WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СССР ВОСТОЧНАЯ КОМИССИЯ СТРАНЫ И НАРОДЫ ВОСТОКА П од о б щ е й р е д а к ц и е й члена-корреспондента АН СССР Д. А. ОЛЬДЕРОГГЕ ВЫ П. 22 СРЕДНЯЯ И ...»

АКАДЕМИЯ Н А У К СССР

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СССР

ВОСТОЧНАЯ КОМИССИЯ

СТРАНЫ И НАРОДЫ

ВОСТОКА

П од о б щ е й р е д а к ц и е й

члена-корреспондента АН СССР

Д. А. ОЛЬДЕРОГГЕ

ВЫ П. 22

СРЕДНЯЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

ГЕОГРАФИЯ, ЭТНОГРАФИЯ, ИСТОРИЯ

Книга 2

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

Главная ^редакция восточной литературы Мо с кв а 1980 А. Л. Г рю н берг

ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ВОСТОЧНОМУ ГИНДУКУШУ

(1963—1968)

ОТ РЕДАКЦИИ

Напечатанные ниже извлечения из записей в путевом дневнике представлены для опубликования в нашем сборнике А. Л. Грюн­ бергом по просьбе редакции. А. Л. Грюнберг выступал с обстоятель­ ной информацией о своих путешествиях по Восточному Гиндукушу, совершенных в 1963—1968 гг., на заседании Восточной комиссии 3 апреля 1968 г. [2, с. И ] .

В настоящем сборнике приводятся извлечения из дневника А. Л. Грюнберга, который он вел в октябре 1963 г., работая пере­ водчиком и техником в составе группы советских геологов, обследо­ вавшей труднодоступный Центральный Нуристан в горах Восточного Гиндукуша в Афганистане .

Вследствие особенностей своей истории Нуристан представляет собой как бы естественный заповедник, изу­ чение которого сулит еще немало новых открытий для географов, этнографов, лингвистов и историков. Этот край был завоеван в 1895— 1896 гг. войсками афганского эмира Абдуррахмана (1880—1901) и после распространения ислама среди его населения получил ны­ нешнее название Нуристан — Страна света (имеется в виду свет «истинной религии», которую получили местные жители). Прежде соседние мусульмане именовали жителей этой области «кафиры», (т. е. немусульмане, «неверные»), а саму эту область — Кафириста­ ном. Единственным европейцем, которому удалось побывать в Кафи­ ристане и исследовать его до афганского завоевания, был англичанин Д. С. Робертсон, врач по образованию, проживший там в 1891—1892 гг .

около года. Его книга «Кафиры Гиндукуша» [7] остается единствен­ ным источником сведений о доисламской религии, традициях и обы­ чаях местного населения, собранных во времена, когда они еще не подверглись насильственным изменениям. И после афганского за­ воевания Нуристан в течение долгого времени оставался недоступным для исследователей. Первыми европейскими путешественниками, побывавшими в нем после Робертсона, были наши соотечественники Н. И. Вавилов и Д. Д. Букинич, которые в 1924 г. за четыре дня пересекли Центральный Нуристан по долине р. Парун [1, с. 117—139;

3, с. 267] .

В дальнейшем в Нуристане побывало несколько экспедиций (не­ мецкие, датские), собравших значительный материал. Однако там осталось еще немало загадок для ученых. Ликвидации некоторых белых пятен, еще недавно остававшихся на карте Восточного Гин­ дукуша, способствовали советские геологи, с которыми работал А. Л. Грюнберг. Их маршруты охватили такие местности и селения, где до них еще не ступала нога европейского исследователя .

Важный вклад в этнографическое, этнолингвистическое и карто­ графическое изучение Нуристана и соседних с ним районов Восточ­ ного Гиндукуша внес и сам А .





Л. Грюнберг. Выступив исследова­ телем до него неизвестных и малоизвестных языков населения ПамироГиндукушского региона, он собрал одновременно ценный и уникаль­ ный этнографический материал о носителях этих языков, изучил их обычаи, материальную культуру, топонимику, составил лингвисти­ ческую карту Нуристана [3; 4; 5]. Эта карта, а также схема пройден­ ных А. Л. Грюнбергом по Нуристану маршрутов [3, вклейка между с. 264 и 265], воспроизведенные и в настоящем сборнике, нанесены на топооснове, более надежной по сравнению с предшествовавшими опы­ тами этнолингвистического картографирования Нуристана, причем населенные пункты и гидросеть изображены с большей точностью и в значительной степени откорректированы по собственным наблю­ дениям А. Л. Грюнберга с использованием сделанных им на месте записей географических названий .

Из собранных А. Л. Грюнбергом этнолингвистических данных наиболее полно пока введены в научный обиход только относящиеся к мунджанцам, поскольку они вошли в опубликованную им книгу о мунджанском языке [5]. Из собранных им материалов о нуристанцах пока издана еще только малая часть 13; 4]. Однако и то, что им уже обнародовано, дает многое исследователям Нуристана .

