WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:   || 2 |

«(Чего многие из вас никогда не напишут) Издательские решения По лицензии Ridero УДК 82-3 ББК 84-4 Л21 Ламповед Кирилл Л21 Моя первая книжонка : (Чего многие из вас никогда не напишут). — [б. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Кирилл Ламповед

Моя первая книжонка

(Чего многие из вас никогда не напишут)

Издательские решения

По лицензии Ridero

УДК 82-3

ББК 84-4

Л21

Ламповед Кирилл

Л21 Моя первая книжонка : (Чего многие из вас никогда

не напишут). — [б. м.] : Издательские решения, 2016. — 228 с. —

ISBN 978-5-4474-9008-9

Так, тут надо не забыть добавить модненькую аннотацию к книге. Что-нибудь

о том, что Кирилл Ламповед — образованный и умный парень — мечтает стать

настоящим писателем и выпустить свою первую книгу. Вместе с ним читателям предстоит понять основы творческого ремесла и отправиться в смешное приключение, знакомясь с тру жизой Москвы. Звучит банально, но пофиг. В конце — призыв по законам маркетинга. Читайте сейчас! Да. Типа того и надо сделать… N. B. Не все шутки будут смешными, но история хорошая .

УДК 82-3 ББК 84-4 18+ В соответствии с ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ ISBN 978-5-4474-9008-9 © Кирилл Ламповед, 2016

КОРОТКО О ГЛАВНОМ

18+ Эта книга о молодом человеке из Москвы. Она содержит нецензурные выражения, сцены употребления алкоголя, курения, а также тщетные попытки шутить. Все персонажи являются личностями и высказывают свое мнение даже в тех случаях, когда автор придерживается противоположных взглядов. Кроме того, автор считает, что читатель этой книги обладает достаточным умом и способен думать своей головой. Автор НЕ призывает пить, курить, сидеть на наркотиках, преждевременно заканчивать жизнь и делать все то, после чего эту книгу могут запретить .



Более того, автор осуждает эти деяния. Ну вы поняли… В истории активно используются сленговые выражения московской молодежи рубежа 201Х-го года. Наиболее запутанным словам дана авторская расшифровка .

ЭТО ДАЛЕКО НЕ САМЫЙ

ЛУЧШИЙ СПОСОБ НАЧАТЬ

ПИСАТЬ… ГЛАВА 1 — Короче, слушайте историю .

Любая история становится на десять процентов круче, если при ее рассказе раскурить сигарету. Но сигареты — зло, всего лишь обыденное потребление никотина, двадцать патронов смерти, бьющих в голову. Другое дело — самокрутки. Эй!

Не радуйтесь, представители табачного лобби, — эта отрава ничуть не лучше. Так что, дети, не курите. В чем же разница между сигами и самокрутками? Твое здоровье также идет под откос, но выглядишь ты стильно… если только не попал в тусовку хипстеров1, где все, в общем, так и делают .

И вот я стою и раскладываю табак по бумаге. Во рту фильтр, он сжевывает слова. Мне приходится делать паузы, чтобы речь мог хоть кто-то понять. Для хорошей самокрутки табак важно «раскатать», для этого бумагу аккуратно покручиваем пальцами, пока перемолотые листья не станут одной полосой на изгибе .

Затем кладем фильтр, слюнявим клейкий край и закручиваем .

Если бумага годная — проблем не будет. Дешевка может подвести. Если порвется, то все придется начинать с самого начала .

Бесит. Особенно, когда все вокруг уже курят. При идеальном раскладе ты быстро сворачиваешь себе сижку, прикуриваешь и над твоей головой загорается табличка «Самый стильный парень в курилке». Ты стоишь, размеренно покуриваешь и отвечаешь на вопросы тех, кто раньше никогда самокрутки не видел.

Стандартный список выглядит так:

· Это наркотики?

Хипстеры — современная молодежь крупных городов, которая любит элитарные вещи с закосом под старину, а также музыку, кино и т. д. с закосом под искусство .



Любит тратить деньги. Здесь и далее примечания автора .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

· А в чем смысл курения самокруток?

· И че, лучше обычных сигарет?

· Ты машинкой или рукой крутишь? Мне было бы лень самому крутить .

· Дорого выходит?

· А мне забьешь?

Подозреваю, что вейперы1 слышат примерно то же самое .

Если бумага рвется, то ты быстро скатываешься в аутсайдеры .

Перекладываешь табак с листка на листок, потом делаешь все заново в надежде, что в этот раз ничего не порвется. А когда закуриваешь — все уже кончилось. Друзья ушли, а ты даже и не начал. Лох .

В этот раз я оказался победителем и скрутился без проблем .

Моя история быстро продолжилась:

— Написал недавно рассказ. Депрессняковый такой и бабский. В нем парень и телка лезут на башню .

— Эйфелеву? Готов поспорить, что Эйфелеву, — слово взял Филипп, или просто Фил. Кстати, часто ли вы вообще слышите это имя? Этот чувак — единственный Филипп, которого я встречал в своей жизни. Не считая того на сцене .

— Почему сразу на нее?

— Так бабский же рассказ… Они обожают все, где хоть немного говорится о Париже… — Фил тоже прерывается, забивая свою самокрутку. Он всегда сначала кладет фильтр. Фильтр предпочитает падать .

— Тогда всем дамам надо ознакомиться с Bioshock Infinite .

Во втором дополнении как раз по Парижу гуляешь. Или Unity, — а вот и третий участник нашей встречи, Даня. Клевый парень, но иногда скучноват. Он не курит, но в курилки всегда выходит .

Коллектив важен, даже если приводит к твоей смерти. Да, пассивное курение — оно такое .

Вейп — устройства для парения. Типа электронных сигарет .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Знаете, я тут подумал… не стоит начинать повествование подобным образом. Вы же вообще не врубаетесь, что происходит. Прошу прощения и предлагаю посмотреть по сторонам .

На углу дома на одном из московских бульваров стояли трое молодых людей с высшим образованием и, пока что, не голых .

Меня зовут Кирилл, рядом Филипп и Данила. Мы на улице, ведь с недавнего времени курить внутри кафе и баров запрещено .

Шарму стало меньше, но, эй! Кто нас спрашивал? Зато появилось ощущение минувших школьных лет, когда на переменке ты выбегал за угол и курил большой компанией, знакомясь с людьми и набирая связей .

Даня немного пухловат, на щеках часто проступает румянец, но это мало кто видит — последний раз бритва была в его руках два года назад. С тех пор только ножницы. У Фила таких проблем нет: он худой, чисто выбритый и выглядит, как наркоша. Его черепушку украшает короткий ежик, хотя еще недавно он был похож на Кобейна. Только черноволосого. Теперь волос нет. Вот к чему приводят споры. Зато две штуки заработал. Что касается меня, то я… — Простите, — неизвестный молодой человек всем своим видом изящно намекнул, что мне надо бы свалить и не загораживать путь для его пассии .





Я сделал полшага в сторону и дал им пройти. Урод. Итак, все мы тут ровесники до двадцати пяти. С дипломами чего-то и без выдающихся успехов. Раньше такой культурный слой называли бедной интеллигенцией, сейчас же никаких культурных слоев нет, а вместо них сотни ярлыков, которые лепят без разбора настолько, что нас разом могут принять как за нищебродов1, так и за зажравшихся хипстеров. Тут все зависит от размера кошелька и картины мира наблюдающего. Что мы есть на самом деле?

Я бы назвал нас классическими представителями московской Нищеброд — человек без денег .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

молодежи. Умнее гопников, беднее тусовки из Soho Rooms. Он еще работает вообще? Много говорим, еще больше критикуем и катастрофически мало делаем. Живем в постоянной ловушке своего «Я» и надеемся, что когда-нибудь что-нибудь как-нибудь все поменяет и станет хорошо .

А пока мы стояли у бара под легким и простым названием «Дно», на Бульварном кольце, недалеко от Арбата. Если название было бы «The Дно», то сюда непременно набежали бы толпы педовок1. Дальше по накатанной: Instagram, Foursquare, заметка в журнале Village, и все — пока любимое место! Бар опопсел, аудитория помолодела до восемнадцати, а нам пришлось бы искать новое «свое» место. К счастью, беда и редакция LAM обходили стороной это замечательное заведение с приятной атмосферой и очень вкусными ржаными гренками под разливное пиво. Отдельным украшением был колоритный хозяин. Эдуард Константинович Пиртенко. Да, он крут. Шестьдесят пять лет, седая щетина, фанат литературы прошлого века. Над барной стойкой у него висит фотография в обнимку с Шилом2. Худой морщинистый старик со скверным характером — все как надо .

Фамилия дрянь, вот все и зовут его Эд. По образованию филолог, в свое время много покатался по стране, изучая языки малых народов. Ыннэн3. Подкопил денег, смог как-то обернуть капитал в перестройку (поговаривают, что учил английскому блатных корешей) и открыл бар «Дно». Долго над названием не думал и взял первое, что пришло ему в голову. Так и появилось «Дрейфующее наваждение олигофрена»… Просто не спрашивайте… К созданию бара Эд подошел с трепетом и расстановкой .

Получилось действительно клевое место. «Дно» собрало в своем небольшом подвале людей всех сортов и расцветок. Попадались Педовка — человек, для которого погружение в субкультуру ограничивается «модными» шмотками и т. д .

Шило — вокалист группы «Кровосток» .

Ыннэн (чук. яз.) — один .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

и фанаты почеркать в «Ворде» разной степени паршивости. Ну, вроде меня. Одной общей тусовки здесь не было, но идея витала в воздухе .

— Так, ушли от дела. Что за башня-то в рассказе? — встрял в мое повествование Даня .

— Шуховская .

— Симпотная штука. А что твои герои на башне забыли?

— Композиция такая. Есть парень, и есть девушка. Они не очень друг друга любят, но вместе… — Прям как я со своей, — перебил Даня и засмеялся. Посмотрев на мою перекошенную физиономию, он осекся: — Извини, что перебил, продолжай .

— Так вот, в начале рассказа они приходят к башне. Кругом пусто, тихо. Немного стоят, мнутся, размышляют, а потом лезут наверх. Читатель сначала не въезжает, в чем дело, и думает, что это просто по фану. И вот, пока они лезут, я вращаю сюжет, что одиноко им, все такое, что при других обстоятельствах они бы никогда не были вместе, и прочее, и прочее… Короче, всякую высокодуховную интимную лабуду про чувства шпарю .

— Допустим .

— Вот. Клеил рассказ частями: лезут-лезут, — говоря это, я активно жестикулировал, я вообще люблю жестикулировать, — уход в оффтоп, снова лезут, и далее по кругу. Потом призадумался и решил побольше об этой башне узнать. Почитал инфу и приуныл. Сто пятьдесят метров. ВВЕРХ… капец. Парень, может, и ладно, а вот телка туда точно не залезет, особенно осенью .

— Да и я бы не залез. Пойдемте внутрь, а то холодно .

Ветер, — Фил докурил первый, и теперь все ждали меня .

Затушив бычки в пепельнице, мы вернулись в бар. Внутри царствовал беспорядок. На темных деревянных стенах красовались предметы, имеющие ценность для Эда. Плакат с фестиваля Woodstock девяностых годов висел рядом с помятым мотоциклетным шлемом и книгой «Властелин колец», прибитой гвоздем прямо к стене. О Толкине тут было еще несколько напомина

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

ний. Хоть никакой «андерграундности» в нем нет, но Эд уважал профессора и его творчество. На дальней стене, единственной, оставшейся просто куском бетона, красовался большой графический дракон, нарисованный черной краской. Удивительно, как фанаты фэнтези еще не нашли этого места. Здесь был всего один зал, туалет и кухня. А больше и не надо .

На широком дубовом столе у полуподвального окна нас терпеливо ждали три бокала темного пива .

— За друзей и за продолжение истории! — стукнули, выпили .

Табак пахнет сливой, пиво — темным хлебом. Рядом припарковались горячие гренки из бородинского хлеба с чесноком. Снаружи твердые, внутри мягкие. Вот он, мой двадцать первый век, во всей красе .

— А я думаю новый кусок на стене вбомбить, сейчас места примеряю, — попытался встрять Фил, но… — Эй, я еще не закончил!

— А, ну да. Надо же изобразить, что мне интересно, — Фил показушно закатил глаза и выдохнул. — Так что придумал с высотой башни?

— Обыграл. На середине пути девка ноет, что нафиг надо, дальше не полезу, мне и так норм. Тут рассказ аккуратно сводится к тому, что все это восхождение — аллюзия на наше бытие и на встречающиеся трудности. Типа жизненный путь. И вообще оказывается, что все кругом умерли и эти двое — последние люди на планете. А до этого я все время тему смерти стороной обхожу, никак не упоминаю .

— А из-за чего умерли?

— Хрен его знает. Вирус какой-то, только без лажовых зомби .

— Мне кажется, что это слишком значимое событие, чтобы пускать его на самотек, — начал свою нудную дудку Даня. — Представь, что в «Титанике» корабль просто так тонет. Какие причины?

— Нет, в контексте моего рассказа причины смерти остальных людей не играют никакой роли. Важен сам факт. Почему

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Клинт Иствуд такой в «долларовой трилогии»? Глубоко плевать .

Важны его действия в рамках картины. Так и у меня. Нет остальных. Чисто подохли, и все. Неделя депрессивных комиксов на Цианиде. Ну и вот, дело осенью, скоро зима. Эти двое понимают, что в холод без еды сдохнут в одиночестве. Поэтому весь рассказ ребята лезут за смертью. Ну и на середине осознают, что их жизненный путь лишен смысла — чтобы умереть необязательно забираться на самую вершину. Поэтому они встают на перила, берутся за руки (вообще, оба не любят друг друга, но умирать в одиночку человеку страшно). После делают шаг. И все. Заканчивается рассказ фразой «была осенняя пора… холодало», — небольшая пауза, жду реакцию. — Круто?

— Ну да, есть такое .

— Вообще, я сначала фразу придумал, а потом остальное .

И меня она так дико проперла, что я не смог устоять. Несколько недель не знал, как зайти, а потом все-таки сел и написал за вечер. Муки творчества, как есть .

— А — автор, — задумчиво сказал Даня .

— Кек. Эту идею можно развить до целого творческого алфавита, — добавил Фил .

— А если так: «Азбука жизни писаки, размышляющего о творчестве и внутренних несостыковках общества». «АЖ ПРОТИВНО» — о, какая аббревиатура получается. Как вам?

— Не, убого. Лучше просто «Азбука творчества» .

— Еще хуже .

— Ладно, пофиг. Так как вам рассказ?

— Звучит неплохо, хоть и для девочек, но я бы прочел .

— Могу скинуть .

— А публиковать будешь?

Мне моментально поплохело. Да так, что даже улыбка пропала с лица:

— Да черт его знает. Может, залью в Сеть, может, нет. Я писал с расчетом, что эта штука окажется в ящике. Пусть лежит, еды не просит. А там проскочит где-то новость о каком-нибудь конкурсе прозы, я ее и отправлю .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— Похоже на план, — согласился Фил .

— Вот и я о том же .

— По-твоему, достаточно просто отправить рассказ на конкурс и победа в кармане? — Даня такой Даня .

— А я где-то сказал о победе?

— Смысл отправлять рассказ, который не побеждает?

— Для того, чтобы тебе тыкнули на ошибки, может быть? — Фил всегда лучше понимал ход моих мыслей. Каждый из нас троих был на своей волне, но наши волны находились ближе .

— Я считаю, что лучше пилить материал до той поры, пока он не будет достойным победы, а не сливать его на оценку критиков без личных успехов .

— Может, мне тогда проще помереть? У каждого свой стайл, кому-то не хочется ждать вечность .

Повисло молчание, которое всегда приходит после большой темы и жирной точки за ней. Мы не спешили, с нами было пиво .

Следующие несколько минут на столе танцевала тишина, а потом ее прогнал Даня .

— А у меня сейчас работа над новым сценарием .

Среди моих знакомых: дантисты, учителя, психологи, слесари, грузчики, продавцы-консультанты, полицейские, операционисты, яппи, рядовые менеджеры, бухгалтеры и тонна других людей. Но больше всего мне нравился персональный «кружок творчества». Даня, хоть и технарь по образованию, мечтал когданибудь стать серьезным режиссером. Он из полной и обеспеченной семьи, поэтому мечта появилась в тандеме с покупкой 5D Mark III. За непродолжительное время своей карьеры он успел снять короткометражку о судьбе парня, приехавшего в большой город (неплохая вещь, стоит заметить), и несколько роликов для друзей. На этом, пока что, его творческий потенциал иссяк .

Фил же привык видеть картину в статике, ведь он художник .

В теме был давно, правда, профильным образованием также не обладал. «Творческие вузы выпускают шаблонных гуманоидов», — его неизменное кредо. В мире картин Филипп особой

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

славы не обрел. Он объяснял это тем, что «шаблонные гуманоиды» заняли все свободное место. Однако это его сильно и не обламывало: Филипп жил разрисовкой помещений под заказ, аэрографией. А в минуты творческих порывов он рисовал для себя. Иногда даже аэрозольной краской, иногда даже на стене, иногда даже не очень законно. Обычно на таких вылазках его сопровождал кто-то из его корешей или я с Даней .

Надо же кому-то таскать краску и стоять на шухере .

— Помощь со сценарием нужна? — спросил я у Дани .

— Нет, спасибо, — он махнул рукой, — сам справлюсь .

С тобой как-нибудь потом совместное что-нибудь замутим .

— Если я не сопьюсь к этому времени .

— Не переживай, — Даня погладил бороду, — спиваются только хорошие писатели .

— Это раньше так было. Ты плохо знаешь современную моду .

Нынче задача гуманитария от искусства — просто снариться или спиться до тридцати. А «творить» — это уже дело наживное .

Таких «творцов» в Питере как ванилек1 в кафешках .

— Или как ванилек в Питере .

— Ванилек в кафешках в Питере .

— Не, мимо. Они там ошиваются в каком-нибудь зассанном дворе-колодце, проникаясь «культурой». Или шарахаются по крышам с тем же посылом .

— Согласен .

— Ну, это еще не самая плохая мода. Вспомните эмо2. Вот уж лютая хрень была .

— О да. Но! С эмо было проще. Поноют, вены вскроют, и окей .

Никаких проблем. Они хотя бы понимали, что никчемны. А этито нет. Все такие духовные, что аж долбануться можно. Глупые только, как курицы, но кому какое дело? Вот объясните мне, — Ванильки — субкультура романтичных девочек .

Эмо — субкультура чувственных (читай — сопливых и депрессивных) ребят .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Филипп пододвинулся поближе к столу, — никак въехать не могу, о каком богатстве внутреннего мира может идти речь, если весь багаж мыслей состоит из чужих цитаток и спама? Это равносильно тому, что ты отсканишь все картины из Лувра, повесишь их у себя дома и будешь мнить себя именитым коллекционером .

— Сам придумал или скопипастил?

— Да пошел ты! — Филипп засмеялся .

— Слушай, а с чего ты решил, что лучше этих ванилек? Ты такой же напыщенный петух с «богатым внутренним миром» .

— Ну спасибо, — он изобразил грусть на своем лице. — Разница между мной и ими в том, что я просто существую и не строю из себя никого. И я понимаю, что мои мысли и действия могут быть ошибочными и неправильными .

— Они явно неправильные .

Ситуация немного нагрелась и стала не такой прикольной, какой была пару минут назад. Поэтому я вновь вернулся к разговору о себе и литературе. Эгоцентризм или лоббирование своих интересов — называйте как хотите .

— Сделаю вид, что ваш треп мне неинтересен, и продолжу про себя. Столкнулся с большой проблемой .

— Прямо большой?

— Прямо здоровенной .

— Слушаем .

— Очень хочу написать книгу, но не представляю, как это сделать. Вроде и в голове какие-то идеи есть, вроде даже и желание где-то витает, но не идет. Случается, решаюсь, сажусь и… и все .

Ну три тысячи знаков напишу максимум, а потом сдуваюсь. Фигня какая-то, одним словом .

— Три тысячи? Это сколько?

— Лист А4. Полтора. От кегля зависит и форматирования .

По выражению лица Фила я понял, что он не въехал. Не суть .

— А книга, хоть какая-нибудь, — это уже около четырехсот тысяч или типа того. Ну хотя бы триста!

— Шутка про тракториста, — сказал Фил и тыкнул в меня

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

пальцем .

Я посмотрел на него, а потом на Даню:

— Ты прав. Он не лучше ванилек. Так вот, меньше трехсот тонн знаков ни одно издательство в работу не возьмет. А как мне эти три сотни осилить, если я так быстро сдуваюсь?

— Пиши короткими рассказами и не нарывайся на крупную прозу. Это проще. По короткометражкам могу судить .

— Так и делаю, но хочу большое произведение. И уже давно .

Да даже вот в старших классах еще помню, начал писать рассказ .

Большой… должен был бы быть, если бы я бы не бросил бы его на седьмой главе. Бы. Спустя пару лет один товарищ надоумил меня его переработать и реинкарнировать. Ну, типа поумнел и все дела, сейчас хорошо пойдет. Ремейк на то, чего не было .

Начал. Угадаете? Бросил на том же самом месте! Ну как это называется?! Что за чушь? У нас один преподаватель как-то сказал:

«Несложно написать книгу, сложно написать вторую». А у меня даже с первой проблемы .

— Сделай как у Вуди Аллена. Пусть вся книга будет одной большой затяжной болтовней с плавным переходом по темам .

Вот как сейчас .

— И о чем мне говорить всю книгу?

— Ну, в этом поиске и заключается творчество. Тебе нужно найти вдохновение. Не ром и вискарь, а какое-то реальное вдохновение. Что-то, что поможет собрать мысли в кучу, найти свою тему и шибануть крутое произведение .

— Вот и вопрос, где его взять .

— Могу с тобой заключить пари, — предложил мне Фил и широко улыбнулся .

— Ну уж нет, воздержусь .

— Тогда спроси у старины Эда. Он же шарит по литературе .

Может, что и насоветует .

— А это мысль, вот прям сейчас допью пиво и пойду спрошу .

— Ты серьезно? Вообще, я предложил это на рандом. Только потому, что поддатый .

— А я вот теперь воплощу идею, и тебе будет стыдно .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Добив большим глотком остатки стаута в бокале, я встал изза стола и направился к барной стойке, протискиваясь меж широких дубовых столов. Когда я подошел, Эд неспешно протирал граненые стаканы белым полотенцем с голубыми цветочками .

— Привет, Эд. Слушай, я к тебе по делу, — приятность «своих»

баров всегда зависит от владельца или бармена, с которыми можно поговорить .

— Здорово. Выкладывай, внимательно слушаю .

— Как написать книгу?

— Спросил у меня выпускник литературного вуза. Зуб вырвать за такую лажу? Уйди прочь, мне стыдно с тобой рядом стоять! — это была его обычная манера общения .

— Я серьезно. Мыслей много, но это какие-то мюсли в башке, а не годный стафф. Я понимаю, что надо расписаться, как-то сделать одно, а дальше уже может пойти лучше, но как написать это одно? Я не знаю .

— Не можешь разжиться первой книгой?

— Именно так .

— Ну-у-у-у… Вообще, это достаточно просто. Что делали битники?

Я сморщил брови .

— Снариться предлагаешь?

— Нет. По жизни что они делали, умник?

— Тратили свою жизнь на всякую чушь?

Эд отложил бокал и провел кулаком с полотенцем рядом с моим носом. Мокрая тряпка пахла ужасно. Напоминала школьные доски. Я-то еще мелки застал… Ненавижу школьные доски .

— Они писали о самом простом, о чем можно написать .

Но делали это мощно .

— Слушаю внимательно .

— О себе .

— О себе?

— Да, блять, о себе. Уж на одну поганую книжонку своих жизненных наблюдений у поца твоих лет должно хватить сил. Если

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

только ты всю жизнь не профапал на мамины фотки .

— Твоей мамы?

— Шутник большой? Принести ее фотки? Старушке за восемьдесят .

— Спасибо, воздержусь .

— Ага. Пуританин херов. Короче, суть уловил? — его морщинистая физиономия назидательно уставилась на меня .

— Написать книгу о себе?

— Почти. Твоя автобиография никому не вперлась — ни сожрешь, ни чпокнешь. Ты придумай какого-нибудь типа, и пусть он будет из той же тусовки. То есть не где-то в средневековье или футуризме, а вот здесь. Тебе не придется анализировать и продумывать все с нуля, а достаточно будет просто бомбить своими эмоциями и мыслями по всем листам. Пусть он влюбится в телку, а потом вставит ее брату .

— Я консервативен .

— Начхать. Суть, главное, поймай. Пиши о том, о чем знаешь .

И про бабу не забудь. Истории с бабами всегда хорошо идут .



Если мужики не оценят, то цыпы прочтут .

— Своя правда в этом есть. Спасибо .

— Эдуард Константинович Пиртенко фигни не советует .

Не из того теста. Кстати, о тесте, — он посмотрел по сторонам, пододвинулся ко мне и, переходя на шепот, спросил: — Данила же здесь будет свой день рождения отмечать?

— Вроде как да .

— Я думаю, коль уж вы тут давно ошиваетесь, может, какой подарок ему за счет заведения сделать? Я думаю торт какойнибудь стильный ебнуть, что скажешь?

— Сделай торт, связанный с кино. Он же угорает по этой теме .

— Мысля, спасибо. Вообще, знаешь, если твоего диндона когда-нибудь хватит на целую книжку, то приноси почитать .

— Добро, если не помрешь раньше этого, старик, — я похлопал его по плечу .

— Счет оплатить не забудь! — Эд усмехнулся и продолжил намывать бокалы .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

По пути обратно я заглянул в туалет с общей раковиной и тремя раздельными кабинками. Вроде все как и везде за исключением одного — возле умывальника жило еще одно упоминание о Толкине: большой аквариум, в котором Эд выставлял фигурки персонажей Средиземья в момент какой-нибудь знаменитой сцены. Для этого у него были декоративные горы, леса, замки и даже каналы для рек. В этот раз хоббиты прятались от Назгулов в корнях деревьев .

Хоть у раковины и висела сушка для рук, но я все равно вытер их об рубашку. Привычка юности .

Друзья о чем-то беседовали, однако, как только я пришел, сразу вернулись к нашей теме .

— Ну и что сказал Эд?

— Что ты вахлак, наяривающий на его мамашу, — я сказал это быстро, довольно. Жаль, что это казалось смешным ровно две секунды .

— Ха-ха-ха, — Фил произнес это протяжно и артистично. — На дворе давно не две тысячи десятый, а ты все шутишь про мамок. Либо консерватор, либо идиот. Монокль есть?

— Нет .

— Пидора ответ!

— Подловил, хвалю. Мой маленький старообрядец. Короче, если по сути, то надо писать о персонаже, похожем на меня. Типа так проще всего. Берешь все, что тебя окружает, и засовываешь в книжку .

— Правильно. Хороший совет. Только разве у тебя интересная жизнь?

— Да поинтересней твоей!

Фил показал пальцем слезку на своей щеке. Да, вот такие мы шуты и паяцы .

— Необязательно же писать точно про себя. Надо выдумывать и сочинять. Просто основа всего этого и вообще картина вымышленного мира может базироваться на моей реальности, на моих переживаниях и моих ощущениях в это время, в эту эпо

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

ху, в этом месте .

— Звучит круто. И слишком перегружено пафосом, — вечно Даня портит кайф .

— Дай мне хоть пять минут почувствовать себя не полным ничтожеством .

— Ну если только пять минут .

— Мы сегодня хоть что-то делаем, кроме вечных попыток плохо шутить?

— Да, еще мы пытаемся умно говорить о глупых вещах .

А вернее, глупо говорить об умных вещах. Так, когда ты книгойто займешься?

— Когда соберу полностью весь творческий алфавит! Вот такто! Первая буква есть, А. Вот доберусь до Я и приступлю к книге .

— Звучит тупо .

Я покачал головой .

— Зато хоть какой-то ориентир будет .

— А когда это все произойдет?

— Не знаю. Дело непростое .

— Когда-то придется начать .

— Да уж, придется… ГЛАВА 2 Как бы удивительно это ни прозвучало, но спустя несколько дней я все же смог откопать в себе зачатки таланта и сесть за работу над книгой. Получалось неплохо, ну на мой скромный взгляд. Ритмично, ярко. А какие диалоги! Эх. Да… Так вот! Я хотел показать вам, что написал в тот день, но… Короче, я потерял этот текст. :( Да, да. Знаю. Что поделать?! Вот такая вот мы никудышная молодежь — теряем даже самое важное. Я бы попросил вас помочь с поисками, но это может занять неприлично много времени. Так что предлагаю забить вообще на то, существует этот текст или нет, и просто двигаться дальше. Ну, оставим под него букву на тот случай, если найдется. Но это максимум .

ГЛАВА 3 В маленькой аудитории, похожей на школьный класс, стояла тишина. Столы и стулья выстроились непривычно ровно и одиноко, а единственными живыми существами в кабинете были я и Лука Сергеевич Смольный. Я мерно покачивался на стуле и смотрел в окно, а он четырьмя глазами вглядывался в текст .

Лука — мужчина среднего возраста, живший вместе с женой, дочерью, старой тещей и собакой… тоже сукой. Это обстоятельство он часто преподносил в виде различных шуток. Например, «как приятно вести лекции в этом вузе — здесь все меня слушают .

Вот я домой приду, и все, до завтра буду молчать…». Лука Сергеевич был требовательный, но хороший преподаватель. Вел пары по литературе и смежным дисциплинам. В мои студенческие времена, происходившие год назад, я напросился писать у него диплом. С тех пор Смоль (а именно так все его называют) стал для меня кем-то наподобие ментора. Я иногда заглядывал к нему на лекции, чтобы послушать, побеседовать, спросить совета .

В этот раз я принес ему начало своей книги .

Лука Сергеевич изучал мою работу уже добрую четверть часа. Этого времени мне хватило, чтобы дважды зайти в соцсети и полайкать фотографии с вечеринок друзей. Был бы телкой, сделал бы селфи с хэштегом #волняшки. Мы сидели практически бесшумно, наше присутствие выдавалось только шелестом бумаги да звуком качающегося стула. Меж тем за окном начиналась замечательная пора приближающейся жары с легким ветерком и ясным небом. Красотища-то какая! Я не был из тех, кому больше нравится дождь и слякоть. К черту эту хрень. Вот солнце и сухой асфальт — это лайк .

Из открытого окна я слышал бормотание студентов, куривших перед институтом. Редко их голоса заглушал шум проезжающих машин. Я уже дважды думал найти повод выйти покурить,

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

но потом останавливался — все-таки это будет не очень прилично, вычитка текста-то нужна мне, а не моему преподавателю .

