 1978 г. в с. Шемаха Нязепетровского р-на Челябинской обл. от Ф. Н. Якимова (1915) .

— А это сила в меня входит .

— Хватит,— говорит леший,— больше уж я не могу. Д а ­ вай вместе переспим. Ты, Пера, как спишь?

Захотел он Перу сонного убить .

Пера понял, в чем дело, и говорит:

— Я сплю, как бревно. Засну крепко — так изо рта дым ва­ лит. А ты, леший, как спишь?

— Захраплю — так лес зашатается, листья с деревьев пова­ лятся .

Легли они спать. Заснул леший — от храпа его такой ветер поднялся, что деревья к земле приклоняются .

Встал Пера, положил на свое место бревно, укрыл кафтаном, а в изголовьях головешку положил. Сам спрятался за сосну и ждет: что-то дальше будет .

Проснулся леший:

— Ух, долго я спал .

Схватил железную пику, ударил ею в бревно, думал, что сра­ зил Перу .

— Я шестого убил! — зарадовался леший .

А Пера вышел из-за сосны, выстрелил из лука в лешия:

— А я седьмого убил .

Побежал леший домой, истекая кровью, добежал до своей избы, переступил через порог — тут и сдох» .

Перед нами один из подвигов Перы-богатыря — победа над лешим. Взаимоотношения и борьба человека с лешим, как из­ вестно, с древних времен отражались в рассказах о коварстве лешего, когда-то многочисленных, а теперь редко встречающих­ ся .

Однако на Урале была и своя особая демонология, не встре­ чавшаяся в других регионах или только типологически близкая демонологии этих регионов. Демонологические предания, где действует характерная для Урала тайная сила, по всей вероят­ ности, находятся в стадии забвения .

Если еще и рассказывают о хозяевах гор, то эти повествова­ ния ближе к сказке, чем к преданию. Таков рассказ о пещере близ с. Ныроба в Чердынском крае: там сидит «богатырь. Ко­ сая сажень в плечах. Сидит возле стола, а рядом конь стоит в полном снаряжении. На полу возле богатыря палица лежит .

Кто заходит бедный человек в пещеру, выдвигай из стола ящик и бери одной рукой горсть золота, а другой — серебра. Ну, сколько в горсть-то уйдет, не больше, как рублей, поди, то, даже если золота. А больше нельзя». При всем старании и доЗаписано И. В. Зыряновым в 1970 г. в пос. Гайны Коми-Пермяцкого нац. округа Пермской обл. от Г. В. Мизева (1901). Свод преданий о Пере­ богатыре см.: Ожегова М. Н. Коми-пермяцкие предания о Кудым-Оше и Пере-богатыре. Пермь, 1971 .

Бирюков В. Уральская копилка. Свердловск, 1969, с. 68 .

бросовестности едва ли собиратель запишет в наши дни бываль­ щину, подобную той, что была записана в 40-х гг.— о попытке добыть сокровища Полюда-богатыря .

«Пришли на Вишеру как-то камские мужики. И вот ходили они к Полюду за сокровищами. Деньги после того такие в Чердыни водились, крестовиками называются. Я даже видела их .

Трое было этих мужиков. Пещера к тому времени обвали­ лась, хода в нее не было. Взяли мужики ведро, веревку длин­ ную и отправились на гору. Нашли лаз в пещеру откуда-то сверху, спустили на веревке одного, который посмелее, дали ему спички, свечи восковые, а потом подали в яму и ведро. Долго хо­ дил он там по темным проходам и видит: стоит кровать камен­ ная. А на той кровати богатырь лежит, тоже каменный, волосы каменные до земли свисают. А подле кровати той сундук с сереб­ ром, золотом да каменьями разноцветными .

Черпнул он полное ведро из того ящика и подал наверх .

Мало тем показалось ведра-то — спустили еще раз. Второе вед­ ро он подал.

Мужики и говорят:

— А теперь набери для себя .

Подняли третье ведро, а веревку не дали. Видно, испуга­ лись, что накажет их Полюд. Забрали они все себе и ушли, а товарища оставили в пещере .

Пришел мужик снова к деньгам, нагреб, куда можно было, и говорит, что, если выйдет из камня, отдаст один жребий победным людям, другой — снесет в Ныроб в церковь Николая-чу­ дотворца, а третью часть оставит себе .

Ни спичек, ни свечек у него не стало — все кончилось. Идет тихонько, куда можно было. Дорога все ниже и ниже. И вот вы­ ходит он к речке Петрунихе, на луга .

А в то время на Бахарях был царев кабак. Те двое мужиков пришли туда, взяли вина да и сгорели от него. Тут на лугах он их и нашел .