В настоящем сборнике публикуются извлечения из дневников А. Л. Грюнберга, относящиеся к самому раннему периоду его экс­ педиционной работы в Афганистане, когда он впервые встретился с нуристанцами в их землях и еще только начинал изучать их языки .

Но свежесть впечатлений от первого знакомства с природой и людьми Нуристана и острота восприятия, проявившиеся в публикуемых здесь извлечениях, придают большую живость описаниям природы и за­ писям наблюдений, характеризующим местные особенности, матери­ альную и духовную культуру населения, обычаи и языки нуристанцев .

Извлечения сделаны из путевых записей, которые А. Л. Грюнберг вел в сентябре—октябре 1963 г., во время похода в Центральный Нуристан по следующему маршруту: от селения Гусалак вверх по долине р. Пич с заходом в селения Сафригал и Ачану, затем мимо селения Вама до слияния рек Кантива и Парун, образующих р. Пич, далее по долине р. Кантива почти до ее истоков, потом через Мумский перевал в междуречье Кантива и Парун, оттуда через перевал в до­ лину р. Парун и вверх по долине до истоков этой реки, потом вниз по долине до устья р. Чатрас, левого притока р. Парун, далее вверх по р. Чатрас и через одноименный перевал в долину р. Цамгэль до селения Вайгал, а оттуда вниз по р. Вайгал до ее слияния с р. Пич, Нуристан (мар шрутная схема) до автодороги, которая проходит по долине этой реки. Одним из его спутников был геолог С. Л. Шварков (он упоминается в записях иногда под своей фамилией, а иногда только по имени — Степа) .

Отметим, что в своей статье о Нуристане А. Л. Грюнберг горячо поблагодарил геологов С. Л. Шваркова, а также П. А. Полквого, В. М. Народного, А. В. Трифонова и Г. С. Симкина, с которыми он тогда работал в Нуристане, «за дружескую помощь, искреннее до­ брожелательство и понимание целей моей работы» [3, с. 270] .

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ПУТЕВОГО ДНЕВНИКА А. Л. ГРЮНБЕРГА .

ПУТЕШЕСТВИЕ В НУРИСТАН В 1963 г .

1—3 октября. Наш проводник, бывший малек 1 Гусалака Абдулматин, оказался человеком энергичным и расторопным. Сравнительно быстро ему удается набрать недостающих носильщиков и даже до­ стать где-то осла —случай, неслыханный за все время нашей работы * .

Мы отправляемся в путь .

Наш первый переход — до устья ущелья Курдар. Здесь мы должны дождаться двоих наших товарищей, которые выходят из Гусалака вслед за нами, разделить с ними муку, которую по распоряжению нашего афганского начальника нам смололи в Гусалаке. Из этой муки два сира мы отдадим им, три оставим себе. Потом они уйдут вверх по Курдару, а мы направимся дальше к верховьям Пича .

Итак, начинается наш многодневный поход в Парун. Из Паруна мы хотим перевалить в Вайгал и спуститься вниз по Вайгалу. Там, в устье Вайгал а, нас должна ждать автомашина — так мы догово­ рились с начальником. А пока мы трое — Степа, Малек и я — сидим в устье Курдара. Мы дошли до него немногим больше чем за час и ждем появления остальных .

Наконец весь груз разобран; последнюю вьючную суму взваливает на себя повар Исмаил, сдержанный, немногословный и работящий человек. Мы прощаемся и расходимся .

Малек идет вместе с нами, не отставая ни на шаг. По-видимому, ему дана строгая инструкция охранять нас всеми возможными способами. Недаром у него на поясе красуется пистолет в новенькой кобуре, а через плечо висит лента,, до отказа набитая патронами .

Еще один из членов нашего отряда несет с собой тульскую двустволку .

Вообще, советские охотничьи ружья здесь ценятся очень высоко .

Много раз нас спрашивали, не можем ли мы как-нибудь достать со­ ветское охотничье ружье .

Путь до устья Сафригала оказывается нетрудным. Почти все время вдоль реки идет хорошая, широкая, утоптанная поколениями тропа, и только местами, там, где в долину врезаются скалы, прихо­ дится подниматься вверх по камням. Но и это теперь, после двух1 2 1 М а л е к — деревенский староста .

2 Как правило, по горным тропам Нуристана вьючные животные не могут пройти и используются редко. Грузы переносят носильщики .

с лишним месяцев ходьбы по руслам горных речек, заваленных ог­ ромными глыбами камня, уже не кажется трудным .

Подходим к деревне... Дома здесь не такие, как внизу, в долине .

Последний этаж каждого из них — что-то вроде веранды, с простен­ ками из резного дерева и деревянными ставнями. Стекол здесь, как и повсюду в окрестностях, нет, и, когда хотят закрыть окно, опускают ставень .

