WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«КОРНАУХОВА ТАТЬЯНА ВЛАДИМИ ТВОРЧЕСТВО П.И,ВЕЙНБЕРГА В КОНТЕКСТЕ РУССКО-АНГЛИЙСКИХ ЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЕЙ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА 10.0].01 - Русская литература ...»

рукописи

КОРНАУХОВА ТАТЬЯНА ВЛАДИМИ

ТВОРЧЕСТВО П.И,ВЕЙНБЕРГА

В КОНТЕКСТЕ РУССКО-АНГЛИЙСКИХ

ЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЕЙ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

10.0].01 - Русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

- 2015

Нижний Новгород - 2015

Работа выполнена на кафедре истории русской литературы и фольклора Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовский государствеиньиЧ университет имени Н.Г. Чернышевского» .

доктор филологических наук, профессор

Научный руководитель:

Жаткин Дмитрий Николаевич Официальные оппоненты: Ковалева Татьяна Витальевна, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет», профессор кафедры русской литерат'ры XI - XIX веков;

Рассадин Александр Павлович, кандидат филологичесю1Х наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет имени И.Н. Ульянова», доцент кафедры литературы НОУ ВПО «Институт ме}фународного права и

Ведущая организация:

экономики имени A.C. Грибоедова»

(г. Москва) Защита состоится ^» года в « часов на заседании диссертационного совета Д 212.166.02 в ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского» по адресу: 603000, г. Нижний Новгород, ул. Большая Покровская, д. 37 .

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского» по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, д. 23. ^ Автореферат разослан 15 г .

Ученый секретарь диссертационного совета Юхнова И.С .

Общая характеристика работы Актуачьностъ исследования и степень изученности вопроса. В последние десятилетия существенно усилилось внимание к проблемам исторш! русской переводной художественной литературы, истории русского поэтического перевода, что, в числе прочего, пртгеело к переоценке деятельности многих русских переводчиков второй половины XIX в., в частности, Н.В.Гербеля (Н.Ю.Тэн-Чаган), Д.Е.Мина (О.В.Милотаева), Д.Л.Михаповского (Е.В.Крехтунова). Традиционное восприятие второй половины XIX в. как периода снижения качества художественных переводов на фоне их резкого количественного роста сменилось глубинным изучением особенностей творческих манер ведущих русских переводчиков, внесших значительный вклад в укрепление международных связей русской литературы .

Творческая деятельность поэта, переводчика и литературного критика Петра Исаевича Вейнберга (1831 - 1908) вызывала пристальный интерес его современников, в последние годы жизни он был окружен славой, почетом и общественным вниманием, бьш избран почетным академиком Российской Академии наук, стал председателем Лтературного фонда, непременным участником значимых собьган"! в литературной и культурной жизни. Отчасти он воспринимался как один из последних писателей великого поколения, представленного именами Ф.М.Достоевского и М.Е.Салтыкова-Щедрина, Н.Г.Чернышевского и Н.С.Лескова, отчасти - как выдающийся популяризатор творчества зарубежных авторов, переводчик новой формации, «старавшийся возможно ближе передавать дух подлинника, увлеченный к"расотами и богатством идейного содержания западноевропейской словесности, стремившийся по мере сил содействовать расширению умственного кругозора русской читающей публики» (Ю.А.Веселовский). Высокие оценки творчества Вейнберга (и прежде всего его переводов), восприятие вейнберговских переводческих принципов в качестве неоспортаых в современных ему литературной критике и литературоведении в сочетании с суровой характеристикой результатов его деятельности в 1920 - 1930-е гг .





(В.М.Жирмунский, А.В.Федоров и др.) и практически полным забвением наследия переводчшса в последующие годы позволили Ю.Д.Левину высказать мысль о деятельности Вейнберга как «своего рода итоге, которого достиг русский художественньнЧ перевод в XIX в.», итоге, неизбежно необходимом для зарождения в начале XX в. нового перевода, у истоков которого стояли А.А.Блок и В.Я.Брюсов .

Ю.Д.Левин был единственным исследователем советского и постсоветского времени, давшим обзорную характеристику вейнберговского творческого наследия. Появление его работ в 1970 - 1980-е гг. могло дать стимул к доскональному изучению конкретньпс переводов, литературнокритических материшюв П.И.Вейнберга в контексте литературного процесса, но этого не произошло; наше исследование является первым шагом в данном направленш!. В виду значительного объема неисследованного в прежние годы фактического материала - П.И.Вейнберг обращался к творчеству свыше шестидесяти европейских (английских, немецких, французских, норвежских, польских и др.) и американских авторов - акцент сделан на одной из сторон научной проблемы: рассмотрении особенностей отражения литературных взаимосвязей России и Англии в вейнберговском творчестве .

Целью исследования является изучение литературно-критической, редакционно-издательской и переводческой деятельности П.И.Вейнберга в контексте русско-английских литературных связей .

Данная цель конкретизируется в постановке след^тощих исследовательских задач: 1) обобщить и систематизировать сведения о редакционно-издательской деятельности П.И.Вейнберга, его роли в популяризации английской литературы в России; 2) осмыслить лгггературнокритические представления П.И.Вейнберга об английской литературе и особенностях ее восприятия русскими переводчиками; 3) охарактеризовать переводческие принципы П.И.Вейнберга, их значение для развития теории русского поэтического перевода; 4) проанализировать особенности переводческого осмысления П.И.Вейнбергом английской поэзии и драматургии (шотландских народных баллад, произведений Шекспира, Р.Шеридана, Р.Бернса, Дж.-Г.Байрона, П.-Б.Шелли, Э.Баррет Браунинг, К.Россетти, О.Уайльда) .

Объект исследования - литературно-критические публикации П.И.Вейнберга, материалы его редакционно-издательской деятельности;

выполненные Вейнбергом переводы шотландских народных баллад, произведений Шекспира, Р.Шеридана, Р.Бернса, Дж.-Г.Байрона, П.-Б.Шелли, Э.Баррет Браунинг, К.Россетти, О.Уайльда; произведения русской литературы, содержащие следы знакомства их авторов с переводческой деятельностью Вейнберга. Предмет исследования — творчество П.И.Вейнберга, рассматртаемое в контексте международного литературного и историкок}'Льтурного взаимодействия во второй половине XIX - начале XX в .

Материалом для анализа стали оригинальные и переводные поэтические и драматургические произведения, литературно-критические статьи второй половины XIX - начала XX в., дневниковые, эпистолярные, мемуарные и документальные источники .

Новизна работы состоит в том, что в ней впервые в контексте русскоанглийских литературных связей осуществлен целостный анализ творческой деятельности П.И.Вейнберга, осмыслены его взгляды на развитие русской переводной художественной литературы, выявлена специфика восприятия русским поэтом-переводчиком английской поэзии и драматургии .

Диссертационная работа позволяет расширить представления в области сравнительного литературоведения, русско-западноевропейских литературных связей, истории русского поэтического перевода, а также истор1ш российского книгоиздания .

Теоретико-методологическая база исследования сформирована на основе трудов классиков отечественного сравнительного литературоведения (Александр Н.Веселовскнн, В.М.Жирмунскип, М.П.Алексеев, Ю.Д.Левин), исследователей теории и истории художественного перевода (М.Л.Гаспаров, Л.Л.Нелюбин, К.И.Ровда, А.В.Федоров, Г.Т.Хухуни, Р.Р.Чайковский, В.И.Шаповалов и др.), русско-английских литературных и историкокультурных связей (А.А.Елистратова, Д.Н.Жаткин, Е.И.Клименко, Б.Г.Реизов, В.Д.Спасович и др.), истории русской переводной художественной литературы (Г.Р.Гачечиладзе, А.Н.Гиривенко, П.М.Топер, Е.Г.Эткинд и др.), истории русской Л1ггературы (А.Н.Пьшин, А.М.Скабичевский, Н.А.Котляревский, Б.В.Томашевский, А.В.Лавров, ВЛ.Туниманов, Г.М.Фридлендер, А.П.Чудаков, И.Г.Ямпольский и др.), истории английской литературы (Н.И.Стороженко, А.А.Аникст, Л.М.Аринштейн, НЛ.Дьяконова, Н.Е.Ерофеева, Н.М.Маршова, Н.П.Михальская, А.А.Смпрнов и др.). В процессе анализа использовались сравнительно-исторический, сравнительно-типолопиеский, историкогенегаческий, социокультурный и биографический методы исследования .

Теоретическая значимость работы заключается в опыте целостного изучения в аспекте русско-английских летературных связен творчества П.И.Вейнберга, рассматриваемого в контексте эволюции русского поэтического перевода второй половины XIX в. с учетом особенностей процессов, тенденций, специфики осмысления в России западноевропейских произведений, а также фактов преемственности, обнаруживаемых при сопоставлении переводов П.И.Вейнберга с переводами, осуществленными в предшествующее и последующее времени .

Достоверность выводов данного исследования обосновывается привлечением к анализу максимально полного объема творческих материалов П.И.Вейнберга, в частности всех известных к настоящему времени литературнокр1ГОР1еских статей, переводов из английской поэзии и драматургии, а также знач1ггельного числа сопутствующих дневниковых, эпистолярных и мемуарных источников, уточняющих и конкретизирующих обстоятельства обращения русского переводчика к произведениям анг.штаских авторов .

