WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ И ОЦЕНКАХ КУЛЬТУРНОЙ ЭЛИТЫ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX в. Рассматриваются аспекты мировоззрения российской культурной элиты конца XIX – начала ХХ в. ...»

УДК 947.083

М.А. Воскресенская

РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ И ОЦЕНКАХ

КУЛЬТУРНОЙ ЭЛИТЫ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX в .

Рассматриваются аспекты мировоззрения российской культурной элиты конца XIX – начала ХХ в. (творцов Серебряного века), связанные с определением дальнейших исторических путей страны. На основе анализа общественных взглядов, характерных для указанной социальной среды, показано, что основные цели революции культурная элита усматривала не в экономических и социально-политических преобразованиях, а в духовном совершенствовании общества. Автор приходит к заключению, что духовные интенции культурной элиты не могли действенно разрешить кризисную историческую ситуацию, в которой оказалась Россия в начале ХХ в .

Эпоха рубежа XIX–XX вв. была одержима идеей или деятели «русского ренессанса», отвергали революпересоздания мира и сотворения нового человека. Эта ционное насилие и методы политического радикализидея была порождена самой социокультурной ситуаци- ма, настаивая на поисках путей духовного совершенстей, в которой переплетались тревожные ожидания со- вования общества .

циальных перемен, политических изменений на карте Интеллектуально-творческая среда Серебряного вемира, новое мироощущение, складывавшееся под ка отнюдь не выказывала индифферентного отношения влиянием новейших научных открытий, но выражав- к насущным проблемам современности: «Там, где по шееся на языке философии и искусства… В русской политическим причинам искажена вся жизнь, подавлекультуре рубежа XIX–ХХ вв .



мысль о каком-то пере- ны мысль и слово и миллионы гибнут в нищете и неходном состоянии современного человечества претво- вежестве, – там оставаться равнодушным к делам порялась в самых разных вариантах – от мессианских литики было бы противоестественно и бесчеловечно», ожиданий вселенского преображения средствами ис- – справедливо утверждал М.О. Гершензон [2. С. 134]. В кусства и нового религиозного сознания до философ- сложной исторической ситуации порубежья, в условиских доктрин космизма, основанных на смеси теософии ях ограниченности буржуазных реформ, беспомощных и новейших научных изысканий, выражавших убеж- попыток демократизации, усиливавшейся поляризации денность в близящемся перерождении мира – не только классовых сил, очевидной несостоятельности внешней духовном, но и физическом. А.Н. Скрябин готовился к и внутренней политики царизма, культурная элита не полной дематериализации человечества. Теософская могла не осознавать закономерности надвигавшихся литература предрекала грядущее появление новой расы социальных катаклизмов. Она тоже ждала и жаждала людей. Русские футуристы подчеркивали, что футу- перемен, однако ее ожидания носили характер скорее ризм – это прежде всего, мироощущение и называли культурный, чем политический. В.В. Розанов по этому себя «будетлянами», т.е. новыми людьми, людьми, ко- поводу заметил: «А голодные так голодны, и все-таки торые будут. Модерн, не особенно теоретизировавший, революция права. Но она права не идеологически, а как не формулировавший постулаты и доктрины жизне- натиск, как воля, как отчаяние» [3. С. 52] .

строения, стал практическим воплощением идеи твор- Такой подход был характерен даже для отдельных ческого создания особого, эстетизированного жизнен- представителей культурной элиты, связанных тем или ного пространства, в котором человек под воздействи- иным образом с политическим движением .



Примечаем импульсов внешней красоты должен обрести и спе- тельно, что ни сотрудничество некоторых символистов в цифические духовные качества. Оригинальным вари- печатных органах социал-демократов, ни участие мысантом жизнетворчества, в сущности, можно назвать и лителей, ученых, художников и литераторов Серебряноповседневное бытование творцов Серебряного века с го века в акциях протеста в годы первой русской ревоего ярко выраженным тяготением к театрализации люции, ни ведущие роли ряда веховцев в разработке жизни, к игровому началу культуры. идеологии кадетской партии или их депутатская деяКультурная элита рубежа XIX–ХХ столетий, эта тельность в составе Государственной думы не привели к «аристократия духа», трактуя понятие «творчества» политизации сознания культурной элиты. Н.А. Бердяев в гораздо шире, чем интеллектуальные и художествен- этой связи вспоминал: «Для философа было слишком ные экзерсисы, по-своему переживала за исторические много событий: я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в судьбы страны и всего мира: «Для художников и по- старом режиме и два раза в новом, был на три года соэтов Серебряного века полем битвы была культура, а слан на север, имел процесс, грозивший мне вечным не общество, ибо они ощущали, что именно за нее они поселением в Сибири, был выслан из своей родины и, несут ответственность. Однако из этого не следует, что вероятно, закончу свою жизнь в изгнании. И вместе с кроме культуры ничто не имело для них значения» [1. тем я никогда не был человеком политическим» [4. С. 9] .

С. 216]. «Больные» вопросы времени творцы Серебряного века Проблема революции – центральная тема всей эпо- пытались решать в тех формах, которые подсказывало хи заката Российской империи – представала в рефлек- мироощущение философа-идеалиста или художникасиях культурной элиты сообразно специфике ее миро- творца. Оставаясь вне каких-либо конкретных политипонимания, постулировавшего примат духовных цен- ческих платформ, они выступали не с классовых, а с ностей, приоритет надклассовых интересов, предпоч- общенациональных и общечеловеческих позиций .

тение культуротворчества политике. Представители Так, выдвинутая Д.С. Мережковским в конце XIX в .

культурной элиты, они же творцы Серебряного века, концепция «нового религиозного сознания» («неохристианства»), непосредственно связанная с идеей духов- рого я хочу, – вещи разные, хотя, конечно, эта революного пересоздания мира, вскоре была подхвачена вче- ция, как и всякое брожение, приближает наступление рашними легальными марксистами, впоследствии став- желанного момента. Употребляя слово переворот, я шими крупнейшими мыслителями «русского религиоз- делаю ошибку. Я хочу не осуществления чего бы то ни но-философского ренессанса». Н.А. Бердяев, Н.О. Лос- было, а бесконечного подъема творческой деятельноский, С.Л. Франк, С.А. Аскольдов, С.Н. Булгаков, оз- сти, который будет вызван моим искусством» [9 .