Небольшой подъем, и вот мы уже в доме. Здесь, вероятно, что-то вроде постоялого двора. На полу разбросано сено, поверх сена поло­ жено несколько паласов. По краям расставлены чарпаи — деревян­ ные кровати без стенок, с сеткой из веревок. Эти кровати нам хорошо знакомы: мы много раз спали на них во время похода в Чапа-Дара .

Да и в базовом лагере, когда все собираются вместе, раскладушек не хватает, и нескольким приходится спать на чарпаях .

Утром берем первые шлихи. Мыть их трудно: вокруг светлые гра­ ниты и, сколько ни старается Джаббар-хан, на дне лотка остается все тот же светлый песок. Спускаемся по долине. Выше устья Сафригала дорога становится хуже. То и дело в долину врезаются огромные скалы, и тогда тропа круто взмывает вверх. Приходится карабкаться по камням, пуская иногда в ход руки .

Пич выглядит сверху очень красиво, изумительно прозрачна голу­ бовато-зеленая вода. В одном месте, где вода поспокойнее, не бурлит и не покрыта белой пеной, я смотрю, как в глубине ходит стая боль­ ших рыб. Рыба эта — маринка, знакомая мне еще по Дамиру. Ника­ ких рыболовных снастей у нас с собой нет, и поэтому остается только смотреть .

Мы подходим к устью Ачану в самом начале четвертого. Тропа идет между клочками кукурузных полей. Сейчас кукурузу уже убирают, и нам то и дело встречаются люди, несущие за плечами корзины со свежесобранными початками. К нам подходит рябой муж­ чина с бельмом на глазу и вежливо осведомляется о том, кто мы такие и куда идем. Ему объясняют, и он приглашает нас в Ачану .

Это уже настоящий Нуристан. Встретившийся нам мужчина — малек Ачану. По дороге он рассказывает кое-что о своем народе. В Ачану говорят на том же языке, что и в большом селении Вама, в которое нам предстоит по главной долине подняться завтра. Тот же язык и в Сафригале, но там он уже почти вытеснен афганским .

Тропа идет по высокому, левому берегу неширокой речки, вдоль арыка. Внизу кое-где маленькие клочки полей, а больше камни — огромные и маленькие, галька, заросли деревьев. Напротив, на про­ тивоположном берегу, поднимаются почти отвесные скалы, отделен^ ные от реки узкой полоской земли, поросшей деревьями, кустарни­ ком, среди которого то и дело возвышаются громаднейшие камни, отколовшиеся от скального массива. Тропа идет горизонтально, и по­ степенно мы все больше приближаемся к берегу реки. Наконец мы у того места, где берет начало арык. Проходим еще немного вверх — и перед нами открывается удивительное по своей красоте и необычно­ сти зрелище. Гигантские скальные стены с двух сторон образуют коЗаказ J fe 812 V 33 ридор, до которому с негромким шумом и журчанием течет небольшая речка с хрустальной водой, впадающая возле наших ног в речку Ачану .

Это справа от нас. Мы как бы на перекрестке двух исполинских улиц. Угловой «дом» имеет, наверно, метров пятьсот в высоту. Прямо перед нами — ущелье немного пошире .

Поднимаемся еще на некоторое расстояние вверх по главной «улице», и справа от нас, на почти отвесных скалах, освещенных косыми розовыми лучами вечернего солнца, возникает вдали сказочный город. Издалека он кажется неправдоподобно прекрасным и вели­ чественным. Потом мы узнаем, что дворцы этого города на самом деле бедные хижины, прилепившиеся к краю скалы, потому что надо экономить каждый клочок земли, пригодной для возделывания, и взобравшиеся наверх, потому что так врагам из соседних долин было труднее устроить набег на селение (рис. 1) .

3 октября. Ачану — долина Пича. Несколько местных слов, значение которых удалось узнать у местного малека (его зовут Хазратдин), показывают, что язык здесь явно родственный земиакинско-вайгальскому .

Спускаемся из Ачану в долину Пича. Где-то на пол дороге Джаббар-хан, ушедший шагов на тридцать вперед, оборачивается и делает мне какие-то знаки. Я останавливаюсь, роняю молоток и вижу, как на противоположном склоне ущелья, среди кустарника, удирает в гору большое стадо обезьян. Они совсем близко; двое детенышей, не пони­ мая, в чем дело, продолжают лежать на большом камне. Вскоре обезьяны скрываются в кустарниках, и о том, что они там, можно догадываться, только примечая, как раскачиваются кусты и деревца, на которые они забираются .

Немного выше устья Ачану есть мост. После него тропа идет по левому берегу Пича. Проходим по мосту. Мост деревянный, из тол­ стой доски, на искусно выложенных каменных быках. Когда доходишь до середины моста, он начинает раскачиваться, и, если посмотреть вниз, может закружиться голова .

Возле моста ждем малека. Дальше прекрасная земляная тропа, среди деревьев она похожа на дорожку в парке, затем становится хуже, идет вверх над скалой. Прыгаем с камня на камень, переходим по жердочкам. Джаббар-хан помогает — подает руку .

