WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Красильникова Мария Юрьевна Леонардо да Винчи и его эпоха в культурфилософской рефлексии Серебряного века Теория и история культуры ...»

0-771830

На правах рукописи

Красильникова Мария Юрьевна

Леонардо да Винчи и его эпоха

в культурфилософской рефлексии

Серебряного века

Теория и история культуры

24.00.01

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

культурологии

Киров-2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Шуйский государственный педагогический университет»

на кафедре культурологии

Научный руководитель доктор филологических наук

, профессор Океанский Вячеслав Петрович

Официальные оппоненты: доктор культурологии, профессор Едошина Ирина Анатольевна кандидат философских наук, доцент Криушина Вера Александровна

Ведущая организация Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государствен­ ный гуманитарный университет»

Защита состоится 1О октября 2008 г. в 16.00 часов на заседании диссертаци­ онного совета Д 212.041.02 при ГОУ ВПО «Вятский государственный гума­ нитарный университет» по адресу: 610002, г. Киров, ул. Красноармейская, д. ауд .

26, 104 .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Вятский го­ сударственный гуманитарный университет» .

НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА КГУ

Автореферат разослан г .

«_ » _ _ _ _ _ _ 2008 ~\1111111\ ~ 11111~1111

Ученый секретарь Н. И. Поспелова диссертационного совета 0-771830

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Интерес к периоду русской культуры, получившему название Сереб­ ряного века, в современной культурной ситуации остается высоким начиная с 80-90-х годов минувшего столетия. Философы и художники порубежья именовали своё время духовным и религиозным Ренессансом, усматривая в нём сходные черты с одноимённой эпохой европейской культуры. Несо­ мненно, реальная ситуация того периода сложилась таким образом, что мно­ гое в культуре Серебряного века представало аналогичным с культурой, ми­ ровоззрением и настроениями в творческой обстановке Европы (преимуще­ ственно Италии) веков. Сами термины «культурный Ренессанс», XIV-XVI «русский духовный ренессанс», применявшиеся по отношению к Серебря­ ному веку, проводят параллели между эпохами удаленными друг от друга в макрокультурном пространстве. Специфика «ренессансности» в обоих слу­ чаях заключается прежде всего в способе преодоления ситуации «перехода», когда социокультурные реалии кризисной эпохи разрешаются не столько в политическом и социальном, сколько в духовном и эстетическом аспектах .

–  –  –

ходности» в культуре .

Для современной культурной ситуации вопросы, поставленные Воз­ рождением, а позднее и Серебряным веком, остаются не менее актуальными, поскольку касаются онтологических проблем Культуры. Без понимания той роли, которую сыграл Серебряный век в вопросах переосмысления культу­ рологических основ Ренессанса и проблемы творческой личности, невоз­ можно глубокое и всестороннее изучение основных тенденций культуры ру­ бежа веков .

XIX-XX Аюпушrьность темы исследования Человек, гениальный человек во всем многообразии и противоречиво­ сти своих отношений с миром предмет раздумий мыслителей самых раз­ ных эпох. Ренессанс и Серебряный век в большей степени актуализируют творческую доминанту в человеческой личности. Дальнейшее прочтение проблемы человека как «культурного персонажа» или «культурного героя» в ХХ столетии углубило как саму проблематику вопроса, так и понимание за­ кономерностей творческих исканий представителей культуры эпохи Сереб­ ряного века .





–  –  –

влиянии отдельного субъекта культуры на сущностные аспекты культурной эпохи (мировоззрение, творчество и др. ). Влияние Серебряного века русской культуры на развитие культурологической мысли современности неоспори­ мо, поэтому данное исследование призвано не столько актуализировать, сколько обогатить заявленную проблематику. Леонардо да Винчи становится для представителей Серебряного века своеобразным «экспонатом», служа­ щим воплощением Ренессанса вообще и иллюстрацией проблемы потенци­ альных возможностей отдельной личности в культурном пространстве. Опыт переосмысления различных оценок феномена Леонардо эпохой Серебряного века, глубоко критической и противоречивой, представляется весьма акту­ альным для современной культурологической мысли .

Основная цель работы заключена в том, чтобы раскрыть особенности восприятия Леонардо да Винчи в контексте кризисологии Серебряного века на основе комплексного анализа феномена мастера и его эпохи в работах А. Волынского, Д. С. Мережковского, П. Флоренского и А. Лосева .

Для достижения цели мы ставим перед собой ряд задач :

•разработать методологический подход к изучению ситуаций куль­ турного кризиса эпох Ренессанса и Серебряного века как «перехода» к ново­ му типу творческого сознания;

–  –  –

Воскресенс КЗJI М. А. Символизм как мировидение Серебриного века : Соцнокульrурные факторы форми­ рования общественного сознании российской кульrурноli элиты рубежа XIX- XX веков. М.: Логос, 2005 ;

Гуревич А. Я. Истории - нескончаемый спор. М. : РГГУ, 2005; Кондаков И. В. Между ссхаосом » и ссnорид­ ком» (0 rnnологнн пограничных эпох в истории мировой кульrуры) // Кануны и рубежи. Типы погранич­ ных эпо х - типы пограничного сознания. В 2 ч. Ч. 1. М. : ИМЛИ РАН, 2002 ; Лехuиер В. Л. Феноменология cc nepe»: введение в экзистенциальную аналити ку переходности. - Самара: Изд-во «Самарский универси­ тет », 2007 ; Океанский В. П. Апокалипсис прис утспии : барочное сооружение или настольная книга по фн­ лологн ~1ес коА герменевтике. Иваново ~ Шу" · 2004; Покачапов, М. В. Проблема кризисов н гибели античной кульrуры в творчес:пе русских символистов. Дне.... канд. кульrурологнн. М.• 2000; Таврнзян Г. М .

