WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«2 0 1 3. № 1 (14 4). В ы п у с к 2 5 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ УДК 94(471.04 ОСВОЕНИЕ РОССИЙСКИМ ГОСУДАРСТВОМ ЮЖНЫХ ОКРАИН В XVI ВЕКЕ: В статье х ар а к тер и зу ...»

ИШ

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ С е р и я И с то р и я. П о л и то л о ги я. Э к о н о м и ка. И н ф о р м а т и ка. у -|

2 0 1 3. № 1 (14 4). В ы п у с к 2 5

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

УДК 94(471.04

ОСВОЕНИЕ РОССИЙСКИМ ГОСУДАРСТВОМ ЮЖНЫХ ОКРАИН В XVI ВЕКЕ:

В статье х ар а к тер и зу ется п р о ц е сс р асш и р ен и я го су д ар ст ­ в ен н о й тер р и то р и и Р о сси и в ю ж н о м н ап р ав л ен и и, п р о и схо ­ А.И. ПАПКОВ д и в ш и й в X V I в. А н а л и зи р у ю т ся п р о ти в о р еч и я, возн и к а в ш и е м е ж д у Р о сси ей, Р еч ью П о сп о л и то й и К р ы м ск и м х ан ств о м в Белгородский государственный р езул ьтате н а п р я ж ен н о й к о н к ур ен тн о й б о р ьб ы за го сп о дство в национальный исследовательский Д н еп р о -Д о н ск о й л есо степ и .

университет e-mail: papkov@bsu.edu.ru К л ю ч евы е слова: Р о сси й ск о е ц ар ство, Ю г Р о сси и, Д н еп р о -Д о н ск а я л есо степ ь, К р ы м ск о е хан ств о, Р еч ь П осп оли тая, п о р убеж ье .

Колонизация южных рубежей России началась в XVI в. и окончательно заверш и­ лась в XVIII в. после завоевания Крыма. В научной литературе отмечалось наличие дис­ куссионного, но мало обсуждаемого вопроса о так называемой «Большой границе» — границе между двумя группами (европейскими и неевропейскими) человеческих цивилизаций1. Применительно к рассматриваемой территории под «Большой границей»

обычно понимают этноконтактную зону между христианским Западом и, сначала языче­ ским, а потом мусульманским, Востоком. Однако феномен особой пограничной жизни характерен не только для упомянутого выше региона. «Большая граница позднесредне­ вековой Украины — это не политическая граница, а две зоны военного влияния, вслед за которым, а иногда и впереди которого продвигалось народнохозяйственное использова­ ние земель, часто вопреки желаниям властей. Зоны только с середины XVII в. начали оформляться в качестве политических границ...»2. Думается, что эти слова вполне при­ менимы и для общей характеристики ситуации, сложившейся в Днепро-Донской лесо­ степи, примыкавшей в XVI в. к южной окраине России. Таким образом, южную окраину России XVI в. вполне можно характеризовать как зону особых социальных условий, порубежье, на котором происходят этническая и социальная интеграция, что соответствует

–  –  –

понятию «фронтир»3, введенному в оборот Ф. Дж. Тернером и уже достаточно активно использующемся не только в зарубежной, но и в российской историографии4. Легко за­ метить, что наибольшее развитие в отечественной историографии концепция фронтира получила применительно к изучению процесса освоения Сибири, вместе с тем ситуация «подвижной границы» была характерна и для других направлений расширения государ­ ственной территории России, в том числе и для южного в XVI—XVII столетиях5. Указан­ ный подход представляется весьма перспективным для изучения истории колонизации Юга России в XVI столетии .

С присоединением Рязани в 1521 г. завершился процесс складывания территории единого Российского государства, и наступил новый этап в его развитии6. Как справедли­ во отметил М.К. Любавский, после присоединения к Москве всей Рязанской земли замк­ нулась окончательно Окская оборонительная линия и князь всея Руси получил полную возможность по собственной инициативе и усмотрению организовывать и вести оборону южной украйны своего государства7 .





По мнению М.Н. Тихомирова постепенное вхожде­ ние Рязанской земли в состав складывающегося Российского государства предопредели­ ло устойчивость рязанских удельных традиций8. Рязанский край и в XVI в. сохранял не­ которые особенности своего социального устройства, восходившие к более раннему вре­ мени. Вместе с тем, в Рязанской земле благодаря ее пограничному положению пережит­ ки феодальной раздробленности выражались слабее, чем в других княжествах, присое­ диненных к Москве. При этом, несмотря на расположение на границе со Степью, крым­ ские татары появлялись в Рязанском крае не так уж часто. Причиной являлось географи­ ческое положение. Полоса лесов и больших рек защищала Рязанскую землю с востока и юга. Крымцам для того, чтобы попасть на территорию Рязанского края приходилось дви­ гаться обходным путем, мимо Тулы, т.к. более короткий путь перекрывали притоки Дона .

Дополнительным препятствием для татарских набегов являлась излучина притока Оки — р. Прони. Эта небольшая река с крутыми берегами течет с юго-запада на северо-восток .

В составе княжества всея Руси были объединены все русские земли, не входившие в состав Великого княжества Литовского. Дальнейшее укрепление международного по­ ложения Руси в представлении правящей элиты связывалось с территориальным расш и­ рением страны. Наличие недружественных и сильных соседей подталкивало Русь к со­ вмещению своих государственных границ с естественными рубежами (горными массива­ ми, болотами, крупными реками, озерами, морским побережьем), удобными для органи­ зации защиты государственной территории от нападений. Консолидация русских земель делала реальной перспективу решения этой задачи. Распространение владений России на протяжении XVI в. и последующих столетий происходило по нескольким направлениям .

Одним из важнейших, а нередко и самым основным, было южное. Здесь, в силу геогра­ фических особенностей региона (лесостепь и степь), граница России была неустойчивой, в отличие, к примеру, от западных рубежей страны, где прочности обороны способствоСм.: Воробьева Т.Д. И стория Камчатки с позиции методологии ф ронтира // Пятые международные исторические и Свято-И ннокентьевские чтения «К 270-летию выхода России к берегам А м ерики и начала ос­ воения Тихого океана (1741-2011)»: материалы. П етропавловск-Камчатский, 2012. С. 102 .