Издали Вама на склоне освещенной солнцем горы, так же как раныце Ачану, напоминает сказочный замок. Чем ближе подходим к Ваме, тем ее хуже видно: она высоко над долиной, с тропы-в поле зрения только скалы и кое-где маленькие клочки засеянной земли .

Еще один мост, такой же конструкции, как и мост в устье Ачану .

Мы опять переходим на правый берег и начинаем подниматься по тропе в Ваму. Тропа очень крутая, местами приходится карабкаться по почти вертикальной стене. По-видимому, даже для местных жителей, особенно когда они идут с грузом, этот подъем кажется утомительным, так как в двух местах на тропе устроены площадки для отдыха. На сваях, упертых в скалу, покоятся конструкции из грубо обтесанных досок — площадки с барьером-загородкой и скамейкой. Вид с каждой Рис. 1. Деревянная резьба на двери дома (сел. Ачану, Централь­ ный Нуристан). Фото А. Л. Грюнберга, октябрь 1963 г .

3* из них открывается прекрасный. Рядом с верхней из них — мазар 3 .

Это деревянный павильон, богато украшенный деревянной резьбой .

Одежда местных жителей. Мужчины — в широких штанах не­ много ниже колена, с кинжалами, в полосатых рубашках с засучен­ ными рукавами. Женщины — в юбках до колена, вышивка крестами;

ведут себя относительно свободно — резкий контраст по сравнению с сафи 4. Относительно много светловолосых с голубыми глазами .

На голенях у всех — мужчин и женщин — намотаны длинные полосы грубошерстной черной материи. Дома одним краем прилепились к скале, другим опираются на деревянные колонны-подпорки (рис. 2) .

Для домов выбраны, кажется, самые неудобные места. В гору ваминцы идут с длинными, больше человеческого роста, посохами — альпен­ штоками. На юбках у женщин вышита полоса, а спереди сделан раз­ рез, по-видимому, для того, чтобы юбка не стесняла движений .

4 октября. Вама. Рядом с домом, где мы остановились, — ваминская мечеть (рис. 3). Вероятно, раньше этот дом выполнял какое-то другое назначение, возможно тоже культовое, во всяком случае, не был только жилым домом. Внутри мы не были, снаружи видна галерея-айван, столбы и карниз украшены деревянной резьбой .

Внизу от нас и от мечети — источник, вода из которого течет до­ вольно лениво. Тут же сложенная из камней купальня. Пробуем сфотографировать одного из стариков, он категорически протестует .

Внутренность дома, в котором мы остановились: на стене висят два ружья, в центре помещения — очаг с таганом. Дом топится почерному (отверстие в крыше). Стоят плетеные стулики. Своеобразный музыкальный инструмент называется «ванз». У него четыре струны .

Играют на нем, перебирая струны палочкой снизу вверх и прикасаясь к струнам пальцами .

Принесли виноград, но сами не едят. Существует обычай не есть виноград, грецкие орехи и энаб 5 до определенного срока, причем «розговенье» сопровождается определенным ритуалом .

Мы находимся в доме малека Вамы, красивого черноволосого и усатого парня, очень приветливого. Он подвижен и энергичен .

В правом ухе — серьга. Говорит, что вверх и вниз из Ёамы жители этого селения ходят редко. По его словам, от Вамы до Дуаба — слияния Паруна и Кантивы — расстояние почти такое же, как от Гусалака до Вамы .

На женщинах в Ваме много серебряных украшений, серебряные браслеты. У некоторых белые рукава с вышивкой крестом. Кокет­ ливые, разноцветные кисточки на обмотках, встречаются обмотки и со сплошной бахромой .

5 октября. Встаем необычно рано — еще нет шести. Фотографи­ руемся с ваминским малеком и его братьями и отправляемся вниз .

В восемь часов мы уже внизу. Там задерживаемся на некоторое 3 М а з а р — мавзолей и место погребения, гробница, могила; священное место .

4 Имеются в виду женщины соседних с нуристанцами афганцев-сафи, при­ нявших мусульманскую религию задолго до исламизации нуристанцев .

5 Энаб, уннаб — (бот.) ююба, зизифус обыкновенный (Zizyphys) .

Рис. 2. Дома на скалах. Центральный Нуристан, сел. Вама .

Фото А. Л. Грюнберга, октябрь 1963 г .

время, чтобы сфотографировать переход через мост и чтобы навьючить осла, который начинает доставлять нам много неприятностей: прохо­ дить ему по тропе в отдельных местах так трудно, что приходится людям тащить его .

После утомительного перехода ночуем на крыше дома вайгальцев, одного из небольшой группы домов, расположенных у Дуаба, на склоне горы, среди леса .

6 октября. Встаем в половине шестого. Освобождаемся от лишнего груза. С нами идут в Кантиву — солдат, два носильщика, Джаббар .