наменовавшие свой отход от марксизма публикацией С. 422]. Политический переворот, по мнению символисборника «Проблемы идеализма» [5], ждали от рево- стов, сам по себе не принесет кардинального изменелюции не только экономической и социальной спра- ния жизни .



«Если революция переживаемая есть исведливости, но прежде всего обеспечения свободы тинная революция, – она совершается не на поверхноличности. Они отвергли марксизм, т.к. его доктрина, сти жизни только и не в одних формах ее, но в самых жестко авторитарная и не допускавшая плюрализма глубинах сознания», – настойчиво убеждал Вяч. Ивамнений, имела тенденцию к распространению за пре- нов [10. С. 226] .

делы экономики и политики. Революционные веяния в России мыслители и хуОсобенно близка им оказалась тематика Богочело- дожники Серебряного века были склонны воспринивечества, идущая от философских взглядов В.С. Со- мать романтически, как апокалипсическую борьбу ловьева и Ф.М. Достоевского. В исканиях неохристиан, космических сил. Вспоминая 1905–1907 гг., А. Блок в частности, обосновывалась мысль о том, что земная, писал: «…революция совершалась не только в этом, но государственная власть будет заменена основанным на в иных мирах; она и была одним из проявлений… тех любви свободным религиозным союзом, в котором событий, свидетелями которых мы были в наших соббудет изжито насилие [6; 7. C. 99]. Этого идеала гармо- ственных душах. Как сорвалось что-то в нас, так сорваничного существования невозможно достичь путем лось оно и в России» [11. С. 431]. Подобно Р. Вагнеру, разрушения, воплощающим в себе существующее в пришедшему после поражения революции 1848 г. к мире зло. Для совершенствования жизни необходим не мысли о Великой Революции Духа [12], русская «дувнешний, а глубокий нравственный переворот в самом ховная аристократия» была убеждена, что социальная человеке, его духовное перерождение. Путь спасения революция – лишь пролог к вселенскому пожару, в пролегает в соединении человека с Богом, в служении котором сгорит старый мир. Творцы Серебряного века высшему Добру. Такая мировоззренческая ориентация не отрицали социальной революции как возможного должна выражаться в любой практической деятельно- способа устроения человеческого общества, но рассти – экономической, хозяйственной, политической. сматривали ее не как конечную цель истории, но лишь Любое дело должно стать прикладной этикой, очищая как промежуточную. Собственно политические и социдушу и приближая достижение Царства Божия на зем- альные формы революции они понимали как сугубо ле. Процесс духовного совершенствования, ведущий к внешние атрибуты более глубинных и содержательных полноте бытия в Боге, требует длительного времени и процессов духа .

может протекать только эволюционно. Он несовместим Революционные процессы и события, наблюдавс революционным взрывом, с насилием и фанатизмом, шиеся в действительности, имели мало общего с умот.к. нравственное совершенствование человека может зрительными ожиданиями культурной элиты. Потрясебыть только результатом глубокой внутренней работы, ния 1905–1907 и 1917 гг. были восприняты ею неодноличного опыта каждого человека. Вместе с тем Царство значно, в сложных метаниях от ощущения краха или Божие на земле, в представлении религиозных фило- смирения с неизбежным до сохранявшихся упований софов начала ХХ в., совсем не аллегория, оно дости- на духовный переворот, который непременно должен жимо в реальности духовной работой множества поко- стать продолжением социальных сдвигов. В любом лений: «…если сравнить настоящее человечество с до- случае никто из творцов Серебряного века не усматричеловеческим царством бытия, понимая его в духе пе- вал в общественных переменах, так или иначе следоревоплощения как наше собственное прошлое, то про- вавших за каждым революционным взрывом в России, гресс окажется грандиозным и у нас окрепнет вера в конечных целей чаемого ими переустройства мира .

бесконечные наши силы и возможности дальнейшего Та реальная революция, свидетелями которой они сверхчеловеческого развития, ведущего к порогу абсо- оказались, говоря словами Н.А. Бердяева, «многих отлютного добра, к вратам Царства Божия» [8. С. 70]. толкнула своими грубыми и уродливыми сторонами, Вся культура Серебряного века была отмечена чая- своей враждой к духу» [13. С. 226]. При этом своей нием небывалого, теургического искусства, которое беспощадностью ужасали обе противоборствующие преобразит мир и создаст нового человека. Искусство стороны. Страну как будто бы охватил жестокий недуг:

мыслилось прообразом этой новой жизни, средством «Легион бесов вошел в гигантское тело России и сосоздания новых форм сознания, а значит, и преобразо- трясает его в конвульсиях, мучит и калечит. Только вания всех видов человеческих отношений и всех сто- религиозным подвигом, незримым, но великим, возрон бытия. Явственно ощущавшееся приближение со- можно излечить ее, освободить от этого легиона» [14 .

циальных бурь воспринималось как апокалипсическое С. 105], – настаивал С.Н. Булгаков. Ему вторили и друпредвестье «последнего дня», схватки Христа и Анти- гие представители культурной элиты .

христа, света и тьмы в последней битве. В разгар пер- Отрицание революции не носило у творцов Серебвой русской революции главный «мистагог» Серебря- ряного века классового характера. Они не отстаивали ного века А.Н. Скрябин писал: «Политическая рево- существующего порядка вещей, однако их мировоззрелюция в России в настоящей ее фазе и переворот, кото- ние строилось на общекультурных, а не социальноэкономических основаниях. Они считали происходящие с истинными своими целями: «Нет, не вставайте из классовые битвы утверждением бездуховного мира по- ваших могил, святые тени, – Рылеев, Пестель, Каховсредственности, в котором нет места личности. Револю- ский, Муравьев, Бестужев – это ваша смерть вторая .

ция, по их убеждению, ничем не отличается от самодер- …Надо же, наконец, правду сказать: подлинный “аванжавия. И там, и там господствует насилие: в самодержа- гард русской революции” – не крестьяне, не солдаты, вии – одного над всеми, в революции – всех над одним .

не рабочие, а вот эти герои Четырнадцатого и мы, наД.С. Мережковский в разгар первой русской революции, следники их – русские интеллигенты… Все мы, рускоторую он вначале приветствовал, пока не проявились ские интеллигенты в этом смысле “декабристы” вечвполне ее отталкивающие стороны, предостерегал: со- ные – вечные стражи революционного сознания, ревоциализм превращает людей в стадо. «Стадная обществен- люционной свободы и революционной личности» [22] .