Сказывали, что мужик все так и сделал, как обещался .

В каменном ряду в Чердыни после того долго попадались полюдовские деньги» .

Продолжают бытовать те предания о хозяевах гор, шахт, в которых содержатся элементы социальной направленности, со­ звучные классовому сознанию современных трудящихся. При этом наблюдается тенденция к художественному осмыслению мотивов и образов, которые в прошлом несли в себе социальноутопическую нагрузку. Думается, именно этим объясняется изЗаписано И. В. Зыряновым в 1947 г. в д. Морчаны Красновишерского р-на Пермской обл. от Д. А. Судницыной (1872). Мы приводим вторую часть повествования, которое в целом представляет собой контаминацию легенды о Полюде-богатыре, который в пещере около Чердыни охраняет богатства, и бывальщины о попытке завладеть сокровищами. Легенда о Полюде известна и по публикациям. См., напр.: Г-н. Полюд-богатырь: Заметки экскурсанта.— Звезда (Пермь), 1928, 28 июля .

вестная стойкость предания о «потерянном руднике» в г. Бакале и его окрестностях .

На горе Шуйде был рудник. «Управлял им ученый горный надзиратель из крепостных. Не зазнавался. К подневольным ру­ докопам относился душевно. Вовсе не применял телесных нака­ заний». За то, что предложил хозяевам добывать руду при по­ мощи вскрышных работ, «его разжаловали и публично высекли розгами. Не вынес он такой обиды, такого позора и наложил на себя руки». Новый управитель стал виновником грандиозного обвала, при котором погибло 40 рудокопов. «Поговаривать стали, что то место проклял горный-самоубийца. Ночью на Шуйде по­ мерещился он кому-то. Пошли также толки, что там под зем­ лей иногда раздаются стоны, слышен стук к а й л ». Рассказывают, что время от времени «некоторым даже встречался на Шуйде, недалеко от пропавшего рудника, сам «хозяин». Превратив­ шийся в «хозяина» Шуйды погибший крепостной интеллигент напоминает хозяина шахты Шубина в преданиях шахтеров Дон­ басса. Шубин может и испугать, может и помочь, как он помог шахтеру добыть огромное количество угля, работая с ним на­ парником всю с м е н у .

Изредка еще записываются рассказы о «чертознаях» — ис­ кусных горщиках, которым, как говорили раньше, помогала тайная сила. Современные информанты ставят под сомнение эту помощь. А если такой удачливый горщик куда-то пропадает, то его исчезновение объясняется не действиями, скажем, Хозяйки горы, а вполне прозаическими причинами: «Кто говорил — сбе­ жал, захватив кое-что с собой, а кто — убили человека, много тогда разных мошенников бродило здесь» .

Один из наиболее характерных для уральского фольклора демонических персонажей — это полоз. Д л я общерусского фольк­ лора обычен домовой в облике змеи, чаще всего ужа. В таком обличье домовой изредка встречается и в рассказах, записанных на современном Урале, например, в следующей побывальщине .

«Слышал я такую историю, что уж дружил с мальчиком .

Кушать когда что дадут ему, он тогда уходил в ограду, мальчик .

Потом стали замечать, караулить и укараулили: как только мальчик выйдет — и уж к нему выходит. И вот сидят, кушают

•с ужом. А когда ужа убили, мальчик после этого стал болеть .

Поболел и помер, затосковал .

Вот такие истории бывают с ужами. И такую слыхал я еще .

Домовой уж — жил он в доме — подлазил и сосал корову .

И вот, когда ужа убили, корова заболела и тоже кончилась .

Материалы и исследования по фольклору Башкирии и Урала. Уфа 1974, вып. 1, с. 185 .

Тактаров А. Пропавший рудник.—Горняк Бакала, 1965, 18 июня .

См.: Ионов А. В. Поет душа шахтерская. Донецк, 1969, с. 51—54 .

Фольклор на родине Д. Н. Мамина-Сибиряка/Сост., автор статьи и примеч. В. П. Кругляшова. Свердловск, 1967, с. 60 .

Такие шутки бывают с ужами, людьми и со скотом» .

Но для Урала характернее змей-полоз в образе зооморфной тайной силы. На современном Урале многие о полозах слышали, но чудесное свойство громадной змеи показывать понравивше­ муся человеку золотую жилу все без исключения ставят под сомнение .

«Когда был молодой, приходилось слышать: то один этого полоза видел, то другой... Здоровый — убить может человека .

А насчет того, чтобы полоз показывал золото—-это все враки .