Берем немного провизии: сахар, соль, сухое молоко, рис. В целом груз у нас очень легкий. В восемь выходим. У Дуаба расстаемся .

10.30. Дорога оказалась трудной: овринги, местами отвесные скалы .

14.30. Перешли мостик. Дорога постепенно становится лучше:

идет среди дубов и елей, утоптанная земляная тропа. Теснина с кас­ кадами, потом ущелье расширяется. Вода здесь тихая, вдоль берегов — белая галька и валуны. Дальше все чаще встречаются зеленые лужайки .

Встретились с двумя девушками, у них обычные здесь корзины кони­ ческой формы. Кажется, эти девушки занимаются заготовкой дров .

В устье большого ущелья к нам подходит человек и расспраши­ вает, кто мы и откуда идем. Отсюда видно, как на террасе на правом берегу вручную молотят цепами. Около четырех часов дня мы при­ ходим в Кантиву. Издали она очень похожа на крепость. Малек рассказывает нам про нуристанцев. Они говорят здесь на том же языке, что и жители Камдеша и части верховьев Алингара. Раньше, мол, все жили в Кантиве, а потом расселились. Жители Вайгала и Вамы — это совсем другие племена .

7 октября. Утром уходим: мы с Джаббаром — мыть шлихи, Степа — посмотреть, что делается в обломках. По дороге расспрашиваю Джаббар-хана о местных делах. Выясняется, что Кантива в давней вражде с Пушалем; местные люди боятся якобы, как бы это не отра­ зилось на нас. Солдат говорит, что местное население относится к афганцам-торговцам плохо, но что мы — другое дело, мы ведь не част­ ные лица .

Встреча с крестьянами. Джаббар объясняет им нашу благородную миссию, но они реагируют более чем сдержанно .

На той стороне реки виднеется дом-крепость. Принадлежит это строение генералу Гарзаю, начальнику строительства Джалалабадского канала .

Когда приходим с Джаббар-ханом с работы, начинаем заниматься языком. В комнатушке неуютно, холодно.. .

8 октября. Наутро уходим. Прощаемся кисло, без обычного в этих случаях фотографирования. Будем идти до Мума, а там перевалим в долину Паруна дорогой по чудесному хвойному лесу. Наконец Мум. Несколько домиков среди лужков и полей на склоне. Вокруг лесистые горы. Кантива где-то далеко внизу. Здесь нас встречают немного лучше (если не считать того, что в самом начале нас выго­ няют с места, где мы расположились отдохнуть, так как рядом рабо­ тают женщины). Мужчины заняты молотьбой .

Рис. 3. Мечеть в селе Вама (Центральный Нуристан) Фото А. Л. Грюнберга, октябрь 1963 г .

Нам ставят чарпаи, и мы спим часа полтора под открытым небом .

Потом вводят в дом, туда же приносят чарпаи. Темнеет. Горит почерному костер. Дым ест глаза. Длинный вечер. Едим и ложимся спать .

9 октября. Прощаемся с хозяином и на перевал — он отсюда хо­ рошо виден. Доходим до перевала часа за два. Вокруг горы и горы .

По пути на перевал встречаем троих людей. Они тоже идут в Парун .

Сами они из Камдеша, один из них — духовное лицо. Начинаются задушевные разговоры. Они устраивают мне экзамен на ученость .

Задают вопросы: как движется солнце, есть ли в «искусственных звездах» (спутниках, которые они видят на небе) человек? Может ли зародыш человека развиваться в искусственных условиях? «А ку­ риный может?» По-видимому, тот, кто пограмотнее, наслушался Кабульского радио .

В свою очередь, я устраиваю им экзамен по арабскому языку .

Отстают. На перевале догоняют снова. Тут уже начинаются разго­ воры о боге, о том, что вся премудрость заключена в Коране. До­ пускаются только медицина и естественные науки, все прочие — от лукавого. Духовное лицо ругает культ предков-пиров, жертвопри­ ношения и т. п. Ругает Кантиву за неверие.

Экзамен продолжается:

«Где Китай, какое политическое устройство в Советском Союзе?»

Наконец вопрос: «Ты разве не материалист?» Даю уклончивый ответ .

Беседа наша длится часа два. Потом камдешцы уходят .

Наш дальнейший путь опять лежит по хвойному лесу. Дорога идет поперек склона.

Спускаемся в благодатную долину Паруна:

поля, рощи ореховых деревьев. Первые домики, первые люди. Кон­ траст с Кантивой. Очень приветливые и приятные .

Проходим последнее ущелье перед селением Пашки. Поля, засеянные обычным и итальянским просом. На склоне видна деревня с башнями (рис. 4). Вдруг за поворотом видим много людей. Это нас вышли встречать наш начальник, три малека и шейх Лал-Мухаммад, наш давний знакомый (с неделю назад он вернулся из Мунджана, из-за хребта). Трогательная встреча. В селении для нас.режут барана .

Разговоры, теплые слова .

