WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Рассмотрены представления о моральной категории «миролюбие» в викингских сагах - группе саг о древних временах (fornaldarsogur Nor?urlanda), позднего и слабо исследованного вида ...»

УДК 94(47+368)

МИРОЛЮБИЕ В ЭТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ВИКИНГСКИХ САГ

Рассмотрены представления о моральной категории «миролюбие» в

викингских сагах - группе саг о древних временах (fornaldarsogur

Nor?urlanda), позднего и слабо исследованного вида исландских саг .

Герменевтический анализ нарратива показывает, что миролюбие играет

важную роль в этической системе взглядов, формирующ их сюж еты саг

данного типа, несмотря на то, что тематика этих текстов посвящ ена воин­ ским походам и сражениям. Понятие миролюбия является аспектом бо­ А. Б. ЕРЁМЕНКО лее обш ирной категории «умеренность», фундаментальной для сканди­ навского общества, и тесно связано с концептами мудрости и христиан­ Институт ского смирения, однако не м ож ет быть сведено только к результатам хри ­ славяноведения РАН стианизации, будучи имманентным для скандинавского общ ества с эпохи e-mail: викингов. Кроме того, на примере категории «миролюбие» показаны lomegil@gmail.com прагматические коннотации представлений о морали в викингских сагах, что является принципиальным отличием от этики Нового времени .

Ключевые слова: история ментальности, Средние века, Исландия, этические представления, этика, мораль, викингские саги, саги о древних временах, умеренность, миролюбие, прагматизм .

Саги о древних временах (fornaldarsogur Nor?urlanda), в состав которых входят викингские саги, - один из основных видов саговой литературы. Как отмечала Э. Мундаль, данный вид саг может быть использован как источник информации при исследовани истории ментальности1, и в частности, в сфере древнеисландских представлений о морали. Исландская средневековая этика остается мало разработанным направлением научных изысканий2, и такой источник, как саги, предоставляет непростой, но потенци­ ально весьма информативный материал, по сути, уникальный для Средневековья .



В данной работе мы остановимся на «миролюбии» - одном из аспектов ком­ плексной категории «умеренность», игравшей, по мнению большинства исследовате­ лей, важнейшую роль в древнескандинавских представлениях о морали3. Для отра­ женного в сагах мировоззрения умеренность была особенно важна: не случайно они содержат большой комплекс связанных с ней понятий4. Основным из них было поня­ тие h o f («сдержанность», «умеренность»), но сюда относились и уже названное миро­ любие, а также мягкость, смирение и рассудительность5, вместе образовывавшие 1 О том, в каких областях научного знания саги о древних временах м огут быть востребованы, см .

M undal E. Fornaldarsogene - vurderinga og vurderingskriteria // Fornaldarsagornas struktur. P. 2 5 -3 6 .

Э. М ундаль особо отмечает ценность этого вида саг как источника сведений о менталитете средневековых исландцев .

2 Среди основных работ можно назвать: Toorn M.C. van den. Ethics and M orals in Icelandic Saga Lit­ erature. Assen, 1955; ibidem. Uber die Ethic in den Fornaldarsagas // A cta philologica Scandinavica. 196 3-6 4 .

Bd. 26. P. 19 -6 6 ; G u?run Nor?al. Ethics and A ction in Thirteenth-Century Iceland. Odense, 1998, а такж е дис­ куссию 1960-70-х годов, прежде всего: Herm ann Palsson. Si?fr? ?i Hrafnkels sogu. Reykjavik, 1966; Lonnroth L. The Noble Heathen: A Them e in the Sagas // Scandinavian Studies. Lawrence, Kansas, 1969. Vol. 41. P. 1-2 9 ;

Andersson T.M. The Displacem ent o f the Heroic Ideal in the Fam ily Sagas / / Speculum. Vol. 45, No. 4. Cam ­ bridge, Mass., 1970. P. 575-5 9 3 .





3 Herm ann Palsson, Edwards P. Legendary Fiction in M edieval Iceland. Reykjavik. 1971. P. 115;

Herm ann Palsson. A rt and Ethics in Hrafnkel's Saga. Copenhagen, 1971. P. 75; Vesteinn Olason. Dialogues .