О. Шпенглер, Й. ХеАзннга : две концепции кризиса кульrуры. - М.: Искусство, 1998; Хренов Н. А. «Человек играющий » в русской кульrуре. - СПб. : Алете йя, 2005 .

прежде всего, в среде символистов как центральном духовном феномене эпохи. К художественным новациям исследователи относят доминирующее внимание символистов к иррациональному началу в человеческой сущно­ сти, его подсознанию в творческих актах, к изменившемуся направлению

–  –  –

ние личности от общего» и «гордыня уединенного человеческого "я"», «выражение претензий личности поднять себя к высшей божественной сущности мироздания на почве уверенности в прямых соответствиях своего «Я» и тайн Вселенной» и «пафос безбрежного «расширения личности», на­ ходящий свое воплощение в творчестве Д. С. Мережковского, наряду с другими представителями Серебряного века. Такое понимание личности роднит Серебряный век с Возрождением, о чем в той или иной степени го­ ворили в своих работах Л. М. Баткин, С. Н. Белая, П. П. Гайденко, А. В. Лавров, С. С. Аверинцев, А. К. Якимович 3 • Вместе с тем, недостаточно востребованным среди исследователей ос­ тается вопрос о влиянии Серебряного века на переосмысление роли гениаль­ ной личности в пространстве культуры, среди прочих, практически забыты плоды рецепции феномена Леонардо, представавшего перед символистами воплощением синтеза «Пространства души и пространства звезд» (Л. А. Ко­ лобаева), тогда как тема эта косвенно затрагивалась и А. Блоком, и Вяч. Ива­ новым, и А. Белым, и В. Брюсовым. Д. С. Мережковский, А. Л. Волынский и один из последних представителей Серебряного века А. Ф. Лосев посвяти ­ ли этой проблеме немалую часть своего творчества. К сожалению, работ, по­ священных комплексному культурологическому анализу рецепции Леонардо да Винчи в творчестве представителей русского Серебряного века, не суще­ ствует. Отдельные вопросы, связанные с восприятием Леонардо представи­ телями Серебряного века, нашли отражение преимущественно в исследова­ ниях филологического характера. Среди них можно выделить работы Т. В. Воронцовой, Л. Н. Флоровой, О. С. Крюковой, элементы культурологи­ ческого анализа присутствуют в работах Г. В. Адамович, Н. А. Барковской, Колобаева Л. А. Конuепuия личности в русской литераrуре рубежа XIX-XX века. М., 1990; Колобае­

–  –  –

исследования строится на основе фундаментальных трудов по психологии личности А. Адпера, Л. С. Выготского, К. Г. Юнга, а также Н. А. Ананьевой 6 • Методология исследования Методологической и теоретической базой формирования авторской концепции послужили работы культурфилософско­ го и культурно-исторического характера (Н. А. Бердяева, В. В. Розанова, Д. Уоллэйса, С. С. Аверинцева, Л. М. Баткина, И. В. Кондакова, а также Н. Габриэлян, А. Я. Гуревича, Л. К. Долгополова, И. А. Едошиной, А. В. Лав­ рова, Г. Минц, В. П. Океанского, А. Пайман, И. С. Приходько), работы 3 .

культурантропологического направления (классиков зарубежной культуран­ тропологии: Б. Малиновского, Ф. Боаса, Л. Уайта, отечественной Ю. М. Лотмана, М. С. Кагана, О. А. Кривцуна) .

В работе применяется комлексное использование методов сравнитель­ но-типологического, историко-функционального и культурантропологиче­ ского анализа, позволяющие выявить взаимосвязь художественно-эстетичес­ кой и антропологической концепций русской культуры Серебряного века с общефилософскими исканиями культуры эпохи Ренессанса и европейской культуры конца начала ХХ века; герменевтического подхода, связанXIX - 'Адамовкч Г. В. Мережковский. Комме1m1рин 11 Адамович Г. В. Одиночество и свобода. М., 1995 ; Барков­ ская Н. В. Поэтика символистского романа. - Автореф. дне.... д-ра фклол. наук. - Екатеринбург, 1996; Бат­ кин Л. М. Леонардо да Викчи и особенности ренессансного творческого мышления. - М., 1990; Вахов­ ская А. М. Мотив искусства в романе Д. С. Мережковского «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи» //Во­ просы эстетики в контексте художественной литературы. Межвузовский сборник научных трудов. М" 1992; Воронцова Т. В. Концепция истории в трклоntи Д. С. Мережковского «Христос и Анntхрист». Дне .

... канд. фклол. наук. М.,1998; Гаспаров М. Л. Поэтика «серебряного века»// Русская поэзия «серебряного века», 1890- 1917: Антология. М., 1993; Жуков В. Н. Третий Завет Дмитрия Мережковского// Мережков­ ский Д. С. Иисус Неювестиыl!. М., 1996; Исупов К. Г. Философия и литература «серебряного век3» (сбли­ жения и перекрестки)// Русская литература рубежа веков (1890~ - начало 1920-х годов). Кн. 1. М. : ИМЛИ РАН, ссНаследие», 2001 ; Крюкова О. С. Архетипкческий образ Италии в русско!! лнтераrуре XIX века : мо­ нография. М.: Ун-т. Книжный дом, 2007 .