Каждый стоящий старатель знает, что все жилы идут на север, а сверху порода разные замечания делает о своем направле­ нии— их и ч и т а й ». «От многих я слыхал, что, где полоз есть, там золота много. Но ведь как узнаешь, конечно». Полоз в глазах современного рассказчика — обыкновенное пресмы­ кающееся, а от былой фантастической значимости этого образа остались лишь его большие размеры и поражающая воображе­ ние сила. Вот что мы прочитали в рукописном «Кратком очерке села Ярославки Дуванского района Башкирской АССР» крае­ веда П. В. Староверова: «Есть такое устное предание, что од­ нажды ехали из лесу по Камышловской дороге женщины, и вдруг на них напала огромная змея; свертываясь колесом, она ударила в заднюю часть телеги с такой силой, что заднее коле­ со и зад телеги были разбиты и женщины едва-едва спаслись от смерти» .

В целом цикле бывальщин сообщалось, что «полоз наподо­ бие бревна»; он умен: если входит в общение с человеком, то «первым есть не станет... Сперва ты поешь — потом он будет .

Он хитрый: могут отравить его». Во время бури полоза под­ нимает вверх, его «облака уносят в прорву». Он может, обер­ нувшись вокруг человека, задушить его и даже заглотить, как случилось с солдатом, стоявшим на посту, которого полоз «за­ глотил... только сапоги мелькнули». В некоторых рассказах о полозах чувствуются отголоски былых демонологических преда­ ний, правда, при этом д а ж е престарелые люди выражают сом­ нение в истинности фантастических способностей полоза. Мотив о способности полоза летать настойчиво повторяется: «Туча поднялась — унесла его. Говорят же — ревел. Тогда такой ура­ ган был — камни поднимало, зерно на поле все вытерло. Один Записано Г. Ю. Коноваловым в 1978 г. в с. Шемаха Нязепетровского р-на Челябинской обл. от Ф. Н. Якимова (1915) .

Записано В. А. Михнюкевичем в 1971 г. в с. Новоандреевка близ г. Миасса Челябинской обл. от бывшего приискового рабочего В. Н. Мурдасова (1903) .

Уральский фольклор/Под ред. М. Г. Китайника. Свердловск, 1949, с. 164 .

Архив историко-краеведческого музея с. Месягутово Дуванского р-на БАССР, папка № 495, с. 3 .

Записано М. Кузякиным, В. Сивковым, Р. Снисаренко в 1976 г .

в г. Аши Челябинской обл. от И. Е. Булатова (1901) .

башкир попал в него. Схватился, говорит, за кустик —его то отпустит, то ноги вверху болтаются. Едва спасся, говорит, от смерти» .

Другой мотив тоже не единичен: «Старики-то вот сказывают, что около первого плеса змей полоз жил, большой,— человека похитить мог, ну и боялись» .

Подобные рассказы почти всегда сопровождаются выраже­ нием сомнения о возможности существования гигантского змея .

Это неверие вызывает даже попытки объяснить иллюзорную веру в него предков природными явлениями. Один из авторов, например, считает, что за полоза могли принимать издалека по­ хожую на змею «процессию» гусениц соснового походного шел­ копряда, поразительное зрелище которой ему самому пришлось наблюдать .

И в то же время слухи и догадки о громадных змеях про­ должают и сейчас бытовать, порождаемые странными и не всегда сразу объяснимыми явлениями уральской природы, на­ пример, такими: «По местным легендам, на поверхности озера чрезвычайно редко, раз в несколько лет, появляется странное существо, которое, внезапно появившись вдали от берега, так же внезапно исчезает, оставив после себя энергичные в о л н ы » .

Такими «лох-нессами» фантазия человека заселяет многие уральские озера. «В озере Еловом, говорят, водится огромная опасная 40-метровая змея. Так говорят старики» .

На Урале сохранилось много топонимов, связанных со змея­ ми. Например, гора Змеиная, о которой рассказывают, что там «змеи клубками под хворостом жили. Катятся клубком с го­ ры — и рассыпятся. Матери детей пугали, чтобы туда не ходи­ л и ». Кстати, упоминания о таком способе передвижения змей нередки и в рассказах. Так, заимочник, пашущий на поле, уви­ дел, «как с горы катится клуб. Что за клуб, черный? К коням близко — кони испугались, убежали, всю снасть перервали по кустам, как шальные. А тут недалеко болотина. Он к болотине подкатился, этот клубок, и стал расползаться: это оказались Арх. фонд Челяб. обл. краеведческого музея, оп. 4, ед. хр. 328, л. 204 (в дальнейшем — АФ Ч О К М ).