P. 174; Гуревич А.Я. Избранные труды. М.; СПб., 1999. Т.1. С. 178 .

4 Brennu-Njals saga, 70: s? ttarrof (нарушение мира), 122: s? ttast (примиряться), 145: s? tt (мир), s? ttast, trygg?ir og gri? (зд.: перемирие); Gunnlaugs saga Orm stungu, 1: hofsma?ur (умеренный человек), hogv? r (кроткий; спокойный); Halldors ?attur Snorrasonar hinn si?ari, 3: v? g? (зд.: рассудительность);

Hrafnkels saga Freysgo?a, 16: g? f r (мягкий), h? gr; ?orsteins ?attur Stangarrhoggs, [1]: stilltr (спокойный) .

Эти термины - не совсем этическая категория, но стремление к миру имеет четкую этическую окраску ср. действия Халля с Побережья в «Саге о Ньяле» (Brennu-Njals saga, 145) .

5 М.И. Стеблин-Каменский отож дествляет понятия «сдержанный» и «миролюбивый» в родовых сагах: Стеблин-Каменский М.И. Труды по филологии. СПб., 2003. С. 190 .

А.Б. Ерёменко. Миролюбие в этической си сте м е. 47 сложную этическую категорию, смысл которой состоял в стремлении к миру и отказу от насилия, если не абсолютному, то максимально возможному. Многие исследовате­ ли считают роль категории «умеренность» в скандинавской культуре результатом хри­ стианского влияния6, однако умеренность рассматривалась как значимая добродетель и в языческую эпоху, поскольку она была связана с социальными реалиями древне­ скандинавской жизни: существовавшее в непростых экономических условиях исланд­ ское общество с трудом могло позволить себе масштабные конфликты между своими представителями, и поэтому в нем естественным образом высоко ценилась способ­ ность - и желание - избегать распрей, в которые вовлекалось множество людей, что было неизбежно в родовом социуме без центральной власти, но с тесными родствен­ ными связями и относительным равенством между его членами7 .

В настоящей статье внимание будет уделяться прежде всего проявлению рас­ сматриваемой категории в сюжетах саг и в непосредственном поведении персонажей, вне зависимости от того, используется ли в самом тексте саги в данных ситуациях тер­ мин «миролюбие» или какой-то из его синонимов. Приоритет герменевтического анализа над терминологическим объясняется тем, что, как отмечал известный ис­ ландский саговед Вестейнн Оуласон, «идеи не представлены в сагах как абстракции, но скорее проявляются как могущественные силы, влияющие на жизнь и поведение индивидуумов», и это касается в первую очередь моральных принципов, которые час­ то «не проговариваются, или описываются только частично»8 .

Ключевые персонажи «Саги о Торстейне, сыне Викинга»9, конунг Ньёрфи и его соратник ярл Викинг, связаны узами побратимства и тесной дружбой. Однако их сы­ новья Торир, Йокуль и Олав конфликтуют друг с другом из-за своего социального ста­ туса, что приводит к распре между Йокулем, третьим сыном Ньёрфи, и Ториром с Торстейном. Их борьба составляет содержание основной части саги .

Викинг и Ньёрфи проявляют миролюбие, стремясь сначала предотвратить конфликт между своими сыновьями, а затем минимизировать его последствия. Для Ньёрфи и Викинга приоритетом здесь является не месть, а сохранение их дружеских отношений - их они ценят выше родственных связей, и ради них идут на взаимные уступки. Даже когда Йокуль нападает на Викинга, последний, одержав победу, вновь проявляет миролюбие: все выжившие участники войска Йокуля получают пощаду и отсылаются домой с подарками. Ньёрфи уравновешивает это ответным проявлением миролюбия, полностью принимая сторону Викинга в его конфликте с Йокулем и уг­ рожая сыну выступить против него .

Торстейн, Викинг и Ньёрфи поступают в саге в соответствии с требованиями этической категории миролюбия и пытаются, хотя в данном случае безуспеш но, транслировать эту модель поведения своим родственникам, которые соверш ают моральную ошибку, поскольку проявляют чрезмерную гордыню в отнош ениях друг с другом, что неизбежно приводит их к конфликту. Областью применения данной этической категории здесь является такая сфера общ ественны х взаимоотнош ений, как месть .