4 См., например: Замятина Н.Ю. Зона освоения (фронтир) и ее образ в американской и русской куль­ турах / / О бщ ественные науки и современность. 1998. № 5. С. 75-88; А геев А.Д. Сибирь и американский Запад:

движ ение фронтиров. М., 2005; Резун Д.Я., Ламин В.А., М амсик Т.С. Фронтир в истории Сибири и Северной А мерики в X V II—X X вв.: общ ее и особенное. Новосибирск, 2002; Резун Д.Я., Ш иловский М.В. Сибирь, конец XVI — начало Х Х века: фронтир в контексте этносоциальных и этнокультурны х процессов. Новосибирск, 2005;

Побережников И.В. Канадский и российский фронтир: общ ее и особенное (XVI — начало Х Х в.) // Уральский исторический вестник. 2009. № 2. С. 25-30; Его же. Азиатская Россия: фронтир, модернизация // Известия Уральского федерального университета. Серия 2: Гуманитарные науки. 2011. Т. 96. № 4. С. 191-203 .

5 См., например: М изис Ю.А., Кащенко С.Г. Проблема ф ормированию русского ф ронтира на Ю ге Р о с­ сии в XVI — первой половине XVIII в. в отечественной историограф ии / / Вестник Санкт-П етербургского ун и ­ верситета. Серия 2: История. 2011. № 1. С. 9-16; Ж уков Д.С., Канищ ев В.В., Л ям ин С.К. Фронтир и фрактал:

подходы к компью терному моделированию динамики российского фронтира / / Fractal Simulation. 2012. № 2 .

С. 26-35 .

6 После присоединения Рязанского княж ества территория княж ества всея Руси вы двинулась к грани­ цам Поля на Д онском левобережье .

7 Лю бавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейш их времен и до Х Х века. М.,

1996. С. 252 .

8 См.: Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1962. С. 17 .

Серия История. Политология. Экономика. Информатика .

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

2013. № 1 (144). Выпуск 25 вало наличие естественных преград: рек, озер, болот и лесов. Кроме того, положение ос­ ложнялось постоянной борьбой с агрессивными соседями: Крымским ханством, а в даль­ нейшем и с Речью Посполитой9. На протяжении длительного времени степи были источ­ ником постоянной опасности для славянского мира. Здесь кочевали татарские отряды .

Они совершали набеги на славянские земли, грабили их и уводили население в рабство .

Но проблемы, связанные с южнорусскими степями, этим не исчерпывались. ДнепроДонская лесостепь, примыкавшая к южной окраине Руси, являлась объектом притязаний со стороны сразу нескольких держав: Российского царства (с 1 5 4 7 г.), Речи Посполитой и Крымского ханства. Узел противоречий в рассматриваемом регионе завязался в начале XVI в., после того, как Северские земли, принадлежавшие Великому княжеству Л итов­ скому, вошли в состав Руси10, а, начиная с 1507 г., владения князя всея Руси стали подвер­ гаться постоянным нападениям крымских татар. В Днепро-Донской лесостепи пролегли татарские дороги (сакмы или шляхи), огибавшие лесные массивы и крупные реки. Путь прокладывался, как правило, по водоразделам. Дело в том, что на высоких участках степи весной снег сходил раньше, земля здесь высыхала скорее, и быстрее появлялась трава, необходимая для татарских лошадей .

Стремясь закрепить за собой новоприсоединенные земли, российское правитель­ ство назначало туда своих наместников. Исключение составляли только северские горо­ да, в том числе Чернигов, Новгород-Северский и Путивль. Они вплоть до начала 20-х гг .

XVI в. оставались во владении удельных князей. Кроме того, до ликвидации уделов Васи­ лия Стародубского и Василия Шемячича, на их территории не проводилось испомещения служилых людей из центральных российских уездов. Такая политика стала следствием того, что местное население не являлось надежной опорой Москвы на приграничных землях, а само их присоединение было весьма непрочным. Поэтому, помимо размещения войск на границах правительство стремилось создать здесь надежный заслон из верных помещиков11 .

Весной 1523 г., после «поимания» князя Василия Ш емячича, Новгород-Северское княжество перешло в прямое подчинение Василия III. Таким образом официальная госу­ дарственная территория княжества всея Руси продвинулась достаточно далеко на югозапад. Северская земля, охватывавшая верхнее и среднее течение Десны и Сейма, на про­ тяжении почти всего XVI в. оставалась самой юго-западной окраиной Российского госу­ дарства. Благодаря пограничному положению Северской украйны, по мнению М.Н. Т и­ хомирова, здесь очень долго сохранялись традиции удельного времени12. Как и на других окраинах, боярское землевладение на Северщине было развито слабо. Особенностью упомянутого региона можно считать наличие довольно обширной территории с тяглым населением — Комарицкой волости. Она располагалась вокруг Севска, в районе, окру­ женном со всех сторон лесами. Крупнейшим городом Северской земли был Путивль. В нем была единственная на Юге России в X VI—XVII в. каменная крепость. Второй по зна­ чению крепостью после Путивля в Северском крае являлся Новгоро-Северский. Почти на самой границе с Великим княжеством Литовским стоял Чернигов. Недалеко от него на­ ходился Монастырев (Моравск). Значительной крепостью также был Рыльск .

В XVI столетии интересы России на южной окраине определялись не хозяйствен­ ными, а стратегическими соображениями. Весь XVI в. прошел под знаменем колониза­ ции русским земледельческим населением территорий южнее Оки. Это движение вос­ принималось как возвращение на исконные земли, которые русские крестьяне были выДанное обстоятельство уж е отмечено исследователями. См. например: Водарский Я.Е. Население России за 400 лет (XVI — начало Х Х в.). М., 1973. С. 22-23 .