Поэтому я сидел. Сидел, ждал и гадал. Увы, но по лицу Смоля я никак не мог понять его мнения. Он вчитывался в каждое слово, будто бы речь шла о расшифровке древних манускриптов. Глаза отражали напряженность плюс активную работу мозга. Когда последний листок лег на стол, он снял очки и откинулся на стуле, разминая руки .

— Ну как? — спросил я, ожидая приговора .

— Честно? Это, конечно, не самая худшая работа из мною прочитанных… но, (всегда пропускайте мимо ушей все, что сказано до союза «но») говоря образно и не слишком прямолинейно, читать такое лучше под журчание воды. Есть некоторые интересные моменты, детали, но целая картина пока получается плохо .

— Я надеялся, что не так ужасно .

— Все и не так ужасно! — воскликнул он. — Вы, в общем, писать умеете. Буквы превращаете в слова, слова — во фразы, фразы — в предложения. Не чудовищные! Знаете, я за время работы со студентами ТАКОГО начитался, что мне теперь ничего не страшно. Ни один ужастик не пугает. Вот я недавно пересматривал «Психо», так что бы вы думали?! Легко! Я как представлю тот роман, который мне принесла одна студентка, так меня никакие маньяки не берут, — он серьезно посмотрел на мое веселое лицо. — Вы не смейтесь! Восемьсот страниц пугалок, детектива и любви в представлении двадцатилетней особы. Тут и поседеть можно. Я вот поседел. И до этого седой был, а сейчас еще больше. Видите, — он покрутил головой, чтобы я смог рассмотреть его седые волосы .

— Да уж, представляю .

— Так вот, можете собой гордиться, ваше произведение, точнее, тот кусок, который вы принесли мне на оценку, не такое пугающее. Однако пока и не такое веселое. Увы и ах. Скучно, — пожал он плечами. — Нет действия. Нет повода читать. Понимаете? Вот возьмем «Войну и мир» — гремучая смесь величия гения и частиц графомании, а сколько действия! Никакого простоя .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Каждый персонаж проживает свой сюжет от начала и до конца .

А какое описание! Вы же, надеюсь, читали «Войну и мир»?

— Было дело, — нет, я правда ее читал .

— Славно, а то современных студентов с литературным уклоном что-то клонит идея, что просмотр «Игры престолов» может заменить чтение длинных и скучных книжек, непонятно для кого написанных. Так вот, пока что в бою со Львом Николаевичем вы нокаутированы в первом раунде. Длинная седая борода грозно повисла над вами, и где-то наверху слышен хриплый и противный смешок. А проиграли вы из-за того, что рассказ ваш до изнеможения скучен и пуст. День из жизни очень неинтересного молодого человека. Зачем это читать?

— Я и хотел показать историю обычного парня. Чтобы читатель понял, что его жизнь интересней, чем кажется. Столько увлекательного вокруг, только мы этого не видим .

Преподаватель придвинулся к столу, поставил на него локти, сложил вместе кисти рук и положил на них свой подбородок .

— Теперь я понял вашу мысль. Увы и ах, так литература не работает. Позвольте объяснить. Обычная история требует эмоций. Драма, комедия, трагедия и прочие общеизвестные мотивы .

Истории необходимо нести свой заряд. Она может учить, давать ответы на какие-то вопросы, воодушевлять, веселить, противопоставлять и так далее и так далее. У вас же сейчас ничего этого нет. Ни комедии, ни драмы. Только одна трагедия, да и та заключенная в главном герое .

— Я не уверен, что точно вас понял .

Преподаватель снова поменял позу, скрестив руки у груди .

— Вашему герою восемнадцать лет, высшее образование проходит стороной, он курит, много ругается матом и большую часть дня стоит с криком «свободная касса». Тоже работа, не спорю, проблема в другом. Кто он? Куда он идет? Какие у него увлечения? Поэзия, фото, рыбалка, может, марки собирает?

— Никаких .

— Вот это и плохо. Никаких целей и стремлений. Никаких увлечений. Нет ничего, кроме мата, алкоголя и никотина — очень

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

грустно. Люди такие, безусловно, есть. И их много. Но в роли литературного, подчеркиваю, литературного, персонажа это не выглядит современно. Вы что, хотите его еще и в подъезд с друзьями загнать? Модель олуха — главного героя подходит для комедий, скорее, визуального плана, нежели книжного. То есть для мультиков и ситкомов. Боюсь показаться невежей, но уже вроде бы есть мультфильм о глупом работнике фастфуда .

Он желтый и квадратный. Вы хотите писать о нем?

У меня перед глазами появилось довольное лицо Губки Боба .

Если я что-то и пытался создать, то точно не это.

Отмахиваясь руками, я воскликнул:

— Нет! Нет! Ладно, понял. Закусочную закрываем. Что же делать?

— Вам понадобятся два инструмента. В и Г. В — вдохновение, а Г — город. Вы живете в одном из крупнейших мегаполисов планеты. Сюжеты обитают вокруг вас, достаточно просто руку протянуть .

— А что вы можете мне посоветовать из городских историй?

— Для начала поменяйте персонажа. Пусть он, допустим, будет современным молодым франтом. Девочки и мальчики любят франтов, вспомните Остапа Бендера .

— Я думал делать что-то не столь авантюрное, — в тот же момент я потерял равновесие и чуть было не упал со стула .

— И не нужны авантюры. Жизнь интересней, чем кажется. Вы сами мне об этом говорили. Вот и рассмотрите свою жизнь. Я очень сомневаюсь, что все свое время вы проводите у компьютера и никуда не вылезаете .

— Зря сомневаетесь, сейчас это модное развлечение .

— Даже в таком случае можно изобразить что-то интересное .

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку и т. д. Но все-таки я верю в насыщенную яркость вашей жизни. Ведь вы выпускник вуза, где учат литераторов и журналистов! Это уникальное место .

Если совместить обе эти специальности, можно открыть массу невероятного. В вас есть талант, так пользуйтесь им .

После этих слов преподаватель о чем-то задумался, помол

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

чал, а затем продолжил:

— А лучше передайте талант своему персонажу!

Я прищурился и стал похож на Ди Каприо из известного мема .

— О чем вы?

— Пусть ваш персонаж будет выпускником этого вуза. Пусть на его зоркости и творческом начале и будет выстроена книга или что вы там писать собрались?

— То есть пусть персонаж будет мной? — я больше удивился тому, что Смоль говорил то же самое, что и Эд, чем тому, что он говорил .

— Вашим альтер эго. Идея не новая, даже весьма забитая, но хорошо работает и сегодня. О себе вам легче написать, чем о ком-либо другом .

— Забавно, но вы не первый человек, который мне это говорит. Почти слово в слово .

— Значит, так и нужно делать. Не находите?

— Ну а как же всякие эксперименты, перевоплощения, разное творчество?

— Творчество никто и не отменял. Без него художественное произведение никак не получится, хоть стой, хоть падай, — Лука Сергеевич вновь пожал плечами. — Другое дело эксперименты .

С ними лучше повременить — мало опыта. Тут эксперимент, там эксперимент. Везде попробовал, нигде не получилось, все забросил. Молодые любят не доделывать до конца, сам так поступал .

Лучше уж сперва просто и основательно сесть и написать чтонибудь обычное, но законченное. Важно именно закончить начатое. Сделать какую-то основу. Даже если получится не так хорошо, как хотелось. Даже если будет банально. Идея без реализации ничто. Вот когда будет первое оконченное произведение, когда вы пройдете все этапы его создания, тогда уже можно приступать к каким-то экспериментам в новых работах. Люди помнят хорошие произведения, а плохие никому не интересны .

Поэтому не бойтесь ошибаться. Сделаете плохо — никто и не заметит. Сделаете хорошо — добро пожаловать .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— Вы правы, я сдаюсь .

Лука Сергеевич наигранно изобразил победу, вскинув руки вверх .

— На этой льстивой ноте будем заканчивать. Я с большим удовольствием пообщался бы с вами еще, но у меня сейчас начнется лекция. Конечно, стоящие за дверью студенты дневного отделения будут безумно рады, если я ее отменю, но моя совесть мне этого никак не простит. А это ужасно. У меня и так дома четыре женщины, а если к ним добавится еще и совесть, то я просто с ума сойду, — Лука Сергеевич добро улыбнулся .

— Тогда спешу уважить вашу совесть и не смею больше вас задерживать. Я пойду, — на этих словах я встал со стула и начал собирать вещи .

— Вы, кстати, не хотите ли послушать лекцию? Замечательная история про Крылова, мухлевавшего в картах и убегающего от всей России .

— Спасибо, я это уже слышал. И за советы тоже спасибо .

— Рад был помочь молодому таланту. Ни в коем случае не останавливайтесь. Обдумайте заново идею и продолжайте .

Главное — работайте, работайте и еще раз работайте. Литература не любит лентяев. И еще, через парочку недель у нас будет открытая лекция известного литератора Виктора Тимуровича Зевса. Настоятельно рекомендую, вам может помочь .

Мы пожали друг другу руки, и я пошел к выходу. Преподаватель окликнул меня в дверях:

— Послушайте, чем вы сейчас думаете заниматься?

— Оу, я не задумывался над этим. Ничем особенным .

— Отлично, тогда вот вам задание. У нас за окном двенадцать миллионов человек. И каждый из них — ваш потенциальный персонаж. Воспользуйтесь своей журналистской наблюдательностью и отправляйтесь на поиски. Чем лучше вы научитесь цеплять и описывать мелкие факты, тем увлекательней получатся образы .

Как у Довлатова. «Ничего особенного, просто женщина лет тридцати, проживающая по соседству. Без мужа». Вот научитесь так же — станете автором .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Где мне лучше искать персонажей?

— Ну, послушайте, это уже вам видней. Все-таки это ваше произведение, не мое. И основываться оно будет на ваших похождениях. Представьте, что голова — это коробка. А все впечатления, эмоции, люди и все-все-все — кубики конструктора .

Есть много разных форм, некоторые продаются целыми наборами. Все эти кубики попадают в вашу коробку. Когда приходит время творить, вы берете кубики из коробки и создаете то, что вам нужно. Чем больше кубиков в коробке, чем больше разных вариантов сборки вы видели — тем легче собрать что-то новое, необычное, интересное .

— Спасибо, я обязательно это запомню .

На входе в аудиторию толпились первокурсники. Ну, вернее, еще пара-тройка недель — и второкурсники. Увидев мою небритую физиономию, они расступились, чтобы я смог легко пройти .

Хоть где-то пригодился возраст. За узким коридором я собирался спуститься по лестнице и увидел его. Этот парень стоял внизу и уже держался за поручень, чтобы подняться наверх по лестнице знаний. Я знал этого типа. Его звали Петр Астапов. И куда хуже было то, что он знал меня. Что в нем было плохого? Ничего, если не считать ужаснейшей назойливости, которая бесила меня со второго курса. Если бы он меня увидел, то пристал бы минут на тридцать. И он бы не просто говорил. Он бы врал. Каждую секунду своей жизни он без остановки врет, улыбаясь своими неровными зубами. Его любимая история о том, как он с кемнибудь жестко пил в машине, а потом его остановила полиция .

Менялись только сидевшие рядом персонажи. Видеться с ним, а уж тем более слушать его, я не хотел. Но что оставалось делать?

Конечно, я мог бы сейчас не идти вниз, а быстро пройти дальше по коридору и спрятаться в туалете, пока он не поднимется .

Однако это было бы слишком глупо. Я взрослый человек, а веду себя как ребенок и прячусь от какого-то чувака…

Когда за мной зажурчала вода, на лестнице уже было тихо .

ГЛАВА 4 Москва — это огромное существо, которое пожирает все, до чего только может дотянуться, и превращает жизнь в коктейль .

Куча разных стилей, людей, идей. Эклектика Москвы ужасна, но в ней все-таки есть свой шарм. Тут и жизни вперемешку .

Но чем ближе к центру ты находишься, тем город становится краше. Убогие спальные муравейники преображаются в невысокие восьмиэтажные дома. И с каждым новым кольцом все только лучше, как на мишени. Сто очков. Мой институт находился в самом центре — внутри Бульварного кольца. Его двери выходили на переулок с односторонней дорогой, по которому изредка проезжали машины. Невысокое трехэтажное здание никак не выделялось на общем фоне. Найти институт можно было лишь по табличке с названием, висевшей у двери под зеленым козырьком. В дождливую погоду тут помещалось ровно семь человек с сигаретами .

Впрочем, вернемся ко мне, я тут пока еще основной персонаж. Распахнув легкую дверь института, я вышел на улицу и остановился. Достал телефон, создал заметку и вбил туда в столбик все буквы алфавита. Напротив каждой оставил место, куда планировал вписывать слова, связанные с моим творчеством. Забив первые четыре слова, довольно хмыкнул. Нужен был план действий. Проверив социальные сети и сделав пару звонков, не смог выцепить ни одного из своих друзей. Дома ждал компьютер, фильмы и игры, но я был бы последним лохом, если бы предпочел это простой прогулке в столь славный день. И вот я стоял и размышлял о том, куда бы мне податься. Вариантов было несколько. Choose your destiny .

Красная площадь. Всего пятнадцать минут ходу — и я могу оказаться в центре нашей необъятной. Что тут можно увидеть?

Например, толпы туристов, аккуратно выстраивающихся для

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

фотографий на фоне Спасской башни. Или же современный Охотный Ряд, где раньше обитали жирные крысы и фокстерьеры, а сегодня горожане затариваются шмотками и ходят в единственный платный туалет в округе. Серьезно. Если приспичит помочиться, то лучше пойти в ГУМ: в торговом центре с многовековой историей можно поссать бесплатно. На Красной площади обязательно подойдите к нулевому километру, где проходит без пяти минут священный ритуал. Согласно неписаным правилам, любой турист должен встать в центр нулевого километра, покрутиться и бросить монетку за спину. Чтобы вернуться или на удачу. Согласно этим же правилам, местный бомж должен терпеливо ждать и затем подобрать монетку сразу после ее падения на брусчатку. Наблюдает за этим трио замечательных персон:

Сталин, Ленин и Николай II. Несмотря на старые распри, сегодня они терпеливо сидят на раскладных табуретках у Исторического музея и предлагают сфотографироваться за несколько сотен .

Настоящий социализм. Хоть кто-то зарабатывает на косплее .

Второй вариант — Старый Арбат. Если вы добродушны и открыты для мира, то после Арбата ваши карманы будут набиты флаерами, рекламами и листовками: их тут разве что в мороженое не подкладывают. Арбат — еще одно место скопления толп туристов и приезжих из других городов России. Распознать таких залетных очень просто, достаточно найти коров. Их тут парочка, стоят они возле сетевых кафе. Многие приезжие считают своим святым долгом сфотографироваться с такой коровой в самых идиотских позах. «Давай изобразим, что ее насилуем!» — «Не, давай я залезу сверху…» — это реально убого. Сами поймете, если увидите. Проходящие мимо японцы с камерами фотографируют глупых русских, чтобы потом детям показывать вместо обезьян, которые, впрочем, в Москве тоже есть .

Каждый день на Арбате кипит жизнь уличных развлечений .

Так, в начале улицы вы неизбежно наткнетесь на ряды шаржистов. За цену отсутствия у вас вкуса они готовы превратить вас в однотипного гротескного урода. Подобные шаржи потом ставятся в сервант и показываются друзьям: «Смотрите, у Машки же

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

и правда такие брови большие! А как он изобразил ее сидя на Петьке, эх!» Да. Впрочем, никогда не стоит забывать — у всего своя целевая аудитория. Кроме рисовальщиков, тут есть и другие представители творческих дел. Некоторые буквально живут здесь годами. Эх, Арбат — удивительное место!

Поразмыслив, я решил и туда не ходить, а поступил вот как:

отправился вниз по переулку, пересек Арбатскую площадь, попал на Гоголевский бульвар и пошел в сторону набережной. По дороге заглянул в «Дно», поздоровался с Эдом и заказал себе разливного лимонада. Чтобы как в Советском Союзе, хоть я и не помню, как там было. Эд поинтересовался о моей книге, на что мне пришлось скривить лицо, обозвать его несносным торопящимся критиком и быть посланным за это на много букв. Раз, два, три .

После я получил свой лимонад и продолжил путь. Я не торопясь побрел по бульвару и с каждым новым глотком все больше проникался прелестью дня. Поразительно, как мало порой нужно человеку для счастья, вроде просто стаканчик, а я ему рад больше, чем… чем… чем чему-нибудь, что должно вызвать больше радости. Короче, Д — детали. Отличное слово в копилку!

Размышляя об этом, я без оглядки прошел мимо темного памятника-фонтана Шолохову. Большая лодка на постаменте. Он сидит в телогрейке и смотрит в сторону улицы, где когда-то жил .

Позади из гранита вверх торчат головы лошадей, расплывающиеся в разные стороны. Иллюзию движения создает поток воды, стекающий вниз. Символизм автора. Раскол России на два лагеря. Мрачно. Должно быть. Но если добраться сюда в середине лета, головы лошадей будут оккупированы стаей детей, купающих ноги в фонтане, а рядом в лодке с Шолоховым будет сидеть подвыпивший десантник в тельняшке, фоткающийся на память с «мужиком в лодке». Символизм жизни. Современность сидит на головах прошлого и не думает о нем. А зачем? Люди всегда были такими. Наша хата всегда с краю, а после — хоть потоп .

Если мы помним историю, то только потому, что так надо. Еще десять-пятнадцать лет — и Великая Отечественная будет забы

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

тым мифом. «Воевавших дедов» не останется, а вместе с ними уйдет последний повод верить в значимость победы. Так было раньше, так будет и потом. А как только о прошлом забываешь, с ним начинают играть. Моделирование выгодного прошлого .

Все как Оруэлл прописал. И вот в какой-то момент окажется, что Наполеон защищался от безумных русских, а сам был свой в доску парень. Впрочем, действительно — моя хата с краю. Мне двадцать четыре года, я симпатичен, умен и одеваюсь со вкусом .

Пусть этот мир и трещит по швам, но я в нем явно не аутсайдер .

Так что продолжу плыть по течению, прогуливаясь по солнечному бульвару со стаканчиком лимонада. Так-то .

Мимо меня проходило множество людей. Отличительная особенность москвичей — наше фирменное двуличие. Стоя в метро, каждый из нас умеет скривить максимально наплевательскую морду, выражающую чистое презрение ко всем окружающим. Мы врубаем наушники и отключаемся от внешнего мира, который нас раздражает. Но стоит выйти в парк или на бульвар, и все преображается: в компании парочки друзей москвичи расцветают. Мы снимаем маски и становимся жизнерадостными и веселыми ребятами, думающими о будущем и умеющими развлекаться. Вот и сейчас вокруг меня царила исключительно приятная атмосфера. Мамы прогуливались со своими ребятишками, влюбленные парочки о чем-то радостно шутили. Я шел мимо прокатных велосипедов, мимо пробегающих девушек и парней, решивших бороться за свою фигуру, мимо цветастых плакатов и афиш .

Может, куда-нибудь сходить, если найду компанию? Ходить одному на выставки или спектакли как-то совсем не для меня, хотя свои плюсы есть: гуляя в одиночку, склеить милую даму значительно проще .

Я прошел весь бульвар, за ним, через дорогу, возвышался белый храм с золотыми куполами, а еще дальше — начинался Патриарший мост, который тянулся через Москву-реку, Болотный остров, Водоотводный канал и заканчивался рядом с «МузеоКИРИЛЛ ЛАМПОВЕД ном». Туда мне и нужно. Мост всегда был переполнен людьми, даже в будни, а особенно по субботам: широкий и длинный, он по совместительству был замечательной смотровой площадкой. С него открывались хорошие виды на город. Слева Кремль, большой и величественный символ нерушимости и силы власти, гордость патриота, страх для врагов и красивая фотка для всех остальных. Справа «Красный Октябрь». Когда-то один из главных кондитерских заводов страны, красный кирпич, большая вывеска и множество сладких воспоминаний. Ныне его постигла судьба большей части заводов Москвы. Промышленность стране не нужна. Теперь тут «арт-плейс», усеянный клубами, маркетами, школами, где проводятся воркшопы, и прочими «модными»

вещами. Иногда там бывает весело, но чаще чувствуешь, что ты ошибся вселенной и твой мир в какой-то другой реальности .

Проходя по мосту, я решил остановиться и насладиться видом. А заодно еще и покурить. Не знаю по какой причине, но в моей голове есть четкая установка, что курящий на ходу человек выглядит хуже, чем стоящий. Мало кому удается курить по дороге и при этом хорошо выглядеть. А вот красиво стоять с сигаретой большого труда не надо. Забивая себе самокрутку из табака со вкусом чернослива, я думал о книге. Написать ее сложнее, чем казалось вначале. Мало красиво излагать свои мысли на бумаге, нужно еще насобирать этих мыслей на целую историю и расставить их в нужном порядке. Одна к одной. Без промаха. Как сделать историю интересной, а главное — цельной, единой? Кстати, Е — единство. Ха! Как легко у меня получается сочинять эти слова! Так я быстро приду к успеху. Единство хорошей истории и персонажей. Продуманных персонажей, со своими эмоциями и историей. Осталось понять, где их взять .

Пока я забивался, рядом со мной появился незнакомый мужчина. Потрепанный и побитый, лет пятидесяти. С ямочками на лице. Настоящий пьянчуга. На нем было длинное распахнутое пальто, такое же потрепанное, как и он. Глаза не выражали никаМОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА ких ярких эмоций. Он смотрел на меня, а я смотрел на него и молча продолжал забивать. Когда сига была завернута и оставалось просто положить ее на губы, он обратился ко мне .

— Уважаемый, а не найдется ли закурить? Я, — лицо расплылось в улыбке, оголившей полусгнившие зубы .

Ну конечно, чего еще стоило ожидать? Обычно я церемонно говорю, что у меня нет сигареты, но в этот раз поступил иначе .

Молча протянул бродяге свою забитую самокрутку, а сам принялся забивать новую. Похлопав по своим карманам, он спросил, есть ли у меня зажигалка. Из джинсов я извлек коробок спичек и протянул ему. Обратно брать отказался и достал из рюкзака зажигалку. Гигиена .

— Ай, спасибо. Спички — вещь полезная. Я-я-я. Добро должно возмещаться! Вот тебе от меня подарок, — он достал из внутреннего кармана пальто маленькую потрепанную книжицу. Евгениус Брод «Как я не спился и написал это» .

— Что это такое?

— Подобрал на ништяках. Выглядит ничего. Я. (Он и правда вечно говорил это поганое «я». Прям без остановки. Я.) В букинистическом за нее, наверно, рублей двадцать дадут, я, но мне кажется, что тебе она нужнее. Забирай, мне не жалко .

Деваться было некуда, пришлось протянуть руку и взять книжку. Не гигиена .

— Спасибо, — ответил я и, не зная, что делать, убрал книгу в рюкзак .

Я ожидал, что после получения сигареты он пойдет по своим делам. Однако незнакомец явно нуждался в общении — он облокотился на перила моста и спустя пару минут начал беседу .

— Меня Пашка зовут, я, а тебя как? — он протянул мне свою морщинистую руку с облупившейся кожей .

Изобразив, что не могу ее пожать, т. к. держу сигарету, я ответил:

— Я Кирилл .

— О, прям как тот, кто алфавит к нам принес. Слыхал о таком?

— Конечно. С ним еще Мишка был, они на двоих грамоту

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

и толкали .

— Аха-ха, Мишка… я… — мой новый друг залился искренним смехом, перебивающимся мокротой, забившей его прокуренные легкие. — Знал я одного Мишку. Тоже толкал. Его при Ельцине посадили, так и сидит. Теперь у него своя грамота, не нашенская, — очередная пауза. — Кстати, отгадай загадку. Чем ворон похож на письменный стол?

— Уже было, дядя. Там в ответе должна идти английская игра слов про заметки/звуки и плоскость/тупость, но моего знания английского сейчас не хватит, чтобы ответить на это .

— Понятно, значит, книжки читать умеем. Я. Это правильно. Я вот недавно на помойке Стругацких подобрал, и прям на сердце приятно стало. Перечитал раз пять. Замечательная книга, замечательные авторы. Литература, она ведь формирует сознание .

Не как эти телики поганые, в которых сейчас только гениталии сплошные. Ты его смотришь — тебе в голову помои льют. А потом обсыхаешь, и в башке вообще пусто. А с книгами не так. Они глубоко в душу западают, впечатываются в мозг. И может, забудешь, но в голове навсегда останется и будет на решения влиять. Понимаешь? Соображалку развивает .

— Да, понимаю и полностью согласен .

— Я ведь это, раньше профессором был. Я-я-я. Преподавал, уму-разуму учил. А сейчас вот, стою в лохмотьях и сигареты стреляю .

— А что случилось?

Мне разом было и интересно, и наплевать. Спросил, наверное, больше из вежливости. Он рассеянно уставился в никуда .

— Жизнь случилась. Я. Набросилась и растрепала в клочья .

Следующие несколько минут мы вновь провели в молчании .

— Вот скажи мне, Кирилл, ты в Бога веришь?

— Не знаю, не встречал .

— Я, то есть Ё, — он замолчал на несколько секунд. — Ёрничество. Вот вы, молодежь, сейчас все такие. Вам все паясничать, выпендриваться. Хи-хи, ха-ха, а за душой ни шиша. Пустышки, нули. Жалко. Столько сил в вас вкладывают, а вы как говно себя

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

ведете. Я. Вот ты, — он выдохнул очередную порцию дыма и отрицательно покивал головой, — вроде парень не глупый, а в Бога не веришь .

— Не улавливаю как-то связи между этими двумя вещами, — в тот момент я еще не понимал, что меня ждет нудеж похлеще Дани. — Можно быть глупым и не верить, а можно быть умным и верить. Тут каждый сам решает, я считаю. Это как с сериалами .

Кто-то смотрит, кто-то нет. Каждому свое, и нечего тут навязывать .

— Надо навязывать. Потому что, если вам, тупицам, не навязывать, вы же сами ни черта делать не будете. Я-я-я. Нет в русских самообразования. Животные мы. Волю дай — и будем в говне сами рыться, пока свиньи на нашем месте за столами пируют. Уроды мы. И без сильной палки и указаний ничего сделать не сможем. И в Бога надо верить. Это тебе не сериальчик поганый! — сказав это, Паша сделал большую затяжку, снова откашлялся мокротой и ругнулся .

— Я так и не могу смекнуть, с какого рожна мне надо в Бога верить?

— ЗАТЕМ, — это слово новый знакомый сказал особенно выразительно, подчеркивая его интонацией и протягивая гласные. — Вот скажи, в чем смысл жизни?

— Еще лучше. Я думаю, что у каждого этот смысл свой. Нет какого-то единого шаблона .

— Ну и какой у тебя?

— Хм… не знаю… наверное, написать книгу и прославиться .

— Херота это все. Я .

— Эй, ты сейчас идею моей жизни херотой назвал .

— Я херотой назвал все смыслы жизни. Я-я-я. Посмотри на меня, — он развернулся в мою сторону, — я грязный, брошенный. Моя дочь умерла у меня на руках, когда ей было пять .

Пять лет, Кирилл! Совсем маленькой была, я-я-я, — мне показалось, что в его глазах промелькнули слезы. — Дальше все пошло по накатанной. Житейский сценарий. Не выдержал, начал пить .

Жене надоело терпеть, сбежала с хахалем. Я стал еще боль

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

ше пить, я, меня поперли из вуза. Вот хожу теперь по помойкам шарю. Государственных подачек хватает только на коммуналку. Живу черти как. В ЧЕМ МОЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ?! Я? Скажи мне! — не дожидаясь моего ответа, он продолжил: — Не можешь?

Вот! Я! Знаешь, почему не можешь? Нет этого смысла. Правда в том, что все мы приходим на эту планету только ради того, чтобы сдохнуть. Мы придумываем себе жалкие смыслы, чтобы хоть как-то оправдать свое никчемное потреблядское существование и всю ту чудовищную мерзость, что совершает человечество. МЫ НИЧТОЖНЫ! Каждый из нас просто пустое место. Я пуст, ты тоже .

Все пусты. Младенцы, подростки, взрослые и старики. Все. Мы просто черви, паразиты! Живем, помираем и ничего не оставляем! Все наше наследие только для таких же термитов, как мы! Ни для кого больше!

Паша вздохнул и сгоряча плюнул. Явно эта речь давно крутилась у него на языке. Вот только сказать ее было некому. Мне стало жаль мужика, ведь он и правда никому не нужен. Даже если завтра он умрет в центре города, то его просто быстро увезут в морг, и дело с концом. Считай, что и не было. А сколько таких еще в городе? А в стране? Мире? Хотя в то же самое время его наезды заставляли меня думать, что, может, и черт бы с ним. Не будет так огрызаться. Я-я-я! Что? Нехорошо так о людях думать? Да пофиг .

Он продолжил сразу после того, как отдышался.

Голос его стал сиплым, тихим:

— Знаешь, зачем верить в Бога? Я? Потому что если в него не верить, то получится, что во всем этом мире ты лишь маленькая вошь, никому не нужная и ждущая своей очереди. Один, брошенный. Я. Страшно одному. Очень страшно. Я в Афгане в войну был. Не было так страшно, как от одиночества. А Бог помогает. Он становится спутником, собеседником, внутренним огнем. С ним ты не одинок, я. И после смерти не пропадаешь навечно. Ты есть где-то в другом месте, там все хорошо, — говоря это, он смотрел в небо, — в Него надо верить. Надо. Понимаешь?

— Да, понимаю, — понимал? Да. Соглашался? Хрен .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Умиротворение пропало с его лица.

Собеседник нахмурил лицо и рявкнул:

— Ничего ты не понимаешь, бестолочь! Я! Когда-нибудь, может, поймешь, но не сейчас!

К этому моменту он успел докурить сигарету до фильтра .

Бросив бычок в реку, незнакомец развернулся и ушел, не сказав больше ни единого слова. Я постоял еще пару минут и двинул в противоположную сторону. Меня правда не особо колышут судьбы одноразовых знакомых .

«Музеон» — длинный вытянутый парк вдоль набережной, созданный вокруг Центрального дома художника. Типичный образец новой Москвы, где все делали из камня и дерева. Я шел, погруженный в свои мысли, когда неожиданно в них ворвались чужие слова:

— Аккуратней!

Справа меня обогнали двое парней на лонгбордах, один высокий, как шпиль, за ним второй, ниже и с темной бородкой .

Чуть позади ехала девушка с растрепанными темными волосами, свисающими до бедер.

Проехав, она оглянулась в мою сторону и крикнула:

— Это велодорожка, кретин! Вали на тротуар!