6 Herm ann Palsson. A rt and Ethics; Lonnroth L. The Noble Heathen; Schach P. Some Observations on the Generation-Gap Them e in the Icelandic Sagas // The Epic in M edieval Society: Aesthetic and M oral Values /

H. Scholler. Tubingen, 1977. P. 3 6 1-3 8 1; Ciklam ini M. Sturla Sighvatsson’s Chieftaincy. A m oral probe / / Sturlustefna: Ra?stefna haldin a sjo alda arti? Sturlu ?or?arsonar sagnaritara 1984 / Ritstjorar G u?run A sa Grimsdottir, Jonas Kristjansson. Reykjavik, 1988. P. 22 2-24 1; Глазырина Г.В. Сага об Ингваре Путешественнике:

Текст. Перевод. Комментарий. М., 2002. С. 72 -73 .

7 Andersson T.M. T he D isplacem ent; V ilhjalm u r Arnason. M orality; G unnar Karlsson. D ygg?ir og lestir i ?jo ?felagi Islendingasagna // T im arit M als og m enningar. Bd. XLVI. Reykjavik, 1985. Bls. 9 -19 ;

G u?run N or?al. Ethics .

8 Vesteinn Olason. Dialogues w ith the Viking Age. N arration and Representation in the Sagas o f Iceland­ ers. Reykjavik, 1998. P. 166 .

9 ?orsteins saga Vikingssonar // Fornaldarsogur N or?urlanda / Utg. av G u?ni Jonsson, Bjarni Vilhjalmsson. Reykjavik, 1944. Bd. II. Bls. 18 5-246. Сага датируется примерно 1300 годом; здесь и далее все датировки даны по: Глазырина Г.В. И сландские викингские саги. С. 15 -16 .

48 НАУЧНЫ Е ВЕДО М О СТИ ЦЗ № 7 (6 2 ) 200 9 Одна из основных сюжетных линий «Саги о Хрольве Гаутрекссоне»10 строится вокруг попыток титульного персонажа сосватать Алоф, дочь вымышленного конунга Гардарики (т.е. Руси) Хальвдана, за своего брата Кетиля. Ближайший соратник конун­ га Торир верно предугадывает, что им не под силу победить Хрольва, и поэтому он со­ ветует своему правителю принять его предложение, поясняя, что это в его же интере­ сах. Хальвдан отвергает этот совет и начинает битву с войском Хрольва, в которой Хрольв начинает побеждать, после чего Алоф просит Торира все же помочь ее отцу .

Тот сначала отказывается, однако в конце концов против воли все же соглашается, по­ скольку ранее обещал Алоф выполнить одно любое ее желание. Хрольв и Торир оба избегают боя, но все же вынуждены сразиться между собой. Победа в схватке и в бою, как и предсказывал Торир, достается Хрольву, но последний, несмотря на это лечит раны Торира и берет его к себе на службу, удовлетворяя при этом его просьбу не при­ чинять вреда его конунгу Хальвдану .

В данной ситуации Торир ставит миролюбие выше своей репутации, не побо­ явшись оспорить решение конунга и, более того, отказаться поддержать его, когда тот продолжил упорствовать. Это могло бы рассматриваться как предательство, но на са­ мом деле таковым не является, поскольку Торир стремится защитить интересы конун­ га, который не понимает, что его желание сохранить независимость дочери неуместно и вредит ему самому. В то же время, когда его предложение отвергнуто, Торир вправе считать себя свободным от своих обязательств перед Хальвданом, так как его подчи­ нение правителю не абсолютно: отношения конунга и его подданных определяются набором правил, которые Хальвдан нарушил, не приняв совет Торира. В то же время отказ Торира поддержать конунга имеет целью во многом показать ему его ошибку, хотя Хальвдан все равно не желает осознать правоту своего сторонника .

В результате вмешательства Алоф у Торира возникает конфликт мотиваций обязательства сдержать свое слово с одной стороны, и этической позиции, т.е. стрем­ ления к миру, - с другой. Прямое обязательство (слово, данное девушке) получает приоритет над более общими соображениями (миролюбием), и поэтому Торир все же вступает в бой с Хрольвом, хотя в итоге они находят способ разрешить ситуацию ком­ промиссом, который устраивает все стороны .