О преданиях с подобными мотивами см.:

Ахметшин Б. Г. Горняцкие легенды Башкирии.— В кн.: Эпические жанры устного народного творчества: Учен. зап. Башкир, гос. ун-та. Уфа, 1969, вып. 33, сер. филологическая, № 13, с. 43 .

Златоуст, филиал Гос. арх. Челяб. обл., ф. 208, on. 1, ед. хр. 1, л. 37 .

См.: Демидов Г. И. Загадка великого Полоза.— Урал, следопыт, 1959, № 3, с. 64, 65 .

Крашаков И. Живет ли «чудовище» в озере Песчаном.— Комсомолец (Челябинск), 1965, 25 мая .

Записано В. Омельченко в 1974 г. в с. Дуван Дуванского р-на БАССР от молодой девушки .

Записано В. А. Михнюкевичем в 1973 г. в г. Усть-Катава Челябинской обл. от И. М. Киселева (1904) .

змеи. Простые и ядовитые змеи, по полметра и больше, всякие .

Вот так. Это был переход з м е й » .

К другим мотивам, бытующим в наше время, относится мо­ тив заговоренного или охраняемого некими таинственными силами клада. Он может выступать в вариантах, типичных для общерусского фольклора: «У Семина ключа, по рассказам, ви­ денья были, свечи начинали гореть, топот слышался, будто на конях скачут. Я думаю, там было фосфорное свечение» ^ .

Характерно стремление современного информанта (он местный житель, учитель) объяснить чудеса, которые творились при по­ пытке добыть клад .

Но чаще всего мотивы заговоренного клада «привязывают­ ся» на Урале к именам Емельяна Пугачева, Салавата Юлаева или их сподвижников. Думается, что именно этот факт, отражая избирательность исторической памяти советского народа, спо­ собствует интересу к преданиям о пугачевских кладах (хотя в них может и отсутствовать фантастический элемент). Другими словами, мы наблюдаем процесс циклизации данных мотивов в какой-то определенной стадии его протекания, скорее всего в стадии затухания .

Так, гора Кладовая (название характерно!), как отмечает краевед И. К- Борисов в рукописном «Историческом очерке Шемахинского завода Красноуфимского уезда Пермской губернии», названа потому, что там, «по легендам, останавливался Пуга­ чев». Около села Муратовки «есть место — называется Кла­ ды. Там Салават клад з а р ы л ». Подобных примеров множе­ ство .

Трудно предположить, что сохранности преданий способст­ вуют верования, связанные с «заговоренными» кладами,— о них всерьез уже никто не говорит. Установка на достоверность ста­ новится чисто условной в преданиях и бывальщинах с фанта­ стическим мотивом охраняемого клада. Таинственная сила чаще всего не персонифицирована в определенном образе, говорится обычно только о проявлениях этой силы: сосны угрожающе шевелятся, когда хотят разрыть клад у реки И с т р у т ь, «под­ нимается вихрь, свист... и все отступаются» .

* Исследуя причины сохранности таких рассказов, нельзя не учитывать и природного фактора, именно причудливые созда­ ния уральской природы, заставляя работать воображение соЗаписано Ю. Коноваловым в 1978 г. в с. Шемаха Нязепетровского р-на Челябинской обл. от Ф. Н. Якимова (1915) .

Записано В. А. Михнюкевичем в 1978 г. в с. Шемаха Нязепетровского р-на Челябинской обл. от А. И. Шишкина (1939) .

Архив историко-краеведческого музея с. Шемахи Нязепетровского р-на Челябинской обл .

Записано Н. Коробовой, Е. Поплавской в 1981 г. в с. Муратовка Ашинского р-на Челябинской обл. от Т. К. Кичигина (1909) .

См.: АФ ЧОКМ, оп. 4, ед. хр. 409, л. 2 .

Там же, ед. хр. 412, л. 6 1 .

временного человека, помогают сохранению подобных преда­ ний .

В г. Сысерть и сейчас рассказывают о кладе пугачевского атамана Белобородова, который будто бы охраняют два камня причудливой формы. «И до сих пор в это богатство верит народ. Лесник Банных — он 40 лет лесником — любит расска­ зывать, что золото под каменной плитой есть, но взять его нельзя. Это оттого, что в 50-ти метрах по одну сторону лежит Медведь-камень. Медведь лежит на охране этого золота. Если медведь проспит зимой, так не проспит Щука. По другую сто­ рону есть камень, похожий на пасть разинутую щуки. И вот щука-то не зря вышла из моря-океана (как Банных мне расска­ зывал), и она-то уж никогда не проспит. Она будет веками охранять, в е к а м и » .