Баткин Л. М. Италыиское Возрождение в поисках индивидуальности. М. : Наука, 2005; Баттин Л. М. Лео­ нардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления. - М., 1990; Баткнн Л. М. Европей­ ский человек наедине с собой. - М" 1996; Гвардини Р. Конец нового времени // Вопросы философии .

1990. - № 4 ; Горфункель А. Х. К спорам о Возрождении. - М.,1992; Реале Дж., Анntсери Д. Западная фило­ софия от истоков до наших дней. Т. 3. Новое время. - СПб., 1996; Океанский В. П. Апокалипсис присутст­ вия: барочное соору-ние нлн настольная книга по филологическоА герменевтике. Иваново ; Шуя, 2004 .

Ад.пер А. Практика н теория индивидуальной психологии. М. : Акад. проект, 2007 ; ВыготскиА Л. С. Пси­ хология искусства. М.: Изд-во Соврем. rуманнт. уи-та, 2001; Он же. Мышление н речь : Психика, сознание .

бессознательное. М.: Лабнрннт, 2001; Юнг К. Г. Психологические тнпы. М.: АСТ : Хранитель, 2006; Анань­ ева Н. А. Психологическая антропология : перспективы, напрааления. М. : МГОУ, 2007 .

ного с интерпретацией культурных текстов; психолого-культурологической рефлексии, позволяющий исследовать вопрос о типологии сознания и про­ анализировать причины и условия формирования концепций человека в эпо­ хи ренессанса и Серебряного века .

Материал исследования составили художественные произведения, философские работы, публицистика А. Л. Волынского, Д. С. Мережковско­ го, П. А. Флоренского, А. Ф. Лосева и исследования их современников .

Науч11ая 11овиша работы определяется следующим:

разработан системный культурологический подход к проблеме вос­ • приятия творческой личности в контексте кризисологической проблематики;

впервые система восприятия личности и эпохи Леонардо да Вин•rи • представлена в концептуальной эволюции и динамике культурного сознания Серебряного века от А. Волынского, стоящего у истоков ее формирования до А. Лосева, завершающего ее ;

автором обосновано, что восприятие Леонардо да Винчи как вопло­ • щения синтеза культуры, искомого представителями Серебряного века, ста­ новится возможным благодаря рождению внутри переходного типа культу­ ры нового «открытого» сознания. Данное положение представляет широкий спектр возможностей принципиально нового понимания художествен­ но-философских процессов, протекавших в русской культуре рубежа XIXвеков, а также способствует обогащению методологии исследования оз­ XX наченного периода .

На защиту вьтосятся следующие поло:же11ия:

Смысловой центр феномена Леонардо в культурфилософской реф­ 1 .

лексии Серебряного века смещается из сферы гуманистической проблемати­ ки в сферу трансцендентного, порождая различные типы неомифологиче­ ской рефлексии .

В «Моральном критицизме» А. Л. Волынского отражается первая 2 .

кризисологическая характеристика «тенденция возврата», которая выраже­ на как реакция на популяризацию идеи «сверхчеловека». Поэтому критика Леонардо строится автором изнутри ницшеанской концепции .

Образ-миф Леонардо в творчестве Д. С. Мережковского предстает 3 .

как реализация срединной стадии кризисного сознания, отмеченной много­ образием аксиологических концептов. Антиномичное слияние внутри этого образа христовых черт с антихристовыми, гениальности с безразличием к насилию, дохристианского космологизма с христианской аскезой, мужского и женского начал очерчивает проблемное поле символизма, стремившегося к усилению акцентов диалогической и одновременно синтетической приро­ ды творчества .

Критическое осмысление личности Леонардо да Винчи в творчестве 4 .

А. Ф. Лосева основано на логике преодоления рефлексии символистов пер­ вой волны и строится исходя из модели «морального критицизма », углуб­ ленной до оппозиции западного (рационального, беспринципного «фаустов­ ского» индивидуализма) и русского (религиозного, высокодуховного, иррационального, в основе синтетического и символического) типов творческо­ го сознания .

В целом, типы неомифологической рефлексии Леонардо да Винчи в 5 .

Серебряном веке, оказываются кульrурологической реальностью, то есть личность Леонардо становится феноменом кульrуры, акrуализирующим диалогичную природу творчества .

–  –  –

рить кульrурно-антропологическую парадигму в исследованиях типологиче­ ски близких исторических эпох .

Практическая значимость исследования обусловлена возможностью использовагь материалы данного исследования в разработке учебно-методи­ ческой литераrуры, в процессе учебной работы в высших и средних учебных заведениях, в рамках курсов по истории русской философии, культуры, искус­ ства, спецкурсов и семинаров. Материалы диссертации мoryr быть использо­ ваны в дальнейших аналогичных исследованиях культурных процессов .

Апробация результатов исследования осуществлялась на научной конференции «дни Андрея Тарковского на ивановской земле. Жертвопри­ ношение символика, проблематика, контекст» (Иваново, на науч­

- 2004), но-практической конференции «Проблема насилия в современном общест­ ве» (Шереметевские чтения, Иваново, на Международном научном 2004), симпозиуме «Глобальный кульrурный кризис нового времени и русская сло­ весность» (Шуя, 2006) Результаты работы обсуждались в рамках учебных аспирантских се­ минаров, на заседаниях кафедры культурологии Шуйского государственного педагогического университета и кафедры кульrурологии и рекламы Вятско­ го государственного гуманитарного университета .

Структура и объем диссертации Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литераrу­ ры, состоящего из наименований. Общий объем работы 166 страниц .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается акrуальность темы исследования, опре­ деляется его основная проблема, формулируются цели и задачи, обознача­ ются его предмет и объект, характеризуется степень научной разработанно­ сти проблемы, обозначается методологическая база исследования, указыва­ ется его научная новизна, приводятся положения, выносимые на защиrу, обозначаются струкrура и объем диссертации .