Конфликт, в который вовлечен Торир, характерен для эпических произведе­ ний, в том числе древнескандинавских11: герой вынужден делать выбор между своими обязательствами и своей этической позицией. Как и персонажи эпоса, он остается ве­ рен своему слову, хотя и не считает, что поступает правильно. Впрочем, в отличие от эпоса, история Торира не заканчивается трагически - прежде всего благодаря тому, что его главный противник разделяет его взгляды и помогает Ториру выйти из ситуа­ ции, сохранив принципы и жизнь .

В данном случае носителем этически «правильной» - с точки зрения состави­ теля саги - модели является Торир, который пытается указать на ошибку своему ко­ нунгу, априори расценивающему женихов своей дочери как людей, уступающих его семье по достоинствам и социальному положению и, как следствие, воспринимающе­ му сватовство как заведомый ущерб своему статусу. В результате Ториру удается до­ биться своей главной цели, не допустив непоправимых последствий для себя и своего конунга - они оба остаются живы, хотя их борьба с Хрольвом и наносит им ущерб. Та­ ким образом, ключевые действующие лица здесь связаны отношениями вертикально­ го подчинения «вассал-сюзерен» (причем миролюбие и мудрость проявляет именно вассал), а применяться миролюбие в данном случае должно в сфере брачных отноше­ ний и сопряженного с ней изменения общественного статуса (брак может повысить или понизить общественное положение любой из сторон, однако, как показывает по­ ведение Алоф и ее отца, оценка этого изменения может быть субъективной) .

–  –  –

В начале «Саги об Эгиле и Асмунде»12 Асмунд, который является предводите­ лем отряда викингов, прибывает в Руссию, государство (вымышленного) конунга Хертрюгга, и остается на зимовку, оплачивая свое пребывание в стране. Позднее в Руссию приплывает и Эгиль, который начинает грабить страну. Асмунд вызывается помочь урегулировать конфликт и отправляется на встречу с Эгилем. При этом он отказывает­ ся обеспечить себе численное превосходство, а при встрече предпринимает попытки уладить дело миром. Эгиль проявляет к Асмунду симпатию и предлагает в ответ по­ брататься и напасть на Хертрюгга. Договориться им не удается, и они решают разре­ шить свой спор поединком. В нем побеждает Асмунд, который, однако, щадит Эгиля, предлагает ему побратимство и договаривается с конунгом Руссии о том, что Эгиль бу­ дет выполнять обязанности хранителя земель Хертрюгга .

Решение Асмунда сразиться с Эгилем объективно является проявлением уме­ ренности, поскольку Асмунд находит способ разрешить ситуацию так, чтобы защитить интересы Хертрюгга и компенсировать нанесенный ему урон (Эгиль поступает на служ­ бу к конунгу), но при этом не причинить при этом Эгилю непоправимого вреда. С ви­ кингами, которые проявляют агрессию, персонажи рассматриваемого типа саг чаще всего ведут борьбу на полное уничтожение - такие примеры отражены даже в данной саге13, - и в этом смысле поведение Асмунда нетипично .

Асмунд же стремится не просто остановить Эгиля, уничтожив его (хотя Асмунд, победив его, показал, что в состоянии это сделать), но указать ему на ошибочность его поведения и, по сути, побудить его к раскаянию. Его действия имеют направлены на то, чтобыдонести до Эгиля этическую неверность его действий14, хотя для этого Асмунду сначала приходится доказать свое воинское превосходство. Впрочем, внешнее воздействие не является единственным фактором, обуславливающим перемену в дей­ ствиях Эгиля: Асмунд демонстрирует элементы модели поведения, свойственной типу персонажей exempla majorum15, т.е. показывает Эгилю этический образец, который тот усваивает и начинает ему следовать .

Ключевые персонажи - Асмунд и Эгиль, - здесь принадлежат к одной социаль­ ной группе - викинги, или воины/ военачальники, - и это, как следует из саги, являет­ ся достаточным основанием для того, чтобы носитель этически правильной модели считал своей задачей транслировать эту модель тому представителю группы, который ее неверно понимает, невзирая на риск, с которым это сопряжено. При этом Асмунд полностью преуспевает за счет своей воинской доблести. В данном сюжете миролюбие предполагается проявлять в имущественных отношениях, которые должны быть осно­ ваны на честном экономическом взаимодействии (Асмунд платит за зимовку), а не праве сильного (Эгиль грабит землю Хертрюгга) .