10 В результате первой русско-литовской войны XVI в. практически все Чернигово-Северские земли переш ли во владение князя всея Руси. В том числе и города с прилегающ ей округой, находивш иеся в рассм ат­ риваемом регионе, а именно: Чернигов, Путивль, Ры льск и Н овгород-Северский. П опы тка Великого княж ест­ ва Литовского вернуть утраченное в 1507-1508 гг. не увенчалась успехом и по условиям «вечного мира», под­ писанного 8 октября 1508 г., Литва признала все завоевания Ивана III. Не изменилась ситуация и после треть­ ей (1512-1522 гг.) и четвертой (1534-1537 гг.) русско-литовских войн X VI в. (См.: Похлебкин В.В. Внешняя поли­ тика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах и фактах. М., 1995. Вып. 2. Кн. 1. С. 363-379; Лю бавский М.К. Указ. соч. С. 248-249; Тихомиров М.Н. Указ. соч. С. 18) .

11 См.: Кром М.М. М еж Русью и Литвой. М., 1995. С. 220-228 .

12 Тихом иров М.Н. Указ. соч. С. 408 .

Серия История. Политология. Экономика. Информатика .

74 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

2013. № 1 (144). Выпуск 25 нуждены покинуть в результате монголо-татарского нашествия13. Колонизация вылива­ лась в борьбу княжества всея Руси — Российского царства, провозгласившего себя преем­ ником Киевской Руси, с Крымским ханством, считавшим себя преемником Золотой Ор­ ды, впрочем, не заявлявшим об этом открыто14. Правительственная стратегия состояла в сооружении новых оборонительных рубежей и строительстве крепостей, защищавших земледельческое население. Уже в начале XVI в. возникла Тульская оборонительная чер­ та. К середине столетия новые русские крепости с гарнизонами служилых людей продви­ нулись еще дальше на юг: Данков, Шацк, Орел и др. Теперь условная граница Российско­ го царства проходила южнее среднего течения Оки, пересекала верховья Дона, верховья Оки и оканчивалась на западе в верховьях Десны и Сейма. Таким образом, колонизация южных окраин приобрела характер не только народной, но и государственной. Это тем более важно, если учесть то обстоятельство, что плодородный, но тяжелый чернозем трудно было «поднять» сохой, которой традиционно пахали русские земледельцы, при­ выкшие обрабатывать более легкие серые лесные почвы. Грунт лесной полосы отличает­ ся маломощной дерниной и непрочной структурой. Поэтому основными агротехниче­ скими требованиями при его обработке является не столько подрезывание и оборачива­ ние пласта (что делает плуг), сколько его рыхление и перемешивание. Этим условиям бо­ лее всего соответствует соха15. Тем не менее, именно двузубая деревянная соха с ж елез­ ными сошниками в конце XVI — первой половине XVII в. оставалась основным сельско­ хозяйственным орудием не только в лесном центре, но в южной лесостепи. Данный факт является ярким показателем приоритета военно-стратегических мотивов колонизации южных степей над хозяйственным значением этого процесса, которое проявится позднее .

Вышеизложенное дает основание усомниться в справедливости мнения Р.Г. Скрынникова о том, что «...истощение почвы и низкая производительность принуди­ тельного барщинного труда привели вскоре к резкому падению урожайности зерновых на государевой пашне и степных уездов»16. Скорее, низкие урожаи следует связывать с вышеописанными особенностями агротехники. Вместе с тем, судя по описаниям ино­ странцев, уже в XVI в. имелось четкое представление о значительно более высоком, по сравнению с центром России, плодородии почвы в Рязанском крае17 .

Россия стремилась к колонизации Днепро-Донской лесостепи, т.к. это обеспечивало ей определенные преимущества. Во-первых, заселение и освоение указанных земель рус­ скими служилыми людьми позволяло организовать новую линию обороны на пути татар­ ских набегов. Прежняя схема защиты от вторжений крымцев, опиравшаяся на Тульскую засечную черту, не всегда оказывалась эффективной. Поэтому, по мере увеличения воен­ ных возможностей государства, в Поле стали выдвигаться русские сторожи и станицы. За­ тем начали создаваться опорные пункты, впоследствии ставшие центрами освоения края .

Во-вторых, любое продвижение на юго-запад было выгодно России, поскольку позволяло эффективнее противостоять польскому давлению на восток. К XVI столетию во взаимоот­ ношениях княжества всея Руси с Польским королевством и Великим княжеством Литов­ ским накопилось довольно много проблем. Кроме того, начиная с Василия III, московские государи претендовали на часть земель, принадлежавших Великому княжеству Литовско­ му. В 1503 г. русские послы от имени своего государя заявляли: «Ано не то одно наша отчиО домонгольских поселениях в Днепро-Донской лесостепи см., например: Дьяченко А.Г. Древнерус­ ский город на р. Корень // М атериалы меж дународной научно-практической конф еренции «Ю г России в прош лом и настоящем: история, экономика, культура». Белгород, 1998. С. 19-22; Винников А.З., Кудрявцева Е.Ю. Городище Х олки на ю го-восточной окраине Древнерусского государства // Вопросы истории славян. А р ­ хеология. Этнография. Воронеж, 1998. Вып. 12. С. 50-71; Тропин Н.А. Елецкая земля в X II—X V вв. Елец, 1999 .

С. 54-88 .

14 См.: Новосельский А.А. Указ. соч. С. 41. И значально кры мско-русские отнош ения строились как равноправные. О днако вхождение в состав Русского государства земель и мелких княж еств — преж них данни ­ ков Крыма возложило на князя всея Руси обязанность выплаты «взимков» с этих территорий в пользу Кры м­ ского ханства. Вместе с тем, довольно быстро, сами кры мцы начинают отказываться от употребления терм и­ нологии, выраж аю щ ей данническую зависимость Руси (подробнее см.: Х орош кевич А.Л. Русь и Крым после падения ордынского ига: динамика трибутарны х отнош ений / / ОИ. 1999. № 2. С. 69-77; О на же. Русь и Крым:

От союза к противостоянию. М., 2001. С. 225-271) .

15 См.: Краснов Ю.А. Древние и средневековые пахотные орудия Восточной Европы. М., 1987. С. 195 .

16 Скрынников Р.Г. Россия в начале XVII в. «Смута». М., 1988. С. 114 .

17 См. об этом: Соловьев С.М. Сочинения. М., 1993. Т. V. С. 361 .

Серия История. Политология. Экономика. Информатика .