Рассказывают, в частности, про немца, который два месяца прожил в Пашки, месяц в Цацуме. Он был молод, приехал бритым, уехал с бородой. Это было лет пять-шесть назад. Речь, как выясни­ лось впоследствии, шла о Будруссе, западногерманском лингвисте, изучавшем язык прасунских кафиров, находясь в составе западногерманской экспедиции 6 .

10 октября. Часа в три отправляемся вверх, в следующий киш­ лак — Цацум. Уже начинает темнеть, когда подходим к Цацуму .

Наш приход вызывает огромный интерес у местного населения. Мы ни на минуту не остаемся одни. Все время у дверей толпятся какие-то люди, входят, выходят. Даже женщины иногда заглядывают в дверь .

Вечером, когда нам очень хочется спать — мы устали, — пашкинГеорг Будрусс собирал лингвистические материалы в долине Паруна вес ной 1956 г. [6, с. 33, примеч. 4] .

Рис. 4. Селение Пашки (Пашкигром) в Центральном Нуристане (долина Парун) .

Фото А. Л. Грюнберга, октябрь 1963 г .

ский малек (появившийся в селении Цацум ко времени нашего при­ бытия туда) достает бубен, грубо сделанный, неправильной круглой формы, и начинает петь под его аккомпанемент какую-то песню. Ме­ лодия очень проста — все время повторяется одна музыкальная фраза, но поет он хорошо, и постепенно мы начинаем проникаться настрое­ нием. Потом он поет еще одну песню под тот же аккомпанемент и, кончив, говорит, что она очень старинная .

Я спрашиваю, нет ли у них своих танцев. «Сколько угодно», — отвечает он. Опять начинает петь, и молодой парень, сидевший до сих пор рядом и подпевавший ему, встает и начинает танцевать .

Немного похоже на кавказские танцы вроде лезгинки, но только немного. Наклоняется, ходит на прямых ногах и иногда шипит «с-с-с-с» сквозь зубы. Глаза полузакрыты. Чувствуется, что для него это высшее наслаждение. Ответный танец исполняет солдат-узбек .

Народу все прибывает. Потом появляются два парня с дудочками .

Песню поют несколько человек, аккомпанемент — дудочки и бубен .

Затем лихой групповой танец. Лампы убираем в сторону .

Шейх, вошедший после первого танца, спрашивает, не пора ли кончать. Но нам уже не хочется, чтобы это кончилось. Очень все это необычно и интересно. Красивая песня с подголосками. Еще групповой танец. Потом малек поет песню. Это, как он говорит, старинная легенда. Между Вайгалом и Паруном была война. Парунский князь — у него было очень много коров и овец — отправился с сыном в Чатрас. Он привез оттуда, с летовья, много масла, а сын остался на перевале. И вот приходит весть, что сына убили вайгальцы .

Отец собирается отомстить им. Но мать уговаривает его не идти: все равно сына уже не воскресить, зачем же лишняя кровь .

«Это очень длинная легенда», — говорит малек. Степа спрашивает, есть ли у них новые песни. «Есть», — отвечает малек и поет длинную песню, содержания которой мы, конечно, не понимаем, но различаем упоминания таких слов, как «мутар» (автомобиль) и «маадан» (рудник) .

В одиннадцать часов все расходятся .

11 октября. Утром холодная, унылая погода. Иней, на горах снег. Сидим в своей каморке. Записываю парунские слова, при этом присутствуют малек Цацума, малек Киштаки и еще какой-то серо­ глазый мужик. Потом уединяюсь с Джаббар-ханом, и занимаемся с ним глангальским. К вечеру разводят огонь. Разговор о Заман-хане, живущем в Иштави, влиятельном человеке, о котором внизу расска­ зывают чуть ли не как о властителе Паруна .

12 октября. Утром выходим из Цацума. Наш план таков: к две­ надцати часам нам предстоит быть в селении Киштаки — туда нас накануне звали в гости, и там должны приготовить какой-то обед .

Мы предполагаем пообедать и двинуться в следующее селение — Дева, где мы будем ночевать две ночи .

В Киштаки приходим в половине первого. Дастархан расстелен прямо на земле, неподалеку от селения. По-видимому, здесь тради­ ционное место трапез. Об этом можно судить по огромному количеству высохших обгрызанных костей, валяющихся вокруг.

Подают еду:

картошку, разваренную до пюре и залитую сверху толстым слоем растопленного масла, и к у р у т7, тоже залитый сверху маслом. Нам этого масла хватило бы на неделю, чтобы жарить картошку. Едим, пьем чай, фотографируемся и уходим .

По дороге наблюдаем такую сцену: наш солдат вымогает у какогото крестьянина его шерстяную куртку. В ответ на наши упреки — «нехорошо, мол» — говорит, что обычай таков, что парунцы обязаны «что-нибудь давать» пришлым (!). 4 К селению Дева подходим часа в четыре. Так же как и Киштаки, это селение находится на сравнительно ровном, плоском месте, у подножия горы. Встречает нас много народу. Все они одеты одина­ ково: штаны из грубой домотканой шерсти, внизу сложенные и пере­ вязанные тесьмой, и такие же куртки. Все это грязно-серого цвета .