«Сага об Одде Стреле»16 описывает распрю титульного персонажа с Эгмундом Флоки, который должен отомстить Одду за его грабительский поход в Бьярмаланд .

Эгмунд тяготится своей задачей и стремится уладить распрю миром, однако Одд жаж­ дет мести за убитого Эгмундом побратима и поэтому не прекращает своих попыток уничтожить врага, что каждый раз приводит к смерти близких Одда. Несмотря на то, что сам бог Один предсказал Одду, что человеку не под силу лишить жизни Эгмунда, все же Одд не оставляет своих попыток на протяжении почти всего действия саги, иг­ норируя все предложения Эгмунда закончить дело миром. Это приводит к смерти практически всех близких Одда, но только в самом конце Одд признает, что не сможет уничтожить Эгмунда, и примиряется с ним .

12 Egils saga einhenda ok Asm undar berserkjabana // Fornaldarsogur Nor?urlanda. Bd. III. Bls. 155­

189. Сага датируется X IV веком .

13 Ibid. Bls. 165-16 6 .

14 Ibid. Bls. 158 -16 0 .

15 Об типе персонажей exempla majorum в исландских сагах см.: Lonnroth L. The Noble Heathen;

Ерёменко А.Б. «Благородный язычник» в сагах о древних временах (на примере «Саги о Хальвдане Эйстейнссоне» // Восточная Европа в древности и Средневековье. Проблемы источниковедения. XVII Чте­ ния памяти В.Т. Пашуто. IV Чтения памяти А.А. Зимина. М осква, 19 -2 2 апреля 2005 года. М атериалы конференции. М., 2005. С. 8 0 -8 2 .

16 Orvar-Odds saga // Fornaldarsogur N or?urlanda. Bd. I. Bls. 28 3-39 9. Сага датируется второй по­ ловиной XIII века .

50 НАУЧНЫ Е ВЕДО М О СТИ ЦЗ № 7 (6 2 ) 200 9 В тексте саги Одд выступает как борец с роковой предопределенностью - чело­ век, сильный духовно и физически и не желающий уступать ни перед чем, в том числе и перед самой судьбой17. Однако в течение своей жизни Одд неоднократно сталкивает­ ся с ситуациями, на которые он никак не может повлиять, прежде всего со смертью близких людей - своих побратимов. Против смерти Одд, несмотря на все свое могуще­ ство, бессилен, и гибель побратимов является платой, которую Одд вынужден отдать за то, что бросает судьбе вызов - прежде всего в виде стремления непременно убить Эгмунда Флоки. Таким образом, Одд проявляет неумеренность, и весь сюжет текста описывает его путь именно к признанию ограниченности своей силы и прекращению противостояния с мирозданием18. Борьба с Эгмундом показывает ему важность сми­ рения, за отказ от которого Одд сначала был готов платить такую цену, как жизнь сво­ их близких .

Действующим лицом в этом эпизоде является представитель социальных вер­ хов - Одд не имеет высокого происхождения, однако обладает непревзойденными во­ инскими способностями и добивается высокого общественного статуса. Сюжет саги посвящен его внутренней моральной эволюции, в ходе которой он осознает пределы своей силы и необходимость ее ограничения, поскольку в противном случае как он сам, так и окружающие терпят урон. Областью приложения этической категории здесь является месть, что связано с вопросами социального положения - невозможность осуществить месть Одд рассматривает как ущерб своему статусу воина .

Несмотря на свою воинскую сюжетику, викингские саги отражают четко выра­ женный идеал миролюбия. Для его достижения от персонажей требуется воинская удаль - т.е. героям рассматриваемых текстов приходится останавливать агрессоров, применяя силу, однако при этом конечной целью персонажей является не триумф над противником, а установление мира: победа служит только средством для реализации более глубокой с этической точки зрения задачи .

В рассмотренных нами сагах речь обычно идет о транслировании «правильно­ го» этического идеала от человека, разделяющего этот идеал, к человеку, его не осоз­ нающему, причем объект и субъект трансляции могут быть связаны любым из основ­ ных типов общественных отношений - они могут являться родственниками, высту­ пать как правитель и вассал или принадлежать к одной социальной группе. Возможна и внутренняя эволюция персонажа, в рамках которой он сам приходит к осознанию важности миролюбия. При этом область применения данной этической категории ох­ ватывает широкий спектр общественных взаимодействий - в частности, совершение мести, матримональные и имущественные отношения, вопросы личного статуса .