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

2013. № 1 (144). Выпуск 25 на, кои города и волости ныне за нами: и вся Русская земля, Киев и Смоленск... з Божь­ ей волею, из старины, от наших прародителей наша отчина»18. Схожая ситуация возникла и во время мирных переговоров с литовскими послами в 1536 г. Последние утверждали, что войска Великого княжества Литовского воевали северские города, т.к. они принадле­ жат их государю, который отдал указанные населенные пункты Шемячичу и Можайскому, а те, изменив, передали их Москве. Российские бояре возражали, заявляя, что северские города всегда тянули к Киеву, а Киев — отчина великого князя всея Руси. В силу невозмож­ ности разрешить накопившиеся противоречия мир заключить не удалось, но было подпи­ сано перемирие сроком на пять лет, до 1542 г.19 К 1537 г. Смоленские и Северские земли были уже отвоеваны Россией, а Киевские, по Люблинской унии 1569 г., отошли к Королев­ ству Польскому .

Со своей стороны, Речь Посполитая всячески пыталась помешать усилению Рос­ сии. Отсутствие значительных естественных рубежей служило предпосылкой для посто­ янного противоборства между двумя странами. Характерно, что оба государства свои территориальные претензии обосновывали с исторически-правовой точки зрения. Но реального значения юридические доказательства не имели. На первый план вышел дру­ гой фактор — колонизация. Тот, кто раньше успевал освоить спорные земли в военном и хозяйственном отношениях, утвердиться на них, тот и выигрывал территориальный спор .

Примечательно, что заселение южных окраин России и Речи Посполитой началось прак­ тически одновременно в последние десятилетия XVI в.2 0 Лесостепные пространства, расположенные между Днепром и Доном, не являлись местом постоянного обитания крымцев. Татары, будучи кочевниками, не могли освоить и надежно закрепить за собой бассейн Северского Донца и других притоков Днепра и Дона, но рассматривали эти земли как часть Крымского ханства. Они постоянно здесь не оби­ тали, а использовали указанный район как место летних кочевий. Последние находились на р. Волге, Днепре, Дону, Хопре, Орели, Самаре, Суре, Тихой Сосне, между Доном и Днепром, между Валуйкой и Северским Донцом21. В силу этого, степняки стремились не допустить колонизации Поля другими странами. Кроме того, эта территория в XVI в. иг­ рала роль своеобразного буфера между Россией и Крымом. Такое положение делало хан­ ство практически неуязвимым. Ведь в случае похода на Крым русских войск, им длитель­ ное время приходилось продвигаться по безводной степи, имея громоздкие обозы. Хан же имел возможность собрать силы и постоянными нападениями небольших отрядов из­ нурять противника. Буферная зона являлась удобным местом для концентрации татар перед набегами и давала степнякам возможность уйти от погони .

Нашествие крымского хана Мухаммед-Гирея через Поле на М оскву в 1521 г. ясно показало необходимость пересмотра российской политики на южном направлении. В это время Россия держала значительные военные силы у своих западных рубежей, хотя ак­ тивных боевых действий против Великого княжества Литовского и не вела. Тем не менее, крупные русские силы были сосредоточены и на южной окраине страны. Однако их рас­ положение оказалось неудачным. Полки дворянской конницы не были выдвинуты к Ту­ ле, которая к этому времени уже имела каменную крепость и могла служить надежным опорным пунктом для борьбы с крымцами. В результате отряды Мухаммед-Гирея про­ шли по Муравскому шляху между верховьями Ворсклы и Северского Донца, повернули на северо-восток и двинулись к Коломне между Тулой и Рязанью. Такое развитие собы­ тий В.П. Загоровский объяснил отсутствием военных способностей у Василия III и недо­ оценкой последним роли военной разведки на территории Днепро-Донской лесостепи .

По его мнению, сторожевой и станичной службы в 1521 г. на Поле еще не существовало22 .

Разграбив окрестности Москвы, 12 августа 1521 г., Мухаммед-Гирей начал отход, двигаясь мимо центра Рязанского княжества. Татары предприняли попытку захватить

–  –  –

Переяславль-Рязанский, но она закончилась неудачей. В следующее десятилетие прави­ тельство Василия III продолжило совершенствование оборонительной системы на южной окраине страны, впрочем, не пытаясь организовать защитные мероприятия непосредст­ венно на путях татарских набегов, на Поле. Полки дворянской конницы выдвигались на Оку. Первая роспись воевод «на берегу», т.е. в городах по Оке, появляется в записях за 1518/19 г. Это роспись воевод по полкам. В других случаях составлялись списки воевод «по берегу» не в полках, а в городах. Это города Серпухов, Кашира, Таруса, Коломна, Мещера, расположенные по р. Оке. К ним же относились и воеводы на р. Угре. В разряде 1527 г. появляется роспись воевод «от Поля», в которой к этим береговым городам при­ бавлена еще Рязань (Переяславль-Рязанский), а также Тула и Одоев, хотя два последних располагались не на Оке, а на р. Упе .

В 30—40-х гг. XVI в. достаточно четко выделяются две пограничные линии на Юге России. Главная — береговая, шедшая по р. Оке. Ю жнее располагалась линия от Поля, опорой ее постепенно становилась Тула. В нее входили города: Одоев, Белев, Бобрик, Пронск, Зарайск, позднее Новгород-Северский, Путивль, Почеп, Карачев, Мценск. В эту линию часто включали и город Рязань (Переяславль-Рязанский), который был выдвинут далеко вперед от основной береговой (по Оке) линии. К середине XVI в. линия «от Поля»

получила название линии «от Крымской украйны». Обе линии выполняли общую зада­ чу. Анализ записей разрядных книг позволил В.И. Буганову заключить, что в Москве службу «по берегу» и службу «от Поля» воспринимали как нечто единое, цельное23. Были построены каменные крепости в Зарайске и Коломне. После опустошительных нападе­ ний крымцев на рязанские земли в 1533 и 1535 гг. было принято решение о восстановле­ нии г. Пронска, для укрепления подходов с юга к Переяславлю-Рязанскому24 .

Летом 1541 г. начинается история российской государственной разведки на Поле, на путях вторжения крымских татар. По распоряжению руководителя русского прави­ тельства кн. И.Ф. Бельского для осмотра татарских дорог была направлена станица Гав­ рилы Толмача. Однако после отражения очередного татарского нашествия российская активность в Днепро-Донской лесостепи затухла. М ежду 1541 и 1546 гг. крымские татары совершили несколько нападений на российскую украину. В марте 1541 г. они приходили к Путивлю и воевали северские места. В августе 1542 г. крупный татарский отряд пытался разгромить села и деревни между Переяславлем-Рязанским и Зарайском25 .