Первая глава - «"Кризис" и "кризисное сознание" как основные характеристики итальянского Ренессанса и русской культуры Серебряного века)) представляет теоретико-методологическую основу иссfедова­ ния. Здесь раскрываются общие типологические черты рубежных эпох на примере итальянского Высокого Возрождения и русского Серебряного века .

В удаленных эпохах отмечаются сходные черты по их кризисологическому наполнению: проблематичность и бунтарский характер антропологических изысканий; артистизм и драматизм искусства; переосмысление мораль­ но-этической парадигмы, смещение нравственных приоритетов ; отчаянный поиск выхода из кризиса к возрождению через обращение к наследию про­ шлых и иных культур .

–  –  –

качестве первой типологической черты кризисной эпохи те11денци10 воз­ врата. Это первичная реакция на ощущение дискомфорта от грядущего Но­ вого, основанная на бессознательном стремлении к вечному, природному, доисторическому, хорошо известному. Эта характеристика реализуется в Ре­ нессансе прежде всего на уровне этимологии самого слова «возрождение»

как восстановление, прежде всего антропологических и эстетических прин­ ципов Античности . Серебряный век на первых порах тоже апеллирует к не­ скольким культурным традициям: Античности, Средним векам и самому Ре­ нессансу. Инверсионные механизмы стадии возврата в культуре преодоле­ вают, нарушают временную парадигму, обращая культуру в бессистемное пространство, которое человеческое сознание стремится преодолеть еще со времен первобытных культур. И следующей типологической характеристи­ кой перехода становится усиление аго11мы1ого начала в культуре. Здесь игра воспринимается как регулятивный механизм, способный преобразовать хаос в космос. Это стадиальная черта кризиса, где включаются механизмы медиации как способа преодоления хаоса-перехода через диалог дуальных оппозиций внутри культурного поля. На стадии агона переход переживается как канун, ожидание перемен. Агональность проявила себя в Ренессансе че­ рез карнавализацию мироощущения, когда обострилось чувство относитель­ ности всех форм жизни в попытке праздничного и безмятежного восстанов­ ления «позитивов» культуры. Серебряный век также остро карнавален, од­ нако в более трагическом преломлении, здесь нет ренессансной безмятежно­ сти и «девственности», но есть осознание раздвоенности мира, потому эта эпоха русской культуры расходует все смыслы агона как позитивные так и негативные .

Пигалев А. И. Пограничная эпоха как фаза историt1еской катастрофы : возникновение, динамика, амбива ­

–  –  –

венно агональному, но в нем гораздо более усилен аспект переходности, теку­ чести смыслов вплоть до полной утраты морального, эстетического, интел­ леК'У)'ального содержания в жертву чистой прагматике. Проявления эристики как определяющей переходных эпох отразились в культуре классического Возрождения невероятно остро. Противоречивость философских исканий это­ го периода кульrуры уже сама по себе ставит проблему их эристической ок­ раски. Диалогизм как форма эристики прослеживается, прежде всего, в тяго­ тении Ренессанса к двум великим традициям христианству и античности .

Тот образ мышления и мироощущения, который признается как «ренессанс­ ный» характерологически вписывается в тип культурной эристики. Здесь в постоянном движении-столкновении-сращивании-отторжении находятся ка­ тегории добра и зла, высокого и низкого, этического и эстетического, бого­ борчества и богопочитания, аскетизма и артистизма. Серебряный век со сто­ роны его творческого потенциала зиждется на том же основании : искусство и

–  –  –

• Кондаков И. В. МеЖду «хаосом» и « nор•дком» (О типологии пограничных зпох • истории мировой куль­ туры)// Кануны и рубежи. Типы пограничных зпох - типы пограничного сознанно. В 2 ч. Ч. 1. М. : ИМЛИ РАН. 2002. С. 70 .

го бессилия, и даже ее самостоятельное субстанциональное существование тоже будет всегда неустойчивым » 9. Такое напряженное толкование пафоса свободы Лосевым основывается на рецепции «свободного человека » пред­ ставителями уже самого зрелого Ренессанса. Так, Дж. Пико дела Мирандола и М. Фичино выводят проблему противоречивости и одновременно диало­ гизма современного им антропологического типа на первый план, здесь ло­ зунг о свободе творчества и выбора становится требованием универсш~ьной личности. Это понятие, рожденное в споре двух картин мира, где коренится диалогичность как основа ренессансного мироощущения, это пример конст­ руктивной эристики, стремящейся к синтезу тезы и антитезы внутри единой логики .

–  –  –

можности и полноправно владеет силою, счастьем и свободою» • Кроме фи­ лософии «сверхчеловека», в русскую мысль Серебряного века органично входят мотивы дионисийского и аполлонического начал. Безличностное или «внеличностное)) (Л. А. Колобаева) дионисийское начало трансформируется в «стихийные дуШЮ) Куприна, Чехова, Шмелева, Ремизова, а аполлониче­ ское в «светооформленные индивидуальностю), например, у Анненского .

Для Серебряного века характерно, как и для Возрождения, сложное восприятие личности. Родственной ренессансной концепции универсальной личности представляется концепция симфонической личности. В эту кон­ цепцию вписываются образы иллюстрирующие принцип трагического раз­ нозвучия, диссонанса и диалогизма. Таковы некоторые герои Блока, Белого, Вяч. Иванова, Горького, Карсавина, Анненского .