«Ну и сука», — подумал я про нее. Парки для пешеходов. Хотя девушка была права. Я и правда шел по велодорожке. Ну и сука, подумал я про себя. За «Музеоном» ждал Парк Горького — самый молодежный в Москве. Целый день тут слоняются толпы людей и постоянно что-то происходит. Приятное место, в котором всегда можно провести время. Но по правде говоря, добравшись сюда, я успел изрядно задолбаться. Прогулка подзатянулась, и нужна была бодрая альтернатива. Я скучал в одиночестве .

К счастью, спустя тридцать минут моего бесцельного шатания по парку зазвонил телефон, это был один из тех знакомых, кто несколькими часами ранее не взял трубку .

— Хей, Кирилл! Что делаешь?

— Привет. Жду, пока меня спасет от безделья эпизодический

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

персонаж, о котором никто никогда и не вспомнит .

— Тогда у меня есть для тебя отличный варик. Сегодня в десять вечера у меня диджей-сет в клубаке на Тверской .

— Там нормальный клуб?

— Нет, но какая разница? Мне платят, и есть проходка на парочку человек с бухлом. Есть желание?

— Клуб с халявным алкоголем? Диктуй адрес .

ГЛАВА 5 До встречи в клубе оставалось еще несколько часов, поэтому я рванул домой. Нужно было взять денег и что-нибудь перекусить. Жрать в клубах — для меня непростительная роскошь (нет, не нищий, а экономный). Да и выглядит эта роскошь слишком странно: все танцуют, пьют, а ты сидишь и уплетаешь карбонару. Когда я пришел домой, никого не было. Приятный домашний уют одурманил своей магией. «Может, никуда не идти и остаться дома? — подумал я. — Полежать на кровати, позалипать в телефон. Но нет, глупо тратить свою молодость на лень». Ага. Достав из рюкзака книгу, которую дал мне «бывший профессор», я еще раз внимательно на нее взглянул. Конечно, я прекрасно понимал смысл этой вещи. Дальше по сюжету тривиальной истории мне необходимо было читать ее от начала до конца и, как бы проходя путь вместе с автором, в конечном итоге потерять книгу, но обрести понимание, как же начать писать свою собственную историю .

Круто? Не очень. Я решил немного ускорить события и сразу же начать с потери книги. Ее обложка хорошо смотрелась на дне корзины рядом с пустой пачкой молока и пакетом от макарон .

Искусство в массы .

Чтобы перекусить, я на скорую руку нарезал себе пару кусков хлеба с ветчиной. Потом, заливая это кружкой горячего чая, стоял и смотрел на Останкинскую башню, видневшуюся из окна. Мне она всегда напоминала ракету с бетонными струями пламени внизу. Правда, после появления на ней экранов она стала выглядеть как билборды в Токио. Я могу так судить по кино, ведь сам я никогда не был в Японии. Может, там все по-другому. А может, и нет. Мне-то какая разница?

Приодевшись чуть лучше обычного, я вышел на улицу .

Немного опаздывал, но ничего. Вовремя в клубы приходят только неудачники. Двор дома и проспект за ним наполнялись теплым

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

вечерним светом. «Я люблю ночь за то, что в ней меньше машин…» — пропелось у меня в голове .

Вроде бы плевое дело: идти по улице. Для кого-то да, но не для меня. Я притягиваю к себе истории. То есть вы вот зайдете в продуктовый магазин, купите себе вина и довольный пойдете по своим делам. Со мной этот трюк не прокатит: как-то я решил покурить на Садовом кольце и встретил пропитого бомжа, который, глядя в сторону посольства, крикнул: «Факкинг фагготс, вей джендж ве рулс! Йор ноу уот айм сеинг?» А после просто ушел. Так и не понял, кто это был. Я притягиваю к себе подобные события и, наверное, даже благодарен этому. В конце концов, именно они делают любую историю интересней .

Так случилось и в этот раз, хоть и без бомжей.

Когда я шел в сторону метро, возле меня остановилась старая иномарка: окна почернели от толстого слоя тонировки, а откуда-то из жерла чудовища доносились страшные душераздирающие звуки:

Едем ровно, шпилим гладко, У нас все на мази, правда, братко?

Любому мусору — вежливый поклон, Главное — не спали пистон Я стоял и ждал развития сценария. В таких случаях произойти может что угодно. Время приключений? Нет. Одно из боковых окон медленно опустилось, и в нем показалась большая и знакомая ряха .

— Кирюха, Уася, емана! Ты чель?

— О, Тоныч. Здорово!

— Садись, ек-макарек! Тебе куда?

— На Пушкинскую .

— О, ништяк. Подкину без базару. Крюк для другана не проблема .

Почему бы нет? Я позволил тонированному монстру сожрать мое тело. Стоило мне захлопнуть его пасть, как он вздрогнул, рявкнул и рванул вперед. Тот неловкий момент, когда ты сам хочешь пристегнуться. Тоныч — мой одноклассник, с которым

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

мы раньше жили в одном дворе. Тогда он был ниже ростом, легче килограмм на сорок и звали его Антон Зубилов. За попытку назвать его Зубилом любой тут же получал неплохой, по школьным меркам, удар правой в челюсть. Сейчас он мало был похож на того прыщавого Тоныча, задиравшегося в школе на отличников. Появились признаки мужества, и больше наглости в глазах .

Из простого забияки в натурального бандита. Но я чувствовал себя спокойно, в школе мы часто ошивались вместе, и кому-кому, а мне точно в его компании ничего не угрожало. Людей такого типа обычно называют «ребята с нашего двора». Кто-то с такими друзьями десятки лет, но обычно после школы вы разбегаетесь по разным вузам и перестаете общаться. С Антоном так и вышло .

Сложно вспомнить, когда мы виделись в последний раз .

Как я говорил, в школе Тоныч был тем еще типом. Он любил враждовать с преподавателями… со всеми, кроме учительницы по биологии. С ней они как-то ладили, даже вместе в курилку ходили. После девятого класса парень отправился в ПТУ. Получил специальность и с легкой руки служивого отца попал в армию. Тыжмужик! Нормальный среднестатистический парень .

Ни дать ни взять .

Мы ехали быстро, шашкуя и обгоняя всех на своем пути .

Внутри было по-настоящему темно. Проигрыватель продолжал выблевывать невнятные звуки, которые смешивались с фальшивыми хрипами баса где-то сзади. Складывалось впечатление, что я уже все, в клубе. Только не в том, в каком хотел бы. Но это было лучше, чем ехать с открытыми окнами: если бы кто-нибудь снаружи увидел, что я слушаю такую музыку…

–  –  –

— Музон тебе норм, не мешает?! — музыка играла настолько громко, что Тонычу приходилось кричать, чтобы я мог что-то услышать .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— В порядке! — крикнул я в ответ .

— Тоже рэпчину слушаешь?

— Редко, но бывает!

— Русский или пиндосский?! — последнее слово он прокричал с особым акцентом .

— Русский. Америкосовский совсем не канает! — ибо кто я такой, чтобы спорить .

— Красава, Уася, дело говоришь! А кого из наших слушаешь?!

— Да разных так-то. Что попадется. Чаще что-нибудь околоумное вроде Аллюзионика!

— Эу, брат, не в ту степь идешь! Не люблю этого пидора! Он какую-то чушь гонит непонятную! Умничать пытается, выдумывает постоянно! Правды в его текстах нет, вот в чем беда! Понабрал всякого говна в своих институтах, а теперь думает, что русскую душу понял! Вот ты лучше Плуто послушай! В сердце порой бьет, как он ровно нашу жизнягу описывает! Без фальши этой левой!

— Так, может, для кого-то и тексты Ника не фальшь, а жизнь?!

— Да для педиков и петухов его тексты! Серьезно, не слушай эту лажу! Знаешь ведь, в чем прикол?! Он же не наш! — Тоныч внимательно посмотрел на меня, чтобы я точно осознал всю силу мысли. — Он пиндосский! И приехал он сюда, чтобы нормальных пацанов типа тебя зомбировать! Подосланный казачок! Они ведь сюда едут, к нам, на Родину-матушку, баб наших долбят, экономику ломают, а потом обратно к себе линяют! Уроды, вот кто!

Возникают такие моменты, когда ты прекрасно понимаешь — твой собеседник только что сказал очень глупую и несусветную чушь. И вроде бы ты можешь попытаться объяснить ему, что он вроде как и не прав, но это не сработает. Никогда не срабатывает. Тебя не поймут и выставят идиотом, или ты обречешь себя на многоминутные лекции об идеалах и неправильном понимании бытия. Я этого не хотел. Его мыслей мне было уже достаточно. Поэтому я выбрал лучшее возможное поведение — промолчать и устроить передышку. Это сработало, и скоро разговор пошел по другой стезе. Жаль, что с музыкой в машине так не получалось .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

–  –  –

— Че, как твоя Ж?! — музыка продолжала орать, и мы орали вместе с ней .

— Ж?! — не понял я .

— Жизнь как, рассказывай! Че худой такой?!

— Моя сила в З!

— З?! — не понял он .

— Знания!

— Ха! А моя сила вот, — он показал свои накаченные руки. — Левый коронный, правый похоронный! А ваще, че как?! Где трудишься, че двигаешь?!

— Нормально все .

— Что?!

— Нормально все! Сейчас подработками перебиваюсь!

— А че не постоянная работа?!

— Не могу я найти для себя пока такую постоянную работу, чтобы не тошнило! Все какая-то лажа!

— Уася, аллергия на работу лечится увеличением зарплаты, — Тоныч улыбнулся, довольный своим остроумием, скачанным из интернета. — Ты не против, если я покурю?! — не дожидаясь ответа, он полез к полочке под магнитолой. Там лежала белая пачка с непримечательным узором, откуда он извлек сигарету с фильтром цвета пробки (символом всех сигарет с мерзким запахом). Антон достал полупрозрачную зажигалку, прикурил и немного опустил свое окно. Легче не стало: салон начал заполняться смрадом. Он вливался в легкие, впитывался в одежду и заставлял думать о том, что пора бросать курить. Сам я дымить не хотел. Но это было единственной возможностью спастись от зловония. Ты меньше чувствуешь дым, когда куришь .

— Не против, если я тоже покурю?!

— Валяй!

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Я достал из рюкзака табак и начал забиваться .

— Опа-опа, че интересное?! — в глазах Тоныча промелькнул радостный огонек .

— Не, мимо! Чистый табак без всяких левых примесей!

— А-а-а, я уж подумал, ты из этих, — он кивнул в сторону, — и че, нормальная тема?!

— Да. Чувствуешь хотя бы, что не зря травишься!

— А мне зафигачишь?!

— Не вопрос!

Я отдал свою самокрутку ему, а сам скрутил новую. Тоныч выкинул дешевую сигарету в окно, в машине скоро должен был появиться воздух .

— Че, как твои дела, Тох?!

— Мои?! Нормально! — он посмотрел в зеркала заднего вида и немного прервался. — Предложение еду делать своей крале!

— Нефиговый поворот! И когда ты сказать об этом хотел?!

— Хех, дружбу не планируют, про любовь не кричат, правду не доказывают! Знаешь, как говорят?! Не надо о таких вещах громко! Чувства, еманарот, они такие!

— А с чего решил-то жениться?! Повод какой-то есть?!

— Да пора уже, че! Погулял пацаном, и хватит! Баба классная! Мозги не парит, пожрать приготовит всегда! Да и симпатичная! Такую упускать нельзя, сам знаешь! Тут как на рыбалке, вовремя не подцепишь — и соскочит!

— Не поспоришь! Как свадьбу справлять будете?!

— Ну это уже сама пусть решает! Кому праздник — кому оковы! Хех! Но я думаю, все как у нормальных людей, че мы, уроды какие-то?! Платье белое, выкуп, ЗАГС и огромная поляна в ресторане! Чтоб все знали, Антон и Ольга теперь в любовном союзе!

— А давно вместе?!

— Да два года уже! Как с армии вернулся, так сразу и это! — Антон только сейчас заметил, что мы орем, и сделал музыку тише .

— Как, кстати, там в армии было? Весело?

— Мне-то да. Я с двумя торчками служил, так что очень все в поряде. Эти Уаси по дружбе накуривали. Пару раз от старших

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

огребал, но все за дело, так что без обид. Вот только с бабами напряженка. Вообще никаких не было. Даже у комдива не дочка — сын. Попадалово конкретное. Да еще и с мобилами залет: раз в неделю давали. И это, как трубу получишь, так сразу сваливаешь типа уединиться. А в казарме-то где уединишься?

Где придется. Но бывало всякое. Так и жили, — он усмехнулся, и следующие несколько минут в салоне вновь было тихо, не считая уродского рэпа, который продолжал играть, пусть и с меньшей настойчивостью .

— А ты сам служил?

— Не, по состоянию здоровья не прошел. Плоскостопие .

— Везуха. Я бы сам не пошел. Долг родине. Не помню я чтото, когда я государству столько бабла задолжать успел. Сколько там сейчас? Двести, триста рублей? Ну в баню! А бегать надоело. К тому же сейчас всех на год толкают, че не сходить-то?

А на эти же двести рублей я вон, тачку взял, — Антон хозяйски похлопал по рулю .

— Раз тачку взял, значит, деньги водятся. Работаешь?

— От работы дохнут пони, ну а я бессмертный кони, — после каждой такой фразы Антон замолкал, чтобы я мог осмыслить крутость сказанного. — На двух работах вкалываю. В основном на складе грузчиком. А когда маза есть, еще и в одном месте подрабатываю .

— И нормально платят?

— Ну я грузчик не простой, а на штабелере. Это такая машинка, которая паллеты таскает. Мы типа элита складская, вот под сорок рублей и выходит с переработками. Слыхал, что где-то штабелеры и больше получают. Но еще слыхал, что и где-то меньше, так что я норм попал. Фирма фартовая. Ну и за халтурку еще десять-пятнадцать выпадает .

Как бы смешно это ни звучало, но я никогда не зарабатывал столько денег. И уж точно никогда не тратил столько денег на себя. Когда был моложе, сливал часть денег родителям. Типа взрослый, все дела. А сейчас вроде я постарше, но из-за отсутствия постоянной работы я вновь был ни с чем. Купить с зарпла

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

ты телефон для меня всегда представлялось чем-то невероятным, не из моей жизни. Вот и сейчас в голове промелькнула куча разных идей, как я мог бы жить с деньгами Тоныча: три раза в год мотаться за границу, раз в месяц покупать новые шмотки и не испытывать никакой нужды. Было бы здорово, но работать на склад все равно не пойду .

— Нормальная сумма, у меня столько нет .

— Ну а как иначе, брат? Здесь пятерик, там косарь. Бац — и хана бюджету! А кушать-то хочется. Да еще и с бабой. Ты ее в кабаки води, цветы дари, платье купи, на моря вози и все такое .

— А кому сейчас легко?

— Да вот есть такие. Вон у меня друган. Его пахан — большая шишка (Антон поднял указательный палец вверх) в одной госшараге. Так там все ништяк, что ни говори! Тачки дорогие, телки сисястые. А когда пацана полицаи ловят, то уже через час отпускают и извиняются в придачу. Круто, а? Сейчас учебу заканчивает, а ему уже и работу нашли, чтобы сидел, ничего не делал и бабки хапал. Вот так вот оно делается. Главное — правильно наебать, и дальше все в гору идет .

— Но постоянно так делать тоже не варик. В конечном итоге тебя самого натянут .

— Ну это-то да. Тут главное — успеть навариться и чистым слезть. Бабос правит миром .

— Или же миром правит алчность и тупость людей .

— Хах, ну ты и сказал тоже. Алчность, ек-макарек .

Не алчность, а желание свое место под солнцем намутить. Что в этом плохого?

Так, слово за слово, песня за песней мы докатились до Пушкинской площади. Странное место. Почему-то я здесь часто оказываюсь, хотя тут нет ничего, что могло бы меня заинтересовать. Магия улиц .

— Приехали. Ну что, Кирюх-братух, рад был тебя видеть!

— Да, я тебя тоже! Здорово, что у тебя все хорошо. Своей будущей жене привет передавай .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Да, обязательно!

Мы пожали друг другу руки, и я вырвался из лап тонированного монстра. Перед тем, как успел закрыть дверь, Антон вскрикнул:

— Кстати, я же тебе сказать забыл. Я отцом скоро стану!

— Ого! Одна новость круче другой. Когда?

— Да вот через полгодика буду уже ляле подгузники менять .

— Здорово. Мои поздравления .

— Спасибо на добром слове. Бывай!

В тачиле вновь загромыхала музыка, под которую он уехал в закат .

Я еду быстро, накатываю жару, Биток ревет, мотор ревет .

Сейчас еще словлю приходов пару, А хип-хоп мне кача задает!

Я стоял у дороги, где он меня высадил, и пытался разобраться в людях. Что ими движет? О чем они думают? Какая у них логика?

Кто прав: я или они? Впрочем, скоро я забил и на это .

ГЛАВА 6 После тонированной машины вечерняя улица показалась непривычно светлой. Правда, в Москве это норма. Центр здесь всегда светится так, что ночь отличается от дня лишь оранжевым цветом ламп. Плюс почти все заведения открыты круглосуточно .

Цивилизация. Вот и сейчас все вокруг меня жило в привычном шумном ритме. Разве что молодежи на улице стало побольше, а пожилых поменьше .

Мне предстояло решить, что делать. Вариантов было, в общем, всего два: я мог либо пойти сам искать клуб, либо сначала позвонить своему знакомому, Артуру, который и позвал меня сюда.

Он ответил с третьей попытки:

— Да-да-да, пр… вет, — голос растворялся в сплошном гуле, и было сложно понять хоть слово. — Я тут… немн… го в замесе .

На в… оде… пустят. … минут пятнад… двадцать. Ок?

— Мужик, может, и ок, только я не понял ничего .

— Я. Мож… афте… как а… разом отм… во… Афтор .

— ЧТО?! Какой афтор?!

— …Тут… сли… ком. Я занят… Без м… ня тебя не пустят. По… ожди… я позвоню. Можешь… ChickenC. Я туда… — Ладно, какой-то посыл я уловил. Пойду в ChickenC и буду ждать звонка .

— Мой нигер… — после связь оборвалась .

Ночной ChickenC в центре Москвы — зоопарк, который расцветает с первыми холодами. Теплое помещение с дешевой жратвой и свободными столиками неизбежно тянет всех без разбору. Можно даже и без денег: приходишь, находишь столик и садишься. Днем, минут через тридцать, тебя начнут гнать мамашки с детьми, что, мол, сел, дай другим поесть, и вообще, молодежь нынче ужасная, не то что в их время. Ночью тебе никто

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

и слова не скажет. Это настоящий музей современной Москвы .

Кого тут только нет. Такой кладезь персонажей был для меня очень кстати, поэтому я решил повнимательней осмотреться .

За одним из столов примостились типичные алкаши. Опять. Я знаю, вам кажется, что в моем рассказе уж больно много таких маргиналов. Но, эй! Я ничего не выдумываю и смотрю правде в глаза — Москва кишит маргинальными алкашами, вонючими бомжами и грязными инвалидами. Факт. Эти у стола были на распутье: еще не бомжи, но упорно целятся в этот ранг. Они впятером торчали у высокого стола недалеко от входа и считали мелочь, лежащую перед ними. Судя по паре стаканчиков, горючее было, а вот закусона не хватало. Особо запомнилось существо, некогда бывшее женщиной, чье заплывшее лицо иногда поглядывало на дверь в поисках залетного с мелочевкой. Однако обратиться и стрельнуть чирик духу у нее не хватало, ведь тогда охраннику пришлось бы выгнать ее и всю компашку на улицу .

Пока же они сидят тихо, у стража курицы во фритюре нет уважительной причины их вышвыривать. Ну, подванивают слегка, но кто не безгрешен?

Охранник вообще не горел желанием кого-либо выгонять, что отличало его от коллег из соседнего клуба. Просто ему было плевать. Не как мне (гордо и высокомерно), а по-тупому (как лоху). У него наверняка есть жена, может, парочка детей, и только поэтому этот тип вынужден работать. Беда только в том, что для нормальных дел он либо криворук, либо ленив. Поэтому стоит здесь и починяет примус. Полномочий у таких ребят нет, да и обязанностей немного: гоняй засидевшихся подростков, а если что-то серьезней, то тут же зови полицию .

Чуть дальше от входа сидела публика культурней. Хотя кого я обманываю? Порой заправские выпивохи на несколько рядов культурней остальных. Они могут быть просто неудачниками без билета в хорошую жизнь. А бывают реально тупые чуваки. Вон, например, коротко стриженный парень что-то очень вспыльчиво затирает своей девке. На вид им лет по семнадцать. На его лице

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

написана тупость. Я всегда это чувствую. Рядом тусуется еще один пацан. Видать, четвертый ушел за едой, а этот невольно остался с парой, выясняющей отношения. Единственное спасение он нашел в телефоне, уткнулся в экран и делает вид, что его нет. Не везет .

За ними сидела противоположная пара — лизуны. Жесть как она есть. Девушка уже готова была раздеться и вскочить на своего парнишу, да вот люди вокруг немного мешали. Поэтому они лизались, как котята, перемешивая закрытые поцелуи с открытыми поигрываниями языками. Пиздец. Даже красивые пары в подобных ситуациях выглядят так себе, а эти вызывали только отвращение и рвотные позывы. Я чувствую, как кто-нибудь скажет: «Да ладно тебе! Они живут! Они настоящие и не боятся своих чувств и несовершенных тел. Отвали от них». Не спорю, молодцы. Только бы исчезли с глаз моих .

Еще подальше тусовались молодые любители НАСТОЯЩЕГО русского рока и колхозной романтики. Не простые рокеры, не фанаты тяжелой музыки или черных шмоток и даже не поклонники длинноволосых мужских причесок. Нет, настоящие орущие деревенские грязнюши-говнари. В чем разница?

В тотальном непонимании собственных идеалов. В наигранной и поверхностной эстетике. Не ТРУЪ, одним словом. Плохо шарят в фэнтези, плохо шарят в музыке, плохо знают жизнь своих кумиров, плохо знают вообще все. Забавные ребята. Зато как выглядят! Кожа (ну-у-у, дерматин ведь кожа, да?), обувь на гигантской платформе, сзади торба с названием какой-нибудь рок-группы или просто с изображением волков. Волки и одиночество. Оу да .

Здесь, недалеко от меня, собрались самые трушные представители этого жанра. Прыщавый, дрыщавый очкарик в длинном псевдокожаном пальто с турецкого рынка, телка с каре, выкрашенным в яркий голубой цвет, и низенький кабанчик. Что-то в духе «нас чмырили в школе, поэтому теперь мы думаем, что классные». Я верил, что такие давно вымерли .

Остальная часть населения жральни интереса не представляМОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА ла. Компашка хип-хоперов, пожилая пара на запоздалом свидании, парочка столиков с завалившимися поесть обычными ребятами и столики с представителями южных земель нашей необъятной .

Артур не звонил, так что можно было перекусить отличным миксом из вкусной курицы и траванутого всего остального. Хотя я и съел парочку бутербродов дома, но в желудке оставалось еще много места для чего-нибудь посытней .

У кассы ждала вечная очередь, состоящая из одиноких представителей всех столов, описанных выше. Миниатюрное ООН, где балом заправляют восточные работницы прилавка и полусонные работники кухни. Мне досталось место в самой длинной из очередей прямо за парнем, постоянно крутящим башкой .

Примерно тогда я четко усвоил: выдуманный мной герой из фастфуда точно не жилец. Это была изъезженная, изнасилованная обыденность, которая никак не могла никого очаровать .

Может, кто-то и мог превратить подобную историю в конфетку, но точно не я. Моих мыслей пока не хватало, и, когда я об этом думал, становилось худо. Я чувствовал бесцельную трату времени, понимал, что многие уже давно бы знали, о чем писать, но не я. Хоть одна умная мысль за всю историю, что я вам рассказываю. Ура .

Но мне все равно надо было что-то решать со своим героем .

Лука Сергеевич прав — журналистика могла стать спасением, на котором мой ключевой персонаж может прокатить всю историю. По крайней мере она была уж точно поинтереснее бургеров. Я мог бы направить своего чела с квестом в те места, где обычный человек не бывает. Пожалуй, из этого могло получиться какое-никакое приключение .

Хоть я и не знал, куда отправится мой персонаж (и куда фиговей то, что я не знал, что же там может интересного произойти), я все же немного воодушевился и даже достал телефон и быстро добавил в заметку: И — идея .

Парень, стоявший передо мной и пускающий голову по орби

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

те, на одном из витков увидел запись в заметке и обратился ко мне с вопросом:

— Нужны-ы-ы идеи-и-и?

Он выглядел как настоящий хиппи с картинки: цветные лохмотья, длинные прямые волосы и бородка. Небольшая. Его глаза выражали глубокую «начитанность», слова звучали медленно и протяжно.

Он таращился на меня и продолжал медленно жевать воздух:

— Слу-ушай, ну, каро-оч, все про-осто. Берешь и создаешь!

— Да, мен, — что ж я вечно общаюсь с кем попало, — это все здорово. Впечатления, образы. Уже задолбали, честное слово. Приключения-то мне где брать?

— Так созда-ай их, разве сложно? — он удивленно уставился на меня. — Просто надо взять и по-о-осмотреть на все-е-е-е со стороны. Оторваться от бренности-и и-и-и-и полететь .

Звучало чересчур странно. Я ничего не понял, но не придал этому никакого значения. Просто продолжил накидывать вопросы .

— Если все так просто, то почему никто так не делает?

— Ду-ра-ки. Вот почему-у. Ну а вообще, я и не говорю, чтоо легко это-о. Что-обы рисовать, кра-аска нужна, а ее кто-то-о делать должен. Во-от. Ну а то-от, кто рисует, то-от может и полететь. Но не хо-очет .

— Почему не хочет?

— Потому-у-у-у. Почему-у-у? — удивился он на мгновенье. — А! Во-от! Смелость нужна-а. Это же-е не так, что ты такой взял и по-олете-е-е-ел. Ты же-е себя уви-идишь. А люди-и не хотя-ят себя видеть, ведь никто-о не совершенен, мен. Вот ты, например, только вопросы задае-ешь, а отве-еты не знаешь. Глу-упый .

— А вот сейчас обидно было .

— Ну, може-ет, и не глупый, я-то тебя не знаю. Кстати, а че я тут забыл?

— Вы забыли заказ сделать! — мы уже подошли к прилавку, и в разговор грубо ворвалась кассирша .

— А, да-а. Мне… Биг мак .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Нет у нас биг маков, у нас курица!

— А-а, ну тогда шаурмы .

— Нет шаурмы, вы в ChickenC!

Он недоумевающе посмотрел на меня:

— Слуша-ай, мужик. А че брать-то? Меня там кореш ждет, а я тут тупа-анул .

— Дайте ему корзинку на двоих и попить средний спрайт .

Кассирша недовольно пробила все, что я сказал, взяла деньги и пошла медленно собирать заказ. Где-то примерно через вечность она вернулась с пакетом и небрежно сунула его парню .

— Спасибо тебе, ме-ен. Не глу-упый ты. Беру слова наза-а-ад .

— Не за что!

— Помни, со сто-ро-ны, — на этой фразе он повернулся в профиль, — во-от так .

— Да, понял .

— Точно-о запомнил?

— Да .

— Я верю в тебя-я, брат! Не подведи .

Уходя, он обернулся и крикнул: «Плыви по течению! Оно-о тебя само-о приведет к твоей цели». На этом наше одноразовое знакомство закончилось. Наверно, навсегда. Я заказал себе несколько кусков курицы и попить. Свободный столик был только один — у окна, недалеко от алкашей. К нему и отправился. Чтобы не слушать пьяный треп, воткнул наушники и включил музыку .

За окном стояли строительные леса, так что на улицу и людей попялиться не удалось. Откусывая куски курицы, я подумал, что слишком молод для книги. Серьезно, моего жизненного опыта еще кот наплакал, как я могу написать что-то интересное и способное увлечь хоть какую-нибудь умную аудиторию? Да и зачем мне это? Если и правда хочу писать, то мне нельзя прикасаться к клавиатуре лет до тридцати (а то и больше), а вот когда наберусь настоящего опыта и буду шарить в жизни, то тогда уже надо строить из себя мыслителя. Я согласился с собой и тут же выкинул эту мысль из головы. На хер сомнения. Просто плыть

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

по течению, и будь что будет .

Артур пришел, когда я почти все доел. На нем была расстегнутая кофта, а лицо покрывал бодренький румянец. Увидев меня, он поправил свои усы, покрытые воском, и пошел в мою сторону. Аккуратненький такой мальчик с самовлюбленным взглядом .

Взяв свободный стул рядом с выпивохами, он подсел ко мне .

— Отлично. Я наконец-то вырвался. Там вообще сейчас дичь полная, — говорил он быстро, отрывисто. Как будто он забывал следующее предложение, а потом вспоминал и проговаривал все за секунду .

— Круто, да?

— Ну, тусовка так себе, но движение идет. Как ты вообще?

Давно не виделись .

— Да нормально. В творческих поисках .

— Круто, над чем работаешь?

— Книга .

— Книга, нига? — он сделал пальцами жест west coast1. — Ну что, интересно. А я вот сеты фигачу. Сплошные выступления. Ни на что другое времени почти нет. Ты как, уже поел?

— Ага, можем идти .

— Супер, двинули. Я выступаю через час .

West Coast — хип-хоп западного побережья .

ГЛАВА 7 — Я тебе говорю, оттянуться получится как надо. Я только попозже к тебе присоединюсь. Мне аппаратуру настраивать и все такое. А ты пока можешь у бара висануть или потанцевать .

— Гуд, так и сделаю, только без танцев. Че там по алкоголю?

— Вот за это не парься, — готов поспорить, что он очень гордился тем, что сказал дальше, — я все организовал. Алкоголь тебе халявный будет. Сможешь пить, сколько влезет!

Наш путь завершился у непримечательного здания. Клуб прятался где-то внутри. Догадаться об этом было несложно: любой клуб или бар можно спалить по толпе людей на входе. Заодно так проверяется, кто там тусит и надо ли тебе внутрь. Здесь я видел якобы гламурных мудаков в супермодных шмотках из масс-маркета. Мне не надо было внутрь, но я шел. Мы обошли всю очередь на вход сбоку и направились ко вторым дверям, где дорогу перегородил бабушкин шкаф, умеющий разговаривать и выполнять болевые упражнения. Его черный пиджак я легко мог бы использовать как одеяло .

— Молодые люди, вход там .

— Я диджей, а он со мной, пропустите .

— Не положено. В очередь пусть идет .

— Ольга Глебовна разрешила .