Несомненно, что бытование этого предания поддерживается существованием в лесу, куда ходят все жители Сысерти, кам­ ней, действительно напоминающих своими очертаниями медве­ дя и щуку.

Фантастический мотив здесь звучит редуцированно:

рассказчик, так же как и лесник Банных, на которого ссылает­ ся информант, конечно же, не верит в возможность оживления грозных сторожей клада — эти образы они подают как некую художественную условность, может быть, как аллегорию .

В нашем распоряжении находятся материалы, которые поз­ воляют проследить за изменениями, происходившими в произ­ ведениях несказочной прозы при осмыслении необычных свойств одной из значительных вершин Южного Урала — горы Иремель .

Башкирское по происхождению название горы переводится как « с в я т а я ». У башкир много было таких святых гор, в легендах и преданиях о них отразились религиозно-мифологические пред­ ставления, согласно им, человек, нарушивший какое-либо табу, подвергается со стороны горы суровой к а р е. Весьма возмож­ но, что подобные представления башкир могли влиять и на русских путем фольклорных контактов .

В 1888 г. зафиксировал мотивы предания о неудачном вос­ хождении на гору Иремель Д. Н. Мамин-Сибиряк, который в очерке «Поездка на гору Иремель.

Из летних экскурсий» писал:

«Проживая в Балбуке, я из разных источников слышал инте­ ресные рассказы о последнем поднятии на Иремель, закончив­ шемся катастрофой. Дело было, кажется, в июне, когда орен­ бургский губернатор, объезжая свою губернию, вздумал побыЗаписано В. А. Михнюкевичем в 1971 г. в г. Сысерть Свердловской обл. от Ф. Ф. Васильева (1907) .

См.: Накоскин В. К вопросу топонимики Челябинской области.— В кн.: Край родной. Челябинск, 1972, вып. 7, с. 56 .

См., напр., пересказ башкирского предания о священной горе КызлярТау ак. И. Лепехиным в кн.: Полное собрание ученых путешествий по Рос­ сии. СПб., 1882, т. 4, с. 37 .

вать и на Иремели. Конечно, его провели на гору самым удоб­ ным и кратчайшим путем, но на горе разразилась гроза, про­ водник был убит, а остальные участники экспедиции оглушены .

На привале, подшучивая над старателем Меньшиным, ямщики говорят: «Пришибет тебя грозой, Меньший, как ренбургского губернатора». Здесь предание, по сути дела, сконцентрировано в поговорочного типа фразе, смысл которой понятен только жителям данной местности. Это показательная деталь в очерке Мамина-Сибиряка, которая говорит об интенсивном процессе фольклоризации мотива о неудачном подъеме на Иремель .

В 1969 г. опубликован рассказ в форме фабулата, передаю­ щий воспоминания участника восхождения на гору Иремель, который был носильщиком у господ. Там речь идет об увесели­ тельной прогулке губернатора и его свиты, при этом участники этого неудавшегося пикника обрисованы нейтрально, никто из них не п о с т р а д а л .

В том же сборнике находим предание «О заклятом кладе на г. Иремель» с мотивами чудесного, построенными на типичных кладоискательских поверьях. Рассказчик, правда, повествует об этом кладе, традиционно появляющемся то в виде со звоном рассыпающейся птицы, то в облике «беловолосого мальчика в красной рубашке и синих штанишках», с указанием на старых людей, которые верили в существование заговоренного клада, а теперь, считает он, в это уже никто не в е р и т .

Предания объясняют загадочные свойства Иремели как раз тем, что клад, зарытый на вершине, притягивает тучи. Многие современные информанты научно истолковывают способность Иремели почти мгновенно концентрировать вокруг своей верши­ ны грозовые тучи. Говорят, что гора богата, по-видимому, зале­ жами руды, поэтому в грозу она притягивает электрические разряды, и во время ненастья на вершине поминутно вспыхи­ вают м о л н и и .

И тем не менее чудесные, легендарные мотивы нередки в рассказах о горе Иремель. Это отметил в очерке Д. Н. МаминСибиряк: «По объяснению башкир, неудача, настигшая орен­ бургского губернатора, произошла оттого, что он поднялся не с той стороны: гора не пускает на себя именно с этой стороны .

Загадкой такого объяснения служит то, что Иремель, как и Ауш-Куль, гора святая и на ней где-то похоронены башкирские Южный Урал, 1955, № 12, с. 174, 180 .

См.: Губернаторское восхождение.— В кн.: Народные сказки, легенды, предания и были, записанные в Башкирии на русском языке в 1959—1966 гг .