ность» живет земными интересами, исповедуя дух хамст- В неистовых исканиях «истинной» революции Сева и буржуазной сытости [15. С. 31–32]. ребряный век парадоксальным образом подстегивал Поскольку в революции, по мнению Д.С. Мереж- самоубийственные для себя и своих идеалов тенденковского, восторжествовал «Хам», то, «может быть, ции. Он не избежал влияния экстремизма, который, величие русского освобождения заключается именно в казалось, был «разлит» в воздухе эпохи, стал своего том, что оно не удалось… может быть, величие русско- рода приметой времени. Даже самые высокие духовго освобождения в том, что не променяло оно своего ные устремления порой были заражены им. Андрей первородства на чечевичную похлебку» [16. С. 23]. Белый одно время также был склонен оправдывать реПредвосхищая «Вехи», в сборнике статей «Больная волюционное насилие ради желанных перемен: «Там, Россия» он призывал интеллигенцию очиститься от где “ценностей” в отношениях нет, – их взрывают. С грехов «эмпирической» революции покаянием: «Спа- людьми? Что ж из этого. Ценность над-человечна… сение наше в том, чтобы увидеть, наконец, свое собст- Россия жила этим: экспроприация, покушения, убийственное “окаянство”, почувствовать себя не “христо- ва! И все я – оправдывал…» [23. С. 233–234] .

носцами”, а “христопродавцами” именно здесь, в этой Вместе с тем первая русская революция вызвала у нестрашной воле к нисхождению, к совлечению, к само- го разочарование именно тем, что борьба за социальные и разрушению, к хаосу…» [17. С. 178]. экономические права не привела к обновлению душ и При этом мыслитель отнюдь не выступал против- умов, не повлекла за собой личностного преображения .

ником революционных преобразований общества. Со- «Если мы не исправим наших индивидуальных путей, вершенно не разделяя социалистической доктрины, если мы, реформируя экономику, не станем каждый “стетройственный союз» Д.С. Мережковского, З.Н. Гип- зей” – какая же чертовская гримаса получается из всего пиус и Д.В. Философова рассматривал социально- этого!», – размышлял он в 1908 г. [23. С. 494] .

политический переворот как необходимое условие эко- После Октябрьской революции А. Белый и А. Блок номического освобождения, без которого, по их убеж- готовы были поверить, что Россия и весь мир стоят на дению, неосуществимо освобождение духовное. «Три- пороге вселенских перемен. Чета Мережковских пубумвират» не только публично поддерживал и ограждал лично осудила их за это. Обоих поэтов, воспринявших от нападок революционный дух русской интеллиген- революцию в романтическом ключе, как «скифскую»

ции, но даже пошел на сближение с террористами. Бо- стихию, сметающую прогнившую и обветшавшую цилее того, З.Н. Гиппиус, пытаясь увлечь Б.В. Савинкова вилизацию мещанско-буржуазного Запада, поидеей «религиозной общественности», обсуждала с прежнему не оставляли надежды на духовное преобраним возможность создания некоего «ордена», соеди- жение мира. Они увидели в революции созидательный, няющего террор и религию [18–20]. творческий процесс, грандиозный культурный перевоН.А. Бердяев критически подошел к попыткам апо- рот, радикально изменяющий все жизненные формы .

логетов «религиозной общественности» стимулировать Им представлялось, что революция – это сотворение революционное действие, рассчитывая на его перерас- новой России, переход к надклассовой культуре. Поэты тание в духовный переворот. Он пытался убедить усматривали в революции акт надчеловеческих сил, «триумвират» в пагубности таких устремлений: «В вершащих высшую волю. Этому посвящены поэмы, общественности нужно принять и оправдать не самое написанные почти одновременно: «Двенадцать»

крайнее и предельное, а самое разумное (не в религи- А. Блока (январь 1918 г.) и «Христос Воскрес» А. Белоозном смысле) и доброе. Я не согласен с тем, что чем го (апрель 1918 г.) .

хуже, тем лучше, что пусть наступит хаос, чтобы в нем Образ Христа во главе двенадцати красногвардейродилось что-то новое. …Необходимо излечить рус- цев, словно новых апостолов, оскорбил многих знакоскую интеллигенцию от кровавого бреда, а не подогре- мых Блока, переставших с ним здороваться. В письме к вать его религиозно. Вы же пользуетесь апокалиптиче- З. Гиппиус от 31 мая 1918 г., так и оставшемся неотскими пророчествами для подогревания кровавого бре- правленным, Блок пытается объясниться, донести свое да» [21. С. 322]. понимание революции: «Не знаю (или – знаю), почему Февраль 1917 г. был встречен четой Мережковских Вы не увидели октябрьского величия за октябрьскими и их ближайшим окружением с энтузиазмом, но Ок- гримасами, которых было очень мало – могло быть во тября они решительно не приняли и вскоре эмигриро- много раз больше. Неужели Вы не знаете, что “России вали. Незадолго до отъезда, в декабре 1917 г., Д.С. Ме- не будет”, так же как не стало Рима, – не в V веке после режковский написал статью памяти декабристов, в ко- рождества Христова, а в 1-й год I века? Так же не будет торой дал оценку тому, во что вылилось революцион- Англии, Германии, Франции, что мир уже перестроилное движение в России, разошедшееся, по его мнению, ся? Что “старый мир” уже расплавился?» [24. C. 336] .

Призывая «всем телом, всем сердцем, всем созна- го социального устройства, началось антисоциальное, нием – слушать Революцию» [25. C. 20], Блок искренне анархическое разложение общества. Революция не верил: «Мир и братство народов – вот знак, под кото- принесла ни укрепления государственности, ни подъерым проходит русская революция .

Вот о чем ревет ее ма народного хозяйства, ни примирения противоборстпоток. Вот музыка, которую имеющий уши должен вующих сил, ни политического освобождения, ни уваслышать» [25. C. 13]. Вот почему он заявил об обязан- жения к личности. Революционное действие, направности интеллигенции работать с большевиками, счи- ленное лишь на внешние преобразования, вылилось тая, что «по внутреннему побуждению это будет со- главным образом в перераспределение властных и маглашение музыкальное» и что «декреты большевиков – териальных ресурсов [14. С. 71, 78–79; 33. С. 45–49; 34 .