Шкаф достал из кармана рацию и что-то в нее прорычал .

Рация рыкнула в ответ .

— Тут пропустить просят с диджеем постороннего. Говорят, Глебовна в курсе… — очередной хрип. — Вас понял .

— Можете проходить .

— Спасибо .

Вестибюль вытянулся перед нами шумным фиолетовым прямоугольником. Где-то вдали играло подобие музыки, но до нас

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

долетали лишь одинокие басы и редкие отголоски мелодии. Тише от этого не становилось: местное звуковое сопровождение поддерживалось выясняющими отношения парочками, болтающими по телефону чуваками и разным народом, который за каким-то чертом решил ошиваться именно здесь. Прямо при входе располагалась барная стойка .

— Бар-то здесь зачем?

Артур усмехнулся, его перло чувствовать себя всезнающим королем:

— Вот смотри, ссорится мужик с бабой. Какие дальнейшие действия? Она сейчас психанет и побежит хныкать, а мужик останется тут один в напряге. Что делать? А тут бац — и вывеска бара прямо в лицо. Он оп рюмочку, бармену три сотки отстегнул, и всем хорошо. А еще есть те, кому внутрь идти уже не хочется или по телефону трещат. Все пьют тут. Классная идея, кучу прибыли приносит .

Вестибюль завершался квартетом из пустовавшего гардероба, входа в клубную зону и двух девушек с бейджами. Красивых, но пустых .

— Подставляйте руку, я одену браслет. Фиолетовый браслет — это средний VIP. Он дает право бесплатно пользоваться центральным баром. Проходить в зону VIP и пользоваться бесплатно VIP-баром вы не можете. Понятно?

— Агась .

— Если нарушите правила клуба или будете мешать другим гостям, то охрана имеет право выгнать вас без объяснений .

Понятно?

— Да. А за глупые шутки меня выгнать могут?

— Да .

— Жаль, у меня с юмором всегда было трудно .

— Добро пожаловать в LuxuryPlace Club!

Ну и придумают же тупых названий. Я еле сдерживал смех, когда мы зашли внутрь, в глубины инфернального ужаса .

Клубы бывают разные. Например, есть клубы классические,

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

где много столиков, играет живая музыка и хорошо кормят. Танцпол там — элемент декора и развлечения для подвыпивших дам за тридцать. Есть клубы околоандеграундные, где собирается своя тусовка по интересам. Загляните с пятницы на субботу в Столешников переулок, на Гончарную или куда-нибудь в районе Китай-Города и Таганки — вы поймете, о чем я. Но все это симпатичные и милые варианты, бесконечно далекие от танцевальных клубов, сделанных на старый лад. Настоящая преисподняя, куда стекаются все канализационные реки города .

Существа, мнящие себя кем-то большим, чем «обычные люди», дергаются тут в конвульсиях, закидываясь таблицей Менделеева и ловя приходы. Чистый мир иллюзий со своими обитателями, верящими в собственную ширму у носа. Нет знаний, нет эмоций, нет чувств, нет умения. Вместо этого в комплекте с прическами даются глупость, похоть и вера в свое великолепие. Получается своеобразное Й — йо-йо (надо записать). Такие люди крутятся вверх и вниз по своей нитке, пока что-нибудь не собьется .

И тогда они просто беспомощно виснут и ничего не могут поделать ни с собой, ни с жизнью. Впрочем, не мне быть хейтером .

Вам нужно знать лишь одно — LuxuryPlace Club был как раз из таких «танцевальных» клубов. Мне захотелось тут же развернуться и уйти, но потом я решил променять бегство на выпивку .

— Как долго мне пить до твоего сета?!

— Пока не знаю! Сейчас схожу уточню! Я думаю, полчаса или типа того!

Мы кричали, потому что иначе ничего не было слышно. Тут всем приходилось кричать. Весь объем ушной раковины заполняла музыка, да еще какая! Репертуар напоминал танцевальные версии того дерьма, что я слышал в машине Тоныча. Причем некоторые треки прилетели из глубокого две тысячи седьмого .

Песни о том, что кто-то там хвастает телами, а кто-то что-то не представляет. Я не мог поверить, что это действительно ктото слушал. Эта музыка была хитом в то время, когда я проходил на уроках Gravity Defied1 .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Толпа плотно заслоняла мой путь к пьянству, приходилось буквально протискиваться мимо прыгающих людей. Половине вокруг было от шестнадцати до девятнадцати лет. Время чувствовать себя старым, бро. Да, я знаю, что в такие места вход строго от восемнадцати. Это вы охране скажите. Однако встречались типы и старше. Мужики с четким желанием отодрать какуюнибудь местную школьницу в сортире. Для этого у них были деньги или дурь. Судя по большому числу виляющих вокруг меня барышень с разной степенью прожарки, проблем с перепихоном здесь не было .

Среди всего этого океана хаоса барная стойка стала спасательным кругом, за который я с радостью ухватился. Спасательбармен подошел через пару минут. Он был примерно с меня ростом, чуть шире в плечах. Розовая тенниска с логотипом клуба сияла от ультрафиолета. У сердца маячило имя — Ильдар .

— Добрый вечер, что будете пить?!

— Привет, можно без «вы» .

— Хорошо, тогда хайо, братиш! Что будешь пить?!

— Эта херня на всю выпивку действует?! — я показал ему свой браслет .

— Пиво, коктейли, шоты!

— Богато! Мне тут страшно и одиноко, так что я бы зафигачил что-нибудь поубойней! Что-нибудь, что позволит мне отвлечься от этой убогой музыки .

— Она потому и убогая .

— В каком смысле?

— Простая формула. Люди слышат плохую музыку и решают напиться. Платят лавандос. Потом начинает играть хорошая музыка, чтобы в голове осталось что-то приятное и был бы повод вернуться в следующий раз, а затем снова пускают плохую для новой лаванды. Так по кругу всю ночь и шпарят .

— Черт! Никогда не думал об этом. Я не плачу, поэтому Gravity Defied — популярная мобильная игра .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

с радостью позволю такому скверному плану воплотиться. Что выпить на убой?

— «Хиросиму»?!

— Чего?!

— Абсент, бейлис, самбука, гренадин — все в горячем шоте!

Кроет как надо, только без радиации!

— «Налить вам этой мерзости? Налейте!» Да, давай, буду «Хиросиму»!

Бармен улыбнулся и отошел за ингредиентами. Если когданибудь окажетесь в незнакомом клубе один — идите к бармену .

Как правило, это самый адекватный парень на ближайшие двести квадратных метров. И он вам поможет. Напиться уж точно .

У меня вновь появилось время оглядеться. Масса людей заполняла все пространство. Кругом сновали официантки, разнося напитки, еду и… воздушные шарики. Парень за одним из столов вдохнул в себя три шара и отправил официантку за новыми. Понаблюдав, я заметил, что так с воздушными шарами здесь поступают все. Приносили их откуда-то с бокового бара .

Проследить эффект от вдыхания не получалось: уж больно все были укокошены… Если говорить о клубе в целом, то каким-то примечательным дизайном место не отличалось. Никакой самобытности, лишь сплошные вульгарные клише: там стойки с шестами для танцовщиц, вон дешевые скульптуры обнаженных женщин, а вон танцпол с подсветкой, прям как в Sims1. С потолка фигачит фиолетово-розовый свет, отражающийся от всего, от чего только можно .

Этому месту явно не хватало уникальности… или канистры бензина .

В задней части клуба я приметил два балкона для VIP-тусовок. На одном из них стоял пятнадцатилетний школяр в дорогом Sims — известный симулятор жизни на компьютерах для детей и девочек. Да, Вить. Он для девочек .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

костюме и с холеной прической. По всем повадкам он вел себя как будущий дон: руки облокотились на перила, голова от скуки чуть наклонилась в сторону. Король Лев размером с мешок для грязного белья. Стоит и осматривает свой прайд. Сзади на диванчиках виднелась еще дюжина таких же чудес с чиками .

— Что это за Улица Сезам там?! — спросил я у бармена .

— День рождения!

— В ночном клубе?! Да иди ты!

— Ага! Богатым можно все!

Передо мной оказался шот, зажигалка и трубочка. Гренадин внутри образовывал облако, напоминающее ядерный гриб .

— Это поджигать?

Бармен кивнул головой .

— Ну, за творческие пьянство! — произнес я тост .

Зажигалка, пламя, трубочка. Бум?

— Ну как?!

Нет, не бум .

Типичный очень крепкий шот без всякой надежды на приятный вкус. Дерьмо, отдававшее доктором момом, горячим потоком потекло в мой желудок. Жаль, что в барах не принято закусывать шот. Старая отцовская привычка заедать рюмочки колбаской или огурчиком мне очень нравилась .

— Редкое дерьмо!

— Ха-ха! — засмеялся бармен. — Пять минут — и вкатит отменно!

— А если бы покурил, то еще быстрее!

— В клубах теперь не курят, можешь выйти на улицу!

— И потом всю очередь стоять?! На фиг! Плюс у меня друг сейчас миксовать будет!

— Зная, как это обычно происходит, раза два еще сходить успеешь! Скажи охране на выходе, что ты покурить, — тебя в боковой карман пустят! Потом очередь проходить не придется!

— Оу, спасибо! Так и сделаю! А если я начну сейчас забивать самокрутку, охрана не решит, что я наркоша?! А то тут стремные какие-то все!

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Да она только рада будет, если ты наркошей окажешься .

Бабла больше рубануть можно: торчки лавандой сорят .

— Слушай, я тут заметил… что за фиха с шарами?!

— А, да веселящий газ там! Типа пыхнул — и весело!

— Вставляет?!

— Ну так себе! Вставляет, но как-то это отстойно — шары дуть! Лучше просто колесами закинуться!

— А я лучше пойду и закинусь табаком! К черту наркотики!

— Тоже хороший вариант!

Я забил сигарету и убрал ее за ухо. Стоило мне подняться изза стойки, как я ощутил действие шота. Вот теперь бум. В ногах и мозгу появилась легкая расслабленность, мир стал лучше .

Мне снова пришлось пролезать сквозь толпы танцующих людей. В этот раз я наплевал на аккуратность и шел быстрее, толкаясь плечами и пробивая себе путь с большей самоотдачей .

Результат: один удар меня по руке против пяти ударов кого-то по разным частям тела. Подойдя к охраннику на выходе из клуба, почему-то показал ему браслет и сказал: «Курить». Он молча кивнул на боковую дверь .

Закуток представлял собой небольшую огороженную часть улицы у входа. Весьма людное место, которое могло в любой момент переполниться из-за наплыва желающих посмолить1 .

Где бы я ни встал, неизбежно бы оказался частью какой-нибудь компашки, находящейся поблизости. Перебрав быстренько варианты, я остановился возле девушки с краю. Милое личико, аккуратненькая стрижка, приятная фигура. Умный взгляд. Редкая птица в подобных краях. По фотоаппарату на шее легко можно было догадаться, что она тут явно не из-за мартини. Пока шел к ней, быстро придумывал какой-нибудь рабочий способ привлечь внимание девушки и заговорить… ну… он сработал… — Я сперва подумал, что вы моя однокурсница, однако вы Посмолить — покурить .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

оказались намного симпатичней. (Серьезно? Это лучшее, что я придумал?) — Рада за себя и не рада за вашу однокурсницу, — ее лицо оставалось абсолютно безразличным .

— Ладно, черт с ней, с однокурсницей, — отмахнулся я, — она та еще сволочь на самом деле. Мне хотелось начать общение и познакомиться .

— И вы сравнили меня для этого с другой девушкой, которая к тому же, по вашим словам, сволочь? Ауч, — она протяжно выдула струю дыма, качая при этом головой .

— Да, это был далеко не лучший из моих скетчей .

— Верю, — либо мне показалось, либо в тот момент незнакомка немного повеселела. Так или иначе, я поверил, что лед тронулся .

— Давно увлекаетесь фотографией?

— Достаточно. А чем увлекаетесь вы?

— Вами .

— Не слишком ли нескромные и шустрые заявления? Играете в альфача? Скучно, — улыбнулась она .

— Отнюдь, — я тоже улыбался, хоть это и получалось скверно. — Ну а помимо этого я также увлекаюсь текстами и всяким таким .

— Писатель?

— Боюсь этого слова как огня .

— Почему?

— Слишком большая ответственность .

— А вы, значит, боитесь ответственности?

Черт, я опять сплоховал .

— Нет, что вы. Только ответственности, касающейся данного слова .

— Ну что ж, человек, боящийся писательской ответственности. Какую же вы преследуете цель, знакомясь с девушкой?

— Это уже во многом зависит от типа девушки .

— То есть блядь я или нет?

Да что за еб твою мать? Почему я так фейлю1?!

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Я готов покраснеть от такого вопроса, — побольше веселья в голосе, надо убедить, что я шучу, — на самом деле мне в первую очередь хотелось бы узнать, что вы за человек .

— Неужели? — она сделала ударение на этом слове и медленно кивнула головой, подняв брови (отчего ее глаза стали еще больше) .

— Да, пожалуй, это именно так .

— Что ж, боюсь вас расстроить .

Сколько раз это слышал каждый парень на планете!. .

— Ваше время занято кем-то другим?

— Это вас пока волновать не должно .

— Позвольте же узнать, в чем тогда дело?

— Видите ли, моя сигарета вот-вот догорит, а значит, мне пора возвращаться внутрь .

— Вы разбиваете мне сердце. Что ж, могу ли я вас увидеть вновь?

— Боюсь, что это очень непростой вопрос .

— И все же я прошу дать на него ответ .

— Вот что, если я и правда заинтересовала вас так же, как и ваши тексты, мой человек, боящийся ответственности слова «писатель», то вы сможете сами найти меня после сегодняшней ночи. Найдите, и, возможно, только возможно, мы сможем встретиться с вами вновь .

— Считайте, что я уже вас нашел .

Она затушила сигарету в пепельнице, произнесла на прощание улыбчивое «посмотрим» и направилась к выходу. «Как вас зовут?» — спросил я. «Меня зовут София», — произнесла она и, не узнав моего имени, скрылась за дверьми клуба .

Ладно, наверное, это можно было бы занести в мой список побед. Могло получиться гораздо хуже. Правда? София. Это имя слегка резало мой слух, поэтому я решил, что буду звать ее Фейлить (от англ. fail — ошибка) — ошибаться. Ну, понятно же .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Софья. Это же одно и то же? Как я собирался ее искать? Буду честным перед вами — никак. Просто мимолетный треп. Сигарета подходила к концу, и я мог возвращаться обратно. На фига я так высокопарно выражался? Хуйня же это все .

Меня стало меньше бесить это место, а значит пойло подействовало. Окружение начинало напоминать Saints Row1, хоть музыка по-прежнему оставалась дерьмом. Просто надо было сильнее напиться .

Людей внутри прибавилось. Барная стойка превратилась в настоящий Минас Тирит: круглая крепость из стола и полок с алкоголем осаждалась кровавыми полчищами мерзких орков, одним из которых был я. Бармены старались как могли, но нас было больше. Настолько больше, что когда я подошел к бару, то не нашел себе места. Мой знакомый бармен носился и наливал напитки со скоростью автомата. Мне потребовалось минут пять, чтобы окликнуть его. «Еще одну „Хиросиму?“» — «Нет, пить сплошные шоты не айс. Давай разливного нефильтрованного». — «Тебя унесет». — «Я того и добиваюсь» .

Получив в руки бокал, я решил не оставаться рядом со стойкой. Белая крепость могла пасть в любую минуту, если только не появится Арагорн, способный вернуть орков обратно на танцпол. Переждать осаду я решил где-нибудь в более уютном месте .

Море людей в конечном итоге выбросило меня на берег у одной из стен, неподалеку от столиков и танцпола. Тут ошивались все, кому не досталось другого места. Одни просто стояли, прислонившись к стене, другие сидели на полу. Я не очень понимал, зачем тут оказался. Весь клуб стал для меня ловушкой, в которой я был маленьким мышонком, растерянным и не представляющим, что надо делать. Поэтому оставалось просто стоять у стены и пить пиво. Мимо пробежал Артур и быстро выкрикнул мне: «Пять минут!» — а затем вновь растворился. В толпе пару Saints Row — серия игр, где все долбанутое и фиолетовое .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

раз показывалась Софья. При ее появлении все люди искривляли свои лица в приветливые гримасы и принимали дружелюбные позы. После того, как она делала несколько снимков, все возвращались к своим делам, а Соня двигалась дальше. Вот она сфотографировала какую-то пару: высокий парень в очках неряшливо обнимает девушку, едва дотягивающуюся до его груди. Девушка о чем-то радостно говорит с Софьей. Они перебрасываются парой реплик, а после машут друг другу и расходятся. Так Софья постепенно добралась до меня .

Дружелюбная поза. Вспышка .

— Может, мне визитку какую-нибудь оставишь?!

— Зачем? Чтобы упростить тебе задачу?!

— Ну другим ты визитки оставляешь!

— Другие меня и в койку затащить не пытаются!

Я хотел было сказать, что тоже не пытаюсь, но осекся. Черт его пойми, что на такое ответить. Никогда не был альфой .

— Может, просто на фотки свои посмотреть хочу?!

— Я тебе и так могу сказать, что ты симпатичный, — ее губы растянулись в очень приятной улыбке, — ты, кстати, плохо вписываешься в местную тусовку! Видно, что залетный!

Вспышка .

— Про тебя я то же самое могу сказать!

— Сочту за комплимент, спасибо!

Свет .

— Так, может, все-таки оставишь визитку?!

Она подошла ближе, так, что наши лица оказались недалеко друг от друга. Неужели получилось? Ха! Учитесь, салаги. Вот каким клевым парнем я явля… Яркий свет ударил мне в глаза .

Эта сучка долбанула в меня вспышкой. Я же ослепнуть мог! Пока пытался хоть что-то разглядеть, услышал над ухом «нет». Ее уже не было, когда мои глаза смогли хоть что-то видеть. Вокруг торчали другие люди, а в бокале еще оставалось немного пива. Телка, стоявшая по правую руку, пялилась на меня, потягивая лонгайленд через полупрозрачную трубочку .

— Может, хотя бы ты мне визитку оставишь?! — поинтересоКИРИЛЛ ЛАМПОВЕД вался я .

— На хуй иди!

Справедливо. Чертовски справедливо .

Так я добил остатки бухла и поперся за новым бокалом. Гдето в это же время музыка стала тише и у диджейского пульта появился Артур. Рядом с ним торчал невзрачный мужик в типа молодежном костюме и с начинающейся плешью на голове .

— А продолжает этот вечер, э-э-э, классный диджей GloryBoy со своим авторским сетом. Поприветствуем!

По залу пронеслись вялые аплодисменты, и Артур принялся рубить. Меня куда больше волновала не музыка, а то, что я пошел на концерт к GloryBoy. Пиздец. Ну и имя. Если бы знал, ни за какие шиши бы тут не оказался. «Как ты провел сегодняшний вечер?» — спросит у меня Фил. «Был у GloryBoy», — отвечу я. Приговор. Уж лучше признаться в растлении педовок. Однако парень сводил неплохо, или же я просто успел накидаться .

Каким-то боком меня занесло на танцпол, правда это быстро надоело, и захотелось отлить .

Туалет был залит путанским красным светом ламп, отражающимся от больших зеркал и обоев того же цвета. Все остальное было черным и лаковым. По какому-то совершенно идиотскому замыслу под потолком висели колонки, выдающие стандартный лаунж. Он сливался с басами клубной музыки и образовывал непонятную какофонию, вызывающую жесткое недержание .

По славной традиции любого клуба здесь ошивалась уйма народу. И пока одни стояли в очереди, другие просто тусили у раковин и о чем-то непринужденно болтали. Очередь продвигалась очень медленно. Я успел поскучать, послушать треп девах позади меня и даже забить себе сижку .

— Эй, парень. Хочешь новых ощущений? — невысокий чувак оказался слева от меня и произнес эти слова тихо, почти в ухо .

— Ты меня типа трахнуть что ли хочешь? Не, даже не надейся. Я не такой .

— Че? Нет, ты меня не понял! — он заметно растерялся, лицо

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

после некоторых раздумий приняло слегка виноватый вид. — Я это, бахнуть хотел предложить. У меня есть пара отличных колес .

— Так бы и сказал. Но нет, тоже мимо. Я больше по синьке. Да и задолбали меня персонажи, вписывающиеся под конец глав, так что сдрысни .

— Зря ты так! Синька губит. Травит. А этих съешь и дальше… ЮХУ! Время приключений! Увидишь мир по-новому. Сможешь переосмыслить себя. Попробуй! Две по цене одной отдам, а если друзей приведешь, так скидос будет .

— Продажник?

На его лице остался виноватый вид, но во взгляде появилась гордость .

— Хех, маркетолог .

— Прикольно тебе .

Через двухсекундную паузу он продолжил:

— Так возьмешь? Две по цене одной отдам!

— Ну серьезно, мужик, не нужен мне стафф, я лучше пойду алкоголем убьюсь, чем буду непонятно что жрать .

— Так и алкоголь непонятное нечто. Думаешь, твоя сигарета и выпивка натуральные? Такая же химия, да даже еще хуже .

Этот стафф химики местные делают вручную. Хендмейд! Вот оно, будущее! Возвращение к истокам, понимаешь? А там на заводах массово льют всякие помои в напитки и травят всех. Химия еще хуже .

— Я хотя бы знаю эффекты от нее .

— В этом и дело, чувак! Настоящие эмоции вне зоны нашего комфорта! Чтобы испытать что-то новое, нам надо вырываться из привычного мира! Это большая планета, и здесь еще столько всего! А все замыкаются в своих коробочках и боятся из них выбраться .

— Я даже почти с тобой согласен .

— Таблеточку? — он уже протянул ее мне, но я не взял и несколько отстранился .

— Не, все равно не прокатило. Поразительно, как столь классные мысли ты спускаешь до такого убожества. Кроме нар

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

коты же в мире еще столько крутых вещей. Сноуборды, путешествия, квантовая физика. Че вмазываться-то сразу?

— Потому что это круто и дешево!

Мой внутренний бухой философ пошел в разнос:

— Очередная зона комфорта только для тех, кто считает себя вне ее. Просто ловушка для сознания, не дающая ничего нового, но коверкающая старое .

— Ну, не узнаешь, пока не попробуешь! — он снова попытался протянуть мне таблетку, а я снова отстранился .

— Я лучше попробую не блевануть от смеси той дряни, что выпил, или от того, что собираюсь написать, — я увидел пустую кабинку и отправился в туалет .

Выпивка немного выветрилась, поэтому потанцевать мне не удалось. К счастью, Минас Тирит был спасен и у барной стойки появилось свободное место. Круг замкнулся. Я выпил «Хиросимы», вышел покурить, вернулся. Встретил Артура (он уже успел закончить сет), выпил с ним и его компашкой, мы пошли покурить, вернулись. Я не видел, как ушла Софья. Спустя несколько раундов из алкоголя и никотина я потерял нить происходящего и оказался в лабиринте событий, которые не мог понять. Все проносилось мимо дешевым размытым фильмом Уве Болла. Сплошная чушь с вкраплениями еще большей чуши. Местами контроль над сознанием возвращался. В эти моменты я обнаруживал себя в совершенно неожиданных ситуациях. Танцую. Держи спину прямо. Почему у меня на голове колпак? И что это? Улица, бар, небольшой двор и куча хипстеров вокруг. Эй! Да это же другая вписка! Мне стало весело, я выпил чей-то шот с мармеладным мишкой и снова пропал. Включился, когда стоял и болтал в компании незнакомых мне людей .

— Ребята, мне нужно крутое слово на букву К. Причем со смыслом .

— Клуб. Вполне со смыслом .

— Не-ет, надо, чтобы по творчеству шло .

— Клоун .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Тоже не канает .

— Коммуникация .

— Прикольно, но нет. Вы тупые черти, я придумал сам! Пусть это слово будет комбинация. Ведь чтобы творить, надо же комбинировать разные ситуации между собой и все такое. Разве я не прав?

— Может, и прав. Нам пофиг, мы бухие. Кстати, кто ты?

— А вы кто?

— А я его знаю! Мы с ним в одной школе учились, — телке, которая это сказала, на вид не было восемнадцати .

— На этом моменте я бухну и свалю, пока мне растление не повесили .

Снова пропал. Следующее мое воспоминание: иду по Столешникову, еще какая-то компашка. Тут есть панамки, значит, что-то интересное. Внезапно вижу ребят, обогнавших меня на лонгбордах в парке .

— Привет, ребята! Не хотите ли хлеб?

Откуда у меня хлеб?! Странно, но у меня в руках и правда был батон хлеба. Отдал чувакам половину батона, пообещал не ходить по велодорожкам и пошел дальше.

Кто-то крикнул:

«Ворвусь за Таганку!» Я не представлял, в чем дело и зачем за нее врываться .

Потом спорил у стены с какой-то девушкой. Кто она такая вообще? Она назвала меня занудой. Я и правда зануда? Доза алкоголя дошла до критической отметки, а мысли исчезали. Я умывался в раковине холодной водой и обещал больше не пить .

На улице светало, а я вышел из очередного бара и побрел в сторону Лубянки с чуваками, которым тоже было по пути. Меня окончательно перестало волновать, кто и что меня окружает .

Главное, что не пытались обокрасть или побить. Мы говорили о чем-то ненужном, а потом дружно спали на автобусной остановке, прислонившись друг к дружке, как заправские друзья или кучка педиков. Через вечность пришел автобус. Поехали .

Мой телефон показывал пять часов. По проспекту неслись машины, а я кое-как выполз из створок автобуса. С таким же

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

напрягом вполз в лифт, а после в квартиру. Дома долго не получалось уснуть. Голова кружилась. Вертолеты и лифты накатывали и прицельно бомбили мое убитое сознание .

Спираль пьянства достигла дна, все еще продолжая безумно крутить мою голову. Я пошел в туалет. Меня вырвало. Вернулся в кровать, но не смог уснуть. Я пошел в туалет. Меня вырвало .

Вернулся в кровать, но не смог уснуть. Я пошел в туалет. Меня вырвало. Вернулся в кровать. Вырубился .

ГЛАВА 8 Да, я хорошо понимаю, что сцена «герой проснулся после пьянки» изъезжена больше, чем белка на трассе Е105. Мне сразу вспоминается Корвин, хотя там все было немного иначе. Однако история моя развивается последовательно без больших временных пауз, к тому же дальнейшие события важны для описания сюжета и обойти их не представляется никакой возможности .

Поэтому прошу с пониманием отнестись к наличию этой сцены в данной книге и обещаю, что больше никаких пробуждений после пьянства. Больше не пью .

Хоть я и вернулся домой почти с восходом солнца, встал еще до обеда.

Все потому, что:

· я жаворонок, · на улице стало совсем шумно, а с закрытым окном я не спал уже давно, · желудок почуял с кухни запах яичницы и даже сквозь сон напомнил мне, что голоден .

Яичница и правда пахла здорово. Возможно, в ней даже был бекон. М-м-м. Правда, встать с кровати оказалось не так просто, как хотелось бы, — все-таки вчера я изрядно накидался. Медленно выкарабкавшись из-под одеяла, я напялил домашние штаны, тельняшку, у которой сразу закатал рукава, а после лениво побрел в сторону кухни. Налево, прямо по коридору и направо .

Всего в квартире было три комнаты: моя, прошлая моя и гостиная. Когда родители стали жить в загородном доме, здесь сделали небольшой ремонт и я занял комнату, бывшую до этого их спальней. Детскую, что находилась ближе к прихожей, переделали в комнату для ночевки гостей, которые иногда могли бы остаться у меня после пьянок. В итоге Филипп настолько удачно остался, что уже полгода жил там на постоянной основе. Комната

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

обросла его вещами, картинами и ноутом. Меня его компания вполне устраивала. Во-первых, чтобы все было по-честному, он оплачивал коммуналку. Плюс на него периодически находило вдохновение, результатом чего стала большая графика вдоль правой стены коридора, на которой были изображены самураи, ниндзя и всякое такое японское. В левом углу стены висела небольшая черная рамка с грамотой о том, что данная графика победила в конкурсе какого-то там художественного фестиваля .

Фил вроде бы даже получил неплохие деньги. Если честно, мне было до фонаря. Главное, что эта штука хорошо смотрелась в коридоре. Я переваливался, опираясь спросонок на плечи рисованных самураев. Из ванной слышался шум воды. Странно, как Филу удается разом мыться и готовить яичницу .

Я ожидал увидеть его на кухне в момент отчаянной борьбы со сковородой. Однако все пошло не совсем по сценарию. Вместо синяков под его глазами меня ждала пара симпатичных гладких ног и копна ярко-рыжих волос. Хоть я не видел лица, но с первого мгновенья проникся уверенностью — у нее точно должны быть клевые веснушки. Длинная мужская футболка (вроде бы Фила) идеально подходила под ее фигуру. Я решил не церемониться в своей квартире и без лишних предисловий добрался до стола. Впрочем, ее это ничуть не удивило. Девушка легко обернулась, поздоровалась и предложила чаю. Предложение, от которого нельзя отказаться. Пока она говорила, что скоро приготовится завтрак, я смотрел на ее лицо. Веснушки. Классные .

Жизнь начала возвращаться к привычному состоянию примерно на третьем глотке чая. Тогда же ко мне вернулся голос, и мы смогли пообщаться .

— Послушай, могу ли я задать тебе нескромный вопрос? — поинтересовался я .

— Как меня зовут? — она отвечала ловко, легко. Так, что даже не успев познакомиться, я захотел верить, что мы поладим .

— Это тоже очень интересно, — большой глоток чая, продолжаю, — однако меня интересует кое-что другое. Я, конечно,

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

обычно стараюсь держать себя в руках, но вчера явно пригубил лишнего, посему я никак не могу вспомнить, как ты оказалась здесь?

— Фил говорил, что ты вежливый, — ее улыбка стала еще шире, а смех звонче .

«Врет», — хотел сказать я. Но не сказал .

— А, значит, ты с ним?

— Маша, — сказала она и протянула мне руку .

— Кирилл, — я аккуратно взял ее за кисть и пожал в ответ .

Это она так ведет себя, потому что на самом деле клевая или просто из-за того, что я хозяин квартиры? Вопрос. Общение продолжалось. Машу интересовало, как я смог выспаться, проспав лишь несколько часов .

— А откуда ты знаешь, во сколько я пришел домой?

— Ну, — начала она, попутно выключив газ и накрыв яичницу крышкой, — для начала можно сказать, что ты очень сильно гремел в прихожей .

— Гремел?

— Да. Уронил вещи с вешалки. Это точно могу сказать, потому что мы утром с Филиппом их поднимали. Еще я думаю, что ты споткнулся об обувь и упал. Было громко .