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов при подготовке курсов лекций по истории русской литературы второй половины XIX - начала XX в., истории русской литературной критики, истории русского поэтического перевода, а также при историко-литературном, стилистическом, текстуальном комментировании произведений английских авторов и их переводов, выполненных П.И.Вейнбергом .

Положения, выносимые на загципгу:

1. Редакционно-издательская деятельность П.И.Вейнберга, имевшая целью популяризацию русской и западноевропейской литературы и культуры, характеризовалась многообразием проявлений и включала в себя подготовку сбортпсов, хрестоматий и антолопн1, серии книг «Европейские классики в русском переводе», собраний сочинений западноевропейских писателей, редактирование и выпуск выдержавшей несколько переизданий книга И.Шерра «Иллюстрированная всеобщая история литературы» и др. При формировании составительских книг Вейнберг отдавал предпочтение материалам мировой литературной классики, причем из английских авторов ему были наиболее близки Шекспир, Р.Шеридан, Дж.-Г.Байрон, фрагменты из творчества которых в различных русских переводах системно включались в подготавливаемые им издания. Вместе с тем подбор произведет1й для включения в составительс1ше книги свидетельствовал и об учете Вейнбергом текущей обществеггаополтггической С1гг'ации, проявившемся в нарочитом внимании к рассказывавшим о тяжетюй доле простого народа текстам социальной направленности, среди которых были как русские, так и западноевропейские сочинения (поэзия «искровцев», «Песня о рубашке» Т.Гуда, «Плач детей»

Э.Баррет Браунинг и др.) .

2. Литературно-критические материалы П.И.Вейнберга по проблемам английской литературы и ее русского восприятия, увидевшие свет в книгах серии «Европейские классики в русском переводе», посвященных У.Шекспиру, Р.Шеридану, Дж.-Г.Байрону, в периодической печати конца 1860-х - 1890-х гг., в сборниках переводов английской поэзии, в изданиях историко-литературного и историко-культурного содержания, а также в справочниках, энциклопедиях и др., характеризовались, в основном, кошншятивностью, опорой на труды западноевропейских и отечественных предшествешшков, отсутствием новизны в трактовках произведений. Вместе с тем да!щые материалы отличала фактографическая основательность, выверка представленных сведений, доскональная детализация, оказавшиеся особенно ценными при подготовке комментариев к публикациям русских переводов. Отдельные очерки Вейнберга о Р.Бернсе, П.-Б.Шелли, Ч.Диккенсе представляют собой образцы биографической литературы, характеризующиеся популяр»юстью изложения, ориентированностью на массового читателя .

3. Формулируя свои переводческие принципы, П.И.Вейнберг отрицал представления эпохи русского романтизма о том, что стихотворное дарование переводчика должно соответствовать дарованию переводимого им поэта, и выдвигал требование о наличии у переводчика поэтического чутья, умения владеть стихом, стремлешгя сохранить впечатление, передаваемое подлинником .

Вейнбергом отмечена необходимость воссоздания переводчиком не только ДОСТ01ШСТВ, но и недостатков оригинального текста, в том числе и тех, которые очевидны и существенно умаляют впечатление от прочитанного (схоластические детали, вульгарность, риторический балласт и т. д.). Вполне допустимым для Вейнберга было общее увеличение числа стихов перевода в сравнении с оригиналом при условии, что это расширение, вызванное несколько большей длинной слов в русском языке в сравнении с английским, не влечет появлегая деталей, не соотносимых с подлинным текстом и замыслом его автора. Вместе с тем Вейнберг требовал учета истори11еских обстоятельств, соотносимых со временем создания конкретных произведений, досконального знания иностранного языка, бережного отношения к особенностям русского языка, отказа от упрощений, сокращений, различного рода поясиетшй и комментариев .

4. Переводы П.И.Вейнберга из английской литературы характеризуются обращением к произведениям различных исторических эпох - шотландскому народ[гому балладному творчеству, елизаветинско1'1 драматургии (девять пьес Шекспира), литерат'ре XVIII в. (Р.Шеридан, Р.Берне), поэзии и поэтической драматургии английского романтизма (Дж.-Г.Байрон, П.-Б.Шелли), сочинениям современных переводчику авторов (Э.Баррет Браунинг, К.Россетти, О.Уайльд) .

Указанное разнообразие, существеннным образом отличающее Вейнберга от других современных ему переводчиков, в большинстве своем концентрировавшихся на интерпретации произведений Шекспира и Дж.Г.Байрона, свидетельствует о глубине его погружения в английский литерагурный процесс разных столетий .

5. На фоне посредственных переводов поэзии Дж.-Г.Байрона («Оскар Ачьвский», «Тьма», «Сон»), в большинстве своем не выдержавших соперничества даже с переводами и вольными переложениями предшествующего времени (А.И.Полежаев, И.С.Тургенев и др.), характеризовавшегося множеством опущений прочтения социального стихотворения Э.Баррет Браунинг «Плач детей» особо выделялось мастерство трактовок П.И.Вейнбергом произведений, имевших шотландскую народнопесенную ос1шву, - фольклорных баллад («Эдвард», «Вильям и Маргарита», «Плач Анны Босвель», «Два ворона»), перешедшей в народ песни Дж.Скиннера «Джон 0'Беди!1н», сочинений Р.Бернса (прежде всего, кантаты «Веселые нищие» и стихотворения «Лорд Грегори»). Несмотря на то, что языковой колорит оригиналов нередко сглаживался, ретушировался, опускались экспрессивные лексемы, переводчиком были успештю переданы музыкальность, внутренний накал чувств, сочетание неистребимой романтики и неизбежности приятия суровой реальности, сохранены исторические реалш, нюансы описания, раскрывавшие особенности мышления и нравов шотландцев .

Заслугой Вейнберга как переводчика поэзии стали первое в России обращетше к творчеству К.Россетти («Милый друг, как улфу я - не пой...») и создание уникального поэтического перевода прозаической сказки О.Уайльда «Соловей и роза», в котором трансформация формы сочеталась с предельной корректностью по отношению к содержательной сути уайльдовского замысла .

6. Среди драматичесетгх переводов П.И.Вейг)берга из Шекспира зaмeтt^ым явлением стал перевод «Отелло», который, характеризуясь целым рядом недостатков и неточностей, приводивших к глубинным искажениям с.мысла, утрате тональноспс отдельных эпизодов, разрушению сти.хотворной формы оригинала, мtшгocлoви!0, все же очевидно превосходил по своим достоинствам (легкость для чтения и восприятия, опущетше только малозначительных деталей, «живость» описания, точность воссоздания развернутых реплик, умелое версификаторство) переводы предшественников и современш1ков, ни в чем не уступал переводам последующего времени (А.Д.Радлова, М.Л,Лозииский). Прочие переводы пьес Шекспира, выполненные Веинбергом, либо, имея незначительный успех, некоторое время продолжали переиздаваться при жизни переводчика в силу его высокой литературной репутации, однако в дальнейшем были сразу забыты («Конец всему делу венец», «Король Генрих VIII», «Бесгшодные усилия любви»), либо удержались в иечати и на сцене в течение двух - трех десятилетий после кончины Вейнберга во многом из-за отсутствия новых переводов на фоне общих сетований на их устарелость и отсутствие достойной замены («Как вам это понравится», «Комедия ошибок», «Венецианский купец», «Виндзорские проказницы» и др.) .

7. Переводы Вейнберга из поэтической драматургии Дж.-Г.Байрона, явившись первыми обращениями к конк"ретным произведениям великого английского романтика, остались незавершенными («Небо и земля») или были завершены переводчиком значительно позднее, на закате творческого пути, когда их появление уже не ИлМело новаторского значения («Сарданапал»). На периферии литературного процесса остался также вейнберговский перевод «Школы злословия» Р.Шеридана, с определенной долей небрежности раскрьгаавший последнего не как творческую индивидуальность, а как фигуру, привлекательную для Дж.-Г.Байрона как кумира демократтгчески настроенной русской и1тгеллигенции. В более успешном про^ггении трагедии П.-Б.Шелли «Ченчи» Вейнберг добился глубины иронгикновенга в специфику авторского мышления, мотивной и образной струюуры оригината, однако и этот перевод вскоре после публикации, еще при жизни Вейнберга, был вытеснен новым переводом К.Д.Бальмонта .

Апробацш работы и публикации. Материалы диссертации были представлены на Международной научно-методической конференции «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, 2014), Всероссийской научно-практической конференции «Вопросы теории и практики перевода» (Пенза, 2013). Основные положения работы подтверждены в авторитетных рецензиях на статьи, принятые к печати журналами, входящими в действующий перечень ВАК РФ, а также одобрены ведущими учеными кафедры, выступившими в качестве рецензентов и экспертов на заключительном обсуждении диссертации.

По теме диссертации осуществлено 4 публикации в изданиях перечня ВАК РФ «Мир науки, культуры, образования», «Вестник Бурятского государственного университета», «ХХТ век:

итоги прошлого и проблемы настоящего плюс», «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион» (серия «Гуманитарные науки») .

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, стюка использованных источников и литературы, трех приложений .