На головах нечто вроде беретов, такие же, как внизу, у афганцев .

Тип лица у местных жителей иной, чем у светловолосых и кареглазых ваминцев и у чернявых, сплошь бородатых кантивайцев. У здешних волосы по преимуществу темные, а глаза голубые или серые. Много носов «картошкой». На ногах нечто вроде лаптей, грубо сшитых из плохо выделанной кожи. Многие босиком. Народ в Паруне, как выразился один из наших афганцев, особенный. Люди простодушные, любопытствующие и, по-видимому, добрые .

7 Курут, к р у т —*сушеный сыр в виде шариков .

В нашей комнатке обмазанные глиной стены, потолок; видны боль­ шие балки, поперек елочкой уложены брусочки. Низкая дверь .

Посредине в крыше — квадратное отверстие вместо дымовой трубы .

Когда его нужно закрыть, задвигают сверху плоскими камнями .

Деревянная полка. В углу на полу разводят огонь. Треугольный таган. На полу разбросано сено, поверх положена полосатая кошма .

Стены и потолок еще не очень закопчены, так как дом построен не­ давно, но скоро они почернеют и уже навсегда останутся черными, как это мы видели в Муме, Пашки, Цацуме .

Радио вызывает у жителей деревни Дева невероятный интерес .

Нас это радует, потому что мы остаемся одни, приемник уносят в комнату напротив .

14 октября. С утра прошли до Парунца, маленькой деревушки на ровном месте, у впадения большого притока. По-парунски приток называется Тпеш, по-кантивайски — Пажул. В деревушке ветхие хибарки .

Степа вернулся очень поздно, в полную темень. Он прошел около 17 километров вверх. Шейх его бросил по дороге — за Степой ему не угнаться — и остался дожидаться его внизу. Степа рассказывает, как в сумерках на какой-то летовке двое, обеспокоенные появлением человека в таком месте, целились в него из луков. Я очень осторожно пытаюсь сделать Степе выговор. Кажется, он и сам понимает, что увлекся .

15 октября. Идем в направлении Иштави — последнего селения в долине прасунских нуристанцев. Подходим к нему часам к трем .

На расстоянии селение выглядит очень живописно: над селом воз­ вышается башня, вдали заснеженные горы — водораздельный хре­ бет. Но вблизи — все те же жалкие хибарки .

Вот и дом Заман-хана, но его сейчас нет, он ушел вверх по делам .

Сгибаясь, вхожу в низкую дверь. Помещение без окон, с маленьким отверстием в стене. Двери, собственно говоря, тоже нет, есть только проем. На полу разбросана солома, поверх постланы две кошмы .

Здесь мы будем спать .

Вечер проходит в слушании приемника. Слушаем, как всегда, не мы. Вокруг собрались афганцы и ловят Кабул, а в дверях все забито парунцами: здесь, как и всюду в Паруне, приемник — боль­ шое чудо .

16 октября. Идем к левому притоку брать шлихи .

17 октября. Поход к истокам, до слияния двух речек, образующих Парун .

19 октября. Последний день в Иштави. Приходит Заман-хан .

Нуристанцы, по его словам, делятся на четыре группы: парунская, вайгальская, ваминская, камдешско-кантивайско-пушальская. Сох­ ранились старики кафиры, не принявшие мусульманство. У одного из жителей Паруна нашли идола, хотели этого идола разломать, однако владелец не позволил. Тогда прислали солдата и забрали идола. В Паруне до распространения ислама был якобы золотой идол. У вайгальцев прежние религиозные верования отличались от других кафирских. Вайгальцы якобы верили в единого бога, у кото­ рого, как они полагали, было четыре «помощника» — двое мужчин и две женщины .

20 октября. Утром выходим из Иштави. В Деве мы должны оста­ новиться. Часть дороги иду один. Хорошо идти одному. Дорожка ровная, рядом речка, деревья с желтыми листьями, впереди вдали заснеженные горы. Очень красиво: нежно-голубое небо, белые горы и огненно-оранжевые листья .

Прохожу Парунц. Весь караван здесь. Насколько могу понять, разговоры идут о найме новых носильщиков. Наши «штатные» но­ сильщики устроились очень неплохо: сами не несут, а заставляют от деревни до деревни носить парунцев — кажется, бесплатно, в по­ рядке «добровольной» повинности .

До селения Дева идем с Абдулматином и там ждем Шваркова .

Дальше идем вместе с Шварковым. Ночуем в селении Пашки .

21 октября. Дорога идет по живописнейшему ущелью — здесь мы еще не были. Чудесный лес, огромные деревья, скалы, река пет­ ляет и шумит внизу. Временами овринги .

В шестом часу приходим в Чатрас. Останавливаемся в пустом доме. Дымно, жарко, громко играет наш приемник .