Вот до чего могут довести литературные поиски. Стало даже стыдно. Правда. Чуть-чуть .

— Прошу прощения, — сказал я .

— Ты чего, не извиняйся. Было весело, особенно когда ты к нам зашел после этого .

А вот это уже реальная хрень .

— Так, я зашел к вам?

— Да. Ну ненадолго .

— И что же я делал?!

— Ну, у нас была дверь приоткрыта. И так получалось, что свет из прихожей падал прямо на кровать, на лицо. Филипп начал от этого ерзать, ты и услышал. Подошел к двери, заглянул в комнату и сказал: «Пусть свет науки не помешает тебе плодиться, пролетарий». Я запомнила, потому что это было смешно

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

и неожиданно. Как раз тогда Филипп сказал, что на самом деле ты вежливый и иногда даже чересчур скромный. Вот так .

Не самая моя плохая шутка .

— А что потом?

— А потом ты закрыл дверь и продолжил греметь .

— Хрень какая-то, — ответил я и сделал очередной глоток. — Но звучит неплохо. Сочту, что я и правда мог такое сказать .

К этому моменту в ванной стало тише: беспрерывное журчанье воды сменилось непонятными кряками и возней. Из душа вышел Фил, плотно завернутый в красное полотенце .

— Ave, Caesar, imperator, morituri te salutant!1 — я вскинул руку в приветственном жесте .

— И тебе здрям, — Фил прошел и сел на свободный стул за столом. Маша подала еще одну кружку чая, а затем поставила на стол тарелки и положила каждому по порции завтрака. Готовила дама вкусно, нечего сказать. Следующие несколько минут мы просидели молча, распивая чай, поедая завтрак и думая о планах на сегодня (а о чем еще думают утром?). Первым нарушителем молчания стал Фил .

— Как вчера вписался? С кем был? И где был?

А вот это удар ниже пояса.

Быстро придумать какой-нибудь красивый и правдоподобный ответ я не смог, поэтому пришлось говорить правду:

— Помнишь, у меня знакомый диджей — Артур. Так вот, — я набрал в грудь воздуха, — его псевдоним — GloryBoy, и я вчера был на его концерте в Luxury VIP чето там .

Филипп поперхнулся чаем и уставился на меня. Медленно его лицо начало заполняться весельем, а губы растянулись в ржущей ухмылке. Достигнув апогея, он широко открыл рот и заржал .

— Аха-ха, ну ты и пидор! GloryBoy! GloryBoy! — он заливался Славься, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя (с лат.) .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

смехом и даже пару раз приложился головой об стол. — Ты слышала, какую хрень он только что сказал?!

Маша тоже смеялась, правда сдержанней. Сказывалось то, что мы мало друг друга знали .

— Да-да, — отмахнулся я. — Можете не продолжать. Сам все знаю. Клюнул на халявную выпивку, каюсь .

— Чувак, не говори мне больше такие вещи. Я не смогу это вынести, — продолжал Фил. — GloryBoy!

После того, как завтрак был съеден, Филипп поинтересовался нашими планами на сегодня .

— Я думаю, что надо из дома тикать. Погодка найс, — сказал он .

Я согласился. Только решил пару часов прозалипать у компа .

— На тему?

— Ну, типа литература, вся такая пижня. Должен же я изобразить попытку хоть что-то сделать .

— Филипп говорил мне, что ты писатель .

— Ага, хуятель-копатель. Из меня писатель такой же, как из… как из чего-нибудь неуместного что-то еще более неуместное .

— Прибедняется засранец. На самом деле он все может, просто еще свою музу не нашел, — не без гордости за меня сказал Фил .

Примерно в этот момент я вспомнил девушку со вчерашнего вечера. Ну ту, с фотоаппаратом. Как ее звали? Софья? Прикольная такая. Кстати, она же предлагала ее найти. Я подумал, что, может, и правда стоит посвятить этому пару минут своей жизни .

Не дурнушка к тому же, хоть пообщаться мне с ней толком и не удалось, но я верил, что с ней можно интересно провести время. Поломавшись, решил попробовать ее отыскать .

Мы потупили на кухне, поболтали о погоде и решили двинуть на улицу через пару часов. Дальше все неторопливо растеклись по своим комнатам: я в свою, а они в мою, в которой временно жил Фил .

К шуму города за окном добавился гул старого компьютера,

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

а девушка в красном платье на краю синего, как лед, озера приветствовала с экрана. Сегодня меня интересовало три вещи: Л — литература, М — мадам, Н — новое, то есть новый опыт. Я понимал, что мне нужны приключения для своей истории, а искать их где-то было нужно. Окрыленный своим желанием, я собрался с силами и… отправился на просторы социальных сетей посмотреть ленты новостей. Искусство не терпит спешки, ведь так?

Интернет встретил меня именно таким, каким я его оставил в последний раз:

· «Задержана девочка 12-и лет, пытавшаяся убить мать за отнятый смартфон» .

· «Посмотрите на мои новые туфли» .

· «Есть у кого магнитофон для съемок?»

· «Видео дня. Спасение кота с дерева. НИЧО-ОСЕ» .

· «Смешные картинки. Ожидание, реальность» .

· «Я загорелая в купальнике на море. Привет, Москва!»

Вот последнее я лайкнул. А вообще, вот так в мусор к книге и очисткам отправились также несколько мегабайт интернета и кусочек моей жизни. С добрым утром! Конечно, мне это не нравилось. Вся эта пустая трата времени, фу. Конечно, как и многие другие, я иногда задумывался о том, что пора отказаться от социальных сетей и заняться своей жизнью офлайн. Понастоящему. Однако… сами все прекрасно понимаете — эта хренова ловушка чертовски удобна для жизни. Вот и сидишь в сетях, как на героине, да еще и постоянно окружен всеми этими типа хорошими друзьями, перед которыми надо быть самым стильным парнем на деревне. А что поделать? Самому себе только один лайк поставить можно. В лучшие моменты от компа меня спасала какая-нибудь клевая движуха. Когда ее не было, я влегкую мог проторчать у него весь гребаный день. Чем же занимался все это время? В душе не разберу. (Вы знаете, что я хотел написать другое слово. Почему я его не поставил? Мат должен быть только к месту. Вот так.) Я немыслимым чудом смог оторвать себя от незапоминающихся постов и подумать о деле. Даже делах. Литературу было

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

решено задвинуть на дальний план, поиск чего-то нового тоже мог подождать, а дама долго ждать не могла. Но как я мог ее найти? В голове потоком сознания пронеслись произведения о Шерлоке. Дедукция? Нет, логика. Я стал рассуждать .

Что мне было известно? Ее зовут Софья, она вроде что-то типа фотографа и работала вчера на той тусовке в клубе. Для такого маленького города, как Москва, это уже неплохие данные!

Я стал вспоминать название клуба. Что-то пафосное и тупое. VIP Place? Нет. Royal Home? Нет, там другое слово было. Съел кекс, который принес с кухни, посмотрел в окно. Надо будет забиться. Сделал глоток чая. Так, думай. Вспомнил, что там было слово Luxury. Причем еще каких-нибудь пятнадцать минут назад я рассказывал об этом Филу. Вбитый в поисковик запрос LuxuryHome выдал сайт с продажей элитных домов. Вполне очевидный результат даже для тупицы вроде меня. Получалось плохо, поэтому вскоре решил отвлечься и покурить .

Я стоял у окна и смотрел на Останкинскую башню. Чтобы покурить, мне нужна была пепельница, которая еще со вчерашнего дня лежала в раковине на кухне. Идти туда было лень, поэтому я начал искать альтернативу. Разгребая подоконник с разным хламом из карманов, я наткнулся на фиолетовый браслет. Вычурно позолоченные буквы гласили LuxuryPlace Club. Точно! Это был он. Так и не забив сижки, я сел за компьютер и нашел их сайт .

Все было выдержано в едином корпоративном стиле, то есть так же выблевано и пестро, как и все сайты подобных мест. Нужно больше золота. Тут было меню, какие-то редко обновляемые анонсы и другая фигня. Но не хватало того, что я искал: фотографий с мероприятий. Побродив еще по страничке и зачем-то выяснив, что все выпитое мной вчера стоило больше трех соток, я нашел заветную кнопку, ведущую на страницу клуба «ВКонтакте» .

К моей радости, местное оформление можно было испортить только афишей и аватаром. В паблике нашлись альбомы, заваленные фотками. Увы, успех обернулся фиаско: вчерашних фото

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

графий там еще не появилось, да и все фото выкладывались от лица админа, посмотреть автора снимка никак не удавалось .

Среди участников группы Софьи тоже не нашлось .

Хорошие идеи заканчивались, даже не успев начаться. Я полез искать ее в поисковике, но что я ожидал найти по запросу «Софья фотограф»? Примерно то же, что и вы, сделав то же самое. Итак, Софьи нигде не было. Я снова погрузился в раздумья. Знаете, как все разрулил? Мне на помощь пришел спам .

Правда! Телефон мигнул уведомлением, а на экране появилось сообщение, что на меня в Instagram подписался магазин колготок. Точно! Как я мог раньше до этого не догадаться? Мог .

Помня, что делал вчера какие-то снимки, я зашел на свою страницу… все было очень плохо. Смазанные картины прошлой ночи вызывали чувство отвращения и стыда, хоть и стыдиться было не перед кем. Настоящий хардкор. Хорошо, что я пообещал себе больше не пить. Пока же приходилось еще раз пережить все вчерашнее. На что только не пойдешь ради женщин. Я открыл один из снимков и кликнул на геотег LuxuryPlace Club, который вывел меня на кипу фотографий. Мне снова сопутствовала удача .

Уже при четвертом мазке пальцем по экрану я увидел знакомое лицо на фотографии. Все любят селфи. И она не исключение .

Значит, SophiSharm? Дальше дело техники. Я открыл страницу «ВКонтакте» и вбил в последнюю часть адреса ее ник. Вот и нашлась, милашка. Софья Тальянова. «Ну, привет», — подумал я и кликнул «добавить в друзья». Чтобы дать сразу какой-то ход делу, вдогонку написал сообщение: «Привет, я нашел тебя! Встретимся? :)» .

Настроение ломанулось вверх, как кола, заряженная ментосом. Я вскочил со стула и почти минуту вел себя как победивший боец, размахивая руками и горделиво вскидывая голову. Затем выпил чая, съел еще один кекс и расслабился .

Настроение поспособствовало и поиску новых ощущений .

Все прошло быстро, идея зародилась в моей голове еще вчера .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Интересные истории можно найти в месте обитания Тоныча — надо стать грузчиком. Не совсем, конечно, но хотя бы на день .

Мне казалось, что это будет неплохой опыт. У Буковского получалось. Оставалось найти подходящую вакансию. Как ни странно, но я ее отрыл там же, где и ищут себе работу менеджеры среднего звена, — все варятся в одном колодце. Отправив отклик с нарочито нулевым резюме, мне оставалось только ждать обратной связи. Я не сомневался в успехе .

Так я добрался до литературы, где вся сила неожиданно исчезала, оставляя меня пустым и лишенным всего, даже настроения. Не поймите неправильно — мне хотелось писать, но я четко понимал, что сейчас будет не веселое похождение Кирилла по миру букв, а боль, страдания и беспомощность. От старой идеи полностью отказался, а значит, меня опять ждало создание истории с нуля. А это не какой-то вшивый рассказ! Пойди и сочини идею, которую на двести страниц можно раздуть. Так я открыл пустой текстовый файл и уставился в мигающую палку. Маленький метроном, незаменимый спутник, отмерявший время до моей смерти. Десять миганий ничего не делал. Двадцать .

Пятьдесят. Через сколько миганий я состарюсь, так и не добившись ничего? Я продолжал думать и пялиться в экран .

Потянулся руками к клавиатуре, но вновь замер. Слишком много вариантов для выбора. Сочинение на свободную тему своей жизни. Сложно. Так и не мог придумать, какой следует сделать свою первую историю .

— Как-то раз Сеня задался вопросом: «Чем бы себя развлечь?»

— Плохо. Черточка мигала в конце этого ужаса и была единственным свидетелем преступления. Вот бы задушить сволочь. Я быстро стер всю только что написанную глупость и попробовал снова .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— Гермиона сильно похорошела за прошедшее лето… — Ладно, шутка! Не писал я этого. Классику надо уважать. Меня вновь занесло в новостную ленту. Еще через полчаса я счел себя слишком грязным и пошел в душ, а затем убрал беспорядок в комнате. Я хотел делать все, кроме работы. Смешно, правда? То хочу быть писателем, то не хочу писать даже первую строчку. Так оно и было, как ни крути. Давился своим желанием, но возвращался к монитору и продолжал пялиться в этот курсор. Страница оставалась пустой. Знали ли вы, что с вулкана Бару можно увидеть разом Атлантический и Тихий океаны? Я теперь знал. А еще знал, как правильно выбрать ноутбук. Даже мышку почистил .

Почистил бы клавиатуру, но уже успел в прошлый раз. Вот только все это просто хлам. Спам, убивающий время. Жаль, что в то время меня не били током каждый раз, как я убирал руки с клавиатуры .

Вы, наверное, хотите спросить, а на кой черт я вообще все это тогда затеял? Беда скрывается в том, что ответить мне нечего как тогда, так и сейчас. В том, что я делал (а точнее, не делал), не было никакого смысла и никакой значимости. Просто тратил время на сиденье перед компьютером и верил в результативность этого процесса. Первая книга необязательно должна быть хорошей, главное — начать хоть с чего-то. Оно-то, может, и так, вот только с «чего-то» у меня явно были проблемы. Попытался пойти в другую степь, подумав о деталях будущего литературного феномена (а в своем даровании и гарантированном успехе я ничуть не сомневался). Как будут звать главного героя, который впишет мое имя в историю литературы? Может, Алан? Джонни?

Брайан? Нет, нет. Имя должно быть русское, я же про Россию пишу. Сеня? Паша? Ярослав?

Через тридцать минут состояние дошло до критической отметки. Я по-настоящему психанул, ругнулся и швырнул беспро

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

водную клавиатуру в шкаф. Ударившись об ручку, кнопки написали на экране «хз». Это взбесило еще больше, меня всего переполняла злость. Курить! Немедленно!

Мне говорили, что я неглупый парень. Но это попахивало враньем. Я мог бы пойти в вуз на программиста, отучиться и колотить по сто тонн, покупать крутые шмотки, щеголять на машине. Но вместо этого выбрал бомжевание, пять тысяч в месяц на личные расходы и попытку написать то, что вряд ли вообще кто-то когда-то прочтет. Самый тупой человек на планете. Аккурат перед ребятами с дырками в щеках. Самокрутка была сделана, а вдохновение так и не пришло .

— Муза, сволочь поганая, где же ты шляешься?.. — подумал я и зажег спичку .

ГЛАВА 9 Книга никак не получалась. Я тратил часы впустую, злился на себя, знал, что не могу исправиться, и от этого злился еще сильнее. Не помогла даже прогулка. Прошатавшись с Филом и Машей, я вернулся домой и мучения продолжились. Весь день скомкался в грязную тряпку. Я — натянутые нервы Джо. Никаких оправданий не оставалось. Осознавая свою беспомощность, просто медленно погружался на дно хандры .

Софья ответила под вечер. Мы немного поболтали о всякой фигне, после чего договорились о встрече. Я мог в любое время — ее график (если, конечно, она не врала) был куда более загружен. Договорились на четверг, обменялись телефонами .

В общем, все крайне банально, но, как видите, от меня другого особо ожидать и не приходится .

Общение с Соней придало мне сил, во всяком случае вернуло первоначальное настроение. Вновь появилось желание что-то написать, правда в этот раз я не стал ему поддаваться — пусть настоится. Иначе все опять скатится в уныние. О да, я это люблю .

Отклик на мое резюме пришел на следующий день: женский голос в трубке сказал, что они «рассмотрели мою кандидатуру и приняли положительное решение», после чего предложил в этот же день приехать на собеседование-тренинг. Согласился .

Договорились на четыре часа .

Белорусская кольцевая, выход у вокзала. Не всегда грязное, но всегда шумное место с толпой спешащих людей с сумками .

Карты говорили, что мне нужен дом прямо у выхода. Я стоял у автомобильной парковки напротив входа и смотрел на тяжелые деревянные двери, изучал десяток вывесок и табличек, плотно навешенных друг к другу. Вдоль стен дома вытянулась стройная ограда из барыг, наперебой предлагающих купить паленые сим

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

карты и такие же телефоны. Вид получался так себе, я пошел внутрь, по дороге затушив бычок в пепельнице .

Меня обдало прохладой и запахом старого архива. Забавно, ведь книг вокруг не наблюдалось. Зато был холл, некогда просторный, а ныне превращенный в какую-то побитую и тесную прихожую. Почти у самого входа путь дальше перекрывали турникет и ограждение. Справа пылью покрывалось выстроенное из лакированной фанеры бюро пропусков. Выцветшие красные шторы с синими цветочками слегка покачивались в окнах, трещины в которых были заклеены бумажным скотчем .

Слева находился такой же реликт забытой эпохи, который, однако, умел кряхтеть и ругаться. Хлопнувшая за мной дверь оторвала его от просмотра маленького телевизора с торчащими антеннами и вынудила обратить на меня внимание .

— Куда?

Хороший вопрос, на который нужен ответ. На языке закрутилась строчка «По дороге летним днем, на-на-на, на-на-на…», однако я решил, что мое тупое остроумие тут мало кого интересует.

Попросив подождать, достал телефон, открыл заметку с записанным адресом и названием компании (да, я на все делаю заметки) и вслух прочел:

— Global elite stuff, — когда же меня занесет в места с нормальными названиями?

— Пятый этаж, — произнес мужчина и нажал зеленую кнопку на столе. На турникете загорелась лампочка, я прошел на новый уровень .

Здесь линейное повествование прекращалось, я оказался перед выбором: лестница или лифт .

Откройте страницу 220, если Кирилл пошел пешком .

Откройте страницу 243, если Кирилл поехал на лифте .

Увы, но это другой жанр литературы, поэтому приколы со страницами не сработают, а значит — выбирать пришлось мне .

Я нажал на кнопку лифта и стал ждать…

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Вы же уже догадались, что он не работал и я пошел пешком, да?

Если бы кто-то попросил меня показать, как выглядит типичное невзрачное офисное помещение, я бы привел его сюда. Центром композиции была лестница, которая квадратными изгибами шла с первого по последний этаж. Старые деревянные перила поскрипывали и ходили ходуном при каждом прикосновении .

На этажах располагались небольшие комнатки с неизменно открытыми дверьми и названиями конторок на стене. Это были турфирмы, страховые компании и прочий околонадувательский «бизнес». Фу. Не любил и не люблю слово «бизнес». Сразу представляю малиновый пиджак и старую мобилу. Грязные серые стены, такие же фальшивые потолки. И куда бы вы ни смотрели, в глаза неизменно бросалась лифтовая шахта, находящаяся внутри лестничного проема и обшитая голубой вагонкой. По всем признакам это был паразит, поселившийся здесь намного позже открытия здания. Он никак не вписывался в окружение и окончательно низвергал местный декор до уровня квартиры разбогатевшего деревенщины .

Лестница закончилась на четвертом этаже, что несколько усложнило мою цель попасть на пятый. Вскоре я нашел еще одну, тянущуюся наверх, под крышу. А туда ли мне нужно? Впрочем, других вариантов нет .

Эта лестница была уже, круче и полностью прямой. Завершалась она деревянной белой дверью с золотой круглой ручкой .

Я бы сказал, что это прямо как в сортире, но нет. Мой толкан выглядит лучше .

— Да, здравствуйте, — на меня уставились усталые глаза девушки, такой же потертой, как и все вокруг. Не могу сказать, что здесь была полная разруха, но захиревание уже просачивалось сквозь стены, выкрашенные в белый цвет. Ну, когда-то давно выкрашенные. А ныне покрывшиеся многочисленными потертостями и следами от прислонявшихся курток, джинсов и обуви .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Здравствуйте, я пришел на собеседование .

— Да, а на какую должность? — только в этот момент заметил, как сильно она чавкала жвачкой. Это было то еще удовольствие, скажу я вам .

— Грузчика .

— ГРУЗЧИКА? — дамочка пробежалась по мне взглядом. Да, внешне я не очень тянул на эту работу. — Вы уверены? ЧАВК .

— Да, знаете, всегда хочется испытать новые ощущения (не забудь добавить в заметку это слово для буквы О) .

— Нет, не знаю, — деловито сболтнула она. — Назовите свою фамилию .

— Ламповед .

— Ламовед?

— Нет, Лампо. Ну типа в лампочках разбираюсь и все такое .

— Электрик? — удивилась она .

— Нет, грузчик .

Ей понадобилась передышка, чтобы осмыслить дальнейшие действия. Все это время жвачка летала по ее рту, как в стиральной машинке .

— Хорошо. ЧАВК. Проходите прямо по коридору и направо в зал. Собрание начнется через десять минут .

— Спасибо .

Она ничего не сказала в ответ. Да и хер бы с ней. Я пошел прямо по коридору и направо, нет, это бухгалтерия, вот в это направо и зашел в зал. Он выглядел под стать остальному офису, такой же затертый и нагоняющий тоску. Это был учебный класс, заставленный стульями с обивкой корпоративного синего цвета и столиками, вмонтированными в правый подлокотник. Перед ними стояла доска и стол преподавателя, точнее коуча, ведь это бизнес, и здесь положено называть все на западный манер .

На столе увидел две стопки папок… да, тоже синих. Часть парт занимали пришедшие раньше меня. По ним мне стало понятно удивление дамы из приемной .

Дальше всех от стола коуча сидели двое мужиков. Они трепались друг с другом и хихикали, как в те времена, когда все их

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

волосы были на месте. Рядом с ними (но ближе к учительскому столу) сидел худенький мужчинка. Чуть выше меня, но такой же неподходящий для этой работы. Настоящий забиток. Он не представлял никакого интереса ни сейчас, ни когда-либо в своей жизни. Можем сразу о нем забыть. Еще был игравший на старом телефоне в змейку коренастый приезжий с юго-востока, спящий тип, закрывшийся газетой, и молодой увалень, который едва ли не пускал слюни. Что я тут вообще забыл? Это серьезно то место, которое поможет мне написать книгу? Я сомневался. Можно было крикнуть «Солярис», и все бы сразу представили марку машины, впрочем, а на что еще рассчитывать? Кстати, почти уверен, что вы вспомнили фильм, а не книгу .

Я сел на свободное место в середине. На часах было без пяти четыре .

В восемнадцать минут пятого, поправляя синий галстук, к нам наконец-то вышел менеджер с помощницей. Его очки из тонкого алюминия должны были подчеркивать серьезность и деловитость. Тип даже не успел и слова сказать, а уже раздражал. Такое бывает, знаете .

— Добрый день. Меня зовут Александр Укладчиков, я менеджер по персоналу компании Global elite stuff, — он говорил тихо, но четко. Like a boss. Тюфяк с газетой на лице хоть и начал уже похрапывать, при появлении менеджера проснулся и изобразил вдумчивое лицо. Получилось заспано. Бдумц. — От лица всей компании я благодарю вас, что у вас появилось желание присоединиться к нашей команде настоящих профессионалов, всегда работающих на максимум. Перед тем, как мы перейдем уже к должностным обязанностям, я немного введу вас в курс дела, чтобы вы понимали идеалы и ценности, являющиеся непоколебимой основой нашей компании. Олечка, раздай, пожалуйста, материалы .

Беда творческого человека — память. В ней отпечатывается многое, даже образы без какой-либо ценности. В Олечке не было ничего необычного — простенькая гармоничная фигура, крупная,

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

но от этого не менее привлекательная, подкаченные губы, крашеные белые волосы с челкой. На ней была белая блузка с синим шарфиком, и каждый шаг освобождал из-под серой юбки колени слегка пухловатых ног, завершавшихся туфлями на каблуке .

Несмотря на свою простоту, она все же стала самым интересным объектом в этом помещении, поэтому я вместе со всеми следил за каждым ее шагом и абсолютно перестал слушать эйчара1 .

Или как там его. Интересно, что она читает? И интересно, какое на ней белье? Не, не подумайте. Она нисколько меня не возбуждала. Подозреваю, что, даже если бы эта девушка нагишом ворвалась в мою комнату, я бы отдал ей свою кофту и выставил за дверь. Просто иногда бывает, что тебя интересует абсолютно бесполезная фигня. Как сейчас. Я мог поспорить, что на оба моих вопроса ответом стало бы что-нибудь из оттенков серого. После того, как она раздала каждому из нас по папке, Олечка растворилась. Еще через минуту я уже не мог вспомнить ее лицо. Даже сейчас. Я помню только ее образ, больше ничего .

В папке лежало все, что не нужно грузчику: буклет о компании, блокнот, ручка, пара рекламных листовок. Такое журналистам на конференциях надо выдавать, а не работягам, ковыряющим в носу. Я попытался было послушать Александра, но в следующий миг пожалел.

Чувак явно застрял в глубоком прошлом и выкурил не одну книжку по корпоративной культуре:

— За все время своего существования наша компания смогла не раз доказать высокий уровень профессионализма предоставляемых нами сотрудников. Быть частью команды Global elite stuff — это честь, и заслужить это право можно только доказав свою пригодность .

— А платить-то будут? — вопрос пришел с галерки и обескуражил диктатора .

— Да, несомненно, наша компания предлагает гибкие услоHR (от англ. Human Resources — отдел кадров) — модный синоним слова «кадровик» .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

вия оплаты и возможности для карьерного роста… Я заметил, что забиток открыл блокнот и стенографировал каждое слово, произнесенное в этом зале. Интересно, если бы я ругнулся матом, то он бы записал? Весь спич длился долгие и нудные сорок минут. Настоящая лекция, которая, судя по всему, и была главным испытанием при приеме на работу. Пока галерка периодически вклинивалась в речь менеджера, я заботился лишь об одном — как бы не уснуть и не свалиться с этого мелкого стула. Столик оказался ужасно хлипкий и весь трещал, когда я пытался на него облокотиться. В какой-то момент даже захотел подумать о книге. Но последний опыт сочинительства был настолько скверным, что получилось думать только о днях, когда я наконец-то буду крутым и успешным. В голове стоял сложный вопрос — ездить на BMW и показывать свою молодость или катать по району на взрослом Mercedes? Так и не смог определиться… Следующим этапом были индивидуальные собеседования. Я шел вторым. В маленьком и сером кабинете ждали Александр и Оленька (не вспомнил бы, что это она, если бы не бейдж). Я без спроса сел на стул перед столом, бросил рюкзак на диван неподалеку и принялся ждать. К счастью, это не заняло много времени .

— Итак, вы думаете работать грузчиком? — спросил кто-то из них. Да, я не запомнил кто. Какая разница?

— Совершенно верно! — пытался говорить самым бодрым голосом, хотя изрядно задолбался .

— И вы ясно усвоили цели нашей компании? — как же меня бесил Александр!

— Яснее некуда, стремиться к успеху и выкладываться на полную .

— В целом верно. Оленька, у тебя есть вопросы?

— Да, почему вы хотите работать именно в нашей компании?

Ох, мать твою! Я слышал подобное дерьмо раньше, поэтому на автопилоте выдал заранее готовый ответ .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Мне важно работать в компании с именем, которая уважает своих сотрудников, — надо было просто сказать, что мне нравится синий цвет .

— А кем вы видите себя через пять лет?

Перед моими глазами сформировался четкий образ: переход метро, лохмотья, лицо со следами трехнедельного запоя, язык не может связать нескольких слов, рядом пачка книг. Видя прохожего, я оживляюсь и кричу ему: «Эй! Друг! Купи мои книги!!!

Ну прочти их хотя бы!» Ответил я немного другое:

— Не знаю, если работа понравится, то хотелось бы какнибудь в ней развиваться и продвигаться по карьерной лестнице .

— До старшего грузчика?

— Может, и выше! Там как пойдет. Я трудолюбивый .

Эти двое оценили мое стремление работать и не стали долго мучить. Через парочку вопросов мне сказали, что я прошел собеседование, и далее предложили выбрать один из двух стульев .

Хоть я и напрягся поначалу, но оказалось, что так на местном сленге называют открытые вакансии. Ну, они были близки к правде. Прикинув, я выбрал работу на мебельном складе в пригороде. Смену назначили на завтра, быть на месте нужно было к восьми. В завершении беседы мне дали заполнить несколько бумаг и выдали корпоративную форму: синюю футболку и такую же легкую куртку, обе вещи были на несколько размеров больше меня. Что ж, я представил себя настоящим репортером, проникающим в тыл и ведущим журналистское расследование. Ну-у… почти… ГЛАВА 10 — Я считаю, что Эдгар Алан По оказал неоценимое влияние на современную культуру. Несмотря на то, что сегодня его творчество непопулярно и даже мало известно широкому кругу лиц, важно отметить, что без него все было бы иначе. Взять то же «Убийство на улице Морг». Во многом стилистическое направление, заданное в этом рассказе, привело к появлению… Без десяти минут восемь, утро, пригород, промзона. Его зовут Степан, он грузчик .

— Фактически, получилось так, что без писательских работ Эдгара Алана По не был бы возможен целый жанр современных детективов. Если бы обезьяна не убила тех женщин, Макконахи не получил бы пулю в конце сезона, Пит — привет от жены в коробке, а Пачино смог бы хорошенько выспаться на Севере .

— Слушай, все это, конечно, круто, но… — хотел было встрять я. Степан меня опередил .

— Что я такой вот тут забыл?

— Ну, да .

— А ты что думал, грузчики все — беглые зеки? Нет, брат, у нас тут не хуже, чем у Довлатова на котельной, — убедительно сказал он. — Но зеки тоже есть, не обольщайся .

— И что, тебе здесь нравится?

— А кому я нужен со знанием проблематик Эдгара По? Лекции читать не дадут, опыта нет. Гуманитарием много не заработаешь .

— А книгу написать?

— Долбанулся совсем? — со смешком спросил Степа. — Это же пустая трата времени. Пишешь год, потом ее либо даже не выпускают, либо не читают. Полки книжные завалены макулатурой, много ты из нее прочитал? Я лучше буду коробки таскать и свою копейку иметь .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— А знания?

— А хер с ними. Так, для души. Я же для себя образовываюсь, вот и достаточно мне .

Я вздохнул с облегчением, но внешне не подал вида. Забавно, правда? Не люблю людей, разбирающихся в литературе лучше меня, а таких много. И каждый из них потенциально может схватиться за перо и выдать что-то такое, на что я не буду способен никогда. Это волнует и вгоняет в тоску, особенно если вспомнить о том, что я пока написал всего одну главу, да и ту смешали с грязью .