Основное содержание работы

Во Введении определяются цель исследования и связанные с ней задачи, обосновьшается актуальность решения поставленных научных проблем, а также характеризуются теоретико-методологическая база и степень разработанности вопроса; отмечаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость .

в главе первой «П.И.Вейнберг как популяризатор английской литературы в России» осмыслен вклад П.И.Вейнберга как редактора, издателя и литературного критика в продвижение произведений английских писателей к русскому читателю .

В параграфе первом «Редакционно-издательская деятельность П.И.Вейнберга в контексте русско-ангчийста литературных связей» издания, составленные и опубликованные П.И.Вейнбергом как популяризатором западноевропейских литератур, условно подразделены на несколько групп:

сборники, хрестоматии и антологии; серия книг «Европейские классики в русском переводе» и собрания сочинений западноевропейских писателей;

журнал «Изящная летература»; книга И.Шерра «Иллюстрированная всеобщая история литературы», выдержавшая переиздания под редакщтей Вейнберга .

Редакционно-издательская деятельность Вейнберга, характеризовавшаяся многообразием форм и продолжавшаяся практически полвека, существенно способствовала популяризации в России произведений западноевропейской (в т. ч. и английской) литературы, среди которых особое место уделялось как вершинным достижениям писателей прошлого, так и сочинениям нового времени, передававшим мысли и настроения, созвучные мировосприятию самого редактора и издателя. Среди наиболее интересных для Вейнберга авторов были не только те, чьи собрания сочинений он редактировал и издавал (И-В.Гёте, Г.Гейие, Л.Бёрне и др.), но и те, чьи произведения системно включались им в различные хрестоматии, сборники, антологии, печатались отдельными сборниками. В «Сборшпсе произведений иностранных поэтов для классного чтения» (1882) английские авторы (Шекспир, Дж.Мильтон, Дж.Крабб и др.) были представлены наряду с немецкими и французскими. Эти же материалы являлись преобладающилга в составленном Вейнбергом издании «Ученье - свет. Кн1п-а для чтения в классе и дома. Средний и старший возраст», где были напечатаны произведения Шексгафа, Р.Бёрнса, С.-Т.Кольриджа, А.Теннисона, Б.Лу-эрбаха, Г.Флобера, Н.Ленау. Хрестоматия «Практика сценического искусства» (1888), ориентированная на слушателей драматических курсов в Императорском театральном училище, была призвана дать «материал для упражнения в декламации как главном предмете их у^гебных занятий» и включала фрагменты из девяти пьес Шекспира, «Сарданаиала» Дж.-Г.Байрона, «Чещнг» П.-Б.Шелли, «Школы злословия»

Р.Шеридана и др. Как видим, П.И.Вейнберг как издатель отдавал приоретет литературной классике; современная английская литература была представлена в составленных им книгах лишь немногими произведениями социальной направленности, отвечавшими общественным настроениям в Росс1га (например, «Песней о рубашке», «Сном леди», «Сном Евгения Арама» Томаса Гуда, «Плачем детей» Элизабет Баррет Браунинг) .

В параграфе втором «Литературно-критическое осмысление П.И.Вейнбергом произведений английсма писателей и их русских переводов»

предложена классификация литературно-кротических материалов П.И.Вейнберга, посвященных осмыслению произведений зарубежной литературы и их русских переводов, включающая: биографические очерки в книгах серии «Европейские классики в русском переводе», посвященных У.Шекспиру, Р.Шеридану, Дж.-Г.Байрону; очерки и статьи об английской литературе в периодической печати конца 1860-х - 1890-х гг.; обзорные очерки и иные материалы компилятивного содержания в изданиях переводов английской поэзии; статьи, посвященные осмыслению деятельности русских переводчиков английской поэзии; материалы по английской литературе в изданиях историко-литературного и историко-культурного содержания, а также в справочниках и энциклопедиях; перевод цикла лекций о Шекспире Бернгарда Бринка (Тен-Бринка) .

По большей части его работы были переводными, компилятивными, основанными на трудах западноевропейских и отечественных предшественников и не привносившими качественно новых трактовок в понимание литературных произведений и творческих судеб писателей. Вместе с тем следует отметить основательность и добросовестность Вейнберга в подаче богатой фактографии, его умение высказывать собственные корректные и аргументированные суждения о работах других критиков и литературоведов, эрудицию, которая, не ограничиваясь знанием творчества ведущих литераторов конкретных стран и эпох, позволяла составлять масштабные обзоры мировой литературы, качественный пояснительный аппарат к русским переводам английской классики. Многие очерки, подготовленные писателем, являются замечательными образцами биографической литературы, рассчитанной на широкого читателя, отличающейся живым и доступным изложением, акцентировкой наиболее значимых моментов жизни рассматриваемого автора, оказавших влияние на его творчество .

Из всех многочисленных публикацш"! Вейнберга наиболее содержательными были отклики на переводческую деятельность П.А.Козлова и Д.Л.Михаловского, представлявшие не только пространный разбор конкретных переводов, но и четко сформулированные и обоснованные переводческие принципы самого Вейнберга, признанные в современном ему обществе .

Так, отмечая существенную распространенность в России переводческой деятельности, благодаря чему «ни один европейский писатель... скольконибудь вьщающийся, имеющий право занять почетное место во всеобщей истории литературы, не остается у нас непереведенным - или вполне, или частями», Вейнберг вместе с тем акцентирует неглубокое, невнимательное отношение в России к результатам работы переводчиков. Если в европейских странах «всякий перевод капитального произведения... рассматривается критикою так же серьезно и солидно, как выдающееся оригинальное произведение, чем и определяется место, которое должен занять этот перевод в отечественной литературе», то в русской литературной критике появление новых переводов либо вообще игнорируется, либо приводит к напечатанию краткой библиографической информации .

Задавшись вопросами, что значит истинно хороший перевод, какими качествами должен обладать хороший переводчик, как построить теорию хорошего перевода, Вейнберг вступает в полемику с утверждением В.А.Жуковского о том, что стихотворное дарование переводчика должно соответствовать дарованию переводимого им поэта, поскольку из него выгекает естественное заключение, что «хороший перевод болышшства первоклассных поэтов невозможен», ибо «болышрс поэтов, а подавно таких между ними, которые, оставляя даже на время свое собственное творчество, занимались бы передачею на свой язык того, что сказано другими на их языке, очень мало».' По убеждению Вейнберга, большой поэт изначально не может быть хорошим переводчиком, поскольку у него много своего и «чужие стихи... становятся для него только как бы крючками, на которые он вешает собственные образы» .

Испытывая глубокое уважение к В.А.Жуковскому, Вейнберг не склонен признавать его ни первостепенным поэтаи-творцам, в виду «отсутствия у него оригинальных, именно ему присущих - а не у других поэтов заимствованньгх мотивов, по однообразию и узости области его поэзии», ни автором переводов в полном значении этого слова, ибо созданные им творения - «в высшей степени талантливые... переделки, подражания, стихотворения... "на мотив"» .

Рассуждения приводят Вейнберга к мысли, что переводчику нужно отнюдь не поэтическое дарование, но «уменье владеть стихом..., быть полньш хозяином своего языка..., иметь поэтическое чутье, даже, пожалуй, только чутье критическое». Переводы произведений зарубежных писателей делаются, на взгляд Вейнберга, для людей, не знающих иностранных языков, а потому обязанность хорошего переводчика - «стараться произвести на... читателей... такое же впечатление..., какое производагг... подлинник», дать представление о мыслях и частных подробностях последнего, особенностях их выражения. Переводчик классического произведения должен понимать, что «у большого поэта... нет ничего лишнего, шгчего, так сказать, не рассчитанного, не находящегося в органической связи или с его собственною личностью, Ш И с его поэтическим миросозерцанием, или с условиями времени, когда он творил данное произведение». Переводя текст в целом, Вейнберг считает недопустимым, руководствуясь личными взглядами и вкусами, лакировать отдельные эпизоды с целью усиления «эстетическо-приятного впечатления» от них, в частности, освобождать сочинения от «неприлнчностей», схоластических деталей и риторического балласта .

Подробно разбирая трагедшо «Антоний и Клеопатра» в переводе Д.Л.Мнхаловского, Вейнберг видел в ней множество мелких недостатков, таких как неверная передача слов, «произвольная замена некоторых характеристических слов подл1шника другими, или ослабляющими силу, или уничтожающими характеристичность», отдельные сокращения, незначительные неловкости и шероховатости языка.

На фоне этих недостатков подавляющим образом выделялись достоинства перевода, среди которых - его совершенная ' о том же, хотя и в несколько ином ракрсе, П И.Вейнберг говорил на заседании Р)'Сского литературного общества, о чем свидетельствует такая запись Ф.Ф.Фидлера от 18 апреля 1889 г :

«Вейнберг..., ме5Кду прочим, сказал, что Жуковский, хотя и замечательный переводчик, но вовсе не значительный поэт (этим он хотел опровергнуть раснространенное мнение: выдающийся переводчик должен быть большим поэтом» .

И близость к подлиннику с его поэтичностью и силой, причем не только внешняя, но и внутренняя; умелое сохранение шекспировского тона, безукоризненного белого стиха, условий плавности, благозвучия, версификационной постройки .