Лосев А. Ф. Раннее Возрождение // Эстетика ВозрождеНИJ1. М" 1998. С. 199, 200 .

Андреев Л. Рассказ о Сергее Петровиче. Собр. со ч. : В 6 т. Т. 1. С. 233 .

В творчестве Н. Бердяева строится концепция «чеЛовека Творца1, или Теурга, человека, наделенного свободой (которая, по Бердяеву, есть Ничто, потенция, бесчисленное число возможностей), он создает все глуби­ ны смысла, красоты из этого Ничто, он сам возникает из пустоты, никто его не готовит и не ждет. Такая личность стремится заменить Творца, она без каких-либо вспомогательных средств способна повелевать миром. Именно такой человек признается способным преодолевать хаос, выстраивая собой, изнутри себя новый антропологический тип, обновляя язык культуры. Таки­ ми персонажами становятся для представителей Серебряного века Вольтер, Пушкин, Ницше и др., но прежде всего, Леонардо да Винчи .

Во второй главе «Особенности кр11тического восприятия Леонардо да Винчи деятелям11 русской культуры рубежа ХХ веков» раскрываются XIX особенноС111 эволюции «морального критицизма» в оценке Леонардо, предста­ вителями которого стали А. Л. Волынский, П. А. Флоренский и А. Ф. Лосев ис­ ходя из концепций личности Серебряного века и кризисологии эпохи .

В параграфе «Аким Вол•rнский о Леонардо. Особенности "мо­ 2.1 .

рального критицизма"" проанализирована позиция автора относительно «отступничества» Леонардо от норм традиционной религиозности. Ведущее место в эстетике Волынского занимает представление о Красоте, но он трак­ тует это понятие иначе, чем другие символисты. Прежде всего, отличие это зиждется на пристрастии автора к искусству раннего христианства, тогда как основная масса символистов увлекалась античными и ренессансными пред­ ставлениями о красоте. В работе «Леонардо да Винчи» Волынский высказы­ вает массу ценнейших для культурологии идей: о связи времен, о вечных на­ чалах в культуре (белое черное, добро зло, святость демонизм)- в их

- - борьбе автор видит закон истории. Но иногда, по Волынскому, люди идут на искусственный компромисс, пытаясь объединить эти начала. В этом пони­ мании кроется суть концепции Волынского в восприятии Леонардо, в кото­ рой этот компромисс предстает как кощунство и предательство по отноше­ нию к высшим духовным идеалам красоты. В своей борьбе с Леонардо Во­ лынский отстаивал собственную позицию, без какой-либо философской за­ мысловатости сводившуюся к требованиям религиозной добропорядочности .

При этом Волынский, несомненно, был уверен, что «нравственная» точка зрения решающая и что она неизменна для всех эпох. Волынский пишет, что в искусстве Высокого Возрождения он не видит истинного облика Бого­ человека. Зато Ренессанс создал ряд обольстительных образов Антихриста, вынося на поверхность сатанинское начало в душах творцов. Идеи о без­ нравственности возрожденцев вообще не становятся открытием Волынского и могут быть приняты только с оговоркой на то, Что все возрожденцы выну­ ждены были сами «создавать нравственносты, беря на себя всю ответст­ венность за выбор. Никаких готовых нравственных парадигм для них не су­ ществовало. В своей оценке Леонардо да Винчи Волынский скорее всего отождествил эту фигуру с современным ему декадентским аморализмом .

Для него Леонардо был чем-то вроде ницшеанского сверхчеловека в самом примитивном его преломлении, обладающего титанической дерзостью, ли­ шенного всякой морали, только наделенного качествами убедительной исто­ рической гениальности и потому еще более ужасающего .

Параграф ((Павел Флореиский. Критика "кабинептого.миро­ 2.2 .

воззрения"» посвящен оценке Ренессанса и Леонардо русским религиозным философом, которого, по иронии судьбы, сравнивали с да Винчи. Однако это сравнение приемлемо лишь в вопросе о плодах творческой универсальности, но никоим образом не в ее сути. Отец Павел испытывал глубокую неприязнь к Возрождению, распространяя её на все плоды возрожденческой культуры .

Флоренский оценивает эту эпоху как духовно обеднившую человека, отри­ цающую Бога. Для него Возрождение это не расцвет культуры, это только кризис, упадок, сплошное бунтарство, не способное привести ни к чему, не способное созидать это грандиозная катастрофа. Однако позиция Флорен­ ского далека от несколько фанатичных построений Волынского. Будучи ин­ теллектуалом высшего порядка, он отмечает важнейшие сущностные момен­ ты культуры Возрождения как светской культуры. В работе «Обратная пер­ спектива», говоря о законах прямой перспективы, о. Павел выходит за рамки собственно живописной концепции, затрагивая глубинные пласты культуры и искусства Возрождения. Так, прослеживая истоки перспективизма, он под­ ходит к важнейшей отличительной черте Ренессанса театральности, или иллюзорности. Артистизм, театральность и декоративность мироощущения раннего Ренессанса стали, по Флоренскому, залогами появления натурали­ стического ренессансного искусства. Мощное новаторское течение перспек­ тивной живописи, нашедшее отражение в творчестве всех крупнейших тита­ нов высокого Возрождения, имело началом весьма примитивный «раскра­ шенный задник». Однако Флоренский гораздо более глубоко осмысливает настоящую проблему. Так, говоря об искусстве, о живом творчестве, автор пишет, что оно далеко не всегда строго следовало провозглашаемым декла­ рациям, и зачастую произведения мастеров Возрождения являли собой при­ меры отступлений от перспективного (читаем декоративно-театрального) канона. Последнее замечание Флоренского, перекликается с мнением о том, что возрожденческим искусством создаётся не то, что задаётся, но в этом кроется особая трагическая его мощь и притягательность. О Леонардо да Винчи Флоренский говорит крайне мало, и оценки его преимущественно критические. В то же время ему не свойственно «оголтелое» отрицание дос­ тижений Леонардова гения. Понимая, хотя и не принимая целиком концеп­ цию мастера, Флоренский отдает должное ценности произведений Леонардо в сфере собственно искусства, эстетической сфере. В оценке Флоренского Леонардо предстает воплощением идеи человека-худож1111ка. Это воспри­ ятие, критическое по существу, ориентировано на многогранность, многопо­ лярность и неоднозначность анализируемого феномена культуры .