Мы стояли на отшибе цивилизации под небольшим козырьком, закрывавшим нас от мороси. Мое лицо периодически заволакивал табачный дым, особенно густой в ненастную погоду. Степа добил последним залпом остатки кефира и вытер синим комбезом бугристое лицо без волос .

— Ты лучше, как ларек откроется, сходи и купи себе простых сижек .

— Почему?

— Неудобно будет скручивать постоянно грязными руками, особенно когда устанешь. Совета послушай, не первый год плаваем .

— Ладно, во сколько откроется магаз?

— Через часик-два. Сходим потом .

Какое-то время спустя наш бойзбэнд превратился в целый оркестр, собравший настоящих виртуозов своего дела. Со мной и Степаном вы более-менее уже знакомы, но и остальные достойны не меньшего внимания. Конечно, я не Достоевский и не собираюсь посвящать каждому по целой главе, однако пара предложений у меня найдется .

Витек ака Хитрожопец. Дольше всех работает на складе и знает все пути, как этого не делать. Начальник считает его правой рукой, чем Витек активно пользуется. Моложе сорока, но с глубокими ямками на лице. Любит чесать трехпалой рукой сероватый ежик на голове и смотреть на всех добрыми глазами .

Иван Федорович ака Папашка. Золотой пример социальной

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

ячейки. Бывший военный, после службы все время работающий в разных местах. Есть дочь и жена, которую он видит чаще своего члена, ведь для этого не нужно зеркало. Знает много баек, половину из них придумал сам. Однако пиком карьеры «Петросяна»

стало обращение к Витьку, которое он честно повторял при каждой встрече с оным (а коль Витек постоянно бегал по поручениям и возвращался назад, то и встречи происходили эти ой как часто) .

Знаете, что это за обращение? «Витек, нас ебут — а ты утек». Оо-о, вы еще запомните эту реплику. Она будет преследовать вас всю жизнь, как и меня. Эта фраза стала настоящим продолжением личности Папашки .

Петя ака «У мамы молодец». Он мой ровесник, на чем наши сходства заканчиваются. Петя вырос на молоке: со своим средним ростом я едва доставал ему до сосков, а его обувь мог бы легко надеть как калошу. Не пил, не курил, матом не ругался, занимался спортом. Настоящий выскочка. Сперва он мне не нравился, однако потом по манере речи я понял, что грамотность обошла бедолагу стороной. Получался такой вот русский богатырь из сказок. Я любил сказки и любил быть лучшим хоть в чем-то, особенно в эрудиции и грамотности, поэтому к Пете тоже проникся .

Серега ака «Ты еще не помер?». Жрет пачками обезболивающее и прихрамывает на одну ногу, прям как Доктор Хаус. Правда, от последнего отличается татуировками на пальцах: перстнем с изображением доллара (или змеи в форме S, я так и не понял) с тремя полосами и вторым перстнем с крестом в виде буквы «Х» .

Обладатель хриплого голоса .

Вот так стояли мы вшестером и говорили черт знает о чем .

В памяти такие вещи не остаются (а должны бы, у писателя-то), но эй! Я ведь могу все выдумать! И даже если это и сделаю, то все равно окажусь недалеко от истины.

Наш разговор был примерно таким:

— Когда уже Михаил Вадимыч придет?

— Скоро должен .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Че, Витек, бухал вчера?

— Витек, нас ебут, а ты утек .

— Обижаешь, как не бухать-то? — сказал Витек и закурил .

В воздухе запахло мерзкими дешевыми сижками .

— Че сегодня будет?

— Бумагу точно должны привезти. Обивку отправлять будем .

А там посмотрим, че .

— А ты, — обратился ко мне Серега, — чьих будешь?

— От Global .

— Global-хуебал, — Серега смачно плюнул на землю. — Не работай на этих уродов ебучих, обманывают честный люд и гроши платят вкривь и вкось .

— То есть?

— А то и есть, что, пока четырнадцать смен не отпашешь как конь, — ноль тебе, а не зарплата. Да еще и на карту платят, маразм какой-то. Я вон карточку в банке уже второй месяц получить не могу. Приходится за зарплатой в их офис мотаться .

Лучше бы на руки выдавал или че, я конченый какой?

— Ты скажи мне, друг, — вступил в разговор Иван Федорович, — а что ты в грузчики пошел? Работы в городе совсем нет?

— Да я, скорее, так, ради интереса, — сказал я .

— Интересно будет очень, прям оборжаться от интереса, — продолжил Серега. — Вон, Витьку так интересно было, что два пальца оставил. Охуеть можно. С таким интересом и подохнуть недолго .

— А почему работу не сменить?

— Ха, смешно, пацан, шутишь. Пошел я такой и на нормальную работу устроился с тремя ходками. Ну, конечно. Скатертью дорожка. Ходоки никому не нужны. Попал на зону — и все. Край, блять. Сама зона так та еще параша, но после — шиндец, — на протяжении всей речи его лицо показывало крайнее недовольство. Пару раз он схаркнул на землю. — Исправительное учреждение, черт бы его драл. Не исправляет, а калечит. Бей татухи или нет — клеймо на лоб уже ебнули. Вот и остается либо говном всяким побираться, либо снова на уголовку. А мне с моим

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

здоровьем только этого-то и не хватает, чтобы копыта откинуть .

— Ладно с ними, с копытами, вон, босс приехал. Работать пора .

У дверей ангара с надписью «А2» на воротах остановился серебристый дешевый седан (ну, нет. На дешевых тачках такие типы не катаются. Бюджетный, бюджетный седан), и из него вышел Михаил Вадимыч — белая рубашка, черная куртка, портфель и часы типа как вроде бы золотые. «Здорово, бойцы». — «Добрый день, Михаил Вадимыч». Прораб снял с дверей склада амбарный замок, и мы вошли как раз в тот момент, когда морось надоела окончательно .

Ангар оказался душным и теплым, сказывалось полное отсутствие окон. В правом углу поселилась старая печка. Здесь же располагались небольшие шкафчики, куда мы сложили вещи, маленький холодильник со стоящим на нем телевизором и чайником, раковина, вмещавший человек двенадцать большой обеденный стол с деревянными лавками и парочка стульев .

В левом углу была небольшая каморка с окошком, через него я увидел стол и старый коричневый диван с зеленым покрывалом в рюшечках. Оттуда уже лил свет и доносились мелодии шансона, их честно проигрывал маленький магнитофон .

От центрального входа до противоположного конца ангара со вторыми воротами тянулся длинный пустой проход, по которому легко проехала бы машина. Всю оставшуюся площадь по обе стороны тракта занимали джунгли из мебельных комплектующих. В основном здесь были матрасы. Они лежали огромными штабелям, некоторые из которых достигали до нескольких метров в высоту. Также я заметил толстые рулоны обивки, поролон, доски и какой-то другой хлам. Наверняка где-нибудь в норках прятались гвозди и пружины .

Мы все неспешно сложили свои вещи в шкафчик и скоро получили первое задание — пойти к корпусу Е8 и загрузить в подъехавшую фуру тридцать матрасов. Я подумал, что это плевое дело, ведь матрасы не тяжелые. Витька отправили за докуМОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА ментами, а мы двинулись в путь. Чтобы не делать большой крюк по всей промзоне, Степа предложил срезать между складов .

В итоге большую часть пути шли по трубам и по земле, которая от мороси превратилась в потоки грязи, вгоняющие в грусть мои найки .

Е8 встретил нас распахнутыми воротами и каким-то чуваком, похожим на азиата, с довольной-довольной рожей .

— Опа, Егорушка. Здравствуй, дорогой. Принес дядям подарочек?

— А дяди хорошие были в этом году?

— Дяди после подарочка хорошие будут, — сказал Папашка, ехидно дергая губами .

Представьте, что будет, если вырвать эти реплики из контекста… Из внутреннего кармана расстегнутой черной куртки со следами пыли Егорушка извлек бутылку водки. Ее ярко-красная этикетка с птичкой и ягодами не внушала никакого доверия .

Из другого кармана он достал стопку одноразовых стаканчиков и начал раздавать их по кругу. Петя замахал головой и сказал, что не пьет. Егорушка ничего не ответил, а только молча вынул из его рук стаканчик и передал мне. Пить никак не хотелось, но возражать не стал. В конце концов, надо было вливаться в коллектив. Бдынц. Степан тоже отказался, но обещал присоединиться на втором или третьем. Все остальные получили стаканчики, и уже через мгновенье в них оказалось грамм по тридцать. Мы посмотрели друг на друга и выпили не чокаясь. Отвратительная дрянь прожгла все мои внутренности, оставив после себя вкус протухшего спирта. Закусить было нечем, поэтому лучшее, что я смог сделать, так это занюхать своей курткой, а после быстро скрутить сигарету и закурить .

— Че, по наркоте ходишь?

— Не, это обычный табак, — на автопилоте сказал я .

— Тогда что ты сигареты нормальные не купишь?

— Привычка .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Я медленно выдыхал дым и наслаждался легкой прохладой и мелкими каплями дождя, падающими на голову. «Может, продолжить свой эксперимент на несколько дней? — думал я. — Вполне себе неплохая работа. Пока мы не сделали ровным счетом ничего, только пьем. Нормуль». Через некоторое время приехала фура. Мы открыли ворота близстоящего склада, и… я попал в ад .

Мы ходили по тонким деревянным настилам второго яруса, которые кто-то по недоразумению назвал полом. Каждый из нас таскал длинные матрасы, их было невозможно нормально обхватить руками, покрывшимися толстым слоем пыли уже в первые пять минут. Добавляли масла в огонь те самые тридцать грамм .

На пустой желудок мне успело слегка накатить, что на высоте трех метров могло закончиться крайне паршиво. Но ничего, всетаки я считал переноску тяжестей своим пассивным гендерным скиллом1, а значит, должен был справиться с этой работой и не превратиться в труп. Кстати, самый трезвый Петя продавил доску и долбанулся коленом уже в первые десять минут работы .

Серега помог ему подняться, и они продолжили. Со второго яруса мы спускали матрасы в руки Егора и Степы, а они заполняли фуру. Не знаю, сколько матрасов перетаскал, но через полчаса пришел Витя и мы сделали перерыв .

— Витек! Нас ебут, а ты утек. Помог бы хоть!

— Помогу-помогу. Сейчас с документами только закончу .

— А у нас есть .

У мерзавца заискрились глаза .

— Ну, вы это, оставьте .

— А вот ты приходи быстрей, и оставим .

Витек засуетился и быстро куда-то ушел. Спустя еще пятак ходок в прицепе собралось достаточно матрасов. Мы договориСкилл (от англ. skill — навык) — да, московская молодежь и правда не любит русский язык. Это все игры и фильмы виноваты! Именно они! Ух, негодники!

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

лись встретиться с водителем у В3, а сами выпили еще по стопарику и неспешно побрели по территории, где уже кипела местная жизнь, напоминающая чем-то колонию-поселение и типичный мегаполис, впрочем, оба понятия были недалеко друг от друга:

и там, и там люди носились по дорогам от работы до дома, забывая заглянуть в бар под названием «жизнь». Чувствуете?

Пафосно как-то получилось для двадцатипятилетнего типа. Забудем об этом. Склад был в каком-то роде квинтэссенцией такого существования. Настоящей гриндилкой1. Здесь не было цветастых рекламных щитов, карьерного роста, иллюзорных и пустых целей в виде покупки машины или отпуска. А был только чистый смысл, вывод, к которому в конечном итоге сводилась жизнь любого человека, — грузи и разгружай, вот и все, чем ты занимаешься. Пока мы шли до следующей точки, я старался понять — я тут проездом или такая же часть этой скучной цепочки из рождения, рутины и смерти. От этих мыслей становилось не по себе .

Мне нужно было написать книгу, чтобы сломать свой порочный круг, вырваться из этой гнили и стать кем-то более стоящим, чем рядовой потребитель. Наверно. Но пока, по крайней мере в данный момент, я мог только грузить и продолжать напиваться .

Что тоже было неплохо в краткосрочной перспективе .

— Ну как, справляешься? — размышления прервал Степа, идущий рядом .

— Да, вполне .

— Ну здорово, ты вообще откуда сам?

— Из Москвы .

— О, классно. Учишься где-то?

— Да, на журналиста .

— Круто. Значит, почти коллеги. Я сам филолог .

— Заметно было. А почему не по профессии? Понимаю, что Гриндилка (от англ. grinding — пережевывание??? о_О) — игровой термин. Прокачка путем монотонной зацикленной работы, например, убийством одной и той же группы монстров .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

много не заработаешь, но и здесь же не сахар .

— Понял, что не мое это. Все эти офисы, планерки, стратегии .

Вся эта цикличная муть, — парень говорил все, о чем я думал минутой ранее. Я стал мыслить вслух? — В итоге все то же, что и там. Разницы никакой, только без надуманности. Как есть, так и живу. Много не требуют, платят ровно .

Помню, как подумал в тот момент, что необходимо сделать что угодно, но не превратиться в этого парня. Я не хотел жить без разницы, я хотел жить иначе. Хотел славы, всемирного призвания и целый список того, за что религия пророчила вечные муки .

Но они меня не волновали, в отличие от вида из окна на Эмпайрстейт-билдинг. Мог ли я когда-нибудь там оказаться? Все зависело от выбранного мной пути. Конечно, понимал, что литература не гарантирует успех. Я с легкой руки мог оказаться образцовой бездарностью и выскочкой с массой амбиций и отсутствием таланта. Но точно так же понимал, что если не пробовать, то я бы остался в исходной точке — образцовом нуле — и закончил бы обычным горожанином: пять на два, надоедливая жена, тупой сын, праздники в кругу семьи и прочая чушь. Затяжной суицид .

Следующий склад встретил нас фурой, прорабом и Витьком .

— Витек, нас ебут, а ты утек. Когда к нам присоединишься?

— Ща-ща, документы отнесу и прибегу, — Витек открыл ключом склад и ушел. Прораб остался руководить процессом .

Теперь нам предстояло таскать обивку, что оказалось так же увлекательно и волнительно, как и матрасы. Обивка хранилась рулонами двух видов: короткие по два метра и длинные по три .

Первые с матом попадали на твою спину, но все же неслись .

Для вторых необходим напарник. В этот раз обошлось без хлипких досок, зато была маленькая гаражная створка ворот, в которую «да все нормально пройдет, главное, аккуратней». Она была невысокой, приходилось немного приседать и поднимать ногу .

Однако волновало это вроде бы только меня. Новичок Петя носил без остановки эти рулоны и, похоже, вполне был доволен своим положением. Я же начинал уставать и, к тому же, изрядно

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

поддал. Вот что пустой желудок делает. Это он виноват. Но мы таскали и таскали. Я прикинул, что в коротких было килограмм двадцать или тридцать, тогда как большие тянули на все сорок .

Те, что стояли вертикально, — это еще неплохой расклад. Хуже всего с лежащими рулонами. Поднятие с пола такой дуры я воспринимал почти так же, как воскрешение Иисуса. После пятого рулона романтика работы грузчика и алкоголь вытекли с потом наружу. Руки снова покрылись слоем серой пыли и болели, начинала ныть спина, желудок просил еды .

После нам сообщили, что фура с бумагой задерживается и мы можем пообедать. Жить резко стало лучше. Зайдя в А2, все отправились мыть руки. На кране был всего один вентиль, он позволял получить в пользование небольшую струю воды. Оттирать руки пришлось сморщившимся куском коричневого хозяйственного мыла, я был рад и этому. Помогало плохо, однако спустя несколько минут мне все же удалось привести руки в подобие нормы. В отличие от куртки — она покрылась какими-то пятнами и вряд ли бы поддалась чистке. После я и Степа отправились в магазин за едой. В дверях разминулись с Витьком. За своей спиной я услышал: «Витек, нас ебут, а ты утек» .

Магазин стоял за углом и был очередным складом, где на скорую руку соорудили некое подобие прилавка. Мы взяли каждому по бомж-пакету1 и два батона мягчайшего хлеба, отдав за это меньше ста рублей. Кроме этого, я купил себе сигарет .

Хороших не было, но крутить самокрутки с грязными ладонями тоже не мог. Уставшие руки дернули пачку так, что она чуть не улетела в потолок. Но я все же ее удержал. Надо было получше рассчитывать силу. Степа посоветовал открыть с обратной стороны, чтобы, когда руками доставал сигарету, хватался грязными пальцами за ту часть, которую потом скурю, а не за фильтр .

Бомж-пакет — лапша (или пюре) быстрого приготовления .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

«Ага», — бросил я в ответ. Глупая идея. Не собирался так делать .

Глядя на мои руки, Степа спросил: «А что это у тебя?»

На мизинце остались кровавые следы, видать, поцарапал его во время работы .

— Не знаю. Зацепился где-то. Пустяки .

— Тут с такими вещами не шутят. Видал, как грязно кругом?

Обработать надо рану, иначе хана. Руку на раз потеряешь .

За несколько мгновений мне было необходимо принять решение: стебется он или говорит правду и моему пальцу угрожают неприятности? Не нравились оба варианта, но за палец переживал больше. Успел привыкнуть к этому мелкому поганцу .

— Ладно, обработаю перекисью. Здесь есть где-нибудь?

— У медиков, только они день через день работают, и сегодня выходной .

— А аптеки?

— Тоже рядом нет .

— Ну, значит, все равно. Обрабатывать негде, — хоть я и произносил это достаточно уверенно, но мне было немного страшновато .

— Я тебе говорю: зараза попадет, и руки не будет. У проходной туалет есть, сходи туда и поссы на рану. Хорошая дезинфекция .

К такому меня жизнь не готовила. Я растерялся. Перспектива прославиться «парнем, ссущим на свои руки» никак не радовала .

Так ли был нужен этот палец?

— Ты серьезно?

— Серьезней некуда. Не поссышь на руку — считай, хана .

Давай иди, я пока поесть ребятам отнесу .

— Ну ладно, — машинально сказал я и тут же пожалел об этом. Но уже было поздно, поэтому пошел .

Туалет оказался лучше, чем я думал, — вместо ужасного смрада мой нос загорелся от запаха хлора. Подойдя к одному из писсуаров, нехотя посмотрел вокруг. Никого не было .

На всякий случай сел на корточки и заглянул под дверцы каби

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

нок — все пусто. Но мне все же было неуютно, поэтому решил схитрить и сделать все максимально естественно. Справляя нужду в писсуар, как бы нечаянно облил свою руку в том месте, где была ранка. Когда все было сделано — успокоился .

Я быстро сполоснул руки и вышел на улицу. Страх сменился каким-то небольшим чувством внутренней гордости. Чувствовал себя Рембо, на настоящей суровой мужской работе по-настоящему сурово и по-мужски решающим вопросы жизни и смерти .

Завершить картину нужно было сигаретой. Разорвал пачку со стороны фильтров, стукнул по дну так, что одна из сигарет высунулась наружу, после взял ее ртом, закурил и вальяжно побрел обратно в ангар, подгоняемый лишь пустым желудком .

ВСЕ ЕЩЕ ГЛАВА 10 Все уже готовились есть. Чайник пыхтел изо всех сил и выдавал по полтора литра раз в пять минут .

Мы расселись за большим столом, отрезали себе по паре ломтей хлеба и, едва лапша заварилась, принялись есть. Это было чудесно. В тот момент ее вкус напоминал тройной бургер .

Спустя две минуты миска опустела и мне оставалось только пить чай и есть хлеб. Степа и Серега вели какой-то диалог, но я пропустил его начало и не имел никакого желания вступать в дискуссию. Второстепенным персонажам в такой прозе негоже отнимать столько места на страницах .

После застолья разрешили отдохнуть сорок минут. Иван Федорович уткнулся в свой телефон и начал наяривать сообщения, Витек и Серега, съевший в прикуску с хлебом пару таблеток обезболивающего, вышли на улицу, спустя минуту к ним присоединился Степан. За столом остались только я, сельский чувак Петька и Егор, который вскоре пошел вглубь ангара и завалился на один из матрасов. Я сделал так же. В середине ангара выбрал самый уютный уголок мягкого леса. Ложась на матрас, я мельком взглянул на Петю, который достал книгу и так и остался сидеть за столом .

Пробежав по новостной ленте, глаза устали не меньше рук, и их закрыл легкий дрем, который понес меня вдаль. Мысли пробудились и лились бесконечным потоком, формируя абстрактное нечто. Я видел себя со стороны, стоящего в дорогом костюме посреди большого банкетного зала. Играл оркестр, кругом носились официанты в белых жилетках. Со спины ко мне подошла известная красавица, актриса.

Она положила свои руки на мои плечи и нежно шепнула:

— Это все сон .

— Но я не хочу, чтобы это было сном .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Тогда пойдем за мной .

Она взяла меня за руку и повела сквозь зал. Я взял с подноса бокал шампанского. На вкус оно было похоже на кристалл. Мы вошли в небольшую комнату, где стояла большая кровать с темно-бордовым бельем. Я прислонился спиной к стенке и медленно закурил, актриса села боком с другого конца кровати .

— Ты же понимаешь, к чему все идет и что ты должен сделать?

— Еще бы .

Я опустил глаза вниз и увидел экран ноутбука, где меня ждал мигающий курсор. Проклятый призрак, испортивший мой сон .

— Знаешь, ведь я не удивлен, — на этих словах я посмотрел в ее глаза. — И даже не испуган .

Она нежно улыбнулась и потянулась ко мне .

— Я рада, значит, мы можем продолжить .

Но нет, все должно было проходить не так. Мне все-таки не пятнадцать. Я отложил ноутбук, встал и пошел в сторону двери .

— Что, куда ты?

— Послушай, Эм… впрочем, давай без имен. Мы оба знаем, что здесь происходит и что мне действительно нужно сделать кроме того, что найти себе наконец-то постоянную девушку. Так что извиняй. Увидимся позже .

В лицо ударил белый свет. Я сделал шаг в пустоту, хлопнул за собой дверью и проснулся .

В заметку: П — понимание. Часы говорили, меня не было в реальности всего-то десять минут. Хорошие десять минут. Красивая актриса .

Вскоре лафа закончилась. Нас ждала новая фура и бумага .

Еще по дороге туда я смекнул, что в этом есть какой-то подвох .

Не может бумага быть тяжелой. Ну, максимум, неудобной. Что ж, в очередной раз оказался неправ. Открытые двери фуры обнажили правду. Узкие длинные коробки напоминали бруски,

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

а с одной стороны картон образовывал острый выступ. Когда Серега доставал первую из них, в глаза бросилась надпись «30 КГ». Здорово, что для некоторых мои сны — явь, жаль, я не один из них. Каждая коробка возвращала из мечтаний и прибивала к земле. Не удивлюсь, если за этот день уменьшился в росте .

Лежащий внутри рулон бумаги катался в разные стороны и порой вбивал острую грань коробки глубоко в шею. Приходилось терпеть, ведь никак иначе эту дрянь не донести. Мне было больно, противно и обидно за то, что я вынужден таскать эти коробки. Вдвойне обидно, что сам на это подписался. Все остальные уставали, но только я, похоже, выглядел как говно. Прораб остановил меня и дал двадцатиминутный перерыв. Две сигареты выпали изо рта перед тем, как смог закурить .

Мучения продолжались два часа, что означало гребаную вечность, превращавшую меня в раба, пускающего слюни .

За разгрузкой последовала перекличка и выбор команды на завтра. Услышав, что семейное пузико ведет завтра сына к врачу и от этого не выйдет на смену, я вкурил, что уже завтра могу тут не появляться .

— Выйдешь завтра? — спросил прораб .

Лень Железным Человеком ворвалась в мой рот, начала двигать языком и помогла быстро подобрать слова:

— Боюсь, не смогу. Мне тоже завтра к врачу .

— А с тобой-то что?

— Да с желудком проблемы .

— А, ну по тебе видно. Ладно, тогда через день .

— Да, вполне .

— Ладно, слушайте, — громко сообщил прораб после переклички, — фур больше сегодня не будет, поэтому половина давайте со мной, а другие — на шарики .

Зек Серега выбрал шарики, я машинально присоединился к нему, даже не пытаясь разобраться, что есть что. К нам приставили Петю, и мы пошли .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Что это за шарики?

— Фартовая лафа, если не помрешь .

— А есть шансы?

— Витька один палец как раз на шариках и оставил .

Ну почему я вообще сюда пришел! Зачем мне все это?

За старенькой рыжей от ржавчины гаражной дверью находился небольшой предбанник и комнатка с горкой пенопластовых шариков по центру. Наверно, я могу назвать это место уютным, пусть и грязным .

— Все просто, братцы, берете мешки, лопаты и пихаете шарики в мешки. Как нормально набирается, заклеиваете скотчем и на весы .

— Понял. А где опасность-то?

— А опасность вон, — Серега указал в сторону горки пенопласта, за которой я увидел станок .

— Туда эту байду суешь, а она все месит в кружки, — он обратился к Петьке: — Хочешь попробовать?

— Не, спасибо .

— Ну смотри, богатырь, как знаешь .

Мы принялись за работу. За самую легкую работу в моей жизни. Не считая пыли, от которой уже спустя две минуты я начал кашлять, в остальном все было ровно: к станку даже не приближался, стоял в дальнем углу и набирал пенопластовые шарики в мешки. Делов-то. После бумаги, матрасов и обивки я готов был заниматься этим всю гребаную жизнь. Ну, может, не всю, но остаток дня точно .

— Вы, когда мешки на весы ставите, грамотно делайте. Показало 32,7 — значит, 34,9 легко пишите. Экономьте для производства .

— А нам есть от этого какая-то выгода?

— Да, начальнику нравимся .

— Что ж, меня вполне устраивает, — сказал я и поднял большой палец вверх .

Если вы занимаетесь тяжким трудом в компании мужиков,

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

где более-менее все друг другу импонируют (или хотя бы не планируют бить), то разговоры начинаются сами собой. Вам просто не хочется делать это молча .

— Работа. Ни дать ни взять .

— А мне понравилось. Хорошее дело, — довольно промолвил наш домашний богатырь .

Серега посмотрел на руки Пети. Те, что раза в три больше, чем его .

— Ну да, ясен-красен тебе понравится. Ты откуда такой взялся?

— Из Сваровки .

— Это где вообще?

— В десяти километрах от Можайску .

— Иди ты, и что, прямо оттуда приехал сегодня?

— Ну да .

— Иди ты. Это же часа два, а то и больше!

— Вроде того, — усмехнулся Петя .

В ответ Серега задумчиво просвистел:

— Не близко. А дома что, работы нет?

— Да какая работа в деревне-то? Не осталось ничего. Вся работа в городе сейчас .

— Ну, может, стоит тогда поближе поселиться? Хату гденибудь снять на окраине и не мотаться за тридевять земель?

— Хех, не могу. Мама у меня старушенька совсем. Ухаживать надо да по хозяйству помогать. Оно, может, работы и нет, но дом есть дом. Тут подлатай, там прикрути. Да и кура у нас есть. За ней тоже уход нужен .

Серега выпрямился, съел еще таблетку обезболивающего и посмотрел на Петю:

— Вот что я скажу тебе, парень. Я грешен, но ты точно не паскуда. Если жизнь к барьеру поставит, не ломайся. Понял?

— Да, вроде понял, — нет, я видел, что он не очень понял, о чем речь. Я понимал, он нет .

— Смотри у меня! — погрозил Серега пальцем. — В тюрьму ведь попадешь, и хана. А таким, как ты, нельзя. На таких только

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

надежда осталась .

На этом празднике отеческого тепла я был лишним. Стало неуютно, захотелось пойти и подышать свежим воздухом. «Я пойду покурить», — крикнул я, перешагивая через мешки в сторону выхода. Ржавая дверь скрипела подобно мертвому лесу. День шел к вечеру. Морось вновь капала с неба прямо на мои уставшие руки и голову. Только не думайте, что я расстроился. Титул надежды нации меня уж точно не интересовал. Подозреваю, что, кроме себя, меня вообще мало что интересовало. Просто под конец дня стало немного грустно и одиноко. Видать, отвык от нормальной работы, полной тяжестей и водки. А кто-то сейчас пишет альбомы, снимает фильмы, рисует картины и добивается своих целей. А я вот. Стою. Курю. Ничего из себя не представляю .

Но буду. Насчет этого в моей голове не было никаких сомнений .

Я знал, что все-таки напишу свою книгу и покажу всем, чего стою .

А раз точно этого добьюсь, то фиг ли париться? Действительно .

В голове торжественно прозвучало «Витек, нас ебут, а ты утек», едва я заметил приближение нашего связного. Он сказал, что смена закончилась и можно идти домой. На секунду показалось, что вокруг его выстриженной головы мелькнуло сияние .

Мы закрыли двери и двинули в ангар. Все уже были там и переодевались. Я помыл руки, взял свой рюкзак, достал оттуда чистую кофту, а внутрь засунул окончательно убитую куртку с надписью Global elite stuff. Скажи «пока», сучка .

После мы вместе пошли в сторону выхода .

— Всем на один автобус? — спросил я .

— В лес автобус. Пошли пешком, тут маршрут бодрый есть .

— Хорошо, ведите .

Мы взяли в палатке неподалеку по банке пива и двинули вдоль технической железной дороги в сторону города. Вокруг были заборы, склады, заводы и поросль. Жаль, что солнце, вяло проглядывающее сквозь пасмурные облака, висело со спины .

Плохие мы ковбои .

Так мы неспешно добрели до станции. Прощались как

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

с друзьями, хоть для меня они такими никогда не станут .

Не думаю, что мы увидимся снова, да и нужно ли?

Достал телефон и набрал номер. Голос в трубке ответил:

«Компания Global elite stuff, слушаю». Продиктовал свои данные и сказал, что больше не выйду на работу .

— Может, вы хотите остаться в базе, чтобы потом в любой момент взять смены?

— Нет, спасибо, — ответил я и положил трубку .

ГЛАВА 11 — То есть ты ссал на свои руки?

На нашем столе было четыре бокала, в одном из которых пиво по вкусу напоминало вино, в другом кола никак не могла напомнить ничего, кроме самой себя, а в остальных уже все закончилось .

— Это самое интересное, что ты извлек из моего повествования?

— Дай-ка подумать… да, — Филипп, довольный шуткой, вскинул брови вверх и улыбнулся .

— Засранец, я бы выселил тебя из дома, если бы мог… Ой!

Подождите! — я изобразил наигранное удивление и всплеснул руками. — Я же могу!

— Только и можешь, что этим попрекать. Вот уеду я и что?

Лучше жить станет?

— Не знаю, не пробовал .

— Попробуй. Потом найдут тебя голым в шкафу с затянутым галстуком на шее .

— Не найдут, не впервой .

Шутка была так себе, так что и посмеялись мы немного. Я посмеялся .