Вейнберг приходит к выводу о существенно больших (в сравнении с предшествующими переводами) достоинствах перевода Д.Л.Михаловского, который «дает о подлиннике полное понятие, знакомит с ним во всех подробностях и, отличаясь при этом в большинстве случаев совершенством формы, обличает всюду руку и опытного и талантливого стихотворца, и наделенного поэтическим чутьем и дарованием человека» .

Теоретические посылки, предложенные Вейнбергом, были близки А.А.Блоку, о чем можно узнать из его доклада «Гейне в России (О русских переводах стихотворений Гейне)» (1919): «Вейнберг предъявил совершенно правильные требования к переводу в своей рецензии о переводе "Дон Жуана" Байрона Козловым в 1889 году». В монографии «Русские переводчики XIX века и развитие художественного перевода» (1985) Ю.Д.Левин считает возможным о «теории Вейнберга», соответствовавшей значимой задаче roBopirn .

литературы своего времени - донести лучшие произведет1я западноевропейской литературы до «демократизировавшегося круга читателей, которым по незнанию языка оригинал был недоступен»; именно такой читатель оказывался способным оценить достоверность перевода и добросовестность переводчика. Основную заслугу Вейнберга как теоретика и практика перевода Ю.Д.Левин видит в том, что он «положил конец вольному обращению с оригиналом, замене одних тематических элементов другими, что широко практиковалось переводчиками середины века» .

Глава вторая «Восприятие и осмысление произведений английской литературы в творчестве П.И.Вейнберга-переводчика» посвящена анализу особенностей переводческого прочтения П.И.Вейнбергом произведений шотландского устного народного творчества, В.Шекспира, Р.Б.Шеридана, Р.Бернса, Дж.Г.Байрона, П.Б.Шелли, Э.Баррет Браунинг, К.Россетти, О.Уайльда .

В параграфе первом «Шопшандские народные баллады в творческом восприятии П.И.Вейнберга» отмечается, что интерес Вейнберга к шотландскому устному народному творчеству был достаточно стабильным и при этом спорадическим, нерегулярным, о чем свидетельствуют, с одной стороны, появление его новых переводов шотландских баллад на протяжении длительного времени - в 1860 - 1890-е гг., а с другой - единичность этих переводов .

Известны выполненные им переводы шотландских баллад «Edward» («Эдвард»), «Fair Margaret and Sweet William» («Прекрасная Маргарет и милый Вильям»), «Lady Anne Bothwell's Lament» («Плач леди Анны Босвелл»), «The Twa Corbies»

(«Два ворона»), а также перевод «песни, перешедшей в народ», Дж.Скпннера «Jolm о' Badenyon» («Джон О'Беднин»). Обращаясь к шотландской народной поэзии, Вейнберг достаточно глубоко проникал в мир ее художественных образов, трактовал многие детали описания с учетом исторических реалий, особенностей мышления и традиций шотландцев, что позволяет говорить о достаточно высоком уровне осуществленных им переводов. Многие произведения были переведены Вейнбергом впервые, те же, что уже были известны русскому Ч11тателто, требовали более точных прочтений в сравнении с вольными переложениями, осуществленными в эпоху романтизма - в 1820 е гг.; в частности, обращение к балладе «Два ворона» было обусловлено желанием Вейнберга нознакомтггь русских читателей с произведением, ставшим основой для пушкинского стихотворения «Ворон к ворону летит...». В целом переводы Вейнберга оказались одной из ярких составляющих раннего этапа восприятия в России англти"1ской и шотландской балладной поэзии, характеризовавшегося отсутствием системности, появлением едтичных переводов, мозаично знакомивших с отдельными текстами; и хотя эти немногочисленные прочтения не могли создать общего впечатления о богатстве языка и мотивном многообразии английских и шотландских баллад, они во многом подготовили зарождение того значительного интереса к этим произведениям, который вылился уже в XX в. в перевод объемных балладных циклов, изда1гае их отдельными книгами .

Во втором параграфе «П.И.Вейнберг - переводчик пьес Шекспира»

осмысливается вклад Вейнберга в осмысление драматургического наследия Шекспира, причем особое внимаш1е уделяется характеристике языковых, стилистических и художественных особенностей перевода «Отелло», созданного в конце 1850-х гг. и первоначально вызвавшего неоднозначную реакцию театральной и литературной критики. В частности, А.С.Гиероглифов (под псевдонимом А.Г-фов) писал в №26 «Театрального и музыкального вестника» за 1859 г., что перевод «отличается гладким (но довольно слабым) стихом»; о том же сообщал и М.А.Загуляев (под псевдонимом М.З.) в «Сыне Отечества» от 6 декабря 1859 г., указывавший, что «перевод гладок и близок, но в нем утрачен... шекспировский колорит». В напечатанной в газете «Голос» от 3 (15) декабря 1864 г. анонимной рецензии на отдельное издание сценической редакцш! «Отелло» утверждалось, что перевод Вейнберга «далеко не безукоризнен, а местами даже отличается тяжелым, искусственным складом» .

Постепенно вейнберговский перевод «Отелло» завоевал читательские симпатии: в этом сыграли свою роль не только включение его в 1865 г. в первое русское собрание шекспировских произведений, подготовленное Н.В.Гербелем и Н.А.Некрасовым (переиздания в 1877. 1880, 1888, 1899 гг.), но и выпуск перевода массовым тиражом в «Дешевой библиотеке» А.С.Суворина в 1886 г .

(переиздания в 1888, 1892, 1899, 1907 гг.), сопровождавшийся заимствованньгм из зарубежных источников справочным материалом об источниках «Отелло» и изложением мнений разных к-ритиков об «Отелло» и характерах этой трагедии .

Благодаря суворинскому изданию перевод «Отелло» Вейнберга «попал в народ», о чем свидетельствуют некоторые публикации конца 1880-х гг. Так, в рецензии А.Б., напечатанной в 1889 г. во втором томе сборника «Что читать народу», особо отмечалась доступность неадаптированных переводов «Отелло»

Вейнберга, «Макбет» А.И.Кронеберга, было рассказано о чтен™ вслух этих переводов среди учениц воскресной школы. Об опыте чтения вслух трагедии «Отелло» в переводе Вейнберга в одной из женских воскресных школ также писала в 1889 г. Х.А. Х.Д.Алчевская. «Отелло» в переводе Вейнберга представлялся неудовлетворительным в те годы лишь отдельным русским писателям, в частности, П.А.Кускову, опубликовавшему свой перевод этого произведения, не имевший успеха, в №4 за 1870 г. журнала «Заря», и, по указанию Ф.Ф.Фидлера, в мае 1888 г. «бранившего переводы Вейнберга... и хвалившего собственные» .

Вейнберг неоднократно дорабатьшал свой перевод, стремясь к драматургическому совершенству, в чем несложно убедиться, сравнив самую раннюю публикацию полного текста перевода в 1865 г.

с последней волей переводчика, например:

В.Шекспир. Отелио. Перевод В.Шекспир. Отелло. Перевод П.И.Вейнберга. Издание 1865г. П.И.Вейнберга. Издание 1902 г .

... а я - клянусь И этой чести Как честный человек, ведь цену знаю Я стоил; да, как честный человек Я сам себе - я стоил этой чести. В том поклянусь: себе я цену знаю .

Хоть бы на то несказанное счастье Хотя б на то высокое блаженство

–  –  –

Целью доработки было придание переводу большей сценичности, достигавшееся посредством замены отдельных слов, внесения изменений в синтаксическую структуру текста, корректировки художественных деталей .

Наиболее существенное достоинство вейнберговского перевода следует видеть в его ориентированности на театральное действо, на игру актера и ее восприятие зрителем .

О массовой популярности вейнберговского перевода свидетельствует то обстоятельство, что именно из него в русский язык пришли «крылатые слова», соотносимые с шекспировским «Отелло» — «она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье к ним» (д. 1, сц. 3), «чудовище с зелеными глазами»

(определение ревности в д. 3, сц. 3). Ставшие крылатыми строки вейнберговского перевода «она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье к ним» уже в конце октября - начале ноября 1868 г. заинтересовали Ф.М.Достоевского, в подготов1ггельных материалах которого к роману «Идиот» можно встретить такую запись: «Князь просто и ясно (Отелло) говорит ей, за что он ее полюбил, что у него не одно сострадание (как передал ей Рогожин и мучил ее Ипполит), а и любовь и чтоб она успокоилась» .

Дальнейшее развитие действия в «Идиоте», по ранним наброскам, также должно было осуществляться по «шекспировскому» плану с образом КнязяОтелло, в чем можно усматривать не только шекспировское, но и вейнберговское влияние .

•Л.С.Дошгаин, впервые опубликовавший в 1965 г. творческие рукописи романа Ф .

М.Достоевского «Подросток», обратил внимание на записи к первой и второй частям романа: «Подросток об Отелло: Знаете ли, за что убил Дездемону, за то, что идеал потерял... - Мне Версилов говорил, что Отелло не для того убил, а потом убил себя, что ревновал, а потому что у него отняли его идеал».^ Разъясняя суть сказанного в «Подростке», А.С.Долинин обращался к тексту вейнберговского перевода концовки «Отелло», тем самым косвенно предполагая еще одга факт влияния переводчика-современника на Ф.М.Достоевского .