Анализ конкретной истории борьбы России с крымскими татарами в первой поло­ вине XVI в. позволил В.П. Загоровскому прийти к выводу, согласно которому в рассмат­ риваемое время Российское государство еще не предпринимало попыток реального вы­ движения в пределы Поля. По его мнению, документы этого времени еще не позволяют говорить о начале российской государственной колонизации рассматриваемого региона .

Здесь не возникло ни одного, санкционированного правительством поселения, еще не было создано регулярной российской сторожевой службы, а выходы русских военных от­ рядов на территорию Поля были эпизодическими явлениями26 .

Уже к середине XVI в. российское правительство достаточно ясно осознало всю не­ выгодность для себя сложившейся в этом регионе геополитической ситуации. Поэтому, во второй половине XVI в., как только появились силы и средства, Российское царство начи­ нает продвижение на Юг, в лесостепь. Россия получила возможность активизировать свою политику на южном направлении после завоевания Казани в 1552 г. Примерно в это же время началось последовательное строительство русских крепостей на окраине, к которой примыкало Поле. В апреле 1551 г. началось строительство г. Михайлова на р. Проне. М и­ хайлов сразу же занял заметное место среди крепостей порубежья. Во второй половине XVI в. служилые люди этого города активно участвовали в сторожевой службе и в основа­ нии других русских крепостей на Поле. В 1553 г. недалеко от впадения р. Шачи в Цну, где был проход из степи через лес к мещерским и рязанским местам (Шатцкие ворота), был основан Шацк. Третьим русским городом, возникшим в середине XVI столетия на стыке

–  –  –

украйны и Поля, стал Дедилов. Он был основан юго-восточнее Тулы, на притоке р. Упы, р. Шиворони. Дедилов представлял собой деревянную крепость с шестью башнями, одна из которых была шестистенной. Он играл заметную роль в жизни Юга России вплоть до второй половины XVII в. С 25 марта по 20 июля 1555 г. шло строительство г. Болхова (пер­ воначально он назывался по речке, на которой был поставлен — «Нугрь»). Появление этой крепости закрыло прямой путь татарам к Белеву и Козельску, улучшило военное положе­ ние Мценска, в значительной мере подготовило основание Орла. В этом же году к западу от Муравского шляха были выстроены Крапивна и Чернь27. Летом и осенью 1557 г. под руко­ водством воеводы М.И. Колычева происходило строительство стен и башен Ряжска (вплоть до XVIII в. преимущественно употреблялись названия «Ряской» или «Рязской»). Во второй половине XVI в. служилые люди Ряжска активно участвовали в сторожевой службе на По­ ле. Границы Ряжского уезда постепенно распространялись к югу28 .

Среди городов, возникших в описываемое время на стыке украйны и Поля, особое место занимал город на Псле («Псельский город»). Он выдвинулся далеко в степь. Рас­ стояние от него до ближайшей российской крепости Путивля составляло около 250 км .

Располагался он при впадении р. Псел в Днепр. Просуществовал этот город всего не­ сколько лет (1558— 1562 гг.)29 .

С весны 1563 г. в записях разрядных книг появляется еще один город на южной окраине России — Новосиль. Древнерусский город Новосиль был разгромлен татарами в XVI в. После этого новосильский князь Роман Семенович перенес свою резиденцию в Одоев, а его приемники стали именоваться «князьями новосильскими и одоевскими». По договору 1494 г. с Великим княжеством Литовским это княжество перешло в состав кня­ жества всея Руси. В 1525 г. кн. Иван Воротынский восстановил на р. Упе разрушенный татарами Одоев. В середине XVI в. Одоев считался вотчиной его сыновей — Михаила Ивановича и Александра Ивановича Воротынских. В.П. Загоровскому не удалось обна­ ружить никаких сообщений о Новосили в русских документах середины XVI в. Последнее обстоятельство дало основания для заключения о том, что Новосиль как «город реаль­ ный, живой» в это время не существовал30. 15 сентября 1562 г. Иван IV «положил опалу»

на князей Воротынских и «вотчину их доли велел взяти на себя...»31 .

Осенью 1566 г., вероятно, был основан г. Орел, получивший свое имя от названия реки, на которой он был построен. В том же 1566 г. на рубеже украйны и Поля возник вотчинный город Епифань, который принадлежал кн. И.Ф. Мстистлавскому. Епифань оставалась вотчинным городом до 1571 г. В 70-е гг. XVI в. епифанских казаков активно привлекали к несению общероссийской сторожевой службы в Днепро-Донской лесосте­ пи. Епифань не была единственным исключением, кроме нее на вотчинных землях мос­ ковских бояр существовали городки Венев (Городенск), известные с начала XVI в., и Чернь. Венев стоял на горе возле р. Веневы. Он был укреплен рублеными «городнями»

стенами высотой около 1,5 саженей. Стены имели земляную засыпку. Общее количество дворов в Веневе доходило до 1 4 3 32. В 1571 г., одновременно с Епифанью, Венев был отнят у И.Ф. Мстиславского. Несколько ранее, при ликвидации удела кн. М.И. Воротынского, перестала быть владельческим городом и Чернь. Примечательно, что служилыми лю дь­ ми бывших вотчинных городов (Епифани, Одоева, Венева и Черни) в 70-е гг. XVI в .

управляли не воеводы, а осадные головы33 .

В 1568 г. на Дону был построен г. Донков. Он быстро занял одно из ведущих мест среди окраинных городов. В 70—80-е гг. XVI в. район наблюдения донковских сторож был весьма значительным .

Города, стоявшие южнее Оки, составили новую оборонительную линию. Она шла от Путивля на р. Семи до Тетюш на Волге. В нее входили: Новгород-Северский, Путивль, Рыльск, Карачев, Орел, Новосиль, Мценск, Чернь, Крапивна, Тула, Дедилов, Епифань, Дон

–  –  –

ков, Ряжск, Шацк, Кадом, Темников, Алатырь и Тетюши. Украинные города сделались осно­ вой для организации сторожевой и станичной службы в Днепро-Донской лесостепи34 .