это символы интеллигенции» [26. С. 8]. Поэт очень ско- С. 275–278; 35. С. 209; 36. С. 244–247]. Вместо «царстро избавился от иллюзий, увидев «свою родную, искале- ва справедливости» революция привела к «торжеству ченную, сожженную смутой, развороченную разрухой зверя» [33. С. 60–66], к бесчинствам и произволу, к страну» [27. С. 183–184], трезво осознав реальные кон- бесправию человека и «формированию рабьих душ»

кретно-исторические условия послереволюционной Рос- [37. С. 292–293]. В.В. Розанов еще до событий 1917 г .

сии. За несколько месяцев до смерти он оставил дневни- предвидел отнюдь не освободительный ее характер: «А ковую запись: «Жизнь изменилась (она изменившаяся, ведь король-то голый», – сказал я про революцию… но не новая, не nuova), вошь победила весь свет, это уже демократия надсаживается из всех сил и кричит:

свершившееся дело, и все теперь будет меняться только “Смотрите, какая невиданная на нашей революции в другую сторону, а не в ту, которой жили мы, которую мантия!” Между тем это лоснится черная кожа раба»

любили мы» [28. С. 415–416]. В одном из последних [38. С. 87] .

писем смертельно больной поэт подводил итоги: «Итак, Цели, ставившиеся революционной демократией, “здравствуем и посейчас” сказать уже нельзя: слопала- представлялись творцам Серебряного века трагическим таки поганая, гугнивая родимая матушка Россия, как заблуждением. Более того, П.Б. Струве видел основопочушка своего поросенка» [29. С. 537]. лагающую ошибку «не в том, как делали революцию, а в Романтические ожидания рано или поздно покину- том, что ее вообще делали. Делали революцию в то врели всех поборников идеи духовного пересоздания ми- мя, когда задача состояла в том, чтобы все усилия сосрера, даже тех, кто еще долго связывал их с событиями доточить на политическом воспитании и самовоспитаОктября. Речь шла не только о том, что увидела в нии» [35. С. 219]. Предпринимая «серьезную попытку свершившемся перевороте культурная элита, но и о изменить радикалистско-нигилистическую парадигму том, как новая власть обошлась с самой культурной интеллигентского сознания» [39. С. 36], культурная элиэлитой. «Деятели русской духовной культуры в значи- та, прежде всего в лице веховцев, стремилась найти обътельной своей части принуждены были переселиться за яснение тому, что освободительная борьба в России порубеж», – с горечью писал Н.А. Бердяев [30. С. 165]. И шла по ложному, с ее точки зрения, пути и приняла «философский пароход», как известно, оказался еще не уродливые формы. «Вехи» (1909) стали неуслышанным самой трагической участью… предупреждением, сборник «Из глубины» (1918) – упреТворцы Серебряного века в большинстве своем ком в том, что страшные пророчества сбылись .

восприняли революцию в России как катастрофу. Нельзя сказать, что из размышлений представителей Культурная элита неизменно подчеркивала, что соци- этой среды о сути процессов, свидетелями и участникаальная революция не несет в себе созидательного нача- ми которых они оказались, вырастала история освободила, поскольку она движима пафосом крушения старого тельного движения в России в форме исследования и мира: «Революция есть реакция против старого, а не описания каких-то конкретных событий. Скорее «аритворчество нового» [31. С. 484]. Происходившее после стократы духа» подвергли мировоззренческой критике Октября 1917 г. многими воспринималось как «апока- некий концепт русской революции, содержание которолипсис нашего времени», по выражению В.В. Розанова, го не претерпело кардинальных трансформаций ни в который лаконично и пронзительно запечатлел суть годы революционных потрясений, ни в послеоктябрьразразившейся катастрофы в печально-ироничной за- ские времена. Этим обстоятельством обоснован концеприсовке-аллегории «La divina comedia» («Божественная туальный анализ веховской позиции, осуществляемый комедия»): без строгой привязки изложения к хронологической поС лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою следовательности создания источников .

Историею железный занавес. Романтическая по своей культурной природе наПредставление окончилось. правленность общественного сознания сказалась, в том Публика встала. числе, на каузальных выводах культурной элиты отноПора одевать шубы и возвращаться домой. сительно социально-политического напряжения руОглянулись. бежной поры. Не оспаривая наличия множества объекНо ни шуб, ни домов не оказалось [32. С. 522]. тивных предпосылок развития революционного проОценивая последствия социальных катаклизмов на- цесса в России, таких как обветшавшая властная сисчала ХХ в., культурная элита пришла к выводу, что в тема царизма, острое столкновение жизненных интеререзультате революции оказались разрушены все жиз- сов различных классов и групп, наконец, тяготы войны, ненные функции государства и все условия стабильно- культурная элита при осмыслении причин, характера и го социального существования – собственность, управ- последствий общественных потрясений начала ХХ в .

ление, гражданские права, суд, международные обяза- на первый план выдвигала субъективные, социальнотельства. Под лозунгами социализма, т.е. справедливо- психологические и социокультурные факторы .

Катализатором революционного подъема в этой ного движения претензий на роль Провидения, берусреде мыслилось духовное состояние общества и пре- щегося устроить счастье народа. За ложно претворенжде всего интеллигенции. В аналитических размышле- ным религиозным чувством, подтолкнувшим самоутниях культурной элиты особо подчеркивалось, что верждающегося человека к водружению самого себя на толчок к социальному взрыву задала именно интелли- место Бога, скрывалось не просто заполонившее сознагенция, носитель революционных идей и вдохновитель ние гуманистическое умонастроение [14. С. 81; 40 .



практических действий радикального характера. «Она С. 128], или, в современных терминах, антропоцендуховно оформляла инстинктивные стремления масс, тризм, но неизмеримое духовное опустошение. Кульзажигала их своим энтузиазмом – словом, была нервами турная элита увидела в свершившейся в России ревои мозгом гигантского тела революции», – резюмировал люции не просто социальное потрясение, но вселенС.Н. Булгаков [14. С. 59]. Сама специфика русской рево- ское крушение, апокалипсис: «Нет сомнения, что глулюции, с точки зрения мыслителей Серебряного века, бокий фундамент всего теперь происходящего заклюпредопределялась характером, всем культурным и нрав- чается в том, что в европейском (всем, – и в том числе ственным обликом, мыслительным складом интелли- русском) человечестве образовались колоссальные генции. Н.А. Бердяев по этому поводу заметил: «Бес- пустоты от былого христианства; и в эти пустоты проспорно, в русской революции есть родовая черта всякой валивается все: троны, классы, сословия, труд, богатстреволюции. Но есть также единичная, однажды свер- ва. Все потрясены. Все гибнут, все гибнет. Но все это шившаяся оригинальная революция, она порождена проваливается в пустоту души, которая лишилась своеобразием русского исторического процесса и един- древнего содержания» [32. С. 470] .