В параграфе «Леонардо да Винчи и "артистический индивидуа­ 3.2 .

лизм" Возрождения в работе А. Ф. Лосева "Эстетика Возрождения"» раскры­ вается оригинальное видение ренессансных процессов и феномена Леонардо в углубляющем линию «морального критицизма» исследовании уникального русского философа. Рисуемый Лосевым портрет Леонардо это иллюстрация идеи полифонизма, или симфонической личности. Лосев, отказываясь от благоговения перед «высоким» именем Леонардо, изображает его гений край­ не противоречивым, он ищет причины неудач, незаконченности Леонардо в духе эпохи, а не в случайных внешних обстоятельствах. Говоря об эстетике Леонардо, автор высказывает сомнение по поводу вообще наличия у него ка­ кой-либо систематической эстетики. Оrмечая значимость универсализма Лео­ нардо, Лосев rут же, в противовес этому достоинству, говорит о том, что аб­ солютизируя индивидуальность и переоценивая опыт, Леонардо обессмысли­ вает все свои научные и художественные достижения, сводя универсализм к титанической, но беспорядочной деятельности. Весь анализ, пре.пложенный Лосевым, сосредоточен на крайней противоречивости Леонардо, что, казалось бы, должно привести автора к пониманию ценности именно этих противоре­ чий, однако ничего подобного не происходит, и автор «Эстетики Возрожде­ ния» не развивает эту мысль. Причиной путаницы и противоречивости эсте­ тических умопостроений Леонардо, по Лосеву, является борение художника между действительностью и мечтами .

И здесь затрагивается одна из осново­ полагающих проблем ренессансной культуры проблема соотношения между выдвигаемыми высокими идеалами о свободе личности и реальной историче­ ской действительностью, между внутренней духовностью и схоластической традицией. Лосев освещает и другую грань ренессансного мироощущения его фаустову природу. В целом же, эстетика Леонардо оценивается как «лич­ ностно-материальная», из которой вытекают все основные противоречия : не­ системность, путаность, рациональность, механицизм и крайний индивидуа­ лизм. Культурный трагизм Леонардо оценен Лосевым преимущественно идеологически, это не столько «эстетика», сколько «этика Возрождения». Од­ нако диссертант стремится обосновать, что трагизм и противоречивость Ре­ нессанса становятся залогом движения культуры, способом ее преобразова­ ния. Чтобы меняться, каждая культура должна преодолеть самое себя, то есть изнутри себя выйти вовне. Необходимость этого самопреодоления оправды­ вается тем, что изливаясь в Ничто культура преображает его в Нечто. И это необходимое условие, способ существования культуры как творчества, а так­ же необходимое условие.пля рождения новых культур .

Третья глава «Леонардо и его эпоха в романе Д. С. Мережковского "Христос и Антихрист"» посвящена анализу неомифа о Леонардо в контек­ сте общефилософских и культурологических воззрений Д. С. Мережковского .

В параграфе ((Проблема сиитеза как отражение эристической 3.1 .

рецеm(ии образа Леонардт1 раскрыто, что Мережковский, как и предыду­ щие авторы, чувствует глубокую связь Ренессанса и Серебряного века, но связь эта воспринимается им иначе. Он так же, как и Волынский, видит столкновение двух противоположных начал Христа и Антихриста, но.пля него это является не признаком упадка культуры, а лишь необходимым ус­ ловием ее существования. Он, можно сказать, является автором идеи о синтетичности и противоречивости культуры. Причём синтез заключался для него не только в соединении скольких-нибудь различных культур и даже не в их взаимопроникновении. Смысл этого «синтеза» воспринимается Мереж­ ковским как слияние в рамках одной культуры противоположных, иногда взаимоисключающих начал. Не случайно своего главного героя Леонардо

- он наделяет божественной способностью примирять в себе противополож­ ности. Такое понимание сущности культуры относит творчество Мережков­ ского к типу культурной эристики и может быть определено через категорию конструктивной эристики. Концепция личности, отразившаяся в образе Лео­ нардо, строится на том, что Мережковский мыслил символизм как построе­ ние художественно-религиозной культуры. Для него в ХХ веке нет Бога в человечестве, но есть в индивидуальности. Поэтому личность представля­ лась ему спасением Бога, а Бог спасением личности. В культурно-религи­ озном проекте, предлагаемом писателем-философом, не только соединяются модернизованное христианство и языческая античность с её «принципом те­ лесности», но просматривается, скорее, ориентация на ренессансную модель личности. На закате европейской цивилизации (а именно такое эсхатологи­ ческое восприятие кризиса культуры характерно для него) Мережковский предпринимал попытку представить эту цивилизацию в её первоначалах для того, чтобы духовно её укрепить, реставрировать. Эстетика же Возрож­ дения с ее мощным антропоцентризмом и индивидуализмом как нельзя луч­ ше соответствовала роли «лекаря». Воскрешение этой эстетики в искусстве ХХ века Мережковский считал наилучшим подкреплением своей концепции личности. Ведь именно Ренессанс дал наибольшее во всей мировой культур­ ной истории число мощных «титанов», «сверхгениев», то есть множество примеров всесильности индивида. В этой точке теория личности Мережков­ ского наиболее близка теургической концепции .