Российское царство вступило в непосредственную борьбу с Крымским ханством за обладание Полем в 1555 г., когда по решению царя и боярской думы в пределы Крымско­ го ханства был направлен 13-тысячный отряд И.В. Большого Шереметева. Тактические цели похода не были реализованы в связи с начавшимся в это же время нашествием крымцев на Москву, завершившегося битвой под Судьбищами 3 июля 1555 г. Тем не ме­ нее, стратегическая задача — демонстрация возросшей силы Российского государства — была достигнута35 .

В 1557 г. помимо традиционного сбора полков дворянской конницы у Оки был осуществлен выход воевод со служилыми людьми украинных российских горо­ дов глубоко в Днепро-Донскую лесостепь — к рекам Быстрой Сосне и Сейму. Таким обра­ зом на территории Поля создавалась временная передовая линия обороны. В города украйны (Дедилов, Мценск, Михайлов, Пронск, Карачев, Болхов) назначались по два вое­ воды. Один оставался командовать гарнизоном крепости, а другой во главе военного от­ ряда отправлялся в степь. Показательно, что в дальнейшем, как метко подметил В.П. За­ горовский, пункты расположения в 1557 г. русских войск на Поле стали местами трех но­ вых российских городов36 (Ливен, Ельца и Курска). Тем не менее, выход российских воо­ руженных сил к Быстрой Сосне и Сейму не привел к немедленному закреплению этой части Днепро-Донской лесостепи за Российским царством, а само расположение русских полков на южном направлении не отличалось постоянством и единообразием .

Анализ внешнеполитических действий правительства Ивана IV (прекращение во­ енных действий в Ливонии на полгода, подтверждение перемирия с Польшей и Литвой) позволил В.П. Загоровскому обосновать положение о намерениях России добиться серь­ езного успеха в борьбе с татарами в 1559 г. В этом году российскими отрядами И.М. Веш ­ някова и Д.Ф. Адашева были нанесены удары по Крымскому ханству со стороны низовьев Дона и Днепра. Однако в данной операции были задействованы незначительные силы, и она оказалась малоэффективной. В дальнейшем (1560— 1562 гг.) российский внешнепо­ литический курс постепенно изменился: западное направление стало преобладать над южным. Инициатива в Днепро-Донской лесостепи и примыкающих к ней районах пере­ шла к татарам. Вероятно, московское правительство пришло к заключению о недостатке сил для активной обороны южного направления. Подобное противоборство с крымцами требовало постоянного присутствия на берегу Оки значительного воинского контингента, независимо от операций на других фронтах37. В условиях продолжавшейся Ливонской войны, подобные меры были невозможны. В июле 1562 г. крымский хан Дивлет-Гирей совершил нападение на М ценск и Мценский уезд. Отошедшие от главных сил отряды Дивея-мурзы и Мустафы-аги разорили Болховской и Белевский уезды38 .

В.П. Загоровский также отметил важное разделение окраинных российских горо­ дов, которое прослеживается в разрядных записях 7072 (1563/64) г. Города по Оке (Белев, Перемышль, Лихвин, Калуга, Алексин, Таруса, Серпухов, Кашира, Коломна, Переяславль-Рязанский), Козельск за Окой, а также Тула уже не считаются городами, непосред­ ственно примыкающими к Полю. Они составляют вторую линию обороны. Перечень го­ родов «от Поля», составляющих первую линию обороны на Юге, ограничен следующими наименованиями: Дедилов, Пронск, Михайлов, Ряжск, Мценск, Болхов, Одоев, города на Плове и Солове, Карачев, Брянск, Почеп, Стародуб, Чернигов, Новгород-Северский, Путивль и Рыльск39 .

После строительства Донкова (1568 г.) происходит спад активности Российского государства в регионе, по крайней мере, бурного строительства новых городов на южной окраине страны в два последующих десятилетия не наблюдается. Общее построение обо­ роны южных границ меняет свой характер. С 1569 г. размещение полков «на берегу» ста­ новится обязательным. Толчком к дальнейшему изменению российской политики на

–  –  –

южных границах послужили события 1570 г. В этом году нападение крымского хана на Россию не состоялось, но силы страны пришлось мобилизовывать для отражения воз­ можного нашествия. Полки дворянской конницы возглавил лично Иван IV, прибывший вместе со своим сыном Иваном из Александровской слободы в Серпухов. Вероятно, тогда возникло представление о неудовлетворительном состоянии российской разведки, дейст­ вовавшей в Днепро-Донской лесостепи, на путях подхода татар из Крыма к российским рубежам, а также появилось понимание необходимости реорганизации сторожевой и станичной службы .

С 1571 г. на Поле стала действовать общероссийская сторожевая служба. Ее орга­ низатором являлся боярин М.И. Воротынский. Ежегодно, с ранней весны до поздней осени, в Поле выставлялись российские сторожи и станицы. Пограничная служба скла­ дывалась теперь из трех элементов: 1) путивльских и рыльских станиц, ездивших по ут­ вержденным в Москве маршрутам; 2) сторож из окраинных российских городов, стояв­ ших в утвержденных в Москве местах и наблюдавших за путями возможных татарских набегов; 3) общероссийских сторож, располагавшихся на Поле и высылавших по сторо­ нам свои собственные станицы. Одна общероссийская сторожа находилась при впадении р. Балыклеи в Вапу, вторая — на левом берегу Дона, выше устья р. Хопра, третья — на р. Осколе, при устье Убли, а четвертая — на р. Сейме, при устье речки Хона .

Разгром крымцами русских войск в 1571 г., сожжение ими Москвы и разорение Рязанской земли привели к определенным изменениям в обороне южной окраины Рос­ сийского царства. Эти перемены заметны уже при подготовке к отражению татарского вторжения 1572 г. Теперь практически все наличные русские силы было решено сосредо­ точить вдоль Оки. Полки дворянской конницы пополнялись служилыми людьми из го­ родов, располагавшихся южнее Оки: Дедилова, Донкова, Орла, Новосили, Ряжска, Епифани, Шацка, Пловы и Соловы. В полном составе на месте остался лишь гарнизон Тулы и гарнизоны некоторых менее крупных городов, которые могли оказаться на пути татар­ ского вторжения (Михайлов, Зарайск, Одоев). Победа при Молодях в 1572 г. способство­ вала закреплению такой практики при организации противодействия крымским набегам в дальнейшем .