Впоследствии традиции перевода «Отелло», выполненного Вейнбергом, активно проявились в творчестве А.П.Чехова. В повести «Огни» (1888), характеризуя инженера Ананьева, А.П.Чехов соотносил его с Отелло, при этом используя практически дословную цитату из шекспировской трагедии в переводе Вейнберга: «Инженер Ананьев, Николай Анастасьевич, был плотен, широк в плечах и, судя по наружности, уже начинал, как Отелло, "опускаться в долину преклонных лет" и излишне полнеть»; ср. в переводе «Отелло»

Вейнберга (акт III, сц. 3): «Начал я в долину лет преклонных опускаться» .

В концовке драматического этюда А.П.Чехова «Лебединая песня (Калхас)»

(конец 1886 или начало 1887) в реплике Светловидова цитируется фрагмент из «Отелло» в переводе Вейнберга со слов «Прости, покой, прости, мое довольство!..» (акт III, сц. 3). Известно, что в ранней редакции цитировался другой монолог из «Отелло» в переводе Вейнберга - «О, если бы угодно было небу...» (акт IV, сц. 2), который был заменен при представлении «Лебединой песни» в театральную цензуру. Монолог из вейнберговского перевода трагедии «Отелло» «Прощай, покой, прости, мое довольство!..» А.П.Чехов также пространно цитировал в письме Е.М.Линтваревой от 9 октября 1888 г., соотнося его с событиями собственной жизни, в которой страстная любовь реШ1ггельно выбила «из прошлого и настоящего» .

Рассказывая о командире парохода г. Л., многое повидавшем на своем веку, А.П.Чехов писал в книге «Остров Сахалин (Из путевых записок)» (1893 В окончательной редакции романа Ф.М.Достоевского «Подростою (ч. 2, гл. 4): «Версилов раз говорил, что Отелло не для того убил Дездемону, а потом убил себя, что ревновал, а потому, что у него отняли его идеал!..» .

1894): «Покружив полжизни около Камчатки и Курильских островов, он, пожалуй, с большим правом, чем Отелло, мог бы говорить о "бесплоднейших пустынях, страшных безднах, утесах неприступных"». Закавыченные А.П.Чеховым слова - цитата из перевода «Отелло» Вейнберга (акт I, сц. ИТ) .

На взгляд А.А.Блока, основным вейнберговским достижением в переводном творчестве было прочтение шекспировского «Отелло», а главным провалом - интерпретации гейневских текстов, не передававшие и в малой степени достоинств немецких оригиналов, однако вызвавшие восторги сервильной критики. Так, говоря о шекспировском «Отелло», А.А.Блок в письме М.Ф.Андреевой от 27 апреля 1919 г. отмечал, что в его переводе «едва ли кто победит Вейнберга». Интерес к вейнберговскому прочтению «Отелло»

А.А.Блок проявлял еще в молодости, о чем можно судить по фрагменту письма от 17 ноября 1902 г.', передающего любовное признание поэта своей будущей жене Л.Д.Менделеевой: «... эта любовь верная и неисходная. Ни за что, не «за муки» и не «за состраданье к ним», а без причины, без цели, по велению Ангела моего, сохраняющего меня во всех путях» [76, с. 62].^^ Редактирование вейнберговского перевода, предпринятое А.А.Блоком в 1919 г. по Венгеровскому изданию, дает полное представление о различии подходов двух литераторов к переводческой деятельности: если Вейнберг, несмотря на свою принципиальность, еще может позволгггь себе в отдельных случаях вольно обойтись с подлинником, то А.А.Блок предельно скрупулезен и пунктуален, внимателен к нюансам, иногда вносит м1гаимальные коррективы отдельных слов, значимые для содержательной стороны перевода. Так, в эпизоде, когда Отелло рассказьтает Дездемоне историю платка (д. Ш, сц. 4), Вейнберг переводит «...That handkerchief / Did an Egyptian to my mother give»

[...Этот платок / Египтянка моей матери дала] как «Им платком мать мою цыганка «одарила», А.А.Блок зачеркивает первую букву в глаголе - «одарила» .

А.А.Блок корректирует вейнберговскую лексику, нарушающую языковые нормы. Так, при интерпретации слов дожа (д. I, сц. 3) «Valiant Othello, we must straight employ you / Against the general enemy Ottoman» [Доблестный Отелло, мы должны немедленно задействовать вас / Против главного врага — турок] он заменяет глагол, что приводит к корректировке всего стиха: «Отелло доблестньш, сейчас должны мы / Употребить вас в дело против турок, / Врагов республики...» - чПослать вас в битву против турок злых». А.А.Блок стремился к нейтрализации грубых выражений, отчасти затрагивая при этом и ' Письмо датируется по почтовому штемпелю .

" О популярности на рубеже XIX - XX вв. крьыатого выражения П.И. Вейнберга свидетельствует также, в частности, фрагмент воспоминаний о путешествии в Италию в 1896 г .

неизвестной молодой женщины, хранящихся в РГАЛИ и впервые опубликованных в 2011 г. в одиннадцатом сборнике архивньг материалов «Встречи с прошлым»: «... в тихие золотистые вечера слушала повествования Огелло и, слушая, "полюбила его за его страдания, а он ее - за состраданье к ним"» .

особенности подлжника.' Так, в сцене, когда Отелло говорит о своей несклонности к праздности и предлагает в случае таковой сделать котел из его шлема (д. I, сц. 3) - «Let housewives make а skillet of my helm» [Пусть хозяйки сделают котелок из моего шлема], Вейнберг использует разговорное слово «бабы» («Тогда пускай из шлема моего / Простой горшок себе устроят бабы»), неприемлемое для А.А.Блока, следующего оригиналу - «хозяйки смастерят». В реплику Кассио о женитьбе своего генерала в первой сцене второго действия - «he hath achieved а maid» [он добился девушки] - Вейнберг вносит некоторую развязность («он взял девицу»), тогда как А.А.Блок предпочитает нейтральность, пусть даже и сопровождающуюся утратой элемента достижения («женился он»). В сцене, в которой Яго просит Отелло о терпении (д. IV, сц. 1), А.А.Блок, изначально не согласившись с подбором отдельных лексем в переводе Вейнберга и предложив заменить неприемлемые «уверюсь», «бешенству», «людского» на «сочту», «желчь, злоба, гнев, хандра», «мужского», в конечном итоге переписал эпизод, сам допустив при этом излиш1Н1е добавления - «желчная хандра» и «гнев» вместо емкого английского слова «spleen»: «Or I shall say you are all in all in spleen, / And nothing of a man»

[Или я скажу, что вы весь в гиеве, / И ничего мужского / людского] - «...иначе я уверюсь, / Что бешепству совсем вы отдались / И что в вас нет уж ничего людского» (П.И.Вейнберг) - «Что желчная хандра вас одолела / И гнев лишил вас мужества совсем / Вас вовсе» (редакция А.А.Блока) .

А.А.Блок внимателен к оценкам героев, содержащимся в переводе. Так, слово «надежный» при характеристике Яго, звучащей из уст Отелло (д. II, сц .

3), исправлено на «честнейший», что соответствует оригиналу («most honest») и о чем сказано в блоковской сноске: «Отелло всегда называет Яго честным (до раскрытия преступления)»; там же характеризующие Яго слова Отелло «добротой .

.. увлеченный» заменены на «честностью... увлеченный», что вновь соответствует подлиннику («thy honesty»). Напротив слов Кассио о Яго (д. III, сц. 1) «Я не встречал еще из флорентийцев / Ни одного добрее и честней» (у Шекспира - «...1 never knew / А Florentine more kind and honest»

[...Я не знаю / Флорентийца более доброго и честного]) А.А.Блок написал: «О, да, он честный малый, знаю я. (В трагедии Яго вообще называется честным)». В д. IV, сц. 3 и д. V, сц. 2 А.А.Блок последовательно заменяет пять обращений Дездемоны к Огелло «мой друг» и «милый мой / милый» на «мой господин», идентичное английскому оригиналу («ту lord») .

Достоинствами перевода Вейнберга стали легкость для восприятия, мастерское версификаторство, внимание к художественным деталям, сохранение динамики действия, наиболее существенными недостатками водянистость» и многословность. Только в послевоенный период появились ' Отметим, что отчасти грубые выражения Шекспира уже были к тому времени неПтрализованы П.И.Вейнбергом, на что указывал А.А.Смирнов: «Вейнберг в "Отелло" старательно вытравляет все "грубое", передавая не менее пяти разных слов, означающих по-английски "девка", благочинно-библейским "блудница" шти деликатным "развратница"; или превращая довольно ифивую народную песенку, которуто, отходя ко сну, поет Дездемона (акт IV, сцена 3), в сентименталып.га романс» .

новые переводы «Отелло» Б.Л.Пастернака (1945) и М.Л.Лозинского (1950), знаменовавшие собой новый этап в переводческом осмыслении произведения Шекспира, в рамках которого перевод Вейнберга уже воспринимался как часть литературной истории и не переиздавался. Однако для поколения переводчиков, выросшего на переводе Вейнберга, он по-прежнему, несмотря на очевидные недочеты, оставался самым любимым, о чем, в частности, в начале 1970-х гг. так писал В.В.Рогов: «Признавая преимущества лучшей работы, ставшей известной в последующие годы®, мы признаемся, "рассудку вопреки", что любим привычный для нас перевод, даже во многом уступающий оригиналу, больше!» .