/Под ред. Л. Г. Барага. Уфа, 1969, с. 151—152 .

См.: Там же, с. 115; Фольклор на родине Д. Н. Мамина-Сибиряка, с. 64 .

См.: Народные сказки, легенды, предания и были..., с. 151, 152 .

Записано В. А. Михнюкевичем в 1973 г. от жителей с. Тюлюк КатавИвановского р-на Челябинской обл .

святые». Старатель Меньший говорит об этом же: «Тоже вот и губернатора ловко понужнуло с нее: не любит она, ежели не с той стороны» .

Вера в чудесные свойства горы Иремель держалась очень долго. Уже в 1953 г. экспедицией пединститута и краеведческого музея Челябинска записано такое предание-легенда: «Иремель считают святой горой. Башкиры раньше ходили на эту гору молиться .

Не знаю точно, в каком году, до первой мировой войны, здесь была сильная засуха. Вся трава выгорела .

Башкиры ходили молиться на Иремель — не помогло. Рус­ ские молились в церквях — тоже не помогло .

Тогда и вздумали с трех деревень — Александров™, Тюлюка и Малой Сатли — вместе пойти на Иремель. Шли даже ста­ рики. Женщины взяли даже грудных детей. Впереди шел свя­ щенник со спасителем (иконой.— В. М.) .

И тюлюкские табун пригнали к подножию, чтоб и скотине бог дал. Помолились, глядят — туча. Пошли домой — еще туча вываливает. Дошли до Тюлюка — еще туча. Только пришли до­ м о й — дождь хлынул, по улице ключи пошли.

Я, мол, думаю:

как же не бог это? Где-нибудь молитва дошла. И полезла опять трава» .

То, что совместные моления русских и башкир на горе Ире­ мель во время засухи о ниспослании дождя привели к поло­ жительным результатам, можно объяснить удивительной при­ родной способностью этой южноуральской вершины. Интересно другое: причудливое переплетение мифологических (т. е. язы­ ческих) мусульманских и православных верований, люди при­ мирились в страстном и единодушном желании спасти от засухи землю .

Как видим, фантастические, во многом наивные представле­ ния о чудесной силе горы Иремель, которая не только может помочь людям в их хозяйственной деятельности, не только обе­ щает богатство (мотив зарытого к л а д а ), но и карает притес­ нителей народа — эти представления имели глубокие корни в фольклоре. Они дошли и до наших дней, хотя к ним теперь относятся скептически .

Встречаются и такие рассказы, которые представляют собой уже явно художественное переосмысление необычных особен­ ностей Иремели .

Вот текст предания, записанного, как можно убедиться, из уст талантливого рассказчика .

«Иремели, ой, как боялись в прежнее время! Никто туда, Южный Урал, 1955, № 12, с. 183 .

Там же .

АФ ЧОКМ, он. 4, ед. хр. 588, л. 97 .

почитай что, и не ходил, да и то сказать: добраться туда муд­ рено. Гора с большой заковыкой. Сейчас уже не то: лес весь повырубили, мало настоящих смоляных сосен осталось. Их «ро­ няли» да на барках по реке сплавляли. Река-то Белая куда как глубже была! Делали барки, грузили лес, железо когда и сплав­ ляли вниз, только в полую воду и можно было .

Лес такой смоляной был на горе Большой да на Иремели, больше, почитай что, нигде и не было. На Большой-то, к слову сказать, странные дела творились. Говаривали старые люди, что кто-то смолит деревья ночью, а вот кто — ни разу никому видать не доводилось. Темное дело, да и люди много болтать любили .

И слыхом не слыхали, а заливают куда как хорошо! Но Боль­ ш а я — особая статья .

А вот на Иремели и впрямь не все чисто было. Гора высо­ кая, а наверху, на самой шапке, вроде маленькое озерцо. И сей­ час оно есть там. Вода ключевая и дно не меряно .

Ну, так, что я рассказать-то хотел! Губернатор у нас самый наибольший был, боялись его — страсть! Немец какой-то, по имени не упомню. Нехорошие дела делывал. Девкам да и ба­ бам заводским от него проходу не было. Шибко баловался, похабничал .

Кто побогаче, тот не пускал на завод ни жену, ни дочку, ни сестру — срам не хотел принимать то есть... Д а что губерна­ тор?! И старшина не лучше пес был! Бывало, что не так — штраф, да все в карман себе .

Вот раз им вместях случилось забраться на гору, поглядеть .

Слышали, видать, от людей много, ну и полюбопытничали. Толь­ ко что уж там было — никто не знает. Слыхали люди гром и грохот страшный .