— А я слышала, — вступила Маша. Да, она теперь тоже ходит с нами в бар. В наш бар, — что если кому-то рассказал историю, то потом ее очень сложно записать. Что она вроде как уже не такая интересная становится. Это правда?

— Выветривается, как открытое пиво. Так точно. Распыление это называется. Хм, погодите минутку .

Я достал телефон и вписал: Р — распыление .

— Что ты там делаешь? — спросил Даня, расчесывая рукой свою бороду .

— Да так, помнишь, мы здесь про творческий алфавит гово

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

рили?

— Да, помню .

— Ну вот это типа он .

— Ты правда решился за него взяться?

— Ага .

— Хвалю, — глоток колы. — Странная штука, конечно, но лучше, чем ничего не делать .

— А почему ты решил, что я ничего не делаю?

— А ты что-то делаешь?

— Да побольше тебя. Например, оформил эту историю в колонку, и ее опубликуют на «Вилке» .

— Хорош, — Филипп протянул мне ладонь. Хлопнули .

— Спасибо. Там рубрика, где такие околожурналистские расследования проводят и рассказывают, что и как внутри .

— А, читал. И что, прям там и опубликуют? — продолжал Даня .

— Да, я хорошо пишу. Талант и опыт решают. Ну и однокурсница шеф-редактор тоже .

— С этого бы и начал, писатель он, — выпендрился наш укротитель настроения .

— Вообще-то такой же, как и ты фильмодел .

Его губы слегка дернулись. Под бородой был румянец, я знал, хоть и не видел .

— Ну если что, то я много сделал. Уже идет работа над моим следующим проектом. Конечно, небыстро. Но мне спешить некуда. Я на качество работаю .

— Ага, вот и я тоже .

— И много наработал?

Перед моими глазами мигнул одинокий курсор на пустой странице .

— Нормально, для меня сейчас важно набраться впечатлений и жизненного опыта для грамотного описания событий .

— Не боишься, что так и будешь набираться до конца жизни?

Я промолчал и сделал глоток. Пиво стало каким-то кислым и не очень-то вкусным .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Интересно, а где та самая точка, когда опыта уже достаточно и ты можешь делать крутые вещи? — спросил Фил. Может, правда интересовался, а может, хотел разрядить обстановку .

— Нигде. Всегда можно проколоться .

— У вас тут как-то скучно, — встрял я, — пойду покурить .

На улице было не лучше, проблема заключалась во мне. Понастоящему обидно понимать, что ты и правда ничего не делаешь из того, что хочешь. Чертовски обидно. Это вгоняло в грусть .

Решение нашлось после третьей тяжки. Забить. Я решил не придавать этому особого значения. Просто выбросить из головы. Эй, ну да, не получаются пока отношения с книжкой, да и черт с ней. Мне пока некуда спешить. С ней уж точно .

Выбрав в записной книжке телефона нужный номер, я стал ждать. Лицо искривилось в улыбке, заставляющей голос звучать радостней .

— Алло, — раздался приятный, немного уставший голос .

— Привет! Это Кирилл .

— Да, узнала, — девушка на том конце сети сразу оживилась .

— Хотел узнать, как у тебя со временем? Мы встретимся?

— Я как раз думала тебе сегодня написать! Я могу завтра, — чуть-чуть после добавила. — А ты?

— В любое время в любом месте .

— Тогда где встретимся?

— В четыре на Чистых Прудах, тебе будет удобно?

— Ну-у-у-у… Да, я думаю, что удобно. Давай тогда в четыре .

— Супер. До завтра!

— Пока .

Ладно, может, с книгой у меня и девяносто девять проблем, зато с дамой ни одной проблемы не будет .

Через час каждый из сидящих за столом, ну кроме Дани, оказался изрядно ужран. Да, я понимаю, что на протяжении всей истории мы только и делаем, что курим и пьем. Но, эй! До Хемингуэя мне еще далеко! Это не может не радовать… не может

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

и не расстраивать. Бесконечно пьянствовать печально и однообразно, но именно так и живет большая часть моих ровесников .

А если вспомнить, что подростковые годы прошли под знаменами досок и панк-рока, то путь был предрешен с самого начала. Я точно знал — круто катайся, остальное побоку. Развлекайся. С тех пор разве что периодически менял слово «катайся» на другие глаголы, а так все то же .

Мы продолжали упиваться и болтать, больше все равно ничего не умели. На третьей пинте стаута дискуссия начала бурлить и грозить поножовщиной пластиковыми вилками .

— Послушай, Маш, — обратился я слабо внятным тоном, — вот смотри. Ты поселилась в моем уютном жилище, обитаешь там и даже готовишь вкусный завтрак, а я о тебе почти ничего и не знаю. Какие у тебя интересы, где ты работаешь — вот это все .

— Хочешь, чтобы я рассказала о себе? Тебе и правда интересно?

— Да. А почему бы нет? Много я не запомню, но парочку фраз для визуального образа было бы очень здорово .

Она трубочкой сняла взбитые сливки со своего коктейля .

— Не знаю, что и рассказать. Люблю гулять, путешествовать, посещать различные выставки и клевые тусовки .

Я мог и не спрашивать. Сам знаю. Большая часть знакомых девушек, да и многие из парней тоже, ответили бы именно так .

Эдакий набор юного натуралиста для современного жителя мегаполиса. У нас тут все офигеть какие путешественники и тусовщики. Удивлен, что она еще не назвала любовь к фотографии .

Вспомнил Соню. Ну да. Все верно .

— Понятно, — меня больше ничего не интересовало, но было невежливо на этом закончить. Так что, подумав секунды две, я выдал первое пришедшее в голову: — Работаешь?

— Я рисую, мы так с Филиппом и познакомились. А так, в плане именно постоянной работы — нет. Пробовала, но это не то. Как-то все не получается найти себя. Все не нравится. Както вот когда думаешь о какой-то работе, то она кажется интерес

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

ной, а когда пробуешь — оказывается, что нет .

— Добро пожаловать в клуб, — стукнул я своим бокалом по ее бокалу и счел, что норма вежливости достигнута .

— Как же тебе удается путешествовать без денег? — спросил у девушки Даня .

— А родители на что?

— То есть ты классический дармоед?

— Нет, я девочка, — думал, что Маша обидится на грубоватые высказывания нашего любимого нудилы (и была бы права), однако я ошибся. Девчонка не спасовала и продолжила отвечать, сохраняя дружелюбие, ненавязчивый тон и потягивая коктейль .

— И неужели у тебя не возникало желания выйти за эти рамки и начать самореализовываться и все в этом роде?

— Мне все равно! Ничего не добьюсь, да и ни на что не претендую. Зачем? Мир и без меня неплохо справляется .

— Справедливо. Особенно учитывая тот факт, что мы все тут никто. Пытайся или нет, — заметил я, добивая очередной бокал .

— Не согласен. Вот у тебя уже какой-то вектор есть, — тот момент, когда твой друг пытается ободрить, но ничего не выходит. Почему? Потому что ничего нового он сказать не сможет. Ты знаешь все наизусть .

— Хуектор. Посмотри на меня, какой вектор? Перебиваюсь мелкими заработками и влачу жалкое существование .

— Зато ты знаешь, что по жизни хочешь делать, — добавила Маша, тоже записавшаяся в мои психотерапевты .

— Знать-знаю, а что мне это дает? Бен Аффлек в двадцать пять «Оскара» получил за лучший сценарий. Он даже не писатель! А я? Вот мне двадцать пять и что? Никто и нигде .

— Ну и что? Завидовать теперь всем? Что, если не богаты и не знамениты, то теперь совсем никто? — неожиданно сказал Даня, приехавший сюда на собственной машине .

— Типа того я и думаю .

— В корне не согласен .

— Сам подумай. Кто с нами считается-то? — спросил я, пока Фил увлекся перешептываниями с Машей. — Кому мы тут вообще

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

на хрен нужны? Сидим в баре, пьем пиво и разговариваем о жизни, строя из себя экспертов. Планктон без работы .

— Предлагаешь не бухать и не говорить о жизни?

— Надо не болтать, а делать. И делать что-то важное .

Не какой-то убогий офисный проект, «приносящий твоей компании сотни тысяч долларов». Это мусор. Нужно мутить реальное дело, которое значит нечто большее. Такое, чтобы несло смысл и осталось в памяти людей надолго, а лучше — на вечность .

— Я знаю такого парня, — весело встрял Филипп. — Он тоже хотел сделать что-то значимое. Долго к своей цели шел. Да и цель сначала хорошо звучала. Но потом другие ребята на него гнать стали. И парень чет стушевался, сначала под землю спрятался, а потом себе пулю в голову пустил. Так и остался теперь только череп с дыркой .

— Бедный Йорик… я знал его .

— Но с другой стороны, — проговорил Даня, обращаясь к Филу, — я отчасти согласен с Кириллом, а твой пример неудачен. Существование таких людей абсолютно не означает, что любой выход за рамки приводит к террору или хаосу. Более того, боязнь перемен может быть следствием лени, внушающей нам любые оправдания с целью поглотить нас и воспрепятствовать действию .

Мне стало скучно. Стукнув по столу пустым бокалом пива, я пошел в туалет .

В аквариуме по мотивам «Властелина колец» продолжалась жизнь, граничащая со смертью. Еле различимые лески удерживали в воздухе большую фигурку Балрога, падающего с обрыва и увлекающего за собой огненной плетью Гендальфа. Шутки закончились, пришло время серьезных щей и мяса. Интересно, как можно сделать эту сцену еще лучше?

Этот вопрос настолько меня заинтересовал, что я прислонился к противоположной стене и провел следующие пять минут уставившись в аквариум. И все это время в голове царила пустота. В моем представлении эта сцена была настолько крутой

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

и стильной, что лучше и быть не могло. Разве что, если бы Гендальф не воскрес. А может, событие так себе, и я просто настолько бездарен, что не в состоянии предложить ничего лучше?

Мигающий курсор вновь показался перед глазами. Когда же он от меня отстанет? Я отмахнул его рукой и вышел по направлению к стойке бара .

— Слушай, Эд, я придумал идею торта для Дани .

— Ну-ка, — старина Эд облокотился на стойку недалеко от меня .

— Предлагаю прямо на нем изобразить двух девушек и одну чашку кофе. Можно объемно, можно в виде рисунка. Должно прикольно получиться .

Он внимательно посмотрел на меня, потом хрипло хихикнул и произнес:

— Спасибо тебе, друг .

Вот оно, призвание. Давать советы старикам. Было приятно .

— Да не за что! Подумаешь! Мне не в тягость помогать друзьям .

— Из-за безнадежного устаревания твоих шуток я чувствую себя моложе .

Было не так приятно .

— Не переживай, мой СТАРЫЙ друг. Специально для тебя я выучу несколько шуток времен твоей молодости, чтобы они тебе напоминали о том славном времени. Про НЭП подойдет?

— Все еще не смешно, но хотя бы с долькой знаний. Принято, тройка с плюсом .

— Как раз насчет тройки… хотя не знаю, почему как раз, но пиво у меня закончилось. Давай еще .

— Не много ли вам?

— В самый раз .

Спустя два часа на улице показалось все, что осталось от двух приличных с виду молодых людей и привлекательной рыжеволосой девушки. Абсолютно трезвый Даня выглядел настоящим дрессировщиком всего этого импровизированного зоопарКИРИЛЛ ЛАМПОВЕД ка. «До машины не умрите, бухарики». — «Не бухарики, а никчемные дурни! Выражайтесь литературно, господин». Процессия вальяжно брела вдоль бульвара к переулку, где Даня оставил машину. Нас пошатывало. Но мы все еще шли сами .

— Бай зе вей, — Фил явно думал продолжить иначе, но, сказав это, следом пропел мотив «та-та, та-та, та, та-та» и только после этого вспомнил, что хотел: — У меня тут есть идея — кусок крутой в сочном месте нарисовать. Ты сможешь помочь с тачкой, Дань?

— А если нет?

— Дружить не буду и редиской назову .

— Только не это! Помогу! — хоть и ворчун, но Даня был хорошим другом. И я не только про то, что из него получался классный таксист. Он правда был толковый парень, который с радостью готов прийти на помощь. До известного предела, конечно, но все же .

— Отлично. Я сейчас немного перебрал, но завтра все обсудим. Это точно .

Когда до машины оставалось всего две сотни метров или типа того, я понял, что глава получается какой-то унылой. Ее следовало взбодрить действием. Чтобы кровища, адреналин, короче, настоящий хардкор. Как раз в это время мы проходили мимо двух девушек в белых футболках и кепках с надписью «Помоги котейкам». Такое не пропускают. Маша, от которой попахивало пойлом, встала возле девушек, залезла в свой кошелек и за полтинник стала счастливой обладательницей большого воздушного шарика, наполненного гелием .

— Зачем он тебе? — спросил у нее Филипп .

— Котикам помогу и буду голосом смешным говорить!

— У тебя он и так смешной, давай лучше в футболец срубим, — Филипп, занимавшийся спортом исключительно в самых скучных своих эротических фантазиях, выхватил у Маши шарик и опустил его почти до уровня земли. — Ребзя, — крикнул он, — спорим на три сотки, что я смогу его вышибить с пыра?

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

На самом деле Филу важнее сама идея спора, чем факт. Он не стал дожидаться никакого ответа. Голубоватый шарик, лучший друг Винни-Пуха, начал свой путь к звездам. В это же время пьяная звезда футбола с удивительной страстью замахнулась ногой, восторженно крикнула и… нанесла сокрушительный удар .

По шарику Филипп не попал, тот гордо полетел наверх, пока я не схватил его за нитку и не вернул Маше. Не пропадать же хорошей вещи. Что стало с Филом? Ну… тут все не так просто .

Замахнулся парень от души. Если хотите узнать, сколько дури прячется в человеке, то просто напоите его. В свой удар наш любитель споров заложил такую силу, что хватило бы на выдергивание репки. Обе его ноги оторвались от земли, он как-то развернулся в воздухе, да так, что со всей дури грохнулся ногами о стоящую рядом клумбу, после чего с шумом завалился на асфальт. Такие дела .

Раздался шум, крик. Хруста не слышал .

Запачканный Филипп лежал на асфальте в окружении верных ему придурков .

— Мужик, ты как?! — спросили мы хором .

— Чет мне херово как-то, пацаны. Прям вообще херово .

Меня мутило, а от этой ситуации стало еще хуже .

— Чем ударился?

— Ногой левой. Ноет жестко, ауч .

— Поссы на ранку, поможет, — предложил я .

— Ахахах, — засмеялся хрипящий Филипп. — Остряк, мне правда больно .

— Черт, ну ты и тупой, — проворчал Даня. — Творческая интеллигенция, блин, как глупая свинья, нажрался и устраиваешь дебош .

— Зато я живу, а ты нет, трезвенник .

— А, ну ладно. Раз ты тут живешь, тогда я не буду тебя подвозить. Вали домой сам .

Лежа на асфальте, Филипп задрал штанину, и мы все, кроме него, увидели большую белую ссадину под коленом. Спустя мгноКИРИЛЛ ЛАМПОВЕД венье она залилась кровью .

— Это что, кость была?! — вскрикнул я .

— Надкостница, не пугай человека!

— Этот человек все слышит и уже испуган, — задрожал голос Фила .

— Пусть этот человек сделает вид, что не слышит .

— Окай, не слышу. Но мне все равно паршиво .

— Короче, — подвел итог Даня, — надо чем-то это перебинтовать и в травмпункт эту сволочь волочь .

— Может, не надо перебинтовывать? Пусть кожа дышит?

— И кровь по салону разливает? Ну уж нет. Вяжем. Маш, сбегай в бар. Скажи Эду, что нам нужен бинт и перекись .

Маша кивнула и поторопилась в сторону бара. Шарик дергался, привязанный к ее руке .

— Как ты умудрился, увалень?

— Не знаю! Оно само. Кто-нибудь снимал?

— Нет .

— Жаль, я рассчитывал на FailArmy .

— Давай повторим?

— Сейчас, только чуть полежу .

Лишь через две, а то и три, минуты нам пришло в голову, что друга можно поднять с асфальта. Даня открыл багажник, и Филипп сел на его край .

Воздушный шарик и Маша вернулись весьма скоро, принеся с собой бинт, парочку салфеток, перекись водорода и пачку стрептоцида .

— Это что еще за штука? — спросил Даня у Маши .

— Сказали, что при открытых ранах помогает. Я не знаю .

— Ладно. Кто будет оперировать? — он осмотрел всех нас .

— Я ищу в телефоне ближайший травмпункт, — ответил я .

— У меня шарик .

— А я пострадавший!

— А я сука и считаю, что ты сам в состоянии себе помочь, — Даня протянул Филу пачку бинтов .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

— Хер с тобой, золотая рыбка, — с легкостью пьяной собаки Филипп вскрыл пакетик стрептоцида и высыпал белый порошок на рану. После взял салфетку, смочил ее перекисью и приложил к ноге. «Сука, как жжет!» — прокричал он. — «Терпи, так вроде и должно быть. Значит, бактерии убивает». — «Кабздец!» Он поныл несколько минут, а после плотно обмотал ногу бинтом .

Маша помогла сделать узел .

— Как себя чувствуешь?

— Должен плохо, но пока пьян .

— Отлично, тогда поехали и не будем терять время .

ГЛАВА 12 Ведомые отметками на карте, мы катили по Москве. Я развалился на переднем кресле пассажира, насколько это позволял ремень безопасности. Позади то и дело раздавались кряхтения, будто кто-то душил утку. Это был Фил, наш раненый Месси. Маша сидела рядом с ним и играла с воздушным шариком, привязанным к ее руке .

— Ты как ребенок, — услышал я сзади голос Филиппа .

Маша залилась смехом .

— Кто бы говорил!

Я пялился в окна. Привычка детства: куда бы мы с родителями ни ехали, всегда, как и любой другой нормальный ребенок, пялился в окна и интересовался гигантским миром вокруг .

Я представлял, как по домам прыгает Человек-Паук (не очень удобно ему жилось в Москве), представлял и много другого .

Но больше всего меня привлекали люди — самое интересное за окном. Они не повторялись, если только мы не тошнили по пробкам, тогда одну и ту же страшную тетеньку с огромной прической мне приходилось наблюдать раз за разом. Ужас сродни детским психологическим травмам. А с них все и начинается!

Почему вы стали маньяком и убили шестнадцать человек? Потому что мне шестнадцать раз пришлось увидеть хаер той тетки в пробке. Жесть. Но мне нравились люди за окном. У каждого своя судьба, своя жизнь. Это всегда казалось чрезвычайно интересным. В периоды повышенной любознательности я набрасывался на маму и папу и начинал задавать вопросы обо всех, кого вижу в проезжающих машинах. А кто этот дядя? А как его зовут?

А куда он едет? А жена у него есть? А дети? А где он работает?

Мои родители терпели и с лету придумывали ответы на каждый заданный вопрос. С тех пор прошло уже лет двадцать. И знаете что? Вопросы остались. Только теперь я сам же придумывал

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

на них ответ, добавляя приправы по вкусу. Чета в простеньком универсале может запросто катить в IKEA, пока их сын курит на балконе или приударяет за своей чикой. А вон у той модной крали в белом седане дома с легкой руки (ну да, руки) может оказаться годовалый сын с уже сросшимися бровями. Люди такие клевые! Кроме едущего позади нытика, который без конца кряхтел и причитал с самого старта. Будто от удара Фил и Даня поменялись телами. Гадость какая. После шестого поворота к разбитой ноге прибавилось чувство тошноты:

— Это нормально, что меня подташнивать начало? — проныл Фил .

— А кто его знает? Мы не медики. А сильно подташнивает?

— Подумываю о том, чтобы блевануть .

— Только не в машину! — Даня волновался .

— Да я в окошко если что .

— По дверям? Вот уж нет! Если хочешь блевануть — скажи. Я остановлю, ты выйдешь, отойдешь и там уже блеванешь .

— Ладно, спасибо. Не надо. Попробую дотерпеть .

— Может, тебя просто укачало? — поинтересовалась Маша, прикоснувшись к его плечу .

— Да вроде обычно не укачивает, — он посмотрел ей в глаза и нежно взял ее кисть в свою руку. Тут и меня блевать потянуло .

— Можешь открыть окно и подышать, — Даня всерьез нервничал и поглядывал в зеркало заднего вида. — Только не блюй!

— Ладно .

Высунувшаяся в окно голова Фила напоминала поддатого эмбриона, вылезшего из утробы чисто подышать. Короткий ежик никак не реагировал на встречный ветер, что нельзя было сказать о его роже: ее крючило и раздувало. Он был похож на сокс1 .

— Полегчало? — спросил я, когда надышавшийся эмбрион вернулся домой .

— Да, нормально .

Сокс — мягкий мячик из ткани. Популярная штука в годы моей молодости .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Больница встретила нас сетчатым забором и пластиковым шлагбаумом, у которого дежурил сторож. При слове «травмпункт» он негромко ответил: «Прямо и направо» — и нажал на кнопку. Заметили? Если создать по моим представлениям Москву, то тут будут только алкаши, бомжи и охранники, периодически нажимающие на кнопки. Так случайно получается. Обещаю не злоупотреблять. Итак, мы подъехали ко входу .

— Тут, наверно, нельзя парковаться, поэтому идите, а я оставлю машину и подойду .

Никто из нас не расслышал второй части, мы вышли из машины и остались на крыльце в ожидании Дани. Я, побитый и грязный Филипп и Маша с привязанным к левому запястью шариком .

Только за руки взяться оставалось. Филипп попытался скрутить себе сигарету, но фильтр выпал с бумаги на землю, а доставать новый не было времени .

— Че вы ждете, я сказал же заходить! Совсем спились, тупицы, — на самом деле Даня и правда хороший. Это мы плохие .

Едва наш квартет пересек порог больницы, по носам ударил барабанный бой медицинских запахов. Хер его поймет, что тут пахнет, но эту фигню вы всегда узнаете. Я так точно. Табличка на стене указывала идти налево. Травмпункт в конце длинного темного коридора без окон. Все лавочки занимали жертвы неудачных обстоятельств. Но одна оставалась свободной для нас .

Мы сели .

Безликие стены были покрыты медицинскими плакатами и рекламой. Первые признаки инсульта соседствовали с надежным лекарством от запора, а прямо напротив меня висел плакат «Алкоголь — главная причина получения травм». Я ткнул в бок Филу и кивнул на плакат: «Учись, студент!» Мы поржали. А что еще оставалось?

В очереди Филипп был последним (что чертовски логично), сразу за «тем мужчиной с рукой», посапывающим недалеко от нас. Его голова свисала на бок, а изо рта вытекала тонкая

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

струйка слюны. На его руке я увидел перевязку из окровавленной наволочки с голубыми цветочками и бечевки. Рядом на той же лавочке сидел парень со скейтбордом. Узкие джинсы, несуразная футболка, кеды Vans, цветные серьги в ушах и бесформенная прическа. Каких-то внешних признаков травмы, кроме доски, не видел. Парень сидел, слушая музыку и отстукивая барабанный ритм руками по коленям. Ноги играли на невидимом кардане. Доска стояла рядом, рисунком к нам. На краснобелой деке с логотипом в форме елочки возле подвески была приклеена большая полоса пластыря, на ней корявыми буквами черной краской неряшливо было выведено слово «случай» .

Хм, а это ведь хорошо. С — случай .

На другой лавке сидели те, кого в подобных местах ожидаешь встретить меньше всего. Им не больше восемнадцати, у каждой есть некое подобие сисек и некое подобие ума. Расставлено в порядке приоритетов. Бесноватые горланящие чики, расстреливающие своими писклявыми голосами спокойную жизнь каждого забывшего дома наушники .

Напротив телок — два беглых выпивохи. Мужики на серьезных щах и под большим градусом. Полузакрытые глаза символизировали всю кашу внутреннего духовного мира, которая от градуса густела и превращалась в камень. Один бритый, у второго на голове челка из коротких раздельных мелких прядок светленьких волос. Если бы им было по шестнадцать, то в половине клубов Москвы стали бы звездами. Но нет. Если звезды где-то и были, то, вероятно, у них на коленях .

По моим речам можно подумать, что, кроме уродов, в коридоре никого не было, но это не так. Главным зрителем импровизированного сюрреалистического маппет-шоу стал двенадцатилетний пацан, сидевший в центре вместе с мамой. И хоть многие его одноклассники давно смотрят порно, реальность еще удивляла своими дикими сюрпризами. Глаза парня бегали по сторонам, а тело прижималось к мамаше так, будто в любую минуту могли напасть чупакабры .

Меж тем три поросенка продолжали свое буйство. Одна

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

из них грохнулась на пол и заржала. Наверно, мне не нужно быть таким уж занудой или пессимистом, для этого у нас есть Даня .

Может, эти девочки поступают правильно, радуются жизни. А я… хотя да похер вообще .

А вот на что было не похер, так это на свою будущую книгу .

Нужно писать и прекратить заниматься херней целыми днями .

На одних обещаниях и самовнушениях ничего не строится. Я понял, что если в ближайшее время не найду сил взяться за работу, то рискую и впредь кормить себя завтраками. Шанс сделать что-то стоящее есть у всех, только большинство упускает свои возможности. Я не хотел быть этим большинством и внутри побаивался того, что уже поздно .

— Следующий, — услышал я, когда мимо в сторону улицы прошел человек с замотанной головой. Оба выпивохи закряхтели и заерзали. Кого-то из них ждали к врачу. Однако ребята не очень торопились и даже сначала не вдуплили, что происходит. И все это время каждый из сидящих ждал. Ждал, когда же они наконец-то зайдут внутрь. Кое-как ребятки пришли в сознанку, о чем-то пошушукались, а потом:

— Гражданка, — сказал один из них, — идите с мальцом сейчас перед нами. Что вам тут сидеть?

Удивленная женщина отрывисто поблагодарила бухого незнакомца и завела пацана внутрь .

Оно вроде бы и неплохо, вот только пробудившимся братишкам хотелось влить в себя побольше святой воды, что неизбежно подводило к вопросу об инвестировании. И самыми перспективными меценатами выглядели мы. Поэтому один из бухариков встал с лавочки, сделал пару шагов и уселся неподалеку от нас на корташах1 .

— Слухай, ребята. А дайте мелочевки какой-нибудь. А то я На корточках. Посмотрите, как сидят «нормальные пацаны» в спальных районах .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

вижу, вы все такие веселенькие, нам тоже веселья хочется .

Попытался придумать яркий ответ, но Даня опередил. Его настолько задолбала компания пьяных упырей (нас), что он решил дать им бой (не нам) .

— Вы и так в мясо. Кончайте бухать уже, — грубо произнес наш борец за нравственность .

— А че, жалко что ли?

— Представь себе!

Нового нежеланного знакомого эта идея вогнала в ступор .

Он уставился на Даню, потом на каждого из нас, потом снова на Даню .

— Вот молодежь, никакого уважения! Армии на тебя, салага, не хватает. Там такое дерьмо на раз в лепешку превращают и потом лепят, что нужно .

— Оно и видно, — продолжил Данила, — слепили. Ты небось весь срок Роналдом Макдоналдом на кухне провел? Картошечку чистил и к кухарке под юбку лазил?

С нашей стороны пронесся небольшой смешок, что взбесило забулдыгу еще больше .

— Я боевой майор! Столько говна повидал — тебе и не снилось! — он постучал себя в грудь. — Хоть раз аэропорт брал?! Отвечай!

— Да, и не один раз. А в мультиплеере вообще любимой картой было .

Фил чем-то там занимался с Машей, а я ловил лулзы и старался не заржать в голос. Майор же вроде как и разговаривал, а вроде как и не слышал ответов .

— Девяносто седьмой год, битва за аэропорт в Котелках. Я там был! Героем прошел войну! Так что не гони и дай мне выпить .

— Ну и че ты такой бедный, раз герой? Врешь, по ходу, — Даня не был дураком. Он все прекрасно понимал. Просто ему нужна была отдушина и собеседник для издевок .

Меж тем преисполненный чувством гордости майор извлек из внутреннего кармана помятое удостоверение и ткнул его нам .

— Смотри .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— И че? Такая лажа в каждом переходе продается. Зачем мне твоя бумажка?

Выпивоха смутился и глубоко задумался. Ведь действительно можно в каждом переходе купить .

— Тогда в интернете посмотри! Майор Степанов, битва за аэропорт Котелки. Я только правду говорю. Мне болтать не к чести .

— Окей, мен. Запарил. Если найду твою фотку на фоне хоть одного аэропорта, то даже сотню дам .

Даня достал свой телефон и серьезно начал искать. Через минуты три стало понятно: майоров Степановых много, а вот с битвами за аэропорт напряженка. Мы не нашли ничего .

— Врешь. Нет такого .

— Я там был, давай не гони! — прорычал солдафон .

— Ладно, хрен с тобой. Ты так запарил, что вот тебе сотка, и катись подальше, — Даня взял свой бумажник, достал сто рублей и сунул их майору .

— И че так мало?! Я даже бутыля на сотку не возьму. Ладно, жмот. На том спасибо!

— Хотя знаешь… — сотка вновь оказалась в кошельке, а вместо денег бухой вояка увидел средний палец, на который уставился мутными глазами. — На хер иди! Совсем одурел, тебе еще и мало .

— Я не понял, это че за базар такой?!

Двери кабинета открылись, и пришла его очередь идти к врачу. Он недовольно посмотрел на всех нас, сплюнул на пол и вместе со своим дружком пошел в кабинет .

— Вот уроды! Мало! Совсем обнаглели. В Бразилии за такие деньги ножом пырнут, а эти морды воротят. Козлы вонючие .

— Ты полегче в следующий раз. Мне не хочется еще одну ногу пробить .

— Сыкло. Как твое самочувствие?

— Терпимо, — ответил Фил .

Сидевшая рядом с ним Маша подвинулась поближе и аккуМОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА ратно обняла его, положив свой острый подбородок на плечи .

В свободной руке я видел полусдутый шарик. «Зайчишка ты мой .

Пугайкин», — произнесла она голосом из детских мультфильмов .

Соседняя лавочка во всем была интересней нашей. Там царил непрекращающийся движ. Размахивая метровой палкой с прикрепленным к ней телефоном, они меняли ракурс и показывали себя остальной планете. Губки бантиком. Снимок. Пальчики миром. Снимок. Духовные лица. Снимок. Головы вместе. Снимок. Потом по упрощенной программе для двух других телефонов. Затем сразу надо опубликовать. Лайки не ждут никого! «Слушайте, а где мы? Надо же тег поставить!» — «Не знаю» .

— Ребята, а вы не знаете, как эта больница называется? — обратились они к нам .

— Да. ЯСМП4, — ответ сам вырвался из моего рта .