ственностью русской интеллигенции» [40. С. 109]. Свой крайне разрушительный характер русская реСреди определяющих характеристик рассматривае- волюция и в 1905–1907 гг., и в 1917 г. приобрела, по мой общественной страты представители «русского мнению культурной элиты, вследствие развала нравстренессанса» отмечали удручающе низкий культурный венных традиций в интеллигентском сознании, присууровень интеллигенции, обусловленный в свою оче- щего ему нигилизма, граничащего с аморализмом. Во редь отсутствием в стране широкой культурной среды многом это губительное явление было обусловлено и устойчивой культурной традиции. Одним из негатив- «историческим» нигилизмом русского народа, ложно ных следствий данной ситуации явилось неадекватное, принимаемым за революционизм и активно подогреузкодогматическое и поверхностное восприятие гума- вавшимся протестно настроенной интеллигенцией. В нистических начал западной культуры [14. С. 99–100; результате были разбужены дремавшие в народе стиС. 45–49; 41; 42; 43. С. 145–159, 163, 167]. Социаль- хийные силы и самые низменные инстинкты [14. С. 81, ная страта, призванная служить обществу своим интел- 99–101; 36. С. 225; 46. С. 325–326; 47]. Духовная опуслектуальным трудом и духовным подвижничеством, тошенность в конечном итоге обернулась ростом превместо просвещения народа занялась революционной ступности «сначала под идейным предлогом, а потом и пропагандой, вместо нравственного, умственного и без этого предлога» [14. С. 99–100] .

профессионального усовершенствования во благо сво- Во многом разрушительную стихию революции, по ей страны развернула экстремистскую деятельность, убеждению веховцев, вызвала «болезнь русского нравчто заставило веховскую критику с горечью констати- ственного состояния», заключавшаяся «в отрицании ровать: «Надо иметь, наконец, смелость сознаться, что личной нравственной ответственности и личной нравв наших государственных думах огромное большинст- ственной дисциплины, в слабом развитии чувства долво депутатов, за исключением трех-четырех десятков га и чувства чести, в отсутствии сознания нравственной кадетов и октябристов, не обнаружили знаний, с кото- ценности подбора личных качеств» [48. С. 96]. Эта рыми можно было бы приступить к управлению и пе- «болезнь» стала продолжением таких характерных кареустройству России» [43. С. 167]. Революционеры- честв русской интеллигенции, как неразвитость личнодемократы «под научным духом всегда понимали по- стного начала, растворенность в коллективе, боязнь литическую активность и социальный радикализм», – собственного мнения, преувеличенный интерес к «воутверждал Н.А. Бердяев и развивал свою мысль: «На- просам общественности» .

учный позитивизм был лишь орудием для утверждения Деструктивный характер освободительному движецарства социальной справедливости и для окончатель- нию по-своему задала слабая востребованность либеного истребления тех метафизических и религиозных ральных идей в российском обществе, проистекавшая идей, на которых, по догматическому предположению из культурно-психологической склонности русского интеллигенции покоится царство зла… В России фило- сознания к жестким авторитарным идеологиям, что софия экономического материализма превратилась ис- обусловило авторитаризм политического мышления и ключительно в “классовый субъективизм”, даже в действия русской интеллигенции [49]. Свою роль в классовую пролетарскую мистику» [44. С. 44–46]. эскалации революционных настроений леворадикалов Под внешним воздействием секуляризованной сыграло «отщепенство» русской интеллигенции, «ее культуры в образованных слоях российского общества отчуждение от государства и враждебность к нему»

произошло ослабление религиозного сознания, являю- [35. С. 207–208]. П.Б. Струве настаивал: «В религиозщегося, по мнению деятелей «русского ренессанса», ном отщепенстве от государства русской интеллигенсвязующей силой государства, основой единства наро- ции – ключ к пониманию пережитой и переживаемой да [45]. Этот губительный процесс выразился не столь- нами революции» [35. С. 212]. Более развернуто эту ко в атеизме, сколько в феномене «самообожения» и мысль раскрывал Н.А. Бердяев: «Русская интеллигенсформировавшихся в сознании лидеров освободитель- ция в огромной массе своей никогда не сознавала себе имманентным государство, церковь, отечество, выс- коммунизм как напоминание о неисполненном христишую духовную жизнь. Все эти ценности представля- анском долге. Именно христиане должны были осущелись ей трансцендентно-далекими и вызывали в ней ствить правду коммунизма, и тогда не восторжествовавраждебное чувство, как что-то чуждое и насилующее» ла бы ложь коммунизма» [4. С. 226, 231] .

[48. С. 103]. Описанный социально-психологический Революция была принята многими творцами Серебфеномен мыслитель связывал с профессиональной и ряного века как нечто неотвратимое. «С коммунизмом жизненной невостребованностью значительной части я вел не политическую, а духовную борьбу, борьбу российского образованного общества, а также с поли- против его духа, против его вражды к духу. Я менее тикой преследований общественно активной интелли- всего был реставратором. Я был совершенно убежден, генции со стороны властей, что влекло за собой разру- что старый мир кончился и что никакой возврат к нему шительные социокультурные последствия: «Русская невозможен и нежелателен», – вспоминал Н.А. Бердяев историческая власть нравственно себя убивала, созда- [4. C. 230]. Тем не менее, признавая сам факт свершевая мучеников» [40. С. 62]. Еще один вывод, сделан- ния революции и ее обусловленность всем ходом росный веховцами: Россию привел к кризису и низкий сийской истории и особенностями национального хауровень правосознания как всего народа в целом, так и рактера, культурная элита все же не могла принять ее его наиболее образованной части – интеллигенции, результатов: «Я давно считал революцию в России неникогда не выдвигавшей идеалов правовой личности и избежной и справедливой. Но я не представлял себе ее правового государства [50]. в радужных красках. Наоборот, я давно предвидел, что При осмыслении идеологии и практики освободи- в революции будет истреблена свобода и что победят в тельного движения в России культурная элита отнюдь ней экстремистские и враждебные культуре и духу не была склонна объявлять единственной виновницей элементы», – признавался мыслитель [4. С. 226]. Спореволюционных эксцессов леворадикальную интелли- собствуя, вольно или невольно, процессам социального генцию. В раздумьях В.В. Розанова о российской дей- брожения, духовно подстегивая стремление общества ствительности рубежа XIX–ХХ вв. ставится риториче- рубежной эпохи к переменам, «аристократия духа»