Резонанс раннего перевода «Отелло» не смог даже отчасти повторить ни один из последующих переводов Вейнберга, обратившегося в 1864 г. к интерпретации шекспировских «Короля Генриха VIII» и «Тимона Афинского», в 1866 г. - «Венецианского купца», в 1867 г. - «Как вам будет угодно», в 1868 г .

— комедий «Конец всему делу венец», «Виндзорские проказницы», «Комедия ошибок», «Бесплодные усилия любви». Вместе с тем выход отдельной книгой в 1865 г. «Тимона Афинского», прежде напечатанного в «Современнике», вызвал отклики «Голоса», признавшего перевод удачным, и «Книжного вестника», в котором было проведено сравнение переводов Вейнберга и Н.Х.Кетчера, установлена их близость, давшая повод для предположения об использовании Вейнбергом кетчеровского текста в качестве подстрочника при прочтении «Отелло», «Генриха VIII» и «Тимона Афинского», укреплявшегося при виде той быстроты, с которой работал Вейнберг-переводчик. Обзор новых переводов Вейнберга («Отелло», «Король Генрих VIII», «Тимон Афинский»), наряду с другими материалами, вошел в статью «Русской сцены» (1865, №1) «Приобретения нашего театра в 1864 г.», подписанную псевдонимом Любитель', здесь работы Вейнберга как интерпретатора Шекспира были оценены положительно, а сам он причислен к лучшим переводчикам .

В подготовленной Ю.Д.Левиным в 1962 г. подборке переписки русских литераторов, связанной с подготовкой шекспировских изданий, обращает на себя внимание адресованное Н.В.Гербелю письмо А.Н.Плещеева от 5 января 1868 г., в котором Вейнберг охарактеризован как человек, «который готов переводить все что угодно, — и хоть по акту в день может строчить стихами» .

Такое суждение, абсолютно негативное по внутренней своей сущности, было воспринято Н.В.Гербелем как «подсказка»: после того, как А.Н.Плещеев в письме к Н.А.Некрасову от 7 января 1868 г. отказался в кратчайшие сроки перевести пьесу «Бесплодные усилия любви» для шекспировского издания, предпринятого Н.А.Некрасовым и Н.В.Гербелем («...я за перевод «Усилий любви» не возьмусь. Когда я посмотрел эту вещь, то пришел к убеждению, что ее перевести в такой краткий срок невозможно. Это одна из труднейших пьес .

Все игра слов»), составители издания обратились к Вейнбергу, сделавшему перевод «Бесплодных усилий любви» в самом скором времени. О манере работы Вейнберга свидетельствует и его письмо Н.В.Гербелю, отправленное 12 ^ Вероятно, имеется в виду многократно перепечатывавшийся перевод Б.Л.Пастернака декабря 1867 г.

Не представив переводы издателю в установленные сроки, Вейнберг, обвиненный в неаккуратности, вынужден был оправдываться плохим самочувствием и просить не передавать работу другим переводчикам:

«Возвратить Вам "Виндзорских проказниц" не могу, потому что дня через четыре или пять перевод непременно будет совсем готов. Затем, "Комедию ошибок" я могу доставить не позже 7 января; думаю, что это не поздно, потому что Вы хотите выпустить том в последних числах января. Мне было бы весьма приятно, если б Вы не передали этой работы другому» .

Выдвинувшись в 1860-е гг. «в число ведущих переводчиков Шекспира», Вейнберг, по наблюдению Ю.Д.Левина, создавал переводы различного уровня, в частности, его прочтение «Веселых виндзорских кy^^yшeк» оценивалось исследователем как «довольно вялое и анемичное». Возможно, именно это обстоятельство побудило Н.И.Шульгина в 1879 г. обратиться к доработке вейнберговского прочтения, в результате которой была заново переведена прозаическая часть, поэтическая же полностью сохранена. Осмысливая появлешге совместного перевода Н.И.Шульгина и Вейнберга, К.И.Ровда отмечал, что и при переработке прозаической части текста Н.И.Шульгин «многое взял... у своего предшественника». Однако результат «соавторского» творчества переводчиков оказался еще менее приемлемым, - в результате для постановки в театре и для цитирования в литературоведческих работах избирался единошгчный перевод Вейнберга. В частности, в книге В.В.Чуйко «Шекспир, его жизнь и произведения» (1889) автором было особо отмечено, что «Виндзорские кумушки» цитируются по переводу Вейнберга .

«Ежегодник императорских театров» сообщал в 1905 г. о возобновлении в сезон 1904 - 1905 гг. постановки «Веселых виндзорских кумушек» в вейнберговском переводе, причем давал характеристику образа Фальстафа .

К середте 1880-х гг. репутация Вейнберга как переводчика Шекспира, первоначально весьма невысокая, начала упрочиваться, причем особенно высоко оценивались «Отелло» и «Венецианский купец». В 1885 г. В.В.Чуйко в кнете «Современная русская поэзия в ее представителях» характеризовал Вейнберга как «лучшего и талантливейшего переводчика Шекспира», при этом называя сами переводы «вполне образцовыми и местами необыкновенно талантливыми». Состав1ггель антологии «Английские поэты в биографиях и образцах» (1875) Н.В.Гербель признавал, что литературная известность Вейнберга зиждется «на стихотворных переводах с английского и немецкого языков, которые приобрели ему почетное место среди русских переводчиков», после чего акцентировал его «звучный и всегда правильный стих», «верность духу и букве подл1ганика». Среди наиболее удачных Н.В.Гербель назьтал вейнберговские трактовки комедий Шекспира «Конец всему делу венец», «Как вам будет угодно» и «Комедия ошибок», которые «могут быть поставлены в прт1мер всем переводчикам Шекспира», а также переводы Вейнберга из Генриха Гейне, Николауса Ленау (поэма «Жижка»), Гофмана фон Фаллерслебена, Георга Гервега. В статье «Английская драма до смерти Шекспира» (1888), вошедшей в третий том «Всеобщей истории литературы», Н.И.Стороженко, характеризуя гербелевское издание Шекспира, утверждал, что в нем «собраны все лучшие стихотворные переводы отдельных пьес..., принадлежащие Кронебергу, Дружинину, Вейнбергу, Соколовскому и др.» .

Анализируя шекст1ровскую комедто «Бесплодные усилия любви», тот же исследователь в статье «Шекспир и литература эпохи Возрождения» (1904) приводил фрагмент из третьей сцены IV акта в переводе Вейнберга со слов «Внимайте, поборники любви! Вы поклялись...» до слов «Всех наших сил, крепя и возвышая природу их».^ Дня шекспировского издания С.А.Венгерова, опубликованного в 1905 г., Вейнберг осуществил корректировку некоторых из своих переводов, о которой, в частности, говорится в примечаниях к «Комедии ошибок», «Венецианскому купцу». В год выхода издания С.А.Венгеров писал A.B.Амфитеатрову, что «первенство в деле переводов Шекспира по-прежне\1у остается за стариками Кронебергом, Дружининым, Вейнбергом», но происходит это всего лишь потому, что они «забрали самые знамен1ггые пьесы». Вместе с тем, отмечая мастерство А.В.Ганзен как переводчицы «Генриха V», давшей «удачное представление о коверкании английской речи валлийцами, шотландцами и ирландцами», С.А.Венгеров признавал, что «старый перевод Вейнберга "Виндзорских кумушек" никакого представления об этом коверкании не дал, а между тем оно для пастора Эванса и доктора Каюса чрезвычайно характерно» .

Если переводы начала XX в., по справедливому наблюдению Э.П.Зиннера, «не могли вытеснить оставшиеся... непревзойденными работы А.И.Кронеберга, А.В.Дружинина, П.И.Вейнберга», то в середине 1930-х гг., во многом в связи с подготовкой академического издания Шекспира, произошла переоценка вейнберговских переводческих достижений. Этому предшествовали 1920-е гг., когда переводы Вейнберга еще переиздавались, но с акцентировкой на том, что это делается за неимением лучшего.® Для исследователей 1930-х гг .

было очевидным, что ни один из вейнберговских переводов не может быть включен в новое шекстгровское собрание, что все они должны быть замещены новыми, более точтхми прочтениями. Например, в отношении комедии «Конец всему делу венец» А.А.Смирнов писал Г.Г.Шпегу 8 апреля 1934 г.: «Старый перевод Вейнберга неплох, достаточно точен и стилистически остер, но о том, чтобы взять его и отредактировать, не может быть и речи, хотя бы ввиду его полной "антиэквиритмичности"». Вместе с появлением в 1930-е гг. новых переводов шекспировских пьес их интерпретации, предложенные Вейнбергом, окончательно стали частью литературной истории .

' в трудах исследователей 1880-х гг. ципгровались и переводы Вейнберга из друпгх английских авторов. Так, в цикле публичных лекций В.Д.Спасовича «БаГфон и некоторые его предшественники»

(1889), первоначально опубликованном в 1885 г. под названием «Байрон и некоторые из его предшественников», биофафический эпизод прощания Байрона с Мэри Дафф был соотнесен с текстом байроновского стихотворения «Сон», приведенным в переводе Вейнберга .