Дидактический момент в рассматриваемых текстах представлен слабо, и по­ этому не представляется возможным однозначно ответить на вопрос, в какой степени присутствие в них этической категории «умеренность» является влиянием христиан­ ской культуры или отражением общественной структуры и социальных проблем древ­ неисландского общества. Однако данное положение дел только подверждает ту мысль, что речь идет о ключевой этической категории - поскольку викингские саги отражают лишь самые общие и фундаментальные этические представления средневекового ис­ ландского социума .

Особенностью представлений о миролюбии, отразившихся в викингских сагах, является также наличие важной прагматической составляющей. Интерес к реализа­ ции собственных целей не подменяет у персонажей стремление следовать этическим нормам, но такое следование в представлениях авторов викингских саг было неразрывано связано, или, во всяком случае, должно было быть связано с получением некоего реального результата, в котором были заинтересованы действующие лица. Это расхо­ дится с представлениями об этике, принятыми в современном обществе, где выполне­

–  –  –

ние моральных установок является самоценным и не предполагает обязательного ма­ териального вознаграждения19. Насколько можно судить, грань между «как правиль­ но» и «как выгодно» у исландцев высокого и позднего Средневековья была выражена довольно слабо .

–  –  –

19 M acIntyre A.C. After Virtue. A Study in M oral Theory. London, 1982. Применимость взглядов М акинтайра на этику скандинавских саг доказана Вильхьяльмуром Ауртнасоном (Vilhjalmur Arnason .

M orality and Social Structure) .






Похожие работы:

«Завершая рассмотрение марксистской этики советского периода, следует отметить: во-первых, советская теоретическая этика развивалась в русле мирового философского процесса, во-вторых, будучи избавленной от идеологической формы, мног...»

«Отзыв кандидата философских наук, доцента Бобкова Александра Ивановича о диссертации на тему "Религиозная философия А.С. Хомякова: культурно-исторические смыслы и цивилизационный проект", представленной...»

«Студенческий электронный журнал "СтРИЖ". №3(14). Май 2017 www.strizh-vspu.ru УДК 93/94 е.п. сухорукова, п.в. ЗакИреев (elenas81@inbox.ru, peterzakireev@gmail.com) Волгоградский государственный социально-педагогический университет ВНЕШНЕПОЛИТИчЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АЛЕКСАНДРА III В ИС...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И.ВАВИЛОВА Факультет менеджмента и агробизнеса Кафедра социально-гуманитарных наук РЕФЕРАТ Т...»

«Галина В. Тавлай Cмеховое начало в белорусской песенной. DOI: 10.2298/MUZ1417107T UDK: 784.4(476) Cмеховое начало в белорусской песенной культуре как один из способов отражения картины мира Галина В. Тавлай1 Росийский институт истории искусств (Санкт...»

«КОМПАНИЯ АЛЬГИМЕД КОМПЛЕКСНОЕ ОСНАЩЕНИЕ ЛАБОРАТОРИЙ Общая информация Компания Альгимед является поставщиком для лабораторий с 2004 года. 10-летняя история работы позволила приобрести опыт, компетент...»

«Вестник ПСТГУ Гудков Алексей Геннадиевич, Серия V. Вопросы истории соискатель Института восточных культур и теории христианского искусства и античности Российского государственного 2014. Вып. 1 (13). С. 19–46 гуманитарного университет...»

«Вестник ПСТГУ. Серия III: Давыденкова Мария Эмильевна, Филология ст. препод. кафедры теории и истории языка 2016. Вып. 4 (49). С. 129–140 филологического факультета ПСТГУ mdavydenkova@yandex.ru Калужнина Над...»

«DOI: 10.15393/j9.art.2008.275 Е. Н. Монахова Санкт-Петербург "ТАК, ТЫ ПРАВ, ОРАКУЛ ФРАНЦИИ." ПОЭМА А. С. ПУШКИНА "РУСЛАН И ЛЮДМИЛА" В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ИСТОРИИ ЭПОХИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА Восходит к смерти Людовик В виду безмолвного потомства, Главой развенчанный приник К кровавой плахе вероломства. А. С. Пушкин...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.