ский, но резонный вопрос: «… да разве все общест- ставила несколько иные задачи, чем революционново не чихало, не хихикало, когда эти негодяи с писто- демократическое крыло интеллигенции и искала иные летами, ножами и бомбами гонялись за престарелым пути общественных преобразований. По глубокому Государем?» [51. С. 193]. С.А. Аскольдов считал ви- убеждению веховцев революция отнюдь не являлась новными в катастрофе все классы и слои российского причиной духовно-нравственного омертвения русского общества, т.к. все участвовали в нагнетании революци- человека – она лишь выявила нездоровое духовное соонного напряжения, хотя бы духовно [33. С. 64]. стояние народа, сделавшее возможным разгул «бесов»

И.А. Покровский отмечал, что оба лагеря интеллиген- лжи, бесчестия, ненависти, «первобытного каннибации были оторваны от реальной, практической жизни. лизма» [48. С. 79; 53. С. 189]. «И освобождение от них Идеалистов ровно в той же степени, что и материали- предполагает духовное перерождение народа, внутренстов отличали самые негативные качества: ложь, без- ний в нем переворот. Революция не является таким нравственность, неумение разумно и благополучно переворотом», – выразил общее мнение культурной устроить жизнь, склонность к насилию ради воплоще- элиты Н.А. Бердяев [48. С. 79] .

ния мечты о благе человечества. Либерально настроен- Основной вывод культурной элиты о путях возрожная интеллигенция столь же мало интересовалась во- дения страны, о способах ее нравственного и социальпросами права, что и радикалы [34. С. 273–274]. ного оздоровления сводился к тезису, что главная задаН.А. Бердяев, настаивая на том, что никто не может ча состоит не в насильственном свержении сущестчувствовать себя свободным от вины за случившееся вующего строя, а в изменении умов: «Теперь уже неизсо страной, особенно подчеркивал роль властных бежно сознание, что не политические формы жизни как структур и образованных кругов российского общест- таковые определяют добро и зло в народной жизни, а ва. В ноябре 1917 г. мыслитель писал: «За весь этот проникающий их живой нравственный дух народа» [46 .

ужас… ответственность лежит на классах командую- С. 324]. Эта мысль благородна и вряд ли опровержима, щих и интеллигентских» [52. С. 107]. Спустя годы, уже однако для ее осуществления совершенно недостаточв эмиграции он вновь возвращается к важной для него но таких мер, как преодоление «зла мира сего» его затеме: «Мне глубоко антипатична точка зрения слиш- мещением в душах «силою добра» [33. С. 38] или изоком многих эмигрантов, согласно которой большевист- бретением некой творческой идеи, «идеи-страсти», ская революция сделана какими-то злодейскими сила- способной «заразить нас до восторга» и тем самым ми, чуть ли не кучкой преступников, сами же они не- сплотить противников радикализма [54. С. 290]. Слишизменно пребывают в правде и свете. Ответственны за ком расплывчатыми, неопределенными и попросту дареволюцию все, и более всего ответственны реакцион- лекими от реальной жизни были представления кульные силы старого режима… Я потом начал сознавать, турной элиты о непосредственных практических задачто ответственность за духоборческий, враждебный чах устроения общества и мира. Провозглашая, что духовной культуре характер русской революции лежит «путь к возрождению лежит через покаяние, через сози на деятелях русского ренессанса начала ХХ в. Рус- нание своих грехов, через очищение духа народного от ский ренессанс был асоциален, был слишком аристо- духов бесовских» [48. С. 106], Н.А. Бердяев ссылался кратически замкнутым. И более всего, может быть, не на анализ наличной социальной действительности, а ответственность лежит на историческом христианстве, на художественную литературу. П.Б. Струве, ставивна христианах, не исполнивших своего долга. Я понял ший важнейшей задачей национальное и культурное возрождение, вообще не связанное с какими-либо по- ного решения мучительнейших российских проблем. На литическими или социальными формами [54. С. 301– реальные запросы жизни творцы Серебряного века отвене задавался вопросом, каким образом на этих чали философскими размышлениями о спасительной идеалистических благопожеланиях можно построить роли духовной красоты, в то время как стране необхогосударственность, устроить экономическую и быто- дим был радикальный практический выход из тупиковой вую жизнь. Говоря о необходимости создания новой и гибельной конкретно-исторической ситуации .

личности, творцы Серебряного века не раскрывали ка- Неосуществимость отвлеченных романтических поких-то подробностей о необходимых качествах этой строений, в конце концов, стала очевидной самим личности и о методах ее воспитания, взращивания .

адептам жизнетворчества. На излете Серебряного века «Основная субстанция, доминанта их мировоззре- Вяч. Иванов с горечью констатировал: «Не будем ния – всеобъемлющая идея Преображения Мира. Но обольщаться: красота не спасает мира» [59. С. 216]. По она властвует лишь в сферах парящего над землей сво- мнению Н.А. Бердяева, именно изолированность кульбодного Духа, которому слишком далеко до победы турной элиты, ее оторванность от широких социальных над “плотью”, реальностями многообразного человече- течений, поглощенность исключительно проблемами ского бытия», – справедливо заметил один из исследо- философского, религиозного, эстетического содержавателей [55. С. 51]. Романтические идеи творцов Се- ния привели к роковым последствиям для характера ребряного века весьма органично вписывались в общий русской революции [4. С. 149; 13. С. 225–226, 230; 60 .

социокультурный контекст рубежа XIX–ХХ столетий с С. 260]. Насилие идеи над жизнью в конечном счете его «предчувствиями и предвестиями» [56]. Свидетели неизбежно обнаруживает свою несостоятельность, и участники событий той эпохи позднее вспоминали, будь то идея «мировой революции» или идея «Великой что ими владело «пиршественное» состояние духа, по- Революции Духа». Неоспоримая мысль творцов Сереббуждавшее все свое время заполнять нескончаемыми ряного века о том, что любые политические и экономиразговорами о высоких и, в сущности, беспредметных ческие реформы без духовно-нравственного обновлематериях [57. С. 244, 249; 58. С. 347]. Однако теоретиче- ния общества теряют смысл, в конкретных условиях ские утопии культурной элиты уводили ее от действен- революционной эпохи оказалась несвоевременной .