' В этой связи интересно указание Т.Г.Щедриной, что в 1924 г Г.Г.Шпет редактировал перевод трагедии «Юлий Цезарь», сделанный П.Вейнбергом и А.Шишковым (сокращал его и готовил сценический вариант текста для МХАТа в 1924 году). О существовании данного перевода из других источников неизвестно в третьем параграфе рассмотрен выполненный и опубликованный П.ИБейнбергом в 1875 г. перевод «Школы злословия» Шеридана, который привлек внимание к произведению, не переводившемуся в Pocciffl со времен Екатерины II, но при этом вызывавшему спорадический интерес в плане создания подражаштй и переработок «на русский лад». При всей текстовой и стилевой точности, свидетельствующей о высоком профессионализме Вейнберга-переводчика, его прочтение «Школы злословия» все же выполнено с некоторой долей небрежности. Причину этой небрежности следует, на наш взгляд, видеть в том, что Шеридан интересовал переводчика не сам по себе, не как творческая индивидуальность, а как фигура, привлекательная для Байрона кумира демократически настроенной русской интеллигенции. В компилятивном биографическом очерке о Шеридане, написанном на основе известного исследования А.В.Дружинина «Жизнь и драматические произведения Ричарда Шеридана», Вейнберг отчетливо акцентировал отмеченные Байроном ум и остроумие Шеридана, а также то обстоятельство, что Шеридан, на взгляд Байрона, создал лучшую комедию («Школа злословия»), лучшую оперу («Дуэнья»), лучший фарс («Критик»), лучшее похвальное слово («На смерть Гаррика»). 1Мнение са,мого Вейнберга о Шеридане было не столь восторженным, более того, он и слова Байрона призывал «принимать с ограничением» как вызванные «и личною дружбою знаменитого поэта с Шериданом, и... свежим впечатлением смерти этого последнего».' В четвёртом параграфе «П.И.Вейнберг - переводчик поэзии Роберта Бёрнса» проведен анализ переводов на русский язык трех произведений Р.Бернса - стихотворений «John Anderson my Jo» («Джон Андерсон мой люб1шьп1...». 1790), «Lord Gregory» («Лорд Грегори», 1793) и кантаты «Веселые нищие» («The Jolly Beggars. А Cantata», 1784 - 1785, опубл. в 1798 г.) .

Следует отметить, что если первое стихотворешю уже было ранее известно русским четателям в переводе М.Л.Михайлова, то два последшж были переведены П.И.Вейнбергом впервые .

Попытка соперничества П.И.Вейнберга с М.Л.Михайловым оказалась явно неудачной, его перевод после журнальной публикации был фактически забьгг, тогда как перевод запрещенного М.Л.Михайлова продолжал активно переиздаваться, причем и без полной подписи переводчика (например, в антологии Н.В.Гербеля «Английские поэты в биографиях и образцах» в 1875 г .

' Параллели между БаГгроном п Шериданом, нач1Шая с труда А.В.Дружинина, стали общим местом в росснйск1гх исследованиях шеридановского творчества. В частности, запись из дневника БаГфОна, касающаяся Шеридана, была полностью прощтгирована в 1931 г. в статье Е.И.Замятпна «Рпчард Брннсли Шеридан. 1 7 5 1 - 1 8 1 6 ». Отдельные литературоведы пытались обосновать восторженное отношение Байрона к Шеридану близостью их творческих и пленных позиций. Так, Алексей Н. Веселовский в 1888 г. приходил к выводу, что Шеридан, «подобно Байрону,... срывал маску с лицемерно-добродетельного общества и разоблачал его порочность и трттожество». А.А.Анпкст, размышляя о любви Байрона к Шеридану, писал в 1945 г. об изображении в шеридановских пьесах общества, подобному тому, что изгнало из Англии Байрона и Шелли .

он был републикован за подписью ***). Более успешным оказался перевод «Лорда Грегори», вполне сопоставимый в профессиональном отношении с переводом СЛ.Маршака и, очевидно, во многих отношениях превосходящий переводы О.Н.Чюминой (Михайловой) и Т.Л.Щепкиной-Куперник. При обращении к кантате «Веселые нищие» Вейнбергу удалось передать внутренний накал чувств орипшального произведения, сочетание в нем суровой реальности и неистребимой романтики, а также его музыкальность и песенную основу. Вейнбергом, как и некоторыми другими переводчиками (СЛ.Марщаком, отчасти Т.Л.Щепкиной-Куперник), не были в полной мере сохранены языковой колорит оригинала, многообразие использованных Бернсом экспрессивных лексем (жаргонизмов, просторечий и др.); в этом плане существенно выделяется позднейший перевод С.В.Петрова, который можно воспринимать как наиболее точное воссоздание самого бернсовского «духа» .

Представляя к настоящему времени преимущественно историческую, а не эстетическз^о ценность, переводы Вейнберга из Р.Бернса крайне важны для понимания обстоятельств распространения творчества великого шотландского поэта среди русских читателей второй половины XIX в .

В пятом параграфе «Специфика осмысления произведений английской романтической поэзии и поэтической драматургии в ггереводческом творчестве П.И.Вейнберга» анализируются прочтения произведений Дж.Г .

Байрона, а также драмы П.Б.Шелли «Ченчи», выполненные Вейнбергом в разные годы .

В 1850 - 1860-е гг. Вейнберг интерпретировал относительно небольшие по объему стихотворные тексты Дж.Г.Байрона, известные в России во множестве предшествующих переводов. В двух случаях («Оскар д'Альва», «Тьма») прочтения Вейнберга не смогли составить конкуренции более ранним переводам А.И.Полежаева н И.С.Тургенева, а потому были забыты вскоре после их появления; вейнберговский перевод «Сна», напротив, был вьппрышным в сравнении с ранними романтическими переводами и посредственными интерпретациями этого произведения в ! 840-е гг., а потому многократно републиковался вплоть до появления уже в XX в. переводов Н.М.Минского и М.А.Зенкевича и поныне может восприниматься в качестве лучшего из прочтешга «Сна», предложенных русскими поэтами-переводчшсами на протяжении всего XIX в .

В серед1ше 1870-х гг. Вейнберг обратился к переводу объемных произведений Дж.Г. Байрона, либо вообще не известных русскому читателю, либо известных в крайне неудовлетворительных переводах. Однако ни одно из его начинаний того времени нельзя признать успешным. Так, не интепретировавшаяся ранее поэтическая сатира «Английские барды и шотландские обозреватели» («English Bards and Scotch Reviewers», 1809) была переведена им прозой. В 1875 г. Вейнберг фрагментарно перевел мистерию Байрона «Небо и земля» («Heaven and Earth. А Mystery», 1821) - первую, вторую сцены и конец третьей от стиха «The tempest cometh; heaven and earth unite»; перевод был напечатан в том же году в №3 «Отечественных записок» .

При публикации четвертого тома «Сочинений лорда Байрона в переводах русских поэтов» в 1877 г. Н.В.Гербелем из перевода Вейнберга была взята только концовка третьей сцены, тогда как первая и вторая сцены и начало третьей до стиха «These petty foes of Heaven who shrink from Hell!» были заново переведены В.П.Бурениным, а середина третьей сцены от стиха «God hath proclaimed the destiny of earth» до стиха «Nor perish like Heaven's children with man's daughters» - самим Н.В.Гербелем. В 1877 г. Вейнберг осуществил новый перевод «Сарданаиала», однако ограничился в своей работе первыми четырьмя действиями, тогда как пятое действие вышло из печати в переводе А.Л.Соколовского. Исправлетый и дополненный V актом перевод Вейнберг предложил значительно позже, при подготовке венгеровского издания, когда уже имелись и полный прозаический перевод П.А.Каншина, и полный перевод О.Н.Чюминой. Обращение к байроновскому «Пророчеству Данте» носило у Вейнберга фрагментарный характер: он счел возможным перевести лишь один фрагмент - первую песнь; полные переводы появились несколько позднее и принадлежали Н.А.Холодковскому и О.Н.Чюминой, причем перевод первого из них и ныне может восприниматься как несо.мненная творческая удача мастера .

На основе байроновской поэмы «Паризина» («Parisina», 1816) Вейнбергом было написано либретто к одноименной лирической опере композитора А.И.Манна.

В историю казни графом (князем) Аццо (Адзо) своего незаконнорожденного сына Гуго (Уго) Вейнберг ввел дополнительные образы:

коварного слуги Альберто, помогающего разоблачить любовников - Гуго и Паризину; матери Гуго Гризельды, раскрывающей Аццо тайну рождения своего сьта. Кроме того, в либретто Вейнберга не.многословная байроновская Паризина наделена полноценной речью, произноигг страстные монологи .

В большинстве своем переводы Вейнберга из Дж.Г.Байрона не вьщержали соперничества даже с переводами и вольными переложениями предшествующего времени и потому не републиковались. На фоне переводов из Дж.Г.Байрона вейнберговский перевод «Ченчи» П.Б.Шелли, осуществленный в 1864 г., мог в целом характеризоваться как успешный, отразивший заинтересованность переводчика в материале, его стремление к сохранению художественной образности оригинала; однако и в данном случае переводу не была суждена долгая счастливая жизнь, — он был забыт после появления на рубеже XIX - XX вв. перевода К.Д.Бальмонта, не отличавшегося совершенством, но более близкого читательским предпочтениям новой исторической эпохи .