22 октября. Дорога на перевал. Кажется, что он близко, но на са­ мом деле это совсем не так. Первым на перевал приходит Шварков, потом, минут через десять, мы с шейхом. Постепенно подтягиваются остальные. Виден Вайгал — лесистые горы, скалистые вершины .

Фотографирую .

Спуск в лесу. К пяти часам приходим в селение. Беленые дома .

Селение большое, состоит из трех частей. По сравнению с Паруном выглядит очень богато. В первых двух домах масса народу. Мы ре­ шаем, что это по случаю нашего прихода. Но потом выясняется, что здесь справляют нуристанский осенний праздник. По случаю празд­ нества зарезали четырех быков и двадцать овец .

28 октября. После нескольких дней, проведенных в вайгальских селениях, начинаем стремительный марш вниз по долине Вайгала .

Тропа неважная, чтобы не сказать больше. То овринги, то наклонные скользкие плиты над обрывом, то бревнышки над бездной, то отвес­ ные скалы. В низовьях — мост, т. е. бревнышко над кипящей рекой .

Переходим по нему в Вант, на левый берег. Последнее собственно вайгальское селение. Ночуем в селении Вант, расположенном не­ сколько в стороне от долины. До этого, во время спуска по долине Вайгала, не видели ни одного селения. Говорят, что селения здесь находятся где-то в боковых ущельях и расположены на большой высоте. К ним ведут трудные тропы вроде той, что была в Ваме или Ачану .

29 октября. Из Ванта проследовали в Манугей, в устье Вайгала .

Здесь после отдыха в доме хакима (встречает он нас прекрасно) са­ димся в машину и отправляемся вниз, через Чагасарай, в Дараи-Нур .

Прибываем туда поздно вечером. Сердечная встреча. Весь ноябрь будем в Дараи-Нуре .

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. В а в и л о в Н. И. и Б у к и н и ч Д. Д. Земледельческий Афганистан .

Л., 1929 .

2. Восточная комиссия Географического общества СССР в 1965—1972 гг. — «Страны и народы Востока». Вып. 15. Африка и Азия. М., 1973, с. 5—17 .

3. Г р ю н б е р г А. Л. Нуристан. Этнографические и лингвистические за­ метки. — «Страны и народы Востока». Вып. 10. Средняя и Центральная Азия. География, этнография, история. М., 1971, с. 264—287 .

4. Г р ю н б е р г А. Л. Опыт лингвистической карты Нуристана. — Там же, с. 2 8 8 -2 8 9 .

5. Г р ю н б е р г А. Л. Языки Восточного Гиндукуша. Мунджанский язык .

^Тексты. Словарь. Грамматический очерк. Л., 1972 .

6. E d e l b e r g L. Some Paruni Myths and Hymns. — «Acta Orientalia ediderunt societates orientales Danica, Norvegica, Svecica». Vol. 34. Havniae, 1972, c. 31_94 .

7. R o b e r t s o n G. S. The Kafirs of the Hindu-Kush. L., 1896 .





Похожие работы:

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Целями освоения дисциплины "История литературы стран первого иностранного языка" являются:изучение основных этапов и тенденций развития немецкоязычной литературы как исторически законо...»

«Негосударственное частное учреждение – образовательная организация высшего образования "МИССИОНЕРСКИЙ ИНСТИТУТ" теологический факультет кафедра теологии ОСНОВЫ МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Программа дисциплины Екатеринбург Одобрено на заседании кафедры теологии от 17 ноября 2015 года, протокол № 9 (41) И.о. зав. кафедро...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ПРОГРАММА-МИНИМУМ кандидатского экзамена по специальности 24.00.01 – "Теория и история культуры" по философским наукам Программа-минимум содержит 22 стр. Введение Настоя...»

«ОСНОВНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ БАКАЛАВРА по направлению 38.03.02 Менеджмент Направленность (профиль): Менеджмент в образовании Б. 1.1.1 Модуль Историко-философский. История Приложение 1 Типовые задания для проведения процедур оценивания результатов освоения...»

«2 Содержание Введение..4 1. Пояснительная записка..5 2. Учебный план..13 3. Учебно тематический пан 1 года обучения.15 4. Содержание программного материала 1 года обучения.16 5 . Учебно тематический 2 года обуче...»

«Анандаева Цындыма Цымпиловна ПОДВИЖНИЧЕСКАЯ И МИРОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПАНДИТА-ХАМБО-ЛАМ РОССИИ Деятельность пандита-хамбо-лам в России, определявшаяся принятой ими программой, во многом зависела от веро...»

«Лекции АВТОМОБИЛИ (Конструкция) Каф. АИАХ А.Н.Моисеев; А.Л.Гусев; Р.Д.Закиров 15.02.2010 Оглавление ВВЕДЕНИЕ ТЕМА 1 История развития автомобилей ТЕМА 2 Назначение, классификация и общая комп...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.