ЛИТЕРАТУРА

1. Пайман А. История русского символизма. М.: Республика, 2000. 415 с .

2. Гершензон М.О. Творческое самосознание // Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007. С. 109–138 .

3. Розанов В.В. Уединенное // Опавшие листья: Лирико-философские записки. М.: Современник, 1992. С. 19–101 .

4. Бердяев Н.А. Самопознание (Опыт философской автобиографии). М.: Книга, 1991. 447 с .

5. Проблемы идеализма: Сб. ст. М.: Московское психологическое общество, 1903. 521 с .

6. Аскольдов С.А. О старом и новом религиозном сознании // Записки Санкт-Петербургского религиозного философского общества. СПб.,

1908. Вып. 1. С. 3–10 .

7. Мережковский Д.С. О новом религиозном действии (открытое письмо Н.А. Бердяеву) // Больная Россия. Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1991 .

С. 91–110 .

8. Лосский Н. Учение о перевоплощении: Интуитивизм. М.: Прогресс, 1992. 208 с .

9. Скрябин А.Н. Письмо к М.К. Морозовой от 18 апреля 1906 года // Скрябин А.Н. Письма. М.: Музыка, 1965. С. 422–423 .

10. Иванов В.И. О веселом ремесле и умном веселии // Иванов В.И. По звездам: Опыты философские, эстетические и критические. СПб.: Оры, 1909. – С. 220–246 .

11. Блок А.А. О современном состоянии русского символизма // Блок А.А. Собр. соч.: В 8 т. Москва; Ленинград: ГИХЛ, 1962. Т. 5. С. 425–436 .

12. Вагнер Р. Искусство и революция // Вагнер Р. Избранные работы. М.: Искусство, 1978. С. 107–141 .

13. Бердяев Н.А. Русский духовный ренессансачала ХХ века и журнал «Путь» (К десятилетию «Пути») // Н.А. Бердяев о русской философии .

Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991. Ч. 2. С. 217–236 .

14. Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество (Из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции) // Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007. С. 57–108 .

15. Мережковский Д.С. Декадентство и общественность // Весы. 1906. № 5. С. 30–35 .

16. Мережковский Д.С. Конь бледный // Мережковский Д.С. Полное собрание сочинений: В 24 т. М.: И.Д. Сытин, 1914. Т. 15. С. 15–32 .

17. Мережковский Д.С. Земля во рту // Мережковский Д.С. Полное собрание сочинений: В 24 т. М.: И.Д. Сытин, 1914. Т. 15. С. 167–178 .

18. Религиозная общественность и террор. Письма Д. Мережковского и З. Гиппиус к Борису Савинкову (1908–1909) (Вступительная статья, публикация и примечания Е.И. Гончаровой) // Русская литература. 2003. № 4. С. 140–161 .

19. «Революционное христовство»: З.Н. Гиппиус, Д.В. Философов и Б.В. Савинков в 1911 г. (Вступительная статья, публикация, примечания Е.И. Гончаровой) // Русская литература. 2005. № 1. С. 187–213 .

20. «Заграничные связи нам тоже слишком дороги»: Письма З. Гиппиус, Д. Мережковского, Д. Философова к Б. Савинкову. 1912–1913 годы (Вступительная статья, публикация и примечания Е.И. Гончаровой) // Русская литература. 2006. № 1. С. 192–218 .

21. Бердяев Н. Письмо к Д. Философову от 15–18 марта 1908 г. / Публикация В. Аллоя // Минувшее: Исторический альманах. Москва; СанктПетербург: Atheneum; Феникс, 1992. Вып. 9 .

22. Мережковский Д.С. 1825–1817 // Вечерний звон. 1917. 14 декабря .

23. Белый А. О Блоке. М.: Автограф, 1997. 607 c .

24. Блок А.А. Непосланное письмо к З.Н. Гиппиус от 31 мая 1918 г. // Блок А.А. Собр. соч.: В 8 т. Москва; Ленинград: ГИХЛ, 1963. Т. 8 .

С. 335–336 .

25. Блок А.А. Интеллигенция и революция // Блок А.А. Собр. соч.: В 8 т. Москва; Ленинград: ГИХЛ, 1963. Т. 6. С. 9–20 .

26. Блок А.А. «Может ли интеллигенция работать с большевиками?» Ответ на анкету // Блок А.А. Собр. соч.: В 8 т. Москва; Ленинград: ГИХЛ,

1963. Т. 6. С. 8 .

27. Блок А.А. «Без божества, без вдохновенья» // Блок А.А. Собр. соч.: В 8 т. Москва; Ленинград: ГИХЛ, 1963. Т. 6. С. 174–184 .

28. Блок А.А. Записные книжки: 1901–1920. М.: Худ. лит-ра, 1965. 511 c .

29. Блок А.А. Письмо к К.И. Чуковскому от 26 мая 1921 г. // Блок А.А. Собр. соч.: В 8 т. Москва; Ленинград: ГИХЛ, 1963. Т. 8. С. 537 .

30. Бердяев Н.А. Самопознание (Опыт философской автобиографии). М.: Книга, 1991. 447 с .

31. Бердяев Н.А. Смысл творчества. Опыт оправдания человека // Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989 .

32. Розанов В.В. Апокалипсис нашего времени // Розанов В.В. Опавшие листья: Лирико-философские записки. М.: Современник, 1992. С. 469–542 .

33. Аскольдов С.А. Религиозный смысл русской революции // Из глубины: Сб. ст. о русской революции. Нью-Йорк: Телекс, 1991. С. 27–66 .

34. Покровский И.А. Перуново заклятье // Из глубины: Сб. ст. о русской революции. Нью-Йорк: Телекс, 1991. С. 269–306 .

35. Струве П.Б. Интеллигенция и революция // Вехи: Сб. ст. о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007. С. 203–224 .

36. Франк С.Л. Этика нигилизма (К характеристике нравственного мировоззрения русской интеллигенции) // Вехи: Сб. ст. о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007. С. 225–266 .

37. Бердяев Н.А. О творческой свободе и фабрикации душ // Бердяев Н.А. Истина и Откровение. СПб.: РХГИ, 1996. С. 292–293 .

38. Розанов В.В. Мимолетное. 1914 год // Розанов В.В. Листва (Из рукописного наследия). М.: Лаком-книга, 2001. С. 73–156 .