Там много лесин лиственных расщепило. А потом и губер­ натора со старшиной под горой нашли. Говорить-то они уже ничего не могли. Губернатор через три дня помер, а старшина так и не отутовел: с ума сошел .

С той поры и боялись люди горы. Только, видно, зря. Перед войной комсомольцы туда лазали, известное дело, народ ка­ кой — безбожники, а ничего — здоровехоньки остались. Видно, гора-то не для всех з л а » .

Та же участь, что и старшину с губернатором, постигла попа, вздумавшего добыть клад Пугачева, уже на другой горе:

«Вызвался один поп «отчитать» клад. А его оттуда ка-ак шарах­ нет! Так он кувырком и покатился с горы. Спустило его до­ низу. Из попа и ум в о н ». В таких преданиях, как видим, от­ разились симпатии и антипатии людей со зрелой социалистичеЗаписано В. Мухановым в 1966 г. в пос. Тир л ян Белорецкого р-на БАССР от Я. И. Иванцова (1883) .

Колпакова Н. П. Новые записи рабочего фольклора на Южном Ура­ ле.— Учен. зап. Ленингр. ун-та, сер. филол. наук, 1941, вып. 2, № 31, с. 151 .

ской идеологией, их нравственные представления и нормы, при­ чем все это получило сознательное художественное оформление, где фантастика играет роль художественного приема .

Подведем некоторые итоги. Современные жители Урала, Си­ бири, Донбасса категорически отрицают существование горной демонологии («Не верю я в Горного», «Это в голову дуринка з а п а д а е т » ), в то же время отмечается обилие повествований, в которых высмеивается былая вера в тайную силу и даже пародируются традиционные демонические мотивы и образы .

Л. Н. Гриднева называет такие рассказы «антипреданиями» .

Другой исследователь отмечает, что многие старинные преда­ ния о том, как «ударяли талан», т. е. искали ложные подзем­ ные сокровища, «имеют теперь анекдотический х а р а к т е р » .

Ярким примером «антипредания» может служить рассказ «Как гусь зарубщиков из шахты выгнал»: наслушавшись рассказов о хозяине Шубине, шахтеры в панике бросают работу, заслы­ шав странный шум под землей, который, как потом выяснилось, производил случайно попавший туда г у с ь. В данном случае судьбы преданий с демоническим элементом в наши дни ана­ логичны судьбам волшебных сказок, которые «давно подвер­ гаются пародийной переделке, что является показателем их изживания» .

Нам кажется, что иногда запись рассказа с демонологиче­ ским сюжетным мотивом или образом может быть инспирирова­ на: вызвана настойчивыми расспросами собирателя, вследствие чего записанный текст не может служить свидетельством естест­ венной жизни, нормального фольклорного бытования этого мо­ тива или образа. Только общение с фольклористом заставило информантов вспомнить слышанное. Именно так, на наш взгляд, записаны предания о «белой барыне» и «голой женщине», ко­ торые охраняют золото, или о женщине «сажени две ростом», которая пугает проезжающих. Чтобы оценить отношение рас­ сказчика к своему повествованию, надо, конечно, учитывать обстановку рассказывания, интонацию и жесты исполнителя, но даже в печатном тексте нередко ощущается лукавство рассказЛегенды и были: Фольклор старых горнорабочих Южной и Западной Сибири/Сост. А. А. Мисюрева. Новосибирск, 1940, с. 170 .

Гриднева Л. Н. Дореволюционные сказы рабочих Урала. Канд. дис .

М., 1966, с. 102 .

Ахтметшин Б. Г. Горняцкие легенды Башкирии, с. 51 .

См.: Ионов А. В. Поет душа шахтерская. Донецк, 1969, с. 55—58 .

•См. также: Ермаков П. П. Воспоминания горнорабочего. Свердловск, 1947, с. 20, 21 .

Позднеев А. В. Исчезновение некоторых жанров в русском народно­ поэтическом творчестве.— В кн.: Специфика жанров русского фольклора .

Горький, 1961, с. 7 .

См.: Предания реки Чусовой. Свердловск, 1961, с. 52—53; Народные сказки, легенды, предания и были..., с. 115; Фольклор на родине Д. Н. Ма­ мина-Сибиряка, с. 49 .

чика, которое делает достоверность рассказа мнимой, как, на­ пример, в типологически близком ко многим уральским демоно­ логическим преданиям и быличкам рассказе «Как раньше кла­ ды искали». Повествование дяди Евграфа о том, как он встре­ тился с красавицей, которая сторожила в подземелье бочки с золотом, дано в форме мемората, но если в быличках такая форма обычно подчеркивает достоверность рассказываемого, то здесь получается обратный эффект: это своеобразный прием иронии, разоблачающий явную выдумку .