— Спасибо!

Я, Даня и Филипп переглянулись и ехидно улыбнулись. Маша была не в теме. Вы, наверное, тоже. Пристающий алкаш и его друган покинули кабинет довольно быстро, после была очередь педовок. Так и не понял, что с ними произошло и кто там пострадавший. Дальше шел скейтер. Когда за ним закрывалась дверь кабинета, мы услышали голос врача: «О, Лёша! Здравствуй! Я тебя скоро чаще жены видеть буду. Ну, с чем пожаловал на этот раз?»

Остались только мы и спящий мужик с рукой. За нами никого не было. Славная традиция жизни: занимаешь очередь в большой толпе, и на тебе все заканчивается. Вообще, мы могли его не будить. Чувак так крепко спал, что если бы Филипп прошел первым, то никто бы не заметил. Но мы вроде как приличные ребята, поэтому я привстал и слегка потолкал незнакомца в плечо: «Вы следующий». Первые пять секунд он смотрел на меня и пытался понять, что вообще здесь происходит, но потом голова включилась и утвердительно клюнула вниз .

Далее начались гляделки: мы просто сидели, пялились по сторонам и иногда друг на друга. Наверно, из-за того, что я его разбудил, мужик решил, что мы стали уже знакомыми. И если рань

<

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

ше тишина была нормальной, то теперь она эволюционировала в неловкое молчание. Он долго выбирал подходящую тему для общения и в итоге остановился на Филиппе .

— Что с ногой?

— Да вот, упал плохо .

— Сломал?

— Вроде просто разодрал .

— Херня, не парься, — махнул он рукой. Замотанной рукой. — Мне как-то голову бутылкой пробили. Так прям по живому зашивали. Больно, конечно, но и не такое видали .

— Сейчас-то не больно должно быть. У них обезболивающие же есть, — Фил, казалось, убеждал сам себя. Ха. Какой он смешной .

— Лучше попроси спирту налить. Обезболивающие разные бывают. Вдруг пена изо рта пойдет и откинешься?

— А такое что, бывает? — Фил, казалось, разубеждал сам себя. Ха. Какой он смешной .

— Всякое бывает. Приходишь с зубом, а выносят ногами вперед .

Когда мужик встал, чтобы пойти в кабинет, он еще раз сказал:

«Запомни, спиртом лучше». Молчание стало еще более неловким. Конечно, мы успокоили Филиппа. Аллергия на обезболивающие бывает редко… Вряд ли он поверил. В кабинет побитый мученик творчества ковылял, прихрамывая и потрясываясь .

Маша пошла с ним, а я и Даня отправились ждать на улице .

После больницы свежий воздух вставлял сильнее алкоголя и сигарет: каждый из нас просто стоял и дышал до самого возвращения Фила. Маша придержала дверь, и показался наш воин с ногой, перебинтованной ниже колена .

— Живой?

Филипп молча достал телефон и показал фотографию. Она напоминала знаменитые «ноги на пляже», только без пляжа, с врачом и кровью, сочащейся из раны. Если присмотреться, то на заднем плане можно разглядеть сидящую на стуле Машу,

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

–  –  –

смотрящую в свой телефон. Даню передернуло .

— На фига ты это сфоткал?

— Композиция понравилась. Может, потом в картину перерисую. Такое и продать вполне можно. Кстати, я и набросок врача успел сделать, вот он .

Мы увидели худую физиономию, которая была весьма неплохой. Особенно понимая, при каких обстоятельства она сделана .

— Как обезболивающие? — поинтересовался я .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— Зашибись. Пять швов остались незамеченными. Могу бегать или дальше пить .

— Не, я пас, думаю, пора домой .

— Согласны, — хором произнесли остальные .

— Кстати, врач сказал, что тошнить могло от стрептоцида. То еще дерьмо .

Фил положил фильтр на бумагу, после чего попытался насыпать табак. Фильтр покорно упал на асфальт, а наш побитый друг ругнулся. Когда мы немного отошли от крыльца, нас окликнул охранник .

— Ребята, погодите. Вы же на машине?

Я остановился .

— Типа того. А что?

— Слушайте, это очень здорово. Тут есть один дедушка старый. Его домой отвезти некому. Докинете, может? Он живет всего в паре домов отсюда .

— Боюсь, что не получится .

— Это почему?

— Понимаешь, вначале я, конечно, хотел согласиться и сделать логичный мост к следующей главе. Но потом передумал .

— Зря-я-я-я, — протянул сторож, — показал бы, что молодое поколение не потеряно и вы тоже делаете добрые дела .

— Уже показал. Я мужика разбудил. В качестве намека и косвенного описания вполне достаточно, а с целой главой что мне делать? Как ее потом привязывать к этой истории?

Сторож почесал затылок, присел на ступеньки больницы и задумался .

— Ага. Ну да. А что, — он оживился, — а что, если у тебя есть баба? Причем та, с которой ты собираешься на свидание .

Сечешь? И вот оказывается, что это ее дедушка! Прикинь, как интересно будет! И вот она деда своего не любит, не общается с ним, а он грустит. Ты ей все это говоришь, и в конце книги она типа говорит тебе, что с дедом начала общаться. Видал, как хорошо выйдет! Добрый конец .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Я закатил глаза .

— Сам-то веришь в эту скучную ерунду? Нравоучения из уст молодого пацаньерро звучат неубедительно. Словно я трехлетний мальчик в дедушкином картузе .

— Эх! — сторож досадно дернул рукой. — И что мне теперь с дедом делать?

Я пожал плечами .

— Ничего. Пусть живет без моего участия. Необязательно запихивать все мысли в одну книжку .

— По-свински это будет .

Я подумал, посмотрел на него, на машину, снова на него, на машину .

— Хер с тобой. Приводи деда. Но писать мы об этом никак не будем прям с этого момента. Нечего структуру рушить .

— А как же заход на новую главу?

— А заход очень простой. Мы сейчас везем Фила домой, и я сажусь писать книгу .

— Тебе не кажется, что это как-то не очень?

Мне не казалось. Я шел в сторону заведенной машины .

ГЛАВА 13 В комнате с плотно задернутыми шторами царил новый политический режим. Табак, одежда, исписанные листочки, бутылки, фантики и прочее барахло устилали почти весь пол и половину кровати. Самой яркой фигурой в комнате стал новый император. Горделивый и вечно мигающий курсор торжествовал, стоя в своем белом и девственно-чистом виртуальном зале. Старый же монарх, то есть я, низвергнут в самую пучину бытия и завален горой мусора. Меня это вполне устраивало .

Серьезно. Меньшее, чего мог бы хотеть, — писать. Это больно, противно, неприятно. Вроде как должен испытывать восторг от создания чего-то нового, но вместо этого лишь регулярно получаю пинки от собственного невежества. Меня бьют, а я не могу дать сдачи. Лежа тогда на полу, серьезно думал заняться чем-нибудь другим. Рэпом, например .

Пробив свою голову, как билет об лед, Я вошел во тьму, разбит и обновлен .

Чего ищу я во мгле, может быть ее?

Но, найдя, утону, как пьяный морячок Получилось с легким налетом «Касты». Только последняя строчка не очень. И смысл. Да, на «Версус» пока не тянет, но это первое, что пришло в голову. Всего каких-нибудь три или четыре недели, и можно состряпать текст получше. Все равно быстрее книги .

Тьма, накрыв прокураторский город, Схватила меня и разбила об гору .

Этот парень был из тех, кто просто молод, Он тоже сдался, поддавшись мору

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Так даже лучше. Две отсылки в четырех строчках. И еще со вкусом смерти, а смерть — это сочно. Смерть — по-любому, самая сильная штука на нашей планете, даже любовь в пролете .

Красивая кончина придает истории тонкий шарм, которого нельзя добиться никаким другим инструментом .

«Может, кикнуть себя?» — мелькнула мысль в тот момент .

Почему бы нет? Прыгнуть в окошко, и дело с концом. В загробную жизнь я не верю, поэтому хуже точно не станет. Главное, быстро и без боли. Да .

Встал, открыл окно, поднял с пола стул и сел за компьютер .

Сдохнуть никогда не опоздаешь. Книга. Работать через тошноту .

Круто сочинять и придумывать новые миры. Но если не поперло — это превращается в ужасную борьбу. А, говоря о большой книжке, не попереть может в любой момент. И тогда либо бросай все наработки, либо закрой рот и встревай в работу .

Правда, в тот момент все мои наработки заключались в целом и большом НИЧЕГО .

Это бесило. Должен был наступить перелом. Я психанул, ударил по клавишам и принялся наяривать текст. Важно было бить .

Стучать как по роялю. Курсор бегал по экрану, оставляя за собой черные буквы. Писал все, что приходило в голову. Импровизация .

История о том, как молодой парень пришел устраиваться работать на склад, и вокруг этого медленно закручивается движ .

Поначалу казалось, что пишу чушь. Но потом… вне всяких сомнений, я тогда поймал волну. Поразительно, как все резко поменялось! Успех шел в руки. За время работы прервался только один раз: вбить в заметку Т — труд. Все остальное полностью растворилось в тексте. Как же это круто! Получалось что-то настоящее. То, что не стыдно показать остальным. Получалась ИСТОРИЯ! Никто не верил, а получалось! Вы не верили, что я смогу!

Да, блин! Я сам себе не верил! А мог! Фигачил! Писал!

Кто хоть раз пробовал заниматься творчеством, знает, о чем я говорю. Процесс создания нового, независимого, непривязанного — это процесс обретения собственной свободы. Почувствовав такое хотя бы раз, только полнейший чудак откажется

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

от продолжения .

Буквы маршировали одна за одной, превращая кашу из моей головы в стройные фразы. Появились декорации, появились герои. Начались съемки. Я представлял, что пишу не книгу, а кино. Видел каждого персонажа, оценивал его мотивацию, поведение, планировал дальнейшие шаги. Вот мой звездный труд. Как приятно быть талантливым! Не могу вспомнить, сколько написал в тот раз. Страниц шесть, не меньше. И какие это были страницы! Чистое золото. За такое и пулю получить не жалко .

В общем, круто. Мне нравилось .

Мой творческий марафон длился часа три, не меньше. Я остервенело писал и офигевал. У вас когда-нибудь болел мизинец? У меня да. Результат частых нажатий на Ctrl. И это серьезная проблема. Писать без мизинца сложнее: ты машинально тянешь его к заветной кнопке, отчего боль усиливается. В итоге устал настолько, что понял — нужна короткая пауза .

Я закрыл текстовый файл и поперся на прогулку до кухни .

В коридоре лежала большая пустая сумка Маши, самой ее дома не было. Как не было и Филиппа. Мой хромой друган вместе с кралей умотал на улицу делать картину аэрозольной краской .

Он хотел красить в комнате, но я запретил. На квартиру плевать, но не настолько .

Напевая песню про цветы на стене из «Криминального чтива», включил чайник и заварил себе чай. Все-таки круто быть писателем. Я это знал давно, за плечами неизменно оставались горы статей, пресс-релизов и прочей муры, но только в тот момент окончательно осознал. Самый модный и самый красивый. Эх, да. Достал вкусняшку из холодильника. Как думаете, стоит писать под псевдонимом или оставить реальную фамилию и имя? Вроде бы круто, когда тебя знают под настоящим именем, хотя… чем круто? Проще с псевдонимом. Так я смогу дополнительно оторвать от себя персонажа. Кроме того, псевдоним можно придумать клевый. Звучный. Со смыслом. Да, пусть будет псевдоним. Какой? Сочиню потом. Интересно, сложно продать

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

книгу киношникам? Я бы с радостью увидел свою работу на большом экране. Считаю, что она будет достойна этого. Что-то сумасбродное, смешное и качественное. Тарантино, Гай Ричи — в эту степь. Да, круто будет. Так BMW или Mercedes?

Вальяжно вернувшись в комнату, пританцовывая и продолжая напевать песню, я тыкнул по клавишам. Уже который раз .

Надо работать, пока прет. Вдохновение, оно такое. Я сделал двойной щелчок и открыл файл .

Что-то пошло не так. Меня ждал мигающий курсор и пустая страница. Испуг. Гроб. Гроб. Кладбище. Пидр. Это не может быть правдой! Файл. Открыть. Недавние. Название. Пусто. В папке один файл. Пустой. Ctrl + Z. Ничего. В корзине тоже. По спине прокатился мерзкий озноб. Его нет. Все исчезло. Я не сохранил ничего .

Мне захотелось опустить голову на клавиатуру и зарыдать подобно маленькой девочке. Почти так и сделал. Только немного по-другому. Крикнул, походил по комнате, открыл окно и крикнул еще раз. Захотел прыгнуть сам, потом бросить туда кружку с чаем, потом передумал и крикнул еще раз. Обидно. Я похлопал рукой по стене, вспомнил все лучшее, что думаю о своей личности. Много дышал, грустил и злился .

Когда Филипп и Маша пришли, я мирно сидел на кухне. Сигарета тлела в левой руке .

— Как дела? — спросил у меня веселый Филипп .

— Нормально, как твои? — ответил я .

— А почему ты такой охрипший?

Я дернул плечами .

— Не знаю. Может, немного простудился. Сплю же с открытым окном .

Филипп улыбнулся и утвердительно покачал головой .

— А не потому ли ты охрип, что орал благим матом на всю округу?

Упс .

— А слышно было, да? Я вроде не так громко кричал .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

— Ну, — Фил заварил чай и протянул мне кружку, — мамашки на детской площадке слышали точно. И их юные дарования тоже .

Может, не каждое слово, но тридцатисекундный скетч про сексуальную ориентацию Билла Гейтса звучал очень четко. Кстати, получилось здорово. Ты записал его?

Записывать. ЗАПИСЫВАТЬ!

— Нет, я не записал, — проговорил я, сёрбая чаем. — Слушай, а что вы делали на детской площадке? — хотел спросить что угодно, лишь бы забыть о работе и текстах .

— Я рисовал банками на холсте, а Маша помогала. Ты же меня выгнал из дома .

— Так, а почему на детской площадке? — продолжил сёрбать .

Филипп дернул плечами .

— Там был стол и свежий воздух .

— Логично, а как же мамы и их дети? Им же, наверное, мешает запах краски .

— Так же, как и плакат «Мне похер», висящий у меня на стене .

Я посмеялся .

— Твоя правда. А что нарисовал?

Филипп прихрамывая вышел из кухни и вернулся с ватманом, прибитым к фанерной рамке и еще блестевшим от краски .

На нем был нарисован город, красивый, сюрреалистичный, мне нравилось. И он смог это сделать с помощью краски, бумажного скотча и пары старых кастрюль. Я обрадовался за него и расстроился за себя .

— Клево вышло. Ты большой молодец .

— Спасибо. Ладно, мы к себе. А ты тут не вафл. А то совсем как-то раскис. Если ты из-за творчества так угораешь, то не бойся — пройдет. Со всеми случается. Творчество — штука не постоянная, но и не редкая. Если волна накатила, то и вторая накатит, и третья. Не надо думать, что один раз — и конец. Нет, все намного проще .

— Спасибо .

Обратно в комнату, к беспорядку, к ненавистному компью

<

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

теру. Подобрал клавиатуру с пола и положил ее на стол. Писать заново не решился. Сил хватило только уткнуться в социальные сети и продолжить злиться на себя и свою бестолковость. Открывал любую страницу и понимал, что все это мусор и пустые знания. И листал, листал, листал. Посмотрел подборку коубов и даже Happy Tree Friends, чего не делал уже класса с пятого. Если дно и было где-то рядом, то я его не видел только из-за темноты в комнате .

Ладно, так не могло продолжаться вечно. Нехотя я начал возвращаться в норму. Завтра меня ждала встреча с Софьей .

Еще одна порция свежих впечатлений. Надеюсь, приятных. Надо было показать себя в лучшем свете и заранее приготовиться .

Первым делом в глубине шкафа откопал самую подходящую рубашку в клетку, мятую, прямо как Буковски после ночной пьянки. Погладить. Под нее оранжевые чиносы со следами засохшей грязи. Замочить. Что еще нужно? Обувь. Кеды почистить. Белье .

Ну тут проблем никаких. Аксессуары. Часы, рюкзак — все есть .

Все чистое .

Кеды покрылись мокрыми пятнами и стали похожи на новую обувь. После взялся за чиносы. Стиральная машинка была, но запускать ее ради одних штанов? Не. Старый добрый тазик и немного мыла — вот и вся хитрость. Да, я умею стирать и хозяйничать по дому. Повесив мокрые штаны на полотенцесушитель (сам в шоке от этого слова), взглянул в зеркало. Может, побриться? Вообще, глядя на заросшие клоками щеки, такое можно и не спрашивать. Спустя пятнадцать минут в раковине все было в волосах, в следующие десять минут то же случилось и с ванной .

После душа уже вновь походил на себя самого. На того парня, который нравился мне со всеми своими незначительными недостатками. Даже улыбнулся своему отражению в зеркале. Лайков тебе .

В комнате ждало непрочитанное сообщение от милой девушки. Софья? Не думаю. Мне писала знакомая, опубликовавКИРИЛЛ ЛАМПОВЕД шая мою историю про склад. Та, о которой я говорил друзьям в одиннадцатой главе. Обрадовался, что речь пойдет о зарплате, но… нет. Хотя тоже неплохо вышло .

Р. Привет! Ты молодец! Текст в топе по просмотрам за неделю!

К. Отлично! Спасибо :)

Р. У нас планерка была, решили, что еще несколько таких материалов твоего авторства могут пригодиться К. Прям-таки моего авторства?

Р. Прям-таки твоего авторства .

Людям понравилась твоя ненавязчивая лайфстайловая манера писать тексты. Получается очень живо К. Я подумывал перестать этой чушью заниматься Р. Не-не-не. Не переставай!

Нам тексты нужны :) К. Ладно

Р. Тебя очень приятно уговаривать. :)

К. Один мужик в баре так же говорил Р. Ох, да. Я и забыла твою манеру шутить. На секунду даже обратно в вуз захотелось К. Лол. Можем сходить, я там иногда бываю Р. Здорово! Как там преподаватели?

К. Вроде ничего. Но я только к Смолю захожу Р. Он все еще продолжает жаловаться на женщин в семье?

К. Да Р.) Надо будет к нему зайти .

К. Зайди Р. Слушай. А у тебя есть что-нибудь на примете, куда бы ты мог вот так же на день устроиться и материал сделать?

К. Помня тот факт, что ты предложила мне писать деньше пяти минут назад — нет

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

*меньше Р. Ничего, придумаешь! :) У меня есть для тебя одна идея К.????

Р. Продавцы книг К. Эммм Р. Которые в электричках книжками торгуют. Мне кажется, что очень интересно будет! Я недавно от мамы возвращалась и в тамбуре ехала. И там парни книжки продавали. Тут мимо проходит еще один парень и начинает с продавцом о чем-то говорить. Вроде как конкуренты договаривались о том, кто и в каких электричках работает! Представляешь, как там все сложно устроено! Я думаю, что неплохая история может выйти. Возьмешься?

За неделю напишешь? Мы бы сразу оформили все и опубликовали. И еще! Совсем забыла. В конце месяца гонорар пришлем .

А если еще успеешь тексты написать, то и за них тоже сразу выплатим .

Я согласился. Книжки так книжки. Хотя бы писать ихне придется .

ГЛАВА 14 — Привет, я не опоздала? — Софья и я встретились в центре зала .

«Вообще-то, опоздала на пятнадцать минут. Надеюсь, что ты провела их с большей пользой, ведь я просто стоял здесь и ничего не делал», — вот что следует отвечать на такие вопросы. Правду .

— Нет, что ты! Ты как раз вовремя, — ответил я. И не мог себя за это упрекнуть. Потоки подземного ветра развевали ее прическу и края пастельного сарафана, давая свободу красивым ножкам в ярких кедах. Спорю на сотку, что она провела в сборах не меньше меня. Если девушка прихорашивается перед встречей с тобой, то она либо хочет тебе понравиться, либо всегда старается выглядеть опрятно и ухоженно. Я больше надеялся на второе .

А потом Соня применила самое сильное оружие, всегда сражающее меня наповал. Улыбнулась .

Из метро мы неспешно побрели вниз по бульвару. С погодой повезло. Был один из самых лучших летних дней. Не буду описывать все, о чем мы говорили. Вы и так знаете, какую бессмысленную ерунду говорят друг другу парень и девушка при первом общении. Да, хоть я и персонаж, но и со мной такое случается .

Я же вам не Мери Сью. «Извини, что задержалась, я, когда выходила, у нас сосед…» Так с соседей переходите на районы, с них — на переезды, школы, детство, и вот вы уже будто давно знакомы .

Но конечно же, это неправда. Чистая иллюзия. Даже раскрытая книга может оказаться сущим ужасом, стоит лишь перевернуть страницу. Так случалось с моими бывшими. Однако большинство из них все же оставляли приятные воспоминания. На дам мне везет. Да, Ксюш, видишь?! Я не стал упоминать тот случай на лестнице! Я классный. А ты бы непременно так и поступила .

МОЯ ПЕРВАЯ КНИЖОНКА

Впрочем, вернемся к Соне. Вспоминая советы прошлых дам, я старался поменьше говорить и побольше слушать. Получалось ли? Поровну, как и должно было. В конце бульвара мы съели по мороженому, полюбовались прудом, а затем свернули на Покровку .

Я уже знал, что в детстве у нее жила кошка по кличке Пыжик, в школу она ходила без родителей с восьми лет, а на выпускной пришла в пышном голубом платье. Она узнала, что я люблю сливовый табак, до сих пор не посетил ни одну встречу одноклассников и все никак не нарадуюсь этому дивному обстоятельству .

Так, шаг за шагом, факт за фактом, мы стремительно приближались к настоящему. Опасная тропа. Как тогда, так и сейчас большинство моих интересных историй о настоящем связаны либо с попойками, либо с бомжами — это создает весьма странное впечатление, хоть я и клевый парень. Просто так выходит, что в самые яркие моменты жизни поблизости часто оказывается бутылка рома или бомжара. Серьезно задумался после того, как написал это… Мы прогуливались вдоль улицы, болтали о том о сем, зашли в кафе за кофе. Уютное место в полуподвале и с окнами почти на уровне тротуара. Из тех заведений, где мебель под темное дерево, а все остальное в нарочито кофейных тонах. Хоть был на мели, но решил угостить. Следующую минуту мы пытались переубедить друг друга, потому что я не хотел брать деньги, а Софья не хотела быть в долгу. Сошлись на том, что с меня кофе, а с нее пончики. Парочка малиновых, парочка вишневых .

Настоящая вкуснятина. И вот, когда все шло прекрасно, ничего не предвещало беды, а вы соскучились по веселью… — Кирилл! Привет!

Сразу узнал этот голос. Половина сознания верила в лучшее, может, не он? Другая — планировала варианты отступления .

Обернулся. В полуметре стояли узкие плечи и кривоватый нос .

Надежда сбежала, я остался здесь вместе с Петром Астаповым .

КИРИЛЛ ЛАМПОВЕД

Блять .

— О, привет. Давно не виделись! — проговорил я вроде и весело, а вроде и сквозь зубы .

— Да, очень! Прям целую вечность, — чужие интонации его не интересовали. Программа бахвальства была запущена. — Столько воды утекло, жуть! Как поживаешь? У меня вот, например, новая работа. Меня в штат «Читальника» взяли, прикинь?

Круто, да? Вот бейдж получил, теперь могу клево на концерты вписываться… — Зашибись. Сонь, так мы здесь возьмем или с собой? — Петя посмотрел на нее, она посмотрела на меня, а я скривил смешную измученную рожу и кивнул в сторону выхода .

— С собой, я думаю, — подыграла. Умница .

— А это кто с тобой? — на этих словах Петр машинально поправил ворот своей кофты .

— Это Софья, мы тут прогуливаемся .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«[CC BY 4.0] [НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2018. № 4] Саприкина О. В. Русские дневники и мемуары о войне за Польское наследство (1733— 1735) как исторический источник / О. В. Саприкина, К. М. Белюков // Научный диалог. — 2018. — № 4. — С. 259—278. — DOI: 10.24224/2227-1295-2018-4-259-278. Saprikina, O. V., Belyukov, K. M...»

«Е.Л. Конявская Московские и тверские противни договоров 1454–1456 и 1462–1464 гг. DOI 10.31168/91674-483-5.23 И звестно немало свидетельств тому, что договорные грамоты между русскими князьями, или между князьями и Новгородом, составлялись в нескольких экземплярах (по числу контрагентов). Практика нескольких экземпляров окончательно...»

«УДК 821.111(73) ББК 84(7Сое) Я65 Rick Yancey The Isle of Blood Published by arrangement with Simon & Shuster Books For Young Riders, an imprint of Simon & Shuster Children’s Publishing division Янси, Рик. Я65 Монстроло...»

«УДК 94(47).084.8 К.К. Семенов БЕЛЫЙ КРЕСТ О.А. ГЕШВЕНДА. РУССКО-НЕМЕЦКИЕ КОЛЛИЗИИ В ВОСПОМИНАНИЯХ О ФОРМИРОВАНИИ АНТИСОВЕТСКИХ ЧАСТЕЙ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ С конца ХХ в. наметился заметный прорыв в отечественной историографии участия граждан СССР и представителей российского зарубежья...»

«Июнь 2017 Привет, друзья! Даже если питерское солнце не спешит раскрыть объятия, мы знаем, как поднять вам настроение. В новом номере St.Scalpelburg Times вас ждут неизменно теплые новости, истории ярких и интере...»

«О некоторых особенностях реставрации произведений живописи Э.М. Белютина из коллекции Нижнетагильского музея изобразительных искусств. В 2012 году доктор исторических наук, искусствовед, член Союзов Писателей и Художников СССР и РФ, профессор МГУ, вдова Э.М.Белютина Нина Михайловна Молева передала в дар Нижнетагильскому музе...»

«УДК 94(47+368) МИРОЛЮБИЕ В ЭТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ВИКИНГСКИХ САГ Рассмотрены представления о моральной категории "миролюбие" в викингских сагах группе саг о древних временах (fornaldarsogur Nor?urlanda), позднего и слабо исследованн...»

«Светлой памяти погибшего в годы репрессий отца Гасана Рахманова и его близких, матери Хаввы Рахмановой, родоначальницы династии врачей, дочери Елены Виноградовой посвящаю Аза РАХМАНОВА Воспоминания Размыш...»

«О Н Е К О Т О Р Ы Х Д О К У М Е Н Т А Х С Т Р А Н Ы АЗА, СВЯЗАННЫХ С СОЦИАЛЬНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ В УРАРТУ ДМИТРИИ САРКИСЯН Страна А з а локализуется на территории, в которую входят урартские города Аргиштихинили (совр. А р м а в и р, на левом берегу А р а к с а ), Эребуни (совр....»

«Галина В. Тавлай Cмеховое начало в белорусской песенной. DOI: 10.2298/MUZ1417107T UDK: 784.4(476) Cмеховое начало в белорусской песенной культуре как один из способов отражения картины мира Галина В. Тавлай1 Росийский институт истории искусств (Санкт-Петербург) Абстракт В статье рассматриваются способы...»

«Наталия сиповская. о проекте "история русского искусства". О проекте "История русского искусства". Семантика и эстетика научной мысли Наталия Сиповская Подготовка и издание "Истории русского искусства" в 22 томах – самый масштабный научный проект Гос...»

«Ю О Р У Ж Ш Ь Й СПАЫ РОССИИ HfPfi ЬЫЗОЬААП AXI Ш И М.А.Гареев ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ В МИРЕ И ПУТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ '0 3 о. о/Ц*-р(си ОБОРОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ На рубеже XX-XXI...»

«Отзыв кандидата философских наук, доцента Бобкова Александра Ивановича о диссертации на тему "Религиозная философия А.С. Хомякова: культурно-исторические смыслы и цивилизационный проект", предста...»

«О.Г. Басалаева Гуманитарная информатика. 2016. № 11. С. 18–24 УДК 165.19 DOI: 10.17223/23046082/11/3 СПЕЦИФИКА ИНФОРМАЦИОННОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ О.Г. Басалаева Национальный исследовательский Томский государственный университет, Томск, Россия e-mail: Oksana_Basalaeva@mail.ru Выявляются особенности специфического типа мировоззрения...»

«Проблема свободы слова – одна из проблем, которые называются вечными. Во все исторические времена человек не был удовлетворен уровнем свободы слова, предоставляемым ему обществом. И для этого недовольства существуют объективные основания. В любом обществе не вся социальная...»

«РУССКАЯ ИДЕЯ А. А. ГОРЕЛОВ РУССКАЯ ИДЕЯ НА ПУТИ К ДУХОВНО-СОЦИАЛЬНОМУ ЕДИНСТВУ "Бесполезный в глазах некоторых, слишком смелый, по мнению других, этот вопрос в действительности является самым важным из всех для русского, да и вне России он не может показаться лишенным интереса для всякого се...»

«УДК 26(470.32) МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВЕНСТВА В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв. (по материалам Тамбовской и Воронежской губерний) В.Н. Фурсов, Е.А. Ледовских Кафедра истории России, ФГБОУ ВПО "Воронежский государственный педагогический университет", г. Воронеж; el...»

«ГОМБОЖАПОВ Александр Дмитриевич КОЧЕВЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ТРУДАХ Л.Н. ГУМИЛЕВА http://old.imbt.ru/gomboj.doc Специальность 07.00.09 – историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой...»

«Том 1, № 1 Volume 1, Number 1 2010 ТОМ 1 № 1 2010 СОЦИОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ науки и технологий Sociology of Science & Technology Санкт-Петербург РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ...»

«А.В.Михайловский МИФ, ИСТОРИЯ, ТЕХНИКА: РАЗМЫШЛЕНИЯ ЭРНСТА ЮНГЕРА У "СТЕНЫ ВРЕМЕНИ"* 1. Десять лет назад увидел свет русский перевод большого философского эссе Эрнста Юнгера "Рабочий. Господство...»

«ИСКУССТВО АВАНГАРДА. ЛЕКСИКА И СИМВОЛИКА ИСКУССТВО АВАнГАРДА. ЛЕКСИКА И СИМВОЛИКА ".грохочущее столкновение миров". Материальное и "духовно-пророческое" в русской живописи начала ХХ века Алексей Курбановский В статье рассматривается диалектика материального и трансцендентного...»

«КОМПАНИЯ АЛЬГИМЕД КОМПЛЕКСНОЕ ОСНАЩЕНИЕ ЛАБОРАТОРИЙ Общая информация Компания Альгимед является поставщиком для лабораторий с 2004 года. 10-летняя история работы позволила приобрести опыт, компетентность, ресурсы, многочисленных клиентов и квалиф...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.