С 1573 г. вооруженные силы украинных городов объединялись в «украинный раз­ ряд» с целью предотвращения прорыва татар к Москве. Обычно полки «украинного раз­ ряда» размещались в Туле, Дедилове и еще в каком-либо одном пункте. Вторую линию обороны представлял «береговой разряд» из отрядов дворянской конницы, располагав­ шихся на берегу Оки. С 1572 г. здесь ежегодно стояло по пять полков. Пункты из разме­ щения по 1598 г. практически не менялись. Большой полк размещался в Серпухове, полк правой руки — чаще всего в Тарусе, передовой — в Калуге, сторожевой — в Коломне, полк левой руки — в Кашире. Это однообразное и устойчивое размещение пяти полков «на бе­ регу» отвечало целям исключительно пассивной обороны от крымских татар. Расстанов­ ка полков в две линии продолжалась вплоть до 1598 г. С 1599 г. вторая линия обороны исчезает и полки ставятся только в украинных городах. Они выдвигаются далеко вперед, к югу: большой полк стоит в Мценске, передовой — в Новосили, сторожевой — в Орле40 .

Такое размещение говорит об усилении позиций Российского царства в рассматриваемом регионе, которое произошло в связи с постройкой новых городов. В 1575— 1576 гг. было несколько изменено расположение общероссийских сторож. Так, самая западная сторожа с берега р. Сейма была переведена на Северский Донец, на устье р .

Уд. В 1577 г. на сторо­ жу к Северскому Донцу посылали детей боярских Брянск, Почеп, Стародуб и НовгородСеверский, кроме того, Орел и Карачев, а в случае необходимости — Новосиль, Болхов и Одоев. Сторожу на р. Осколе обеспечивали дети боярские из Тулы, Пловы, Соловы, Епифани, Венева, Мценска, а также из Болхова и Одоева. Разорение страны в результате не­ удачной для России Ливонской войны привело к сокращению количества общероссий­ ских сторож на Поле с четырех до двух, в том числе была снята сторожа на Северском Донце. Остались сторожи при слиянии Оскола и Убли и на Дону, при впадении р. Богато

–  –  –

го Затона, в каждой из них находилось по 70 чел.41 К этому времени относится попытка официального включения Поля в состав России. Воевода М. Тюфякин и дьяк М. Ржевский обозначили особыми знаками границы Российского царства в южной степи .

Можно предположить, что подобные действия восточного соседа не оставили равнодуш ­ ной Речь Посполитую. Так, в 1589 г. польский королевский канцлер Ян Замойский вы­ ступил с пропагандой проекта завоевания Смоленска и Северских земель, а также осуще­ ствления последующей унии двух государств42 .

С 80-х годов XVI в. развернулось строительство крепостей на Поле, призванных стать опорными пунктами в борьбе с Крымом. В 1586 г. были основаны Ливны и Воро­ неж. Как справедливо отметил В.П. Загоровский, сооружение этих городов должно было не только способствовать перекрытию татарских дорог, но и обеспечить закрепление придонской части Поля за Россией43. Такая задача стала актуальной в связи с появлением в Днепро-Донской лесостепи черкас. В это же время статус города приобрел Севск, кото­ рый еще до 1582 г. был укрепленным пунктом44. Повышение защищенности юго­ западных окраин лежало в русле общегосударственной политики, направленной на уси­ ление обороноспособности неустойчивых рубежей страны .

В 1591 г. крымский хан Казы-Гирей совершил поход на Москву. Для татар нашест­ вие, в целом, окончилось неудачей, однако оно показало несовершенство российской оборонительной системы на юге страны. Крымцы прошли к Москве, оставив Ливны сле­ ва, а Воронеж — справа, за Доном. В итоге было решено построить еще один российский город на Елецком городище, поблизости от места, в котором летом 1591 г. татары КазыГирея форсировали Быструю Сосну. Елец был возведен в 1592 г. и с этого времени стали нести службу елецкие сторожи и станицы. С 1594 г. упоминается новый город Кромы, возникший к юго-западу от Орла. В 1596 г. были построены достаточно мощные деревян­ ные крепости Белгород и Оскол45. В том же году возвели крепостные укрепления Курска .

В 90-е гг. XVI в. создаются лесные засеки под Тулой. Они завершили создание оборонительной линии, известной в научной литературе как Тульская засечная черта .

Она защищала исторический центр страны — М оскву и прилегающие к ней районы .

Сильной русской крепостью на Поле стал Царев-Борисов, возведенный в 1599 г .

при впадении Оскола в Северский Донец. Осенью этого же года стал серьезной крепостью еще один российский населенный пункт в Днепро-Донской лесостепи — Валуйка. По предположению В.П. Загоровского, основанному на том факте, что воевода В.В. КольцовМосальский должен был оставить с собой зимовать в городе 150 стрельцов и казаков, 12 пушкарей, 20 плотников и одного кузнеца, строительство деревянной Валуйской крепо­ сти завершилось только в 1600 г.46 Таким образом, к концу XVI в. укрепленные поселения Российского царства кли­ ном углубились на юг до слияния Оскола с Северским Донцом и близко подошли к татар­ ским кочевьям. После постройки городов Крым быстро осознал угрозу своему положе­ нию в регионе и предпринял ответные меры. Поскольку уничтожить поставленные кре­ пости крымцы были не в состоянии, они попробовали применить дипломатические сред­ ства. Однако все маневры крымцев были разгаданы, и заселение Поля продолжалось .

Речь Посполитая считала указанную территорию частью Северских земель, отвое­ ванных у Великого княжества Литовского Россией в начале XVI в. Очевидно, польское правительство никогда не отказывалось от намерения вернуть утраченные районы. После окончания неудачной для России Ливонской войны продвижение польских рубежей на юг и восток стало важным элементом государственной политики Речи Посполитой. Это, 41 См.: Загоровский В.П. Указ. соч. С. 156-187; М арголин С.Л. О борона Русского государства от татар­ ских набегов в конце XVI века / / Т руды ГИМ. М.; Л., 1948. Вып. 20. С. 3-28. Здесь же см. подробную схем у рас­ положения станиц и сторож .