Таким образом, определенно сузилась сфера бытования тра­ диционной уральской демонологии в несказочной прозе в наши дни. Однако эстетическое содержание фантастики, составляющее ее организующий центр, может выходить на первый план и не дает совершенно угаснуть традиции. Демонические образы и мотивы не оформляются уже с установкой на достоверность, они нередко приобретают функции сказочного вымысла. Со­ хранности некоторых преданий с демоническим элементом спо­ собствуют внутренние возможности отдельных образов и сю­ жетных мотивов, позволяющие современному человеку с позиций нового сознания оценить некоторые исторические события и лица. Другой немаловажной причиной сохранения в фольклор­ ном репертуаре старой демонологии является существование ландшафтных достопримечательностей, которые издавна связа­ ны с фантастическими мотивами и образами .

Сейчас, при современном уровне цивилизации, легендарным рассказам, казалось бы, не должно быть места. Но чем, как ни быличками, являются, скажем, многочисленные рассказы о «не­ опознанных летающих объектах», настоящий взрыв которых происходит во всем мире?! Рассказывают о летающих тарелках, встречах и общении с инопланетянами и на Земле, и в космосе, куда пришельцы любезно приглашают или берут силой с собой некоторых отмеченных особой судьбой землян. А некоторые уче­ ные мужи пытаются подвести под все это «научную базу», пе­ чатая и распространяя разного рода «лекции» и «исследова­ ния». Трудно объяснить причины возникновения таких расска­ зов и, несомненно, преждевременно их объявлять следствием «массового психоза». Во всяком случае, механизм возникновения и бытования рассказов об Н Л О напоминает механизм возник­ новения быличек, демонических преданий и легенд. И там и здесь присутствует вера в фантастическое (с точки зрения мате­ риалистического сознания) объяснение загадочных и непоз­ нанных явлений природы или социальной жизни. Вероятно, в данном случае мы имеем дело с современным мифотвор­ чеством .

См.: Сказки, рассказы, песни Горьковской области/Под ред. Н. Д. Комовской. Горький, 1956, с. 255, 256 .





Похожие работы:

«Протокол общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме Регистрационный номер протокола: 2/17 Дата протокола общего собрания: 07.04.2017г . Дата проведения общего собрания: дата начала общего собрания 16.03.2017., дата окончания общего собрания 30.03.2017г., дата очног...»

«№ Команды-факультеты Ответственный преподаватель п/п Историко-филологический факультет Илькин Алексей Николаевич 1. Факультет физико-математического и Степанова Ольга Анатольевна 2. технологического образования Естественно-географический факультет Григорьева Наталья Сергеевна 3. Факульт...»

«Артикул № 8360 Даты поездки: ср, 06.09.2017 вт, 19.09.2017 14 дней Длительность: 1 451 р.Цена: 580 € Эквивалент: 90 р.Туруслуга: SP4: Вся Швейцария и Париж комфорт + отдых в Испании Маршрут: Мюнхен Цюрих Люцерн* Берн Женева Авиньон* Льорет-де-Мар Барселона* Каркасон Париж Кёльн Выезд из городов...»

«А. Ледяев Гора стратегических решений 23.10.02 Гора стратегических решений Бог потрясет небо и землю. Бог потрясет народы, племена и языки. И явится желаемый всеми народами. В последнее время взоры всего человечества будут направлены на одно явление. И этим явлением...»

«Казанский государственный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского ВЫСТАВКА НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ с 2 по 10 мая 2007 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы "Руслан". Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри раз...»

«О некоторых особенностях реставрации произведений живописи Э.М. Белютина из коллекции Нижнетагильского музея изобразительных искусств . В 2012 году доктор исторических наук, искусствовед, член Союзов Писателей и Художников СССР и РФ, профессор МГУ, вдова Э.М.Белютина Нина М...»

«Климчук А.Б., Амеличев Г.Н., Лукьяненко Е.А. Кадастр пещер: Состояние и задачи. Аналитическая записка. УИСК, Симферополь, 2007 с.2 Под земной поверхностью в абсолютной темноте находится н...»

«Глава VI. Дурново и Сипягин В русской государственности периода распада запечатлелись два Дурново — большой и малый; речь здесь идет о Дурново большом (ростом), "милейшем Иване Николаевиче", приявшем бразды управления русской внутренней жизнью из рук задушенного грудной жабой гр[афа] Д. А. Толстого166. У Толстого были два товарища мини...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.