Параграф «Миф о Леонардо как ompaJ1reн11e пр11нц111m.ши/юло­ 3.2 .

гизации истории в худо;щественно-философско.м соз11m111и Мережковско­ гш, посвящен метаисторичности повествования Мережковского. Такое вос­ приятии истории включает Леонардо в единый поток глобального времени, доказывая идею единства нравственно-идеологических парадигм. Объеди­ няющим началом здесь становится многогранная символика Добра и Зла, а единение мировых религий провозглашается апофеозом истории. Воспри­ нимая историю и мир как Тайну, Мережковский наделяет своих героев спо­ собностью чувствовать «высшую тайну историю, загадочность мира и стремлением расшифровать ее. Однако для Мережковского полное погруже­ ние в этот миф не свойственно, религиозно-культурный миф, созданный пи­ сателем, живет в романе по определенным принципам. Если мифологическое мышление может быть сознательной установкой, то Мережковский яр­ чайший тому пример. Свой роман автор насыщает образами видений, фанта­ стических снов, предчувствий и откровений, влекомый скорее не рациональ­ ным знанием, а так называемой «вольной интуицией», рождающей символи­ ку бессознательного. Мережковский стремится к преодолению грани собственно интуитивного и выходит к возможности интеллектуально-интуитивно­

–  –  –

вселенского существования, размеренный ход исторического «маятника» .

Поэтому воскрешение язычества в эпоху Возрождения, по Мережковскому, есть не что иное, как закономерность. Пантеизм Леонардо в этом ключе ви­ дится не только как сознательная воля, но и как непременная для истинного творца культурно-историческая интуиция. Возвращаясь к вопросу о метаис­ торических, духовных тенденциях в развитии человечества, диссертант от­ мечает, что они сложились у Мережковского из своеобразной философии личности, которая основывается на убеждении, что личность не есть лишь явление, главное в ней - вневременное ядро, которое делает личность «ме­ тафизической, бессмертной сущностью» 11 свет Бога в человеке, бессмерт­ ный дух, способный вытолкнуть личность за рамки времени. Такое понима­ ние обогащает образ Леонардо у Мережковского в свете богочеловеческой концепции, основанной на идеях Достоевского .

В параграфе ((Мифологема Антихриста и динамика ницшеан­ 3.3 .

ских мотивов в образе Лео11ард0, раскрывается один из важных аспектов трактовки Мережковским образа Леонардо в контексте антихристова начала .

В романе «Воскресшие боги (Леонардо да Винчи)» более всего раскрывается понимание Антихриста как разделяющей и отражающей плоскости, зеркала, это становится для Мережковского своего рода кризисом собственного соз­ нания, приведшим к более глубокому осмыслению антихристовой природы .

«Концепция зеркала» лишает Антихриста какой-либо внутренней содержа­ тельности, вся сущность его сводится к тому, что он становится лишь «третьим» между двумя полюсами. Показателем истины и глубины стано­ вится чудо полета, который возможен там, где глубина подлинная, а не ка­ жущаяся. Именно Леонардо да Винчи становится для Мережковского носи­ телем этого нового понимания чуда. Тема крыльев в романе - есть отсылка к теме испытания чуда и к теме человекобога, которому станет доступно небо .

Судьба Леонардо предстает в романе олицетворением вечной человеческой жажды целостной культуры, «синтеза», гармонии личности. Всю свою жизнь герой посвящает поискам этой целостности: он хочет соединить то, что кажется всегда разделенным, науку и веру, красоту и точное знание, созерцание и действие, истину и любовь .

Точки соприкосновения образа Леонардо у. Мережковского с филосо­ фией Ф. Ницше определяются, по мнению диссертанта, через возможность разрешения проблемы двойственности. В романе «Воскресшие боги» да Винчи предстает новым Человеком, в котором гармонично соседствуют 11 Мережковский Д. С. Было и будет. /1 Мережковский Д. С. Полн. зиuикп. Собр. соч. Эл. ресурс. Вереи• 2.0 .

Христос с Антихристом. Тем не менее, Леонардо остается лишь предтечей синтеза христова и антихристова начал. Символично, что помощник Лео­ нардо Зороастро в результате неудачного полета становится калекой, что

- является прямым указанием на разочарование автора в пафосе ницшеанской философии. Леонардо не рупор ницшеанских идей, он воплощенное со­ мнение в философии Сверхчеловека. Родственной ницшеанству в определе­ нии личности Леонардо для Мережковского становится проблема «гений и злодейство», или «гений и насилие». Обращение Мережковского к проблеме соотношения гениальности и насилия (прежде всего насилия власти) не яв­ ляется случайным или одному ему свойственным. Во-первых, освещение деятельности величайших злодеев эпохи итальянского Ренессанса было вы­ звано необходимостью создать исторически достоверную картину, а во-вто­ рых, сам Серебряный век был отмечен величайшим интересом к проблеме политически необходимой сверхжестокости Сверхчеловека. Леонардо вы­ ступает здесь в своей синтезирующей ипостаси. Из понимания личности Ле­ онардо как Теурга складывается образ Мудреца, одинаково спокойно взи­ рающего и на истинную красоту, и на откровенное насилие и разврат .

3.4 .