39. Березовая Л.Г. Самосознание русской интеллигенции начала ХХ в.: Автореф. … д-ра ист. наук. М.: РГГУ, 1994. 51 с .

40. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Мысль, 1990. 224 с .

41. Бердяев Н.А. Революция и культура // Бердяев Н.А. Sub specie aeternitatis. Опыты философские, социальные и литературные (1900–1906) .

СПб.: Изд-во М.В. Пирожкова, 1907. С. 374–381 .

42. Бердяев Н.А. Из психологии русской революции // Бердяев Н.А. Духовный кризис русской интеллигенции. Статьи по общественной и религиозной психологии 1907–1909 гг. СПб.: Общественная польза, 1910. С. 61–69 .

43. Изгоев А.С. Об интеллигентной молодежи (Заметки об ее быте и настроениях) // Вехи: Сб. ст. о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007 .

С. 139–168 .

44. Бердяев Н.А. Философская истина и интеллигентская правда // Вехи: Сб. ст. о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007. С. 33–56 .

45. Бердяев Н.А. Конец Ренессанса (К современному кризису культуры // София. Проблемы духовной культуры и религиозной философии .

Берлин: Обелиск, 1923. Вып. 1. С. 21–47 .

46. Франк С.Л. De profundis // Из глубины: Сб. ст. о русской революции. Нью-Йорк: Телекс, 1991. С. 307–330 .

47. Бердяев Н.А. Нигилизм на религиозной почве // Бердяев Н.А. Типы религиозной мысли в России. Париж: YMCA-PRESS, 1989. С. 197–204 .

48. Бердяев Н.А. Духи русской революции // Из глубины: Сб. ст. о русской революции. Нью-Йорк: Телекс, 1991. С. 67–106 .

49. Бердяев Н.А. Русская жиронда // Бердяев Н.А. Sub specie aeternitatis. Опыты философские, социальные и литературные (1900–1906). СПб.:

Изд-во М.В. Пирожкова, 1907. С. 391–398 .

50. Кистяковский Б.А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание) // Вехи: Сб. ст. о русской интеллигенции. М.: Грифон, 2007. С. 169– 202 .

51. Розанов В.В. Мимолетное. 1915 год // Розанов В.В. Листва (Из рукописного наследия). М.: Лаком-книга, 2001. С. 157–236 .

52. Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии // Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. М.: Республика, 1995. С. 4–162 .

53. Изгоев А.С. Социализм, культура и большевизм // Из глубины: Сб. ст. о русской революции. Нью-Йорк: Телекс, 1991. С. 181–208 .

54. Струве П.Б. Исторический смысл русской революции // Из глубины: Сб. ст. о русской революции. Нью-Йорк: Телекс, 1991. С. 285–306 .

55. Быстров В.Н. Идея обновления мира у русских символистов (Д.С. Мережковский и А. Белый) // Русская литература. 2003. № 4. С. 29–51 .

56. Иванов В.И. Предчувствия и предвестия // Иванов В.И. По звездам: Опыты философские, эстетические и критические. СПб.: Оры, 1909 .

С. 189–219 .

57. Степун Ф.А. Бывшее и несбывшееся. СПб.: Алетейя, 2000. 651 с .

58. Сабанеев Л. Мои встречи. «Декаденты» // Воспоминания о серебряном веке. М.: Республика, 1993. С. 343–353 .

59. Иванов Вяч.И. О границах искусства // Иванов В.И. Родное и вселенское. М.: Республика, 1994. С. 199–217 .

60. Бердяев Н.А. Русская идея: Основные проблемы русской мысли XIX века и начала ХХ века // О России и русской философской культуре .

М.: Наука, 1990. С. 43–271 .

Статья представлена научной редакцией «История» 10 апреля 2008 г .






Похожие работы:

«R H/LD/WG/7/4 ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ ДАТА: 8 МАЯ 2018 Г. Рабочая группа по правовому развитию Гаагской системы международной регистрации промышленных образцов Седьмая сессия Женева, 16 18 июля 2018 г.ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОТКРЫТОГО ДОСТУПА К УВЕДОМЛЕНИЯМ...»

«Н. И. Безлепкин ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО1 Становление отечественной философии истории неразрывно связано с именем Т. Н. Грановского (1813–1855), выпускника юридического факультета Санкт-Петербургского университ...»

«Тартуский университет Колледж иностранных языков и культур Отделение славистики ТЕМА ПРИСОЕДИНЕНИЯ УКРАИНЫ К РУСИ В СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ, РОССИЙСКИХ И ПОЛЬСКИХ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ Бакалаврская работа студентки отделения славистики Алёны Куц Научный руководитель – профессор Л.Н. Киселе...»

«В.И. Вишневская, М.Л. Бутовская. Феномен школьной травли. 55 Русские 1967 – Русские: историко-этнографический атлас . Земледелие. Крестьянское жилище. Крестьянская одежда. Середина XIX – начало ХХ в. Карты. М.: Наука, 1967. Толкачева 2002 – Толкачева С.П. Особенности традиционного костюма локальной этнической группы цуканов Воронежской губе...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б . Н. ЕЛЬЦИНА Р. Т. Ганиев ПОЛИТИКА РОССИИ И КИТАЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Рекомендовано методич...»

«В. В. КУЧМА ИЗ ИСТОРИИ ВИЗАНТИЙСКОГО ВОЕННОГО ИСКУССТВА НА РУБЕЖЕ IX—X вв. (Структура и численность армейских подразделений) Исторические источники свидетельствуют, что византийское сухопутное...»

«155Ы 0201 680Х ЎЗБЕКИСТОН О МАТБУОТИ СОЛ НОМ АСИ ЛЕТОПИСЬ ПЕЧАТИ УЗБЕКСКОЙ ССР ТАШКЕНТ ГОСУДАРСТВЕН НЫЙ КОМИТЕТ У З Б Е КСКОЙ ССР П О Д ЕЛАМ ИЗДАТЕЛЬСТВ, ПО Л И Г Р А Ф И И И К Н И Ж Н О Й Т О Р ГОВЛИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ К НИЖНАЯ П...»

«Т ам ара А наньина \^© j W 2c l V o c r ^ 'h. G1 " ТАМАРА АНАНЬИНА Яртёмкины •истории г? 'Къ Стихотворения j аг ' й* IМУ Кондшрая МЦБС ЦентралвГЬи^пюткна |3ал;; / " г ерГ Ы а /р Ш адринск Муниципальное учрежде...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.