В шестом параграфе «П.И.Вейнберг - переводчик английской поэзии второй половины XIX в. (Э.Баррет Браунинг, К.Россетти, О.Уайльд)»

отмечается, что, отдавая предпочтение переводу произведений, ставших классикой английской литературы, П.И.Вейнберг вместе с тем изредка обращался и к интерпретации отдельных сочинений современных ему британских авторов - Элизабет Баррет Браунинг, Кристины Россетги, Оскара Уайльда .

Обращениям Вейнберга к современной поэзии свойственны, в большинстве случаев (Э.Баррет Браунинг, О.Уайльд), вольность прочтений английских оригиналов, их сокращение, добавление ряда новых деталей, отход от формальных особенностей текстов, русификация. Однако при этом переводчика нельзя упрекнуть в системной утрате значимых образов, необходимых для понимания авторского замысла. В отличие от перевода «Плача детей» («Сгу of the Children») Э.Баррет Браунинг, занявшего скромное место в одном ряду с переводами-предшественниками, созданными В.Д.Костомаровым и Д.Д.Минаевым, факты внимания Вейнберга к творчеству К.Россетти и О.Уайльда важны в контексте истории русского поэтического перевода. Вейнберг стал первым русским переводчиком, обратившимся к сочинениям Кристины Россетги, причем избранное им стихотворение «Песня»

(«Song» («When I am dead, my dearest...»)) в скором времени привлекло внимание еще двух интерпретаторов - В.Полтавцева и В.Я.Брюсова, тогда как другие произведения поэтессы оставались не переведенными на русский язык еще долгие годы. Созданный Вейнбергом поэтический перевод прозаической сказки О.Уайльда «Соловей и Роза» («The Nightingale and the Rose»), неоднократно переводившейся в разное время, стал ярким образцом сотворчества автора и переводчика, когда последний, переделывая прозаический текст в поэтический, ограш1чился трансформацией формы, не превратив свой перевод в переложение, произведение «на мотив», оставшись предельно корректным по отношению к уайльдовскому замыслу, лексикосемантическим особенностям английского оригинала .

В Заключении подводятся итоги исследования, отмечается, что П.И.Вейнберг принадлежал к числу ведущих русских поэтов-переводчиков второй половины ХГХ в., внесших значительный вклад в популяризащпо западноевропейских литератур в России. Среди переводов П.И.Вейнберга из английской поэзии было немного удач, что — в совокупности с изменением общественно-политической и литературной ситуации - и обусловило их полное забвение к 1930-м гг., когда они окончательно перестали переиздаваться .

Однако для своего времени новаторское значение переводческих принщшов П.И.Вейнберга, нашедших воплощение в его творческой деятельности, трудно переоценить. Огромное значение имела и популяризаторская деятельность П.И.Вейнберга как редактора, издателя, литературного критика, благодаря которому западноевропейская лгггература становилась знакома и близка широкому кругу российских читателей. Оставаясь сторонником традиций в поэзии и поэтическом переводе, формировавшихся на протяжении всего XIX в., критически относясь к новым течениям в литературе и их представителям (К.ДБальмонту, В.Я.Брюсову и др.), П.И.Вейнберг вместе с тем стал не только последним русским переводчиком XIX в., подведшим итог развитию отечественного художественного перевода на определенном историческом этапе, но и своеобразной «точкой отсчета», от которой отталкивались в своем творчестве молодые переводчики нового века, что особенно отчетливо видно на примере творчества А.А.Блока .

Проведенное исследование, систематизируя и обобщая материал, связанный с английским аспектом переводческой деятельности П.И.Вейнберга, открывает перспективы для новых научных разысканий. Представляется интересным изучение деятельности П.И.Вейнберга в аспектах руссконемецких, русско-французских литературных связей. Проведенная нами работа будет способствовать появлению трудов, посвященных глубокому изучению русской рецепции шотландской народной поэзии, творчества Р.Бёрнса, П.Б.Шелли, К.Россетга и др. П.И.Вейнберг является весомой фигурой в истории русского поэтического перевода второй половины XIX в., а потому исследование его творческой деятельности способствует накоплению фактического материала для решения крупномасштабной научной задачи — создания фундаментальной академической истории русской переводной художественной литературы XIX в .

Основные положения днссертацпонного псследования отражены в следующих публикациях автора:

Публика1(ии в изданиях перечня ВАК

1. Корнаухова, Т.В. П.И.Вейнберг и А.П.Чехов: к истории творческих взаимоотношений / Т.В.Корнаухова // XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс. - 2014. - №4 (20). - С. 341 - 345 (0,55 п. л.) .

2. Корпаухова, Т.В. Перевод П.И.Вейнбергом «Школы злословия»

Р.Шеридана в контексте традиц1п'1 осмысления этого произведения в Росснн / Т.В.Корнаухова, Д.Н.Жаткин // Вестник Бурятского государственного университета. — 2014. — №10. Филология. — С. 119 — 125 (0,85 п. л.)

3. Корнаухова, Т.В. Редакционно-издательская деятельность П.И.Вейнберга в контексте русско-английских связен XIX века (на материале составленных ил! сборников, хрестоматии и антологий) / Т.В .

Корнаухова, Д.Н. Жаткпн // Мир науки, культуры, образования. - 2014. С. 184 - 186 (0,68 п. л.) .

4. Корнаухова, Т.В. Творчество П.И.Вейнберга в восприяпт русских писателей начала XX в. / Т.В.Корнаухова, Д.Н.Жатк™ И Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Серия Гуманитарные науки. — 2014. - JУ»3 (31). - С. 127 - 144 (1,21п. л.) .

Прочие публикации

5. Корнаухова, Т.В. Литературная репутация П.И.Вейнберга: взлеты и падения / Т.В.Корнаухова, Д.Н.Жаткин // Художественный перевод и сравнительное литературоведение. II: Сборник научных трудов / Отв. ред .

Д.Н.Жаткин. - М. : Флинта; Наука, 2014. - С. 3 - 96 (5,9 п. л.) .

6. Корнаухова, Т.В Резонансный перевод П.И.Вейнбергом «Фауста»

И.В.Гете / Т.В.Корнаухова // Языковые и культурные контакты различных народов: Сб. статей Междунар. научно-методич. конф. / Пензенский государственный педагогаческий университет им. В.Г.Белинского, Приволжский дом знаний. - Пенза, 2014. - С. 87 - 89 (0,21 п. л.) .

Подписано к печати «5» марта 2015 г. Формат 60x84 1/16 .

Бумага типографская №1. Печать трафаретная. Шрифт Times New Roman Cyr .

Усл. печ. л. 1,37. Уч.-изд. л. 1,4. Заказ № 20/02. Тираж 100 .

Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии ИП Соколова А.Ю .

440600, г. Пенза, ул. Московская, д. 74, к. 220, тел. 56-37-16 .





Похожие работы:

«Компан ия Изм. Листов Лист ВЕСП ЕР 44 1 Ремо нт преобразователей часто ты Е3-9100 -001Н, -002Н Ру ков одств о по ремонту Е3-9100Файл Разработал Михин 001Н_002Н.doc Д ата изм. Пров ерил Вдов енко 20.03.13 Д ата печати Утв ердил Цыганк ов Руководство по ремонту преобразователей частоты Е3-9100-001Н, Е3-...»

«Негосударственное частное учреждение – образовательная организация высшего образования "МИССИОНЕРСКИЙ ИНСТИТУТ" теологический факультет кафедра теологии ОСНОВЫ МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Программа дисциплины Екатеринбург Одобрено на заседании кафедры теологии от 17 ноября 2015 года, протокол № 9 (41) И.о. зав. кафедрой теологии Корепано...»

«Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Программа дисциплины История для направления 45.03.03 "Фундаментальная и прикладная лингвистика" подготовки бакалавра Правительство Российской Фе...»

«Брянская областная научная универсальная библиотека им. Ф.И. Тютчева Отдел музыкально-нотной литературы Брянск ББК 85.364.1 Б92 Составитель С.Е. Иванова Редакторы: Г.И. Кукатова, Н.И. Кожанова Ответственный за выпуск Г.И. Кукатова Компьютерная верстка В.В. Шашера Марио Бу...»

«К.Р. УСЕИНОВА k.ю.н., доцент кафедры теории и истории государства и права, конституционного и административного права КазНУ имени аль-Фараби. КазНУ имени аль-Фараби, юридический факультет, г.Алматы, Респу...»

«8. Миграционная служба Свердловской области. [Электронный ресурс]. 22.01.2014. Режим доступа: http://ufms-ural.ru/news/view/365 (дата обращения: 07.04.2016).9. Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической раб...»

«-1Бернард С Бахрах История Алан на западе Больше книг на http://knigosite.ru Бернард С. Бахрах История Алан на западе ПРЕДИСЛОВИЕ В 1922 г. русский ученый М.И. Ростовцев писал: "В большинстве исследований, посвященных эпохе переселения народов, почти игнорируется роль, которую сыграли сарматы и, в особенности, аланы в...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.