Параграф А11дроги11изм Леоиардо как реализация стре.11~лет1я автора к целост110.111у м~tровиденU1m раскрывает еще одну синтезирующую грань образа-мифа Леонардо да Винчи в видении Мережковского. Анализи­ руя восприятие Мережковским Леонардо да Винчи, мы сталкиваемся с прояв­ лением андрогинизма, явленного в своей созерцательной форме. Образ Лео­ нардо практически полностью соответствует своеобразному канону андро­ гин ной внешности, непременными условиями которой, по словам М. Чисто­ вой, становятся «двойственность в портрете, указание на девственность-са­ модостаточность, иноприродность духовно-плотской конституции и творче­ ства персонажа» 12. Наиболее полно андрогинная природа Леонардо раскрыва­ ется в его творчестве. Улыбка всеведения, присутствующая во многих работах мастера, становится для Мережковского символом тайны мира изначального, в котором еще не произошло разделения Целого-надвое. Но андрогинизи­ рующий принцип у Мережковского не исчерпывается семантикой цельности муже-женского начала в личности Леонардо, а предстает в более глубоком срезе через рефлексию христианских и дохристианских начал в творческом бессознательном, поэтому последние работы мастера «Вакх» и «Иоанн Пред­ теча» воспринимаются как своеобразные «близнецы». По словам И. А. Едо­ шиной : «Этот разворот сюжета в мифологию и христианство наглядно пока­ зывает относительность видимого, в терминологии Фрейда, сознательного, перечеркивает любые проявления сверх-Я, увлекая в область бессознательно­ го, где все сопрягается со всем, где нет раз и навсегда установленной диффе­ ренциации»13. Это сближает андрогинную проблематику неомифа о Леонардо с кризисологической проблематикой эпохи, где действует разомкнутое сознаЧистова М. В. Концепт андрогина в жизнетворчестве З. Н. Гиппиус: Автореф. д1tс.... канд. культуроло­ гии. Кострома. 2004. С. 13 .

Едошина И. А. Художественное сознание модернизма: истоки и мифологемы. М.; Косч~ома. 2002. С. 116 .

ние, характеристиками которого являются: непременная жажда нового, дейст­ вие вне границ и систем, в том числе и системы половых ролей, отсюда выте­ кает неспособность воплощения земного чувства и тотальное одиночество ге­ ниального человека. Однако это далеко не всегда трагические черты творче­ ской личности, но залоги беспрепятственного проникновения личных творче­ ских энергий в беспредельность, залоги свободного излияния в пространство в непрерывном стремлении к целостному ощущению культуры .

В творчестве Мережковского складывается неомиф о Леонардо, осно­ ванный на переходном характере мироощущения автора и воплотивший в себе многообразные представления о личности Серебряного века .

В Заключении диссертации подводятся основные итоги исследования и намечаются возможные перспективы разработки проблемы .

–  –  –





Похожие работы:

«1 БРИКС – "МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ" ИЛИ ШАНС ИЗМЕНИТЬ МИРОПОРЯДОК? (политические аспекты будущей динамики группировки) Доклад на Ученом совете ОМЭПИ ИЭ РАН 19.05.2011 Д.э.н., проф. Г.Д.Толорая, гл. научн. сотр. Отделения международных экономических и политических исследований Института экономики РАН БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮА...»

«1 Петров П.В. Роль военно-морского флота в обороне Южного Сахалина в 1904–1905 г. Боевые действия русской армии и флота в период русско-японской войны 1904–1905 гг. уже достаточно полно и всесторонне изучены отечественными историками. Наиболее подробно описана боевая деятельность полевой армии в Манчжурии в 1904–1905 гг. Что же к...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ СОЦИОЛОГИИ, ПОЛИТОЛОГИИ, ФИЛОСОФИИ, ИСТОРИИ Сборник статей по материалам L международной научно-практической конференции № 5 (45) Май 2016 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 3 ББК 6/8 Н34 Ответственный редактор: Красовская Н.Р. Н34 Научная...»

«28 Глобальный мир: проблема управления А. Н. Чумаков Общественное сознание в целом и индивидуальное в частности за редким исключением весьма инертны. Они оперируют по большей части стереотипами и начинают реагировать на происходящие перемены лишь тогда, когда не реагировать уже нельзя, причем...»

«Конференция "Ломоносов 2018" Секция Политическая коммуникация в современном мире Политическая стратегия Д. Трампа: от выборов к президенству Научный руководитель – Борисова Надежда Владимировна Тюленёв...»

«Екатерина де Гук Дохерти ЮРОДИВЫЕ ХРИСТА РАДИ Перевод с английского Геннадия Филькова Текст печатается по изданию: Urdivoi, Fools for God, 1993 Catherine de Hueck Doherty (ne Kolyschkine) Madonna House Publications Combermere, Onta...»

«[CC BY 4.0] [НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2018. № 4] Саприкина О. В. Русские дневники и мемуары о войне за Польское наследство (1733— 1735) как исторический источник / О. В. Саприкина, К. М. Белюков // Научный диалог. — 2018. — № 4. — С. 259—278. — DOI: 10.24224/2227-1295-2018-4-259-278. Sapr...»

«Первая мировая война и Русский мир 75 УДК 94(47)1917/1918 UDC DOI: 10.17223/18572685/37/6 173Й КАМЕНЕЦКИЙ И 174Й РОМЕНСКИЙ ПЕХОТНЫЕ ПОЛКИ В ПЕРВЫЙ ГОД ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ В.В. Коровин Юго-Западный государственный университет Россия, 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94 E-mail: vlavikor...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.