42 История внеш ней политики России. Конец X V —XVII век. М., 1999. С. 197 .

43 Подробнее об основании этих городов см.: Загоровский В.П. Указ. соч. С. 197-202; Папков А.И. Порубежье Российского царства и украинских земель Речи Посполитой (конец XVI — первая половина XVII ве­ ка). Белгород, 2004. C. 73-74 .

44 Зимин А.А. В канун грозны х потрясений. М., 1986. С. 200 .

45 Подробнее об основании этих городов см.: Загоровский В.П. Указ. соч. С. 144-145; Папков А.И. Указ .

соч. С. 75-87 .

46 См.: Загоровский В.П. Указ. соч. С. 226-227 .

Серия История. Политология. Экономика. Информатика .

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

2013. № 1 (144). Выпуск 25 по мнению В.П. Загоровского, на первых порах соответствовало интересам основной мас­ сы украинского населения Приднепровья, устремившегося на Левобережье Днепра, по­ дальше от польской администрации и феодалов47. Однако в открытый территориальный конфликт с Россией в конце XVI в. польское правительство не вступало. Южные рубежи Российского царства беспокоили лишь украинские казаки, являвшиеся подданными Речи Посполитой. Именно реакцией на черкасские разбои объясняло российское правительст­ во Казы-Гирею постройку городов на Поле, указывая, что от новых городов крымским улусам нет вреда, а только польза, т.к. «...тут воры черкасы больше не живут»48 .

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что Днепро-Донская лесостепь во вто­ рой половине XVI в. стала зоной ожесточенной конкуренции между Российским царством, Речью Посполитой и Крымским ханством. Причем Крым устраивало положение, сложив­ шееся после уничтожения Большой Орды в 1502 г. Крымский хан считал Поле своей тер­ риторией, которую можно использовать не только как место летних кочевий, но и как свое­ образную буферную зону. Наличие последней ставило Крым в преимущественное положе­ ние по отношению к своим северным соседям. Россия, оценив эту ситуацию, во второй по­ ловине XVI в. приступила к колонизации Поля. В исторической литературе неоднозначно оценивается характер российской колонизации Днепро-Донской лесостепи. До революции господствовало мнение о приоритете правительственной колонизации, под которой пони­ малось освоение территории, организованное правительством России, переселявшем своих подданных на южную границу для организации ее обороны от крымских татар. Измени­ лась эта оценка в советское время, когда марксистская методология обязывала максималь­ ное внимание уделять деятельности народных масс. Утверждалось, что заметную роль в заселении южных пространств сыграло народное движение на свободные земли. Было вы­ двинуто положение о более ранней народной колонизации49, которая затем «переплелась»

с правительственной50. Представляется более правильным говорить о государственной ко­ лонизации, понимая под ней процесс, сочетающий в себе деятельность правительства по заселению рассматриваемых земель и вольное переселенческое движение, контролиро­ вавшееся российской администрацией и обреченное на провал без поддержки государства .

Колонизация Польской украйны, начатая российским правительством в конце XVI в. принесла положительные результаты. Вследствие целенаправленной российской политики (посылки сторожей в последней трети XVI в., затем организации освоения края, постройки крепостей в конце XVI — начале XVII в.) Россия смогла утвердиться на Поле, оттеснив своих соперников .

–  –  –

47 Загоровский В.П. Указ. соч. С. 194 .

48 Соловьев С.М. Указ. соч. Т. 8. С. 396 .

49 См. например: Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 20 .

50 Загоровский В.П. Некоторые особенности колонизационного процесса южной окраины России в XVII веке и его периодизация // Из истории Воронежского края. Вып. 3. Труды Воронежского университета .

Воронеж, 1969. Т. 87. С. 86 .





Похожие работы:

«Галина В. Тавлай Cмеховое начало в белорусской песенной. DOI: 10.2298/MUZ1417107T UDK: 784.4(476) Cмеховое начало в белорусской песенной культуре как один из способов отражения картины мира Галина В. Тавлай1 Росийский институт истории искусств (...»

«Студенческий электронный журнал "СтРИЖ". №3(14). Май 2017 www.strizh-vspu.ru УДК 93/94 е.п. сухорукова, п.в. ЗакИреев (elenas81@inbox.ru, peterzakireev@gmail.com) Волгоградский государственный социально-педагогический университет ВНЕШНЕПОЛИТИчЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АЛЕКСАНДРА III В ИСТОчНИКАХ ЛИчНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ* Анализируются ист...»

«Тур На недельку в Израиль Общая информация Кол-во дней: 8 дней / 7 ночей Заезды: Любой день недели Проживание: 8 дней (7 ночей) в Нетании или Тель-Авиве Тель-Авив, Яффо Иерусалим или Вифлием+Иерусалим Христианский Экскурсии: Галилея Христи...»

«Отзыв кандидата философских наук, доцента Бобкова Александра Ивановича о диссертации на тему "Религиозная философия А.С . Хомякова: культурно-исторические смыслы и цивилизационный проект", представленной Рубежанским Сергеем Ивановичем на соиск...»

«Вестник ПСТГУ Гудков Алексей Геннадиевич, Серия V. Вопросы истории соискатель Института восточных культур и теории христианского искусства и античности Российского государственного 2014. Вып. 1 (13). С. 19–46 гуманитарного университета. E-mail: aleksiy5@mail.ru ТРОСТЬ И СВИТОК: ИНСТРУМЕНТАРИЙ СРЕДНЕВЕКОВОГО КНИГОПИСЦА И ЕГО СИМ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И...»

«DOI: 10.15393/j9.art.2008.275 Е. Н. Монахова Санкт-Петербург "ТАК, ТЫ ПРАВ, ОРАКУЛ ФРАНЦИИ." ПОЭМА А. С. ПУШКИНА "РУСЛАН И ЛЮДМИЛА" В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ИСТОРИИ ЭПОХИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА Восходит к смерти Людовик В виду безмолвного потомства, Главой развенчанный приник К кровавой плахе вероломства...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.